100 великих рекордов животных

Бернацкий Анатолий Сергеевич

Самые чадолюбивые животные

 

 

Чадолюбивые моллюски

Трудно поверить, но среди моллюсков есть виды, которые, хотя и в довольно примитивной форме, но тем не менее заботятся о потомстве. А обладает такими удивительными качествами маленькая улитка калиптрея, обитающая в теплых морях на небольших глубинах.

И хотя она не роет нор и не сооружает гнезд, но тем не менее своего потомства на произвол судьбы не бросает.

Отложенную икру мать-улитка пакует в особые капсулы, которые затем закрывает своей раковиной и частично ногой.

Нечто похожее на стремление проявить заботу о потомстве можно заметить и у некоторых киленогих моллюсков. Выражаются эти своеобразные материнские инстинкты в том, что яйца, выбрасываемые самкой во время размножения, прикреплены к светлой цилиндрической нити, конец которой находится внутри моллюска. То есть выходит, что некоторое время икринки продолжают плыть за самкой, оставаясь, таким образом, под ее, хоть и не очень надежной, но все-таки – защитой…

Морской гребешок

Особое и очень ответственное отношение к своему потомству демонстрируют осьминоги. Уже давно замечено, что самки этих моллюсков очень привязаны к своей кладке. Причем настолько, что, когда насиживают икру, в течение многих недель, и даже месяцев голодают. Лишь немногие самки позволяют себе перекусить около охраняемых яиц.

Эти голодовки вызваны необходимостью предохранить икру от загрязнения. А для этого прежде всего должна быть чистой вода. Любая органика, которая может гнить, сразу удаляется из гнезда. Поэтому, опасаясь, что с «обеденного стола» в гнездо могут попасть отходы, самки и голодают. Кроме того, они постоянно промывают кладку свежей водой, обдавая ее струей из воронки на своем теле.

Перед откладкой икры самки ищут хорошо защищенные и незаметные места. Обычно для небольших осьминогов такими убежищами являются раковины устриц. Сначала осьминог съедает хозяина раковины, а затем забирается внутрь, присасывается к обеим ее створкам и в таком положении удерживает их плотно сомкнутыми.

В среде зоологов долгое время велись дебаты по поводу того, как осьминоги умудряются раскрыть плотно сжатые раковины своей жертвы. А ведь еще римский натуралист Кай Плиний предполагал, что осьминог долгое время находится рядом с раковиной устрицы, дожидаясь, пока она раскроет створки. И, как только моллюск не выдержит и приоткроет свой «домик», осьминог закидывает внутрь камень. После этого маневра сомкнуть створки раковины моллюск уже не может, и осьминог сначала спокойно лакомится хозяйкой, а затем поселяется в ее жилище.

Большинство ученых к этой версии Плиния отнеслись с изрядной долей скепсиса. Но, когда за осьминогами понаблюдали в аквариуме, легенду с бросанием камней пришлось признать за истину.

Но не только во время охоты на устриц осьминог использует камни. Он применяет их и при строительстве своих гнезд. В этом случае он сносит камни, а также раковины и панцири съеденных им крабов, в одну кучу, сверху делает в ней углубление, в котором и прячется.

А в случае угрозы он не просто прячется в свою каменную пещеру, а еще сверху, словно щитом, прикрывается большим камнем.

Возводят осьминоги свои «замки» по ночам. При строительстве они иногда притаскивают довольно массивные камни. По крайней мере, некоторые из них весят в несколько раз больше самих животных. На некоторых участках морского дна из таких гнезд образуется целый «городок». Одно из таких поселений описал знаменитый акванавт Ж. Кусто:

«На плоском дне отмели к северу-востоку от Поркерольских островов мы напали на город осьминогов. Мы едва верили своим глазам. Научные данные, подтвержденные нашими собственными наблюдениями, говорили о том, что спруты обитают в расщелинах скал и рифов. Между тем мы обнаружили причудливые постройки, явно сооруженные самими спрутами. Типичная конструкция имела крышу в виде плоского камня полуметровой длины, весом около восьми килограммов.

С одной стороны камень возвышался над грунтом сантиметров на двадцать, подпертый меньшим камнем и обломками строительного кирпича. Внутри была сделана выемка в двенадцать сантиметров глубиной.

Перед навесом вытянулся вал из всевозможного строительного мусора: крабьих панцирей, устричных створок, глиняных черепков, камней, а также из морских анемонов и ежей.

Из жилища высовывалась длинная рука, а над валом прямо на меня смотрели совиные глаза осьминога. Едва я приблизился, как рука зашевелилась и пододвинула весь барьер к входному отверстию. Дверь закрылась. Этот “дом” мы засняли на цветную пленку… Тот факт, что осьминог собирает стройматериал для своего дома, а потом, приподняв каменную плиту, ставит под нее подпорки, позволяет сделать вывод о высоком развитии его мозга»…

Но если осьминоги строят убежища для себя и потомства из камней, то некоторые виды двухстворчатых моллюсков вьют гнезда из своего биссуса.

Причем с наружной стороны они инкрустируют их камешками, обломками раковин или же кусочками морских водорослей.

Подобные же «гнезда» могут строить из нитей своего биссуса и кусочков водорослей некоторые виды из рода мускулюс, который близок к модиолам.

В такое гнездо они откладывают слизистые шнуры своей яйцекладки. Причем в этих гнездах зародыши развиваются, не проходя стадию свободно плавающей личинки. Таким образом, в данном случае налицо один из видов заботы о потомстве.

Особые способности в этом деле проявляет морской гребешок – зияющая лима. Она скрепляет биссусом мелкие осколки ракушек, крохотные камешки, кусочки кораллов. Затем лима внутреннюю часть своего жилища выстилает теми же тонкими нитями пряжи, превращая его в уютное, похожее на птичье, гнездышко.

А вот одна из улиток, живущая на острове Сангир, откладывает икру между согнутыми половинками листа; все манипуляции, необходимые для приготовления такого домика, улитка проделывает своей ногой, а выделенная слизь играет здесь роль цемента.

 

Пауки

Хотя самцы и самки практически всех видов пауков – кровожадные хищники, тем не менее и у них иногда проявляются родительские инстинкты. Иногда это выражается в довольно примитивной форме, а иногда – в виде сложных форм родительского поведения.

Например, многие виды сухопутных бестенетных пауков вынашивают яйца и молодь на поверхности тела. Причем роль заботливого родителя у них неизменно выполняет самка.

Так, самки широко распространенных в средней полосе Европы пауков-волков таскают оплодотворенные яйца в паутинном коконе, который прикреплен к заднему концу брюшка.

Когда же на свет появляются крохотные паучата, броситься в «свободное плавание по жизни» они вовсе не торопятся, а из кокона перемещаются на материнскую головогрудь и брюшко, где и пребывают до тех пор, пока они живут в мире и согласии. Но как только паучки окрепнут, наберутся силы и уверенности, между ними все чаще и чаще начинают вспыхивать ссоры. Это приводит к тому, что они, в конце концов, покидают материнское тело и разбегаются в разные стороны. Следует сказать, что, хотя мать и таскает паучат на своей спине, но их кормлением она не занимается и на «родственные» конфликты внимания тоже не обращает.

Паучиха с паучатами

А вот у морских пауков, которые находятся в дальнем родстве с сухопутными паукообразными, потомство охраняют самцы. Их лапки покрыты специальными железами, вырабатывающими клейкие секреты, с помощью которых пауки-«отцы» и удерживают яйца, которые самка откладывает на их конечности.

С другой стороны, у одного из видов пауков-тенетников – Coelotes terrestris – новорожденные паучата, выбравшись из кокона, остаются в материнском гнезде еще целых 34 дня, трижды линяя за это время. Едой же для них в это время служат остатки со стола родительницы. Можно было бы предположить, что молодь живет сама по себе, а еду просто приворовывает. Мать же просто не обращает внимания на эти хулиганские действия своего потомства: как-никак, а своя кровинка.

Но, оказывается, все обстоит далеко не так. Во-первых, мать постоянно защищает свое потомство от всякого рода врагов. А чтобы убедиться, что это именно ее потомство, она периодически переворачивает паучков и ощупывает их педипальпами. Пауков других видов, причем того же размера, самка сразу убивает.

Во-вторых, заботливая мать регулярно кормит своих детишек, предлагая им добычу, полупереваренную пищеварительными соками. А когда голод сильно доймет молодых паучков, они сами начинают выпрашивать у матери еду. Для этого они тормошат ее передними лапками и педипальпами, и не успокаиваются до тех пор, пока мать не удовлетворит их желание и не положит перед ними добычу.

Заботятся о своем потомстве и многие виды пауков-птицеедов. Выражается этот уход за малышами в следующем. Оплодотворенная самка, приступая к откладке яиц, сначала прядет кокон размером с грецкий орех. Затем в этот кокон откладывает несколько сотен яичек, причем их оплодотворение происходит во время их откладки, а не при спаривании, как можно было бы предположить. После этого она проявляет неусыпную заботу о потомстве, тщательно проветривая норку и защищая молодняк от хищников. Причем, охраняя потомство, самка становится довольно агрессивной.

Правда, когда в гнездо заберутся странствующие муравьи, мать-паучиха почти моментально оставляет свой кокон, а значит, и детенышей в полное распоряжение врага.

Но когда в жизни самки подобных трагических ситуаций не возникает, в скором времени на свет появляются детеныши с размахом лапок в среднем 4–5 миллиметров. В первое время малыши питаются различными мелкими насекомыми, которых рядом с жилищем самки всегда хватает. Кроме того, в почве находится и множество других мелких существ, и птицееды охотно нападают на любое небольшое животное, с которым могут справиться.

Однако, несмотря на то что паучиха-мать заботится о своем коконе, терпит вновь появившееся потомство в своей норе и может даже покормить его немного, её забота очень кратковременна. Спустя несколько недель после появления из кокона малышей, и конечно ко времени линьки, большинство самок будет совершенно игнорировать свое потомство…

Помимо пауков в классе паукообразных есть и другие группы организмов, поведение которых отличается рядом любопытных особенностей. Например, довольно интересны родительские инстинкты у сенокосцев. Эти существа имеют хорошо запоминающуюся броскую внешность: короткое овальное туловище и длинные, до 16 сантиметров легко обламывающиеся лапки.

Наиболее же усердно заботятся о своем потомстве сенокосцы Coniosoma longipes, обитающие в пещерах бразильского штата Сан-Пауло. Изучая биологию этих паукообразных, ученые выяснили, что они наиболее интенсивно размножаются в дождливый период.

Сам процесс оплодотворения длится всего около трех минут, а откладка яиц – более пяти часов. Причем, как предполагают зоологи, в это время самец никуда не отлучается, находясь все время рядом с подружкой. Возможно, что в это время он производит еще одно или два дополнительных оплодотворения.

После спаривания самка откладывает от 60 до 210 яиц и, как любая чадолюбивая мать, в течение двух месяцев оберегает всю кладку. Самцы же тоже не бездельничают. Они регулярно навещают самок, охраняют, в случае необходимости, яйцекладки и даже могут в течение двух недель выполнять функции самок. Эти сведения были получены в ходе одного из опытов, когда ученые удалили самку из гнезда.

И сенокосцы Coniosoma longipes поступают вполне разумно, не оставляя на произвол судьбы кладку. Дело в том, что если яйца не охранять, они могут быть съедены пещерным сверчком или другими сенокосцами. Их также могут заразить грибки. Наконец, они могут просто высохнуть.

Правда, с плесневыми грибками сенокосцы бороться не умеют. Поэтому, чтобы уменьшить риск заражения, самка, готовясь отложить яйца, старается выбрать место посуше.

 

Насекомые

Нам уже известно, что многие беспозвоночные животные, когда у них появляется потомство, начинают активно ухаживать за ним. Особенно трогательно заботятся о своих миниатюрных «наследниках» некоторые виды насекомых. Одни из них строят уютные, хорошо защищенные от врагов, гнездышки, другие долгое время охраняют своих беспомощных малышей, третьи – подкармливают их, демонстрируя порой примеры родительской самоотверженности.

Довольно своеобразно заботится о детях самка кубинского клопа желтой триатомы. Она кормит их собственной кровью. Они, словно ягнята овцу, берут мать в колечко и, проткнув ее кожицу хоботками, активно высасывают из ее тела питательные соки.

А обитающий в Западной Европе клоп серая эласмуха ведет себя со своими юными чадами, точно курица с цыплятами.

Самка эласмухи сначала, словно курица-наседка, сидит на кладке яиц, оберегая их от врагов. И даже вылупившиеся из яиц личинки, пока не окрепнут, дня три продолжают находиться под материнским телом. Но и после того, как набравшиеся сил маленькие клопики расползаются по листочку, мать все равно не оставляет их без внимания и старается при случае собирать их в стайку.

Жуки-скарабеи

У некоторых же тропических жуков-щитоносок сильно разросшиеся надкрылья служат для молодых личинок укрытием. Днем они прячутся под надкрыльями матери, а на ночь расползаются для питания…

Любопытные родительские инстинкты характерны и для жуков-могильщиков. Эти насекомые, как известно, уловив запах падали, сразу слетаются к трупу небольшого животного и начинают закапывать его в землю.

Когда труп очутится под землей на глубине 6–10 сантиметров, а иногда – и на полметра, возле него остается одна пара жуков. Самка сначала удаляет вокруг мертвого тела землю, а затем в боковых стенках этого коридора роет хода или небольшие ниши, куда замуровывает несколько десятков яиц.

После этого самка возвращается к добыче и выгрызает в ней воронку, куда в течение нескольких дней по капельке отрыгивает пищеварительный сок. Примерно на пятый день, как раз к моменту появления из яичек крохотных личинок, трупик мыши или лягушки оказывается почти переваренным. И мать начинает усердно кормить, как птица птенцов, свое многочисленное потомство. А они сидят в углублениях на мертвечине и энергично вертят головками, выпрашивая корм. И заботливая мать каждые 10–30 минут посещает каждую личинку и утоляет ее голод каплями питательной смеси, которые направляет прямо в ее ротик…

Еще один уникальный пример заботы о потомстве можно найти в Мексике и на юго-западе США. Именно там водятся водяные клопы, относящиеся к семейству белостомид. Многолетние наблюдения за этими насекомыми показали, что у этих насекомых не самка проявляет заботу о потомстве, а самец, который принимает на свою спинку груз яйцевой кладки, причем нередко от нескольких самок.

А затем, уцепившись четырьмя лапками за стебель тростника, самец безропотно приступает к выполнению ответственной функции наседки. При этом клоп постоянно шевелит третьей парой волосатых ножек, подгоняя ими к кладке богатую кислородом воду.

От двух до четырех недель длится инкубационный период, прежде чем первая прозрачная нимфа-личинка вырвется из спелой порозовевшей оболочки и отправится в самостоятельное плавание…

Заботятся о своем потомстве и жуки-скарабеи из рода цефалодесмис. Пора размножения у них наступает весной, и с этого времени «на плечи» самца и самки ложатся серьезные заботы по заготовке кормов для будущего потомства. Поэтому оба родителя основное время посвящают тому, что со всех концов тащат в норку разнообразные растительные корма.

После того как запасы в норке достигли определенного уровня, дальнейшей их заготовкой занимается только самец. Самка же начинает соответствующим образом обрабатывать накопленную провизию.

Когда питательная масса «созревает», самка лепит из нее особые полусферические тарелочки, откладывает в них по яичку и закрывает такой же формы крышечками. И в итоге опять получаются шары.

И с этой поры самка цефалодесмиса навсегда остается в гнезде, чтобы все свои силы отдать будущему потомству. Когда же в шарах-колыбельках появятся личинки и начнут с аппетитом поглощать запасенный корм, самка постоянно доставляет растущей молоди новые порции еды, которой семью снабжает самец.

Когда развитие личинки подходит к концу и она готова приступить к окукливанию, мать обрабатывает поверхность шара особой смесью из своего помета, помета самца и личинок. А после того, как эта «штукатурка» высыхает, шар становится прочным и крепким, словно миниатюрная крепость.

«Запечатав» одну колыбель, самка продолжает ухаживать за другими. Правда, увидеть свое потомство жукам не суждено. Когда молодые жуки появляются на свет, родителей уже нет в живых…

У уховертки, впрочем, как и у многих других насекомых, первым этапом в проявлении родительских забот является строительство собственного жилья, которое представляет собой подземное гнездо.

Обычно гнездо представляет собой вырытый под углом туннель глубиной четыре-пять сантиметров, в котором находятся две камеры. Изредка несколько уховерток устраивают настоящее общежитие, роя под одним камешком сразу несколько гнезд.

Когда гнездо подготовлено, самка обычно откладывает 40–50 удлиненных полупрозрачных яиц. Тщательно собрав их в кучку, она поверх нее кладет голову и передние лапки. В такой позе она охраняет яйца и атакует любого, кто на них покусится.

«Но уховертка не просто сторож, а еще и заботливая мать. Стоит яйца рассыпать, как она их вновь соберет. Если норку разрушить, она выроет новую и перетаскает яйца туда. Перекладывает она их и при изменениях влажности и температуры. И еще она регулярно вылизывает яйца и чистит их лапками. Радиоактивные метки, введенные в самку, неизменно попадали в яйца. Возможно, она таким способом передает внутрь яиц какие-то необходимые потомству вещества. Во всяком случае, без ее ухода яйца гибнут, пораженные плесневыми грибками». (С.В. Воловник. Родительские заботы кожистокрылых. Химия и жизнь, № 8, 1987.)

Когда же приближается время вылупливания, самка, чтобы молоди было легче выбраться на свободу, аккуратно раскладывает разбухшие яйца в один слой.

И вот, наконец, на свет появляются крохотные, бледные и бескрылые личинки. Но в них уже легко узнать будущих уховерток. Процесс вылупливания растягивается обычно на целые сутки, а то и двое.

«Личинки вначале держатся рыхлым комом, и мать занимает привычную сторожевую позу. Всех регулярно облизывает. Самых бойких, пытающихся удрать, нежно берет челюстями и возвращает в общую кучу. Облизывают друг друга и личинки. Но каково значение этого явления? – пока ученые сказать не могут.

Но сиди не сиди, а малыши хотят есть. Гнездо распечатывается. Ночью, едва стемнеет, самка отправляется на поиски пропитания. С этого момента прекращается и ее вынужденный пост. Она кормится сама и приносит еду в гнездо.

Предполагают, что мамаша выполняет обязанности не только экспедитора, но и прямого кормильца. Во всяком случае, время от времени личинки свои рты запихивают в рот родительницы. Вероятно, самка снабжает личинок полупереваренной пищей, которую отрыгивает. Такое кормление иногда длится до минуты.

Повзрослев и окрепнув, личинки отправляются на поиск еды вместе с матерью. Кормятся независимо друг от друга, кому как повезет, но после ночного похода вся компания возвращается в нору. Так проходит около двух недель. Но потом тяга к дому слабеет, личинки расселяются и начинают жить самостоятельно». (С.В. Воловник. Там же.)

По-своему заботится о будущих детях оса-аммофила. Сначала она роет в земле неглубокую норку. Когда укрытие готово, оса приступает к поискам голых гусениц, которыми в будущем будут утолять голод ее личинки. Найдя жертву, оса парализует ее несколькими уколами жала в центральные нервные узлы. И хотя гусеница прекращает всякие движения, тем не менее она не погибает. А это значит, что запас провианта для потомства будет долго оставаться свежим – порой до четырех недель.

Парализовав добычу, оса тащит ее к норке. Чтобы добраться к месту, ей порой приходится преодолевать довольно значительное расстояние. В поисках гнезда насекомое ориентируется по едва заметным кустикам травы, мелким камешкам, небольшим деревцам и другим знакам, расположение которых она точно запомнила, вылетев на охоту.

Добравшись до места, оса открывает замаскированный вход в норку, а затем, расположив гусеницу так, чтобы было удобно с ней передвигаться, затаскивает добычу в гнездо и откладывает на ее тело одно яйцо. После этого, выбравшись наружу, она снова запечатывает вход.

Но на этом заботы самки не кончаются. Оса-мать продолжает снабжать свое потомство пищей. Обычно она присматривает за несколькими гнездами одновременно. По утрам она посещает еще не запечатанные окончательно норки и проверяет, все ли в них нормально.

Когда из яйца вылупится личинка, аммофила сначала снабжает ее несколькими парализованными гусеницами, а затем окончательно запечатывает гнездо. При этом, для лучшей маскировки, она тщательно головой разравнивает песок над входом.

 

Рыбы

Большинство рыб о будущем своего потомства практически не беспокоятся. Выметав икру, самки тотчас забывают о ней. И уже только случай решает, что станется с каждой из икринок в будущем. Но поскольку жизнь большинства рыб проходит в окружении многочисленных врагов, то подавляющая часть потомства рыб до половой зрелости не доживает.

Но, помимо хищников, икре угрожают и различные природные стихии: их выбрасывают на берег волны, они обсыхают или задыхаются от недостатка кислорода при обмелении водоемов.

Самец пинагора присматривает за икринками до тех пор, пока на свет не появятся личинки

Однако среди рыб все же находятся виды, которые проявляют немалую заботу о своем потомстве.

Безопасное убежище для икры находят небольшие рыбки – морские собачки. Обычно в качестве такового служат пустоты между камнями или бесхозные раковины моллюсков. А затем отложенную икру самоотверженно охраняет самец, который не оставляет ее даже тогда, когда водоем начинает высыхать и икра оказывается на берегу.

А вот морская рыбка карепроктус, населяющая прибрежные воды Камчатки, при помощи длинной трубки, которую она отращивает перед началом нереста, впрыскивает икру в околожаберную полость краба. Здесь будущее потомство находится в полной безопасности и в особенно благоприятных для развития кислородных условиях.

Еще большую заботу о потомстве проявляет самец пинагора, или, как ее часто называют, морской воробей. Это довольно крупная рыба: до 60 сантиметров длиной и до 5 килограммов весом. Обитает пинагор в северной части Атлантического океана, у берегов Европы и Америки.

Нерестится эта рыба в прибрежной зоне, откладывая на камни комки икры. А затем с «чистой совестью» уплывает в бескрайние океанические дали. Но тем не менее икра не остается без присмотра: все заботы о потомстве теперь ложатся на «плечи» самца. И свои родительские обязанности он выполняет с максимальной ответственностью. Прикрепившись специальной присоской к камню, пинагор ни на миг не оставляет крошечные живые шарики без присмотра. Когда же во время отлива икринки оказывается на суше, самец обрызгивает их водой, которую набирает в желудок. И заботливый отец продолжает присматривать за икринками до тех пор, пока на свет не появятся личинки. Но и они первое время держатся рядом с папашей и при малейшей тревоге бросаются к отцу, чтобы присосаться к его телу.

Не оставляют свое потомство на произвол судьбы и амурские рыбы касатки-скрипуны. Чтобы создать благоприятные условия для развития потомства, они роют в прибрежном грунте норы, глубина которых достигает 15–20 сантиметров. А затем в эти мини-тоннели откладывают икринки. Касатки живут огромными колониями. Иногда на одном квадратном метре поселяется свыше двадцати рыбок, а вся площадь колонии порой занимает нескольких десятков гектаров. Самцы находятся рядом с входом в свои норки и, чтобы обеспечить икру свежей водой, постоянно машут плавниками.

Развитые родительские инстинкты демонстрируют и южноамериканские рыбки акара. Прежде чем приступить к нересту, самка находит плоский камешек, цвет которого соответствовал бы цвету икры. Затем, предварительно очистив камешек от мусора, она откладывает на него икру. Завершив икрометание, самец и самка располагаются рядом с икрой и, словно опахалами, машут над ней плавниками, тем самым обеспечивая поступление свежей воды.

Выклюнувшихся личинок родители во рту переносят в ямки, которые заранее роют в песке. Доставив всю молодь в надежное укрытие, самец и самка продолжают находиться рядом с гнездом. Они внимательно наблюдают за окружающим пространством, и, в случае появления хищника, смело бросаются на него, защищая свое потомство. Когда личинки подрастут, родители регулярно совершают с ними прогулки, во время которых соблюдается четкий порядок: впереди движется мать, за ней – стайка мальков, а позади, контролируя обстановку, плывет отец.

А самка сома аспредо, обитающего в Амазонке, сначала откладывает икру на песок и ждет, когда ее польет молоками самец. Затем она ложится на них плашмя и намазывает себе на брюхо. Впоследствии каждая икринка прирастает к брюху особым стебельком, через который она получает питательные вещества из тела матери.

Трагически завершают свою жизнь самки небольших, обитающих в Байкале, живородящих глубоководных рыбок голомянок. Когда приходит время нереста, самка всплывает на поверхность. При этом из-за резкого перепада давления у нее лопается брюшко, и из него выплывают крохотные личинки. Естественно, после такой травмы мать погибает, но зато молодь обретает свободу.

А вот теляпии и таплохромисы вынашивают икру во рту. Набив рот икринками, которых иногда собирается штук четыреста, самка прячется в заросли и в течение двух недель ничего не ест, только тяжело дышит да время от времени икру во рту переворачивает, чтобы лучше развивалась. Даже после того как мальки появятся на свет, они еще дней пять не отплывают далеко от матери и, в случае опасности, прячутся у нее во рту.

Рыбы-кардиналки тоже вынашивают икру во рту. Чаще всего это делают самцы, но иногда – и самки.

Самки же слепоглазок вынашивают икру в жаберной полости. Обитают эти рыбки в водоемах североамериканских карстовых пещер. Длина этих рыбок не более 12 сантиметров. Зато у них довольно объемная жаберная полость, а жаберные лепестки – очень маленькие, что позволяет икринкам чувствовать себя довольно комфортно. К тому же их в этом уникальном гнездышке немало: у некоторых самок в жаберной полости находилось несколько десятков икринок, из которых спустя два месяца выклюнулись 9-миллиметровые мальки.

У средиземноморского апогона созревание икры тоже происходит в жаберной полости, но не самки, а самца. Икринки у этого вида мелкие и многочисленные, порой до 20 тысяч в кладке. Причина этого, вероятно, в том, что родители о личинках и мальках абсолютно не заботятся.

Не оставляет на произвол судьбы икру и лепидосирен, или американский чешуйчатник, обитающий в центральной части Южной Америки.

При наступлении засухи лепидосирен устраивает на дне водоема гнездо, в котором и пережидает неблагоприятные условия.

Когда времена улучшаются, чешуйчатник возвращается к прежней жизни. И спустя две-три недели он уже начинает размножаться. Но для начала лепидосирен роет нору, глубина которой достигает 1,5 метра и ширина – 15–20 сантиметров. Эта нора сначала уходит в грунт вертикально, а затем изгибается и тянется горизонтально, заканчиваясь расширением, которое чешуйчатник превращает в выводковую камеру. Сюда самка сносит отмершие листья и траву, а затем откладывает довольно крупные, диаметром 6,5–7,0 миллиметра, икринки. И на этом ее обязанности заканчиваются: в дальнейшем охраной гнезда и потомства занимается самец. Причем к этому делу он подходит весьма ответственно.

Во время нереста на брюшных плавниках самца появляются многочисленные ветвящиеся выросты с множеством кровеносных сосудов внутри. Средняя длина этих образований – 5–8 сантиметров. Но после того как самец покинет гнездо, эти выросты исчезают, и после них остаются лишь небольшие сосочки. Но вот какую они выполняют функцию? – сказать сложно.

Одни зоологи предполагают, что через эти выросты из крови в воду поступает кислород, а значит, создаются более благоприятные условия для развития потомства.

Другие исследователи считают, что эти выросты выполняют функцию дополнительных жабр, поскольку самец из норы не выбирается, соответственно, не имеет возможности дышать воздухом.

Важную роль в улучшении условий среды для развивающихся икры и личинок играет также слизь, покрывающая тело чешуйчатника. Она обладает коагулирующим действием, благодаря чему активно очищает воду от сора и мути.

После выклева из икры личинки с помощью цементной железы приклеиваются к стенкам гнезда. В таком состоянии они проводят около двух месяцев, то есть пока не рассосется желточный мешок. К этому же времени они начинают дышать атмосферным воздухом. Достигнув длины в 50 миллиметров, они отправляются в свободное плавание.

А самец, проведший на голодном пайке долгую спячку, а затем и охрану гнезда, начинает усиленно отъедаться…

Кроме постройки гнездовых камер и защиты потомства от хищников и неблагоприятных условий некоторые рыбы даже подкармливают выклюнувшихся личинок особыми выделениями – своего рода рыбьим молочком.

Так, в Амазонке обитает рыба-диск, у которой по бокам находятся железы, напоминающие молочные. Обычно мальки рыб питаются микроскопическими водорослями, инфузориями, дафниями, циклопами и другими организмами. А молодь этой рыбы сразу же после появления на свет подплывает к рыбе-матери и кормится жидкостью – своеобразным «молоком», которое выделяется из кожных желез и тут же застывает. Именно этой корочкой мальки и питаются.

А у скатов-хвостоколов детеныши развиваются в материнской утробе. Здесь они тоже, кроме желтка яиц, питаются похожей на молоко жидкостью. Выделяют ее специальные выросты, которые находятся на стенках «матки». Они проникают в брызгальца (отверстия за глазами) эмбрионов, и поэтому материнское «молочко» попадает прямо в их пищеварительный тракт.

В особой сумке вынашивает икру и молодь самец морского конька. Когда приходит время нереста, он, надавив хвостом на сумку снизу, открывает отверстие, и самка аккуратно опускает в него несколько икринок.

После завершения кладки, в которой бывает от 100 до 500 яиц, сумка зарастает и становится непроницаемой для воды. Изнутри она выстлана специальной тканью, пронизанной кровеносными сосудами. Икра развивается в этом удивительном инкубаторе около месяца, получая кислород и другие необходимые вещества из крови отца.

 

Амфибии

Настоящие рекорды в уходе за потомством демонстрируют некоторые амфибии. Порой даже трудно поверить, что эти флегматичные существа могут так трогательно заботиться о своих малышах.

Например, много внимания своему потомству, особенно на стадии икринки, уделяет широко распространенная в Западной Европе жаба-повитуха. Правда, хотя она и не редкость в этом регионе, увидеть ее можно только ночью, поскольку днем эта амфибия прячется в различных укромных местах: норах, пещерах, под камнями и т. д.

В марте – апреле у жаб-повитух проходят свадьбы. И когда во время этих торжественных церемоний самка откладывает икру, собранную в длинные (более метра) слизистые шнуры, самец тут же наматывает ее на свои бедра. Длится эта процедура около получаса.

Самец жабы-повитухи с икринками

Затем, обремененный драгоценной ношей, самец скачет в какое-нибудь сырое и укромное место и недели три, а то и полтора месяца ждет, когда придет время выклева головастиков. И когда этот час «х» наступит, самец отправляется к ближайшему водоему. Там он опускает увитую икрой заднюю часть тела в воду и ожидает, когда из икринок выберутся на волю его наследники – миниатюрные головастики. После этого самец может спокойно утолить голод.

Удивительные родительские таланты демонстрирует пипа – крупная жаба около двадцати сантиметров длиной и плоская, словно по ней проехал автомобиль. Лицевая часть у нее острая, глазки крохотные, кожа серо-бурая. Обитает это земноводное в Южной Америке в малых и больших реках, в мелких лужах и даже в сточных канавах.

И вот это внешне ничем не примечательное существо, – почитай, самая интересная из ныне обитающих на Земле амфибий. Оказывается, эта тропическая жаба проявляет уникальную заботу о своем потомстве.

А начинается этот удивительный процесс с цепких объятий самца во время брачных игр, которые напоминают вертикальные акробатические пируэты или хороводы. Часа через три после первых объятий возлюбленного кожа на спине самки начинает разбухать и делается при этом мягкой и рыхлой, как губка. Во время «любовных танцев» оплодотворенные икринки сразу же попадают на спину самки и приклеиваются.

После этого они день за днем все глубже и глубже погружаются в кожу спины, которая, разбухая, окружает икринки со всех сторон наподобие миниатюрных наперсточков. Эти перегородки очень тонкие и обильно заполнены густой сетью кровеносных сосудов, через которые развивающаяся молодь получает питательные вещества и влагу. Верхняя часть икринок, выступающая над поверхностью кожи, твердеет и образует как бы маленькие полупрозрачные выпуклые купола.

Спустя два с половиной месяца после брачных игр на ячеистой спине пипы наконец-то начинается едва заметное движение: то там то сям приподнимаются крышечки, и из-под них выглядывают миниатюрные головки или крохотные лапки. Малышня в это время не только любуется окружающим ее миром, но и охотится на дафний, циклопов и другую водяную мелочь.

А еще через полторы-две недели молодая, но уже подросшая (до двух сантиметров в длину) и окрепшая молодь пипы расстается с матерью. При этом детки почти полная ее копия, только уменьшенная в несколько раз…

Невероятно трогательную заботу о потомстве проявляет яйценосная сумчатая квакша, обитающая в Венесуэле и сопредельных странах. Об этом удивительном феномене ученые знали давно, но они не могли объяснить, как икра попадает самке в сумку, которая находится у нее на спине. Но однажды это событие ученый Мертенс все же увидел воочию.

Вот как описывает этот процесс известный популяризатор науки Игорь Акимушкин: «Самка, приподнявшись на задних ногах, горкой (под углом в 30 градусов) наклонила тело вперед. Ее клоака вытянулась вверх, и первое белое яичко горошиной выкатилось из нее и тут же заскользило по мокрой спине вперед и вниз. Подкатилось под самца, утвердившегося на самке, и скрылось в щели выводковой сумки. Таким способом за полтора часа 20 яиц разместилось в туго набитом «кармане» на лягушиной спине. Здесь завершают они полное развитие, и в мае лягушата вылезают из кармана…»

А эта уникальная лягушка, которая тоже с полным правом может претендовать на звание рекордсмена, обитает в Южной Бразилии и Аргентине. Называется она кузнецом. И впрямь ее громкие крики, которые она издает ночи напролет, во многом похожи на удары молотка по металлу. Хотя все-таки ей больше подходит имя «гончар». Посудите сами.

В феврале, когда наступает сезон размножения, где-нибудь в тихой речной заводи самец приступает к строительству мини-бассейна для своего будущего потомства.

Сначала он закладывает фундамент: из грязи с помощью лапок лепит широкое, диаметром сантиметров тридцать, кольцо.

Затем над фундаментом, наподобие кратера, возводит десятисантиметровую стену: поднимает со дна на голове ил и глину и с помощью широких присосок на пальцах укладывает их в кольцевой вал. При этом он постоянно лапками и грудью полирует сооружение изнутри.

Работает только самец, самка же совершенно безмолвно все это время сидит у него на спине. Строительством квакша занимается исключительно в темное время суток.

Когда стены башни, над которой самец трудился две ночи, поднимутся над водой сантиметров на десять, он бросает работу, и самка приступает к откладке икры внутри маленького замкнутого бассейна.

Уже через 4–5 дней из икринок появляются крошечные головастики. У них перистые и необыкновенно большие жабры. Оно и понятно: в чашеобразных аквариумах кислорода немного, так что с малыми жабрами здесь и задохнуться недолго. А вот с большими – дышать намного легче. Кроме того, такие жабры, как спасительные пояса, поднимают головастиков к самой кромке воды, где кислорода всегда больше.

Вот так и живут внутри дома-интерната головастики квакши, пока не подрастут. Хищникам нелегко их тут найти. Как китайской стеной, отгородила лягушка свое потомство от угроз враждебного мира речной заводи…

Икрометание у яванской веслоногой лягушки происходит на деревьях. Этот процесс включает в себя две, осуществляемые одновременно, операции: выделение икры и особой слизистой жидкости, которую самка задними ногами превращает в ком густой пены. Затем полученную пенистую массу с вкрапленными икринками самка со всех сторон окружает листьями.

Комок пены сначала имеет белый цвет, однако вскоре темнеет и подсыхает. Внутри же он постепенно, по мере развития яиц, становится жидким. Таким оригинальным образом возникает миниводоем, в котором головастики живут и развиваются до тех пор, пока не превратятся в «нормальных» лягушат. А чтобы не загрязнять окружающую их жидкость, головастики до поры до времени свои экскременты задерживают в кишечнике…

Среди самых заботливых амфибий нельзя не упомянуть и ринодерму Дарвина – маленькую трехсантиметровую лягушку, обитающую в Чили.

Когда приходит время обзаводиться потомством, а случается это в декабре – феврале, резонатор самца превращается из музыкального инструмента в настоящий инкубатор.

А происходит этот метаморфоз следующим образом. Сначала самка откладывает икринки, причем не кучкой, а по одной или по несколько штук в разных местах. Возле них незамедлительно появляются один или несколько самцов и начинают ждать, когда в икре зашевелятся эмбрионы. Как только это произойдет, самцы бросаются к зародышам и, подцепив языком, глотают. Но отправляют не в желудок, а в резонатор – через две дырочки сбоку под языком.

Резонатор вначале мал, а икринки крупные, поэтому сначала более двух яиц он не принимает. Но под их тяжестью он расширяется и вскоре готов принять следующую порцию яиц. Самцы ищут новые кладки и отправляют их туда же, но уже не просто в резонаторы, а в резонаторы-инкубаторы. За несколько дней каждый самец может собрать и пять, и десять, и двадцать икринок. Кому как повезет.

А потом из икринок выходят головастики. Растут они быстро, а вместе с ними растет и резонатор, проникая под кожу отцовского живота, а если яиц много, то и под кожу спины и боков.

Сначала головастики питаются желтком икры. Но вскоре эти запасы заканчиваются. И тогда головастики поворачиваются к стенкам голосового мешка спинками и срастаются с ними.

Теперь детеныши обеспечены едой. Превратятся они в лягушат – расстанутся с отцом. А отец, пока не вырастит детей, крошки в рот не берет. И за это время очень сильно худеет…

Древолазы маленькие, обитающие в Южной Америке, тоже демонстрируют любопытные манеры ухода за своим потомством.

В период размножения эти земноводные сначала пристраивают каждую свою икринку на листья деревьев. Но без внимания они их не оставляют, а время от времени навещают, смачивая водой, запасенной в резонаторе.

Когда же головастики вылупятся из икринок, они забираются на спину матери, которая должна доставить их в пазухи листьев бромелий, где накапливается достаточное для развития количество дождевой воды. В поисках подходящего места заботливая мать может подняться даже на двенадцатиметровую высоту. А когда найдет нужный мини-водоем и убедится, что он не занят, опускает туда своего малыша.

Но так как в миниатюрном водоеме набрать вес особенно не с чего, мать, чтобы малыш не голодал, снабжает его неоплодотворенной икрой.

Если у самки, например, четыре головастика, она навещает их по очереди. То есть каждый малыш получает еду в среднем раз в четыре дня.

Приблизившись к детенышу, мать ныряет в воду и остается там минут пять. За это время она выделяет малышу порцию из трех, а иногда – и семи икринок на ближайшие три дня…

А вот реобатрахус силюс – небольшая пятисантиметровая лягушка из водоемов Южного Квинсленда – вынашивает детенышей в… собственном желудке. И хотя все это время лягушка не питается, однако своему потомству абсолютно никакого вреда она не причиняет! И этому есть причина. Дело в том, что после того как реобатрахус проглотит икру, поверхностный слой слизистой желудка становится плоским, а в клетках, вырабатывающих соляную кислоту, сокращается до минимума количество выростов. Беспокоятся о собственной безопасности и сами головастики. Они производят специальное вещество, которое тормозит выделение соляной кислоты…

По-особому заботится о своих детишках обитающая в Кении яйцекладущая червяга Boulengerulataitanus. Оказывается, ее молодь поедает материнскую кожу, которая к этому времени становится рыхлой и мягкой. К тому же в клетках кожного эпителия многократно увеличивается количество жировых включений.

Малыш ползает по телу матери, прижимаясь головой к ее коже, и отрывает верхний слой эпителия при помощи нижней челюсти, вооруженной мелкими острыми зубами. Вскрытие только что пойманных детенышей показало, что содержимое их желудков состоит исключительно из фрагментов материнской кожи. Это означает, что никакого другого питания в это время они не получают.

Правда, такое «вскармливание» матери дается довольно дорого: как-никак, а за неделю она теряет примерно 14 % веса. В то же время детеныши за этот период вырастают в длину на целых 11 %.

 

Рептилии

Хотя рептилии и считаются более развитыми, чем амфибии, организмами, тем не менее о своем потомстве они заботятся намного хуже земноводных. По крайней мере, столь сложные родительские формы поведения, как, например, у пипы, у них не замечены.

И все же некоторые пресмыкающиеся проявляют определенную заботу о своих малышах. Например, крокодилы. Известно, что эти рептилии размножаются яйцами. Но на произвол судьбы их не бросают, а перед откладкой сооружают гнезда, куда яйца и откладывают. А когда из них появятся маленькие крокодильчики, самоотверженно их охраняют.

Так, кайманы, прежде чем приступить к откладке яиц, нагребают небольшие холмики из земли и травянистой растительности. В центр этой кучи самка и размещает яйца. Температура в этом инкубаторе должна быть не менее 28 градусов, иначе яйца погибнут. Постепенно сгнивающая трава выделяет тепло, которое способствует нормальному развитию яиц. Так что в какой-то мере гнезда крокодилов – это инкубаторы, подобные инкубаторам сорных кур.

Еще одна странность у крокодилов: формирование пола потомства. Вылупятся мальчики или девочки – зависит не от хромосом, а от температуры гнезда в первые недели развития яиц. Если температура больше 32 градусов, будут только самцы; если ниже 31 градуса – только самки. В диапазоне между 31 и 32-мя градусами рождаются и те и другие. Температура влияет также на цвет и рисунок кожи у молодых крокодильчиков.

Гнездо каймана с яйцами

У нильского крокодила, когда потомство готово покинуть яйцо, оно извещает об этом родителей пискливыми звуками. Услышав сигнал о помощи, мамаша разрывает гнездо, берет яйцо в пасть и слегка надавливает на скорлупу зубами, тем самым помогая крошке быстрее выбраться на белый свет.

Затем она набирает в пасть до десятка еще беспомощных малышей и переносит их в особые, отгороженные от реки, прудики. В таких «яслях» под строгим надзором родительницы проходит дальнейшее развитие юных крокодилов.

Но, конечно же, долго присматривать за потомством мать не в состоянии. И детям, в конце концов, приходится месяца через два покидать родительское гнездо. А они ведь еще совсем маленькие. И первая встреча с суровой действительностью для многих из них может вскоре оказаться последней. И, чтобы сохранить себе жизнь, юные крокодильчики прячутся в норах, где почти безвыходно сидят месяцами. И пусть в это время желудки у них полупустые, зато жизнь в безопасности.

Роют норы они своими мощными челюстями, вгрызаясь зубами, как экскаваторы ковшом, в береговую кручу, прямо над самой водой. Оторвут кусок земли и, не разжимая челюстей, ныряют. В воде пасть откроют, потрясут головой, чтобы вода смыла песок, и опять возвращаются к начатой работе. Нередко крокодилы работают группой. Вместе и укрытие они делают длиннее, – метра два, а то и четыре-пять. В нем компанией юные крокодилы и пережидают трудные времена детства…

А вот из змей редко какая заботится о детях. Но только не королевская кобра. У этой рептилии, когда приходит время обзаводиться потомством, начинают проявляться способности настоящего строителя. И впрямь, она возводит не просто укрытие, а целый особняк в двух уровнях диаметром около метра.

Первый этаж служит чем-то вроде детской: здесь на толстом слое из листьев лежат яйца. Второй этаж, отделенный от первого перекрытием из листьев и веток, – родительская. Здесь лежит мать-кобра, которая охраняет яйца. Самец тоже несет караульную службу, правда, где-то невдалеке…

Как и змеи, большинство черепах после откладки яиц теряют к ним всякий интерес и о потомстве практически не заботятся.

Но есть из этого правила и отдельные исключения. Например, коричневая черепаха, довольно крупный вид, обитающий в Юго-Восточной Азии – от северо-востока Индии до Суматры и западного Калимантана. Самки этой черепахи сооружают для своих яиц специальное гнездо и охраняют его вплоть до вылупливания детёнышей.

Багамская украшенная черепаха тоже определенным образом заботится о своих беспомощных малышах. Зоологи неоднократно наблюдали, как самка этого вида, когда наступало время появления на свет черепашек, отыскивала кладку и раскапывала её передними лапами, облегчая детенышам выход на свободу.

Норная черепаха гофер тоже заботится о детях. В зависимости от температуры воздуха, начиная с апреля и до начала июля, самка откладывает 5–6 яиц шаровидной формы. Причем перед этим процессом она выкапывает ямку, помещает в нее яйца и засыпает землей, чтобы их не высушило солнце. В этом инкубаторе яйца находятся не менее 100 дней.

Но и после вылупливания новорожденные черепашки продолжают прятаться в земле. В этот период их кормят родители. И делают они это до тех пор, пока потомство не окрепнет для самостоятельной жизни.

Очень заботливыми родителями являются обезьянохвостые сцинки. Эти рептилии не откладывают яиц, а сразу рожают живых детенышей. Это значит, что забота о потомстве у этих пресмыкающихся начинается уже внутри материнского организма. Но родители не покидают своего наследника и при появлении его на свет.

Дело в том, что самка обычно рожает единственного малыша. Но зато довольно крупного: новорожденный сцинк достигает 30 сантиметров в длину и веса около 100 граммов. От полугода до года наследник находится под постоянной родительской опекой. И почти все это время мама-сцинк таскает своего великовозрастного детеныша на спине, а отец – тщательно охраняет свое семейство.

Но и самка в случае реальной угрозы может проявить удивительную самоотверженность, защищая свое чадо. Работники питомников, где размножались сцинки, не раз замечали, как разродившаяся самка набрасывалась на сотрудников, которые оказывались рядом с маленьким сцинком. Она нередко нападает даже на самца. Свое гнездо она защищает собой, перекрывая путь к малышу. А если маленький сцинк случайно покидает укрытие, то мать носом заталкивает его обратно в гнездо. И только когда повзрослевший сцинк начнет проявлять достаточную самостоятельность, он оставляет родителей и начинает жить самостоятельной жизнью.

Довольно своеобразное отношение у некоторых видов сцинков к чужим детям. Так, известно немало фактов, когда обезъянохвостые сцинки принимали в свою семью чужого малыша. А вот ко взрослым особям у них отношение совсем иное: чужака они сразу воспринимают «в штыки» и гонят прочь со своих владений.

В общем, поведение обезьянохвостых сцинков в период размножения отличается многими удивительными чертами. И главная из них – забота о потомстве и его защита, свойственная разве что млекопитающим.

Своеобразную форму заботы о потомстве демонстрируют игуаны вида Liolaemus huasicus. Самки этих пресмыкающихся на новорожденных детенышей особого внимания не обращают. Впрочем, эта черта поведения характерна и для ряда других видов живородящих ящериц. И все же у самки этой игуаны материнское чувство теплится: по крайней мере, она не проявляет агрессии по отношению к родным детям, и поэтому появившиеся на свет детеныши не расползаются в стороны, а держатся рядом с матерью. Кроме того, как установили зоологи, у разродившейся самки ярко выражено защитное поведение, хотя у других взрослых особей этого вида такая реакция не отмечена.

При малейшей опасности самка высоко приподнимается на выпрямленных лапах и, широко раскрывая пасть, совершает броски в сторону возможного врага. Безусловно, такое активное поведение помогает сохранить жизнь не только самке, но и собравшимся вокруг нее детенышам.

Таким образом, у этого вида игуан появилась любопытная система косвенной родительской заботы, повышающей выживаемость потомства.

 

Птицы

В отличие от земноводных и пресмыкающихся, все птицы имеют внутреннее оплодотворение и откладывают хорошо развитые яйца, для которых тем не менее требуется достаточно продолжительная инкубация.

Большинство птиц сначала строят гнездо, потом откладывают яйца и насиживают их. И эта стандартная схема нарушается очень редко.

Однако у некоторых птиц были открыты довольно оригинальные и уникальные формы заботы о потомстве. Например, у ряда видов сорных кур, обитающих в Австралии и на окружающих ее островах Тихого и Индийского океанов.

Взять хотя бы глазчатых кур. В апреле и мае, когда в Южное полушарие нашей планеты приходит осень и идут дожди, самец этого вида роет большие, до метра глубиной, воронки и заполняет их мокрой опавшей листвой. А так как в кустарниковой степи, где живут эти сорные куры, листвы не так уж и много, собирать их приходится с территории радиусом до 50 метров.

К весне яма наконец заполнена. Сверху птица наваливает много песка и всякого растительного мусора, под которым начинается процесс брожения. Причем эти инкубационные кучи из листьев, мелких веточек, мха и прутьев иногда достигают объема в 12 кубических метров и веса – 6,8 тонны.

Чтобы создать в этой гнездовой куче оптимальную для инкубации температуру, а это 34 градуса Цельсия, птице приходится целый день заниматься своим сооружением. А причина этого в том, что в местах обитания глазчатой курицы, а это – австралийская кустарниковая степь, наблюдаются не только значительные сезонные колебания температуры, но и суточные, порой достигающие сорока градусов. Поэтому при гниении растительных остатков гнездовая куча прогревается неравномерно.

Постройка гнезда глазчатой курицей

Чтобы проверить температуру в гнезде, самец выкапывает в куче глубокую ямку, залезает в нее, да так глубоко, что торчит один только хвост. Там он несколько раз сует раскрытый клюв в песок. Видимо, в тканях клюва находятся особые чувствительные клетки, способные достаточно точно определить температуру.

Наконец, пришло время самке отложить первые яйца. А происходит это в сентябре месяце, который соответствует нашей весне. Но сначала самец выкапывает в компосте гнездовую камеру и с помощью клюва определяет температуру. Если место самке не понравится, самец ищет новый участок. В конце концов, все требования самки выполнены и она откладывает от 16 до 33 яиц.

Однако на этом заботы о гнездовой куче не завершаются. Еще приблизительно шесть-семь месяцев, то есть пока не вылупится последний птенец, самец будет заниматься регуляцией температурного режима в инкубаторе. Причем в том месте, где находятся яйца, температура контролируется почти ежедневно и регулируется с точностью до одного градуса!

Весной, когда процессы брожения идут особенно активно, лишнее тепло отводится через так называемые вентиляционные «трубы». С наступлением лета интенсивность брожения замедляется, но зато нещадно палит солнце. И тогда птица, чтобы предотвратить возможный перегрев гнезда, увеличивает толщину слоя песка. Если же температура в куче все-таки поднимется выше оптимальных 34 градусов, глазчатая курица в прохладные утренние часы выкапывает воронку, добираясь почти до самых яиц. Когда температура в гнезде снизится, яма вновь забрасывается раскиданным и потому еще более охлажденным песком. Эта работа каждый день занимает от двух до трех часов.

Осенью, когда солнечного тепла не хватает, яйца, наоборот, необходимо спасать от переохлаждения. В полуденные часы взрослые птицы отгребают песок с кучи в стороны, так что над яйцами остается лишь тонкий слой, который хорошо прогревается солнцем. К вечеру широко раскиданный и потому прогретый песок птицы вновь наваливают кучей поверх яиц.

Но глазчатые куры уникальны еще в одном отношении: их птенцы вылупляются из яиц настолько развитыми, что очень скоро начинают летать. Растут они без какой-либо родительской опеки. И выбираются из глубины гнездовой кучи тоже без всякой помощи со стороны родителей. Эта нелегкая работа растягивается порой на пятнадцать часов.

Удивительную форму заботы о потомстве демонстрируют и обитающие на острове Новая Каледония в Тихом океане птицы кату из семейства журавлиных, которые полностью посвятили свою жизнь семье.

У кату красивые крылья с белыми, бурыми и черными отметинами. Но эти птицы, хотя и имеют крылья, летают неважно, и только в исключительных ситуациях. И в случае опасности они предпочитают убегать, ловко продираясь через густые заросли.

Кормятся кату червяками, улитками, насекомыми. Когда роются клювом в земле, их ноздри защищает особая крышечка.

У этих птиц очень крепкие семейные пары, чему могут позавидовать многие люди. Семью кату образует после достижения девятилетнего возраста, а это для птиц довольно внушительный срок холостяцкой жизни.

Когда же приходит время обзаводиться семьей, самец кату пытается обратить на себя внимание самки. Для этого он устраивает специальный брачный ритуал, во время которого вертится, подобно юле, на месте, зажав при этом кончик своего хвоста или крыла в клюве.

Когда свадебные ритуалы завершены, жених и невеста удаляются вглубь леса и строят гнездо. А потом самка откладывает одно-единственное яйцо. Высиживают же кладку в течение 36 дней оба родителя, сменяя на гнезде один другого ровно через сутки.

Когда же появляется птенец, за ним ухаживают все близкие родственники. Действительно, наблюдая за гнездом, ученые заметили, что единственного малыша кормят не только родители, но и посторонние кату.

Оказалось, что маме и папе помогают старшие дети – родные братья и сестры новорожденного. Кроме того, если рядом с гнездом появляется враг, старшие дети тоже спешат на помощь родителям, которые, раскрыв крылья, пытаются отогнать угрозу.

Трогательную и одновременно самоотверженную заботу о детях проявляют пингвины. У этих птиц гнездовые колонии состоят из нескольких тысяч особей. И находятся места традиционных гнездовий в глубине материка, куда пингвины начинают мигрировать с началом антарктической осени, а именно в марте.

А поскольку птицы добывают еду исключительно в воде, то, удаляясь от открытых водных пространств, они обрекают себя на длительное, растягивающееся на многие месяцы, голодание.

Прибыв к месту гнездования, пингвины еще около двух месяцев тратят на поиски подходящего партнера, спаривание и на подготовку самок к откладке яиц.

Наконец, в мае все хлопоты, связанные с подготовкой к «родам», заканчиваются, и в преддверии полярной зимы каждая самка откладывает единственное яйцо белого цвета весом около 500 граммов, которое передает самцу. Он же, приняв его в свои лапы, прикрывает сверху особой оперенной складкой-фартуком, помещающейся внизу брюшка. И инкубирует самец яйцо в этой «сумке» в течение двух месяцев.

Когда самки закончат откладку яиц, они дружно покидают самцов и отправляются к морю, где в течение 2–2,5 месяца набираются сил и нагуливают жир. Отъевшись, самки возвращаются в колонию к самцам, которые свыше четырех месяцев соблюдали строгий «пост». При этом каждая самка запасла в своем желудке от одного до четырех килограммов полупереваренной рыбы.

Самцы передают яйца, а нередко и уже вылупившихся птенцов возвратившимся самкам, которые помещают их в свои выводковые сумки и начинают кормить отрыгиваемой из желудка пищей. А самцы отправляются к морю утолять голод. Но проходит около двух месяцев, и они возвращаются назад в колонию, причем с запасом корма.

Но поскольку с приходом тепла начинается таяние льдов, вода постепенно приближается к колонии пингвинов, родители начинают кормить своих птенцов поочередно и чаще, отлучаясь для ловли рыбы и кальмаров уже всего на несколько дней.

Со временем те птенцы, которым удалось выжить, взрослея, становятся самостоятельными и, в конце концов, в начале лета, то есть спустя 10 месяцев после начала брачного сезона, покидают колонию.

Выдержать такой необычный режим императорским пингвинам удается лишь потому, что они могут запасти количество жира, равное почти половине максимального веса птицы.

Так, если в начале сезона самец весит приблизительно 40–43 килограмма, то когда он, спустя 4 месяца, покидает колонию, его масса едва превышает 25 килограммов…

А вот плавающая птица пикапаре, обитающая в лесах Центральной и Южной Америки, своих крохотных птенцов, чтобы уберечь от неприятностей, таскает в специальных, выложенных перьями, карманах. Этих карманов у пикапаре два: по одному под каждым крылом. Птенцов носит самец. И детеныши настолько удобно устраиваются в родительских колыбельках, что даже находятся в них во время перелетов. Кроме того, заботливый отец и ныряет со своим потомством, поскольку в карманах воздуха всегда хватает.

Чем-то похожий вариант в критической ситуации использует и поганка. Когда появляется в небе скопа или болотный лунь, она вместе с птенцами, которые перед этим забрались ей на спину, ныряет. И зная неуловимость выводков поганок, опытные хищники даже не пытаются их преследовать.

 

Млекопитающие

Очень серьезно готовится к появлению будущего потомства самка утконоса. Перед откладкой яиц она должна вырыть настоящий тоннель – нору длиной от пяти до двадцати метров с несколькими короткими принорками. Роет она свое убежище у воды, но вход в нее находится на суше. В конце норы самка устраивает своеобразное «родильное» отделение – камеру, куда натаскивает сырых листьев, травы, тростника и древесных ветвей, которые предварительно ломает и разминает своим беззубым ртом. В нору все это добро она перетаскивает на животе, прижимая хвостом.

Затем, используя хвост в качестве своеобразной строительной лопатки, между «детской комнатой» и остальными помещениями гнезда, самка из земли и глины воздвигает толстую стенку. В этой камере она и остается. Замуровывает же она себя для того, чтобы сохранить в гнезде нужную температуру и влажность.