Добравшись до границы Седьмого континента, паук остановился. Дальше он не побежит, и никакой леденец не заставит его изменить свое решение. Поэтому Селении пришлось поблагодарить насекомое за приятную компанию и отпустить его на свободу. Не только пауки не хотели ступать на этот запретный континент. Никто не хотел туда заходить. Некоторые не ходили туда из суеверия, но большинство потому, что там было совершенно нечего делать. Вокруг простиралась плоская и пустынная равнина, где не было видно ни одного растения. Черная, обуглившаяся земля была выжжена до самых глубин. Селения тут же задалась вопросом, что могло вызвать такую катастрофу, но, заметив табличку с черепом и скрещенными костями, начала кое-что понимать. Она добралась до территории Немоландии. Как было написано в Большой книге, все живое на этих землях было уничтожено страшным Урдалаком. Обосновавшись в самом центре Седьмого континента, он окружил свои владения полосой выжженной земли, чтобы оградить себя от набегов. Когда кто-нибудь дерзал ступить на территорию Немоландии, его в считанные секунды засекали дозорные. Спрятаться на защитной полосе было негде: там не росло ни кустика, ни травинки.

Поэтому охранники-осматы давно уже заметили Селению и теперь поджидали, когда она, ничего не подозревая, подойдет к ним поближе.

Селения шла большими шагами, исполненная решимости надрать уши так называемому Ужасному У и заставить его объяснить, что стало причиной такой страшной экологической катастрофы. Принцесса была еще слишком мала, чтобы бояться опасностей. Она не ведала преград и считала, что великий закон природы стоит выше всех остальных законов, потому что именно Природа руководит порядком вещей и организует его.

Природа, представительницей которой чувствовала себя Селения, должна непременно покарать этого гнусного У, заставить его оживить загаженное пространство, чтобы земля на нем снова могла зацвести. Действительно, такой наивной можно быть, только когда тебе всего сто лет!

Огромная сеть, растянутая на пыльной земле, ожила, поползла вверх, и Селения затрепыхалась в сетчатом мешке, затянувшемся над ее головой.

Осматы, лежавшие в пыли в своем обмундировании цвета пепла, а потому незаметные, словно хамелеоны, поменявшие цвет, немедленно вскочили на ноги и бросились к добыче.

Подлетело несколько комаров. Селения в первый раз видела этих знаменитых боевых насекомых. Несчастные шестиногие превратились в настоящие боевые машины: их снаряжение весило много тонн. При помощи операции, во время которой у комаров извлекали мозг, осматы сделали своих крылатых коней податливыми, словно свежие ириски. Сеть с Селенией подвесили к брюшку одного из комаров, и принцесса, подобно морковке в сетке из магазина самообслуживания, по воздуху отправилась в Некрополис, город, расположенный в самом сердце запретных земель.

Некрополис был построен в подвале дома Арчибальда. Запах там стоял ужасный. Воздуха не хватало. Постоянно пахло газом и бензином.

Уже на подлете к городу у Селении закружилась голова. На миг ей даже показалось, что она больше никогда не вернется из этого путешествия. Но ко всему привыкаешь, даже к самому худшему.

Осматы опустили сеть к ногам Ужасного У, то есть к ногам самого Урдалака. В действительности он оказался гораздо более уродлив, чем можно было представить себе по описаниям Большой книги. Лицо его было изъедено временем, а тело истерзано болезнью.

Увидев маленькую принцессу, Урдалак начал так хохотать, что потребовался целый час, чтобы он успокоился.

Он радовался тому, как ловко ему удалось провернуть это дельце. Сколько раз расставлял он ловушки на минипутов, но до сих пор ни одна из них не сработала. А сегодня провидение преподнесло ему поистине королевский подарок! К нему в сеть угодила дочь самого короля! Было чему радоваться, и он возблагодарил богиню большого леса за ее дар. Впрочем, именно Селению он и собирался принести в жертву богине леса. Услышав об уготованной ей участи, принцесса гордо вздернула подбородок и расхохоталась ему в лицо.

— Умереть на алтаре? О, как это прекрасно! — ответила Селения ему тоном оперной дивы.

И добавила, что во время путешествия она столько всего повидала, что уходить из жизни ей будет совсем не жалко.

Ее поведение обескуражило Урдалака. Зачем причинять пленнику страдания, если он этих страданий не почувствует? Но Урдалак не случайно стал повелителем мрака. Он заслужил это звание, ибо изощренные хитросплетения его мозговых извилин были гораздо более замысловатыми, чем переплетения корней тысячелетнего дуба. И каждая извилина измысливала зло.

— Если ты сама не боишься гибели, быть может, тебя испугает гибель твоих близких? — прошептал Урдалак, и на лице его появилась зловещая усмешка.

Селения не совсем поняла, что хочет этим сказать Ужасный У, но ей все равно стало страшно, и мелкая дрожь пробежала по всему ее телу, от головы до кончиков пальцев на ногах: ее тело оказалось более понятливым, чем голова.

Посадив Селению в темницу, Урдалак отправился составлять послание ее отцу, королю минипутов.

Когда послание было готово, Ужасный У приказал написать его на спине у одного из осматов: это был единственный способ доставить письмо адресату в целости и сохранности. И хотя, в отличие от комаров, осматам не делали операцию по извлечению мозгов, эти воины никогда не отличались ни умом, ни сообразительностью, и посланец, скорее всего, потерял бы врученное ему письмо.

Вместе с осматом-письмоносцем к минипутам был послан еще один осмат с образцово чистой спиной, чтобы на ней можно было написать ответ.

В своем послании Урдалак предлагал королю совершить обмен, а в случае отказа готов был даже поторговаться. Но королю его предложение показалось настолько отвратительным, что он трижды хлопался в обморок, пока, наконец, дочитал послание Ужасного У до конца. Короля можно понять.

Сначала Урдалак объявлял, что он захватил в плен принцессу Селению и намеревается медленно, но верно ее убить. Однако чтобы доказать свое великодушие, он готов ее пощадить и далее отпустить домой. Но с одним условием: ее место в темнице должна занять королева, мать Селении.

Разумеется, король отказался обсуждать подобный обмен. Чтобы дать выход своему гневу, его величество переломал во дворце всю мебель. А пока король изливал свой гнев на ни в чем не повинные столы и стулья, королева спокойно, как подобает супруге могущественного властелина, собирала чемодан.

При виде ее спокойствия у жалостливых минипутов на глаза наворачивались слезы. Собрав необходимые ей вещи, она посмотрела королю прямо в глаза.

В ее взгляде было столько силы и убежденности, что у короля не хватило мужества ей возразить.

— Больше двух тысяч лет ты дарил мне все, о чем только может мечтать женщина. Мне не на что жаловаться и не о чем жалеть, — мягким, но вместе с тем уверенным тоном произнесла королева.

И она нежно простилась с супругом долгим прощальным поцелуем. С этим поцелуем она передала ему всю оставшуюся у нее жизнь. Моллюск исчез, Урдалаку пришлось довольствоваться пустой ракушкой. Селения, разумеется, ничего не знала об этом гнусном шантаже, иначе она бы непременно что-нибудь придумала, чтобы выручить мать. Но юная принцесса узнала правду, только когда вернулась домой.

Когда девочка осознала, что ее мать осталась в когтях Урдалака, она рухнула как подкошенная и несколько недель ничего не ела.

За время своего путешествия она многому научилась, но этот последний урок, без сомнения, был самым жестоким. Она не послушалась отца и из-за этого потеряла мать. И Селения поклялась отныне всегда слушаться отца и Большую книгу, которую за несколько лет она выучила наизусть, словно от этих знаний зависели ее спасение и даже сама жизнь.

«Все, что не отбирает у меня жизнь, делает меня только сильнее», — было записано в Большой книге. Автором Большой книги был некий Арчибальд, благодетель, о котором она много слышала. Селения сохранила свою жизнь и ощутила, что стала гораздо сильнее. Ей исполнилось пятьсот лет, возраст, когда маленькие девочки по минипутским меркам становятся молоденькими девушками.