Выбрасываем старые ботинки! Даем жизни новое направление

Бетс Роберт

Глава 2

СТАРЫЕ БОТИНКИ

 

 

ЧТО ТАКОЕ НАШИ «СТАРЫЕ БОТИНКИ»?

Наши «старые ботинки», к которым мы так привыкли, это наши старые привычки и стереотипы мышления, примеры, чувства и схемы поведения, которые возникли очень давно. Они передаются от одного поколения к другому и считаются тем, что большинство людей понимает как «норму». Они служат той мерой, тем ординаром, на который ориентируется большинство. Каждый, так называемый «нормальный» человек располагает сегодня целым комодом, заполненным этими старыми ботинками. Ежедневно, вставая с постели, он выбирает какую-то пару, не замечая того, что и ноги-то у него в этой обуви болят, и ходить-то ему неудобно, и душа его от всего этого многотерпения ноет и плачет. Привыкнуть можно ко многому. И мы привыкли к самым безумным вещам. Если нас посетит инопланетянин и непредвзято понаблюдает за нами, всю оставшуюся ему жизнь он не сможет оправиться от удивления. Это заключение, возможно, будет звучать так: «Этот биологический вид — «человек» — находится в самой начальной стадии своего развития».

Уже в первые месяцы нашей жизни мы начинаем наблюдать, что и как делают взрослые, что и как они говорят, думают. В основном мы учимся всему у нашей матери, ведь именно с ней мы проводим большую часть времени, чем с отцом. Уже находясь в материнской утробе, мы оказываемся вовлеченными во все ее мысли, разговоры и чувства. Ведь не бывает более тесной связи, чем у эмбриона с его матерью. А эмбрион с самого начала являет собой развитое духовное существо. Он предельно точно воспринимает каждую материнскую вибрацию, каждый ее страх, каждую печаль, депрессию, каждую радость и каждый смех. И все это производит на него впечатление, задевает его. Он становится самым интимным знатоком своей матери еще задолго до своего рождения.

В ранние детские годы мы ежедневно наблюдаем за матерью и другими взрослыми из нашего окружения. Таким образом, мы точно знаем, что они думают о жизни, о себе самих и об окружающих людях. Мы видим, как они себя ведут. Но в это время у нас нет возможности поставить под сомнение их точку зрения и их образцы поведения. Имеет ли смысл думать и вести себя именно так? Принесет ли это радость в жизни? Так как мать (и порой отсутствующий отец) является единственной моделью поведения для полностью зависимого от ее внимания существа, принимающего ее поведение, чувства, речь и образ мысли как пример для собственных чувств, слов и мыслей. Что произносят мать или отец, для него подобно божественным посланиям. Для маленького ребенка мать или отец возведены в ранг богов, ведь они обладают властью над радостями и горестями ребенка, над количеством дарованного внимания (то есть питания), а ребенок чувствует это иерархическое переплетение очень точно и тонко. Он, присущим ему особенным образом, борется за то, чтобы получить максимум родительской энергии. В детстве человек развивает абсолютно естественную для него стратегию выживания, которая чаще всего продолжает действовать и во взрослом возрасте.

Ребенок начинает «напяливать» на себя старые ботинки родителей и расхаживать в них. Если мы посмотрим внимательнее, то сможем определить наверняка, что все эти старые, стоптанные пары обуви на самом деле намного старше, чем кажутся. Они изготовлены нашими предками и постоянно передавались по наследству. Если бы мы смогли увидеть, насколько стар и изношен тот материал, по которому мы настраиваем нашу жизнь, из каких архаичных времен он происходит, нам стало бы жутко.

Далее в этой книге я открою перед тобой шкаф, заваленный старыми ботинками. При этом я попрошу тебя внимательно посмотреть на каждый из них и примерить. Для чего? Чтобы ты снова ощутил те места, в которых тебе жмет. Чтобы почувствовал напряжение, боль и страдание, которые ты десятилетиями причинял себе этими старыми башмаками. Если мы сможем осознать, каким образом нам удалось создать в себе и в своей жизни тесноту, давление, напряжение и тяжесть, мы сможем вылечить свои старые раны, преодолеть старые образцы поведения и программы мышления и исцелиться от боли. Только тогда возникнет новое пространство и появятся новые решения для нового направления в нашей жизни. Читая эту книгу дальше, найди в ней, как в обувном шкафу или старом комоде, пару «своих» ботинок. Примерь их и определи, где они давят и причиняют боль.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: ДЕФИЦИТ ВРЕМЕНИ

У тебя много времени? Или тебя частенько одолевает чувство, что ты должен поторапливаться, что время уходит? Весь мир, кажется, старается нам внушить, что у нас ни на что не хватает времени! Мы должны непременно торопиться. Мы считаем крутым и правильным, когда все происходит с максимальной скоростью. Мы быстро едим, быстро едем, быстро занимаемся сексом, быстро ходим, быстро дышим. Самые быстрые виды спорта нам милее прочих, идет ли речь о «Формуле-1», беге на стометровую дистанцию или о марафоне. Какой во всем этом смысл? Мало у кого еще есть время для досуга. Знакомо ли тебе это слово вообще — досуг? Мы постоянно стремимся переделать максимум дел, уложившись в невероятно короткий отрезок времени. Мы мчимся по нашей жизни. И вечером смертельно усталые приземляемся в постели, не способные уже даже задуматься о прожитом дне.

Одна из наиболее характерных мыслей, то и дело возникающих в голове каждого западного человека — «У меня нет времени». Мы бессмысленно катаем в своей голове эту мысль, не осознавая даже того, что творим, таким образом, в собственной жизни! Ведь мысль «у меня нет времени!» создает и усиливает чувство хронического дефицита времени, усугубляя нашу нервозность и суетливость. Она приводит к тому, что мы начинаем задыхаться. Эта мысль, как и любая другая, действует как настрой, как приказ. С ее помощью создается энергетическое поле, в котором сплошь недостаток времени.

Перекатывание в мозгу подобных мыслей — одна из самых безумных игр, в которые мы играем в своей жизни, до тех пор, пока у нас есть настроение в них играть. Осознай факт: ты можешь выбирать. Когда весь мир внушает тебе, что у тебя нет времени, ты действительно постепенно начинаешь в это верить. Знаешь почему? Потому что ты об этом не размышляешь. И делаешь почти все то же самое, что и другие. Ты попутчик. Ты бежишь вместе с подгоняемой толпой. Остановись!

Ты вообще знаешь, почему так быстро идешь? К чему такая скорость, если ты не знаешь, куда бежишь? Какова цель твоей быстрой жизни? Почему тебе так не терпится приблизиться в этом темпе к своему концу? Ведь ты мчишься именно туда.

Как правило, мы не знаем, куда бежим. Главное — бежать. Скорость, спешка, сбившееся дыхание стали самостоятельными, но в то же самое время и непреложными атрибутами нашей жизни. Мы не можем успокоиться. А я вот что скажу: ощути, как быстро или насколько медленно ты читаешь эту книгу! Тебе наверняка знакома мысль: «Я быстренько сейчас прочту это!» Ведь впереди тебя ждут еще столько других книг!

Уясни для себя, что когда-то именно ты принял решение стать попутчиком, и загнал себя в это беспокойное русло жизни без отдыха. Да, это был ты сам, и поэтому только ты и можешь все изменить! Даже если миллионы несутся вперед сломя голову, ты не должен нестись вместе с ними. Задай своей жизни свой собственный темп. Замедли ход! Решись на это! Успокойся. Прими такое решение! Как это осуществить? В начале всего бывает мысль. Пусть она будет такой: «У меня есть время! Мне хватает моего времени! Я никогда не пропускаю ничего, действительно важного для меня». Даже если твоя голова еще не доверяет этой странной новой мысли, проговори ее громко, закрыв глаза. Зафиксируй при этом все свои внутренние реакции: чувства, мысли и ощущения тела. Дай им всем свободно проявиться и наблюдай.

Если ты хочешь стряхнуть со своих ног эти старые, ограничивающие тебя, твои ноги, твои движения ботинки, тебе придется принять новое решение — о выходе из этой массовой игры под названием «Нет времени». Если, конечно, ты действительно хочешь принять это принципиально новое для себя решение и пойти дальше по жизни своим путем. У тебя есть достаточно времени. И у Вселенной его хватит на тебя. И на всех. А если ты, читая книгу, подошел к этому пункту, скажи себе (возможно, в рамках небольшого ритуала): «Сегодня я принимаю новое решение. Сегодня я решаюсь по-новому думать о времени, которое у меня есть. Времени достаточно. С сегодняшнего дня я даю себе время для самого важного, для себя самого. С сегодняшнего дня я больше не стану загонять себя по каким-либо поводам. Я хочу наслаждаться каждым моментом моей жизни и проживать его осознанно. Я принимаю решение в пользу размеренности и осознанности. С сегодняшнего дня я говорю «нет " старой игре в спешку и неутомимость. И если я снова буду испытывать стресс, то сразу же напомню себе об этом решении».

Будь внимательнее к моментам, когда ты, запыхавшись, испытываешь стресс и торопишься. Всякий раз, когда это будет с тобой случаться, останавливайся (если ты окажешься за рулем — паркуйся), закрывай глаза и начинай мягко и глубоко дышать, осознавая свое состояние. Почувствуй, насколько ты выпал из состояния равновесия. Отметь и то, как твое дыхание возвращает тебя в центр своего равновесия. Дыши так долго, сколько тебе потребуется, чтобы вновь обрести покой. Теперь ты можешь мыслить и принимать решения по-новому. Прими новое решение, и пусть оно сразу же освободит тебя от суеты. Возможно, ты осознанно решишь специально приехать на какую-то встречу с опозданием. Возможно, ты решишь отменить встречу. Возможно, ты решишь отсрочить некое дело, перенести мероприятие, отложить поездку. Возможно, ты решишь исключить что-то из своей обычной программы, ведь иногда — тише едешь, дальше будешь. Мысли и принимай решения по-новому! Никогда больше не допускай мысли о том, что у тебя нет выбора и времени или что ты «должен», ибо это — неправда. Всегда есть много возможностей для выбора, только обычно мы не хотим их видеть и оттого — не видим. Выбирай по-новому! Выбирай время в достаточном количестве. Выбирай новый стиль жизни — прохождения жизненного пути.

Возможно, тебя вдохновит замечательный роман «Открытие медленности» Стена Надольны. Имей мужество для медленности, для осознанности, и ты сможешь пережить чудо. Ты увидишь, что становишься быстрее, что в твоей жизни начинает происходить больше событий, что ты начинаешь жить и мыслить более осознанно.

Чувство нехватки времени основано на страхе, как и все подобные чувства. Ты боишься, что можешь что-то упустить. Тебе пытается это внушить твоя голова, но верным является прямо противоположное. Ты ничего не можешь упустить. И если ты станешь более медленным и более осознанным, если ты сделаешь несколько перерывов и глубоко вздохнешь, случится обратное: твоя жизнь станет более полной, насыщенной и долгой.

Кто верит в постоянство времени и в то, что время — величина непоколебимая, очень сильно ошибается. Для одного двадцать четыре часа пролетают, как восемь, для другого — как сорок восемь, а для третьего — как все семьдесят два. Почему? Потому что время зависит от того, как мы в нем живем. На моих семинарах для отпускников большинство участников воспринимает неделю как три или четыре. Почему? Потому что они проживают это время более осознанно и совершают простые действия, например, ходят, смотрят, встречаются или слушают — намного более осознанно, чем в привычной для них суете будней. Мое реальное чувство времени зависит не от стрелок часов, а от того, насколько я сознателен, внимателен и бодр во всех своих занятиях. А что возможно в отпуске, то возможно и в обычной жизни. Это вопрос решения — решения испробовать такое отношение ко времени и учиться ему.

Я часто не могу сдержать ухмылку, когда слышу о масштабных и дорогих научных экспериментах (прежде всего это касается медицинских экспериментов) по продлению человеческой жизни. Я воспринимаю все это как плохую шутку. Каждый человек может продлевать свою жизнь по своему усмотрению и получать столько времени, что его будет более чем достаточно. Как? А вот так: это происходит тогда, когда я начинаю делать все более осознанно. Таким образом, семидесятилетнюю жизнь можно легко превратить в двухсотлетнюю. По насыщенности. Ведь время не существует объективно, оно невероятно изменчиво.

Если ты торопишься, если ты попадаешь в стрессовую ситуацию — ты уже не в себе; ты не с собой, ты потерялся. Возвратись назад, притормози, осознай свое — все то, что принадлежит тебе. И ты получишь все время на этом свете. Кто отсутствует в себе — тот упускает время и бесполезно его расходует. Кто находится в себе — тот остается внимательным и осознанно дышит; у него всегда достаточно времени для всего. Время, отпущенное нам в этом теле, слишком дорого, чтобы тратить его неосознанно.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: ЖИЗНЬ ТЯЖЕЛА

Большинство западных людей воспринимает жизнь как очень утомительное занятие, как тяжкий труд и непомерное бремя. Мы уже привыкли к тому, что, встречая знакомого и спрашивая его «Как дела?», в ответ можем услышать пространный рассказ обо всех его тяготах. Но давайте предположим, что он ответил нам так: «Как у меня дела? Дела у меня идут чудесно. Моя жизнь легка и прекрасна». Мы удивимся, не так ли? И усомнимся: его жизнь прекрасна и легка? В каком мире живет этот человек? Вероятно, он только что влюбился? Или сошел с ума.

Вот она — та самая главная тяжесть, которую ощущает огромное количество людей — очень старые, если не сказать древние ботинки, нет, даже не ботинки, а колодки — настоящие свинцовые колодки, однажды обутые нами, в которых мы тащимся по жизни. Можем ли мы передвигаться в них легко и проворно? Конечно, нет. Эту тяжесть многие по-настоящему ощущают в своем теле, и речь не идет лишь о тех, кто страдает избыточным весом. Прежде всего, тяжесть как бремя жизни давит на нас в области плечей. Если закрыть глаза, вздохнуть и проследить за своими внутренними ощущениями, то можно почуять, будто тонны груза возложены на наши плечи. Кто-то ощущает этот груз, как давление на плечи, кто-то — на грудь, у иных тяжесть сковывает конечности и суставы, есть даже те, кому она сдавливает голову! Такая тяжесть, будь она внутри или снаружи, никогда не бывает вымышленной. Это настоящие грузы — невидимые, но реально созданные нами самими, и со временем накопленные в чудовищных количествах. Наши тела очень страдают от них, и последствия проявляются без промедлений; они очевидны уже в молодости. Многочисленные «неполадки» в межпозвоночных дисках объясняются именно этим. Мы таскаем на себе эти невидимые и до крайности тяжелые грузы изо дня в день, как в старину носильщики таскали на себе мешки с углем, делая, однако, и перерывы на отдых, мы — лишены даже этих перерывов. Наши межпозвоночные диски капитулируют перед бременем, что невидимо давит на них. Легкость — исключение в жизни «нормального» человека, тяжесть — правило.

Откуда берется эта тяжесть? Кто-то мог бы сказать: «Если я взгляну со стороны на последние свои двадцать-тридцать лет, то мне придется признать: они были очень тяжелыми. Я постоянно прилагал просто чудовищные усилия, чтобы двигаться вперед». Увы, есть в нас нечто, что заставляет думать: «Жизнь тяжела по определению, и это факт». Жизнь и тяжесть существования каким-то непостижимым образом оказываются настолько тесно связанными между собой и взаимовключенными, что сама идея жизни в легкости уже кажется нам абсолютно нереальной и утопичной.

Спроси себя еще раз: можешь ли ты представить, чтобы твоя жизнь вдруг стала бы легкой? Что бы далось тебе легче всего? Каких бы своих целей ты смог бы достичь максимально легко?

Все напряжения, присутствующие в нашей жизни, рождаются в наших головах. Наши головы настолько запрограммированы на присутствие в жизни тяжести, напряжений, обременений, прилежания, борьбы и тому подобного, что наши будни уже сами по себе становятся лишенными радости — бременем, тяжестью. В этой жизни с каждым все происходит по его вере, по его установкам. И для наших родителей было само собой разумеющимся, что в жизни надо напрягаться, чтобы чего-то достичь. Поэтому одно из самых классических наставлений детям и подросткам звучало и продолжает звучать так: «Напрягись! Будь прилежным и старательным, чтобы ты смог чего-то добиться»!

Кто верит в то, что он должен напрягаться, — тот, конечно, воспроизводит тяжесть в своей жизни. Ему, как мы говорим, все «тяжело дается». И это естественно, ведь тяжелые усилия в условиях легкости бытия не имели бы смысла.

Большинство из нас, вплоть до сегодняшнего дня, оставались послушными, приспособленными, голодными до внимания и любви детьми, глубоко усвоившими все подобные наставления. Мы каждый день напрягаемся. Лишь меньшинство воспринимает жизнь как радость и легкость бытия. Лишь немногие радуются по утрам тому, что они просыпаются вместе с солнцем, под щебет птиц. Лишь немногие радуются тому, что идут на работу и воспринимают эту работу как игру. Ничтожно мало количество семей, где супруги воспринимают свою семейную жизнь приятной и легкой. В большинстве случаев климат в домах определяют заботы, проблемы, усилия, тяготы. В качестве наших основных убеждений мы приняли и усвоили следующие мысли: «Жизнь тяжела. В жизни не бывает легкости. Кто не напрягается, тот ничего не достигает и ни с чем не справляется. Чем больше усилий — тем больше успех. Сперва попотей, а после — получишь награду». Известна ли вам старинная поговорка «Рано сгибается тот, кто хочет стать крючком»? Мы никогда не ставили под сомнение подобные утверждения и мысли наших родителей, дедушек и бабушек. Даже наоборот, мы их глубоко усваивали и воспринимали. Они перешли в нашу плоть и кровь. Мы живем ими. Поскольку же мы продолжаем в них верить, так толком и не осознав их, наша жизнь, конечно, протекает тяжело и утомительно, а наше тело ощущает себя обремененным, перегруженным и распираемым внутренним давлением.

Никто нам не говорил, что жизнь может быть другой. Никто не говорил нам, что жить можно припеваючи. Ты готов открыться для такой возможности? Ты готов открыть себя легкости бытия? Эта книга поможет тебе жить легко.

Я утверждаю: природа и Творец задумали эту жизнь легкой. Тяжесть не имеет ничего общего с природой. Ты хоть раз замечал в природе, чтобы кто-то или что-то испытывало трудности, напрягалось? Ты хотя бы раз видел реку, водам которой тяжело течь? Ты хоть раз слышал в ее журчании: «Я так напрягаюсь!»? Можешь ли ты представить себе дерево, которое просыпается утром и думает: «Ох, сегодня я снова должно подрасти на два миллиметра, будет трудный день»? Видел ли ты хоть раз птицу, которая делает что-то с трудом? Или какое-нибудь животное, растение? Природа всегда идет путем наименьшего сопротивления, как и любая река в поиске своего русла. Кажется, тяжестью восторгаемся только мы, люди.

Вся тяжесть нашей жизни покоится на коллективной вере в непреложность трудностей и бренность существования. Миллионы людей неосознанно читают по утрам свои ежедневные мантры из разряда «О Боже, дай нам наше ежедневное бремя», напрягаясь и настраивая себя на очередное преодоление очередных проблем. И они их получают.

История человечества обильна эпизодами нужды, голода, гнета и войн. Тысячелетиями жизнь человека определяется борьбой за выживание, и определенное сознание укоренилось в нашем существе. В условиях современности даже в тех странах, где речь больше не идет о выживании, тяжесть воссоздается снова и снова — из архетипов и образов старого мышления и сознания, снова и снова воспроизводится ежедневно.

Чтобы освободиться от этого коллективного помешательства на тяжести и обременении, требуется мужество.

Как найти легкий путь? Для начала нужно определить пространство для нового представления о жизни и заполнить его видением того, что жизнь может радикально измениться и стать легкой и радостной. Мы можем создавать лишь то, что способны себе представить. Поэтому первым на очереди стоит решение. Если, конечно, ты и в самом деле хочешь жить припеваючи, легко. Принимай решение не «скрепя сердце», а наоборот — распахнув его, навстречу новой — легкой и радостной жизни! Скажи себе и Вселенной: «Я принимаю решение жить припеваючи, легко и радостно! Я призываю легкость, я призываю ангелов легкости бытия войти в мою жизнь! Я открываюсь мыслям и установкам о том, что моя жизнь уже начала меняться в сторону легкости и веселья».

Можем ли и мы, люди, избрать путь наименьшего сопротивления? Протестует ли нечто в твоем мышлении против этого? Мы пойдем путем наименьшего сопротивления, когда откажемся от нашего «нет». Как ты относишься к утверждению: «Я хочу идти путем наименьшего сопротивления»? Каким образом ты мог бы в своей жизни перейти от «тяжести» к «легкости», ты узнаешь из следующих глав этой книги.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: ИЗОБРАЖАЯ ЖЕРТВУ

Многие люди ощущают себя жертвой чего-нибудь или кого-нибудь. Многие люди воспринимают себя, прежде всего, жертвой своих родителей, поскольку их родители допустили много ошибок (а в этом такие люди убеждены), то они вынуждены были мириться с недостатками и лишениями в своей жизни. Некоторые люди винят во всем своих сожителей. Немало родителей чувствуют себя жертвами своих детей.

Люди чаще всего склонны обвинять в своих лишениях кого — то другого. А если на эту роль найти никого не удается, тогда «козлом отпущения» они делают саму жизнь. Так появляются мысли типа «Жизнь несправедлива», что дает им сомнительное преимущество: если жизнь несправедлива, и это факт, к чему размышлять и стараться что-то менять; все без толку — тяжело, муторно, а куда деться?

Недостаток же такого подхода в том, что, таким образом, мы действительно ничего не сможем изменить в своей жизни, если и дальше будем соглашаться с подобными мыслями. Этим мы отказываемся от своей власти. Становимся жертвами. И делаем свой выбор: беспомощность. Мы выбираем постоянное ощущение собственной беспомощности. Нам проще считать себя во власти сторонних сил, людей, обстоятельств и судьбы. Ведь если другие виноваты в моей судьбе, а не я сам, то логичным было бы предположить, что они обладают властью надо мной.

Для наглядности поясню эту мыслительную цепочку еще раз. Я говорю: «Ты виноват в том, что я несчастлив, что мне плохо», чем объявляю себя твоей жертвой. И даю тебе власть надо мной и моей судьбой. Мой выигрыш в том, что я сам выбираю для себя: я буду чувствовать себя бессильным и беспомощным всегда — и сейчас, и в будущем, а потому я никак не смогу ничего изменить в своей жизни. Все останется по-старому.

Спроси себя: кого ты обвиняешь в нынешнем состоянии своей жизни, в своих лишениях, в своих разочарованиях и так далее? Четко сформулируй эти мысли, громко и внятно проговори их или запиши. Возможно, это будет так: «Моя мать виновата в том, что я…», «Мой отец виноват в том, что я…», «Мой бывший партнер виноват в том, что я…», «Мой ребенок виноват в том, что я…», «Я чувствую себя жертвой моих родителей, потому что…», «Я чувствую себя жертвой моего бывшего сожителя, потому что…», «Я чувствую себя жертвой моего нынешнего сожителя, потому что…», «Я чувствую себя жертвой моего ребенка, потому что…», «Я чувствую себя жертвой моей несправедливой жизни, потому что…» и так далее. Ну не смешно ли самому-то? И спроси себя, в конце концов: «Как долго я еще хочу играть в эту игру? Готов ли я закончить ее прямо сейчас?»

Многие вообще не осознают этой мыслительной игры, когда одни играют виноватых, другие — жертв. Я встречал людей, которые говорили: «Вон тот — полный идиот». А я спрашивал: «Ты замечаешь, как обвиняешь сейчас того человека, делая себя его жертвой?», на что получал ответ: «Нет, я его вовсе не обвиняю, но он все равно идиот. И я вовсе не считаю себя его жертвой». Поэтому я сейчас нагляднее разъясню эту игру на других примерах.

Замужняя женщина жалуется: «Я не могу выдержать, когда мой муж все время капризничает», а ее голова в это время думает: «Был бы мой муж не таким капризным, мне было бы лучше». Точно такие же аргументы приводят и другие женщины: «Была бы моя дочь более аккуратной, мне было бы легче», «Не принимал бы мой сын наркотики, мне было бы спокойно». А мужчины думают, например, так: «Видел бы мой шеф, сколько я всего делаю, мне было бы легче», «Если бы моя жена не ворчала на меня столько, мне было бы спокойнее». Таким образом, разум этих людей — и мужчин, и женщин — обвиняет других, как бы подводя итог: «Вообще-то, они должны вести себя по-другому. Я не хочу, чтобы они были такими». Иными словами, эти люди — все — говорят «нет» тому, что есть. Вместе с тем каждый из них обвиняет своими мыслями и себя самого, делая из себя жертву жены, мужа, начальника, детей и так далее.

Если мышление, типа «я страдаю, потому что он такой-сякой», не ставится под сомнение, то его приверженец непременно будет чувствовать себя плохо. Да, ему будет необходимо постоянно находить в своем окружении новых преступников, которые ухудшают качество его жизни. При активном содействии нашего обвиняющего разума мы делаем себя жертвами неисчислимого количества сторонних людей: хулиганов на автобане, бастующих машинистов, проникающих на отечественный рынок иностранцев и жадных менеджеров. Мы ощущаем себя жертвами курильщиков, неверных супругов, ленивых детей, непонимающих учителей, женщин-полицейских и так далее и тому подобное.

Пожалуйста, удели себе время и, уединившись в спокойной обстановке, где никто не побеспокоит, составь список (ведь у тебя уже есть рабочая тетрадь, не так ли?) людей и состояний, которые неизменно тебя злят (постоянно или время от времени), а затем внимательно рассмотри каждый пункт из этого списка и проясни для себя, что именно ты объявляешь себя жертвой других людей или событий. Осознай механизм того, как именно это происходит. Это необходимо сделать, поскольку ты уже, вероятнее всего, понимаешь: кто идет по жизни с таким жертвенным сознанием — тот не может быть счастливым. Ведь, таким образом, в теле человека производится избыточное давление, напряжение, теснота и тяжесть. И на первый план выступают негативные эмоции, такие как злость, ярость, беспомощность и бессилие, печаль и депрессия.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: БЕСПОКОЙСТВО

Является ли беспокойство твоим душевным хобби? Будь крайне внимателен к тому, о чем ты беспокоишься. Проанализируй свои беспокойства и, скорее всего, ты поймешь: речь уже давно идет не столько о самом беспокойстве, сколько о привычке постоянно беспокоиться и волноваться обо всем подряд. Мысленный мир многих людей отравлен беспокойством. Они беспокоятся о том, пойдет ли завтра дождь, или выпадет снег, каким будет нынешнее лето. Они беспокоятся о том, будет ли сегодня у них стул и сколько раз, смогут ли они растянуть остатки денег до пенсии, не залезая в долги, получит ли их ребенок или внук хорошие оценки в школе, будет ли достаточным следующее повышение зарплаты (например, через полгода), выиграют ли они в лотерею, если приобретут билетик. Их очень волнует вопрос, мог бы их партнер — чисто теоретически — сходить «налево»… Вряд ли есть хоть что-то, что не является предметом их беспокойства — сюда, как говорится, «все включено»: и серьезные заботы, и предельно банальные.

Беспокойство — это одна из самых нездоровых привычек. Постоянная суета делает человека больным, потому что так в наше тело попадают яды из отравленных беспокойством мыслей. Мы часто узнаем таких, хронически беспокойных, людей по их скорбному выражению лица, по их беспокойному, боязливому и жалующемуся, плаксивому голосу. На небе может светить солнце, а эти люди будут беспокоиться о том, что делать, когда неожиданно появятся первые облачка, или о том, что из-за солнца у них может развиться рак кожи. Даже если ты не принадлежишь к таким чрезмерно обеспокоенным людям, то все равно подумай над тем, в каких ситуациях ты бываешь на них похожим, когда ты тоже начинаешь играть в эту игру с беспокойством, и от кого заражаешься.

Беспокойство отравляет не только мир твоих мыслей, но и физическое, и астральное тело. Частое беспокойство, как и все привычки в духовной области, чревато определенными физическими последствиями. Только ненависть имеет более разрушительный эффект. Многие из беспокоящихся полагают, что они заботятся о себе, что на самом деле не соответствует действительности. В обеспокоенном человеке скрывается мощное «НЕТ», сказанное жизни, основанное на фундаменте недоверия и страха. Такие люди словно читают мантры: «Я не доверяю жизни», «В жизни надо быть настороже, следить за всем. Доверие — хорошо, но контроль лучше».

Осознай, в каких мыслях выражается твое беспокойство? В какой области у тебя меньше всего веры в положительный исход? Когда ты начинаешь сомневаться: «Хорошо ли это получится»? Ответы на эти вопросы — первый и очень важный шаг.

Второй шаг назовем так: «Я решаю по-новому. Я отказываюсь от беспокойства. Я принимаю решение в пользу доверия, доверия к жизни, доверия к тем силам, что даруют мне жизнь. Я верю в то, что жизнь ведет меня правильно»!

Кто хочет пройти по жизни с доверием, кто хочет быть уверенным в себе и в жизни, тот может выбрать для начала идею доверия, даже если пока и не ощущает его по-настоящему. Мысли производят чувства. Так же, как привычные беспокойства делают нас больными и несчастными, твое привычное доверие сделает тебя здоровым, сильным и счастливым. Если когда-то на тебя снова накатит мысль, полная беспокойства, сразу же скажи себе: «Стоп! Я думаю по-новому.

Я доверяю жизни!» Одно из самых прекрасных утверждений, которое излучает огромную меру доверия, гласит: «Я люблю жизнь, а жизнь любит меня!» Возможно, ты захочешь сделать это предложение своим жизненным девизом.

Вероятно, все это поверхностно напоминает тебе о «позитивном мышлении». Но шаг к доверию — намного дальше. Это решение, которое ты действительно можешь принять. Кто беспокоится, тот может узнать в своем поведении вредную привычку, «старый ботинок», который предположительно носили еще его мама с папой. Беспокойство легко передается по наследству от поколения к поколению. Кто в твоей семье больше всего беспокоился? Мать, отец, бабушка, дед?

Беспокойство кажется, прежде всего, материнской вотчиной. Наши матери подсмотрели его у своих матерей. Они часто думают, что беспокойство как-то связано с материнской любовью. Нет! Оно не имеет ничего общего с любовью. Наоборот: беспокойство по сути — это «духовное загрязнение окружающей среды»; обуза.

Знаком ли ты с такими фразами: «Позвони, когда приедешь!», «Ты хорошо питаешься?», «Тебе действительно хорошо?», «Береги себя!»? Все они наверняка мыслились с добрыми намерениями, но — увы — они не способствуют ничему хорошему. И часто ведут к обратному: «дети» все реже приходят домой, а родители рады уже тогда, если они хоть разик в год заедут к ним, скажем, на Рождество.

Беспокойство — это не что иное, как страх. Матери пытаются подавить его и перетолковать в беспокойство. Страх проецируется на детей или мужей, отягощая тем самым атмосферу и духовно-психическую среду семьи. Беспокойство питает собственные страхи, поэтому я хочу прокричать всем матерям: «Прекратите беспокоиться! Немедленно прекратите! Вместо этого лучше внимательно изучите все ваши страхами (об этом подробнее можно прочитать в главе 3).

К сожалению, в немецком языке, в отличие от английского, нет такого четкого различия между негативно окрашенным «I worry» («Я беспокоюсь о…») и «I take care of» в значении попечения и ухода («Я ухаживаю за…», «Я хорошо забочусь об…», «Я слежу за…»). Вот пример из немецкого языка: «Я хорошо слежу за своим телом; я забочусь о том, чтобы мои дети хорошо пообедали; я забочусь о своей семье, поддерживая уют в доме». Такая «забота о чем-либо» не имеет ничего общего с озабоченностью и опасениями, напротив — она связана с любовью. И никого не отягощает.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ТОГО, ЧТО МЕШАЕТ?

Сотни, тысячи лет мы, люди, отрицаем все то, что нам мешает, и что нас злит, что причиняет боль и вызывает неприятные чувства. Мы боремся с этим и хотим полностью от него избавиться, уничтожить. Если мы заболеваем, то ждем от врача, чтобы он избавил нас от болезни, а врач действует по принципу «Если орган больной — его следует удалить», и по этому поводу я не перестаю удивляться: сколько же всего, оказывается, можно удалить из нашего тела посредством скальпеля, а мы и после этого продолжаем жить! Если наш ребенок отличается неприглядными наклонностями — мы «воспитываем» его, «изгоняя» все «неправильное». В случае необходимости мы ведем его к доктору, и тот занимается «починкой» дефектов. Если нас мучают неприятные чувства, мы не рассматриваем их с позиции «Интересно, а это откуда взялось?», наоборот — мы пытаемся отвлечься от них любыми доступными способами. Такие чувства как страх, ярость, печаль, вина или стыд мешают нам; они должны уйти прочь. Если мы страдаем от лишнего веса, нам следует избавиться от ненужных килограммов (на этом основана целая бизнес-империя). Если мы мучаемся бессонницей, то, скорее всего, будем стремиться избавиться и от нее, и от сопутствующих головных болей (магнаты от фармакологии не нарадуются такому нашему менталитету).

Если мы чувствуем, что супруг больше не любит нас, то стремимся избавиться от него; мы расстаемся с ним и подыскиваем нового. Если нас достает шеф — мы меняем место работы, не спрашивая себя о том, почему ваш коллега неплохо с ним уживается. Попытайся проанализировать, понять и определить, сколько всего ты отвергаешь в своей жизни. Впрочем, возможно, с чем-то ты даже пытаешься бороться, но от чего-то ты непременно бежишь. Есть люди, их немало, которые с большим удовольствием избавились бы вообще от всего этого мира, в котором живут. Ведь они воспринимают его как некрасивый, несправедливый, холодный и злой. Такие люди не понимают, что они творят в своей жизни, применяя эту стратегию «избавления». Они разжигают войну против мира и против самих себя, создавая себе несчастливую и тяжелую жизнь.

С детства мы тренируемся в разделяющем мышлении. Мы делим все на хорошее и плохое, на доброе и злое, на правильное и неправильное, на нормальное и ненормальное. Мы решаем отвергать все негативное — злое, неправильное и ненормальное и бороться с ним. Мы различаем путь «А» и путь «Б», принимая решение в пользу одного из них, вероятно, «А», странным образом отвергая путь «Б» и начиная с ним бороться, а заодно и со всеми, кто выбрал этот — другой, «не наш» путь. Эти люди воспринимаются нами как «тупые»; они «бредят»! Наше мышление, передаваемое из поколения в поколение, выстроено по формуле «или — или». Или я прав, или ты; в случае неясности — конечно, я! Инакомыслящий быстро становится нашим врагом, которого мы стремимся побороть, отделить, изолировать. В то же время, это ведет к войне — в нас самих, ведь и внутри нас есть противоположности, есть многое, что не понятно нам самим. Мы не можем прийти к мысли о том, что формула «как наверху, так и внизу» (или «внешнее — есть отражение внутреннего») намного больше соответствует правде, чем кажется, и именно такое мышление способно вывести нас на мирный путь.

«Я прав, и ты тоже прав», — могли бы мы сказать инакомыслящему. Ан нет! Для разума это звучит безумно, потому что он очень привык к разделению «или — или». Но неужели все это время были правы оба? Как? Почему? Потому что каждый приходит в общий мир из своего мира, из мира, созданного личным опытом. Не существует объективно «правильного» и «неправильного». Давайте, наконец, признаем это и, таким образом, покончим и с желанием всегда быть правым, и с мышлением в категориях «или — или».

Я хочу быть аккуратным и отвергаю беспорядок внутри себя. Однако правда заключается в том, что я аккуратен и неаккуратен одновременно. И если я скажу себе: «Я имею право также быть и неаккуратным», то эта фраза проложит путь к порядку в моей жизни. Звучит парадоксально, но именно так все и работает! Я честен. Я не желаю быть нечестным, но каждый из нас, тем не менее, является и нечестным тоже. Покажите мне человека, который все время говорит правду, который все время следует своей внутренней истине! Назовите человека, который все время произносит только то, что ему кажется правдой. Такого человека не существует! Кто хочет быть только честным и никогда — нечестным, тот испытывает огромное чувство вины и стыда. Ведь в нас сидит кто-то, кто знает абсолютно точно, что мы не всегда и не всем раскрываем всю подноготную. Мы не всегда живем лишь правдой.

Мы храбрые, мужественные существа, но вместе с тем мы и боимся многого. Тот же, кто хочет быть исключительно мужественным, кто отвергает и вытесняет свои страхи, кто хочет от них избавиться, никогда не сможет по-настоящему стать храбрым, ибо он поощряет свою внутреннюю неуверенность, ослабляя, таким образом, самого себя. Кто говорит: «Я имею право бояться» и осознает свои страхи — на самом деле храбр, а потому именно он с успехом пройдет по своему пути.

Мы и миролюбивы, и враждебны. Кто отрицает и отвергает собственный внутренний раздор, свою ярость, свою агрессивность, тот непременно столкнется с проблемами в жизни. Ведь жизнь ясно говорит: «В тебе есть и то, и другое — и гармония, и агрессия». Если я все же отвергну агрессию, то она сама обязательно проявит себя в моей жизни, возможно, неким скрытым образом, например, в моих детях, в моей жене, в соседях или коллегах. Возможно, моя собака будет кусачей. Кто-то другой должен продемонстрировать мне мою агрессию, чтобы я мог признать ее в себе. В этом — основа роста насилия, в том числе и среди молодежи. Принять свою агрессию — вовсе не значит обязательно кому-то «врезать» разок. Для начала стоит определить, сколько ярости в нас дремлет, сколько злости, негодования. Как это сделать, я расскажу в главе «Пять шагов в новую жизнь!»

Мы и сильные, и слабые. Но если отрицать слабость — в какой бы то ни было форме — непременно начнется конфликт с самой жизнью. Тот, кто всю жизнь старается быть исключительно сильным, кто никогда не перестает все контролировать, кто никогда не может признаться в своей внутренней слабости, в своей уязвимости и в своих неисполнившихся страстных желаниях, того жизнь обязательно заставит пережить моменты слабости. Чаще всего такие люди проводят последние годы жизни в состоянии тяжелой болезни, нуждаются в постоянном уходе, прикованы к постели и полностью зависят от других. Это так унизительно, когда кто-то подтирает твою задницу! После стольких лет напряжений — ради чего? И ведь это будет отнюдь не наказание со стороны жизни, а лишь закономерный итог — как следствие закономерности жизни, ибо «как наверху, так и внизу», «внешнее — есть отражение внутреннего».

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: ОСУЖДЕНИЕ

Осуждение — это самый народный спорт в мире, спорт номер один. В его основе лежит разделение, сортировка на правильное и неправильное, на добро и зло. Осуждение — еще одна плохая привычка мышления. Именно из-за осуждения возникают все раздоры и споры, все конфликты на Земле — в нас самих, между нами и нашими ближними, между разными народами и так далее. Осуждение — мать и отец всех войн. Как привычка мышления, оно настолько прочно вошло в нашу плоть и кровь, что большинство людей уже попросту не может (или не хочет?) представить себе возможные альтернативы!

Если ты хоть раз проводил свой день осознанно (или уже приучил себя всегда делать это осознанно), тогда ты определишь, кого и что ты осуждаешь в своих мыслях (а зачастую и на словах). Осуждение говорит: «Твоя жизнь, твое поведение — это ненормально, плохо, неправильно». Если перевести внимание на себя самого, то это может звучать так: «Например, вот сейчас я чувствую в себе ярость, ненависть, а это ведь плохо, это не должно быть так». В осуждении скрывается приговор «суда», что вынес постановление: «Ты не можешь быть таким». Или: «Ты не имеешь права находиться здесь! Я отказываю тебе в праве на существование!»; таким образом, осуждая, мы говорим «нет» тому, что уже есть и существует.

Мы не замечаем и не думаем о том, что осуждение влечет за собой неприятные последствия, превращающие людей в больных и несчастных. И, прежде всего, нас самих, ибо те, кого мы осуждаем, страдают не так сильно. Твоя голова, вероятно, еще будет возражать этому, но самая большая правда об осуждении заключается в следующем: кого бы или что бы ты не осуждал, ты всегда осуждаешь только себя самого!

Пример: жена обиделась на своего мужа, потому что тот уже давно не был с ней ласков. Он же, скорее, не неласков, а недружелюбен, замкнут и четко дает ей понять, что сегодня он бы, по всей вероятности, на ней не женился. Какие мысли скрываются за обидой женщины? Например, она может осознать обвинения, которые выдвигает против супруга, как мысленно, так и бросая их ему в лицо. Она обвиняет его, осуждает. Она думает или говорит: «Ты плохой муж. Я такого не хочу. Меня тошнит от твоей холодности, замкнутости, грубости. Найди себе другую, которая будет стирать твои трусы».

Такими мыслями жена ставит мужа в угол: он преступник, он наказан, она — жертва. Он неправильный, она — правильная. Он виноват, она — нет. С такой позиции можно годами пристреливаться по мужу, с тем лишь результатом, что отношения будут охлаждаться, супруги — отдаляться, а жена — чувствовать себя глубоко оскорбленной. Муж это чувствует (слышит) и ведет себя соответствующим образом: холодно, неприветливо, угрюмо. Своим осуждением мы сами создаем и продлеваем свое несчастливое состояние. И именно так мы и поступаем на протяжении всего дня: с неприветливой кассиршей в супермаркете, которой отвечаем таким же недружелюбием; с начальником или начальницей, с придирчивым и тяжелым в общении коллегой, с шумным соседом, с родителями, детьми и так далее. Мысль, стоящая за нашими внутренними реакциями, вероятнее всего, может быть выражена так: «Такой, как ты сейчас есть, ты не в порядке. Таким я тебя не принимаю».

Ты не осознаешь, как глубоко укоренилось осуждение в твоем (и не только в твоем — в нашем) ежедневном мышлении и поведении. Возможно, ты ужаснешься, когда обнаружишь это в себе! У осуждения много форм и масок, оно многолико, и при этом осуждение, высказанное предельно четко, грубо и недвусмысленно, не является при этом самым наиболее часто встречаемым вариантом. Намного чаще проявляется вариант осторожный, завуалированный, выраженный фразочками типа «Ты снова… (надела это платье, сварила эту фасоль, не выключила свет, обманываешь и не находишь времени для меня?)», «Ты еще не… (прибрался в подвале, подал заявление о разводе, выполнил задание)?» Или в виде таких милых предложений как: «Как ты опять выглядишь?», «Да у тебя все в порядке?», «Где такое бывает?», «Кто-нибудь такое видел?»

Большинство форм осуждения мы не проговариваем вовсе. Мы их продумываем. Мы словно идем по миру с двумя невидимыми корзинами; одна очень большая, другая очень маленькая. В большую корзину мы складываем всех встреченных на пути людей, которые отличны от нас; они тупые, плохие, ограниченные, непорядочные, ненормальные, сумасшедшие, скандальные и склочные. А в маленькую корзинку мы отправляем тех, кто нам нравится, кого мы любим, кто кажется нам хорошим, красивым, милым и привлекательным. Мы все время занимаемся сортировкой, делением. Хоть раз посмотри, сколько всяких живых существ и вещей сложено в твоей большой корзине!

Возможно, ты скажешь: «У меня должно быть право оценивать. Я ведь должен все же решаться в пользу чего-то одного — и против чего-то другого!» Эта мысль правильная. Мы должны выбирать, мы должны принимать решения. Да, ежедневно мы ни единожды делаем свой выбор в пользу одного и против другого. Но конкретно сейчас мы идем на один шаг дальше, и этот шаг очень важен. Мы ведь не только делаем выбор, но одновременно решаем: осуждать то, что не является нашим выбором.

Пример: мы решаем верить в Бога. На этом мы часто не останавливаемся. Ведь многие принимают решение бороться и осуждать тех, кто не верит в Бога или верит в какого-то другого Бога. Они неправы, они находятся на неправильной стороне — так думают многие из нас.

Пример: мы решаем верить в науку, верить только в то, что можно объективно измерить, повторить в опыте и еще раз перепроверить. И одновременно мы решаем осуждать все остальное, например, так называемую эзотерику со всеми ее ангелами, реинкарнациями, посланиями из духовного мира и так далее. Мы считаем это безумством, чушью. Мы выбираем между «А» и «Б» и говорим: «Хорошо, когда «А», а «Б» — плохо!» и стремимся сразу же это «Б» забодать и побороть. Мы не говорим: «Я выбираю «А», а кто хочет выбрать «Б» — это его дело».

Из-за того что мы осуждаем инакомыслие и пытаемся бороться с теми, кто выбирает не то, что приятно и нравится нам, возникают войны — между людьми и народами. Кто осуждает по привычке, тот производит разделение, конфликт, противоборство, дисгармонию, болезнь и войну, как в себе самом, так и во всем мире.

Каждое осуждение других людей скрывает только одно — осуждение самого себя, как правило, неосознанное. В других мы чаще всего осуждаем то, что сами хотели бы исключить из себя и своей жизни. Например, беспорядочность, эгоизм, жадность, вещизм, высокомерие, агрессивность. Другой человек, в котором меня что-то раздражает, всегда демонстрирует мне именно то, что я отвергаю. Он демонстрирует это мне, чтобы я мог достичь своего покоя и сказать: «Я тоже эгоист, я жадный, заносчивый, агрессивный и бездуховный. И я имею право таким быть, потому что я — есть!» Ведь на самом деле мы всегда соединяем в себе оба начала.

В осуждении нет ничего плохого, и я не осуждаю само осуждение. Но тот, кто хочет быть только «хорошим», начинает очень быстро осуждать и попадает в порочный круг самоосуждения. Как люди, мы являемся существами, осуждающими — по самой своей природе. Однако со временем мы можем все больше осознавать это осуждение, все больше и больше отказываться от него и от разделяющего мышления.

Осуждение призывает к прощению. А прощение является ключом к покою в нашей жизни и в этом мире. Однако прощение не должно происходить по формуле: «Я хочу тебя еще раз простить. Но в следующий раз никакого снисхождения уже не будет…» Прощение является исправлением заблуждений, отказом от ложных мыслей о себе, о других, о жизни.

Пожалуйста, будь внимателен и не начни сейчас говорить себе: «Я больше никогда не хочу осуждать». Так ты быстро окажешься в заколдованном круге. Не осуждай тот факт, что ты являешься осуждающим существом. Один из моих учителей однажды сказал по этому поводу: «Знаете ли вы, мои дорогие, что случается с людьми, которые гонятся за озарением? Они знают: „не надо“ осуждать, осуждение это „неправильно“. Таким образом, они осуждают осуждение. Однако нельзя осуждать осуждение как нечто неправильное, это не озарение… Осуждение законно, потому что существует. Осуждение — это божественный аспект вашего существа. И единственный путь, ведущий к обновлению, лежит через принятие того факта, что вы являетесь осуждающими существами. Если вы желаете обновления, если вы можете воспринять, что вы — суть существа осуждающие, тогда достигайте этого обновления. Но помните: все, что вы отвергаете, вы в то же время признаете своим отрицанием. И когда-то вы наденете это на себя».

Птааг

Итак, это речь о том, что нам необходимо осознавать, когда мы начинаем кого-то или что-то осуждать — себя, других, жизнь. Тогда мы сможем постепенно начать отказываться от этих осуждений.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: ЗЛОБА И ЯРОСТЬ

Ты наверняка знаком с людьми, которые часто, если не всегда, злятся по любому поводу, возбуждаются, ругаются, причитают, брюзжат, вопят и взрываются. Если таких людей спросить об их поведении, окажется, что они просто не представляют себе существования без злости и гнева. Для них мир и все люди устроены так, что из-за них нужно постоянно возбуждаться, и это обстоятельство они воспринимают как принуждение к злости. Однако злиться — это тоже вредная привычка.

Подозреваю, что в первенстве на чемпионате мира по злости наши отцы и матери преуспели задолго до нас, и пальму первенства отнять у них трудно; мы лишь повторяем их результат. И нам не остается ничего другого, кроме как продолжить традицию. Люди возбуждаются не только из-за серьезных проблем. Прежде всего, нас раздражают мелочи, такие как пятно на рубашке, задержка рейса, неожиданный дождь, пробка на дороге, нехватка времени и еще миллион всего. Слово «злюсь» в этом случае полностью отражает действительность: злю себя. Мы злим не кого-то другого, а самих себя, мы причиняем страдания себе. Хотя иногда мы говорим: «Это он злит меня!», но правда заключается в том, что мы всегда злим себя сами. А затем часто следует еще и наше «нет», которое мы противопоставляем нарастающей в нас злости, и начинаем злиться еще больше — из-за того, что мы злимся.

Злиться — это решение, которое мы приняли сами: «Я хочу злиться, я хочу возбуждаться по любому поводу, даже если я из-за этого становлюсь беспокойным, выхожу из состояния равновесия, и мое артериальное давление подскакивает, а сам я заболеваю на длительное время». Мы хотим злиться. И пусть никто не смеет отнимать у нас наш гнев.

Что может служить причиной того, что мы цепляемся за злость? Что она нам дает? Достоинства злости заключаются в ее несомненных развлекательных качествах, точнее в ее ценности как возможного способа отвлечься. Кто злится, тому есть, чем заняться. Он концентрирует свое внимание на том, что его злит. Гнев отвлекает меня от моего собственного внутреннего мира, от того, с чем мне надо бы разобраться, от внутренней пустоты, от скуки, от чувства бессмысленности и одиночества, от собственного бессилия и беспомощности. Только немногие отваживаются разбираться со всем этим, хотя оно и скрывается в каждом из нас, являя собой часть нашего — человеческого — бытия.

У каждого из нас есть выбор. Ты можешь решить для себя, как часто ты хочешь злиться и позволять окружающим злить себя. Только ты определяешь, как именно будешь внутренне реагировать на нечто, происходящее вовне. И, пожалуйста, не думай, что от тебя ничего не зависит. У тебя есть определенная власть. Перед каждой злобной реакцией ты неосознанно принимаешь решение: «Теперь я снова хочу злиться и не дам этой возможности ускользнуть от меня. Я уже чувствую, как все кипит во мне! Я задерживаю воздух, давление растет, и сейчас я разражусь…», — все подобные мысли длятся меньше секунды. Когда ты в следующий раз будешь злиться, прервись, как только заметишь, что в тебе поднимается злость, и скажи себе: «Стоп!», глубоко вздохни и понаблюдай за происходящим в тебе: где теснит, где закипает, какие телесные ощущения и эмоции ты испытываешь еще? Одну минуту, лишь одну минуту подыши глубоко и мягко.

Почувствуй, сколько твоей злости еще осталось на месте! В большинстве случаев злость полностью исчезает. Попробуй! Решай по-новому!

Если ты внимательно понаблюдаешь за тем, как проводишь свои дни, то будешь замечать все больше коротких моментов, когда ты хоть немного, хоть чуть-чуть злишься. Примеры:

• супруг(а) или дети снова оставили тюбик с зубной пастой открытым (не опустили крышку унитаза, не убрали за собой посуду), а ты требовал(а), чтобы они это делали всегда;

• твою машину загородили другие, и тебе пришлось совершить несколько энергичных маневров, чтобы выехать со своего парковочного места;

• твой муж опять не долил в резервуар жидкость для мытья стекол в автомобиле (не прибрался в салоне, не переоформил страховку), хотя вы это и оговаривали уже не один раз;

• в очереди за свежим хлебом кто-то пролезает вперед (твой коллега неожиданно заболел, что потребовало от тебя выйти на работу в выходные), плюс — синоптики обещают дождь.

Пара маленьких событий. Из разряда тех, что случаются с миллионами людей почти ежедневно. Да что там! Многие люди переживают такие «неприятности» раз по десять на дню! В этой связи — вопрос: как мы на них реагируем? В момент злости в нас пробуждаются беспокойство и негодование. Наш живот мгновенно поджимается, дыхание на короткое время прерывается, и затем мы снова забываем об этой вещи или теряем ее из поля нашего зрения.

Лишь немногие могут остановиться и осознать, что они в этот момент делают, что происходит у них внутри, что они злятся по всякой причине, затем быстро проглатывают пережитую злость и переходят к повестке дня. Это проглатывание и вытеснение многих малых переживаний злости не проходит для нас бесследно. Энергия малых озлоблений со временем накапливается и образовывает все больше сгустков. Это ведет к хроническому озлоблению или недовольству (то есть, к беспокойству). Энергия злобы со временем превращается в энергию ярости. Однако мы не научились обращаться с яростью разумным образом или преобразовывать ее, поэтому активно бежим по нашей жизни или ведем себя вспыльчиво, как шипящие и кипящие паровые котлы, или пыхтим, как тяжело нагруженные, депрессивные и усталые грузчики. Мы страдаем от нашей вытесненной и подавленной злости и, в конце концов, от нашей ярости, которая рождается из той же самой злости. И ведь нам никто не показал, как надо обращаться с яростью! Зато мы с детства должны были являть собой образчик «приятной девочки» или «славного мальчика», — от нас этого требовали! Поэтому мы так часто ощущаем себя беспомощными, будто нас отдали на произвол этой энергии нашей внутренней ярости, которую, впрочем, мы сами и создаем! Но что же нам с ней делать? Ведь именно из-за нашего незнания ярость часто идет в ногу с чувством бессилия и беспомощности!

Из-за твоей злости я призываю тебя больше наблюдать за тем, что и как ты делаешь ежедневно. Постоянно подмечай, когда, почему и из-за чего ты злишься, как ты потом обращаешься с произведенной тобой энергией злости. Если ты ведешь дневник, вспоминай вечером эти ситуации и каждые две недели подводи своеобразные итоги.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: СПЛОШНОЙ НЕГАТИВ

На чем ты концентрируешься? На что ты смотришь в себе и в других людях? На хорошее? На то, что считаешь плохим? На то, чем ты доволен, или наоборот? На позитив или на негатив? На нужду или на изобилие? Ты пессимист или оптимист? Ты больше хвалишь или больше критикуешь?

Если ты четко не можешь определить, к какой категории принадлежишь, то значит, пришло время понаблюдать за самим собой. Ведь ты, по всей вероятности, принадлежишь к большинству. А это — «негативные» люди, которые воспитывались в условиях постоянной критики. Маленькие девочки и маленькие мальчики, прежде всего, слышат, что в их поведении нехорошо. Под воспитанием большинство из нас понимает, в первую очередь, критику. И в последнюю — похвалу и ободрение. Наше воспитание — это муштра с целью тренировки негативного мышления. Мы настолько ориентированы с детства на негатив, что из сотен гармоничных и прекрасных вещей и явлений нам первым делом бросается в глаза нечто дисгармоничное, мешающее нам. И в то же время мы оставляем без внимания девяносто девять красивых вещей и явлений! Мы из всего выбираем именно то, что злит нас, беспокоит и раздражает.

Наполовину полный стакан для нас наполовину пуст. Когда нам исполняется пятьдесят лет, все самое прекрасное в жизни для нас уже оказывается позади. Если я десять лет живу с одним супругом, то я осознаю его изъяны, слабости и трудности общения с ним намного лучше, чем его позитивные стороны, таланты и красоту, чем дар его присутствия в моей жизни. Если мы разводимся после двадцати лет совместной жизни, то объявляем весь наш брак неудавшимся, вместо того чтобы поблагодарить бывшего супруга и себя самого за все подарки, за все то прекрасное, что мы получили друг от друга за эти годы — общие годы нашей совместной жизни. Мы не хотим оценить это по достоинству.

Мы настолько запрограммированы на негатив и критику, что готовы тратить уйму денег на ежедневное удовлетворение своей потребности в плохих новостях. То, что нам предлагают газеты и журналы, является произвольным набором, конспектом концентрированного негатива. Читатель хочет читать плохие новости, иначе он не будет больше покупать эту газету. Все попытки открыть журналы и газеты, в которых подчеркивались бы только позитивные моменты, через короткое время были забыты. Общепринятый тип журналиста — это некто, имеющий наглость критиковать мир, жизнь и других людей, ведь за это ему платит издатель! А что читатель? О, он прямо-таки рад-радешенек узнать, где обманывают и оговаривают, кто потерпел неудачу или фиаско, кто убит и кто умер, где что-то разрушено или вообще все рухнуло! Несчастье и критика имеют для читателя наибольшую «развлекательную ценность», я бы даже сказал максимальную, ибо они вызывают в читателе, слушателе и зрителе эмоции, связанные со страхом, ужасом, отвращением, омерзением, злорадством, презрением и так далее. Это те самые чувства, которые нас встряхивают и возбуждают.

Большинство людей имеет пристрастие к критике и поиску негатива — как в себе, так и в других. В школе мы тоже учимся, прежде всего, критиковать. Мы учимся тому, что называется «конструктивная критика», но не знаем противоположности ей. Детям и подросткам не прививаются знания о том, как хвалить себя и других, как помогать расти, ободрять, воодушевлять, вселять уверенность. Как и журналисты, многие учителя тоже чересчур нацелены на критику, осуждение и негатив. Однако часть из них страдает из-за необходимости выносить детям приговоры. Они получают зарплату за «приговоры» и отсев. Если бы мы забрали у учителей возможность ставить отметки и наказывать учеников, то что бы они тогда бросили на чашу весов в качестве «авторитета»? Что бы им еще оставалось для борьбы за уважение и признание со стороны их учеников?

Критика неконструктивна, и неважно, каким образом она высказывается. С помощью критики еще не поменялся ни один человек, но бесчисленные люди были посрамлены и лишены мужества. Критика — это образец поведения, который немного говорит о критикуемом, но очень много — о критикующем. Пристрастившийся к критике человек имеет проблемы, а вовсе не критикуемый. Критикующий чувствует злобу, несоответствие, дисгармонию, беспокойство и ярость в себе самом. Только он не берет за это ответственность, а перекладывает ее на других. Он делает так, будто у него самого нет проблем.

Все это никак не связано с любовью. Ведь это послание от фактора «нет». Критика удовлетворяет потребность критикующего и не содействует благу критикуемого. Возможно, ты скажешь: «Но надо же иметь возможность высказать свое мнение. У меня должна быть возможность сказать своему мужу/своей жене (и, конечно же, своим детям тоже), что я считаю нехорошим. Как вообще все должно происходить без любой критики?»

Если ты хочешь сделать что-то хорошее для себя, для своего супруга, для своих детей или для коллег в фирме, если ты желаешь больше мира, гармонии и любви в своей жизни, тогда решай по-новому. Если ты концентрируешься на ошибках другого, то придаешь энергию этим его ошибкам и слабостям; ведь твое внимание является не чем иным, как энергией. Кто хочет критиковать, тот хочет найти ошибки. Фатальное в этом то, что ты будешь находить все больше ошибок, а с ними все больше поводов для критики. Решай по-новому и меняй направление своего внимания на сто восемьдесят градусов. Прими решение, что будешь искать прекрасное, позитивное, чудесное и сильное в тебе самом, в своем супруге, в своих детях, во всех людях вокруг тебя. Ты можешь что-то найти даже в своем самом большом противнике. Решающей является твоя готовность найти это. Начни подчеркивать в других людях сильные стороны. Если кто-то слаб, ободри его. Если кто-то совершает так называемые «ошибки», покажи ему, как ты их преодолеваешь. Будь примером и веди себя так, как ты этого ждешь от других, но не ожидай, что они за тобой последуют. Если кто-то себя ругает, помоги ему подняться. Если кто-то лишается мужества, ободри его. Уважай и цени путь, даже самый трудный и тяжелый, которым идет другой. Выказывай свое уважение и сочувствие. Но откажись от жалости, так как своей жалостью ты ослабляешь другого и одновременно поднимаешь себя над ним. Жалость в действительности является лишь одной из форм надменности.

«Ошибки» являются изобретением разума (как и «проблемы»). Пока мы воображаем, что совершили ошибку, мы должны чувствовать себя виноватыми и неудачниками. Я утверждаю: в действительности мы не делали ошибок, нет — это были важные и интересные уроки. Это не буквоедство или «позитивное мышление», а радикально иной способ смотреть на жизнь и на все, создаваемое нами. В прошлом мы делали многое, что сегодня, вероятно, не стали бы делать или сделали бы по-другому. Ведь сегодня и мы другие. Но не потому, что научились на ошибках, а потому, что сегодня видим нас, жизнь и других людей по-новому, то есть по-другому. И можем опираться на опыт прошлого.

Пример: служащий, которого несправедливо критикует начальник, злится из-за этого и прячет злость в себе. Он это делает до тех пор, пока не начинает страдать от бессонницы; в результате — он увольняется. Сегодня, десять лет спустя, он бы, наверное, повел себя по-другому, потому что за это время изменился. Он стал храбрее, увереннее в себе. Сегодня он пошел бы к своему шефу, вежливо, но настойчиво поговорил бы о несправедливой критике и сформулировал бы свои ожидания уважительного отношения, например, так: «Я желаю, чтобы Вы увидели, сколько я делаю для этой фирмы, и чтобы Вы могли это признать». Было ли это ошибкой, что он тогда уволился? Нет, он не мог десять лет назад поступить по-другому. Совершенно очевидно, что он должен был пройти через этот опыт.

То же самое действительно и для других ситуаций. Возьмем, к примеру, что-нибудь такое, что большинство назвало бы вопиющей, однозначной ошибкой. О, муж бьет свою жену, особенно, когда пьян. Весь мир посчитал бы это ошибкой мужа и потребовал бы от него прекратить свое ошибочное поведение. Вопрос: это, действительно, правда? Может ли этот мужчина вот так, запросто, взять и прекратить свое нехорошее поведение? Можешь ли ты внезапно остановить все свои поведенческие привычки, которые тебе не нравятся в себе? Человек, который бьет свою жену или ребенка, в тот момент, когда он это делает, не может поступать иначе. В противном случае он бы этого и не делал. Не исключено, что однажды он придет к осмыслению этого и сможет изменить свое поведение, потому что поймет, в каком несогласии с самим собой и со всем миром он находится.

Кто в прошлом относился к другим людям бессердечно — а ведь каждый из нас уже делал это, тем или иным образом, — тот должен когда-нибудь простить себе это. Жизнь с сознанием того, что «я сделал много ошибок», не даст нам стать лучшим человеком. Это лишь заставит нас идти по миру с тяжелым сердцем, с чувством вины и стыда. Такие люди не в состоянии построить спокойный мир, в котором люди с уважением относятся друг к другу и нежно обращаются с ближними.

Пожалуйста, прими и ты решение больше хвалить все и всех, признавать их достоинства и поддерживать, внимательно слушать других людей — твоего супруга, твоих детей, родителей, коллег, твоего начальника и так далее. Будь для них открытым, дотрагивайся до них, улыбайся. Пойми, почему другой человек иногда действует так, что это тебя задевает. А если тебя это задело, то позаботься о собственной старой ране, которую своими действиями разбередил этот другой. Прими решение, что в будущем будешь подчеркивать и отмечать в своем супруге и в других только то, что в них прекрасно, привлекательно и достойно восхищения. Присматривайся внимательнее. Эти стороны у них тоже есть. Не отбрасывай эту мысль как наивную или невозможную. Решись на позицию: «Ты имеешь право быть таким, каков ты есть. А у меня есть право быть таким, каким я сейчас являюсь». Ты можешь идти этим путем, если ты действительно желаешь спокойствия. Это новый путь в обращении с самим собой и с другими людьми. Имей смелость и принимай такие радикальные решения. Пойми, какое чудо ты этим совершаешь — как в себе самом, так и в других.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: ЖЕЛАНИЕ БЫТЬ БЕЗУПРЕЧНЫМ

Охотнее всего ты был бы безупречным и совершенным? Возникает ли порой в тебе такое желание? А не твоя ли это мечта — быть идеальным, не совершать никогда ошибок? Как ты обходишься с собой, если у тебя что-то не получается? По своей реакции ты можешь узнать о том, насколько сильно в тебе желание быть безупречным. Многие люди не осознают этого, но они постоянно стремятся к безупречности и напрягаются, чтобы стать и быть идеальными и совершенными.

Мы все с малых лет научены тому, что отклонения в поведении нежелательны и, что они называется «ошибками». Почти все родители дают своим детям понимание того, каким они хотят видеть их поведение, а каким нет. Дети уже сызмальства учатся понимать по голосу и по взгляду родителей, где они ведут себя в соответствии с их ожиданиями, а где — нет, то есть нежелательно, плохо. Ребенок понимает, что не должен повторять нежелательного поведения и потому с младых ногтей выбирает мысль: «Я должен следить за собой, приспосабливаться и все делать правильно!», а затем он принимает решение: «Я не имею права на то, чтобы совершать ошибки. Ошибки — это плохо. Если я совершаю ошибку — мне плохо, ибо тогда меня перестают любить». Ребенок в очень раннем возрасте приходит к осознанию того, что в мышлении присутствует такая категория, как ошибка, и что все в мире делится на «правильно» и «неправильно». Решение «я не имею право совершать ошибку!» приняли многие из нас. И пока мы осознанно не откажемся от этого решения, мы все еще будем чувствовать себя связанными им, даже толком того не понимая. И наше взросление ничего в этом не изменит, ибо принятое нами единожды, в раннем возрасте, решение действует как клятва.

Пожалуйста, определи, хочешь ли и ты быть безупречным по сути. Программа достижения совершенства — это программа против жизни и против любви. Она не даст тебе счастья, потому что здесь, на Земле, ты не сможешь достичь совершенства в том виде, как оно до сих пор понимается, особенно учитывая тот факт, что именно несовершенство, то есть ошибка или, по крайней мере, то, что таковой считается, является элементом любого успеха! В действительности все это — никакие не «ошибки»: это эксперименты, опыты и уроки. Каждый маленький ребенок должен провести тысячи опытов, чтобы научиться ходить. Каждый инженер нуждается в множестве экспериментов, пока не создаст новую машину. Все эти опыты представляют собой именно то, что мы научились называть «ошибками». Ошибки, череда ошибок являет собой опыт — опыт нашего пути. Таким образом, ошибки — это нечто чудесное, они ведут нас к цели и к успеху. Но затем, на новом пути к новой цели, возникают новые так называемые «ошибки». Мы не только имеем право — мы должны совершать огромное количество ошибок. Да, вся наша жизнь является не чем иным, как цепочкой опытов и экспериментов. Это означает, что так называемые ошибки и успехи находятся в непосредственной зависимости друг от друга, их нельзя разделять. И если смотреть на ситуацию с этой комплексной точки зрения, то каждая ошибка оказывается столь же совершенной, как и любой успех.

Прекрати, пожалуйста, воображать, будто ты должен(на) быть совершенным(ой)! В действительности ты уже совершенен(на), со всем своим опытом, который приобрел(а) к сегодняшнему дню и продолжаешь приобретать сейчас. Процесс, при котором идет постоянное продвижение от опыта к опыту, от ограничения к простору, от неясности к ясности, от неосознанности к осознанию, являет собой абсолютно совершенный путь человека как отдельного индивида, путь как в его личной биографии, так и в биографии всего человечества в целом и в Вечности.

Теперь ты понимаешь, почему многие люди постоянно злятся? Потому что они считают, будто постоянно делают то, что несовершенно, прежде всего, в их собственных глазах, то есть — неправильное.

Если ты скинешь этот старый ботинок, то внесешь этим в свою жизнь так много спокойствия и гармонии, что сейчас тебе это сложно даже представить! Как? Прими новое решение: соверши маленький ритуал. Спокойно сядь там, где никто не потревожит тебя, зажги свечу и осознай: ты хочешь принять важное решение, значимое для всей твоей последующей жизни. А затем громко и энергично произнеси: «Сегодня я принимаю новое решение в моей жизни. Я больше не желаю быть совершенным. Ведь я понимаю, что это поведение жестоко по отношению ко мне самому(ой). Я принимаю себя самую (самого) и мое поведение таким, каково оно сейчас есть. Возможно, завтра оно будет другим. Но сегодня оно именно таково. Я позволяю себе быть таким(ой), каков(а) я есть. И этот принцип «быть-таким(ой) — как-я-есть» является нормой и совершенством».

Однажды жил мужчина, который всю жизнь искал совершенную женщину. Он путешествовал по многим странам, и в конце своих долгих поисков устал и начал готовиться к прощанию с жизнью. Один из тех, кто знал о его долгих поисках, однажды вечером спросил его: «Скажи, во всех твоих путешествиях по всем странам ты действительно нигде не нашел идеальной женщины?» Тогда состарившийся путешественник погрустнел и тихо прошептал: «Нет, однажды я нашел идеальную женщину. Но что было делать — она ведь искала идеального мужчину».

(Свободное изложение рассказа ОШО)

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: ЗАСЛУЖИТЬ ЛЮБОВЬ, ПОХВАЛУ И ПРИЗНАНИЕ

Каждый ребенок хочет быть любимым. Каждый ребенок желает внимания, интереса к себе и физического контакта. Он радуется, если на него смотрят с удовольствием и говорят ему «добро пожаловать», когда на него обращают внимание. Он жаждет похвалы и признания. Он желает, чтобы кто-то его слушал и по-настоящему им интересовался. Этот огромный голод ребенка по нематериальному питанию под названием «внимание и любовь» очень редко удовлетворяется у нас, в Западной Европе. Мы вырастаем с этим голодом. Во всех нас есть это страстное, жаждущее удовлетворения желание. Мы чувствуем себя пустыми внутри, словно в нас есть какая-то дыра.

Поэтому мы, уже будучи взрослыми, желаем, чтобы нас видели, признавали и уважали. Мы жаждем признания и утверждения, мы все жаждем любви. Самая большая мания, от которой мы страдаем, самая главная страсть, лежащая в основе всех пристрастий — это страсть к любви и похвале, к признанию и утверждению. За всеми нашими пристрастиями (к алкоголю, сигаретам, еде, сладкому, работе, игре, сексу, религии или спорту) скрывается отчаянная попытка заткнуть эту внутреннюю пустоту (дыру), заполнив ее удовлетворением. На нашей главной страсти паразитирует целая индустрия рекламного бизнеса. Как? Мы ведь «не тупые», правда? (Узнаете?) Нет, мы нуждающиеся, голодные; мы чувствуем внутри себя пустоту. Счастливые люди не станут покупать так много всего; внешнее и материальное нужно им не для счастья, а для осознанного наслаждения.

С таким вот голодом мы входим в мир и бежим по свету в надежде, что кто-нибудь сможет его утолить, сможет удовлетворить наши страстные желания. И мы делаем (почти) все для этого. Мы ищем людей, которые считают нас милыми, приятными, привлекательными, симпатичными и крутыми (и показывают нам это). Мы ищем женщин или мужчин, которые нам говорят: «Я люблю тебя!», и если находим — пытаемся удержать возле себя как можно дольше. Мы боимся, что он завтра может снова уйти прочь и исчезнуть навсегда. Чтобы он не ушел, мы с удовольствием заключаем договоры, один из них называется «брачным». Мы надеемся, что кто-то извне сумеет утолить этот наш огромный голод по любви и удовлетворению.

Миллионы людей отправляются каждое утро на свое рабочее место и желают намного большего, чем просто справедливого вознаграждения за свой труд. Они жаждут признания, похвалы и подтверждения их ценности и их достижений со стороны начальника и фирмы. Они хотят слышать и чувствовать: «Вы важны! Вы здесь нужны! Мы ценим Вас и Вашу работу! Здорово, что Вы здесь! Продолжайте в том же духе!»

Я приглашаю тебя почувствовать в себе свой собственный голод по любви и признанию. Посмотри, как ты до сих пор пытался его утолить. Чего ты только ни делаешь, чтобы заслужить или купить благосклонность других. «Я должен заслужить любовь!», — вот фраза, являющая собой один из основополагающих принципов веры для большинства людей.

Чем мы пытаемся заслужить любовь? Во-первых, мы пытаемся получить любовь при помощи работы и достижений. Ведь работа, созидание и действие имеют у нас здесь, на Западе, намного большую ценность, нежели их противоположности. «Делай что-нибудь! Не слоняйся просто так! Не витай в облаках!», — вот классические призывы к результату, которые мы не забываем со времен нашего детства. За «четверку» или «пятерку» в аттестате нас хвалили и любили, за «двойку» или «кол» — критиковали и, возможно, отказывали в любви. Так мы понимали: «Я должен поднапрячься и быть прилежным, показывать хорошие результаты, если я хочу получить любовь других. Итак, мы стремились к любви — через достижения. Мы стремимся достичь любви, посредством приспособления!

В детстве мы приспосабливались, насколько могли, к ожиданиям наших родителей (а позднее — и других, не менее важных для нас людей). Мы быстро научились распознавать моменты, когда лучше замолчать. Мы знали, что нужно говорить и показывать отцу или матери, чтобы они при этом остались довольны. Мы пытались оправдать их ожидания и исполнить их желания. Каждый день детства был полон желаний, ожиданий, требований, предписаний и запретов со стороны родителей. Эти предписания были для нас, словно флажки на горнолыжном слаломе, которые следовало объезжать. Гигантский слалом наших детских дней остался позади, но флажки все еще стоят, а мы и сегодня продолжаем носиться мимо них.

И сейчас мы по-прежнему приспосабливаемся к ожиданиям других, потому что этот «спорт» впитался в нашу плоть и кровь. Мы искривляем свою натуру и преступаем против нашей собственной правды, так как мы хотим быть любимыми. Жены спят со своими мужьями, хотя они, собственно говоря, не имеют охоты к этому скучному занятию. Мужчины пытаются достичь в постели неких поразительных результатов, хотя уже давно устали производить впечатление на женщин.

Придет время, когда мы осознаем этот самообман и займемся им вплотную.

Кто приспосабливается из-за того, что его внутренний ребенок стремится к любви, защищенности, утверждению и защите, тот должен осознать эту зависимость. Ребенок давно живет в теле взрослого, который вправе взять на себя ответственность за свою жизнь и проснуться. Как раз для этого и написана книга, которую ты сейчас держишь в руках и, полагаю, читаешь. Будь радикально честным в отношении себя и посмотри, где ты покупаешь любовь приспособлением, где ты становишься проституткой, будь то в фирме, в твоих приватных отношениях или где бы то ни было еще. Тебе не надо себя за это обвинять, такое поведение является частью нашего пути. Но сейчас ты можешь пойти дальше и принять новое решение. Сейчас ты можешь дать всей своей жизни новое направление тем, что, наконец, выпрямишься и соберешься с духом. Будь откровенным с самим собой и честно признайся, где ты стремишься к любви и признанию во внешней сфере, пытаясь достичь этого посредством достижений или приспособления, а может, и двумя способами одновременно.

И пойми: ты можешь найти любовь, которой желаешь, только в одном месте — в тебе самом. Иди путем любви к себе самому, ведь по своему происхождению ты обладаешь неограниченной способностью к любви. Во время нашего гигантского слалома сквозь зависимости детства и юности мы кое-что проглядели: мы сами лишили себя любви и утаивали ее от себя, потому что мы думали, что другие люди (родители, воспитатели в детском саду, старшие братья и сестры, остальные взрослые) были правы в своем суждении о нас. Мы сделали из их поведения такой вывод: «Со мной что-то не в порядке». Ведь ребенок, которого, например, бьют, не верит, что у него плохой отец. Он думает: «Со мной что-то не так, иначе отец меня бы не бил». Ребенок в своем мышлении все переносит на себя, так как он еще не способен полностью обозревать свою жизненную ситуацию, он еще не может дистанцироваться в духовном плане. Он сразу же чувствует себя виноватым во всем. Если мама от чего-то страдает, он думает: «Если бы меня не было, или если бы я был лучше, то мама бы не страдала». Когда родители ссорятся, он думает: «Если бы меня не было, или если бы я вел себя по-другому, то они не ругались бы сейчас». Это образец «сдвинутого» мышления, когда ребенок обвиняет себя, чувствует виноватым и полагает, что находится в центре всего происходящего.

Этот духовный процесс нашего детства мы можем развернуть в правильном направлении уже во взрослом возрасте. Сегодня ты способен открыться правде, которая заключается в том, что ты абсолютно достоин любви, что ты сам можешь подарить себе всю любовь на этом свете. Ты можешь дать себе должную оценку, похвалу, благодарность, признание и уважение. Ты к этому готов? Тогда начинай сейчас! Или тверже становись на путь любви к себе, если уже на нем стоишь.

Мир вокруг тебя не может любить тебя больше, чем ты сам. Итак, начинай с себя, со своего мышления, со своей речи, со своих действий. Обходись с собой и веди себя, словно лучшая подруга или лучший друг. Стань для себя тренером, консультантом и товарищем. Будь себе одновременно матерью и отцом, сестрой и братом.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ

Многие люди (не только женщины — мужчины тоже) чувствуют внутренний порыв постоянно быть открытыми для других. Они заботятся о том и о сем, о своих супругах, детях, родителях, о фирме, об общине, о клубе и о многом другом. Своими мыслями и вниманием они почти всегда находятся с кем-то другим. Они очень прилежны и редко пребывают в состоянии покоя. Почти все свое время — и вечера тоже — они проводят за занятиями для пользы кого — то и готовы делать все, что угодно. Эти люди нередко имеют «помогающую» профессию, например медсестры или социального работника. Их мышление все время крутится вокруг вопроса: что еще я могу сделать?

Многим с детства знаком родительский речитатив «У наших детей все должно сложиться лучше, чем у нас!» — другими словами, они говорили: «Я жертвую своей жизнью, своим здоровьем и своим счастьем ради счастья моих детей!» Спустя годы, даже если времена нужды остаются позади, многие родители все еще живут, придерживаясь подобных, порой даже неосознанных решений и принципов веры. Женщины существуют для мужа или для детей. Мужчины живут и работают для своей семьи. Взрослые дети живут ради их матери и отца. Другие жертвуют собой для фирмы, клуба, для кого-то еще.

Это ли не прекрасно, что есть так много людей отзывчивых, добрых, самоотверженных и беззаветных? Не была ли жизнь матери Терезы или святого Франциска Ассизского примером, которому и сегодня стараются следовать многие?

Сейчас я попрошу тебя присмотреться внимательней и спросить себя: как по-твоему, каков тот человек, что живет для других? Как он выглядит? С каким выражением лица идет он по жизни? Это счастливый, здоровый, веселый человек? Распространяет ли он в своем окружении спокойствие и расслабленность?

А если ты сам принадлежишь к категории этих людей, добровольно приносящих себя на жертвенный алтарь? Тог — да спроси себя, пожалуйста: «Что за лицо смотрит на меня из зеркала? Я счастливый, здоровый, веселый человек?», и если твоим честным ответом будет «Нет», тогда ты знаешь, что что-то пошло здесь не так, не в ту сторону. Я приглашаю тебя остановиться и обратиться внутрь себя, чтобы предстать перед своим «Я» и задать себе важнейшие вопросы жизни: что я здесь вообще делаю? Для чего эта жизнь здесь мне дана? В чем смысл всего?

Самое досадное заключается в том, что многие люди, которые достаточно делают для других, не могут позаботиться о себе. У них мало на это времени; они редко могут по-настоящему расслабиться, спокойно чем-нибудь насладиться. Они не балуют себя ничем прекрасным и редко проводят отпуск, действительно посвященный отдыху. Они жертвуют собой ради других. Это как пагубное пристрастие. И когда-то эти люди-жертвы почувствуют себя перегоревшими. Они работают до тех пор, пока их тела просто отказываются выполнять их требования. Первой дает о себе знать спина, затем появляются проблемы с межпозвоночными дисками. Ведь эти люди таскают на себе невидимый груз, и самое тяжкое в нем — неосознанное чувство вины.

Ты тоже принадлежишь к этим людям-жертвам? Если да, то спроси себя, хочешь ли ты так жить и дальше. Эта жизнь задумана не для того, чтобы ты собой жертвовал. И наш любимый Бог не даст тебе ордена за твои заслуги. Жертвовать собой — это программа нелюбви к самому себе. Ты ничуть не поможешь даже тем людям, ради которых ты жертвуешь собой. Заодно ты покажешь своим детям, как можно сделать себя несчастливым. Ты этого хочешь?

Почему люди деловито жертвуют собой ради других? Это беспомощная попытка получить любовь. Это программа, которой мы рано выучились у матери или отца. Мы подсмотрели у них такое поведение и сказали себе: «Я тоже хочу так жить». Либо мы приняли послание родителей, в котором говорилось: «Если ты много будешь делать для других, то тогда ты будешь нормальным, тогда мы тебя будем хвалить и любить». Уже будучи детьми, мы приняли решение в пользу этой жертвенной программы. Тогда у нас не было другого выбора, но позднее мы просто забыли поменять эту программу. Она обособилась. Не важно, сорок тебе сейчас лет или шестьдесят, ты можешь в любой момент снять и этот старый ботинок. Ты можешь принять новое решение.

Жертвование собой ради других никогда не сделает тебя счастливым. Но когда-то оно непременно сделает тебя несчастным и больным, если ты еще таковым не стал. Кто жертвует собой, тот в большинстве случаев не хочет себе признаться в желании что-то получать как вознаграждение за свою жертву. Он жаждет благодарности от других, похвалы и признания его жертвенных заслуг. Это происходит неосознанно. «Самые благородные дарители часто являются самыми подлыми рвачами», — однажды сказал мне один из моих учителей. Ведь над столом они подают, а под столом протягивают руку — неосознанно, конечно — и ожидают, что получат что-то взамен.

Какие мысли рождаются в голове человека-жертвы? Как звучат решения, которые он однажды принял? В нем прокручиваются, должно быть, такие фразы: «В моем нынешнем виде я ненормален. Меня не будут любить как такового. Только когда я буду делать что-то хорошее, тогда я чего-то буду стоить и смогу рассчитывать на любовь. Сначала я должен стать нужным. Сначала я должен доказать, что я стою признания, похвалы и любви. Я должен заслужить любовь!» Ты опять узнаешь эти свои мысли? Вспомни о том, чего от тебя ожидали твои родители. При каких обстоятельствах они тебя признавали и любили? Когда ты был хорошим мальчиком (хорошей девочкой)? Родители требовали: «Стань нужным. Будь прилежным. Покажи, что тебя для чего-то можно использовать. Тогда ты будешь нормальным. Тогда я тебя похвалю». И ведь как эти дети уже в раннем возрасте напрягались, чтобы угодить своим родителям, доказать им, что они достойны любви! Вспомни, как это происходило у тебя дома.

В затаенной глубине своей души каждый жертвующий человек думает о себе плохо. И эти неласковые мысли должны подтверждаться его окружением — прямо как в зеркале. Это программа несчастья. Измени ее! Это никогда не поздно. Если ты тщательно прочитаешь эту книгу, то найдешь много различных импульсов к тому, чтобы встать на новый путь, на путь любви к себе самому. Вначале должно быть принято решение: «Я от всего сердца желаю себе способности принимать и любить себя самого. Я открываю сердце для любви к себе самому!»

Каждый человек стремится к любви и одобрению, он желает, чтобы его хорошо принимали и уважали. Он хочет быть понятым и принятым, таким, каков он есть. Он желает сочувствия и прикосновения, он жаждет улыбки и ободрения, он хочет утешения и ответного сигнала: «Такой, какой ты есть — ты в норме!»

В детстве большинство из нас выучило, что мы все получаем небесплатно, что любовь и одобрение надо еще заслужить. Ребенок внутри нас по-прежнему верит, что ему надо много делать для того, чтобы другие его любили и ценили. И так же, как в свое время он хотел помочь маме или папе (а то и вовсе спасти их), он сегодня уже взрослым заботится о других людях или о животных.

В своем сердце голодающий, жадный до любви человек, готовый помочь другим, надеется на вознаграждение и оплату. Он несется по миру со сломанным сердцем и надеется, что за свое «хорошее отношение» получит излечение, любовь, сочувствие и подтверждение того, что он хороший, добрый человек. По крайней мере, он надеется, что другие люди будут его благодарить. Но он будет разочарован в своих надеждах — да, люди, которые жертвуют собой ради других, никогда не становятся счастливыми и редко получают то, к чему стремятся и на что надеятся. После долгих лет принесения себя в жертву, как часто случается прямо противоположное! Женщину, жертвовавшую собой ради мужа, супруг бросает спустя двадцать лет брака; он ищет другую жену, нередко молодую. Мужчину, который ориентируется на желания своей жены, подгоняет под ее вкус свою одежду, прическу и хобби, она бросает, обвиняя в том, что с ним ей скучно! Родители, которые всю свою жизнь экономили на себе ради детей, чтобы помочь им преодолеть финансовые затруднения, часто остаются одинокими в старости, страстно ожидая, что дети хотя бы разик в год заглянут к ним на Рождество. А тем временем дети уже давно живут своей собственной жизнью.

Пожалуйста, спроси себя: сегодня я существую для себя или для других? И если я большую часть своей энергии и своего времени расходую на других, то приносит ли мне это большую радость, удовлетворяет ли меня, делает ли счастливым(ой)?

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: ПОДАВЛЕННЫЕ ЧУВСТВА

Большинство людей находится в постоянном состоянии войны со своими чувствами. При этом каждый человек по происхождению является чувствующим существом, так как только чувствование делает его человеком. Если бы мы посмотрели на себя со стороны и могли воспринимать наши чувства в различных цветовых тонах, то не смогли бы вымолвить ни слова, пораженные разнообразием и красотой всего спектра своих чувств.

Многие люди жалуются, что они испытывают недостаточно чувств, они жаждут жизни, наполненной сильными переживаниями. В отношениях с противоположным полом они особенно замечают, как много они решают в голове и как мало — в сердце. Наш мир наполнен «головастыми людьми». Когда встречаются двое, то сначала встречаются две головы. Друг с другом встречаются мнения, мысли и убеждения. Вместо восприятия и открытой демонстрации чувств происходит оценка, определение, суждение и осуждение. Представь себе на секунду мир, где встречаются два человека и обмениваются фразами типа: «Вокруг вас такое прекрасное сияние! Когда я вас вижу, сразу же чувствую себя хорошо!» или «Рядом с вами я чувствую себя несколько неуверенно и совсем не понимаю, что должен(на) говорить…»

Когда мы только пришли в этот мир, мы были еще стопроцентными «чувствующими существами»; мы были полны жизни, открыты, чувствовали как телом, так и душой. Мы всему сначала говорили «да», хотели все обнять и потискать. Но каждый ребенок уже в первые годы все больше ограничивает эту открытость чувствам. Он все больше закрывается и уходит от своего сердца к голове. Он мутирует от «человека сердца» к «человеку головы». И ты это делал так же. Почему мы это делаем? Ребенок приходит в мир с открытым сердцем, любящим, радостным, смеющимся, плачущим, чувствующим, обнимающим всех и вся. Ребенок — это всеобщая любовь и полное чувство. Однако ребенок со своим вселюбящим существом наталкивается на взрослых, уже переставших любить и чувствовать. Они — травмированные дети во взрослом теле, которые давно прекратили любить себя, потому что их любовь в свое время тоже отвергалась. Они уже давно закрыли свои сердца для чувств и любви. Дети с их открытым, любящим сердцем словно напарываются на нож. Это звучит жестоко и преувеличенно, однако такое и сегодня — вполне нормальный случай. Ножи — это условия, которые взрослые противопоставляют детям; их требования, желания и ожидания, от которых зависит их любовь. Любовь уже в первые месяцы увязывается с хорошим поведением и достижениями ребенка. Мама более ласкова к своему ребенку, когда он спит без перерыва, когда он не кричит, когда он прилежно глотает кашу и не выплевывает ее, когда его надолго можно оставить одного (и он не будет при этом проявлять недовольство), когда он часто улыбается маме…

Это я называю изгнанием из рая. С шестого года жизни почти все дети закрывают свое сердце и говорят себе: «Я не хочу здесь больше чувствовать. Это причиняет мне боль». Ведь любой отказ, любая критика ребенка, каждое требование изменить свое поведение — это как укол в его сердце.

Так как ребенок хочет защититься и видит, что к нему предъявляют самые разнообразные требования из мира взрослых, он переходит к «решениям головы» и начинает идти по жизни, размышляя стратегически. Однако ни один человек не может стать счастливым, живя лишь головой.

Во взрослом возрасте многие начинают вновь жаждать прекрасных чувств, да и вообще способности чувствовать. Но, прежде всего, мы ощущаем неприятные чувства, наши эмоции. Под многообразными эмоциями мы понимаем страхи, ярость, гнев, ненависть, зависть, ревность, вину, стыд, бессилие, слабость, одиночество, брошенность, чувство собственной неполноценности и так далее и тому подобное. Всеми этими чувствами мы обладаем с первых дней детства, однако раньше у нас не было возможности их показывать. Ведь до сих пор нельзя констатировать, что детей с их детскими чувствами кто-то ждет с распростертыми объятиями. Если они прибегают к нам напуганные, мы говорим: «Ты не должен бояться!», но ребенок боится и хочет услышать: «Ты имеешь право на страх. Иди сюда в мои раскрытые объятия и расскажи мне о своем страхе». Если ребенок прибегает в ярости, то он быстро чувствует, что в таком виде его не желают видеть. Или ты хотя бы раз видел в своей жизни родителей, которые говорили: «Смотри, вот эта яростная маленькая девочка! Она прекрасна в своем буйстве, не правда ли?»

Родители не могут позитивно обращаться с яркой палитрой чувств ребенка, они не могут принять и полюбить ни ярость, ни зависть, ни его беспомощность, потому что сами давно научились отвергать и вытеснять эти чувства в себе. Вытеснение собственных чувств, как неприятных, так и приятных, стало для нас привычкой. Нормальный взрослый идет сегодня по жизни с тоннами подавленных, отрицаемых чувств, которые прячутся в его клетках и тяжело нагружают его тело, доводя его до болезни. Вытесненные эмоции больше всего способствуют нашим заболеваниям. Физические болезни возникают, прежде всего, из-за этой эмоциональной энергии. Хотя мы сами создали ее нашими мыслями, затем мы отвергли ее и загнали вовнутрь. Однако то, что мы вытеснили и отвергли, не может покинуть наше тело. Данная энергия наполняет наши астральные тела, которые самым тесным образом связаны с телом физическим. Потому причины заболеваний нашего земного тела кроются в вытесненной эмоциональной энергии. Болезнь межпозвоночных дисков или сердечный инфаркт, рак или рассеянный склероз, ревматизм, миома, аллергии или другие болезни — практически во всех случаях больной с небольшой помощью извне очень быстро может понять, как он сам сотворил себе эти болезни. Но, несмотря на множество книг, посвященных этой теме, лишь немногие люди готовы признать эту истину и взять на себя ответственность за созидание своих болезней, а заодно и за сотворение всей их жизненной действительности.

Однако вернемся назад, к чувствам. Мы желаем ощущать такие прекрасные чувства, как волнующая близость, нежность, радость, доверие, уверенность, защищенность, принятие, любовь и им подобные. Однако мы не можем почувствовать их, пока наше тело населяют чувства прямо противоположные, прежде всего страх, печаль и ярость. В самом деле, как я могу ощутить основное чувство жизни — радость и защищенность — после того, как я тридцать или сорок лет отрицал и вытеснял свои страхи? Это из области невозможного. Все эти отвергнутые эмоции требуют нашего полного принятия, нашего позитивного чувства, только тогда они смогут перейти в текучее состояние и покинуть наше тело.

Пожалуйста, в своей повседневной жизни обрати внимание на то, как ты обращаешься с этими неприятными эмоциями. Что ты делаешь, как ты пытаешься себя отвлечь, когда в тебе поднимается страх, когда ты чувствуешь неуверенность, когда ты разозлен и разъярен, когда ты чувствуешь себя покинутым и одиноким? Проследи за собой и посмотри на твои особенные механизмы отвлечения. Ходишь ли ты регулярно к холодильнику, ищешь там что-нибудь сладенькое или хватаешься за «спасительную» сигарету, заглядываешь в бутылку? Ты бросаешься в работу или практикуешь изнурительные пробежки по утрам? Как именно ты отвлекаешься от своих неприятных чувств?

Я приглашаю тебя: прежде чем ты закуришь в очередной раз, откусишь кусочек шоколадки или нальешь себе алкоголь, прежде чем ты наденешь свои кроссовки для бега от стресса, остановись на три минуты, то есть на сто восемьдесят секунд — не больше, закрой глаза и почувствуй то, что сейчас в тебе осталось и пока еще есть, из того, что ты можешь в себе ощутить! Почувствуй, как физические ощущения (теснота, давление, напряжение, тяжесть, холод и прочие), эмоции, чувства требуют, чтобы ты их почувствовал(а)! После этих трех минут чувствования побалуй себя тем, чего ты перед этим так жаждал. Насладись теперь сигаретой, пивом или что тебе там нравится…

Не безумно ли это? Ведь чему только не учили нас в школе! А вот ведь, не научили нас тому, как ласково и положительно обращаться с собственными эмоциями, со страхом, печалью, яростью… И никто не сможет обойти этот жизненный аспект, если, конечно, он не захочет умереть от разрыва сердца. А до сегодняшнего дня большинство из нас умирало именно от этого.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ

Миллионы людей ежедневно вытворяют со своим телом такое, что и назвать нельзя иначе, кроме как глупостью. Хотя мать-земля приютила человечество уже довольно давно, у нас, похоже, так до сих пор и не появилось четкого представления о том, чем на самом деле является наше тело, как оно работает и в чем нуждается, дабы в течение жизни оставаться здоровым, сильным и красивым, а следовательно — являть собой истинное наслаждение тому, кто в этом теле живет.

Хотя современные медики научились трансплантировать многие органы, они концентрируются на больном теле, а не на вопросе: как, посредством превентивных мер, сохранить тело здоровым? Как можем мы сами устранять причины своих заболеваний и сохранять наши тела здоровыми до преклонного возраста?

Если мы проанализируем свое обращение с собственным физическим телом, то непременно поймем, что обходимся с ним как с машиной. Мы регулярно пользуемся им и, как нам кажется, даже следим за ним: возможно, мы «смазываем» его, «подзаряжаем» едой и питьем. Вот, собственно, и все, и весь уход! Мы наблюдаем, как наше тело с тридцати или сорока лет все чаще выдает различные «болячки». А в сорок-пятьдесят лет оно уже серьезно чем-то заболевает, и его надо «чинить». Если наше туловище еще живет в шестьдесят или семьдесят, то оно находится в довольно плохом состоянии. Легко, хорошо и прямо ходить, легко подниматься по лестнице или долго путешествовать пешком могут лишь немногие тела почтенного возраста. Большинство уже и в пятьдесят не способны к этому.

Пока у нас нет серьезных жалоб, мы, как правило, уделяем нашему телу мало внимания. Если какие-то жалобы появляются, то мы их сначала игнорируем: «Как дела?» — «О, более-менее!» В случае необходимости мы проглатываем пару пилюль; сегодня каждый немец потребляет в среднем тысячу таблеток в год! Если ты не пьешь таблеток вообще, значит, кто-то другой глотает твою долю за тебя. Наши тела к моменту смерти оказываются настолько отравленными, что для разложения им требуется намного больше времени, чем десятилетия назад. То, что мы доверяем матери сырой земле справляться с этим отравленным фармакологией телом, вообще-то, не что иное, как наше серьезное заблуждение. Лучше бы позаботились о его утилизации как особо опасных отходах.

Если никакие лекарства нам не помогают, мы попадаем в больницу, хотя действительные шансы выздороветь там — крайне невелики. Ведь нормальная больница «пахнет» болезнью, она насквозь пропитана этой энергией. Больница, по сути, лишь экономическое предприятие, которое, чтобы выжить и функционировать, должно быть заинтересовано в том, чтобы пациент оставался в стенах заведения как можно дольше, а не возвращался домой. Во главе больничной иерархии находятся хирурги. Они пользуются большим уважением, потому что они нам эффективнее всего помогают. И не потому, что они нас лечат, а потому, что они убирают из наших организмов все то, что заболело и мешает. Они просто вырезают мешающие нашему здоровью части или заменяют их имплантами, если находится донор. Это не имеет ничего общего с лечением, даже если человек после операции и продолжает жить дальше.

«Нормальный» человек передает ответственность за свое заболевшее тело «богу в белом», «господину доктору». Если врач ставит диагноз, то «нормальный» человек верит ему, разумеется, и становится по-настоящему больным. То, что врачи вообще осмеливаются говорить обеспокоенному человеку фразы вроде: «Я даю вам еще пару месяцев» или «один-два года», является, по сути, противозаконным. Все больше людей понимают: только вера в диагноз врача дает болезни вспыхнуть и часто является истинной, если не единственной причиной того, почему они ломаются и сдаются.

Я не обвиняю врачей, медицину и фармакологическую промышленность. Мы сами их создали, поэтому мы (до сих пор) и не заслужили ничего лучшего. Наше «здравоохранение» отражает массовое сознание нашего общества. Люди, которые отказываются от ответственности за свое жизненное счастье и от личной власти над своим здоровым телом, не должны потом удивляться, почему это они чувствуют себя беспомощными и безвластными. Также вполне объяснимо и то, что другие нередко злоупотребляют этой властью, делая пациентов все более больными и зависимыми.

Когда мы выскользнули из живота своей матери, у большинства из нас тело было совершенным и всесторонне здоровым. Если после тридцати, сорока или семидесяти лет оно таковым больше не является, то причина может заключаться не только в дурной наследственности, загрязнении окружающей среды, злобных вирусах, тяжелой судьбе или карме. Встань как-нибудь голым перед большим зеркалом и спокойно посмотри на свое тело в течение десяти минут при хорошем освещении; обрати внимание на свои мысли о нем и на чувства, которые ты к нему испытываешь. Если ты внимательно прислушаешься, то возможно сумеешь расслышать раздающиеся внутри тебя стоны: «О Боже!» Пожалуйста, ощути сполна все свое отвращение, которое ты испытаешь к своему телу, все свое отрицание по отношению к нему. Но любимый Бог не имеет никакого влияния ни на твой нынешний внешний вид, ни на состояние твоей плоти. Однажды он доверил его — тебе! И вот, перед тобой — результат. Твоей ответственности. Ты сделал из того прекрасного, маленького, упругого тельца, дарованного тебе при рождении, то, что ты сегодня видишь в зеркале. Можешь ли ты согласиться с мыслью, что только ты ежедневно ваяешь свое тело, даешь ему стариться и болеть, делаешь его слабым и отвратительным? Любишь ли ты свое тело таким, каково оно есть?

Многие учителя на протяжении столетий распространяли знания о связи между телом и духом (наибольшие заслуги в развитии этой области принадлежат, прежде всего, Рудигеру Дальке, преемнику Торвальда Детлефсена), но понять это до сих пор смогли лишь немногие. Проблемы с межпозвоночными дисками и мигрени, затруднения дыхания и рак, шум в ушах и боли в суставах, аллергии, проблемы с зубами… Увы, «нормальный» человек остается глух к утверждению, что все симптомы и болезни его тела неосознанно сконструировал он сам. И ведь при этом он за очень короткое время (часто хватает тридцатиминутного разговора) способен понять, как именно он сумел «одолеть» свое тело и сделать его больным, некрасивым и несчастным. Но кто это хочет знать? Здесь же, в этой книге — призыв к извлечению уроков, к переменам в жизни.

Как мы делаем наше тело больным и старым? Через наш дух. Конкретно через мысли и чувства. Через все наше отношение к жизни, к самим себе и к своему телу. Чтобы тело и дальше двигалось по направлению к недугу, болезни и ранней смерти, хватает одного лишь факта: мы не любим наше тело. Оно не нравится нам в том виде, как оно сейчас есть.

Мы закрываем от него наше сердце в тот момент, когда оно болит, когда в отдельных его членах распространяется давление, напряжение, теснота и тяжесть. Я твердо убежден в том, что наше тело уже сегодня может прожить в здоровье, силе и красоте существенно больше ста лет. И не посредством улучшенной медицины, а с помощью абсолютно нового сознания, нового мышления, чувств и действий, направленных на него. Должно сформироваться радикально новое отношение к телу. По его состоянию мы лучше всего можем понять, что в настоящее время все человечество — увы — в своем сознании еще продолжает находиться в пеленках и делать «под себя». Да, люди научились выходить в Космос и летать на Марс. Но человек толпы не хочет знать, откуда появляется, например, мигрень или боли в спине. И он не знает, что можно сделать — без лекарств или лечебной гимнастики — для прояснения в своей голове и расслабления в спине. Он принимает неосознанное решение в пользу дальнейшего страдания, пусть это и звучит противоестественно, принимая программу и установку на саморазрушение, самоликвидацию.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: СРАВНЕНИЯ И КОНКУРЕНЦИЯ

Мысль о конкуренции — это вирус, который родители прививают своим детям. Мы с детства упражняемся в мышлении, основными категориями которого являются успех и вознаграждение. Родители хотят, чтобы их дети напрягались уже с раннего возраста лишь для того, чтобы кто-то назвал их особенными, скажем, потому, что ребенок продемонстрировал умение писать задолго до поступления в школу. Родители хотят детей, которыми могут гордиться. А эта гордость обусловлена успехами и поведением ребенка. Практически каждый ребенок на Западе очень быстро усваивает следующую взаимосвязь: «Если я поднапрягусь, если я оправдаю ожидания других, то меня похвалят и вознаградят. Если я от этого откажусь, например, потому, что у меня просто нет настроения, то меня будут не хвалить, а критиковать. И тогда я не получу награды. Мне дадут понять, что со мной что-то не в порядке, что во мне что-то не так, что я неправильный, и потому я получу меньше внимания и меньше ласки. Я буду чувствовать себя ненужным. Я перенял мышление взрослых, в основе которого лежит ими же созданное правило: кто не эффективен и не оправдывает ожиданий — тот бесполезен, а потому и не нужен». Иными словами, кто не напрягается — тот безнадежен. Плодом такого воспитания становится чувство неполноценности и страх. Люди боятся не достичь чего-то, боятся оказаться недостаточно хорошими, не оправдать ожиданий и так далее и тому подобное.

У родителей есть четкие представления о том, что и когда их ребенок должен уметь делать — когда он должен быть «чистым и сухим», когда должен начинать говорить, ходить, писать. Их минимальные требования к ребенку таковы: будь нормальным (!) — получай навыки, которые в твоем возрасте приобретают все остальные дети. И никак не меньше! Ну а если получится, — думают многие родители, — то достигай большего, чем среднестатистический ребенок твоего возраста, и при этом будь нормальным, но вместе с тем — особенным, ведь, в конце-то концов, ты же наш (!) ребенок! А мы хотим гордиться тобой (то есть своим ребенком).

К особым результатам подгонять и побуждать человека начинают уже с малого возраста. Основная мысль многих родителей при этом, возможно, такова: «Он должен чего-то достичь в жизни». Но сколько родителей воодушевлены другой мыслью: «Пусть мой ребенок будет счастливым человеком!»? Если бы они были достаточно честны, то добавили бы: «И я не возьму на себя смелость точно определить, что именно необходимо моему ребенку для счастья, ведь я сам несчастлив». Несчастливые люди воспроизводят несчастливых людей, так как они не знают ничего другого. Ведь что мы можем предложить нашим детям, кроме нашего способа сделать себя самих несчастными? Конкурентное мышление играет здесь наиважнейшую роль. Сравнивать себя и конкурировать с другими — вот процессы, принадлежащие к важнейшим факторам из тех, что делают людей несчастными.

Уже с первых лет жизни дети приучаются сравнивать себя с другими. Сравнительное мышление разучивается в родительском доме, в детском саду, на игровых и спортивных площадках, в школе, а позднее и на работе. Начинается это так рано и происходит с таким постоянством, что большинство людей, вырастая, уже просто не могут себе представить, как могла бы выглядеть жизнь без перманентного сравнения.

Сторонники этой системы конкуренции полагают, что она дает человеку импульс к достижению успеха, к созданию нового. Но что это получается за образ человека, у которого сравнение лежит в основе успеха? Что, без желания стать лучше соседа человек остался бы ленно валяться на печи? Человек по происхождению ленив? Неужели?

Наставление, привычка сравнивать себя с другими — это, по сути, инструкция по разделяющему мышлению. Нас побуждают делить все, отделяя себя от других, от всех остальных. Уже очень рано мы слышим, что в этом мире надо напрягаться, чтобы куда-то пробиться, а другие (все) — по факту являются нашими конкурентами. Лишь немногие могут достичь успеха. Основная масса не справляется с гонкой и покидает дистанцию. Вот уже и тебя спрашивают: ты хочешь принадлежать к толпе неудачников, которые не справляются, или ты хочешь входить в число тех немногих, которые достигают результата (что бы под ним ни подразумевалось)? Заостренно этот вопрос может прозвучать так: в этой жизни ты хочешь быть победителем или побежденным? Итак: напрягись, возьмись за гуж и не говори, что не дюж. Покажи, что ты можешь, на что способен!

Как только мы начинаем сравнивать себя с другими, мы учимся рассматривать других как врагов. Будучи детьми, которые по факту еще не испорчены мышлением взрослых, мы естественным образом воспринимаем других людей как братьев или сестер. Мы любопытны, хотим контакта, общения, совместной радости, мы движимы игровым любопытством и смотрим на других людей без предрассудков.

Но скоро этой невинности приходит конец, зачастую даже задолго до поступления в детский сад! Мышление в категориях сравнения и конкуренции ведет к тому, что в человеке развиваются следующие процессы:

• он внутренне отделяет себя от проживающих рядом с ним людей, потому что приучен рассматривать их как потенциальных конкурентов;

• он создает и подпитывает в себе такие эмоции как недоброжелательность, зависть, ревность, которые он, однако, не может демонстрировать открыто (ведь в обществе это нежелательно!), а потому должен скрывать их в себе;

• он ставит самоуважение и самоценность в зависимость от того, оправдывает ли он ожидания других (родителей, общества, работодателя, супруга, детей и так далее) или нет, культивируя, вследствие этого, чувство собственной неполноценности и ненависти к себе, отделяя себя, таким образом, не только от других, но и, в конце концов, от самого себя тоже; он теряет себя самого, и потому любовь к себе как здоровое самолюбие уходит из его жизни на самый дальний план.

Все вышеперечисленное — следствие так называемого «нормального» западного воспитания, от которых не застрахован ни один человек. Поэтому мир наполнен людьми несчастливыми, глубоко внутри ненавидящими себя, но при этом жаждущими любви, защищенности и признания. Проверь, пожалуйста, сам, насколько этот «старый ботинок» твой и насколько велико твое желание от него избавиться.

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: СОВАТЬ НОС В ЧУЖИЕ ДЕЛА

Очень распространенный способ создать себе жизнь, полную проблем, ссор, фрустраций и одиночества, заключается в нашей привычке постоянно вмешиваться в дела других людей, особенно тех, кто находится к нам ближе всего. Это происходит, во-первых, из-за недостаточного уважения к самостоятельности другого человека и, во-вторых, из-за того, что мы вообще не осознаем, что есть наше дело, а что нет.

Байрон Кейти, основательница «Работы» (метода, с помощью которого мы можем раскрыть многие наши ложные и притом неосознаваемые мысли, чтобы освободиться таким образом от состояний страдания), предлагает все дела, существующие в мире, разделить на три категории:

1. Нечто, являющееся твоим собственным делом.

2. Нечто, являющееся делом не твоим, а другого человека.

3. Нечто такое, что никто — ни ты, ни кто-либо другой — не сможет изменить. Это дело Бога (или жизни, если ты с Богом не в лучших отношениях).

А вот и примеры:

• Чье это дело, какого ты роста?

• Чье это дело, что ты сейчас торчишь в пробке?

• Чье это дело, чем ты ужинаешь?

• Чье это дело, как питается твой муж/твоя жена?

• Чье это дело, приходят ли твои дети поздно домой?

• Чье это дело, прибрана ли твоя комната?

• Чье это дело, прибрана ли комната твоей дочери?

• Чье это дело, с кем ты занимался(лась) сексом?

• Чье это дело, с кем твой(я) супруг(а) ложится в постель?

Всегда, когда ты мысленно вмешиваешься в дела другого человека — а к «другим людям» относятся также и твой супруг, и твои дети — ты влезаешь в чужие дела, а это всегда ведет к страданию.

Женщины особенно часто перенимают у своих матерей эту традицию вмешательства, производя бесконечное страдание в своей жизни и в жизни живущих рядом с ними людей. Я утверждаю: большая часть женщин ежедневно и по долгу находится в своих мыслях не рядом с собой, а рядом с мужьями, детьми, родителями, соседями, родственниками, коллегами или какими-то знаменитостями. Тиражи женских журналов, издаваемых в Германии, демонстрируют, насколько велика потребность женщин в получении информации о самых незначительных деталях из жизни окружающих, насколько стремятся они взахлеб читать гороскопы и сплетни, считающиеся, в первую очередь, женской сферой, хотя иные мужчины усиленно пытаются сократить дистанцию отставания по этой части конкуренции со слабым полом. Но мысли мужчин, как кажется, больше вертятся вокруг их работы, вокруг задач, требующих решения, а также вокруг спорта, политики, автомобилей и секса.

Присмотримся внимательно к тому, что здесь происходит, как мы в этой области воспроизводим страдание. Если мои мысли часто крутятся вокруг дел других, то я не могу одновременно быть внутренне со мной самим. Во мне нет никого, кто бы мог заняться мной, потому что мое внимание направлено совсем не на собственное внутреннее и внешнее благополучие. Если я постоянно думаю и забочусь о других, то во мне самом пусто и одиноко. Ведь я не могу так же хорошо заботиться о себе, когда я мыслями с другими (даже если женщины снова и снова утверждают, что они могут делать пять дел одновременно). «Позаботься, наконец, о самом значимом для тебя существе — о тебе самом!», — вот тема одного из моих докладов, который уже помог многим женщинам сбросить этот «старый ботинок» и освободиться от него, надеюсь, навсегда.

Женщины мысленно постоянно вмешиваются в делах других. Они заимствовали такое поведение от матери и десятилетиями усовершенствовали свои навыки. Для многих из них это стало пагубным пристрастием. Чье дело, как выглядит комната твоего сына или твоей дочери? Нет, это не твое дело. Твой сын не закончит свою жизнь под мостом, а твоя дочь не станет «неряхой», если ты перестанешь вмешиваться в его/ее беспорядок или в его/ее хаос, который, возможно для них являет собой образец высшего порядка. Почему детская комната называется все-таки «детской»? Потому что она — не твоя. Каждый ребенок нуждается в личном пространстве, чтобы в числе прочего обрести собственный опыт порядка и беспорядка. Чем больше ты возбуждаешься из-за мусора и неразберихи в его комнате, тем дольше эта комната будет выглядеть именно так.

Если я полагаю, что знаю, о чем ты думаешь и что для тебя хорошо, то я живу мыслями в твоих делах. Следствие этого — разделение и одиночество. Если ты где — то там, живешь своей жизнью, а я тоже (в моих мыслях) — там же, с тобой, и, таким образом я (со)переживаю твою жизнь, то тогда мы оба — «там», у тебя. А здесь, «у меня», у меня никого нет. Нет никого. Никто не остался на хозяйстве. Конечно, тогда я почувствую себя одиноким и изолированным! Я сам делаю себя одиноким. Никто другой не являет собой причины моего чувства одиночества. Я его создаю для себя сам.

Пойми, когда ты начинаешь чувствовать одиночество, изоляцию или фрустрацию. Когда тебе становится нехорошо — всегда останавливайся, закрывай ненадолго глаза и спрашивай: «О ком или о чем я в этот момент подумал?» Таким образом, ты будешь все чаще и быстрей замечать, как ты потерялся в своих мыслях и оставил себя одного. Спрашивай себя снова и снова: «В чьих делах я сейчас мысленно нахожусь?», подмечай также и то, когда ты начинаешь раздавать советы без соответствующей просьбы. В чьи дела ты влезаешь, когда даешь советы другим?

 

СТАРЫЙ БОТИНОК: «БАННЫЙ ЛИСТ» ПРОШЛОГО

Многие люди воспринимают свое прошлое как тяжкий груз, не осознавая этого. Они сожалеют и печалятся, они жалуются или неистовствуют, они сочувствуют себе и ненавидят пережитое ими. Уже неважно, насколько трудными были твое детство, молодость и вся твоя предыдущая жизнь; неважно, что ты пережил — это прошло. В большинстве случаев мы не можем воспринимать свое прошлое так, потому что не допускаем, чтобы «это» прошло. Мыслями и чувствами мы шатаемся в прошлом, обременяя тем самым свое настоящее.

Если кто-то все еще страдает от своего прошлого, то пусть он возьмет на себя ответственность за эти страдания. Это не вина твоей матери или твоего отца, что ты и сегодня все еще страдаешь. За эти страдания должен отвечать только ты. Ведь после того как ты покинул родительский дом, ты был свободен обустраивать свою жизнь по собственному желанию. Что ты сделал с собой за это время? Какую жизнь вел ты с тех пор? Какой бы смысл мы ни вкладывали в наше тяжелое прошлое с его травмирующим опытом, с чувствами бессилия, незначительности, покинутости, ярости и так далее, фактом является то, что оно уже давно прошло. Однако мы, сопричастные, продлеваем страдания прошлого, не отпуская ни прошлое, ни вызванные им страдания.

«Без твоего прошлого ты сразу же станешь свободным!», — гласит один из самых прекрасных принципов, содержащихся в красивой и амбициозной книге «Курс чудес». Эта фраза сразу же меня очаровала, как только я ее впервые прочел. Прилипание к прошлому как причина моей несвободы! Но как я смогу обойтись «без прошлого»? Как я смогу оставить мое прошлое позади? Многие советчики рекомендуют: «Отпусти его, твое прошлое», но они не говорят нам, как это сделать. Мы не можем отпустить прошлое именно потому, что хотим от него избавиться. Мы желаем отделаться от прошлого именно потому, что отрицаем его. Ведь оно было таким тяжелым и неприятным до невозможности! Вот ключевая проблема. Все, что в прошлом происходило во мне, между мной и другими людьми, родителями, братьями и сестрами, бабушками и дедушками, желает принятия, достойной оценки, признания и благословения. «Как это я должен признать прошлое, если меня в детстве все время избивали, насиловали, отдавали на сторону, наказывали отказом в любви и жестоко со мной обращались? Как можно принять такое ужасное время? Этого нельзя забыть!», — говорит оскорбленный ребенок в нас. Никто не требует, чтобы ты это забыл, но я предлагаю тебе: рассматривай всю эту историю в другой перспективе, а не с точки зрения ребенка-жертвы, каким ты тогда был. Тот ребенок вырос и сейчас, как, впрочем, и тогда, единственное, чего он хочет, чтобы ты принял его чувства, будь то ненависть, презрение или печаль; его одиночество, страсть или безнадежность. Как только ты сможешь сердцем принять эти чувства и научишься положительно к ним относиться, ты вырвешься из круга страданий того маленького ребенка, который в тебе живет.

Подробнее о том, как отпустить свое прошлое, ты узнаешь из пятой главы «Свобода от прошлого».