Чаша роз

Беверли Джо

Патни Мэри Джо

Харбо Карен

Сэмюел Барбара

Мэри Джо Патни

Белая роза Шотландии

 

 

Глава 1

Шотландия, май 1941 года

Сердце Джейн Макрей было в горах Шотландии. К несчастью, ее усталое тело находилось в набитом людьми поезде, который медленно тащился на север от Эдинбурга. Она очнулась от беспокойной, не приносящей отдыха дремы и обнаружила, что рука похрапывающего рядом молодого солдата лежит у нее на бедре.

Она убрала его руку, порадовавшись, что предпочла выглядеть легкомысленно и надела брюки. Ужасные бомбежки Лондона в последние месяцы сделали ее стойкой сторонницей брюк. Это куда удобнее, когда бежишь в бомбоубежище или вытаскиваешь выживших из обрушившихся зданий, как она делала дважды.

Джейн умела находить людей в завалах. Если она устанет от работы на военную разведку, то, возможно, перейдет в спасательную службу.

Она взглянула в окно, мечтая увидеть шотландские холмы. Железнодорожные правила затемнения требовали зашторивать окна и выкрасить лампочки в синий цвет. Все это создавало по меньшей мере жутковатый эффект, но скоро она будет дома.

Снова закрыв глаза, она пыталась удобнее устроиться на ужасно жестком сиденье. Джейн была одной из немногих гражданских в тесном поезде. Большинство пассажиров — солдаты, моряки, летчики, направлявшиеся служить на север, на многочисленные военные базы в Шотландии. Молодые, горячие и обреченные. Будь проклят Гитлер!

Работа держала Джейн в Лондоне несколько безумно тяжелых месяцев. В общем и целом она вполне хорошо справлялась с постоянной угрозой немецких бомбежек. Но два дня назад ее обуяло неистовое желание отправиться домой, в Шотландию. Чистая спокойная энергия семейных владений в Данрате прочистит ее ум.

Макреи жили в Данрате еще до того, как получили эту фамилию. Узкая лесистая Долина была чудесным местом, и не только потому, что там лучшая в Шотландии погода. Как самую младшую в большой семье Джейн баловали, дразнили, потакали, учили. Это были золотые дни между двумя мировыми войнами, но она тогда была слишком юна, чтобы по-настоящему ценить их. Те времена ушли навсегда. Но мирный покой Данрата никуда не исчез, он звал ее домой.

Расстояние от Эдинбурга до Данрата невелико, но поезд тащился медленно и останавливался на каждом полустанке в пустых холмах. Она следила за остановками, поскольку таблички с названиями на большинстве станций сняли. И легко ошибиться и выйти не там, где нужно.

Ее купе освободилось за две остановки до нужной ей, на пересадочном узле. Мир и покой уже проникали в жилы Джейн, снимая напряжение и горе. Она зевнула. Можно подремать часок…

Джейн проснулась, когда поезд остановился на следующей станции. Это была труднопроходимая пустошь с редкими вкраплениями полей и деревень. Джейн снова откинулась на сиденье, но дверь открылась и в купе шагнул какой-то лунатик с безумным взглядом.

Нет, не лунатик — летчик. Она бы поняла это, даже если бы на нем не было кожаной летной куртки, как у нее. Ему около тридцати, предположила Джейн. Высокий, светловолосый, подтянутый, с присущей летчикам быстротой и уверенностью, которая могла показаться заносчивостью.

Но что привлекло внимание и заставило ее проснуться, так это его аура. Магия светилась вокруг него, как огонь, охвативший город.

Лихорадочный взгляд летчика заметался по купе и остановился на Джейн. В два шага он оказался рядом с ней.

— Вы должны сейчас же пойти со мной! — нависая над ней, сказал он с североамериканским акцентом. — Это… это вопрос жизни и смерти.

Она застыла. Мудрая женщина никуда не пойдет с незнакомцем, тем более с сумасшедшим. Хотя ее охранительные силы означали, что ей почти нечего бояться обычных людей, этот человек не был обычным.

Но Хранители поклялись служить, а летчик явно в беде. Пока Джейн колебалась, интуиция подсказала ей, что этот безумец был причиной ее порыва вернуться домой.

— Пожалуйста! — взволнованно сказал он. — Пока поезд не тронулся.

Быстро приняв решение, Джейн сказала:

— Ведите. — Она поднялась, накинула на плечо рюкзак и шагнула за летчиком в ночь.

В столь поздний час на крошечной станции дежурных не было. Нигде ни огонька, ни опознавательных знаков. Но знакомые очертания холмов подсказали Джейн, что это Гленберри, предыдущая станция перед Данратом. Она хорошо знала это место.

Джейн едва не упала, шагнув в темноте на платформу. Сильная мужская рука поддержала ее. Какая-то мощная энергия вспыхнула между Джейн и летчиком с яростью молнии. Она почувствовала себя опаленной и… и каким-то странным, непостижимым способом связанной с ним.

Когда поезд, дребезжа, двинулся, Джейн выдернула руку, разрушая нежеланную связь.

— Кто вы? И какого черта вам надо?

Неровный лунный свет высветил лицо летчика. Он был ошеломлен не меньше ее.

— Я… я не знаю. — Он потер виски. — Я просто знаю, что должен кого-то найти, и этим кем-то оказались вы.

Нахмурившись, Джейн изучала его магическим зрением. Огненная краснота его ауры стала резкой и неконтролируемой. Джейн решила, что он не привык к магической силе и не знает, как управлять ею. Так откуда исходит энергия? Когда аура поблекла, Джейн предположила, что он истратил все силы на ее поиски и вот-вот рухнет.

Раздумывая, во что она впуталась, Джейн уже спокойнее сказала:

— Расскажите мне, кто вы и что привело вас сюда.

Он покачнулся.

— Вы подумаете, что я сумасшедший.

— Для того чтобы меня удивить, нужно много. — Даже в неверном лунном свете она разглядела, что он чертовски красив. Его природную жизнерадостность сдерживала война. — Вы явно летчик. Как вас зовут?

— Дэвид Синклер. — Казалось, слова требовали от него усилий.

— Меня зовут Джейн Макрей, — сказала она в ответ. — У вас не британский акцент. Вы американец?

— Канадец. Из окрестностей Галифакса. — Его голос чуть смягчился при упоминании дома. — Ваше предположение верно, я летчик-истребитель военно-воздушных сил Великобритании.

— Как и один из моих братьев, — сказала она. Сердце ее знакомо сжалось при мысли о том, как опасна жизнь летчика. — Майор авиации Джейми Макрей. Вы знаете его?

— Вы сестра Джейми Макрея? — Его глаза прищурились, словно он в темноте искал сходство. — Я встречал его несколько раз. Его репутация хорошо известна.

— Джейми до сих пор везло. — Она молилась, чтобы удача не покинула брата. Как Филиппа.

— Это не просто удача. Когда летчики приобретают опыт, их труднее сбить, — сказал Синклер. — Это он дал вам летную куртку?

— Нет, — коротко ответила она. — Вы с ног валитесь. У вас машина есть?

Он вытащил из кармана ключ.

— «Моррис-минор». На стоянке.

Джейн взяла ключ.

— Нам нужно найти спокойное место, где мы сможем поговорить и выяснить, что тут такого неотложного. Да и покормить вас нужно.

— Как вы узнали, что я умираю с голоду? — с некоторым удивлением спросил он.

Потому что высокоинтенсивная магия сожгла энергию, как бикфордов шнур. Выбрав более простое объяснение, Джейн сказала:

— Просто догадалась.

— Нам нельзя терять времени попусту! Нам нужно… — Его голос стал неразборчивым.

— Ничего не произойдет за то время, пока вы придете в форму.

Джейн взяла летчика за руку, заставляя себя контролировать свой живой отклик на него. Синклер тяжело привалился к ней, и она повела его к ступенькам в конце платформы. В этот час на этой дальней станций никого не было. Сельская Шотландия ложилась рано, а городов поблизости нет.

У лестницы были перила, так что Джейн сумела благополучно свести Синклера вниз, и никто из них не свалился. Автомобиль в одиночестве стоял у края стоянки.

Видимо, Синклер ехал быстро и лихо. Он не запер дверцы, да здесь это и не нужно. Джейн распахнула левую переднюю дверцу и велела летчику сесть.

— Подождите, — запротестовал он. — Мы же в Британии. Место водителя с другой стороны.

— Вы не в том состоянии, чтобы вести машину. — Она захлопнула дверцу и обошла автомобиль. То, что Синклер не спорил, свидетельствовало, что он вот-вот рухнет. Джейн знала, что только полумертвый пилот позволил бы кому-то сесть за руль своей машины.

Автомобиль был старый, но за ним явно хорошо следили. Повернув ключ зажигания, она спросила:

— В каком вы Звании? Думаю, по меньшей мере майор, а возможно, подполковник авиации.

— Вы правы, — пробормотал Синклер. — Подполковник. Куда мы едем?

Она думала было отвезти его домой в Данрат, но это слишком далеко. По узкой извилистой дороге без освещения они туда до следующего утра не доберутся.

— Моя семья владеет небольшой фермой неподалеку отсюда. Макреи приезжают туда, когда отчаянно нуждаются в мире и покое.

— Звучит заманчиво. — Он устроился на сиденье, что требовало немалой ловкости, учитывая его рост и габариты машины, и заснул. То, что он нашел Джейн, похоже, принесло ему облегчение, по крайней мере на время.

Отъехав от станции, Джейн осторожно вела машину. Правила затемнения требовали закрыть фары, оставив только три маленьких щелки, света едва хватало, чтобы разглядеть дорогу. Вначале разрешалось оставлять только габаритные огни, но происходила масса аварий. И поскольку британские водители наносили британцам больший ущерб, чем нацисты, правила затемнения немного смягчили.

Она не ездила этим маршрутом с довоенных времен, но и тогда узкая дорога требовала особой сосредоточенности. К тому времени, когда Джейн добралась до маленького каменного дома на середине склона, она была почти так же обессилена, как ее ненормальный пассажир.

Выйдя из машины, она достала из-под камня ключ и отперла дверь. Прежде чем зажечь две лампы, она плотно задвинула шторы. Джейн добавила лампам магического света, она любила, когда комната ярко освещена, потом вернулась к машине.

— Выходите, подполковник, — твердо сказала она, открыв дверцу. — Я не настолько сильна, чтобы внести вас в дом.

— Слушаюсь, мэм. — Синклер высунул из машины длинные ноги и ухитрился встать, но без ее помощи он явно большего сделать не мог. Он был чертовски тяжелым — очередной признак бессознательного состояния.

Дом состоял из одной длинной комнаты с кухней в одном конце и спальней — в другом. Джейн всегда любила простоту этого старого дома, гостеприимное тепло старой мебели и ковров. Она надеялась, что дом поможет пилоту.

Джейн подвела Синклера к виндзорскому креслу у кухонного стола. Летчик торопливо сел и, скрестив на столе руки, уронил на них голову.

Джейн поймала себя на искушении запустить пальцы в его спутанные светлые волосы. Отвернувшись, она задумалась, откуда у нее этот порыв.

Джейн зажгла плиту и обследовала маленькую кладовку. Семейным правилом Макреев было всегда содержать ферму в должном порядке, оставлять припасы, и кто бы ни был здесь последним, он Джейн не подвел. Что лучше всего восстановит силы ее гостя? Говяжья тушенка.

Джейн открыла все три банки, выложила содержимое в кастрюлю, налила чайник и поставила на огонь. Ситуация явно требовала чашки бодрящего чая.

Пока тушенка и чайник стояли на огне, она продолжала поиски и обнаружила крекеры и коробку шоколадного печенья. В нынешних условиях это просто пиршество.

Когда тушенка согрелась, Джейн выложила половину в миску и поставила перед канадцем вместе с крекерами.

— Ешьте, — приказала она. — Я заварю чай.

Он набросился на тушенку, словно не ел несколько недель. К тому времени, когда Джейн съела свою куда более скромную порцию, его миска была пуста, поэтому она положила ему оставшуюся тушенку. Когда он с ней справился, Джейн поставила на стол две кружки с горячим чаем, мед и тарелку с шоколадным печеньем.

— Ваш мозг уже работает? — спросила она.

— Да, спасибо. — Его голос теперь был куда тверже. — Моя матушка всегда презирала тушенку в банках, но сейчас это настоящая амброзия.

— Простите, сахара нет. Ничего не поделаешь, карточки. Но мед хороший.

Джейн научилась получать удовольствие от несладкого чая, отхлебнув глоток, она потянулась за печеньем.

— Расскажите мне все.

Он размешивал мед в кружке.

— Вы подумаете, что я спятил, мисс Макрей.

— Меня зовут Джейн, и вы нашли меня не случайно, — спокойно сказала она. — Какая-то мощная сила призвала вас искать меня. Расскажите, что случилось, и ничего не упускайте из опасения, что я вам не поверю. Мир куда более сложен, чем считает большинство людей.

— Я это уже понял, — задумчиво сказал канадец, словно не зная, с чего начать. — Не думаю, что вы читаете научную фантастику.

Джейн усмехнулась:

— На самом деле читаю. Джейми это любит, и я всегда заимствовала у него журналы с поразительно вульгарными обложками. — Она с тоской вздохнула: — Он мечтал полететь на луну, а вместо этого летает за «мессершмиттами».

— Тогда, может быть, вы поймете, когда я скажу, что сегодняшний день был как в фантастических рассказах, — нахмурился Синклер. — Все началось, когда я получил двухнедельный отпуск. Первый после тяжелых боев прошлым летом. Я толком не видел Британию, поэтому решил навестить Шотландию, откуда уехали мои предки.

— Поскольку вы Синклер, вы родственник графов Кейтнесс?

— Может быть, хотя родство весьма дальнее. Наша ветвь Синклеров отправилась в Канаду пару столетий назад. — Он взял печенье и проглотил его в два укуса. — Я знаю, что большая часть территории клана на севере, но рядом с Эдинбургом есть замок Синклеров, и сегодня утром, поддавшись порыву, я решил съездить и посмотреть его.

— Замок Рослин?

Он кивнул.

— Я, конечно, не мог войти в жилые помещения, но с большим интересом бродил вокруг старых руин. Потом я решил заглянуть в церковь. Когда я входил… — Канадец заколебался. — Вот здесь начинается фантастика. Я почувствовал, как будто туча окутывает церковь. Не реальная черная туча, а своего рода… мрак души. — Он смущенно рассмеялся. — Простите за мелодраматизм.

— Это была Рослинская часовня? — спросила Джейн, ужаснувшись от мысли, что могло произойти.

— Да, — удивленно ответил летчик. — Вы ее знаете? Думаю, да, Шотландия такая маленькая. У меня было такое чувство, будто невидимый поток смолы заливает пространство. Я едва мог двигаться. Мне завыть хотелось, как охотничьей собаке. Потом я услышал крик, будто кого-то убивали. Именно это и случилось. — Его пальцы, стиснувшие кружку, побелели.

— Продолжайте, — быстро сказала Джейн. — Что произошло дальше?

— Я бросился на крик, доносившийся сбоку. На полу съежился мужчина, какой-то высокий темный тип стоял над ним. Нападавший увидел меня и убежал, прежде чем я успел его разглядеть. — Синклер нахмурился. — На самом деле я не видел, как он убежал. Скорее, он просто… исчез. Это очень странно.

— А человек, лежавший на полу?

— Он был очень стар, одет как садовник, но у него было лицо святого, — ответил летчик. — Вокруг него повсюду была кровь. Кто-то пырнул бедного старика ножом. Но он посмотрел на меня с поразительной улыбкой и сказал: «Слава Богу, вы здесь». Словно он узнал меня.

— Возможно, и узнал на свой лад, — пробормотала Джейн.

— Я встал рядом с ним на колени, посмотреть, чем можно помочь, но он только головой покачал и сказал: «Не обо мне речь, старина, мое время пришло. Ноты должен спасти это». — Синклер шумно втянул воздух. — Я видел много смертей на войне, но убийство — никогда. Это… неправильно. Это зло.

— Что верно, то верно, — согласилась Джейн. — Вы спросили, что вам полагается спасти?

— Да, но старик к тому времени был уже при смерти. Он только схватил мою руку и прошептал: «Ты должен помочь». И вот тогда все стало по-настоящему фантастическим. Я почувствовал, что меня будто молния пронзила. Она не причинила вреда, но я почувствовал, что изменился внутри.

— Похоже на вспышку энергии, когда вы взяли меня за руку на железнодорожной станции?

На лице летчика появилось удивленное выражение.

— Похоже, но другое. Сильнее. А в случае с вами, думаю, это произошло потому, что вы очень красивы.

К своему неудовольствию, Джейн почувствовала, что краснеет.

— Дело было не Просто в привлекательности, когда вы коснулись меня. Старик сказал что-нибудь еще?

— Пока я пытался собраться с мыслями, он выдохнул: «Ты должен действовать быстро. Возьми мою машину рядом с церковью». Потом он умер.

— Вы позвали на помощь?

— Тут начинаются еще большие странности. В обычных условиях я позвал бы полицию, но тут я просто встал, вышел из церкви и нашел его машину. Других там не было. В замке зажигания торчал ключ, так что я поехал. Или… может быть, меня повезли. — Синклер тряхнул головой. — Это было странное ощущение. Я сознавал, кто я, но чувствовал призыв направиться на север, в глушь. Я ехал и ехал, ни разу не заколебавшись, всегда зная, где свернуть. Я остановился у той станции как раз в тот момент, когда ваш поезд подходил к платформе. — Взгляд его стал пристальным. — Если вы не считаете, что я спятил, можете вы мне объяснить, что происходит?

К несчастью, Джейн могла. Произошла катастрофа.

— Крепитесь, подполковник. На вас возложили ответственность вернуть Святой Грааль.

 

Глава 2

У Дэвида челюсть отвисла, когда он уставился на спокойную, невероятно хорошенькую молодую женщину, сидевшую напротив него. В простых брюках и видавшей виды летной куртке, с завязанными на затылке рыжими волосами, она выглядела как голливудская красотка. А не как человек, говорящий о Граале так, будто он существует.

— С-Святой Грааль? — запнулся он.

— Я не спятила, как вы замысловато изволили выразиться. И я не читаю ваши мысли.

— Похоже, вы определенно это можете, — пробормотал он. — Вы меня пугаете, Джейн Макрей.

— Я довольно безвредна, — сказала она с чарующим британским акцентом, будто до этого не говорила ничего поразительного. — Пугает тот, кто украл Грааль из Рослинской часовни.

— Святой Грааль — миф, — усмехнулся Дэвид. — Там, где я рос, ходили легенды о тамплиерах, перебравшихся в Новую Шотландию, но я всегда считал, что канадцы просто хотят иметь кусочек древней истории. Какое отношение средневековая легенда имеет к старику, убитому в церкви?

— А сила, которая гнала вас на север, к железнодорожной станции, — миф, или она казалась реальной? — мягко спросила Джейн.

Дэвид заколебался, припоминая настойчивость этой силы, ее убедительность.

— Она казалась реальной, но я не исключаю гипотезу помешательства.

Джейн улыбнулась, ее мрачное лицо изменилось.

— Если помните, в книжке «Алиса в Зазеркалье» Белая королева верила в невозможное, Это хороший совет.

— Насколько я помню, до завтрака с ней происходило шесть невероятных событий. — Мать Дэвида читала детям Льюиса Кэрролла. Возможно, тогда у него и появился вкус к научной фантастике. — Грааль — одна из невозможных вещей, в которые я должен поверить?

— Да, но не первая. Лучше начать с более простых невозможностей. — Джейн нахмурилась, словно раздумывая, с чего начать. — Все люди в какой-то степени обладают способностями, которые по меркам сегодняшней жизни кажутся немного магическими. Это называют интуицией, ясновидением и множеством других имен. Эта способность может проявиться в том, что человек чувствует, когда тем, кто ему дорог, грозит опасность. Мой брат Джейми говорит, что у лучших пилотов есть шестое чувство, которое дает им возможность на полшага опередить врага. Это пока понятно?

— Да, — протянул Синклер. — Уникальное мастерство, как говорят другие пилоты. У меня оно есть, и у вашего брата — тоже. Вероятно, оно есть у любого летчика, выжившего в битве за Англию. Хотя его может не хватить, если вступить в воздушный бой с немцем, имеющим такой же талант.

— Я происхожу из семьи, где такие способности очень сильны. Таких семей много. Мы называем себя Хранителями. — Джейн перехватила его взгляд, желая, чтобы Дэвид поверил. — Века магической практики и то, что Хранители вступали в брак с такими же, сделали нашу силу гораздо выше средней.

— Наверняка эти таланты свойственны не только британцам? — скептически спросил он.

— Да, семьи Хранителей живут по всему континенту. И в других частях света есть подобные семьи, но стиль магии варьируется. Я знаю британских Хранителей.

— И какими способностями обладают Хранители? — спросил Дэвид, заинтригованный, несмотря на сомнения.

— Лечение. Ясновидение. Поиск. Оптический обман. Способность оставаться незамеченным. Большинство Хранителей умеют многое, но какая-то способность особенно сильна. Макреи славятся тем, что они лучше всех умеют влиять на погоду в Британии. — Она криво улыбнулась. — Мой отец и старшие братья работают в королевской метеорологической службе. Они бы лучше контролировали погоду, если бы у нацистов не было своих магов.

— Неудивительно, что погода на вашем острове столь переменчива, — сказал Дэвид, надеясь снова увидеть ее улыбку.

— Лучшие специалисты по части погоды происходят из Шотландии, поскольку здесь легко практиковаться. Никто даже не заметит, когда погода меняется. — Глаза ее блеснули, но улыбки не было.

— Вы тоже умеете управлять погодой?

Джейн покачала головой:

— У меня только следы таланта. В основном этой способностью обладают мужчины. Все мои братья лучше меня в этом деле.

— А что делаете вы? — Что-нибудь впечатляющее, он был в этом уверен.

Джейн отвела взгляд.

— Моя работа такая секретная, что трудно говорить об этом, но… обстоятельства экстраординарные. Официально я секретарь в Уайтхолле. Полезный, но незаметный клерк.

— А ваша реальная работа?

— Я хорошо умею определять неудачные даты. Умею дополнять отрывочную информацию. — Она поморщилась. — Про меня говорят, что я телепат, ясновидящая, ищейка, но я просто умею видеть всю картину целиком. Это делает меня… очень полезной в Уайтхолле.

— Военная разведка, — догадался Синклер.

Она кивнула:

— Да, и я уверена, что поэтому нас с вами свели вместе. Мой необычный талант поможет вам выполнить вашу миссию.

— Итак, вернемся к Святому Граалю. — Он вздохнул и провел рукой по волосам, думая о том, как мирно началось сегодняшнее утро в Эдинбурге. — Ваш рассказ убедителен, но мне все еще трудно поверить в вашу историю про Хранителей. Все это больше похоже на рассказ из бульварных журналов. Если вы обладаете такой силой, то как вышло, что вы не правите миром?

— Любой из Хранителей, кто попытается это сделать, будет остановлен своими же. В юности, когда наши способности набирают силу, мы даем клятву служить нашим народам. — Ее рот скривился. — В целом мы не были замечены в попытках править миром. Подумайте о всех тех колдуньях, которых сжигали веками.

— Не уверен, что верю в эти силы, но если они реальны, вы человек? — Может быть, ее невероятная красота объясняется ее неземной сущностью.

Джейн рассмеялась и от этого стала еще чудеснее.

— Хранители — это люди, и наши ошибки тому подтверждение. Поскольку вы пока не поверили в невозможное, я вам кое-что покажу. — Она щелкнула пальцами. Лампы резко потускнели. — Я усилила свет ламп, когда зажгла их, а теперь убрала дополнительную силу. Видите разницу?

Дэвид тихо присвистнул. Он не замечал, как ярко светят лампы, пока они не померкли до уровня обычных керосиновых ламп.

— Я люблю яркое освещение, поэтому добавила магический свет, сейчас я его восстановлю. — Она снова щелкнула пальцами, и в комнате стало вдвое светлее.

— Разве это не из тех трюков, которыми викторианские медиумы производили впечатление на обывателей?

— Да, но это не трюк. — Очередной щелчок пальцами, и на ладони Джейн возникла светящаяся сфера. — Отдельный магический свет более убедителен? Вот, возьмите.

Если он не верит в магию, почему ему так не хочется брать светящийся шар?

Напомнив себе, что он бесстрашный летчик-истребитель, Дэвид протянул руку. Джейн перелила свет в его ладонь. Он слабо щекотал кожу, ощущение нельзя назвать неприятным.

Восхищенный, Дэвид подбросил светящийся шар в воздух и поймал другой рукой.

— Я до сих пор не понимаю, реально ли это, но это наверняка забавно. Вы и белого слона можете сделать?

— Могу попробовать, — задумчиво сказала Джейн. Сдвинув брови, она сосредоточилась. Свет снова появился на ее ладони, на этот раз в форме слона.

— Боже милостивый! Да это просто слон Бабар из французских сказок! — воскликнул Дэвид.

Джейн вручила ему светящуюся фигуру.

— То, что магический свет не блекнет, когда вы его касаетесь, свидетельствует, что и в вас есть следы магии Хранителей.

— Нет, я нисколько не волшебник. — Дэвид и не хотел им быть. Хотя его взгляд не отрывался от волшебного свечения на ладони.

— Случайная встреча в Рослине, вероятно, усилила ваши природные возможности, — задумчиво проговорила Джейн. — А может быть, магическая сила приходит, когда человек становится хранителем чаши.

— Но почему я? — озадаченно спросил Дэвид. — Если уж чаша хочет иметь стража, то наверняка есть лучший выбор, чем случайно оказавшийся рядом человек.

— В том, что выбор пал на вас, нет ничего случайного. Я готова в этом поклясться. — Джейн нахмурилась. — Хотела бы я больше знать о Граале. Моя мать — профессор истории в Эдинбургском университете, специализируется на фольклоре. Она говорит, что Грааль — это миф, замаскированный магической тайной… и может быть формой реальности.

— Поскольку все мои познания о Граале основаны на историях о короле Артуре, которые я читал в детстве, все, что вам говорит матушка, куда весомее моих знаний, — заметил Дэвид, потянувшись за очередным печеньем. — А вы что думаете обо всем этом?

— Моя мать верит, что Грааль существует по соседству с видимым миром. Определенные места служат воротами в то пространство. Одно из таких мест — Гластонбери. Другое — часовня в Рослине, — объяснила Джейн. — Грааль может быть вызван в наш мир мощной магией, поэтому ворота охраняются стражами чаши.

— Убитый старик был таким?

Джейн кивнула:

— Он, вероятно, работал садовником при церкви, но настоящей его задачей было охранять врата в иной мир. Он наверняка обладал значительной силой, поэтому, чтобы одолеть ею, потребовались способности куда более мощные.

— Я не эксперт в тонких материях, — сказал Дэвид, — но тогда вор, убивший стража и забравший чашу, должен быть настоящим монстром.

— К несчастью, вы правы. Говорят, Гитлер привлекает к работе черных магов, разыскивая другие святые артефакты. — Она закусила губы. — Вполне возможно, что Он послал такого колдуна в Британию похитить чашу.

— А может, чашу похитил кто-то из шпионов, которые уже находятся здесь?

— Возможно, но нужен очень сильный маг, чтобы одолеть стража и забрать чашу в наш мир. — Джейн поднялась, подошла к окну и, раздвинув шторы, вглядывалась в дикий пугающий пейзаж. — Как вы правильно предположили, я работаю в военной разведке. Два дня назад Рудольф Гесс прилетел в Шотландию. Прыгнул с парашютом около Глазго, при приземлении сломал ногу и был пойман.

— Рудольф Гесс? — недоверчиво протянул Дэвид. — Заместитель фюрера?

— Он самый.

— Какого черта он прилетел в Шотландию?

— Он заявил, что надеялся вести тайные переговоры с герцогом Гамильтоном, которого считает сочувствующим нацистам. — Джейн отвернулась от окна и посмотрела на Дэвида. — По крайней мере такова его версия.

— Гамильтон — знаменитый авиатор и офицер военно-воздушных сил Великобритании! — сказал еще более ошеломленный Дэвид. — Он наверняка не нацист!

— Нет. Герцог и все его три брата служат в королевских ВВС. И нет абсолютно никаких причин подозревать кого-то из них в тайных симпатиях нацистам. Гамильтон сам вызвал представителей властей, когда встретился с Гессом и узнал его. Мои коллеги в Лондоне высказывали предположение, что Гесс — сумасшедший, но теперь, когда вы рассказали мне, что произошло в Рослине, думаю, есть другое объяснение.

Джейн задернула шторы, потом прислонилась к стене, скрестив на груди руки.

— Настоящей целью Гесса могла быть переправка в Шотландию черного мага, чтобы украсть чашу и доставить ее в Германию. Гесс утратил расположение Гитлера. И возможно, решил, что подобная миссия вернет симпатию фюрера. Гитлер уже завладел Святым Копьем, его еще называют Копьем Судьбы или Копьем Всевластия, которое хранилось в Вене. Если Копье и чаша соединятся… — Она покачала головой, на лице была тревога.

Дэвид начал жалеть, что в университете изучал инженерное дело, а не историю.

— Святое Копье? Которым римский центурион пронзил Иисуса Христа при распятии?

— Да. Если два священных объекта окажутся вместе, их сила многократно увеличится. Возможно, настолько, что Германия выиграет эту проклятую войну.

— Нацисты и без Грааля с этим справляются, — напрямик сказал Дэвид. — Мы едва сдерживаем их на побережье.

— Тогда посмотрим, что мы можем сделать, чтобы чаша не покинула Британию. — Джейн сжала губы. — Если уже не поздно. Но поскольку кража произошла сегодня, чаща, вероятно, еще в Шотландии. Если бои станут еще ожесточеннее, Британия может потерпеть поражение. Всякую возможность увеличения силы нацистов надо пресечь.

— Вы сказали, что, по вашему мнению, я не случайно оказался в церкви. Если это не случайность, то что это?

— Моя мать говорит, что предмет, которому поклоняются веками, обретает сознание. Полагаю, что это Грааль — или божественная сила, или магия, называйте как хотите, — послал призыв о помощи находящимся поблизости. Вы были ближайшим.

— И это наделяет человека особыми способностями? — недоверчиво спросил Дэвид.

Джейн печально пожала плечами:

— Есть так называемая священная кровь. Легенда гласит, что Иосиф Аримафейский привез чашу в Британию и вместе со своими приверженцами основал аббатство в Гластонбери. По некоторым преданиям, он женился на женщине из древнего рода языческих жрецов. Их потомком может оказаться любой британец или потомок британцев, как вы. Это прекрасно согласуется с теорией моей матери, что христианский Грааль вобрал в себя еще более древнюю силу кельтов. Говорят, свойства чаши подобны священному котлу кельтов, например, исцеление и плодородие.

— Священная кровь. — Он покачал головой. — А другие особенности?

— Кельты приписывали мистическую силу седьмому ребенку, а еще лучше — седьмому ребенку седьмого ребенка. — Джейн подняла брови. — Вы, случайно…

— На самом деле да. — Дэвида это совершенно сбило с толку. — Я самый младший из семи детей, и моя мать тоже седьмой ребенок в семье.

— Это вводит вас в очень ограниченный круг людей, — задумчиво сказала Джейн. — И последнее ограничение — быть хорошим, добрым человеком.

Подумав о Галахаде и Персивале, Дэвид сказал:

— Если Хранитель чаши должен соблюдать целибат, я отказываюсь!

— Моя мать говорит, что требование непорочности христиане добавили в Средние века, — рассмеялась Джейн. — Думаю, главное — доброе сердце, и, похоже, у вас оно есть. Явно, что Грааль призывает седьмого ребенка, благородного воина, в жилах которого течет священная кровь и который имеет способность оказываться рядом в нужный момент. Этот зов привел вас в церковь, потом ко мне, чтобы запастись необходимыми знаниями.

Дэвид снова подумал о том, какой Сегодня долгий день.

— Сельский парень из Канады спасет Святой Грааль от неизвестного колдуна? Возможно, нам всем надо начать учить немецкий.

— Летчик-истребитель признает поражение? — холодно сказала Джейн. — Вы удивляете меня подполковник.

— Покажите мне «мессершмитт» или целую эскадрилью, и я буду знать, что с ними делать. Но искать Грааль? Я не знаю, с чего начать. — Он жестом указал на Джейн: — Почему не вы? Вы понимаете все это и обладаете магической силой.

— Но именно вы имеете связь с Граалем. Хотя вы неопытны, но сила, перешедшая в вас от умирающего Хранителя, очень сильна. Давайте посмотрим, что вы можете, — Она подошла к старому дубовому буфету, вытащила из верхнего ящика карту и разложила ее на столе между лампами. — Успокойтесь. Закройте глаза, если это поможет. Посмотрим, способны ли вы чувствовать чашу.

Он подчинился, хотя успокоиться было трудно, от всего сказанного Джейн Макрей голова шла кругом. Но когда его ум успокоился, Дэвид почувствовал, что мир изменился.

— Я чувствую… проблеск света. Очень яркий. Пульсирующий… великолепный.

— Это должен быть Грааль, — взволнованно сказала Джейн. — Можете сказать где?

Дэвид открыл глаза и изучал карту.

— Мы вот здесь? — Он указал место в горной Шотландии.

— Отлично. А где чаша?

Знание пришло мгновенно.

— Здесь. — Он указал к северу от фермы.

— Вы знаете, как он передвигается? Вор — мужчина?

Это было труднее. Дэвид нахмурился:

— Думаю, на машине. Мужчина. Я в этом уверен.

— Похоже, он на главной дороге, ведущей к Инвернессу. Тут немного дорог. — Лицо Джейн в ярком свете ламп было сосредоточенным и прелестным. — Вы знаете, куда он направляется?

Снова четкий ответ возник в уме Дэвида.

— Сюда. — Он постучал пальцем по большому заливу на северо-востоке Шотландии.

— Залив Мори-Ферт. Это имеет смысл, — задумчиво произнесла Джейн. — Его, вероятно, ждет подводная лодка. Немецкие субмарины часто появляются в Северном море. На ней улизнуть куда легче, чем на самолете или на корабле. — Она подняла глаза на Дэвида. — Можете сказать еще что-нибудь о чаше или о воре?

Он изо всех сил старался прояснить ум и узнать больше, но безуспешно.

— Простите. Я сильно чувствую чашу. Но больше ничего.

— Но вы имеете эту связь. Интересно, смогу я воспользоваться этим? Я хорошо разбираюсь в людях, и если буду действовать через вас, то смогу больше узнать об этом черном маге. — Она протянула к нему руки. — Попытаемся?

— Вы настоящий эксперт. — Даже если он не создан Хранителем чаши, он не возражает подержать руки красивой женщины. Особенно той, которая поразила его с первого взгляда.

Дэвид сжал руки Джейн и снова почувствовал толчок энергии.

— Что-то проскакивает между нами, как статическое электричество в январскую ночь. Это энергия Грааля?

— Часть ее. — В голосе Джейн была странная нотка. — Но не вся. Теперь расслабьтесь и закройте глаза. Это не больно, но у вас может появиться ощущение, что я касаюсь вашего ума.

К его удивлению, он это почувствовал. Ее присутствие в его голове походило на легкое прикосновение шелка или запах сирени. Невозможно дать определение, но это, бесспорно, Джейн.

— Да, — выдохнула она. — Я связалась через вас с чашей. Боже! Энергия замечательная. Я ничего подобного не испытывала. Мы не можем позволить, чтобы чашу использовали в злых целях!

— Грааль изо всех сил сопротивляется магу, — медленно произнес Дэвид, не понимая, откуда это знает, но совершенно убежденный. — Чаша стремился остаться в Британии.

— Хорошо, потому что нам нужна вся помощь, которую мы можем получить. А теперь посмотрим на вора, — пробормотала Джейн. Наступила тишина. — Он полковник СС, его имя… Кригер. Он…

Джейн вскрикнула, ее руки конвульсивно сжались, и она рухнула на пол. Дэвид едва не оказался рядом с ней, когда черная молния пронзила его с жестокой злобой. С кружащейся головой он сообразил, что послужил проводником, а целью была Джейн. Ухватившись за край стола, он шумно дышал, пока его ум не прояснился.

Потом он упал на колени рядом с Джей н. Она не могла умереть. Не могла!

Дэвид нащупал четкий пульс у нее на шее и облегченно вздохнул. Взяв Джейн на руки, он понес ее к кровати в дальнем конце комнаты. Джейн оказалась неожиданно легкой. Он сообразил, что она весит как подросток. И она казалась ему выше.

Положив ее на кровать, он снял с нее башмаки и расстегнул верхнюю пуговицу блузки. Когда он устроился рядом, ее глаза открылись.

— Черный маг больше не теория, — прошептала она. — Его сила Колоссальна. По счастью, он поразил нас издалека, иначе мы оба были бы мертвы. Он целился в меня, но и вас должно было опалить, когда энергия прошла сквозь вас.

— Немного. Но меня ударило не так сильно как вас. — Упираясь одной рукой в матрас, Дэвид склонился над ней. — Мой скептицизм относительно магии исчез. Вы в порядке?

— Бывает и лучше, но долговременного вреда мне не причинили. — Джейн потерла виски. — Нам нужно найти способ мобилизовать большую силу, когда мы будем противостоять Кригеру, или мы никогда не вернем Грааль.

— Вы можете вызвать других Хранителей? Вы выросли здесь, и, похоже, у вас большая семья.

— Поиски других Хранителей потребуют времени, которого у нас нет. — Джейн вздохнула. — Единственный, до кого я могу быстро добраться, — это моя мать. Она в фамильных владениях в Данрате, но она не обладает нужным типом магии. Все остальные заняты военной работой, крайне опасной, и все далеко. — Ее пальцы стиснули одеяло. — Я… у меня был ночной кошмар, я видела, кто из них погибнет первым.

Он взял ее руку, понимая, каковы были бы его чувства, если бы кто-то из его старших братьев и сестер оказался в опасности.

— Не принимайте худшее раньше времени. Думаю, Хранителей трудно убить. Джейми пережил самое жестокое сражение войны. — Дэвид нахмурился, вспомнив ее слова. — У вас достаточно братьев и сестер, чтобы быть седьмым ребенком?

— Не совсем. Хотя всего нас семеро. У обоих моих родителей были дети от предыдущего брака. Джейми мой единственный родной брат. Он всего на год старше, и мы росли как близнецы. Остальные братья и сестры — сводные. Но это не важно, — горячо добавила она. — Мы семья.

— Возможно, Грааль считает, что сводные гоже хороши, и тогда вы тоже седьмой ребенок. — Он улыбнулся, подавив порыв отвести от ее лица темно-рыжие шелковистые волосы. — Так что мы получим дополнительную силу, которую сможем добыть.

Она замерла, всматриваясь в него.

— Есть другой источник получения дополнительной силы. Но самый вопиющий из всех.

— Меня уже ничто не шокирует, — усмехнулся он. — И что же это?

— Мы должны стать любовниками.

 

Глава 3

Красавец канадец уставился на нее разинув рот.

— Пожалуй, я поторопился с выводами насчет шока, — еле слышно сказал Дэвид. — Я угодил в кроличью нору. И с минуты на минуту появится Безумный шляпник.

Несмотря на его изумление, Джейн видела в нем вспыхнувшее жаркое желание. Она была рада подтверждению, что потрескивающая сексуальная энергия, проскакивающая между ними, когда они касались друг друга, исходит не только от нее. Обоюдное желание смягчает смущение от сделанного ею предложения мужчине, который в обычном смысле слова незнакомец.

Но он не был незнакомцем, вовсе нет. Все фибры ее существа отвечали ему, и желание было не только физическим. Со смерти Филиппа она была одинока до глубины души и теперь жаждала тепла и доброты Дэвида. Не как замену Филиппу, но потому что она хотела самого Дэвида, даже если это будет всего одна ночь.

Легче говорить о магической Ситуации.

— Копье и чаша — древние символы плодовитости, — сказала она. — Мужчина и женщина уравновешивают друг друга. Вместе они создают новую жизнь. Не случайные мужчина и женщина сходятся для этой миссии.

Она положила руку на его щеку, чувствуя шероховатую щетину. Какой он мужественный и несказанно притягательный!

Моя интуиция подсказывает, что если мы собираемся вернуть чашу, мы должны соединиться, чтобы создать силу более мощную, чем сумма наших индивидуальностей.

— Но я не могу этого сделать, — горестно сказал он.

— Простите, я не подумала. У вас есть жена или возлюбленная?

Похолодев, Джейн убрала руку, скрывая боль разочарования. Это личное, а решать надо более серьезную проблему. Им нужно соединиться, чтобы остановить Кригера.

— Моя подруга в Галлифаксе разорвала отношения, когда я решил вступить в ВВС Британии. — Он нежно погладил ее по волосам. — Но… я пилот из провинции, а вы леди, можно сказать, почти богиня. И мы едва знаем друг друга.

— У меня такое чувство, что я хорошо вас знаю, Дэвид, — мягко сказала Джейн, скользнув ладонью по его руке. Он вздрогнул от ее прикосновения. — Нас свели вместе для великой миссии, наши умы и души встретились. Думаю, что нашим телам тоже надо соединиться. Времени мало, и ничто не увеличит наши силы быстрее, чем занятие любовью.

Поймав ее руку, он поцеловал ее пальцы.

— Так это любовь? Столь быстро?

— Я не намерена влюбляться до конца войны, — сказала она, не в силах скрыть горечи. — Но это не означает, что то, что произойдет между нами, не будет честным и искренним.

— Вы кого-то потеряли? — тихо спросил он.

— Жениха. — Она закрыла глаза, отгоняя жгучие слезы. — Он был лучшим другом Джейми. Тоже летчик-истребитель, но не такой везучий, как вы и Джейми. Он погиб за два дня до нашей свадьбы.

— Простите. — Дэвид наклонился и поцеловал ее с чувством человека, много раз видевшего, как горящие машины друзей падали на землю. — Если вы хотите честности, что ж, знайте, вы самая поразительная женщина, какую я встречал.

На этот раз поцелуй его стал глубже, и ее рот приоткрылся под его губами.

— И самая желанная, миледи Джейн, — выдохнул он. — И если вы желаете, чтобы я служил вам своим телом, я сделаю это с благоговением и благодарностью.

Всхлипнув, она притянула его в объятия. Лед внутри ее таял, а потом и вовсе исчез, когда белая вспышка желания смыла все сомнения и неловкость. Смутно Джейн сознавала, что это дар чаши: страстная интерлюдия, дарующая им радость, выкует мощное оружие.

Их поцелуи стали жарче, и они начали торопливо освобождать друг друга от одежды. Когда его летная куртка и рубашка полетели в сторону, Джейн провела руками по его спине. У него было красивое тело, стройное и мускулистое.

— Все канадские мужчины такие восхитительные? — пробормотала она.

— Понятия не имею, — усмехнулся он, — но гарантирую, что все покраснели бы от такого эпитета. — Его губы скользнули вниз по ее шее. — Все женщины из клана Хранителей так красивы?

— Те, кому плохо удаются иллюзии, — поддразнила она. — Возможно, я выгляжу совсем иначе, чем вам кажется. Может быть, на самом деле я костлявая, с торчащими зубами и плохой кожей.

— Не имеет значения, — сказал он, и они оба рассмеялись.

Она была рада, что их объединят смех, а не только вожделение.

— Вы можете одурачить мое зрение, но не осязание, — парировал он, наклонившись к ее груди. — Это не иллюзия.

Джейн восхищенно задохнулась от прикосновения его губ к ее груди, от ощущения его кожи. Она наслаждалась его запахом, его поцелуями, его радостным исследованием, ее тела. Ее энергетическое поле раскрывалось, как цветок, принимая его, так что их души могли соединиться.

Дэвид инстинктивно понимал, что именно доставит ей удовольствие. Джейн использовала собственную интуицию, чтобы тем же ответить на это понимание. Они слились с интенсивностью, в которой сгорали все тревоги войны, перевернувшей вверх дном их мир. В этот краткий час ничто не имело значения, только радость и интимность, глубже которой она не знала.

Они достигли кульминации одновременно, могущественная сила кружила вокруг и пронизывала их, сливая две индивидуальности в единое оружие добра и света. Потом они медленно спустились с вершин блаженства, тяжело дыша в объятиях друг друга.

Свет ламп из кухни осветил лицо Дэвида и его тело, когда он повернулся на бок и подтянул повыше Одеяло. Чаша сделала хороший выбор, когда призвала служить ей этого мужчину.

Джейн обняла его за талию, касалась коленом. Она знала, что близость будет короткой, и это делало ее еще более драгоценной.

— Эта ночь слишком коротка, — пробормотала она.

Его рука сжала ее спину.

— Я знаю. Но я никогда не забуду это, не важно, как долго я проживу, миледи Джейн.

— Почему вы называете меня «миледи Джейн»? — полюбопытствовала она.

— Потому что это вам подходит, — с иронией улыбнулся он. — Плюс, если мы отправляемся на поиски Грааля, рыцари и леди, похоже, весьма кстати.

Улыбнувшись про себя, она сказала:

— Лучше попытаемся поспать в оставшееся время. Мы должны отправиться на рассвете. По моим предположениям, у нас есть двадцать четыре часа, потом чаша будет вне досягаемости. А возможно, и меньше.

— Может быть, стоит уехать сейчас?

Она покачала головой:

— Требования затемнения не позволяют ему ехать быстро. Фары, светящие в полную силу, привлекут слишком много внимания. У нас будут такие же ограничения, так что лучше отдохнуть. Нам это нужно.

— Ваше общество дает мне больше сил, чем сон сутки напролет. — Обняв ее, Дэвид взял в ладонь ее грудь.

— Только бы заснуть, — пробормотала Джейн, прикрыв зевок рукой.

Он помрачнел:

— Мне неловко признаться, но я никогда не задумывался о возможных последствиях занятий любовью. Это очень дурно с моей стороны.

— Не нужно тревожиться. Женщины-Хранители редко беременеют, пока того не захотят, так что вы в безопасности. — Заверяя его, Джейн сознавала, что он больше беспокоится о ней, чем о себе.

— Я чувствую изменения нашей энергии, — задумчиво сказал Дэвид. — Будто вы — свеча, которая горит во мне. Я чувствую себя сильнее и… сосредоточеннее. Более готовым к тому, что может произойти.

— Я тоже чувствую себя сильнее, — сказала Джейн. — Через вас я соединилась с силой самого Грааля. Это все равно что шагнуть в фонтан света.

— Но это и удовольствие тоже, — пробормотал он, повернув голову и целуя ее ухо. — Вы не думаете, что больше страсти создаст больше силы?

— Не знаю. — Она улыбнулась ему, без оглядки решив, что сон ей не нужен. — Но хотела бы узнать.

Когда рассвет высветлил небо, они пили чай, доедали печенье и изучали карту.

— Он едет по дороге на восток от Инвернесса, и весьма быстро, — сказал Дэвид. — Как вы и предполагали, с прошлой ночи он не очень далеко уехал.

— По этим дорогам даже при свете дня трудно ехать быстро. Возможно, он какое-то время спал, поскольку у него нет причин думать, что его преследуют. — Джейн рассматривала карту. — Чем дальше на восток он уедет от Инвернесса, тем легче подводной лодке будет подобрать его. Если место будет труднодоступным, они даже могут не дожидаться темноты.

Дэвид нахмурился:

— Мы сумеем перехватить его? Как вы сказали, здешние дороги не для быстрой езды.

— Мы его поймаем, — уверенно сказала Джейн. — Полагаю, вы можете летать на биплане? Это «фэйри-фокс». Пятнадцатилетний ветеран ВВС, но в хорошем состоянии.

— Я могу летать на чем угодно. — В голосе Дэвида слышалась заносчивость летчика-истребителя. — Где биплан?

— Недалеко. Он принадлежит Джейми и нашей сестре Гвинни, летающим Макреям. Они копили деньги, чтобы купить собственный самолет. Он в фамильных владениях в Данрате.

— Повезло ребятам, — пробормотал Дэвид. — Они не станут возражать, если мы его позаимствуем?

— Нет, если причина столь веская. — Когда Джейн взяла свою куртку, Дэвид забрал ее и помог надеть. В этом не было совершенно никакой необходимости, но Джейн понравился этот жест. Их отношения могут продлиться лишь один день, но, как она и предвидела, они честные и настоящие.

Снова она села за руль автомобиля. Дэвид выглядел отдохнувшим и вполне мог вести машину, но Джейн знала дорогу.

Уже рассвело, и это позволяло ехать на предельной скорости. Когда старый автомобиль лихо вошел в поворот, Дэвид мягко сказал:

— По вашей манере вести машину можно подумать, что вы тоже собираетесь в полет.

Она рассмеялась:

— Джейми дал мне несколько уроков. Мне они понравились, но у меня нет той страсти к полетам, как у Джейми и Гвинни. — Они свернули на редкий прямой отрезок дороги, и Джейн до отказа выжала педаль газа. — Хотя машину водить люблю.

— Смелей, Макрей! Не трусь! И проклят будет тот, кто первым крикнет «Стой. Сдаюсь», — пробормотал Дэвид.

— О, да вы любите помучить Шекспира! — с восхищением сказала Джейн. — У вас есть скрытые таланты, подполковник. — Она озорно взглянула на него. — Почти столь же восхитительные, как те, что не скрыты.

Он удобнее устроился на сиденье и ниже надвинул фуражку.

— Как я вижу, вы намерены так смутить меня, что я до самого Галифакса в себя не приду, леди Джейн, — сказал он со сдержанным весельем. — Мой отец предупреждал меня, что в этой древней стране мне могут встретиться дерзкие и искушенные женщины. — Дэвид искоса взглянул на нее. — Я так рад, что он оказался прав.

Джейн рассмеялась так счастливо, как давно… очень давно с ней не случалось. Но Серьезность их миссии снова охватила ее, когда она свернула на дорогу, ведущую к взлетно-посадочной полосе Данрата. Пока они тряслись по ухабам грунтовой дороги, Дэвид разглядывал вырисовывавшийся холм.

— Там, наверху, настоящий замок?

— Да, — кратко ответила она.

— Фамильное гнездо, полагаю, иначе вы сказали бы о нем больше. — После паузы Дэвид продолжил: — Теперь я задумался, не стоит ли перед именем вашего брата титул «достопочтенный». Майор авиации достопочтенный Джеймс Макрей?

— Да. — Нахмурившись, она подъехала к старому сараю, который использовался как ангар. Демократичный канадец мог не иметь привычки к аристократии.

— Следовательно, вы — достопочтенная Джейн Макрей?

Она выключила двигатель и поставила машину на ручной тормоз.

— Просто леди Джейн Макрей.

— Я знал, что это вам подходит, — сказал он со смесью веселья и тревоги.

— Мой отец граф Баллистер, — объяснила Джейн. — Дочерей графов называют «леди», а сыновей — просто «достопочтенный». Мой самый старший брат, Дункан, имеет так называемый титул учтивости, он виконт. — Она вылезла из машины и вытащила из-под камня ключ от висячего замка, на который был заперт сарай. — Дункан говорит, что это помогает заказать хороший столик в ресторане.

Усмехнувшись, Дэвид последовал за ней к двери.

— Какой он практичный. Ваш жених тоже отпрыск благородного рода?

Вовсе нет. Отец Филиппа поверенный в Бирмингеме, Филипп был способный, учился в Оксфорде, они с Джейми там жили в одной комнате. Годом позже в Оксфорд поступила я. Это было такое хорошее время.

Помолвка с Филиппом была естественным результатом тех счастливых дней. Они стали друзьями, потом любовниками, если бы у них было время на настоящий брак, они бы прекрасно поладили. Она в этом никогда не сомневалась, не сомневается и теперь.

Джейн никогда не любила другого мужчину так, как любила Филиппа. Но Дэвид Синклер был напоминанием, что существуют другие мужчины и другие пути любви.

Она отперла замок, и они распахнули двери сарая.

— Отлично! — просиял Дэвид, увидев покрашенный в небесно-голубой цвет самолет. Он обошел «фэйри-фокс», придирчиво изучая каждый болт, каждую поверхность. — Похоже, он в первоклассной форме.

— За ним следит Ангус Макрей, он во время Первой мировой войны был авиамехаником. — Джейн положила руку на шасси. — Содержать самолет в полной готовности к полету — это своего рода суеверие. Способ сказать, что Джейми или Гвинни могут вернуться домой и в любой момент забрать самолет. Что… что они в безопасности.

— В летном Деле недостатка в суевериях нет, — сказал Дэвид. — Давайте выкатим его из сарая. Вам нужно оставить записку с объяснением, почему самолет исчез?

— Хорошая идея. — Джейн помогла выкатить самолет, потом вернулась в ангар и нашла на стоявшем в углу письменном столе блокнот и карандаш. Она задумалась, что написать. «Взяла самолет, чтобы охотиться за Святым Граалем» казалось вызывающим. Она остановилась на следующей фразе: «Самолет нужен для неотложного дела. Верну, как только смогу. Леди Джейн».

Она запечатала записку в конверт, надписала «Леди Баллистер или Ангусу Макрею» и положила на пол в середине сарая, где обычно стоял самолет. Забрав два кожаных летных шлема, Джейн вышла к Дэвиду. Он проверял штурвал. Ее это не удивило. Хороший пилот никогда не поверит на слово, что самолет в полной готовности.

— Вы можете на нем лететь?

— Без проблем. Я учился на биплане. — Он присел, чтобы проверить колеса, ощупал укромные места, выясняя, не свила ли там гнездо мышь.

Полагая, что он слишком вежлив, чтобы задать вопрос, Джейн сказала:

— Мы теперь не так богаты, как вы можете думать. Титул наш древний, но он английский. В Шотландии имеет значение только то, что мой отец — Макрей из Дамрата, глава клана. Это очень феодально и означает, что он отвечает за всех Макреев в округе. В этой долине никогда не было ограждений и никогда не было главы клана, который переселился бы на Французскую Ривьеру и спустил семейное состояние. Так что это чудесное место для жизни, но богачей здесь нет.

— Отличная рекомендация. — Дэвид открыл крышку топливного бака и на глаз проверил уровень. — Легко быть добродетельным, когда человек беден и не имеет особого выбора. Труднее, когда достаточно денег на всяческие фантазии.

— Как с топливом? — спросила Джейн. В нынешние времена это могло быть проблемой.

— Полный бак. Думаю, этого более чем достаточно, чтобы слетать до Мори-Ферта и обратно, это, похоже, маленький кусочек страны, — поддразнил он.

— Шотландия, может быть, и маленькая, но в каждом квадратном дюйме кроется множество историй, — невозмутимо ответила она.

— Это и интересно, и обременительно. — Прервав осмотр самолета, он серьезно посмотрел на Джейн: — Вам когда-нибудь хотелось увидеть землю, где горизонт бесконечен? Места, где еще не ступала нога человека?

Связь между ними была так сильна, что его слова передали живые картины прямо в ее мозг. Бескрайние прерии, бесконечные вечнозеленые леса, поля вековечных снегов…

— Звучит чудесно, — сказала она, зная, что он говорит не только о пейзаже.

Но она не могла, не смела думать о жизни после войны. Завязывая лентой волосы на затылке, она напомнила себе, что может не дожить до следующего рассвета. Ей бы запаниковать, но этого не случилось. По счастью, у нее не столь богатое воображение, чтобы поверить в собственный конец.

Дэвид переключил внимание на грунтовую взлетную полосу.

— Она довольно длинная, хотя запасного места немного. Что еще я должен знать?

Джейн указала на окрестные холмы:

— Найти ровный участок непросто. Это единственное возможное место, да и то не слишком подходящее.

— Если ваши сестра и брат отсюда взлетали, то и я смогу, — Дэвид поднял взгляд к небу. — Небо сейчас вполне чистое. У вас достаточно погодной магии, чтобы такая погода продержалась?

— Никаких серьезных гроз поблизости, хотя может быть слабый дождик. — Джейн дальше обследовала небо. — Мое Ощущение погоды сильнее, чем обычно. Возможно, это результат слияния нашей энергии.

Он озорно улыбнулся и отлил из бака немного горючего, чтобы проверить, насколько оно чистое.

— Жаль, что нет времени посмотреть, сможем ли мы еще больше ее усилить.

Джейн рассмеялась, но прекрасно сознавала, что уходят драгоценные минуты. Она бросила Дэвиду шлем и надела свой.

— Мы готовы?

— Все проверено. Полет разрешен. — Он забрался в кабину и подвигал рычаг тяги. Надев шлем, Дэвид спросил: — Вы можете запустить винт?

Джейн кивнула. Она много раз делала это для Джейми и Гвинни. Дэвид включил двигатель. Она дернула винт, и самолет ожил.

Забираясь на место летчика-наблюдателя, она снова порадовалась, что на ней брюки и удобные башмаки. Когда она села в кресло и надела наушники, в ее ушах зазвучал голос Дэвида:

— Пилот — наблюдателю: порядок?

— Полный порядок. Мне поработать штурманом?

— Нет. Я последую за Граалем. Он горит в моем мозгу, как костер в полночь. — Самолет покатился по взлетной полосе.

— Мы преуспеем, Дэвид? — спросила Джейн, нуждаясь в подтверждении.

— Да. — Он рассмеялся. — А теперь в погоню!

 

Глава 4

Самолет взмыл в небо, Дэвид смеялся, опьяненный полетом. В жизни нег ничего лучше. Под его руками замечательная послушная машина, а позади сидит самая красивая девушка в мире. Ему даже не надо беспокоиться о «мессершмиттах». Да, они направляются прямиком к страшной угрозе, но если он умрет сегодня, это произойдет ради достойной цели и в отличной компании.

Он нахмурился и помрачнел. Хотя он давно смирился с тем, что скорее всего не доживет до тридцати лет, от мысли о смерти Джейн у него кровь в жилах стыла.

Столь же зловещей была мысль, что чистота Грааля будет запятнана нацистами. Безопасность леди Джейн и чаши значила куда больше, чем его ничем не примечательная, заурядная жизнь.

Они набрали крейсерскую высоту полета, и Дэвид обратился про себя с краткой просьбой к Всевышнему: «Моя жизнь для нее и Грааля». Просить, чтобы и он выжил, казалось жадностью.

Он держал курс на северо-восток, скользя над самыми холмами, поскольку не хотел появляться на экранах местного радара. До Мори-Ферта не больше часа полета, Грааль звал его, как сирена.

Как следует почувствовав самолет, Дэвид позволил себе задаться вопросом, что произойдет, когда они догонят свою добычу. Полковник СС уже само по себе довольно скверно. Но еще и владеющий черной магией… это было за пределами воображения Дэвида.

Но его спутница обладает большей силой, и сила эта светлая.

— Джейн, вы хоть немного представляете, что нас ждет, когда настигнем Кригера? — сказал он в переговорное устройство.

— Я думала об этом, — донесся сквозь потрескивания ее спокойный голос. — Из краткого ментального контакта я узнала, что он очень силен, очень сосредоточен и ликует от обладания чашей. Он буквально торжествует. И в высшей степени уверен, что победит. Возможно, это его подведет и он окажется беспечным и невнимательным.

— Думаете, он заметил, когда вы изучали его раньше, или вы получили удар, только когда приблизились?

— Заметил, — сухо сказала Джейн. — Вот почему он ответил с такой силой. Возможно, он ожидал атаки добрых магических сил. Грааль слишком ценен, чтобы остаться без защиты. Я думала, что могу незамеченной узнать о нем все. Но это был не мой лучший час.

— Может быть, нам поможет, что он одержал верх над своими единственными преследователями.

— Надеюсь, что он так и думает. Чем дольше он верит в свою безопасность, тем выше наши шансы.

Дэвид мысленно представил карту Шотландии, чтобы проверить, как далеко Грааль от побережья.

— Нужно поймать его раньше, чем он доберется до залива. Что потом?

В переговорном устройстве послышался вздох Джейн.

— Вы можете предположить это не хуже меня.

— У него, наверное, есть какое-то огнестрельное оружие, — сказал Дэвид. — Вероятно, пистолет.

— Да, и это опасно. Но куда опаснее его магические способности. Я создам щит, который частично сможет отразить его силу. — После паузы она решительно сказала: — У нас есть одно огромное преимущество. Вы можете напрямую обращаться к силе Грааля, и я могу получить ее через вас. Это даст превосходство в магии. Что касается физической конфронтации… как у вас обстоит дело с рукопашным боем?

Дэвид вернулся мыслями к дракам со старшими братьями. Быть младшим, означало уметь драться, быть ловким и проворным, если не хочешь, чтобы тебя регулярно колотили.

— Неплохо. Если я смогу разоружить его, а вы прикроете нас щитом от его черной магии, я в кулачном бою справлюсь с ним. — Прищурившись, Дэвид всматривался в горизонт. — Впереди Мори-Ферт?

— Да. Кригер уже добрался до берега? — У нее дыхание перехватило. — Берегитесь! Смертоносный ветер…

Не успела она договорить, как сильный порыв ветра с северо-запада с яростью обрушился на биплан. Выйдя из-под контроля, самолет, клюнув носом воздух, падал, внизу были горы.

Дэвид старался выровнять самолет, чувствуя себя воробьем, пораженным рукой Всевышнего, или как тогда, когда его подбили и пришлось выбираться из Ла-Манша. Он стиснул зубы. Здесь нет парашютов, так что оставалось или восстановить контроль над самолетом, или умереть.

А он, черт возьми, не собирается умирать раньше, чем вернет Святую чашу.

Если бы Джейн обрела дыхание, то закричала бы, когда они с ужасающей скоростью неслись к земле. Но, восстановив подобие контроля вместе с дыханием, она все-таки молчала. Нельзя отвлекать Дэвида.

Он ухитрился вывести «фокс» из пике, но они летели пугающе низко, самолет по-прежнему бросало из стороны в сторону, как волан.

— Мы не можем так лететь, — спокойно сказал Дэвид. — Выбирайте место посадки.

Джейн осматривала зеленые холмы. Слишком много обрывов, валунов, деревьев…

— Вот! Впереди, шестьдесят градусов вправо. Думаю, это подойдет.

Он направил самолет в указанном направлении. Ветер тряс самолет, как терьер — пойманную птичку, когда Дэвид нацелился на небольшой участок ровной поверхности между двумя холмами. Джейн услышала, как Дэвид шепчет себе под нос, обращаясь к самолету:

— Спокойнее, Фокси, спокойнее, мой хороший. Мы можем это сделать. Можем…

Колеса, шасси коснулись поросшей травой земли. Самолет подпрыгивал, как теннисный мячик, но Дэвид удержал его от переворота через правое крыло.

Сжав кулаки, так что побелели костяшки пальцев, Джейн затаила дыхание. Они с пугающей быстротой приближались к группе деревьев в конце ровной площадки.

«Фокс», вздрогнув, остановился, пропеллер едва не содрал кору с ближайшего дерева.

Дэвид хрипло выдохнул:

— Джейн, вы в порядке?

— Волнующее приключение, — нетвердым голосом сказала она. — Вы определенно умеете летать. Хотя я, конечно, это знала.

Ветер на земле был не так силен, но он сотрясал самолет. К северу небо потемнело, как в сумерках.

— Откуда, черт возьми, налетела буря? — Дэвид спрыгнул на землю и подал руку Джейн, помогая спуститься. — Это за пределами того, что вы могли чувствовать, когда проверяли погоду раньше?

Ступив на землю, Джейн пробормотала себе под нос несколько слов, которые подорвали бы уверенность Дэвида в том, что она леди, если бы он их услышал.

— Это погодная магия Кригера, — мрачно сказала она. — Прошлой ночью, вступив в контакт с ним, я не поняла этого. Это он сотворил бурю, которая заставит всех попрятаться.

— Небо слишком темное, чтобы позволить ему рандеву с подводной лодкой, не дожидаясь ночи. — Дэвид взглянул на черные тучи, мчащиеся по небу. — Он в нескольких милях от залива. Если мы не сможем лететь, то не доберемся вовремя, чтобы остановить его. У вас достаточно способностей, чтобы убрать бурю?

— Даже близко нет. — Забарабанил дождь, и Джейн нырнула под укрытие крыльев. — Мой отец или Дункан могли бы это сделать, но они в Лондоне.

Закрыв глаза и взяв Дэвида за руку, Джейн пыталась общими усилиями быстро найти решение. У Дэвида дыхание перехватило, когда она пропустила силу Грааля через него.

Дождь и ветер слабели вокруг них и «фокса». Хотя когда она открыла глаза, соседние деревья еще раскачивались, а дождь еще шел.

Дэвид уставился на воду, льющую с неба в ярде от них.

— Что вы делаете?

— Комбинирую свои скромные способности влиять на погоду с более сильным талантом создавать укрытие, — объяснила Джейн. — В результате вокруг самолета возник кокон спокойного воздуха.

Он тихо присвистнул:

— Вы можете поддерживать это в полете?

— Надеюсь. Отчетливо представьте белую энергию Грааля, перетекающую от меня к вам.

Пока энергия наполняла его, она воображала спокойствие вокруг них и самолета. Когда щит стал надежным, Джейн осторожно отпустила руку Дэвида. Чистое пространство осталось. Она вздохнула с облегчением:

— Сработало. Вам достаточно места, чтобы взлететь?

— Если я посадил самолет, то и взлететь смогу. — Нахмурившись, он оглядел импровизированный аэродром. — Но лучше сделать это сейчас. Пока земля от дождя не размокла.

Повернуть заляпанный грязью биплан оказалось труднее, чем выкатить его из ангара, но Они справились с этой задачей в рекордное время. Дэвид забрался в кабину, Джейн запустила пропеллер.

После того как она вскарабкалась на свое сиденье, Дэвид увеличил обороты двигателя, казалось, что «фокс» вот-вот разлетится на куски. Потом самолет помчался по импровизированной полосе, как ошпаренная кошка. Джейн таращила глаза, пока они не оказались в воздухе.

— Мы на добрых два фута не достали до валунов в конце полосы, — весело сказал Дэвид, взяв курс на прежнее направление. — Смотрите, как спокоен воздух вокруг «фокса», несмотря на скорость.

— Это сила Грааля увеличила мои способности, — ответила Джейн. — Теперь не потребуется много энергии, чтобы поддерживать безопасное поле вокруг самолета. Оно будет держаться до тех пор, пока я так не устану, что не смогу владеть магией. Это не скоро случится. — Она на это надеялась.

Выровняв самолет, Дэвид вел его на полной скорости. Хотя небо было темным и вокруг хлестал дождь, «фокс» летел словно в безветренную весеннюю погоду.

Они быстро преодолевали расстояние до залива. Когда они начали снижаться, Дэвид сказал:

— Кригер почти у воды. Нужно приземляться практически на него. Думаете, он знает, что за ним гонятся?

Джейн осторожно изучала темный вихрь энергии мага.

— Вероятно, пока нет, из-за моего щита. Он может этого не знать, пока не увидит нас.

— Земля замечательно ровная для приземления, но, похоже, берег обрывистый.

— Вокруг Мори-Ферт множество скал. Кригера наверняка у одной из них ждет лодка, которую не разглядеть. — Полковника СС не было видно, но Джейн сосредоточилась, определяя его местонахождение. Он или спускается вниз по скалистой тропе или уже внизу, у лодки.

— Чаша движется вниз по тропе, — сказал Дэвид. — Я чувствую это так же ясно, как вы — Кригера. Держитесь крепче. Как только приземлимся, я на полной скорости кинусь за ним, прежде чем он сумеет отчалить.

В нескольких минутах успех или катастрофа. Кригер наверняка лучше вооружен и поднаторел в злых делах.

— В ячейке с правой стороны кабины должны быть какие-то инструменты, — сказала Джейн, изумившись спокойствию своего голоса. — Возьмите отвертку. Это лучше, чем ничего.

— Хорошая идея. Теперь держитесь.

Приземление на скалы было легким по сравнению с их аварийной посадкой, ходя Дэвиду пришлось уворачиваться от пары ошалевших овец, выскочивших из укрытия. Как только «фокс» замедлил бег по земле, Дэвид выпрыгнул из самолета с отверткой в руке.

— Шлем лучше снимать не буду, — сказал он, его голос едва доносился сквозь завывающий ветер. — Вы можете поддерживать спокойный воздух вокруг самолета? Иначе его сдует со скал.

— Заклятие будет держаться, пока я жива, — коротко ответила Джейн, выбираясь из «фокса». Самолет им нужен для возвращения. Если они вернутся.

— Тогда в погоню за негодяем? — Улыбнувшись ей, Дэвид помчался к скалам, Джейн была в двух шагах позади.

Отдалившись от самолета, они попали под стену воды, потому что Джейн не придумала, как создать защитное пространство вокруг каждого из них. Дэвид безошибочно бежал вправо, пригибаясь у края скалы.

Спускаясь рядом с ним, Джейн заметила внизу маленькую бухточку, штормовые волны тяжело били в песок. Кригер спустился по тропинке и ступил на берег. Он был одет как заурядный шотландский джентльмен. На груди висела защитного цвета военная сумка, подходящего размера, чтобы спрятать внес Грааль.

Кригер вытащил из сумки электрический фонарик и нацелил его в море. Он сигналил подводной лодке.

Полковник СС был типичным арийцем, светловолосый, стройный и жилистый, в чертах лица — жестокость и безжалостность. Зло пульсировало вокруг него так интенсивно, что у Джейн глаза заболели.

— Вокруг него защитный кокон от непогоды, — прошептала она.

— Стало быть, оружие у него сухое, — помрачнел Дэвид. — Оставайтесь здесь, откуда вы можете все видеть и использовать свою магию. Я спускаюсь вниз.

— Я тоже пойду. Если я буду там, то смогу сделать больше. — Когда Дэвид хмуро посмотрел на нее, Джейн сказала: — Я знаю, что вы хотите уберечь меня, но когда мы вместе, у нас больше шансов на успех. Думаю, я сумею скрыть нас от его взгляда, до тех пор пока мы не окажемся совсем рядом.

Джейн по лицу Дэвида видела, как в нем борются стремление защитить ее и необходимость выполнить миссию. Необходимость победила.

— Тогда, черт возьми, делайте лучшую в жизни работу по маскировке. — Минуту спустя он перевалил через гребень скалы и начал спускаться.

Она последовала за ним быстро, как могла, хватаясь за кусты, чтобы не свалиться, и в то же время отчаянно сосредотачивалась на том, чтобы скрыть их присутствие. К счастью, завывание ветра, шум дождя и грохот волн заглушали звуки их безумного спуска на берег.

К тому времени, когда Дэвид спустился по тропе, Кригер получил ответ на свой сигнал — промелькнуло несколько коротких вспышек. Он начал толкать лодку к кромке воды, когда осознал, что он не один.

Он вихрем повернулся и на мгновение застыл на месте, на его лице отразился явный шок.

— Такты выжила после моей атаки, малышка, — произнес он на безукоризненном английском, без малейшего акцента. — Ты более сильная ведьма, чем я думал, поэтому не стану тратить понапрасну свою силу, и обычный метод подойдет. — Сунув руку во внутренний карман, он выхватил пистолет. — Сначала этого неотесанного деревенщину. А потом придет твоя очередь, ведьмочка.

Дэвид с ревом бросился на него, Джейн атаковала защитный кокон Кригера. Под обрушившимся дождем немец и его оружие мгновенно вымокли. Полковник СС в упор выстрелил в Дэвида, пистолет дал осечку.

Схватившись, оба упали на песок, Дэвид оказался сверху, рубанул Кригера ребром ладони по горлу, но задыхающийся полковник ухитрился ударить его пистолетом по голове.

Летный шлем смягчил удар, но Дэвид все-таки оказался внизу. Кригер вскочил на ноги. Не тратя времени, он толкнул в воду лодку и забрался в нее. Волны, захлестывавшие бухту, теперь успокоились. Схватив весла, полковник отчаянно греб от берега.

Жалея, что не может поразить его какой-нибудь молнией, Джейн подбежала к Дэвиду, он уже поднимался.

— Вы в порядке? — спросила она.

— Удар был скользящий. Ничего страшного. — Дэвид сбросил шлем, куртку и возился с брюками. — Хорошо, что я всю юность плавал в Северной Атлантике.

Ужаснувшись тому, что он собирается броситься в штормящее море, Джейн сказала:

— У вас есть шанс схватить его?

— Да, — Дэвид ободряюще улыбнулся, сбросил башмаки и разделся до трусов, — Я не самоубийца.

— Думаю, я смогу скрыть вас из виду, пока вы не доберетесь до лодки, и уберечь вас от переохлаждения в воде. Пожалуйста… будьте осторожны! — Произнеся эти слова, она сообразила, насколько они бессмысленны. Лучше предложить практическую помощь. — Если возникнут проблемы, взывайте к силе Грааля.

Дэвид сунул за тугой пояс трусов отвертку, потом приподнял голову Джейн и крепко поцеловал.

— Я люблю тебя, Джейн Макрей. — Он широко улыбнулся. — Все в порядке. Ты не должна любить меня в ответ.

И он нырнул в море.

 

Глава 5

Вода оказалась не такой холодной, как ожидал Дэвид. Благодаря Джейн и ее магии, уберегающей его от замерзания, он плыл вперед мощными длинными гребками. До армии он был чемпионом Канады по плаванию. Грааль учитывал это, призвав его к себе на службу?

Сначала волны были громадными, и, возможно, это было хуже для Кригера в его маленькой лодчонке, чем для Дэвида. Потом море немного успокоилось. Снова магия, предположил Дэвид. Дело рук полковника СС, а может быть, и Джейн. Единственное, в чем он был уверен, — это что белый свет Грааля влечет его вперед, как огонь мотылька.

Он приблизился к лодке, трепыхавшейся на волнах. Кригер налегал на весла. Магическая маскировка Джейн работала так хорошо, что полковник СС не видел Дэвида, плывущего прямо к нему.

Но это вот-вот изменится. Подплыв к левому борту, Дэвид ухватился за него и переводил дыхание. Он умышленно выбрал борт, а не корму, чтобы как можно сильнее качнуть Лодку, забираясь в нее. Все, что лишит Кригера равновесия, поможет Дэвиду.

Забраться в лодку из воды было нелегко. Сделав глубокий вдох, Дэвид подтянулся и перевалился в лодку, прямо на колено Кригера. Эсэсовец от неожиданности вскрикнул. Дэвид правой рукой схватил его за лодыжку и дернул так, что тот навзничь упал на дно лодки, где плескалась вода. Поднявшись на колени, Дэвид ударил немца в челюсть. Но тот, ругаясь по-немецки, успел отдернуть голову, так что удар едва задел его.

— Лучше бы ты остался на берегу, щенок! — рявкнул Кригер и сделал движение пальцами. Дэвид вдруг не смог вдохнуть, он пытался снова ударить, но у него не было ни силы, ни координации.

Джейн это знала. Он почувствовал ее ужас, ее отчаянную попытку снять заклятье Кригера, но она этого не смогла. Дэвид свалился на Кригера, беспомощный, как муха в сетях паука.

Кригер выбрался из-под него и схватился за весла, чтобы выровнять лодку.

— Ты бы у меня долго мучился перед смертью, — брызнул слюной немец. — Но сейчас есть дела-то важнее. Тебя тут оставить задыхаться или в воду бросить, чтоб ты утонул?

Дэвид сомневался, что это имеет значение, он в любом случае умрет быстро. Его зрение померкло, когда он вспомнил последние слова Джейн: «Если возникнут проблемы, взывайте к силе Грааля».

И Грааль совсем рядом, в каком-то ярде от него, в брезентовой сумке на груди Кригера. Дэвид закрыл глаза и мысленно постарался коснуться сияющего света. Милосердие, подумал он, ощутив энергию чаши. Воплощенное милосердие.

Когда пастор в приходской церкви читал проповедь о милосердии, Дэвид обычно грезил наяву о полетах, о море, о девушках. Милосердие было всего лишь словом, а не чем-то реальным.

Теперь он думал по-другому. Когда сияние чаши шло сквозь него, он знал, что в этот миг мог умереть и быть счастливым.

Но он не умер. Воздух снова начал поступать в его легкие, зрение прояснилось. Он пришел в полное сознание, когда Кригер попытался перевалить его через борт. Схватив немца, Дэвид резко дернул его вниз. Завязалась отчаянная борьба. Ядовитые вихри черной магии метались вокруг, ища возможности сжечь Дэвида заживо, но белый свет Грааля защищал его.

Но и без магии Дэвид был сильнее, опытнее, немцу было трудно ухватиться за его мокрое скользкое тело. Когда Кригер отпрянул, чтобы перевести дыхание, Дэвид, кинувшись вперед, схватил его за ноги и дернул.

Ударившись головой о борт, Кригер растянулся в лодке, Дэвид выхватил из-за пояса отвертку.

Придя в себя, немец с безумным взглядом рявкнул:

— Грааль мой! Я всю жизнь потратил на его поиски! — Он закрыл рукой брезентовую сумку на груди. — Я стану самым могущественным человеком в Рейхе, даже могущественнее фюрера. Ты Грааль не получишь!

Последним словам сопутствовала магическая атака невероятной силы. Чистое зло как дубина ударило Дэвида. Он задохнулся, зрение на миг померкло, но снова свет Грааля защитил его от ран.

Потянувшись, он положил руку на сумку Кригера, чувствуя под пальцами твердую форму чаши. Милосердие! Антитеза злу.

Свет проходил сквозь него как меч. Туман зла рассеялся, когда белый свет отрикошетил в Кригера, высвечивая все закоулки его темной души. Дэвид дух перевел, когда сообразил, что победить темноту — это и победить черную магию полковника СС, которая была настоящим злом.

Кригер завыл и схватился за голову.

— Нет! Нет! — кричал он, когда сила, составлявшая его суть, рассыпалась в прах, оставляя пустоту.

Дэвид, воспользовавшись его шоком, сдернул с него сумку и повесил себе на грудь. Он трясся от холода, нужно возвращаться на берег, и как можно скорее. Но что делать с Кригером?

Он взглянул на отвертку. Не оружие, но подойдет, чтобы прошить горло или мозг врага.

Заметив его взгляд, Кригер прошипел:

— Убей меня! Будь ты проклят! Ты украл силу и умение, на которые я потратил всю жизнь!

Дэвид колебался. Он сбивал немецких летчиков. Но никогда не убивал человека собственными руками. Судя по искаженному лицу нациста, смерть будет для него облегчением.

Значит, не надо его убивать. По крайней мере пока Дэвид держит Грааль. Дэвид сознавал это так же четко, как биение собственного сердца. Или сердца Джейн.

Вывести лодку на берег и сдать Кригера властям? Нет. Инстинкт подсказывал Дэвиду, что нужно уходить. Забрать святую чашу со сцены битвы со злом и оставить полковника СС решать собственную судьбу.

— Нет, — спокойно сказал он, — Живи и, возможно, узнаешь, что Святой Грааль — это милосердие и исцеление, а не могущество и зло. — Сунув отвертку за пояс, он скользнул в воду, чтобы вернуться на берег.

На землю, к Джейн.

С кружащейся головой Джейн сообразила, что стоит на коленях на холодном мокром песке и, сжавшись в комок, прижимает к себе кожаную летную куртку Дэвида. Она потеряла сознание, вложив всю силу, которой обладала, чтобы защитить его и спасти Грааль.

Теперь она не чувствовала ничего. Схватка закончилась? Или она ничего не чувствует, потому что навсегда потеряла свои магические способности?

Дождь прекратился. Джейн подняла голову и увидела в просветах туч лоскуток голубого неба. Это значит, что Кригер убит? Или его подобрала подводная лодка и погодная магия больше не нужна?

Дэвид! Дэвид! Джейн отчаянно пыталась услышать пульс его жизни. Но ее ум и дух выгорели до золы. Потеря силы — это все равно что потеря слуха или зрения.

Отчаяние боролось с лихорадочным желанием ответить на его ошеломляющее признание в любви. Хотя Джейн понятия не имела, как ей следует ответить.

Всплеск! Резко повернув голову, она увидела в сотне ярдов темную голову мужчины, неуверенно гребущего к берегу.

— Дэвид!

Боясь, что он слишком слаб, чтобы сделать последние усилия, Джейн бросила его куртку, вскочила и шагнула в воду. Вода доходила ей до подбородка, когда они встретились. Его руки сомкнулись вокруг нее, он хватал ртом воздух, она едва не свалилась.

— Тут неглубоко, — сказала она, выпрямившись.

Он был в сознании и понял ее. Опустив ноги, Дэвид встал на дно, все еще цепляясь за Джейн. Его нагой торс был ледяным от обратного плавания без ее магической защиты.

После десятка хриплых вдохов он выдавил:

— Я переоценил свои силы на обратный путь.

— Что произошло? Моя магическая сила перегорела, и я не могла понять, жив ты или мертв. — Поддерживая за талию, Джейн повела Дэвида к берегу. — И еще меньше понимала, что случилось с Граалем и Кригером. Он улизнул?

— Нет. — Дэвид споткнулся, выходя на берег, и свалился у кромки воды. Джейн увидела на нем сумку Кригера. — Грааль у меня. — Он стащил сумку через голову. — Кригер пытался побороть меня с помощью магии, поэтому я воззвал к силе чаши, как Ты сказала. Она спасла меня, а потом разрушила его черную магию.

— Навсегда? — задохнулась Джейн.

Я в этом уверен. Похоже, чаша вкладывает знание прямо мне в голову. — Хрипло вздохнув, он добавил: — Кригер просил убить его, но я не мог. Грааль не служит смерти.

— Боже милостивый! — Никогда в жизни не произносила Джейн эти слова с большей искренностью. Она протянула дрожащую руку: — Можно посмотреть?

— Пожалуйста. Я бы тоже хотел взглянуть на чашку, за которой мчался через пол-Шотландии.

Опустившись рядом с ним на колени, Джейн благоговейно взяла сумку и распустила завязки. В самом большом внутреннем кармане лежал цилиндрический предмет, завернутый в толстое полотенце. Даже ее опаленный дух ощутил излучение.

Дрожащими руками она развернула полотенце. Первым ее впечатлением было, что это сверкающая белая роза, созданная из чистого света. В удивлении уставившись на нее, Джейн поняла, что призрачная роза — это резная металлическая чаша. Серебро? На чаше было несколько вмятин.

— Не могу до конца поверить, что это реальность, — хрипло сказала Джейн. — Но невозможно видеть чашу, не осознавая, что это святыня. Для меня это роза из белого света и в то же время серебряный кубок.

— Я вижу чашу внутри сияющей белой звезды. — Дэвид с благоговейным трепетом коснулся пальцами края чаши. — Думаю, каждый видит ее по-иному. Интересно, как Кригер видел Грааль? Даже не могу себе это представить.

Джейн задумчиво свела брови:

— Думаю, Грааль скрылся от него. Кригер чувствовал его силу, но не видел сияния.

— Он был не способен использовать энергию Грааля, — сказал Дэвид. — Когда он атаковал меня, это была его собственная магия.

— Будь здесь моя мама, ей интересно было бы узнать, Грааль — это христианская святыня, кельтская или и то и другое вместе. — Джейн обняла ладонями сосуд, целительная энергия вливалась в нее. Истощенный и опаленный ее дух наполнялся покоем и радостью.

Нечто большее чем радость кружилось в ней. Она смотрела в глаза Дэвиду и видела в них отражение своих чувств. Она положила руку на его замерзший торс.

— Ты замерз, и я знаю способ тебя согреть.

Она бережно убрала чашу в сумку. Потом с поцелуем прижалась к Дэвиду. Его холодные губы сразу согрелись под ее ртом, он потянул ее на песок.

— Я быстро согреваюсь, — выдохнул он.

Брюки хороши для поисков святынь, но не для занятий любовью. Каждый миг, когда одежда разделяла их, казался потраченным напрасно, поэтому Джейн лихорадочно раздевалась, а Дэвид целовал каждый дюйм ее тела, освободившийся от одежды.

С пылом и радостью они сливались вместе, На ферме они занимались любовью, чтобы обоюдно увеличить свои силы и спасти Грааль. Сейчас их соитие было ликующим торжеством. Когда Дэвид вошел в нее, Джейн счастливо рассмеялась и теснее прижалась к нему.

Как она сказала в прошлый раз, отношениям не нужно быть вечными, чтобы быть настоящими и искренними. Никогда не знала она ничего правдивее этого момента. Страсть возносила ее все выше и выше, пока она не рассыпалась сияющими осколками, увлекая его за собой.

Они лежали, сплетенные вместе, восстанавливая тела и души.

— Я как никогда в жизни чувствую себя полной сил и здоровья, — пробормотала Джейн.

— И я. — Взгляд Дэвида поднялся к небу. — Шторм стих, вышло солнце. Мир действительно теперь теплее, но не для меня. Все-таки ужасно холодно лежать голышом на шотландском берегу.

— Меня не радует перспектива надеть мокрую одежду и снова сесть в самолет, но выбора нет, — улыбнулась Джейн. — Думаю, этот маленький эпизод ответит на вопрос моей матери о том, соединили ли свою энергию христианская чаша и кельтский котел. Судя по тому, как активизировалась страсть, ответ утвердительный.

— Неакадемический ответ на академический вопрос, — широко улыбнулся Дэвид. — Есть шанс выпить горячего чаю где-нибудь по соседству? Я перед посадкой заметил маленькую ферму.

— Хорошая мысль. — Поесть и согреться было бы очень кстати. Джейн натянула насквозь промокшую одежду. — И какое объяснение мы придумаем нашей прогулке в такую погоду?

Он на минуту задумался.

— Я канадец, пилот британских ВВС, в отпуске. Ты сестра моего друга и предложила мне посмотреть Шотландию. Из-за шторма нам пришлось совершить посадку, а поскольку у самолета открытая кабина, мы промокли.

— Отлично, — восхищенно сказала Джейн. — И более или менее правдиво. Пока никто не поинтересуется, что мы делали между посадкой и визитом в их дом.

— Возможно, мы спрятались под деревом с редкими ветками. — Натягивая брюки, Дэвид разглядывал скалу. — Поверить не могу, что мы спустились сюда по этой тропинке и не свернули себе шею.

— Как говорится, нужда научит с дьяволом совладать. А Кригер был к нему очень близок. — Прищурившись, она всматривалась в море. — Думаешь, он стал лучше, пока у него был Грааль?

— Зло больше не наполняет его душу, возможно, милосердие займет пустые места. А может быть, и нет. У человека свободная воля.

— Наверное, подводная лодка подобрала его, так что у него будет время измениться, если он этого захочет. — Джейн улыбнулась. — Я благодарна, что мои способности восстановились. В какой-то миг, казавшийся вечностью, я думала, что утратила их навсегда.

Дэвид достал чашу, осторожно завернул ее в полотенце, снова убрал в сумку и вручил Джейн:

— Возьми. Для женщины более естественно что-нибудь носить.

Она закинула рюкзак за спину.

— Теперь, когда мы забрали чашу, что нам с ней делать? — спросила она. — Ты страж Грааля.

— Мы вернем ее в Рослин. И когда окажемся там, будем знать, что делать.

Кивнув, Джейн начала подниматься с куда большей осторожностью, чем спускалась. Выбравшись наверх, она задыхалась и была вся в песке.

— Какая удача, что я уже была чумазой! Не думаю, что теперь выгляжу много хуже, — сказала она подоспевшему Дэвиду.

Он взял ее за руку и настойчиво заглянул в глаза:

— Ты прекрасно выглядишь, миледи Джейн. Поищем чаю?

 

Глава 6

Коттедж, который заприметил Дэвид при посадке, находился в четверти мили от них, благоразумно укрытый от морских ветров. По двору бродили цыплята, склевывая корм, из трубы поднимался дымок, значит, кто-то в доме есть. Если повезет, их впустят. Дэвид постучал.

Они уже готовы были отказаться от своей затеи, когда усталая женщина средних лет открыла дверь.

— Ты рано… — Она нахмурилась. — Простите, я кое-кого ждала.

— Извините, что потревожили вас, — с обезоруживающей теплотой сказала Джейн. — Но Дэвид из-за непогоды был вынужден посадить самолет неподалеку. Мы оба насквозь промокли и надеемся, что у вас найдется горячий чай: нам нужно согреться перед обратным полетом.

Женщина оглядела их обоих, задержав взгляд на летной куртке Дэвида.

— Значит, вы пилот?

— Да, мэм, — ответил он, напирая на свой канадский акцент. — Я Дэвид Синклер, служу в британских ВВС под Кентом.

Ее взгляд стал пристальнее.

— Черчилль сказал: «Никогда еще за всю историю войн столь многие не были так обязаны столь немногим!» Вы один из этих немногих?

— Да, мэм, — смутился Дэвид. — Как и брат мисс Макрей.

Женщина отступила, пропуская их.

— Тогда вам обоим рады в моем доме, благослови вас Господь. Я миссис Иннес. — Она понизила голос. — Мой сын отдыхает, так что, пожалуйста, говорите потише.

— Конечно. — Джейн шагнула вслед за ней. — Мы благодарны вам за гостеприимство.

Дэвид последовал за ней в опрятную гостиную.

Над камином, в котором горели брикеты торфа, висели портреты короля Георга и Черчилля.

— Как насчет тарелки картошки с яичницей вдобавок к чаю? — спросила миссис Иннес. — Многого сейчас не хватает, но это есть.

— Это будет чудесно, — улыбнулся хозяйке Дэвид. — Мне дали отпуск на две недели, и Джейн предложила показать мне Шотландию. И шотландскую погоду. Никогда не видел, чтобы буря налетала ниоткуда. Нам повезло, что мы удачно приземлились.

— Да уж, погода у нас непредсказуемая, — не без гордости заметила миссис Иннес. Она посмотрела на их промокшую одежду. — Если у вас есть час времени, я вам дам во что переодеться, а ваши вещи высушу у огня.

Они с готовностью согласились. После того как миссис Иннес вручила им поношенную, но чистую одежду, свою и мужа, Джейн и Дэвид отправились переодеваться в спальню хозяйки дома. Другая спальня, вероятно, принадлежала ее сыну.

Через несколько минут от их развешенной перед огнем одежды шел пар, а переодетые в сухое Джейн и Дэвид отогревались. Он подумал, что она в чересчур просторном голубом халате, с падающими на плечи влажными волосами похожа на мокрого прерафаэлитского ангела.

Миссис Иннес понадобилось всего несколько минут, чтобы пожарить картошку с луком и яичницу с сыром. Погоня за Граалем разжигает аппетит, поэтому Дэвид набросился на еду, как волк. Очистив свою тарелку, он сказал:

— Миссис Иннес, когда доходит до необходимости накормить голодных, вы с моей матушкой в этом равны.

Пожилая женщина усмехнулась над чашкой чаю.

— Я знаю, как едят молодые мужчины. — Ее взгляд скользнул по двери второй спальни, и ее живость исчезла. — Я рада, что вы пришли сюда и не ошиблись.

— Вы поддержали нас для полета назад в Данрат, — пылко сказала Джейн, положив нож и вилку на тарелку.

Поскольку она съела только две трети еды, Дэвид спросил:

— Ты собираешься это доедать? Или этот вопрос характеризует меня как безнадежного деревенщину?

Джейн улыбнулась и подвинула ему свою тарелку.

— Именно так поступил бы один из моих голодных братцев, и это правильно. Не люблю, когда еда пропадает понапрасну.

Когда Дэвид с энтузиазмом схватил ее тарелку, миссис Иннес тоскливо сказала:

— Все мои мальчики так ели. Хотела бы я, чтобы у Бобби был прежний аппетит… — Она замолчала и снова посмотрела на дверь спальни.

— Ваш сын болен? — тихо спросила Джейн.

Миссис Иннес вздохнула:

— Он был в торговом флоте, его сильно ранило, когда их корабль подбили торпедой. Ожоги. Когда доктора от него отказались, я привезла его домой. По крайней мере тут он может… может… — Ее голос сорвался.

В дверь постучали. Миссис Иннес поднялась на ноги.

— Должно быть, моя невестка пришла за яйцами. Ее-то я и ждала. Извините, я на несколько минут выйду собрать яйца.

— Могу я помочь? — предложил Дэвид. — Я с курами Хорошо знаком.

Миссис Иннес покачала головой:

— Мой петух кидается на всех, кроме меня. Так что пейте чай. Я скоро вернусь.

Она накинула жакет и открыла дверь. Невестка заговорила про яйца, потом спросила про Бобби.

— Теперь уже недолго, — тяжело ответила миссис Иннес, дверь закрылась, и продолжения разговора не было слышно.

Дэвид вздохнул. У него были друзья, обгоревшие в подбитых самолетах.

— Это мучительная смерть.

Джейн печально кивнула, и тут из второй спальни раздался тонкий страдальческий голос:

— Воды! Пожалуйста! Мама! Воды!

Джейн схватила стоявшую у ее ног сумку с Граалем.

— Я дам ему немного воды и… наверное, можно еще что-то сделать.

— Я пойду с тобой. — Дэвид налил воды в стоявший у раковины кувшин и последовал за Джейн втемную спальню.

Бобби Иннес представлял собой сверток окровавленных битов. Но лицо было почти открыто. Когда они вошли, он с трудом повернул голову, словно под сильным воздействием снотворного.

— Ваша мама собирает яйца для вашей тети, — мягко сказала Джейн, — поэтому воду принесли мы. — Она села у постели, открыла сумку и развернула Грааль. — Меня зовут Джейн Макрей, а это Дэвид Синклер. Он канадец, летчик-истребитель в наших ВВС.

Взгляд Бобби немного прояснился.

— Один из тех самых немногих? — хрипло спросил он. Его шотландский акцент был так силен, что Дэвид едва понял его.

— Да, но я не хотел бы, чтобы о нас говорили как о каких-то особенных героях. — Дэвид налил воду в Святую чашу, задаваясь вопросом, обладает ли она целительной силой. — Все в Британии служат общему делу, каждый по-своему. Как вы. Без торговых судов, подвозящих Продовольствие, мы бы теперь капитулировали.

— Да… — Это был едва слышный шепот. — Я свое дело сделал…

Джейн поднесла к губам Бобби чашу, а Дэвид, подсунув руку ему под спину, приподнял, чтобы он мог пить. Бобби отпил глоток и с трудом проглотил.

Потом отпил еще и глотал уже легче. И уже более твердым голосом сказал:

— Хорошая вода. И чаша тоже чудесная.

— Пейте, сколько вам хочется, — сказала Джейн. — Эта чаша древняя и, говорят, обладает целительной силой. Думаю это просто выдумка, но кто знает?

— Я действительно чувствую себя лучше, — с удивлением сказал Бобби. Он допил воду. Дэвид наполнил чашу, и Бобби снова принялся пить.

— Можно, я кое-что попытаюсь? — спросила Джейн. — Я бы намочила платок и положила вам на лицо.

Бобби снова упал на подушки.

— Нет! Не снимайте бинты!

— Конечно, нет, — успокаивала Джейн. Она взяла у Дэвида Сложенный носовой платок, погрузила его в чашу. — Я хотела положить поверх бинтов. Это успокоит жар.

Подумав, Бобби согласился:

— Тогда ладно.

С величайшей осторожностью Джейн прижала мокрый платок к его лицу. Потребовалась только минута или чуть больше, и все бинты намокли.

— Приятно, — пробормотал Бобби. Обессилев, он устроился на подушке и задремал, на его губах появилась слабая улыбка.

Снова намочив платок, Джейн смочила бинты на его шее и руках. Один из бинтов на запястье съехал, Джейн приподняла его и положила платок прямо на обгоревшую плоть.

К изумлению Дэвида, прямо у них на глазах ожог медленно затягивался здоровой кожей. Джейн удовлетворенно кивнула и поднялась.

— Он пойдет на поправку. Теперь пора возвращаться и быть добрыми гостями, пока миссис Иннес не вернулась.

Дэвид оглянулся на обгоревшего моряка и поторопил Джейн в гостиную.

— Может, все его ожоги надо было обработать водой из чаши?

— У Меня есть сильное убеждение, что попить из чаши — это все, что необходимо, но я думала, что прямой контакт ускорит процесс. Определенно ему это не повредит. — Джейн вернула кувшин на место у раковины.

Дэвид потрясенно покачал головой:

— Это просто поразительно. — Он проверил висевшую у огня одежду. — Почти сухая. Я переоденусь первым.

— Иди. Я посуду помою. — Джейн убрала чашу в сумку и занялась тарелками.

Переодеваясь в спальне, Дэвид услышал, как миссис Иннес сказала:

— Не нужно было возиться с тарелками, мисс Макрей.

— Чем же еще я могу отплатить вам за гостеприимство? — мягко сказала Джейн. — Если бы мы предложили вам деньги, вы бы обиделись. Но разве женщина откажется, если кто-то помоет посуду?

— Вы правы, милая, — рассмеялась миссис Иннес.

Переодевшись, Дэвид вернулся в гостиную. Хозяйка посматривала на дверь спальни сына.

— Бобби просил попить, я дала ему воды, — сказала Джейн. — Теперь он отдыхает.

Миссис Иннес хотела было запротестовать, потом пожала плечами:

— Думаю, вид хорошенькой девушки не причинит ему вреда.

— И нет девушки краше, чем Джейн Макрей, — тепло сказал Дэвид.

— Вы собираетесь пожениться? — поинтересовалась миссис Иннес.

— Боже милостивый! Нет! — Джейн даже перестала снимать с сушилки одежду. — Мы с подполковником знакомы меньше суток.

А ведь это правда, сообразил Дэвид. Вчера в это время он только подходил к часовне в Рослине.

— Моя матушка сказала бы, что прежде чем сделать предложение, нужно быть знакомым с девушкой по крайней мере двадцать четыре часа. — Он взглянул на часы. — Так что еще шесть часов до того, как я смогу это сделать.

Джейн покраснела как рак и сбежала в спальню переодеваться.

— Очень уж вы близки для людей, которые недавно встретились, — усмехнулась миссис Иннес. — Не теряйте времени понапрасну, дружище. В наше время это непозволительно.

— Отличный совет, миссис Иннес. Теперь надо убедить Джейн. — Она могла считать их отношения искренними, но краткими. Дэвид думал иначе.

Появилась Джейн, несмотря на мятую одежду, она выглядела великолепно и аристократично.

— Еще раз спасибо, миссис Иннес.

Выходя из дома, они услышали взволнованный возглас хозяйки:

— Бобби, мальчик мой, ты встал!

— Мне гораздо лучше, мам, — ответил ее сын уверенным голосом. — Я так проголодался, что даже камни съем. Ты пожаришь мне картошку и яичницу?

— Пока поешь суп, — радостно сказала миссис Иннес. — Но завтра, если тебе станет лучше, я приготовлю тебе твой любимый пудинг с мясом и почками, даже если мне придется украсть у мясника кусок говядины.

Улыбаясь, Дэвид закрыл входную дверь. Они направились к самолету.

— Мы только что видел и чудо, Джейн, — через несколько шагов сказал он. — Не думаю, что мы могли бы прийти с Граалем в военный госпиталь, чтобы вылечить таких, как Бобби.

— Чудеса случаются редко. Сегодня Грааль, возможно, хотел отметить свое спасение. Есть Хранители-целители, которые порой совершают чудеса, но не часто. — Сняв с плеча сумку, Джейн передала ее Дэвиду. — Грааль должен вернуться в свой лом, и мы тоже. Думаю, он хочет быть с тобой.

Повесив сумку на плечо, Дэвид усмехнулся:

— Это твоя интуиция или способ передать ношу мне?

— Интуиция. — Она указала на сумку. — Я чувствовала, что Грааль тянется к тебе, как котенок к матери. Ты стражу между вами особая связь.

— Сколько угодно, если это не требует целибата. — Не желая думать, какие могут быть долговременные эффекты от его миссии, он обнял Джейн за плечи, и они двинулись дальше. — Мы сделали это, леди Джейн! Мы вырвали Святую чашу из лап самого опасного гитлеровского бандита.

— Большую часть работы сделал ты, Дэвид. Это ты выследил Грааль, вел самолет, плыл в бушующих волнах, победил в рукопашной схватке. Ни один рыцарь Круглого стола не справился бы лучше.

— Рыцарь в своих доспехах утонул бы, — практично заметил Дэвид. — Но мы бы не победили, если бы не работали вместе. Твой магический талант, знание Грааля и наличие самолета существенно помогли.

Джейн обняла его за талию.

— Грааль хорошо выбирает своих слуг. Интересно, есть ли у него своего рода сознание? Моя мама с удовольствием об этом послушает. И у нее возникнут новые теории.

— Она сейчас в Данрате? С удовольствием с ней бы познакомился.

— Этого не будет, — категорически ответила Джейн.

Немного опешив, Дэвид сказал:

— Подозреваю, что у тебя есть еще причины, кроме той, что деревенский парень из провинции не вяжется с замком.

— Если бы ты не был мне нужен в качестве пилота, то не знаю, удержалась бы я от искушения стукнуть тебя камнем по голове, — с жаром ответила Джейн. — Моя мать мудра, как и любая мать. Она поймет, что мы были любовниками, и, конечно, в ней взыграют материнские интересы. Я… я не смогу это выдержать.

— Да, теперь я понимаю, какое преимущество иметь родителей, не владеющих магией. — Дэвид был разочарован, но понимал Джейн. Еще года не прошло, как она потеряла жениха, неудивительно, что ей нужно время. Представить матери нового и явно одурманенного любовью мужчину — это серьезный шаг.

Они подошли к самолету, Дэвид помог Джейн подняться в кабину. Он только надеялся, что время для них не кончится.

Возвращение в Данрат было ничем не примечательным, если не считать сильного встречного ветра, замедлявшего полет. К тому времени, когда Дэвид посадил «фокс», солнце уже опустилось. Он подрулил к ангару, Джейн выбралась из самолета, чтобы распахнуть двери.

Ее записка по-прежнему лежала на полу. Когда Дэвид закатил самолет, Джейн сказала:

— Никто не заметил отсутствия «фокса». Когда буду в Данрате, я пополню запасы топлива и продовольствия.

— И автомобиль там, где мы его оставили. — Дэвид похлопал по крылу: — Отличный самолет. Удача, что мне довелось на нем полетать. — Сняв шлем, он вручил его Джейн, волосы его были чудесно взъерошены. — Слишком поздно для поездки в Рослин. Отправимся на ферму, или тут есть место получше, чтобы переночевать?

— Ферма — лучшее место, — ответила она. — Мирное и уединенное. По пути я куплю в деревне рыбу и жареную картошку.

Дэвид согласно кивнул, но ей не нравилась сосредоточенность на его лице. Рано или поздно им придется поговорить. Она надеялась отложить этот разговор до тех времен, когда не будет так опустошена.

Она все равно его отложит. Лучше распрощаться с улыбкой и уйти не оглядываясь. Но даже после столь краткого знакомства она понимала, что Дэвид этого не позволит. К несчастью.

Рыба и картошка были отличными. Дэвид съел все до крошки.

— Здорово, что ты взяла тройную порцию. День был тяжелый.

Джейн, зевая, прикрыла рот рукой. В свете ламп она была невероятно красива, с распущенными рыжими волосами и серьезными, печальными глазами.

— Я готова спать сутки напролет.

Дэвид вслед за ней поднялся и мягко спросил:

— Мне лечь на полу?

— Конечно, нет. — Она прижалась к нему. — Зачем напрасно терять оставшееся нам время?

Его тело ответило с неукротимостью, едва не сокрушившей его здравомыслие. Зарывшись лицом в ее шелковистые волосы, он спросил:

— Почему ты поступаешь так, будто время ограничено? Мы оба в отпуске и можем провести ближайшие десять дней — вместе. Ты работаешь в Лондоне, я в Кенте. Мы не можем увидеться снова? — Он взглянул на часы. — И даже еще лучше… поскольку двадцать четыре часа уже прошло. Выходите за меня, леди Джейн Макрей. Тогда мы сможем заказать один номер в отеле, и никто не станет, вопросительно поднимать брови.

Она застыла в его объятиях.

— Нет! Я… не могу. После смерти Филиппа я поклялась не заводить серьезных отношений до конца войны. — Джейн печально смотрела ему в глаза. — Ты ведь знаешь, как быстро может настичь смерть на войне. Я не переживу, если опять отдам свое сердце и оно снова разобьется вдребезги.

— Смерть всегда возможна, даже в мирное время. — Дэвид гладил ее по спине, стараясь расслабить напряженные мышцы. Джейн была такая реальная, такая настоящая, и невозможно было поверить, что после этой ночи он может больше никогда ее не встретить. — И если уж мы затронули тему сердца, то о моем говорить поздно. Я люблю тебя, Джейн. То, что это произошло так быстро, это, возможно, очередной дар Грааля, но это реально. Это правда. И это навсегда.

— Ты уверен, Дэвид? — тихо спросила она. — Связь между нами может исчезнуть, как только мы вернем Грааль.

Он с серьезным видом задумался на несколько секунд, потом тряхнул головой:

— Нет. Этого не случится. Не со мной. Ты погубила меня для других женщин, леди Джейн. — Он нежно погладил ее щеку. — Но обратное вполне возможно. Ты, должно быть, постоянно встречаешь мужчин, которые куда интереснее меня.

— Нет. — Глаза ее расширились. — Нет!

Он шумно выдохнул и, почти страшась ответа, спросил:

— Твоя интуиция подсказывает тебе, что твое чувство ко мне вызвано Граалем и продлится только два дня?

Дэвид боялся, что она скажет «да». Вместо этого по ее лицу текли слезы.

— Я… я, наверное, люблю тебя, Дэвид. Но я не вынесу сейчас любовной связи. Возвращайся в свою эскадрилью. Встречайся с другими женщинами, если хочешь. И если мы выживем в этой ужасной войне, ты сможешь снова сделать мне предложение. Если захочешь.

— Ты оправишься после смерти Филиппа и выйдешь за человека менее опасной профессии. В неудачное время я тут оказался.

— Никого другого не будет, Дэвид. Клянусь.

— Если мы оба уверены, что не передумаем, почему бы не объявить о помолвке? — Он поцеловал ее ухо. — И тогда я буду называть Тебя своей невестой, а не подругой.

Джейн вздрогнула.

— Я теперь суеверная насчет помолвки. В прошлый раз она плохо кончилась.

Он печально улыбнулся:

— Ты обычно такая спокойная и так логично рассуждаешь, что я нахожу твое суеверие очень симпатичным. Я только хочу, чтобы оно не была только суеверием.

Вздохнув, она прижалась щекой к его плечу.

— Прости. Я хотела бы быть достаточно храброй, чтобы сказать «да». Но… я не отваживаюсь.

— Мы такие, какие, есть, леди Джейн. — Он обнял ее, пытаясь запечатлеть в своей памяти ощущение ее тела. — Я летчик-истребитель, мой инстинкт велит мне брать жизнь сейчас, потому что завтра может не наступить. А это противоположно твоим чувствам.

— Хватит разговоров. — Она подняла лицо для поцелуя. — У нас есть сегодняшняя ночь. Давай не будем терять ни минуты.

Они и не теряли.

 

Глава 7

Последний раз они занимались любовью на рассвете. Дэвиду было невыносимо думать, что он, возможно, больше никогда не испытает такой радости и полноты чувств. Даже временно утолив страсть, он хотел видеть и слышать Джейн, касаться ее.

Одеваясь, он бранил себя за эгоизм. Как он мог обрекать любимую женщину страдать от любви к нему, когда может погибнуть в горящих обломках самолета, как ее первый возлюбленный? И все-таки он не мог сдержать тоски, потому что Джейн завладела его душой, хотела она того или нет.

Они быстро позавтракали чаем со сдобными булочками, купленными накануне в деревне. Поскольку Дэвид отдохнул, на этот раз машину вел он. Через полчаса Джейн заметила:

— Ты более консервативный водитель, чем я.

— У меня для полетов есть настоящий самолет, так что мне не нужно проверять, смогу ли я взлететь на «моррисе», — парировал он.

Она рассмеялась:

— Чудесное утро для поездки, правда? Вчера ты летал над горной частью Шотландии, а сегодня впервые едешь по ней при дневном свете.

— Действительно красиво. — Дэвид взглянул на поток, срывавшийся с холма настоящим водопадом. — Здесь это называют ручей, — припомнил он. — Я чувствую зов предков, хотя они два века назад отправились в Канаду, за ними по пятам гнались королевские войска, чтобы повесить как бунтовщиков.

— Я рада, что они оказались быстрее. Но Шотландия остается у человека в крови независимо от того, как далеко он уехал.

Дэвид подумал было попросить ее быть его гидом до конца отпуска, но сумел удержать язык за зубами. Надоедливые попытки заставить такую независимую женщину, как Джейн, изменить намерения только укрепят ее в своем мнении.

Лучшая стратегия, которую он смог придумать, — это оставить ее в покое на шесть месяцев. Потом он навестит ее, если она хочет его так же, как он — ее.

Ну, может быть, на три месяца.

До Рослинской часовни они добрались, когда уже миновал полдень. Дэвид восхищался ее готическим великолепием, направляясь к скромной стоянке, где два дня назад обнаружил автомобиль.

— Оказавшись в Англии, я побывал во многих церквях, но эта лучшая. Величие собора в малом, но гармоничном масштабе.

— Моя мама любит эту церковь из-за смеси христианских и языческих символов в резьбе. — Джейн выбралась из автомобиля, когда Дэвид распахнул дверцу. — Ангелы играют на волынках, а зеленые человечки отвечают за плодовитость. Мы бывали здесь пару раз, когда я была маленькой.

— Надеюсь, на этот раз у меня будет время все осмотреть. — Дэвид подал ей руку. — Если я страж Грааля, то должен оставаться поблизости от церкви?

— Понятия не имею, — призналась Джейн. — Может быть, это откроется после того, как вернем чашу на место.

Они вошли через боковую дверь. Дэвид смотрел на изумительную резьбу на высоком готическом своде. Церковь наводила его на мысль о застывшем в камне кружеве, которое согревал льющийся в окна свет. Когда Дэвид оказался здесь впервые, церковь была пуста — обычное дело в приходских церквях в будний день.

— Знание вливается в тебя? — хрипло спросила Джейн.

— Пока нет. Если я останусь в неведении, придет твоя очередь предложить мудрое решение.

— А это значит, что придется вызвать мою мать, чего я предпочитаю не делать. — Она оглядывала массивные каменные колонны. — Где ты нашел тело стража?

— Вот здесь, в приделе Богоматери. — Дэвид подвел ее к месту. На полу не осталось ни единого следа крови.

Джейн прикрыла глаза.

— В этом месте кипит энергия. Ты это чувствуешь? — через пару секунд спросила она.

Он закрыл глаза, потом с удивлением сказал:

— В сущности, да. Я не привык обращать на это внимание.

— Нетрудно поверить, что это вход в иной мир, и мудрая сила может отправить через него чашу. — Глаза Джейн открылись. — Я не чувствую мрака смерти старого стража. Думаю, его перекрывает другая энергия.

Главная дверь позади них отворилась, обернувшись, они увидели, как в церковь вошла женщина средних лет, В ее ярких рыжих волосах было лишь несколько седых прядей. Не видя Джейн и Дэвида, она шла по проходу быстрым уверенным шагом.

— Сильная женщина, — тихо сказала Джейн. — Как моя мать.

— И как ты. — Теперь, став внимательнее, Дэвид гораздо лучше сознавал исходящую от Джейн энергию.

— Она не из Хранителей, — задумчиво сказала Джейн.

Увидев их, женщина в удивлении остановилась, потом чуть ли не бегом кинулась к ним:

— Он у вас! Слава Богу! Отец был прав!

— Кто — он? — насторожился Дэвид, положив руку на сумку.

— Грааль, конечно, — Женщина остановилась в нескольких шагах от них. — Я Мейрид Синклер. Меня растили следующим стражем Грааля, но когда явился этот ужасный нацист, меня здесь не было. Я была в Йорке у дочери, которая рожала своего первенца. — Чувство вины вспыхнуло в ее глазах, когда она продолжила: — Вы человек, призванный спасти Грааль, пока не стало слишком поздно? — Она перевела взгляд на Джейн. — А вы ведь из Хранителей? Думаю, страж был послан к вам за помощью.

Джейн кивнула. Хотя Дэвид чувствовал, что Мейрид говорит правду, осторожность не помешает.

— Как вы это узнали?

— Мой отец Уильям Синклер рассказал мне, что произошло, — Она указала на каменный пол: — На него напали здесь. Когда я вернулась из Йорка, он сказал, что канадский летчик призван спасти Грааль от вывоза из Британии.

— Ваш отец жив? — изумился Дэвид. — Я думал, он умер, сказав мне, что я должен вернуть чашу.

Лицо Мейрид помрачнело.

— Он не умер, но рана его смертельна. Уверена, он заставляет себя жить, потому что отчаянно хочет увидеть, что Грааль вернулся. — Она взглянула на холщовую сумку. — Вы принесете ему чашу?

— Конечно. — Дэвид подал ей руку. — Я тоже Синклер. Дэвид, из Галифакса. Я только начал свой двухнедельный отпуск в Шотландии, когда почувствовал неодолимое желание посетить Рослин. Моя спутница — леди Джейн Макрей. Как вы догадались, Грааль привел меня к ней, Один я был бы беспомощен.

Мейрид улыбнулась Джейн и взяла руку Дэвида. Мощная вспышка света на миг заслонила мир. Дэвид отшатнулся.

— Миссия стража чаши перешла ко мне! — задохнулась Мейрид.

Поймав руку Дэвида, Джейн поддержала его и холодно сказала Мейрид:

— Вы знали, что произойдет?

Женщина покачала головой, онабыла озадачена не меньше Дэвида.

— Нет. Простите, Дэвид. Я бы предупредила вас, если бы знала. Но ситуация беспрецедентная. — Она закусила губы. — Я сомневалась, что эта миссия вернется ко мне, потому что не смогла защитить чашу в критический момент. Я изо всех сил настраивала себя быть благородной и доброй к новому стражу.

Поразительная честность.

— Если вас растили для этой миссии, то лучше вы, чем я. — Дэвид вздохнул с облегчением от того, что охрана чаши перешла в более умелые руки. — Последние два дня были… поучительными, но я бы предпочел вернуться к своей обычной жизни.

— Тогда мы оба довольны, — просияла Мейрид. — Но пойдем к моему отцу. Он отправил меня в церковь, и теперь я понимаю почему. Ему осталось мало времени.

Дэвид кивнул, Джейн взяла его под руку, и они вышли из церкви. Дэвид был благодарен Джейн. После того как пришлось поверить в столь невероятные вещи, она была нужна ему как якорь.

Мейрид вела их к одному из старых домов, лепившихся к стене вокруг церкви. Фасад до половины был увит прекрасными белыми розами с едва заметным пурпурным пятнышком в сердцевине каждого цветка. Густой аромат наполнял воздух. Джейн с восхищением коснулась цветка.

— Они великолепные. И ранние.

— Это розы Грааля и цветут почти весь год. Маленькое, но прекрасное чудо Грааля. Если хотите, я дам вам отросток. — Мейрид понизила голос. — Я положила папу в гостиной, поскольку он был не в силах подняться в спальню. — Шагнув в комнату, она уже громче сказала: — Папа! Грааль вернулся!

На узкой кровати лежала неподвижная фигура, на полу свернулась старая собака. Услышав голос дочери, Уильям Синклер резко открыл выцветшие голубые глаза, в них светилось сознание. Вытянув руку, он прошептал:

— Пожалуйста, дружище…

Дэвид открыл сумку и вынул Грааль. Развернув полотенце, он вложил чащу в хрупкие руки старика.

— Вот, сэр. Чаша вернулась домой.

Уильям Синклер поцеловал край чаши. Подняв глаза, он посмотрел сначала на Дэвида, потом на Джейн.

— Нет благодарности, достойной того, что вы сделали. — Потом он взглянул на дочь. — Прощай, моя дорогая девочка. Ты будешь служить хорошо.

Он положил чашу себе на грудь, у сердца. Потом лицо его засияло, глаза закрылись и душа отлетела.

Мейрид мучительно выдохнула и прижала руку к сердцу.

— Исцеление бывает разным, — тихо сказала Джейн. — Покойся с миром, верный страж.

— Страж служил долго и честно и отдал свою жизнь на службе Граалю, — сдавленным голосом произнесла Мейрид. — Но… я буду тосковать по своему отцу.

Шагнув вперед, Дэвид взял чашу из рук старика и закрыл его лицо.

— Нужно кого-то позвать?

Новый страж Мейрид Синклер покачала головой.

— Чуть попозже. — Глубоко вздохнув, она подняла голову. — Грааль нужно вернуть на место. Хотите пойти со мной и попрощаться с ним?

— Да, — почти в унисон ответили Дэвид и Джейн. Когда они выходили, старый пес прыгнул на кровать и свернулся в ногах хозяина, оберегая его последний покой.

Медленным шагом они вернулись в церковь, Дэвид нес чашу в последний раз. Он не жалел о необычайном приключении, в которое вовлекло его Провидение. Теперь у него навсегда открылись глаза, он будет шире смотреть на мир благодаря силам, о которых даже не подозревал. И предполагал, что теперь он лучше, чем прежде.

Не мог он сожалеть и о встрече с Джейн Макрей, даже сознавая, как больно будет потерять ее. Он любил ее, и даже если теряет ее сейчас, то надеется на будущее.

Но он не тосковал по ответственности за Грааль. Его дело — это самолеты, летчики, мирская жизнь. И он вернется к нему лучшим и более счастливым благодаря тому, что произошло с ним.

Он взглянул на Джейн, задаваясь вопросом, что она думает об их совместном приключении. Магия и чудесная сила были частью ее повседневной жизни. От ее жизненного опыта волосы дыбом вставали, не говоря уж о ее эмоциональных потрясениях. Для нее в цену любви входила тяжкая боль потери, которую она уже пережила.

Дэвид думал, что она любит его, и, возможно, эта любовь расцветет и превратится в вечную, когда война закончится. Но столь же вероятно, что Джейн захотела бы остаться в Лондоне и они бы никогда не встретились. Конечно, это означало бы, что Кригер все-таки доставил Грааль в Германию и война проиграна. Дэвид подозревал, что Джейн первая скажет, что предотвращение такой катастрофы стоит личной боли.

Они последовали за Мейрид в придел Богоматери. Мейрид взяла чашу у Дэвида и подала ее Джейн:

— Вы ведь хотите попрощаться с Граалем?

Приняв чашу, Джейн смотрела в нее, эмоции сменялись на ее лице. Сначала шок, потом изумление и, наконец, радость. С глубоким вздохом Джейн вернула чашу новому стражу.

— Трудно расстаться с ней, правда? Для меня чаша выглядит как роза из белого света. Дэвид сказал, что она выглядит как звезда. А как вы видите чашу, Мейрид?

— Как пульсирующее сердце из белого пламени. — Мейрид сжала чашу ладонями. — Я назначена стражем Рослина и буду им долгие годы. И хотя Грааль будет управлять моей жизнью, пока я не умру, я могу больше никогда не увидеть его.

— Вы возражаете? — полюбопытствовала Джейн.

— О нет. Это высокое служение и награда. — Мейрид улыбнулась: — Это как быть монахиней, только без соблюдения целибата. Думаю, это Грааль направил меня к правильному мужу, это был прекрасный выбор. Кто-нибудь из моих детей или внуков продолжит мое дело. Дэвид, ваш случай редкий. Вы жалеете, что были призваны на службу Граалю?

Он взглянул на Джейн:

— Никогда.

— Теперь… — Мейрид подняла чашу над головой и, сосредотачиваясь, закрыла глаза.

Воздух начал таинственно пульсировать, как огромное бьющееся сердце. Чаща сияла все ярче и ярче, пока вдруг не исчезла, оставшись только в памяти.

Дэвид перевел дух. Итак, все кончилось. После долгой паузы Мейрид повернулась к нему:

— Вернемся к мирским заботам. Дэвид Синклер, вы сказал и, что приехали на две недели в отпуск в Шотландию. Вы хотели бы воспользоваться автомобилем моего отца? Талоны на топливо в ящичке.

— Вы очень добры, — ответил он. — С удовольствием. Это даст мне возможность посмотреть горную Шотландию. Через десять дней я верну машину сюда.

— Поставьте машину там, где вы ее нашли, и оставьте ключи в ящичке, если меня не будет поблизости. — Она пожала ему руку. На этот раз не было вспышки неведомой силы. Просто теплая женская рука. — Наслаждайтесь Шотландией. И еще раз моя глубокая благодарность вам обоим. А теперь извините меня. Я должна вознести благодарственные молитвы.

Дэвид подал Джейн руку, и они вышли из церкви.

— Ты чувствуешь слабость, потеряв силу? — спросила Джейн. — Или пустоту в душе?

— Нет, — не сразу ответил Дэвид. — Я чувствую перемены. Ответственность ушла, и я рад. Но… это странно. Хотя я больше не связан с Граалем, пустоты нет. Я чувствую, что какая-то светлая сила заняла его место.

Джейн коснулась пальцами его лба. Потом, уронив руку, сказала:

— Думаю, тебе досталась добрая доля магии Хранителей. Грааль щедр в своих дарах. Тебе будет интересно исследовать их.

Менее заинтересованный в магии, чем в Джейн, Дэвид нерешительно спросил:

— Отвезти тебя на станцию? Или… я могу отвезти тебя домой. Я не собираюсь входить. Я высажу тебя в Данрате и поеду своей дорогой.

— Я тоже получила дар от Грааля. — Джейн повернулась к нему, ее глаза сияли. — Когда я заглянула в чашу, я увидела свадебную церемонию на лужайке в Данрате. Я знала, что война кончилась и Германия разгромлена. Не сейчас, через годы. Но мы победили. Победили!

Дэвид тяжело сглотнул.

— Ты узнала счастливую пару?

Она взяла его за руки.

— Это были мы! И нас окружали наши родные. Я видела всех своих братьев и сестер. Дэвид! Они выжили. Там был Джейми, такой бравый. За моей сестрой Маргарет шел красивый француз, а мой брат Эндрю держал под руку красавицу азиатку.

Он начал улыбаться.

— А канадцев там не было?

Джейн энергично кивнула:

— Было много высоких людей, очень похожих на тебя. Двое из них были в канадской военной форме, и, похоже, никто не покалечен. Мы все пройдем через это, любимый. Мы выживем! И думаю, будем жить счастливо.

Рассмеявшись, он схватил ее в объятия и закружил.

— Это значит, что ты принимаешь мое предложение? — Он поставил ее на землю с поцелуем, от которого у Джейн дух захватило.

— Нет! — рассмеялась она, когда он ослабил объятия. — Мы будем встречаться по выходным, у нас будет роскошное любовное приключение, о котором мы никогда не расскажем нашим детям. А после войны сразу отправимся под венец.

— Годится, — согласился он. — Я расскажу родным, что собираюсь жениться на самой красивой девушке в Шотландии и мне даже не пришлось потратить половину годового жалованья на обручальное кольцо. — Он широко улыбнулся: — Деньги можно потратить на романтические встречи. На розы, шампанское и тихие сельские отели.

— Как это великолепно! — Джейн улыбалась, она даже не могла вообразить такого счастья. — Но сначала, подполковник, я познакомлю вас со своей мамой.