Чаша роз

Беверли Джо

Патни Мэри Джо

Харбо Карен

Сэмюел Барбара

Барбара Сэмюел

Вечная роза

 

 

Глава 1

— Тут привидения.

Элис Мэгилл всматривалась в жемчужно-серый туман, кружившийся в садике дома, в котором она недавно сняла квартиру. Над древней стеной, ограничивающей владения, показалась полная пожилая женщина в очках. На ней были темно-синий свитер и клеенчатая шляпа.

— Дом с привидениями? — спросила Элис.

— Да, и это тоже, но я имела в виду сад. Странные дела тут творятся. Надеюсь, вы будете осторожной в сумерках, мисс.

— Какие дела? — Элис тщательно скрыла скептицизм за вежливой улыбкой.

— Во-первых, кошки. — Заметив что-то за спиной Элис, она махнула рукой: — Брысь!

Повернувшись, Элис увидела большого ухоженного черно-белого кота, сидевшего на каменной скамье. Он сворачивал и разворачивал хвост, как обычно делают коты от скуки. Похоже, кот не обращал внимания на недовольство пожилой дамы. Усы у него с левой стороны дрогнули, словно он приподнял бровь, приглашая Элис в союзники.

— Он выглядит довольно безобидным.

— Вы так думаете? — Дама бросила в кота ветку, и он метнулся в кусты. — Они не безобидные, мисс, и на вашем месте я бы за ними понаблюдала.

— Спасибо, — сказала Элис, шутливо наморщив лоб.

— Вы американка? — Женщина с любопытством подалась вперед. — Что привело вас сюда? Вы учитесь? Тут обычно снимают квартиры студенты и преподаватели.

— Виновата. — Сняв тонкие перчатки, Элис подошла к стене. Старая дама, наверное, одинока, и ей хочется поговорить. — Меня зовут Элис Мэгилл. Я приехала работать над диссертацией по литературе.

— Ох, вся эта чепуха выше моего разумения, но тем не менее добро пожаловать.

— Спасибо, миссис…

Женщина беззаботно, почти по-девичьи, рассмеялась:

— Какая я бестолковая, забыла представиться! Я миссис Ли.

— Хотите чашечку чая, миссис Ли?

— О нет, дорогая, мне нужно подготовить сад к зиме.

— Хорошо. Спасибо за предупреждение. Насчет призраков и кошек. И насчет странных дел. — Элис повернулась к старому особняку, в котором сняла квартиру всего два дня назад. Здание четырнадцатого века было увито плющом, вьющимися розами и окружено рвом. Настоящий ров с водой. Одно это определило выбор Элис.

При теперешнем освещении призраки казались не только возможными, но и вполне вероятными. Туман проплывал клубами тайн, потом немного рассеялся, и показалась куртинка белых астр у каменной скамьи, одинокая желтая роза на плети, вьющейся вокруг окна спальни. Как красиво!

Восторг и благоговение переполняли Элис. Сколько себя помнила, она мечтала побывать в Англии. Родившаяся в Чикаго, в большой ирландско-американской семье, где любви было больше, чем денег, она закончила колледж, потом магистратуру и скопила достаточно средств, чтобы приехать в эту деревушку и на месте изучать английские и шотландские баллады. Англия! С того момента, когда Элис увидела под крылом самолета зеленые лужайки, ее сердце пело. Наконец-то она здесь. Здесь! Больше того, теперь она гуляет по саду старинного особняка с рвом. С рвом!

И, словно этого мало, она будет изучать и преподавать свои любимые легенды. Жизнь никогда не была лучше, подумала со счастливым вздохом Элис. Некоторые — среди них ее крайне суеверная бабушка-ирландка — сказали бы, что ей нужно следить, как бы с неба не свалилась вторая подкова и не набила бы шишку, но Элис предпочитала более радостную примету: если слушать свое сердце, оно обязательно приведет куда надо.

Другие назвали бы ее наивной, но они остались на резком ветру Среднего Запада, а она здесь, собирает цветы в саду, которому несколько веков. Хорошо послужившими ножницами, которые нашла на кухне в ящике, Элис срезала несколько голубых астр, бледные хризантемы и пошла к двери. По задней стене дома вились розы, их блестящая темно-зеленая листва выделялась на фоне нежно-серого дня. Розы уже почти отцвели, но осталось еще несколько ярко-желтых цветков. Она потянулась за одним, чуть повыше ее головы…

Краем глаза она уловила какое-то движение. Элис повернулась и увидела… нечто… быстро, но отчетливо мелькнувшее в деревьях. Она заметила вспышку пурпура, длинные черные волосы, потом туман окутал Элис так плотно, что показался одеялом, удушливым и тесным.

С таким же успехом она могла ослепнуть. От паники перехватило дыхание. Элис быстро повернулась, отыскивая глазами хоть что-нибудь, чтобы сориентироваться. Ничего не видно. Она сделка попытку двинуться к задней двери.

Во всяком случае, она так думала, но вместо этого споткнулась о круглую клумбу душистой лаванды и упала лицом в мокрую траву. Цветы рассыпались из ее корзинки, зубы стукнулись, она ударилась правым локтем. Налетавшие порывы ветра усиливали панику, и у нее появилось чувство, что она может умереть прямо здесь, в саду.

Возможно, бабушка была права, думала она, стараясь восстановить дыхание.

— Дышите! — произнес голос.

Элис старалась подчиниться, но такое впечатление, что два кулака стискивали ее легкие. Зрение начало меркнуть, это повергло ее в совершенный ужас, но, закоулками сознания понимая, что концом этой драмы станет смерть, она пыталась расслабиться.

— Дышите! — снова сказал мужской голос. Удар между лопаток настолько изумил Элис, что она втянула ртом воздух. Он наполнил ее легкие, потом последовал выдох, и она закашлялась.

Она села, повернулась поблагодарить своего спасителя, но туман был такой плотный, что она до сих пор ничего не видела.

— Спасибо, — сказала она.

Никакого ответа. Клубы тумана чуть дрогнули, и она увидела ногу в мягком кожаном башмаке, которая вскоре снова исчезла в тумане.

Элис неловко собрала рассыпавшиеся при падении цветы. Корзинка подождет, ее совсем не видно. Ножницы могут поржаветь, но она не собирается рисковать и снова свалиться. Поднявшись, Элис ступала осторожно, понимая, что в любом случае дойдет до садовой ограды, рва или задней стены дома. Звуки были приглушенными, но она отчетливо слышала плеск воды во рву. По крайней мере какой-то ориентир.

Двигаясь осторожно, она вглядывалась в плотный воздух и наконец заметила одинокое желтое пятно. Это была роза у ее окна, поблескивающая от влаги и яркая. Словно маяк, она привела Элис к двери.

Только тогда, положив ладонь на влажные кирпичи, Элис оглянулась на скрытый туманом сад. Кто помог ей?

Может быть, в саду есть призраки? Холодок пробежал у нее по спине. После завтрашних занятий она пороется в библиотеке и наведет справки об этом доме. Кто знает, какие драмы и утраченную любовь она откроет?

* * *

В ее модернизированной квартире в гостиной, совмещенной со спальней, был газовый камин. Кухня крошечная, зато ванная ярко-розовая и большая, но спальня наряду со рвом стала решающим фактором в выборе именно этого жилья.

Чтобы попасть в спальню, нужно подняться по винтовой лестнице, опираясь рукой о каменную стену. Легко было вообразить рыцарей с мечами у пояса, дам в пышных платьях, шепот и разговоры, за века впитанные стенами. Наверху дверь с закругленным верхом открывалась в настоящую средневековую комнату с тяжелой балкой над головой и огромным камином, где она, конечно, не станет разводить огонь. Окна выходили на три стороны. Под одним окном была скамья, похоже, приделанная к стене. Рядом стояли массивные кресла, на скамье лежала груда подушек, пурпурных, алых, золотых. Рядом стоял маленький столик, словно предназначенный для чашечки горячего шоколада или тостов. Элис привезла из дома шерстяной платок, который бабушка связала своим фирменным узором с розами.

Решив согреться после падения в саду, она приготовила шоколад, прихватила яблоко и поднялась в спальню. Элис уселась у окна, накинув на плечи платок. В такой густой туман можно было разглядеть только стебли плетистой розы, обвивающиеся вокруг водосточной трубы. Один желтый бутон ярко пламенел в квадратной раме древнего волнистого стекла.

Чтобы обрести душевное равновесие, Элис принялась читать материалы, которые надеялась превратить в убедительный рассказ. Легенды о Граале давно и прочно, укоренились в этих местах. Некоторые ученые считали, что он спрятан где-то неподалеку, возможно, в глубинах церковной крипты или за фальшивой стеной руин замка. Элис считала, что лирическая поэма «Roman de la Rose» содержит указания на его местоположение, и написала об этом научную работу. Занимаясь поисками, она наткнулась на малоизвестную балладу рыцарских времен, которая, казалось, связывала факты в единое целое. Баллада была написана здесь, в Хартфорде.

Убаюканная тишиной и, сумеречным светом, Элис задремала над книгами. Во сне она по-прежнему находилась в своей спальне, но все было другим. Вместо цветастого пухового одеяла большая кровать была покрыта бархатом и занавешена тяжелым пологом. В камине ярко горел огонь. Рядом стояли два кресла и небольшой диван, покрытые зеленой тканью с вышитыми охотничьими сценами и оленями.

Окно отворилось, и вошел мужчина. Поднимавшаяся за его спиной луна высветила длинные светлые волосы. Он улыбнулся, опустился перед Элис на колени и провел по ее щеке кончиками изящных пальцев.

— Просыпайся, моя прекрасная Элис, — сказал он глубоким мелодичным голосом. — Я принес медовое вино, хлеб и немного сыра.

Убаюканная волшебным сном, Элис совсем не испугалась. У нее дух захватило, когда она взглянула в лицо молодого мужчины. Он был красив, как принц, с аристократическими чертами лица и яркими губами. Его глаза глубокого бархатисто-синего цвета. Фигура у него тоже великолепная: он стройный, изящный, широкоплечий, распахнутая у ворота романтическая рубашка с пышными рукавами и манжетами открывала шею и легкую поросль волос на груди. Кровь в жилах Элис побежала быстрее.

— Иди, — сказал он. — Давай поужинаем у огня.

— Кто вы? — спросила она, взяв предложенную руку, и пошла с ним к камину. Она заметила, что ее одежда не изменилась, на ней по-прежнему была простая клетчатая юбка и блузка, на плечи накинут вязаный платок.

— Я Уильям из Нотфилда, — сказал он. — Мы встречались в саду.

— Так это были вы?

Он великодушно кивнул:

— Да, миледи.

— Спасибо. Я не знаю, что произошло. Я была совершенно сбита с толку. — Элис нахмурилась и поведала всю правду: — Голову от страха потеряла.

— Тут… непросто ориентироваться. — Расставив еду на низком столе, он сказал: — Я здесь, чтобы помочь вам узнать здешние правила.

Они уселись на толстый меховой ковер у камина, было достаточно тепло, Элис сняла с плеч платок и положила за спину. Гость поставил глиняный кувшин рядом с лежавшим на деревянной доске хлебом и белым сыром. Вытащив из-за пояса кинжал, он нарезал сыр и подал ей.

— И каковы правила?

— Их мало. Не бродите по саду на рассвете и на закате, а направляясь в деревню, держитесь подальше от дерева в центре поля.

Рыжеватый свет огня высвечивал его прямой нос, ласково скользил по скулам. Золотистая тень на подбородке и над верхней губой свидетельствовала, что день был долгий, с тех пор как он брился. Ей хотелось провести рукой, пощупать, колючие волоски или мягкие. Вдруг осознав свои мысли, Элис переключила внимание на хлеб и сыр, такое восприятие странной ситуации было совершенно ей не свойственно.

И еще…

— Можно спросить почему? — поинтересовалась она и откусила кусок.

— Я не имею права сообщать эту информацию.

Элис улыбнулась, подумав, как ловко ее сон оснащен деталями. Речь мужчины была такой учтивой, жесты изысканны, как в какой-нибудь шекспировской пьесе.

— Хорошо.

Заметив ее улыбку, он наклонил голову:

— Вы находите меня смешным?

— Вовсе нет.

— Я рад. — Она даже не поняла, откуда он извлек кубок. — Придется нам обойтись одним. Второго тут нет.

— Я не возражаю.

Золотая чаша была украшена резными розами, которые, казалось, почти шевелились, когда он держал ее длинными пальцами. Он налил из глиняного кувшина густой янтарный напиток и подал кубок Элис.

Его глаза блеснули, и на миг Элис испугалась. Это какое-то испытание? Если она выпьет первой, то будет околдована? Мужчина достаточно красив, чтобы быть волшебником. Возможно, она уже попала под его чары.

Заметив ее колебания, Уильям посерьезнел:

— Даю слово, что не причиню вам вреда, миледи.

— Пейте первым.

— Хорошо. — Он улыбнулся краешком рта, это придало ему озорной вид. Отпив большой глоток, он передал кубок ей. — Это мед от пчел моего отца.

Отблески огня играли на кубке, казалось, живые стебли оплетают чашу и розы обретают цвет. Заинтригованная, Элис сомкнула ладони вокруг чаши и с внезапным волнением подумала, не Грааль ли это. Чаша была теплой, живой.

«Не глупи», — сказала себе Элис. Просто металл нагревается от рук, и не более того, под пальцами никаких стеблей. Она улыбнулась своей причудливой фантазии и выпила.

Мед согрел ее язык и горло, скользнул в желудок.

— Восхитительно.

— Да, — сказал Уильям. — И еще два момента…

Резкий крик разрезал воздух. Это был ужасный звук — полукрик-полурычание, смесь боли и ярости.

Элис очнулась от грез. Оказывается, она свернулась у окна и дрожала от холода. За окнами была темнота. Элис выпрямилась так резко, что книга упала на пол. Сердце у нее колотилось. Думая об ужасном крике, она прислушивалась, но было тихо, как в могиле.

Вскоре она расслабилась, настроение из ее сна вернулось к ней. Красивый молодой мужчина, мед, потрескивающий огонь, кубок, из которого они вместе пили!

— Увлекательно, — сказала она, сообразив, как сплелись вместе элементы истории и легенды. Какая чудесная греза, если не считать финала.

Но теперь она готова перекусить. Хлеб и сыр из ее сна заставили желать реальной пищи.

 

Глава 2

Рассвет был нежно-золотистый, туман лежал только в низинах. Элис надела удобные ботинки, накинула легкое пальто и отправилась к старому замку на холме, в котором располагалось учебное заведение. На локте у нее был небольшой синяк от падения в саду, но все остальное было замечательно. Закрыв за собой дверь, она заметила желтую розу. Решив воткнуть ее в волосы, Элис встала на камень и попыталась схватить цветок. Словно защищая розу, один шип поцарапал ее запястье, другой уколол указательный палец.

— Ой! — сказала она, ни к кому не обращаясь, и слизнула выступившую на пальце Капельку крови. — Хорошо, хорошо, — сказала она розе, — я поняла. Ты не хочешь, чтобы тебя срывали.

Улыбнувшись собственной глупости, Элис по маленькому каменному мосту перешла ров и вышла к задним воротам. Одно из преимуществ особняка заключалось в том, что он стоял немного в стороне от деревни и от обнесенного стеной студенческого кампуса. Элис могла или ехать три минуты по узкой дороге, обсаженной деревьями и изобилующей тупиками, или идти по тропинке, бегущей через луг, пол кронами рододендронов и ореховых деревьев, по краю обширного зеленого пастбища. Сквозь живую изгородь можно было разглядеть современные дома из кирпича с пристроенными сзади застекленными террасами, но если посмотреть в другую сторону, на пастбище с одиноким деревом в центре, то за ним виднелись только старинные крыши и шпиль церкви. У Элис возникало чувство, будто она перенеслась в другое время. Пока она шла, ноги у нее промокли от росы. Она воображала, как до нее люди веками ходили по этой тропинке — поэты в париках и с пышными рукавами, крестьяне, несущие провизию в деревню, возможно, даже римляне! Это щекотало ей нервы и вызывало трепет.

Только дерево немного беспокоило. Оно стояло в центре, ветки изящно и симметрично тянулись во все стороны. Вероятно, под ним можно укрыться. Но ведь вокруг него трудно пахать.

Вдруг Элис вспомнила, что во сне ее предупреждали держаться подальше от дерева. Очевидно, оно тревожило ее больше, чем она сознавала. Нужно поискать упоминания о таких деревьях.

До деревни была добрая миля. Поля сменялись узкими улочками, вдоль которых стояли скромные и очень аккуратные домики из темного кирпича. Все, кто мог себе это позволить, пристроили с южной стороны застекленную террасу, и почти каждый садик мог похвастаться обилием осенних цветов — хризантемами, поздними розами, астрами.

Улочки вели к Хай-стрит, когда-то в древности тут проложили дорогу римляне, потом по ней ездили кареты, на север — к Лондону, на юг — к морю. Теперь по сторонам ее было смешение времен: аптека с современными медицинскими товарами в витринах соседствовала с пабом, который размещался в здании столь древнем, что оно сгорбилось, словно вдова, небольшой супермаркет стоял рядом со старой церковью, превращенной в кинотеатр. Элис зашла за чашкой чая в кафе, спрятавшееся в углу старинной гостиницы «Корона и тернии». Гостиница походила на картинку из детской книжки с волшебными сказками, судя по форме, крыша когда-то была соломенной, стены наполовину обшиты деревом. Оконные стекла были толстые и волнистые. Внутри люди теснились у маленьких столиков и вдоль стойки.

Элис встала в очередь, вдыхая, густой запах кофе. Как обманчиво, всегда думала она, потому что вкус любого кофе не мог сравниться с его божественным ароматом. Она никогда не была заядлой любительницей кофе, хотя кофейни росли в Штатах как грибы после дождя. Она предпочитала чай, крепкий, сладкий, с молоком, англичане знают в нем толк. Вот это действительно божественно. Толпа посетителей представляла собой обычное смешение людей: торопящиеся на работу в Лондон клерки в скучных костюмах и пальто, старшеклассники в форме, музыканты, преподаватели из местного университета. Был тут седовласый мужчина, сутулый, в забавных очках, деловая женщина в практичной одежде, но сильнее всего интриговала кучка молодежи, поразительно красивой. Одна из девушек была так чудесна, что невозможно было на нее не поглядывать: гибкая и грациозная, как танцовщица, прелестное личико формой напоминало кошачью мордочку, раскосые зеленые глаза доминировали на нем, длинные волосы прикрыты капюшоном пурпурной накидки. Девушка казалась вожаком группы, остальные, внешность которых тоже ошеломляла, внимали ей.

Пока Элис ждала своей очереди, девушка окинула ее высокомерным взглядом. Едва заметная неприятная улыбка изогнула ее розовые губы, и она снова повернулась к своему кружку.

Отвергнута.

Элис размышляла над собственной реакцией. Смутиться? Рассердиться? Девушка снова взглянула на нее, прищурившись так, что у кошки такой прищур показался бы злобным. Элис подумала о пуме, равнодушно высматривающей жертву.

Подошла очередь, Элис шагнула к стойке, заказала чай, и, пока ждала его, девушка увлеклась разговором и больше на нее не взглянула.

Странно, сказала себе Элис, выйдя с картонным стаканчиком на улицу. Но это не ее забота. Сегодня ей предстоит прочитать лекцию о балладе, которая привела ее сюда, а потом она сможет зарыться в огромной библиотеке фольклора и музыки, размещавшейся в бывшем главном зале замка.

Элис немало нервничала, направляясь в назначенную ей аудиторию. Это была мрачная, продуваемая сквозняком комната с огромными окнами, смотревшими на холодный север, на лес с березами и огромными дубами. Зеленые тени внизу под укрытием ветвей казались немного пугающими. И Элис посмеялась над собой. Странный вчерашний туман ее немного напугал.

Все это чепуха. Элис положила свои вещи на стол и стала искать выключатель, но когда обнаружила его, свет не сильно разогнал мрак.

Она выиграла грант на изучение в течение шести недель «Романа о розе», старинных баллад о розах и чаше. Тема заинтересовала только двенадцать студентов. Класс собирался раз в неделю, давая студентам — и преподавателям — массу времени для индивидуальных занятий. Когда студенты вошли, кто-то улыбнулся ей, кто-то совершенно ее игнорировал. Все как обычно, и нервы у Элис успокоились. Она всего лишь на несколько лет старше своих учеников, ей двадцать четыре, а им двадцать — двадцать один. От этого легче расслабиться.

Пока не появилась группа из кафе, ведомая девушкой в пурпурной накидке. На ней были высокие кожаные сапоги, джинсы с низкой посадкой обтягивали стройные бедра. Легкая улыбка приподняла уголки ее губ, когда она встретилась взглядом с Элис. Снова не поддающийся определению блеск. Вызов? Ярость?

— Ну и что мы тут имеем, мальчики? — бросила она через плечо своей свите. Голос у нее был низкий, гортанный, как и следовало ожидать от такого лица и тела. Все в Ней предназначено завораживать, обольстить, поймать в ловушку, с внезапной злостью подумала Элис. — Похоже, эта маленькая американка будет нашей наставницей. Как причудливо!

— Здравствуйте, — сказала Элис, умышленно отведя взгляд от девушки. — Я Элис Мэгилл. Ваша подруга права, я действительно из Америки. Кто-то еще есть оттуда?

Стройная, атлетичного вида девушка с длинными светлыми волосами подняла руку.

— Я Кристал, — сказала она. — Из Сиэтла.

Девушка в накидке насмешливо фыркнула:

— Не Барби?

— Очень смешно. Подобной остроты в жизни не слышала.

— Если все устроились, то давайте познакомимся и начнем. Нам много надо сделать за короткое время.

Все представились и рассказали, что изучают. Девушка в накидке, конечно, была последней, после трех ее фаворитов, назвавшихся Джоном, Лейтом и Николсом, стройных, длинноногих, изящных, словно из другого времени.

— Экейше, — представилась она гортанным голосом. — Певица.

— Спасибо, — Элис открыла свои записи. — Мы будем изучать народную песню, родившуюся из лирической поэмы, написанной во времена войны Алой и Белой розы, «Балладу об Уильяме из Хартфорда». Некоторые видят в ней связь со Святым Граалем. Как большинству из вас известно, это чаша, из которой Иисус на Тайной вечере причащал своих учеников со словами «Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя».

— Фу! — сказал кто-то из студентов.

Элис повела плечом:

— Считается, что Грааль обладает огромным могуществом. И многие признаки указывают, что он хранится именно в этом графстве. — Она открыла текст и, ощутив беззвучный шорох в комнате, подняла глаза: Но кроме одного студента, рывшегося в рюкзаке, все, казалось, внимательно слушали. Даже Экейше сидела прямо, спокойно сложив перед собой изящные руки. — Все читали балладу?

— Очень уж она непонятная, — сказала пухлая девушка. — Даже в библиотеке о ней мало материала.

— Мы все ее читали. — Лейт указал на кучку студентов, собравшихся вокруг Экейше.

— Хотите обсудить?

— Нет.

Сбитая с толку, Элис спросила:

— Кто хочет?

Кристал подняла руку.

— Пожалуйста, — кивнула ей Элис.

— Это рыцарская поэма о юноше, который привлек внимание королевы фей, но оставался неуязвимым, потому что защищал Хранительницу Грааля. Королева прокляла его, и он обречен жить в волшебной стране, пока смертная женщина не освободит его.

— Правильно. И, как во всех рыцарских поэмах, ему предстоит серия испытаний, прежде чем он освободится. Кто скажет, каковы они?

— Земная женщина должна влюбиться в него по доброй воле, — сказала девушка с северным провинциальным акцентом. — И ей нужно самой найти Грааль и принести ему.

В группе молодых красавцев, которых Элис про себя окрестила «лорды и леди», раздалось фырканье.

— Только одна маленькая проблема, — сказал один из них.

— И какая же? — спросила Элис.

— Женщина должна быть седьмой дочерью. Таких не много осталось в мире. — Под хмурым Взглядом Экейше он понурился, но Элис подхватила тему:

— Действительно, в наши дни мало больших семей, хотя, признаюсь, я младшая из девятерых детей. — Она улыбнулась. — У кого-нибудь еще есть много братьев и сестер?

Двое подняли руки.

— Я одна из шести детей, — сказала неопрятного вида девица с торчащим зубом.

— Я седьмая дочь, — выразительным голосом объявила девушка с длинными рыжими волосами. — Я его освобожу. Похоже, он горячий парень.

Класс рассмеялся.

— Почему вы так сказали? Что в нем привлекает?

— Он защищает женщину и Грааль и даже сопротивляется королеве фей, которая самое красивое создание на свете. — Она повела плечом. — Это наводит на мысли о чести и преданности. Мужчины, похоже, в наши дни это не ценят.

— Они никогда этого не ценили, — сказала одна из «леди». — Мужчины всегда были двуличными и слушались только своего прибора.

Снова раздался смех.

— Некоторые, считают, — вставила Элис, — что автор любил пропавшего юношу.

— Как можно это утверждать, если даже точно не известно, кто написал поэму? — спросила Кристал.

— Все это предположения, — согласилась Элис. — Скорее всего автор — Эдмунд Хайтауэр, юный аристократ, отправившийся ко двору в 1465 году. Он много писал о войне Алой и Белой розы, о юной женщине по имени Элизабет и был потрясен потерей друга. Считается, что поэма написана как дань этому другу.

— Он создал выдумку, чтобы утешиться, — заявила Экейше. — Слабак.

По крайней мере хоть что-то, чтобы продолжить дискуссию.

— Волшебная страна — это метафора небес?

— Мы здесь называем это Страной вечного лета, — сказал один из студентов. — Это куда лучше небес.

— Красиво. Спасибо. — Элис посмотрела ему в глаза. — Вы нам почитаете? Пожалуйста.

Парень оглянулся на Кристал, которая старательно игнорировала его.

— С удовольствием, — выпрямился он.

После занятий Элис отправилась в библиотеку и работала там, пока, желудок не напомнил, что она пропустила ленч. Взглянув в окно, она увидела, что начался слабый дождик, накинула плащ и отправилась в паб на Хай-стрит. Нырнув в темную комнату, она заказала крестьянский завтрак: сыр, маринованный лук, хлеб и чай.

— Конечно, мисс, — ответил лысый буфетчик в белом фартуке на внушительном животе. — Яичницу будете?

— Нет, спасибо.

— Сейчас принесу. У окна есть хорошее местечко, если хотите позаниматься.

Элис жестом поблагодарила его и пошла к столику, который он указал. В окно со свинцовым переплетом сквозь струи дождя падал серебристый свет. С другой стороны комнаты в камине на смолистых сосновых поленьях потрескивал огонь.

Только усаживаясь, Элис заметила свою студентку-блондинку, склонившуюся над толстой книгой. Очки в массивной прямоугольной оправе придавал и девушке ученый вид. Когда Элис села, блондинка подняла глаза.

— Привет, — сказала она. — Помните меня? Я Кристал из Сиэтла.

— Конечно, помню. Я не помешаю?

— Честно говоря, я буду этому рада. Хотите присоединиться ко мне? Я собираюсь выпить пива.

— Я весь день занималась. — Элис указала на место рядом с собой. — Тут удобнее. Пересаживайтесь.

Кристал взяла свою книжку.

— Приятно поговорить с американкой, — сказала она. — Сначала я старалась разговаривать только с местными, но… хоть слова те же, Но культура другая.

— Я здесь меньше недели, — сказала Элис, — но кое-что заметила.

Буфетчик, принимавший заказ, услышал их разговор.

— Вам, американцам, лишь бы обниматься да поболтать, — подмигнул он. — А мы уже добрых два тысячелетия держим все в себе.

— Понятно, — усмехнулась Элис.

— Что принести, моя прелесть?

— Эль, как всегда, — сказала Кристал.

— Полпинты, милая?

— Нет, — закатила глаза Кристал. — Вы же знаете, сэр, что мне больше нравится целая пинта.

Он рассмеялся, похлопывая волосатыми пальцами по столу, и пошел за элем.

— Его зовут Филипп, — сказала Кристал. — И он один из самых приятных людей тут.

— Где вы остановились? — спросила Элис.

— Прямо за углом, над аптекой, — ответила Кристал. — Мы втроем живем в квартире, там такая крошечная кухня, какой я в жизни не видела, И одна спальня с двуспальными кроватями и раскладной кушеткой.

— Зато, держу пари, ванная большая, — рассмеялась Элис. — У меня она просто огромная, такой красивой я никогда не видела.

— Это правда, но приходится включать регулятор, чтобы потекла горячая вода. Я часто об этом забываю, и тогда в спешке приходится мыться холодной. Даже душа нет.

Филипп принес эль. На обратном пути он сунул монету в музыкальный автомат, зазвучала тихая кельтская музыка.

Кристал отхлебнула золотистый напиток.

— А вы где остановились?

— Я нашла квартиру в особняке.

— Не сомневаюсь, там красиво, — сказала Кристал, — но пешком далековато. Вы на машине?

— Пока нет. Но попытаюсь обзавестись.

Филипп принес тарелку с Сыром и луком, Элис, вдыхая острый запах маринованного лука, чеддера и свежего хлеба, занялась едой с грацией голодной собаки.

— Просто фантастика, — проговорила она между глотками. — Я ужасно проголодалась.

— В университете есть кафетерий.

— Я увлеклась. Углубилась в поиски и вспомнила про еду, только когда в животе заурчало.

— Увы, про себя не могу сказать, что забываю про еду, — качнула головой Кристал. — Иначе не бегала бы по утрам.

— И все-таки не надо много бегать, — сказал буфетчик, вытирая соседний стол. — Мужчинам нравится, когда на женщине есть немного мяса. Американцы или очень костлявые, или очень толсты.

— Не хотите оставить свое мнение при себе? — бросила Кристал.

— За болтовню с хорошенькой девушкой винить нельзя, — усмехнулся Филипп, взял поднос со стаканами и, насвистывая, понес на кухню.

Кристал смотрела ему вслед.

— Правда, чудесный акцент? Думаю, из-за него я сюда приехала.

Утолив первый голод, Элис откинулась на спинку и отхлебнула чай.

— Расскажите об Экейше.

Взгляд Кристал скользнул в сторону.

— Что вы хотите знать?

— Что угодно. Она явно очень умна.

— Мм… я мало что знаю. Она никогда не была любезна со мной. Один из ее приятелей общался со мной первые две недели, и с тех пор она никому из них не позволяет приближаться ко мне. Ей действительно нужно быть центром всего.

— Она всегда так одевается? Так театрально?

— Порой, даже еще пафоснее.

Паб начал наполняться людьми, они занимали места у барной стойки и вокруг свободного пространства, где стоял микрофон.

— Какую музыку тут исполняют?

— Баллады, конечно.

Элис глянула в окно. Через час с небольшим стемнеет.

У нее нет времени задерживаться.

— Расскажите, что привело вас в Англию.

— Это обычная история, — ответила Кристал. — Учеба за границей. Английский — моя специализация. По крайней мере это дает возможность на время уехать из Сиэтла. Обожаю путешествовать. Куда больше, чем учиться. — Она озорно улыбнулась. — Может, скоплю денег и отправлюсь с рюкзаком вокруг света, как австралийцы.

— Уверена, это будет здорово.

— А как насчет вас, мисс Мэгилл? Вы, должно быть, хорошая студентка, иначе не оказались бы в магистратуре.

— Пожалуйста, называйте меня Элис. Да, мне нравится учиться, — призналась она. — Меня увлекает какая-нибудь идея, романтическая поэзия. Но я мечтала приехать в Англию с детства. Моя бабушка любила английскую литературу и всегда читала мне стихи.

У двери звякнул колокольчик, вошла группа студентов, все с распущенными волосами, в колоритных одеждах. Двоих парней Элис утром видела в кафе, а три девушки были и утром в кафе, и на лекции. Все они были хороши, на странный и удивительный лад. Волосы рыжие, черные, золотистые, но у всех блестящие и длинные. Ни одного с кривыми зубами, плохой фигурой или обломанными ногтями.

— Если они здесь, — сказала Элис, — значит, Экейше где-то рядом.

— Без сомнения.

Элис махнула рукой Филиппу, прося счет.

— Они все из какой-нибудь закрытой школы? Очень уж они холеные.

— У меня такое впечатление, что они знают друг друга с детства, и, похожему них куча денег. У них отличные машины, одежда и так далее.

— Наверняка дети герцогов, маркизов и принцев.

Кристал хмуро посмотрела на юношу с падавшими на плечи черными локонами, ворот и манжеты его зеленого жакета были украшены вышивкой в финском стиле. Он перехватил ее взгляд и покраснел. Хотел было подойти, но открылась дверь и стремительно вошла Экейше, будто с порывом пахнущего зеленью ветра. На ней была просвечивающая блузка, демонстрирующая изящные ключицы и верх явно прелестной груди. Тоненькая талия перехвачена широким поясом, как в Средние века.

За ней вошли две девушки и трое мужчин, все смеялись, кроме одного. Голова его была опущена, так что Элис не могла видеть его лицо, но сердце у нее болезненно сжалось. Изгиб шеи, волна волос, плавность движений наводили ее на мысль, что это мужчина из ее сна.

Может ли такое быть? Она не сводила с него глаз, мечтая, чтобы он поднял голову. Двое его товарищей прошли вперед, а он снял кожаную куртку, повесил на крючок у двери и шагнул на свет.

Высокие скулы, темные синие глаза, широкий лоб, красивый рот. Все сходится, до последней детали. Это человек из ее грез.

Когда это странное узнавание укоренилось в ней, он перехватил ее взгляд, и его глаза расширились от страха.

Он узнал ее? В каком мире это возможно?

 

Глава 3

У Элис дыхание перехватило, она не могла отвести взгляд и сдавленно вскрикнула, когда Филипп сказал:

— Все готово.

Кристал повернулась к ней, и Элис наклонила голову, пряча лицо.

— Сейчас сдачу принесу, — сказал Филипп.

— Не надо, все нормально.

— Это слишком много даже для американцев, — покачал головой Филипп. — Сейчас вернусь.

Чувствуя, как у нее горят уши, Элис занялась последними глотками чая. Это просто смешно! Сон не может стать реальностью.

— Что с вами? — спросила Кристал.

Подняв глаза, Элис увидела, что мужчина исчез. Поток эмоций — возбуждение, облегчение, разочарование — захлестывал ее, она промокнула влажный рот бумажной салфеткой, которую ухитрилась порвать.

— Что вы имеете в виду?

— Вы так разволновались.

— Все в порядке.

Группа Экейше уселась вокруг большого круглого стола рядом со сценой и заказала напитки. Остальные клиенты расступились, освобождая им место, точно так же, как студенты в классе. Был у «лордов и леди» и внешний круг прихлебателей. Этот термин пришел в голову Элис с особенной выразительностью.

Один из молодых людей принес на сцену барабан, а длинноволосая рыжая девушка в костюме, напоминающем Робин Гуда, села на стул.

— Будет кельтская музыка, — сказала Кристал. — У моего брата такой же барабан.

— А юг о еще носит такие романтические одежды?

— Все вокруг. Разве вы не заметили?

Теперь Элис обратила внимание, что у большинства молодых людей пышные рукава и тому подобное. Она покачала головой.

— Вы не поклонница кельтских нарядов? — спросила Кристал.

— Не в этом дело. — Элис огляделась, посмотрела на тяжелые балки над головой, весело потрескивающий огонь, деревянную тарелку, на которой ей принесли еду. Не хватает только факелов на стенах, и это будет точная копия средневековой харчевни. — Просто все кажется немного эксцентричным.

— Не совсем вас понимаю.

— Не знаю, как выразиться точнее.

Вошли еще люди. Элис неохотно взяла со стола сдачу.

— Думаю, мне пора.

— Останьтесь ненадолго. Послушайте одну-две песни. Просто чтобы понять, какие они. Мы разделим пинту.

Дома ее ждут лишь занятия и, возможно, наводящее тоску письмо от бывшего бойфренда, чье решение взобраться на горы Непала придало Элис решимости наконец отправиться в Англию. Ее друг не пользовался связью через компьютер даже когда мог, считая это бездушным, а письма шли порой очень долго.

И разве главным поводом приезда сюда не было стремление понять, какой жизни она для себя хочет?

— Хорошо. Но не дольше. Не хочу возвращаться домой по темноте. — Элис вытерла рот. — Мне нужно попудрить нос. Где здесь туалет?

Кристал указала на узкий холл, Элис прошла по коридору с низким потоком и нашла дамскую комнату. От возбуждения перехватывало горло, в зеркале отражались пылающие щеки. Странно было видеть свое обычное лицо, обычные черты, когда внутри все горит. Она солгала Кристал: она совсем не в порядке.

Трудно находиться в обществе роскошных и совершенных красавцев, которых она окрестила «лорды и леди».

«Лорды и леди». Подставив руки под струю воздуха, Элис нахмурилась, когда странная мысль мелькнула у нее в голове. Феи и волшебники на взгляд простых смертных необычайно красивы. Что, если…

Это нелепо даже для ее живого воображения. Феи!

Действительно, ее воображение сегодня разгулялось. Должно быть, что-то есть в здешней воде.

Она направилась обратно в зал, но вскоре поняла, что не туда свернула, поскольку оказалась в тупике, за холодной кирпичной стеной слышались разговоры на кухне. Было темно, чтобы вернуться назад, ей пришлось держаться за стену. Кирпичи под ее пальцами были холодными и немного влажными.

Элис поняла, что здесь не одна. Она почувствовала чье-то присутствие за миг до того, как мужская рука закрыла ей рот, не давая крикнуть.

— Я не причиню вам вреда.

Это был голос из ее сна, необычный акцент, бархатистый тембр, такой непривычный и чудесный. Она закрыла глаза и кивнула, чувствуя, как Мужчина сзади прижимается к ней грудью, бедрами. Он убрал ладонь от ее рта, его пальцы скользнули по ее руке.

— У меня сердце замерло от страха, когда я вошел и увидел, что вы сидите здесь. — Он легко переплел свои пальцы с ее рукой. — Вы не должны танцевать. — Его дыхание, влажное и горячее, щекотало затылок, и Элис вздрогнула, Его пальцы скользили по ее запястью. — Поклянитесь!

— Клянусь, я не буду танцевать, — прошептала Элис.

— Уже почти сумерки, вы должны вернуться домой до темноты. Когда я запою «Эльфийский рыцарь», уходите.

— Хорошо.

В темноте он подвинулся совсем близко, его большой палец кружил по ее ладони, скользнул к запястью. Элис ощущала каждый сантиметр своего тела, где соприкасалась с незнакомцем — лопатки, ягодицы, впадинки под коленями, — и каждый сантиметр, не касавшийся его, — свою отяжелевшую грудь, открытую шею, трепетавшее сердце.

Он наклонился ниже, и она почувствовала, как его губы чуть задели ее шею.

— Не танцуйте, — снова сказал Огги ушел.

Элис закрыла рот рукой, по телу бежали мурашки, волосы казались наэлектризованными. Трясясь, она несколько раз глубоко вдохнула, чтобы прийти в себя, потом направилась в зал. На этот раз она сумела найти дорогу. В зале было многолюдно и весело, Элис с любопытством остановилась, словно очень долго отсутствовала.

Когда она пошла через зал, послышался легкий шорох, словно дюжина рук разглаживала дюжину юбок и рукавов, дюжина ног скользила по пыльному деревянному полу в мягких башмаках. Но Элис видела, что всеобщее возбуждение связано не с ней, а со сценой. Она повернулась.

Это был он, мужчина из ее грез. Свет бросал яркие блики на его макушку, подчеркивал скулы, высвечивал длинные белые руки. У нее вдруг не стало воздуха в легких, словно она оказалась в другом измерении. Он поднял незнакомый ей струнный инструмент, девушка взяла колокольчики, на сцену взобрался волынщик, плотный и невысокий, с мускулатурой дискобола. Мужчина из ее сна — Уильям, припомнила она, его зовут Уильям, — кивнул остальным, и они начали играть.

Элис беспомощно осела на скамью. Он не просто похож на мужчину из ее грез. Это действительно он! На нем были тот же зеленый костюм, та же рубашка с пышными рукавами, подчеркивающая плечи. И лицо такое изящное, совершенных пропорций. Она думала о том, как он предложил ей сыр и мед, о насыщенном воздухе вокруг него, хотя его голос звучал в ее ушах всего нисколько мгновений назад, его палец прижимался к ее ладони. И, словно сами мысли о нем завораживали, она почувствовала волну жара.

— Кто это? — спросила Кристал. — Никогда его раньше тут не видела.

Ошеломленная, Элис покачала головой. Барабанщик начал отбивать ритм, волынщик заиграл, девушка тряхнула колокольчиками. Уильям кивнул им и начал перебирать струны длинными пальцами. Блики света играли на его волосах.

Элис поймала себя на том, что затаила дыхание, когда он наклонился к микрофону.

Даже голос был тот же самый, редкого тембра и густоты, а акцент сильно отличался от остальных. Его голос вплетался в звуки волынки, колокольчиков, струн и бой барабана игривой песней, которая пробудила всех.

Хотя сам певец казался на удивление безрадостным. Остальные музыканты улыбались, даже смеялись и вскрикивали в определенных местах, а Уильям — нет. Ему недоставало их вовлеченности в песню.

Уильям!

Будто можно узнать имя во сне. Элис покачала головой и отпила большой глоток эля, надеясь промочить горевшее горло.

— Какой же он красивый, — вздохнула рядом Кристал.

Элис смогла только кивнуть. Как и все остальные, она попала под чары музыки. Она знала много песен из собрания баллад Чайлда, которые изучала вместе с литературой времен «Романа о розе». Они наставляли юных женщин остерегаться красавцев, учили молодых мужчин не попадаться на приманку искрящихся девичьих глаз, предостерегали всех от колдовства и учили выбирать возлюбленных в своем кругу.

Когда начались танцы, Элис с жадностью наблюдала. Ритм барабанов заставлял ее притоптывать и постукивать пальцами по столу. Танцующие смеялись, менялись парами, это было просто волшебно. Она сопротивлялась желанию присоединиться к ним.

Мальчик лет двенадцати-тринадцати вошел в паб и направился прямо к компании «лордов и леди». Наклонившись, он что-то прошептал Экейше на ухо. Она махнула рукой, потом встала и вышла вслед за ним. Элис и Кристал, переглянувшись, пожали плечами и переключили внимание на музыку.

Уильям до этого пел, ни к кому не обращаясь, но вдруг выпрямился и, хотя Элис сидела здесь весь вечер, казалось, теперь смотрел прямо на нее. В какой-то миг глаза их встретились, и Элис готова была поклясться, что вокруг него существует электрическое поле, которое отдавало каждую клеточку ее тела его заботе. Она чувствовала, что пылает. Казалось, подними она руку, и окажется, что ладонь светится.

Потом певец перевел взгляд на окна, и на его лице появилась тревога.

Все произошло очень быстро, за строку песни, которую они заканчивали. Уильям наклонился к микрофону и смотрел на бар, словно адресуя свои слова хорошенькой девушке, потягивающей вино у стойки.

— Остерегайтесь волшебства и темноты, — сказал он бархатистым голосом. — Мы споем еще одну песню, а потом сделаем маленький перерыв.

Красотка Нелл, ко мне ступай, Ведь с розой расцветет тимьян, Ты три загадки отгадай, И ждет тебя любовь моя.

Когда он пел, его внимание было сосредоточено на Элис, у нее было такое чувство, что мозг кипит, она тонула в волнах возбуждения.

Кристал вернула ее к реальности, больно толкнув локтем в ребра.

— Он смотрит прямо на вас. Как и приятели Экейше. Похоже, у вас будут проблемы.

Элис вернулась из грез на землю. Вскочив, она схватила сумку и книги.

— Мне нужно идти! — Даже не оглянувшись, она выскочила на улицу.

Сгустились сумерки, пурпурные отблески заката скрывали детали, казалось, Элис шагнула между временами, измерениями, жизнями. На западе горизонт еще горел ярким розовым светом. Если она поспешит, то вернется домой до темноты.

На улице было людно, прогуливались веселые компании, какая-то женщина несла из магазина зелень в авоське. Элис влилась в общий поток, явная обычность людей ослабила панику, охватившую ее в пабе. Сунув руки в карманы, она тряхнула головой. Что это на нее нашло?

Это из-за самой деревни, сказала она себе. Туман, особняк… Древность и атмосфера навевали склонность к старинным историям. Не говоря уже о том, что она весь день провела в библиотеке, погрузившись в сказания о заколдованной розе, утраченной чаше и всяких волшебных созданиях. Воображение далеко ее завело.

И все-таки когда Элис свернула с главной дороги и пошла через луг, она задрожала. От живой изгороди тянулись тени, холодный сырой воздух вился у ног. Где-то замычала корова. Белая кошка, крупнее обычной, сидела на изгороди и не спускала с Элис золотистых глаз.

Элис шла быстро, неотрывно глядя на яркую линию горизонта. С одной стороны тропинки росла густая купа деревьев — грецкие орехи, дубы, рододендроны, с другой — сжатое поле с одиноким деревом, резко вырисовывающимся на фоне горизонта. Казалось, вокруг дерева движутся тени, рядом с ним мелькнула узенькая полоска мягкого зеленого света, мелькнула так быстро, что Элис не была уверена, действительно ли видела это.

Несмотря на нервозность, Элис остановилась. Всматриваясь в мрак, прищурившись, словно это может убрать детали, скрывающие правду, она пыталась отделить сумерки от бархатистой темноты.

Шум в деревьях напугал ее, и Элис обернулась. Кошка исчезла из виду. Элис снова пошла. Времени достаточно, чтобы узнать тайны этого поля, если они не плод ее воображения.

И оно хорошо потрудилось, создавая ощущение, что за ней кто-то идет. Элис решительно шла дальше, стараясь шагать спокойно и дышать ровно. Звякнул собачий ошейник? Первобытный страх охватил ее.

Последние отблески света вдруг угасли, и тьма живой хваткой сомкнулась вокруг нее. Безотчетная паника сдавила грудь, и Элис побежала, чувство опасности поднимало волосы, царапало спину.

В спешке она споткнулась о корень и упала, упершись ладонями и одним коленом в землю. Какое-то существо сопело ей в ухо, Элис закричала и вскочила. Копы ухватили ее за руку. Она наугад ударила кулаком, угодив в то ли в лохматый нос, то ли в шею. Существо яростно зашипело и отпустило ее.

«Держись подальше», — сказало ей что-то, или кто-то, или ее вырвавшееся из-под контроля воображение.

Элис бежала, спотыкалась, и потом…

Ничего. Тихая ночь, мирное журчание воды во рву, и песня одинокого сверчка, грустящего о смене сезонов.

Элис замедлила шаг, ее хриплое дыхание стало легче, она прошла еще сотню шагов к воротам, через мост, по саду, где желтая роза горела, как факел в ночи.

Все в порядке, думала она, отпирая заднюю дверь. Руки ее тряслись.

 

Глава 4

В своей крошечной кухне Элис вымыла руки и оглядела себя. На колене ссадина, на руке длинная царапина с капельками крови.

— Значит, это не мое воображение, — сказала она в пустоту.

Приготовив тонизирующий чай, Элис развернула свои записи. Ну и денек! Что-то здесь происходит, это несомненно. Не только происшествие по дороге домой, но и вчерашнее событие в саду, неприязненная группа в классе, странная, повергшая в трепет встреча в пабе — все это наводило на мысль, что ей что-то противодействует, что она своим появлением нарушила устоявшийся баланс.

«Какое самомнение!» — прозвучал в ее уме насмешливый голос ее младшей сестры Кейт. Элис покраснела, словно сестра действительно была здесь.

Это безумие — воображать, что она может оказывать какое-то влияние на обитателей старинной деревни. Но она не выдумала существо в поле. Возможно, это какое-то дикое животное, хотя она понятия не имела, какие дикие звери до сих пор водятся в Южной Англии. У собак таких когтей нет, а для кошки существо было слишком большое.

Бред! Такой же бред, как увидеть незнакомого человека во сне, а потом встретиться с ним в реальной жизни.

Паническая нервозность снова нарастала в ее груди.

«Принимайся за дело, — твердило здравомыслие. — Сопоставь факты».

Отхлебнув чаю, Элис взяла ручку и лист бумаги. В саду был густой туман. Она споткнулась и упала. Кто-то помог ей, но она этого человека не видела. В ту ночь она видела во сне красивого трубадура, который вошел к ней через окно…

Нет. Факты — это не то, что нужно в этом случае. Факты не дадут ответа. Вместо этого она написала: «Что я думаю о происходящем здесь?»

«Я думаю, — писала Элис, — что здесь есть феи и волшебники».

Написав это, она почувствовала себя дурочкой и скомкала бумагу в плотный маленький шар. Все читанное о Граале подействовало на ее голову. Что ей действительно нужно, так это горячая ванна, горячий пунш и какая-нибудь банальная телепередача.

Утро вечера мудренее.

Во сне Элис видела себя со стороны, спящей в прямоугольнике бледно-голубого лунного света, льющегося в окно. Волнистые линии пересекали ее щеку и плечо, руки аккуратно сложены у лица. Странно, но она думала, что чудесно выглядит с рассыпанными по подушке Черными волосами, в простой ночной рубашке. Девственная и непробужденная.

Окно тихо отворилось, и вошел Уильям, снова он принес мед, хлеб и сумку, поставил все на деревянный стол. Темнота сначала скрывала его движения, потом весело заигравший в камине огонь залил комнату приятным светом. Спящая Элис не замечала всего этого, но та, что видела себя со стороны, не пропускала ни одной детали.

Уильям зажег свечи на столе и у окна. Элис заметила его длинные ноги, перехваченные кожаным ремешком волосы, как у какого-нибудь средневекового принца, его нежность, когда он склонился над ней. Мягко он коснулся ее волос, Элис видела этот жест со стороны и одновременно ощущала его. Но когда проснулась в своем сне, то это раздвоение пропало.

— Здравствуйте, — сказала она, не испугавшись. — Что вы здесь делаете?

— Могут быть проблемы, милая Элис. Я пришел дать мудрый совет и принес кое-какую защиту.

Это было ужасно интимно. Элис лежала в постели, согревшаяся и покладистая после сна. Уильям сидел так близко, что она чувствовала аромат гвоздики в его дыхании, запах апельсинов от его ладоней. Она взглянула на его губы, крупные, чувственные, и задумалась, каково целоваться с ним. Вряд ли перспективы, которые он представил ей, опасны, они лишь безрассудны.

Он взял ее за руку:

— Просыпайся, моя милая. Ты думаешь, что грезишь, но это не так. Сядь у огня и послушай мою историю, а потом можешь вернуться в свою уютную постель.

Элис позволила себя поднять и обрадовалась, когда выяснилось, что это он дрожит, а она больше владеет собой. Она улыбнулась:

— Если это не греза, то как ты мог войти в мою комнату?

— Это сложно объяснить. — Он снял со спинки стула вязаный платок в розах и накинул Элис на плечи. Надежно укрыл, подумала она. Взяла предложенную руку, и они уселись у огня. Он налил вина в кубок и подал ей, потом налил себе.

— Это, — он жестом обвел комнату, — когда-то был мой дом. Очень давно.

— Ты призрак?

Лицо его стало невыносимо печальным.

— Нет, я не призрак, не смертный человек, не волшебник. Что-то среднее.

— Но как…

— Сейчас это не важно. — Уильям снова взял ее руку. — Не хочу быть резким, но время мое коротко. Тебе нужно знать лишь то, что моя сестра была седьмым ребенком, Хранительницей Грааля, который жаждала заполучить та, которую называть не будем. Назовем ее просто «леди». Моя сестра столкнулась с ней, я заступился. И леди поставила условие: я был проклят, Грааль спасен.

Даже во сне Элис почувствовала, как холодок страха начал возвращаться.

— Не вижу, какова моя роль во всем этом.

Он на миг опустил голову, глядя в свой кубок, потом посмотрел на Элис:

— Написано, что через определенный отрезок времени появится женщина, которая попытается найти Грааль и разрушить чары. Она должна быть седьмой дочерью. Она должна быть из старого рода. Она должна прибыть из далекой страны и вести поиски сама. — Он поднял глаза. — Есть еще требования, это только начало. Продолжать?

— Да. — Элис произнесла это короткое слово как клятву.

— Если Грааль будет найден и перенесен на другую сторону, я смогу выпить из него и обрести свободу.

Казалось, все это его страшно утомило, и Элис, подвинувшись ближе, гладила его по щеке.

— Женщина появляется каждые двадцать восемь лет?

— Приблизительно.

— И как долго?

— Веками, — произнес он без интонаций.

— И за все это время никто не довел дело до конца?

Никто. — Он прижал ее руку к своей щеке, чуть повернул и поцеловал запястье. — Большинство не смогли против чар и дня устоять. Ты лучшая за последние две сотни лет.

Прищурившись, Элис высвободила руку. Из баллад и легенд она знала, что последует дальше.

— И ты должен соблазнить меня, верно? Заставить меня влюбиться в тебя?

— Да.

— Ты полюбишь в ответ?

— Мне это не нужно, — ответил он. — Но я не против.

— Тебе не нужно любить меня, чтобы разрушить чары? Только я должна любить тебя?

— Никто об этом прежде не спрашивал, — он, не уклонившись, встретился с ней взглядом. — Но за все, что я прошу, я могу предложить только честность.

Элис вопросительно подняла брови.

Он понурился:

— Мне не нужно любить тебя в ответ. Только соблазнить.

— Полагаю, волшебники не слишком славятся своими обязательствами.

Это вызвало у Уильяма удивленный смех, глубокий гортанный звук, пленявший, как все в нем.

— Лучше не скажешь!

Когда глаза их встретились, дрожь желания вспыхнула между ними, словно голубая электрическая дуга повисла в воздухе.

— Это не только я, — сказала Элис.

— Нет. — Он наклонился ближе. — Признаюсь, я восхищался твоим прелестным ртом с тех пор, как впервые увидел тебя в саду. — Его взгляд коснулся ее губ, рука, лежавшая на спинке небольшого диванчика, задела ее плечо.

— Если цель состоит в том, чтобы кто-то влюбился в тебя, почему лед и не превратила тебя в тролля или какое-нибудь чудище?

Его лицо застыло.

— Она хотела, чтобы я остался таким, как есть. — В его словах были стыд, ярость и что-то еще, чего Элис не могла определить.

— Ты ее…

— Игрушка, — хрипло сказал Уильям.

— Прости. — Снова ее потянуло положить руку на его щеку, кончики ее пальцев почти касались его уха.

Он наклонил голову, Элис почувствовала на своих губах его влажное дыхание, она качнулась ближе, его движения для нее были мучительно медленными, его нижняя губа задела ее рот так легко…

За окнами раздался пронзительный свист, и Уильям вскочил.

— Мне пора. Ты должна кое-что знать, чтобы оставаться в безопасности. Не ешь и не пей из их рук. Если встретишься с ними, выверни пальто наизнанку. И носи это, — он вынул из кармана резной деревянный браслет и положил на стол. — Он поможет тебе видеть их и знать, когда грозит опасность. — Теперь я должен бежать, а ты должна спать, прекрасная Элис. Хотел бы я остаться.

И он ушел.

Проснувшись субботним утром, Элис не сразу вспомнила свой сон. Солнечный свет, яркий и золотистый, лился в окна, ложился полосами на широкие доски пола, касался кровати, где она лежала. Она чувствовала себя необычайно отдохнувшей и смотрела в окно, за которым желтая роза добавляла великолепия утру.

Когда Элис повернулась, воспоминания нахлынули на нее: длинные светлые волосы Уильяма, его красивые руки, его признание, что он…

Она вскочила с кровати, вспомнив про браслет, который он оставил. Но конечно, его не было. Никаких признаков вина, хлеба или горевшего в камине огня. Все было так же, как она оставила вчера вечером. Стопка книг, ее записи, ручка, очки.

Нахмурившись, Элис потерла лицо. Ей явно надо выйти на свежий воздух и проветриться. Она умылась, оделась, собрала блокноты, ручку, которую приобрела за немыслимые двенадцать фунтов в местной лавке с канцтоварами. Элис надела очки, чтобы убедиться, что все разглядела, и сказала себе, что нужно пойти в библиотеку и навести справки о местонахождении Грааля в разные исторические времена. Это сосредоточит ее на главной цели приезда в Англию и даст материал для занятий на следующей неделе. И хватит глупого увлечения волшебниками.

В кухне она задержалась только выпить стакан воды. Нужно купить чай на Хай-стрит. Даже бузинный чай, только чтобы показать, что она не боится колдовства.

Сняв пальто с крючка у двери, она повернулась, чтобы сунуть руки в рукава, и впервые взглянула на стол.

Там лежал резной деревянный браслет, чаша с темным виноградом и большое сочное яблоко. Рядом белела записка, написанная старомодным витиеватым почерком.

«Вещи не всегда таковы, какими кажутся на вид.
Ваш У.».

Он… реальный!

Долго Элис смотрела на стол затаив дыхание. Что ей делать со всем этим? Как эти вещи могут защитить ее?

Но если она собирается победить волшебницу, ей по крайней мере нужно подготовиться. Элис надела на руку браслет, сунула в карман яблоко.

Уильям сказал ей, что она должна найти Грааль, принести его в волшебную страну, но не сказал, где ее искать, как победить фею, оказавшись там, и массу другого, что ей действительно нужно знать.

Надев шапку, Элис отправилась в библиотеку. Там всегда можно найти ответ на любую загадку.

 

Глава 5

Уильям проснулся на пастбище под деревом и сразу понял, что снова в земном мире. Как долго на этот раз? Он сел и осмотрелся, но поля, окрашенные в желтый цвет осенью, были такие же, как всегда. На фоне горизонта он увидел церковную крышу и ряд деревьев. В легкой золотистой дымке утра паслась белая лошадь, у дома, который он помнил.

В животе у него заурчало, человеческий желудок изголодался по человеческой пище, но не было денег, чтобы купить ее. Придется выклянчить что-нибудь, умолять о куске хлеба. Или красть. Он это ненавидел, но делал это не раз.

Эта местность принадлежала ему с рождения, Уильям мгновенно это понял. Даже за годы, которые он провел, опутанный чарами, кое-что оставалось неизменным — он знал, где в зависимости от сезона найти ягоды, орехи, сочные фрукты. Сад его собственного особняка скрывал роскошь, о которой время забыло: грецкие орехи и яблоки, чистую воду, бегущую из глубокого родника.

В утренней дымке он неторопливо шел к дому, находя удовольствие в несовершенствах дня. Легкий туман пронизан слабым запахом сжигаемой листвы, свежий воздух слишком прохладен для полного удовольствия, но роскошен для человека, знавшего лишь безукоризненное совершенство Страны вечного лета.

Навстречу шла женщина с, длинными темными волосами, в костюме из темной шерсти. Увидев Уильяма, она явно вздрогнула и замерла на полушаге, словно не знала, то ли идти дальше, то ли остановиться. В конце концов она решительно двинулась вперед. Ему нравилась твердость ее шага, бесстрашно вскинутый подбородок. Когда она подошла ближе, он увидел, что у нее нежное овальное лицо и большие темные глаза за очками. Она куда более красива, чем сама считает, подумал он и чуть улыбнулся.

— Доброе утро, миледи, — сказал он.

— Это вы, — нахмурилась она. — А где ваша подруга?

— Подруга?

— Экейше.

Он помрачнел:

— Она мне никто, но, как и остальные, она наверняка еще в постели после пьяной пирушки.

— А вы нет?

— Конечно. Разве я не стою перед вами?

— Вы пили с ними прошлой ночью.

Так она знает его в его другой ипостаси, когда монстр спускает его с поводка, не ослабляя лютого контроля. Волна гнева лизнула его легкие, он наклонил голову, чтобы скрыть это.

— Я умеренный человек, — проговорил он.

— Вы сегодня другой, — сказала она, присмотревшись.

— Я? Как так?

— Одежда современная. И вы выглядите… Извините, но у вас усталый вид.

— Вы не из Англии. — Его сердце немного оживилось.

— Нет. Я из Чикаго. — Заметив его озадаченный взгляд, она добавила: — Это в Америке.

Он кивнул, хотя понятия не имел, что это означает.

— Я голоден, — сказал он. — И простите, но я вас не знаю.

— Не знаете меня? — прищурилась она. — Не знаете этот браслет? — Она вытащила яблоко, свежее и красивое. — Не помните этого?

У него в животе заурчало.

— Хотел бы я помнить. Я очень голоден.

Яблоко было слишком большое для ее руки, взглянув на плод, женщина снова подняла глаза.

— Не понимаю, почему вы не можете взять его. Возможно, оно как раз для этого предназначено.

— Буду очень благодарен.

— Тогда берите. Думаю, вам надо позавтракать. Я собиралась в библиотеку, но могу и не ходить. — Она повернулась и сделала жест рукой: — Идем со мной.

— Спасибо, миледи. — Он откусил яблоко. Оно было хрустящим, сладким, ему даже пришлось остановиться, просто чтобы насладиться радостью от такой вкусной еды. Человеческая еда. Он поглощал ее с необычным отсутствием фации.

Она смотрела на него, наклонив голову набок, ее красивые волосы падали ей на руку.

— Элис, — сказала она.

— Простите, что?

— Меня зовут Элис. Ненужно называть меня «миледи».

— Что ж, тогда Элис, — рассмеялся он. Зажав в одной руке яблоко, он повел другой: — Пожалуйста, показывайте мне дорогу.

Когда она подошла к каменному мосту, который он так хорошо знал, знал каждую крошечную маргаритку, растущую в трещинах, он остановился.

— Куда мы идем?

— В мои апартаменты. То есть… в квартиру, вот в этом доме.

Она указала на особняк, на его собственный сад.

— Вы здесь живете?

— Только в части дома.

— Я когда-то жил здесь. Давно. Это был мой фамильный дом.

Она жестом предложила ему идти вперед и, прищурившись, вдруг глянула через плечо.

— Идите этой дорогой, — сказала она нахмурившись.

— В чем дело?

— Я не уверена. Кажется, я видела… — Она тряхнула головой. — Не важно.

Уильям шел через сад, но когда приблизился к двери, его сердце вдруг опустело. В памяти он видел длинные светлые волосы сестры, ее вышитую рубашку, слышал ее теплый смех. Наверное, прошли уже сотни лет, но для него это словно несколько месяцев. Он тосковал по сестре, но друзьям, от которых теперь в склепах остались только кости. Его похитили у всех них, у естественного течения времени.

Он остановился. Тихо, где-то вдалеке щебечет птичка.

— Возможно, вы правы, не думаю, что войду.

Она повернулась, положила ладонь ему на руку.

— Вы в порядке?

Уильям с огромной печалью глянул на окна.

— Какой сейчас год?

— Две тысячи десятый.

У него вырвался невольный вздох.

— Я не был здесь с… — Он нахмурился. — Была война, мною взрывов. Бомбы?

— Да. Это была Вторая мировая война. Семьдесят лет назад.

Задыхаясь, он осел на скамью.

— Думаю, вам нужно съесть что-то более основательное. Если не хотите входить, я принесу.

Он кивнул, потом мысль пронзила его мозг.

— У вас, случайно, нет какого-нибудь пирога?

Эта просьба вызвала у нее веселый смех.

— Посмотрю. Уверена, что мы сможем найти что-нибудь для вас.

— Это будет просто замечательно. — Уильям откусил яблоко, без всяких причин поглядывая на границы сада. Элис задержалась, наблюдая за ним. В золотистом свете она была чудесна, как песня. — Я рад познакомиться с вами, Элис, — сказал он. — Пойдете со мной на пикник? Я знаю тут секретные места. Или знал.

— Да, милорд, — подмигнула она. — Я сейчас вернусь.

В кухне Элис искала еду для Уильяма. Пара вареных яиц, несколько толстых ломтиков ветчины, хлеб, масло — похоже, так в Англии едят бутерброды. Она сунула все это в свой рюкзак, добавила виноград, бутылку газированной воды и бутылку крепкого сидра. Что до пирога, она их не особенно любила, но в магазине их хватает.

Пока она собирала вещи, собственное тело казалось ей воздушным, словно она не из крови и плоти, а создана из света, В кухонное окно она видела Уильяма. Откинутые назад волосы перехвачены тем же кожаным ремешком. На нем обычные джинсы, белая рубашка мягких линий, распахнутый ворот открывает загорелую шею и самый верх груди. От его вида у Элис голова кружилась.

Как угодила она в эту странную историю? Она понятия не имела, но сегодня ее это не волновало, накинув рюкзак на плечо, она вышла в сад.

И впервые заметила, что розы отцвели. Ни единого цветка не осталось на стебле, карабкающемся по стене. Очевидно, ночью были заморозки. Плохо, очень плохо.

Натянув пониже шапку, она махнула рукой миссис Ли, показавшейся за стеной.

— Привет, Элис, — поздоровалась она. — Куда это вы собрались в такое яркое утро?

— Мы собираемся на пикник.

— «Мы»? — переспросила пожилая женщина и выглянула из-за дерева. — О, понятно!

— Это Уильям, миссис Ли.

— Здравствуйте. Как поживаете? — учтиво поклонился он.

— Хорошо, дружище, очень хорошо.

Элис осенила блестящая идея.

— Миссис Ли, у вас, случайно, не найдется какого-нибудь пирога? Уильям его очень хочет, а у меня нет.

— Конечно. Вчера испекла бисквит. Подождите, сейчас принесу.

— Ох, не нужно беспокоиться, мадам. Я от отсутствия пирога в обморок не упаду.

— Чепуха. Я мигом вернусь.

Элис улыбнулась Уильяму:

— Чувствую, она из тех, у кого всегда найдется пирог.

— И вы правы. — Он подвинулся ближе. — Думаю, в благодарность мне нужно показать вам кое-какой секрет. Мне следует быть настороже, а вдруг вы убийца, который спрячет мою голову в лесу?

— Да, гарантий у вас никаких.

— Вот! Тут вам на двоих хватит. — Миссис Ли подала перевязанную бечевкой коробку.

— Я с вами позже рассчитаюсь, — сказала Элис. — Простите меня за нахальство.

— Отправляйтесь на пикник.

— Идем? — Уильям взял Элис за руку.

Они перешли ров, миновали поле и по едва заметной тропинке направились к стройным березкам. Под ногами хрустели опавшие листья, наполнявшие воздух запахом детства, солнечные зайчики прыгали по плечам. Когда они подошли к реке, Уильям повернул на запад и повел Элис вверх по холму. Сюда слабо доносились звуки дорожного движения, вдали виднелись сады и дома с застекленными террасами под белой железной крышей. Уильям молча и целеустремленно шел вперед, пока они не добрались до груды валунов.

— Другим здесь не нравится, — сказал он. — Не знаю причины, но здесь так безопасно, как только возможно в этом графстве.

Нырнув под ветви ивы, они остановились у водопада. Воздух был тих, и хотя стоял холодный день, они расстелили одеяла на траве у воды, и, казалось, тут же, стало теплее.

— А теперь, сэр, ваш завтрак, — улыбнулась Элис.

— Сначала пирог.

Она уступила и открыла коробку. В ней был светлый бисквит с толстой красной прослойкой, миссис Ли предусмотрительно положила в коробку вилки. Уильям смотрел на пирог, словно в экстазе.

— Какая роскошь! — Он взял вилку и воткнул ее в бисквит, блаженно прикрыв глаза. — Ты должна попробовать.

— А что, если ты колдун и пытаешься обманом заставить меня есть?

Он серьезно посмотрел на нее:

— Я не колдун, но с твоей стороны мудро задуматься над этим.

— Ты достаточно красив, чтобы быть одним из них.

Его щеки порозовели.

— Я не один из них, как бы они того ни хотели. — Он сердито отломил кусок бисквита. — И никогда не буду, сколько бы веков они меня ни держали.

— Каково там, Уильям? В волшебной стране? — Элис взяла вилку и попробовала бисквит. — Потрясно!

Уильям недоуменно посмотрел на нее.

— Это значит великолепно, — смутилась Элис.

Уильям с насмешливой улыбкой покачал головой:

— Язык — тонкая штука. Каждый раз, когда я появляюсь среди людей, он меняется.

— Должно быть, тебе очень одиноко.

— Да. — Он вздохнул. — Там очень красиво. Точно так же, как феи и волшебники красивее нас, так и их страна само совершенство. Сады, леса, великолепные замки, и ни в чем ни единого изъяна. — Он положил вилку. — Но хватит о той стране. Расскажи мне о твоей. Об Америке, о Чикаго.

Элис начала рассказывать, и пока она говорила, Уильям продолжал есть. Элис поймала себя на том, что любуется им — изящным запястьем, решительным абрисом носа, мягкими кожаными башмаками, движением горла, когда он глотал. Трудно было определить его возраст. Двадцать пять? Тридцать?

Наконец наевшись, он растянулся на траве и смотрел в небо.

— Я не сплю, — сказал он. — Но именно этого хочется после такого пиршества.

Усмехнувшись, Элис тоже легла. Легкий ветерок играл в высокой траве, травинки щекотали ей ухо, покалывали лопатки. Водопад стал просто звуком. Круговерть фактов, теорий, проблем замедлилась в ее голове. И Элис впервые со случайной встречи в саду глубоко вдохнула чистый воздух.

— Ты будешь помнить это? — спросила она.

Опираясь на локоть, Уильям приподнялся и посмотрел ей в лицо.

— Там — нет. Только когда снова вернусь в мир людей. — Он взял ее руку и поднес к губам, не отрывая взгляда синих глаз от ее лица.

Элис кончиками пальцев коснулась его рта. Его глаза потемнели, и он наклонился поцеловать ее. На этот раз препятствий и заминки не было, его рот прижался к ней, его бархатистый язык играл с ее губами, Элис приоткрыла рот, и Уильям придвинулся ближе, прижимаясь бедром, к ее боку, его рука скользнула по ее плечу к открытой шее. Они словно играли, поцелуй был приветственным танцем, губы дразнили, языки встречались, сплетались и расходились. Ощущение золотистого тепла поселилось в горле Элис, там, где пальцы Уильяма нежно касались ее шеи. Вот они уже описывают круги, торопливо спускаясь ниже, пробуждая каждую клеточку, каждый нерв в сгибе ее локтя, в ее лоне. Тихо вздохнув, Элис подняла руку к его волосам, освобождая их от кожаного шнурка. Густая шелковистая волна хлынула на лицо, упала ей на плечо, и даже это простое ощущение заставило ее тихо вскрикнуть.

Уильям, подняв голову, смотрел на нее, его пальцы скользили по ее щекам, носу, векам, потом очень медленно прошлись по ее губам.

— У тебя такое лицо, каких я раньше не видел, — сказал он, — чудесное, как лужайка подснежников.

— Нет, я обыкновенная, — прошептала она, чувствуя, как кожу заливает краска, когда его пальцы скользят по ее скуле, горлу, задерживаются у выреза.

Он замер и взглянул на нее:

— Можно?

— Да, — шепнула она, и его красивые руки с длинными пальцами скользнули за ворот блузки, прошлись по выпуклости груди.

Он смотрел ей в глаза, Элис была ошеломлена, она пылала, охваченная жаждой.

Это было слишком, слишком много желать, слишком много терять.

— Подожди. — Она схватила его за запястье.

Он мгновенно замер, но его голова опустилась ниже, и был нектар его рта, его изысканный поцелуй, медленные, ласки языка. Его отяжелевшее мужское естество утыкалось в ее бедро. Его рука обняла ее грудь, и Элис невольно выгнулась вперед, вдавливая свою плоть в чащу его ладони.

— Уверена? — прошептал он.

— Да! Пожалуйста!

Он нашел заострившийся пик соска и поглаживал его.

Элис плыла в ощущениях: свет, тепло, наслаждение, сладость языка, его длинные волосы, скользящие сквозь ее пальцы. Поцелуи, поцелуи, поцелуи, пока она не опьянела от них. Когда он медленно поднял ее блузку и прошелся пальцами по коже, Элис вздрогнула и в ответ потянула вверх его рубашку, и вскоре они в этот холодный день оказались с нагими торсами, сливаясь в поцелуе, их ноги сплетались, губы вели танец.

Вдруг налетел туман. Уильям сник, словно мгла погасила его пыл, и рывком отстранился. На миг Элис увидела его во всем его совершенстве — длинные белокурые волосы, сильные плечи и грудь, тонкая талия, джинсы обхватывают стройные бедра, — и не стыдилась собственной наготы. Казалось, что если и есть что-то, ради чего она весь мир обойдет, то это Уильям и его поцелуй.

— Торопитесь, миледи, — в тревоге огляделся он. — Здесь опасно.

— Опасно?

Он рывком поднял Элис на ноги. Быстро подобрал ее блузку и сунул ей в руку.

— Идите, миледи! Вы должны идти.

— Я не знаю дороги, — запротестовала она.

Он притянул ее ближе, целовал волосы, плечо.

— Прости меня, — сказал он. — Не важно, куда ты пойдешь, только уходи. — Он подтолкнул ее, и Элис споткнулась, оцепенело сжимая в руках одежду, испуганная и пристыженная. — Надень наизнанку. Сейчас же. Ты должна делать, что я говорю, Элис. Будет беда, если ты не послушаешься.

Туман густел и поднимался все выше, пока не стал таким же плотным, как тогда в саду. Трясясь от ужаса, Элис кое-как надела блузку наизнанку и крикнула:

— Уильям!

— Беги! — донеслось словно издалека. — Беги туда, откуда мы пришли.

Она ничего не могла разглядеть, но бежала, наткнулась на дерево, ободрала руку. Сзади нее не раздавалось ни звука.

На пастбище туман вдруг стал рассеиваться, и Элис увидела троицу «лордов», шагающих ей навстречу. Они, казалось, не замечали ее и прошли мимо, словно она невидимка.

Она взглянула на надетую наизнанку блузку. Это все, что требуется?

Какое-то движение в отдалении привлекло ее внимание, длинная пурпурная накидка мелькнула у дерева в центре поля. Экейше! Похоже, и она не замечала Элис, это придало смелости. Элис метнулась к дереву, не зная, что собирается делать, но нуждаясь в противостоянии. «Почему я? — хотела она спросить красавицу. — Почему ты нацелилась на меня?»

Но прямо перед ней возникла темная фигура, это оказалась миссис Ли.

— Ах, вот вы где, милая! — У нее в руках были две сетки, полные зелени, одну она сунула Элис. — Будьте добры, помогите старушке добраться домой.

Элис оглянулась через плечо, но пурпурная накидка исчезла, никаких признаков «лордов» или Уильяма. Сникнув, Элис взяла сумку и пошла с пожилой женщиной домой.

 

Глава 6

Три дня спустя Элис беспокойно просматривала свои записи. От Уильяма не было никаких вестей, ни от смертного Уильяма в современной одежде, ни от Уильяма из ее снов, который появлялся в бархатном костюме. В понедельник в классе не было не только «леди и лордов», но и Кристал, пришли только те, кто казался обыкновенными студентами. Богатые и эксцентричные студенты, но волшебства в них не больше, чем в ней самой. Мир казался совершенно прозаичным. И все же на ее руке этот браслет. И роза, увядающая каждую ночь и снова расцветающая за окном ее спальни. И всякая всячина, которую она каждое утро находила у своего крыльца: букетик незабудок, резная трость, покрытая символами и отполированная до блеска. Один из ее соседей, мужчина средних лет, сказал, что трость сделана из древесины рябины.

Во вторник днем небеса набухли снегом, мягкие тучи плыли низко, задевая верхушки деревьев. Несмотря на грозящий снег, Элис отправилась в библиотеку. Студентов там было мало, и весь стол оказался в ее распоряжении. Слышно было, как этажом, ниже студенты занимались каким-то предметом, суть которого она не могла ухватить.

Элис перечитала поэму об Уильяме из Хартфорда, знатном юноше, который защищал свою сестру от феи и был унесен в волшебную страну. Она выписывала все, что казалось важным, если потребуется сразиться с волшебниками.

Снова она чувствовала, как ускользает чувство реальности: ожившие грезы, чаровницы, древнее проклятие, Грааль, спрятанный где-то в этом графстве. Если она кому-нибудь скажет, о чем думает, ее в сумасшедший дом запрут.

Но разве не это главная причина ее приезда в Хартфорд? Поиски связи между балладой, «Романом о розе» и Граалем?

Да, но она женщина двадцать первого века. Она не верит в мифы.

Хороший ученый не подгоняет факты к реальности, но извлекает из них пользу, чтобы добраться до истины. Исходя из этого, Элис не оставалось ничего другого, как признать, что здесь есть нечто странное. На ее руке все еще красуется отметина от когтей неизвестного животного, напавшего на нее в поле, а браслет на ее руке принес мужчина из ее грез, который то появляется, то исчезает.

Как ни странно, законы и правила, которые она понимала, больше не работают. Если ей предстоит найти Грааль и отнести в Страну вечного лета, как назвал ее студент, что нужно для собственной безопасности?

Правила, которые она нашла в литературе, были те же, что назвал ей Уильям: не танцевать, не есть, не пить. Ей следовало наполнить карманы листьями тимьяна, чтобы видеть волшебников более ясно, браслет из тиса усилит ее способности ориентироваться в том странном мире и, возможно, даст способность защититься.

Ей понадобится оружие? Резная трость вполне сошла бы за оружие, Но в руках сильного мужчины. А можно ранить волшебника? Потирая лоб, Элис тяжело вздохнула. Ей нужно с кем-то поговорить, чтобы кто-то помог ей понять весь этот материал. Единственной подругой у нее здесь была Кристал.

Возможно, она знает больше, чем говорит. Она как-то призналась, что вызвала гнев Экейше. И один из «лордов», похоже, добивался внимания Кристал.

Закрыв книги и надвинув шапку, Элис отправилась на поиски квартиры Кристал.

Это было нетрудно. Элис шла по узкому переулку, с неба сыпались хлопья снега. Она постучала в дверь. Открыла молодая женщина с короткой стрижкой и костлявыми плечами.

— Привет, — сказала Элис. — Кристал дома?

— Нет, она не вернулась.

— Не вернулась?

— Она в субботу пошла в паб, и с тех пор я, ее не видела.

У Элис по спине пробежал холодок. «Как и остальные, она наверняка еще в постели после пьяной пирушки», — сказал Уильям про волшебницу.

— И вы не забеспокоились?

— Она так уже исчезала. С тем парнем. Забыла его имя. Какое-то странное. Шотландское. Лерд?

— Лейт, — сказала Элис. — Спасибо.

Выйдя в переулок, она остановилась, у нее дыхание перехватило. Что, если и Кристал, как много лет назад Уильяма, опутают чарами? Стряхнув с рук снег, она направилась в паб, где, к ее облегчению, Филипп вытирал барную стойку белым полотенцем. Заметив ее, он сказал:

— Привет, красавица. Что сегодня будем заказывать?

— Полпинты. — Она села у бара. Посетителей было мало, двое пожилых мужчин сидели у огня, какой-то бизнесмен ел запоздалый ленч. Элис положила блокнот и рюкзак на стойку.

— Вы видели мою подругу Кристал? Ту, которая в прошлый раз была со мной.

— Она в тот вечер танцевала до упаду. — Филипп поставил перед Элис кружку.

— Она ушла с той компанией, с музыкантами?

— Вы имеете в виду тех, из Лондона? Да. Один из парней на нее глаз положил. Шотландец с черными волосами. Красив до невозможности.

— Понятно. — Элис отхлебнула эль, размышляя, что еще Филипп может знать. В конце концов, он работает в баре, где чародеи время от времени опутывают посетителей. Возможно, он знает больше, чем хочет показать.

Или он один из них. Элис украдкой оглядела его — толстый Живот, узловатые пальцы. Нет, он не из них.

— Вы знаете легенду о Святом Граале?

— В общих чертах, милая. Я простой человек. — Он тщательно вытер стакан и аккуратно поставил его в ряд безупречно чистых собратьев. — Это не его Мерлин хотел заполучить?

— Да, верно. Из этой чаши во время Тайной вечери пил Иисус со своими учениками.

Филипп кивнул, энергично жуя резинку.

— Говорят, она волшебная?

— Некоторые так считают. А я всегда думала, что само ее существование уже волшебство. Какое наслаждение увидеть нечто столь святое и столь древнее!

— Да уж.

— Есть народная песня, в которой говорится, что Грааль где-то здесь. Баллада об Уильяме из Хартфорда. Вы ее знаете?

— Конечно. Ее тут все время поют. — Он принялся напевать, громко и фальшиво, и рассмеялся, когда бизнесмен у стойки застонал. — Принести вам ещё порцию?

Мужчина кивнул.

Элис нашла в своих записях текст баллады и просматривала каждый стих, проверяя, не ускользнуло ли что-нибудь от ее внимания. Розы, седьмая сестра, дерево королевы, звезда надежды. На чистом листе бумаги она выписала фразы и обвела каждую.

Дерево королевы? Она подумала о вязе, одиноко стоявшем в центре поля. Звезда надежды? Что это может быть? Звезда Давида? Венера? Или это знак, который приведет к Граалю?

Она пыталась представить себе карту местности. Как расположены особняк и деревня по отношению к дереву? Они образуют звезду?

Теперь, когда ясно, что Кристал тоже забрали, долг Элис — войти в то королевство и спасти обоих, но она должна подготовиться.

— Допустим, вам надо отправиться в волшебное королевство. Чем бы вы себя защитили от колдовства? — лениво спросила она Филиппа.

— Рутой, — не колеблясь ответил он.

— Ах да, конечно! — Ее бабушка держала руту у двери дома по этой самой причине, это традиция. Элис заметила руту у двери своего жилища.

Рута росла у корней вьющейся желтой розы.

Розы указывают на Грааль.

— Мне нужно идти. — Она бросила на стойку пятифунтовую, бумажку и поспешно вышла.

Снег теперь валил гуще, создавая подобие сумерек, и мысль оказаться застигнутой темнотой в поле была невыносима. Элис бежала всю дорогу и остановилась у края пастбища. Снег покрыл поле и дерево обманчиво красивым блеском, как рождественскую открытку, придав дереву мирный вид.

И все равно Элис сняла пальто, вывернула его наизнанку, потом, не останавливаясь, побежала через пастбище, пока не добралась до каменного мостика через ров. Тяжело дыша, она прижала руку к боку и оглянулась на дерево. Вокруг него клубился лавандовый туман, светящийся мягким светом, слышалась музыка. Элис шагнула вперед, потом остановилась.

Нет. Не сегодня. Не так. Когда она войдет в их царство, она будет хорошо подготовлена.

Она прошла через ворота в сад и, наклонившись, стряхнула снег с руты и лаванды, растущих у двери. Холод не повредил их. Войдя в кухню. Элис нашла ножницы и вернулась, чтобы срезать несколько веточек с обоих растений. Она поставила их в воду и только тогда подумала проверить розы. Она снова вышла на улицу, снег валил гуще, чем минуту назад. Дрожа, она охватила себя руками.

Почти все розы давно увяли, и только одна каждое утро расцветала за окном ее спальни. И впервые эта роза поникла, повесив головку.

Элис взбежала по лестнице и распахнула окно.

— Все будет хорошо, — сказала она, словно роза могла ее слышать, и стряхнула снег с лепестков. На краешках были отметины, похожие на тонкие коричневые царапины.

Если снег не прекратится, роза к утру погибнет, это ужасно. В какой-то миг Элис подумала срезать цветок, но это будет конец магии.

Вместо этого она взяла со стола лист бумаги и скрепки, соорудила импровизированное укрытие для цветка и прикрепила к стволу.

Это сохранит розу. Хотя бы на одну ночь.

Когда часы — часы, рассказывавшие о его собственной детстве и до сих пор отбивающее время в холле особняка, — пробили полночь, Уильям снова оказался у окна спальни. Внутри горела лампа, он видел темную головку Элис, склоненную над книгами. Она спала, прижавшись щекой к странице. Нежность переполняла его. Он тихо открыл окно и вошел, принеся с собой вихрь снежинок. Сегодня ее волосы были распущены и тяжелой волной падали на руку и на спину. По контрасту ее кожа была тонкой и молочно-белой. Единственными цветными пятнами на лице был и темные ресницы, брови и алый рот.

Он чувствовал, что знает ее. Один вкус ее рта, и она пробуждала в нем жажду, желание обнять ее, слушать ее смех. И все-таки ему не хотелось тревожить ее.

Через ее плечо он увидел схемы и записи, которые она сделала для себя, план пробраться в зачарованное царство и спасти его. С одобрением он заметил записанные защитные меры, рядом с листом стояла рута, лежал браслет из тиса, который он ей дал, и чаша нетронутых ягод. Но где яблоко? Он принесет еще одно.

Темными буквами она написала: «Грааль?»

Ему не позволено сказать ей напрямую, но она дала ему способ помочь ей. Тихо ступая, он подошел ближе и взял ручку. От Элис пахло розами, его тянуло наклониться и поцеловать ее нежную шею. Он поборол искушение и взял листок.

Потом молча отступил. Возможно, он видит ее в последний раз. Возможно, она проиграет, смалодушничал, не сумеет найти Грааль. Очередной шанс будет для него упущен, и еще два с лишним десятка лет он осужден провести в зачарованном королевстве.

Господи, он этого не вынесет!

Возможно, по этой причине он, казалось, не мог уйти. Он опустился рядом с ней на колени, взял ее пальчики в свои и поцеловал кончики, почувствовав, как она чуть шевельнулась, потом резко выпрямилась.

— Уильям! — сказала она. — Я беспокоилась за тебя. Куда ты ушел?

Ее теплые пальцы, человеческие пальцы, маленькие и добрые, коснулись синяка на его скуле, который он заработал во время последнего набега в обычный мир, и сердце у него заболело от нежности.

— На меня наложены чары, когда я брожу по миру. Я должен выпить из Грааля или умру на этой стороне мира. — Поддавшись внезапному порыву, он положил голову ей на колени, бессловесный и голодный.

— Я не подведу, Уильям, — прошептала она, положив руку на его волосы, и впервые за столько веков, что он и припомнить не мог, ему захотелось плакать.

Вместо этого он выпрямился и с неукротимостью, которая жгла его, взял, ее лицо в свои ладони и поцеловал со всей жаждой спасения, со всей тоской по миру людей, с бесконечным одиночеством волшебной страны, которую он мог покидать очень редко.

— Не подведи, — горячо сказал он. — Не подведи, милая Элис, и клянусь, я никогда не подведу тебя.

И потом он наслаждался ею, пробовал на вкус человеческие губы и грудь, слышал ее вскрики, когда они слились, чувствовал себя человеком, изливая семя в ее ждущее лоно.

Он тихо исчез перед рассветом, оставив ее спящей.

— Не подведи, — шепнул он и поцеловал ее в лоб.

 

Глава 7

Элис шевельнулась, когда утренний свет, бледный и голубоватый от снега, проник в ее спальню. Она потянулась под пуховым одеялом и вязаным платком с розами и почувствовала, что она… нагая!

Она села на кровати. Нахлынули воспоминания: грация и изящество Уильяма, жар, с которым он целовал ее, его голод, когда он взял ее, его одиночество и тоску, которые она горела желанием смягчить.

Он ушел, но на подушке рядом с ней лежала желтая роза. Ужаснувшись, Элис испугалась, что срезала розу у окна. Закутавшись в платок, она метнулась посмотреть и убедилась, что роза в импровизированном укрытии из бумаги снова расцвела. Не в силах удержаться, Элис отворила окно, сняла с розы бумажный колпачок и наклонилась к лепесткам, упиваясь свежим ароматом. Лепестки утратили вчерашний помятый вид, и, казалось, на краешках появился живой розовый оттенок, которого она прежде не замечала.

За окном простирался зимний пейзаж, в оттенках белого и серого, в сияющих морозных искорках. Дерево в центре поля выглядело совершенно обыкновенным. Машинально Элис еще раз наклонилась понюхать цветок…

Роза! Уильям и роза.

Она легко коснулась лепестков кончиком пальца, картины прошлой ночи замелькали у нее в голове — его пухлый рот и нежные руки, завершение, от которого дух захватило, когда он рухнул рядом с ней.

«Не подведи».

Слова вернулись к ней, она решительно закрыла окно и пошла к столу, где оставила свои записи. Она должна найти Грааль.

От кружка, которым она обвела слово «Грааль», была нарисована стрелка к окну.

Окно.

Роза.

Рута, посаженная под окном, чтобы оберегать Грааль от колдунов.

Быстро умывшись, Элис надела теплый свитер, джинсы, толстые носки. Дополнив наряд перчатками и пальто, она вышла в сад осмотреть землю под окном.

Свежий снег толщиной в несколько дюймов покрывал землю, к такому она в Чикаго не привыкла, но сообразила, что холодную землю трудно копать. Если Грааль в земле, как она его достанет?

Нахмурившись, она скрестила руки. Это бессмыслица. Если чашу зарыли в землю, то ее уже давно бы нашли, Англия страна садоводов, и тот, кто прятал Грааль, не стал бы так рисковать. Отступив к стене, Элис оглядывала дом в поисках ключа к разгадке.

Построенный из серого камня дом поднимался вверх на три этажа. Дверь в ее жилище когда-то была боковым входом в прихожую или гардеробную. Теперь ее переделали в кухню, лестница вела в красивую спальню-гостиную с видом на сад.

Элис прищурилась, размышляя о подушках и приделанной к стене скамье. Нет, за столько лет чашу бы нашли, если бы она была под своеобразным диванчиком у окна…

Но что, если никто не искал?

Она вернулась в дом, взбежала по лестнице и сбросила со скамьи подушки. Скамья на вид была крепкой, без петель и других металлических Деталей, верх был сделан из толстой цельной дубовой доски. Элис провела рукой от края до края, нащупывая неровности или другие приметы секретной панели, но ничего не нашла. Не утратив решимости, она тщательно осмотрела структуру дерева, выискивая вариации цвета, узор или что-нибудь еще.

Так она нашла звезду. Это был естественный рисунок, но очень четкий, четырехконечная звезда. Глянув в окно, Элис увидела, что роза цветет прямо над звездой.

С ликующим криком она взяла со стола лампу и принесла к скамье. Отыскивая ответ на вопрос, как открыть тайник, она нажимала и постукивала по всему, что могло скрывать рычаг, но ничего не произошло.

Ответа не было. Элис оглядела комнату, осмотрела резьбу на трости из рябины, вспомнила балладу. Ничего.

Оставалась стрела Уильяма. Она указывала на скамью у окна? Или…

Элис открыла окно, ощупала стену рядом с розой, теперь совсем раскрывшейся на холоде, и нашла задвижку. Тугая оттого, что ею не пользовались, она не двигалась, но когда Элис нашла гаечный ключ и потянула, послышался отчетливый щелчок. Отступив, она тщательно исследовала сиденье под окном. Секция под звездой скрипнула, когда Элис потянула ее вверх, и наконец обнаружился очень пыльный тайник. Там находился какой-то предмет, завернутый в тонкий шелк, казалось, не тронутый временем. Ее пальцы нащупали ножку, потом чашу. Кубок.

Может, это действительно Грааль?

С колотящимся сердцем Элис развернула ткань и увидела простую золотую чашу, лишь по краю украшенную рельефными розами. Чаща казалась необыкновенно теплой, и Элис знала, это именно то, что она надеялась найти.

«Не подведи».

— Я не подведу, — громко сказала она. — Не подведу.

Женщине, которая собирается сразиться с колдунами, нужно как следует позавтракать. Элис сварила пару яиц, намазала маслом толстый кусок хлеба и заварила изрядную кружку чая. Нечего отправляться в Страну вечного лета на пустой желудок, это совершенно понятно. Поев, она проверила свой план и вещи, которые нужно взять с собой. Единственное, чего недоставало, — это яблока: она отдала его Уильяму, когда он был голоден.

Поэтому она опять обратилась к миссис Ли. Постучав в соседнюю дверь, Элис надеялась, что пожилая женщина не мерзнет, но в холле сквозило.

— Доброе утро, дорогая! — открыла дверь миссис Ли. Хотя еще не было восьми, ее волосы аккуратно собраны в пучок, на ней серая юбка, белая блузка и темно-синий кардиган. — Хотите чаю?

— Простите, что снова вас беспокою, но у меня срочное дело, и мне нужно яблоко. Я помню, что они у вас были в тот день, когда мы встретились в поле. У вас, случайно, одного не осталось?

— Осталось. Входите, милая. — Направившись в кухню, она бросила через плечо: — Выпейте чашку чаю.

— Нет, спасибо, — ответила Элис, но почувствовала, что ее тянут внутрь. Пахло корицей и чем-то экзотическим, сладким и жарким. — Мне правда надо идти.

— Вам нужно выпить чаю, — твердо сказала миссис Ли.

— Хорошо, — уступила Элис и села у стола в углу довольно большой кухни. — Спасибо. Это очень приятно.

Миссис Ли принесла чашку, от которой пахло тимьяном.

— Это не просто вкусный чай, он защитит вас от… холода.

— А-а-а… — Прищурившись, Элис думала о том, как пожилая женщина оберегала ее и помогала с ее приезда сюда. Как ангел-хранитель или как добрая волшебница.

— А вот яблоко, которое вам понадобится. Миссис Ли положила на стол гигантское красное яблоко, такое же огромное, как было у Элис раньше.

— Это вы оставили мне все эти вещи? — наконец поняла Элис.

— Только некоторые. Не все. Кое-что, чтобы оградить вас. Опасную игру вы ведете.

Есть способ защититься физически? Фей можно ранить? Или убить?

— Не в прямом смысле слова. И не с вашим уровнем понимания, милая. — Миссис Ли вынула из кладовки накидку из зеленой шерсти. — Но я сделала это для вас, чтобы помочь остаться в безопасности и выполнить желаемое.

— Кто…

Миссис Ли прижала к губам указательный палец:

— Шш… не будем об этом. — Она поспешно достала пирог, аккуратно завернутый в вощеную бумагу и перевязанный бечевкой. — Это вам тоже пригодится.

— Пирог?

— Они у меня хорошо получаются, вы же знаете.

— Это правда, — рассмеялась Элис.

— Допивайте чай, — сказала пожилая женщина, — и отправляйтесь в путь.

Утро было холодное. Скинув рюкзак, Элис надела зеленую накидку, оказавшуюся замечательно теплой и с массой карманов, куда она сложила фрукты, которые Уильям оставил ей на случай голода, и яблоко, которое, по словам миссис Ли, обязательно понадобится. Взяв трость из рябины, она воткнула в волосы оставленную на подушке розу и повязала на шею ленточку с букетиком незабудок. Тисовый браслет поможет ей увидеть колдунов.

Все в соответствии с легендой.

Шагая через заснеженное поле, искрившееся нетронутой белизной под серым небом, Элис призналась себе в легком чувстве нелепости происходящего. Одетая словно для спектакля, с набитыми карманами и тростью, она шла вперед. Ноги промокли от снега, дыхание вылетало изо рта белыми облачками. Вдали церковный колокол отбил час.

И на миг Элис почувствовала, будто перенеслась не в другую страну, а в другое, время. Во время Уильяма, менее сложное и менее торопливое. Лошадь вдали была сегодня покрыта попоной, птицы щебетали везде, кроме дерева королевы.

Элис не знала, что делать. Она уже близко дерево выглядит так же, как любой вяз в мире. Элис обошла его и увидела, что снег под ним растаял, но не заметила ни двери в другой мир, ни какого-нибудь знака.

Потом, испугавшись, она увидела молодого человека, красивого и лоснящегося, как молодой лев.

— Доброе утро, — сказал он с легкой иронией и кивнул: — Вы принесли мне подарок?

— Да. — Сунув руку в карман, она вытащила большое яблоко и подала ему на раскрытой ладони, как угощают лошадь. Она боялась зубов?

Он быстро схватил яблоко.

— Прелесть, — сказал он, откусив, и взглянул на Элис: — Можете проходить.

И перед ней открылся другой мир. Вокруг дерева расстилался такой же ландшафт, как с другой стороны, но тут было лето. Лошадь в отдалении лениво помахивала хвостом, на горизонте мерцало…

Она шагнула через портал, влекомая видом красивого города в отдалении.

И тут же все изменилось. Запах цветов и меда наполнил воздух, летний солнечный свет каскадом лился сквозь ветви цветущих деревьев, такой густо-желтый, что казался жидким, текучим. Вдали были те же крыши и шпили, которые она видела с этого же места в мире людей, но все крыши были покрыты соломой, шпили сверкали, словно сделанные из хрусталя. Деревья отяжелели от плодов: яблоки, персики, вишни в спелом великолепии падали на землю. Откуда-то доносилась мелодичная песня.

Элис поймала себя на том, что подпевает, ноги сами несли ее к источнику, в густой зеленый лес. Она представила, как соберет персики, напьется журчащей воды и растянется на траве немного вздремнуть…

Краем глаза она заметила стайку птиц, их перышки отливали изумрудами и бирюзой, но когда быстро повернулась, они превратились в летучих мышей и с неприятным шумом улетели.

Сжав трость, Элис сглотнула и стукнула ею по земле, чтобы напомнить себе, что это все иллюзия и соблазн. Волшебникам нужен Грааль, который она принесла, нужен Уильям.

Мысль об Уильяме укрепила ее. Его пронзительное одиночество, голод по всему человеческому вызывали в ней желание помочь. Она попала под его чары, это правда, и, возможно, он не любит ее. От этой мысли у Элис сердце упало, но даже это не отвлечет ее сейчас.

Потом. Позже для этого будет достаточно времени.

Где его найти?

Поворачиваясь вокруг, она увидела, что это копия мира людей, более красивая, более чувственная версия, безупречная, но тем не менее точная. Если ей нужно найти Уильяма, то где он может быть?

В особняке, конечно.

Она зашагала туда, на всякий случай вытащив из кармана пару фруктов. Персики розовым искушением лежали на зеленой траве, горло у нее пересохло, как у человека, мучимого сильнейшей жаждой.

А ведь она совсем недавно пила чай. Иллюзия. Все это для того, чтобы соблазнить ее. Браслет из тиса поможет ей видеть правду.

Вокруг никого. Отсутствие противника начинало действовать на нервы. Она просто войдет, нальет вино в Грааль, Уильям выпьет, и они уйдут?

Изящный сиамский кот соскользнул с живой изгороди, когда Элис подошла к мосту через ров. У кота был длинный нос, темный хвост и сверкающие сапфировые глаза.

— Привет, смертная, — сказал он на удивление приятным голосом. — Куда направляешься?

Словно для котов совершенно естественно разговаривать, Элис ответила:

— Всего лишь в особняк. Как тебя зовут?

— У меня нет имени для людей, — сказал он, ловко прыгнул на каменные перила, побежал впереди нее и превратился в стройного юношу с поразительными синими глазами.

— Хочешь пойти перекусить со мной? — То ли из кармана, то ли из воздуха он достал золотистую бутылку меда.

Навалилось головокружение, Элис одолевали желание и жажда, она представила мед, что принес ей Уильям, благоухающий летними днями. И юноша с его шелковистыми волосами, необычным разрезом синих глаз, гладкой кожей, с обещанием его губ тоже был искушением.

Элис закрыла глаза, вцепилась в рябиновую трость и думала об Уильяме. Из кармана она вытащила пирог миссис Ли.

— Спасибо, добрый сэр, — уважительно сказала она, — но у меня дело. Могу я выменять вашу бутылку за этот пирог?

— Меня можно уговорить.

Она протянула пирог, юноша схватил ее, снова превратился в кота с темным хвостом и убежал. Вино осталось на каменном мосту, и Элис взяла бутылку. Потом она заколебалась. Что, если вино заколдованное?

Нет. Его требуется налить в чашу. Она сунула бутылку в объемистый карман, крепко сжала трость, подбадривая себя, перешла мост и остановилась перед дверью в каменной стене, окружавшей сад. Откуда-то доносился звук струнного инструмента, женский голос цел песню на языке, который Элис не понимала.

Может быть это Экейше играет на лютне, которую приносила в паб. Возможно, следует немного подождать.

Но, даже замерев, Элис сознавала, как соблазнительно это место действует на ее чувства, его красота отдавалась в ее уме гудением пчел, собиравших нектар, заставляя руки и ноги тяжелеть, веки опускаться…

Она встряхнулась. Катастрофа, если она здесь заснет!

Значит, выбора нет. Неслышно она обошла стену сада, мысленно представляя себе, что находится тут, в мире людей. Рядом с домом было дерево, его длинные ветви клонились к ручью, который наполнял ров.

Двигаясь как можно тише, Элис вскарабкалась на сучковатые ветки и заглянула через стену. Там была королева в длинном зеленом платье, украшенные лентами волосы падали ей на спину и руки. Склонившись к лютне, она играла и сладко пела дурманящую песню, чаруя своего поклонника, лежавшего с закрытыми, глазами на скамье, где солнечные зайчики играли с тенями.

Уильям!

На Элис нахлынуло внезапное видение, как этот рот впивается в ее губы, как руки жадно и горячо двигаются по ее груди… его плоский живот, его горестный вздох, его гортанный стон, когда он…

Словно ее мысли толкнули его, Уильям открыл глаза и смотрел прямо на нее. Королева ничего не заметила, но Уильям, сосредоточив взгляд, медленно сел, потом потянулся к стоявшей на столе чаше. Подняв ее в сторону Элис, он выпил, и она поняла вопрос.

Она похлопала по карману накидки.

Он наклонил голову в знак того, что понял, потом переключил внимание на Экейше. Встал, снял с волос кожаный ремешок и наклонился поцеловать королеву в макушку, она откинулась назад, и он что-то прошептал ей на ухо. Она рассмеялась, и Элис тысячу раз умерла, когда Уильям поглаживал шею другой женщины, коснулся ее груди, поднял на ноги и легонько подтолкнул. Элис четко услышала:

— Я буду через минуту.

Элис спустилась вниз по веткам и упала в мягкую траву. Экейше нырнула в дом, Уильям отпер ворота и кинулся к Элис. Они бросились друг к другу в объятия, сплетая руки, сливаясь в поцелуе.

Уильям отстранился и взял ее руки в свои.

— Ты принесла?

— Да. — Она распахнула накидку и вынула чашу из кармана. — И я принесла мед от сиамского кота.

У него вырвался смешок.

— Это, должно быть, Карран.

Он взял чашу длинными изящными пальцами, Элис вытащила пробку из бутылки. Наливая золотистый мед в золотистую чашу, она заметила, что Уильям учащенно дышит и руки у него трясутся.

Их глаза встретились, и Элис поняла три вещи сразу: что она без памяти влюблена, что Уильям ужасно благодарен ей, что он хочет любить ее в ответ, но не любит. Осознание этого молотом ударило ей в сердце, на миг остановив его. В глазах Элис закипали жгучие слезы.

— Пей, — сказала она.

— Ты любишь меня? — серьезно спросил он, держа чашу.

— Да, — прошептала она и заморгала, отгоняя слезы.

«Дура я», — думала она.

Дикий крик разорвал воздух, и Уильям оглянулся. Из окна на втором этаже, где в другом мире находилась спальня Элис, высунулась Экейше.

— Ты дурак! — кричала она. — Это тебя не спасет! Не так, как ты хочешь.

Уильям поднял чашу и выпил.

— Я с радостью приму смерть, если вырвусь отсюда, леди! — крикнул он и схватил Элис за руку. — Бежим, — сказал он ей. — Быстро, как можешь. Если я не доберусь до границы к тому времени, когда ее невидимые орды найдут меня, я обращусь в прах и все будет напрасно.

Элис плотно запахнула накидку.

— Ты мне этого не рассказывал!

Они бежали через мост, в открытое поле. Вдали послышался наводящий ужас звук, похожий на вой волков, и Элис вдруг подумала о Кристал.

— Мне нужно найти Кристал! — крикнула она. — Я не могу оставить ее тут!

Уильям замер.

— Если мы не выйдем отсюда, я умру.

— А я нет. — Она вырвала руку. — Беги, я сама ее найду.

— Нет, — горячо сказал он. — Мы вместе покинем это место, я тебя одну не оставлю.

В его лице появилось что-то, чего она не замечала раньше, щеки запали, волосы утратили блеск… Сердце у нее сжалось.

— Беги без меня! Я не могу ее оставить. Она околдована, как был ты.

— Тогда мы оба найдем ее!

Они повернулись, вой все приближался.

— Они пришли за тобой в тот день на лугу? — спросила Элис.

— На лугу?

Она смотрела на него, вспоминая.

— Правильно, ты не помнишь визиты в мир людей в человеческом обличье. На лугу, где ты ел пирог.

Он выглядел бледным, седым.

— Это я бы сделал.

Уильям старел у нее на глазах. С внезапной решимостью она спросила:

— Где другой портал в это место?

— В пабе, конечно.

— Тогда выходи через этот, — сказала она, — и встретишь меня в пабе с другой стороны. Это ты можешь сделать?

— Нет, я…

Волки подходили все ближе. Уильям колебался, и с пронзительной печалью Элис видела в нем капризность пожилого человека, утратившего силу и бодрость юности.

— Ты умрешь раньше, чем волки сюда доберутся, — сказала она и энергично толкнула его через портал, задохнувшись от внезапного холода и снега у ног. Толкнула так, что он налетел на стражника. Оба споткнулись, а она метнулась назад, в Страну вечного лета.

Вывернув наизнанку накидку, Элис бежала со всех ног. Когда она добралась до Хай-стрит, дыхание ее превратилось в хриплые, рвущие легкие вдохи. Было многолюдно, базарный день, все прилавки завалены розовыми персиками, спелыми помидорами, запах пряных трав смешивался с ароматом свежего хлеба. «Лорды и леди» группками прогуливались по рядам, весело болтали, смеялись, их смех звучал как симфония, псе они были еще красивее, чем в прошлый раз, от красоты всевозможных форм и цветов кружилась голова. Никто не обратил на Элис ни малейшего внимания.

В какой-то момент она опасно покачнулась и оперлась рукой о стену. Горло пересохло, в животе урчало. Ей нужно пройти в паб, посмотреть, там ли Кристал.

Сквозь туман соблазна она вспомнила, что в накидке есть фрукты, и ощупывала ткань в поисках карманов. В спешке она уронила накидку, а когда надела, забыла вывернуть ее наизнанку, и вдруг безмятежная картина изменилась.

— Человек! Там! — крикнула грациозная брюнетка, закутанная в сапфирового цвета ткань.

Все головы повернулись к Элис, она отпрянула, пытаясь думать. Сунув фрукты в рот, она скользнула в переулок и вывернула накидку. Прижавшись к дверному проему, она ждала. Казалось, прошло много времени, прежде чем толпа вернулась к покупкам и сплетням. На булыжники ложились длинные тени. Осторожно Элис вернулась на улицу, придерживая на плечах вывернутую накидку. Надо было сделать это с самого начала!

— Не все одурачены, — сказал сидевший на подоконнике черно-белый кот, Элис посмотрела на него, но он только помахивал хвостом и моргал, когда она прошла мимо.

Наконец она добралась до паба и распахнула дверь. Ослепительная сцена: танцы, музыка, праздник во всех проявлениях невоздержанности.

Элис, крадучись, обходила танцующих и у камина увидела Кристал, притоптывающую в такт музыке. Девушка раскраснелась, но в остальном выглядела как обычно. Рядом с ней, оберегая, сидел Лейт, целовал, кормил фруктами и порой так касался ее лица, что Элис стало его жаль. Могут ли волшебники любить?

Не ей решать. Она здесь, чтобы забрать Кристал и потом найти выход из этого царства. Выжидая в углу, где никто не смог случайно на нее наткнуться и открыть ее присутствие, Элис высматривала, что может служить порталом. Вспоминая вечер, когда была здесь, она задалась вопросом, не тот ли это темный коридор, который ее так напугал.

Начался новый танец, и толпа закружилась. Приятель Кристал потянул ее в круг, но она покачала головой.

«Уйди, уйди, — думала Элис. — Оставь ее. Иди танцевать».

Когда Лейт так и сделал, она подошла к столику и села.

— Привет! — сказала Кристал. — Я думала, ты домой ушла.

Элис взяла ее за руку:

— Мне нужно, чтобы ты притворилась, что не видишь, меня. Можешь это сделать?

— Это игра?

— Да. Просто слушай. Посмотри на Лейта и махни рукой.

Кристал подчинилась. Он оставил танцующих и направился к ним.

Элис горячо сжала пальцы Кристал:

— Все это звучит странно, ноты пойдешь со мной в туалет? Мне нужно сказать тебе нечто важное.

— Мне нужно выйти в туалет, — сказала Кристал Лейту.

— Хорошо, — ответил он. — Я потанцую.

Элис за спиной Кристал прошла в коридор и сунула ей в руку виноград.

— Ешь, — сказала она, и когда полумрак стал гуще, прикрыла и Кристал своей вывернутой наизнанку накидкой. — Я не собираюсь приставать к тебе, но мне нужно, чтобы ты мне доверяла.

— Это странно. Я тебя даже толком не знаю.

— А его ты знаешь? Их? Кого ты тут знаешь?

По молчанию Кристал Элис поняла, что она на верном пути.

— Ты всегда можешь сюда вернуться. Но помоги мне найти дверь. Мне действительно нужно выйти отсюда.

— Высший балл поставишь?

— Слово даю.

— Договорились.

— Хорошо. — Элис заметила в стене дверь, которую не видела со стороны мира людей в тот вечер, когда встретила здесь Уильяма. Она притянула Кристал к себе. — Придерживай накидку и не отпускай мою руку.

— Как мы пройдем мимо этого здоровенного парня у стены?

— Он нас не увидит.

Она двинулась, но мужчина был огромный, высокий и широкий, он почувствовал их. Потянувшись вслепую, он ухватил Элис за волосы.

— Кто идет, не оставив мне подарка?

Единственное, что осталось у Элис, — это Грааль и последний кусок пирога миссис Л и. Вспомнив, как пирог нравился Уильяму, она вытащила его и протянула:

— Вот подарок.

— Это годится, — сказал привратник и отступил в сторону.

Без всякого труда они прошли в дверь и оказались не в пабе, как предполагала Элис, а на улице. Обе задрожали от снежной бури.

— Как это случилось? — заморгала Кристал.

— Я потом все объясню, — сказала Элис. — Беги домой, я тебя завтра найду. И не ешь ничего, что дали тебе «лорды и леди». Ты поняла?

Кристал кивнула.

— Господи, как же я устала! — Она поплелась по переулку.

В несчетный раз за этот день Элис побежала. Сердце колотилось, она задыхалась, но бежала изо всех сил. Когда она добралась до края поля, сильная боль пронзила бок, и Элис невольно согнулась пополам. Порыв ветра швырнул в глаза колючий снег, она совсем ничего не видела.

Постояв так, она выпрямилась и оглянулась на дерево в центре. Никакого света вокруг портала, но под деревом темнел какой-то предмет, совершенно неподвижный.

Холод сковал ей сердце.

Утопая по щиколотку в снегу, Элис спешила вперед. Дурнота подкатывала от того, что она боялась увидеть. Подойдя ближе, она разглядела, что под деревом лежит полузасыпанный снегом человек. Упав рядом с ним на колени, она увидела, что это Уильям, очень старый.

Он умер во сне.

И он ее не любил.

 

Глава 8

Уильям, вздрогнув, проснулся от ощущения чего-то холодного и мокрого на лице. Резко выпрямившись, он увидел, что находится в саду у дома. Рядом никого, только притихший сад, покрытый снегом.

Снег!

Он изумленно запрокинул голову, подставив снежинкам лицо, они падали на его лоб, щеки, веки, губы. Сколько веков прошло с тех пор, когда он чувствовал их холодные поцелуи, пробовал их на вкус? Было так холодно, что он охватил себя руками. Пока он сидел, снег начал собираться в волосах, на плечах, он начал сознавать голод и нечто большее — чувство легкости, которое сначала не мог узнать.

Скрипнули ворота, вошла женщина в зеленой накидке ее темные волосы падали на поникшие плечи.

Элис!

Память о ней пронзила его, как он увидел ее в первый раз в саду, срезающую осенние цветы, как открывал окно ее спальни, чтобы войти и сесть с ней у огня. Он видел тот вечер в пабе и день, когда он прибыл в мир людей, чтобы соблазнить ее, и сердце его переполнялось воспоминаниями. Он думал о ее сочных алых губах, ее смехе и прежде всего о ее смелости и стойкости духа. Ведь она отправилась в Страну вечного лета, чтобы спасти его. Она нашла Грааль и разрушила чары, никогда он не видел столь чудесной женщины. Эмоции так сдавили горло, что он подумал, что не сможет говорить.

Он помнил, как она толкнула его сквозь портал у дерева, помнил, как лежал на холодном снегу, и опутавшие его чары наконец разрушились.

Грааль спас его, вернув отнятую колдунами жизнь. Потому что у Элис хватило храбрости войти в Страну вечного лета и принести ему Грааль, теперь он может жить с ней.

Она не видела его, он повернулся и заметил, что последняя волшебная роза ждет на стебле. Он потянулся за ней свежий бутон был у основания желтым, но теперь по лепесткам разливался кроваво-красный цвет страсти.

Когда Элис подошла ближе, он увидел, что она плачет, и шагнул вперед.

— Элис, — тихо позвал он.

Она резко вскинула голову. Он долго не мог понять выражение ее лица. На нем сменялись радость, печаль, изумление.

— Уильям! Но ты…

— Существо, живущее в стране фей, не может вернуться в этот мир после столь долгого времени. Но, принеся мне Грааль, ты вернула мне жизнь. Видишь, я стою перед тобой, молодой и невредимый.

— Какой ты Уильям? — спросила она, и он увидел темные круги у нее под глазами. — Тот, что, околдованный, жил там, или тот, что приходил в мир людей и занимался со мной любовью у реки?

— Оба, миледи, и я все помню.

— Ты здесь по обязанности? Из-за того, что я спасла тебя от вечных чар?

Вдруг он понял.

— Я благодарен, — сказал он, двинувшись к ней. — Но, сидя здесь, в саду, я думал о твоих поцелуях, милая Элис. — Он коснулся розой ее щеки, провел цветком по шее. — У тебя львиное сердце. — Когда показалось, что она не станет сопротивляться, он поцеловал ее, сначала легко, но потом не смог удержаться, схватил в объятия, прижал к себе, и она наконец сдалась. — Я твой навеки, Элис. Я люблю тебя. Не за то, что ты меня спасла. Теперь я думаю, что колдовские чары были наложены, чтобы я, пройдя сквозь время, нашел настоящую любовь.

Она горячо целовала его, гладила холодными пальцами его щеки. Внезапно она отстранилась.

— Ты чувствуешь?

Он втянул сладковатый воздух.

— Пирог! — В животе у него заурчало.

— Я так проголодалась! — воскликнула Элис и схватила его за руку: — Пойдем навестим Миссис Ли?

— Подожди. — Он крепко сжал ее руку.

Ома в растерянности остановилась:

— Что?

— Ты любишь меня, Элис? Любишь меня таким, какой я теперь есть? Простого смертного?

Элис рассмеялась. Она шагнула вперед и поднялась на цыпочки.

— Да, Уильям, люблю. Люблю тебя именно таким, какой ты есть.

Миссис Ли, ангел или хранитель, мастер волшебных пирогов, высунула голову из двери.

— Эй вы! У меня есть клубничный пирог, если кто-то проголодался после тяжелой работы.

Взявшись за руки, Элис и Уильям бросились сквозь снег в ее уютную теплую кухню.

— Вы принесли мне чашу? — спросила она.

Элис вытащила Грааль.

— Что нам с ним делать?

Миссис Ли сунула его в карман юбки.

— Мы вернем чашу в Гластонбери, где ей место, — сказала она.

На какой-то миг Элис увидела мерцание великодушного и защитного духа, скрытого под обликом обычной милой женщины, чтобы одурачить мир. Многие, припомнив сказку про Золушку, назвали бы миссис Ли феей-крестной, но слово «фея» из-за пережитой драмы теперь казалось Элис ужасным.

Уильям сунул палец в крем.

— О! — Он вздохнул и закрыл глаза. — Крем, пирог, снег, Элис, и все в один день.

Элис рассмеялась и поцеловала его.

И все они потом жили долго и счастливо. Во всяком случае, Уильям и Элис, а это главное.