Раз глухой ночной порою, Уж когда склоняться начал Арктос [1]   на руки Боота [2] И все смертные уснули, Побежденные дремотой, Тут Эрот, ко мне явившись, Стал в мои стучаться двери. "Кто стучится? - говорю я, Кто мой мирный сон тревожит?" А Эрот в ответ: "Открой мне, Я ребенок, ты не бойся, Весь насквозь промок, безлунной Заблудившись этой ночью". Пожалел я, слыша это, Тотчас лампу зажигаю, Открываю и ребенка Вижу с луком за плечами, С крылышками и колчаном. К очагу его сажаю Грею мокрые ручонки И с кудрей его головки Выжимаю капли влаги. Он же, еле отогревшись, Говорит: "Дай испытаю Этот лук, не ослабела ль Тетива моя случайно". Натянул и, словно жалом, В грудь меня он поражает. И запрыгал он, ликуя: "Друг мой! Радуйся со мною! Невредим мой лук остался, Ты же будешь сердцем болен".

Перевод А.В. Артюшкова