Весь дом был заполнен жуткой какофонией звуков. Тяжелый рок из радиоприемника перемешивался с ударами молотка и звуками пилы.

Они уже три дня работали без отдыха, и Бесс вынуждена была признать, что комната выглядела теперь просто замечательно.

У Коннора были, что называется, золотые руки, но, помимо этого, он прекрасно умел объяснять другим, что и как нужно делать. Ему хватало и юмора и терпения обучать Бесс азам отделочных работ так, что она не чувствовала себя при этом бестолковой неумехой.

За три дня они успели содрать старые страшные занавески и карнизы с окон, выбросили невероятно грязное ковровое покрытие, и Коннор отциклевал пол так, что он теперь приобрел красивый золотистый пол и выглядел как новый. Прикрыв его пластиковой пленкой, чтобы не испачкать, Коннор соорудил в комнате верстак и разложил на нем инструменты.

Бесс готова была весь день смотреть, как он мастерски работает; в этой картине было что-то завораживающее, и, наблюдая за его уверенными, ловкими движениями, молодая женщина все сильнее и сильнее чувствовала исходящую от него магию…

Починив электропроводку верхнего освещения, Коннор обернулся посмотреть, чем занимается Бесс. Она как раз заканчивала шпаклевать стену.

— Ну что, хватит на сегодня? — предложил он. — Давай отложим остальное на завтра. Нам пора мыться и собираться: ты не забыла, что сегодня встречаешься со своими подругами?

Бесс остановилась и убрала с лица волосы.

— Черт! А который час?

Быстро взглянув на часы, Коннор ответил:

— Почти шесть. Я надеюсь, что у нас будет несколько минут, чтобы перекусить после того, как мы помоемся и переоденемся, или ты собираешься ужинать в баре?

— Я думаю, лучше поесть в баре. Зачем тратить сейчас время и силы? Ты, если хочешь, можешь к нам присоединиться, — мило предложила ему Бесс.

Вначале ему показалось, что она пригласила его просто из вежливости, но, взглянув на нее, он понял, что предложение было сделано от души.

Соблазн провести рядом с ней еще и вечер был слишком большим, и Коннор уже открыл, было, рот, чтобы согласиться, но в последнюю секунду все-таки передумал.

— Спасибо за приглашение, но я считаю, что мне лучше не мешать вам, — скрепя сердце ответил Коннор. — Скорее всего, вам захочется посплетничать, а заодно обсудить, как правильно вести себя с мужчинами, чтобы те знали свое место.

Бесс рассмеялась и вытерла ладонью кончик носа, к которому прилип кусочек штукатурки.

— Ага, так ты считаешь, что, собравшись вместе, женщины только и способны, что сплетничать да обсуждать мужчин.

В ответ он пожал плечами и не без ехидства спросил:

— А что, разве я не прав?

— Только в том случае, если кто-то не так давно расстался со своим другом. В такие моменты можно действительно услышать немало нелицеприятных вещей о мужчинах, в противном случае мы ничего не имеем против них!

— О чем же вы тогда разговариваете?

— О работе, о семье. Иногда обсуждаем модные тряпки, но это обычно происходит после пары бокалов вина или коктейлей, когда все остальные проблемы уже решены.

— Хорошо, что ты мне все объяснила, — кивнул Коннор, а потом неожиданно поднял руку и провел по ее щеке.

Бесс удивленно посмотрела на него.

— Грязь, — сухо объяснил он.

Она автоматически тоже потерла щеку.

— Спасибо. Иди в душ! А я пока тут слегка приберусь.

Некоторое время Коннор молча стоял, вдыхая терпкий запах духов Бесс. Ему хотелось обнять ее и целовать до тех пор, пока она не забудет обо всем на свете. Хотелось запустить пальцы в копну ее великолепных непослушных волос. Хотелось вместе с ней принять душ или, забыв о ванной, прямиком отправиться в спальню. Усилием воли он заставил себя очнуться. Хватит предаваться бесплодным мечтам! Нужно успокоиться и взять себя в руки, пока это еще возможно и пока ситуация не вышла из-под контроля. То, что сегодня ночью они обнимались на диване, — случайность. Оба выпили вина на голодный желудок и немного опьянели.

Обычное наваждение… или всколыхнувшиеся воспоминания их общей юности, память о той единственной ночи, которую они провели вместе.

Как только, рано или поздно, она улетит обратно к себе в Калифорнию, все, что было между ними, навсегда исчезнет. Они оба забудут о своих чувствах, и каждый будет продолжать жить своей собственной жизнью, поэтому лучше ничего и не начинать. Слишком велик риск ошибки! Он очень любил их всех: Бесс, Ника, их родителей — и не хотел никому из них причинить боль. Все смешалось у него в голове, он чувствовал себя как муха, запутавшаяся в паутине и не знавшая, как ей выбраться. А в том, что их отношения сложились так, а не иначе, Коннор обвинял только самого себя…

Наконец Коннор повернулся и быстро вышел из комнаты.

Когда в начале девятого они приехали в бар, там уже было полно народу. Вовсю гремела музыка, несколько пар танцевали, все столики, и табуретки около стойки бара были заняты.

— Ничего себе, сколько тут людей в будний день! — наклонившись к Коннору, громко, чтобы перекричать музыку, воскликнула Бесс.

Коннор обнимал ее за талию. Она не возражала и делала вид, что действительно только таким образом он в состоянии оградить ее от толпы.

— Ты должна посмотреть, сколько народу бывает здесь в пятницу и в субботу вечером.

Бесс весело улыбнулась ему в ответ. Она успела забыть, как выглядит ночная жизнь в Кристалл-Спринге. Никаких шпилек, никаких вечерних платьев и роскошных украшений. Джинсы считались здесь самой подходящей одеждой для мужчин и женщин, а вместо экзотического коктейля в тонком фужере посетители заказывали пиво в бутылке или в кружке. Бесс уже много лет не бывала в подобных местах и удивлялась, насколько ей здесь комфортно.

— Твои подруги уже пришли?

— Одну я точно вижу, — она показала ему на столик, стоящий у дальней стены.

Коннор начал аккуратно проталкивать ее сквозь толпу.

— Бесс! — Увидев ее, Джеки вскочила со своего места и повисла у нее на шее. — Как я рада тебя видеть!

— Я тоже! — засмеялась Бесс, обнимая подругу. — Я так по тебе соскучилась! Замечательно выглядишь!

— Я? Шутишь! — Джеки посмотрела на себя, провела руками по своим крутым бокам и расхохоталась. — Дорогая, у меня четверо детей, и последний раз я замечательно выглядела разве что на выпускном вечере.

Это была все та же неунывающая хохотушка Джеки, готовая подшучивать над всем на свете, включая саму себя.

— Не смей говорить так! Ты такая же хорошенькая, как и раньше. Судя по всему, ты одна из самых счастливых женщин в городе.

— Да, это правда, но дай мне рассмотреть тебя. — Она чуть отошла назад, чтобы лучше видеть Бесс. — Потрясающе! Ты стала похожа на фотомодель: изящная и невероятно стройная. В твоем присутствии всем окружающим должно становиться стыдно за свой внешний вид.

Поскольку джинсы Бесс были измазаны краской, собираясь в бар, она надела серый брючный костюм и бледно-голубую блузку. Среди джинсов и свитеров, которые носили все, она выглядела слишком нарядной, но неожиданно для нее самой ей было наплевать на это. Она чувствовала себя абсолютно комфортно. Здесь она была среди своих.

— Спасибо! Джеки, ты ведь знаешь Коннора Риордана? — спросила Бесс, подтолкнув его вперед.

— Конечно. — Джеки крепко пожала протянутую Коннором руку. — Привет, Коннор, как дела?

— Спасибо, хорошо, а у тебя?

Они продолжали болтать, когда Бесс заметила у входа Гэйл. Она подняла руку и помахала подруге.

Они заказали себе пиво, и Коннор, чтобы не мешать девушкам, собрался пойти поиграть в бильярд.

— Коннор, ты еще долго будешь здесь? Или мне попросить девочек закинуть меня домой?

— Конечно, найди меня, я не собираюсь никуда уходить отсюда, я ведь тоже тысячу лет не был здесь.

Бесс несколько секунд стояла, задумчиво глядя ему вслед. Ей вдруг стало жалко, что он убрал руку с ее талии, что ушел и оставил ее, но она не позволила эмоциям взять вверх. Она повернулась к подругам и, улыбнувшись, устроилась рядом с ними за столиком.

Часа два они весело вспоминали школьные годы, обсуждали свою теперешнюю жизнь и сокрушались, что редко видятся, но потом Джеки и Гэйл засобирались домой.

Бесс немного расстроилась. Ей не хотелось уходить.

Поискав Коннора глазами и не найдя его, она направилась в бильярдный зал. Коннор стоял возле одного из столов с кием в руках и как раз готовился к удару. Когда шар влетел в лузу, вокруг раздались одобрительные возгласы. Коннор удовлетворенно хмыкнул, глотнул пива из бутылки… и тут заметил вошедшую Бесс. Извинившись перед партнером по игре, он направился к ней.

— Ты уже готова ехать домой?

Она кивнула.

— Гэйл и Джеки уже уехали.

— Хорошо. Если ты хочешь домой, я могу найти себе замену.

Подумав немного, она спросила:

— На какую сумму ты играешь?

Коннор слегка покраснел, но тут же его рот расплылся в широкой, довольной улыбке.

— Пятьдесят баксов.

— Тогда вперед! — сказала ему Бесс, указав бутылкой на стол. — Если выиграешь, с тебя бутылка пива.

— А сколько ты уже выпила? — поинтересовался он.

— Две или три.

— Так ты идешь или нет? — окликнул его бородатый мужчина, стоявший с кием около стола.

— Да, иду, — ответил ему Коннор. — Одну минуту. — Повернувшись к Бесс, он быстро сказал ей: — Договорились. Если выиграю, пиво за мной… но при одном условии.

— И что за условие?

— Сначала ты со мной потанцуешь.

Умом Бесс понимала, что танцевать с ним опасно, но уж очень ей этого хотелось. Она быстренько решила, что танец с Коннором можно воспринимать, как дополнительную проверку того, что он ее больше не волнует.

Всего один танец, разве это способно хоть что-нибудь изменить в их отношениях? Бесс спокойно встретила ласковый взгляд его карих глаз.

— Идет! — кивнула она. Обрадованный, он воскликнул:

— Я скоро вернусь, это не займет много времени.

Минут через десять игра закончилась. Получив свои деньги, он передал кий следующему игроку и вернулся к ней.

— Поздравляю! — сказала Бесс.

— Я же тебе обещал, что скоро вернусь. Ты готова танцевать?

Сердце Бесс неожиданно сжалось от охватившего ее волнения.

— Конечно! — решительно ответила она, хотя никакой уверенности при этом не испытывала.

— Следующий танец будет быстрым, а мне хотелось бы медленную музыку, — сказал он, опуская в автомат монетку и нажимая кнопку с выбранной песней. — Может, станцуешь со мной два танца? — спросил он.

— Почему бы и нет?

Он взял ее за локоть и повел в центр площадки.

Зазвучала быстрая музыка, но Коннор вовсе не собирался отпускать Бесс от себя. Он крепко взял ее за руку, их пальца переплелись. Бесс почувствовала, как по ее телу побежали мурашки. Музыка становилась все быстрее и быстрее. Однако, вместо того, чтобы танцевать на расстоянии, Коннор притянул ее к себе почти вплотную.

— Ты хорошо посидела с подругами? — спросил он, наклонившись к ее уху. Громкая музыка мешала разговаривать, и она утвердительно кивнула в ответ.

— Было очень приятно встретиться с ними.

Через несколько минут танец закончился, но Коннор продолжал держать ее за руку. А когда вновь заиграла музыка, он крепко прижал ее к себе.

— Наконец-то! Это как раз то, что я хотел.

Коннор обнял ее, и ей не оставалось ничего другого, как положить руки ему на плечи. Бесс попыталась немного отодвинуться от него, но Коннор не позволил ей. И она перестала сопротивляться, ведь ей так хотелось танцевать с ним этот танец.

Коннор был… лучшим другом ее брата, одним из ближайших друзей ее детства и человеком, которому она привыкла доверять целиком и полностью. Если он не защитит ее, то кто же еще?