Артур жадно впитывает каждое слово Миро. Взволнованный крот, утирая лапкой непрошеную слезу, завершает свой рассказ. Мальчик завороженно смотрит на крота, словно кролик на удава. Только теперь он понимает, что обручился с Селенией, совсем не зная ее. Разумеется, их совместные приключения сблизили их, но он ничего не знал о ее прошлом.

— Спасибо за рассказ, Миро, — говорит он. — Теперь мне будет легче понять и минипутов, и Селению!

Артур потрясен: неужели за такой пустяк, как непослушание, детская шалость, можно заплатить столь дорогую цену — навсегда потерять мать? Мысль эта не дает ему покоя. Ведь он тоже не послушался отца! Он сбежал, поступил так, как захотел. По телу мальчика пробегает дрожь. Ему совсем не хочется, чтобы его приключение завершилось так же печально и чтобы его дорогая мамочка также бесследно исчезла. И Артур обещает себе вернуться домой как можно скорее. Он только скажет «привет» своей дорогой принцессе, убедится, что у нее все в порядке, и помчится в зал перехода, чтобы проникнуть в подзорную трубу прежде, чем появится первый луч солнца, как и велел ему вождь матассалаи.

— Который час? — спрашивает Артур. Миро смотрит на свои песочные часы.

— Солнце взойдет ровно через пять минут! — отвечает ему крот.

Артур вздыхает. Он очень надеется, что с принцессой ничего не случилось и она скоро вернется. Мысль о том, что после всех испытаний ему не удастся увидеть принцессу даже одним глазком, очень огорчает мальчика. Но, быть может, из его теперешнего положения следует извлечь полезный урок? Артур мучительно размышляет, а внутренний голос упорно шепчет ему, что, проникнув с таким трудом под землю, он не имеет права не повидать принцессу, пусть даже на секунду. Пытаясь спорить с внутренним голосом, Артур возражает: даже если эта секунда не настанет сегодня, он непременно дождется, когда светила вновь позволят ему совершить переход, и тогда он непременно отыщет принцессу.

А сегодня… что ж, сегодня близкие Селении сказали ему, что с ней все в порядке. «Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня», — нашептывает мальчику внутренний голос. Неужели, сам того не сознавая, Артур хочет навсегда остаться среди минипутов? А как же родители, дедушка и бабушка, пес Альфред? Нет, ему непременно надо вернуться с сегодняшним лучом! А потом он подумает, как пригласить к себе Селению. Действительно, почему бы ей не побывать у него в гостях?

Эта мысль так понравилась Артуру, что он невольно улыбается.

— Пошли, — вставая, обращается он к Миро. — Идем в зал перехода, иначе я могу опоздать.

Миро с удивлением смотрит на Артура: надо же, с их последней встречи прошло не слишком много времени, а как мальчик повзрослел!

— Вот это по-настоящему мудро, Артур, — отвечает ему крот, удовлетворенно улыбаясь уголками рта.

Друзья встают и идут к залу перемещений.

Но в великом колесе жизни, никогда и ни при каких обстоятельствах не замедляющем свое вращение, имеются потайные винтики, именуемые минипутами «капризами погоды» или «капризами природы». Столь поэтичное название крохотные человечки подобрали для феномена, называемого в большом мире просто «случайным совпадением». Минипуты не любят ни «случайностей», ни «совпадений».

У них даже есть поговорка: «Сознайся в своем проступке, иначе мы отдадим тебя на волю случая».

В большом минипутском словаре слова «случайность» и «совпадение» также не пользовались почетом и стояли в окружении таких слов, как «слинять», «слямзить», «смердеть» и «стырить». Минипуты, составлявшие словарь, полагали, что слова надо располагать друг за другом исходя из приятности их значения.

Несколько лет назад Арчибальд попытался объяснить минипутам подлинную суть слова «случай», а заодно и «случайность», и «совпадение». Он приводил примеры, как слова эти влекли за собой приятные события и вещи, как они сближали родственников и положительно влияли на обстоятельства. Но король и его советники не хотели ничего слышать. Совпадения не существовало. Это было философское понятие. Но, прежде чем прикоснуться к философическим материям, человеческое общество прошло через века варварства, а минипуты не намеревались переживать каменный век только для того, чтобы затем заняться философией.

Как бы там ни было, случай или случайность, а может быть, и сама судьба — называйте, как хотите — решила, что, когда Артур пойдет к залу перехода, в городские ворота кто-то энергично застучит.

И великая владычица Природа, всегда успевающая все сделать вовремя, направила Артура именно той тропинкой, которая ведет как раз мимо этих ворот. Иначе как бы он услышал таинственный стук? А кроме него услышать звук, доносящийся со стороны ворот, некому. Почтенный страж, которого Артур бесцеремонно разбудил сегодня утром, так разволновался, что вновь заснул на своем посту.

— Это Селения! — кричит Артур, заслышав стук в ворота.

Обрадованный, он так высоко подпрыгивает, что становится выше на целый миллиметр! Лицо его светится счастьем, словно Эйфелева башня праздничными огнями.

— Это она! Она! Я в этом уверен! — кричит он, прыгая, словно козленок.

Не взглянув в перископ, Артур бросается к воротам: он совершенно уверен, что стучит Селения. Миро уже вознамерился напомнить ему, что он нарушает одно из основных предписаний безопасности, а эти предписания ни в коем случае нельзя игнорировать. Мудрый крот может привести немало примеров, когда подобная небрежность влекла за собой крайне неприятные последствия. Но для такого рассказа ему понадобится не один день, а Артур не дает ему возможности даже рот раскрыть.

Обогнув метнувшегося ему наперерез Миро, мальчик бросается на брус, исполняющий роль задвижки, и начинает изо всех сил толкать его.

Радостные крики Артура разбудили стража ворот, и он бежит на свой пост в надежде успеть помешать мальчику учинить очередную оплошность. Но оплошность уже совершена: засов отодвинут.

— Что ты наделал, несчастный!!! — в ужасе восклицает король.

— Это Селения!!! Я уверен! — с энтузиазмом отвечает Артур.

Вцепившись в тяжелую створку ворот, он тащит ее на себя до тех пор, пока она не распахивается настежь.

Артур был прав. Стучала действительно Селения. На лице мальчика расцветает счастливая улыбка. Но, похоже, принцесса совсем не рада их встрече. Ее мокрое от слез лицо выражает страх и растерянность. Впрочем, это не удивительно. И если счастливый Артур не видит ничего, кроме лица своей дорогой принцессы, то все собравшиеся у ворот уже охвачены ужасом и выглядят не менее растерянными, чем принцесса. В самом деле, минипутам есть чего бояться. За спиной Селении высится искореженная фигура Урдалака. Приставив к горлу пленницы огромный нож, он крепко держит ее своими отвратительными рукоклешнями.

Пелена радости, застилавшая взор Артура, наконец спадает. Следом за ней слетает с губ улыбка. Мечты Артура рассыпаются как карточный домик. Миро давно уже окоченел от страха: у него даже посинел кончик носа. А король хлопнулся в обморок.

Селения смотрит на Артура глазами, полными слез. Ей так хочется рассказать своему принцу о том, какой счастливой она почувствовала себя, когда узнала, что он вернулся! Но, увы, лезвие ножа не дает ей даже издать крик о помощи.

— Как я рад вновь встретиться с тобой, мой юный Артур! — произносит Урдалак голосом, столь же приятным, как звук электропилы, вгрызающейся в железную балку.

При звуке этого голоса все жители города дрожат словно листья на осине, а потом застывают, парализованные ужасом.

Минипуты были уверены, что Урдалак сгинул под развалинами Некрополиса, но, к несчастью, он жив и здоров и вновь плетет коварные козни, достойные самого Макиавелли.

Впрочем, новый список злодеяний Урдалака пока довольно скромен: всего лишь захват заложника. Однако, зная ненависть Ужасного У к минипутам, каждый с содроганием думает, что это только начало. Мрачный негодяй вряд ли оставит их в покое.

— О, какая у тебя замечательная штучка! — с насмешкой произносит Урдалак, указывая костлявой конечностью на ракушку, висящую на шее Артура. — Добро пожаловать в кружок друзей природы, дорогой кузен! — добавляет он с усмешкой.

Сейчас Артур с радостью показал бы Урдалаку, что среди его новых родственников имеются тигры. Но едва он делает резкое движение, как Урдалак немедленно прижимает нож к горлу принцессы. Увы, Артур еще не может соперничать с ним ни в быстроте реакции, ни в силе. И мальчик мгновенно замирает. Ему не хочется получить свою принцессу с перерезанным горлом. Надо подумать. Поразмыслить. Найти неожиданное решение. Значит, сейчас главное — выиграть время.

— Я знаю, как Селения потеряла мать! Миро рассказал мне эту историю! — кричит Артур, стремясь привлечь к себе внимание Урдалака.

— Веселенький рассказик, не правда ли? Надеюсь, он тебе понравился. Но не грусти, скоро я сочиню еще одну историю, гораздо более интересную. Специально для тебя! Чтобы тебе было, что почитать долгими зимними вечерами! — саркастическим тоном отвечает Урдалак.

И, подталкивая вперед пленницу, омерзительный У входит в город. Артур медленно отступает, желая дать минипутам возможность скрыться в безопасное место и там подумать, как остановить наступление Урдалака и спасти принцессу. Но минипуты плохие стратеги и никудышные полководцы. Завидев Ужасного У, они чувствуют себя беззащитными, словно куриная стая перед атомной бомбой.

— Послушайте, а почему бы нам не повторить эту историю? Ведь я теперь принц, а значит, вполне стою принцессы. И я отдам вам свою жизнь в обмен на жизнь принцессы, — стремясь выиграть время, уговаривает Артур Урдалака.

— Не-е-е-т! — рванувшись вперед, в ужасе кричит Селения.

Страх потерять Артура придал ей силы, и Урдалаку стоит большого труда удержать отчаянно брыкающуюся принцессу в своих цепких рукоклешнях.

Он с такой силой сдавливает девочку, что у нее перехватывает дыхание. Селения судорожно ловит ртом воздух. Сейчас она похожа на золотую рыбку, вытащенную из воды злодеем рыбаком. Не в силах произнести ни слова, принцесса широко раскрытыми глазами смотрит на Артура.

— О, как это благородно! Знаешь, Артур, несколько лет назад у тебя был шанс стать героем. В то время я, возможно, и согласился бы на твое предложение. Но сегодня мои планы простираются гораздо дальше, и твоя жалкая жизнь меня совершенно не интересует! — тоном контролера, уличившего трамвайного зайца в безбилетном проезде, отвечает Урдалак.

— А можно ли узнать у господина У, у его светлейшего величия, как далеко шагнула его изобретательная мысль? — полунасмешливо, полусерьезно спрашивает Артур, решив попробовать раззадорить У и одновременно польстить ему. Вдруг он выболтает что-нибудь важное?

Ход правильный.

Во-первых, диктаторы и злодеи вроде Урдалака всегда падки на лесть, а во-вторых, все они любят поговорить и покрасоваться на публике. Урдалак останавливается и принимает позу, словно намеревается дать интервью.

— У меня действительно большие планы. И первое, что я сделаю, — я покину эти жалкие континенты, где давно уже ничто не соответствует ни моим интересам, ни моим запросам, — скандирует Урдалак так, словно его вызвали к доске отвечать стихи. — Я намереваюсь отбыть в мир, более соответствующий моему росту и моему гению. Я замыслил… кое-что поинтереснее! — загадочно добавляет он, поднимая вверх изуродованный болезнью палец.

Артур начинает кое-что понимать.

— Так это вы отправили послание на рисовом зернышке! — наконец восклицает мальчик; разгадка тайны, так долго его мучившей, предстала перед ним как на ладони. — Вы призвали меня на помощь, потому что были уверены, что я приму ваше послание за послание моих друзей. А значит, непременно попытаюсь что-нибудь сделать, чтобы их спасти, иначе говоря, проникну в ваш мир с помощью луча, открывающего дверь в страну минипутов. Но вас интересуют не «уменьшительные» способности луча, а «увеличительные». Вы не знали, когда бывает луч. Попав с его помощью в ваш мир, я тем самым сообщил вам, что скоро будет луч в обратную сторону. И вы хотите этим лучом воспользоваться!

Если бы конечности Урдалака не были заняты Селенией, он бы охотно поаплодировал Артуру.

— Браво, мальчик! Ты и в самом деле очень проницателен! — признает У.

Чтобы найти зернышко риса, а потом достать его, Урдалаку пришлось снарядить целую экспедицию. В дебрях Шестого континента он отыскал следопыта-любителя, изучившего дом людей, как собственный карман. Когда Ужасный У описал, что за зернышко ему хотелось бы получить, следопыт показал путь в кухню и объяснил, где стоит крупа. По трубам Урдалак добрался до первого этажа и проник в кухню. Первым человеком, которого он там увидел, была Маргарита. Кухня была ее вотчиной, и она царствовала там полновластно. Урдалак наблюдал, с каким старанием и увлеченностью бабушка готовит еду, и не мог оторвать взор от этого увлекательнейшего зрелища. Словно зачарованный, он с робостью и почтением взирал на кухонную утварь, на плиту, которая, повинуясь легкому движению руки, начинала нагревать кушанье, на воду, бежавшую из крана по первому требованию, на миксер, за несколько секунд превращавший великолепные фрукты во вкуснейшее пюре. Его восхищало все: мельница для перца и тостер, из которого хлеб выпрыгивал в воздух, холодильник, прятавший в своем нутре кусочек зимы, и спиралевидный пробочник, мгновенно откупоривавший любую бутылку. Но больше всего понравился Урдалаку предмет, с помощью которого Маргарита приготовляла овощи.

Как-то раз по дороге в супермаркет бабушка купила у торговца-разносчика набор терок и ножей, позволявших фигурно резать овощи. С их помощью можно было превратить редиску в цветок, сделать яичное кружево, придать куску репы форму звезды с пятью лучами. Осваивая покупку, бабушка провела в кухне целый час, испытывая терки и ножики на всех фруктах и овощах, которые ей удалось найти в холодильнике. Демонстрация возможностей овощных ножей окончательно пленила Урдалака. Вот оно, настоящее искусство, настоящий талант! И всего лишь ради удовольствия красиво сервировать завтрак! У монстра на глаза навернулись слезы. Скажем прямо, такое случалось с ним крайне редко. Во-первых, потому что слезы были едкие и причиняли ему неимоверные страдания, а во-вторых, потому что его извращенный ум запрещал эмоциям выходить наружу. Эмоции Урдалак проявлял в исключительных случаях.

Но здесь, в этой кухне, глядя, как произведения искусства, соединившие в себе эфемерность красоты и утилитарность геометрической формы, создаются прямо у него на глазах, его светлейшее высочество Урдалак поистине утратил дар речи. Злодей чувствовал, как он возрождается для новой жизни. Словно его сердце, долгое время молчавшее, вновь начало биться. Обычно у него в голове стучал один лишь отбойный молоток. Теперь в ушах его буйствовал Вагнер. Именно здесь, в кухне, Урдалак решил начать новую жизнь. Почтенная дама по имени Маргарита настолько приворожила его, что он стал каждый день пробираться в кухню, чтобы полюбоваться ею. Иногда ему случалось заснуть в одном из шкафов и проспать в нем до утра. Однажды ночью он подвергся нападению ужасного существа, вооруженного струей ядовитого газа. Но так как Урдалак давно уже состоял из исключительно вредных субстанций, яд не причинил ему никакого вреда.

Ужасный У познакомился с матерью Артура и нашел ее довольно странной. В самом деле, когда она искала стакан, чтобы налить в него воды, она открывала все шкафы подряд, охала и ахала, но никогда ничего не находила и в конце концов решала обойтись без воды, лишь бы не продолжать эти бесконечные поиски. Но даже Урдалак успел выучить, где хранятся стаканы, где тарелки, а где столовые приборы и прочие кухонные принадлежности.

Урдалак знал также, где спрятана большая бутылка виски, к которой время от времени прикладывался Арчибальд. Больше трех лет Урдалак продержал Арчибальда в своей темнице в Некрополисе, но сегодня он очень жалел об этом. Арчибальд был классный парень. Он каждый день приходил в кухню и, исполняя просьбы Маргариты, что-нибудь чинил. Он мог пробить засорившуюся раковину и подтянуть разболтавшуюся петлю, державшую дверцу шкафа. Он точил ножи, очищал всевозможные поверхности от известкового налета, чинил постоянно ломавшиеся кухонные машины.

С великим изумлением взирал Урдалак на Арчибальда и Маргариту, наблюдал, как они помогают друг другу, какое между ними царит согласие, и восторгам его не было конца. Он даже не подозревал, что в отношениях может царить радость и гармония. У него ни с кем не было таких отношений, даже с родителями, потому что они очень рано покинули этот мир. Любовь, согласие, дружба, разделение труда — ни одно из этих понятий не было ему известно. Тем более что он уже давно не имел обыкновения ни с кем ничего делить. Однако дурной характер взял свое, и выводы, которые сделал Урдалак из своих наблюдений, были отнюдь не утешительными для обитателей кухни. Урдалак решил: раз верхний мир такой гуманный и гармоничный, значит, он без особых проблем сумеет захватить его и стать его повелителем.

Ужасный У дал самому себе торжественное обещание, что, как только он захватит власть в этом новом королевстве, он удостоит Маргариту сана почетной гражданки и главного шеф-повара королевской кухни.

Стремясь приблизить долгожданный миг, Урдалак утащил у бабушки зернышко риса и поволок его к художнику-граверу.

Художника Урдалак отыскал в одном из баров Пятого континента, а именно в знаменитом «Сногсшибательном экстрим-баре», которым владел Макс. Это был самый талантливый художник и гравер на всем континенте, заказчики буквально рвали его на части и платили золотом, а он выбивал, гравировал, рисовал и живописал завлекательные вывески, притягивавшие клиентов, словно мед мух. Он всегда был очень занят, его книга заказов была заполнена на десять лун вперед. Но стоило художнику увидеть перед собой Ужасного У, он согласился написать все что угодно в любой срок.

Урдалаку осталось только найти гонца. Но в этом вопросе жители всех Семи континентов были единодушны: самыми лучшими почтальонами, способными доставить письмо непосредственно в руки адресату, были пауки. Ужасный У обратился в компанию «Тарантул-Экспресс». Компания принадлежала уроженцу племени тутатама, ибо только тутатамцы умели дрессировать насекомых. Фирма тутатамца Хара-Кири не знала кризисов и с каждым годом процветала все больше и больше. Девяносто процентов заказов фирма получала от жителей Пятого континента, то есть от клевочуваков: чуваки были слишком ленивы, чтобы самим доставлять свои письма.

Дела Хара-Кири шли в гору, сам он чувствовал себя прекрасно, поэтому, когда к нему в контору явился Ужасный У, он не сразу понял, с кем имеет дело. А, услышав, что от него требуется и в какие сроки, не рассуждая, отказал. У него и без этого мерзкого типа много клиентов. Но уже в следующую секунду тутатамец пожалел о своем отказе. Стальная рукоклешня схватила его за горло и приподняла над землей.

— Или ты в кратчайшие сроки дрессируешь паука, который отнесет послание в большой мир человеку по имени Артур, или твоя гнусная харя навсегда распростится с твоим тщедушным телом, а твои жирные пауки пойдут на стол любителям экстремальной кухни!

Условия были высказаны достаточно ясно, и Хара-Кири согласился.

— Вот так рисовое зернышко и попало к тебе, мой юный Артур! — говорит Урдалак, ужасно довольный своей хитростью.

Надо сказать, рассказ Урдалака был довольно длинный, и поначалу Артур надеялся, что за это время минипуты успеют придумать, как спасти Селению. Но, увидев, как простодушные маленькие человечки уселись на землю и, развесив уши, слушают Ужасного У, махнул на них рукой. Какой толк злиться, если твоя злость ни к чему не приведет? Что ж, значит, придется выкручиваться самому.

— Однако заболтались мы что-то! — насмешливо произносит Урдалак и, прикрываясь своей заложницей, направляется в зал перемещения. — Скоро восход, и мне хотелось бы прийти заранее, чтобы не опоздать! — со смехом добавляет он.

Если бы у минипутов были автомобили, Артур решил бы, что он слышит не смех, а глохнущий двигатель.

Продолжая прикрываться Селенией, Урдалак входит в знаменитый зал перемещения.

За ним по пятам следуют Артур, Миро и Барахлюш. Только у них хватило мужества не бросить принцессу на произвол судьбы, а точнее, на произвол Ужасного У. Острым ногтем повелитель мрака разрывает кокон, где, как обычно, спит проводник. Старичок падает на пол, словно перезрелая груша.

— Когда же вы перестанете шастать то туда, то сюда?! — ворчит он.

— Сегодня это случится в последний раз, — уверенно заявляет Урдалак, и лицо его расплывается в омерзительной улыбке. — Потом можешь спать спокойно.

Старичок проводник окидывает взором жуткую фигуру Урдалака. Он нисколько не напуган, напротив, в глазах его светится неподдельное любопытство.

— Ого?! Никак сам малыш Урдалак?! Долго же я тебя не видел! Ты вырос за это время! — говорит он.

Урдалак не любит фамильярности, однако ссориться с проводником ему нельзя: вдруг он помешает превращению?

— Да! И намереваюсь вырасти еще больше! — надменно отвечает Ужасный У.

— Шел бы ты лучше спать! Куда тебе еще расти? Ты свою голову давно видел? Небось сам до собственной макушки уже не дотягиваешься! Нет, тебе вздремнуть часок никак не повредит! — советует Ужасному У проводник.

— Замолчи, старый дурак! Или уснешь вечным сном! — не сумев сдержаться, гневно кричит Урдалак.

Решив, что Урдалак забыл о ней, Селения делает попытку вывернуться из его рук. Но повелитель мрака по-прежнему начеку и только сильнее сдавливает свои объятия. Лезвие ножа вот-вот вопьется девочке в кожу.

— Всем успокоиться! — неожиданно властно кричит Артур.

Напряжение спадает, и даже Селения прекращает колотить руками и ногами воздух.

— Послушай, Урдалак! Если ты хочешь попасть в большой мир, иди! Только оставь здесь Селению! — обращается к злодею Артур.

Урдалак улыбается, но, как известно, от его улыбки еще никому никогда не было весело.

— Не беспокойся, мой юный друг! У меня нет никакого желания брать с собой эту упрямую кошку, — отвечает он. — Там, наверху, найдется множество других принцесс, которые будут рады служить мне!

Нельзя верить такому испорченному созданию, как Урдалак, однако Артуру почему-то кажется, что сейчас он говорит правду. Конечно, мысль о том, что Урдалак попадет в мир людей, не может радовать мальчика, но главное для него — спасти Селению. Потом он займется Урдалаком.

Артур делает знак Миро. Мудрый крот понимает его без слов.

— Проводник! Начинай процедуру! — приказывает Миро.