«Что было бы, если бы у папы на пиджаке оторвалась пуговица и покатилась, а мы бы с Ладиком нашли её?» — подумал я, а вслух спросил:

— Как ты считаешь, Ладик, если влезть в одну из дырочек в пуговице, что там, по ту сторону?

Пуговица уже лежала на полу. Лисёнок подошёл и обнюхал её.

— А в какую дырочку? Их четыре.

— Не знаю, пусть в ту, в которую влезешь.

Я стал держать пуговицу ребром, и лисёнок пролез в верхнюю дырочку.

— Ладик, — крикнул я. — Теперь ты держи! Крепче держи, крепче!

Я протиснулся не без труда в одну из нижних дырочек, спрыгнул вниз на узкую тропинку.

— Отпускай, — сказал я Ладику, — и пошли.

Мы шли молча. Я впереди, Ладик чуть позади.

Тропинка была узкой, а кругом поднимались высоченные деревья. Их ветки сплетались над нами, и казалось, что мы идём по узкому коридору.

— Не нравится мне этот лес, — сказал Ладик, — ни одного листочка.

— А может, тут осень? Листья упали.

— Куда ж они упали? На земле их нет.

Я не знал, что ответить лисёнку. Меня самого страшили деревья, они словно сжимали узкую тропинку.

— Лёш, а ты не знаешь, здесь живут львы? — шёпотом спросил Ладик.

— Львы живут в Африке, а пуговица совсем недалеко откатилась от папиного пиджака. Если боишься, давай повернём назад.

— Очень боюсь, — признался лисёнок, — но, если мы повернём назад, как же мы узнаем, что впереди?

И мы шли и шли…

Вдруг лес кончился. Открылась широченная поляна. На поляне паслись лошади, целый табун.

Лисёнок обогнал меня и побежал к табуну. Я ещё не успел подойти, как Ладик вернулся.

— Они… они, — волнуясь, говорил лисёнок, и кончик хвоста его дрожал, — они совсем деревянные.

И тут я прочитал объявление на небольшой дощечке: «Страна деревянных лошадок». Вот куда мы попали!

— Эй, вы! Эй, лошадки! — крикнул Ладик.

Полное молчание. Ни одна лошадка не шевельнулась, не подняла голову, не махнула хвостом.

Я осторожно приблизился к большому вороному коню. Протянул руку и погладил его. Мне показалось, что конь посмотрел на меня, а потом куда-то дальше, в тот край поляны, что был за моей спиной. Я оглянулся. И не увидел ничего особенного, кроме старого, заросшего мхом пня. Я позвал Ладика, и мы побежали к нему.

— Эй, пень, — сказал я, — если ты что-нибудь знаешь о стране деревянных лошадок, то расскажи нам.

Старый пень закряхтел и заговорил таким скрипучим голосом:

— Это поляна волшебная. Тут всё становится деревянным. Ты, мальчик, тоже скоро сделаешься деревянным, и этот маленький лисёнок.

— Не хочу! — крикнул Ладик. — Не хочу быть деревянным.

— Что же нам делать? А как же папа и мама? Они давно нас ждут.

Старый пень долго молчал, потом опять заскрипел:

— Внизу подо мной норка. В норке живёт хозяйка поляны — мышка. В мышкином домике сундучок. А в сундучке лежит дудочка. Попробуйте на дудочке заиграть. Увидите, что получится.

Лисёнок отыскал норку, длинным носом добрался до мышкиного дома. Мышка испугалась, сразу достала из сундучка дудочку. Это была красивая резная дудочка. Я приложил её ко рту, дудочка запела.

И мы увидели: лошадки на поляне зашевелились — гнедые, белые, вороные. Подняли головы, замахали хвостами, гривами. Потом начали скакать по поляне. Окружили нас. Каждая лошадка хотела нас покатать. И мы катались сколько душе угодно: шагом, рысью, галопом… А потом я ещё играл на дудочке, и лошадки танцевали. Они не хотели нас отпускать. Но я сказал, что нас ждут папа с мамой. Тогда вороной конь вежливо предложил:

— Садитесь, я вас домчу быстрее ветра.

Мы сели на вороного коня, и он резко взял с места. Мы поскакали. Ветер не мог угнаться за нами, так быстро мы мчались… Дома папа с мамой встретили нас настоящей бурей.

— Лёша, ты не думаешь о нас! — кричала мама. — В конце концов, мы посадим тебя и Ладика на железную цепь.

Пришлось всё рассказать, как было.

— Цепь отменяется, — сказал папа. — Видишь, что получается, если ты не пришиваешь мне пуговицы.

— Сам мог бы пришить, — ответила мама.

— Я умею проводить электричество, вбивать гвозди, но пуговицы… Извини…

— Люди! — сказал я. — Не ссорьтесь, вас слышит маленький лисёнок.

— Нет, — сказал Ладик. — Я давно у себя в домике, лежу в кроватке и сплю.