Всемирный следопыт, 1930 № 07

Алтайский К.

Романовский А.

Бек Тагеев Б. Рустам

Зотов В.

Всемирный следопыт — советский журнал путешествий, приключений и научной фантастики, издававшийся с 1925 по 1931 годы. Журнал публиковал приключенческие и научно-фантастические произведения, а также очерки о путешествиях.

Журнал был создан по инициативе его первого главного редактора В. А. Попова и зарегистрирован в марте 1925 года. В 1932 году журнал был закрыт.

Орфография оригинала максимально сохранена, за исключением явных опечаток —

mefysto

С 1927 по 1930 годы нумерация страниц — общая на все номера года. В № 7 номера страниц с 481 по 560

 

*

Главлит № А— 71586

Тираж 130.000 экз.

Типография газ. «ПРАВДА», Москва, Тверская, 48.

 

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка худ. А. Шпир. — Раз’яренное небо. Рассказ К. Алтайского. — Полынные орлята. — С попутным ветром. Рассказ-монтаж А. Романовского. — Пятый континент. Очерк Б. Рустам Бек Тагеева. — Мухи цеце. Очерк Е. Б. — Лук — новый вид спорта. Очерк В. Зотова. — Из великой книги природы. — Очаги социалистического строительства СССР. — Цветная металлургия. — Об’явления.

 

ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ПОДПИСЧИКАМ

ИЗДАТЕЛЬСТВА «ЗЕМЛЯ И ФАБРИКА»

О ЖУРНАЛАХ «ВСЕМИРНЫЙ СЛЕДОПЫТ» И «ВОКРУГ СВЕТА»

Для ускорения ответа на Ваше письмо в Издательство «Земля и Фабрика» каждый вопрос (о высылке журналов, о книгах и по редакционным делам) пишите на отдельном листке. О перемене адреса извещайте контору заблаговременно. В случае невозможности этого, перед отъездом сообщите о перемене места жительства в свое почтовое отделение и одновременно напишите в контору журнала, указав подробно свой прежний и новый адреса и приложив к письму на 20 коп. почтовых марок (за перемену адреса).

-------

1. Так как журналы Изд-ва экспедируются помимо самого Изд-ва еще и другими организациями, принимающими подписку, подписчикам в случае неполучения тех или иных номеров следует обращаться в Изд-во лишь в том случае, если они подписались непосредственно в Изд-ве или в его отделениях. Эти подписчики получают издания в бандероли с наклейкой личного адреса.

Подписчики, получающие издания без адресных ярлыков, получают издания не от Издательства непосредственно, и Изд-ву они не известны. Этим подписчикам при неполучении изданий следует обращаться по месту сдачи подписки.

2. О неполучении отдельных номеров необходимо сообщить немедленно (не позднее получения следующего номера), в противном случае Изд-во высылать издания по жалобе не сможет.

3. При высылке денег следует точно указать: на какой журнал посланы деньги, по какому абонементу, на какой срок, а при подписке в рассрочку указывать: «Доплата».

4. При всех обращениях в Издательство, как-то: при высылке доплаты. о неполучении отдельных номеров, перемене адреса и т. п. прилагать адресный ярлык, по которому получается журнал.

ПРИЕМ В РЕДАКЦИИ:

понедельник, среда, пятница — с 2 ч. до 5 ч.

Непринятые рукописи, как правило, редакцией не возвращаются; просьба к авторам оставлять у себя копии. Рукописи должны быть четко переписаны, по возможности на пишущей машинке. Вступать в переписку по поводу отклоненных рукописей редакция не имеет возможности.

-------

БЕРЕГИТЕ СВОЕ и ЧУЖОЕ ВРЕМЯ! Все письма в контору пишите возможно более кратко и ясно, избегая ненужных подробностей. Это значительно облегчит работу конторы и ускорит рассмотрение заявлений, жалоб и т. д.

АДРЕС

«ВСЕМИРНОГО СЛЕДОПЫТА»

Редакции

|| Москва, Центр, Никольская, 10. Тел.64-87

Конторы

|| Москва, Центр, Никольская. 10.Тел.47–09, 2-24-63

ТАРИФ ОБ’ЯВЛЕНИЙ В ЖУРНАЛЕ:

1 страница — 400 руб.,

1 строка—1 руб. 50 коп.

 

XVI СЪЕЗД ПАРТИИ ЛЕНИНА

На фотографиях: Вверху слева — президиум с’езда. Слева направо тт. 1. Молотов, 2. Орджоникидзе. 3. Ворошилов. 4. Сталин. 5. Калинин.

В круге — первый трактор сталинградского тракторного завода, выпущенный к XVI с’езду партии. Трактор на улицах Москвы по пути в Кремль.

В центре — генеральный секретарь ВКГИб): И. В. Сталин у здания Большого театра, где происходят заседания с’езда.

Справа внизу — один из тысяч подарков с’езду от заводов и фабрик СССР — досрочно выпущенный паровоз.

 

ЧТО МЫ ИМЕЛИ К XVI СЪЕЗДУ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

Со времени XV с’езда прошло 2½ года. Период времени, кажется, не очень большой. А между тем за это время произошли серьезнейшие изменения в жизни народов и государств. Если охарактеризовать в двух словах истекший период, его можно было бы назвать периодом переломным. Он был переломным не только для нас, для СССР, но и для капиталистических стран всего мира.

--------------

В противоположность капиталистическим странам, где царят теперь экономический кризис и растущая безработица, внутреннее положение нашей страны представляет картину растущего под’ема народного хозяйства и прогрессивного сокращения безработицы. Выросла и ускорила темпы своего развития крупная промышленность. Окрепла тяжелая промышленность. Социалистический сектор промышленности продвинулся далеко вперед. Выросла новая сила в сельском хозяйстве — совхозы и колхозы. Если года два назад мы имели кризис зернового производства и опирались в своей хлебозаготовительной работе главным образом на индивидуальное хозяйство, то теперь центр тяжести переместился на колхозы и совхозы, а зерновой кризис можно считать в основном разрешенным. Основные массы крестьянства окончательно повернули в сторону колхозов. Сопротивление кулачества отбито. Внутреннее положение СССР еще более упрочилось.

Такова общая картина внутреннего положения СССР в данный момент.

 

РАЗ’ЯРЕННОЕ НЕБО

Рассказ К. Алтайского

Рисунки худ. А. Пржецлавского

Никто не идет мимо виноградника.

Моря отсюда не видно. Небо, солнце, сожженные травы, смуглые от жары кусты шашлы, изабеллы, муската. Даже ящериц нет — юрких, черноглазых, нарядных. Что там ящерицы! Кобчики не решаются лететь за сколопендрами в этот оранжевый пламенный зной: они сидят неподвижно и немигающе смотрят на желтую траву и бурые раскаленные камни.

Одно солнце огромным злобным пауком медленно ползает по небу. От солнца, как паутины, — лучи, тонкие, убийственные. Можно было бы подумать, что мир вымер от зноя, если бы не орлы.

Четыре орла плывут в синем бескрайнем небе. Им, должно быть, не жарко. Они на такой высоте, где снег не может таять.

Василь Иванчиков следит за полетом орлов. Они кажутся отсюда маленькими, как зяблики. Они плывут бесстрашно, словно самолеты.

Почему никто не идет мимо виноградника? Василю хочется поговорить.

Наконец, Василь дождался. Напудренный красной пылью показался человек в черной барашковой шапке.

— Эгей! — кричит Василь. — Откуда? Из Отуз?

— Из Отуз, — вяло отзывается прохожий.

— В Коктебель?

— В Коктебель.

— А ну, иди отдохни…

Отузец перелезает низенькую каменную ограду виноградника и садится по-крымски на корточки против Василя. Прохожий — Мохамет — татарин. Василь— болгарин.

На берегу теплого ласкового Черного моря — два селения. Отузы — татарское, Коктебель — болгарское. Между ними— гордый дикий потухший вулкан Карадаг.

Мохамет молодой — не помнит, а Василю крепка врезались в память бои между отузцами и коктебельцами. Теперь годы, море, солнце и горы сгладили вражду. Граница между татарскими и болгарскими землями проведена. Терн растет на границе. Люди обеих деревушек могут спокойно разговаривать.

— Я думаю про внука, — говорит Василь. — Один раз думаю, другой раз думаю и еще один раз думаю. В кого уродился такой бандит?

Мохамет смотрит насмешливо. У него красивые черные влажные глаза, смуглый румянец и темные, как вишни, губы.

— На меня он не похож, — продолжает Василь. — На отца своего еще раз не похож. Он похож на бандита с гор.

Мохамет скалит белые, как пена, зубы. Улыбка у него ослепительная.

— Почему бандит? Он кого-нибудь грабил?

Василю впору обидеться. Он смотрит та Мохамета с презрением.

— И еще раз тебе говорю: Иванчиковы никогда не грабили. Они не отузцы…

Мохамет пропускает намек мимо ушей: жарко и без спора!

— Мой внук Христя, — продолжает старик-болгарин, — испорчен. Бывает — выворотят рубашку. Вот так выворотили у меня внука.

— Кто выворотил? — любопытствует отузец.

Болгарин кивает на север.

— Каждый год приезжают люди с летательными машинами. Орлов хотят пе-решать. Хитрый народ! Только до орлов им не добраться. Бог не допустит. Летать — немного летают, а как? Один раз как куры и еще раз как куры…

— Я видел, — оказал злорадно Мохамет, — на автобусе везли в больницу одного. У него было тут переломлено, — татарин показал на ключицу. — Говорят, он умер в больнице.

— Три года ходил Христя смотреть на летающих людей, а теперь Христя— не Христя. Теперь его подменили летающие люда.

— Он тоже лететь хочет? — выразил догадку Мохамет.

— Да. Он строит летательную машину и хочет лететь на небо.

Старик сидит неподвижно. Он сед. Он важен. Он похож немного на пророка, как их рисуют для наивных людей.

Мохамет, отдохнув, уходит. Старик остается со своими мыслями. «Они чужие, — думает старик. — У них нет бога. Но как Христя посмеет осквернить небо?»

* * *

В болгарских хатах — глиняные полы. В болгарских хатах пахнет овечьей кислой шерстью и кислым виноградным вином. Болгары называют свое вино разными именами: кагор, мускат, козское, барзак.

Имена разные, а вкус один — кислый, терпкий, с запахам подвала. Настоящие вина из Судака, Коз и Феодосии в Коктебеле можно достать только в подвале грека Синопли. Подвал — на винограднике. Виноградник у подножия Карадага.

Виноградник Василя Иванчиюова далеко от виноградника Синопли, но Христя предпочитает прохладу греческого подвала.

О, месяц, казачье солнце, ты ходишь дозором по виноградникам! Ты видишь, как крадется к гроздьям шашлы и изабеллы остромордая лисица, пузатый увалень-барсук, как прилетает с гор черный ворон! Ты видишь, как летчики с крылатыми значками на рукавах ходят в погреб грека Синопли пробовать барзачок! Ты видишь и то, как горят черные глаза болгарского юноши Христа, когда он слушает завлекательные разговоры летчиков!

Когда начались близ Коктебеля планерные состязания), Христя был постоянным их гостем. Он с жадным дикарским любопытством смотрел на красивый моноплан с толстым треугольным крылом. Этот моноплан был сделан Тихонравовым и назывался «Арап». Христя не мог насмотреться на узкокрылый биплан «Стриж», дело рук Пышнова. С нескрываемой завистью разглядывал он «Коршуна», двухместный биплан, построенный малоопытными руками членов Голицынского планерного кружка. «Коршун» походил на настоящий аэроплан: такой солидный, легкокрылый, стремительный на вид. Христя отдавал должное балансирному планеру «Макаке», который привез сюда Анющенко. «Макака» был громоздок, но легок необычайно, настоящий покоритель воздуха.