Мальчик медленно движется к главной площади. Во время великих торжеств король собирал там свой народ. И в будние дни там тоже всегда толпились минипуты. Минипуты очень любят праздновать и ликовать, а потому часто собираются на большой площади перед дворцом. Минипуты никогда не отличались воинственностью, наоборот, это народ, готовый в любую минуту пустить слезу — как от печали, так и от радости. Они ликуют во время праздничных шествий, восторгаются любыми речами и стихотворениями. Но больше всего они любят цветочные церемонии. А так как в королевстве растет триста шестьдесят пять видов цветов, то они ежедневно воздают хвалу какому-нибудь цветку.

Поэтому каждое утро жители собирались на площади напротив дворца и пели хвалы цветку дня. Эта церемония всегда была очень волнительной, и каждый шел туда, чтобы пустить слезу. Слезы минипутов обладают множеством полезных свойств.

Специальные слезосборщики ходили по рядам и собирали эти бесценные жемчужины в коконы шелковичных червей. Затем всю влагу, пролившуюся от радости и восторга, сливали в гигантские сосуды, хранившиеся на специальных складах. В последний день селенельного года, который по загадочному стечению обстоятельств совпадал с нашим первым апреля, бесценная жидкость использовалась во время крупномасштабной акции, именуемой «праздником рыбы».

Это было поистине национальное торжество, всегда отмечавшееся с большим размахом. Правда, некоторые злопыхатели считали его смешным и полагали, что минипуты, которые боятся воды и в большинстве своем никогда не видели рыб, не могут всерьез праздновать день рыбы. В ответ на нападки этих скучных особ минипуты заявляли, что празднуют они не всерьез, а понарошку. Хотя, разумеется, праздничного веселья от такого заявления не убавилось. Некоторые даже в шутку стали называть этот праздник «днем дурака». Кому же не захочется раз в год подурачиться вволю, не боясь увидеть в ответ кислую физиономию? Так что в день рыбы минипуты веселились от души.

Слух об этом дурацком празднике в честь то ли рыбы, то ли дурака быстро распространился по всем континентам и даже проник на поверхность земли, в большой мир. Людям очень понравилась эта затея, и они тоже стали отмечать первое апреля весельем и радостью. Единственное, чего люди не поняли, — это как называется праздник: день рыбы или день дурака? Поэтому в каждой стране жители выбрали себе то название, которое больше всего пришлось им по вкусу. Во Франции, например, день первого апреля стали называть по-минипутски — днем рыбы. И теперь — как бы ни называли этот праздник — первого апреля все люди во всем мире подшучивают друг над другом и смеются над собственными слабостями и недостатками.

Традиция отмечать первое апреля у минипутов прижилась. Каждый год король лично открывает праздник — совершает торжественный обряд выливания собранных в течение года слез в бассейн, посреди которого высится гигантская скала с высеченным на ней изображением рыбы. Первого апреля слезосборщики не работают, и каждый, кто от смеха нарыдал много слез, может сам вылить их в бассейн. Или полить собственный садик перед домом. Слезы, выплаканные от смеха, имеют сладкий вкус, от них улучшается рост цветов и полезных растений. В течение года любой минипут может прийти к бассейну и зачерпнуть из него немного драгоценной влаги, чтобы оживить засохшие растения или удобрить почву.

Но все же: почему рыба? Спросите меня, и я вам отвечу. Потому что у минипутов существует обычай за все благодарить небо и воздавать почести всему живому, что есть на белом свете. Но, согласитесь, на свете много всего, о чем минипуты еще ничего не знают или знают, но крайне мало. Однако глупо и невежливо не уважать кого-нибудь только потому, что ты лично с ним не знаком. О рыбах минипуты знают очень мало, почти ничего. Поэтому рыба олицетворяет для них все то неведомое, что существует в мире и, так или иначе, принимает участие в великом процессе, именуемом круговоротом жизни. Воздавая почести рыбе, минипуты прославляют природу, всегда готовую преподнести нам сюрприз. А так как минипуты очень чувствительны, то самым большим подарком, который они могут сделать природе, являются их слезы.

Теперь, когда вы знаете правду и о первоапрельских торжествах, и о минипутской рыбе, надеюсь, вы каждый год первого апреля станете хохотать не только от души, но и до слез — чтобы почтить всех минипутов, придумавших этот веселый праздник, а заодно полить ваши комнатные цветы — чтобы лучше цвели.

Артур садится на камень. Он крайне раздосадован. Ни одной живой души. Бесследное исчезновение жителей города является для него неразрешимой загадкой. На земле он разглядел несколько следов от ног, однако следы ничем не примечательны. Артур упирается локтями в колени, кладет подбородок на ладони и испускает глубокий вздох. В позе почти роденовского мыслителя Артур смотрится необычайно привлекательно: дремлющая, простите, думающая статуя.

Взгляд мальчика, рассеянно скользящий по площади, останавливается на статуе, поставленной, точнее положенной, слева от входа во дворец. Статуи часто ставят у входов в общественные здания. Но статуи стоячие. Лежачих статуй Артур пока еще не видел. Тем более статуй, лежащих с подогнутыми коленками и положивших ладони под щеку. Ничего торжественного в такой позе нет. В такой позе обычно спят. Догадка осеняет мальчика. «Это же не статуя!» — восклицает он, хлопнув себя по лбу. Вскочив с камня, Артур бегом мчится через площадь к спящему минипуту. «Лишь бы он не спал волшебным сном, как Спящая красавица!» — вертится у него в голове единственная мысль. Сейчас все его надежды связаны с этим лежебокой. Только он сможет объяснить ему, куда исчезли минипуты.

Артур приближается к лежащему минипуту, но тот не шевелится. Неужели жизнь покинула его тело? Что же все-таки случилось? Быть может, его заколдовали? Но кто? Зачем? И куда исчезли все остальные? Какой смысл наводить чары на одного-единственного минипута, который даже не король и не принц? А вдруг этот парень сражен неизвестным оружием? Но тогда вокруг должны были остаться следы борьбы или каких-нибудь разрушений! Но стражник — а, судя по костюму, это именно стражник — лежит на земле, свернувшись калачиком, и, как уверен Артур, крепко спит. И вдобавок похрапывает, хотя, разумеется, не так громко, как Маргарита, иначе Артур услышал бы его храп на другом конце площади. Нос минипута выводит исключительно тонкие рулады.

— Но ведь он же… спит!!! — восклицает Артур, вложив в этот возглас все свое презрение.

И без всякого сожаления мальчик отвешивает обманщику энергичный пинок в зад. Страж подскакивает, хлопает глазами, и — отдадим ему должное! — мгновенно хватает брошенное рядом копье и выставляет его вперед.

— На помощь! На дворец совершено нападение! Ко мне, мой король! — вопит он, даже не разобравшись, откуда исходит опасность.

Артур машет руками, делая невообразимые знаки.

— Эй!!! Проснулся?! Посмотри, это же я! Артур!!! — отчетливо выговаривая слова, кричит он прямо в заспанную физиономию стражника.

Стражник мотает головой, одновременно. выписывая копьем такие загогулины, что Артуру приходится отскочить от него подальше. Жаль, что под рукой нет холодной воды — иначе он бы окончательно разбудил этого лентяя!

Стряхнув с себя остатки сна, минипут ставит копье на землю и испытующим взглядом смотрит на Артура. Наконец-то он сообразил, что угроза заключается в маленьком человечке, размахивающем руками у него перед носом. Этот человечек ему отчаянно кого-то напоминает. А если подумать, то и голос человечка не кажется ему незнакомым.

— Артур?! — наконец вопрошает страж, смущаясь от собственной недогадливости.

— Да, это я! Артур Гиганток! — отвечает внук Арчибальда и супруг… Селении.

Артур еще толком не осознал, что является супругом принцессы. Или все же еще женихом? Церемония была такой стремительной, а свидетелей было так мало (всего один!), что он начал сомневаться, а произошло ли это счастливое событие на самом деле.

— Ну конечно! Это Артур! — восклицает страж, как будто это не он только что в этом сомневался. — Какой попутный ветер занес тебя сюда?

Артур ошеломлен. Неужели этот тип спал так долго, что даже не в курсе, какая трагедия произошла в городе? Но, прежде чем Артур успевает возмутиться такой нерадивостью, стражник доверительным тоном говорит:

— Скажи, а что, я действительно прикорнул немного? Понимаешь, со мной такое случается… но не каждый раз! Я всегда исправно стою на часах! А вчера я переел белликорнов, и они неудачно улеглись у меня в желудке. Полагаю, этот маленький инцидент останется между нами?! — заговорщическим тоном полувопросительно уточняет он.

— Мнэ-э… да… Конечно! — бодро отвечает Артур; честно говоря, он в растерянности.

— Вот и славно! — довольно произносит страж.

А потом начинает кричать во всю свою глотку:

— Слушайте, люди добрые! Артур вернулся! Да здравствует Артур! Да здравствует принц Артур!

Внезапно со всех сторон загораются огоньки. В каждом окошке каждого дома появляется крошечный огонек, а обитатели домиков выскакивают на крылечки. Некоторые еще сонные, некоторые вполне бодрые, и все в добром здравии.

Артур с изумлением взирает на спектакль под названием пробуждение города. Со всех сторон на площадь прибывают минипуты. Одни спрыгивают с высоких ветвей, другие соскальзывают по лианам, третьи берут тоббоган и скользят на нем до самого центра города. Все выкрикивают имя Артура. Слух о прибытии мальчика распространяется быстрее, чем круги по воде. Каждый раз, когда звучит «Ура, Артур!», на очередном лице появляется улыбка. Дети визжат от радости, родители хлопают в ладоши, и все устремляются ко дворцу.

Слезы бегут из глаз Артура, стекают по щекам, словно сок по переспелой груше, а сердце его тает, как кусок масла на сковородке. Теперь главное не переусердствовать и не начать шкворчать, а то подгоришь — и не заметишь. Но как не растаять от такого горячего приема? Лица минипутов, плотным кольцом окруживших Артура, светятся радостью и счастьем. Он думал, что его забыли, а оказалось, что его не только прекрасно помнят, но и ждут и радуются его прибытию! Даже в школе, когда Артур возвращается после летних каникул, его друзья не встречают его с таким пылом. Скорее наоборот. За время больших каникул между одноклассниками всегда устанавливается некоторая дистанция, которую с началом нового учебного года приходится преодолевать заново. И в этом нет ничего удивительного: время, которое для взрослого пролетает как одно мгновение, у ребенка насыщено множеством важных открытий, а потому тянется долго. Так что школьникам приходится вновь присматриваться друг к другу к стараться понять, какие перемены произошли с приятелями за время каникул.

Как вы уже поняли, минипуты очень чувствительны, поэтому каждый считает своим долгом броситься Артуру на шею. Делают это минипуты с таким же восторгом, с каким собачья блоха падает на собаку. Внезапно какой-то крохотный человечек, раздвинув толпу, с такой страстью набрасывается на Артура, что тот, не выдержав натиска, падает, и они вместе катятся по земле. К счастью, вокруг полно народу, и далеко укатиться у них не получится.

— Барахлюш, ты ли это?! — радостно восклицает Артур, разглядев лукавую рожицу минипута.

— Артур, неужели это и вправду ты?! Глазам не верю! — молотя Артура по спине, отвечает маленький принц, совершенно одурев от счастья.

Друзья катаются по земле, как два расшалившихся щенка, неустанно выражая свой восторг шлепками и радостными возгласами. Как все-таки здорово, что они снова встретились!

Первым приходит в себя Артур. Поднявшись с земли и помогая встать приятелю, он, отряхиваясь от приставшей к одежде пыли, спрашивает:

— Но куда вы все запропастились?! Я так волновался!

— Как запропастились? Мы спали! Ты знаешь, который час? — отвечает ему Барахлюш, показывая на зажатые в кулаке песочные часы.

Действительно, город минипутов находится под землей, и без часов в нем трудно определить время. А если вспомнить, что Артур проник в мир минипутов немногим позже полуночи, а поездка на божьей коровке вряд ли продолжалась больше часа, поймешь: ночь еще в самом разгаре. И заспанный король, неуверенной походкой вышедший из дворцовых дверей, наилучшее тому подтверждение.

— И… ааа-у! — зевает король, потягиваясь. — Ну и где тот дерзкий тип, что посмел среди ночи нарушить мой покой?

Хриплый голос короля только подтверждает слова Барахлюша: час сейчас действительно ранний. Вдобавок король вышел сам, без своего верного лошабака. Тот наверняка крепко спит, и его величество не смог его добудиться.

На коротеньких ножках, облаченный в штаны с огромными буфами из листьев акации, король выглядит ужасно смешно. Однако никому даже в голову не приходит смеяться над ним.

Во-первых, потому что никто никогда не смеется над королями, а во-вторых, потому что все минипуты носят штаны такого же фасона. Но далеко не все могут позволить себе шить штаны из столь дорогого материала, как листья акации. Эти листья очень ценятся минипутами, так как акация редко расстается со своей листвой. Нашедший такой лист считается счастливчиком на всех Семи континентах.

Король протирает глаза, встряхивается, словно пес, выскочивший из воды, и повторяет свой вопрос.

Обернувшись, Барахлюш замечает отца.

— Это Артур, папа! Посмотри! — отвечает радостно сын, и с веселым смехом подталкивает друга к его величеству.

— Артур?! — не верит своим глазам король.

Он оглядывает мальчика со всех сторон, даже ощупывает его, словно желая убедиться, что перед ним не привидение. Артур изумленно хлопает глазами и силится что-то сказать, но язык не слушается его. События развиваются стремительно, но совсем не так, как он ожидал.

В это время король начинает заботливо разглаживать свою одежду и даже делает попытку что-то завязать.

— Извини меня, Артур… Я… я крепко спал, с трудом проснулся и теперь не совсем одет… Что ты здесь делаешь, да еще посреди ночи? — спрашивает король.

Он окончательно убедился, что перед ним стоит настоящий, живой Артур, спаситель минипутского королевства от Ужасного У.

Вопрос короля застает Артура врасплох. Он давно уже ощущает неловкость оттого, что разбудил целый город, который мирно спал, и где, судя по всему, все в порядке. Но не сам же он придумал рисовое зернышко с призывом о помощи на боку, не сам послал паука, преследовавшего его по пятам?!

— Рисовое зернышко? — переспрашивает король. — Странная мысль!

Мысль действительно настолько странная, что все начинают хохотать. Этот смех — яркое проявление характера минипутов. По малейшему поводу они равно готовы и смеяться, как табун лошадей, и плакать, словно неиссякаемый фонтан.

Однако к чести их следует сказать: смеяться они любят больше, чем плакать, даже несмотря на большую ценность их слезной жидкости.

— Мой маленький друг, минипуты пишут только на листьях деревьев, — произносит король тоном директора школы, проводящего образцово-показательный урок. — Листья дуба используются для написания законов, листья ясеня — для записи умных мыслей и изречений, листья липы — для липких наклеек, листья березы — для служебных записок…

— Листья клена — для кулинарных рецептов, листья ивы — для витиеватых записочек, — подхватывает с лукавой улыбкой Барахлюш. — У моего отца самая большая коллекция витиеватых записочек, то есть, простите, листьев ивы…

— Достаточно, Барахлюш, — прерывает сына король, не желая переводить разговор на столь деликатные материи, как витиеватые записочки. — Я уверен, что наш дорогой гость уже все понял. Совершенно в этом уверен!

Полагаю, читатели тоже поняли, что для каждого вида посланий минипуты используют листья определенного дерева. На листьях платана они пишут воззвания, на листьях граба — приговоры, листья тополя используются для статей на общественно-политические темы, капустные листья — для извещения о приятных событиях вроде рождения или свадьбы, на еловых иглах пишут жалобы…

Но остановимся, иначе мы будем перечислять до бесконечности.

Король подзывает официального летописца королевства и художника по совместительству.

— Дорогой мой, будучи художником, стали бы вы писать на зернышке риса? Нет? Правильно! Почему бы тогда не писать заодно и на стенах? — шутит король.

Он окончательно проснулся и, несмотря на ранний подъем, пришел в хорошее расположение духа.

— Мне кажется, кто-то недобро подшутил над тобой, любезный Артур! — приходит к выводу король, добродушно хлопая по плечу молодого человека.

Молодежь порой бывает так наивна!

Артур окончательно растерялся. Ему совершенно ясно, что никто из его родственников не мог написать послание на рисовом зернышке.

Арчибальд не стал бы так шутить, Маргарита слишком занята хозяйством, мать слишком близорука, чтобы писать так мелко, а его отец слишком нетерпелив, чтобы вообще что-нибудь писать. Остается только Альфред. Артур никогда не жалеет похвал для своего пса и уверен, что тот способен на самые невероятные поступки. Но вырезать надпись на зернышке риса! К тому же там явно был не его почерк. Но, если послание не писал никто из большого мира, значит, его написал кто-то из мира минипутов. Но кто?