Совет шел уже в течении часа. На нем присутствовали командиры и сенсы всех стронговских отрядов, находившихся в данный момент на базе. Члены штаба в очередной раз решали как лучше всего будет доставить жизненно важный груз и при этом не потерять слишком много людей.

Времени на опасную операцию как всегда будет в обрез. Нужно успеть за одну ночь вывести из строя механизированные бригады внешников и провести колонну до наступления утра, когда в небе снова появятся дроны. Вмешательство дронов уже не оставило бы базе стронгов ни единого шанса на успех. Колонна рейдеров могла двигаться по внешке только ночью и с обязательной предварительной разведкой. Близко к чёрным кластерам дроны обычно не летали. Они могли ни с того ни с сего упасть и в десяти километрах от опасных кластеров. Но в экстренных случаях внешники рисковали.

Смертник в процессе обсуждения узнал что существует коридор, прокопанный глубоко под позициями внешников в глубь охраняемого «овала», состоящего из противопехотных и противотанковых мин. Однако докопаться до противоположного конца «овала» и выйти подземным тоннелем подальше за пределы зоны контролируемой внешниками опять не смогли. На это не хватило времени. Стронги в основном воевали, а не копали. Перезагрузка кластера примыкавшего к стронговскому стабу и произошла всего-то лишь месяц назад. Следующая ожидалась через две недели.

Смертник послушал эту дискуссию, попытался разобраться с нанесенным на карте ярким рисунком напоминающим вытянутого ежа, но так ничего и не понял. Ум его зудел, жужжал и гудел. Сосредоточиться было трудно. Очень хотелось кого-нибудь или что-нибудь проклясть. Но он этого не делал, даже старался об этом не думать находясь под регулярными неодобрительными взглядами Компаса, Телескопа и Багиры. Они понимали что происходило у Смертника в душе, но ничем помочь не могли.

Помимо проблемы подкопов параллельно шло еще несколько обсуждений. Смертник услышал много чего про ночные атаки стронгов на технику внешников из кустов с фугасами в руках разрывающими гусеницы танков и колеса БТРов. Узнал проклятый и о частой смене стоянок внешниками, которые очень боялись подкопов.

Оказалось, что постоянно они находятся только в одном большом бункере на севере «овала» и в восьми малых на границе непосредственно за минами. Линия фронта между чёрными кластерами растянулась на шесть километров.

Конечно при помощи подкопа можно было легко оказаться у внешников в тылу. Однако это проблему еще не решало. При выходе иммунных солдатов на поверхность в любом месте «овала» и их обнаружении — весь квадрат тут же накрывался артиллерийским и минометным огнем. По всей территории «овала» в траве постоянно сидели несколько десятков наблюдателей с тепловизорами. Сверху на бункерах находились камеры работающие в инфракрасном режиме.

Всего на территории овала хозяйничали подразделения армии Евросоюза и Североамериканцев общей численностью до восьмисот человек и располагавшими большим количеством танков. Им были приданы также БТРы, БМП и не мало орудий. Сразу после перезагрузки кластера, прилегающего с запада непосредственно к стабильному кластеру стронгов, внешниками производилось минирование периметра будущей территории овала. Ударными темпами из железобетонных плит возводились бункеры и расчищались от кустов места стоянки для бронетехники.

Вскрытие обороны внешников потом всегда обходилось для армии базы очень дорого. Даже в случае успешного наступления стронгов, внешники в бункерах старались помешать проходу колонны с продовольствием и боеприпасами ведя пулеметный и автоматный огонь. А в случае неудачной для иммунных атаки, внешники торопились собрать тела убитых, получая хорошую прибыль.

Проводить же иммунным бойцам обоз приходилось как правило вдоль южного краю «овала». Был еще дополнительный маршрут провода колонны — Восточный коридор. Это был не самый лучший вариант. Противотанковые рвы коридора никак не способствовали проезду грузовиков. Бензовозы по полям и вовсе ездить не умели.

Всю эту информацию Смертник успел получить, задавая вопросы уже знакомым ему Телескопу, Боцману и Компасу. Еще один знакомый, Самара, почему-то на штабе не присутствовал, и вскоре выяснилось почему. Он быстро вошел в большую комнату с обшитой деревянной вагонкой стенами и огромным столом по середине, когда заседание длилось уже наверное часа два, и с ходу налил себе стакан живца из графина.

— У муров добычу отжали — прокомментировал суровый боец свое появление.

— Сколько? — поинтересовался плотный камуфлированный боец с самодельным перстнем на котором виднелись какие-то закорючки.

— Шесть руберов и полтора десятка кусачей. Только хотели ими заняться, как муры нарисовались. Мы высовываться не стали. Полюбовались сначала из кустов как они муров неплохо так покромсали. Те кто на пикапах успел свалить, похоже, запросили поддержку с воздуха, и через полчаса стаю разбомбили. Мы все это время следом шли. Хорошо что лесополоса там была. Как только дроны улетели, мы вперед муров добычу и разделали. Они нам только вслед пострелять успели.

— Классический развод — одобрительно кивнул Боцман. — Старая школа.

— Редко такое теперь удается — добавил Камыш. — Ученые все стали.

— Они нас не спалили — объяснил Самара. — Иначе беспилотники с ракетами тоже запросили бы.

— Евросоюзовские муры? — уточнил какой-то стронг с глубоко посаженными глазами.

— Не, северных амеров. Их форма — Самара уселся на стул, и закусывая живец сухариками из зеленой хрустящей пачки. — Ну, что решили? Будем операцию проводить?

— Какую операцию? — спросил Смертник у Телескопа, но тот не расслышал.

Обсуждение началось настолько жаркое, что Компасу пришлось эту склоку немедленно прекратить. Его послушались все на удивление быстро, и дискуссия пошла более спокойно. Через некоторое время Смертник понял, что стронги готовят провокацию для того, чтобы окончательно поссорить северные и южные группировки внешников. Но не все были с этим согласны.

— Вот на хрена «Джавелин» терять? — не успокаивался накачанный здоровяк. — Он у нас всего один. А если эта лажовая афера ничего не даст?

— Потому и отдавать, Шварц, что он у нас один, — втолковывал ему бородатый сенс Никифор из группы Земляка. — Внешники никогда не поверят, что мы можем такое отдать. Поэтому точно решат, что это конкуренты по ним долбанули. А ударим так, чтобы южные амеры увидели из каких кустов по ним стреляли. Мы двух пленных северных амеров в эти в кусты и засунем. Говорун обещал им установку дать, типа они с врагами сражаются. Будут отстреливаться пока их не пришьют.

— Так и они и так с южанами враги, — скривил физиономию Шварц.

— Так и я о том же, — Никифор помахал руками перед носом качка. — Говорун врать не может. Он только веру их укрепит. Ненависть северных к южным ещё больше усилится.

— Не очень-то я верю этому новичку, — выразил свое мнение Компас, и несколько человек из сидящих за столом и на креслах у стены согласно закивали. — Он, жулик, за красную еще не рассчитался. На тебе, кстати, долг числится, Камыш.

— Да отдаст он, — недовольно отозвался верзила. — Чего ты опять начинаешь? Он уже почти половину сеансам и компенсировал.

— Все равно ты не имел права красную ему подписывать, — Компас был неумолим.

— Почему? — не понял Камыш. — Ты же на побывке был. Все полномочия у меня были.

— Тебе ничего доверить нельзя, — продолжил ворчать Компас. — Ты не ментат. Тебя любой такой вот Говорун легко вокруг пальца обведет.

— Это ты завидуешь, — не сдавался Камыш. — На тебя его дар не действует. Ты даже не представляешь, какой это кайф. Никакой спек не сравнится.

— Это правда, — согласился Самара, и еще половина присутствующих одобрительно загудели.

— Ну хватит, — остановил их всех Компас. — Голосовать будем или как? Я — против.

— А что прокля… то есть, что Смертник скажет? — подал голос из угла один стронг в пятнистом пыльнике.

Все повернулись к Смертнику.

— Что сказать? — не понял Смертник. — Я-то ничего про этого Говоруна не знаю.

— Про операцию что думаешь? — уточнил Телескоп. — Хотим южных амеров ПТРКашкой долбануть, двух северных козлов с помощью легкого гипноза подставить. Прокатит, как думаешь? Поверят южане, что это северные долбанули, а мы тут не при чем?

— Может и поверят, — после минутного раздумья проговорил Смертник. — Но тогда можно и по северным долбануть.

— Вот, а я что говорил, — опять замахал руками Никифор. — Южных амеров у нас пленных нет, но оружие из их мира имеется. Постреляем и бросим их эмочку в кустах, северные сразу определят, чья была винтовка.

— Ты думаешь они идиоты? — не согласился Шварц. — Винтовку в кустах случайно забыли…

— Лучше миномет — согласился Боцман. — У нас южно-амерские восемьдесят первые есть.

— Может тогда все какие есть, в кустах оставить? — ехидно поинтересовался Шварц.

— С минометом идея хорошая, — перебил его Компас. — Так и сделаем. В форме южных амеров убежим после ответного удара северян, и так чтобы нас увидели. Хорошо бы поссорить их всех насмерть, чтобы о нас немного поменьше думали. Ты что ерзаешь, Смертник? Ладно, можешь идти. Веди себя только прилично… Ты меня понимаешь?

Смертник кивнул и поплелся к выходу. Надо было срочно вылезать из бункера, пока не случилось какой-нибудь неприятности. Зуд просто разрывал голову на части, и Смертник двинулся по направлению к главной лестнице. Его мутило и шатало, и еще очень хотелось пить.

Проходя по бетонному коридору, Смертник чуть не столкнулся с Клавой, поправившей при нем бюстгальтер под слегка помятым платьем. Смертник опустил глаза и попытался пройти мимо. Но Клава уйти Смертнику не дала, остановив его очаровательной улыбкой. А также своим объемистым бюстиком.

— Вы сейчас не заняты? — быстро затараторила Клава смущенно приглаживая платье. — Пойдемте, я вам кое-что покажу. Мне ваша помощь требуется.

Смертник почему-то вспомнил про жену Аню и ему стало не по себе.

— Ну, пойдемте, пойдемте, — Клава принялась тянуть Смертника за собой, взяв его за руку.

Смертник попытался сопротивляться.

— Да не бойтесь вы так, — Клава усилила натиск, теперь она довольно активно толкала Смертника в спину руками и бедром. — Они не такие уж и страшные. Девочки их многие боятся, но вы не девочка. Так ведь? Вы же не девочка?

Пока Смертник размышлял как лучше ответить на этот вопрос, Клава уже успела затолкать его в помещение какого-то склада, в котором было темно, пахло кислой капустой и еще чем-то неуловимо противным, и прижала к стене. Смертник в этот момент твердо решил, что будет стоять до конца. Так просто он не дастся.

— Свет включите, — повариха прошептала ему в ухо настолько сексуально, что Смертник начал немного сомневаться. — Тут где-то выключатель есть.

Клава начала шарить в темноте в поисках выключателя который оказался прямо за Смертником. Это продолжалось примерно пару минут. Затем, когда слабенькая лампочка наконец-то осветила узкое помещение уходившее куда-то далеко во тьму, Клава развернула Смертника лицом по направлению к куче мешков лежащих на полу. Сама она спряталась за ним прижавшись к физику всем телом.

— Там они сидят, — произнесла женщина тыкая пальчиком в мешки. — Девочки их боятся. Если вы нам поможете, мы будем вам очень признательны.

В этот момент что-то зашуршало и промелькнуло за серыми матерчатыми мешками.

— Вон, видите, — Клава еще сильней прижалась к Смертнику. — Достали уже. Стронгам некогда ими заниматься. А склады очень большие и старые. Деревянные стены у них ещё, видите. Травить тут нельзя, продукты же лежат.

— Может продукты в другое место перенести? — предложил Смертник. — Или яда с едой насыпать.

— Да все уже перепробовали, — Клава продолжала прижиматься все сильнее, от чего Смертнику становилось все более не по себе, хотя и отталкивать Клаву он не спешил. — Одна сдохнет, остальные уже не едят. А переносить куда? В такую же землянку с деревянными стенами?

— А я-то что могу сделать? — Смертник начал пытаться аккуратно избавиться от Клавы, что возымело прямо противоположный эффект.

Повариха прижала его к мешкам так, что он чуть на них не упал.

— Прокляните их. Телескоп сказал что вы не только можете зеркалить зло направленное на вас, но и проклинать кого угодно. Это мне Барин рассказал, а ему Скрипач. А он Телескопа подслушал. Не специально, конечно… У вас накопитель зла где-то имеется.

С этими словами Клава провела рукой Смертнику по груди. Затем рука продолжила свое движение вниз, пока Смертник ее не перехватил.

— Хорошо, я попробую, — сурово ответил Смертник. — Но ничего не гарантирую. Я в этих делах неопытный.

— Все трудно только в первый раз, — Клава своим голосом зачаровывала его, как удав кролика, но Смертник все же смог стряхнуть наваждение.

На это потребовалось пять минут, и нечеловеческие усилия воли. С трудом отлепив от себя возбужденную повариху, и частично стерев с лица помаду, Смертник приготовился к бою.

— Я даже не знаю как их правильно проклинать, — озвучил он внезапно возникшую проблему.

— Это нужно делать верба-а-ально, — сказав это с придыханием Клава сделала еще одну попытку приблизиться, но получив отпор в виде руки упертой ей в грудь, разочарованно хмыкнула.

— Нужно словом их проклинать, или фразой, — обиженно сказала она. — Знаете какие-нибудь проклятия?

Смертник покачал головой.

— А заклинания? Тоже нет? Не огорчайтесь, я вам помогу. Я Гарри Поттера смотрела. Сначала крысу нужно выманить. Волшебная палочка у вас есть?

— Нет, палочки нет, — Смертник внимательно посмотрел на Клаву. — Вы смеетесь?

— Да нет, просто шучу. Хотя я подозреваю что все таки волшебная палочка у вас где-то есть, — придыхание, впрочем как и прижимание, не помогли Клаве и на этот раз, на что она недовольно надула губки. — Простоскажите: «акциум крыса», и она появится.

Смертник усмехнулся, и хотел уйти, но Клава вцепилась в него мертвой хваткой.

— Ладно, ладно. Ак-ци-ум крыса. Все? Или надо еще что-то сказать? — во время борьбы разговаривать было довольно непросто.

— Теперь скажите «ингардиум левиоса», — вычурно произнесла Клава, указывая на наглую крысу, которая уселась на большой мешок и внимательно их изучала. — Она взлетит и мы ее поймаем. Ну, давайте.

— Ин-гар-ди-ум ле-виоса, — бормотал Смертник, тщетно пытаясь отодрать Клаву от себя. — Да хватит уже…

И тут он осекся. У ехидно наблюдающих за ними крысы внезапно надулся живот. Теперь он напоминал воздушный шарик. Сама крыса при этом осталась лежать на спине, разглядывая свой живот с самым обалдевшим видом. Этим же самым занимались и другие хитрые мордочки, которые повылазили со всех сторон. Они то поглядывали на свою товарку, то на людей.

— Ах так — возмутилась Клава. — Убейте ее, убейте немедленно. Авалакедавра, ну!

— Авалакедавра, — неуверенно произнес слегка удивленный Смертник.

Крыса громко пукнула и ее живот сдулся обратно. Прошло пару секунд абсолютной тишины, и крысы с дружным писком бросились карабкаться на мешки, рассаживаясь на них и толкаясь. Когда все зрительные места были заняты появилась еще одна, упрямо тянувшая за собой пачку с чипсами. Из-за которых тут же разгорелась нешуточная драка.

В продолжении этой сцены Клава уговаривала Смертника наконец-то уже стать мужиком.

— Ну что вы мямлите, ну что мямлите-то? — приговаривала она. — От всего сердца надо. Да не важно что говорить. Главное от всей души. Как рубанули… Жи-их. Чтоб они все сразу подохли. Они у нас уже столько крови выпили. Вы даже не представляете сколько!

— Ладно, уговорили, — Смертник только сейчас понял, что это как раз то, что ему нужно.

Изматывающий нервы зуд уже казалось проник даже в кости, и Смертник, чтобы от него наконец-то избавиться, заорал что есть мочи первое, что пришло ему в голову. Особенно при этом он уже не соображал.

— Западлакадабра! — Смертник сгоряча взмахнул рукой и ненароком зацепил неудачно подвернувшуюся Клаву.

От руки Смертника по комнате прошла темная волна какой-то странной энергии. Мешки с овощами при этом почернели, бездыханные крысы попадали со своих зрительских мест, а Клава потеряв сознание плюхнулась животом на мешки. Ее упругий округлый зад указал на двенадцать часов. Часы беззастенчиво врали.

— Чем это вы тут занимаетесь? — в дверях уже через несколько секунд появился прилично рассерженный Компас. — Всем по мозгам в штабе сейчас дало.

Смертник мучаясь от мощного отката говорить не мог. Голова раскалывалась, а обильный пот застил лицо. Соленого захотелось еще сильней. Компас вошел в помещение и внимательно осмотрел Клавин зад. Ее короткое облегающее платье на бедрах разошлось по швам, обнажив едва видимые ниточки белых стрингов. Потом он изучил измазанное помадой лицо Смертника.

— Совсем охренели, — Компас закончив с осмотром Клавы приступил к изучению крыс и мешков. — Я вижу, что не ты приставал. Клаву зачем вырубил, скотина?

— Я не специально, — Смертник постепенно приходил в себя.

Зуд у него прошел, стало легко и комфортно.

— Если мне периодически пар не выпускать — продолжил Смертник, — то я всех тут поубиваю. А что с Клавой? Она живая?

— Живая. Радуйся что пока силы дара у тебя не хватает. Но броню ты ей все таки пробил — Компас продолжил изучение Клавиного платья.

Затем аккуратно взял ее на руки.

— Телескопу покажу — пояснил ментат. — Подлечить ее не помешает. А ты из бункера выходи, если снова приспичит. Понял?

— Я и хотел выйти — начал оправдываться Смертник. — Это Клава меня поймала. Что у вас за бардак тут творится? Что она себе позволяет? У меня вообще-то жена есть… Да мне в принципе не нравится, когда женщина инициативу проявляет.

— Клава — Нимфа в законе, — сурово пояснил Компас. — Если с ней что случится, я тебя прибью.

— Пупок не развяжется? — огрызнулся Смертник.

Компас ничего не сказал, только стрельнул на проклятого очень злыми глазами и ушёл.