На следующее утро ровно в девять Корица снова ждала в лаборатории своих учеников. Она старалась скрыть печаль, из-за которой ночью не сомкнула глаз, но все же понимала, что все чувства отражаются на ее лице. Она не могла больше делать вид, что все в порядке. К тому же не было смысла и дальше скрывать правду. Поэтому, вымыв руки и повязав фартук, Синьорина Корица собрала ребят за столом. Их ждала важная новость.

– У меня плохие известия, и поэтому наши планы меняются. Сегодня – последний день наших занятий и, к сожалению, последний день работы этой кондитерской. Мне очень грустно закрывать ее навсегда. Но это приказ органов власти, – голос Корицы слегка дрожал. Затем она решила рассказать подробнее: – Я борюсь с ними уже больше года, но теперь все кончено. Ничего не поделаешь: власти решили снести все старые здания на этой улице, чтобы построить на их месте огромный торговый центр. Кондитерскую тоже снесут через несколько часов. Снос начнется в два часа дня, и нам придется уйти отсюда навсегда.

Корица вновь замолчала и осмотрелась, словно желая запомнить каждую крошечную деталь этого места. Кондитерскую ей подарил отец, который надеялся сделать из своей дочери флориста.

Марта и Маттео переглянулись – незаметно, чтобы Корица не раскрыла их секрет. Они были готовы к этому разговору. И хотя ребята уже знали, о чем им расскажет учительница, в душе у них клокотали сильные эмоции. Они сразу же заметили, как взволнованно, как грустно и обреченно звучал голос Синьорины Корицы.

От одной мысли о том, что Корица столкнулась с такой печальной ситуацией, у Марты на глазах выступили слезы. Синьорина Корица не заслуживала этого. За несколько дней она заняла очень важное место в жизни Марты. В лаборатории девочка чувствовала себя очень уютно. Она словно нашла новый дом. С Корицей она не только научилась готовить удивительные сладости. Рядом с ней Марта понимала, что у любой проблемы есть решение и что даже самые неприятные ситуации можно превратить во что-то хорошее. Эта история не имела права закончиться плохо. В глубине души Марта была благодарна Корице за то, чему та ее научила. Ребята знали, что обязательно должны помочь ей, и вчера долго разрабатывали план, который на первый взгляд казался невозможным.

Никогда не сдаваться! Сидя в тени каштана, ребята решили, что эта фраза станет их девизом. Пришло время доказать это.

В комнате повисла абсолютная, практически нереальная тишина. Синьорина Корица и ее ученики молчали: каждый углубился в свои переживания. Внезапно из зала послышался звон колокольчика. Затем колокольчик прозвенел еще раз и еще.

– Что происходит? – удивленно спросила Корица. Этот звук пробудил ее от тяжелых мыслей. Колокольчик продолжал звенеть не переставая: «дзынь-дзынь». Лишь Марта и Маттео ничему не удивлялись. Все должны были прийти в 9:20, как и договаривались. Никто даже не опоздал.

Корица выбежала из лаборатории и обнаружила в зале знакомые лица. Все ее бывшие ученики выстроились перед ней в ряд. Некоторых Синьорина Корица с трудом узнавала: она помнила их еще подростками или даже детьми. А теперь они превратились в молодых мужчин и женщин. Корица отлично помнила их имена и истории, хотя многие провели в ее лаборатории всего лишь неделю.

– Стефано, Пьетро, Симона, Патриция, Паоло, Луиджи… но что вы здесь делаете?

Потрясенная, Синьорина Корица подошла к каждому из них. Кого-то она поцеловала в лоб, а тем, кто казался уже слишком взрослым, горячо пожала руку. Девушкам достались нежные объятия.

– Так почему вы все здесь? Как такое возможно? Что происходит? – все повторяла Корица. Она уже забыла, сколько детей обучила за эти годы. Увидев всех своих учеников разом, женщина не могла оправиться от потрясения. Ведь Корица помнила, что именно она готовила с каждым из своих учеников, помнила все, чему она их научила.

– Мы здесь из-за этих ребят, – Стефано, который втайне от остальных назначил себя официальным представителем группы, кивнул в сторону Марты и Маттео. – Они позвонили нам и пригласили нас всех сюда.

Остальные ученики закивали в подтверждение его слов. Кстати, вчера вечером Стефано быстро забрал у Синьорины Корицы свои романтичные пирожные и не выдал план, с которым ребята уже успели его познакомить.

– Синьорина, ваши пирожные сотворили чудо. Она сказала «да»! – шепнул он Корице так, чтобы никто не услышал.

– Но как вы обо всем узнали? – Корица повернулась к Маттео и Марте. Как это могло произойти? Она ведь предприняла тысячу мер предосторожности, надеясь скрыть правду.

Ребята рассказали ей, как Маттео, попросившись на улицу, на самом деле пошел искать письмо; как он сфотографировал тетрадь и как они вдвоем сидели под каштаном, разрабатывая план. Дети говорили абсолютно искренне, хотя немного опасались, как отреагирует их учительница. В конце концов, они ведь прочитали ее личные документы и без разрешения пригласили сюда всех этих людей. Вдруг Синьорина Корица не оценит их поступок?

Но Корица не выглядела сердитой. Наоборот, она слушала ребят с огромным интересом и одобрительно кивала. Казалось, она даже гордилась ими!

Конечно, ей хотелось узнать подробности плана Марты и Маттео, поэтому вскоре она начала расспрашивать ребят, хотя и пыталась держать себя в руках. Теперь ее грусть и волнение исчезли, и на их место пришла огромная радость.

– Ну же, скорее мыть руки и за работу! У нас мало времени, – обратилась Корица к собравшимся. Многие гости принесли с собой фартуки, которые когда-то давно Синьорина Корица подарила им в честь первого занятия курса. У кого-то фартуки были в идеальном состоянии, у кого-то выцвели от многочисленных стирок. Корица была растрогана, увидев, что ее ученики сохранили фартуки на память. А кто-то даже надевал их, и не раз!

Вся компания с трудом поместилась за столом. Кому-то пришлось стоять во втором ряду и тянуть шею, чтобы участвовать в обсуждении.

– Послушайте! Я должна честно признаться вам: я не уверена, что ваш, точнее наш, план сработает. Но я уверена, что попробовать стоит. И мы рискнем, но при одном условии. Мы будем готовить что-то, что очень нравится нам самим. Что-то действительно непревзойденное, что навсегда войдет в историю этого места. Вы согласны?

Все закивали и начали переглядываться, словно пытаясь убедиться, что это правильное решение.

– Я жду ваших идей. Все вы были моими учениками. Я знаю, что вы многому научились. Ну же, среди множества идей обязательно найдется одна хорошая, – сказала Корица.

Ее энергичность воодушевила всех.

– Предлагаю приготовить «вы-не-знаете-что-творите-отвратительные-гады-если-даже-не-хуже»! – Стефано, как всегда, высказался первым. Он решил, что должен разрядить обстановку.

– Действительно неплохо для пирожных по индивидуальным меркам, молодец, Стефано. Отличное начало, – прокомментировала Корица. – Возможно, немного длинновато для названия и чуточку прямолинейно. Еще идеи?

Вскоре ученики побороли застенчивость и засыпали Корицу хорошими идеями. Маттео записывал на листе бумаги те, которые больше всего понравились группе. В итоге в его списке в порядке предпочтения расположились: «вы-не-сделаете-это», «мы-выстоим!», «у-вас-не-получится-и-мы-победим!», «уходите-со-своим-дурацким-торговым-центром». На последнем месте было название «да-здравствует-кондитерская-Синьорины-Корицы», которое никому не понравилось. И все же Маттео тайком вписал его – только потому, что это название предложила Марта.

Корица закрыла глаза. Она вновь и вновь перечитывала названия, пытаясь сосредоточиться на каждом из них. Но никак не могла выбрать подходящее.

– Они все не подходят. Эти идеи хороши, но у них слишком воинственный и негативный настрой. Такие пирожные не сработают. Сладости должны быть позитивными и радовать людей. Они не должны угрожать, пугать или вредить здоровью! Мы еще не нашли решение, и нам нужно хорошенько подумать.

Маттео решил высказать свое мнение. Он уже давно хотел сделать это, но вокруг было так много людей, а он не любил выступать на публике.

– Что если мы приготовим «я-могу-отправиться-в-другое-место»? Если мы предложим эти пирожные тем, кто придет сносить здание, возможно, они передумают и решат построить торговый центр где-то еще.

Корица посмотрела на Маттео с восторгом. Этот мальчик точно должен стать ее любимым учеником. Он нашел подходящее название для пирожных, потому что уловил суть их задачи.

Остальные тоже оценили идею: название пирожных «я-могу-отправиться-в-другое-место» было выбрано единогласно. Маттео, по-прежнему не веря в свой успех, подошел к Марте, и она прошептала ему на ухо:

– Я же говорила, что ты гений! Я безумно горжусь, что ты мой друг.

В ответ мальчик приставил палец к своей груди, словно спрашивая: «Ты ведь говоришь обо мне? Ты не шутишь?» И Марта дважды кивнула, но в этот раз покраснела именно она, а не Маттео.

– За работу! Нам нужно очень постараться. Думаю, что через пару часов сюда придет толпа людей, которых нам предстоит переубедить своими пирожными.

Синьорина Корица была права: пока они обсуждали сладости и пирожные, на другом конце города целый полицейский участок готовился выезжать на снос кондитерской. Вместе с полицейскими собирались приехать пожарные, рабочие на бульдозерах и сам мэр города. Мэр планировал сделать фотографии для местной газеты: строительство нового торгового центра гарантировало ему большое количество голосов на предстоящих выборах. На самом деле мэр также был акционером компании, которая управляла будущим торговым центром. Эта операция должна была принести ему много денег. Возможно, именно поэтому он без труда подписал акт о сносе кондитерской Синьорины Корицы от имени муниципалитета.

В это время в лаборатории тоже кипела работа. Ученики взбили десятки яичных белков, порезали на маленькие кусочки полные корзины клубники. В небольшой кастрюльке на маленьком огне постепенно загустевал бальзамический соус. Духовка нагрелась и гудела, а машинка для приготовления мороженого, заполненная свежим подслащенным молоком, работала в полную силу. В кондитерской царила радостная и оживленная атмосфера. Все были уверены, что их пирожные окажут нужный эффект. Синьорина Корица торжественно объявила, что собирается приготовить свое лучшее творение: «миниатюрная „Павлова“ со сливочным мороженым, кусочками клубники и капелькой глазури из бальзамического уксуса».

– Павло-что? – удивились ученики.

– Ребята, пришло время познакомиться с «Павловой», – ответила Корица. Некоторые ученики тут же посмотрели на дверь. Вдруг там стоит прекрасная незнакомка, которая вот-вот зайдет в лабораторию и очарует всех? Ничего подобного.

– Классическая «Павлова» – очень важный десерт в кондитерском деле. Его придумал австралийский шеф-повар в честь величайшей русской балерины Анны Павловой. Основа состоит из безе, на которое обычно выкладывают аппетитную горку взбитых сливок. Мы же приготовим летнюю версию – вместо сливок добавим мороженое. Наша идея гораздо оригинальнее традиционного рецепта. В конце концов, мы же хотим приготовить «я-могу-отправиться-в-другое-место», не так ли?

И Синьорина Корица весело подмигнула Маттео.

– Чтобы двигаться, нужна энергия, то есть много сахара. Поэтому безе идеально подойдет для этого случая. Оно сладкое, но в то же время легкое и не вызывает тяжести. Если мы хотим уйти в другое место, нам нужно избавиться от тяжелого багажа! Чтобы изменить планы и отправиться в другое место, требуется целая череда разных обстоятельств. Это не так-то просто, лучше не импровизировать. Поэтому сливочное мороженое с кусочками клубники пойдет на ура. Это идеальное сочетание. И наверху капелька глазури – но лишь одна! – из бальзамического соуса. Он придаст десерту яркую и контрастную нотку храбрости. Для перемен требуется смелость, не так ли?

Все хором ответили:

– Верно, именно так, вы правы.

Учеников восхищали мастерство и мудрость Синьорины Корицы. Вот уж действительно уникальное сочетание, не хуже сливок и клубники!

Вскоре под руководством Корицы начали появляться первые пирожные. Ребята, ответственные за выпечку, вынимали из духовки готовые безе и выкладывали их остывать на металлическую решетку. Затем те, кто занимался начинкой, украшали безе шариками мороженого с крошечными кусочками клубники. Перед тем как положить пирожные на подносы и убрать в холодильник, Марта и Маттео увенчали каждое коричневой капелькой глазури. Они гордились своей ролью, которая только на первый взгляд могла показаться незначительной. Но ведь эта темная капелька ярко выделялась на фоне белого пирожного и должна была располагаться ровно по центру!

Синьорина Корица, возможно, впервые ничего не делала. Она быстро сновала по лаборатории и с удовольствием наблюдала за своими учениками. Ребята воплощали на практике все, чему когда-то научились у нее. Корица с трудом верила в это, но перед ней стояли настоящие кондитеры: внимательные, трудолюбивые, а самое главное – способные. Учительница подумала, что, если этот день на самом деле станет последним в жизни кондитерской, она запомнит его навсегда. Она не могла представить его более прекрасным. От этой мысли Синьорина Корица так растрогалась, что ей пришлось на минуту выбежать в туалет и умыться.

Ровно в 14:00 пол кондитерской задрожал. Приехали огромные бульдозеры, которые остановились прямо напротив входа. Они заполонили всю улицу, а регулировщики на всякий случай перекрыли движение. Рядом с бульдозерами стояло около тридцати человек – техники, строители, чиновники и сотрудники правительства, полицейские, работники нового торгового центра. Всю эту толпу возглавлял мэр. За ними следовала огромная вереница журналистов, готовых заснять снос зданий на свои камеры.

Синьорина Корица вышла из кондитерской с самым решительным видом. За ней следовали ученики. Их было так много, что мэр испугался и сделал шаг назад. Он спрятался за спинами двух огромных пожарных.

Со стороны казалось, что два войска вышли на поле битвы и сражение вот-вот начнется.