В нашей книге мы прикоснулись к заветному, священному для русского человека понятию – русскому духу. Прикоснулись необычно, обратившись к достижениям ученых: геофизиков, историков, антропологов и мифологов и др., то есть с рациональных позиций. В результате некоторые сакральные образы русской народной традиции обрели реальное содержание, открыв тайну своего происхождения. Мы доказали древность имени «Русь», связав его с названием древнего государства на территории Палестины и Сирии. Создали это государство выходцы с Русской равнины, где и находилось основное «ядро» русов. В первой половине II тыс. до н. э. в их среде оформляется сюжетный «каркас» русских волшебных сказок. Существование волшебных сказок – важнейшее доказательство древности русского народа. На этапе формирования Киевской Руси (V–IX вв.) доминировала уже другая разновидность эпоса – былины, и мы открываем в их общей массе связанный цикл, называя его «Русская «Илиада». Русский дух – категория языческая, сформировавшаяся на почве древнерусской мифологии, и мы, анализируя известные исторические источники, даем ее оригинальную периодизацию. Обосновывая прозрения Достоевского о всемирном предназначении русского человека и обозревая метафизические исследования русских космистов, мы показываем встроенность понятия «русский дух» в духовную жизнь русского человека и в христианскую эпоху.

Повторимся, наш подход опирался только на логику и содержательные разъяснения. Но дух – сущность идеальная, и другой способ его постижения – это путь мистических озарений и интуитивных проникновений. Такого рода мыслителей у нас много, и это тоже наша национальная особенность. Думать о России – счастье. Одним из наиболее ярких современных русских мыслителей был недавно ушедший из жизни писатель Юрий Мамлеев. Он мистически попытался прозреть призрачные образы Святой Руси, которую он называет Россия Вечная и определяет как безграничную в пространстве и беспредельную во времени метафизическую категорию. Русская душа, по Мамлееву, микрокосм России Вечной, ее отражение на человеческом уровне. Исходя из такой «схемы», он конструктивно выстраивает различные уровни познания России Вечной, предполагая, что Она выступает в качестве посредника между Абсолютом (Богом) и Запредельной Бездной. Не вдаваясь в подробности его рассуждений, подчеркнем, что сами переживания «бездонного и бесконечного бытия» отчизны, Родины писатель называет «превосходящей, еле переносимой радостью России и радостью быть русским».

Схожую задачу решал полувеком ранее Мамлеева поэт Даниил Андреев. Духовидец и мистик, он, стараясь предугадать небесный образ России, оформил свои видения в виде поэтического ансамбля из стихов и поэм, назвав его «Русские боги». Та непостижимая реальность, которую бессознательно ощущает каждый русский человек (Святая Русь), представляется им как мир русских богов. И это не только мир православной теологии. В поэме «Ленинградский апокалипсис» поэт пишет:

Нет, не Творца Триипостасного Я именую этим словом Теперь, вот здесь, когда громовым Раскатом град наш потрясён; Тебя! Нас слышащего! страстного, Живого Ангела Народа, Творца страны – с минут восхода И до конца её времён.

Кто же этот «творец», охраняющий наш народ во время испытаний? По предчувствию Даниила Андреева, это не христианский триединый бог, это не бог, принесённый традицией с Ближнего Востока, это «Ангел Народа». Какого народа? Однозначно русского! В небесном Кремле Руси правит русский бог. Андреев называет его Яросветом – Яром, несущим свет. Яр, или Ярила (современная транскрипция) – древнейший верховный бог русского народа. В какой-то момент его стали называть Родом, но это просто другое имя бога-прародителя, «правителя» Святой Руси.

Как это ни покажется удивительным и странным, Николай Васильевич Гоголь считал главной книгой своей жизни «Выбранные места из переписки с друзьями», а не бессмертные «Мертвые души». Другой русский гений, Дмитрий Иванович Менделеев, называл главным делом жизни не периодический закон химических элементов, а книгу «К познанию России». Свои прозрения будущей России, мысли о Родине они ставили выше своих профессиональных достижений. И невольно осознаешь, что возможность прикосновения к тайнам русской души, Святой Руси есть счастье русского человека, счастье быть русским.