Чаша роз

Беверли Джо

Патни Мэри Джо

Харбо Карен

Сэмюел Барбара

Карен Харбо

Английская роза: мисс Темплар и Святой Грааль

 

 

Глава 1,

в которой изысканная мисс Темплар получает грязную плошку и записывает свои впечатления

5 апреля 1806 года

Нет ничего более одиозного, когда Святой Грааль суют в руки человеку, который собирается войти в «Олмак». Но что я могла сделать? Я уже поставила ногу на первую ступеньку. Мама и кузина Джинн были уже в дверях. Позади меня собралась толпа желающих поучаствовать в мероприятии.

Кто-то коснулся моего плеча, я обернулась, собираясь поприветствовать подругу. Вероятно, это Клэрис, поскольку она одна из моих ближайших подруг и говорила, что будет на балу.

Вместо этого мужчина в маске весьма дерзко взял мою руку и сунул в нее чашу, похожую на грязную оловянную плошку.

— Вы Хранительница Грааля. Берегите его, — шепнул он мне на ухо и растворился в толпе.

Мужчина в маске. В самом деле! Почему он не мог появиться в нормальном вечернем костюме, с аккуратно повязанным галстуком, представиться мне приличествующим образом, пригласить меня на танец-другой, а на следующий день приятно напомнить о себе букетом цветов? О нет, он не мог этого сделать. Нет, он должен был явиться в маске, посмел тронуть меня за плечо, вообще не представившись, и заговорил в такой манере, что любой наблюдатель счел бы его пьяницей или идиотом.

Я слышала за своей спиной пересуды. От этого я совершенно забыла про веер и не могла спрятать сердитого румянца. Обернувшись, я наилучшим образом изобразила оскорбленную графиню Ливен и с удовлетворением заметила, что мой взгляд заставил замолчать двух болтушек (это были Гвендолин Хасборо и Алиса Мейфилд, я никогда не смеялась, если они оказывались в неловкой ситуации, и не понимаю, почему они так обошлись со мной).

Мои глаза уловили какое-то движение за спиной у болтушек, в свете фонарей я увидела промелькнувший плащ и две фигуры, похоже, бросившиеся за мужчиной, который заговорил со мной.

Мама нетерпеливо взглянула на меня:

— Поторопись, Арабелла, воздух холодный, боюсь, пойдет дождь и испортит твое платье.

Я ускорила шаг и едва не выронила чашу. Но… странное покалывание, пробежавшее от кончиков пальцев к моему сердцу, заставило меня остановиться. Ощущение казалось странно знакомым, я подумала о семейных преданиях о Граале и Совете Грааля, которые папа рассказывал мне в детстве… а мама только пренебрежительно отмахивалась, когда я спрашивала ее об этом.

«Все это чепуха», — сказала я себе, но тем не менее сунула чашу в карман накидки и поторопилась вслед за мамой. Когда я вошла в холл, чаша задевала меня по ноге. Это очень раздражало, поскольку отвлекало меня от моей цели: приятного вечера в «Олмаке», с танцами, болтовней и высматриванием подходящих джентльменов.

Я решительно настроена сделать своей целью в этом голу поиски мужа, поскольку все остальное только приводит к проблемам, и после того как папа обрел небесный покой, мама…

Гм, на этот счет я могу сказать только то, что наша семья раньше была другой. Я хочу, чтобы мамочка снова была счастлива, а это означает, что я должна по мере сил своих быть хорошей и найти себе привлекательного мужа. Я даже оставила занятия фехтованием и стрельбой из пистолета, хотя должна сказать, что ужасно по ним скучаю, я наслаждалась ими вместе с папой. Кроме того, фехтованием меня увлек не кто иной, как мой брат Берти, а он не самый сговорчивый брат в мире.

Но вернемся в «Олмак». Я не знала, что делать с чашей, первой моей мыслью было спрятать ее за горшком с апидистрой. Но какой-нибудь слуга мог убрать большое растение из холла, и мне не оставалось ничего другого, как вместе с кузиной Джинн оставить накидку в кресле. Некоторые насмешливо поглядывали на нас из-за того, что мы взяли с собой бедную родственницу, да еще француженку, но это не ее вина, что она француженка, а ее родные погибли на гильотине.

Я решительно выбросила чашу из головы, поскольку должна обзавестись мужем. Тогда мама снова будет счастлива. Я уже добилась того, что она улыбается, глядя, как я танцую то с одним джентльменом, то с другим, пока не выбьюсь из сил. Я отправила Джинн танцевать с джентльменом, которому мама ее представила как де ла Фер. Так что вряд ли кузина безродная, к тому же мама раздобыла для нее поручителей.

Я лениво обмахивалась веером, улыбалась проходящим мимо молодым людям, мечтая, чтобы кто-нибудь из них принес мне лимонаду. Никто этого не сделал. Я всегда считала ужасными правила этикета, по которым нужно прийти в сопровождении джентльмена, прежде чем попросить его принести бокал лимонада. Было бы куда легче дернуть кого-нибудь за рукав и попросить или, даже лучше, самой налить себе щедрую порцию и с облегчением осушить, особенно после четырех-пяти танцев подряд.

Но так не полагается!

Когда лицо мамы осветилось улыбкой при появлении леди Каупер с джентльменом на буксире, я решила, что Провидение наконец исполнило мое желание. Я улыбнулась ее сиятельству, поскольку любая молодая женщина в здравом рассудке была бы глубоко тронута видом мужского совершенства, которое леди Каупер влекла за собой.

— Дорогая мисс Темплар, позвольте представить вам мистера Уильяма Марстоуна. Мистер Марстоун, мисс Арабелла Темплар.

Мужчина изящно, хотя и с намеком на скованность, склонился над моей рукой, и я должна признать, что мое сердце встрепенулось. Как могла я не восхищаться волосами, темными, как ночная буря, чудесными скульптурными губами, твердым подбородком и темно-зелеными глазами, которые были… странно знакомы.

— Рад познакомиться с вами, мисс Темплар, — сказал он.

Наш викарий Бентли говорил: «Господь дал, Господь и взял, да будет имя Господне благословенно», и когда я услышала голос этого джентльмена, я поняла, что он «взял». Определенно я кончу в аду, поскольку понимала, что кощунствую, и не испытывала ни раскаяния, ни сожаления.

— Я тоже, — солгала я, тем самым глубже ввергая себя в пучину ада.

Да, это был он, человек в маске, если не считать того, что сейчас на нем не было ни маски, ни плаща. Но голос нельзя было спутать — низкий, музыкальный, с приятным тембром, — у меня хороший слух. Об одном я жалею — наши голоса прекрасно слились бы в дуэте, но я, конечно, не собираюсь петь с этим идиотом… или с сумасшедшим.

Задумавшись над двумя этими вариантами, я остановилась на идиоте. Сумасшедших в «Олмак» не пускают.

Я удерживала на лице любезную улыбку вопреки желанию прогнать мистера Марстоуна, что могло быть причислено к добродетели.

— Вы удостоите меня танцем, — сказал он тоном, подразумевающим, что я соглашусь, но я слышала в его голосе и настойчивость.

Раздражение боролось во мне с любопытством, любопытство победило. Кроме того, леди Каупер поглядывала с одобрением, и мой отказ вызвал бы ее неудовольствие. Еще я вспомнила, что лучше не раздражать безумца, пока он не устроил сцену, что просто невозможно в «Олмаке».

Извините, не безумца, а идиота.

— Мы должны встретиться… наедине, — сказал он, ближе привлекая меня в танце.

Я обмахивала рукой лицо, словно желая остудить смущенный румянец. Не сомневаюсь, что я действительно порозовела, но от злости.

— Мы только что познакомились. — Фигуры танца разделили нас, но я успела услышать, как проклятие слетело с его губ.

Его досада доставила мне удовлетворение, и моя улыбка стала добрее, когда мы снова встретились в линии танца. Однако моя улыбка не прогнала его хмурого вида, и я заметила легкий блеск на его лбу. Я почувствовала укол сомнения. Он высокий, на вид крепкий мужчина, и танец не мог его утомить до испарины. Или заставить побледнеть.

Я с беспокойством посмотрела на него, но настойчивость на его лице вынудила меня опустить взгляд. Что-то запачкало подол моего платья, цвет контрастировал с бледно-абрикосовым шелком.

Кровь. Она капала с его рукава.

Я ахнула и быстро вывела его из круга танцующих, не обращая внимания на сердитые восклицания и надеясь, что стон мистера Марстоуна не признак ухудшения состояния.

Я также игнорировала возмущение мамы и перешла сразу к делу.

— Мама, мы должны уехать и забрать с собой мистера Марстоуна, у него серьезная рана и кровотечение. — Повернувшись к нему, я ухитрилась усадить его в кресло рядом с мамой. И думаю, вовремя, поскольку он становился все бледнее и покачивался на ногах.

Мама открыла было рот, собираясь запротестовать, но я уже обнаружила рану мистера Марстоуна. Я указала на красное пятно, расплывающееся по левому рукаву его сюртука:

— Посмотри, мама, это кровь.

Он начал клониться вперед, и я поспешно толкнула его, выпрямляя в кресле. Мама уставилась на его руку, потом на меня, и протесты исчезли.

— Ты права, дорогая. — Мама наклонилась к нему: — Мистер Марстоун, у вас тут есть слуга? Вы можете встать?

Я заметила, что в нашу сторону с любопытством поглядывают.

— Мы должны быстро уйти, — сказала я маме. — Мы слишком привлекаем внимание, а ты знаешь, какие тут сплетники.

— Слуги нет. — Мистер Марстоун закрыл глаза. — Я могу идти. — Казалось, ему пришлось приложить усилие, чтобы поднять веки. — Идемте. Сейчас. — Он встал, едва заметно покачиваясь. — В меня стреляли. — Он казался удивленным, думаю, он был в шоке, сам того не сознавая.

Джинн хоть и встревожилась, но тем не менее уже забрала наши накидки, когда мы вышли в холл. Мы — мама с одной стороны, я с другой — довели мистера Марстоуна до поджидавшей нас кареты и втолкнули в нее, это было непросто, поскольку он потерял сознание. Никогда я не была так благодарна Джинн за ее здравомыслие, она сообразила вызвать нашу карету, пока собирала накидки.

— Сними с него сюртук, сказала мама, в свете уличных фонарей я увидела, как помрачнело ее лицо. — И давай мне все носовые платки, что у тебя есть. Иначе он умрет от кровопотери.

Снять сюртук с мистера Марстоуна было не просто, он был высокий и тяжелый мужчина. Его бессознательное состояние было помехой, как и размеры кареты. Но я сумела высвободить его из рукава, он лишь немного застонал, мама одобрительно кивнула:

— Достаточно. Джинн? — Она повернулась к моей кузине.

— Да, мадам. — Джинн протянула ей носовой платок, увы, очень тоненький.

Я торопливо искала в сумочке свой, который гораздо больше, ведь какой прок от крошечного платочка, если человек собирается чихнуть? Найдя свой платок, я связала его с маминым и с платком кузины и быстро перевязала руку мистера Марстоуна.

— Это поможет, — сказала мама, и я не могла удержаться от мысли, что она не добавила «я надеюсь».

Казалось, мы очень долго ехали домой, а потом слишком долго искали крепкого слугу, чтобы приводить мистера Марстоуна в голубую комнату. Я послала другого слугу найти доктора Стедсона. Поднимаясь по лестнице, чтобы помочь маме и Джинн, я чувствовала, как мою ногу задевает чаша, которую дал мне мистер Марстоун.

— Глупец, идиот, — бормотала я. — Прийти и погубить все мои планы сделать маму счастливой.

Помогая доктору Стедсону обследовать рану, пока мама держала мистера Марстоуна (он был силен и даже в бессознательном состоянии пытался сопротивляться), я вспоминала, как мы делали то же самое для папы. Я взглянула на маму, на ее лице было то же выражение, как тогда, когда она так же помогала папе, и на миг я порадовалась ране мистера Марстоуна, если это поможет маме снова ожить.

Порадовалась, пока его не вывернуло, конечно.

На этом я закончу дневник, пора спрятать мою маленькую книжицу в надежном месте, чтобы Берти не стащил ее и не посмеялся надо мной снова. Я утомилась от танцев, от помощи раненому человеку, которого тошнит, и очень хочу спать. Завтра напишу больше.

 

Глава 2,

в которой рыцарь Грааля сомневается

6 апреля 1806 года

Моя рана заживает не так быстро, как следовало бы. Должно быть, это как-то связано с Копьем Всевластия, которое оказалось в моем распоряжении, или, возможно, с Граалем…

Чертовски трудно писать дневник, когда рука на перевязи, даже если это не правая рука. Нога — не слишком удобная подставка для письма, и я не могу придерживать тетрадь левой рукой, чтобы она не соскользнула…

Я надеюсь быстро оправиться, поскольку пуля прошла навылет и не задела костей. Прошлые раны заживали быстро, когда Грааль был у меня. Я попрошу мисс Темплар принести его мне, так что его целительные силы могут помочь мне… если я достоин, конечно. По крайней мере Грааль вырван из рук агентов Наполеона Бонапарта и в руках Хранительницы Грааля, пока.

Хотя, возможно, я дал бессмысленное поручение. Избранная Хранительница Грааля, несмотря на ее быструю помощь мне, всего лишь глупенькая девица, озабоченная модой, танцами и поисками мужа. Наблюдение за ней до ранения убедило меня, что Совет Грааля ошибся, избрав ее для этой миссии. Хотя ее семья старинная и знаменитая, Темплары, когда святые реликвии попадают к ним, чаще погибают, чем остаются в живых и защищают святыни. Они преданы своему долгу. Но я не могу быть уверенным, что эта девица хотя бы попытается поддержать семейную традицию.

Нет, я не желаю ей смерти. Она красн… (зачеркнуто) сносно выглядит и, вероятно, станет кому-нибудь подходящей женой. Не мне, конечно, я призван быть рыцарем Грааля и должен оставаться целомудренным. Как и она… если она действительно Хранительница Грааля.

Я следовал за ней последние три дня, чтобы узнать, занимается ли она какими-нибудь благотворительными делами, есть ли у нее благородные цели, достойные Хранительницы, но вместо этого мне пришлось заходить в каждый «только один магазин» на Бонд-стрит в попытке узнать ее характер.

Да уж, Совет, должно быть, выбрал ее из-за внешности, а не из-за мозгов. Она выглядит чудесно (зачеркнуто)… довольно мило, со стройной фигурой, кудрявой золотистой головкой и красивой грудью, но больше сказать нечего, если не считать острого язычка, который обычно свидетельствует о наличии хоть какого-то ума. Сознаю, я, должно быть, неверно оценил ее ум, поскольку она быстро пришла мне на помощь и не ударилась в истерику. Но этого недостаточно, чтобы быть Хранительницей Грааля.

Завтра я напишу письмо Совету и попрошу, чтобы они пересмотрели свое решение относительно мисс Темплар. Но даже если она действительно Хранительница, боюсь, она не подходит для этих целей, и семья Темплар понесет очередную потерю. Однако я должен спешить. Это удача, что мне дали приглашение в «Олмак» и я смог улизнуть от своих преследователей, поскольку даже агенты Бонапарта не проскользнут мимо настороженных и сердитых глаз леди Джерси. Но дом Темпларов такие драконы не охраняют, и все находящиеся в нем в опасности.

Невзирая ни на что, я должен убедить мисс Темплар в ее долге или попытаться самостоятельно доставить Грааль в Рослинскую часовню, где он будет в безопасности. Проблем со стороны леди Темплар я не ожидаю, она должна осознавать долг семьи ее мужа перед Граалем и перед Советом Грааля. Чем дальше будет Святая чаша от Бонапарта, тем лучше. Хотя я жалею, что бросил Копье в Темзу, но по крайней мере оно там, откуда шпионы Бонапарта не могут его достать. Лучше пусть оно пропадет навсегда, чем окажется у тирана. У меня нет властных амбиций, но даже у меня промелькнули мысли о завоевании, когда я держал Копье в руках.

Я слышу, как голоса приближаются к моей спальне, не могу больше писать…

7 апреля 1806 года

Я не знаю, кому довериться. Мама, не одобряющая все сверхъестественное, не поймет. Джинн… Мистер Марстоун в лихорадочном бреду упоминал Бонапарта, и хотя я знаю, что кузина не связана с этим тираном, я не могу рисковать скандалом, реальным или воображаемым.

Я не могу удержаться, вытаскиваю Грааль и смотрю на него. Мне не следовало этого делать, но бывают ситуации… Грааль, похоже, меняется всякий раз, когда я держу его в руках. Меняется медленно, так что я не могу быть уверена. Когда я впервые взяла его в руки, он показался мне грязной жестяной плошкой с дырками. Дырявый Грааль.

Во второй раз дырок было меньше, а сейчас, когда я снова смотрю на него, их нет совсем. Нет… я не ошиблась. В какой-то момент, когда я коснулась его, он отливал золотом. Я коснулась его снова, но это была лишь оловянная чаша.

Без дыр.

Это, должно быть, обыкновенная чаша. И никаких дыр, никакого золота, все это игра света и тени. Я все это себе вообразила. Именно вообразила.

Ох, я пишу чепуху. Глупая я курица. На этой неделе я каждый вечер бывала, на балах. Неудивительно, что усталость сыграла злую шутку с моим умом.

Напрасно я вожу пером по бумаге, это тоже глупо. Но по крайней мере я смогу посмеяться над собственной глупостью через несколько месяцев, когда перечитаю дневник.

Скажу маме, что мне нужно немного отдохнуть от балов и раутов и выспаться. Она согласится, я уверена, поскольку не раз видела, как она зевала за ленчем.

Взамен я постараюсь убедить Бертрама пофехтовать со мной. Да, я знаю, я отказалась от подобных занятий, но иначе я с ума сойду от скуки, а нам одного безумца-идиота под нашей крышей вполне достаточно. Надеюсь, мне удастся пофехтовать. Бертрама стало труднее убедить, поскольку я так наловчилась, что несколько раз победила его. В последний раз я попросила его показать мне какие-нибудь новые приемы, он отказал, но я уверена, что своего добьюсь, он милый и добрый брат и ужасно мне потакает. Я должна убедить Бертрама, это отвлечет мой ум от Уилл (зачеркнуто)… от раздражающего мистера Марстоуна.

До следующего раза…

«Старейшине Совета, достопочтенному Джейсу Рентону.
Ваш слуга Уильям Марстоун».

Извините, что не написал раньше. Я был болен лихорадкой и еще не совсем оправился. Объект нашей взаимной заботы теперь в безопасности, при знакомстве мисс Темплар оказалась лучше, но я тем не менее думаю, она не подходит. Я знаю, что время дорого, и могу обратиться к своей сестре с просьбой помочь мне своими медицинскими навыками, но ей слишком опасно приезжать сюда. Я найду способ уехать с объектом как можно быстрее и вернуть его в Рослин.

10 апреля 1806 года

Я теряю всякое терпение с мистером Марстоуном. Слава Богу, он одолел лихорадку, но вряд ли настолько окреп, чтобы вставать с постели, а он настаивает. Мама убедила его, что он должен остаться по крайней мере, на две недели, а там доктор Стедсон снова его осмотрит.

Но это еще не все. Меня и мама раздражает, она считает, что я должна ухаживать за мистером Марстоуном, и находит массу причин оставить нас наедине. Думаю, она замышляет подтолкнуть нас друг к другу, ведь никто не станет отрицать, что Марстоуны — состоятельное, старинное и респектабельное семейство, хотя некоторые считают их эксцентричными. Мой брат говорит, что они славятся разведением прекрасных лошадей, полагаю, это кое-что значит.

Я понимаю, что противоречу себе. Мне следовало бы желать, чтобы раздражающий меня мистер Марстоун поскорее убрался из нашего дома вместе с Граалем, но столь же раздражает то, что он поднимается с постели, хотя рана еще не зажила.

Одно я знаю наверняка: лучше пусть Грааль будет у мистера Марстоуна, чем у меня. В результате я решила сегодня утром вернуть Грааль ему, и не важно, в постели он или нет.

Одевшись, я вытащила завернутую в шаль чашу из-под подушки и подняла ее к утреннему свету, чтобы в последний раз взглянуть на нее.

Никаких дырок не было, и хотя поверхность была тусклой, под коричневой патиной, казалось, поблескивал неуловимый свет. Но поскольку я продолжала подставлять чашу солнечным лучам, пробивавшимся сквозь шторы в моей спальне, никакого другого света, кроме солнечного, не было. Это загадка. Я хорошо выспалась, так что не могла списать на усталость то, что вижу лишь оловянную чашу.

Но это не имеет значения, я не желаю иметь дело с тайнами.

Я снова завернула чашу в шаль, вызвала горничную и велела подать завтрак в комнату мистера Марстоуна. Когда я постучала в дверь, он пригласил меня войти, я увидела, что завтрак уже подан, как я и просила, но еды было на двоих, а не на одного. Подозреваю, что к этому приложила руку мама, поскольку я обещала ей, что проверю состояние мистера Марстоуна. Однако я отбросила раздражение. Для меня нет разницы, где завтракать: в гостиной или у постели Уилла (зачеркнуто)… мистера Марстоуна. Кроме того, я принесла Грааль и верну его.

Закрывая дверь, я замялась, для соблюдения приличий следовало оставить ее немного приоткрытой. С другой стороны, если это действительно Грааль, и учитывая, с какой конспирацией мне его вручили, разумнее сохранить приватность.

В результате, когда он поднял брови в ответ на мое решение, меня это возмутило, не ему говорить о приличиях. В конце концов, он сам поступил неприлично, заговорив со мной в «Олмаке». Моя досада только усилилась, когда я взглянула на него. Он был бледен после лихорадки, распахнутая у ворота ночная сорочка открывала его грудь, от которой я добропорядочно отвела взгляд, прежде чем увидеть ее мускулистый простор… мне было трудно удержаться и не глядеть на нее, внимание мое, похоже, стало легко отвлекаться, я потеряла дисциплину ума, которую развивала, оттачивая приемы фехтования.

Если это происходит оттого, что я пытаюсь выполнить свой долг перед мамой, то уж лучше я буду побеждать Берти в фехтовании, мне сложностей в жизни не нужно.

Я обнаружила, что стиснула зубы. По городу ходили слухи, что мы с мамой ловко ухватились за шанс оставить мистера Марстоуна в нашем Доме, и все потому, что мне отчаянно нужен муж. Можете себе вообразить, как меня это разозлило, но не оставалось ничего другого, как смеяться над этими сплетнями на публике и изо всех сил стараться, чтобы Уилл (зачеркнуто)… мистер Марстоун покинул наш дом как можно скорее. И отказаться от Грааля — оловянной плошки — первый шаг к этому.

Но он не имеет права выглядеть таким беспомощным и в то же время таким мужественным. Это вызывает во мне жалость к нему, а этого не должно быть, если я собираюсь отказаться от миссии Хранительницы Грааля.

— Мисс Темплар… — начал он.

— Мистер Марстоун… — одновременно сказала я и чуть не зарычала от злости, поскольку унисон наших голосов едва не лишил меня самообладания.

Он изящно склонил голову, уступая мне право говорить первой, чем еще больше вывел меня из терпения. Прежде чем заговорить, я собралась с мыслями.

— Мистер Марстоун, я принесла вам… Грааль. — Язык мой споткнулся на последнем слове, я до конца не могла поверить. Что это действительно Грааль, несмотря на то что дырки сменились неуловимым блеском.

— Принесли? Отлично, — сказал он.

Я заморгала. Это был не тот ответ, которого я ожидала, я даже испытала странное разочарование. Я решила, что его все еще лихорадит и он не понимает, что говорит. Или, напротив, он опомнился и передумал отдавать мне Грааль. Так или иначе, я развернула шаль и вручила ему чашу.

На лице мистера Марстоуна появилось благоговейное выражение, его глаза засияли, он сделал глубокий вдох.

— Вы сохранили его. Спасибо, — сказал он, с благодарностью глядя на меня.

У меня дух захватило, и что-то во мне, сломавшись, открылось. Он смотрел на меня так, будто я только что родилась из пены, как Венера. От его настойчивого взгляда я отвела глаза и, к своей досаде, почувствовала, что краснею.

— Это просто чаша, — ворчливо сказала я. — Я совсем не уверена, что это Грааль. — Я заставила себя снова посмотреть на мистера Марстоуна.

И тут же пожалела о своих словах, благодарность на его лице сменилась удивлением, потом неодобрением.

— Как вы можете сомневаться? — сказал он. — Разве вы не видите, как он сияет внутренним светом? Каждый, у кого есть глаза, Должен видеть это.

Я не видела ничего, кроме оловянной чаши, без дырок, конечно, но никакого света, никакого сияния. Я снова посмотрела на мистера Марстоуна и почувствовала еще больший упадок внутри. Это ощущение мне не нравилось.

— Нет. — Я отступила на шаг. — Я вижу лишь оловянную чащу, а вы в лихорадке или безумны, если думаете иначе, — Слова вырывались у меня быстро и резко. — Я… я пошлю за доктором Стедсоном и велю подать травяной отвар.

Я трусиха, я повернулась и выбежала из комнаты.

— Мисс Темплар! — сказал мне вслед Уилл, но я не остановилась. Я не могла удержаться и взглянула на него, только чтобы увидеть его расстроенное лицо, мне показалось, что в его руке появился свет. Но, посмотрев еще раз, увидела лишь его хмурый вид и оловянную чашу в его руках.

На этом я закончу… больше не могу писать. Мой ум переполняет изумление и злость на себя, что я могла подумать о бегстве, поступила как трусиха перед человеком, который эксцентричен или, хуже того, потерял разум. Господи, помоги мне, глупой!

11 апреля 1806 года

Мне плохо из-за Ара… (зачеркнуто)… мисс Темплар. Не надо было так резко знакомить ее с Граалем. Это реликвия с огромной силой, а мисс Темплар, похоже, неизвестны свойства Грааля и связанная с ним ответственность. Вероятно, если бы ей сказали об этом до того, как я вручил ей Грааль, она была бы способна увидеть, какое это чудо.

И все-таки я не знаю, как она может думать, что это простая оловянная чаша. Я смотрю на него сейчас, когда пишу. Правда, говорят, что чаша была сделана из олова, что сам Иосиф Аримафейский работал над ней в своей мастерской и отдал для Тайной вечери, но она сияет чудесным светом, порой столь ярким, что мне приходится отводить глаза.

Кстати, чаша оказала свой эффект, хотя она лучше работает при посредстве Хранительницы Грааля, моя рана почти закрылась и стежки, которые наложил добрый доктор Стедсон, начинают отпадать. Такова сила Грааля, что Арабелле (зачеркнуто)… мисс Темплар нужно был лишь немного подержать его, чтобы проявилась целительная сила. Сожалею о своих сомнениях в том, что она Хранительница Грааля. Никто другой не может вызвать эффект исцеления.

Да… она видит только оловянную чашу. Это загадка. Хранители Грааля в прошлом благоговели перед сосудом, увидев его. Не-не мисс Темплар.

Возможно, дело в том, что она привыкла к этому. Мне нужно изменить ее отношение, когда мы увидимся в следующий раз. Важно, чтобы она приняла ответственность Хранителя как можно скорее, поскольку агенты Бонапарта охотятся за мной в Англии. Если бы они не подстрелили меня у входа в «Олмак», то мы были бы куда ближе к Рослину, чтобы укрыть Грааль в самом тайном и секретном месте. Я должен спешить. О моем пребывании здесь пошли слухи, если о них узнают вражеские агенты, это навлечет опасность на семью Темплар.

В связи с этим я должен возобновить исполнение своего долга и устранить недопонимание между мной и мисс Темплар. Мне следовало добиться большего, чем валяться в постели. Такой вид любого отвратит. Я должен одеться и съесть завтрак, размер которого свидетельствует, что он предназначался и для мисс Темплар…

Позднее

Закрылась рана или нет, но надеть одежду, которую принесла мне из моей обители леди Темплар, стоило мне значительных усилий, без сомнения, это эффект лихорадки. Тем не менее я был одет и сидел в кресле у камина, когда мисс Темплар снова вошла в мою комнату, опять без горничной, но на этот раз ради приличия отставила дверь открытой.

Несмотря на эту предосторожность, она держалась поодаль и взирала на меня так, будто у меня вдруг третий глаз появился. Я обдумывал эти перемены, глядя, как она осторожно садится на краешек кресла на значительном расстоянии от меня, и начал сознавать нарастающее раздражение. Я понял, что ее манеры такие же, как я наблюдал у людей, которых заставляют иметь дело с бешеной собакой. Мое раздражение усилилось.

— Мисс Темплар, обещаю вам, я не буду кусаться, — сказал я.

Склонив голову набок, она искоса смотрела на меня, словно сопоставляя мои слова с состоянием моего ума.

— Конечно. — Ее голос был нарочито успокаивающим, от такого тона у менее покладистого пациента приступ бы сделался.

— Вы пытаетесь потакать мне, — сказал я, открыв в себе способность говорить сквозь сжатые зубы.

— Вовсе нет, я просто слежу за покоем гостя. — Она коротко и деланно рассмеялась.

— Не умеете вы лгать. — Я тут же пожалел о своих словах, мне было ясно, что я потерял терпение. Я прочистил горло, разжал зубы, сделал вдох и выдох. — Извините, рана и лихорадка сделали меня грубым и неблагодарным гостем. — Это возымело действие, разгневанное выражение исчезло с ее лица, но настороженность осталась. Я снова заговорил: — Дорогая мисс Темплар, мне нужна ваша помощь. Моя рана теперь зажила благодаря силе Грааля, и я высоко оценю, если теперь вы заберете его и возьмете на себя обязанности Хранительницы чаши. Моя болезнь и временное пребывание здесь не отменяют мой долг сберечь Грааль от шпионов Бонапарта.

Она смотрела на меня скептически.

— Даже если я и Хранительница Грааля, вряд ли вы можете заявлять, что выздоровели. Пулевое ранение не заживает за несколько дней, как бы ни был крепок организм человека. Но даже если это так, вы недавно перенесли лихорадку, она может затянуться по меньшей мере на неделю. — На ее лице промелькнула досада, она с раздраженным видом прикусила пухлую (зачеркнуто)… нижнюю губу. — То есть я уверена, что вы чувствуете себя лучше, выздоравливаете и вам не нужно оставаться здесь больше чем на день… гм… чем на неделю, а не на две, как сказал доктор Стедсон.

Несмотря на ее скептицизм, я воспрянул духом от ее медицинских познаний, это должно указывать на своего рода целительную силу, присущую любому Хранителю Грааля.

— Уверяю вас, мне лучше. И я готов завтра отправиться в свое жилище, — сказал я и вздохнул. — Хотите убедиться?

— Да… то есть… нет… я имела в виду, вам не следует мне демонстрировать…

К моему изумлению, она залилась краской. Сжала губы и выглядела одновременно смущенной и раздраженной, как я сам минуту назад.

Я сообразил, что для того, чтобы показать ей зажившую рану, мне нужно снять сюртук и рубашку. Вот не подумал бы, что ее это смутит, ведь она уже видела меня в таком виде, когда помогала своей матери и врачу, хлопотавшим надо мной, тогда она действовала расторопно и умело.

Я болван! Уставясь на нее, я собирал обрывки воспоминаний о лихорадке и понял, что был трудным пациентом. Неудивительно, что она испытывает неловкость в моем присутствии. Я намеревался проинформировать ее о ее долге Хранительницы Грааля, фактически навязавшись постояльцем в дом ее матери, лишив их удовольствий городской жизни, и вся благодарность, которую она за это получила, — это докучливый пациент, которого выворачивало в горшок, который она держала недрогнувшей рукой.

— Дорогая мисс Темплар, пожалуйста, извините меня. Я был резок с вами, докучал вам и вашей матушке. Пожалуйста, верьте моим словам, что я у вас в долгу за заботу обо мне, за ваше терпение, которые сбили меня столку. Мне не следует удивляться вашему неприятию меня…

Она торопливо шагнула вперед, ее глаза сверкнули.

— Неприятию… ох, нет-нет, вы не должны чувствовать себя обязанным… это просто необычно… и вы были ранены и больны. Мы просто не могли вас оставить. Подумайте, как неловко — вы истекали кровью, это вызвало бы такую сцену в «Олмаке», и вы могли умереть, сплетни пошли бы по всему городу…

Я не выношу женских слез. Она всхлипнула, глаза ее распахнулись, казалось, она вот-вот заплачет. Я сжал ее руку:

— Нет, нет, Моя дорогая… мисс Темплар, не надо так расстраиваться. Вы прекрасно поступили, я очень ценю, что вы действовали быстро и с умом. А вот я оказался никудышным в попытке исполнить свой долг. Мне не следовало подходить к вам в «Олмаке», но дело неотложное, особенно потому, что известие о моем присутствии здесь распространилось…

Она сильно сжала мою руку.

— Я знаю, знаю, — мягко сказала она. — Грааль. — Она тронула рукой мой лоб, вид у нее стал озабоченный. — Обещайте мне, что вы останетесь по крайней мере на несколько дней. Обещайте.

Я уверен, что шпионы Бонапарта не прекратили поиски Грааля, мне давно уже надо было направиться в Шотландию с мисс Темплар на буксире, поскольку только Хранительница Грааля может положить его в тайное место, далекое и хорошо защищенное от Бонапарта. Но когда я смотрел в ее глаза, бурная радость охватила меня. В этот миг я не мог отказать ей ни в чем. Я поднес ее руку к губам и поцеловал.

— Конечно, — сказал я. — Я останусь на несколько дней, обещаю.

Она вздохнула с облегчением, ее улыбка стала такой широкой и яркой, что все мысли о Бонапарте, Граале, долге вылетели у меня из головы. Она прижала мою руку к своей щеке, и в этот момент не было ничего, кроме улыбающейся сквозь слезы Арабеллы и желания, чтобы время остановилось и я мог пребывать во мнении, что она заботится обо мне.

Я дурак. Круглый дурак.

11 апреля 1806 года

Я просто дурочка, я в этом убеждена. Мне следовало дать понять Уильяму, что он действительно достаточно здоров, чтобы уйти, и с Граалем в руках. Ба, ведь он встал и был пристойно одет в жилет, сюртук и брюки, его галстук аккуратно повязан. Но стоило ему посмотреть на меня с теплотой и благодарностью, и моей решимости пришел конец. Больше того, я упрашивала его остаться дольше, и единственным моим извинением было то, что лоб у него был горячий от возможной лихорадки… или от того, что он сидел слишком близко к огню. А потом я позволила себе вольность взять его руку и прижать ее к своей щеке…

Хотя это случилось после того, как он поцеловал мне руку, так что это произошло под эмоциональным давлением. Если мужчина, бывший в чьем-то присутствии полуодетым, бросает теплые взгляды и целует руку, леди должна ответить, и вряд ли я могла бы дурно обойтись с тем, кто был тяжело ранен. В самом деле, если бы я отказала ему в возможности поцеловать мне руку, его оскорбленная чувствительность снова могла ввергнуть его в лихорадку, и если бы он умер от нее, его смерть была бы на моей совести…

Я лгу. Я хотела держать его руку, хотела поцелуя и хотела целовать его в ответ. Я осторожно высвободила руку, потому что боялась разбередить его рану, и уверена, что сумела достаточно собраться, так что мы болтали о пустяках, пока я не настояла, чтобы он снова отдохнул.

Я дольше не осталась с ним, было ясно, что он слаб. Я вернулась в свою комнату и несколько минут размышляла о несправедливости судьбы заставившей меня испытывать симпатию к человеку, который не полностью контролирует свои чувства. Однако долго я на этом не останавливалась, поскольку эти мысли наводили на меня уныние. Я надела свой самый старый наряд и отправилась искать Берти, ничто так не приведет меня в хорошее настроение, как фехтование или стрельба по мишени.

После того как я победила братца, я позволила ему выиграть, это его так обрадовало, что он предложил мне попробовать джин. Я никогда его раньше не пробовала, поэтому принесла Берти чашку для полоскания зубов, чтобы он налил немного в нее.

Вкус был отвратительный. Я тут же вылила джин в окно и сполоснула чашку и рот водой из кувшина, стоявшего на моем туалетном столике. Солнце заиграло на чашке, когда я выливала джин, и я подумала о Граале, о котором с таким благоговением говорил мистер Марстоун. Я подавленно вздохнула, поскольку, несмотря на его уверения, чаша мало чем отличалась от той, которую я использовала, чтобы чистить зубы.

Не имеет значения, через неделю он уедет, и это будет конец маленького оловянного Грааля, этот человек больше меня не потревожит.

 

Глава 3,

в которой мистер Марстоун уезжает, а мисс Темплар обдумывает причину провала

13 апреля 1806 года

Я проснулся от крика, заставившего меня резко сесть в постели, боль прострелила раненую руку, гораздо легче, чем вчера, но все-таки больно. Я слышал беготню в коридоре и эмоциональный разговор. Крики были слишком сильными для того, чтобы их причиной стал какой-нибудь проступок слуги. Опасаясь худшего, я поднялся с постели, как мог быстро оделся, отказавшись от всяких попыток прилично завязать галстук.

Мой взъерошенный вид не развеял подозрительного выражения на лице леди Темплар, с каким она взглянула на меня, когда я открыл дверь.

— Где моя дочь? — сердито спросила она.

Когда я услышал ее слова, у меня сердце упало.

— Я не знаю.

— Но предполагаете. — Она смотрела на меня с такой холодной надменностью, которой я не видел с тех пор, как служил лейтенантом в штабе полковника Уэллсли.

Я посмотрел ей в глаза:

— Это зависит от того, как она исчезла.

— Идемте, — сказала леди Темплар. — Сами увидите. — Повернувшись, она повела меня по коридору и рывком открыла дверь в комнату.

Комната была разгромлена, окно широко распахнуто. Или мисс Темплар отчаянно сопротивлялась, или ее похитители оказались крайне неуклюжими и повалили мебель. Я надеялся, что была борьба, мысль о том, что Арабелла беспомощная пленница, наводила на меня ужас и давящее чувство вины.

Я отбросил эмоции и заставил себя пристально осмотреть комнату. Вероятно, борьба все-таки была, по полу были разбросаны бумаги из письменного стола, рядом с кувшином лежала зубная щетка, но… не было чашки для полоскания.

Я честно взглянул на леди Темплар:

— Да, предположения у меня есть. Обещаю вам, я верну ее.

— Да уж, лучше верните, юноша, — сказала она так строго, будто мне шесть лет, а не двадцать четыре. — И расскажите, какое вы имеете отношение к исчезновению моей дочери.

Я ухитрился не скрипнуть зубами и, как мог, старался сохранять подобающую вежливость.

— Я, конечно, расскажу, но… — Я многозначительно указал глазами на столпившихся в холле слуг.

Леди Темплар мрачно посмотрела на них, и слуги бросились врассыпную.

— Идемте, — сказала она. — Поговорим в гостиной.

Она плотно закрыла за мной дверь и чопорно села в кресло у окна. Она не предложила мне сесть, оно и к лучшему, иначе я бы нервничал под ее твердым непоколебимым взглядом.

— Ну? — сказала она.

Я молчал, пытаясь найти успокаивающие слова, но ничего не приходило на ум.

— Боюсь, шпионы Бонапарта рыщут в поисках Святого Грааля и уверены, что он у мисс Темплар.

Леди Темплар в ужасе смотрела на меня.

— Вы принесли Грааль моей дочери и не сочли нужным рассказать мне об этом? Силы небесные! — Вскочив, она взволнованно зашагала по комнате. — Я потратила годы — годы! — чтобы уберечь своих детей от знаний о Граале и других святых реликвиях, поскольку подобные вещи не приносят семейству Темплар ничего, кроме проблем, и даже привели к смерти моего мужа. — Она остановилась и сердито посмотрела на меня: — Когда, мистер Марстоун, вы собирались рассказать мне, если вообще собирались — Она подняла руку, когда я открыл рот, чтобы ответить. — Молчите! Могу я надеяться, что вы не принесли с собой еще и Копье Всевластия?

Признаюсь, я был смущен. Я не думал, что она знает о перемещении и Грааля, и Копья. Не в силах удержаться, я поморщился:

— Нет, Копья у меня нет, я бросил его в Темзу.

— В Темзу?! — Она смотрела на меня как на ящерицу, внезапно появившуюся из-под камня. — Вы привезли и Грааль, и Копье одновременно в Англию?

— Так мне приказал Совет Грааля, миледи.

— Совет Грааля! — Голос ее был полон отвращения. — Кучка замшелых стариков, которые дальше своего носа не видят!

— Я думаю…

— От них у меня одни беды! Разве не они послали моего мужа на верную смерть? Разве не они довели меня до такого нервозного состояния, что я потеряла при родах не одного, не двух, а пятерых детей? Это просто чудо, что мой шестой ребенок, Берти, родился живым, а потом появилась Арабелла!

— Но….

— И вот пожалуйста, после всех моих усилий уберечь их от неминуемой смерти… — Она повела рукой, снова предостерегая меня от попытки заговорить, но я не молчал.

— Все это вынуждает меня немедленно отправляться на поиски вашей дочери, это меньшее, что я могу сделать, особенно из-за вашего гостеприимства, когда я оказался в беде.

Она скептически посмотрела на меня:

— Вы были ранены и всего несколько дней назад лежали в лихорадке… — Она умолкла, глаза ее округлились от ужаса. — Нет… Это слишком опасная комбинация… Вы не… В моем доме…

— Да, Грааль в моей спальне, миледи.

— Что?!

— Поэтому необходимо, чтобы я как можно скорее забрал его отсюда, — торопливо сказал я, — нашел вашу дочь и вернул ее вам целой и невредимой. — Я коротко поклонился и вышел, отведя взгляд от потерявшей сознание леди Темплар.

Хотя здравый смысл подгонял меня немедленно покинуть дом Темпларов, я должен был тщательно осмотреть комнату Арабеллы, на случай если я что-то упустил, и придумать, как сорвать планы похитителей. Ясно, что ее похитили ранним утром. Видимо, ее горничная наткнулась на злодеев, но ее ударили и, бесчувственную, запихнули в шкаф с кляпом во рту. Гнев кипел во мне — негодяи без колебаний напали на женщин и не позаботились взять с собой горничную Арабеллы ради соблюдения приличий.

Я подавил ярость, мне нужен трезвый ум. Они спустились по веревочной лестнице, которая острыми крючками была ловко прицеплена к подоконнику. Скверно, что комната находится в задней части дома. Позади дома сад и внушительная изгородь, скрывавшие от глаз любые действия.

Я с удовлетворением заметил несколько прядей черных волос у окна: судя по всему, Арабелла боролась с негодяями и нанесла им определенный урон. Это давало мне надежду, что она сделает все, чтобы защитить себя и задержать их. На полу также были грязные отпечатки двух пар ног, одни побольше, другие поменьше. Значит, двое мужчин. От двоих убежать труднее, чем от иного.

Что до того, куда ее могли увести… Бонапарт терпением не отличается. Сомневаюсь, что он или его приспешники много знают о том, что необходимо, чтобы правильно использовать силу Грааля: так называемого императора Франции интересует только могущество, которое ему может дать Грааль (и Копье Всевластия). Следовательно, они движутся на юг, к побережью, чтобы отправиться во Францию.

Надеюсь. Я расспрошу слуг и всех, кто мог их видеть. Как только я найду мисс Темплар, мы оба должны отправиться в Рослин, чтобы сохранить Грааль в безопасности.

Ясно, что я слишком долго задержался у Темпларов. Я потерял Копье Всевластия, а Хранительница Грааля похищена шпионами Бонапарта. Я сознаю, что недостоин быть рыцарем Грааля. И доложу Совету, что отказываюсь от этой чести.

Но я не могу думать об этом сейчас. Я должен спасти Арабеллу и сделать все, чтобы доставить Грааль в безопасное место, служащее силам добра и далекое от амбиций Бонапарта. Я горю нетерпением уехать, но не могу позволить себе плохо подготовиться к своей миссии. Господи, еще минута… Да, это лакей принес нужные мне бумаги. Наконец я могу уйти…

13 апреля 1806 года

У меня ужасно болит голова, а езда по ухабам в карете с отвратительными рессорами лекарством не служит. И почему я в карете, когда у меня от боли голова раскалывается? Только потому, что меня похитили.

Похитили. Я злюсь на себя. Вот мне награда за решение убрать пистолеты и шпагу и пытаться вести себя как подобает леди, дабы найти мужа: у меня не было под рукой оружия, злодеи забрались ко мне в спальню через окно, так что оставалось только кусаться, брыкаться и действовать кулаками. Думаю, одного я могла бы лишить сознания, размахивая сумочкой, в которой обычно ношу пару камней подходящих размеров. К несчастью, я успела только продеть руку в петлю сумочки, как меня ударили по голове.

Если кто-то думает, что я горюю из-за этого, он будет прав. Вот что произошло, когда я подчинилась маминым правилам не носить такие не подходящие леди вещи, как пистолет (даже дамский!) или маленький кинжал. Однако насчет камней она ничего не говорила. В результате у Меня в сумочке камни, карандаш, маленький кошелек с несколькими шиллингами, иголка и нитки, достаточно большой носовой платок и маленькая записная Книжка. Камни придают мне бодрости. Раньше, когда папа был жив, я всегда имела при себе пистолет, потому что возникала опасность похищения ради выкупа, когда папа уезжал с какой-нибудь миссией. Но после его смерти мама укрепилась во мнении, что опасность миновала, поскольку больше никто в нашей семье не работает на министерство внутренних дел и не выезжает по заданиям.

Не могу понять, почему эти люди решили меня похитить: приданое у меня приличное, но никто не назовет ни его, ни состояние нашей семьи богатством. И тем не менее…

Припоминаю, как Уильям настаивал, что шпионы Бонапарта гонятся за Граалем, Но у меня его нет! Хотя кто-то может думать…

Мне пришлось отложить записную книжку и карандаш. Запястья все еще болят от того, что несколько часов были связаны. Карета остановилась, сидевший со мной мужчина снова по-бычьи всхрапнул и проснулся.

Меня не выпустили.

Один из злодеев вернулся с едой, вполне приличной, состоявшей из сыра и ветчины между двумя толстыми ломтями хлеба. Признаюсь, я ужасно проголодалась, поэтому съела все и выпила большую кружку горячего чая. Нет смысла отказываться от еды, совершенно ни к чему ослабеть от голода тогда, когда подвернется возможность побега. В карете недостаточно места, чтобы раскрутить набитую камня ми сумочку, так что этот вариант отпадает. Как жаль, что я не взяла перочинный ножик, — по крайней мере я получила бы удовлетворение, пырнув сидящего рядом типа.

Он крупный, туповатого вида парень, и выглядел бы лучше, если бы не такой острый нос, что им, похоже, можно бумагу резать. Он о себе высокого мнения и пытался заигрывать с горничной в гостинице, где мы остановились, но она очень ловко его отшила. Его зовут как-то вроде Фрон-де-Беф (Бифхед ему бы больше подошло), а это французское имя, но акцент у него скорее ирландский, чем французский. Я слышала, что какие-то ирландцы бунтовали, желая союзничать с Бонапартом. Каково бы ни было происхождение похитителей, мне от этого не легче.

Другого типа зовут Водуа, но он представляется здесь Уолдо, с таким именем легче путешествовать, чем с французским. Он худощавый и, похоже, имел склонность к красно-белым жилетам. На первый взгляд он довольно безобидный, но так ловко сливается с окружающей жизнью, что вызывает у меня большую настороженность, чем тот, кого я окрестила Бифхедом.

По крайней мере у меня есть стратегия. Я ловко притворялась безмозглой беспомощной особой, и похитители даже не подозревают, что у меня есть план побега. Я заметила, что у них есть пистолеты, но нет шпаг. Я не знаю, куда они меня везут. Криком делу не поможешь, они убедили почти всех, с кем мы случайно встречались, что везут меня в сумасшедший дом. Я ухитрилась сунуть записку и шиллинг служанке в гостинице, попросив отдать ее Уильяму Марстоуну, если он появится. Глупая надежда, но…

После того как я поела, карета проехала еще несколько миль и остановилась у коттеджа. Сейчас я в маленькой спальне, судя по затхлому запаху, ею давно не пользовались. И все-таки постель свежая, руки мои развязаны и сумочка при мне.

Надеюсь, что мама не переволновалась до смерти и что Уильям не так глуп, чтобы попытаться спасти меня, поскольку его рана и болезнь, боюсь, помешают ему противостоять злодеям.

Уильям… Жалею, что не поверила его словам о Граале. Отчасти я верила, Если бы я поверила ему целиком, то Грааль сейчас был бы на пути к нужному месту. Но что толку размышлять над прошлыми ошибками. Я должна смотреть в будущее и пока отложить записную книжку. Скоро наступит ночь, мне нужно быть внимательной и замечать все. Как только найду способ, я сбегу от этих негодяев, похитивших меня.

Если я действительно Хранитель Грааля, то я плохой Хранитель. Но я возмещу убытки. Я надеюсь…

14 апреля 1806 года

Я убеждена, что все, что сказал Уильям, — правда.

Когда солнце едва скользнуло за горизонт, злодеи перевезли меня в другой коттедж и заперли в комнате вполне комфортабельной, хоть и просто обставленной. Я решила отдохнуть, потому что плохо спала в скверной карете и считала, что лучше быть готовой к побегу, насколько это возможно. Оторвав от юбки клочок ткани, я повесила его на куст прямо под моим окном. Надеюсь, тот, кто отправится за мной — если кто-нибудь это сделает, — поймет, что это путеводная нить.

Казалось, я коснулась головой подушки лишь за несколько минут до того, как дверь отворилась и в комнату вошел Бифхед. Однако было уже утро, должно быть, я крепко спала. Бифхед настороженно смотрел на меня, словно я — готовая напасть змея, и это значительно улучшило мое настроение. Есть удивительная радость в том, чтобы внушать страх врагам. К несчастью, не успела я схватить сумочку, как вошел Уолдо. То, что они оба здесь, несколько ухудшало ситуацию, но и Уолдо смотрел настороженно, так что я сохранила бодрость духа.

— По крайней мере могли бы потрудиться постучать перед тем, как войти! — сказала она, глядя на эту парочку с тем ледяным презрением (во всяком случае, я на это надеялась), с которым патронессы «Олмака» глядят на какого-нибудь выскочку. Я с удовлетворением заметила, что Бифхед неловко переминался с ноги на ногу, но мистера Уолдо, похоже, моя тирада не тронула. — И я требую, чтобы вы освободили меня! Не понимаю, с чего вы меня похитили, уверяю вас, я не стою того выкупа, который вы можете потребовать с моей семьи.

— Вы это уже говорили, — сказал Уолдо. — Но уверяю вас, — передразнил он, — вы кое-чего стоите.

Я сумела не сглотнуть, я не хотела показывать, что понимаю, о чем идет речь. Признаюсь, я немного испугалась, я наслышана о том, что делают с молодыми женщинами похитители. Однако он повернулся к Бифхеду и кивнул, мое внимание привлекли две бархатные сумки — одна побольше, другая поменьше, — которые здоровяк держал в руках.

— Как я понимаю, вам это знакомо? — Уолдо кивнул своему подельнику, и тот открыл сумки.

Я заметила, что на Бифхеде были белые перчатки, которые совершенно не вязались с его костюмом. Но все мысли вылетели у меня из головы, когда в большой сумке что-то блеснуло золотом, а потом засияло.

Бифхед осторожно держал в руках Копье, но этого слова недостаточно, чтобы описать его. Я ухитрилась разглядеть сквозь сияние, что наконечник Копья очень старый, а его основание оправлено в золото. Он был топорно прикреплен к деревянной рукояти размером с мою руку. «Слишком короткое», — промелькнуло у меня в голове. Хотя Копье заставило меня подумать о притесненных, бедных, порабощенных, о необходимости освободить их от злодеев и от тех, чья сила развращена…

— И это? — раздался голос Уолдо. Я неохотно отвела взгляд от сияющего Копья и увидела, что Бифхед вытащил из другой сумки.

Это была моя оловянная полоскательная чашка. Я не смогла удержаться и недоверчиво посмотрела на Уолдо, не понимая зачем кому-то понадобилась эта вещица…

Я быстро отвела взгляд и сжала губы. Я тотчас поняла, что им нужно, и изо всех сил старалась не рассмеяться. Боюсь, мои плечи тряслись от подавленного смеха, но я надеялась, что Уолдо и Бифхед примут это за сдавленный плач.

— Вы можете отказываться подтвердить это на словах, но выражение вашего лица сказало все, мисс Темплар, — заявил Уолдо. — Вы прекрасно знаете, что у нас в руках, как бы заурядно ни выглядели эти вещи, — это Копье Всевластия и Святой Грааль.

Заурядно! Что ж, моя полоскательница действительно совершенно заурядная, да и настоящий Грааль выглядит немногим лучше (если не обращать внимания на сияние и исчезнувшие дырки), но как можно считать заурядным это Копье, было выше моего понимания. Исходящий от него свет освещал комнату не хуже огня.

Но я приняла скорбный вид и печально смотрела на Уолдо и Бифхеда.

— Не понимаю, какое все это имеет отношение ко мне! Я только недавно приехала в Лондон и даже не была представлена королеве. И если вы действительно имеете этот… Грааль… так вы его называете?…и эту отвратительную заостренную штуку, зачем вам нужна я? Пожалуйста, отпустите меня домой, к маме! Она ужасно обо мне беспокоится!

Мне не нравился собственный плаксивый тон, но я рассчитывала на него как на стратегию. Если злодеи меня недооценят, все к лучшему.

На какой-то миг Уолдо заколебался, Бифхед закатил глаза.

— Мистер Уолдо, — сказал он, — девица, кажется, не совсем понимает, что нам надо выполнить волю императора. Почему бы нам не бросить ее на обочине и поехать своей дорогой?

Уолдо мгновенно повернулся к нему:

— Потому, идиот, что она Хранительница Грааля и его сила увеличится, если она будет держать его в руках. Кто получает Грааль, тот получает богатство. Кто заполучит Грааль и его Хранителя, получит все богатства мира и даже бессмертие.

Бифхед почесал нос.

— На мой взгляд, это простая оловянная плошка.

Уолдо фыркнул:

— Это потому, что только достойные могут видеть настоящую ценность Грааля и Копья.

На какой-то момент я задумалась, видит ли Уолдо Копье так же, как и я, но по промелькнувшей в его глазах неуверенности поняла, что он не видит яркого сияния.

Странное чувство — страх и удивление одновременно — заставило меня снова взглянуть на находящиеся передо мной предметы и вспомнить, как Уильям не так давно описывал мне Грааль, как он говорил о сиянии и свете. Я отмахнулась от воспоминаний. Я не могла сейчас думать об этом здраво, но знала, что мне нужно выбирать между побегом и спасением Копья от Бонапарта. Слава Богу, что Грааль еще у Уильяма. Если эти предметы обладают такой силой, как говорит Уолдо, тогда нельзя допустить, чтобы они отправились во Францию. Нужно найти способ забрать Копье у этих мерзавцев.

Что ж, я могу позволить им забрать мою полоскательницу. Когда в моей голове зародился план, я спрятала улыбку.

— Я, должно быть, недостойная, господа, но я ничего ценного в этих глупых вещах не вижу. Я даже к ним прикасаться не стану, потому что они наверняка грязные. Особенно вот к этой острой штуке. — Я крепче ухватилась за шнурок сумочки и отступила на шаг.

Схватив за руку, Уолдо потянул меня вперед, так близко, что, пожелай я, я могла бы коснуться и Копья, и своей полоскательницы.

— Довольно глупить, детка, — сказал он. — Бери Грааль. — В его глазах вспыхнула жадность. — Мне не повредит получить немного от его щедрот, поскольку я тяжко потрудился, чтобы выловить Копье из Темзы.

— Мистер Уолдо, это ведь я… — с обиженным видом начал Бифхед.

— Замолчи, дурак…

Снаружи послышался грохот, мужчины обернулись на звук, я схватила Копье…

Я задохнулась от неожиданности — огненная мощь вливалась в меня. Взглянув на похитителей, я увидела зло, темной тучей окутывающее Уолдо, и серое облако вокруг Фрон-де-Бефа.

Зло должно быть сокрушено, подумала я. Вырвано с корнем! Моя рука словно по собственной воле подняла сумочку, раскрутила, и я с изумившей меня точностью и быстротой ударила обоих мужчин по головам. Я не думала, что смогу справиться с обоими так быстро.

Они рухнули как подкошенные. Эйфория переполняла меня. Я посмотрела туда, откуда доносился грохот, и перешагнула через распростертые тела.

Я чувствовала себя могучей. Я могла победить армию, и не одну. Я раскрутила набитую камнями сумочку над головой и крикнула:

— Сюда, враг! Входи, тебя ждет погибель. Иди навстречу смерти!

Дверь резко распахнулась, вошел мистер Марстоун — глаза безумные, галстук сбился.

— Арабелла!

Я выронила сумочку, могучая сила покинула меня.

— Ох! Уилл… то есть… мистер Марстоун. — Я неловко пригладила волосы, уверенная, что они растрепались во время моих подвигов. — Как… как поживаете? — Я внутренне съежилась. Господи, я говорю как круглая дура, но теперь, когда сила покинула меня, похоже, не осталось энергии собраться с мыслями.

Он смотрел куда-то за меня, я обернулась и увидела лежавших без сознания мужчин. Мистер Марстоун посмотрел на них, потом на меня и нахмурился:

— Что…

— Они скверные, — торопливо сказала я. — Очень скверные. И они забрали мою чашку для полоскания зубов. — Это мое высказывание звучало не лучше предыдущего. Я набрала в грудь воздуха, тряхнула головой и шумно выдохнула. Это прояснило мой ум. — Они похитили меня и еще сказали, что я Хранительница Грааля, Уилл! Но этого не может быть, я не могу увидеть разницу между Граалем и моей полоскательницей, и они тоже не видят, если приняли мою плошку за Грааль.

— Боже милостивый! — Он шагнул ближе. — Арабелла, я думал, что никогда не найду вас. — Он схватил меня в объятия. — Не знаю, что бы я делал…

В какой-то миг я подумала, что он поцелует меня, но он замолчал, шумно вздохнул и отпустил меня.

— Я… извините меня… мне не следовало… это неприлично.

— О нет… то есть… вы просто устали… опасность, грозящая Граалю… Естественно, вы расстроены и не подумали… — Признаюсь, я была разочарована, хотя он прав: ему не следовало обнимать меня.

Он с тревогой оглядел меня, и я не смогла сдержать удовольствия от того, что он беспокоился обо мне.

— Вы в порядке, Арабелла?

— Да, если не считать шишки на голове. Они меня ударили, но, подозреваю, ничего другого им не оставалось, поскольку я сопротивлялась и хотела закричать.

Он помрачнел и уставился на распростертых на полу мужчин.

— Жалею только, что они не очнулись, чтобы я сам мог с ними расправиться. — Подойдя ближе, он вгляделся в похитителей. — Должен сказать, вы славно потрудились. У них еще долго будут головы болеть. — Он снова взглянул на меня, замолчал и, кажется, побледнел. — Вы… Копье! Оно у вас.

Я заморгала. Действительно, я все еще сжимала Копье. Оно так подходило моей руке, что казалось ее естественным продолжением.

— Да. Вот тот, по имени Уолдо, сказал, что вытащил его из Темзы, хотя я уверена, что это сделал Биф… то есть мистер Фрон-де-Беф. — Подняв Копье, я с нежностью посмотрела на него: — Красивейшая вещь, правда? Чистая, благородная. Я считаю его символом настоящей справедливости и свободы. Посмотрите, как оно ярко сияет.

— Это опасно, Арабелла, — покачал головой Уилл. — Только рыцарь Грааля может обращаться с ним без вреда… и даже я оказался неспособным сдержать его силу. Вот почему я бросил его в Темзу, когда меня преследовали: я понял, что не гожусь в рыцари Грааля.

— Уилл, я не верю, что у вас были какие-то другие мотивы, кроме чистых, — тряхнула головой я. — Разве Грааль не сияет для вас? Для меня — нет. — Я уныло улыбнулась. — Если вы не годитесь в рыцари Грааля, то я не гожусь в его Хранители.

Он коснулся моей щеки, я не могла удержаться, подвинулась ближе и покраснела. Потупившись, я заметила ногу Бифхеда и вздохнула:

— Нужно их связать. Не хочу, чтобы они нас преследовали.

— Да. — Мистер Марстоун заколебался, потом указал на кровать: — Простыни подойдут, не думаю, что у нас есть время искать веревки.

— Тогда давайте займемся делом, — кивнула я.

Это заняло меньше времени, чем я думала, хотя Фрон-де-Беф оказался куда крупнее Уолдо. Но с появлением Уилла моя энергия, кажется, восстановилась. Я помогла ему вытащить мужчин на середину комнаты, и мы крепко связали их вместе простынями. Я критически оглядела дело наших рук.

— Не думаю, что это надолго их удержит, Уилл. Простыни поношенные, мистер Биф… э-э-э… Фрон-де-Беф не слабак.

— Надеюсь, мировой судья подоспеет вовремя, если поторопится с завтраком. — Он быстро взглянул на меня: — Вы назвали меня Уиллом.

Я закусила губы, потом посмотрела ему в глаза:

— Надеюсь, вы не возражаете. Я считаю вас другом.

— Друг. — Он на миг помрачнел, потом улыбнулся: — Я рад, что вы так обо мне думаете.

— Можете называть меня Арабеллой, если хотите. — Конечно, дерзко предлагать называть меня по имени, но я подумала, что уже поздно соблюдать формальности в нашем приключении, и он, сообразила я, уже называл меня так без моего позволения.

— Арабелла. — Он произнес это так, будто пробовал сладкое вино, и я разозлилась на себя за то, что снова покраснела. Обычно я лучше владею собой. — Спасибо, — сказал он. — Я буду делать это в приватной обстановке, не на публике.

Я снова собрала свое самообладание.

— Да, конечно. Это очень предусмотрительно.

— Предусмотрительно. Да.

Воцарилась тишина, потом я торопливо отошла от связанных мужчин.

— Нам пора уходить, — сказала я.

— Да.

Я начала злиться на Уилла, потому что до сих пор он не скупился на слова. Он повернулся и открыл передо мной дверь, его губы сложились в кривую улыбку.

— Что?

— Ничего… вернее, пока я не могу вам сказать. — Он бросил взгляд на связанных мужчин, я понимающе кивнула. У нас не было времени выяснять, Уолдо и Фрон-де-Беф действительно без сознания или уже только притворяются. Лучше поговорить подальше от них.

Перед коттеджем стоял чудесный экипаж, запряженный парой гнедых, и я вспомнила, что у Марстоунов репутация заводчиков и лекарей лошадей. Лошади заржали при появлении Уилла. Широкая улыбка появилась на его лице, но он покачал головой:

— Простите, друзья, но мне нужно, чтобы вы сразу показали самую высокую скорость. Уверяю, вы будете вознаграждены, как только мы окажемся в безопасности. — Коренник фыркнул и замотал головой, Уилл рассмеялся: — Обещаю, Ветер, обещаю! — Повернувшись, он подал мне руку, помогая сесть в карету.

— Вы разговариваете с лошадьми, — сказала я, когда он накинул мне на плечи плед, сам этот жест согрел меня не хуже пледа.

— Лошади охотнее исполняют желание хозяина, когда с ними поговоришь, — ответил Уилл. Ветер снова фыркнул. — Да-да, если я скажу «пожалуйста»! — Он взял поводья. — Пожалуйста, Ветер.

Я подумала, что даже если Уилл и прав относительно Грааля, то разговаривать с лошадьми так, словно они его понимают, — это довольно эксцентрично. Но почему-то я не возражала.

Стоило Уиллу чуть тронуть поводья, как лошади помчались, карета покатилась по дороге. Я была рада, что у экипажа отличные рессоры и мягкие сиденья, в нем моя голова не разболится, как в карете мистера Уолдо.

Хотя… я заметила, что голова у меня перестала болеть с тех пор, как в коттедж вошел Уильям. Я украдкой взглянула на него. Если правда, что Копье дает могущество и силу — а я действительно получила достаточно силы, чтобы одним ударом лишить сознания двоих крупных мужчин, — тогда и Грааль, как говорил Уильям, может исцелять. Следовательно…

— Уилл, Грааль у вас?

На его лине промелькнула явная неловкость.

— Да.

У меня зародилось подозрение.

— Это не опасно?

— Да.

Он снова стал сдержанным, но на этот раз никто не мог подслушать наш разговор. Я вспомнила его слова о моей миссии Хранительницы Грааля. Мои подозрения окрепли.

— Я права, предполагая, что вы не везете меня домой?

Он поморщился:

— Правы. Да, я прекрасно сознаю, что, обладая Копьем, вы можете мгновенно выкинуть меня из кареты. Я прошу вас выслушать меня.

Я скрестила руки на груди и нахмурилась. Признаюсь, я немного встревожилась, поскольку тот, кого уже раз похитили, новому похищению не обрадуется. Но Уилл пришел спасти меня — гм… я сама себя спасла, но он сделал бы это, если бы я его не опередила, — и не могу отрицать силу и ловкость, влившиеся в меня, когда я взяла Копье.

Предстояло что-то необычное, и я не могла сдержать волнения при этой мысли. Меня похитили, красивый мужчина пришел мне на помощь. В наших руках древние и священные реликвии, я победила врагов сумочкой с камнями.

Несмотря на желание порадовать маму и удачно выйти замуж, я всегда мечтала о приключении, и теперь я его получила. Единственное, о чем я жалела, — это что у меня нет ни пистолета, ни шпаги, но я не из тех, кто придирается к мелочам. Моя рука легко легла на Копье под сложенным одеялом. Так или иначе, я справлюсь, я в этом уверена.

Должно быть, мои мысли отразились на моем лице, потому что тревога Уилла уменьшилась. Я кивнула, но тем не менее строго взглянула на него. Пусть поплатится зато, что сразу же мне всего не рассказал.

Он вздохнул:

— Мы не возвращаемся в Лондон. Мы едем в Шотландию.

У меня промелькнула мысль о тайном побеге в Гретна-Грин, но я тут же отбросила ее. Непохоже, что Уилл во власти романтических чувств.

— Шотландия.

— Да. Я бы предпочел отправиться в Гластонбери-Тор, но уверен, что именно там ждут нас шпионы Бонапарта. Поэтому мы едем в Рослинскую часовню.

— Рослин! — Похищение, Шотландия, церковь. Если бы мама не проинформировала меня о долгой истории семейства Марстоунов, об их чести и безупречности, не говоря уже о богатстве, я бы заподозрила худшее. Несчастное выражение появилось на лице Уилла, и я его тут же пожалела! — Продолжайте, — сказала я гораздо мягче.

Он с благодарностью посмотрел на меня:

— Гластонбери и Рослин — места силы. Гластонбери-Тор очень стар, легенды связывают его и с местом обитания духов, и с историями о короле Артуре. — В глазах Уилла появилась тревога, я не смогла удержаться и положила ладонь на его руку. Он улыбнулся мне, немного успокоившись. — Я собирался отвезти вас в Гластонбери, чтобы как Хранительница Грааля вы поставили Грааль на место, но после моего ранения и вашего похищения стало понятно, что Бонапарт послал своих шпионов за Граалем и за всеми, у кого он в руках. И за Копьем тоже, — добавил Уилл. — Чем дальше мы будем от Франции, тем лучше. Они решат, что мы направляемся к ближайшему месту силы. Даже если они думают обратное, у Совета Грааля больше стражи в Рослине, чем в Гластонбери.

— Откуда вы знаете?

Он помрачнел:

— Уезжая из Лондона, я получил известие, что стражники Гластонбери убиты.

Шок охватил меня. Я не возражала против приключений, но мне не приходило в голову, что агенты Бонапарта могут убить. Я раздумывала над словами Уилла, потом заметила, что он еще больше встревожился.

— И?.. — спросила я.

— С Копьем тоже надо справиться. Хотел бы я, Чтобы оно пропало, как я и намеревался, поскольку иметь в одних руках и Грааль, и Копье так опасно, что и вообразить нельзя. Но очевидно, агенты Бонапарта отправятся куда угодно, чтобы заполучить Копье, и поскольку оно, похоже, имеет несчастливую тенденцию возвращаться, несмотря на мои попытки лишить их этого артефакта, остается признать, что мне действительно суждено иметь с ним дело.

— Вам?!

Уилл поднял брови.

— Как рыцарю Грааля мне это позволено. Но мне это никогда не нравилось, я никогда не испытывал удовольствия, прикасаясь к нему. — Он пожал плечами, печаль, казалось, поселилась в нем.

Я сжала его руку:

— У меня с ним проблем не было, оно помогло мне справиться с похитившими меня злодеям. Возможно, дело не в том, чтобы быть рыцарем Грааля, а в тяге к таким вещам и привычке с ними обращаться. — Странное чувство нарастало во мне, какое-то полузабытое воспоминание, но я не могла его ухватить. Пожав плечами, я плотнее запахнула плед на плечах, солнце зашло за тучи и стало прохладнее.

— Нет, — ответил он. — Я уверен, что Совет Грааля упомянул бы об этом и умение обращаться с Копьем стало бы важным пунктом в тренировке рыцаря Грааля. Они всегда говорили, что Хранительница и рыцарь происходят из древних родов и это дает им особый дар справляться с реликвиями. И Темплары, и Марстоуны такие.

У меня мелькнула мысль, что, возможно, Совет Грааля не знает всего, помню, как я подслушивала горячие дискуссии мамы и отца о членах Совета, мама, похоже, никогда их не любила. Но она осознавала, что долг есть долг, и уступала папиному убеждению, что Совету нужно подчиняться. В голосе Уилла была та же непреклонность, что и у моего отца.

Я начала понимать мамино недовольство Советом.

— Есть практические трудности, Уилл. Мои похитители не позаботились взять для меня смену одежды.

— Я позаботился.

— Не может быть! — уставилась на него я.

Он поморщился:

— Может. Я убедил вашу матушку собрать для вас одежду.

— Нет.

— Да. Я сказал, что понадобится время, чтобы найти вас, чтобы вернуть, следовательно, будет лучше, если у вас будет запас одежды. — Он кивком указал назад: — На месте грума маленький чемодан.

— Да-а-а… — ошарашенно протянула я. — Никогда бы не подумала, что мама согласится на это… если только… — Нет, она могла подталкивать меня к знакомству с Уиллом, до того как узнала, что он связан Советом Грааля, но никогда не попыталась бы устроить что-то за рамками приличий…

О Господи! Я взглянула на Уилла, увидела его несчастное лицо, и тут до меня дошло, несмотря на похищение, несмотря на добрые намерения Уилла, я покинула дом достаточно давно, чтобы погубить мою репутацию. Если бы он не нашел меня, она бы действительно была погублена. Этого не произошло, но все равно будут так считать…

Если только он не сказал маме, что восстановит мою репутацию.

Я стиснула зубы. Мне было ясно, что Уилл не имеет никакого желания жениться на мне и его заставили принять эту идею, его мрачный вид говорил мне об этом. Я смотрела на него столь же мрачно.

— Я понимаю необходимость вернуть Грааль и Копье в надлежащее место. Я понимаю, что мое исчезновение из дома, сначала в компании господ Фрон-Де-Бефа и Уолдо, а теперь в вашей, угрожает моей репутаций. Но если вы думаете, что эти обстоятельства заставят меня выйти за вас, вы ошибаетесь. Нам всего лишь нужно нанять служанку, когда мы доберемся до гостиницы. Горничная будет сидеть за нами на месте грума и будет сопровождать меня, пока наша задача не будет выполнена. — Я скрестила руки на груди. — Удивляюсь, что мама не предложила сама сопровождать вас.

Улыбка вспыхнула на лице Уилла, йотом он снова посерьезнел.

— Она предлагала, но я убедил ее, весьма правдиво, как вы теперь знаете, что это будет слишком опасно. Между прочим, я уже послал за служанкой, так что вам не надо тревожиться. Кстати о служанке, вы очень умно поступили, оставив записку горничной недалеко от Лондона. Это очень помогло вас найти.

От его похвалы румянец снова согрел мое лицо, но скоро исчез, поскольку мне отнюдь не доставило удовольствия, что Уилл, казалось, вздохнул с облегчением, что нанятая горничная решит проблему моей репутации. Глупо с моей стороны, конечно, поскольку я тоже не хотела выходить за него. Если он действительно рыцарь Грааля — а я в этом нисколько не сомневаюсь, — тогда он в гораздо большей опасности, чем мой отец в своих миссиях.

Не думаю, что смогу вынести это.

Было темно, когда мы добрались до гостиницы. Я остро осознавала направленные на нас любопытные взгляды.

Мы должны без задержки ехать туда, где Грааль и Копье будут недосягаемы для врагов Британии. Поиски горничной требовали больше времени, чем мы могли себе позволить.

Теперь я обедаю, но чувствую, что нужно есть быстро и уехать из гостиницы как можно скорее. На этом я закончу писать, я устала и сильно сконфужена. Я не могу думать одновременно о моей репутации, Граале, шпионах Бонапарта и… о судьбе Уилла как рыцаря Грааля.

 

Глава 4,

в которой рыцарь и Хранительница Грааля делают открытия

15 апреля 1806 года

Горничной, за которой я послал, в гостинице не оказалось. Только этого не хватало! Ситуация хуже некуда, поскольку теперь репутация Арабеллы поставлена на карту. Она Хранительница Грааля, по легендам и традиции, ответственность защищать репутацию Хранительницы лежит на рыцаре Грааля.

Хозяин гостиницы не отпустил ни одну служанку. Единственное, чего мне удалось добиться, — это договориться, чтобы горничная осталась с Арабеллой на ночь. Даже этот компромисс дался мне нелегко: нет никаких гарантий, что служанку не подкупили, чтобы выведать, куда мы направимся.

Я заверил леди Темплар, что сделаю все, чтобы защитить ее дочь. Не знаю, известно ли леди Темплар, что значит обещание рыцаря Грааля, но в этом нет необходимости. Я призван защищать тело и душу Арабеллы и отдать жизнь, если потребуется.

Мне пришло в голову, что было бы приятно, если бы Арабелла сознавала это, но, похоже, ее образованием касательно Грааля печально пренебрегали.

Однако нет времени на этом задерживаться. С первыми лучами солнца мы должны уехать, с горничной или без нее. Без нее будет быстрее, а скорость — это главное.

15 апреля 1806 года

Я просмотрел написанное ночью, здравость слов не успокаивает. Сообщив, что служанки не будет, я увидел на лице Арабеллы неудовольствие. Я ее не виню и остро переживаю свою неудачу. Но мое восхищение ею только выросло, когда она вскинула подбородок и не обращала внимания на многозначительные взгляды хозяина гостиницы и гостей, наблюдавших за нашим отъездом.

Она ничего не сказала, садясь в карету, и молчала еще добрых полмили. Руки ее были сжаты на коленях, я уверен, что она чувствовала груз возможных пересудов общества и неуверенность в своем будущем. Печаль промелькнула на ее лице, мне нехорошо делалось при мысли, что виной этому я.

— Мисс Темплар, я бы счел для себя большой честью, если бы вы согласились отдать мне свою руку, — неловко выпалил я, мысленно обругав себя дураком.

Она повернулась, локоны качнулись у ее щек, она изумленно уставилась на меня:

— Простите, что?

Ник чему ей так изумляться, подумал я. Я сосредоточенно смотрел перед собой, восстанавливая контроль над мыслями.

— Мисс Темплар, я почтительно прошу вас принять мое предложение вступить в брак.

Арабелла надменно взирала на меня.

— А я почтительно отказываю вам, — сказала она. — Если вы думаете, что я приму предложение при таких обстоятельствах, то сильно ошибаетесь.

— Именно при таких обстоятельствах вам следовало бы решиться на это. — Я взглянул на нее, сжатые челюсти и сердитый вид меня не подбадривали, но я продолжил: — Подумайте, Арабелла. Вы уже два дня отсутствуете дома, без горничной или компаньонки. Я знаю, вы хорошо себя защитили. Даже отлично. Но для света это ничего не значит. Даже если я немедленно верну вас вашей матушке, вы все равно проведете без горничной больше времени, чем допустимо. Общество сурово осудит вас, невзирая на вашу невиновность. Я не могу допустить, чтобы это произошло с вами.

Она быстро взглянула на меня, губы ее приоткрылись, глаза вспыхнули, и снова меня охватило желание поцеловать ее. Я закрыл глаза, Я не мог. Я не имею права. Мой долг защищать ее, даже от самого себя.

— Мой долг защищать вас, — сказал я вслух. — Как рыцарь Грааля я не могу допустить, чтобы ваша репутация погибла.

— Как рыцарь Грааля. — Ее голос был тусклым. Я снова взглянул на нее, но она смотрела на сложенные на коленях руки, словно обдумывая мое предложение.

— Дорога до Рослина займет шесть-семь дней, — как мог мягко сказал я.

— Неделю. — Она посмотрела на меня, и снова я увидел в ее глазах печаль. Я взял ее за руку, не обращая внимания на то, что лошади при этом замедлили бег.

— Я понимаю, что вам не нравятся обстоятельства моего предложения. Если вас это успокоит, ваша матушка дала свое согласие на это, если возникнет необходимость. — Я выудил из внутреннего кармана пальто записку, которую дала мне леди Темплар, и вручил ее Арабелле. Она уставилась на нее, потом взяла и прочитала.

— А-а-а… — протянула она. — Понятно. — Она закусила нижнюю губу, потом вздохнула: — Хорошо… — Набрав грудь воздуха, она взглянула мне в глаза: — Могу я подумать, перед тем как дать ответ?

По выражению ее глаз я видел, что она не хуже меня понимает, как невелик у нее выбор. Обстоятельства, в которых мы оказались, отнюдь не такие, при которых любая леди хочет получить предложение руки и сердца, и меньшее, что я мог для нее сделать, — это позволить ей притвориться, что у нее есть возможность отказать без ущерба для своей репутации.

— Конечно, — сказал я.

— Будет удобнее, если мы будем женаты, нам тогда не понадобится горничная, — ответила она.

— Да.

— И наш долг доставить Грааль в должное место и уберечь Копье от вражеских рук. — Она по-прежнему не спрашивала, а утверждала.

— Да.

— Не слишком мне нравится этот долг, — сказала она.

— И мне тоже, — ответил я.

— Ох, Уильям! Мы угодили в переделку.

Я услышал слезливый смешок. Я смотрел на Арабеллу, спина ее была Прямой, как древко знамени на военном смотре, губы сложились в кривую улыбку, глаза мокрые от слез.

Я пропал.

— Ах, Арабелла! — Обняв, я поцеловал ее.

Она не сопротивлялась, только вздохнула и позволила мне притянуть ее ближе. Ее губы были нежными и сладкими, слаще вина, ее дыхание было как мед. Холодный ветерок проник в карету, но мне это было не важно, мне было достаточно тепла Арабеллы, ее готовности позволить мне касаться ее и обнимать. Я посмел углубить поцелуй, она по-прежнему не сопротивлялась. Вместо этого она закинула руки мне на шею и теснее прижалась ко мне. И в этот миг я знал, что она для меня дороже Грааля.

Грааль.

Впервые в жизни я был близок к тому, чтобы проклясть его и мой долг. Я отстранился, и ее изумленный взгляд едва не заставил меня снова поцеловать ее.

— Что? — сказала она.

Я прочистил горло.

— Мы… мы должны ехать. — Лошади послушно остановились, когда я выпустил из рук поводья. Похоже, они знали мои помыслы лучше, чем я сам.

— Д-да… конечно, — согласилась она.

Вероятно, прошло лишь несколько минут — они показались часами, — до того как Арабелла вдруг сказала:

— Хорошо, я выйду за вас.

Она придвинулась ко мне ближе и положила плед нам на колени. Я был рад теплу и еще больше рад тому, что его источником была Арабелла. Хотя бы ненадолго я найду в этом утешение.

15 апреля 1806 года

Мы сегодня поженились, Уилл и я.

Мне следовало желать чего-то большего, чем специальная лицензия (ему пришлось засвидетельствовать маме свои намерения перед отъездом из Лондона, и ничего не оставалось, как получить специальную лицензию), подписанная незнакомцами в маленькой провинциальной церкви, но полагаю, что я более эксцентрична, чем Уилл, поскольку не могла удержаться от мысли, что куда романтичнее пожениться, убегая от злодеев, готовых захватить древние реликвии, чем стоять у алтаря в окружении кучи родственников.

Куда быстрее путешествовать без горничной, ведь нам нужно моментально ехать дальше, миссия наша опасная, и я не допущу, чтобы кто-то посторонний подвергался такому же риску, как мы.

Ситуация наша, увы, по-прежнему неловкая. Я отправилась в приготовленный для нас номер, горничная гостиницы помогла мне раздеться и надеть ночную сорочку. Но, ответив на раздавшийся вскоре стук в дверь, я сообразила, что номер состоит из одной комнаты. У вошедшего Уилла был очень неловкий вид.

— Мы женаты, и хозяин гостиницы решил… — Он стоял у двери, поза его была скованной, он смотрел куда-то за мое левое ухо. Я обернулась, на стене за моей стеной не было ничего, кроме криво повешенного и плохо написанного натюрморта, изображавшего переспелые фрукты в чаше. Я снова взглянула на Уилла и заметила краску на его щеках.

Я сообразила то, что он уже понял. Нам предстоит провести ночь вместе, в этой спальне. И почувствовала, как вспыхнули и мои щеки.

Мне было невыносимо, что он смущается из-за меня.

— И хозяин рассудил правильно. Мы действительно женаты, и, как я понимаю, это вполне естественно, что супружеская пара занимает одну спальню.

— Это неловко… Мы оба не намеревались…

— Намеревались или нет, теперь есть то, что есть, — решительно сказала я. — Я… я против этого не возражаю. — Я думала о риске, который мы взяли на себя, об обязательстве Уилла защищать меня, Хранительницу Грааля. Я знала, какого рода риск это может повлечь за собой. Ведь мой отец тоже выполнял поручения Совета. И что с ним стало?! Я вдруг почувствовала, что заполучу все что могу, от пребывания с Уиллом, просто на случай… на всякий случай…

Его лицо на миг прояснилось, но потом он покачал головой:

— Вы не понимаете, Арабелла. Как рыцарь и Хранительница Грааля мы должны блюсти чистоту и целомудрие.

Мое разочарование оказалось сильнее, чем я ожидала. Признаюсь, мне было любопытно, что происходит в супружеской постели. Хотя у меня были смутные представления, мама, конечно, не рассказывала мне об этом, ограничившись замечанием, что «это приятно», она не ожидала, что я так быстро выйду замуж.

— Но… но тут не на чем спать. Кроме этой кровати.

— Я буду спать в общей комнате внизу. — Он повернулся к двери, но я подбежала и схватила его за руку:

— Разве это не привлечет к нам внимание? Особенно после того, как мы так старались скрыть наше местопребывание. — Мы даже зарегистрировались в гостинице под вымышленными именами: мистер Уилфред и миссис Ровена Эванхо. Имя Ровена мне никогда не нравилось, но это мое второе имя, и на него приятнее отзываться, чем на совершенно фальшивое.

Мои доводы его еще больше раздосадовали.

— К несчастью, вы правы. Я буду спать у камина.

Я вдруг устала от чести, добродетели, от Грааля, оттого, что я его Хранительница, — от всего.

— Не глупите. Мы женаты.

Уилл помрачнел, как грозовая туча.

— Господи! Белла, разве вы не понимаете? Я должен был хранить Копье Всевластия, а не бросать его, но кинул его в Темзу, я настолько не гожусь в рыцари, что не смог сберечь его, и его нашли агенты Бонапарта. Я ухитрился получить рану и оказался неспособным завершить свой долг, который еще не исполнил. Я не уберег вас от похищения, в действительности это я привел к вам злодеев. И теперь, когда единственное, что мне осталось, чтобы искупить вину, — это доставить Грааль в надежное место, и чистота, которой я пытаюсь себя посвятить, вы невыносимо искушаете меня.

— Я? — Я решительно повеселела от его заявления. — Вот это да! Мне никогда никто не говорил, что я искушаю. — Я улыбнулась, впервые услышав от Уилла что-то комплементарное о своей внешности. Я подвинулась к нему ближе и прижалась щекой к его груди. Я слышала, как бьется его сердце… и оно застучало быстрее, когда я обняла Уилла.

— Белла, не…

— Почему? Мы женаты. Разве это не благословленный церковью союз? Что может быть чище этого? Что до добродетели, вы ведь не собираетесь обманывать меня?

— Нет, никогда…

— Хорошо. — Я бесстыдно притянула его к себе и поцеловала.

Застонав, он обнял меня, углубляя поцелуй, и это было куда великолепнее нашего поцелуя в карете. Он отнес меня в постель, нам не потребовалось много времени, чтобы избавиться из одежды, и мы, целуясь, оказались под одеялом. Его руки, сильные и в то же время легкие как перышко, исследовали меня, как первооткрыватель новую землю.

Я смеялась и плакала от радости, когда он вошел в меня. И вдруг свет внезапно засиял вокруг нас, засиял ярче, чем Копье, когда я в последний раз держала его в руках. Задохнувшись, я вскрикнула, потому что окружавший нас свет пронзил меня с интенсивностью, превышавшей все, что я когда-либо испытывала. Уилл крепче схватил меня, входя глубже, должно быть, он тоже почувствовал свет, потому что снова поцеловал меня, стон вырвался из глубины его души.

Мы уснули. Когда мы проснулись, еще не рассвело, в гостинице было тихо. Снова Уилл был во мне, без всякого подстрекательства с моей стороны, и снова был свет, ярче, чем сияющая за окном луна.

В следующий раз мы проснулись на рассвете, нам нужно было ехать. Я не удержалась, украдкой взглянула на Уилла и обнаружила, что он тоже смотрит на меня. Я улыбнулась ему, он обнял меня, целуя до бесчувствия.

Но потом он отстранил меня и покачал головой.

— Нам нужно уезжать, Белла. — Он кивнул на кровать: — Нужно не забыть Грааль и Копье.

Вечером я предусмотрительно спрятала реликвии в подушки в изголовье кровати и теперь вытащила их. Положив их на постель, я заморгала.

— Уильям… Грааль выглядит для тебя по-другому?

Взглянув на чащу, Уилл пожал плечами:

— Он выглядит так же, как всегда, — красивый и полный света. — Взглянув на Копье в моей руке, он нахмурился: — А вот Копье изменилось.

Я этого не понимала. Копье сверкало так же, как тогда, когда я впервые его увидела, но Грааль… изменился. Он теперь больше походил на золотую чашу или, скорее, кубок.

— Какие перемены ты видишь в Копье? — нахмурившись, спросила я.

— Это была скучная грубая вещь, которую я не мог отполировать, как ни старался, но теперь… — Он взглянул на меня: — Ты его полировала?

— Нет, — ответила я, — В этом не было нужды, оно сияло серебром и золотом.

Уилл тоже нахмурился:

— Для меня оно не сияет серебром и золотом, но стало гладким, а наконечник блестит как зеркало. — Он помолчал. — А Грааль был таким, как ты его сейчас видишь, когда ты прятала его в подушки?

— Нет.

— Это тайна, — покачал головой Уилл. — И хотел бы я знать, что она значит. В довершение всего загадочен факт, что мы с тобой видим реликвии по-разному и не так, как нам следовало бы. — Он пожал плечами: — У нас нет времени размышлять над этим. — Уилл вытащил карманные часы и взглянул на циферблат. — Нужно торопиться. Я закажу в дорогу еду и бутылку эля.

Он оделся быстрее меня и спустился за едой. Я завернула Грааль и Копье отдельно, не позволяя им коснуться друг друга, как учил Уилл. Покачав головой, я спрятала их в сверток одежды, которую приготовила мне мама. Я чувствовала, что перемены в нашем восприятии Грааля и Копья означают нечто важное. Хотела бы я знать что.

17 апреля 1806 года

Во время путешествия нам везло с погодой, никакие подозрительные личности нам не попадались. Однако это ничего не значит: умного шпиона не видно и не слышно.

Мы связали злодеев, похитивших Арабеллу, не крепкими веревками, как мне бы хотелось, а простынями, потому что нам надо было торопиться. Мы, конечно, не могли убить их: их кровь была бы на наших руках, и тогда мы не смогли бы доставить Грааль в должное место. В результате я не удивлюсь, если эти два типа преследуют нас.

Хотя на каждой остановке по дороге в Шотландию у меня есть собственные лошади, я не могу воспользоваться ими без риска, что меня выследят. Поэтому мне пришлось распрощаться с Ветром и Громом, когда они совсем выдохлись (конечно щедро вознаградив их овсом и кусочками сушеных яблок), и воспользоваться парой, мне неизвестной и, к несчастью, не слишком быстрой.

Но уверен, у меня они побегут резвее, в лошадях я разбираюсь хорошо, эти послушные и доброго нрава. И все-таки постоянная тревога терзала меня, что двое мужчин верхом едут куда быстрее, чем мужчина и женщина в карете, как бы ни была хороша карета и как бы ни были быстры лошади.

При всех моих тревогах и заботах я испытал огромное облегчение, женившись на Арабелле. Облегчение от того, что больше не нужно беспокоиться о ее репутации, конечно, мы теперь можем сосредоточии, все усилия на своей миссии. Откровенно говоря, брак опровергает предположение, что я когда-нибудь стану настоящим рыцарем Грааля, и это тоже облегчение. Мне не нравилось мое предназначение, но долг есть долг.

Как только мы с Арабеллой освободимся от Грааля и Копья, мы удалимся в мое фамильное владение и хорошо заживем там. Я испытываю необыкновенную радость от перспективы ухаживать за своими лошадьми и от того, что в дальнейшем не будет проблем в виде шпионов и ран, которые лишний раз доказывают, что я совершенно не гожусь для уготованной мне работы.

Меня совсем не пристыдил брак с Арабеллой, напротив, я очень рад. Я привык думать, что мне придётся отказаться от семейной жизни, поскольку меня учили, что непорочность — это традиция для рыцаря Грааля, но теперь, когда я отбросил это предназначение, новый мир открылся передо мной. Я не могу придерживаться абсолютного целомудрия, но более чем счастлив быть целомудренным в нашем браке.

И… это эгоистично, конечно, но… Я слышал, что есть традиция (однако не подтвержденная), что рыцарь Грааля должен отдать свою жизнь за Хранительницу Грааля. И так же как я рад, что женился на Арабелле, я рад тому, что, вероятно, проживу долгую жизнь, такую долгую, как можно ожидать.

А ожидать этого нельзя, если мы не поспешим в Рослин.

Я решил ехать как можно быстрее, и Арабелла, благослови ее Господь, не возражала. Мы взяли с собой провизию и следующие восемь часов ехали по Грейт-Норд-роуд так быстро, как позволяли лошади. Мы остановились, только чтобы сменить лошадей и перекусить, и в результате за это время проехали добрых сто двадцать пять миль.

Если бы не опасность преследования, то наше путешествие было бы более радостным, я в этом уверен, тучи не уронили на нас ни капли дождя и даже позволяли солнцу сиять. Я обнаружил, что у Арабеллы прекрасное чувство юмора и она куда умнее, чем я предполагал. Стыжусь, что недооценил ее, думаю, это оттого, что я нечасто бывал в Лондоне. Я не слишком обращал внимание на светскую хронику, мое время больше занимали военные заботы и долг рыцаря Грааля, чем происходящее в свете.

Я устал и заканчиваю писать. Хотя с помощью Грааля я поправляюсь быстрее, чем можно было бы ожидать от человека с более сильной конституцией, моя рана все еще утомляет меня. Предвкушаю, как окажусь в постели, и не в последнюю очередь из-за того, что со мной там будет Арабелла.

Кстати о постели… одно я должен написать. Порой вокруг нас сияет свет, когда мы там… вместе. Я не знаю, что это значит и видит ли этот свет Арабелла. Не знаю, как сказать ей об этом, я должен быть деликатен с ее чувствами. Разумеется, она была невинна, и упоминание о чем-то, связанном с нашей интимностью, может смутить ее.

Это неловко, но я попытаюсь быть деликатным, как могу. Возможно, у меня мало опыта в общении со слабым полом, но по крайней мере я знаю, что к таким вещам надо подступаться с заботой и осмыслением.

18 апреля 1806 года

Я толком не понимаю, злиться на мерцающий вокруг нас свет или нет. Не могу отрицать, это очень весело и радостно, когда мы с Уиллом вместе в постели, целуемся и касаемся друг друга. Даже приятно, когда мы пытались сделать это в кресле. Но я не верю, что ошиблась, считая, что каждый раз, когда мы в постели… гм… и даже когда в кресле, свет становится ярче.

Уилл не упомянул об этом, но наверняка он должен был заметить. Когда мама говорила, что брачная постель доставляет удовольствие, она ничего не сказала о сиянии. Если свечение — естественный результат прикосновений мужчины и женщины друг к другу, тогда требуется определенная скромность, чтобы наша активность не стала заметной, во всяком случае, не более заметна, чем скрип кровати (хотя в последний раз Уилл двигался медленно и мягко, чтобы она не скрипела, а я изо всех сил старалась не шуметь).

Если такой свет это нечто необычное, тем более важно не привлекать к себе внимания.

И свет отвлекает. Прошлой ночью Уилл целовал мне грудь, заставляя меня задыхаться, и свет начал становиться ярче под пологом кровати. Я плотно задернула полог, как и шторы на окнах, опасаясь, что свет могут заметить проходящие мимо люди. Я зажмурилась, на какое-то время это помогло и усилило ощущения, которые дарил мне Уилл, скользя губами по ложбинке на груди вниз к моему животу. Я ухватила его за волосы, когда он спустился ниже, поскольку то, что он собирался делать, похоже, крайне дерзко. Но даже с закрытыми глазами я могла сказать, что свет становится ярче, он был ярким, как солнечный свет, и раздражат, как утром раздражают солнечные лучи того, кто хочет еще поспать.

Если не считать того, что я не хотела спать. Я хотела, чтобы Уилл снова был во мне, хотела не думать о сиянии света и о том, что это значит.

— Уилл… ох… ах! Уилл… — Я пыталась говорить, но это было трудно, поскольку он не только целовал меня, спускаясь ниже, но делал нечто неописуемое пальцами, это заставило меня на время потерять разум.

Свет стал даже ярче.

— Свет, — выдохнула я.

— Мм… — Уилл снова заскользил губами по моему животу вверх, к груди.

— Ох! — Больше я ничего не могла сказать. Он поднялся надо мной, света он точно не видел, потому что его глаза были сильно зажмурены, и когда он вошел в меня, я могла думать только о нем, о том, что он во мне, о прикосновениях его рук и губ. Я могла лишь крепче прижимать его к себе, обхватив ногами, чтобы мы слились еще глубже. Свет на этот раз вспыхивал вокруг нас с яркостью молнии, так что я рада, что закрыла глаза, поскольку уверена, что иначе ослепла бы.

Уилл упал на меня, я прижала его к себе, целуя шею и плечи, не желая отпускать его. Я осмелилась открыть глаза. Свет вокруг нас немного потускнел, но все еще сиял так, будто полная луна поселилась под пологом нашей кровати.

— Ты видишь, Уилл? — спросила я.

Он поцеловал меня и сказал:

— Я вижу только самую красивую женщину на свете.

Мы не разделились, он снова начал двигаться во мне, но хотя я очень желала этого, я покачала головой:

— Подожди… ох, прекрати, пожалуйста.

Вместо того чтобы отступить, он вместе со мной повернулся на бок.

— Да? — сказал он, целуя мою шею.

— Свет… ты его видишь?

Это заставило его оторваться и взглянуть на меня:

— Свет?

— Да. Всякий раз, когда ты случаешься со мной, вокруг нас появляется свет.

— «Случаешься»? — На его лице появилось болезненное выражение.

— А разве не это ты делаешь?

— Я не жеребец. Это называется «заниматься любовью».

Я улыбнулась. Это выражение нравилось мне куда больше.

— Так когда люди занимаются любовью, обычно появляется свет?

Уилл отстранился, и я увидела, как на его лице промелькнуло облегчение. Потом он задумался.

— Ты тоже видела?

— Да, он очень яркий, его трудно не заметить, хотя я не была уверена, видишь ли его ты, поскольку несколько минут назад твои глаза были крепко зажмурены.

Он улыбнулся и лениво скользнул пальцем по моей груди. Я вздрогнула, потом сообразила, что свет сохранился, поскольку иначе я не увидела бы среди ночи при задернутом пологе кровати выражения лица Уилла. Я легонько оттолкнула его руку.

— Конечно, видишь, и даже сейчас, иначе я не разглядела бы твою глупую улыбку. Что это значит?

Он нахмурился:

— Не знаю. В моей подготовке рыцаря Грааля ничего об этом не говорилось. Мне полагалось…

— Оставаться целомудренным, я знаю. — Я думала о том, когда свет появился впервые и потом появлялся всякий раз. — Думаю… думаю, он становится ярче всякий раз, когда мы занимаемся любовью.

— Я не заметил перемены.

— Разница небольшая, свет становится лишь немного ярче. — Я задумалась: это закономерность или случайность? — Возможно, нам следует заметить, когда он становится ярче… — Я потянулась к нему…

Я не знаю, каким словом называется эта часть тела. Надо будет спросить Уилла. В любом случае его реакция была быстрой, и свет действительно засиял ярче, чем в прошлый раз.

— Что ты думаешь? — спросила я наконец, переведя дух.

— Восхитительно, — ответил Уилл.

— Нет, я про свет.

— И это тоже.

Я села и строго посмотрела ему в глаза:

— Уилл, я серьезно.

Он вздохнул:

— Хорошо. Свет изменился и стал ярче. Но я до сих пор не знаю, что это значит. — Уилл тоже сел, подобрал свалившиеся на пол подушки и положил в изголовье кровати нам под спины (конечно, не подушки с Граалем и Копьем, это было бы неправильно). Он смотрел на задвинутый полог, темные углы, узкое пространство между нами, потом взял мою руку и сжал. В какой-то миг свет запульсировал ярче, потом померк. Взглянув на меня, Уилл удивленно поднял брови: — Он исходит от нас.

Я нервно сглотнула.

— Это ведь хороший знак?

— Надеюсь. Это свет, а не тьма, и он напоминает мне… — Уилл медленно выдохнул. — Напоминает мне свет, исходящий от Грааля.

— Мне тоже. Только я никакого света от Грааля не видела, зато Копье сияло. — Я с надеждой посмотрела на Уилла: — Может быть, нам было предназначено пожениться? Заниматься любовью?

Он широко улыбнулся, потом посерьезнел.

— Это весьма убедительно. Могу лишь сказать, что надеюсь на это. А пока… — Он снова обнял меня, прижимая мою голову к своему плечу. — А пока мы должны поспать, и как только рассветет, отправимся в путь. Чем скорее мы доберемся до Рослина, тем лучше.

Я кивнула и натянула повыше одеяло. В какой-то миг свет снова запульсировал вокруг нас, и я позволила себе надеяться. И все-таки я не сразу заснула, я никогда не могла хорошо спать при свете.

Мы уехали на рассвете. Я видела, что Уилл все еще утомлен, и через несколько часов предложила сменить его. Сначала он сопротивлялся, не веря, что я смогу справиться с экипажем и парой лошадей. Однако мои навыки произвели на него такое впечатление, что он позволил себе немного вздремнуть. Время от времени я с тревогой поглядывала на него. Он все еще бледен после ранения. И хотя Грааль помог ему быстро оправиться, он все-таки потерял много крови и сильно страдал от лихорадки.

Уилл этого не знает, но я старалась и стараюсь, чтобы Грааль совсем исцелил его. Каждое утро, перед тем как отнести Грааль в карету, я беру его в руки и молюсь, чтобы он избавил Уилла от болезни. Если он не годится в рыцари Грааля, как он уверяет, то я также не подхожу на роль Хранительницы Грааля, поскольку, насколько я вижу, его выздоровление не ускоряется.

Грааль каждое утро выглядит для меня красивее, но он не сияет, как Копье. Возможно, я не очень нравлюсь Граалю. И если он так относится ко мне, назначенной Хранительницей, то я не чувствую себя обязанной любить его в ответ.

Я должна заканчивать — мы остановились в гостинице, чтобы запастись провизией, и позволили себе задержаться на час и перекусить. Уилл снова возьмется за поводья, и я уверена, что мы наверстаем проведенное здесь время.

 

Глава 5,

в которой Хранительница и рыцарь путешествуют по грязи

19 апреля 1806 года

Только этого нам не хватало. К вечеру мы добрались до шотландской границы, миновали ее и проехали несколько миль от Мелроуза. Я решил ехать более коротким, хоть и трудным путем через Нортумберленд, и тогда начался дождь и разошелся не на шутку. Вспышки молнии, перепуганные лошади, рытвины на дороге, всего этого хватило, чтобы экипаж перевернулся.

Выпустив поводья, я схватил Арабеллу и полетел на траву, вернее, в грязь на обочине дороги. Боль пронзила мою руку, я надеялся, что рана не открылась. Я видел, что Арабелла в порядке, поэтому отпустил ее и пошел к лошадям. Это оказалось трудным делом — ноги разъезжались на скользкой грязи, лошади вставали на дыбы и ржали от страха. Но я ухитрился ухватить уздечку коренника и ласково говорил с ним, пока обе лошади не успокоились.

Рука у меня болела, но я не мог себе позволить обращать на это внимание. Было ясно, что ось сломалась, карета развалилась. Освобождая лошадей от упряжи, я оглянулся на Арабеллу. Меня порадовало, что она правильно восприняла ситуацию — уже забрала из чемодана самое необходимое, выбросила на обочину несколько шляп, спрятала Грааль в шляпную картонку, тщательно завернула в шаль Копье, положила его в наволочку и связала углы, чтобы получилась ручка.

К тому времени, когда я закончил осматривать лошадей, Арабелла уже была готова ехать верхом на мерине, более спокойном из двух лошадей. Вторую лошадь придется вести за собой на поводе. Серьезных ран у нее нет, но есть легкая ссадина, я не хочу утомлять лошадь, нагружая седоком.

Арабелла нашла пень, с которого можно сесть в седло, я согнул ногу и ухватился за лодыжку. Сунув ногу в это своеобразное стремя, Арабелла уселась позади меня. Она ободряюще улыбнулась, взяв меня за руку, и я заметил синяк у нее на подбородке. Мне было невыносимо, что она пострадала, но я восхищался ее силой духа.

Когда мы продолжили путь, я чувствовал, как Арабелла дрожит, позади меня, она прижималась ко мне, чтобы согреться. Небо потемнело, к холодному дождю добавился снег. Нужно поскорее найти укрытие: не хочу, чтобы Арабелла заболела. Я проклинал себя за то, что по дороге мы не пересели в дорожную карету, но я хотел ехать быстро, а быстрее моего экипажа я ничего не знал: это компромисс между медленной тяжелой каретой и быстрой верховой ездой.

Увидев в отдалении свет, я вздохнул с облегчением, мерин, должно быть, почувствовал мои эмоции и побежал резвее. Впереди замаячил большой дом, мы явно во владениях какого-то джентльмена, и если он окажется гостеприимным, мы скоро получим передышку.

Потребовалось три громких удара в дверь, чтобы на пороге появился лакей. Он собирался отказать нам, поскольку наш затрапезный вид не рекомендовал нас респектабельными людьми. Но позади лакея послышался детский голос, темноволосый мальчик подбежал к двери и выглянул на улицу. Его глаза округлились, когда он нас увидел.

— Вы ангелы? — спросил он.

— Уолт, проказник, иди сюда, — произнес мужской голос с мягким шотландским акцентом. — Роб, я сам посмотрю, кто там.

Лакей послушно поклонился и отошел.

— Смотри, пап, ангелы!

Крупный крепкий мужчина шире распахнул дверь и всматривался в нас.

— Ну если так, окажем ангелам гостеприимство. Входите, входите. Погода ужасная. Хороший хозяин собаку в такую погоду не выгонит.

Маленький Уолт серьезно посмотрел на отца:

— Пап, ты говорил, что ангелы могут маскироваться, или это только сказки?

— Это правда, мой мальчик, — улыбнулся ему отец. — И если ты поднимешься поужинать, то одного увидишь, уверяю тебя.

— Но ведь наверху только мама, — озадаченно посмотрел на него мальчик.

— А разве есть ангел лучший, чем твоя мама? Иди.

Мальчик побежал вверх по лестнице, мужчина жестом пригласил нас войти, потом повернулся к лакею:

— Роб, приготовь комнаты для наших гостей и скажи экономке, чтобы нашла для них одежду. — Он окинул меня взглядом. — Вы со мной примерно одного размера, хотя, боюсь, я килограммов на семь потяжелее.

Джентльмен не спросил наших имен, но сразу распорядился согреть одеяла и подать нам чаю, за что я был ему благодарен. Он пошел впереди нас — как я заметил, немного прихрамывая на правую ногу, — в маленькую библиотеку, где в камине горел огонь. Арабелла ужасно дрожала, я поторопил ее к камину, подвинул поближе к огню кресло и снял с нее ботинки, чтобы она скорее согрелась. Лакей уже забрал мое пальто, оно промокло насквозь, так что я был не в лучшем состоянии, чем Арабелла.

Горничная и лакей вскоре появились с чайниками и с подносами, полными пышных лепешек и ветчины. Мы набросились на еду как голодные волки, джентльмен тоже с аппетитом принялся есть.

К тому времени, когда мы закончили, Арабелла перестала дрожать, да и я чувствовал бы себя прекрасно, если бы не боль в руке. Хозяин дома, откинувшись на спинку кресла, сложил на животе руки и с любопытством смотрел на нас.

— Ну, — сказал он, — какова ваша история?

Я открыл было рот, но Арабелла меня опередила.

— Мы Уилфред и Ровена Эйванхо, мы едем… навестить родственников в Эдинбурге. Мы попали в грозу, молнии испугали лошадей, наша карета перевернулась. — Она назвала наши вымышленные имена, как мы делали, путешествуя по Грейт-Норд-роуд.

Джентльмен ничего не сказал, только пристально смотрел на нас. Я заметил, как он взглянул на левую руку Арабеллы, на кольцо-печатку, которое я надел ей во время венчания. Его подозрения меня оскорбили, но я понимал, что он слышал множество историй от парочек, которые бежали из Англии, чтобы без проволочек пожениться в Шотландии.

— Понятно, — сказам он.

— А ваше имя, сэр? — спросил я.

Он, поколебавшись, ответил:

— Скотт. Вы в Эшистиле.

Я припомнил имя его сынишки.

— Вы… мистер Вальтер Скотт, сэр? Автор «Песни последнего менестреля»?

Мужчина, улыбнувшись, наклонил голову.

Арабелла выпрямилась в кресле.

— Ну и ну! Вот это да! Я много раз ее перечитывала. — Она сжала руки и закрыла глаза. — «Пир в поздней кончился беседе. Ушла в опочивальню леди. Ее покои роковые хранят заклятья родовые…»

— «…Спаси нас, Иисус, Мария. Никто бы, чар страшась, не мог ступить за каменный порог», — закончил я. Я тоже читал поэму. Я улыбнулся удивленно смотревшей на меня Арабелле, и она улыбнулась мне в ответ. Значит, у нас есть что-то общее.

Деликатный кашель привлек мое внимание. Подняв глаза, я заметил, что мистер Скотт чрезвычайно позабавлен.

— Как я понимаю, вы недавно поженились, — сказал он.

— Да, сэр, — ответила Арабелла. — Как вы узнали?

— По собственному опыту. Я сам давно женат.

— Но Эшистил… — Я едва мог сдержать отчаяние. Я намеревался миновать Мелроуз, потом поехать на север через Гэлашилз к Боннириггу и дальше в Рослин. Должно быть, спросив дорогу, я неправильно понял трактирщика из-за его сильного шотландского акцента. Без сомнения, он решил, что я собираюсь посетить знаменитого поэта, а не ехать к Эдинбургу. — Мы собирались ехать на север от Мелроуза, а не на запад.

Мистер Скотт поднял брови.

— Если хотите, то назовите адрес своих родственников, и я пошлю в Эдинбург сообщить о вашей задержке, — Он взглянул на Арабеллу. — Ведь вы оба насквозь промокли и наверняка потрясены несчастным случаем. Сомневаюсь, что вы сразу захотите отправиться в путь.

— Но мы должны! — воскликнула Арабелла. — Мы в опасности… то есть у нас важное поручение.

Он наклонил голову набок.

— Если это действительно опасно, ох, извините, важно, то, возможно, мне следует знать все. В конце концов, я местный шериф.

Мне не хотелось рассказывать незнакомцу о нашей миссии, но Арабелла кивнула, ясно давая понять, что хочет поговорить со мной приватно. Я поднялся и поклонился мистеру Скотту:

— Извините, я должен посовещаться с женой, поскольку это больше касается ее.

Он поднялся:

— Садитесь, садитесь. Я пойду пожелать детям спокойной ночи. Поговорите с миссис… Эйванхо, пока меня не будет.

Искорки в его глазах сказали мне, что он не верит в подлинность наших имен. Поклонившись, он вышел из библиотеки.

— Нужно рассказать ему все, — сказала Арабелла, как только дверь закрылась за мистером Скоттом. — Он автор «Песни последнего менестреля» и шериф.

Я не видел, какое отношение поэзия имеет к тому, что человеку можно доверять. В конце концов, лорд Байрон тоже поэт, но я бы ему не доверился. Но мистер Скотт как шериф имеет преимущество, и, правду сказать, у нас остается мало выбора, если мы не попросим его о помощи.

— Поверит ли он нам? — Если Арабелла с трудом поверила, что она Хранительница Грааля, то что ждать от незнакомца.

— Поверит, — твердо сказала Арабелла, и по ее тону я решил, что она совсем так не думает. — Он поэт. А разве поэты не привыкли рассуждать о фантастических вещах?

Дверь снова отворилась, мы долго смотрели друг на друга, потом согласно кивнули.

Мы назвали ему наши настоящие имена, но было нелегко рассказать о нашей миссии. Он говорил мало, только задал несколько уточняющих вопросов, потом, спросил о доказательствах.

— Вы имеете в виду Грааль и Копье? — спросила Арабелла.

Он кивнул:

— Уж очень длинную вы мне рассказали историю: Бонапарт, шпионы, святые реликвии, Совет Грааля. — Он чуть улыбнулся, глаза его снова заискрились.

— Вы можете не поверить нам, когда их увидите. Когда я впервые увидела Грааль, он показался, мне оловянной плошкой. — Арабелла подошла к шляпной картонке и наволочке, которые оставила у камина, осторожно достала реликвии и положила перед огнем.

Мистер Скотт подошел ближе и пристально всматривался в предметы.

— Действительно очень похоже на оловянную плошку, — сказал он. — С дырками, — Не успели мы с Арабеллой его остановить, как он поднял чашу. — Но она гораздо тяжелее.

Не удержавшись, я забрал у него чашу, мне неприятно было видеть ее в чужих руках. Отдавая Арабелле Грааль, я коснулся ее рук, и она с улыбкой посмотрела на меня. На миг мне захотелось ее поцеловать.

Послышался сдавленный вздох.

— Силы небесные! — отпрянул мистер Скотт. — Действительно ангелы. — Он потер глаза, всмотрелся в нас, потом снова резко сел в кресло. — Это все еще здесь.

— Что, сэр?

— Свет. Вы светитесь, оба.

— Я задавалась вопросом, видят ли это другие люди, — сказала Арабелла и зарделась. Я знал, о чем она вспомнила, и боялся, что сияние станет еще ярче.

Мистер Скотт смотрел на нас, округлив глаза.

— Не знаю, что сказать.

Арабелла подошла к нему и положила ладонь на его руку.

— Скажите, что поможете нам, сэр.

Он ненадолго задумался.

— Вы собираетесь в Рослин. Синклеры, которые построили эту часовню, скорее предавали Темпларов, чем спасали, но кто знает, что может сделать человек, если его убедили раскаяться. У меня есть сомнения, сильные сомнения. — Он снова посмотрел на нас и покачал головой: — Но вы светитесь, и мой сын думает, что вы ангелы, а он ничего подобного прежде не говорил.

Мистер Скотт встал.

— Идите отдыхать. Утром вас будет ждать провизия, карета и мой собственный кучер, хотя мне жаль, что вы не можете задержаться. — Он улыбнулся: — Обещайте, что заедете ко мне на обратной дороге из Рослина и расскажете мне все о своих приключениях. И моя дорогая Шарлотта будет рада поболтать с женщиной.

С большим облегчением мы удалились в отведенные нам покои. Вскоре Арабелла присоединилась ко мне в постели, тщательно задернув занавески и полог, как всегда делала. Она взглянула на меня, я видел ее, поскольку свет вокруг нас разгорался ярче, как Грааль и Копье, которые мы тщательно спрятали в кровати. Я улыбнулся, поскольку знал, о чем она думает. Прошло больше часа, прежде чем мы наконец заснули.

21 апреля 1806 года

Я едва верю, что мы сидим в карете знаменитого поэта. С нами его кучер Матисон, большая корзинка с провизией и грелка для ног. Я рада, что Уилл не правит каретой, хоть он и делает это мастерски: он выглядит больным, и ему не лучше с несчастного случая.

В связи с этим я прощу мистеру Скотту, что он поверг меня в ужасный шок после нашего отъезда. Дело было так.

Мы отъехали всего несколько миль от Эшистила. Признаюсь, я была все еще под впечатлением от встречи с самим Вальтером Скоттом и сказала об этом вслух, когда заметила, что Уилл необычно молчалив.

— В чем дело, Уилл?

— Вот. — Он рылся в кармане сюртука. — Письмо от мистера Скотта.

— Как это мило с его стороны!

Уилл хмыкнул.

Я развернула бумагу и начала читать:

«Дорогие мистер и миссис «Эйванхо»,
Остаюсь вашим другом, Вальтер Скотт, эсквайр.

надеюсь, вы не сочтете это письмо обманом и поймете мою осторожность. Я много думал о вашей ситуации. Прошло пять лет с тех пор, как я был в Совете, но все еще в курсе его действий и миссий, ваша история дала мне богатую пищу для размышлений. Хотя Совет обычно прав, его интерпретация определенных знаков и символов, возможно, не так точна, как следовало.

Вы оба сказали, что не имеете тяги к предметам, с которыми вас связали. Хотя у вас есть достоинства, определяющие эту связь. Мой сын не случайно подумал, что вы ангелы, дети в отличие от взрослых видят окружающее без предубеждений. Мои собственные ощущения не лгут. Вы оба, похоже, думаете, что не преуспели в своей роли и вам осталось только доставить упомянутые предметы в надежное место. Но знаки говорят, что вы еще, как и назначил Совет, в пути.

Я не люблю выражаться абстрактно, но убежден, вы понимаете, что я имею в виду. Учитывая другие пути, вы можете действовать правильно. Ваша работа не завершена ни сейчас, ни когда вы доставите вещи.

P.S. Мудрый совет: настоящая любовь — это дар, который Господь дал человеку, одинокому под небесами».

Я взглянула на Уилла, радуясь, что мы едем по роще и тень деревьев скрывает мой румянец. Я не позволяла себе даже мысленно произносить это слово. Я думала, что он, как рыцарь Грааля, обречен на жизнь, полную опасности и ее возможных последствий.

— Да, — протянула я, — мистер Вальтер Скотт, знаменитый поэт, шериф… связан с Советом Грааля. Ты знал?

— Нет, но они везде и не открываются, когда нужнее всего, — горько сказал Уилл. — Мне следовало бы сообразить, что кто-нибудь из них есть неподалеку от шотландской границы.

— Мистер Скотт… член Совета Грааля… — сказала я.

— Написал нам такое неясное письмо, что и поэт не напишет, — продолжил Уилл. — Почему он прямо не сказал, что имел в виду?

— У меня такое чувство, будто меня предали.

— И у меня тоже.

Какое-то время мы дружески молчали.

— Я думала, Что мы закончим с этим, когда доставим Грааль и Копье в безопасное место, — сказала я.

— Я тоже.

— Но по крайней мере он может предупредить других членов Совета, и они, возможно, придут нам на помощь.

— Вот именно, возможно, — скривился Уилл. — Пока же Совет считает, что нам лучше выполнять свою миссию одним, по той причине, что «закалка новичков идет им на пользу». Я им этого так не оставлю, честно. Любят они прогнать человека через трудности, да еще при этом пнуть в зад… в спину, — поправился он и вздохнул: — Пойми меня правильно, я серьезно отношусь к своему долгу. Но они даже намекнуть не потрудились, вот что ужасно раздражает.

Я сжала руку Уилла:

— На мой взгляд, что бы ни написал мистер Скотт или скажет Совет, мы можем не соглашаться на задания, которые они решат дать в будущем.

Лицо Уилла посветлело, он поцеловал меня.

— Разумная жена, — сказал он. — Совершенно верно, — он снова поцеловал меня, провел рукой по моей груди, и мне пришлось задернуть шторки на окнах кареты, потому что утреннее небо заслоняли тучи и проезжающим нечего видеть светящуюся карету.

На этот раз наше путешествие до следующей гостиницы оказалось коротким. Еще день, думала я, еще день, и дело будет сделано. Мы с Уиллом сможем вернуться домой. Но в глубине души я все-таки жалела, что наши приключения закончатся и мы вернемся к обычной жизни.

Но я желала этого для Уилла. Когда мы вошли в гостиницу, я встревожилась, мне казалось, что он бледен, хотя когда я сняла перчатку и потрогала его лоб, он не был горячим. Уилл улыбнулся и взял мою руку.

— Я не болен, Арабелла. Просто я снова повредил раненую руку и беспокоюсь, что мы можем столкнуться со злодеями, которые похитили тебя.

Я взглянула на обитателей гостиницы, они казались скорее сонными, чем любопытными. Не видно и признаков моих похитителей, но все-таки я чувствовала себя некомфортно. Я понизила голос:

— Наверное, нам не следует быть такими… активными, как раньше. Нужно дать тебе поспать.

— Кто-то может так подумать, но я набираюсь сил всякий раз, когда мы… активничаем.

Покраснев, я покачала головой.

— Возможно, нам следовало еще на день задержаться у мистера Скотта, — сказала я. — Это мало что изменило бы. Должно быть, мы уже сбили Уолдо и Бифхода со следа.

Уилл велел подать еду нам в номер, горничная пошла проводить нас наверх. Уилл молчал, пока мы не вошли в комнату, маленькую, но уютную, с отличной кроватью. Принесли ужин, слуги ушли.

— Мы не могли рисковать, — наконец прервал он молчание. — И пока не можем.

Я знала, что он прав. Когда мы закончили ужинать и оказались в постели, я притянула его к себе и утром проснулась в той же позе, мы были так близки, как только могут быть мужчина и женщина. Хотела бы я знать, прав ли мистер Скотт относительно настоящей любви. Это слово не слетело ни с моих губ, ни с губ Уилла, и я задаюсь вопросом, стоит ли рисковать, мы так недолго знакомы, я очень мало знаю о нем. Но по крайней мере я напишу это здесь, прежде чем мы уедем.

Я люблю Уильяма Марстоуна.

 

Глава 6. Amor mortem vincit

[9]

22 апреля 1806 года

Мы поднялись утром, было еще темно. Я надевал брюки, когда Арабелла вынула Грааль из шляпной картонки и Копье из наволочки. Ее возглас заставил меня обернуться, и сначала мне пришлось заслонить глаза от яркого света. Хотя я всегда видел Грааль золотым и сияющим, для Арабеллы, с тех пор как мы поженились, он явно менялся с каждым днем, но теперь… теперь он изменился и для меня. Вдоль края появились рельефные ризы, которых я прежде не видел, чаша так сияла светом, что, казалось, была наполнена до краев самой жизнью.

— Ты их видишь, Арабелла? — спросил я. — Розы по краю? Я их раньше не замечал.

Она взяла чашу и всмотрелась в нее.

— Я… нет. Но теперь она красивая, без всяких дырок и золотая.

— Теперь ты видишь ее как я. Значит, ты Хранительница Грааля.

Арабелла уныло улыбнулась:

— Возможно. Я не вижу на нем никаких роз. Но… — Она нахмурилась, потом принюхалась. — Но он пахнет розами.

Она повернулась к Копью, и, когда взяла его в руки, тихий гул наполнил комнату. Свет вспыхивал вокруг Копья, потом превратился в ровное свечение, словно оно само было источником света и свет лился из него. Я заметил, как Арабелла прикрыла глаза, но для меня свет был не таким ярким.

Это привело меня в уныние. Как рыцарю Грааля, мне следовало сияющим видеть Копье, а Арабелле — чашу. Все перепуталось. Глубоко вздохнув, я пожал плечами. Что ж, независимо оттого, что написал мистер Скотт, мы сдадим на хранение эти «предметы» и станем жить как обычные муж и жена. И правду сказать, я этому рад. Я смотрел на Арабеллу, она улыбнулась мне, убирая Копье обратно в наволочку. И хотя я не преуспел как рыцарь Грааля, я знал, что не подведу ее как муж, потому что люблю ее.

Было большим облегчением открыть это. Я не знаю, как Арабелла восприняла бы, если бы я сказал ей об этом, наш брак был очень поспешным, я практически за ней не ухаживал. Я займусь этим, когда наше путешествие закончится.

Финальный отрезок нашей поездки в Росли некую часовню показался слишком коротким, в пути разговор наш был скованным и неловким, чего прежде не бывало. Мы замолчали. Лежавшая в моей ладони рука Арабеллы давала успокоение.

Солнце едва выглянуло из-за горизонта, когда мы прибыли. Моя рана болела больше, чем я признался Арабелле. Скоро все кончится, думал я, и я смогу отдохнуть и подлечиться. Возможно, поместив Грааль в место силы и света, я полностью исцелюсь.

Я кивнул Матисону, когда мы вышли из кареты, и заметил, что кучер хмурится, глядя на лошадей. Что-то их беспокоило, и я не думал, что это сила Грааля или Копья. Я осмотрелся, но трудно было что-то разглядеть в бледном рассветном свете. Нужно не терять бдительности и наблюдать, поведение лошадей говорило мне о незнакомце, и это не был для них я. Я познакомился с ними, разговаривал, просил бежать резвее.

Не в первый раз я пожалел, что у меня нет какого-нибудь оружия. Но Совет велел избегать насилия, особенно в часовне.

Когда мы шли через двор, Арабелла посмотрела на резной монумент. Ангел держал знамя, на котором было написано «Любовь побеждает смерть». Она посмотрела на меня и улыбнулась.

— Это хороший знак и хорошее выражение. Что-то во мне верит в это, Уилл. Не знаю почему, но я верю, — сказала она с обнадеживающим вызовом, и я поцеловал ее руку. Я не уверен, что верю в это как она, но не мог развеять ее надежду.

Вскоре я заметил место, через которое нам надо пройти, чтобы оказаться у цели. Я не открою его в этом дневнике, это опасно и для древних реликвий, и для тех, кто может отправиться за ними.

— Часовня мне нравится больше, — сказала Арабелла, разглядывая мраморных рыцарей и дам на смертном ложе. — Похоже на склеп.

Думаю, когда она взяла меня за руку, ей стало спокойнее, и мы пошли сквозь мрак потайного места. Кто-то осветил сырое помещение расставленными тут и там свечами. Член Совета, подумал я, потому что они всегда держали кого-нибудь поблизости. Я взял фонарь, стоявший на уступе ниши, и поднял его. Свечи, фонарь… ощущение, что нас ждали, притушило мои опасения, мы рядом с нашей целью.

Нет. Что-то не так. Я огляделся, темное пятно на полу привлекло мое внимание.

— Подожди здесь, — сказал я Арабелле и двинулся вперед. К моей досаде, она меня не послушала и последовала за мной.

Подойдя к пятну, я поднял фонарь и увидел, что это рука, окровавленная рука. Я шагнул вперед… сдвинутый парик открывал редкие седые волосы мужчины, его очки разбиты. Я узнал его. У меня воздух вырвался из легких, словно кто-то ударил меня кулаком в живот. Я протянул руку, чтобы оградить Арабеллу от этого вида, но, оглянувшись, увидел, что она поднялась на цыпочки и с интересом смотрит мне через плечо.

— Он мертв? — спросила она. — Наверное, он умер совсем недавно, хотя я видела единственного мертвого человека в жизни, моего папу, несколько лет назад.

— Да, это мистер Колдуэлл, из Совета Грааля.

Она вздрогнула и обняла меня:

— Сожалею, Уилл, если он был твоим другом.

— Нет, не был. Более резкого и упрямого человека надо еще поискать, но он был честным и верным долгу. — Я отошел, намереваясь покинуть это место, но Арабелла шагнула вперед, всматриваясь в лежащего.

— Уилл, я уверена, что его убили. — Она указала належавший рядом с телом камень: — Видишь? На камне его волосы.

Я снова поднял фонарь и подошел ближе. На камне был клок седых волос и красная влага. Сглотнув, я поднял фонарь еще выше, оглядывая окружавший нас Сумрак. Ничего. Никаких признаков незваного гостя. Он мог уйти, до того как мы вошли, но по всем признакам Колдуэлл погиб недавно.

— Пойдем отсюда, — сказал я, теперь еще более важно не задерживаться. Взяв Арабеллу за руку, я поспешил мимо тела и взглянул на нее: — Тебя это не испугало и не расстроило?

— Конечно, испугало, — подняла она брови. — Но бедняга нам ничего не сделает, поскольку он мертв, и ничего хорошего не вышло бы, если бы я ударилась в истерику. — Арабелла быстро оглядела пещеру. — Я больше боюсь того, кто убил его. — Она вздохнула: — Жаль, что у меня нет пистолета.

Я уставился на нее:

— У тебя есть пистолет?

Не здесь, конечно, ты же сказал, что нельзя брать Грааль запятнанными кровью руками, а с пистолетом всегда есть такая возможность. — Она взяла меня за руку и улыбнулась мне.

Я только головой покачал. Почему Арабеллу определили в Хранительницы Грааля, я не знаю. Сразившая похитителей ударом сумочки и жалеющая, что у нее нет пистолета, она, должно быть, одна из самых неистовых Хранительниц. Я подумал о бедняге Колдуэлле. Возможно, была причина для такого выбора.

Мы наконец дошли до алькова, в который нужно положить Грааль и Копье… но у меня было ощущение, что делать это небезопасно. Это свидетельствовало, что святые реликвии имеют собственный дух. Говорят, следует доверять Граалю и Копье, они сами найдут путь к местам, где их божественная мощь самая сильная. Хотя это не останавливает жадных людей, которые думают только о могуществе и богатстве, о том, чтобы украсть святыни и употребить их во зло.

Я вздохнул. Нужно верить. Я снова огляделся и краем глаза заметил какое-то движение. Я обернулся и услышал отчетливый звук.

— Это Уолдо, — сказала Арабелла.

Это был тот, что поменьше, обожатель красно-белых жилетов. У мелких всегда настырный нрав. Думаю, связав, мы только разозлили его, если считать показателем пистолет в его руке.

— Да, Уолдо, — сказал он, поведя оружием. — Копье у вас?

— Не глупите, — ответила Арабелла. — Зачем нам Копье? Это часовня. Взглянув на меня, она чуть подняла бровь. Я едва заметно кивнул, заметив, как она крепче сжала сумочку. — Мы собираемся пожениться, да, Уилл?

Уолдо огляделся:

— Это склеп, а не церковь.

— Да, это место ужас наводит, — раздался другой голос. — Тут столько мертвецов, включая седого типа. — В голосе того, кого Арабелла называла Бифхедом, на удивление слышалось сожаление. Помню, она сказала, что он не так умен, как его напарник, но гораздо крупнее. Он беспокойно огляделся, потом обиженно посмотрел на Уолдо: — На мой взгляд, неподходящее место для свадьбы.

— Склеп? — Повысив голос, Арабелла повернулась ко мне: — Склеп?! Да как ты посмел?! — Она топнула ногой. — Ну и отвратительный же ты тип! Ты же сказал, что мы поженимся как полагается! Ты говорил, что у меня будет свадебное платье, цветы, а сам привел меня к мертвецам! — Ее руки молотили воздух, и я присел, чтобы не попасть под удар.

— Да уж, лучше под ее сумочку не попадаться, — усмехнулся Бифхед, — опасная штука. — Он потер висок, и я увидел большой синяк.

— Молчать! — Уолдо ткнул пистолетом в нашу сторону. Бифхед с испуганным видом немедленно закрыл рот.

— Милая, ты должна послушать этого человека, — успокаивающим тоном сказал я, отодвигаясь от нее, и встал между Уолдо и Бифхедом. Я чуть повел головой, указывая на более крупного. Если она сможет ударить его сумочкой, а для этого ей только шаг нужно сделать, я сумею схватить Уолдо и разоружить его. Я молился, чтобы успеть сделать это раньше, чем он нажмет на курок.

Она снова топнула ногой:

— И не подумаю! Нет! А вы… — Взмахнув сумочкой, она ринулась к Бифхеду.

Тот, съежившись, присел, но этого было достаточно, чтобы Уолдо переключил внимание с меня на них. Я ударил его в челюсть, на его лице появилось ошеломленное выражение, и он потерял сознание.

Но раньше грохнул выстрел, громом прокатившийся по пещере.

Время замедлилось. Сумочка взлетела над нашими головами, Бифхед съежился, Арабелла с удивленным видом упала. Красное пятно расцветало на ее левой груди, я едва успел подхватить Арабеллу у самой земли, чтобы она не ударилась.

Я не мог говорить, только прижимал ее к себе. Она открыла глаза и посмотрела на меня:

— Ох, Уилл, больно!

— Тсс, Белла! — От чувства вины у меня сдавило горло. Не важно, что я проиграл как рыцарь Грааля, меня это больше не беспокоило. Я потерпел неудачу как возлюбленный, как муж. Даже к этой роли я не мог обеспечить ей безопасность.

— Не плачь, Уилл. — Она коснулась моей щеки, и ее рука стала влажной. — Все будет хорошо, вот увидишь. — Но она закашлялась, и я увидел кровь на ее губах. — Ох, Уилл, я никогда этого не говорила… я это написала, но никогда не говорила… ты моя любовь, мой Уилл! — Голос, казалось, булькал у нее в горле, глаза закрылись, дыхание покинуло ее. Яростный гнев и горе охватили меня.

— Она…

— Заткнись! — рявкнул я.

Бифхед отступил.

— Простите, — сказал он. — Не нужно мне это чертово Копье, сэр, и я постараюсь вернуть Грааль, который забрал мистер Уолдо. — Он замолчал. — Эта маленькая мисс, она отчаянная… Может, все не так плохо…

Грааль. Они думали, что он у них, но это лишь полоскательница Арабеллы. Настоящий у нас, у Арабеллы, в шляпной коробке. Надежда и гнев обуяли меня. Меня не волновало, кому по правилам следует иметь дело со святой реликвией, я думал лишь о том, что Грааль может помочь Арабелле, даже если я не выполню свою миссию.

Я мягко опустил ее на землю и бросился к освещенной нише, в которую следовало поставить реликвии и рядом с которой Арабелла поставила коробку. Схватив, я открыл ее и вытащил Грааль.

Жар и свет текли от него и вокруг меня, но я не обращал на это внимания. Сжимая в руке золотую чашу, я подбежал к Арабелле и подхватил ее. Господи, как же она неподвижна! Гнев снова поднимался во мне, я с вызовом смотрел на Грааль.

— Я старался, — сказал я, — старался, и это нужно засчитать. Я потерпел неудачу как рыцарь Грааля, но ты исцелишь Арабеллу. Ты сделаешь мою жену здоровой. Может быть, я не такой, как ты хочешь, но не забирай у меня жену. Не… — Горло перехватило, мои глаза закрылись.

Мои руки стали горячими, как чаша, которую я держал, но я только крепче сжимал ее, желая, чтобы Арабелле стало лучше.

Ее тело налилось тяжестью, я держал ее крепче.

— Пожалуйста, — шептал я. — Пожалуйста.

Я услышал ее вздох, никакого клокотания в горле, дыхание было чистым. Мне хотелось заплакать, но я сжимал Грааль, думая лишь о том, что Арабелла поправится, совсем поправится, будет совершенно здорова.

— Ух!

Я не открывал глаз и сжимал Арабеллу.

— Ох, Уилл! Я тебя очень люблю, но ты меня слишком крепко держишь.

Я открыл глаза, она смотрела на меня, в ее глазах светилась любовь.

— О Господи! Арабелла! — Я уткнулся в ее волосы, снова прижимая к себе. — Я думал, что потерял тебя.

— Конечно, нет, — сказала она. — Мы через слишком многое прошли, чтобы я отказалась от тебя. Ты моя настоящая любовь. — Она коснулась моей щеки, потом посмотрела на Грааль. — Знаешь, я думаю, мистер Скотт был прав.

Я думал о письме поэта, об историях, окружавших рыцарей Грааля и его Хранительниц, о пистолете Арабеллы и ее сумочке, о ее жертве.

— Мы действительно предназначены служить святым реликвиям, как он сказал. За исключением одного… Я уверен, что ты, Арабелла, рыцарь Грааля, а я его Хранитель.

— Нет, глупенький. Я имела в виду то, что он написал о любви. Жаль, что у меня в руках не было Копья, когда я пыталась ударить Бифхеда сумочкой, тогда бы я не промазала. — Отпустив, она поцеловала меня.

Я позволил себе на время поверить в это, потом услышал, как Бифхед прочистил горло.

— Прошу прощения, сэр, мэм, — с пристыженным видом он держал в руках шляпу. — Очень сожалею, что слушал мистера Уолдо. Времена были трудные, а деньги хорошие… мне не следовало в это впутываться, а эта девушка не заслуживает ран. — Если все хорошо, как я думаю… — Шаркая ногами, он начал отодвигаться от нас, и я бы охотно его отпустил, больше озабоченный Арабеллой. Я снова повернулся к ней.

— Ничего хорошего! — раздался возглас.

Господи, это снова Уолдо.

Однако звук удара и падения сказал мне, что Бифхед, решив искупить свою вину, вывел своего бывшего компаньона из игры и потащил его вон.

Мыс Арабеллой тут же поднялись на ноги, и она ахнула:

— Уилл, посмотри на Грааль!

Я по-прежнему держал его в руке, на какой-то миг мне пришлось заслонить глаза от его сияния. Но когда я посмотрел на него снова, в нем были три розы цвета утренней зари, серебристые потоки света исходили от него, словно лунные дорожки на воде. Сладкий запах витал вокруг, а когда Арабелла достала из наволочки Копье, свет засиял еще ярче. Копье совершенно изменилось, оно стало золотым, из него исходил пронзающий все свет. Арабелла смотрела на него, на какой-то миг она показалась выше ростом, став величественной и непреклонной.

Потом она улыбнулась мне и снова стала моей Арабеллой. «Спасибо, — сказал я про себя, — спасибо».

— Давай избавимся… гм… быстро отдадим их. И тогда сможем отправиться в обратный путь, — сказал я.

Она кивнула, и мы пошли в альков, где должны оказаться святые реликвии. Я говорил нужные слова, Арабелла повторяла их за мной, вместе мы положили Грааль и Копье в альков, так давно приготовленный для них. Вдруг послышался рокот, земля дрогнула под нашими ногами. Я увидел трещины над альковом, и куски камня, в котором была вырезана пещера, посыпались вниз. Арабелла метнулась вперед, чтобы схватить святыни.

— Нет, — сказал я. — Так лучше.

Схватив ее, я прижался к стене, ожидая новых толчков и падения камней. Поднялась пыль, забивая рот и нос, но все равно надо двигаться, иначе мы окажемся погребенными под руинами.

Наконец рокот прекратился, снова стало тихо. Пыль осела, и мы увидели, что альков засыпан обломками породы. Реликвии в безопасности. Мы повернули к выходу. Наша миссия выполнена.

— Надеюсь, они не погибли подпадающими камнями, — сказала Арабелла, когда мы выбрались на свет божий.

— Если они пережили двух злодеев, твою шляпную коробку, наволочку, сотню миль пути, то я уверен, что все в порядке. Кроме того, они сейчас могут быть совсем не там.

— Что? Ты хочешь сказать, что Бонапарт мог наложить на них лапу? После всех наших стараний?

— Нет, Грааль и Копье могут исчезать и появляться по собственной воле, если их принесли в правильное место силы и произнесли нужные слова. — Я посмотрел на нее и улыбнулся: — Если сердце в правильном месте. Теперь я в это верю.

Она взяла меня за руку, и мы пошли к карете мистера Скотта. Не обращая внимания на испуг кучера, я велел ему ехать в ближайшую гостиницу.

— Нет, сэр, это будет собственный дом мистера Скотта в Эдинбурге, — сказал Матисон. — С вашего позволения, сэр, но девушка встревожена, да и вы не в лучшей форме, я думаю.

Мое мнение о мистере Скотте резко возросло, я кивнул и расслабился в карете рядом с Арабеллой. Она положила голову мне на плечо, когда карета тронулась, и я заметил, что рука у меня больше не болит. Грааль исцелил и меня. Я обнял ее, и она прижалась теснее.

Теперь все замечательно, и я счастливый человек.

23 апреля 1806 года

Остановившись в Эшистиле и насладившись гостеприимством мистера Скотта, мы вернулись в Лондон. Миссис Скотт восхитительная женщина, с интересной смесью шотландского и французского акцентов, дети прелестные. Это навело меня на мысль, что мне бы тоже хотелось иметь детей, и когда я сказала об этом Уиллу, он ответил, что это прекрасная идея и нам немедленно следует об этом позаботиться и делать это больше пяти раз подряд, возможно, каждый день. Хотя я слышала от мамы, что финал процесса не слишком приятный, я думала, что по крайней мере можно наслаждаться самим процессом.

Вскоре после возвращения в Лондон мы отпраздновали наше бракосочетание, я познакомилась с родителями Уилла и его родными, а когда они познакомились с кузиной Джинн, выяснилось, что она им тоже родственница. Оказалось, что среди предков Уилла полторы сотни лет назад была Кэтрин де ла Фер, приходившаяся родной сестрой предкам Джинн. Я была рада видеть, что Джинн приняли с распростертыми объятиями и пригласили погостить во владениях Марстоунов, сколько она пожелает. Я была бы рада, если бы она была со мной.

Меж тем я совершенно счастлива. Как Уилл и обещал, мы с жаром занимались любовью. Особенно после свадебного бала, и хотя свет все еще сиял вокруг нас, я была благодарна, что он не такой яркий, как в то время, когда чаша и Копье были с нами. Я пыталась определить, зависит ли переменчивость света от продолжительности и интенсивности наших опытов, и должна сказать, что, похоже, это не важно, за исключением тех случаев, когда мы пробуем что-то новое, вроде того, когда я сверху или мы устраиваемся на столе.

Я заметила, что через несколько недель Уилл впал в рассеянное настроение, я тоже чувствовала некоторое беспокойство. Я скучала по приключениям, думаю, он — тоже. Но Грааль и Копье ушли, все закончено.

Мы завтракали (точнее, сидели за ленчем, потому что встали довольно поздно), когда в комнату поспешно вошла кузина Джинн, бледная и расстроенная. В руках она неловко держала тяжелый на вид сверток.

— Уильям… Арабелла…

Встревожившись, я поднялась с кресла.

— Что случилось, Джинн? Ты нездорова? Что ты принесла?

Кузина растерянно огляделась, заметила открытую дверь и решительно захлопнула ее. Потом повернулась к нам и осторожно положила сверток на стол.

— Вы должны помочь мне, — сказала она с нотой отчаяния в голосе. — Мне только что прислали это… Моих родственников, все еще страдающих от Наполеона, преследуют. — Она сглотнула, — Вы должны понимать, что это единственный путь. — Она разорвала бумагу и торопливо развернула сверток.

В вате лежала великолепный меч. Я подошла поближе посмотреть. Меч был старый, на клинке любопытные знаки — кресты, подумала я, или ряд геральдических лилий. От него начало исходить сияние, я подняла взгляд на Уилла, у которого глаза округлились, потом посмотрела на Джейн.

— Это меч из Фьербуа, — сказала она, — который носила Жанна д'Арк во время сражений. — Она понизила голос. — Его нужно надежно сохранить. Поскольку вы рыцарь и Хранительница Грааля, думаю… — Она уже все знала, так как приходилась нам родственницей с обеих сторон. Джинн умоляюще смотрела на нас. — Совет может помочь…

Мы с Уиллом посмотрели на слабо пульсирующий светом меч и переглянулись.

— Силы небесные, — в один голос сказали мы.

Потом Уилл улыбнулся мне, и я взяла меч в руки.