Грешная и святая

Беверли Джо

Благородный разбойник спасает беззащитную девушку – и становится ее покровителем и защитником? Не совсем так…

Тристан Трегеллоус, герцог Сент-Рейвен, не «благородный разбойник», а прекрасная Крессида Мэндвилл – далеко не «беззащитная девушка»! И если для достижения собственных целей им надо объединиться – что ж, тем лучше!

Однако вынужденное партнерство Тристана и Крессиды постепенно перерастает в пылкую, пламенную страсть. Страсть, которая может подарить влюбленным счастье – или погубить обоих…

 

Глава 1

Лето 1816 года. К северу от Лондона

Застыв от напряжения как статуя, разбойник наблюдал за дорогой, освещаемой светом полной луны. Его конь Цезарь был тик послушен, что не приходилось даже натягивать поводья, и, когда он взмахивал головой, упряжь ни разу не звякнула в лесной тишине.

Одежда делала человека похожим на тень, лицо скрывали черная маска, аккуратная борода и усы в стиле Карла I. Если бы не белый плюмаж на широкополой шляпе, он был бы невидим.

Этот плюмаж был вызывающей деталью одежды Ле Корбо, смелого негодяя француза, который называл себя Вороном и утверждал, что имеет право клевать каждого, кто путешествует по дорогам к северу от Лондона.

Хотя поблизости никого не было видно, Ворон «летал» не один. Он послал своих людей на север и на юг, чтобы они могли предупредить его о приближающейся опасности или очередной жертве. Не двигаясь, он ждал сигнала – и только плюмаж трепетал на ветру.

Наконец с юга донеслось уханье совы, а затем странная птичья трель. Это означало, что приближалась жертва. Причем не почтовая служба с хорошо вооруженной охраной и не бедняк на лошади или на телеге, а добыча, ради которой стоило приложить усилия.

Он замер, пока не услышал топот быстрых лошадей, а затем резко свистнул и, выскочив из-за деревьев, направил скакуна к приближающейся карете.

Испуганный кучер натянул поводья. Когда карета остановилась, Тристан Трегеллоус, герцог Сент-Рейвен, уже командовал пассажирами, размахивая заряженным пистолетом. Со всех сторон стояли на страже его товарищи.

Сердце билось тревожно и радостно одновременно, Трис был возбужден, как на любовном свидании. Жаль, что это его первая и последняя охота.

– Месье, мадам. – Он приветствовал пассажиров легким наклоном головы и говорил при этом с таким же французским акцентом, как и настоящий Ле Корбо. – Пожалуйста, выходите из кареты.

Он изучающе разглядывал свои жертвы, пока говорил, – насколько позволяла темнота.

Превосходно. У него на мушке была молодая светская пара, и похоже, апоплексический удар от ужаса никому не грозил. Леди выглядела скорее рассерженной, нежели испуганной. Ее губы были плотно сжаты, а в светлых глазах читалась ярость.

– Чтоб ты ослеп, висельник! – зарычал мужчина. Его голос и манеры выдавали грубого простолюдина, и это было кстати – он не будет убиваться об утрате половины своих денег.

– Это в руках Господа и судей, а вот вы в моих руках. Выходите! Вам известна моя репутация. Я не стану вас убивать и не заберу у вас все. Но при одном условии, – заговорил Трис с угрозой в голосе, – если вы не будете сопротивляться.

– Ну же, вылезай, и покончим с этим, – приказал мужчина, толкнув свою спутницу так, что она стукнулась о стенку кареты.

Женщина резко обернулась к нему, словно хотела ударить, но передумала и молча открыла дверцу кареты. Шла она с опущенной головой и казалась кроткой, как ягненок.

Триса переполняло любопытство. Мужчина – редкий хам, и женщина явно не уважает его, однако подчиняется беспрекословно. Может, это несчастливый брак? Жены редко протестуют против мужей-самодуров. Но Трис попытался заглушить свое любопытство. У него нет времени на загадки. Даже в такое позднее время в любую минуту может появиться еще один экипаж.

Женщина спускалась по ступенькам, одной рукой придерживая светлую юбку, другой держась за открытую дверцу. Вполглаза следя за мужчиной, Сент-Рейвен все же заметил, что она скорее пухленькая, нежели изящная и стройная. И все же очень грациозна даже в этой затруднительной ситуации. А какие у нее стройные лодыжки! На женщине красивое вечернее платье, необычный наряд для путешественницы. Возможно, парочку неожиданно вызвали к умирающему.

Когда женщина вышла из кареты и остановилась перед Трисом, он рассмотрел ее округлое лицо, которое обрамляли темные локоны, выбивавшиеся из-под модного вечернего тюрбана из полосатой ткани. В глаза ему бросились жемчужное ожерелье и серьги с жемчугом. Однако жемчуг был очень скромный. Трису хотелось, чтобы ее одежда говорила о сказочном богатстве. Он подумал, что должен будет забрать драгоценности, иначе вся затея потеряет смысл.

Трис обратил теперь свое внимание на коренастого мужчину, который следовал за женщиной. Его сапоги, бриджи, куртка и бобровая шапка кому-то показались бы случайным сочетанием, но Трис узнал последний крик моды людей особого сорта – богачей, увлекающихся спортом. Полосатый жилет, пестрый галстук и фасон куртки подтверждали догадку. Под одеждой проступали накачанные мускулы.

Затем лунный свет осветил его полное лицо. Массивная нижняя челюсть, нос с горбинкой, как будто был сломан не один раз. Это Крофтон!

Виконту Крофтону слегка за тридцать. Он имеет скромный достаток, но любит роскошь и женщин. Ловкий наездник, боксер, всегда там, где ожидаются забавы, причем предпочитает развлечения погрубее.

Один раз Крофтон был на мужской вечеринке в доме Триса. Ему ясно дали понять, чтобы он там больше не появлялся. Было бы приятно почистить карманы Крофтона, но он опасен, и за ним нужно следить. Перед Трисом стояла задача – разыграть ограбление, чтобы снять обвинение с того, кто сидел в тюрьме под именем Ле Корбо. Этот спектакль не должен провалиться.

– Ваши кошельки, пожалуйста, – сказал он и не удержался от того, чтобы снова не взглянуть на женщину. Крофтон не был женат, но платье, драгоценности и манеры его спутницы были как у леди, а не как у шлюхи. Может быть, это его сестра?

Крофтон вытащил пригоршню банкнот из кармана и бросил их на землю, деньги зашелестели на ветру.

– Ползай и собирай, свинья!

– Ворон, – поправил Трис, едва подавив искушение заставить мужчину собирать банкноты зубами. – Мадам?

– У меня нет кошелька.

Холодный тон, речь образованного человека. В лунном свете лицо женщины казалось высеченным из чистого белого мрамора.

– Тогда ваши серьги, милая.

Трис понимал, что что-то здесь не так, и он не мог уехать, оставив загадку нераскрытой. При мысли о благородной даме в лапах Крофтона его передернуло.

Он взглянул на женщину, но та не удостоила его вниманием, словно Триса и не существовало. Даже когда она сняла серьги и бросила их на землю рядом с деньгами, то не подняла глаз. Пауза затянулась, и она наконец посмотрела на Триса – прищуренные глаза, плотно сжатые губы. Таинственная леди не была напугана. Она была в ярости.

Если она так недовольна возникшим препятствием, значит, она поехала с Крофтоном по доброй воле. С другой стороны, Трис не мог забыть, как Крофтон толкнул ее, и ее инстинктивный гнев.

И тогда он понял то, что не давало ему покоя.

Неделю или две назад Крофтон выиграл в карты поместье Стокли-Мэнор, в Кембриджшире. Он собирался устроить вечеринку, чтобы отпраздновать это событие, – оргию, если быть точным. Трис получил самонадеянное приглашение от него – вечеринка была назначена на завтрашний вечер.

Значит, Крофтон ехал туда, и он не взял бы с собой ни сестру, ни другую приличную леди. И хотя это казалось невероятным, мадонна в лунном свете, видимо, всего лишь дорогая шлюха. Не все шлюхи были дешевыми девками, некоторые из них выглядели как настоящие дамы.

Опыт и интуиция, однако, говорили Трису, что эта женщина не из таких. Был один способ проверить это.

Ле Корбо слыл безрассудным разбойником, романтиком и иногда предлагал вернуть награбленное в обмен на поцелуй дамы. Многое можно узнать по тому, как женщина целуется.

Трис улыбнулся пленнице.

– Так как вознаграждение за вашу свободу, к несчастью, упало в грязь, я должен просить тебя, красавица, поднять его для меня.

Он думал, что женщина откажется. Лунный свет не позволил разглядеть, как гнев окрасил эти круглые щечки, но по тому, как сжались ее губы и гордо вскинулась голова, стало ясно – это порядочная дама. Ни одна шлюха так бы не отреагировала на унижение – они к этому привыкли.

– Сделай это! – отрезал Крофтон. – Пусть хам отстанет!

Она вздрогнула от его голоса, но снова повиновалась, пошла вперед и склонилась, чтобы подобрать деньги и серьги. Каждое ее движение было исполнено достоинства.

Трису не нравилось все это. Он слышал, что Крофтон любит грубые развлечения и что он частенько совращает девственниц – чем меньше они хотят этого, тем для него лучше. Быть может, он нашел способ принудить девственницу из хорошей семьи быть в центре его праздника?

Женщина выпрямилась и подошла к лошади Триса, держа в руках деньги и драгоценности.

Он заглянул в ее глаза. Они были полны презрения. Черт возьми, кем она себя возомнила? Жанной д'Арк? Дамочка ехала с Крофтоном на оргию, и для нее было лучше искать помощи, чем обращаться с вероятным спасителем как со слизняком. Трис направил Цезаря вперед. Женщина отпрянула, на мгновение самообладание покинуло ее. Боится лошадей? Когда ее губы расслабились, то стали очень соблазнительными.

Трис вспомнил, что надо следить за коварным Крофтоном и не стоит отвлекаться. Казалось, тот просто наблюдает за забавным зрелищем. Плохой знак. Трис послал Цезаря вперед еще на один шаг, и женщина снова отшатнулась.

– Если ты будешь отступать, милая, мы будем здесь торчать всю ночь.

Ее губы снова сжались.

– Вот и хорошо. Тогда кто-нибудь придет на помощь и арестует тебя.

– Не успеет. Деньги?

Женщина несмело шагнула вперед, протянув деньги и драгоценности Трису. Контраст между ее бравадой и очевидным страхом перед Цезарем тронул Триса. Он взял добычу, и женщина быстро отступила. Поделив банкноты примерно на две равные части, он швырнул одну часть обратно на землю.

– Я никого не пускаю по миру.

Крофтон засмеялся.

– Такая, сумма меня не разорит. Мы свободны?

Трис обратился к женщине:

– Я верну остальные деньги и твои серьги за поцелуй, милашка.

Она отпрянула еще на шаг, но Крофтон подтолкнул ее вперед.

– Давай, дорогая, поцелуй его.

Трис увидел, как гневный огонь вспыхнул в глазах женщины, но и теперь она не стала протестовать. Какую власть имел над ней Крофтон?

– Ну? – спросил он.

– Это будет поцелуй по принуждению, – ответила она так холодно, что по спине Триса побежали мурашки. Ему нравился ее характер.

– Я не рискну спешиться, так что ты – должна подняться ко мне.

– На лошадь? – Она пошатнулась от страха.

– На лошадь.

Крессида Мэндевилл уставилась на наглого безумца, возвышавшегося на огромной лошади, понимая, что ее терпение на пределе. Она заключила отвратительную сделку с лордом Крофтоном, и ей придется неделю быть его любовницей. В карете она уже выдержала его домогательства, хотя ее чуть не стошнило. Но она не сядет, она не может сесть на лошадь к разбойнику!

– Оставь деньги себе! – отрезала она.

– Поцелуй его! – зарычал Крофтон.

Крессида не успела опомниться, как злодей спрятал пистолет, подъехал к ней, наклонился, подхватил на руки и усадил в седло перед собой.

Она подавила крик, чтобы не показать, как сильно напугана, а очутившись на лошади, крепко закрыла глаза и стала молиться.

– Тише, тише, малышка, спокойно! Здесь наверху не так плохо, уверяю тебя!

Насмешка в его голосе уязвила гордость пленницы. В самом деле, она сидела на лошади, которая стояла смирно, – казалось, все не так уж плохо, пока она могла держаться за большое, крепкое тело незнакомца.

Крессида приоткрыла глаза. Она могла видеть только темную одежду, ее щека касалась теплой шерсти, чувствовался запах сандалового дерева.

В самом деле очень странный разбойник.

Крессида заставила себя разжать руки и выпрямиться. Она повернулась в сторону Крофтона. Он застыл на месте, так как рядом стоял еще один злодей с двумя пистолетами. Этот Ворон осторожен. Но Крофтон и не собирался вмешиваться. Он, должно быть, находил происходящее забавным.

Крессида вспомнила о том; как несколько месяцев назад была в лондонском театре и смотрела пьесу, в которой разбойник оказался героем. В жизни, конечно, все по-другому.

Все равно, если выбирать между этими двумя мужчинами… Она отогнала эти мысли.

Крессида сидела в седле боком впереди незнакомца и была прижата к его телу. Их бедра и ноги соприкасались.

Она вдруг почувствовала, как он пришпорил коня и тот рванул вперед.

– Что ты делаешь? – закричала испуганная женщина.

– Немного увеличиваю дистанцию между нами и твоим галантным кавалером, милая. Если я собираюсь уделить тебе должное внимание, то не хочу, чтобы это произошло на его глазах.

Сарказм в словах «галантный кавалер» уколол ее.

– Ты не имеешь права смеяться над ним! Ты вор!

– Как горячо ты защищаешь его!

Ей нужно было осмотреться. Они уже почти скрылись за деревьями. Крессида оглянулась назад. Они были ярдах в пяти от кареты.

– Стой! Сейчас же отпусти меня!

– Какая ты властная! Я обожаю, когда мне приказывает женщина.

От его тихого голоса у Крессиды по коже пошли мурашки. Она не может поцеловать этого человека! Она должна спастись. Но как?

Ле Корбо убрал пистолет в кобуру, чтобы схватить ее. Если бы она была настоящей героиней, непременно воспользовалась бы этим обстоятельством. И что бы она сделала? Убила его? Но от чего она собирается спасать себя? От поцелуя. Только поцелуй грозит ей. Сущий пустяк, если сравнить с той участью, которую она для себя выбрала. Весь Лондон говорил о Ле Корбо, и некоторые дамы разъезжали по этим дорогам, надеясь встретить и поцеловать этого негодяя.

Поцелуй – это ничто… Но вдруг лошадь остановилась, Крессида едва подавила крик. Она должна поцеловать его сидя на лошади? Однако у нее не было выбора.

Крессида подняла голову к бородатому лицу в маске.

– Может, мы покончим с этим, чтобы я могла продолжить свой путь?

Она увидела, что он улыбается, и подумала, что он, возможно, красив. Его губы, несомненно, были твердыми, но и чувственными тоже.

Эти губы приблизились к ней, а его борода и усы щекотали ее щеки.

Женщина попыталась отодвинуться, но сильная рука скользнула ей за голову, удерживая ее. Его губы раскрылись, и язык коснулся ее губ.

Крессида была беспомощна в ловушке его сильных рук и ненавидела себя за это. Она мечтала не о таком поцелуе. Здесь не было речи о нежности или страсти. Как Крофтон, так и этот разбойник были подлыми людьми, и она желала им обоим отправиться в ад. Женщина холодно приняла прикосновение губ ненавистного мужчины. Она не позволит ему получить удовольствие от ее сопротивления. По правде говоря, она сидела спокойно также и потому, что любое неловкое движение могло напугать это ужасное животное под ней.

Мужчина засмеялся и снова коснулся ее губ. Крессида отшатнулась, ее ладони сжались в кулаки. О, она мечтала драться, колотить, царапать ужасное животное, которое напало на нее.

Но тут он отодвинулся и внимательно посмотрел на нее.

Крессида поняла, что совершила ошибку. Может ли она ее исправить?

Трис посмотрел на Крофтона. Затем он засунул серьги и банкноты в глубокий вырез ее платья. Прежде чем она смогла выразить свое возмущение такой дерзостью, он резко свистнул, направил коня к лесу, увозя женщину с собой.

Страх на мгновение лишил ее голоса, но затем она закричала:

– Остановись! Что ты делаешь? Помогите!

Разбойник прижал ее лицо к своей груди так крепко, что она едва могла дышать, не говоря о том, чтобы кричать. Конь тяжело скакал, унося их прочь. Теперь Крессида боролась, била своего обидчика руками и ногами, пыталась царапаться. Лучше она упадет с лошади, чем окажется похищенной разбойником!

У нее есть свой план, и в него не входит такое приключение. Боже, что делать?

Она услышала, как мужчина выругался, и вдруг лошадь остановилась. Крессида высвободила руку и изо всех сил дернула разбойника за бороду – клок волос остался у нее в руке.

– Проклятие! – Он схватил ее за руки. – Тихо, женщина! Она вырывалась изо всех сил.

– Пусти меня!

Мужчина до боли сжал запястья Крессиды. Еще чьи-то сильные руки схватили ее за лодыжки.

– Что, не справишься с дамой? – прогудел незнакомый насмешливый голос.

– Перестань смеяться и подумай, чем связать ее. – Речь разбойника и его сообщника была как у аристократов. Крессида даже замерла от этого открытия. Но затем до нее дошел смысл слов «связать ее», и она снова стала бороться. Женщина хотела закричать, но рука в перчатке закрыла ей рот.

– Признай, что тебя победили, глупая. Я не желаю тебе зла, а спасаю тебя от такой судьбы, которая хуже смерти. Ты поблагодаришь меня, когда к тебе вернется разум.

Крессида уставилась на своего врага, собираясь крикнуть ему о том, как он самонадеян, но могла только зарычать. Она лягалась и извивалась, но, несмотря на это, с нее сняли вечерние туфли, подвязки, шелковые чулки. Затем ее лодыжки связали. Через пару минут были связаны и запястья.

– Нужно надеть ей на глаза повязку, – сказал проклятый похититель.

Крессида пыталась бороться, но путы на руках и ногах и отчаяние отняли у нее силы. Слезы обожгли ей глаза, которые уже закрыли темной повязкой.

О Боже, если бы снова оказаться дома, где не было других забот, кроме выбора джема на завтрак!

– Думаешь, это сойдет за ограбление? – спрашивал один разбойник у другого.

– Черт побери, надеюсь. Больше я этим не занимаюсь!

– Не говори лишнего – уши леди пока ничем не закрыты.

– Будь оно все проклято…

Лошадь снова понеслась вперед. Крессида могла бы закричать, но не осмелилась. Теперь она не могла даже ухватиться за что-нибудь, а полностью зависела от сильных рук своего похитителя.

– Куда? – спросил второй мужчина.

– В дом. Поэтому у нее повязка на глазах.

Дом, который она не должна видеть, – что ее ждет?

Крессида похолодела от страха. Ле Корбо не француз, оказывается, а англичанин. Да еще аристократ. Он сделает все, чтобы уйти от возмездия за свои преступления. Убить ее – сущий пустяк для него.

«Боже, спаси меня! Боже, спаси меня! Боже, спаси меня!»

Женщина возносила молитву каждый раз, когда ее придавливало тело похитителя. Она беззащитна, отдана на милость этой массе мускулов и силы.

Крессида вздрогнула и возблагодарила небо, когда лошадь остановилась. Ее тошнило, болели руки и ноги. Мужчина соскочил на землю и усадил женщину боком на гладкое седло. Затем он ушел.

Она осталась одна – связанная, с повязкой на глазах, на холодном воздухе. Лошадь тронулась с места, и Крессида упала! Она закричала, и в тот же момент сильные руки подхватили ее. Она заплакала от страха, от усталости и от благодарности за сильные руки, схватившие ее, за сильное тело, к которому она была прижата. Кто это – еще одно чудовище на двух ногах или ее спаситель?

– Дорогая леди, пожалуйста, не бойтесь, – сказал голос. Мужчина, казалось, был искренне озабочен. Это еще один злодей?

Крессида устала бояться. Она могла только молиться. И еще слушать и анализировать звуки. Сейчас мужчины, наверное, шли по мягкой земле – не было слышно звуков шагов.

Она могла ощущать запахи. Не было запаха лошадей, но пахло хлевом. Ферма? И конечно, сандаловое дерево, она уже так привыкла к этому запаху, что почти не замечала его.

Затем под ногами мужчин послышался хруст. Гравий? Но на фермах не было дорог с гравием. Значит, какое-то жилище.

На нее надели повязку, чтобы она не могла увидеть дом. Вернее, чтобы она не смогла узнать его, если вернется сюда вместе с полицией. Это означало, что ее все же собирались когда-нибудь отпустить. Видимо, после того, как они осуществят свои гнусные планы. А она думала, что такое бывает только в романах!

Все остановились. Крессида услышала щелчок. Замочная скважина? Да. Дверь не скрипнула, но издала слабый звук, открывшись, и женщину внесли в дом. Ни единого дуновения ветерка. Спертый воздух. Запах лака. Ровное тиканье больших часов и деревянный пол под ногами ее похитителей.

Снова ожил страх.

– Пожалуйста, отпустите, – сказала она.

– Тихо. Издай хоть один звук, и я заткну тебе рот. Я помещу ее в моей комнате.

Ле Корбо понес ее наверх. В свою комнату. В свою спальню.

Крессида молилась. Это было бы отвратительно с Крофтоном, но таков был бы ее выбор, и это послужило бы ее цели. Неужели она потеряет честь по прихоти бандита?

Открылась еще одна дверь. Ковер под башмаками. Более сильный запах сандала.

Его спальня.

Ее уложили на что-то мягкое – на его постель.

 

Глава 2

Сердце Крессиды, казалось, бешено билось целую вечность, но теперь, пока она готовилась к самому худшему, оно перешло на беспокойный глухой стук.

Сначала она слышала только свое сердцебиение, как будто она была одна, но какой-то древний инстинкт подсказал ей, что он здесь. От этого тишина пугала больше, чем крики. Крессида повернула голову так и сяк, как будто могла обнаружить чье-то присутствие.

Затем разбойник сказал:

– Никто не причинит тебе вреда. Пожалуйста, поверь.

Странно, но она поверила. Ее бешеное сердцебиение замедлилось.

– У меня есть дела, – сказал он, – поэтому я должен на какое-то время оставить тебя здесь связанной. Я прошу прощения за это, но так будет лучше. – Его голос приблизился. – Однако мне нужно связать тебе руки.

– Нет!

Он проигнорировал ее слова, обернул чем-то на уровне локтей и завязал. Затем он ушел. Было слышно, как открылась и закрылась дверь.

Теперь она была одна.

Крессида не знала, благодарить ли небо или дать выход гневу. Этот негодяй украл ее, нарушил ее планы и теперь оставил здесь связанную, с завязанными глазами. Она подняла руки, чтобы стащить повязку, и поняла, зачем он связал ей руки, – их невозможно было поднять до глаз.

Женщина повертела головой на подушке, но не смогла сдвинуть повязку. Она была завязана на затылке поверх волос; шпильки, державшие прическу, зарывались глубже и причиняли боль при каждом движении.

– Чтоб тебе удавиться! – пробормотала Крессида, обращаясь к отсутствующему негодяю. Если ей повезет, его поймают, и он попляшет на виселице.

Представив эту картину, она подумала, что пока ее обидчик не заслужил смерти. У него была причина надеть на нее повязку, чтобы она не увидела, где находится. И поэтому ему не придется убивать ее. Так ли это?

Была теплая летняя ночь, но по телу Крессиды пробежал холодок, и под повязкой потекли слезы.

Трис сбежал вниз по лестнице и обнаружил, что Карадок Лайн ждет его в гостиной, попивая бренди. Кэри, крепкий красавец блондин, обычно восхищался выдумками Триса и его чувством юмора. Сейчас он не одобрял Триса.

– Я не мог отпустить ее с Крофтоном, – объяснил Трис.

– Допустим, что нет, но зачем ее связывать?

Трис схватил графин и налил себе бренди. Контрабандного бренди. Награда за другую проказу, которая прошла куда более гладко.

– Пусть лучше она свободно бродила бы по дому или сбежала?

– Ты мог ей все объяснить… – Тут Кэри сделал гримасу. – Наверное, нет.

– Пока рано. Она остается здесь, а нам нужно ограбить еще одну карету.

– Ты же сказал, что и одной достаточно.

– Нет, если хорошо подумать. Крофтон, черт бы его побрал, вряд ли пожалуется ближайшему судье. – Трис осушил стакан. – Пойдем.

– Если мы делаем это снова, можно, теперь я ограблю карету?

– Нет. Это привилегия старшего по званию.

– Зануда!

Они вышили из комнаты, продолжая спорить, и направились в конюшню за свежими лошадьми.

– Мне подойдет одежда Ворона, – спорил Кэри.

– А сколько времени уйдет на то, чтобы покрасить твои волосы и прицепить эти чертовы бороду и усы? – Трис потрогал бороду и заметил, что с одной стороны она отклеилась. – Черт бы побрал эту неблагодарную гарпию!

Пока конюх готовил свежих лошадей, Трис приладил бороду на место с помощью липкого отвара. Затем все трое снова отправились «играть в разбойников».

Крессида наконец поняла, почему ее тюрьма казалась такой жуткой. Здесь не было часов. Она привыкла к часам в своей спальне. Изредка она слышала, как они бьют – полчаса, час, но здесь стояла мертвая тишина, слышалось лишь ее собственное дыхание. Что же будет, когда разбойник вернется?

Женщина отправилась в путешествие, готовая к ужасным вещам, но не к этому! Она обещала отдаться Крофтону, но у нее был план, как избежать этого, – план, который теперь сорвался, черт бы побрал Ле Корбо!

Крессиде стало казаться, что от пережитого страха она обезумела.

Приехав в Лондон, она часто писала друзьям в Мэтлок, забавляя их своими наблюдениями о столице и светском обществе. Какая жалость, что она не сможет написать об этом приключении!

Ей в голову приходили остроумные фразы о Ле Корбо и людях из высшего общества. Никто из них не обратил внимания на прибытие Крессиды Мэндевилл. Но ее заметят, если об этом скандале станет известно!

Крессида, в общем, не испытывала неудобства, но была в ярости оттого, как эти люди обращались с ней. Руки были связаны ее подвязками, и она подозревала, что ноги связаны ее дорогими шелковыми чулками. Их снял мужчина, мерзавец!

«Мерзавец с носом цвета мальвазии» – эту фразу она позаимствовала у Шекспира, считая, что у ее похитителя и в самом деле распухший красный нос пьяницы.

Как странно, что человек может быть разочарован, напуган и разозлен одновременно.

Крессида стала обдумывать свои действия. Она должна убежать от похитителя, продолжить путь в Стокли-Мэнор и завершить свою миссию…

Она не заметила, как заснула, измученная последними событиями.

Ее разбудили какие-то звуки, словно что-то двигали. Если бы она могла видеть! По тусклому свету по краям повязки она поняла, что в комнате горит свеча.

Он вернулся! У Крессиды по коже побежали мурашки.

Вода… Плеск… Видимо, он моется. Неужели подлый насильник решил вымыться перед тем, как напасть на нее? Это казалось невероятным.

Звук льющейся воды пробудил в ней жажду. В горле у нее пересохло, она почти задыхалась.

– Можно мне попить? – выдавила Крессида. Все звуки затихли.

– Я думал, ты спишь. Подожди минуту.

Снова послышался звук льющейся воды, раздались шаги. Крессида вздрогнула, почувствовав прикосновение к своему лицу.

– Вода, – сказал похититель, видимо, чтобы рассеять ее страхи. Какой странный злодей!

Она не сопротивлялась, когда мужчина просунул под ее спину руку и приподнял. Холодное стекло прижалось к ее нижней губе, и женщина стала пить. Благословенная вода наполнила ее рот. Она глотала воду, он лил. Это получалось так ловко, как будто они долго практиковались… Но вот он наклонил стакан слишком быстро, или она проглотила воду слишком медленно – и закашлялась, захлебнувшись.

– Извини.

Крессида чувствовала, как он смахивает капли с ее подбородка. Снова ее окутал сильный запах сандалового дерева. Наверное, это от мыла, которым он только что мыл руки.

Запах мыла, прикосновение его пальцев к ее щеке. Она ощущала его близость. Но хотела бы и видеть его! Увидеть злодея с носом цвета мальвазии.

Он аккуратно опустил ее голову на подушку. Она могла представить себе, как лежит со сбившейся прической, в смятом платье, без чулок. Какой ужас!

Мужчина ушел в глубину комнаты, и Крессида услышала странный звук. Что-то тихо отрывали. Раздалось сдавленное ругательство.

Фальшивая борода и усы! Он снимал их с лица! Интересно, как он будет выглядеть без них? Знает ли она этого человека? Последние несколько месяцев она жила среди людей светского общества. Если она действительно узнает его, то не должна подать виду! А вдруг он узнает ее?

Это станет катастрофой. Крессида была дочерью Артура Мэндевилла, мелкого набоба. Она сомневалась, что свет вообще заметил ее приезд. Впрочем, вряд ли человек, отчаявшийся настолько, что решил стать разбойником, танцует на лондонских балах.

Опять льется вода. Что-то стукнуло – наверное, это его башмаки. Слух девушки был так обострен, что она слышала, как он идет босиком к своей постели.

Сейчас это произойдет… Сопротивление бесполезно, но она все равно будет бороться. Когда рука мужчины дотронулась до ее ноги, она отпрянула. Что-то холодное коснулось ее лодыжки, раздался треск.

Внезапно ноги освободились от пут, и Крессида оттолкнула от себя злодея.

– Не бойся!

– Почему? Ты же преступник!

– Но более галантный, чем твой Крофтон.

Она поняла, что он отошел от кровати, и немного успокоилась.

– Знаешь, по-моему, ты не хотела ехать с лордом Крофтоном.

– Нет, хотела. – Крессида собралась попросить, чтобы он снял с нее повязку, затем передумала. Будет лучше для нее, если она не увидит его лица.

Вдруг кровать у ее ног прогнулась под весом мужчины. Она отодвинулась.

– Что заставило тебя ехать с Крофтоном?

– Сэр, это не ваше дело. Теперь развяжите меня, пожалуйста.

– Думаешь, он все еще ждет тебя у дороги?

Эта насмешка больно кольнула ее самолюбие. Она действительно так думала, хотя это и смешно.

– Конечно, нет. Можете отвезти меня в Стокли-Мэнор.

– Где буду арестован?

– Оставьте меня невдалеке от поместья. И оттуда я сама доберусь.

– Не сомневаюсь.

Через секунду он спросил:

– Кто ты?

Ей казалось, он считает ее девицей легкого поведения, тогда почему спрашивает? Как она должна ответить, чтобы ее отпустили? Многое в ее жизни зависело от того, попадет ли она в Стокли-Мэнор.

Кажется, он думает, что спас ее от Крофтона. Значит, он отпустит ее только в том случае, если поверит, что она проститутка.

– Кто я, сэр? – ответила она как можно более смелым тоном. – Ваша пленница и шлюха Крофтона.

Мужчина придвинулся ближе. О Боже. Он ложится… Просто лежит рядом с ней, не трогая ее… Вот его рука провела по ее платью. Крессида дернулась, но тут же подавила протест. Вероятно, шлюха не стала бы сопротивляться.

Почувствует ли он, как отчаянно бьется ее сердце?

Рука снова погладила ее, легко коснулась груди, затем шеи, заставив девушку задержать дыхание. Крессида напряглась. Ее охватило отчаяние.

– Я не причиню тебе вреда, моя красавица, но если ты готова служить Крофтону, почему бы не услужить мне сегодня ночью?

Внезапно он прижался к ней всем телом – горячий, сильный.

– Нет! – закричала она, неловко пытаясь отбиться с помощью связанных рук и ног, запутавшихся в юбке.

Мужчина поймал ее руку, и она почувствовала, как его губы коснулись ее пальцев. Он целует ей руку?

– Почему нет? – У него такой спокойный голос, как будто она вовсе не сопротивлялась. – Я заплачу тебе твою обычную цену. Хочешь, заплачу вдвое больше.

Как отреагировала бы шлюха?

– Я стою очень дорого.

– Я богат и могу выбирать себе забавы.

– И я выбираю. Я не иду с каждым, у кого в карманах гинеи.

Он рассмеялся.

– Я не каждый, милая нимфа. Знаешь, мне никогда не отказывала шлюха.

Тут она поняла свою ошибку. Конечно же, шлюхи никогда не отказывают мужчинам с гинеями в кармане.

Крессида отправилась в это путешествие, пообещав Крофтону стать его любовницей, только потому, что верила – ей удастся избежать этого. И вот она, беззащитная, во власти другого мерзкого злодея.

Должна ли она уступить ему ради освобождения? От этой мысли девушка похолодела. Однако она позволит ему, если не будет другого выхода. Но ведь он обнаружит, что она девственница, и поймет ее обман.

Что-то легко коснулось ее губ, и она откинула голову, чтобы увернуться. Его руки обхватили ее голову, его губы прижались к ее губам.

Крессида издала сдавленное всхлипывание и взмолилась о том, чтобы он принял это за протест, а не за страх.

– Я никогда не принуждал женщину, – прошептал он, – и не буду силой брать тебя. Но ты поверь мне, это будет восхитительно для нас обоих, ты ведь знаешь, ты должна знать, как горяча кровь мужчины, побывавшего в опасности.

– Нет! Я хочу сказать – не делай этого! Меня нанял лорд Крофтон. В настоящий момент я считаю, что принадлежу ему.

– Честь грешницы? – Он смеялся над ней. – Ну же, моя прелесть. Если бы мы поменялись ролями с Крофтоном, он сделал бы то же самое.

Он отпустил ее. Его тело больше не давило на нее. В какой-то момент у Крессиды появилась надежда на свободу, но затем его колено стало раздвигать ее ноги.

– Остановись! Пожалуйста!

Мужчина остановился, но не выпустил девушку. Она лежала перед ним, задыхающаяся, готовая к сопротивлению.

– Кто ты? – спросил мужчина снова, и она поняла, что он ей не верит.

По какой-то причине он не верил, что она куртизанка, и был готов силой добиться от нее правды. Он не оступится, пока она не признается во всем. Но какое имя назвать? Не свое же, конечно.

Мерным в голову пришло имя жены викария в Мэтлоке.

– Джейн Уэмворти.

– Шлюха? – потребовал он ответа.

– Нет.

Он тут же встал с постели. Затем Крессида снова почувствовала прикосновение холодного металла. Через секунду ее руки были свободны. Она подняла их, чтобы снять с глаз повязку. Теперь она могла оглядеться.

Крессида находилась в скромной спальне, освещенной канделябром с тремя свечами. Обои цвета слоновой кости, шкаф красного дерева, умывальник, ржаво-коричневого цвета занавески с драпировкой.

А человек, стоящий у кровати с пологом на четырех столбиках, – знаменитый красавец, герцог Сент-Рейвен. Она почувствовала, как ее глаза расширяются от удивления, но отчаянно старалась не показать, что узнала его.

Сент-Рейвена знали все. Он всегда был украшением общества. В прошлом году, сразу после битвы при Ватерлоо, он унаследовал титул герцога от своего дяди и немедленно исчез из страны. Крессида не знала, бежал ли он от кого-то или отправился путешествовать, но о нем много судачили. Так или иначе, внезапно он стал желанной добычей для охотниц за женихами. Молодой, красивый, неженатый герцог.

Несколько месяцев назад, когда он вернулся и стал бывать на приемах, дамы всегда стремились завязать с ним знакомство. Крессида не могла бы сосчитать, сколько раз на балу или на вечеринке в дамской комнате девушки, задыхаясь, говорили о том, что видели его, говорили с ним или даже танцевали с ним!

У большинства женщин не было надежды стать его спутницей жизни, однако было несколько активных претенденток. Диана Роулстон-Стоу, красавица, внучка герцога, сгорала от собственных амбиций. Прекрасная Фиби Суайнемер говорила о нем почти как о своей собственности. Крессида смотрела на мужчину, стоящего перед ней, и не могла понять, как мисс Суайнемер осмелилась на это.

Он был высоким, но не фигура делала его таким внушительным. И не его титул. Сент-Рейвен, в простой рубашке с открытым воротом и кожаных штанах, заполнял собой комнату. И он был так же красив вблизи, как и на расстоянии.

Большой и сильный, он тем не менее был элегантен – черноволосый, с темными синими глазами. Она уже заметила, что его губы наводили на мысли о таких вещах, о которых леди не должна и думать.

– Ты узнала меня. – Это было утверждение.

Слишком поздно, слишком поздно она поняла опасность.

– Да.

Повесят ли герцога за то, что он выдал себя за разбойника? Конечно, если она опознает его, наказание неминуемо. Крессида украдкой взглянула на длинный острый нож, лежащий на столе у кровати. Она почти почувствовала, как этот нож вонзается ей в горло…

– Еще воды, мисс Уэмворти?

От страха она забыла, что назвалась этим именем, и уставилась на него. Затем спохватилась:

– Да, пожалуйста, ваша светлость.

Нет, злостный преступник и убийца не станет вести себя подобным образом. И не станет шутить так, как он сейчас.

– Думаю, мы уже покончили с формальностями и представились друг другу. Зови меня Сент-Рейвен. Я собираюсь называть тебя Джейн.

– Даже если я возражаю?

Он протянул ей полный стакан.

– Мисс Уэмворти – это же невозможно произнести и к тому же звучит так официально. Такое имя подходит женщине, которая не одобряет развлечений и пишет трактаты о самосовершенствовании.

Крессида взяла стакан и поднесла ко рту, пытаясь скрыть улыбку. Он так точно описал мисс Уэмворти. Но ведь, конечно же, не каждое имя так верно говорит о человеке. У самого Сент-Рейвена было красивое имя, а в нем есть что-то от хищника. Разные люди носили фамилию Мэндевилл. Несколько веков назад сэр Джон Мэндевилл писал о своих опасных путешествиях в дикие земли, где жили диковинные животные. Она любила читать эти истории, но сама не осмеливалась до сих пор отступать от общепринятых и безопасных правил. Да, но сейчас она лежала на кровати герцога Сент-Рейвена! Сотни молодых женщин упали бы в обморок от одной мысли об этом.

Несомненно, изнасилование ей не угрожало. Сент-Рейвен не станет компрометировать молодую леди, на которой ему потом придется жениться. Она была удивлена, что он до сих пор не отвез ее обратно на Королевскую дорогу.

– Еще воды? – спросил он, как будто ее жажда была его главной заботой.

– Нет, спасибо. – Однако у нее были другие потребности, и она не собиралась это скрывать. – Ваша светлость, мне хотелось бы остаться одной.

– Конечно, – сказал он так же непринужденно. – Дай мне слово, что ты не попытаешься бежать, и я предоставлю тебе отдельную комнату и все удобства.

Она удивилась.

– Вы поверите моему слову?

– Оно ничего не значит?

Крессида задумалась. Еще никто и никогда не просил ее дать слово, и в ее положении трудно не воспользоваться его доверием.

– Очевидно, нет? – Сент-Рейвен вопросительно взглянул на девушку.

– Если бы вы были преступником и мне грозила опасность, боюсь, я бы нарушила обещание.

Он улыбнулся:

– Умный и честный ответ. Значит, ты должна решить, преступник я или нет.

Крессида вскочила с кровати.

– Вы разбойник, – сказала она, чувствуя теперь себя более уверенно.

– Неправда.

– Как вы можете так говорить? Вы только что ограбили карету и похитили меня.

– Это так, но я не разбойник.

Хотя она стояла, он сел на кровать, нарушив приличия, прислонился к одному из резных столбиков, устало оперся рукой о колено. В простой одежде, спокойный и доверчивый, он казался обычным человеком. Но это был герцог! Герцог Сент-Рейвен. Крессида и во сне не видела, что может когда-нибудь встретиться с ним в подобных обстоятельствах.

– Я играл эту роль только одну ночь.

– Вы находите, что быть преступником весело?

– В некотором роде. Меня радуют вытекающие из этого поступка последствия.

– Я думаю, что вы сошли с ума.

– На твоем месте я гнал бы от себя такие мысли. Это довольно страшно – быть во власти безумца. – Он помолчал. – Вернемся к вопросу о твоем освобождении. Я не могу позволить тебе отправиться к лорду Крофтону, поэтому должен принять меры, чтобы ты до утра не исчезла. Возможно, придется снова связать тебя. Или, – добавил он, – привязать тебя к себе.

Его взгляд скользнул по ее груди. Было заметно, что она дышит взволнованно. Крофтон настоял на том, чтобы на ней было вечернее платье с большим вырезом, и теперь Крессида краснела под взглядом Сент-Рейвена. Она вспомнила, как герцог запихнул в вырез ее серьги и деньги. Девушка подняла руку, стараясь прикрыть себя, и почувствовала, как шуршат банкноты.

Крессида поймала взгляд Сент-Рейвена:

– Ваша светлость, я раздета, разута, нахожусь бог знает где. Я не уйду до завтра.

– Сейчас уже завтра. Ты не уйдешь, пока мы не позавтракаем и не поговорим о делах.

Она терпеть не могла, когда ей приказывали, но все-таки подчинилась.

– Очень хорошо.

– Слово чести?

Она помедлила и ответила:

– Даю слово чести.

– Тогда пойдем.

Сент-Рейвен встал, взял канделябр и повел ее в соседнюю комнату. Только в этот момент, видя перед собой его огромную фигуру, Крессида поняла, что он сидел в ее присутствии, чтобы она не чувствовала себя рядом с ним ничтожной и не смотрела на него снизу вверх.

Могла ли она предположить, что он будет таким чутким и тонким человеком?

 

Глава 3

Эта комната выглядела так же, как спальня герцога, только занавески были синими. Крессида решила, что это скромное сельское поместье – странное жилище для герцога. Скорее всего это укрытие при его разбойных нападениях. Сент-Рейвен зажег свечу.

– Все слуги спят. Я принесу тебе горячей воды. Постель не проветривали, но сейчас лето.

Она чуть было не засмеялась – он был таким хозяйственным. Что до нее, ей было все равно. Сон подкрался к ней, как захватчик, веки отяжелели.

– Хорошо.

– Если тебе что-нибудь понадобится, я в соседней комнате. – Голос звучал игриво. Усмешка и изгиб бровей придали фразе двусмысленность.

Крессида вспомнила, что у герцога Сент-Рейвена была репутация не только сумасброда, но и неразборчивого в связях ловеласа. У ее подруги Лавинии был брат, который пересказывал светские сплетни, а Лавиния, конечно, делилась с ней всеми пикантными историями. Говорили, что герцог устраивал вечеринки для джентльменов, приглашая девиц легкого поведения. Очевидно, на этих оргиях он был самым главным участником.

Когда Сент-Рейвен вернулся с кувшином воды и полотенцем, девушка насторожилась. Но он только поставил кувшин и повернулся к двери. Крессида успокоилась: навряд ли она выглядит сейчас так, что мужчина сойдет с ума от страсти, да и в любом случае герцог не нападет на приличную женщину.

Он остановился у двери.

– Мои слуги не болтливы, но они не святые. Что будет, если все узнают о том, что ты провела здесь ночь?

Просто из озорства она сказала:

– Нам придется пожениться?

Она увидела, как он насторожился, и почувствовала, что между ними выросла стена.

– Простите, я пошутила. Уверяю вас, ваша светлость, я не желаю обманом женить вас на себе. Я назвала вам вымышленное имя, поэтому опасений нет, что меня кто-то узнает.

Стена рухнула.

– Умная женщина. Все равно не показывайся никому на глаза. Я принесу утром тебе завтрак, – конечно, я дам тебе время на то, чтобы одеться. Кстати…

Он вышел на минуту, потом вернулся с одеждой алого цвета и бросил ее на кровать.

– Спокойной ночи, мисс Нимфа. Поговорим утром.

Дверь закрылась. Крессида осталась одна в комнате, освещенной дрожащим огоньком свечи. С ее стороны двери в замке торчал ключ, но она поборола желание запереть ее. Закрытая дверь не преграда для преступника, а она была уверена, что герцог не станет врываться к ней.

Девушка подняла одежду – тяжелый волнистый шелк. Это был мужской халат. Она поднесла его к лицу и снова почувствовала запах сандалового дерева. Этот запах, видимо, всю жизнь будет напоминать ей об этой ночи. Крессида осознала, что ей не так-то просто забраться в чужую холодную кровать. Несмотря на усталость, слипающиеся глаза и поющие суставы, сможет ли она заснуть в доме распутного мужчины? Но она должна заснуть – завтра ей понадобятся трезвый ум и новые силы, чтобы завершить свою миссию.

Девушка откинула одеяло и увидела чистое белье, притягивающее ее как магнит. Она вытащила шпильки, сняла накладные локоны. Мода предписывала локоны, обрамляющие лицо, а у Крессиды были длинные прямые волосы. Их нее время пришлось бы завивать. Удобнее были шиньоны.

Волосы Крессиды рассыпались по спине. У нее не было сил, чтобы заплести их на ночь. Она хотела скорее упасть в постель, но не смогла ни расстегнуть платье, ни снять корсет. Со вздохом девушка забралась в постель в одежде. Она так устала, что уснет и одетой.

Крессида ворочалась, пытаясь найти удобную позу, но кости корсета впивались в нее, кожаные ремешки сдавливали, юбки обвивались вокруг ног.

Она встала и снова попыталась добраться до крючков. Невозможно. Ничего нельзя сделать. Тяжело дыша, она вышла из своей комнаты и пошла к спальне герцога.

Сент-Рейвен повернулся к ней от своего гардероба, голый до пояса, с расстегнутыми штанами. Она никогда не видела обнаженного мужского тела и глазела на мускулы, на неприкрытую грудь. Ее взгляд двинулся вниз, остановился на расстегнутых пуговицах…

Направляясь к ней, он застегнул пуговицы.

– За это вторжение вы должны заплатить штраф, мисс Уэмворти.

Крессида не сопротивлялась, когда он привлек ее в объятия – из-за чувства вины или просто из-за растерянности. Она только инстинктивно заслонилась от него руками. Ее руки оказались прижатыми к его горячей коже, к мускулам, которые напряглись, когда он наклонил голову к ее губам.

Она честно призналась себе, что помнила сладость его первого поцелуя и хотела снова ощутить соблазнительные губы.

И теперь она растаяла в кольце его рук, в огне его губ. Голова ее кружилась от запаха сандалового дерева, девушка погружалась в восхитительное забвение.

Только вкус. Только прикосновение. Только запах.

Сейчас она ничего не видела не из-за повязки, а из-за закрытых глаз…

Но вот их губы разъединились. Давление его тела на ее руки ослабло.

Крессида открыла глаза и увидела, что герцог откровенно разглядывает ее.

– Смею ли я надеяться, что ты, мисс Нимфа, пришла доставить мне удовольствие?

Его грудь вздымалась и опускалась под ее руками. Она чувствовала, как бьется его сердце. Сама не ожидая, она сказала:

– Если бы!

Он засмеялся и на мгновение прижался щекой к ее щеке. Затем отступил, но продолжал держать ее за плечи.

– Если ты, милая, пришла не для того, чтобы унести меня на небо, то что привело тебя сюда?

Казалось, между ними легла холодная пропасть, но она сумела выдавить слабую, виноватую улыбку.

– Простите меня. Я слишком устала и плохо соображаю. Но я не могу выбраться из моего платья и корсета. Так как вы сказали, что все ваши слуги спят…

– И все они мужчины. – Он повернул ее и расстегнул платье. – Кстати, это место называется «Ночная охота».

– «Ночная охота», – эхом отозвалась она, придерживая платье спереди. Она не могла поверить в реальность всего происходящего.

– Дом построен в XVI веке. Уверен, речь идет всего лишь об охотничьих угодьях, но название было слишком соблазнительно, чтобы отказываться от него.

Крессида чувствовала его руки, развязывающие шнурки снизу вверх, освобождающие тело от привычной скованности. Ей казалось, что слабеют не только шнурки…

– Здесь я устраиваю вечеринки для джентльменов, – сказал он так, как будто говорил о погоде. – Я не держу служанок, чтобы не искушать моих гостей. Готово!

Он отступил, и Крессида повернулась, осознавая, что ее одежда падает.

– Вы распутник!

Она слишком поздно поняла, что ей не стоит задерживаться возле мужчины в таком виде.

– Почему распутник? Я не пью много, не играю по огромным ставкам. Я не насилую служанок – или дам, если на то пошло. Но я люблю женщин, их общество, их красоту. – Его взгляд подтвердил это. – У меня здоровая тяга к женщинам. Я люблю доставлять им удовольствие, смотреть, как они тают… Знаешь, тебе действительно лучше уйти.

Он не сдвинулся с места. Казалось, ни один его мускул не дрогнул во время этой замечательной речи, но она вдруг увидела себя его глазами – растрепанные волосы, ниспадающее платье, прижатое к ее пышной груди.

Крессида чувствовала его желание, как жар огня. Девушка отпрянула, но ее ноги запутались в юбке, и она оступилась.

Сент-Рейвен поймал ее одной рукой за талию. Его другая рука завладела ее грудью, лишь слегка прикрытой развязанным корсетом. Мужчина выглядел так, как будто в нем разгоралось пламя.

Но он тут же убрал руку, развернул Крессиду и провел ее к открытой двери, а затем дальше, в ее комнату.

– Спокойной ночи, милая Нимфа, – сказал он и закрыл за ней дверь.

Шатаясь, она вошла в свою комнату, вспоминая строки из «Гамлета»: «Офелия! О нимфа! Помяни мои грехи в твоей святой молитве!».

Грехи. В самом деле, она должна молиться за них обоих. Вместо этого она сбросила платье на пол, затем высвободилась из корсета и с сожалением признала, что он не был падшим грешником и не пытался соблазнить ее.

Крессида заметила на полу упавшие серьги и банкноты, но и не подумала о том, чтобы поднять их. Мысленно она была еще рядом с герцогом. Если бы он только увлек ее в постель, то у нее не было бы сил оттолкнуть его.

Все еще дрожа, девушка забралась в кровать в сорочке и накрылась одеялами. Она должна была благодарить этого мужчину за его силу воли, но все же, сама себе не признаваясь, сожалела о том, что такие минуты больше не повторятся.

Крессида проснулась утром в чужой постели в странном доме. Она помнила события прошлого вечера, и каждое из них тоже было странным по-своему.

Герцог Сент-Рейвен, почему-то изображающий разбойника Ле Корбо, похитил ее у лорда Крофтона и отвез в «Ночную охоту», свой дом, имеющий дурную репутацию.

Потом оказалось, что герцог решил оградить ее от Крофтона, и она дала слово остаться здесь до утра. Она сдержит слово, но затем отправится в Стокли-Мэнор. Слишком многое зависело от этого.

У нее есть план, как перехитрить Крофтона. Если он не сработает, то ей придется пройти через самое худшее – на неделю она станет любовницей лорда. Внезапно она застыла от ужасной мысли. Маленький пузырек с жидкостью находится в ее сумочке, а сумочка осталась в карете! А ведь этот пузырек ей так необходим!

Она натянула одеяло на голову, как будто это могло спасти ее от неприятностей. Но нельзя предаваться отчаянию.

Крессида откинула одеяло и села, убрав волосы с лица. В ее жизни несчастье следовало за несчастьем, но она не не должна отступать. Она должна победить.

Тонкая полоска света, пробившегося сквозь плотные занавески, говорила о том, что настал день. Пришло время встретить его. Крессида выбралась из постели и украдкой выглянула из окна. За окном был красивый сад, окруженный лесом. По положению солнца девушка определила, что уже девять или десять часов. Она услышала тихое насвистывание, затем появился коренастый мужчина в рабочей одежде и грубых башмаках, он шел по тропинке с мотыгой на плече.

Девушка отпрянула от окна. Герцог посоветовал ей не попадаться на глаза слугам, и она согласилась. Отправиться в Стокли-Мэнор и быть там на виду у всех не казалось ей ужасным, ведь лорд Крофтон обещал, что она сможет носить карнавальную маску. Однако попасться кому-нибудь на глаза здесь, в этом странном доме, было нельзя.

Она останется в своей комнате. Она вспомнила, что Сент-Рейвен даже обещал сам принести ей завтрак.

Девушка глянула в зеркало и ахнула. Ее мятая сорочка доходила лишь до середины бедра, а с такими растрепанными волосами она выглядела как дешевая потаскуха. Крессида провела рукой по волосам, вынимая застрявшие шпильки, затем попыталась пригладить волосы. Бесполезно! Она осмотрела ящики туалетного столика, но там не было ни расчески, ни гребня.

Где-то в другом конце дома начали бить часы. Она замерли, считая удары. Два. Конечно, не два часа, значит, половина какого-то часа.

А какая ей разница? Главное – нужно одеться!

Девушка вдохнула. Она как будто попала в другой мир. Еще недавно ее единственной проблемой по утрам был выбор платья для визитов или для балов. В том мире существовало слово «неприлично», означающее, что мужчина излишне приблизился во время танца к даме или попытался заманить ее куда-нибудь ради робкого поцелуя. В этом же мире она столкнулась со страшными вещами.

Крессида отошла от двери и занялась своей одеждой. Ее шелковое платье комком валялось на полу, и, когда она подняла его, оно было сильно измято. Да, здесь уже ничто не поможет, кроме утюга.

Другой одежды не было. Платье, сорочка, шиньон и корсет – вот все, что у нее есть. А куда же делась шаль? Она была шелковая, дорогая, но главное, ею можно было прикрыть плечи и грудь. Чулки и подвязки разрезаны, и неизвестно, где ее туфли.

Девушка почувствовала себя бедной и несчастной, как никогда раньше. Оказывается, одежда так важна для того, чтобы ощущать себя уверенно. Хотелось быть пристойно одетой, хотя бы во фланель.

Взять одежду слуг? Но в доме только мужчины. Ясно одно: она действительно пленница. Даже если нарушить слово, то как добраться до Крофтона босой и в одной сорочке? Надо немедленно привести себя в порядок, пока не пришел герцог.

Для начала Крессида отдернула занавески, позволив яркому летнему солнцу разогнать мрак. Затем стала одеваться. Она подняла корсет и обнаружила на полу свои серьги и деньги Крофтона. Деньги могут пригодиться. Сейчас она снова спрячет их за корсет.

Но тут стало ясно, что она не может не только развязывать шнурки, но и завязывать их. Девушка швырнула корсет на кровать, борясь со слезами. Она не сможет застегнуть и свое платье, но, если хотя бы наденет его, все же это будет лучше.

Халат! Герцог принес ей халат. Где он? Удивленная предусмотрительностью хозяина дома, она стала искать халат и обнаружила, что он завалился за дальний край кровати. Крессида надела его, холодный тяжелый шелк на секунду охладил ее кожу, окутал запахом сандалового дерева. Она попыталась запахнуться, но рукава были слишком длинные.

Рассмеявшись, девушка засучила рукава, освободив руки. Затем застегнула пуговицы. Полы халата тянулись за ней по полу, и когда она взглянула на себя в зеркало, то увидела ребенка, играющего во взрослой одежде. И все же это был уже пристойный вид. Пристойный!

Она прожила двадцать один год в Мэтлоке, вращалась в респектабельном обществе, была пристойная с головы до пят. Будет ли она опять пристойной когда-нибудь?

Крессида отбросила эту мысль. Нет смысла грустить о том, что нельзя изменить, и потом если ее план сработает, то она и ее родители скоро вернутся в Мэтлок, в невозмутимую благопристойность. Девушка должна идти к своей цели и не позволять чувствам стоять у нее на пути. Она села на стул у холодного камина и попыталась обдумать свое поведение с герцогом Сент-Рейвеном.

Он не поверил, что она продажная женщина, а значит, откажется отвезти ее в Стокли-Мэнор. Таким образом, у нее было два выхода: сбежать, что требовало одежды, обуви и карты местности, или открыть герцогу правду и попросить помощи.

Она поморщилась. Может, рассказать только суть дела? Если она сумеет освободиться, не назвав своего настоящего имени, она так и сделает.

Возьмется ли он помогать ей? Она бы ни за что не подумала, что герцог будет полезен в краже, но Сент-Рейвен не был обыкновенным герцогом.

Вдруг раздался стук в дверь.

Крессида вскочила, запахнув на себе халат. Снова постучали.

– Мисс? К вам можно?

Женский голос!

Руками поддерживая халат, Крессида поспешила открыть дверь и выглянула. Она увидела приятную женщину средних лет с кувшином горячей воды в руках.

– Доброе утро, мисс, – сказала женщина с улыбкой. – Вот вода. Его светлость прислал меня прислуживать вам.

– Входите, пожалуйста.

Женщина вошла, поспешив к умывальнику, и вылила воду в таз, стоящий там. У нее было несколько полотенец, которые она повесила на вешалку, и достала из кармана новый кусок мыла.

– Хорошее цветочное мыло, мисс. Вы бы не хотели, наверное, мыться мылом для мужчин.

Крессида была тронута почти до слез такой добротой. Герцог подумал о ней и послал за служанкой.

Она прошла к умывальнику, расстегивая халат.

– Герцог сказал, что не держит слуг из числа женщин.

– Точно, мисс, а в случае необходимости он нанимает только пожилых. И это хорошо, – сказала она и подмигнула, – даже если он полагает, что после сорока мы мертвы ниже шеи.

Крессида засмеялась, не зная, что ответить на это… Женщина подошла к ней, чтобы помочь с пуговицами.

– Меня зовут Энни Баркуэй. Я живу в деревне, один мой сын служит в доме, а другой работает в поле. Это так великолепно, что его светлость снова здесь. Он хороший господин, хотя и сумасброд.

Служанка помогла Крессиде снять халат и принялась намыливать мочалку. Восхитительный аромат цветов и лимона освежил воздух.

Пока Крессида мылась, она размышляла, какую историю придумал герцог, чтобы объяснить ее появление здесь, да еще в таком странном виде.

Миссис Баркуэй начала застилать постель. Крессида увидела, как женщина поморщилась при виде ее платья.

– Прекрасный шелк, мисс. Не уверена, что осмелилась бы гладить его.

– И все-таки мне придется надеть его. Герцог сказал, что утром сам принесет мне завтрак… – Она подумала, что теперь в этом не было необходимости. Миссис Баркуэй могла это сделать. «Так даже лучше», – сказала себе Крессида.

– Не спешите, мисс. Сэр Сент-Рейвен уехал. – Миссис Баркуэй закончила стелить покрывало. – Он приказал подать завтрак в десять и сказал что будет завтракать вместе с вами, поэтому у нас есть время, чтобы привести вас в порядок.

– Он объяснил, как я оказалась здесь? – осторожно спросила Крессида.

– Ужасная история!– воскликнула миссис Баркуэй, встряхнув полотенце и подавая его Крессиде. – Я и не думала, что злодеи до сих пор похищают богатых наследниц. Это счастье, что вас нашел наш господин, после того как вы сбежали от преследователей. Теперь все будет хорошо, мисс. Не беспокойтесь!

Крессида с улыбкой поблагодарила ее, подумав, что сочиненная герцогом история была не более странной, чем истина. Он оказался человеком, который умеет предусмотреть все детали. Возможно, он будет хорошим соучастником в ее деле.

– И не волнуйтесь насчет слухов, мисс. Его светлость хорошо платит за молчание, не будет никаких разговоров, которые могли бы поставить вас в затруднительное положение.

Крессида вытерлась мягким полотенцем.

– Спасибо, миссис Баркуэй! Вы очень добры. Женщина покраснела.

– Не стоит благодарности! Теперь садитесь, и посмотрим, что я смогу сделать с вашими волосами. Хотя я, конечно, не парикмахер.

Миссис Баркуэй достала из кармана гребень, а Крессида села рядом с туалетным столиком. Ее волосы были сильно спутаны, но женщина была очень осторожна.

– Давайте обойдемся без шиньонов, – попросила Крессида. Она подняла тюрбан с накладными локонами, болтавшимися спереди.

– И правильно, мисс, они и в самом деле выглядят странно. Как напуганная кошка, которая прячется в сумке. – Она погладила волосы Крессиды. – У вас такие красивые волосы! Густые, длинные, шелковистые. Что вы хотите с ними делать?

Крессида не любила шиньоны и тюрбаны с накладными локонами. Но отец считал, что она должна быть модной. Сейчас же не было необходимости в соблюдении светских правил. В Мэтлоке девушка заплетала волосы в простую косу, которую закалывала на затылке. Она попросила миссис Баркуэй сделать что-нибудь похожее. Пока женщина причесывала ее, Крессида позволила мыслям улететь очень далеко.

В прошлом году она была рада появившейся возможности пожить в светском обществе. Мэтлок казался ей таким скучным. Теперь это был долгожданный приют, который она жаждала вновь обрести.

Крессида была вынуждена признать, что полюбила Лондон. Разве доктор Джонсон не сказал, что тот, кто устал от Лондона, устал от жизни? Этот город – сердце мира. Там живут образованные люди, они принимают решения, которые влияют на жизнь всей страны. Это центр наук и искусств, колыбель великих открытий. Там она повсюду встречала интересных людей – исследователей, поэтов, ораторов, ученых. А театры! У них в Мэтлоке был театр, но он совсем не похож на «Друри-Лейн» или Королевскую оперу.

Эти мысли пробудили воспоминание – герцог Сент-Рейвен в театре «Друри-Лейн». Это было три месяца назад. Крессида пришла в театр с родителями и семьей Харбисонов на премьеру пьесы «Смелая леди». В зале зрители переговаривались шепотом, но вдруг голоса стали громче. Все взоры обратились к одной из лучших лож, где появилась блестящая дама, которую сопровождал красивый черноволосый джентльмен.

– Герцог Сент-Рейвен! – шепотом воскликнула леди Харбисон. – Наконец-то он здесь!

Родителям Крессиды ничего не говорило это имя, поэтому мать захотела узнать подробности о нем. Раз уж весь театр смотрел и перешептывался, это в самом деле должно было быть важно. Через пару минут они вкратце знали все. Год назад герцог унаследовал свой титул от дяди, а затем исчез. Теперь неожиданно появился и привлек внимание лондонцев – неженатый герцог, лев светского общества.

По словам леди Харбисон, его спутница разбила надежды многих мужчин. Леди Энн Пекуорт была дочерью герцога Аррана. Эти двое казались подходящей парой. Судя по всему, свадьба была предрешена.

Герцог поцеловал руку леди Энн, как будто подтверждая догадки окружающих, Крессида окунулась в свои мечты. Пусть не герцог Сент-Рейвен, но какой-нибудь достойный и знатный мужчина целует ей руку, смотрит в ее глаза, выдавая свои чувства. У нее уже были поклонники, ведь она была наследницей набоба, но никто еще не выказывал ей такого почтения.

Наверное, герцог целовал леди Энн так, как целовал ее прошлой ночью, и не только целовал. Счастливая…

– Теперь давайте займемся вашим платьем, мисс. Уверена, вы сразу почувствуете себя лучше.

Крессида вернулась к реальности. Если в ее голове и появились какие-то тайные мысли, если она и таяла в его объятиях, нужно помнить, что он способен соблазнить женщину, пусть даже до сих пор ухаживал за другой.

Девушка взглянула в зеркало. Ее волосы были аккуратно уложены. Она поблагодарила миссис Баркуэй и встала, чтобы привести в порядок платье.

Миссис Баркуэй умелой рукой затянула корсет так, что Крессида с трудом дышала, но в какой-то степени это успокаивало – она возвращалась к привычному порядку. Утром ее вечернее платье выглядело неуместным, однако добавляло ей респектабельности. Крессида взяла свое ожерелье с жемчугом и надела его, а затем сережки.

– А где ваши туфли и чулки, мисс?

Крессида отвернулась от зеркала, чувствуя, что краснеет.

– Думаю, они потерялись во время моих приключений.

– Какая жалость! И мои вам не подойдут. Если не возражаете, мисс, я поищу что-нибудь для вас.

– Вовсе не возражаю. Вы очень добры! Спасибо!

– Не стоит. В подобной ситуации так поступил бы каждый. – Мисс Барнуэл вылила грязную воду в ведро, подняла его и вышла.

 

Глава 4

Крессида еще раз оглядела себя в зеркало. Ей сейчас так кстати были бы простое повседневное платье, чулки и крепкие башмаки. Теперь, когда она была одета, босые ноги выглядели особенно странно. Надо попросить миссис Баркуэй найти какую-нибудь шаль, чтобы прикрыть глубокий вырез. Ну что ж, ей пока не предстоит выходить в свет.

Крессида подошла к окну и оглядела двор. Возможно, ей следует сбежать, пока есть шанс. Бедняки же ходят босыми. Может, и она сможет.

Дверь открылась. Крессида резко обернулась – это была миссис Баркуэй. О Боже, она несла ее туфли! Крессида поспешила к ней.

– О, где вы нашли их?

– Они были у мистера Лайна, мисс. Я могу принести чулки из деревни, но это будут простые чулки.

Крессида надела зеленые шелковые туфли.

– Любые, это будет чудесно! У меня была шаль, но я потеряла ее. Нельзя ли раздобыть какую-нибудь вместо нее?

– Ах вы, бедняжка. Посмотрим, что мне удастся найти, мисс. Не хотели бы вы что-нибудь съесть или выпить? Не понимаю, почему вы должны голодать по прихоти герцога.

Крессида рассмеялась, ей хотелось обнять эту женщину.

– С удовольствием. Кофе, шоколад, чай. Если это не трудно. И немного хлеба.

– Я принесу это, а потом пойду в деревню. Ни одна женщина не обойдется без чулок и пары подвязок.

Крессида согласилась, чувствуя, что мир, в котором есть миссис Баркуэй, не может быть страшным. Вскоре она уже потягивала густой шоколад и наслаждалась булочкой, щедро намазанной маслом. Герцог здорово здесь устроился. Ведь несмотря на его простые манеры и скромный дом, он был знатного происхождения.

И зачем-то изображал из себя разбойника!

Девушка покачала головой от этой мысли, но она знала, что у богатых людей часто бывают причуды. Случалось, лорды изображали кучеров, так почему герцог не может играть роль разбойника? Хотя, конечно, это очень опасно.

Значит, он все-таки сумасшедший? Да, вчера ночью было полнолуние!

После тихого стука дверь распахнулась. Крессида вскочила – в комнату вошел герцог. Он был в дорожном платье – в темной куртке, кожаных штанах и сапогах. Штаны были заляпаны грязью, а его губы распухли.

– Боже милостивый! Вы дрались?

– Что навело вас на эту мысль? – Но тут он улыбнулся, затем вытащил платок, уже запятнанный кровью, и приложил к губам. – Кажется, вы хорошо отдохнули, Нимфа.

Кто он? Сумасшедший? Крессида терялась в догадках.

– Я позавтракала. Никто не знал, где вы и когда вернетесь.

Сент-Рейвен взглянул на ее тарелку.

– Это не завтрак. Я вернусь через минуту, и тогда поговорим.

Дверь за герцогом закрылась. Да, он довольно эксцентричен, но ей теперь придется иметь с ним. дело. Если бы она могла убедить его помочь ей, он стал бы подарком судьбы. Неужели она скоро окажется дома? Да, если сможет подчинить герцога своей воле.

Сент-Рейвен вернулся с большим подносом и поставил блюдо с яйцами и ветчиной на середину стола, добавил тарелку с хлебом, маслом и джемом, потом вазу со сливами. Затем настала очередь кофейника, чашки и молочника со сливками. Видимо, мужчины, настоящие мужчины, выезжающие спозаранку в поисках драки, имеют хороший аппетит.

Герцог сел напротив Крессиды.

– Вы чем-то шокированы? Это из-за того, что я люблю поесть?

– Из-за того, что вы, герцог, сами несете поднос.

– Глупости. – Он взял три яйца и большой кусок ветчины. – Пожалуйста, присоединяйтесь, если хотите.

Крессида налила себе шоколада.

– Пока я ем, расскажите мне вашу историю. Кажется, у меня сегодня день рыцарских подвигов.

– Еще одну девицу из беды удалось выручить?

Его губы дрогнули.

– Можно сказать и так.

Он безумец.

– В этом доме, должно быть, становится тесно.

– О, не беспокойтесь, я спрятал ее в другой своей резиденции. Теперь я слушаю ваш рассказ, мисс Как-вас-там. – Он снова набросился на еду.

Крессида волновалась, но ей нужна была помощь, и поэтому пришлось выдать версию, близкую к правде.

– Лорд Крофтон украл одну вещь у моей семьи, и она находится в Стокли-Мэнор. Мне нужно попасть туда, чтобы вернуть ее родителям.

Герцог жевал, слушая ее.

– Если он украл что-то у вас, обратитесь к властям.

– Он – пэр. Вряд ли мне поверят.

– Стоит попробовать, не правда ли, прежде чем отдаваться Крофтону?

Это больно задело ее, но он был прав.

– Ну хорошо. Он выиграл ее в карты – так точнее.

– Сжульничал?

Это не приходило ей в голову раньше. Она нехотя покачала головой:

– Не думаю.

– Тогда эта вещь его, все честно.

– Нет, не его!

Он налил себе кофе и добавил сливок.

– Почему бы вам не рассказать мне правду? Мы все равно до нее доберемся, только потеряем время.

Крессида вскочила.

– Вы не имеете права требовать этого от меня, сэр! Я могу уйти отсюда, когда захочу.

– Боюсь, что нет. – Он отрезал еще кусок ветчины.

– Вы не можете держать меня здесь как пленницу!

Он только поднял брови и засунул кусок ветчины в рот.

Крессида вскипела и бросила взгляд на тяжелый серебряный чайник с шоколадом. Но тут же заставила себя успокоиться. Она не добьется своей цели, ударив его. Только одно имеет значение, напомнила она себе, только одно – осуществление ее плана. Девушка снова села.

– Мое имя – Крессида Мэндевилл, ваша светлость. Мой отец – Артур Мэндевилл. – Она надеялась, что это имя знакомо герцогу, но напрасно. Неудивительно. Даже в Лондоне Мэндевиллы и герцог Сент-Рейвен вращались в разных кругах. – Он двадцать три года прожил в Индии и недавно вернулся домой.

– Набоб?

– Да.

– Вы тоже жили с отцом в Индии?

– Я родилась там, но моя мать не переносила местный климат, поэтому мы обе вернулись домой, когда мне не было и года.

– Ваш отец навещал вас?

– Нет.

Брови поползли вверх.

– Интересное воссоединение.

Это, подумала Крессида, было еще мягко сказано, хотя ее мать спокойно отнеслась к такому решению отца.

Герцог продолжал есть, но теперь девушка полностью завладела его вниманием. Она же была рада рассказать правду хоть кому-нибудь.

– Имея богатство и дворянский титул, мой отец хотел занять достойное место в обществе. Он купил маленькое поместье Стокли-Мэнор и снял дом в Лондоне, где бы мы могли начать жизнь, полную удовольствий и развлечений.

– Моя дорогая мисс Мэндевилл, я уверен, что вы ничего не знаете о развлечениях.

Она встретилась с его насмешливым взглядом.

– А после прошлой ночи, ваша светлость?

Улыбка тронула его губы.

– Возможно, кое-что вы теперь узнали.

Его распухшие от удара губы не стали менее привлекательными, а улыбка сделалась озорной…

– Продолжайте ваш рассказ, мисс Мэндевилл. Хотя я могу и сам угадать. Ваш отец стал игроком и проиграл Стокли-Мэнор Крофтону.

Она уставилась на него.

– Вы знаете об этом?

– Такие истории часты. Сколько потерял ваш отец?

Крессида опустила глаза и увидела, что ее кулаки крепко сжаты. Она разжала их и снова посмотрела герцогу в глаза.

– Думаю, ему недоставало острых ощущений в Индии. Возможно, он получал их, играя, но, кажется, так и не овладел искусством игры.

– Он потерял все?

Комок в горле почти лишил ее дара речи.

– Насколько нам известно, все, за исключением личных вещей, моих и моей матери.

Сент-Рейвен откинулся на спинку стула, попивая кофе.

– Ваш отец, конечно, знает о состоянии своих дел?

– У него случился удар. Он теперь лишился речи и слуха. Моя мать ухаживает за ним, но он угасает.

Он склонил голову.

– Мои соболезнования. Но я должен заметить, что, хотя это и грустно, Стокли и все, что там находится, принадлежит Крофтону.

Крессида не хотела говорить о семейной тайне, но она не видела другого выхода.

– Дело в том, ваша светлость…

– Сент-Рейвен, пожалуйста.

Она проигнорировала его слова.

– Дело в том, что у моего отца был тайник с драгоценностями. Он научился этому в Индии – умный человек всегда обращал часть денег в драгоценности на случай, если придется бежать. Отец рассказал мне об этом и даже показал, где спрятаны драгоценности. Я понимаю, что с точки зрения юридической эти драгоценности – часть Стокли, но не считаю, что они в самом деле должны достаться лорду Крофтону. Он понятия не имеет о них, и я уверена, что, если бы отец мог, он бы забрал их до того, как новый владелец завладеет домом.

Герцог поставил чашку на стол и снова наполнил ее.

– Увлекательно! Я понимаю соблазн вернуть ценности, но действительно ли из-за них стоит жертвовать собой?

– С их помощью жизнь нашей семьи устроится. Возможно, мой отец так и не поправится, но даже если это случится, сможет ли он заработать какие-то деньги? Моя мать хочет вернуться в Мэтлок. У нас дом там, он, к счастью, принадлежит матери. Однако без денег невозможно жить даже очень скромно, а мы уже почти все продали, что было можно.

Она коснулась ожерелья у себя на шее – скромная ниточка мелких жемчужин.

– Мама всегда была против дорогих подарков отца и против экстравагантных украшений.

– Вот видите, выходит, экстравагантность и красивая жизнь куда лучше. Но не мог ли ваш отец продать драгоценности, чтобы оплатить карточные долги?

Словно тисками он выдавливал из нее правду.

– Не думаю. Я проверила записи моего отца. Там видно все, в том числе его проигрыши…

– А что говорит ваша мать?

Крессида вздохнула.

– Возращение моего отца стало для нее большой радостью. Она очень любит его, но никогда не интересовалась его делами. Теперь же мама думает только о его выздоровлении.

– Значит, вы действуете в одиночку. Хотя теперь уже нет. У вас есть рыцарь.

Она настороженно посмотрела на него:

– Ваша светлость, я непременно должна вернуть эти драгоценности.

– Конечно.

– Любой ценой.

– Не думаю.

– Вы не имеете права приказывать мне!

Он устало поднял руку, протестуя.

– Всему свое время. Надо хорошо все обдумать. Если ваш отец берег эти драгоценности на крайний случай, то почему они были в деревне, а не в Лондоне?

Отличный вопрос! Несмотря на свою эксцентричность, герцог обладал острым умом.

– Я думаю, произошла ошибка. У моего отца было много индийских вещиц – к сожалению, большая часть их осталась в Стокли. Среди них была серия статуэток из слоновой кости, скорее всего драгоценности были в одной из них. Просто он взял в Лондон не ту статуэтку.

– Неосторожно. Они, наверное, похожи друг на друга?

– Да.

Он отхлебнул кофе.

– И все же нельзя поручиться, что он не проиграл драгоценности, не заложил их?

– Уверена, что кто-нибудь из его знакомых знал бы, что он поставил драгоценности на карту. То, что он игрок, не было секретом ни для кого, ваша светлость. Что же касается ломбарда – думаю, об этом было бы сказано в его записях. Он записывал все.

– Но может ли быть, чтобы такой человек перепутал статуэтки?

– Он немного близорук. И он в самом деле взял в Лондон одну статуэтку, только одну. Зачем, если он не был уверен, что в ней – его сокровища?

Он кивнул:

– Логично.

– Более того, мой отец не сошел с ума, когда проиграл Крофтону. Он вернулся домой к завтраку и выглядел как обычно, только уставшим. Мама устроила ему скандал и сказала все, что думала о его образе жизни.

От этого воспоминания и от связанного с ним отчаяния матери у Крессиды в горле встал ком. Хотя, если честно, отец заслужил эти упреки.

– Моя мать позже пошла к отцу просить прощения за несдержанность и обнаружила его в кабинете уже в том состоянии, в котором он пребывает до сих пор. Я прибежала позже, услышав мамины крики о помощи. Статуэтка валялась на полу, открытая и пустая.

– Значит, его драгоценности действительно были в одной из статуэток и должны были спасти его семью. То, что он забрал пустую, и подкосило его. – Он посмотрел на нее. – Вы не думали о том, чтобы просто проникнуть в ваш старый дом? Возможно, там есть слуги, готовые помочь вам.

Она покачала головой:

– Дом стоял пустой до того, как его купил отец, одна пожилая пара присматривала за ним. Эти люди уже уехали. Крофтон нанял себе слуг. Отец установил новые замки и решетки на окнах первого этажа. Когда он вернулся домой, то страшно боялся воров. Очевидно, их много в Индии.

– Их много и в Англии. Так где в Стокли-Мэнор мы должны искать статуэтки?

При слове мы в ее сердце затеплилась надежда.

– Если их не перенесли, то они в кабинете моего отца, на первом этаже, в задней части дома.

– Именно там все эти решетки и замки?

– Да, к сожалению.

Сент-Рейвен смотрел на девушку нахмурившись.

– Какую сделку вы заключили с Крофтоном? Статуэтку в обмен на вашу честь?

Это было бы слишком подозрительно и насторожило бы его.

Крессида была не в состоянии встретить взгляд герцога и стала смотреть, как играет свет на серебряном кофейнике.

– Я должна была получить все индийские вещицы моего отца. Это очень дорогие вещи, и Крофтон это понимал.

– Вы представляете себе, что бы вам пришлось делать за такую цену?

Она заставила себя поднять взгляд, хотя и чувствовала, что краснеет.

– Ваша светлость, я пошла бы на это в случае необходимости. Полагаю, моя невинность делала меня более притягательной.

– Вы удивительная женщина, мисс Мэндевилл, и страшно наивная.

– Но какой у меня был выбор? Сохранить мою добродетель и нежные чувства – и оказаться в работном доме? И увидеть мою мать там тоже?

– И все же жертва была бы чрезмерной.

Девушка помолчала, а затем призналась:

– Я надеялась, что мне не придется пройти через это.

– А! Вы, наверное, планировали попасть в дом, дав согласие отдаться Крофтону, затем схватить драгоценности и ускользнуть, прежде чем он причинит вам вред? Умно, но боюсь, что слишком оптимистично.

Он обращался с ней, как с ребенком.

– У меня был план. Я спрятала в сумочке жидкость, вызывающую рвоту. Я собиралась пожаловаться на то, что меня укачало, и выпить лекарство. Сомневаюсь, что кто-нибудь захотел бы переспать с женщиной, которую тошнит.

Герцог рассмеялся:

– Браво! И вам понадобилось совсем бы немного времени, чтобы забрать драгоценности и спастись бегством! – Он поднял кофейник с шоколадом и вылил остатки в ее чашку. Затем он поднял свою чашку: – Тост за находчивых, отважных женщин.

Крессида подняла чашку и чокнулась с ним, не удержавшись от улыбки. Ей было приятно, что герцог одобрил ее план. Облизав шоколад с губ, она сказала:

– Надеюсь, вы понимаете теперь, ваша светлость, что вовсе не помогли мне, украв меня у лорда Крофтона, а только помешали.

– Увы, нет. – Он поставил свою чашку. – Я ценю вашу храбрость, мисс Мэндевилл, но вы не знаете таких людей, как Крофтон. Возможно, ему и не захотелось бы использовать больную женщину, но он наверняка запер бы вас у себя, пока вы не поправитесь. Кроме того, вы были бы не одни с лордом Крофтоном в Стокли-Мэнор. Он устраивает прием.

– Прием? Он обещал, что не погубит меня в глазах всего света!

– Возможно, это правда. Это будет маскарад. Но у Крофтона он заканчивается вакханалией. Люди, посещающие его дом, уже пресыщены удовольствиями. Они требуют новизны. Боюсь, вы стали бы центром внимания всей компании. Довольно трудно заполучить в гости девственницу из приличной семьи, особенно отдающуюся по своей воле. Думаю, это развлечение Крофтон преподнес бы своим приятелям.

Крессиде стало дурно, она едва не упала в обморок.

– Господи! Прошу прощения! – Герцог подбежал к ней. – Я не должен был говорить вам этого.

В глазах девушки потемнело, но его твердая рука не дала ей упасть.

– Дышите! Все в порядке. Ничего этого с вами никогда не случится. Даю вам слово!

Эта надежная рука и эти уверенные слова помогли Крессиде. Она поднялась и взглянула на герцога со слезами на глазах.

– Я должна от всего сердца поблагодарить вас за спасение, ваша светлость.

Девушка протянула руку к кофейнику, но он был пуст.

– Подождите. – Герцог вышел из комнаты. Через несколько минут он вернулся с графином и стаканами. – Бренди. Пейте!

Она никогда не пробовала бренди, но безропотно стала пить глоток за глотком. Постепенно девушка успокоилась. Она считала себя такой умной, полагала, что у нее все продумано! Но теперь… Была ли надежда для нее и ее семьи на спасение? Затем она вспомнила его слова.

– Сэр, вы сказали, что нам предстоит приключение?

Его глаза были полны решимости.

– Вы не можете отказать мне в доверии, мисс Мэндевилл. Кроме того, вы же не должны отправляться на оргию без опытного проводника.

Теперь его глаза смеялись.

 

Глава 5

Крессида думала о том, что герцог вращается в иных, чем ее семья, кругах. И люди в этих кругах весьма уверены в себе, но с гораздо более низкой моралью. А ее семья относилась к среднему классу. Не вершина светского Олимпа, но и не оскорбительное дно жизни.

– Мне нравятся вечеринки, где мужчины и женщины, по доброй воле, конечно, предаются чувственным удовольствиям с большей свободой, чем это принято в обществе.

Говоря это, Сент-Рейвен не выказал ни малейших признаков стыда.

– Полагаю, вас постоянно приглашают в злачные места. – Крессида сказала это довольно иронично, изобразив презрение.

– С таким кислым лицом, мисс Мэндевилл, я не смогу взять вас в гнездо порока.

– Я иду туда не развлекаться! – вспыхнула девушка.

– Вы сможете получить там несколько полезных уроков.

– Есть вещи, о которых лучше не знать.

– Да, вы Уэмворти. Определенно!

Это задело ее.

– А вы невыносимы!

– Я стараюсь. Ну же, мисс Мэндевилл, вы носите имя известного исследователя. – Он наклонился вперед, его сверкающие глаза бросали ей вызов. – Неужели же вы так нелюбопытны, что не хотите стать свидетельницей веселого и забавного маскарада? Разве вы сами не затевали опасной игры с Крофтоном, не придумывали, как одурачить его?

Девушка уставилась на герцога. Он как будто заглянул в тайники ее души. Хотя она шла на риск и побаивалась Крофтона, но в ней бурлило возбуждение, кипела жизнь – как никогда до этого.

Трис был уверен, что обеспечит безопасность мисс Мэндевилл, и ему хотелось увидеть этот мир ее изумленными глазами. Он решил загнать девушку ловушку.

– Конечно, нет особой необходимости вам появляться в доме Крофтона, – сказал он беззаботно. – Я готов отправиться в Стокли один и забрать драгоценности для вас. Это не будет слишком трудно.

Крессида закусила губу; неуверенность, искушение, отчаяние – все это ясно читалось на ее лице.

– Вы можете остаться здесь, в комфорте и безопасности, – продолжал герцог.

Девушка провела языком по пересохшим от волнения губам. Такие пухлые, мягкие губы, особенно они соблазнительны, когда влажные… Трис напомнил себе, что предстоящее приключение не сулит ему удовольствий с леди. Добродетельные дамы из Мэтлока были для него запретной темой.

– Это будет трусостью – бросить все на вас, – сказала Крессида.

– А может быть, мудростью.

Пусть она сама уговорит его взять ее с собой.

– Есть и практические соображения. Я знаю дом, а вы – нет. Я знаю, как выглядит статуэтка и как ее открыть.

– Вы могли бы рассказать мне это.

– Это нелегко описать, и у нас мало времени. – Она снова облизнула губы. – Возможно даже, что лорд Крофтон спрятал статуэтки.

– Хорошо, если вы считаете, что можете сделать это, то ваше присутствие будет полезным. Я могу гарантировать вашу безопасность. Но я не могу гарантировать, что вы не увидите того, что смутит вас.

Он увидел вспышку ее волнения; потом она нахмурилась.

– Итак, вы хотите пойти сегодня ночью? Ваше решение?

Крессида увидела его вопросительный взгляд. О да, она хотела пойти.

– Остаться здесь будет все равно, как если бы Веллингтон сидел в Брюсселе, попивая чай, пока бушевал бой под Ватерлоо.

Он встал.

– Вы смелая женщина! Очень хорошо, мы теперь должны разработать план действий, и первым делом необходимо сделать вас неузнаваемой. – Он дернул за шнурок колокольчика. – Как хорошо знает вас Крофтон?

– Не очень хорошо.

– Тогда как возникла эта необычная сделка?

– Он просил разрешения ухаживать за мной, но я заставила отца отказать ему. Этот человек не нравился мне, было ясно – он из тех, кто ищет богатых невест. – Крессида взглянула на герцога: – Я думаю, он мстит мне.

– Возможно, но вы не могли ничего поделать. И я полагаю, что он не заставлял вашего отца садиться за карточный стол.

Она вздохнула.

– Нет, и после случившегося несчастья он предложил мне шанс возместить потерю. Моя семья получила бы некоторые отцовские вещицы в обмен на мою благосклонность. Он пытался изобразить сострадание, выставить это добрым делом, негодяй. Я хотела выгнать его вон, но не видела другой возможности вернуть драгоценности.

– Это заставляет задуматься о том, насколько честной была игра с вашим отцом. Но об этом потом. Самым важным делом сейчас является ваш маскарадный костюм.

Он подошел к двери и позвал:

– Гарри!

Вошел молодой слуга. Крессида заметила его сходство с миссис Баркуэй.

– Ваша светлость, слушаю вас.

– Найди мне мистера Лайна.

Когда слуга ушел, герцог повернулся к Крессиде и оглядел ее.

– Вы сегодня выглядите по-другому… Что произошло с локонами?

Она покраснела.

– Они накладные.

– Боже всевышний! Но их отсутствие изменяет ваш облик. А если еще будет маска или вуаль… Да, решено! Где-то у меня есть костюм султана. Если вы оденетесь наложницей, то чадра закроет нижнюю часть лица, а маска – верхнюю, и вас не узнают. Вы могли бы распустить волосы…

Постучав в дверь, в комнату вошел еще один человек. Это был высокий, модно одетый мужчина со светлыми волосами. Девушка удивленно взглянула на герцога:

– Вы же собирались прятать меня подальше от чужих глаз, ваша светлость!

– Кэри уже видел вас, когда снимал ваши подвязки и чулки, – сказал он, очевидно, пытаясь ее смутить. – Мисс Мэндевилл, позвольте представить вам мистера Карадока Лайна. Кэри, это мисс Мэндевилл.

– Вы выглядите сегодня гораздо лучше, мисс Мэндевилл. Надеюсь, вы не слишком испугались?

– Спасибо, сэр. Все уже нормально.

– Мы не могли оставить вас в руках этого скользкого типа, мисс Мэндевилл. В самом деле. – Он повернулся к герцогу. – Что теперь?

Сент-Рейвен изложил ситуацию. Его друг высказал сомнение, стоит ли брать леди на такую скандальную вечеринку, но герцог его переубедил. Крессида отметила, что Сент-Рейвен привык всегда поступать по-своему.

– Итак, нам срочно нужен карнавальный костюм, – сказал он. – Что-то восточное, с чадрой.

– Там есть вещи… Остались, я думаю, – проговорил Лайн и вышел.

Через пару минут он вернулся и разложил на кровати пурпурные шелковые шаровары и блестящую пеструю блузу с короткими рукавами.

Крессида уставилась на одежду.

– Я не могу надеть шаровары!

– Это будет маскарад, мисс Мэндевилл. – Глаза герцога снова смеялись.

Девушка подошла к кровати и взяла блузу. Она показалась ей очень короткой.

– Из-под нее будет виден мой корсет!

Мистер Лайн покашлял.

– Думаю, вам придется обойтись без него. Мы могли бы поискать что-нибудь еще…

– Чепуха! – оборвал его герцог. – Это замечательный костюм, тем более что у меня есть костюм султана. Даме нужен головной убор и чадра, желательно непрозрачная. – Он внимательно посмотрел на Крессиду. – Маска, грим…

За мистером Лайном закрылась дверь – он пошел выполнять приказ. Но Крессида не могла подчиниться.

– Ваша светлость, я не надену эту одежду.

– Почему? Вы ведь даже не примерили ее.

– И не собираюсь! Я хочу надеть что-то более подобающее приличной женщине! Могу я одеться… монахиней?

Он громко рассмеялся.

– Поверьте мне, милая, если сегодня ночью вы хотите слиться с толпой, то чем менее прилично вы одеты, тем лучше. Понимаете, так меньше вероятность того, что вас узнают.

Она поняла, но все еще бунтовала.

– Как кому-то может прийти в голову, что я могу появиться на этом сборище?

– Конечно, в основном там будут продажные женщины, но и некоторые дамы получают удовольствие от диких забав. Незамужние леди там тоже бывают, хотя и нечасто. Главное, конечно, не вызывать подозрений.

Трис подождал ответа, но у Крессиды его не было. Теперь, когда она увидела костюм, то уже не была уверена в том, что хочет пройти через это.

– Это ваш выбор, – напомнил девушке герцог. – Мне нужно уладить пару дел, так что у вас есть время все обдумать. Лучше всего будет, если вы останетесь в этой комнате. Могу прислать вам книги для развлечения.

Все еще хмурая и смущенная, Крессида согласилась, и он ушел. Девушка взяла шаровары. Неужели она сможет появиться в них перед незнакомыми людьми? По крайней мере они были хотя бы непрозрачными. Она видела рисунки, изображавшие женщин Востока, на которых надеты шаровары из ткани тонкой, как вуаль. Эти же были довольно симпатичные, расшитые золотом, собранные внизу, на поясе перевязанные золотым шнуром. Крессида приложила их к себе и подумала, что они, наверное, будут ей впору.

Девушка взяла короткую блузу из пурпурной парчи, расшитую золотом. У нее были короткие рукава, глубокий вырез и пуговицы спереди. Как можно появиться на публике в таком виде, без сорочки, без корсета?

Девушка хотела сейчас же померить костюм, но перед ней встала все та же проблема – она не могла самостоятельно снять свое бальное платье.

В Мэтлоке все было по-другому. У них с матерью была служанка, но в основном платья были практичными и удобными, и они могли одеваться самостоятельно.

Мэтлок. Крессида бросила блузу на кровать и задумалась. В ее городе жизнь была такой гладкой и размеренной. Она жила в красивом доме, на средства, которые присылал отец. У нее и ее матери были друзья в Мэтлоке и прочное положение в обществе. В конце концов, ее родители находились в законном браке, и никто не мог намекнуть, что отсутствующий муж никогда не существовал. Множество добрых дел матери не давали им скучать. Летом устраивали концерты, спектакли, приемы.

Если их план сработает, она сможет вернуться туда. Даже если ее отец не поправится, они с матерью будут среди друзей, в знакомом окружении. Однако если план провалится, ни она, ни ее родные никогда не вернутся в Мэтлок.

Если бы только ее отец остался в Индии!

Если бы только он не пристрастился к игре!

Если бы только она заметила это и вовремя предотвратила беду!

Эти мысли вертелись в голове, как нож в ране. Ее увлек Лондон. Светские рауты вскоре наскучили, но город очаровал. Крессида стала думать, что ей бы хотелось выйти замуж за человека из этого мира. Не за бездельника аристократа, а за делового человека. Члена парламента, возможно, или даже члена правительства. Это было бы замечательно! Или за торговца. Ее привлекали не деньги, а увлекательное дело – поставил лес в одну страну, шерсть – в другую и специи в третью. Ее подруга Лавиния была обручена с капитаном корабля и мечтала побывать с мужем в далеких портах. Для Крессиды это было слишком смело, но и она хотела бы посмотреть мир.

Теперь с мечтами было покончено – если она не вернет драгоценности, ни один светский человек не женится на ней ради ее прекрасных глаз и накладных локонов.

Светское общество такое продажное! Жестокое, мелочное и злобное! Когда ее отец был богат, его навещали многие лорды и их жены, но с тех пор, как он проигрался и заболел, все словно испарились. Конечно, сейчас было лето, в это время Лондон пустел, но все же это доказывало, что истинных друзей у отца нет.

Кто-то постучал в дверь.

– Это Гарри, мисс!

Крессида открыла дверь, и слуга внес стопку книг и какую-то одежду. Он положил книги и, краснея, протянул ей белые чулки из хлопка, простые подвязки и кусок тонкой материи.

– Моя мамаша шлет это вам, мисс. Она надеется, что вещи подойдут.

Девушка посмотрела на чулки как на драгоценность.

– Конечно, подойдут! Обязательно поблагодари мать, за меня.

Гарри собрал остатки завтрака на огромный поднос.

– Вы позвоните в колокольчик, если вам что-нибудь понадобится, мисс.

Когда он ушел, Крессида сняла туфли, надела чулки и завязала их подвязками. Затем она села перед зеркалом, обернула треугольник тонкой хлопковой ткани вокруг плеч и заткнула концы за вырез платья. Наконец-то она пристойно одета!

Пристойность – странная вещь. Крессида не возражала против того, чтобы надеть это платье на бал, но то, что было пристойно ночью, не было пристойно днем. Она подумала об одежде, лежащей на кровати. Шаровары не были пристойны ни в какой ситуации.

Сент-Рейвен предложил добыть драгоценности в одиночку. С каждой секундой это предложение казалось ей все более разумным.

Однако возникали серьезные сомнения. Некоторые из этих статуэток были похожи. Они все изображали влюбленные парочки. И лишь в одной из них были драгоценности.

По правде говоря, Крессиде хотелось поехать. Она уже настроилась на то, что станет главной героиней в этом приключении, и сейчас не желала отступать. Надо заставить себя думать, что это будет лишь бал-маскарад. Она уже была на подобном вечере в Лондоне, и некоторые леди и джентльмены там были одеты весьма вольно. Там была женщина в похожем восточном одеянии.

Девушка взяла шаровары и встала перед зеркалом, приложив их к себе.

– Ты Крессида Мэндевилл или Крессида Пугливая Мышь?

Девушка решила, что она – Крессида Мэндевилл, а потому не отступит от своей цели.

Приняв решение, она села на стул у окна и стала разбирать книги, которые ей принесли. Их выбирал Сент-Рейвен? Это были поэзия, история, роман и, заметила она с улыбкой, описания путешествий по Аравийскому полуострову. Намек на то, что ей нужно готовиться к роли? Крессида принялась за книги. Она всегда любила читать про путешествия в экзотические страны. Иногда ей казалось, что этот интерес она унаследовала от отца и смогла бы жить под чужими небесами, но от матери ей досталась склонность к консерватизму. А потому ей было достаточно маленьких приключений – вроде переезда в Лондон.

Время шло, наконец раздался стук в дверь, в комнату вошел сияющий Гарри и протянул ее саквояж.

– О! – Для Крессиды это было так же чудесно, как если бы ей подарили драгоценности. – Гарри, спасибо!

– Не благодарите меня, мисс. Мистер Лайн нашел его на дороге и послал вам.

Как только он ушел, Крессида открыла саквояж и обнаружила свою шелковую шаль и – чудо! – любимый ридикюль. Должно быть, Крофтон выбросил его вместе с саквояжем. Бутылочка с заветным лекарством была на месте. В ее руках лекарство могло стать оружием.

Девушка перебрала свои платья и белье, она была рада тому, что они уже не в грязных лапах Крофтона. А ведь он, наверное, пребывает в ярости и захочет ей отомстить. Этот человек может уничтожить ее, рассказав свету о том, что она стала добычей Ле Корбо.

Нет, он не сделает этого, иначе ему придется объяснять, почему девушка была с ним. Конечно, это погубит ее репутацию, но и его репутацию тоже. Светское общество отвергнет такого шантажиста. Если он на кого-то и направит свой гнев, то на разбойника.

Если все пойдет по плану, то сегодня ночью она снова встретится с Крофтоном. Нельзя, чтобы он узнал ее. Именно этот фривольный наряд вместе с маской и чадрой помогут ей в этом.

Крессида заставила себя снова взяться за книгу и стала наслаждаться путешествием в Аравию, которое было прервано только приходом Гарри – он принес поднос с фруктами, хлебом, сыром и чаем.

Девушка услышала, как вдали часы пробили четыре. В комнату вошел герцог, он держал в руках полупрозрачную синюю ткань.

– Надеюсь, вы не слишком скучали, мисс Мэндевилл? Что ж, наше новое приключение начинается.

 

Глава 6

Крессида вскочила на ноги, от слов Сент-Рейвена во рту у нее пересохло, сердце застучало. Или возможно, на нее так действовало его присутствие?

– Я не скучала, ваша светлость. Я была в Аравии.

Он бросил ткань на стол.

– Я знал, что книга вам понравится. И сюжет захватывающий.

– Вы читали ее?

– Да.

– У вас дела на Востоке?

Он поднял брови.

– Не думаете ли вы, мисс Мэндевилл, что я занимаюсь торговлей?

– В торговле нет ничего дурного, ваша светлость.

– Конечно, нет, но это не для английского герцога.

– Почему?

– Стабильность и процветание Англии связаны с землей, мисс Мэндевилл. Так было всегда и так будет. Вот это дело для меня.

Его голос не был строгим, однако она почувствовала, что ее поставили на место.

– Смотрите, что нашел Кэри, – сказал Сент-Рейвен и приложил кусок шелка к своему лицу. – Достаточно плотный для того, чтобы скрыть черты вашего лица.

Она не могла удержаться от смеха при виде его глаз над синим шелком.

– Я не уверена, что смогу показаться на публике в этой одежде.

Он бросил шелковую ткань на стол.

– Пора примерить и посмотреть. У вас будут украшения. Дешевка из реквизита театральной труппы, но для такого случая пойдет. Вы хотите, чтобы Энни Баркуэй помогла вам одеться? Думаю, это будет серьезным испытанием для ее святой души.

Крессида замерла, но собрала свою смелость и повернулась к нему спиной.

– Ваша светлость, вы не могли бы распустить шнуровку на моей одежде?

– Знаете, если вы позволяете мне такую вольность, то вы в самом деле должны называть меня по имени.

Он был невозможен.

– Сент-Рейвен, – произнесла Крессида, и он начал развязывать шнуровку.

Прошлой ночью, даже когда ее сознание было затуманено от пережитого и от усталости, ее волновало его присутствие. Теперь же каждое прикосновение его пальцев отзывалось в ней, и она не могла не рисовать увлекательные картины в своем воображении.

Например, они были бы мужем и женой…

Это было нелепо, но ведь сумела же она вести себя свободно и раскованно с этим мужчиной, как ни с кем до того. Они спорили, строили планы, и ей стало казаться, что она хорошо изучила его. Что они даже могут быть друзьями. Но это были иллюзии. Он одновременно отталкивал и притягивал ее, и вчера ночью он поцеловал ее так, как она и не мечтала. Более того, он страстно желал ее, если можно поверить его словам. Он желал ее. Ее, Крессиду Мэндевилл, самую простую из смертных…

Девушка почувствовала, что шнуровка на ее одежде ослабла. Она прижала платье к себе и повернулась.

– Спасибо, Сент-Рейвен. Теперь я справлюсь сама.

Она снова увидела его взгляд. На этот раз более спокойный, но все такой же горячий. Этот взгляд волновал ее. Но она сказала себе: «Крессида! Он распутник. Без сомнения, он возбуждается при виде любой полуодетой женщины».

Герцог улыбнулся так, как будто прочитал ее мысли, и затем ушел.

Девушка отпустила платье, и оно упало на пол. Она стянула корсет, затем сняла сорочку. Теперь на ней были только белье, чулки и подвязки. Она натянула шелковые шаровары и завязала шнурок на поясе. Они действительно были ей впору, хотя и довольно плотно облегали бедра. Затем девушка надела блузу. Шелковая ткань скользнула по телу, коснулась ее затвердевших сосков. Крессида торопливо застегнула пуговицы и взглянула на себя в зеркало.

Она теперь была более прикрыта сверху, чем в платье, так как вырез на блузе был немного меньше. Но непривычно чувствовала себя без корсета, ведь груди ничто не удерживало. Хуже всего было то, что блуза едва доставала ей до пояса. При малейшем движении обнажалась часть тела, которая никогда, никогда не открывалась постороннему взгляду.

Медленно, смотря на себя в зеркало, она подняла руки и вытащила шпильки из волос. Обнажился живот, стал виден пупок. Это невозможно!

И все же именно эта одежда подойдет ей сегодня на вечеринке. Коса скользнула по спине. Она перебросила ее вперед и расплела. Распущенные волосы отлично подходили к этому костюму, Крессида видела незнакомку в зеркале. Как будто она смотрела на иностранку из Аравии.

Девушка не была худенькой, но у нее узкая талия. Модные платья с высокой талией ей не шли, а в этих несуразных шароварах и блузе она выглядела соблазнительно. Неприлично, но очень соблазнительно!

Она примерила вуаль, закрыв лицо до самых глаз. Возможно, в самом деле никто не узнает ее в этом костюме.

Крессида оторвала взгляд от экзотической незнакомки в зеркале и пошла разбирать украшения. Полдюжины тонких браслетов на каждую руку. Ожерелье из красного стекла и фальшивого жемчуга, которое совсем не выглядело восточным. Надев на себя украшения, Крессида превратилась в другую женщину – яркую как никогда.

Раздался стук в дверь. Крессида замерла. Это Сент-Рейвен, и он увидит ее в таком виде.

– Входите.

Перед девушкой предстал еще один человек из сказочного мира. Его темно-красные широкие штаны были похожи на ее шаровары, черная куртка без рукавов расшита золотом. Под курткой, однако, была рубашка с широкими рукавами, и Крессида позавидовала, что одежда так хорошо прикрывает его.

– А почему у меня нет рубашки, ваша светлость?

Герцог усмехнулся, его взгляд был восхищенным.

– Потому что это испортит все удовольствие!

Крессида вспыхнула от смущения, но не могла не порадоваться такой его реакции.

– И я не вооружена, – пожаловалась она, заметив кривой нож в ножнах, расшитых драгоценными камнями, у него на поясе.

– Конечно, нет. Вы – наложница из моего гарема.

Девушка посмотрела ему в глаза.

– О нет. Я, мой повелитель, ваша любимая жена.

Он озорно усмехнулся.

– А как же с супружескими обязанностями?

Она покраснела, но не прекратила игру.

– Только при наличии кольца и клятв верности.

Крессида не могла поверить, что сказала это, но он так легко общался с ней. Значит ли это, что они друзья? Могут ли они хоть недолго быть друзьями?

Девушка обратила внимание на остальные детали его костюма, очевидно дорогие и тщательно подобранные. На голове его был черный тюрбан, в ухе сверкала серьга.

– Мне кажется, это настоящий рубин?

– У вас острый глаз. Это привилегия герцога. – Сент-Рейвен оглядел ее. – Отлично, дорогая Рокселана, хотя диадема сюда не подходит.

– Что-то должно удерживать чадру, о великий Сулейман.

Он протянул ей узкую черную маску.

– Наденьте это. Ваши светлые глаза слишком заметны. Кроме того, мы завяжем маску поверх чадры, и она будет держаться.

Герцог подошел, чтобы помочь ей, снял с головы диадему. Крессида вздрогнула от прикосновения его рук. Мир сквозь прорези маски еще на шаг удалился от реальности.

– Да, вот так. Посмотрите!

Он повернул ее к зеркалу, и она не узнала себя. Создание в ярких одеждах казалось диким и чувственным.

Взяв что-то в руки, герцог повернул ее лицо к себе за подбородок.

– Ваши брови нужно подчернить. – Она почувствовала, как что-то коснулось ее кожи. Затем прижалось к ее щеке. – Родинка.

Он протянул ей помаду.

– Это для губ. Будут яркими даже под чадрой. Крессида покрасила губы ярко-красной помадой и опустила чадру, ее алые губы таинственно затаились под ней.

Когда Крессида подняла глаза, то увидела, что герцог черной тушью рисует себе усы.

– Почему бы вам не воспользоваться накладными усами?

– Мы не должны напоминать Крофтону о Ле Корбо. Вот так!

Он встал рядом с ней, и в зеркале отразилась странная пара – дерзкая и яркая. Свои роли они будут играть только один вечер, но от него зависит многое.

– Этой ночью все время будьте рядом со мной, иначе я не гарантирую вашу безопасность, – сказал герцог Крессиде.

Ее сердце заплясало от возбуждения и страха. Неужели она так привлекательна?

– А как насчет безопасности от вас, сэр?

– Видимо, я должен дать вам для этого мой кинжал.

Что-то в его взгляде сказало ей, что это не совсем игра.

– Я должна опасаться вас?

На секунду он стал серьезным.

– Нет, но если в вас, мисс Мэндевилл, есть хоть капля милосердия, то не играйте с огнем.

Это должно было быть предостережением, но больше казалось искушением…

– Вернемся к делу, – сказал он быстро. – Вы готовы пройти через новое испытание?

Это очень напоминало тот момент, когда Крессида решала, заключать ли ей сделку с лордом Крофтоном. Лишь опасность значительно уменьшилась.

Она встретилась с его взглядом в зеркале.

– Готова.

– Браво. Мы пообедаем в костюмах, а затем отправимся. До Стокли два часа пути.

Обед в комнате Крессиды был приятным и спокойным, присутствие Кэри Лайна позволило сохранить благоразумие. Говорили об обычных вещах – о холодной весне и плохом урожае, королевских браках, положении дел в Европе. После этого мужчины заговорили о путешествиях – в прошлом году они, оказывается, путешествовали вместе.

Собеседники поощряли рассказы Крессиды о Мэтлоке и о ее жизни в Лондоне, но по сравнению с ними она мало о чем могла рассказать, кроме того, она не привыкла находиться в мужской компании, а потому предпочитала слушать.

Затем Сент-Рейвен подал девушке плащ, и они спустились по лестнице к карете, ждавшей их. Крессида была удивлена тем, что к ним присоединился мистер Лайн. Неужели Сент-Рейвен считал, что их затея так опасна, что может потребоваться помощь?

Разговор пошел об экипажах, и снова заговорили о путешествиях.

Сент-Рейвен принадлежал к тем путешественникам, которые побольше хотят узнать о традициях страны. Он пожаловался, что с тех пор, как он стал герцогом, не может останавливаться в маленьких гостиницах и свободно общаться с местными жителями, даже если он путешествовал под вымышленным именем.

– Сейчас англичане-путешественники повсюду, – жаловался он, слегка раскачиваясь в ритме движения кареты. – Я встречал их в крошечных гостиницах в Шаране и на заснеженных альпийских перевалах. Меня узнают соотечественники, говорят обо мне с местными богатыми людьми, и внезапно меня приглашают в замок, где в мою честь устраивают бал.

– Все правда, – заметил мистер Лайн, непочтительно засмеявшись.

– При этом я чувствую себя нелепо.

Крессида не видела причин для сожаления.

– Я бы не отказалась погостить в замке.

– В таком случае когда-нибудь поезжайте вместе со мной.

Крессида затаила дыхание от его слов, а потом рассмеялась.

– Только при наличии кольца и клятвы верности, – повторила она любимую фразу.

Она услышала смех мистера Лайна.

– Вы искушаете меня, – ответил Сент-Рейвен, но она видела, что он лишь поддразнивает ее.

– Мисс Мэндевилл, наверное, вы хорошо знаете Скалистый край, – сказал мистер Лайн, и разговор снова потек гладко.

Заговорили об искусстве. Оказывается, Сент-Рейвен любил бывать в компании художников, поэтов, музыкантов и актеров.

Крессида не решилась рассказать о своей мечте помогать художникам и поэтам, чьим творчеством она восхищается. Если бы только она могла эту мечту когда-нибудь осуществить.

Карета остановилась.

Девушка выглянула из окна и узнала деревеньку в полумиле от Стокли-Мэнор. Они были в пути почти два часа, а она и не заметила этого.

Крессиде хотелось проехать мимо ворот, всю ночь провести в этой приятной компании. Но они были не на прогулке, а прибыли сюда для того, чтобы вырвать у Крофтона драгоценности.

А затем они расстанутся навсегда.

Лайн вытащил серебряные часы и открыл крышку.

– Почти два часа. Трис, ты угадал.

– Точный расчет, – поправил его Сент-Рейвен, рассматривая пейзаж, залитый лунным светом. Может быть, он тоже сожалел, что такой вечер не может посвятить друзьям?

Дорога петляла меж деревьев, окружающих Стокли. Крессида всегда чувствовала в этом доме какую-то таинственную атмосферу. Ей не нравилось здесь, и она не жалела о потере дома, но он дорого стоил и к тому же хранил семейные драгоценности.

Дорога огибала невысокую стену, окружавшую поместье, и Крессида знала, что вскоре меж деревьев покажется дом. А вот и он.

– Дом горит! – воскликнула девушка в ужасе.

Сент-Рейвен наклонился над ней, чтобы посмотреть в окно кареты, затем успокоил девушку:

– Театральный эффект. В окнах вывешены тонкие полоски ткани, похожие на языки пламени. – Он уселся на место. – Теперь мы знаем, что сегодня устроит для гостей Крофтон. Мисс Мэндевилл, добро пожаловать в ад!

 

Глава 7

Карета остановилась. Оказалось, что впереди стоит вереница экипажей.

– У врат ада такая очередь, – заметила Крессида.

– Ну конечно. Разве сатане не принадлежит монополия на самые извращенные забавы? Кэри, мы уходим и вызовем карету, когда будем готовы. Жди!

– Отлично.

Сент-Рейвен открыл дверцу и спустился на землю. Затем он повернулся, подхватил Крессиду, закружил ее в воздухе и опустил на землю. Она поежилась.

– Прохладный ветерок, не правда ли?

Девушка никогда не была на улице в такой легкой одежде, даже в самый знойный день. А может быть, в дрожь ее бросило от прикосновения рук Сент-Рейвена?

Из экипажей доносились крики и визг. Видимо, гости уже развлекались.

Сент-Рейвен обнял ее и повел мимо экипажей к воротам. Сердце девушки взволнованно билось, но, идя рядом с ним, вдыхая запах сандалового дерева, она была уверена, что с ней не случится ничего плохого. Сегодня ночью он был Великим Сулейманом, а она – Рокселаной. Они хорошо сыграют свои роли в этой дикой компании, найдут статуэтку, вынут камни и уедут.

Завтра она снова окажется дома, ее миссия будет выполнена. Но останутся эти невероятные воспоминания, возможно, она запишет их в свой дневник – впечатления о бурном вечере в компании самого скандального и самого притягательного для нее мужчины.

Герцога все вокруг узнавали. Женщины высовывались из окон и бросали ему двусмысленные фразы, недовольные мужчины затаскивали своих подружек обратно в экипажи.

– Какие у вас очаровательные знакомые, сэр, – заметила Крессида, когда одна женщина чуть не выпала из окна, желая что-то сказать герцогу.

– Не ворчи, а не то я отошлю тебя обратно в гарем.

На маскараде они должны были играть свои роли, поэтому Крессида прикусила язык. Если она будет меньше болтать, то никто не узнает ее по голосу. Они также решили, что она будет говорить с иностранным акцентом, если случится общаться с кем-нибудь.

Мужчина с круглым красным лицом выглянул из окна своей кареты.

– Сент-Рейвен, дружище, меняемся партнершами! Даю тебе пять сотен.

– Немного позже, Пью!

Герцог увлек за собой Крессиду. Теперь они могли видеть открытую дверь Стокли-Мэнор, и, несмотря на адское обличье, дом показался тихой гаванью.

Пью все еще кричал им вслед:

– Тысячу, Сент-Рейвен! Ну же, соглашайся! Вы только посмотрите на зад этой милашки!

Крессида замерла, но сильная рука заставила ее двигаться вперед. Лицо девушки горело от возмущения, ей хотелось вернуться и натянуть шляпу на уши этому дураку!

– Еще не то услышишь! Не обращай внимания.

– Не обращать внимания?

– Конечно. В конце концов, женщина, это комплимент.

– Я совершенно не желаю, чтобы мне делали комплименты насчет моих ягодиц!

В красноватом свете дома в его глазах плясали огоньки.

– Тогда всегда держись лицом к врагу.

Сент-Рейвен увлек Крессиду вперед, и она не сопротивлялась. Это была ее затея, она сама настояла на том, чтобы побывать здесь. У нее были на это веские причины, но ее также влекло любопытство. Она хотела увидеть скандальное зрелище – и теперь она его получила.

Обшитый панелями холл, наверное, полон красных ламп, что создает эффект пылающего огня. Экипажи изрыгали фантастических существ, скрывающихся в дверях, словно кидавшихся в огонь.

Слава Богу, что этот дом не был родным для нее и для ее семьи. Было бы настоящей пыткой увидеть его таким оскверненным.

У входа они столкнулись с чертом с завивающимся хвостом, мужчиной в тоге, монахиней и женщиной в красном костюме. Все приветствовали Сент-Рейвена как близкие друзья, на нее смотрели с любопытством.

Без сомнения, мужчины были джентльменами – по положению в обществе, если не по природе, но женщины не были похожи на леди ни в каком смысле слова. Крессида вспомнила о том, что хотела надеть костюм монашки, но встретившаяся им «монашка» была так обнажена, словно не носила нижнее белье.

Плотно облегающее красное платье другой женщины было разрезано по меньшей мере в четырех местах и открывало пухлые голые ноги. На ее высокую грудь был накинут только небольшой платок.

Крессида замерла, увидев, что встречает гостей лорд Крофтон. Он тоже был одет чертом, но на нем не было маски. Хозяин дома с вожделением смотрел на смелую женщину в красном, а затем сорвал платок с ее груди. Женщина громко захохотала.

Крофтон схватил ее в объятия и просунул руку в вырез платья, обнажая грудь. Ее соски были раскрашены алым цветом, как и губы Крессиды.

– Вот это встреча! – воскликнул Крофтон. – Входите, отдайтесь в объятия дьявола!

У Крессиды перехватило дыхание. Она была в шоке от такого грубого обращения с женщиной. Рука Сент-Рейвена напряглась.

– Это Миранда Куп, – прошептал он в ухо Крессиде. – Опытная профессионалка.

Те, кто был сзади, протискивались вперед, мужчинам не терпелось войти. А Крофтона уже обнимала женщина в облегающем черном платье с диадемой на голове. Миранда Куп отвесила ей такую пощечину, что диадема слетела, и через пару секунд женщины уже вцепились друг в друга.

Крофтон и несколько мужчин бросились разнимать их.

– Вайолет Вейн вечно устраивает сцены. – Сент-Рейвен увел девушку от яростной схватки.

Крессида оглядывалась, чтобы посмотреть, но он увлек ее вслед за собой.

Холл не был большим, от криков и визга Крессиде хотелось заткнуть уши. На шум драки из соседних комнат выбежали другие гости, толпа зажала девушку между Сент-Рейвеном и костлявым мужчиной в костюме Арлекина. Чья-то рука бесстыдно щупала тело Крессиды. Со всей силы она ткнула наугад локтем и с радостью почувствовала, что попала в цель. Сент-Рейвен рассмеялся и постарался загородить девушку собой, чтобы по возможности прикрыть ее от давки. Они пробрались в тихое место у основания широкой лестницы. Сент-Рейвен шумно выдохнул.

– Все в порядке?

– Конечно.

Теперь, освободившись от давки, ей хотелось посмеяться над всем происходящим. Здесь было так же интересно, как в зверинце.

Крессида взбежала на три ступеньки, чтобы получше видеть. Каждую женщину держали двое мужчин, но они все еще кричали и пытались продолжить драку.

Толпа ликовала и подбадривала их.

Крессида посмотрела на герцога.

– Видимо, подобные схватки вам не в новинку, раз вам неинтересно на это смотреть?

– Я бы с удовольствием посмотрел, но все еще помню о нашей цели. В какой стороне кабинет?

Крессида поборола в себе желание попререкаться и повела его в небольшой зал справа от лестницы. Он переходил в коридор. Сейчас здесь было пусто, пара ламп на стенах освещали помещение, такое знакомое, что у нее ком встал в горле. Но девушка взяла себя в руки и направилась к кабинету. Она чутко прислушалась, но не услышала даже малейшего шороха и повернула ручку двери.

Войдя, Крессида остановилась. Кабинет не изменился, она могла представить себе, как ее отец сидит за большим столом и ведет свои записи. Они жили вместе только год, и сейчас она была в ярости оттого, что отец навлек на них такое несчастье.

Сент-Рейвен подтолкнул ее дальше в кабинет, вошел вслед за ней и закрыл дверь.

– Где они?

Крессида огляделась.

– Их здесь нет! А вдруг он продал их? Или подарил кому-нибудь?

– Если вещицы так интересны, как ты говоришь, то он выставит их на всеобщее обозрение. Раз уж мы здесь, то можешь взять нужные вещи.

Она уставилась на него.

– Тяга к воровству в крови, понимаю.

– Один мой предок был известным пиратом. Итак? У нас мало карманов, но если тебе что-то нужно, уверен, сумеем унести.

Крессида задумалась. Отец забрал все важные бумаги с собой в Лондон. Здесь осталось множество дорогих ей вещиц, и она жалела, что они достались Крофтону, но не настолько, чтобы сейчас выглядеть мелкой воровкой.

Сент-Рейвен взял что-то со стола. Кинжал, на лезвии узор в виде языков пламени.

– Что это?

– Меч мудрости, так говорил отец. Служит для того, чтобы разрубать узлы несправедливости и лжи.

– Такой нам пригодится.

Трис хмуро думал о том, что зря привел Крессиду на такое сборище, зря нарядил в такой костюм. Не только Пью захочет купить ее, и не один Хелмси захочет потискать. Пожалуй, чем скорее они добудут драгоценности и уйдут, тем лучше.

– Может быть, ты подождешь меня здесь?

– Ты не можешь оставить меня!

– В двери есть замок, закроешься изнутри.

– Есть и хозяйские ключи. И в любом случае ты не знаешь, как выглядит нужная статуэтка.

Проклятие, она была права! Но при виде соблазнительной фигурки и алых губ девушки ему хотелось запереть ее в темницу.

– Кроме того, это такая редкая возможность познать неизвестное! Я была бы разочарована, если бы увидела один лишь скандал.

– Здесь, однако, водятся драконы.

– Из лент и папье-маше?

Она была просто ребенком.

– Нет. Здесь драконы с настоящими зубами, огнедышащие. Пусть тебя не обманывает мишура.

Трис видел даже через маску, как расширились глаза Крессиды. Хорошо. Она должна знать об опасности.

– Будь осторожна и все время оставайся со мной. Договорились?

Он открыл дверь. Никаких звуков – должно быть, драка уже закончилась.

– Пойдем, – сказал он. – Сначала посмотрим в гостиной или в столовой.

– Сюда. – Она взяла его за руку и потянула за собой, как ребенка. Такое прикосновение удивило его. Он улыбнулся и взял ее под руку.

– Веди.

Он касался многих обнаженных женских рук, но не мог вспомнить, когда в последний раз делал это так по-дружески, бережно и чисто.

Крессида повела герцога в столовую, ее отвлекало прикосновение его руки. В конце коридора она обернулась и посмотрела на него. Трис поцеловал ее руку. Внезапно у нее закружилась голова.

«Это маскарад, Крессида. Это игра. И даже если тебе нравится этот человек, не забывай, что он лжец и распутник. Он уже не раз целовал женщинам руку, как сейчас целует твою!» Крессида вырвала руку, повернула за угол и направилась в маленькую гостиную. Здесь все изменилось. Скромная и довольно темная комната, обшитая панелями, теперь сияла красными огнями, вернее, лампами с красными стеклами. Освещенные этим зловещим светом, на столах стояли почти обнаженные женщины в непристойных позах. На лицах были вуали. Женщины казались совсем детьми – с узкими бедрами и маленькой грудью.

Мужчины толпились возле них, протягивали к их телам руки, а девочки только смеялись. У них были защитники – карлики и горбуны в черном, с рогами на головах. Бесы из ада, предположила Крессида. Но они лишь мелькали черными тенями, не вмешиваясь в происходящее Крессида повернулась к Сент-Рейвену и прошептала:

– Они так молоды!

– Да, и уже шлюхи!

– Но почему?

– У некоторых мужчин странные вкусы. Не отвлекайся! Помни о нашей цели. Я не вижу здесь никаких статуэток.

Статуэтки! Из-за мерцающего света было трудно разглядеть все вокруг, но статуэток не было видно.

Столовая выглядела обычно, как всегда. Она была освещена простыми свечами, закуски и напитки были красиво и изысканно расставлены.

Все было так, как при них, когда здесь обедали она и ее родители, иногда вместе с гостями. Девушка чуть не рассмеялась при мысли о том, что стало бы с супругами Понсонби, соседями, или с викарием и его женой, попади они на этот шабаш.

Она оглядела гостей. Облегающая и открытая одежда здесь была самой популярной. Должно быть, драка закончилась, потому что женщина в черном была здесь – платье плотно обтягивало ее фигуру. Спереди оно было разорвано и открывало обнаженную грудь. Рядом с ней был пират в сапогах, штанах и рубашке, распахнутой до пояса. По этой парочке можно было изучать строение человеческого тела, так как все выставлялось напоказ.

Женщина в красном тоже находилась здесь, хотя и в другом конце комнаты, ее грудь тоже была оголена и покрыта царапинами. Она смеялась, а Пью угощал ее печеньем из своих рук.

Крессида узнала этого человека. Он бывал на светских приемах. Лорд Пью – толстый, напыщенный, шумный; она и не подумала бы, что он распутник. Ей казалось, что он женат.

Девушка наивно предполагала, что подобные развлечения привлекали лишь холостяков, но это явно было не так. Сент-Рейвен сейчас холостяк, но он не изменится, женившись на леди Энн.

Она снова посмотрела на Пью и Миранду и не могла не заметить, что, пока женщина ела печенье, ее рука довольно смело поглаживала мужчину ниже пояса.

Через секунду она отвела взгляд и увидела, что Сент-Рейвен наблюдает за ней с загадочным выражением лица. Он взял что-то со стола и предложил ей. Эта была незнакомая ей закуска, имеющая вид длинного цилиндра.

– Нет, спасибо. – Крессида хотела, чтобы ее слова были холодны, как сосульки.

– Это всего лишь огурец, фаршированный креветками… – Он подцепил розовую массу пальцем и попробовал сам.

– Я не люблю креветки.

– Но ты должна любить… креветки, Рокселана.

Он напомнил о ее роли – наложницы из гарема, а также женщины, которая чувствует себя во время оргии в своей стихии. Она заметила, что люди вокруг обращают на них внимание.

– Любовь моя, ты боишься яда? – спросил Сент-Рейвен. Глядя на нее, он повернул огурец и откусил кончик. Крессида аккуратно взяла губами остаток деликатеса, а затем медленно слизала розовую начинку. Раздались аплодисменты, но она следила только за Сент-Рейвеном.

Его глаза смеялись, но взгляд говорил: «Твой ход». Крессида взяла конец огурца в рот и высосала остатки креветок. Послышались восторженные возгласы мужчин.

Девушка смотрела на герцога. Неужели искорки в его глазах стали огнем?

Она повернулась к столу, притворившись, что изучает предложенные блюда, хотя ясно слышала шум за спиной. Мужчины хотели узнать ее имя и с кем она пришла.

Вдруг чье-то большое и горячее тело прижалось к ней сзади. Сильные руки словно заключили ее в клетку. Горячее дыхание обжигало ей затылок. Крессида приготовилась дать отпор, но затем узнала запах сандалового дерева. Дрожа, она посмотрела вниз, и ее взгляд наткнулся на его правую руку с большим золотым кольцом с печаткой – довольно рискованно было надеть его на этот маскарад. Это объятие заставило ее испытать волнение. Крессида заметила царапины на его пальцах и представила, как эти руки сжимаются в кулаки.

Она сразу вернулась к действительности. Прошлой ночью герцог Сент-Рейвен ограбил карету, сегодня участвовал в драке. Сейчас он чувствует себя своим человеком на этой оргии. Это его мир, но, уж конечно, не ее.

Крессида отвела глаза от этой соблазнительной руки и отодвинулась от него, а затем посмотрела ему в глаза.

– Я успела осмотреть комнату. Статуэток здесь нет.

 

Глава 8

Трис в ужасе понял, что он совсем забыл о проклятых статуэтках. Эта сценка с огурцом возбудила его. Он прижимался к ее аппетитному телу, думая совсем о другом.

«Это Крессида Мэндевилл», – напомнил он себе.

Не Рокселана, не наложница из гарема, а Крессида Мэндевилл, целомудренная дочь торговца из Мэтлока, живая брачная ловушка. И он попадется в сети, если будет неосторожен с ней.

– Тогда пошли. – Они повернули к двери. Девушка остановилась на полпути, и он понял, что привлекло ее внимание.

Роджер Тивертон, одетый в костюм пирата, держал в руке пирожок с вареньем. Он поднес его к самому рту, погрузил в него длинный язык, захватил красную начинку, которую тут же проглотил. Три женщины сидели рядом и с улыбкой наблюдали за ним.

И еще Крессида Мэндевилл.

Если бы Трис был с Мирандой Куп, то давно уже развлекался бы вместе с ней и с толпой этими непристойностями. Миранда не нуждалась в объяснениях, а мисс Мэндевилл, черт побери, ему хотелось защитить от всей этой похоти.

Сейчас ее глаза были расширены от любопытства и недоумения.

– Мы здесь не ради развлечений, Рокселана.

Но в этих глазах стояли такие вопросы, на которые он мечтал ей ответить. Впрочем, для него будет достойнее стать помощником в беде, а не искусителем. Не погубить ее. Не загнать себя в ловушку…

– Если тебя так заинтересовали эти игры, то можем заняться ими позже. Я полностью к твоим услугам, – осторожно произнес Трис.

– Я не шлюха, – ответила она резко.

– Я не предлагаю тебе денег.

– Тогда должна заметить, что я не развратная пустышка.

«Ах, Крессида, тебе любопытно все, что здесь происходит», – подумал он и сказал:

– Не только куртизанки получают удовольствие. – Он притянул ее к себе, чтобы она могла почувствовать его возбуждение. – Я буду рад доставить тебе удовольствие и гарантирую, что тебе это понравится. Разве это не заманчиво?

На одну секунду он подумал, что она поддастся искушению, но девушка разрушила чары и отвернулась.

– Я не столь безрассудна, сколь любопытна!

Крессида позволила ему увести ее из комнаты, понимая, что тем самым рвет возникшую ниточку их сближения и будет жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Однако она не была шлюхой, и отдаться распутнику было для нее верхом безумия и безнравственности.

Она потеряет девственность. У нее может быть ребенок. И это не приведет к заключению брака. Даже если бы у отца было какое-то состояние, то все равно это был бы неравный брак. А без состояния об этом нельзя и думать.

Кроме того, Крессида не хотела такого замужества. О, она сознавала привлекательность этого мужчины, из-за которого присутствующие женщины теряют благоразумие. Но жить с мужем, склонным к распутству, с человеком, не способным на верность, она не хотела. И никогда не смогла бы делить мужа с женщинами, подобными Миранде Куп.

В холле все еще было шумно, прибывали новые гости. Многие уже были пьяны, однако продолжали брать бокалы с напитками с подносов, которые разносили слуги, одетые бесами.

Это скорее было театром, спектаклем, а не реальностью, понимала Крессида. Относиться к этому серьезно было бы так же глупо, как бросаться на Отелло, когда он душит Дездемону.

Крофтон, с рогами на голове, в алых одеждах, продолжал встречать гостей в своем искусственном аду, но девушка решила, что его роль скорее комическая, чем драматическая. У Люцифера не может быть рогов и хвоста. Чтобы искушать грешников, дьявол должен быть прекрасным и соблазнительным.

Как прекрасен и соблазнителен герцог Сент-Рейвен.

Кого еще из этих людей она встречала в Лондоне? Большинство женщин, должно быть, шлюхи. Резкий и громкий смех, шокирующие костюмы, развязная походка отличали их. Неудивительно, что Сент-Рейвен не поверил, что она относится к этому сорту женщин.

Возможно, именно от шлюх исходил запах дешевых духов. Да, Крофтон был неразборчив в этом отношении.

Прижатая толпой к Сент-Рейвену, она уловила аромат сандалового дерева. Этот залах был спасительным противоядием но время их пути в гостиную.

Герцога продолжали узнавать, он ответил поцелуем трем смелым женщинам, которые бросились ему на шею в знак приветствия. Крессида заставила себя признать, что ее это не касается.

Пока они болтали с гостями, он обнимал ее все крепче, его рука сжимала ее бедро, потом опустилась ниже. Она понимала, почему он так делает, и все же это еще раз подтверждало его распущенность. Когда он в очередной раз представил ее кому-то, то повернулся к ней и поцеловал через вуаль, крепко прижав к себе.

Она устала быть безответной марионеткой, поэтому тоже положила руку на его затянутое в шелк бедро и поцеловала его в ответ.

Его губы почему-то замерли на ее губах. В чем дело? Что насторожило его?

О Боже! Твердая выпуклость под ее рукой была не его бедром! Руку Крессиды и плоть Сент-Рейвена разделял только тонкий шелк! Она знала, что не должна отдергивать руку, но молила о том, чтобы внимание гостей переключилось на кого-нибудь другого. Когда герцог прервал поцелуй, девушка услышала его тихий смех.

Она открыла глаза и встретилась с ним взглядом, умоляя о пощаде. Его горячая ладонь накрыла ее руку. Но он не снял ее со своего тела, а еще сильнее прижал. Теперь она ощущала под рукой какое-то движение.

Ее сердце бешено колотилось от волнения и от ярости. Этот негодяй воспользовался моментом. Крессида не могла сейчас взбунтоваться, но она гневно уставилась на него.

– Какая ты нетерпеливая, – прошептал он, но довольно громко – окружающие услышали и засмеялись. Затем он взял ее руку, провел ею по своему телу до самых губ и поцеловал ладонь. – Подожди, милая…

– Нет нужды ждать, Сент-Рейвен!

Гнев Крессиды сменился паникой. Крофтон!

Сент-Рейвен переключил внимание на себя, целуя ее пальцы один за другим, давая ей время успокоиться, а затем они вместе повернулись к хозяину дома.

– Герцог, ваша подружка продемонстрировала всем, как вы темпераментны! Мы все ей благодарны за такое зрелище!

Этот отвратительный человек разглядывал ее, но не это было самое страшное. Она привлекла его внимание. Вдруг он узнает ее? Тогда она погибнет и ее репутация тоже.

Респектабельная Крессида Мэндевилл в непристойном костюме после непристойной сцены на непристойной оргии! Мэтлок будет говорить об этом следующие пятьдесят лет.

– Я не провожу публичных демонстраций, Крофтон. Думаю, вы знаете, что предвкушение тоже приносит удовольствие.

Что-то в голосе Сент-Рейвена свело на нет добродушие Крофтона. Похотливые замечания сменились насмешливыми:

– Я не могу гарантировать вам отдельную комнату, когда веселье в разгаре. Возможно, герцог, в конце концов вам придется публично предаваться любви. Однако почему вы не пьете?

Он щелкнул пальцами, и слуга поспешил к ним с подносом, на котором стояли кубки. Крофтон взял один кубок и подал его Крессиде.

– Мое дьявольское зелье.

Она взяла, но не стала пить. Было бы верхом глупости напиваться здесь. Крессида смотрела, как Сент-Рейвен взял один из кубков и провозгласил тост за здоровье хозяина, но сделал только один глоток.

Крофтон смотрел на нее. Пришлось пригубить вино. Девушка успокоилась, почувствовав вкус сидра.

Крофтон ухмыльнулся:

– Уверен, вы согласитесь со мной, герцог, что ожидание усиливает возбуждение. Вы можете хорошенько подготовить вашу подружку. Все в моем доме существует для возбуждения.

Он улыбнулся Крессиде, показав длинные зубы, которые всегда пугали ее. Она старалась не привлекать его внимания. Очевидно, у нее это не получилось.

– Мне кажется, я знаю тебя, моя милая.

– Это невозможно. – В голосе Сент-Рейвена была абсолютная уверенность. – Я первооткрыватель в данном случае.

– Вот как! Я собирался сделать нечто подобное…

Улыбка Крофтона стала тошнотворной.

Он «собирался сделать что-то подобное…».

Речь шла о ней! Если бы не Сент-Рейвен, то на этой оргии Крессида была бы шлюхой Крофтона. Рядом с ним, одетая во что-нибудь ужасное, покорно выполняющая его прихоти. Может, она бы стояла у дверей с голой грудью.

Чтобы не упасть в обморок, девушка залпом выпила напиток. Бес взял ее пустой кубок и заменил на полный, она не успела даже сказать, что не хочет больше. Напиток ей не понравился и оставил кислый вкус во рту.

Крофтон похвастался:

– Сегодня я хочу порадовать всех моих гостей. Скоро пройдет состязание, возможно, оно вас позабавит. Проходите в гостиную. Там ждет вас нечто особенное.

– Мне нет необходимости доказывать свое превосходство, Крофтон.

Крофтон был в ярости, но не осмеливался это показать, и Крессида думала, что это не только из-за титула герцога.

– Я хотел сказать, что вам понравится смотреть. Прошу прощения.

Крофтон поспешил приветствовать нового гостя. Крессида была взволнована, она чувствовала, как напряжен Сент-Рейвен.

– Почему-то мне кажется, что наша цель – гостиная. – Сент-Рейвен старался говорить спокойно, даже шутливо.

Крессида ответила в том же тоне:

– Вас привлекает состязание?

– Если бы у меня была коллекция эротических статуэток, я бы выставил ее сегодня именно там. Мы пойдем и проверим.

Да, они здесь с важной целью и должны сосредоточиться на ней. Затем Крессида вернется домой и сделает так, чтобы ее семья могла вести безопасную и размеренную жизнь в Мэтлоке.

Трис старался не думать о Крофтоне, о его дьявольской вечеринке, о возникшем влечении к Крессиде. Искушение было велико, девушка так соблазнительна! Однако он назвался ее другом и помощником, обещал, что она будет в безопасности.

Он вспомнил о том, как она касалась его, какой у нее был удивленный взгляд…

Проклятие! Разве он не твердил всегда, что ему по нраву испытания? Что ж, он сейчас проходит испытание.

Крессида была для него более соблазнительной, чем вульгарно обнаженная Миранда, а грациозность и естественность девушки возбуждали его больше, чем похотливые ужимки шлюх.

Трис оглянулся на Крессиду. Ему нравилось в ней все – ее нежная грудь, упругие ягодицы. Так хотелось ее обнять, прижать к себе, отдаться своей страсти и разбудить в ней желание.

Черт возьми! Чем скорее они найдут статуэтку и уйдут, тем лучше. Трис обнял Крессиду за тонкую талию и стал прокладывать путь в гостиную.

 

Глава 9

Трис остановился в дверях, чтобы оглядеть гостиную. Он сразу увидел ряд статуэток из слоновой кости на дубовой каминной полке в другом конце комнаты. Между ними были расставлены свечи, так что камин напоминал алтарь, но гости вовсе не походили на верующих. Одни подходили к статуэткам, чтобы получше рассмотреть их, другие просто бродили по комнате, разговаривали, смеялись и пили. Кое-кто пробовал принимать позы, копирующие статуэтки.

Крессида поднялась на цыпочки и шепнула ему:

– Вот они.

От прикосновения ее тела к нему Трис сходил с ума. Ему хотелось отодвинуться, но толпа прижала их друг к другу. Переговариваться приходилось шепотом, неслышно для других.

– Ты узнаешь нужную? – прошептал он ей в ухо, вдыхая аромат ее волос.

Крессида подняла голову, приблизив губы к нему.

– Одна из вертикальных. Отсюда я не могу понять, какая именно.

– Тогда это одна из пяти. Остальные четыре горизонтальные. Как ты узнаешь, она это или нет?

Голос Сент-Рейвена обволакивал девушку. Она чувствовала, как его теплое дыхание касается мочки ее уха. Запах сандалового дерева висел в воздухе. Кровь в жилах Крессиды сильно пульсировала. Возможно, именно поэтому она чувствовала себя так странно – у нее словно был жар, кружилась голова. Так хотелось прильнуть к нему. Крессида прерывисто дышала.

– Я узнаю ее, если мы будем ближе. К ним, я имею в виду… – добавила она поспешно.

– Очень хорошо.

В центре гостиной было тесно, поэтому Сент-Рейвен прокладывал дорогу по периметру комнаты. Крессида понимала, что ему приходится прижимать ее к себе, чтобы вместе пробраться сквозь шумную, смеющуюся толпу, но не знала, сколько она сможет вытерпеть эту близость и не сойти с ума.

Девушка с каждым вдохом вбирала в себя аромат сандалового дерева, он пьянил ее. Несмотря на шум, она слышала биение своего сердца, чувствовала пульс Сент-Рейвена. Их разделял только шелк маскарадных костюмов.

Сквозь прорези маски его глаза казались огромными и темными. Губы раскрылись, и Крессида видела, как поднимается и опускается его грудь от взволнованного дыхания.

Звуки музыки то казались девушке громкими, то она переставала их слышать.

Крессида всегда полагала, что любовь – это нежные объятия в супружеской постели. Она и не ожидала, что в ней может вспыхнуть такой необузданный огонь..

Трис сгорал от страсти рядом с Крессидой. И все же он опытный человек, может контролировать себя и защитить девушку от посягательств разгоряченных повес.

Но может ли он сделать так, чтобы она не увидела того, что сейчас произойдет в гостиной, не испугалась мерзкого шабаша обнаженных распутников.

Правда, зрелище может быть скорее комичным, нежели эротическим, потому что фигуры присутствующих были далеки от идеала, но истинной леди не стоит наблюдать подобные сцены.

Проклятие! Вот одна пара уже прижалась к стене, женщина закинула свои белые ноги за спину мужчины, их тела ритмично двигались. Трис загородил от нее спиной это зрелище и повел Крессиду вперед, хотя его сердце билось в одном ритме с толчками мужчины.

– Глазеть неприлично, – сказал он, заметив, что девушка отвернулась.

– Здесь существует такое понятие, как неприлично?! По-моему, в этом доме все делается напоказ.

Она ответила слишком резко, поэтому он парировал, крепко схватив ее за руку;

– Я предупреждал, что это не для твоих глаз. И, признайся, ты сама остановилась посмотреть.

– Я была удивлена. – Она стояла так близко от него, что это была настоящая пытка. – Я думала, что позы статуэток – это фантазии, а оказывается, это есть и в жизни?

Если бы девушка не была такой невинной, то он подумал бы, что она решила соблазнить его.

– Ты о парочке у стены? – Он пытался притвориться, что говорить об этом для него все равно что о погоде. – Сомневаюсь, что это удобно. Я предпочитаю комфорт…

Мимо них протиснулся мужчина и снова прижал Крессиду к Трису. О, он отдал бы что угодно за бронированный маскарадный костюм!

– Хотя бывают случаи, – он слышал себя словно со стороны, – когда есть своя прелесть в неожиданной ситуации…

«Один поцелуй! Это не причинит вреда…» – мелькнула у него мысль.

Но чертова чадра мешала! И как Крессида воспримет это? Он может ее испугать и оттолкнуть от себя навсегда. Трис отстранился от нее и направился прямо к камину. Добыть драгоценности и исчезнуть отсюда – вот лучший выход.

Он силой прокладывал дорогу, расталкивая гостей и вызывая их недовольство. Их гнев угасал, как только они узнавали его.

– Рокселана, скажи, какая статуэтка нравится тебе больше всего? – сказал Трис, давая ей благовидный предлог внимательно рассмотреть безделушки.

Она не ответила. Он повернулся и увидел, что девушка нахмурилась. Черт, если она не сможет узнать нужную вещь, что они будут делать?

Он мог бы попытаться купить их все у хозяина дома. Но это опасно. Крофтон может заломить цену или отказать – просто назло. Хуже того, он станет подозревать что-то.

– Итак? – Он нетерпеливо ждал ответа.

– Мне нужно подойти поближе. Я, ваша светлость, немного близорука.

– Сулейман, – напомнил он ей.

Ее алые губы недовольно сжались под чадрой. Он представил, как они сжимаются вокруг… Он отогнал эту мысль.

– Полагаю, ты захватила с собой очки? – пошутил он. Она улыбнулась:

– Вот это было бы зрелище – наложница султана в очках! Они нужны мне только для чтения и вышивания, и я не предполагала, что буду заниматься этим здесь…

Тут он увидел, что люди наблюдают за ними. Если хочешь удачи, то будь смелым. Он высоко поднял руку Крессиды, как делали в старину, и повел ее мимо ряда статуэток, комментируя Их достаточно громко – так, чтобы услышали окружающие.

– Рокселана, какую позицию ты предпочитаешь? Должен признать, что мне не нравится та, где джентльмен находится внизу со скрещенными ногами.

– Хотела бы я видеть, чтобы кто-нибудь попробовал это, – пробормотала Крессида.

Трис с улыбкой взглянул на публику.

– Леди сомневается в том, что это возможно. Действительно, поневоле задумаешься, что происходит во время… оргазма. Я с нетерпением жду момента, когда сегодня смогу наблюдать состязание экспериментаторов.

Все засмеялись.

– Изучаешь, Сент-Рейвен? – спросил мужчина, одетый в костюм придворного. Лорд Сибрайт, дружелюбный идиот. – Спорю, что ты мог бы сделать это, несмотря на то что твоя пышная подружка немного тяжеловата.

Трис почувствовал, как напряглась Крессида, и подавил смешок.

– О да, у нее очаровательные округлые формы, – сказал он быстро. – Итак, дорогая, какая тебе нравится? Если ты угодишь мне, я куплю тебе эту забавную вещицу.

На секунду он подумал, что она взорвется, схватит одну из статуэток и огреет Сибрайта по его крепкому черепу.

Прежде чем Трис успел предложить это, Крессида повернулась к Сибрайту спиной.

– Такой трудный выбор, – сказала она с акцентом, изучая ряд статуэток.

Если она не сможет выбрать нужную, то им придется ждать удобного момента, чтобы взять статуэтки в руки и проверить, в какой из них тайник. В конце концов в ходе пирушки большая часть гостей впадет в забытье.

Он был готов застонать. Ждать здесь несколько часов? Ему предстоит долгая мука – держать себя в узде рядом с прелестной женщиной, с которой они ходят по гостиной в обнимку.

Он оторвал взгляд от ее тела и сосредоточился на вертикальных статуэтках. Как она отличала одну от другой? Помнила ли она, какую ногу, левую или правую, закинула женщина на бедро мужчине? Конечно, она бы запомнила две поднятые ноги. Четвертая поза была сложной, оба партнера стояли на одной ноге, цепляясь другой за бедро партнера.

У трех статуэток нога женщины была поднята. В двух случаях это была правая нога, в одном – левая. Какая из них? Они так похожи. Правда, у одной мужчина держал женщину за талию двумя руками. У другой он положил одну руку ей на грудь.

Крессида протянула руку и коснулась статуэтки, на которой женщина обвила правую ногу вокруг бедра мужчины, а он положил руку ей на грудь.

– Эта, мой повелитель Сулейман. Мне нравится вот эта!

Он взял статуэтку в руки.

– Тогда давай разыщем хозяина и узнаем у него цену.

Игра стоила свеч, но тут же гости подняли крики протеста, и даже его титул не помог. Сквозь толпу к ним протиснулся Крофтон.

– Мой дорогой герцог, даже вам я не могу уступить права на статуэтку! – Он излучал злорадство, как и боялся Трис. – Вам, как и всем, придется выиграть ее. Каждая статуэтка достанется той паре, которая лучше всех воспроизведет позу. В этом состязании сегодня и есть изюминка вечеринки!

Трис перебрал в уме свои излюбленные ругательства. Можно убедить Крессиду продемонстрировать позу прилюдно, но не завершить ее. Впрочем, он никогда не позволит ей этого, даже если она готова на жертву.

– Вижу, вы выбрали одну из легких, – добавил Крофтон лукаво.

Трис ответил равнодушно:

– Моя Рокселана выбрала ее, о сатана! Она, несомненно, узнала позу, которая доставляет ей наибольшее удовольствие.

– Тогда она будет рада показать ее публике. Но до того момента, я настаиваю, вы должны поставить приз на место.

У Триса не было выбора. Начать торговаться с Крофтоном означало бы привлечь излишнее внимание. Чертовски обидно! Все, что им было нужно, так это несколько минут подержать статуэтку в укромном уголке.

– Когда начнется состязание? – спросил он.

– В полночь, конечно! А до тех пор, пожалуйста, наслаждайтесь множеством маленьких развлечений.

Крофтон пошел поглазеть на тех, кто пытался воспроизвести позы, и поаплодировать им.

Впервые Трис задумался о цене этих драгоценностей и о том, возьмут ли Мэндевиллы деньги вместо них. Возможно, нет, к тому же купить их было бы нелегко для него, если их стоимость значительна. Он был богат, но не так, как мог бы быть богат герцог.

Его дядя всегда сожалел, что не имеет сына. Когда он окончательно потерял надежду на наследника, то обратил свободную часть своего состояния в богатое приданое для шести дочерей. Потом дядя совсем отошел от управления своими владениями. Если бы не надежные управляющие, то семейство было бы в отчаянном положении. После войны настали тяжелые времена, и большая часть доходов уходила на восстановление пошатнувшегося дела. Однако положение семьи обязывало Триса вести светский образ жизни.

И кроме того, эти драгоценности принадлежали Мэндевиллам, и они должны быть возвращены им. Нужно найти для этого любой способ.

От этих мыслей Триса отвлекли голоса гостей, которые жаловались на то, что они заслоняют обзор, и пришлось отойти от камина. Здесь они будут ждать, когда выпадет возможность незаметно взять статуэтку. Если придвинуть потом их плотнее друг к другу, то, возможно, никто и не заметит пропажи.

Трис привлек Крессиду к себе, видя ее отчаянный взгляд. Он уткнулся носом в ее шею, чтобы иметь возможность сказать несколько слов на ухо.

– Не волнуйся. Мы добудем статуэтку. Как ты узнала ее?

– По шляпе, – прошептала она в ответ. – На женщине широкополая шляпа.

Трис узнал запах мыла, которое он посылал в комнату Крессиде. Этот аромат всегда будет напоминать ему об этой девушке.

А вокруг продолжалось веселье. Гости изучали и повторяли позы статуэток. В. центре толпы находился Хоупвелл. Он лежал на полу, а одну из маленьких шлюх усадили сверху. Их тела переплелись. Шлюхе на вид было лет тринадцать, она наслаждалась забавной игрой.

Крессида взглянула на Триса.

– Мы тоже должны будем изображать нечто подобное?

– Нет, не будем! Поверь мне! – Трис погладил девушку по спине, стараясь успокоить.

Крессида почувствовала, что сходит с ума. Она должна была думать только об одном – как украсть статуэтку, но не могла. Близость Сент-Рейвена волновала ее.

Здесь, среди развратных людей и шума, он казался ей единственным близким человеком, желанным мужчиной. Ей хотелось прикоснуться к нему руками, губами…

Сейчас Трис гладил ее по спине, и волны возбуждения расходились по ее телу. Она неожиданно для себя прижалась к нему. Он был горячим, таким же горячим, как она…

Крессида издала сдавленный стон, когда Трис прижал ее к своей груди, как будто он точно знал, что она сейчас чувствует.

Каким же опытным искусителем он был!

Она должна остановить его…

У нее перехватило дыхание. Может ли она позволить ему делать то, что он делает? Но ей отчаянно хотелось этого! Она ждала его поцелуя.

Крессида понимала, что они на виду у всех, но это сейчас не имело для нее значения.

Все еще обнимая ее, Трис коснулся губами ее губ. И на этот раз Крессида потянулась к нему навстречу. Поцелуй обжег и поглотил ее. Она хотела прижаться к нему всем телом. Он положил руки на ее поясницу и теснее прижал к себе. Она застонала…

Через секунду Трис отпустил ее. Она слышала его глубокий вздох.

– Извини. Это зашло слишком далеко. Но мы не можем уйти. Здесь присутствует Крофтон.

Она была готова расплакаться.

Трис поправил ее чадру. Потрясенная, дрожащая Крессида все же чувствовала себя под его защитой.

Крофтон. Виновник всех ее несчастий. Он вышел на середину комнаты и теперь требовал внимания.

– Друзья, вы видите мои новые приобретения! Разве они не пленительны? Прямо из Индии! Они, так же как и этот ранее скучный дом, – результат удачного вечера, который я провел, играя в карты с одним торговцем. Он подумал, что имеет право состязаться с теми, кто сильнее его.

Послышались шутки и смех. Крессида напряглась, но почувствовала, как ее руку сжал Сент-Рейвен. Это было выражением сочувствия и поддержки.

В ней снова ожила боль. Слова Крофтона были язвительным напоминанием о том, что она – человек из другого мира. Когда они уедут отсюда, ей не будет места в мире герцога Сент-Рейвена.

«И не нужно», – решила она, стараясь убедить себя, что это правда.

– Кое-кто из вас уже попробовал эти эротические позы, – сказал Крофтон. – Я организовал спектакль для вас. Он поможет вам стать более умелыми и раскрепощенными со своими подружками.

Он хлопнул в ладоши, и в комнату вошла темнокожая пара в таких же костюмах, какие были на статуэтках. Они поклонились гостям и начали демонстрировать позы. Они выполняли их с такой грацией, лишь с намеком на эротику, что Крессида восхищалась ими.

Крофтон обратился к гостям:

– Махинал и Сони готовы дать уроки щедрым ученикам. Или же вы можете практиковаться друг с другом. Выбирайте партнеров, близких по росту. Увы, Сент-Рейвен, – внезапно он обратился к герцогу, – ваша наложница слишком мала.

– Вы хотите сказать, что у вас есть женщина моего роста?

Все засмеялись, а Крофтон выглядел так, как будто изрыгал огонь. Он продолжал:

– Пейте, ешьте и веселитесь! Экспериментируйте! В полночь гонг объявит о начале состязания. Господин Люцифер – то есть я сам – будет судьей, и победители получат в качестве приза статуэтку, которую они лучше всего изобразят.

Многие гости покинули комнату. Крессида отчаянно думала только об одном. Она ждала удобного момента, чтобы похитить статуэтку. Увы, в комнате осталось достаточно много людей, и это было невозможно.

Она должна что-то сделать.

Может, погрузить комнату во мрак? Но как? Она не видела способа. Пожар? Она могла бы поджечь Стокли-Мэнор…

Нет, она не станет этого делать. Она презирала Крофтона и ему подобных, но они не заслуживали смерти в огне.

 

Глава 10

Трис задумался.

– Жаль, что у нас нет той статуэтки, которую взял твой отец. Мы могли бы подменить ее.

– Я должна была об этом подумать… Но не догадалась.

– Ты надеялась, что у тебя будет время добыть драгоценности.

– Верно. Что теперь?

– Уходим отсюда.

Он обнял ее и повел прочь от сокровищ.

В холле было немноголюдно, и входная дверь заперта. Низкий звук боя часов заставил девушку вздрогнуть – ее нервы были натянуты как струны. Солидные дорогие часы в холле, которые, наверное, пришли в ужас от всего происходящего в доме, били одиннадцать раз.

Один час оставался до состязания. Чем заняться? Крессида не хотела участвовать в еще одном развратном спектакле – она скорее прыгнула бы в огонь. Но как добыть статуэтку? Она знала, что не сможет принять участие в публичном представлении ради того, чтобы выиграть статуэтку, но она знала и то, что не позволит себе уехать отсюда без нее. Проделать такой путь и повернуть назад? Никогда!

Пока что она шла туда, куда ее вел Сент-Рейвен, в заднюю часть дома. Если он искал уединения, то напрасно. Люди были везде – парами и группами. В коридорах и в комнатах все предавались разгулу.

Крессида была поражена числом людей, которые целовались, ласкали друг друга прямо в коридорах. Неожиданно для себя самой она осознала, что ее бросало в жар, как только она видела движущиеся тела и слышала вздохи.

Девушка быстро шла за Сент-Рейвеном, стараясь ничего не видеть и не слышать.

Но это ей не удавалось. Вот тихий шепот мужчины, а теперь легкий стон женщины. А вот какое-то сплетение тел. Здесь одна из девочек-шлюх стояла на коленях и целовала… Нет, это невозможно! Сент-Рейвен силой протащил ее мимо. А вдруг она сейчас упадет в обморок, и герцог воспользуется этим? Ведь, он – распутник.

Трис остановился в тихом углу.

– Я не хочу, чтобы ты наблюдала эти картины. Есть ли в доме укромное место? Погреб? Чердак?

Казалось, он был в отчаянии.

Возбуждение прошло по ее нервам, по ее разгоряченному телу. На этот раз она повела его. Она тоже стремилась к уединению и вместе с ним была готова на любой поступок, даже если бы это стало прыжком в ад.

Когда они вышли из дома, он вздохнул с облегчением.

– Слава Богу, тишина.

Свежий ветерок пробежал по горячей коже Крессиды, и ее сознание немного прояснилось. Грешные мысли все еще бурлили в ней, но теперь она могла бороться с ними. «Помни! – приказала она себе, взглянув на полную белую луну. – Ты не можешь отдать свою девственность распутнику на пьяной вечеринке!»

– Веди меня, – сказал Трис. – Ты знаешь место, где мы можем подождать до полуночи и не спотыкаться о людей?

– До полуночи? До состязания? Но ты сказал, что мы не будем принимать участие в состязании?

– Конечно, нет, но у нас будет шанс – мы заберем драгоценности, если не до состязания, то после. Победители вряд ли будут настолько трезвыми, чтобы заметить это.

Да, это могло сработать. А пока что у них был час…

– Итак, куда? – напомнил он ей.

– Конюшня? Нет. Там будут конюхи. Пивоварня?..

– Нет, если можно. Не люблю этот запах.

– Склады… Они могут быть заперты. Прачечная… – Она старалась вспомнить. – Пекарня! Нет ничего плохого в запахе хлеба.

– Абсолютно ничего плохого. Веди, Рокселана.

Трис взял девушку за руку, ожидая, что она поведет его, и она так и сделала, наслаждаясь теплом его руки, как голодный нищий наслаждается крошками. Ее сердце колотилось, во рту у нее пересохло. Она вела его вокруг пламенеющего адским огнем дома.

Кое-кто из гостей тоже вышел наружу. Из каждого темного угла, из-под каждого куста доносились непристойное хихиканье и стоны. Крессида представила себе грязь, крапиву, муравьев…

В конюшне было так же шумно, как и в доме. Повсюду стояли экипажи, распряженные лошади бродили по полю, кучера и конюхи пьянствовали в компании женщин.

– Я понимаю теперь, почему ты отослал свою карету в деревню. Но разве твои люди не расстроятся, что ты лишил их развлечения?

– Не так, как я, если обнаружу, что они пьяны. Пекарня рядом с кухней?

Они дошли до двери пекарни. Крессида робко открыла ее. Благословенная тишина и теплый запах свежего хлеба встретили их. Этот чистый запах казался противоядием против того безнравственного безумия, которое царило повсюду этой ночью. Это было слишком неподходящее место для грехопадения. Крессида отпустила руку Триса и отошла от него подальше, в безопасность темной комнаты.

Она могла различить только его силуэт. Он ходил вдоль дальней стены, возможно, ощупывая ее. Крессида оглядела комнату, пытаясь вспомнить то, что с ней было связано. Большой стол для того, чтобы месить и раскатывать тесто. Шкаф со скалками, мисками и маленькими формами.

– Твой отец – любитель приключений, – произнес Трис. – Но он не из тех, кто рискует всем. Не могу понять, почему он так ошибся со статуэткой.

– Он близорук, как и я.

– Люди часто получают то, что хотят, даже если пытаются изменить жизнь. Может, твой отец почувствовал, что попал в ловушку спокойной английской жизни, и пытался бежать от нее единственным способом, который он знал, – игрой в карты.

– Но почему он не думал о том, что случится с нами? С моей матерью?

– Возможно, драгоценности предназначались для тебя и твоей матери. Наверное, он решил подергать тигра за хвост и обнаружил, что тигр сожрал тех, кого он любил.

Крессида закрыла лицо руками и наткнулась на маску и чадру. Она сорвала их и уронила. Слова Сент-Рейвена звучали правдоподобно. Девушка не так долго знала своего отца, но она чувствовала в последнее время, что он не в себе.

Наверное, он хотел вернуться в Англию, воссоединиться с женой и ребенком, вращаться в высшем свете. Но возможно, через год новизна этой жизни поблекла. Отцу стало тоскливо.

– Все его рискованные поступки – выигрывать и терять состояния, ходить на грани нищеты. Думаешь, он понимал, что делает? Почему он не остановился?

– Кто знает? Я видел таких людей. Они жаловались на судьбу, но продолжали делать то, что приносило им и их близким несчастье. – Он задел что-то с громким скрежетом. – Что в этой огромной кадушке?

Она обрадовалась перемене темы.

– Это квашня для теста. Я иногда приходила сюда посмотреть, как выпекают хлеб. Это завораживало меня. В Мэтлоке мы просто покупали хлеб в лавке.

Крессида вспомнила о своей провинциальной жизни. Она была уверена, что герцог Сент-Рейвен никогда не покупал каравай хлеба в лавке.

– Мне нравилась пекарня в Ли-Парке, – сказал он, словно подтверждая ее догадку. – Я не видел, как пекут хлеб, но там всегда было тепло, пахло свежей выпечкой и обычно там находился лакомый кусочек для голодного мальчика.

– Ли-Парк – это твой дом?

– Что такое дом?

Она задумалась над этим странным вопросом.

– Дом там, где живет твоя семья.

– Твой отец жил в Индии, но Индия не была твоим домом.

– Тогда там, где прошло детство.

– Если только семья не переезжает.

Девушка поняла, что разговор не получается. Трис не любит говорить о себе. Его голос звучал так просто и искренне, что ей хотелось коснуться его, прижаться лицом к его груди, вдохнуть запах сандалового дерева – она чувствовала его даже среди запахов выпечки…

– Так твой дом – Ли-Парк? Там ты вырос?

– Нет, я вырос в Сомерсете, в доме, который называется Корихоллоус. Небольшое поместье, похожее на это. Там не было своей пекарни – рядом была деревня, а в деревне был пекарь.

– Значит, ты в самом деле покупал хлеб в лавке?

Он не ответил сразу, и она почувствовала, что он удивлен.

– Наверное, тебе было там хорошо? – спросила Крессида.

– Да, пока не умерли мои родители.

Грусть в его голосе тронула ее сердце.

– Как это случилось?

– Они утонули, переправляясь через Северн.

– Оба? – Она не могла поверить в это.

– Я хотел остаться в Корнхоллоусе, но, конечно, никто не обращает внимания на желания двенадцатилетнего мальчика. Мы только снимали этот дом, сейчас там живут другие люди.

Крессида вдохнула, чувствуя комок в горле. Двенадцатилетний ребенок остался сиротой. Неудивительно, что он спросил, что такое дом.

– Но разве твой отец не герцог?

– Мой дядя был герцогом, а я был его наследником и имел большие шансы унаследовать титул.

– Значит, ты уехал к нему? В Ли-Парк?

Внезапно на нее нахлынули воспоминания. Герцог Сент-Рейвен в театре, на балу, на светском рауте… Улыбающийся, уверенный в себе, полный энергии, он, казалось, был в центре каждого события.

– Ли-Парк – это усадьба герцога Аррана. Он был другом моего отца и взял меня на воспитание. Я рос вместе с его наследником и получил такое же образование.

У Крессиды возникла новая безумная идея. Теперь ей было необходимо узнать этого человека, понять его. Ей так хотелось облегчить его боль.

– Почему ты не поехал жить со старым герцогом Сент-Рейвеном?

Она услышала его смешок.

– Меня там никто не ждал. Мой отец и его брат были соперниками почти с рождения. Герцог – в нашем доме его называли только так – был старше на десять лет и, очевидно, отличался высокомерием. Мой отец отказывался склониться перед своим братом. Кроме того, у них были разные политические взгляды. Двенадцатилетний мальчик мало в этом смыслил, но отец оставил дневник, в котором одобрял французскую революцию. Он, несомненно, радовался бы, если бы герцогу отрубили голову на гильотине.

– Не может быть!

– Кто знает! Тебе не скучно слушать эту отвратительную историю моей семьи?

– Вся Англия с радостью слушала бы вашу семейную историю, милорд.

Он рассмеялся.

– Что ж, хорошо. Мой отец и его брат герцог ненавидели друг друга, и эта ненависть сказалась и на наследовании титула. Герцог считал своим священным долгом не дать своему безумному брату возможности унаследовать титул. Мой отец слишком неосторожно выставлял напоказ свои революционные убеждения. Рождение каждой дочери, наверное, приводило герцога в ярость, и он вымешал ее на жене. Она становилась суровой и ожесточенной. За это я благодарен ей, потому что из-за нее меня не отправили в Сент-Рейвенз-Маунт. Она поклялась, что не будет жить под одной крышей со мной.

– Как глупо! Если бы она была добра, то ты мог бы стать ей сыном.

Он снова засмеялся.

– Дорогая Крессида… Ты ошибаешься!

Она съежилась, не веря своим ушам.

– Неужели ты думаешь о ней как о любящей матери? Даже герцогиня Арран видела своих детей всего один час в день, пока они не повзрослели настолько, чтобы быть ей интересными. Полагаю, моя тетя уделяла своим детям еще меньше времени. Ее дочери воспитывались в отдельном доме – с рождения и до того момента, когда они пройдут курс обучения. После этого они переезжали в Сент-Рейвенз-Маунт, где каждый день представали перед матерью, чтобы она могла оценить их успехи в постижении хороших манер. Думаю, это не похоже на жизнь в Мэтлоке.

– Не стоит насмехаться. Это, должно быть, не похоже и на жизнь в Корнхоллоусе.

– Да. Но мой отец был безумным республиканцем.

– Твой отец кажется мне более разумным, чем его брат.

– Возможно. Мне говорили, что у моего дяди шла пена изо рта, когда ему сообщили о моем рождении. Подозреваю, что мой отец хотел бы продемонстрировать герцогу шестерых сыновей, чтобы тот от зависти сошел в могилу, но он женился поздно. Моей матери было тридцать пять, когда она выходила замуж. О ней говорили как об умной, независимой женщине.

В его словах Крессида почувствовала глубокую скорбь. Неужели под цинизмом этого человека скрывается перенесенная в детстве боль от потери родителей и страшных унижений?

– Она больше не могла иметь детей?

– Очевидно, нет. После меня у нее было два выкидыша. Мой отец, возможно, позаботился о том, чтобы она не забеременела снова, – жена была дороже для него, чем успех в соперничестве с братом. В конце концов он ведь достиг своей цели – имел сына. Ранняя смерть моего отца, должно быть, стала утешением для герцога и герцогини, но небольшим.

Крессиде хотелось коснуться его, утешить.

– Неужели это была такая ненависть?

– О да. Я однажды встретился с ними в Лондоне. Мне было восемнадцать, и я помню это ужасное ощущение ненависти. Герцог просто смотрел сквозь меня, но герцогиня… Я думаю, она бы вонзила клинок мне в сердце, если бы не боялась виселицы.

Это было настолько чудовищно, что Крессида могла только покачать головой.

– Но у тебя был дом в Ли-Парке?

– Спасибо Пекуортам, эти добрые люди стали моей семьей.

Пекуорты. Крессида вспомнила.

– Леди Энн Пекуорт! Дочь герцога Аррана!

– Ты знаешь ее?

Крессида чуть было не рассмеялась. Она полагала, что могла встречаться с дочерью герцога на каком-нибудь благотворительном мероприятии. Но запомнила она ее именно из-за Сент-Рейвена.

– Я видела тебя с ней в «Друри-Лейн». На премьере «Смелой леди».

«Ты поцеловал ей руку так, что это разбило бы мое сердце, если бы я была настолько глупа, чтобы влюбиться в тебя», – подумала девушка.

Крессида представила перед собой леди Энн и герцога, смотрящих друг другу в глаза, связанных друг с другом, близких. Если у нее до сих пор оставались хоть малейшие мечты об этом мужчине, то теперь она знала, что он уже не свободен.

Она искала в себе жалость к бедной леди Энн, связанной с этим неисправимым распутником. Но не находила.

– Забавная пьеса, не так ли?

Слова герцога вывели ее из задумчивости.

– Забавная? Шокирующая! Моя мать не одобрила ее, а мой отец громко смеялся.

– А ты?

Вспоминая о том вечере, она посетовала, что слишком увлеклась пьесой, когда могла бы смотреть на него.

– Честно говоря, я не поняла некоторых острот.

По его голосу и звуку шагов Крессида поняла, что он двинулся с места и идет к ней по темной комнате.

– Теперь ты чувствуешь себя более просвещенной?

У нее перехватило дыхание.

– Немного.

Она вспомнила, что в пьесе была шутка о гордых петушках, – сейчас она слишком хорошо понимала ее. В ней снова росло возбуждение, а он был почти рядом.

«Думай о своей цели, Крессида! Не поддавайся чувствам!» – твердила себе девушка.

В комнате раздавалось тиканье часов – по часам пекари узнавали, сколько времени хлеб сидел в печи, – но в тусклом свете невозможно было разглядеть стрелки. Им придется ждать еще долго, а он так близко. Всего в нескольких футах.

Крессида повернулась, пытаясь уклониться от герцога, не показывая этого, и ее рука коснулась железной дверцы печи. Она отдернула руку, боясь обжечься, но поняла, что дверца была всего лишь теплой. Девушка открыла ее. Горячий ароматный воздух вырвался наружу. Теперь дверца разделяла их.

– Наверное, днем пекли пироги и булочки.

Сочные пироги. Продолговатые булочки…

«Не думай об этом!»

Сент-Рейвен обошел дверцу и подошел ближе к Крессиде.

Ей был нужен новый барьер.

– А что же леди Энн?

– Что тебя интересует?

– Ходят слухи, что ты женишься на ней.

Он был всего в нескольких дюймах.

– Слухи, как обычно, неверны. Она моя сводная сестра и к тому же влюблена в другого.

Ее безумное сердце подпрыгнуло от радости. Затем он спросил:

– Ревнуешь?

– Нет! – Крессида отступила, оказалось, что она загнана в угол, – ее спина прижалась к другой стенке печи.

– Сегодня мы братья по оружию, Крессида. Ни больше ни меньше. И мне нравится держать тебя в объятиях.

Трис сделал еще шаг, и она оказалась между его теплом и теплом печи. Он обнял ее, наклонился, чтобы поцеловать.

Это было неправильно. Хуже того, это было глупо. Все эти разговоры о его семье, несчастном детстве – все это могло быть хитростью распутника, рассчитанной на то, чтобы ослабить ее волю.

И все же он сказал ей правду. «Братья по оружию – ни больше и ни меньше». У них была эта ночь, и только эта ночь. Но его близость уже зажгла в ней огонь.

– Что ты делаешь?

– Доставляю тебе удовольствие, – прошептал он. – Доверься мне! Отдайся удовольствию!

– Я не должна. Мы не должны. Что мы делаем?..

– Иди со мной, мы познаем вместе все удовольствия мира. Он немного отодвинулся, но она по-прежнему была в плену его рук.

– Не беги от этого, Крессида. У тебя имя и сердце исследователя. Исследуй меня, Крессида Мэндевилл. – Он прикоснулся к ее губам своими губами – это была скорее пытка, нежели поцелуй. – Ну же, милая. Не бойся! В путь! Обещаю, что ты вернешься в гавань невредимой.

Его руки скользнули вниз, взяли ее ладони, он прижал их к своей груди.

– Расстегни мою рубашку.

Хорошо, что она опиралась о стенку печи, иначе соскользнула бы на пол. Водя ее руками, он вытащил свою атласную рубашку из-за пояса дюйм за дюймом и – о Боже! – прижал ее руки к своей горячей коже.

На секунду Трис прижал ее ладони к своему телу, а затем стал гладить ее руки, плечи, ласкать шею.

Крессида не могла ничего поделать, только бессильно прислонить голову к стенке печи, только прижать пальцы к его коже, такой гладкой и мягкой.

Его опытные руки гладили ее шею, подобрались к выбившимся волосам. Эти нежные ласки были подобны волшебным искрам.

Она притянула его к себе. Когда его губы снова стали искать ее губы, она нерешительно подставила их Трису.

 

Глава 11

Трис улыбнулся и крепко поцеловал ее в губы. Уже несколько часов Крессида Мэндевилл сводила его с ума, и теперь она была готова поиграть.

Но она тут же отстранилась.

– Я боюсь.

Ее отступление открыло ему доступ к пуговицам на ее блузе. Нащупывая пуговицы пальцами, он спросил:

– Чего ты боишься, любовь моя?

– Того, что происходит между нами…

Он расстегнул первую пуговицу.

– Хочешь остановиться?

– Нет…

Он улыбнулся этой наивной неопытности и расстегнул еще одну пуговицу. Она схватила его за руку.

– Мы не должны! Что, если… у меня будет ребенок?

– Не будет. Я обещаю. – Несмотря на ее попытки сдержать его, он расстегнул еще одну пуговицу.

Она попыталась запахнуть блузу на груди.

– Так говорит каждый соблазнитель. Пусти меня!

Он остановился, но не отступил.

– Ты же доверяешь мне, Крессида?

– Нет, не доверяю!

– Тогда почему ты здесь? Почему ты так уверена в том, что я не отдам тебя Крофтону? Или не добуду твои драгоценности только затем, чтобы украсть их?

– Ты богат. Они ничего не значат для тебя.

Он чувствовал ее возбужденное дыхание. Тогда он отпустил верхний край блузы, коснулся рукой ее тела и стал ласкать ее. Когда она вздохнула и прижалась к нему бедрами, он понял, что ему нужно только терпение. Этот мужчина мог быть очень терпелив, когда добивался того, чего хотел.

– Я не знаю, сколько стоят драгоценности, но деньги мне не помешают. Однако ты доверяешь мне?

Трис наклонился к девушке и приник щекой к ее щеке.

– Да.

Он слышал, что у нее перехватило дыхание.

– Тогда доверься мне в этом, милая. Это будет чудесное открытие для тебя. Мы можем сделать многое и не рисковать появлением ребенка. Поверь мне…

Трис отвел в стороны ее руки, нашел одну сладкую, полную грудь и большим пальцем погладил сосок.

Она застонала и потянулась к нему. Он не смог удержаться от торжествующего смеха.

– Видишь?

– Да…

Он стал снимать с нее блузу…

Девушка положила обе руки ему на грудь и слегка оттолкнула его.

Он отступил назад, потрясенный. Его глаза привыкли к темноте, и он мог видеть, что она снова запахнула блузу и смотрит на него широко раскрытыми глазами. Он напугал ее!

– Хорошо, хорошо. Я не буду принуждать тебя.

Его сердце билось так, как будто вся жизнь зависела от ее ответа.

Крессида опустила взгляд и стала нащупывать позолоченные пуговицы. Он хотел помочь ей, но не рискнул приближаться.

– Говори со мной, любовь моя. Я думал, что тебе это нравится.

– Мне нравится, – прошептала она. Ее искренность тронула его.

Девушка наскоро застегнула пуговицы и посмотрела на него.

– Но это было бы неправильно. Ты сам должен знать, что это дурно.

– Я же обещал, что ты не забеременеешь.

– Дело не в этом! По крайней мере… – Она уставилась на него. – Я не уверена в том, что мы говорим на одном языке и понимаем друг друга.

Легкая прохлада успокоила его. Она была права. Мисс Мэндевилл из Мэтлока была абсолютно права. Невозможно придумать что-то более безумное, чем это приключение.

– Мы в самом деле говорили на разных языках. Но мне казалось, ты веришь мне.

– Я верю, верю! Но я так не могу. Возможно, это принято в твоем мире, но в моем порядочные люди так не поступают.

Трис должен был смеяться над этим наивным рассуждением. Почему его сердце так бьется? Почему пропасть между ними причиняет ему такую боль?

– Думаю, теперь мы понимаем друг друга, – сказал он так холодно, как мог. – Ты отрицаешь естественные желания своего тела, мисс Мэндевилл, потому что мораль Мэтлока для тебя важнее всего!

– Так должно быть!

– Чепуха. Мораль – это смирительная рубашка, но если тебе в ней удобно – я не станут возражать.

Трис хотел, чтобы в его словах был только холод, но гнев пылал в них, как пламя на лезвии меча мудрости. Боже, сейчас ему нужны были мудрость и выдержка.

Он отвел взгляд и посмотрел на часы.

– Без четверти полночь. Что ж, пора попробовать добыть другое твое сокровище.

Крессида схватила свои вещи. Она должна была сердиться на него за его насмешки, за то, что он пытался представить ее добродетель глупостью. Ей надо было собраться с мыслями, но ее неудовлетворенное тело все еще мешало ей…

Но он был рассержен. Чтобы его успокоить, девушка готова была подойти к нему, отдаться ему, ради него, ради себя, ради их близости и понимания. Но нет, это просто еще одна уловка распутника. Она не виновата в том, что не принадлежит к этому распутному миру и не желает играть в его непристойные игры!

Она должна надеть на себя чадру и маску. В каком порядке их надевать? Сначала чадру? Или маску? Нет, маска удерживает чадру. Неловкими руками она пыталась закутаться в синий шелк.

– Позволь мне помочь. – Странно, но в его голосе прозвучала мольба.

Она тихо сказала:

– Хорошо.

Крессида уже не вздрогнула, когда его руки коснулись ее шеи, ее волос, гладили их, поправляя чадру. Однако ее била внутренняя дрожь.

Стоя спиной к герцогу, девушка позволила ему завязать маску поверх чадры. Она снова стала Рокселаной, королевой гарема, женой Сулеймана…

Трис отошел от нее. Она чувствовала пустоту там, где он только что был. Теперь, когда они объяснились, он не станет приставать к ней. Они в самом деле говорили на разных языках.

Крессида повернулась к нему:

– Я прошу прощения.

– Это я должен просить прощения за то, что расстроил тебя.

– Ты не расстроил меня… – Она замолчала, потому что это было неправдой.

Она против всякого благоразумия желала той душевной близости, которая была у них раньше. И не только душевной… Она попыталась найти объяснение этому.

– Я была не в себе. Тебе показалось, что я… – Она закусила губу. – Думаю, это все из-за того напитка.

– Зелья Крофтона? Но разве ты пила его?

Она была рада, что темнота скрывает ее покрасневшее лицо.

– Я выпила бокал. Один из слуг заменил мой кубок другим.

– Боже мой! – Но затем он засмеялся, хотя и немного неестественно. – Бедная Крессида! Там, моя дорогая, было сильное возбуждающее средство. Именно оно и стало причиной разнузданного поведения гостей. Оно называется афродизиак – от имени Афродиты, богини любви, или, если быть точным, сексуального наслаждения. Крессида, прости меня. Я не знал…

– Это моя вина. Как ты мог знать?

Афродизиак. Эта жгучее желание возникло только из-за напитка? Если бы он сам не остановился, смогла бы остановиться она?

– Спасибо, – сказала она еще раз.

– Меня не за что благодарить, – сказал он тихо. – Мне не надо было приводить тебя сюда, но если уж привел, то следовало охранять тебя лучше. И я не должен был даже пытаться сделать то, что я сделал. Я должен был знать, что такая женщина, как ты, на самом деле не хочет этого.

«Такая женщина, как ты». Да, она в его глазах леди из Мэтлока. Но ведь эта леди из Мэтлока в самом деле желала его, и она не была уверена, что дело тут только в афродизиаке. Искушение вспыхнуло в ней, но она поборола его.

– Уже почти полночь, – сказала она самым холодным тоном, на который была способна.

– Да. Нам нужно идти. Как только кто-то выиграет эту статуэтку, мы сможем забрать драгоценности, и все это будет кончено.

Кончено.

– Как странно, что после всего пережитого за последние дни это закончится так просто.

Он рассмеялся.

– Я поверю в это, когда все будет позади.

– Это сработает, ваша светлость.

– Сент-Рейвен.

Это было глупо, но она подчинилась:

– Сент-Рейвен.

– Трис. – Шепот звучал как приглашение согрешить. Она сжала губы, но не сдавалась. Неужели она выглядела глупо из-за того, что боялась назвать его по имени?

– Это может вырваться на публике. – Она нашла предлог. Но это тоже было глупо. – Однако не думаю, что мы потом встретимся где-то еще.

– Я иногда бываю на балах и приемах.

Она могла возразить, что за несколько недель, проведенных в Лондоне, мисс Крессиду Мэндевилл ни разу не представили герцогу Сент-Рейвену. Однако вместо этого она сказала:

– Но я вернусь в Мэтлок.

– Полагаю, даже Мэтлок не закрыт для приезжих.

– Вам требуется лечение на водах?

– После сегодняшнего вечера – почти наверняка.

Это была шутка, и она разбила ей сердце. Если бы только они могли быть друзьями.

– Пора идти, Сент-Рейвен, – напомнила Крессида, – если мы хотим узнать, кто выиграл мою статуэтку.

– Да. – Однако он не тронулся с места и, сказал: – Позволь мне быть твоим посредником в этом деле. Я сам разберусь с этим, а ты пока останешься здесь. Ты будешь в безопасности.

– А что, если завладеть статуэткой можно будет только на минуту?

– Скажи мне, как открыть ее. – Он взглянул на тикающие часы. – Быстрее.

Она собралась с мыслями.

– Это нелегко. Тебе нужно вставить тонкое лезвие в спину мужчины, у основания его пояса, прямо посередине. В то же время ты должен потянуть его за пятки. Когда у тебя получится, ты почувствуешь движение, но очень слабое. Тогда тебе нужно сдвинуть заднюю часть его ног влево. Это откроет статуэтку.

– Похоже, что она не может открыться по ошибке в чужих руках. Я воспользуюсь клинком из кабинета твоего отца. Будем надеяться, что его пока никто не стащил. Мне нужно еще что-то знать?

– Нет, если только ты сможешь найти нужную статуэтку.

– Шляпа и пояс. Я помню.

Кажется, он улыбался, но в то же время медлил. Она подошла к нему ближе:

– Иди!

Он обнял ее за плечи и поцеловал – короткий и горячий поцелуй. И затем ушел.

Крессида обхватила себя руками. Без него мрачная комната уже не казалась теплой и уютной, и то, что произошло здесь, уничтожило что-то нежное между ними.

Что, если сюда придет кто-нибудь – например, пара, ищущая укромного места? Ей захотелось выйти наружу, поспешить за своим опытным проводником, но она не смогла бы переступить порог Стокли-Мэнор.

Крессида открыла шкаф и шарила там, пока не нашла большую деревянную скалку. Вооружившись, она села так, чтобы видеть часы, и приготовилась ждать.

 

Глава 12

Трису не хотелось возвращаться в дом. Он не получал удовольствия от развлечений такого рода, это было похоже на погружение в сточную канаву. Шум немного затих, по казалось, что это ступор, а не спокойствие.

Эти отвратительные забавы были типичными для Крофтона. Но мог ли Трис сказать, что его собственные вечеринки заканчивались более благопристойно?

Да, иногда, но ненамного. Он, однако, не подавал таких напитков, как зелье Крофтона, чтобы как можно быстрее довести гостей до предела, – явный признак того, что хозяин не уверен в своем успехе.

Трис пожелал Крофтону отправиться к черту, которого тот изображал, и пожалел о том, что привез Крессиду сюда. Он мог оставить ее в «Ночной охоте», но посчитал, что эта вечеринка будет для нее чем-то новым и забавным. Он даже и не подумал о том, что ее невинность не позволит ей забавляться здесь. Если бы его спросили, он бы объяснил, что невинность в целом была опасным невежеством. Это звучало слишком нравоучительно, черт побери!

И все же Крессида не готова к подобным вечеринкам. Очарование цветка в период расцвета, очарование свежего летнего утра или куска тонкой белой ткани – вот что она сейчас представляет собой. То, что нужно оберегать, а не портить.

Он посмеялся над собой. Природа сама заставляет цветок увять, утро – закончиться, а ткань предназначена для того, чтобы ее запятнали и затем выстирали. Таков порядок вещей, но его не следовало торопить. Такие вечеринки губительны для человеческой души.

Это была странная мысль, так как именно удачные вечеринки Триса в «Ночной охоте», возможно, навели Крофтона на мысль устроить нечто подобное. Он покачал головой, отгоняя прочь эти мысли, и вошел в дом.

Его встретило зловоние, и он чуть было не споткнулся о ноги храпящего гладиатора. Гладиатор лежал на такой же забывшейся, полураздетой толстой женщине. Трис слегка сдвинул мужчину с нее, чтобы она не задохнулась. Он не нашел ничего, чем бы прикрыть женщину. Она, очевидно, была шлюхой, и поэтому он решил, что ей все равно.

Он проложил себе путь в кабинет мимо других гостей. К несчастью, не все они были без сознания, и, черт возьми, некоторые из шлюх выглядели слишком молодыми. Этого зрелища было достаточно для того, чтобы убить в мужчине желание на всю жизнь.

Он с облегчением открыл дверь в кабинет – и обнаружил Веселого Роджера, совокупляющегося со шлюхой. Она растянулась на столе, подняв колени, и казалась либо уставшей, либо скучающей. Парочка даже не заметила, когда Трис забрал со стола меч мудрости. Это был акт милосердия, так как клинок мог в любой момент проткнуть ягодицу женщины.

– Давай же, – заныла она. – Продолжай или слезай!

Трис взглянул на них и отвел взгляд. Веселый Роджер был не в состоянии продолжать. Однако Триса это не касалось. Он уже выходил, когда девушка оттолкнула Тивертона.

– Слезай с меня, засохший стручок!

– Заткнись! – Тивертон замахнулся на нее.

Трис действовал инстинктивно. Он схватил поднятую руку Тивертона, заломил ее за спину пирата и потащил его прочь. Женщина вскочила на ноги. Она была довольно молода, но в углу ее рта расцветала зловещая язва. В здравом уме Тивертон даже не коснулся бы ее. В здравом уме Тивертон не ударил бы женщину.

Чертов Крофтон!

– Пусти ее, – сказал Трис так мягко, как мог.

– Я убью ее! – взвыл Тивертон, вырываясь из рук Триса. – Я ей покажу стручок!

Он повернулся к Трису и замахнулся, но его шатало от выпитого. Сейчас его невозможно образумить. Трис вырубил его ударом кулака, сморщился, потирая разбитые костяшки пальцев, все еще болевшие после утренней драки.

Неужели это было только утром? Грабеж на большой дороге, попытка взять женщину силой, пьяная драка. Достойное поведение для герцога Сент-Рейвена…

Удар гонга вывел его из задумчивости. Затем он услышал бой часов. Полночь.

Тивертон храпел, шлюха скрылась. Трис засунул меч мудрости за пояс и направился в гостиную.

Если бы он не знал, где проходит состязание, то его бы привлек шум. Визг, смех, вой – гости Крофтона походили на диких зверей в яме, а не в гостиной светского человека. Состязание было перенесено в холл, чтобы люди могли разместиться на лестнице и площадке наверху, как на галерке. Принесли еще свечей, чтобы разогнать красноватый мрак, и Трис задумался, не станет ли Стокли-Мэнор настоящим адом еще до наступления утра.

Крофтон восседал на нижних ступеньках, его глаза горели, он подстрекал гостей к действию. По крайней мере пьянство прекратилось, что объясняло большое число находящихся в сознании людей. Возможно, дело было скорее в закончившихся запасах спиртного, нежели в чувстве меры и здравого смысла у Крофтона.

Статуэтки, однако, были здесь, на маленьком столике у основания лестницы.

Трис перестал обращать внимание на какофонию и действо, развернувшееся в центре холла, и сосредоточился на столике. Это может оказаться легче, чем он надеялся.

Статуэтки больше не стояли в одном аккуратном ряду. Может быть, ему удастся стащить одну и опустошить, чтобы никто не заметил. Он начал пробираться сквозь пьяную толпу в направлении столика, перебрасываясь словечком здесь и там, где это было необходимо, но по возможности избегая разговоров.

Вдруг к нему прижалось чье-то тело. Он посмотрел в сильно накрашенные глаза Вайолет Вейн, Королевы ночи, которая, как обычно, распространяла вокруг себя тошнотворный аромат фиалковой пудры.

Она провела пальцами вверх по его груди.

– Где же твой рахат-лукум, Сент-Рейвен? Или сейчас тебе нужно что-то покрепче?

Он схватил ее за руку.

– Она утомила меня.

Вайолет рассмеялась.

– Тебя? Я слышала, что о тебе рассказывают, герцог. Тебе нужна настоящая женщина. Которая может сравниться с тобой по силе…

Тошнотворный аромат угрожал вывернуть его желудок наизнанку. И почему, черт возьми, он ведет себя как джентльмен с женщиной такого сорта?

– Не сегодня, – сказал он, повернув ее и толкнув в объятия подвернувшегося мужчины. Он не обратил внимания на ее проклятия и продолжил пробираться к столу, но теперь, черт побери, все взгляды были обращены на него.

– А, Сент-Рейвен, – сказал Крофтон. – В конце концов вы пришли поучаствовать?

– Только понаблюдать, – ответил Трис, прислонившись к лестнице и скрестив руки на груди. Он был на расстоянии вытянутой руки от столика и молил небо о том, чтобы всеобщее внимание было обращено к трем парам, которые пытались изобразить горизонтальную позу.

Приветственные крики означали, что кому-то наконец удалось соединиться. Трис огляделся. Никто не обращал на него внимания. Крофтон жадно следил за соревнованием. Пора действовать.

Он изучил статуэтки, стоящие на столе. Шляпа и пояс… Ее там не было!

Его сердце бешено заколотилось. Он посмотрел еще раз – ее там не было.

Черт, проклятие! Неужели состязание началось раньше? Если так, то почему именно эта фигурка ушла первой и кто выиграл ее?

Не обращая внимания на взрыв аплодисментов, он оглядел холл и лестницу, ища человека со статуэткой в руках.

Он не увидел его.

Но он разглядел человека в шутовском костюме, который прислонился к стене у входной двери. Дэн Гилкрист. Довольно порядочный человек и его приятель. Трис поблагодарил небо за то, что он здесь. Подавив в себе что-то похожее на панику, Трис пробрался к Гилкристу.

– Дикая вечеринка, – сказал он. Дэн поморщился:

– Слишком дикая.

Это был дружелюбный, полный молодой человек, а также умный и трудолюбивый чиновник министерства внутренних дел. Сегодня он выбрал костюм шута, но казался трезвым и скучающим.

– Тогда почему ты все еще здесь? – спросил Трис, не желая переходить к сути дела.

– Приехал с Тивертоном и другими. Не думаю, что они захотят уехать, пока все не кончится.

Трис подумал о Тивертоне, все еще лежащем без сознания в кабинете, и хотел предложить Дэну подвезти его в своей карете. Затем вспомнил, что с ним Крессида. Чем меньше людей смогут внимательно рассмотреть ее, тем лучше.

О Боже! Как он скажет Крессиде, что упустил статуэтку? Все из-за того, что он опоздал, потому что потерял контроль над собой и пытался соблазнить ее. Трис никогда еще не чувствовал себя таким неудачником. Но он обязан выполнить их план.

– Сколько уже идет состязание?

– Началось в колдовской час. – Гилкрист улыбнулся и потряс своей палкой, увешанной колокольчиками. – Признаюсь, я жду момента, когда кто-нибудь попробует позу стоя на голове.

Трис снова посмотрел на столик, но даже отсюда он мог пересчитать статуэтки. Их было восемь.

– Кажется, одной статуэтки не хватает. Я готов поклясться, что их было девять.

– Миранда Куп уговорила Крофтона отдать одну ей. Или заработала ее. – Гилкрист снова зазвенел колокольчиками.

Трис пытался ничем не выдать своей реакции.

– Интересно, как? – Казалось, он был увлечен этим состязанием.

– Это была одна из простых поз. Уверен, Миранда могла придумать что-нибудь более оригинальное.

– Да уж. – Трис мысленно произнес несколько проклятий.

С Мирандой не так-то просто сладить, но он сможет сделать это. Она уже несколько месяцев пыталась заполучить его. Мысль о том, чтобы пресмыкаться перед женщиной, была ему отвратительна, но расхлебывать неудачу придется ему.

– Где она сейчас? Я бы хотел узнать, что она еще может придумать.

– Тогда тебе придётся гнаться за ней в Лондон. Она уехала.

Трис посмотрел на нелепых конкурсантов так невозмутимо, как только мог.

– Мудрая женщина. Думаю, я сделаю то же самое.

Он пошел прочь, прежде чем Гилкрист успел попросить его подвезти, и направился к пекарне. Какой безумный рок заставил Миранду обратить внимание на эту статуэтку? И что он скажет Крессиде?

Он должен разработать новый план. Трис остановился у конюшни, чтобы подумать над своими действиями. Даже если ему придется делать то, чего он не хочет, – он согласен, это будет подходящим наказанием за целый ряд глупостей.

Трис вошел в грязную комнату, заполненную пьяными или спящими слугами. Однако один парень катал игральные кости по полу; он выглядел более или менее трезвым. Парень вскочил на ноги.

– Да, сэр?

Сообразительный. Понял, что кому-то из гостей понадобится экипаж и гости будут щедры с тем, кто поможет им.

– Скачи в деревню и вели людям герцога Сент-Рейвена прислать сюда карету. И скажи моему человеку, чтобы он дал тебе крону.

Глаза мальчика расширились.

– Да, ваша светлость! – И он мигом помчался седлать лошадь.

Все-таки приятно произвести на кого-то впечатление. Трис пошел к пекарне. Он помедлил у двери, но ему ничего не оставалось, кроме того, чтобы войти и сказать Крессиде правду.

– Это я, – произнес он, открывая дверь. Это оказалось мудрым решением, так как девушка держала в руках большую скалку и была готова пустить ее вход.

– Она уже у тебя? – воскликнула Крессида восхищенно.

– Нет. Она уже ушла. – Трис закрыл дверь за собой и взял у Крессиды скалку, хотя девушка, казалось, скорее уронила бы ее, чем ударила его. – Извини. Кажется, Миранда Куп заключила сделку с Крофтоном еще до начала состязания. Мы не смогли бы этому помешать, даже если бы были там.

Это была правда, но звучало как оправдание.

– Тогда нам нужно забрать статуэтку у нее. Где Миранда?

– Едет обратно в Лондон.

Он почувствовал ее испуг, даже не видя лица.

– Ле Корбо? – неуверенно предложила она.

– Нужно попытаться, хотя Миранда намного обогнала нас. Пока я доберусь до «Ночной охоты» и переоденусь в костюм, она уже будет дома. Но не все потеряно. Если Миранда не знает секрета, то драгоценности в безопасности. Мы сможем вернуть их.

– Ты уверен? – спросила Крессида с робкой надеждой. Она проделала такой путь, столько пережила, храбрая мисс Мэндевилл из Мэтлока, но сейчас ее голос дрожал.

– Уверен. По крайней мере теперь мы можем уехать. Я приказал, чтобы карета ждала нас у ворот. Пойдем!

Крессида, казалось, была потрясена. Трис обнял ее и повел, слишком поздно сообразив, что она может оттолкнуть его. Девушка не сделала этого – возможно, из-за шокового состояния.

Почему, черт возьми, он не может взмахнуть волшебной палочкой и все устроить? Какой прок быть герцогом, если он не в состоянии наладить жизнь своих… друзей?

На самом деле он может, и он сделает это. Если они не добудут драгоценности, то он найдет способ дать Крессиде денег так, что с этим согласятся ее родители. Он вспомнил о знакомом, который выиграл в лотерею. Можно ли подстроить результат розыгрыша?

– Я прошу прощения за то, что привез тебя сюда, – сказал он.

Каждый шаг прочь от этого дома казался им подарком судьбы.

– Нет, я благодарю тебя. Во-первых, это был шанс добыть драгоценности, а во-вторых, я получила хороший урок.

– Есть много уроков, которых лучше избежать.

Глупые слова. Именно мысль о таких уроках заставила ее отпрянуть от него там, в пекарне. Он отпустил ее, но почувствовал облегчение, когда она снова взяла его под руку.

Словно на прогулке, они пошли по короткой аллее к открытым воротам. Облака закрыли полную луну, но ее света было довольно, чтобы видеть путь. Звуки затихли, мир стал более умиротворенным, как будто не было тревог и неприятностей.

Шелк его рубашки казался недостаточной защитой от ее обнаженной руки.

– Я не уверена, что это так.

Он попытался вспомнить о теме разговора. Ах да, уроки жизни.

– Опыт всегда полезен, – продолжала она, – даже если учит тому, чего следует избегать.

Мужчин вроде него – если бы у нее была хоть капля ума, подумала девушка.

– И что следует изменить, – добавила она. – Мне кажется… Эти девочки у Крофтона и взрослые женщины… Что-то толкнуло их на такую жизнь.

– Но никто не принуждал их к этому.

– За исключением бедности.

– Возможно. Крессида, здесь ничего нельзя сделать. Этот мир жесток, и люди выживают как могут. Вот почему я стараюсь вернуть твое состояние.

– Я не нахожусь в такой опасности! – Девушка замолчала. Наверное, она вспомнила о том, что в самом деле находится в опасности. И может быть, о том, что герцог спас из лап волка по крайней мере одного ягненка.

– Меч мудрости все еще у меня, – сказал он. – Он тебе нужен?

– Нет.

Он хотел только переменить тему, а она восприняла это как поучение.

– Тогда, может быть, я мог бы заплатить твоему отцу за него. Мне хотелось бы оставить его себе, но я не хочу быть вором.

Это добавит небольшую сумму денег в их бюджет, считал Трис.

– Примите это как подарок, ваша светлость. Как награду за благородную службу.

«Ваша светлость»… Это укололо его, но он промолчал. Они почти дошли до дороги, где их жизни расходились навсегда – каждая в своем направлении.

Ему все равно, где добро, а где зло, решила Крессида. Тем лучше, что они расходятся. Переход от жарких объятий к благопристойной прогулке под руку говорил о расставании, между ними был холод, и это было правильно.

Каждый шаг прочь от Стокли-Мэнор приближал ее к привычному миру, и ей все больше хотелось оказаться там. Она побывала здесь, получила опыт, и теперь она хотела снова стать мисс Мэндевилл из Мэтлока – даже если это значило, что она никогда не увидит герцога Сент-Рейвена.

Она стала думать о Миранде Куп, у которой была ее статуэтка. Он сказал, что они вернут ее. Они? Значит, их отношения еще не окончены? Эта мысль волновала ее больше, чем хотелось бы.

– Как мы добудем статуэтку? – спросила девушка, когда они прошли через ворота и остановились у пустынной тихой дороги. – Не думаю, что смогу нанести утренний визит мисс Куп.

– Да, это вряд ли, но я смогу. Возможно, мне удастся решить все быстро.

Все-таки не «мы». Крессида посмотрела на дорогу в серебристом лунном свете, желая, чтобы карета прибыла поскорее. Она не могла это больше выдерживать.

Затем девушка поняла, что с приездом кареты ничто еще не кончится. Они будут ехать два часа. Слава Богу, в карете будет мистер Лайн. Но вернется ли она, может ли вернуться в дом Сент-Рейвена?

Она задрожала от усталости и холода.

– Ты можешь отвезти меня в Лондон?

– В этой одежде? Думаю, нет. Крессида, твой багаж в «Ночной охоте», нет смысла забирать его, а рано утром везти тебя домой. Тебе нужно выспаться, переодеться и затем вернуться в Лондон.

Он, конечно, был прав, но Крессиде в ее подавленном состоянии «Ночная охота» казалась таким же невыносимым местом, как и Стокли-Мэнор.

– Поверь мне, так будет лучше.

Она взглянула на него – он смотрел на дорогу, его лицо было холодным в лунном свете, но ее ответ много значил для него. Он был беспечным во многих отношениях, но он беспокоился о ней.

– Конечно, – сказала она мягко. – Я действительно верю тебе.

Крессида увидела, что напряжение покинуло его, и была рада до слез, что могла по крайней мере его успокоить. Она также была рада, что сумела не заплакать, когда он повернулся к ней и протянул руки.

– Тебе холодно. Хочешь, я тебя согрею?

Девушка пришла в его объятия и прижалась к нему. Так было теплее. Так она чувствовала себя счастливой.

– Я не спрашивал тебя, какую историю ты придумала, чтобы поехать с Крофтоном и как ты собиралась возвращаться. Может быть, мы сможем использовать этот план?

Крессида прижалась щекой к его шелковой куртке.

– Я сказала, что еду в гости к замужней подруге, которая живет недалеко от Линкольна, вместе с другой подругой, которая направлялась туда из Лондона.

– Но на самом деле ты ехала вместе с Крофтоном. Разве никто не спросил об этом?

– Моя мать слишком обеспокоена состоянием отца, чтобы замечать что-то вокруг, и к тому же мы отпустили почти всех слуг. А Сесилия действительно существует.

– А твоя подруга знает об этом обмане?

Она взглянула на него:

– Конечно, нет. Она никогда бы не пошла на такое.

Крессиде немедленно захотелось взять свои слова обратно. Она сказала правду, но ее слова стали осуждением его вкусов и образа жизни.

Бряцание железа и стук копыт разрядили неловкую паузу. Приближалась карета, и Крессиде хотелось, чтобы все это закончилось – вечеринка, близость их тел, все неудачи. Она снова уходит из его объятий. С этой минуты они не будут одни, а в «Ночной охоте» она закроет дверь и ляжет спать.

Карета остановилась, мистер Лайн вышел, чтобы подсадить Крессиду. Девушка поднялась в карету и села.

Сент-Рейвен поговорил минуту со своим другом, затем нырнул в карету и занял место рядом с ней. Дверца захлопнулась с громким щелчком. Ее сердце упало.

– Он не едет с нами?

– Нет, Лайн остается, чтобы проверить, действительно ли Миранда увезла статуэтку с собой.

 

Глава 13

Карета тронулась, а у Крессиды на секунду мелькнула мысль о том, чтобы выскочить из нее. Опять с ним в этой тесноте? После всего, что случилось? По крайней мере здесь были две свечи. Это более яркий свет, чем был у них почти весь этот вечер, а свет, без сомнения, помогал обрести рассудок.

Трис вытянул свои длинные ноги, обтянутые атласом. Девушка могла легко дотянуться до его бедер и погладить…

Набравшая скорость карета качнулась на повороте, но Крессида успела схватиться за ремень.

– Мой информатор, возможно, не ошибается, – сказал Трис, – но я решил все-таки проверить. Кэри убедится, что все так, как нам сказали, и последует за нами.

– Но на нем нет маскарадного костюма.

– Сомневаюсь, что сейчас кто-то обратит на это внимание.

Крессида подумала, что они странно выглядят сейчас в своей одежде. Во время вечеринки она привыкла к своему костюму, но теперь чувствовала себя так, будто она в одном нижнем белье. Как будто они оба в одном белье.

Это походило на то, как если бы Адам и Ева внезапно обратили внимание на свою наготу. Какое яблоко она надкусила, вырвавшись из ада?

Трис открыл дверцу маленького шкафчика и достал серебряную фляжку и два серебряных стаканчика.

– Бренди. Хочешь?

Она подавила дрожь.

– Нет, спасибо, ваша светлость.

Крессида все время повторяла его титул для самозащиты. Этот роковой напиток, наверное, все еще бродит в ее крови! Еще немного алкоголя, и она ослабеет настолько, что перестанет понимать, что с ней происходит.

– Выпей, ты согреешься. Нам нужно было взять с собой одеяла.

Одеяла. Постель…

– Мне не холодно, ваша светлость. – Кажется, они выехали на ровную дорогу, и поэтому она отпустила ремень. – Что мы будем делать, ваша светлость, если мисс Куп не отдаст вам статуэтку?

Он резко повернулся к ней:

– Если ты еще раз так назовешь меня, то я за себя не ручаюсь. По крайней мере называй меня Сент-Рейвен. Но будет очень любезно с твоей стороны, если ты будешь звать меня Трис.

– Трис, – прошептала Крессида, чувствуя себя так, словно она усмиряет дикое животное. Но девушка видела, что для него это было важно, что она обидела его, обратившись к нему так официально. Конечно, она ведь может уступить в такой мелочи и избежать катастрофы. – Трис, – сказала она отчетливо и сняла вуаль и маску, чтобы разрушить барьер между ними.

Атмосфера изменилась, и она снова смогла свободно дышать. Трис даже улыбнулся своей дразнящей улыбкой, которая стала ей так дорога.

– Тристан Трегеллоус к вашим услугам. Не беспокойся насчет драгоценностей. Теперь это мое дело, и я не подведу. На карту поставлены мои гордость и честь.

В ее взгляде он заметил некоторое сомнение.

– Ты не веришь, что я человек чести?

До сих пор он давал ей понять, что презирает ее веру в добро и зло, так почитаемую в Мэтлоке.

– Ты все твердила о морали, – сказал он, – а это совсем другое дело.

– В морали нет ничего дурного.

– За исключением того, что она встает на пути удовольствия. Как и белье…

Внезапный толчок кареты бросил Крессиду в руки Триса. Он осторожно усадил ее на сиденье. Девушка снова схватилась за ремень, поклявшись держаться за него до самой «Ночной охоты».

– Прошу тебя, скажи мне, ты руководствовался понятием чести, когда грабил честных путешественников на Королевской дороге?

– Ах да. – Он вытянул свои длинные ноги по диагонали, чтобы выиграть побольше свободного пространства.

Крессида осторожно подтянула свои ноги так, чтобы не коснуться его.

– Это сентиментальная история, но, возможно, она не так плоха, как ты думаешь. Я же говорил тебе, что я стал Ле Корбо только на одну ночь?

– Да.

– Когда я весной вернулся в Англию, то обнаружил, что здесь действует разбойник, который назвался Вороном. По-французски это звучит «рейвен». Кроме того, он разбойничал на дорогах неподалеку от моего дома. Даже в его облике был намек на нашу семью, хотя большинство людей и не заметили бы этого. В Сент-Рейвенз-Маунт есть портрет моего прадедушки в точно таком же костюме, как, рассказывают, носит Ле Корбо.

– Боже мой, как он мог узнать об этом?

– Это один из тех вопросов, которые я хотел бы задать ему. Почти все лето я расследовал это дело и в конце концов нашел его логово – полуразрушенный дом в полумиле от «Ночной охоты», будь прокляты его наглые глаза! Извини!

– Могу представить себе твое возмущение. И что, ты загнал его в ловушку? Поймал?

– Нет, он покаялся раньше. Но я уже нашел нечто, что изменило ситуацию.

– Что же? Не дразни!

Он ухмыльнулся:

– Что ж, эта история достойна пьесы, а я считаю себя неплохим рассказчиком. И у нас есть несколько часов. В этом доме я нашел сундук, в котором были письма и некоторые вещи. Эти вещи служили доказательством связи с моей семьей. В частности, пропавшее семейное обручальное кольцо.

– Разве оно не принадлежало твоей тете?

– Да, но, очевидно, она отказывалась носить его. Это массивное кольцо с большим сапфиром в форме звезды. Ему более двухсот лет. Прекрасное кольцо, но старомодное.

– И оно оказалось у разбойника? Украдено? А твой дядя не говорил о его пропаже?

– Нет. В отношении своего имущества он был педантичен. Каждый год составлялась опись, и особая опись была сделана после смерти моей тети. До 1790 года кольцо числилось в списке драгоценностей, хранящихся в запертой сокровищнице в Сент-Рейвенз-Маунт. После этого оно занесено в список личного имущества герцога – то есть его уже никто не мог видеть.

– Значит, в 1790 году твой дядя отдал его кому-то? – спросила Крессида, очарованная тайной. – И теперь оно у разбойника. Кто же он?

– Жан-Мари Бурро, так, кажется, его зовут. Обнаружив кольцо, я решил, что должен прочитать письма. Они написаны по-французски, но я хорошо знаю этот язык. Из них следует, что у моего дяди была любовница в Париже – это неудивительно – и в 1791 году у него родился сын Жан-Мари. Представляю, в какую ярость пришел герцог. Наконец-то у него родился сын, но этот сын все равно не может унаследовать титул.

Карету снова тряхнуло. Крессида удержалась на месте, но одна из свечей потухла. Сент-Рейвен снял с крючка ножницы, обрезал фитиль и затем зажег его, поднеся к горящей свече. Крессида не могла не заметить и не оценить изящество и ловкость его рук.

Она никогда не думала, что настолько впечатлительна.

Трис снова устроился на сиденье.

– Казалось, это еще одна гримаса судьбы. Жена герцога была здорова, родила шесть прекрасных дочерей. Он хотел сына. И затем, как говорил дядя, эта проклятая женщина прожила так долго, что он был слишком стар, чтобы жениться еще раз.

– Кажется, это был отвратительный человек.

– Возможно, – сказал он сухо.

Инстинктивно Крессида коснулась его руки. Тут же она поняла, что это было неосторожно, но было слишком поздно. Он взял ее руку и накрыл своей ладонью.

– Ты дрался? Снова? – спросила она, разглядывая ссадины на его руке.

– У меня нет такой привычки. По крайней мере если не считать спарринга.

– С кем ты дрался в Стокли? С Крофтоном?

– Увы, нет! Это был Веселый Роджер. Не спрашивай о подробностях.

Ее так и подмывало расспросить его, но она выучилась кое-чему за эту ночь. Однако ей хотелось заплакать от сожаления, что он постоянно переходил к грубому, неподобающему поведению.

– Ну, если ты дрался не из-за женщины… – Она содрогнулась, с ужасом уловив в своем голосе кокетливые ноты.

Улыбка снова заиграла на его губах, глаза заблестели.

– Ревнуешь?

– Нет!

Он удивленно поднял брови.

– Ну хорошо, немного. Ведь сегодня ночью ты был моим партнером на маскараде.

– И все еще остаюсь им… – Он поцеловал ее руку. – Рокселана…

Крессида чувствовала волнение. Как она могла подумать, что страсть умерла, опасность прошла? Одно касание, один взгляд – и она снова мечтала прижаться к нему, гладить его тело, целовать. Стук копыт казался биением ее сердца.

Она выдернула руку.

– Итак, ты нашел кольцо и письма, – напомнила она ему.

Он вздохнул и продолжил:

– Там было только одно письмо дяди, написанное им после рождения ребенка, и в нем дядя снимал с себя ответственность за него. Похоже, вместе с письмом он выслал женщине денег, но это, очевидно, был прощальный подарок. Остальные письма – от Жанин Бурро, которая умоляла о помощи, напоминая дяде о его обещаниях. Она верила, что он увезет ее в Англию и обеспечит безбедную жизнь ей и ребенку. Может, он получил эти письма и проигнорировал их, а может, не получал их вообще. Вскоре после рождения Жана-Мари революция повергла страну в хаос.

– Ты знаешь, что стало с этой женщиной?

– Нет, но думаю, что она жила, торгуя своим телом. У нее не было других способов прокормить себя и сына.

– Значит, Жан-Мари здесь? Что он ищет? Деньги? Хочет отомстить?

– Я не знаю. Он никогда прямо не обращался ко мне, но его поведение вызывающе. Я собираюсь вызволить его из тюрьмы и все выяснить. Не хочу, чтобы грязная история моей семьи обсуждалась во всех газетах и на каждом углу. Это значит, что Ле Корбо должен снова выйти на большую дорогу.

– И поэтому ограбил Крофтона… О Боже! Я не думаю, что он заявил об этом властям.

– И я так не думаю. Я сделал еще одну попытку. Вот почему мне пришлось надолго оставить тебя связанной в моем доме. Я прошу прощения за это.

Казалось, это было так давно – когда она лежала связанная, с повязкой на глазах, не зная, что будет с ней.

– Мне удалось остановить самолюбивого старого адвоката, который торопился к умирающему, – он сам заявил об этом – и забрать у него золотые часы и несколько гиней. Надеюсь, это сработает. Я не хотел бы заниматься этим снова.

– Но ты все же предложил помочь мне! Не так-то просто будет получить мои семейные драгоценности.

Неужели он испытывал неудобство, этот искушенный герцог?

– Не люблю бросать дела неоконченными.

Крессида улыбнулась ему с неподдельной нежностью. В герцоге Сент-Рейвене было много такого, о чем она сожалела, но у него было благородное сердце, и он серьезно относился к своим обязанностям. Даже по отношению к кузену-бастарду, иностранцу.

– Что ты собираешься сделать с Ле Корбо? – спросила девушка. Она прислонила голову к стенке кареты, и ее убаюкивала тряска.

– Вскоре он выйдет из тюрьмы. Я знаю, где живет Жан-Мари Бурро и чем он занимается. Он должен будет вернуться к нормальной жизни, чтобы отвести от себя подозрения, поэтому его будет легко найти и заставить открыть истинные намерения.

– Эти слова звучат как клятва мести. И это в наш просвещенный век?

– Этот век не столь просвещенный, как вы полагаете, мисс Мэндевилл из Мэтлока. Я думал, что вы успели заметить это.

– Не смейся надо мной.

– Разве я смеялся? Прошу прощения. Но этот мир не ручная птичка, Крессида. У него есть клюв и когти. Будь осторожна! Что же касается этого француза, то у меня есть власть и влияние, чтобы сделать его жизнь очень безрадостной, если я того захочу и если он этого заслуживает. Ле Корбо должен исчезнуть, – сказал он, как будто его слово было законом. – Нельзя допустить скандала, который поднимется после его поимки. Однако кажется, мой дядя отвратительно обошелся с ним и его матерью. Если он хочет получить какую-то компенсацию, то я постараюсь сделать это.

– А что, если тебе захочется остаться разбойником?

– Это был вынужденный поступок.

– Фамильная черта?

Его глаза сверкнули.

– Не смейтесь надо мной, мисс Мэндевилл. Я могу быть серьезным и даже благородным.

Крессида вздрогнула от его гнева, но затем поняла, что это было больше похоже на боль. Она пускала в него стрелы, как будто он был в броне, но, возможно, на нем не было доспехов…

– Быть герцогом – это не одно сплошное удовольствие, знаешь ли. Я провел почти все лето, занимаясь делами, а не только поиском Бурро. И не на оргиях, если уж на то пошло. Последние шесть лет я официально находился под опекой герцога, но мы так сильно не любили друг друга, что избегали встреч с тех пор, как я достиг совершеннолетия. Мне нужно многому научиться. То, что от испуга я уехал за границу, как только унаследовал титул, не пошло мне на пользу. Я был напуган.

– Чего ты испугался?

– Герцог умер от сердечного приступа, очень внезапно. Он болел, но не было никаких признаков того, что он скоро умрет. Я не был… готов. Я как-то верил, что это никогда не случится.

– Ты не хотел быть герцогом?

Дрожащий свет свечей мог обманывать, но казалось, он в самом деле удивлен ее вопросом.

– Кому это нужно? Только тому, кому нравится, когда перед ним пресмыкаются. Это огромная ответственность, и не только в смысле собственности.

– Богатство? Роскошь? Возможность поступать как хочется?

– Я понял, что не могу поступать, как мне хочется.

Его тон, его взгляд сказали ей, что он имеет в виду.

– Что же касается богатства и роскоши, – продолжал Трис, – можно иметь все это, не обладая титулом. Поверь мне, жизнь богача Триса Трегеллоуса была бы куда легче. Зачем мне двенадцать домов в шести странах, земли, сотни слуг и тысячи арендаторов, которые все зависят от меня?

– Двенадцать домов? – повторила она. – В шести странах?

– Англия, Шотландия, Уэльс, Ирландия, Франция – может, я смогу вернуть его, – и Португалия. Есть виноградник, а я не знаю ничего о виноделии.

– Ты мог бы сделать много хорошего.

– Когда? У меня нет времени.

«За то время, которое ты тратишь на распутство», – мелькнуло в голове Крессиды. Но вместо этого она сказала:

– Ты мог бы поддержать множество благотворительных дел.

– И это тоже работа, требующая времени и сил.

Она не удержалась от того, чтобы не поддеть его:

– Понимаю. Тебе докучает тяжелая работа.

– Да нет же! – Он сердился и смеялся над собой одновременно. – Людям не просто нужны мои деньги, они хотят моего присутствия на своих мероприятиях. Мое покровительство приносит деньги. Иногда я чувствую себя, словно свинья с двумя головами, такое ощущаю внимание.

Крессида не могла побороть приступ смеха, но она представила себе его страдания, и ей стало жаль его.

– Люди обращают внимание на каждое мое слово. Они стремятся угодить, особенно юные леди. Есть такие, которые сорвали бы с себя одежду и валялись бы у меня в ногах, если бы думали, что смогут таким образом получить герцогскую корону. Мужчины подражают мне. Посмотри на Крофтона!

– Понимаю, – сказала Крессида.

Крофтон решил повторить знаменитые вакханалии Сент-Рейвена и организовал этот отвратительный разгул. Теперь Трис думал, что в этом его вина.

Он вздохнул:

– Если я надену шутовской колпак, на следующий день в них будет щеголять половина Лондона…

– Думаю, это было бы сильное искушение.

Трис удивленно глянул на Крессиду, затем рассмеялся:

– Да вы шалунья, мисс Мэндевилл, не так ли?

Он пристально и долго смотрел на нее.

– Ты замечательная женщина. Почему ты так подробно расспрашиваешь меня?

Она склонила голову, затем сказала ему правду:

– Я думала, что ты хочешь поговорить об этом.

– Ты права. Я не знаю, почему это так.

Она знала, какое объяснение ей нравится, но оно никогда не сорвется с ее губ. Толчок кареты снова на секунду прижал девушку к Трису. Она чувствовала, что ее это не беспокоило и не пугало. Между ними был мир.

 

Глава 14

Крессида улыбалась.

– Расскажи мне еще о тяготах жизни герцога. Это будет меня утешать, когда я погрязну в нищете и обыденности своей жизни.

– Ты никогда не погрязнешь в нищете, Крессида.

Она поняла, к чему он клонит.

– Я не позволю вам содержать мою семью, ваша светлость.

– Трис.

– Думаю, Триса труднее контролировать.

Она сказала это не думая и увидела, как он сразу оживился:

– Ах, вот это интересно!

– Интересно или нет, но я никогда не возьму от тебя денег. Ты и так был слишком добр, когда согласился приехать со мной к Крофтону.

– Я просто забавлялся, и ты это знаешь. Если ты возьмешь деньги, то я буду спокойно спать по ночам.

– Мэндевиллы не принадлежат к тем тысячам людей, которые зависят от тебя.

– Но Крессида Мэндевилл принадлежит к ограниченному числу моих друзей. Разве нет?

– Это нечестно!

– Ты же знаешь, я не всегда играю по правилам.

Она встретилась с его насмешливым взглядом.

– Трис, это невозможно. Мужчины твоего круга дают деньги только своим любовницам.

Неужели огонек в его глазах был тем же, который горел в ее сердце? Удивительное искушение, особенно если учесть тот факт, что ее семья скоро окажется в нищете. Никаких шансов на хороший брак, а пожертвовав собой, она добудет денег, чтобы помочь родителям…

Он опустил ресницы, но исподволь наблюдал за ней.

– Я последний в роду Трегеллоусов и скоро должен жениться. Меня заставляли сделать это несколько лет назад, но чем больше мой дядя приказывал мне, тем сильнее я сопротивлялся. И в конце концов не так много молодых женщин, которые подходят мне по положению.

– Леди Энн? – спросила она, но затем вспомнила: – Нет, ты сказал, что она любит другого. Тогда кто? – Она гордилась своим ровным и спокойным тоном.

– О, я еще не выбирал кандидатуру. Мать леди Энн любит говорить, что главное – найти подходящего человека, а полюбить можно любого, если постараться как следует.

Крессида почувствовала себя свидетелем несчастного случая, но она уже и так слишком много говорила, а что она знает о жизни знати? Трис не мог выбирать жену только по любви. А вот любовницу может иметь по своему сердечному выбору.

Девушка посмотрела на него и увидела, что он наблюдает за ней.

– Я, конечно, заведу любовницу, – сказал Трис. – Одна женщина будет для исполнения семейного долга, другая для удовольствий.

– Уверена, что ты не сделаешь этого. Надеюсь, ты женишься по любви. А теперь, – добавила она беззаботно, – перечисли мне еще тяготы жизни герцога.

Он усмехнулся:

– Посмотрим… Долг вынуждает меня посещать палату лордов и даже – о ужас! – слушать то, что там говорят. Я должен знать о таких вещах, до которых простым смертным нет дела, – экспорте угля, импорте кошенили. О каких еще захватывающих вещах я должен знать? О портвейне, например. Он мне нравится, но его производство – неизвестная мне наука. Транспорт между островом Ньюфаундленд и Лабрадором не может ходить из-за ледяного покрова. Содержание армии в мирных условиях – важное, но удивительно скучное дело. Я доволен, что поучаствовал в принятии решения об отмене практики приковывания к позорному столбу, а также решения, облегчающего участь банкротов.

– Полагаю, не все пэры таковы.

Трис пожал плечами:

– Возможно, со временем стану циником. Пока что я понял, что есть вопросы, которые мне небезразличны. Но должен признаться, что променял дебаты о кошенили на более полезные мне дела, а их множество. Ситуация в Ирландии, кризис в сельском хозяйстве, народные волнения. Видишь? Если бы я не был герцогом, то мог бы не обращать на это внимания и наслаждаться развлечениями.

Крессида засмеялась, ей захотелось обнять его.

– Я так не думаю. Ты всегда будешь чувствовать себя ответственным за все, что происходит. У тебя есть секретарь, который помогает тебе?

– У меня работает секретарь моего дяди. Ледерхьюм – старый сухарь, он думает, что знает все. И это в самом деле так, но он консерватор, считает, что все должно оставаться таким, каким было, когда король был еще ребенком.

Он вздохнул.

– Мне, наверное, нужно перетрясти всю систему управления. Она устарела, потому что основана на идее, что герцогство существует для удовольствия герцога. Но все люди делают свою работу так, как они понимают ее. Должен ли я выбросить кого-то на улицу?

Трис поднял руку и потер шею, сдвинув свой тюрбан, а затем стянул его, бросил вместе с маской на сиденье напротив.

– Должно быть, я надоел тебе с этими разговорами. «Ты не можешь надоесть мне», – подумала она. Ей хотелось пригладить его растрепанные волосы.

– Наверное, у тебя немного друзей, с которыми ты мог бы поговорить об этом.

– Немного? Их нет совсем. Нет, неправда. У меня есть друзья, но должен ли я докучать им с кошенилью, когда они живут в блаженной беззаботности?

Крессида уже забежала в мыслях далеко вперед. Она была бы хорошим слушателем. И стала бы ему верной помощницей. Она серьезно относилась к благотворительности и всегда была дисциплинированна. Она во многом была дочерью своего отца, и ей нравилась мысль обо всем новом.

Но Крессида знала, что его слова о грузе титула герцога были правдой. Она мечтала о том, как они будут сидеть у камина в доме наподобие «Ночной охоты», обсуждая события дня. И не думала о редких встречах в огромном особняке, среди сотен слуг и подчиненных, где каждый шаг на виду.

Возможно, он заговорил об этом для того, чтобы ей стало ясно – герцоги не женятся на провинциальных барышнях. Это означало, что он угадал ее чувства – даже те, в которых ей не хотелось признаваться самой себе.

Крессида содрогнулась при мысли о том, что каждое ее слово ловят, каждой ее глупости подражают, что люди пресмыкаются, чтобы добиться ее расположения. Так было и в Мэтлоке – с леди Мамфорд и леди Агнес Ферро. В Лондоне она видела это на каждом шагу.

Трис прервал молчание:

– А ты, Крессида Мэндевилл? Что ты будешь делать, когда получишь свои драгоценности?

Она улыбнулась:

– Вернусь в Мэтлок к родителям и буду помогать матери ухаживать за отцом.

– Наймите сиделку.

– Возможно, мы так и сделаем, но Мэтлок – это мой дом. Я живу там полной жизнью.

– Ты приехала в Лондон, чтобы найти мужа?

– Я приехала в Лондон, потому что мой отец надеялся, что там я найду хорошего мужа. Я не возражала против этого, но, – она пожала плечами, – этого не случилось.

– Неужели в Лондоне все слепые?

Она выразительно посмотрела на него.

– Я не красавица. В конце концов ты же не замечал меня.

– Мы встречались? – Кажется, он даже покраснел.

– Нет, но я была с тобой в одном доме раз или два. Моя красота и обаяние не притягивали тебя с непреодолимой силой.

Она сказала это в шутку и испытала облегчение, когда он рассмеялся.

– Обычно я избегал великосветских охотниц и не заметил бы тебя, даже если бы у тебя был нимб вокруг головы. Но я прошу прощения.

Он взял ее руку и поцеловал.

Она замерла на секунду, затем вырвала руку.

– Не надо, Трис.

– Не надо чего?

– Не играй со мной.

Он не отвел взгляд.

– Я никогда не причиню тебе вреда, Крессида. Слово чести.

«Как ты можешь обещать мне это, глупец? Я чувствую надвигающуюся катастрофу».

– Я наслаждаюсь твоим обществом, как никогда раньше. Не проси меня быть холодным с тобой.

Она собрала всю свою смелость и серьезно сказала ему:

– Только в том случае, если мы признаем, что между нами не может быть ничего, кроме дружбы.

Он помедлил, и ее глупое сердце затрепетало, но затем спросил:

– В чем заключается дружба?

– Ты должен знать.

– Интересно, запрещает ли дружба это? – Он привлек ее в свои объятия.

Крессида могла бы сопротивляться. Она знала, что он оставляет за ней право установить границу их близости. Но ей не хотелось сопротивляться тому, о чем мечтали ее сердце и тело.

Неподвижный как статуя разбойник наблюдал за дорогой, освещаемой светом полной луны. Он управлял лошадью без усилия, даже не пользуясь поводьями.

Его темная одежда делала его похожим на тень. Лицо скрыто черной маской, аккуратной бородой и усами в стиле Карла I. Если бы не светлый плюмаж на широкополой шляпе, он был бы невидим.

Жан-Мари Бурро молил небо о богатой карете – и чем богаче, тем лучше. Он был рад выйти на свободу, но его честь была задета. Кто подражал ему? Кто осмелился использовать его, Ле Корбо, образ для собственной выгоды?

Жан-Мари и его люди осторожно вернулись в обветшавший дом. Они обнаружили, что постель в потайной комнате была перестелена. Самозванец спал в его кровати? Он вырвет ему глаза, кишки, отрежет гениталии! Однако все сундуки были нетронутыми, даже костюм был на месте.

Возможно, самозванец создал собственную версию, как это сделал театр «Друри-Лейн», когда о нем поставили пьесу «Смелая леди». Для глупцов, англичан он стал чем-то вроде героя. Во время тюремного заключения светские дамы толпами стекались к Ле Корбо. Некоторые из них даже подкупали тюремщиков, чтобы побыть с ним наедине.

Это было недурно. Теперь он свободен и должен вернуть себе имя. Он – Ле Корбо. Он!

А! Звук колес. Он увидел свою цель. Легкий экипаж, запряженный парой лошадей, и только один человек на козлах. Великолепно! Плохая охрана и легкая победа.

Он ринулся на дорогу:

– Стой!

Кучер натянул поводья.

– Черт побери, я думал, ты в тюрьме!

– Это ошибка, месье. Не лезь на рожон.

Он заглянул внутрь кареты и улыбнулся. Там сидела красивая женщина. Одна. Дама без сопровождения, да еще с таким накрашенным лицом – видимо, она не является воплощением добродетели. Что ж, и он не святой.

– Мадам, я требую платы за проезд по этой дороге.

– Это Королевская дорога – значит, ты король?

Он плохо разбирался в английском произношении, но подумал, что она говорит довольно прилично.

– Возможно. В конце концов, ваш король – безумец.

– А ваш, – напомнила она, – мертв.

– Увы, нет, мадам. Наш – очень, очень толстый.

Она улыбнулась, затем засмеялась – великолепным, громким смехом, показав замечательные зубы. Новый король Франции жил в ссылке и проводил время, набивая себе брюхо, – его называли Жирным Луи.

– Тогда ты точно не король. – Она откровенно оценивала его. – Какую плату ты имеешь в виду, Ле Корбо?

– Увы, мадам, быструю плату. Ворон должен лететь, иначе он запляшет в петле.

– Однако я достойна гораздо большего, чем мимолетная встреча.

– Возможно, мадам, в один прекрасный день мы без спешки убедимся в этом.

– В самом деле, сэр, мы могли бы…

– Пока, увы, я должен просить вас выйти из кареты, чтобы я мог оценить ваше… э-э… богатство.

Ее лицо окаменело, и она распахнула дверцу, чтобы выйти.

Увидев ее в полный рост, он восхищенно поднял брови. Облегающее платье с многочисленными прорезями в юбке открывало пышное тело. Широкие бедра, круглые икры, стройные лодыжки, узкая талия. Вырез платья открывал великолепную грудь, которая была прикрыта только прозрачной тканью.

Ворон дышал так громко и часто, что она слышала его дыхание.

– Вижу, что ваше состояние, мадам, в ваших природных богатствах. Никаких драгоценностей?

– Я возвращаюсь с вечеринки, на которую не стоило надевать драгоценности.

Он снова окинул ее взглядом и увидел, что она говорит правду. Под таким платьем сложно что-то спрятать. Ле Корбо часто требовал от дам поцелуя взамен безделушек, но поцелуй шлюхи был дешевой платой. Он заглянул в карету. На сиденье лежала статуэтка. Он взглянул на женщину и увидел, что она напряглась. Ах так…

– Я возьму это.

– Это пустяк.

– Мне нравится.

Она вспыхнула, затем взяла статуэтку и подняла ее, чтобы он мог рассмотреть ее.

– Это безделица. Индийская статуэтка, я получила ее в качестве приза.

Статуэтка была примерно восемь дюймов в высоту, искусно вырезанная, наверняка из слоновой кости.

– Уверен, что вы заслужили этот приз, мадам. И все же отдайте ее мне.

Глаза женщины гневно вспыхнули, что лишь усилило его интерес. Почему эта вещь так дорога ей, и как он может извлечь прибыль из этого?

– Я думала, что ты берешь только половину добычи, Ворон.

– Будет сложно разрезать ее пополам. – Он тронул лошадь вперед и выхватил статуэтку из ее рук. – Возможно, мадам, я позволю вам выкупить вашу игрушку.

Миранда не умела скрывать свои эмоции. Она пришла в ярость, затем стала обдумывать, как поступить. У нее появилась надежда.

– Для этого, – заметил Жан-Мари, – мне нужно ваше имя.

– Миранда Куп. – Она была высокомерна, как герцогиня. – Мой адрес хорошо известен. Верните ее в течение недели, иначе я позабочусь о том, чтобы вас повесили!

Женщина забралась обратно в карету. Жан-Мари придержал дверцу, чтобы она не могла закрыть ее.

– Интересно, где проходила такая веселая вечеринка?

Изумление в ее взгляде сменилось пониманием.

– В Стокли-Мэнор, час езды отсюда. Да-да, большая часть гуляк уже пьяна.

Казалось, дама не испытывала добрых чувств к недавним приятелям. Он кивнул, закрыл дверцу и дал знак кучеру ехать. Когда карета отъехала, Ален и Ив подошли к нему.

– Ты же не собираешься принять это предложение? – спросил Ив. – Она обведет тебя вокруг пальца и отдаст в руки палача.

– Неужели? – Жан-Мари с улыбкой посмотрел на весьма интересную статуэтку. – Как ты думаешь, эта поза возможна?

– Нас поймают, если мы будем здесь торчать. И если ты не собираешься продавать статуэтку, значит, мы напрасно рисковали жизнью.

Жан-Мари рассмеялся.

– У тебя душа наемника, но у меня есть план, который порадует нас всех. Вперед! Ворон летит на север.

Крессида нежно прижалась губами к губам Триса; она была поражена тем, что можно целоваться так долго. Она сидела на коленях у Триса, и с каждым толчком кареты шелк терся о шелк, тело о тело.

Его рука была у нее под блузой, она обжигала ей спину, вызывая восхитительные ощущения. Крессида хотела знать, как она может сделать то же для него, но не была настолько решительна, чтобы попытаться.

Однако она обнимала его и могла делать все, что угодно, с его губами. Как странно. Их поцелуй длился так долго, что они словно стали частью друг друга.

Толчок кареты снова придавил девушку к Трису, и она почувствовала, как он напрягся. Горячая волна желания накрыла ее, но она прервала поцелуй.

– Мы должны остановиться.

– Должны? – Тяжелые веки закрыли темные смеющиеся глаза, его губы выглядели еще более чувственными. Еще более соблазнительными. Более очаровательными…

Ей не хотелось разрушать это очарование словами.

– Я не могу допустить, чтобы ты погубил меня, Трис. Это будет катастрофой. Для нас обоих…

Он поймал прядь ее волос и намотал на палец.

– Я женился бы на тебе, если бы ты забеременела.

Если это не искушение, тогда что? Заполучить навсегда его и его ребенка!

– Прости, Трис… Ты мне нравишься, но я не смогла бы стать герцогиней. Возможно, мы сможем быть друзьями. Мы могли бы писать друг другу.

– Писать… – отозвался он.

– Или нет. – Она забрала у него из руки свои волосы и прекратила эту увлекательную игру. – Мы похожи на путешественников, которые встретились в чужой земле и стали компаньонами. У себя на родине они никак не связаны между собой.

– Мы только что обнаружили очень сильную связь.

– Поцелуи – это еще не все.

Его губы дернулись.

– Верно.

– Прекрати! У нас нет ничего общего.

– Разве?

Крессида знала, что он прав, и боялась, что он начнет приводить примеры.

– Не важно. Я слишком обычная для тебя, слишком правильная. Со мной ты скоро потеряешь терпение. Тебя привлекает это, – добавила она, указывая на свой скандальный костюм, – а меня – нет.

– Я был бы счастлив, если бы ты сняла его.

Она слезла с его колен и вернулась на свое сиденье.

– Видишь! Только ты мог бы сказать такое!

Он поднял брови.

– Ты и такие, как ты. – Она прижала ладони к своим горячим щекам. – Почему я веду себя так? Ты не настроен жениться. Ты пытаешься соблазнить меня. А обещал, что не будешь!

Он откинулся назад, в свой угол.

– Нет, не обещал. Я обещал, что ты можешь доверять мне. Это правда. Ты поцеловала меня не по принуждению, Крессида, и не делай вид, что это не так.

Он казался расслабленным, веселым и соблазнительным, как сам сатана.

– А вот соблазнить тебя – это хорошая мысль. Я подумаю!

– Это была бы катастрофа!

– Не спеши. Моя бесстрашная исследовательница, ты не знаешь, что ждет тебя за поворотом.

– Я искренне надеюсь, что там «Ночная охота».

– Там есть удобные кровати, и до конца этой рискованной ночи еще много часов. Крессида, твое путешествие не закончено, пока ты не вернешься домой, к родителям. Ты не думаешь, что было бы жаль пропустить самую волнующую… сцену?

По ее коже побежали мурашки, мышцы напряглись.

– В тебе говорит дьявол.

Он засмеялся.

– Ты думаешь, что я одержим дьяволом?

– Я думаю, что ты – дьявол.

И это было так. Он просто знал, как играть с ней. Его ум был таким же изощренным, как его опытные руки и губы.

Именно поэтому он не пытался коснуться ее и отодвинулся в свой угол как можно дальше. Он знал, что от этого он был для нее более желанным.

И как будто затем, чтобы доказать это, он заговорил:

– Я хочу заняться любовью с тобой, Крессида, и я могу сделать так, что ты не забеременеешь, даже не лишишься девственности. Я хочу этого ради своего удовлетворения и наслаждения, но также ради тебя. Как ты и говоришь, это путешествие скоро закончится. Мне, как твоему проводнику, больно позволить тебе покинуть мои земли и не испытать самое лучшее, особенно после того, как я провел тебя по грязному и отвратительному дому. Я предлагаю тебе огромное наслаждение, Крессида, при очень малом риске.

Ее тело сгорало от желания. Она молилась о том, чтобы он не заметил этого.

«Очень малый риск, – отметила она. – Он не сказал: никакого риска».

Это подчеркивало его искренность, которая была соблазнительна сама по себе. Она ценила честность. И если бы она была честна сейчас, она бы призналась ему, что последние двадцать четыре часа в его компании были самыми необыкновенными часами, о которых она будет вспоминать. В этой скандальной ситуации, в этом странном костюме она впервые в жизни чувствовала себя настоящей.

Так ли чувствовал себя ее отец в Индии? Неужели из-за этого он не мог вернуться домой, даже для того, чтобы быть с женой и ребенком?

Артур Мэндевилл нашел свое место в Индии. Но в этой дикой стране не было места для его дочери, разве что с проститутками и их клиентами.

– Я бы хотел знать, что тебя беспокоит, – сказал он. – Ты боишься потерять невинность?

Она засмеялась.

– А ты думаешь, что это пустяк? Он пожал плечами.

– Если о твоем присутствии в Стокли-Мэнор станет известно, ты погибла. Ты не изменишь этого, что бы ты ни делала сейчас, и, конечно, если это случится, я женюсь на тебе.

– А я откажу тебе.

– У тебя нет выбора, Крессида. Придется вернуться со мной в «Ночную охоту» и провести там остаток ночи. Никто не узнает, что мы будем делать там.

– Я буду знать.

– Банальность, недостойная тебя.

Это задело ее.

– По-твоему, добродетель вульгарна?

– Может, так оно и есть.

– Ты в самом деле дьявол.

– Нет, – сказал он, опередив ее. – Не пытайся спасти мою бессмертную душу. Я не думаю, что она в опасности. Сегодня ночью ты рискуешь только тем, что будешь слишком сильно жаждать удовольствия. Ты можешь стать безрассудной.

– Ты очень уверен в собственных способностях, – уколола его она.

– Да. Но не забывай, что я уже немного знаю тебя. Ты не холодна, и тебе легко доставить удовольствие. Наши занятия любовью станут продолжением того, чем мы наслаждались до сих пор, а это, признайся, было прекрасно. Ты же хочешь этого, Крессида?

– Мы не всегда можем делать то, что хотим. По крайней мере мы, простые смертные.

Он покачал головой.

– Когда-то были законы, которые регулировали, что могут носить люди в зависимости от их положения в обществе. По этим законам ты не могла бы носить эти пурпурные шаровары. Законы и даже грехи меняются, Крессида. Они не постоянны.

Крессида закатила глаза.

– Есть же десять заповедей.

– Они запрещают только супружескую измену.

– О, ты ужасен!

Трис улыбнулся, что было красноречивым свидетельством его греховности.

– Этого я не отрицаю. Однако то, что я предлагаю, честно. И я полагал, мы уже договорились о том, что ты доверяешь мне. Разве я не доказал, что достоин твоего доверия?

Крессида прижала ладони к вискам, к своим растрепанным волосам.

– Дьявол должен быть привлекательным и даже убедительным.

– Вы разочаровываете меня, мисс Мэндевилл. Это очень спорная точка зрения. Она устарела.

Девушка ухватилась за эту мысль:

– Я имею устаревшие понятия.

Он поднял брови, его губы дрогнули.

– Да, это так! Это путешествие – отклонение от нормы. Мой дом, мое место – в Мэтлоке. Неужели ты не понимаешь? – спросила она, внезапно осознав правду. – Если я буду принадлежать тебе душой и телом, у меня уже не будет дома.

Так ее отец не смог найти свой дом здесь, в Англии. Неужели она зашла слишком далеко?

– Но разве Мэтлок столь хорош?

Это вторило ее сомнениям и страхам.

– Это мой дом, и он нужен мне. Мне нужны семья, друзья, ежедневные дела, обычные удобства. Мне нужен кто-то, кого я знаю, с кем мне спокойно. Я не мятежная натура вроде тебя, Трис.

Крессида умоляла, чтобы он понял ее, чтобы поверил ей. Он обдумал ее слова, затем вздохнул.

– Как хочешь. Думаю, будет лучше, если мы не будем касаться друг друга и беседовать, пока не приедем. У меня нет такой силы воли, как у тебя, дорогая Крессида.

 

Глава 15

Когда они прибыли в «Ночную охоту», Крессида чувство вала себя очень усталой, скорее даже морально, нежели физически. Она не была уверена в том, что сможет заснуть, тревожные мысли роились в голове.

Карета остановилась перед домом, и Крессида торопливо надела чадру и маску. Сент-Рейвен вышел через дверцу со своей стороны, хотя она была дальше от дома. Крессида не поняла, должна ли она последовать за ним, но тут конюх открыл дверцу с ее стороны и предложил ей руку. Он был бесстрастен, но впервые за долгое время она почувствовала нелепость своего костюма.

Крессида не знала, сколько сейчас времени, но уже была глухая ночь. В этот час все кажется мрачным, даже если для этого нет причины. А у нее было достаточно причин. Неудивительно, что Сент-Рейвен был намерен ее соблазнить. Она осознала, что вела себя с ним неподобающе.

Трис пошел с ней к входной двери, но не предложил ей руку. Она страдала от холода и тосковала о тепле его тела, но он вел себя так, как Крессида требовала.

Перед ними открылась дверь, и Гарри посторонился, давая им пройти. Какими он видел их? О чем он думал?

Неужели ее репутация погибла? Если так…

Сент-Рейвен повернулся к ней.

– Вы нуждаетесь в чем-нибудь перед тем, как пойти отдыхать, мисс Уэмворти?

Крессида подумала о том, чтобы сделать книксен, но в ее одежде это было бы глупо.

– Нет, спасибо, ваша светлость.

Нужно было бы сказать что-то значительное в конце их приключения, но она смогла только выговорить:

– Спокойной ночи, ваша светлость, и спасибо за все ваши усилия.

Девушка повернулась и пошла по лестнице, моля Бога о том, чтобы ее никто не разглядывал сзади. Оказавшись в комнате, она повернула ключ в замке, затем села на кровать и закрыла лицо руками.

Минуту Трис просто стоял и смотрел ей вслед, но тут Гарри сказал:

– Курьер привез какие-то бумаги, сэр. Они в вашем кабинете.

Сейчас герцогу меньше всего хотелось заниматься делами. Он вздохнул. Если Ледерхьюм спешно послал документы, значит, они были действительно важными – подпись, необходимая для вложения капитала, свидетельства о продаже собственности в Ланкашире. Возможно, Ледерхьюм просто укоряет его за продолжительное отсутствие в Лондоне.

Что ему сейчас необходимо, так это заиметь секретаря, который мог бы путешествовать с ним и которому можно доверить все дела. Им мог бы стать Кэри, но он не заинтересован в такой скучной работе, и у него достаточно денег, чтобы не наниматься на работу.

Трис отбросил бумаги в сторону, но затем снова взял в руки, просмотрел и подписал. Он положил их в кожаную сумку и запечатал ее с помощью воска и своей печатки. У бедного Ледерхьюма будет удар, если он решит, что бумаги доступны для посторонних глаз.

Трис откинулся на спинку стула, потирая лицо руками. Мысли, вопросы, сомнения, сожаления переполняли его, все они были связаны с последними событиями, но он все еще не мог ясно думать.

Он вернет Крессиду в дорогой ей мир пристойного поведения и добудет ее проклятую статуэтку. Потом навестит Ледерхьюма и разберется с бумагами. А затем?..

Герцог хотел бы сбежать из страны, но все, что он мог себе сейчас позволить, – это уехать в Корнуолл.

Или нет. Есть еще одно важное дело. Он дал себе слово, что когда станет герцогом, то женится и позаботится о продолжении рода. Это следовало сделать год назад, и он уже познакомился со всеми претендентками в супруги.

Он должен покончить с этим и выбрать наконец себе жену, черт возьми!

Крессиде хотелось плакать, но она боялась, что Трис может ее услышать. Тогда он придет сюда, и все начнется сначала. Она не должна снова причинить ему боль.

Девушка выпрямилась и нахмурила брови. Боль? Герцогу Сент-Рейвену? Наверное, она слишком самоуверенна. Ее отказ – небольшая неприятность для него, а не рана. Скорее всего он уже забыл об этом.

Однако девушка чувствовала – его что-то угнетает. Она думала, что в целом он был тем, кем казался, – здоровым, удачливым светским молодым человеком, наслаждающимся жизнью. Однако под маской благополучия таилось страдание.

Возможно, это связано со смертью его родителей.

Сколько ему было лет тогда? Двенадцать. Очевидно, его родители любили друг друга, и он любил их. Крессида попыталась представить себе эту семью. Все потеряно, все переменилось – из-за одного удара судьбы.

Она вспомнила его вопрос: «Что такое дом?» Наивная, она мечтала дать ему дом, простой и надежный, как ее дом в Мэтлоке.

У него было много домов, но ни одного родного. Корн-холлоус, где он жил с рождения, теперь принадлежал другим людям. Официально его дом был в Сент-Рейвенз-Маунт, где он, очевидно, проводил очень мало времени. «Ночная охота»? Наверное, он использовал это место главным образом для своих забав.

Бедный Трис Трегеллоус.

Несчастный осиротевший ребенок…

Крессида встала, отбросив эту мысль. Иначе она лишит ее силы воли. Девушка стащила с себя чадру и маску – напоминание об ужасной ночи. Завтра утром она вернется в реальность, и скоро все пережитое будет казаться сном.

Крессида подошла к умывальнику. В зеркале она увидела лицо Рокселаны – начерненные брови, следы краски на губах. Стерлась краска от времени или от поцелуев?

Она долго умывалась, пока снова не стала выглядеть Крессидой Мэндевилл. Как забавно обнаружить, что эта знакомая леди все еще существует.

Крессида открыла свой саквояж и посмотрела на скромный набор вещей, которые взяла, отправляясь с Крофтоном. Он настоял на том, чтобы в дорогу она надела вечернее платье и взяла еще одно на время пребывания там, но она также упаковала два дневных платья и несколько смен белья.

Теперь она могла посмеяться над собой. Собираясь в дом к Крофтону, она понятия не имела о том, что ждет ее там.

Девушка вытащила ночную рубашку, довольно симпатичную, но совершенно лишнюю в доме Крофтона. Это была ее летняя рубашка из тонкого батиста, с короткими рукавами и вырезом, обшитым зеленой лентой.

Теперь, когда пришло время, Крессида почти неохотно стянула с себя эту отвратительную одежду и надела ночную рубашку. Странно, что даже в ночной рубашке она выглядела более пристойно, чем в блузе и шароварах.

Ее волосы. Теперь у нее была щетка. Девушка села за туалетный столик и расчесалась. Обычно она заплетала свои волосы в косы, но скорее потому, что это было прилично, чем из необходимости.

Трис был прав – столько чепухи выдавалось за правила. То, что леди вне дома всегда должна быть в перчатках, носить шляпку, что она не должна ходить по улице Сент-Джеймс, где были клубы для мужчин, и т. д.

В приступе неповиновения она решила, что не будет заплетать косы, и повернулась к кровати.

И остановилась. Она внезапно поняла, что не может лечь в эту постель. Странно, как все вдруг прояснилось – как будто рассеялся туман. Трис был прав. Они не должны вот так просто стать вновь чужими. Она не может уехать отсюда, закончить это приключение, не изведав того, что он предлагал ей. Крессиду толкало к Трису роковое любопытство, но главной силой, подчинившей ее, стала непреодолимая уверенность в том, что это было важно для него.

Девушка не понимала, почему так нужна ему, но знала, что им движет не только вожделение. Может быть, больше всего ему было нужно ее доверие. Она решила, что Трис завоевал право на это.

Крессида отбросила все мысли о пристойности, вышла из комнаты и подошла к двери его спальни. Снова войти без предупреждения или постучать?

Она постучала. Ответа не последовало.

Затем Крессида услышала его голос, доносившийся снизу. Возможно, он отдавал распоряжения на завтра насчет их поездки в Лондон. Значит, так тому и быть. Она должна вернуться к себе в комнату и лечь спать…

Голоса стали громче. Она услышала слова: «Если мистер Лайн вернется скоро, передайте ему это…» Послышались тихие шаги. Он поднимается по лестнице!

Девушка вошла в его комнату, бесшумно закрыв за собой дверь. Теперь, когда она здесь, ее снова стали мучить сомнения.

А если его настроение изменилось?

Если он решит не рисковать? Вдруг он и в самом деле распутник, как она и думала, и у нее будет ребенок? Ей хотелось спрятаться за занавесками, но она заставила себя остаться на месте. Однако когда он открыл дверь, Крессида дрожала, крепко сжимая руки.

Трис остановился. Затем он медленно, не сводя с нее глаз, закрыл дверь и прислонился к ней. Его глаза, его дыхание сказали ей, что страх был напрасен. Его настроение не изменилось. Но все же он не подошел к ней.

– Я не вижу пуговиц, которые нужно расстегнуть, – наконец сказал он глубоким хриплым голосом.

Ее пальцы мяли тонкий хлопок.

– Нет.

– Ты пришла сюда только затем, чтобы помучить меня?

– Я не знаю. – Она сглотнула. – Ты – опытный проводник.

Он опустил взгляд, рассмеялся.

– Прямо сейчас я не считаю себя таковым. – Он заглянул ей в глаза. – Почему, Крессида, ты решилась прийти?

Ее уверенность ослабла.

– Неужели все изменилось? Ты хочешь, чтобы я ушла?

Он шагнул к ней, взял ее за руки.

– Боже мой, нет! Никогда! Ты не понимаешь, насколько ты более соблазнительна в этой ночной рубашке, чем в костюме наложницы из гарема!

Она почувствовала, как волны тепла и облегчения растекаются по всему ее телу.

– На самом деле нет. Я не собиралась приходить сюда. Я собиралась пойти спать. В моей кровати…

– Но передумала? – Он все еще только держал ее за руки, но пока ей было этого довольно. – Крессида, ты можешь сказать мне почему? Я не в силах отвергнуть такой драгоценный дар, но не смогу жить в мире с собой, если наша близость покажется тебе завтра ошибкой.

Она посмотрела на него с нежностью и засмеялась.

– Только ты, Сент-Рейвен, способен медлить сейчас! Ты не боишься, что я сбегу, если начну разбираться в своих мотивах?

– Если ты сбежишь, то сбежишь. Первое правило: называй меня Трис. Если ты не можешь сделать это, то нам незачем сближаться даже на дюйм.

Это должно было быть просто, но она колебалась.

– Трис – это имя простого человека. Я не могу так назвать герцога.

– Даже сейчас? Сегодня здесь будут Трис и Крессида. Горячие, обнаженные, страстные. Сегодня ты станешь совсем иным человеком. Вот о чем мы говорим сейчас, Крессида. Ты хочешь этого?

Девушка уставилась на него.

– Трис! Ты сам знаешь! Как я могу отказаться от тебя? Да, я хочу этого… Трис!

Он сжал ее в объятиях.

– Разве ты не знаешь, что непорочные девы Мэтлока возмутились бы при этих словах?

– Они боятся греха?

– Или страсти, любви, наготы.

Крессида уже чувствовала себя страстной и любящей.

– Возможно, я смелее их, потому что я побывала в аду?

– Возможно… – Он начал гладить ее спину.

– Я тоже хочу доставить тебе удовольствие.

– Ты сможешь это сделать.

– Я хочу сделать то, что нравится тебе. Я хочу… Но не умею…

Трис наклонил к ней голову и коснулся губами ее губ.

– Мы выполнили свой долг. Мы пытались быть благоразумными. Теперь хватит разговоров, мы можем просто чувствовать друг друга…

Он взял ее руки и прижал их к своей груди, затем подвел к пуговицам.

– Любовь моя, если ты хочешь что-нибудь сделать для меня, расстегни их.

Раздеть его…

– О да!

Крессида начала расстегивать пуговицы одну за другой, чувствуя его жар, его пряный аромат, его участившееся дыхание. Она расстегнула все пуговицы, распахнула куртку, затем стащила ее, открыв его белую шелковую рубашку.

Девушка взглянула на него, ожидая дальнейших указаний. Он расслабился, был почти неподвижен, позволяя ей делать все, что она хочет.

– Ты слишком хорошо знаешь меня, – прошептала она, вытаскивая рубашку из его штанов. Когда это было сделано, она прижала ладони к его горячему телу. От этого прикосновения голова слегка закружилась.

– Продолжай. Я подхвачу тебя, если станешь падать.

Он в самом деле хорошо знал ее. Нет, он хорошо знал женщин. Он умел увести за собой в жаркие джунгли необузданных страстей.

Она, наверное, должна была расстегнуть манжеты и снять с него рубашку, но она хотела исследовать его на ощупь. Крессида закрыла глаза и позволила пальцам гулять свободно по его телу, ладоням – гладить и ощущать упругую кожу.

Девушка вдыхала его запах, слышала его прерывистое дыхание и шорох шелка.

Она подняла рубашку вверх и прижалась к Трису губами, затем коснулась его языком, чтобы попробовать на вкус…

Его руки легко коснулись ее плеч, запутались в волосах. Крессида обняла его, чтобы пробежать пальцами по чудесной ложбинке его позвоночника. Она никогда не видела его спину.

Девушка открыла глаза и посмотрела на него. Даже она, неопытная девушка, могла сейчас прочитать желание в его глазах.

Трис поцеловал ее в лоб.

Она покачнулась, но затем обратила внимание на его правую манжету, расстегнула пуговицы, затем сделала то же с левой. Крессида попыталась снять с него рубашку, но ей это было неудобно из-за его высокого роста.

– Ты должен сделать это сам…

Трис опустился перед ней на одно колено.

 

Глава 16

Крессида обошла вокруг него и стянула его рубашку через голову. Она делала все осторожно, как будто он был ребенком.

Теперь в ее распоряжении оказалась его спина. Он целиком принадлежит ей! Девушка медленно гладила широкие плечи и затылок. Ее голова гудела, как будто ее все еще сводило с ума адское зелье, но это пьянила близость Триса. Ее сердце билось в бешеном ритме. Потрясенная, она схватила его за плечи.

– Я падаю…

Он медленно поднялся, повернулся к ней и поцеловал.

– Мое имя?

– Трис. Тристан Трегеллоус.

Он поцеловал ее, сначала нежно, как будто они никогда не целовались раньше, затем более страстно и настойчиво. Она устремилась за ним в водоворот чувств и ощущений. Он поднял ее и уложил на кровать.

Трис встал и развязал свой пояс, уронив его на нее.

Глядя ей в глаза, он стал раздеваться. По ее телу пробежал холодок, отчасти из-за возбуждения, отчасти из-за предвкушения чего-то ранее неизведанного.

На его лице написана осторожность, как будто он боялся, что она ускользнет. Крессида чувствовала только болезненную жажду. Сладострастный мужчина был так прекрасен.

– Я теряю терпение, проводник…

Настороженность в его глазах сменилась озорным огоньком.

– Предвкушение – это тоже наслаждение.

Трис поставил девушку на колени, затем снял ночную рубашку с ее плеч. Он медленно раздевал ее, его взгляд был прикован к нежному девичьему телу, которое он обнажал. Когда рубашка сползла с ее груди, Трис остановился. Крессида смотрела, как его руки обнимают ее, чувствовала, как его губы скользят по каждой груди.

Она подумала о Крофтоне, о Миранде Куп, о том, как фальшива продажная любовь и как возвышенна любовь истинная.

– Мужчин восхищает женская грудь, Крессида. Такая сладкая, мягкая, упругая. Мудрая природа устроила так, что мужчины любят играть с женской грудью, а женщинам это доставляет удовольствие.

Его губы скользнули к ее левому соску, открыв в ней новую чувствительную точку. Она, затаив дыхание, ждала большего, но он обратил свое внимание на другой сосок.

Ночная рубашка была уже на ее бедрах. Его поцелуи подбирались к ее пупку. Затем он выпрямился и поднял ее, освобождая от одежды.

Свободна от одежды.

Свободна от мыслей.

Свободна от всего, кроме ожидания чуда.

Трис закружил Крессиду, она обхватила его ногами, чтобы удержаться.

Могли обрушиться стены, мог бушевать огонь. Ничто не имело значения, кроме этого единения их тел и душ.

Трис прервал поцелуй, Крессида увидела глаза – темные и томные. Он опустил девушку на кровать, нежно освобождаясь из ее объятий. Потом стал ласкать ее бедра. Его прикосновения волновали ее все больше…

Потом он оказался рядом с ней, одна его рука обнимала ее за плечи, другая ласкала бедра.

Его губы снова на ее груди.

– Трис… Что я должна делать?

– Я – проводник, помни об этом! Иди туда, куда я веду тебя! Иди за мной! Не бойся броситься с высокого утеса. Мы ведь вместе!

Крессида чувствовала, что ее подталкивают к краю обрыва, но она сопротивлялась, она боялась. Ей казалось, что она сейчас растворится и умрет.

Его рот, его руки не давали ей отступить. Они вели ее к вершине удовольствия. Она освободилась и упала со стоном. Она летела по спирали вниз, вниз, в туман, в глубокий, темный покой. Вместе с ним. Девушка прижалась к Трису, целовала его, положила колено на его бедро, заявляя свои права на него, нуждаясь в нем…

Его дыхание было прерывистым. Он целовал ее волосы, гладил ее.

– Трис…

– Тише. – Он слез с кровати и укрыл ее одеялом. – Я сейчас вернусь.

Трис вышел из комнаты. Крессида видела, что он сложен, как великолепная мраморная статуя.

Воин. Нет, атлет.

Крессида подтянула на себя одеяло; она внезапно замерзла, оставшись без горячих объятий Триса.

«Сегодня ты станешь совсем иным человеком». Так говорил Трис.

О да! Но это не было завершено. А теперь он ушел. Наверное, она сделала что-то неправильно. Неужели он бросил ее на всю ночь?

Это казалось вечностью, но она не думала, что прошло много времени. Он вернулся со стеклянным пузырьком в руках. Он не казался уже возбужденным. Он был совсем другим. Что произошло?

Она вопросительно посмотрела на него, и он покраснел.

Ей хотелось засмеяться от такого открытия, она обратила внимание на пузырек в его руке.

– Что это?

– Масло. Для массажа. Надеюсь, что ты сумеешь втереть его в мою кожу.

Он подарил ей такое наслаждение! Теперь она доставит удовольствие ему. Она улыбнулась. Возможно, она выглядит слишком счастливой, показывает те чувства, которые не должна демонстрировать мужчине, но ничего не могла поделать. Она соскользнула с постели и взяла у него пузырек.

– Ложись, мой султан.

Он откинул одеяла, но затем остановился и посмотрел на нее.

– Когда мужчина хочет женщину, его пенис увеличивается и становится твердым. Чтобы он мог войти в нее. Это приятно, но также похоже на боль. В этом состоянии трудно себя контролировать. Идеальное удовольствие приносит тело женщины, даже прикосновение руки. – Его губы дрогнули. – Иногда это называется «встреча с госпожой Ладонью и ее пятью дочками».

Крессида закусила губу, но не выдержала и засмеялась.

– Спасибо за урок.

Его улыбка была нежной.

Она вспомнила о том, что видела на оргии.

– А рот женщины тоже может доставить удовольствие?

Он вздрогнул.

– И рот.

Трис лег на простыни, положив руки под голову.

В руках у Крессиды было масло, и она больше всего хотела сделать ему подарок такой же прекрасный, как и тот, что он сделал ей.

Она вытащила стеклянную пробку из пузырька и понюхала. Нежный запах, но это не его любимое сандаловое дерево.

– Что это? – спросила она, налив немного масла на ладонь.

– Разные восточные пряности.

– С возбуждающим эффектом?

Трис улыбнулся.

Крессида отставила пузырек в сторону, потерла ладони друг о дружку, затем поднесла их к носу. Запах не свел ее с ума от вожделения в одну минуту, но сладким облаком закружился в ее голове.

Девушка забралась на кровать и начала гладить руками спину Триса. Она собиралась доставить ему удовольствие, но и сама получала наслаждение от прикосновения к соблазнительным изгибам и впадинам его тела.

Крессида закрыла глаза и отдалась ощущениям, чувствуя упругость его мышц. Она массировала то сильнее, то нежнее.

Девушка посмотрела на него. Глаза закрыты, лицо расслаблено – именно таким счастливым она и хотела его видеть.

– Напиши свое имя у меня на спине.

– Как?

– Ногтем. Нежно.

Она начала с поясницы и стала писать снизу вверх – Крессида. Вдоль позвоночника она начертила Элизабет, затем – Мэндевилл.

Он двигался под ее руками, потягивался, как кот.

– Это так чудесно? – спросила она.

– Позже я покажу тебе.

Крессида взяла пузырек и снова намазала руки. Неуловимый аромат окружал ее – она почувствовала, как надвигаются слезы, поборола их.

– Как я еще могу порадовать тебя, Трис?

– Еще осталась кожа, не намазанная маслом.

Его длинные, сильные ноги.

Она подвинулась ближе к его лодыжкам и помассировала их, затем бедра, закусив губу, несмело провела рукой по ягодицам.

Он напрягся под ее руками, и она остановилась.

– Тебе больно?

Он рассмеялся.

– Я могу вытерпеть.

Этот массаж возбудил ее так же, как и его. Ей хотелось принести ему облегчение, самой испытать наслаждение.

Однако это станет для них катастрофой. Сейчас они были как в волшебном сне, но они должны быть осторожны. Никто из них не хотел, чтобы эта ночь связала их какими-то обязательствами.

Существовали безопасные удовольствия, и это было одним из них. Безопасные? Они шли по лезвию ножа, и она знала это – самой большой опасностью был ее слабый характер. Как жестока судьба – они встретились в этом мире, но их брак невозможен.

Судорога в ноге вернула ее к реальности. Крессида поменяла позу. Она оседлала его бедра. Ах, так гораздо удобнее. Так она может легко гладить его тело, сильнее массировать и даже подняться, чтобы перенести вес тела на руки.

Крессида наклонилась и прижалась губами к его пояснице, почувствовав вкус масла и кожи Триса.

Он лениво заворочался под ней. Она окинула глазами его тело. И вдруг увидела… Она отвела взгляд, но затем снова стала рассматривать длинный, покрытый венами столб, более темную головку с щелью посередине, откуда должно выходить его семя. Набравшись храбрости, она коснулась его кончиками пальцев.

– Он такой твердый. Почему?

Трис рассмеялся:

– Если ты спрашиваешь о физиологии, то я не берусь просвещать тебя. – Его рука накрыла ее руку, обвивая ее пальцы вокруг возбужденной плоти. – Если же мы говорим о другом, то это произошло из-за твоей близости, Крессида. Из-за тебя.

Слащавая сентиментальность. Ей это совсем не нравилось. Это ложь.

– Это значит, что такого никогда с тобой не было до нашей встречи?

– Мужчины есть мужчины. Мы – животные. Но сейчас это из-за тебя.

– Или из-за массажа.

– Меня массировали профессионалы, любовь моя, и я не реагировал так.

«Любовь моя» – так он сказал. Их взгляды встретились. Но Крессида опустила глаза, чтобы он не прочитал ее мысли. Наверное, в постели он называл всех женщин «любовь моя». Мужчины часто называли женщин «дорогая», хотя те не были им дороги, называли себя «покорными слугами», хотя вовсе ими не были.

Но зачем думать об этом? Здесь, сейчас он хотел ее. Доказательство было в ее ладони. Она скользнула рукой вверх и вниз.

Его губы снова раскрылись. Именно этого она хотела. Трис был так красив, но возбужденный, с закрытыми глазами и растрепанными волосами он разбивал ей сердце.

Да, есть опасности, о которых она и не подозревала, отправляясь в это путешествие. Она была готова пожертвовать своей добродетелью, но она не знала, что может потерять свое сердце.

Не потому, что он красив, обаятелен, не потому, что он богат и знатен. Даже не потому, что он искушен в делах секса.

Но потому, что он нравился ей, потому, что она переживала за него, была без ума от его нежности и искренности. Его глаза открылись, в них появились настороженность, беспокойство. Она улыбнулась и снова скользнула по нему рукой.

Что теперь? Она знала, что он скажет ей, если она сделает что-то не то.

Крессида стала ласкать его двумя руками – сначала одной потом другой. Пришел медленный, успокаивающий ритм; она позволила одной руке дойти до самого верха. Головка казалась чувствительной. Такой же чувствительной, как и ее самое интимное место.

Она услышала, как он вздохнул, задвигался.

– Умница Крессида, – прошептал он. – Но готова ли ты немного запачкаться?

Она поняла, что он имеет в виду. Капелька жидкости уже показалась на кончике.

– Да.

– Оберни его поясом.

Она покраснела от смущения, но это не было неприятно, и ей не хотелось отступать. Разгадка еще одной тайны найдена ею. Это приводило ее в возбуждение.

Слыша свое сильно бьющееся сердце, она подняла черный шелковый пояс, провела поясом по нему, наблюдая за его реакцией.

Трис рассмеялся.

– Бесстрашная исследовательница! Но мне нужны твои руки.

Откровенная просьба. Крессида стала гладить его под шелком, пытаясь почувствовать его реакцию. На этот раз она следила и за его лицом.

Секунду спустя он закрыл глаза. Его губы стали двигаться в том же ритме, что и ее руки. Выражение его лица стало почти болезненным.

Она обнаружила, что ускорила свои движения, соревнуясь со своим пульсом и его дыханием, подгоняя его.

Трис напрягся и застонал, Крессида почувствовала, как из него извергается семя. Она пыталась рукой уловить это семя и удержать Триса, тело которого подергивалось снова и снова.

Крессида тоже глубоко дышала, она понимала, где он сейчас и что чувствует. Она радовалась, что сделала это для него, но ей хотелось тоже пережить подобное. Хотелось того, что они не могли сделать. Он открыл глаза и улыбнулся.

– Спасибо.

Он сел, взял у нее пояс и бросил его на пол. Она чуть было не сказала ему то, о чем думала: после этой ночи ее жизнь станет пустой.

– Но разве мы уже закончили?

Он расхохотался.

– О нет! Пока мы оба бодрствуем, мы не закончим. Теперь моя очередь намазать тебя маслом. Всю…

 

Глава 17

Крессида открыла глаза и попыталась вспомнить, когда она заснула. Который час? Занавески задернуты, в комнате темно. И все же она могла видеть Триса, видеть своего любимого; он спал на животе, повернувшись лицом к ней.

Ей очень хотелось откинуть темные волосы с его лба, погладить по щеке, пока он спит. Ночью это стало для нее самым естественным занятием на свете – гладить его. Как угодно и где угодно.

И позволять гладить себя.

Она улыбнулась при воспоминании о его руках, смазанных маслом, ласкающих все ее тело, лениво выписывающих узоры на ее спине. Она настояла на том, чтобы еще раз намазать его, на этот раз спереди. Она снова помогла ему дойти до экстаза. Он целовал и ласкал ее, вел за собой к вершине блаженства.

Она вздохнула – за всеми этими чудесными воспоминаниями притаилась печаль. Печаль оттого, что их совместное путешествие уже закончено. Она никогда не сможет вернуться сюда.

Ее ждет Мэтлок, его – блестящий брак.

Ей больно было сознавать, что он будет таким же хорошим любовником для светской дамы, каким он был для нее. Несомненно, его герцогиня научится дарить ему наслаждение, намазывать его экзотическими маслами. А бедная Крессида Мэндевилл окажется за пределами страны наслаждений.

Она отбросила эту мысль. Ей нельзя раскисать – не стоит портить их последние часы любви. Кроме того, у них еще есть дела – они должны забрать статуэтку или по крайней мере драгоценности у Миранды Куп. Трис открыл глаза.

– Доброе утро. Или уже день? – Он перекатился на спину и потянулся. Одеяло сбилось и открыло его до пояса, отчего у Крессиды запылали щеки.

– У тебя здесь нет часов?

– Мне не нравится тиканье. И у меня много слуг, которые заботятся о том, чтобы я встал вовремя.

Она не смогла удержаться от того, чтобы не погладить его по животу.

– Твоих слуг нигде не видно.

– Я сказал им, чтобы они не беспокоили нас, пока мы не позвоним. – Он встретился с ней взглядом. – Я не надеялся, что ты придешь, любовь моя. Просто подумал о том, что нам обоим не помешает хорошо выспаться.

Ее рука замерла.

– Они узнают обо мне?

– Они узнают, что я провел с тобой ночь в этой постели.

Тревога охватила девушку, и впервые она подумала, что поступила дурно, словно запачкалась. Скольких еще женщин он массировал на этой кровати? Сколько еще последуют за ней? Бесконечный парад.

Крессида знала, кто он. Он никогда не скрывал этого. Он не чувствовал стыда. Вот почему она не могла бы выйти за него замуж, даже если бы это было возможно.

– Но узнает ли кто-нибудь, что я – Крессида Мэндевилл?

Он взял ее руку и поцеловал.

– Нет. Никто, кроме Кэри, не знает твоего имени. Только Гарри и его мать видели тебя вблизи и без маски. Я верю в их порядочность, в любом случае они скорее всего больше никогда тебя не увидят.

Сказано прямо и честно. Прозвучало как приговор.

– Если у твоих родителей не возникнет вопросов, то ты в безопасности. Но ведь ты возвращаешься раньше, чем обещала.

Она отняла руку.

– Я скажу матери, что в доме был больной и я не могла оставаться. Но как я вернусь? Не в твоей же карете?

– На моей карете нет гербов, так что ею вполне можно воспользоваться.

Трис спокоен. Очевидно, призраки этой ночи не будут беспокоить его в будущем. Бесчувственный!

Крессида отогнала эту мысль. Меньше всего ей хотелось, чтобы его сердце тоже было разбито.

– А как же статуэтка?

– Предоставь это мне. Миранда обрадуется моему визиту. Если повезет, я смогу опустошить статуэтку так, что она и не заметит.

Значит, окончательный разрыв. Как только она сядет в карету, все будет кончено. Если только…

– Как ты вернешь мне драгоценности?

Он нахмурился.

– Ты боишься, что я погублю твою репутацию? Я надеялся на большее доверие.

А она-то думала, что он может читать ее мысли!

– Конечно, я верю тебе. Я просто беспокоюсь о деталях. Он обнял ее и притянул к себе для поцелуя.

– Скоро твоя семья будет обеспечена. Твоя жизнь станет такой, как раньше. Не волнуйся, я обещаю!

Крессиде хотелось ударить его чем-нибудь тяжелым. Но вместо этого она сказала:

– Спасибо. – И слезла с кровати, улыбаясь. Она схватила свою ночную рубашку и натянула ее. – Мне нужна помощь, чтобы одеться.

– Это честь для меня.

Девушка попыталась возразить, но не хотела показать свое настроение. Он никогда не лгал ей. С самого начала было ясно, что это приключение на одну ночь.

– Я приду к тебе, как только оденусь. – Трис встал с кровати и натянул мятые шелковые штаны. Он выглянул из комнаты. – Никого нет.

Возможно, сейчас Крессида должна сказать ему что-нибудь важное, но она промолчала, тихо прошмыгнула в дверь и пошла в свою комнату.

Какой холодной она казалась, какой пустой! Постель была застелена. Хотя девушка знала, что это бессмысленно, она все же откинула одеяла, смяла их, а также примяла подушку.

В умывальнике была только холодная вода, оставшаяся с прошлой ночи, и это тоже было плохо. Никто не пришел сюда – слуги знали, по крайней мере предполагали, что произошло!

Крессида прижала руки к щекам и почувствовала слабый аромат масла. Она быстро умылась, смыв с себя последние следы свидания, но теперь ее преследовал цветочный запах мыла. Запах, напомнила она себе, которым пахли десятки, сотни женщин в этом доме!

Она смыла его с рук, но обнаружила, что должна вымыться целиком. Она, должно быть, вся пахнет маслом и потом.

Его потом.

Она повернула ключ в замке, а затем разделась. Почему она так неловко чувствует себя обнаженной сейчас, но не чувствовала этого ночью? Потому что она возвращается в свой мир добропорядочности на лодке по бурной реке. В конце концов река принесет ее в тихую, спокойную заводь – в Мэтлок…

«Стоячую заводь», – подумала она, но прогнала эту мысль.

С помощью мочалки, мыла и холодной воды Крессида вымыла каждый дюйм своего тела, пытаясь не вспоминать о том, как он ласкал ее там, там и там…

Наконец она смогла надеть простую сорочку, чулки и трусы. Ее шелковый костюм все еще лежал на сундуке, но Крессида не могла даже смотреть на него. Она наденет платье, но под платье ей нужен корсет.

Девушка взяла его со стула, где оставила совсем недавно, ослабила шнурки, затем стала надевать. Она приладила на себе крепкий и прочный корсет, но если не поддерживать его спереди, то он падал, и это выглядело нелепо. А если все, что произошло с ней, – тоже нелепость?

Она села за туалетный столик к зеркалу, чтобы причесаться; корсет все еще висел на ней. Каждый взмах расчески напоминал ей о том, как Трис играл с ее волосами, поднимал их и позволял им рассыпаться по ее плечам, затем смахивал их с ее намазанной маслом и потной кожи.

Она помнила, как в ее волосах тонула его рука, когда он прижимал ее к себе при глубоких, страстных поцелуях…

Расческа выпала у нее из рук, она закрыла глаза… Слезы потекли по щекам.

Стук в дверь!

Крессида вздрогнула, посмотрелась в зеркало, наскоро вытерла глаза. Придерживая корсет, с деланной улыбкой она пошла открывать дверь.

Полностью одетый, Трис вошел в комнату и оглядел девушку сверху донизу.

– Уверен, что ты это делаешь не специально, но в этом платье у тебя необыкновенно соблазнительный вид.

Она могла бы предвидеть это. Возможно, он захочет оставить ее у себя. Мать ждет ее только через несколько дней…

Но она не переживет этого! Нужно прекратить эту связь, или она сойдет с ума.

Она повернулась к нему спиной.

– Тогда помогите мне одеться.

Затяжка шнуровки корсета была похожа на первый шаг к благопристойности.

– Завязывайте, пожалуйста, туже.

– Думаю, я знаю, как шнуровать дамские корсеты…

Неужели он сознательно напоминает ей о том, кто он? Ей хотелось, чтобы это закончилось побыстрее – пока она не расплакалась.

– Который час? – спросила Крессида как можно более ровным голосом.

– Почти полдень.

Чашечки уже плотно облегали ее грудь. Теперь она могла повернуться к нему лицом.

– Вчера ночью нам нужно было последовать за госпожой Куп. Вы так не считаете?

– Чепуха. Не стоило возбуждать ее любопытство визитом посреди ночи. Даже ранним утром к ней не следует являться. Проститутки, как и высший свет, не знают, что такое утро.

Крессида услышала обиду в его голосе. Слишком поздно она поняла – из ее слов следовало, что прошлая ночь была потерянным временем.

Что ж, так даже лучше.

Он продолжал затягивать шнурки, резкими рывками через каждую пару дырок, сверху вниз, снова возвращая ее в мир благопристойности. Она распрямила плечи, подняла голову, как и положено леди.

Трис затянул сильнее шнурок на талии, и она почувствовала, как он завязывает узел. Сегодня ночью она разрежет шнурок и сохранит этот узелок на память…

О глупость!

– Спасибо.

Крессида вынула из саквояжа одно из своих простых дневных платьев, встряхнула его и натянула на себя. Она посмотрелась в зеркало и увидела, что Трис наблюдает за ней.

Что написано на его лице?

Сожаление?

Ее сердце заныло. Она снова стала Крессидой Мэндевилл, женщиной, которая была невидимой для него в Лондоне. Конечно, он сожалеет о том, что связался с ней. Быть может, даже беспокоится, что она будет навязываться ему.

Хотелось поговорить об этом, успокоить его, но лучше она докажет это ему со временем. Девушка улыбнулась.

– На этот раз только пуговицы.

Крессида подняла волосы, чтобы ему было легче справиться. Теперь его отражение в зеркале не выказывало никаких признаков беспокойства. Возможно, она ошиблась насчет его настроения, а возможно, он из вежливости скрывает его. Хорошие манеры помогают человеку в любой ситуации – даже если руки мужчины гладят спину женщины, застегивая пуговицы.

Трис застегнул последнюю пуговицу на маленьком воротничке, который никогда еще не казался Крессиде таким тесным. Теплые пальцы нежно погладили ее шею, но она не отозвалась на это прикосновение.

– А волосы? – спросил Трис.

– Я заплету их. – Девушка села перед зеркалом и взяла расческу.

Он забрал расческу из ее рук.

– Уверен, будет удобнее это сделать мне.

Слабая женщина, она не стала спорить с ним.

У нее хватило сил не смотреть в зеркало на то, как он расчесывает и заплетает ей волосы. Кто бы мог подумать, что прикосновение мужских рук к ее волосам может свести с ума?

Ей всегда нравилось, когда ей расчесывали и укладывали волосы. Она чувствовала себя как кошка, которую гладят. Но не сейчас. Не когда это делает он.

Трис заплел ее волосы так, чтобы они лежали у нее на спине. Крессида взяла шпильки, подняла косу и уложила ее на затылке.

– Выглядит не очень хорошо, – сказал он.

Девушка встала.

– Под шляпкой будет незаметно. Ты можешь идти. С остальным я справлюсь. Спасибо!

Он не понял намека, а у нее не было смелости приказать ему выйти: Крессида не хотела, чтобы он видел, как она надевает накладные локоны.

Девушка надела кружевную шляпку, заколола локоны, глядя на себя в зеркало. Блестящие кудри значительно изменили ее облик. С ними даже ее щеки казались более круглыми.

– Это нелепо.

– Это модно, а значит, имеет право на существование.

– Если тебе нравятся локоны, тогда подстриги свои волосы и завивай их.

– Я не хочу стричься.

– Тогда имей смелость постоять за свои убеждения!

Она вынула шелковый чепец из коробки и повернулась к нему.

– Я думаю, сэр, что в Лондоне мне лучше носить эти локоны – иначе кто-нибудь узнает во мне наложницу Сент-Рейвена!

Он вздрогнул, затем провел по лицу рукой.

– Ты права. Прости. Просто знай – тебе не нужны локоны, чтобы быть красивой.

Ее сердце замерло.

– Я никогда не думала об этом. Я ношу их только потому, что они в моде, а мой отец очень хотел, чтобы я модно выглядела.

У нее на глаза навернулись .слезы, а ведь ей до сих пор удавалось сдерживаться. Она повернулась к зеркалу. Шляпа была высокой, с широкими полями, ее удерживали бледно-голубые ленты, которые подходили к бледно-синей оторочке платья. Крессида завязала ленты в один большой узел сбоку – по требованию моды.

Девушка вернулась к саквояжу и достала расшитый короткий шерстяной жакет, дополнявший ее костюм. Затем она убрала в саквояж ночную рубашку. В последнюю минуту она вспомнила о ботинках и вытащила коробку со дна.

Девушка села, чтобы надеть их, но Трис встал на одно колено перед ней.

– Позволь мне.

Она не собиралась драться с ним из-за этого и поэтому позволила надеть ей ботинки из козловой кожи и завязать голубые ленты на лодыжках.

Ноги. Еще одна чувствительная точка, как они обнаружили вчера ночью.

– Как жаль, что я никогда не смогу рассказать внукам, что когда-то герцог Сент-Рейвен стоял передо мной на коленях.

Он поднял взгляд, улыбаясь.

– Расскажи им. Вряд ли они будут шокированы. Я, однако, не стал бы рассказывать им остальное.

Крессида поняла, что никогда и никому не сможет рассказать остальное.

Все еще стоя на колене, он взял ее за руки.

– Сожалеешь?

– Нет. А ты?

Он встал и поднял ее на ноги.

– Когда женщина делает мужчине такой дар, сожаления быть не может. – Он поцеловал ее руки. – Я считаю, что последние дни были чудесным подарком, Крессида. Стоит ли говорить, что я всегда к твоим услугам?..

Сердце Крессиды затрепетало. Но она не хотела показать своей радости.

– Перчатки, – сказала она, ухватившись за предлог переменить тему.

Девушка повернулась и снова стала рыться в саквояже, дольше чем нужно разыскивая летние кружевные перчатки. Наконец она их надела, но не могла поднять взгляд, пока не почувствовала, что сможет улыбнуться.

– И если я, что маловероятно, когда-нибудь понадоблюсь вам, милорд, я всегда к вашим услугам.

– Думаю, что раз в год буду навещать тебя, чтобы услышать, как ты называешь меня Трис Трегеллоус.

Она молила небо о том, чтобы ему хватило ума не делать этого.

– Тогда, Трис Трегеллоус, пожалуйста, верните меня в мой дом.

Он предложил ей руку, и Крессида, как приличная леди, положила на нее свою руку в перчатке.

– Ты кое-что забыла.

Она обернулась.

– О, мой саквояж!

– Нет, завтрак.

О, она не сможет сидеть с ним и спокойно завтракать.

– Спасибо, я не голодна.

Через секунду он сказал:

– Я прикажу, чтобы тебе собрали еду в дорогу. Но мне нужно идти и распорядиться насчет экипажа.

Трис посмотрел на нее, как будто хотел сказать что-то еще, но затем повернулся и вышел из комнаты.

Крессида неподвижно постояла у двери из красного дерева, как будто ожидая чего-то, потом резко отвернулась. Она подошла к окну, чтобы посмотреть на очаровательный сад. Если бы только «Ночная охота» была домом простого человека и они могли бы вместе жить здесь всегда! Как это было бы замечательно!

Но владелец этого дома, на ее беду, не был обыкновенным человеком. Он жил в соответствии со своим положением и не представлял другой жизни. Его отец был сыном герцога, и он сам унаследовал титул герцога.

«Ночная охота» была площадкой для игр, как и дворец Марии Антуанетты, как и дом Крофтона. И она не должна забывать, что Сент-Рейвен проводит здесь время в развлечениях. Более спокойных и изысканных, чем у Крофтона, но тех же по духу – она была уверена в этом.

Она влюбилась в Триса Трегеллоуса, но он признал, что это его прошлое. Его настоящее и будущее – жизнь герцога Сент-Рейвена – великого лорда, великого донжуана.

Крессида задумалась о своем будущем и решила, что для нее Трис навсегда останется высокопоставленным герцогом.

Сколько стоят эти. драгоценности? Достаточно ли этих денег для приличной жизни?

Если удастся вернуть семейные драгоценности, то все будет зависеть от ее матери и отца – они должны будут решить, где жить и как. Возможно, это будет дом в Дормер-Клоуз, если она вернется туда. Она нужна родителям. Может быть, семья переедет жить в Лондон? Но там она может в самый непредсказуемый момент наткнуться на Сент-Рейвена. Она поежилась, представив их встречу на светской вечеринке.

Нет, в Мэтлоке она будет в безопасности. А вдруг он последует за ней туда и попробует убедить ее стать его любовницей?

Крессида облизнула губы и взмолилась о том, чтобы он не сделал этого. Потому что не была уверена в своем отказе. Может, ей нужно скрыться под вымышленным именем?

Она отвернулась от окна и покачала головой. Это бессмысленно, если только она не собирается уехать на край земли, как сэр Джон Мэндевилл. Если герцог Сент-Рейвен захочет найти ее, то он найдет везде. Надежда на это жила в ее сердце.

Ее маскарадный костюм, аккуратно сложенный, лежал на стуле. Не в силах удержаться, Крессида взяла синюю чадру и положила ее на дно саквояжа.

Прошлая ночь не была благоразумной, но она не променяла бы ее на все сокровища Индии.

Слуга Гарри пришел и доложил, что карета готова. Крессида последовала за ним, думая, что Сент-Рейвен собирается попрощаться с ней в холле. Возможно, так будет лучше. Меньше искушения, чем в спальне.

Однако когда она спустилась, в холле было пусто. Через открытую входную дверь была видна ничем не примечательная карета, запряженная четверкой лошадей. Крессида вышла с высоко поднятой головой, сдерживая слезы. Неужели он даже не попрощается с ней? Неужели время, проведенное вместе, так мало значило для него?

Она подняла подбородок и пошла по гравию к карете, дверца которой была открыта. Теперь ей хотелось поскорее уехать. Она подала руку кучеру, встала на ступеньку, затем замерла и посмотрела на него.

Герцог Сент-Рейвен был одет в рабочую куртку, штаны и поношенную шляпу с низкой тульей. Он улыбнулся:

– Я понял, что нужно проводить тебя до места. Прошлой ночью Ле Корбо вышел на свободу.

– Что? Разве он не в тюрьме?

– Мой спектакль принес свои плоды. Судьи отпустили его. Птичка немедленно упорхнула. Он никогда не действовал днем, но я не могу тобой рисковать. Подозреваю, что его появление в этих местах может быть связано со мной. Не волнуйся! Не думаю, что кто-нибудь узнает меня.

– Верно. Я узнала тебя, только когда дотронулась до руки.

Это было глупо, но он улыбнулся, поцеловал ее руку и осторожно подсадил в карету. Крессида устроилась на сиденье. Дверца закрылась, и карета мягко покатилась по великолепно ухоженной дороге, которая неумолимо, как река, несла ее домой.

Их разговор принес ей успокоение. Ей было приятно думать о том, что он сидит на козлах, даже если они больше не скажут друг другу ни слова. Крессида заметила корзинку на полу кареты, несомненно, в ней была еда, которую он обещал ей.

В ней проснулся аппетит. Она открыла корзинку и обнаружила там булочки, усыпанные розовыми крупинками сахара, фрукты, кувшин с крышкой, чашку и блюдце. В глиняном кувшине был кофе с молоком, еще горячий. Она налила половину чашки, чтобы не расплескать, взяла булочку и откусила большой кусок.

Определенно она не была утонченной леди. После всего, через что она прошла, леди стало бы дурно при виде еды. Ее же все сейчас радовало, и мысли были заняты очаровательным, удивительным, желанным и загадочным герцогом Сент-Рейвеном.

Она совсем не понимала мужчин. Как можно проводить такие ночи с разными женщинами? Как он мог выбрасывать одну из головы и ухаживать за следующей?

Этот человек был для нее загадкой. Он святой или грешник? Когда они встретились, он играл роль разбойника, но ставил перед собой благородную цель.

Он увез ее насильно, но с добрыми намерениями, хотел спасти от Крофтона. Он не знал ее, но пришел ей на помощь, значит, сделал бы то же самое для любой женщины в такой ситуации.

Неужели она действительно одна из наивных женщин, соблазненных очаровательным распутником? В конце концов, он принял участие в ее делах только из озорства.

Крессида выросла в доме, в котором не было мужчин, даже слуг, и ей не приходилось общаться с ними. Именно неопытность толкнула ее на необдуманный поступок, но ей в самом деле казалось, что они стали друзьями.

Каждый раз, когда звук горна оповещал заставу о приближении знатного путешественника, Крессида представляла себе, как Трис с удовольствием играет роль кучера. Не было ли это еще одним его недостатком? Мужчина с таким титулом должен быть более серьезным и ответственным.

Но затем она вспомнила его рассказы о делах и обязанностях герцога. Он посвятил им все лето.

Когда они подъезжали к Лондону, пошел дождь, и Крессида подумала, не сожалеет ли Сент-Рейвен о своем донкихотстве. Однако дождь был кстати. На улице не будет никого, кто мог бы увидеть ее прибытие, и она быстро скроется в доме.

Карета остановилась у двери ее дома, и в этот миг дождь сменился настоящим ливнем, который казался сплошной пеленой за окнами и вспенивал лужи. О бедный Трис!

Крессида подождала, пока он открыл багажное отделение и отнес ее саквояж к двери дома, с трудом пробираясь по лужам. По крайней мере на нем были сапоги и шляпа, хотя с полей шляпы вода текла потоками.

Крессида не удержалась от улыбки, глядя на этого кучера.

Салли слегка приоткрыла дверь, затем открыла ее пошире, чтобы забрить саквояж. Потом скрылась в доме и вынесла что-то – большой черный зонтик ее отца. Трис открыл зонтик и подошел, чтобы распахнуть дверцу кареты. Он протянул руку Крессиде. На секунду их взгляды встретились.

– Спасибо, – сказала она с чувством.

– Поблагодаришь меня позже, когда у тебя будут драгоценности. Я высохну, переоденусь, а затем отправлюсь к Миранде. Если мне нужно будет передать тебе весточку, я пришлю Кэри.

У них было время только на это. Они поспешили к двери, где ждала Салли. Но перед тем как уйти, он слегка поклонился ей:

– Счастливого пути, мадемуазель!

Крессида зашла в дом, повернулась и стала смотреть, как герцог Сент-Рейвен забирается на козлы, как трогают лошади, увозя его из ее мира.

«Счастливого пути», – подумала она ему вслед. Она знала, что и для него и для нее это значило «прощай навсегда».

«Прощай, любовь моя», – шепнула Крессида.

 

Глава 18

Салли закрыла дверь и водрузила зонтик обратно на подставку в форме слоновьей ноги.

– Скверная погода, мисс. Как жаль, что вам пришлось ехать в такой дождь.

– Да, неуютно. Моя мать у отца?

– Да, мисс.

Теперь у них была только одна служанка, и поэтому Крессида сама понесла шляпную картонку и саквояж в свою комнату, стараясь не думать о том, что его ручка все еще хранит тепло руки Сент-Рейвена. В своей комнате она сняла перчатки и шляпку, а затем пошла навестить родителей.

Она обнаружила, что ее отец спит, а мать вяжет. Луиза Мэндевилл всегда утверждала, что вязание успокаивает. После того как у ее мужа случился приступ, она, должно быть, связала столько шалей и шарфов, что в них можно было одеть половину бедняков Лондона.

Мать подняла взгляд; ее усталые серые глаза прояснились.

– Крессида, милая! Я ждала тебя только через несколько дней. Все хорошо? – Она замолчала в ожидании ответа.

Ее бедная мать всегда была такой уверенной в себе, но эта катастрофа потрясла ее.

– Я собиралась пробыть там неделю, но помешала эпидемия ветряной оспы, – объяснила Крессида, целуя мать в щеку. – К счастью, сосед возвращался в Лондон и предложил отвезти меня домой. Как отец?

– Все так же. Доктора говорят, что ему лучше, но могут быть осложнения оттого, что он все время лежит в постели.

Девушка взглянула на неподвижную фигуру на кровати. Во сне отец выглядел здоровым. Только бодрствуя, он был таким странным – смотрел в пустоту, казался глухим и немым. Его всегда загорелая кожа была бледной. Крессида знала, сколько труда стоило заставить его хоть чуточку поесть.

Мать вздохнула.

– Я столько раз говорила ему, что прощаю его за этот проигрыш, просила успокоиться. Не знаю, что я могу еще сделать.

Крессида была уверена, что именно потеря драгоценностей привела отца в такое состояние. Приведет ли их возвращение к выздоровлению? Когда она получит какие-то известия? Трис вряд ли еще добрался до своего лондонского дома, не говоря уже о том, чтобы переодеться и отправиться к Миранде Куп.

Мать вывела Крессиду из комнаты и закрыла дверь.

– Иногда мне хочется надавать пощечин твоему отцу, – сказала она. Сейчас она больше была похожа на себя. – Проиграть целое состояние! – Она прикрыла глаза рукой и вздохнула. – Пока тебя не было, Крессида, я многое передумала. Срок аренды дома скоро закончится, и у нас нет денег на то, чтобы возобновить ее. Я продала почти все драгоценности, чтобы платить доктору, Салли и покупать еду. Жизнь в Мэтлоке дешевле, но нам нужны деньги на то, чтобы добраться туда. Я даже не уверена, что твой отец сможет выдержать путешествие… О, Кресси, что нам делать?

Крессида сжала руку матери. Она не хотела раньше времени пробуждать надежды.

– Мы могли бы составить опись, – предложила она. – Нам не нужны все эти вещи, мы можем продать кое-что из них.

И это, подумала девушка, поможет объяснить, если понадобится, как она нашла тайник с драгоценностями.

– Сомневаюсь, что нам удастся выручить много денег за них. Почти все здесь досталось нам вместе с домом.Когда я думаю обо всех этих индийских штучках, которые твой отец оставил в Стокли-Мэнор, мне становится плохо. Да и дома так жалко! – Она прижала руки к вискам. Крессида обняла ее.

– Не думай об этом, мама. Оставь это мне!

К ее удивлению, из глаз матери потекли слезы.

– Дорогая, что бы я делала без тебя? Но это так несправедливо! Ты должна веселиться на вечеринках, подыскивать мужа. Ты так молода!

– В Лондоне нечего делать в августе, мама. Честное слово, хотя это и было замечательным путешествием, я рада вернуться в Мэтлок.

– Если бы мы могли позволить себе жить в Лондоне!

О Боже! Должно быть, ее мать думала об этом целыми днями.

– Мы справимся, – как можно увереннее сказала Крессида.

Грустно улыбаясь, мать высвободилась из ее объятий.

– У тебя такая энергичная, деловая натура, дорогая. Это в тебе от отца. По крайней мере раньше он был таким практичным… – Она покачала головой. – Я должна вернуться к нему. Ради Бога, составь опись вещей, как только немного отдохнешь после путешествия.

Крессида посмотрела, как мать возвращается к привычному дежурству, а затем побрела в свою комнату, думая о том, что любовь – это и большая ответственность. Она всегда полагала, что счастливый брак предполагает полное согласие между двумя людьми.

Любила ли ее мать отца, несмотря на его ужасное поведение, или эта связь была просто проявлением долга? За двадцать два года Луиза Мэндевилл ни разу не дала понять, что скучает по мужу, но она с радостью приняла его обратно. В прошлом году они казались такой счастливой парой.

Теперь мать сердилась на отца. Она увидела, как глупо он вел себя, и все-таки была предана ему. Крессида вздохнула. Для нее эта задача была слишком сложной.

Девушка распаковала саквояж и обнаружила на дне синюю чадру Рокселаны. Она не жалела о том, что привезла ее, но нахлынули воспоминания, и она разволновалась. Этот кусок ткани вновь возвращал ее к герцогу, а для нее окончательный разрыв был бы гораздо лучше.

Все было кончено. Или будет кончено, как только Трис… Как только герцог Сент-Рейвен заберет драгоценности у Миранды Куп.

О! Если бы она подумала, она могла бы привести его сюда, чтобы он мог попрактиковаться на той статуэтке, которая была у них…

Сейчас, возможно, он уже оделся и идет к Миранде Куп. Она выглянула из окна и увидела, что дождь утих. Это была летняя гроза. Сколько времени ей ждать вестей от Триса?

Она сойдет с ума от ожидания, и поэтому лучше приняться за работу – составить опись ценных вещей. Крессида начала со столовой. Серебряная ваза с тиграми вселила в нее надежду. Серебро принадлежало им, фарфор тоже. Возможно, этого хватит на то, чтобы прожить какое-то время, даже без драгоценностей. Трис сказал: «Поверь мне, все будет хорошо!» И она верит.

Трис ехал к дому Миранды Куп с большой неохотой и с тяжелыми мыслями. Будь проклята Крессида Мэндевилл за то, что ему приходится делать это, за то, что он был вынужден общаться с Крофтоном, подвергать эту девчонку опасности, за ее смеющиеся серые глаза, соблазнительные формы и безумное любопытство, за храбрость, чистую душу и честный характер…

Из-за дождя он был вынужден ехать в карете, по прибытии кучер открыл ему дверцу. Трис вышел из кареты и уставился на дверь, покрытую зеленой краской. Затем он изобразил любезное выражение лица и постучал. Он послал заранее записку, спрашивая, согласится ли Миранда принять его. Ее предсказуемый ответ пришел быстро и даже на дорогой кремовой бумаге.

Дом Миранды был лучше, чем Трис ожидал, – с новой террасой, красивый и ухоженный. Миранда была одной из самых известных куртизанок Лондона. Она пользовалась большим спросом и не желала быть любовницей только одного человека, к тому же брала огромные деньги за свои услуги.

Трис подумал о том, сколько заплатил ей Крофтон за посещение его вечеринки. Интересно, почему она решила выкупить у Крофтона статуэтку, за которую на аукционе нельзя было выручить и пятидесяти гиней? Слишком много вопросов – и нет ответов.

Дверь открыла служанка средних лет с каменным выражением лица, и через минуту Трис уже беседовал с Мирандой Куп. Он поклонился ей очень вежливо.

– Какое удовольствие было увидеть тебя вчера ночью, Миранда.

Она наклонила голову.

– Пожалуйста, садитесь, ваша светлость.

Она грациозно уселась на софе, оставив выбор места за ним.

Он уселся на стул напротив и быстро оглядел ее. Миранда Куп всегда играла какую-то роль. На распутных сборищах она могла быть дикой, необузданной, но в опере или на публичном вечере казалась изысканной дамой. Дома она являлась воплощением благопристойности. Оливково-зеленое платье было последним криком моды и демонстрировало ее прелести – это платье могла бы надеть и принцесса Шарлотта. Женщина была накрашена, но в меру. Ее единственным недостатком была речь кокотки.

– Какой сюрприз – увидеть тебя у Крофтона, Сент-Рейвен. Я думала, что вы не ладите между собой. Меня пригласил Крофтон и хорошо заплатил.

Он улыбнулся тонкому намеку.

– Моя маленькая подружка настояла.

– Тогда, надеюсь, она с тобой щедро расплатилась? Прошу прощения, но она казалась немного… неопытной.

– Полагаю, что было бы правильнее сказать – невинной.

Ее глаза загорелись.

– Как необычно для тебя. Думаю, она больше не является таковой?

Трис с трудом удержал улыбку.

– Не является, – согласился он, хотя ему было противно говорить о Крессиде с этой женщиной. Но он помнил, зачем приехал. – И вот с чем связан мой визит, Миранда. Моему рахат-лукуму понравилась одна из статуэток Крофтона. Но когда я захотел купить ее, оказалось, что ты уже… выиграла ее.

– Заплатила за нее, – поправила она его. – И дорого заплатила.

Трис еще больше забеспокоился, почему же она хотела получить статуэтку? Она ведь не могла знать о тайнике.

– Понимаю. Я, конечно, готов тоже заплатить тебе за нее, сколько скажешь. Ты, как никто другой, знаешь, какими бывают мужчины в порыве страсти. Моя малышка хочет получить этот подарок. Я должен сделать все, чтобы добыть его.

Она вздернула подбородок.

– Я не очень нуждаюсь в деньгах, ваша светлость.

– Тогда, черт побери, ты не соответствуешь своей профессии.

Он был сознательно груб с ней, но она не дрогнула.

– Да, это так. Я не принадлежу конкретному мужчине, потому что мои аппетиты слишком велики для одного человека. И к тому же, – добавила она, изучая его, – мне нравится разнообразие.

Трис хорошо понимал намеки Миранды, но он чувствовал, что не хочет спать с этой женщиной. Более того, ему была отвратительна одна мысль о близости с ней. Это было для него открытием.

Миранда смотрела на него, ее глаза смеялись. Она была разгоряченной. Она хотела его. Он почувствовал это, и по его коже поползли мурашки.

– Твой нрав всем известен, – сказал Трис.

– Ваш тоже, и он не очень отличается от моего. Вы не берете денег, – сказала она. – Это верно. Но вы так же неразборчивы в связях.

Проклятие! Наглость этой женщины толкала его к краю пропасти.

– Ты уверена, что я могу продать свое тело ради куска резной слоновой кости?

Ее взгляд стал осторожным.

– Вы просили об этой встрече, ваша светлость, а не я. Значит, я диктую условия.

– Я потакал капризу девчонки. – Он повернулся и пошел прочь. – Теперь передумал. До свидания!

– Ваша светлость!

Трис остановился у двери и обернулся. Миранда выглядела настороженной.

– Кажется, я сделала ошибку, ваша светлость. Я решила, что знаю, чего вы хотите. Чего обычно хотят мужчины, – добавила она сухо. – Я думаю, мы можем договориться.

Его сердце билось как будто перед решающим броском игральных костей.

– Тогда мы можем обсудить цену?

Она помедлила.

– Мне в самом деле не нужны деньги, ваша светлость. Сейчас, когда светское общество разъехалось, я отдыхаю. Вечеринка у Крофтона, – она пожала плечами, – это было просто развлечение. Иногда мне нравится неприкрытая грубость, и мне было интересно, как далеко он зайдет.

– Если вы не хотите взять деньги, мадам, и при этом солидную сумму денег, то мы напрасно тратим время.

– А если в обмен на статуэтку я предложу вам в следующий уик-энд сопровождать меня на вечеринке в доме Джеймса Финсбери в Ричмонде?

– Тебе не хватает кавалеров? – спросил он, обдумывая этот новый поворот.

Финсбери был его другом, и у него тоже было приглашение на вечеринку.

– Конечно, нет, ваша светлость. – Она наклонила голову. – Думаю, что вы не понимаете особенностей моей профессии. Репутация – это все. В физическом отношении, – она лениво отмахнулась, – моя репутация незыблема. В другом смысле она требует постоянного утверждения. Вы, милорд герцог, для женщин – главный приз. Каждая добродетельная девственница хочет выйти замуж за вас. Каждая зрелая женщина хочет быть объектом вашего поклонения. Если я прибуду в дом сэра Джеймса под руку с вами, я сильно поднимусь в глазах общества.

– Я думал, что ты уже на вершине.

– Как мило! Но в делах репутации нет вершины, не так ли? И слишком многие карабкаются снизу.

– Уверен, ты знаешь, как толкать локтями.

Она смеялась и казалась неподдельно веселой.

– Приходится все продумывать. Даже Миранда Куп потеряет однажды свои чары. Перед тем как выйти в отставку, ваша светлость, я хотела бы накопить много денег, но друзья и связи – это тоже полезно. Итак, не оскорбило ли вас мое предложение? Я думаю, что вы пойдете со мной. Надеюсь, вы понимаете, что мое тело не входит в сделку. За это, ваша светлость, вы должны платить, и платить много. Будет скандал, если станет известно, что я плачу мужчине.

Он засмеялся от дерзости этой женщины.

– Почему ты взяла эту статуэтку у Крофтона?

Она посмотрела на него, затем улыбнулась.

– Потому что вы хотели купить ее для своей подружки. Я знаю, на что способны мужчины в порыве страсти, и я надеялась на этот визит. Вот чистая правда.

Возможно, так оно и было. Как же поступить? Трис не любил уступать давлению, но сопровождать Миранду к Финсбери – это посильная цена. Опасность была в том, что Миранда может догадаться о ценности статуэтки.

– Я собирался взять к Финсбери Рокселану.

Она молча ждала. Если Миранда играла, то она, несомненно, была отличной актрисой.

– Впрочем, к уик-энду мне, возможно, захочется отдохнуть от нее; Это научит девчонку не требовать слишком многого. Однако я ничего не обещаю, кроме того, что мы приедем туда вместе. И я могу уехать оттуда, если захочу.

– Не думаю, что это будет хорошо для моей репутации, ваша светлость.

Он заставил себя улыбнуться.

– Твоя смелость меня забавляет, Миранда, но все же не испытывай мое терпение. Хорошо, я останусь на одну ночь.

Как он должен вести себя? Трис позволил себеокинуть женщину восхищенным взглядом.

– Возможно, тебе стоит предоставить мне свои услуги даром. Я ведь могу потерять от тебя голову. Это сделает тебя королевой!

Она все еще смотрела на него с вожделением. Его тело отреагировало на это.

– Это мысль. – Миранда облизнула верхнюю губу и улыбнулась. – Будет видно, ваша светлость.

Черт побери, она играла с ним, как кошка с мышкой. Он тоже улыбнулся:

– Конечно! Теперь что скажешь насчет статуэтки?

– Я отдам ее вам в этот уик-энд, ваша светлость.

– Ты сомневаешься в моем слове?

Теперь она сразу, стала поникшей и постаревшей.

– Я – шлюха, ваша светлость. Мужчины не считают, что должны держать слово, данное мне.

Трис вспомнил удивление и радость Крессиды оттого, что ее попросили дать слово и поверили ему. Это тронуло его в тот момент, когда ему нужно было быть твердым. Что теперь? Он мог бы надавить на Миранду, но он не должен показать своей излишней заинтересованности.

Он пожал плечами:

– Как угодно. Девчонка не умрет, если подождет немного. В пятницу, в пять часов?

Она сделала грациозный книксен.

– Вы – сама доброта, ваша светлость.

Трис поклонился и вышел, он не позволил себе расслабиться, пока не оказался в карете. Черт бы побрал наглость этой женщины!

Должен ли он был послать ее к черту? Убедил ли он ее, что его визит – всего лишь прихоть любовницы? Ошибки, ошибки! Он сделал целый ряд ошибок. Стало ли это еще одной?

Более того, его гордость была оскорблена оттого, что его использовали. Купили! Почти как шлюху.

Возможно, подумал он, вытягивая ноги, пришло время попробовать себя в небольшой краже.

Миранда Куп с шумом выдохнула воздух. Почему она сделала это? Потому что хотела показаться перед соперницами под руку с герцогом Сент-Рейвеном. Американские индейцы привязывали скальпы поверженных врагов к своим копьям. Она хотела, чтобы на ее копье был скальп герцога Сент-Рейвена. Одного этого ей было бы достаточно, но возможно, он окажется у нее в ногах. Или в постели.

– Когда-нибудь, – сказала она, обращаясь сама к себе в пустой комнате, – твои порывы навлекут на тебя беду, Миранда.

И этот день может настать очень скоро – если она не вернет проклятую статуэтку!

Она могла бы разыскать Крофтона и раздобыть другую фигурку. Но, возможно, он уже отдал их в качестве призов, как и собирался. Поэтому ей пришлось бы разыскивать тех, кто выиграл их.

Это могло затянуться, к тому же она не была уверена, что Сент-Рейвен и его девчонка не заметят разницы. Миранда вздохнула и принялась шагать по комнате.

Был один верный способ – она должна найти Ле Корбо и забрать у него статуэтку. Забрать будет легко – нужно только найти его. Половина Лондона пытается его поймать.

Миранда остановилась. Она знала, кто может ей помочь, – Питер Спайк из Сент-Олбанса. Он был процветающим торговцем и также приторговывал краденым.

Она села и стала писать ему письмо, затем послала Мэри отнести его на почту. В обмен на то, что она пообещала ему, Питер найдет для нее Ле Корбо. Она сухо рассмеялась. В обмен на это он найдет для нее самого дьявола.

 

Глава 19

– Привет, Трис!

Трис поморщился. Дождь кончился, и поэтому он оставил карету и пошел домой пешком. Теперь он расплачивался за эту эксцентричность – он встретился с лордом Аффемом, наследником герцога Аррана.

Аффем был красивым, сильным, но в высшей степени нудным человеком. Трис удержался от еще одной гримасы при виде ядовито-зеленого жилета и такого количества кармашков для часов, что Аффем звенел при ходьбе.

В юности Трису нравилось проводить время с Аффемом, но различия в их вкусах и характерах становились заметнее с каждым годом. Кроме того, Аффем, казалось, расстроился оттого, что Трис теперь был герцогом, а ему придется ждать смерти его довольно еще молодого отца, чтобы унаследовать титул.

Трис полагал, что Аффем должен благодарить небо и наслаждаться свободой. Более того, он восхищался герцогом Арраном и думал, что Аффем не готов принять на себя такую огромную ответственность. Он сам считал свои обязанности утомительными и знал, что справляется с ними куда лучше, чем это когда-либо сможет сделать Аффем.

– Не знал, что ты в городе, – сказал Аффем. – Дрался?

Трис и забыл о своих шрамах.

– Улаживал некоторые разногласия.

– Идешь в «Уайтс»?

– Иду домой. – Этого нельзя было избежать. – Хочешь пойти со мной? Я сегодня примчался в город и толком не позавтракал. Собираюсь поесть.

– Идет. – Аффем пошел рядом, размахивая тростью с золотым набалдашником. – Непредвиденные обстоятельства?

– Канцелярская работа. А что привело тебя сюда в разгар лета?

– Приглашение на веселую вечеринку у Крофтона. Неправильно понял его, подумал, что она будет в его лондонском доме. О таких вещах нужно писать понятнее.

Трис не помнил, чтобы приглашение было особенно неясным.

– Она была не очень хорошо организована, так что не жалей, что не попал на нее.

– Нет? А когда ты устроишь веселую пирушку в «Ночной охоте»?

Трис был удивлен тем, что ему хотелось ответить: «Никогда».

– Не скоро. – Они повернули на Аппер-Джаспер-стрит. – Сейчас же лето.

– Лето – отличное время для вечеринок. Все слоняются от нечего делать.

– Говори за себя. Или радуйся тому, что у тебя пока нет герцогства, которым нужно заниматься. – Он сознательно забросил этот крючок.

Аффем пожал плечами и последовал за Трисом в темный, обшитый панелями холл дома Сент-Рейвена.

– Здесь темновато. Не хочешь немного перекрасить?

Трис отдал шляпу и перчатки невозмутимому слуге.

– Ремонтировать дом? Ты быстро окажешься у алтаря, если тебя потянуло на домашний уют.

Этого хватило для того, чтобы глаза Аффема расширились от ужаса.

– Даже не говори об этом! Охотницы за женихами стали еще наглее. Я думаю, что это все из-за Ардена, который женился на этой проклятой гувернантке. Теперь каждая из них думает, что у нее есть шанс!

– Арден женился на гувернантке? – Трис задумался. Маркиз Арден был наследником герцога Белкрейвена, и если он женился на женщине низкого происхождения и избежал при этом скандала…

Трис повел гостя наверх в небольшую гостиную.

– Год назад об этом только и говорили, – сказал Аффем. – Думаю, это случилось примерно тогда, когда ты получил наследство и уехал за границу. У них только что родился сын – значит, и крестьянки кое на что годятся.

– Крестьянки? – уточнил Трис, входя в гостиную, в которой были удобные кресла и множество книг. Арден был заносчивым ублюдком, высокомерным до предела.

Аффем покраснел.

– Не совсем. Она дочь капитана корабля или что-то в этом роде. Без наследства. Работала в пансионе для девочек. Ради нее Арден отказался от Фиби Суайнемер.

– В этом по крайней мере есть смысл.

Увидев непонимающий взгляд Аффема, Трис решил забросить еще один крючок. Фиби Суайнемер была удивительно красива – в глазах тех, кому по вкусу фарфоровые куклы. И такая же бессердечная. Если Аффем женится на ней, это разрушит мир всей семьи Пекуортов.

– Мисс Суайнемер – это снежная королева в поисках короны, предпочтительно герцогской. Любой, кто женится на ней, всю жизнь будет в ее когтях. Она кокетничала со мной, но я знаю, что она даже не улыбнулась бы мне, если бы я был обыкновенным мистером Трегеллоусом. И на тебя бы она не обратила внимания, если бы ты был обычным Джорджем Пекуортом.

Аффем надулся, как ребенок, которого оставили без сладкого, но, возможно, это значило, что до него дошел смысл слов. Трис решил добавить.

– Люди вроде нас, – сказал он, усаживаясь в свое любимое кресло, – должны тщательно выбирать себе жену. Быть герцогиней тяжело, поэтому наши избранницы должны быть готовы ко всему. Желательно к тому же иметь жену здоровую и умную.

– Как хорошая охотница.

– Точно! С другой стороны, высокий титул пробуждает в некоторых людях высокомерие и жестокость. У нас долг перед семьей и подчиненными – выбрать герцогиню с добрым сердцем. А также такую, учитывая опыт Девоншира, которая не проиграет наше состояние.

Аффем уселся в кресло напротив, широко расставив ноги.

– Ты становишься невыносимо скучным, Трис. Полагаю, что всегда можно завести симпатичную любовницу.

– Конечно, Аффем.

– Так в молодости поступал мой отец. Мать не возражала. Полагаю, что ты имел в виду именно это под словами «герцогиня должна быть готова ко всему».

– У моего дяди было по меньшей мере три любовницы. Одна в Корнуолле, другая в Лондоне и третья во Франции, до революции.

Аффем рассмеялся.

– Прямо как моряк – по подружке в каждом порту! Неплохая идея.

Трис внезапно пожалел об их разговоре. Неужели это лучше для Пекуортов, чем Фиби Суайнемер в роли герцогини?

Однако как ни печально, но это так. Неверность мужа лучше, чем холодная, бессердечная герцогиня-жена, управляющая домом.

Он не собирался жениться на холодной, бессердечной женщине, но он всегда полагал, что женится скорее по расчету, чем по любви, а для удовольствия у него будут любовницы, Это было частью его подготовки к жизни герцога.

Герцог Арран начал ее, а дядя расчетливо продолжил. Его учили пить, но не напиваться, играть, но не давать себя обобрать, совокупляться, не подцепляя сифилис, не заводя бастардов и не ставя порядочных женщин в щекотливое положение.

И конечно, никогда не забывать о том, что герцог всего на две ступени ниже Бога и все, черт побери, должны помнить об этом.

Трис подумал, что его дядя сейчас переворачивается в своем богато украшенном склепе.

Лакей принес поднос с элем, хлеб, сыр, соленья и пироги. Трис поблагодарил его.

Аффем схватил кусок пирога со свининой и кружку эля и одним махом проглотил половину того и другого.

– Хотел бы я иметь свой дом. Тогда я мог бы есть это, а не то, что готовит повар моей матери.

– Заказывай то, что ты хочешь.

– Тебе хорошо…

Трис откусил кусок хлеба и созревшего сыра и жевал, позволяя Аффему забрасывать его жалобами. В последнее время это была его излюбленная тема – о том, что ему не везет.

– Так почему ты здесь? – спросил Аффем, промокнув рот салфеткой и рыгнув.

– Обычные дела. Здесь мой секретарь.

– Летом не может быть много дел.

– Работа не останавливается, уверяю тебя. Куда ты отправишься теперь?

– Пожалуй, заявлюсь в Ли-Парк. Уже давно не видел родителей. А затем удеру в Брайтон. Знаешь, там Кэролайн и Энн.

Трис выпил еще эля, чтобы скрыть свою реакцию. Леди Энн, сестра Аффема, на самом деле была не в Брайтоне. При помощи Триса Энн отправилась в Гретна-Грин с человеком, которого точно не одобрила бы ее семья.

Энн может навсегда лишиться связи с семьей. В момент принятия решения, когда вспыхнула их любовь, это казалось оправданным риском. Но если это так, то почему он не боролся за Крессиду?

– Почему бы тебе не отправиться со мной? – спросил Аффем.

Трис был вынужден вернуться к разговору:

– Мне не нравится Брайтон.

– Ты мог бы приехать в Ли-Парк.

– Дела задержат меня здесь на несколько дней. Может быть, дольше.

Энн была готова к скандалу и думала, что игра стоит свеч. Разве он и Крессида не могут поступить так же?

Нет. В отличие от Энн и Рейса он и его жена никогда не смогут избежать внимания света.

– Я вернусь в город на уик-энд, – сказал Аффем. – У Финсбери вечеринка в Ричмонде. Ты получил приглашение?

– Я еще не смотрел почту. Меня может уже не быть здесь.

Аффем снова наполнил свою кружку.

– Сегодня ужинаю с Берресфордом, а затем мы отправимся к Вайолет Вейн. Говорят, у нее есть новые лакомые кусочки. Хочешь пойти с нами?

Трис содрогнулся. Фиалковая пудра и хихикающие девочки. Он всегда избегал этого места.

Боже милостивый, Лондон был полон брошенными, одичавшими детьми, которые были готовы на все за одно пенни. Если они не воровали и не торговали своим телом, то умирали с голоду. Пытаться изменить это – все равно что пытаться повернуть Темзу вспять.

Трис встал, надеясь, что Аффем поймет намек.

– Я был у Крофтона до утра. Сегодня мне нужно выспаться.

– Боже мой, неужели? Ну и как там было?

Очевидно, его комментарии прошли мимо Аффема. Трис в самом деле забеспокоился о судьбе герцогства Аррана. Однако он предоставил сладострастное описание вечеринки, от которого у Аффема потекли слюнки.

Конечно, он ничего не сказал о Крессиде. Как она там? Не вызвало ли вопросов у матери ее раннее возвращение? Черт! Она ждет новостей, а он здесь болтает с Аффемом!

– Непристойные статуэтки, а? – хихикал Аффем. – Интересно, кто их выиграл? Я был бы не прочь взглянуть на них.

– Уверен, если ты наведешь справки, то сможешь это выяснить. Пью был там, Тивертон, Хоупвелл, Гилкрист, Бейн… – Трис пошел к двери. – Я должен идти. Ледерхьюм настаивает на том, чтобы я читал документы перед тем, как подписывать их.

– Боже мой! Прогони его.

– Эта мысль приходила мне в голову. – Трис повел своего молочного брата вниз по лестнице и проводил за дверь, а его мысли уже были заняты делом Крессиды.

Он сказал Аффему, что устал, но когда подумал о ней, в нем пробудилось возбуждение. При одной лишь мысли о ней, о ее сладкой коже, длинных шелковистых волосах, серых глазах, полных соблазнительных губах, ее ловких руках, ее наивности и чистоте…

Она только начала открывать тайны любви.

Трис обнаружил, что стоит у двери и лакей тайком наблюдает за ним.

«Крессида ждет новостей!»

– Найди мистера Лайна и пошли его в мой кабинет.

Как жаль, что он не сможет сам отправиться к ней. Трис пошел наверх, с каждым шагом осознавая, насколько невозможной он сделал любую дальнейшую связь.

Крофтон был не таким уж глупым. Мисс Мэндевилл была похищена Ле Корбо. Крофтон не будет болтать об этом, потому что иначе раскроется его отвратительный шантаж. Он, наверное, подумал, что девушку изнасиловали.

Если же начнутся разговоры о герцоге Сент-Рейвене и мисс Мэндевилл, то он начнет сопоставлять факты и можетпредположить, что Трис – это и есть Ле Корбо. Он также сообразит, что Крессида была его наложницей на маскараде.

Будет страшный скандал, и его нельзя будет замять даже браком.

Он смотрел в пустоту, когда вошел Кэри.

– Неприятности?

Трис засмеялся.

– Точно. Я только что сообразил, какая трудная задача нам предстоит, и мисс Мэндевилл рискует больше всех.

– Пошли слухи?

– Нет, но…

Трис обрисовал свои мысли. Возможно, он надеялся, что друг его переубедит, но он увидел, что Кэри относится ко всему так же серьезно, как и он.

– У нее не будет ни одного шанса прилично устроить жизнь, – сказал Кэри. – Это было…

– Неумно. Черт побери, я знаю! И я мог бы один отправиться за ее чертовой статуэткой. – Трис провел рукой по волосам. – Что сделано, то сделано. Теперь мы должны позаботиться о ней. Нельзя, чтобы меня видели с ней, но ты – другое дело. Записка – слишком большой риск.

Он рассказал о своем визите в дом Миранды. Кэри ухмыльнулся:

– Вот хорошая, смелая женщина для тебя.

– Если хочешь, бери ее!

– Нет, спасибо. Мы же не позволим, чтобы это сошло ей с рук, не так ли?

Трис улыбнулся в ответ.

– Конечно, нет. Надеюсь, ты опытен в кражах со взломом?

– Нет, но я готов научиться. Однако это может повлечь за собой еще большие неприятности.

– Проклятие, я знаю это. Я думаю о том, чтобы остепениться. Должно быть, старею.

– Не выдумывай. Ты на год младше меня! Возможно, мы уже съели весь наш овес. Его был полный мешок, но каждый мешок в конце концов пустеет.

– Так что мы будем делать? Голодать в глуши? – Трис покачал головой. – Скоро я начну питаться саранчой.

– Что?

Трис рассмеялся.

– Отправляйся к мисс Мэндевилл. Убеди ее в том, что она получит драгоценности в течение недели. Даю слово!

Кэри шутливо отдал честь и вышел.

Трис знал, что должен идти к Ледерхьюму, но задержался после ухода своего друга. Никогда не увидеть ее! Вот к чему привели их необдуманные поступки. Он ожидал этого, не так ли? Так почему сейчас это кажется таким суровым приговором?

«Как жаль, что я никогда не смогу рассказать внукам, что когда-то герцог Сент-Рейвен стоял передо мной на коленях».

Внуки. Это значило, что она выйдет замуж за другого. Другой человек будет ласкать ее, другого она будет доводить до экстаза. Он засунул руку в карман и вытащил белую вуаль с пятном помады. Он приказал себе не думать об этом, но ничего не получилось. Крессида скоро окажется в мире, который считает уютным, и, конечно, у нее достаточно ума для того, чтобы выйти замуж за достойного человека. У нее будет хорошая жизнь, она будет женой успешного чиновника или джентльмена с маленьким, уютным поместьем. Она будет неугомонной, энергичной женой и матерью, примером для любого общества…

Что же касается его… Как сказала герцогиня Арран, нужна только решимость, чтобы привязаться к подходящему человеку.

Крессида аккуратно записала в журнал каждую книгу из библиотеки отца. Он не был страстным читателем, и большая часть книг – это адресные книги, справочники о банках, акциях, портах, кораблях…

Она знала, что такие вещи стоят недорого, но от этой механической работы ее разум погружался в благословенное оцепенение.

Книги о путешествиях. Некоторые об Индии, но в основном о других местах. Китай, Япония, Монголия, Россия… неужели ее отец мечтал о путешествиях в такие далекие чужие страны?

Никаких записей о путешествиях сэра Джона Мэндевилла. Он посылал им письма, изредка – подарки и, конечно, деньги, на которые они жили. Но он был для нее не более реальным, чем королева эльфов.

Почему он вернулся домой и все испортил?

Затем она дошла до той самой книги об Аравии, которую одолжил ей Сент-Рейвен, и не удержалась от того, чтобы не снять ее с полки и не полистать.

Где он сейчас? Вернулся ли уже от Миранды Куп? Когда она узнает об этом? Крессида знала, что он не придет, не сможет сам сообщить ей новости.

Она захлопнула книгу и поставила ее обратно на полку. Но следующая книга была адресной книгой Лондона. Здесь должен быть адрес Сент-Рейвена. Определенно для нее было бы неестественно не знать его адреса…

Почти против воли она взяла эту книгу. Она начиналась с адресов дворян.

На первой странице, конечно, был король. Его королевское величество король Георг. Далее следовали королевская семья и члены кабинета. Она листала страницы, и ей не пришлось долго искать.

Его светлость герцог Сент-Рейвен, Аппер-Джаспер-стрит, дом номер 5.

Уже от этого ее сердце бешено забилось.

Еще одна книга – атлас, на страницах которого были подробно описаны различные части Лондона. Она раскрыла книгу. Аппер-Джаспер-стрит. Вот она, рядом с Сент-Джеймс-стрит, каждый дом представлен контуром, внутри каждого написан номер дома.

Дотошный картограф даже нарисовал сад за домом и обозначил центральную клумбу, хотя непонятно, мог ли он знать об этом. Позади дома была пристройка, но в два раза меньше самого дома. Внизу буфетная, а что наверху? Маленькая спальня? Кладовая?

Пока она разбиралась с этими деталями, ей стало казаться, что под увеличительным стеклом она могла бы увидеть сам дом, а с достаточно сильной телескопической трубой, возможно, смогла бы заглянуть в окна, даже увидеть Триса…

Крессида вернулась к реальности и быстро, неловко сложила карту и поставила том на полку. Для нее в книге были только чертежи.

 

Глава 20

Трис пошел вниз, в заднюю часть дома, где располагалась канцелярия. В первой комнате три клерка встали с мест и поклонились.

Трис улыбнулся и повернулся к старшему клерку.

– Добрый день, Бигелоу. Полагаю, в моих владениях все в порядке.

– Думаю, что так, ваша светлость.

Трис кивнул и пошел в святая святых, где правил мистер Найджел Ледерхьюм. Бледный, тощий, в очках с толстыми стеклами, он в семьдесят лет обладал таким же острым умом, как и Трис, а его знания и опыт были гораздо глубже. Когда они познакомились, Ледерхьюм вселял в Триса ужас. Теперь Трис мог удерживать свои позиции, но не более того.

– Ваша светлость.

Ледерхьюм начал подниматься, но Трис жестом усадил его обратно. Жена Ледерхьюма умерла двадцать лет назад или даже больше, а его дети сами были практически старыми людьми. Трис решил, что это смешно, что Ледерхьюм каждый день проходит милю до конторы, когда в доме есть свободные комнаты.

Ледерхьюм не сразу согласился на это, но в конце концов принял предложение, при условии, что Трис позволит ему вносить плату за жилье и стол.

Сделав это предложение, Трис не подумал о том, как трудно будет заменить служащего, если он живёт здесь, в доме. Но он должен сделать этот шаг, должен начать перемены.

Он пододвинул к себе стул и протянул Ледерхьюму папку с документами.

– Вот. Скажи, что еще я должен подписать?

Тонкие губы секретаря сжались.

– Либо вы будете читать документы, ваша светлость, либо я позову Бигелоу, чтобы он прочитал их вам вслух.

Трис понимал, что это игра – так собаки дерутся за кость.

– Если я буду сидеть и смотреть на них, то как ты узнаешь, читаю я или нет?

– Вы достаточно умны, ваша светлость, чтобы тратить свое время таким образом. Хотя ваш дядя был невысокого мнения о вас, сэр.

– Сейчас ты думаешь обо мне лучше?

– Я думал бы о вас лучше, ваша светлость, если бы вы не приехали сюда, одевшись кучером.

– Слушаешь сплетни, Ледерхьюм?

Старик напрягся, насколько позволяла ему согбенная спина.

– Трудно не услышать некоторые вещи, если об этом судачат все домашние.

– Честное слово Трегеллоуса, я был занят добрым делом!

Ледерхьюм вздохнул.

– Вы так похожи на своего отца, сэр.

Ледерхьюм впервые упомянул о его отце, и Трису очень хотелось расспросить о многом, однако это была слишком щекотливая тема.

– Еще один мой недостаток? – спросил он беспечно. – Что же, давай сюда первый документ.

Трис начал с отчетов из различных поместий, подписывая их, если все понимал, задавая вопросы, если не понимал. Впервые он почувствовал что-то вроде делового сотрудничества и пожалел о том, что Ледерхьюму придется уйти.

Придется.

Ледерхьюм сидел, держа наготове воск и герцогскую печать, чтобы поставить ее на соответствующие документы. Острый запах горячего воска смешивался с запахом пыли старых документов и слабым ароматом лаванды. В этой комнате было что-то от склепа.

Трис перешел к просьбе провести улучшения в поместье в Нортумберленде, сравнил расходы с доходами, текущими и предполагаемыми, держа в уме общий доход от всех владений.

– Можно ли продать его?

– Это часть первоначальных владений вашей семьи, ваша светлость.

– Однако оно очень удалено от моих других владений. Я не вижу смысла в том, чтобы цепляться за прошлое, разумнее использовать деньги на что-то другое.

– Всегда можно сэкономить, ваша светлость.

– Черт возьми, Ледерхьюм, сколько можно затягивать пояса? Я не буду сокращать штат – сейчас людям так трудно найти работу. И, – добавил он, – я не собираюсь продавать ни одной из моих лошадей. Я заслужил немного удовольствия.

– Несомненно, сэр. – Ледерхьюм взял документ. – Я дам знать, за сколько это владение может быть продано. Но это будет неблагоразумно – продавать дешевле его стоимости.

– Конечно.

Старик не упомянул о «Ночной охоте» и о женщинах, на которых герцог тоже тратил средства, но не столько, чтобы разориться, в отличие от коллекционирования картин итальянских художников, которым увлекался его дядя. За эту коллекцию, увы, сейчас можно было бы выручить только часть того, что было за нее заплачено.

Трис взял следующий документ, думая о том, что богатая жена, несомненно, стала бы благословением Божьим.

Он подумал о Фиби Суайнемер, у которой была не только холодная красота, но и богатое приданое, и содрогнулся. Леди Трент повсюду водила с собой некую Мэри Бегби – некрасивую, скучную, но наследницу богатого вест-индского торговца. Он подумал о ней и о том, что любовница сделала бы жизнь сносной.

Трис задумался о том, почему он никогда не замечал Крессиду Мэндевилл, дочь набоба из Индии. Ее отец, возможно, не был так богат, как Бегби, и, возможно, родители ее были слишком хорошо воспитаны – или слишком несведущи, – чтобы нанять ловкую аристократку, которая тыкала бы Крессидой в высокородные физиономии. Он не понимал, как он мог быть несколько раз в одной комнате с Крессидой и не заметить ее.

Ледерхьюм деликатно кашлянул, и Трис понял, что он слишком долго смотрит на одну и ту же страницу. Он отложил ее.

– Почему я сужусь с женским монастырем? Это выглядит святотатством.

– Монастырь также может быть землевладельцем, сэр. Вы судитесь с ним, потому что святые монахини посягают на вашу землю в Берресби-Стадли. Они ссылаются на границы, которые были еще до Реформации, но это католический монастырь, который перебрался сюда из-за волнений во Франции. То есть даже история не на их стороне.

– Монахини лгут?

– Было бы ошибкой ставить знак равенства между добродетелью и обетами.

– В самом деле? – с усмешкой спросил Трис. – Ну что ж, тогда держитесь, монахини.

– Ваша светлость…

Неужели в его глазах блеснул огонек?

– Ты уверен, что не хочешь отправиться со мной в «Ночную охоту», Ледерхьюм? Я мог бы организовать развлечения специально для тебя. Зрелую мать-настоятельницу…

– Ваша светлость!

Эта перепалка придала Трису смелости. Он отложил документы в сторону.

– Ледерхьюм, мне нужно поговорить с тобой о твоей должности. – Он увидел беспокойство в его глазах и поднял руку. – Слово чести, здесь у тебя будет место, пока ты этого хочешь, и твой дом тоже будет здесь. И моя благодарность беспредельна. Но я думаю, что пришло время нанять тебе помощника.

– Мне не нужен помощник, ваша светлость, за исключением клерков.

– Тогда я должен проявить власть. Я приказываю тебе завести помощника. Это необходимо по двум причинам. Во-первых, мне нужен кто-то, кто будет объезжать владения, чтобы разбираться с непредвиденными обстоятельствами. Я не хочу полностью поручать дела местным управляющим. Во-вторых, когда ты решишь уйти на покой, мне понадобится кто-нибудь, кто будет готов взять на себя этот груз, кто уже знаком с моими делами.

На секунду выражение лица Ледерхьюма напоминало гримасу Аффема, но затем он пристально посмотрел на Триса.

– Вы удивляете меня, ваша светлость.

– Ты думал, что я буду ленивым растяпой?

– Не ленивым, нет… – Ледерхьюм снял очки и потер отметины, оставленные ими на носу. – Ваш дядя предоставил мне полную свободу действий, и я должен признаться, что привык к этому. Однако то, что вы говорите, благоразумно и мудро. Если я и не хотел выпускать из рук бразды правления, то только потому, что не был высокого мнения о нравственности и мудрости ваших предшественников.

– Боже милосердный! Ты служил еще при моем деде?

– И при вашем прадеде, хотя он умер вскоре после того, как я поступил к нему на службу помощником его стареющего секретаря.

Трис рассмеялся.

– По крайней мере у них хватило ума, чтобы нанять и сохранить добрых слуг.

Ледерхьюм кивнул, благодаря за комплимент.

– Полагаю, вы хотите самостоятельно нанять моего помощника?

– Да, но я дам тебе право обсудить мое предложение. Не выйдет ничего хорошего, если вы двое будете недолюбливать друг друга.

– Очень хорошо, сэр, спасибо!

Шестьдесят лет на службе у его семьи. Подумать только! Трис отпихнул от себя последний документ и взял тяжелую конторскую книгу для изучения на досуге. У него никогда не было такого строгого учителя, как Ледерхьюм. Это навело его на озорную мысль.

– Интересно, Ледерхьюм, есть ли у тебя совет по поводу невест?

– Я искренне надеюсь, что вы имеете в виду единственную невесту, ваша светлость.

Трис улыбнулся.

– Конечно. И если я женюсь, то надеюсь, что никогда не пожелаю смерти своей жене.

– По моему мнению, здесь не должно быть никаких «если». Вы последний в старом и благородном роду.

– О котором ты был невысокого мнения.

Ледерхьюм сжал губы. Возможно, он пытался скрыть улыбку.

– Я надеюсь на будущее, сэр. Что же касается совета, то я рекомендую вам выбрать разумную женщину, которая будет хорошим товарищем и помощницей. Несомненно, молодому человеку это кажется скучным, но огонь любви гаснет часто, а огонь – прошу прощения, сэр, вожделения – почти всегда.

– Обещаю не жениться из вожделения. Одно из преимуществ моего беспутного образа жизни состоит в том, что я не обязан делать это.

Он не знал, какой реакции ожидал, но уж точно не спокойного, рассудительного кивка.

– Отличный аргумент. Я заметил, что многие молодые джентльмены, воспитанные в строгости, попадали в эту ловушку.

Трис не мог поверить, что в самом деле говорит об этом, Он откинулся на спинку стула.

– У тебя есть какие-нибудь предложения?

– Я не слежу за светской хроникой, сэр.

– Должен ли я выбрать происхождение, богатство или помощницу?

– Все вышеперечисленное.

– Вот это да! Такие сливы не висят на каждом дереве.

– Но в сезон они висят на сливовых деревьях, сэр. Вы уже искали в подходящих садах?

Трис рассмеялся и встал.

– Черт побери, ты прав. Возможно, мне нужно отправиться в Брайтон и получше посмотреть на фрукты. Но сначала у меня есть дело здесь.

– Дело? – уточнил Ледерхьюм с нескрываемой тревогой.

– Абсолютно не из твоей сферы. Оно скорее относится к «Ночной охоте».

– Понимаю. – Ледерхьюм надел очки и снова стал тем старым сухарем, к которому привык Трис. – Это все, ваша светлость?

– Все. – Трис добавил: – Спасибо.

Уходя, он почувствовал странное облегчение, хотя был уверен, что Ледерхьюм будет против брака с женщиной без приданого, более низкого, чем Трис, происхождения и воспитания.

Старику не придется беспокоиться. Этого не случится.

Вернулся ли уже Кэри? Трис бросил конторскую книгу на стул и зашагал по комнате.

Даже в августе в Лондоне было полно развлечений, созданных для того, чтобы выветрить из головы человека мысли о глупых привязанностях, но он не мог найти ничего привлекательного.

Трис взял книгу и сел читать. Что касается вечера, то он понял, что собирается скромно поужинать и рано лечь спать.

Он уверил себя, что не становится занудой. Просто ему нужна ясная голова – если он собирается забрать эту статуэтку у Миранды Куп и при этом не подчиняться ей, как собачка на поводке.

Урчание в желудке напомнило Крессиде о том, что со времени ее дорожного завтрака прошло уже много времени и телу нужна пища. Она пошла на кухню и попросила кухарку дать ей поесть. Кухарка радостно отрезала ей кусок пирога и положила на тарелку фруктов.

– Простите меня за предложение, мисс, но не хотите ли посидеть здесь со мной, Салли и Сэмом и выпить чаю? Мы как раз собирались, а вам наверняка одиноко наверху.

Крессида согласилась, хотя она боялась, что слуги захотят спросить ее об их будущем. Однако они говорили между собой о своих семьях и о других слугах. Крессида сидела с ними, пила чай из простой чашки, расслабляясь в этом самом незатейливом мире. Даже в Мэтлоке она не пила чай на кухне.

Затем они заговорили о скандале. Служанка Онслоу, с которой встретились утром, наполняя кувшины у молочницы, говорит, что мисс Онслоу очень располнела. Неудивительно, что ее спешно выдают замуж за лейтенанта Брассингема, хотя семья вовсе не рассчитывала на это, когда привезла молодую леди в город. И более того, по словам, служанки мисс Онслоу, он скорее всего не виновен в случившемся…

Бедная мисс Онслоу. Крессида потихоньку пила чай, думая о том, как легко разошлась бы по Лондону ее скандальная история – вместе с ведрами молока и корзинами хлеба.

«Эта мисс Мэндевилл. Говорят, что она была на вечеринке для джентльменов в неприличном костюме. И по словам ее служанки, той ночью ее не было дома. Навещала подругу… По крайней мере она так сказала…»

Как она могла быть такой безрассудной? Но конечно, тогда она не видела выхода. И, как сказал Трис, было не важно, что они делали прошлой ночью. Но она чувствовала, что ее совесть нечиста.

Кто-то постучал в дверь, и Крессида вздрогнула, представив, что скандал уже ждет у дверей.

Салли вскочила.

– Кто это может быть? – Она поспешила к двери, но скоро вернулась. – Спрашивают вас, мисс Мэндевилл. Некий мистер Лайн.

Посланец Сент-Рейвена! По крайней мере хоть что-то получается.

– Это связано с делами моего отца. Мне нужно повидаться с ним.

Она поспешила в холл и все поняла по выражению его лица.

– У вас нет драгоценностей?

– Боюсь, что так. Но не стоит впадать в отчаяние!

Крессида закрыла дверь и села.

– Я не впадаю. Пока. Что произошло?

Он сел рядом.

– Сент-Рейвен отправился к Миранде, как и собирался, но эта женщина не хочет немедленно отдать статуэтку.

– Почему? Что она хочет?

Мистер Лайн скорчил гримасу.

– Появиться в обществе Сент-Рейвена на публике. Он согласился, мисс Мэндевилл, но не бойтесь, это будет только в уик-энд.

Согласился на что? Но сейчас это было не главным.

– Разве ей не покажется странным, что он согласился на это ради статуэтки? Она ведь стоит немного.

– Он беспокоится об этом, но думает, что разыграл все как нужно. Он сказал ей, что статуэтка нужна его маленькой подружке – вам, простите за намек. Он пришел в ярость оттого, что ему предлагают унизиться по прихоти шлюхи, – простите за выражение. – Он покраснел. – Трис обещал сопровождать ее только один день.

Может ли она поверить в это? Под балами и вечеринками оказался еще один, новый для нее слой общественной жизни. Неудивительно, что на более респектабельных мероприятиях не хватало джентльменов!

– Суббота. Хотела бы я, чтобы нам не нужно было столько ждать.

– Пожалуйста, не волнуйтесь, мисс Мэндевилл. Сент-Рейвен просил меня уверить вас, что он вернет вам драгоценности в течение недели, что бы ни случилось.

Что ему придется сделать для этого? Однако какое право она имела осуждать его, когда он действовал в ее интересах? Крессида встала и протянула ему руку.

– Благодарю вас. Пожалуйста, передайте мою благодарность герцогу. Это не ваше дело и не его, и я в самом деле ценю вашу помощь.

На секунду он сжал ее руку.

– Трис сделает все возможное, чтобы обеспечить ваше счастье, мисс Мэндевилл.

Крессида проводила юношу, размышляя над его словами. Счастье сейчас казалось недостижимым. Но она была сильной и знала, что чувство тревоги пройдет. Пока что ее могла успокоить опись имущества.

Но девушка сгорала от нетерпения. Заветная фигурка была так близко. Неужели нельзя проникнуть в дом и… изъять ее? Это не будет воровством, особенно если она возьмет лишь драгоценности из тайника.

Только замышляя новое приключение, она понимала, что это маловероятно. Она даже не знает, где живет Миранда Куп.

Но у нее есть адресная книга Лондона!

В ней нет раздела «Проститутки». Но Крессида не собиралась сдаваться. В книге были названия улиц и имена домовладельцев.

Где может жить женщина вроде Миранды Куп? Разумеется, не в элитном районе, но и не совсем за пределами города. Модная шлюха хочет быть рядом со своей клиентурой.

Не в Сити. Там живут только торговцы и дельцы.

Это было бессмысленным занятием, но успокаивало девушку – или просто занимало ее встревоженный разум. Казалось, она делает хоть что-то.

Крессида развернула карту и начала сверять каждую улицу на границе Мэйфер с адресной книгой. Ее глаза стали уставать, но теперь она не остановится, пока не проверит каждую улицу Лондона.

И вдруг она нашла ее.

Миранда Куп, Тависток-Терес, дом 16. Девушка почувствовала себя так, будто совершила чудо, но не могла понять, что ей делать с этой информацией. Ей нельзя пойти к такой женщине. Это будет неприлично и может возбудить опасные подозрения.

Однако совсем не повредит, если завтра она пройдет мимо этого дома. В конце концов, это респектабельная улица, и, уж конечно, лучше, чем ждать, ждать, ждать.

 

Глава 21

На следующее утро Крессида оделась в один из своих скромных нарядов. Хотя это серое с синим платье было из ткани хорошего качества, оно не привлекало внимания, и, конечно, у него были высокий вырез и длинные рукава. Девушка также надела шляпку с самыми широкими полями, к которой были прикреплены локоны. Посмотревшись в зеркало, она убедилась, что Миранда Куп не узнает в ней наложницу Сент-Рейвена, даже если они столкнутся лицом к лицу.

Ночью ее снова мучили воспоминания о том, как Триса радостно встречали у Крофтона женщины легкого поведения и как он целовал некоторых из них, проходя мимо.

– Таков он, – сказала она своему отражению и повернулась, чтобы уйти. – Будь благодарна за то, что избавлена от страданий, которые принес бы тебе такой мужчина.

Крессида зашла к родителям и сказала матери, что идет в библиотеку.

– Дорогая, возьми с собой Салли.

– Она нужна здесь, мама, я пойду одна.

Мать вздохнула.

– Что ж, хорошо, дорогая.

Тависток-Терес оказалась в точности такой, какой ее представляла Крессида, – ряд новых домов со свежей штукатуркой, большие блестящие окна. В этих домах жили люди, принадлежащие к высшему свету или стремящиеся проникнуть туда.

Как ее отец.

Девушка отогнала от себя эти мысли и стала думать о том, знают ли почтенные обитатели Тависток-Терес о том, чем занимается женщина, которая живет в доме номер 16. Она сомневалась, что об этом знают мать и дочь, которые вышли, весело болтая, из дома номер 5, или серьезного вида мужчина, вышедший из дома номер 8 и севший в экипаж.

Дом Миранды Куп ничем не отличался от других домов. Беглым взглядом сквозь переднее полукруглое окно Крессида окинула обычную гостиную, статуэтки не было видно. Девушка повернула налево в конце улицы и пошла дальше, размышляя.

Она могла бы вернуться и пойти вниз по лестнице в помещение для слуг и… что? Притвориться, что ищет работу? Для этого она должна была одеться проще. Сделать вид, что заблудилась? Придумать, будто ищет старого слугу?

Возможно, но все же это был риск. Ненужный риск, потому что этим она ничего не добьется. Вряд ли статуэтка будет в подвале, и слуги вряд ли позволят ей свободно гулять по дому.

Однако Крессида не могла просто пойти домой. Когда она увидела вывеску «Тавистокские конюшни», то поняла, что узкая дорога должна огибать дома. Она свернула на нее. Немного странно гулять здесь, позади домов, но не противозаконно.

По обеим сторонам дороги тянулись высокие каменные стены, за которыми были сады. За стеной слева она могла видеть крыши Тависток-Терес, в которых были видны маленькие чердачные окна комнат для прислуги. Справа от нее дома выглядели почти так же.

Крессида подошла к конюшням и остановилась. Двор был окружен постройкой с большими деревянными дверями, все они были закрыты. В некоторых должны быть экипажи, в других – лошади. Бедные городские лошади, они все время проводят здесь, где почти нет зелени.

Возможно, в этой конюшне можно брать лошадей и экипажи напрокат – ведь только очень богатые люди держали своих лошадей и экипажи в Лондоне. Конечно, ее отец так не делал, даже в лучшие времена.

Еще одна удивительная сторона жизни в Лондоне, с которой она не знакома, – как жители города передвигаются по улицам, кто и как заботится об этих тысячах лошадей.

Открылась дверь, и пожилой кривоногий конюх вышел, ведя за собой оседланного серого коня. Конюх коснулся своей шляпы.

– Могу ли я быть полезен вам, мэм?

– Мне интересно, как управляются с лошадьми в городе.

Его глаза сузились.

– Вы не из этих реформаторов, нет?

– Мне просто нравятся лошади и экипажи.

Его взгляд говорил о том, что он считает ее ненормальной, но он лишь прикоснулся к своей треуголке.

– Должен отвести Ганнибала мистеру Гривзу, мэм. – Он ловко вскочил в седло и ускакал, цоканье подков раздавалось в тишине.

Но появился другой человек, моложе и выше, из-под закатанных рукавов были видны его огромные руки. Он был не особенно красив, он не нравился ей, но, Боже правый, как в нем чувствовался мужчина!

– Что я могу для вас сделать, мисс?.– спросил он. Хотя человек не делал угрожающих движений, но Крессиде захотелось сделать шаг назад. Она выпрямилась:

– Мне интересно, как устроены конюшни вроде этой.

– Те, кому нужно знать, знают об этом, мисс.

– Каким был бы этот мир, если бы все думали так же, сэр? Любопытство побуждает к изобретениям. Оно покоряет земли и создает богатство!

При слове «богатство» его глаза слегка расширились. Крессида поспешила развить мысль:

– В конце концов чье-то любопытство, несомненно, привело к изобретению… – Она пыталась вспомнить что-нибудь, связанное с лошадьми. – Подковы!

Он изогнул свои густые брови.

– Это было давно, мисс.

Но он, казалось, заинтересовался беседой.

– Хорошо, расскажи мне о том, что было улучшено недавно.

– Удила. И рессоры карет. Я слышал, что давным-давно хомут был серьезным изобретением. Видите ли, лошади не могут тянуть ярмо, как быки.

– Удивительно, – сказала Крессида. – Отец говорил мне, что сейчас экипажи стали гораздо более удобными, чем в прошлом веке, когда он работал в Индии.

– В Индии, да? – Глаза юноши загорелись. – Я всегда мечтал о путешествиях.

– Тогда тебе следует отправиться в путешествие. Ты можешь поступить на службу к ученому, который уезжает в Индию. Возможно, мой отец мог бы помочь тебе…

Крессида сообразила, что ее энтузиазм чреват неприятностями. Логичным шагом было бы теперь назвать имя и адрес ее отца. Что ж, она не видела другого выхода, и у юноши был такой горящий взор, он выглядел таким взволнованным, что ей хотелось дать ему шанс увидеть мир.

– Сэр Артур Мэндевилл, Отли-стрит, дом двадцать два. Сейчас мой отец нездоров, но если ты назовешь свое имя, то я справлюсь о том, сможет ли он познакомить тебя с другими путешественниками.

Юноша тер подбородок и выглядел потрясенным.

– Ну, я не знаю, мисс. Это серьезный шаг…

– Конечно, и не стоит делать его, если ты не хочешь. Климат Индии может быть вреден для англичанина, хотя мой отец там прекрасно себя чувствовал и нажил состояние.

– Сэр Артур Мэндевилл, – повторил мужчина, запоминая имя. – Отли-стрит, дом двадцать два.

– А твое имя? Чтобы я знала, кого впустить.

– Айзек Бенсон, мисс. Не хотите ли вы, чтобы я показал вам конюшни?

Это было явным доказательством того, что иногда добродетель вознаграждается.

– О, мистер Бенсон, очень хочу.

Крессида готова была наслаждаться видом конюшен и каретных сараев сколько угодно, лишь бы узнать что-нибудь о Миранде Куп.

Как она и полагала, это была платная конюшня, в которой местные жители могли держать своих лошадей, а также взять их напрокат. Айзек Бенсон говорил только о мужчинах.

– А как же женщины? Я не вижу дамских седел.

– На них небольшой спрос, мисс Мэндевилл. Если нам нужны дамские седла, то мы можем послать за ними в большую конюшню на Кинг-стрит. Иногда мы так и делаем – достаем что-нибудь для наших клиентов.

– И леди, видимо, не путешествуют в одиночку? – Крессида хотела узнать, сохраняла ли Миранда Куп видимость благопристойности.

– Ну, бывает по-разному. На Тависток-Терес живет одна очень богатая леди с независимым характером. Она может заказать экипаж и уехать одна. Видите ли, она вдова. Миссис Куп.

– Вот как! – Но если Миранда брала один из этих экипажей, разве конюх не проболтается о том, куда он возил ее? Не говоря уже о том, в каком костюме она была! – Думаю, она должна быть абсолютно уверена в вашем кучере.

– У нее есть собственный кучер, мисс. Он и слуга, и лакей, и кучер – как придется. Не могу сказать, чтобы поначалу мне это нравилось, но мистер Джарвис знает свое дело. – Он пригладил волосы. – Мне пора приниматься за работу, мисс, но вы можете осмотреть все вокруг сами, если хотите.

Крессида вышла из седельной. Это было более интересное утро, чем она ожидала, но она ни на шаг не приблизилась к тому, чтобы найти статуэтку.

Она прошла через всю конюшню, радуясь, что лошади заперты в стойлах с высокими стенками. В конце помещения она остановилась у дверного проема, ведущего во двор. С этого места была неплохо видна Тависток-Терес. На задних воротах были написаны номера домов. На подоконнике дома номер 16 статуэтки не было видно. Но даже если бы она там была, что могла сделать Крессида?

Пробраться внутрь? У нее не хватит на это храбрости.

Пока она смотрела, открылись ворота, и появился крепкий мужчина в дорожной одежде. Крессида отступила, чтобы ее не увидели.

– Доброе утро, мистер Джарвис, – услышала она голос Айзека Бенсона.

– Доброе утро, Айзек. Миссис Куп нужен экипаж, если он у вас свободен.

– Он свободен, сэр. Когда он ей нужен?

– Как можно скорее.

– Пару лошадей или две пары?

– Одной достаточно. Это просто прогулка к другу в Сент-Олбанс.

– Отлично. Джимми! – Бенсон позвал паренька на помощь и пошел в каретный сарай, а Джарвис пошел к конюшням.

Крессида готова была бежать, но не могла сдвинуться с места, пока все не уйдут.

Джарвис зашел внутрь и остановился, увидев девушку.

Затем прикоснулся к своей шляпе в знак приветствия.

Она поняла, что он принял ее за подругу Бенсона.

Она не стала завязывать разговор и молча сделала книксен. Он подмигнул и прошел мимо, чтобы взглянуть на лошадей. Крессида пыталась придумать способ получения хоть какой-то информации.

– У меня есть тетка в Сент-Олбансе, – солгала она.

– Неужели? Если ты надеешься, что мы тебя подвезем, забудь об этом. Моя хозяйка никогда не позволит брать с собой посторонних.

– Я и не напрашиваюсь! Я просто поддержала разговор. – Крессида услышала, что начала подражать Салли, и ей стало смешно.

– Разве у тебя нет работы?

– Сегодня я свободна. Моя хозяйка уехала.

– Повезло тебе. – Джарвис повернулся, чтобы осмотреть лошадей.

– Бенсон сказал, что вы управляете экипажем своей хозяйки.

Он зашел в стойло, чтобы проверить большого каурого коня.

– Бенсону не следует много болтать.

Крессида молила о том, чтобы у юноши не было неприятностей из-за нее.

– Он только сказал, что восхищается вами. Что вы умеете обращаться с лошадью и очень отважны.

– Это верно. Прошлой ночью нас остановил грабитель. У меня был пистолет – если б мне дали знак, я бы его подстрелил.

Крессиде не пришлось изображать волнение.

– Ле Корбо?

– Он самый.

Что за чертовщина! По дороге домой Миранду Куп ограбил настоящий Ле Корбо?

– Я думала, что он под арестом, – сказал она.

– Очевидно, арестовали не того человека. – Джарвис вышел из одного стойла и зашел в другое. – Однако он поживился немногим. У моей хозяйки была только маленькая статуэтка, которую она получила в подарок на вечеринке.

Крессида поблагодарила небо за то, что он изучал подковы лошадей и не смотрел на нее.

– Конечно, он не взял ее?

– Он сказал, что если он ничего не возьмет, то это повредит его репутации.

Тут вошел Бенсон, казалось, он был ошеломлен тем, что Крессида все еще здесь.

– Прошу прощения, мистер Джарвис…

– Ничего. Твоя подружка – милая девушка. Я возьму эту и эту. – Он указал на лошадей. – Я только что рассказывал ей о том, как нас остановил Ворон.

Бенсон озадаченно посмотрел на Крессиду, но не опроверг слов Джарвиса.

– По крайней мере вам нечего бояться его при свете дня, мистер Джарвис.

– Верно. – Кучер пошел к экипажу, оставив Бенсона разбираться с лошадьми.

Юноша вопросительно посмотрел на Крессиду.

– Прошу прощения. Он предположил, что я – служанка, которая пришла проведать тебя, и я не удержалась, чтобы не подыграть ему.

Он покачал головой.

– Ну вы даете!

– Обычно я веду себя пристойно. Теперь я не буду мешать тебе работать. Если хочешь путешествовать, пожалуйста, прими мое предложение.

– Я ценю вашу доброту, мисс Мэндевилл.

Крессида пошла к двери, но остановилась.

– Ле Корбо в самом деле ограбил миссис Куп?

– Если только Джарвис не рассказывает сказки.

– Но он похитил лишь маленькую статуэтку.

– Да, но, по его словам, она была взбешена этим.

«Я ничуть не удивлена», – подумала Крессида, выходя из конюшен на улицу; голова у нее шла кругом.

Миранда Куп спекулировала статуэткой, которой у нее уже не было, чтобы принудить Сент-Рейвена сопровождать ее на вечеринку. Эта женщина, наверное, отчаянно хочетвернуть ее. И сейчас она отправляется в Сент-Олбанс. Неужели Миранда знает, где находится убежище Ле Корбо?

Она должна следовать за Мирандой Куп! Но нужно срочно рассказать обо всем Сент-Рейвену. Как бы сделать это быстрее?

И вдруг она увидела… Нет, наверное, это сон. Сент-Рейвен собственной персоной идет по улице в костюме кучера.

Да! Рядом с ним мистер Лайн, одетый так же, они повернулись, чтобы перейти через улицу, направляясь к Тависток-Терес. Крессида подавила желание крикнуть им, но быстро пошла наперерез. Она уже дошла до угла, когда Трис повернулся и увидел ее.

Неужели у него так же перехватило дыхание, как и у нее?

– Крессида?

– У нее нет статуэтки!

– Что? – Он выглядел так, будто его ударили по голове этой статуэткой.

– У Миранды Куп нет статуэтки, – повторила девушка, оглядываясь, не обратил ли кто внимания на эту странную встречу.

– Не волнуйтесь. – Мистер Лайн снова казался удивленным. – Просто рассказывайте, что вы знаете.

– Да, – сказал Трис, – какого черта ты задумала?

– Что за речь, сэр!

– Я грубый кучер. А он разговаривает именно так. Выкладывай быстрее!

Крессида бросила взгляд на него, но сейчас у нее не было времени спорить.

– По дороге от Крофтона домой Миранду Куп ограбил Ле Корбо, он забрал статуэтку. Она заказала экипаж, который должен отвезти ее в Сент-Олбанс, наверное, она хочет вернуть статуэтку.

– Это не обязательно, но возможно. Как ты узнала об этом?

– Я была в конюшнях, когда ее человек пришел договариваться насчет экипажа.

– В конюшнях?.. – Он насторожился. – Кто-нибудь видел тебя?

– Конечно. Я говорила с ними. Вот как с вами…

– Тогда исчезни. Как только этот экипаж выедет на улицу, они увидят тебя.

– Ну и что из этого?

– Более того, они увидят, как ты разговариваешь с двумя людьми сомнительной репутации.

– О! – Она огляделась. – Но что мы будем делать?

– Ты ничего не будешь делать. – Трис развернул ее лицом к улице. – Ты пойдешь домой и будешь вести себя, как подобает леди.

Крессида заупрямилась.

– Только когда ты тоже вернешься домой и будешь вести себя, как герцог!

Она услышала, как его друг издал сдавленный смешок.

– Почему бы нам всем не уйти с линии огня? Здесь нечего делать.

– Верно. – Трис взял Крессиду за руку, чтобы увести ее с Тависток-Терес. Затем они услышали цокот копыт.

Трис заслонил собой Крессиду. Его друг встал рядом, образовав сплошную преграду. С бьющимся сердцем Крессида развязала ленты шляпки, которую могли увидеть, сняла ее и прижала к груди.

Ей не нравилось то, что она ничего не могла видеть, кроме широких плеч Триса. Его широких плеч…

Девушка помнила, как они выглядят обнаженными. Ее голова закружилась от воспоминания о его обнаженном теле. Она засунула руку ему под куртку и коснулась грубой рубашки, обтягивающей его прекрасную спину…

– Прекрати!

Крессида подавила смешок. Ее рука осталась на его спине, девушка набиралась сил от этого теплого прикосновения. Цокот копыт постепенно удалялся по Тависток-Терес, Миранда Куп уезжала.

Трис повернулся к Крессиде, и она вытащила свою руку.

– Что мы будем делать?

Он казался рассерженным.

– Ты идешь домой, а я стану искать Ле Корбо.

– Он в Сент-Олбансе.

– Откуда Миранда может знать, где он? Несомненно, она едет к тому, кто может знать это, и у меня уже есть некоторые предположения.

– С другой стороны, – сказал Лайн, – было бы неплохо последовать за ней – вдруг что-нибудь из этого получится. Я могу раздобыть лошадь.

– Хорошая мысль.

Лайн ушел, и Крессида решила, что должна задать несколько вопросов.

– Что ты здесь делаешь? – Но затем она догадалась. – Ты собирался пробраться в дом и украсть статуэтку?

– Верно, – сказал он.

– Ты сошел с ума! Я думала, что Миранда сама отдаст ее тебе, если ты поедешь с ней на вечеринку.

– Мне не нравится, когда меня принуждают. А что именно ты высматривала в конюшнях?

– Я не там высматривала. Я хотела получше рассмотреть дом. На тот случай, если там было что-нибудь…

Он закатил глаза.

– Ты же мисс Мэндевилл из Мэтлока, не забывай! Девушка безупречного поведения!

– Да, ваша грубая, неблагодарная светлость.

Он покачал головой, но рассмеялся.

– Ну хорошо! Твое приключение принесло плоды, но, пожалуйста, не делай больше ничего подобного. Если бы ты попала в беду, я бы не пережил этого.

– Мне не грозила опасность.

– Откуда ты знаешь? Возвращайся домой, любовь моя. Оставь это дело мне.

«Любовь моя».

Весь ее боевой настрой испарился, осталась только печаль. Она стала прощаться, но затем запротестовала:

– Я не хочу идти домой! Я хочу участвовать в поиске.

– Как? И, прости меня, чем ты сможешь помочь?

Они насторожились, услышав цокот копыт и грохот колес.

– Черт! – Трис сорвал с нее шляпку и нечаянно уронил на лестницу поблизости. Он прижал девушку к себе так, будто целует ее.

– А ведь мы могли бы поцеловаться по-настоящему, – прошептала она.

– Мне нужна хотя бы капля здравого рассудка.

Она поцеловала его в подбородок.

– Но когда ты сходишь с ума, это очень привлекательно!

Он отстранился от нее.

– Крессида. Женщина должна быть сильной за двоих.

Экипаж проехал мимо них.

– Это нечестно. Если бы это было так, то женщины управляли бы миром, а не мужчины. – Она посмотрела ему в глаза. – Ты так же не хочешь расставаться, как и я.

– Конечно, но это необходимо! Ты же помнишь о наших планах?

Она скользнула рукой по его плечу.

– Я знаю. Мы должны быть благоразумными, и я буду благоразумной, обещаю, как только мы добудем драгоценности. Но до тех пор я хочу еще немного побыть диким созданием.

Она погладила его щеку. Щека была колючей. Он не брился из-за этого маскарада.

– Возьми меня на поиски Ворона, Трис. Я не смогу сидеть дома и ждать!

Он взял ее руку.

– Как? Как ты сможешь снова уйти из дома, чтобы тебе сошло это с рук?

Он не сказал «нет». У нее возник план.

– Я скажу матери, что нашла способ вернуть наше состояние, но для этого я должна одна уехать на несколько дней. И она поверит, что я все делаю правильно.

– Она разрешит?

– Теперь она снова стала реалисткой, ведь нам грозит катастрофа. Пожалуйста, Трис… – Крессида прижалась к нему.

– Чертовка! Ты знаешь, что я не могу отказать тебе, когда ты так на меня смотришь. – Он притянул девушку к себе и нежно поцеловал. – Не могу.

Трис отпустил ее и полез по узкой лестнице за шляпкой. Затем он вернулся и надел шляпку ей на голову.

– Иди домой, – сказал он, завязывая ленты шляпы. – Если ты сможешь уйти, то жди меня на углу Рэтбери и Хейз. Это недалеко от твоего дома, но там вряд ли встретишь кого-нибудь из светского общества. Я приеду в своем экипаже.

Крессида знала, что улыбается слишком широко, слишком радостно.

– Спасибо!

– Поблагодаришь меня, когда окажешься дома, в Мэтлоке. Иди. Нам нужно опередить Миранду.

Трис повернулся и пошел прочь.

 

Глава 22

Крессида долго смотрела ему вслед, получая от этого огромное удовольствие, затем поспешила в другую сторону, дрожа от возбуждения. Такое безрассудство пускаться в это новое приключение, после него вся ее жизнь будет представляться еще более скучной, но она не могла от этого отказаться.

На самом деле, подумала она, повернув на Отли-стрит, в глубине души она была грешницей. Если бы не ответственность за родителей, если бы она была одна в этом мире, она могла бы открыто стать любовницей Сент-Рейвена, и к черту разум и благопристойность!

Но как объяснить все матери? Ложь была ей противна. Нужно подумать.

А сейчас самое главное – забрать статуэтку! Трису нужно научиться открывать ее, и у них может быть возможность подменить одну статуэтку другой. Крессида зашла в кабинет отца, чтобы забрать хранившуюся там фигурку, и в этот момент туда вошла мать.

– О, дорогая, я думала, что ты еще не пришла. Я хочу почитать отцу что-нибудь. Какая книга будет интересна для него, как ты думаешь?

– Хорошая мысль, мама. – Крессида сняла с полки книгу об Аравии; ей казалось, что чувство вины написано у нее на лице. – Попробуй эту.

Мать взяла книгу и вздохнула:

– Даже если он выздоровеет, его сломит груз несчастий.

Крессида облизнула губы.

– Кстати, мама… Может быть, есть выход…

– Что?

– Есть другая статуэтка, очень похожая на эту, мама, и в ней спрятаны драгоценности.

Мать смотрела, недоумевая.

– Но… все остальные вещи в Стокли! Как жаль, что и это достанется Крофтону!

– Я узнала, что драгоценностей у него нет. – Крессида поняла, что обращается с матерью, как с ребенком. – Лорд Крофтон отдал статуэтку с драгоценностями другому человеку, а у того ее украл разбойник Ле Корбо. Один мой знакомый готов взять меня с собой, чтобы попытаться вернуть ее. Я должна сделать это, мама.

Мать уставилась на нее.

– Откуда ты все это знаешь?

Крессида почувствовала, как ее лицо вспыхнуло.

– Я не могу тебе сказать.

– Ты была у Сесилии эти несколько дней? Крессида вздохнула:

– Нет.

– Крессида!

– Мама, пожалуйста, не думай обо мне плохо. Я пыталась вернуть наши драгоценности. Мы должны вернуть их, если хотим жить нормальной жизнью. Только так мы сможем уехать в Мэтлок…

Она почувствовала, что будущее всей ее семьи зависит сейчас от нее.

– Боже мой! А я и не знала обо всем этом. И ты думаешь, что сможешь найти эти драгоценности?

Крессида заставила свой голос звучать уверенно.

– Да.

– Кто он, этот твой друг? Это… мужчина?

Девушка хотела солгать, но совесть воспротивилась этому.

– Да, но между нами не будет ничего недостойного.

Говоря об этом в будущем времени, она могла сказать правду, хотя вряд ли было пристойно обниматься с мужчиной на людной улице или целовать его.

– Молодой мужчина?

– Да, мама.

– Дорогая, ты уверена, что можешь доверять ему? Мужчины так легко забывают о хороших манерах, если леди не ведет себя безупречно.

Крессида почувствовала, что сейчас задохнется от смеха.

– Я буду благоразумной за нас обоих, мама. Пожалуйста! Ты доверишь мне это?

Мать закусила губу, затем подошла к Крессиде и взяла ее за руки.

– Ты так похожа на отца, милая. Признайся, ведь ты хочешь быть с ним рядом, да?

– Да.

– Но когда все будет кончено, ты вернешься в Мэтлок?

Крессида вздохнула, глядя на ряды книг на полках.

– Сомневаюсь, что у меня будут другие варианты.

Мать коснулась ее щеки.

– Я обычная женщина, но ты – нет, я подозревала это. Я отпустила твоего отца на волю. Он мог вернуться с нами в Англию, однако я знала, что эта страна не для него. Он любил меня, но приключения он любил больше. Поэтому я отпустила его. Отправляйся на поиски приключений, Крессида, и знай, что у тебя есть дом, куда ты можешь вернуться, – завтра или через двадцать лет.

Крессида смотрела на мать сквозь слезы, понимая многое и не понимая ничего. Теперь ей хотелось рассказать матери больше.

– Мама, это герцог Сент-Рейвен. Мой друг. Мы познакомились… случайно. Для него это забава. Приключение…

– Ты влюбилась в него? Неудивительно. – Мать вздохнула. – Бедная Кресси! Кажется, ты унаследовала самые опасные черты своих родителей. Мое доброе сердце и отважный дух твоего отца. А герцог очень красив.

– Я люблю его не за это.

– Нет, конечно. Если он попросит, ты станешь его любовницей?

Прямой вопрос заставил Крессиду задуматься.

– Нет. Это будет неправильно, и раны останутся на всю жизнь. И кроме того, он должен жениться. – Она глубоко вздохнула. – Если я еду, то сейчас. Спасибо!

– Помни, я всегда буду здесь, буду ждать, когда вернется путешественница. Думаю, что смогу вылечить твои раны. Немного масла базилика, немного горячего молока…

Крессида крепко обняла мать, а затем побежала наверх, чтобы взять смену белья и туалетные принадлежности. Как нести их? Будет странно, если она пойдет по улице с саквояжем. Девушка вытащила коробку из-под высокой шляпы и положила вещи и статуэтку в нее.

Она надела шляпку, которую носила в Мэтлоке. Узнают ли ее в ней? Если кто-нибудь увидит, что она едет из города с герцогом Сент-Рейвеном, слухи полетят быстрее ветра.

Может быть, ей не следует ехать?

Но она не может упустить такую возможность! Трис ждет ее!

Крессида взглянула на часы, затем схватила тонкий синий шелк, который служил ей чадрой на маскараде, обвязала его вокруг шляпки и опустила на лицо. Иногда леди надевают вуаль, когда должны ехать в открытом экипаже.

Все окрасилось в синий цвет, и ей было плохо видно, словно ей опять завязали глаза, как при похищении. Она подняла вуаль, затем схватила свои очки. Крессида никогда не носила их на людях, значит, они еще больше изменят ее облик.

В последний раз обежав взглядом комнату, девушка взяла коробку, бросилась вниз по лестнице и вышла из дома. Она знала, что ее жизнь никогда уже не будет прежней.

Крессида заставила себя не спеша идти к месту встречи, молясь о том, чтобы не встретить знакомых.

Она повернула на Хейз-стрит и увидела Триса. Вернее, увидела его спину и великолепный экипаж. Девушка заколебалась на мгновение, но затем поспешила к нему.

Ее мягкие подошвы не издали ни звука, и он вздрогнул, когда она сказала:

– Я здесь.

Наверное, он тронул поводья, так как лошади дернулись, и ему пришлось успокаивать их. Затем он протянул девушке руку в перчатке и втащил ее на сиденье.

Она не могла понять, удивился он, обрадовался или заволновался.

– Шляпная коробка? – спросил он.

– Я подумала, что должна взять с собой немного вещей. В том числе статуэтку. Может, нам удастся подменить ее.

– А! Это хорошая мысль. Готова?

«Я не знаю!» Крессида опустила на лицо вуаль, радуясь, что может скрыть выражение лица.

– Готова, – сказала она.

Трис хлестнул лошадей длинным кнутом, и они отправились в путь.

Вскоре они догнали телегу, груженную огромными тюками. Телега ехала медленно и занимала почти всю дорогу. Экипажи, ехавшие навстречу, мешали обогнать телегу, и Крессида была в отчаянии. Эта задержка была для нее невыносима.

Вдруг Трис сказал:

– Держись.

Крессида слишком поздно поняла, что он имел в виду, и попыталась схватиться за поручень, в то время как экипаж рванулся вперед и пронесся мимо телеги, использовав небольшой зазор между каретами. Вскоре дорога перед ними была свободной, и они с ужасающей скоростью понеслись мимо людей и домов.

– Все в порядке?

Крессида оторвала взгляд от зданий, мелькавших за окнами кареты.

– Мы можем ехать помедленнее? – Ее голос звучал испуганно.

Они только что объехали яму на дороге с пугающей беспечностью.

– Разве это моя бесстрашная Рокселана?

– Нет, это твоя напуганная мисс Мэндевилл из Мэтлока, которая не хочет умереть!

– Ты не умрешь. Поверь мне!

«Поверь. Поверь». Она с трудом оторвала пальцы от поручня.

Затем он добавил:

– Я не переворачивался на дороге по меньшей мере шесть лет.

– Ты раньше переворачивался? – пискнула она, снова хватаясь за поручень.

– Когда я был молод, глуп и катался наперегонки с Аффемом.

– Аффемом? – Разговор отвлекал ее. Она молила о том, чтобы беседа не отвлекала его.

– Наследник герцога Аррана. Он мой молочный брат.

– Ах да! – Она вспомнила, что среди невест светского общества суматоха по поводу Аффема была почти такой же, как и по поводу Сент-Рейвена. – Ты знаешь кого-нибудь, кто не принадлежит к герцогскому роду?

– Не будь смешной. Тебе лучше?

Крессида поняла, что ей немного лучше, но по-прежнему держалась за поручень.

– Это безрассудный способ путешествовать.

– Это лучший способ, пока стоит хорошая погода. Это и самый быстрый способ.

– Я говорю именно об этом.

– Нам нужна скорость. Мы хотим опередить Миранду. Ну а почему ты закутана, как плакальщица?

– Для того чтобы меня не узнали. Не увидели меня с тобой.

– Ты уже можешь поднять вуаль. Мы проезжаем через сады, и поблизости не видно ни одного экипажа. Я не думаю, чтобы здесь гулял хоть кто-нибудь из светского общества.

Крессида одной рукой подняла вуаль. Вторую она не была готова снять с поручня. Нормальный обзор дороги успокоил ее, а уверенность Триса успокоила ее еще больше.

Крессида заставила себя отпустить поручень и сразу стала слегка раскачиваться вместе с экипажем. Дорога была довольно гладкой – за счет дорожных сборов ее поддерживали в хорошем состоянии. Хотя они и проносились стремительно мимо пешеходов и людей, едущих верхом на ослах и коренастых лошадках, ее все-таки не подбрасывало в воздух в этом легком экипаже. Вдруг Трис сказал:

– Впереди карета. Почтовая или пассажирская, едет навстречу.

Крессида опустила вуаль, и через несколько секунд карета проехала и в вихре пыли покатила дальше в Лондон.

– Лучше ехать так, чем снаружи кареты, – сказал он.

– Не сомневаюсь.

Она всегда думала, что путешествовать снаружи должно быть неудобно и опасно. Мисс Мэндевилл из Мэтлока никогда не должна была задумываться об этом, ей не пристало ездить снаружи. Однако если она не добудет драгоценности, ей, возможно, придется возвращаться таким образом.

Ей хотелось закричать от ужаса и отчаяния. Но она считала, что лучше действовать. Они добудут драгоценности, и это решит большую часть ее проблем. Ее родители смогут жить достойной жизнью.

Вероятно, ей не придется путешествовать больше с Трисом Трегеллоусом – но это уже старая рана.

– Какой у нас план? Куда мы едем?

– В Хэтфилд, где жил некий Жан-Мари Бурро, прежде чем он был арестован как Ле Корбо.

– Но неужели он все еще будет там?

– Раз его невиновность была доказана, то, я надеюсь, он останется там. Там у него жилье, и он много работает.

– Работает?

– Он пишет портреты пастелью, и неплохо.

Это показалось Крессиде необычным.

– Художник? Ты уверен, что он и есть Ле Корбо?

– Мастерство художника еще не гарантия добродетели.

Впереди дорогу преградила застава, и Трис притормозил, чтобы бросить монету сборщику подати. Вскоре им уже открывали широкие ворота. Через пару секунд скорость снова прижала Крессиду к спинке сиденья, а все внимание Триса было обращено на дорогу.

– Значит, он в Хэтфилде. – Она решила думать об этом, а не о скорости. – И статуэтка у него. Ты ведь говорил, что там у него жилье?

– Но теперь он знает, что его убежище обнаружено. Я приказал проверить это место еще до того, как мы уехали из «Ночной охоты». Он забрал все ценные вещи.

– Если статуэтка все еще у него, то, возможно, она с ним в Хэтфилде.

– Надеюсь. Если у него появился новый тайник, то я заставлю его открыть, где он.

– А как ты собираешься сделать это? Он ведь может заподозрить, что это для тебя важно?

Он быстро взглянул на нее.

– Я найду способ. Неужели ты думаешь, что я забуду об осторожности?

– Нет, конечно, нет! У тебя холодная голова. Я просто беспокоюсь.

– Поверь мне, Крессида. Это последний акт пьесы. Скоро мы добудем твои драгоценности.

Последний акт. Она не могла сказать, что он приукрашивает истину, это точно.

– Как мы сможем забрать у него статуэтку, чтобы он не узнал о ее истинной ценности? – Через секунду она ответила сама: – Возможно, этим должна заняться я. Не думаю, что он захочет угодить тебе.

– Я готов выбить из него эту вещицу, но чем меньше шума, тем лучше.

Они притормозили, проезжая через местечко под названием Финчли. Губы Триса дрогнули.

– У тебя, как я помню, есть более мирный план? – Он вспомнил о ее намерении выкрасть статуэтку. – Меня все еще привлекает грабеж.

– Если только нас не поймают.

– Я – герцог.

– Это не защитит тебя от ответственности за уголовное дело.

– Но мой титул уменьшает вероятность ареста. Несправедливо, я знаю, но должны же быть хоть какие-то преимущества. Кстати, Ле Корбо живет в гостинице «Раковина моллюска». Мы можем снять там комнаты и заняться делом.

Она отметила одно слово – «комнаты».

– Комнаты?

– Комнаты. – Он притормозил лошадей и посмотрел на нее. – Мы не можем сделать вид, что женаты, Крессида, даже если скроем имена. Слишком большой риск, что мы встретим кого-то, кто знает меня. В любом случае твой костюм и шляпка свидетельствуют о небольшом достатке. Хороший же я муж, если сам одет в дорогую одежду и имею такой экипаж, а моя жена носит одежду служанки.

– Я думала, что эта одежда зато не вызовет подозрений, – проворчала Крессида и не сказала ему, что это ее повседневная одежда. Она могла даже возразить, что эти вещи сделаны из прочной ткани, они практичны и хорошо сшиты, но какой смысл в этом разговоре?

– О чем думаешь?

Крессида вернулась к реальности.

– Я все время думаю об одном, что вылечу из этого нелепого экипажа.

– Я замедлил ход.

– Мы все еще едем слишком быстро.

– Будь смелой. Ты беспокоишься о сегодняшней ночи? Ты можешь довериться мне.

– Возможно, – сказала она. – Но нам нужно прибыть на место поодиночке.

– Почему?

– Потому что так никто не заподозрит связи между нами, и это даст нам свободу действий. – Пока он не успел возразить, она добавила: – На следующей станции я могу сесть в карету, которая направляется в Хэтфилд. Кажется, они ходят довольно часто.

– Это невозможно! Тебе, может быть, придется ехать снаружи.

– Если я не добьюсь успеха в этом деле, то мне придется ездить снаружи всю оставшуюся жизнь!

Он остановил лошадей и посмотрел на нее.

– Мы добьемся успеха.

– Даже ты не можешь изменить судьбу по своему желанию.

– По крайней мере я могу справиться с этим. Мы имеем дело с мелким преступником-иностранцем, который не знает, чем он завладел. Тебе незачем подвергать себя риску.

– Однако пока что нам не очень везло, не так ли? – Когда он все-таки не выразил согласия, она добавила: – Ты не можешь диктовать мне. Мой план наиболее разумен.

– В самом деле? Тогда в чем он заключается, кроме того, что тебе придется терпеть неудобства?

– Ты считаешь эту тряску более удобной?

Его челюсти сжались еще крепче, но он только коротко потребовал:

– План, Крессида. Как ты предлагаешь действовать?

– Ты приедешь и устроишь встречу с Бурро. Я доберусь самостоятельно и обыщу его комнату, пока он будет занят с тобой.

– Об этом не может быть и речи. Как только ты войдешь в его комнату, ты станешь преступницей.

– Но, милорд, вы, конечно, сможете вызволить меня из тюрьмы, даже если такое случится.

– Я могу оставить тебя там, если ты еще раз назовешь меня милордом.

От отчаяния в его словах у Крессиды перехватило дыхание. Она подняла вуаль, чтобы лучше видеть его.

– Прошу прощения, но не дави так на меня. Я не была воспитана в покорности мужчине. Твое слово – не закон для меня.

– Такое искушение – жениться на тебе, чтобы услышать под венцом обещание повиноваться мне.

– Отличный аргумент против вступления в брак для женщины!

– Ты лучше постарайся отвлечь Бурро, – сказал он, – а я обыщу комнаты.

– И как я, одетая служанкой, должна буду сделать это? Между прочим, это моя повседневная одежда, сэр, и она мне нравится!

– Не обижайся на мои слова… – сказал он, смягчаясь. – Ты всегда для меня привлекательна.

– Я… Ужасный человек, не сбивай меня с толку! Я не могу поручиться, что мне удастся надолго задержать Бурро. А ты можешь. Я обыщу комнаты. Я придумала, кем себя представить.

– Что?

Она услышала недоверчивый вздох.

– Я – обманутая любовница, пришла умолять его вернуться ко мне. Это отличный повод пробраться в его комнаты, и из-за этого я вряд ли окажусь в тюрьме.

– Только если тебя не поймают на месте преступления.

– Как это может случиться? У меня в картонке похожая статуэтка. Мне нужна только минута, чтобы поменять безделушки, или немногим больше, чтобы забрать драгоценности из его статуэтки.

– Черт побери, Крессида, мне это не нравится!

Крессида дотронулась до его руки.

– Трис, это не такой уж опасный план – проехать несколько миль в пассажирской карете, а затем забраться в комнату этого человека. По крайней мере не такой безумный для нас, простых смертных, милорд.

Трис взял ее за руку.

– Крессида, я должен позаботиться о твоей безопасности.

– На самом деле риск не так уж велик, а успех обеспечен. Подумай! Мы не будем зависеть друг от друга. Даже если мы встретим кого-то, кто знает тебя или меня, не будет никакого скандала.

– В твоем плане есть здравое зерно. Но Бурро мог спрятать статуэтку вместе с остальной добычей.

– Тогда ты должен дать мне время для обыска комнат. У него есть слуги?

– Сомневаюсь, но у него есть сообщники. Это слишком опасно…

– Если они меня застанут, я им расскажу свою грустную историю.

– А что, если он скажет, что никогда не видел тебя?

Она подняла брови:

– Ну, он ведь так и скажет, а как иначе?

– Крессида…

– Трис, ты не можешь мне запретить. Это единственный разумный план. Ради Бога, я была готова продаться Крофтону, чтобы добыть эти драгоценности. Попасть в тюрьму – для меня меньшее зло.

Он нахмурился.

– Мы остановимся в Барнете и посмотрим, когда нужный экипаж отправляется на север. Мы не можем ждать слишком долго, нельзя допустить, чтобы нас обогнала Миранда.

– Ты можешь отправиться вперед и проследить за этим.

– И оставить тебя одну?

У нее вырвался смешок.

– Ты собираешься ехать на своем экипаже бок о бок с каретой, чтобы я была в безопасности?

– Крессида Мэндевилл, я отвечаю за твою безопасность. Как я могу посадить тебя в обычную почтовую карету и оставить без защиты?

Она взяла его за руку.

– Ты когда-нибудь путешествовал в почтовой карете, Трис? Думаю, нет, а я путешествовала в карете с моей матерью. Это не представляет большой опасности, в конце концов, нужно проехать всего несколько миль. Это разумный план, Трис, соглашайся!

– Разумный! О, во что бы то ни стало будем разумными.

Он наклонился и прижался губами к ее губам. Поля их шляп столкнулись, и они отстранились, смеясь. Нежные, страстные желания нахлынули на Крессиду, так что она не могла говорить и с трудом сдерживала слезы.

Трис достал из-под сиденья длинный плоский металлический предмет.

– Возможно, тебе придется открывать запертые ящики. Это поможет. Используй как рычаг. Вот так!

Трис ожидал, что Крессида отступит. Но она открыла свою коробку и засунула туда отмычку.

– Хорошо, будь по-твоему, – уступил Трис. Он щелкнул кнутом над головами лошадей. Они понеслись, подняв облако пыли.

Крессида снова схватилась за поручень – она ни за что не отступит и не струсит.

 

Глава 23

Они притормозили перед холмом у Барнета, обговорили все детали, и Трис начал выполнение плана. Он выпрыгнул из экипажа и бесцеремонным тоном заговорил с конюхом о своем пассажире, которому нужен билет до Хэтфилда. Он ясно дал понять, что пассажир для него человек посторонний.

Слуга помог Крессиде спуститься, и она пошла покупать билет. Карета прибывала меньше чем через пятнадцать минут, и в ней должны были быть места. Она вернулась с билетом в руке и села на скамью рядом с немолодой парой, которая казалась очень усталой. Супруги тоже ждали карету. Крессида знала, что Трис будет слоняться вокруг, следя за тем, как она отправится в путь, и что в Хэтфилде он будет так же преданно ждать, когда она приедет.

Скоро эта бдительная охрана закончится. Все будет так же, как раньше, она будет жить в Мэтлоке, и никто не будет беспокоиться о ее безопасности. Ну и пусть!

– У вас неприятности, милочка? – спросила женщина, сидевшая рядом.

– Нет, – ответила Крессида, прежде чем поняла, что сказала это слишком радостно. – Я просто устала. А у вас?

– Достаточно грустное путешествие.

Крессида не могла не обратить внимания на печаль в ее голосе.

– Что случилось?

Затем она увидела, что мужчина и женщина держатся за руки. Две грубые, натруженные руки, сплетенные между собой. Так иногда сплетались ее рука и рука Триса. Но их руки были вынуждены расстаться, а эти соединились на всю жизнь. Они поддерживали друг друга даже сейчас, в тяжелые времена.

– Еще недавно у нас был небольшой участок земли в поместье лорда Сандерленда, дом, четверо сыновей. Это были счастливые годы, счастливые. Но трое наших парнишек поддались на уговоры вербовщика и сгинули, а затем наш старший… он порезал ногу косой во время уборки урожая, нога загноилась, и он не выжил.

– Все четверо умерли? Мне так жаль.

– Теперь лорд Сандерленд говорит, что мы не можем работать, и он прав. Сердце у моего мужа не такое здоровое, как раньше. Поэтому мы должны покинуть наш дом.

Крессида знала, что жизнь крестьянина связана с землей.

– Куда вы пойдете? – Ей так хотелось помочь этим людям, но что она могла сделать здесь и сейчас?

– Мы едем к моей сестре, она живет под Бирмингемом. – После паузы женщина добавила: – Но я не знаю, что там будет с нами.

– Я так сочувствую вашему горю.

Крессида ненавидела свою беспомощность. Она умела сочувствовать попавшим в беду. Три сына этой женщины воевали против Наполеона, а в награду их родителей выбросили из дома. Это было несправедливо. Что-то было нужно сделать.

Она понимала лендлорда, которому, несомненно, было нужно место для новой семьи работников, но винила правительство, которое не позаботилось о своих солдатах и их семьях. В Мэтлоке она бы знала, что делать, но здесь сама боролась за выживание.

Если бы только у нее была волшебная палочка…

Сколько у нее времени? Девушка попросила женщину присмотреть за шляпной коробкой и поспешила в гостиницу. Она заглянула в несколько комнат, размышляя о том, где сейчас Трис.

Он сидел в пивной и пил пиво из глиняной кружки и болтал с местными жителями. Они, конечно, все казались ослепленными им, как будто их посетил прекрасный принц из сказки.

Крессида промедлила секунду, просто радуясь возможности видеть его. Как привлечь внимание Триса, не подходя к нему? Она топталась на месте, мечтая о том, чтобы он посмотрел в ее сторону. И дождалась его взгляда.

Он поднял брови, затем осушил свою кружку, попрощался с новыми знакомыми и неторопливо вышел из комнаты.

– Что случилось?

Она оглянулась – поблизости никого не было.

– Там сидит супружеская пара с очень печальной судьбой. Потеряли трех сыновей на войне, последний умер дома от раны. Муж болен, а жена измучена. Их прогнали с их земли…

Он закатил глаза.

– Таких тысячи. Что я могу сделать? Перестань смотреть на меня так, как будто я могу превратить воду в вино!

– От этого было бы мало толку, – сказала Крессида едко. – Ты можешь отправить их в «Ночную охоту», пока мы не придумаем что-нибудь. Когда я вернусь в Мэтлок, то смогу помочь им. Иначе они попадут в работный дом. Они сидят и держатся за руки, Трис! Расставание убьет их. Ты же знаешь, что пары разлучают в работных домах…

Он приложил пальцы к ее дрожащим губам.

– Боже милосердный! Крессида, как ты будешь жить с таким добрым сердцем?

Она невозмутимо ответила:

– Делая добро, конечно!

– Конечно, – сказал он еле слышно.

– Конечно, с высоты вашего положения не видны беды простых людей, но здесь, внизу, милорд, я хорошо это вижу.

– Перестань называть меня милордом! – Он почти зарычал. – Хорошо, я позабочусь о них. Но вон пришла твоя карета.

– Спасибо!

Она улыбнулась и прижала пальцы к его губам, а затем поспешила забрать свою коробку и занять место в карсте. Она едва успела сесть, как карета тронулась.

Трис наблюдал за отправлением кареты. Крессида Мэндевилл внесла безумные хлопоты в его жизнь. Она была еще и благодетельницей. Она всю жизнь будет искать бездомных и беспризорных на дорогах Англии, которых должен будет обеспечивать ее муж…

Она может стать невероятной герцогиней, и предки Трегеллоусов перевернутся в гробах, но ему было уже все равно.

Он покачал головой и пошел разбираться с чужими проблемами.

Пара была одета в приличную, но поношенную одежду. Возможно, всю жизнь мужчина был сильным и выносливым, но сейчас он был просто худым и слабым. Женщина была более крепкой, но выглядела страшно усталой.

Крессида была права – куда бы ни направились они в поисках работы, их ждет работный дом – там приютят, накормят и оденут, но разлучат. Его поместят вместе с мужчинами, ее – с женщинами. И там они скоро угаснут.

Трис подошел к ним.

Женщина первая подняла на него удивленные глаза. Она высвободила свою руку и поднялись. Мужчина попытался сделать то же.

Трис остановил его.

– Не надо, пожалуйста. Я только хотел поговорить с вами.

Женщина тем не менее встала, но положила руку мужу на плечо, удерживая его.

– Муж плохо себя чувствует, сэр.

– Я вижу. Похоже, вы лишились дома?

Женщина опустила глаза. Мужчина насторожился.

– Я не желаю вам зла. Мой… – Нет, он не может сказать, что Крессида его друг. – Та леди, которая говорила с вами, рассказала мне о вашем положении. Она думает, что сумеет найти работу для вас, когда вернется из поездки. Она попросила меня отправить вас пока в мой дом, там вы сможете подождать ее.

Мужчина и женщина обменялись долгим взглядом, затем две пары глаз снова обратились к нему. Не будет ли им еще хуже?

Он догадался, что нужно назвать им свое имя.

– Мое имя – Сент-Рейвен, – сказал он. – Мое имение называется «Ночная охота», оно в нескольких милях от Бантингфорда. Я напишу письмо, которое поможет вам.

Мужчина и женщина молча смотрели на него.

– Вам дадут жилье и пищу, – продолжал он упрямо, моля о том, чтобы в «Ночной охоте» была свободная комната для слуг. Как он, черт возьми, может знать это? Он подумал о том, что мог бы предложить им коттедж Бурро, брошенный много лет назад. Пожалуй, эти двое были бы благодарны ему за любой кров.

– Мисс Мэндевилл вскоре свяжется с вами, – бодро сказал он.

Супруги смотрели друг на друга несколько долгих секунд, и женщина тихо сказала:

– Вы очень добры, сэр. Мы благодарим вас. И леди тоже.

Трис вздохнул с облегчением.

– Хорошо, хорошо. – Он вытащил деньги, размышляя о том, сколько может стоить проезд до Бантингфорда. Он бы дал им несколько гиней, но боялся, что такая щедрость спугнет их.

Трис протянул им крону, наблюдая за реакцией. Женщина вспыхнула от стыда.

– У нас есть деньги, сэр, спасибо.

– Я бы хотел покрыть стоимость вашего пути в «Ночную охоту». Ваши деньги могут понадобиться вам позже.

Она взяла деньги, вынула вязаный кошелек и опустила монету туда. Было видно, что в кошельке не много денег.

– Вы очень добры, сэр. – Промедлив, она добавила: – Я Рейчел Минноу, а это мой муж Мэттью.

Он отругал себя за то, что не потрудился спросить их имена.

– Ну что ж, – сказал он и понял, что говорит слишком дружелюбно, как добрый сквайр в пьесе. – Надеюсь, что увижу вас в «Ночной охоте», когда вернусь туда, миссис Минноу, мистер Минноу.

Трис отошел на пару шагов и все еще чувствовал на себе пристальные, просветлевшие взгляды. Кажется, на щеках мужчины были слезы.

Он вспомнил, что Крессида уже катила к Хэтфилду, где могла попасть в беду. Надо было спешить. Трис торопливо пошел в гостиницу, где потребовал письменные принадлежности, а затем быстро написал письмо владельцу «Черного быка» в Бантингфорде с просьбой отвезти в двуколке знакомую ему супружескую пару в «Ночную охоту». Затем он написал письмо Пайку, дворецкому в «Ночной охоте», приказывая ему позаботиться о супругах Минноу.

Он чуть было не отдал письма миссис Минноу, но сообразил, что ее муж почувствует себя вконец униженным, поэтому вручил письма ему. Грубые руки взяли письма, словно они были из хрупкого стекла.

– Мы с женой благодарим вас, сэр.

– Это пустяки, – ответил Трис. – До встречи!

Выехав из Барнета, Трис хлестнул лошадей. После отдыха они были резвыми, и вскоре быстрая езда выветрила из его головы все посторонние мысли.

У него полно собственных забот, главная заключалась в том, что Крессида может приехать в Хэтфилд раньше его. Однако примерно на полпути Трис обогнал карету. Он заглянул внутрь, но мог увидеть только двух человек, сидевших у окна с его стороны. Крессида должна быть там. Она не могла попасть в какую-то новую переделку за последние полчаса.

Прибыв в Хэтфилд, довольно непримечательный городок, он нашел «Раковину моллюска».

Ему нужно устроиться, а потом заняться делом.

Хозяин гостиницы показал ему комнаты.

– Моя кузина захотела, чтобы французский художник, живущий в вашей гостинице, написал ее портрет. И поэтому я здесь.

– Его имя – мистер Бурро. – Толстый хозяин поклонился. – Да, в самом деле он здесь, ваша светлость! Но сейчас у него клиент.

– Он пишет портреты здесь, а не в домах своих клиентов? – с удивлением спросил Трис.

– Все зависит от желания клиента, ваша светлость.

Трис пожал плечами.

– Где находятся комнаты художника? Они рядом?

– Довольно близко, ваша светлость.

Трис заметил растерянность в голосе хозяина гостиницы. Хочет ли высокий гость, чтобы художник был поблизости, или он возмутится оттого, что его комнаты находятся рядом с номером скромного художника?

– Это маленький дом, ваша светлость…

Трис промолчал.

– Комнаты шестнадцать и семнадцать, ваша светлость. Совсем на другом конце коридора, ваша светлость, но довольно близко, если понадобится.

Трис не смог удержаться от улыбки. Этот ответ был великолепным по своей дипломатичности.

– Отлично. – Он знаком позволил хозяину гостиницы удалиться.

Трис не любил, когда перед ним пресмыкались, но титул герцога поможет, если дела пойдут скверно. И к тому же, черт возьми, людям это нравится. Они купались в лучах его славы. Без сомнения, владелец гостиницы чуть не лопается от важности и ждет момента поведать всем, что его дом почтил своим присутствием герцог.

Положение обязывает. «Люди благородные должны благородно встретить свою судьбу». Он согласен с таким мнением.

У него не было возможности выбирать свою судьбу, но он намеревался с честью нести свой крест. Он раньше не думал, что поведение на публике будет играть такую большую роль в его жизни.

Трис подошел к окну гостиной, и обнаружил, что оно выходит на улицу и из него видна гостиница при почтовой станции. Очень хорошо. Он сможет увидеть, как приедет карета Крессиды. Он вытащил свои золотые часы и открыл крышку.

Где же карета? Неужели что-то задержало ее? Случалось, что кареты переворачивались, при этом страдали пассажиры.

Он знал, что нельзя поддаваться панике, и попытался побороть ее. Если он не может отпустить Крессиду на полчаса, то как же он отпустит ее навсегда? Возможно, он сможет внедрить слугу в ее дом в Мэтлоке, чтобы тот сообщал ему обо всех делах…

Он покачал головой – это походит на сумасшествие.

Пожалуй, стоит заглянуть в комнаты его незаконнорожденного кузена. Возможно, есть способ забрать статуэтку, не подвергая риску Крессиду. У Бурро было две комнаты, очевидно, спальня и гостиная. Он, конечно же, будет заниматься делами в гостиной и прятать добычу в спальне. Как жаль, что он не знает, где спальня, а где гостиная, но его шансы были один к одному.

Он выглянул из комнаты. Длинный коридор был пуст, по обеим сторонам были закрытые двери. Хозяин гостиницы сказал, что Бурро живет в другом крыле. Там внезапно открылась дверь.

Трис отступил в глубь комнаты. Появилась пухленькая служанка, она несла поднос с едой для него. Значит, та дверь ведет к черной лестнице.

Служанка, краснея, стала раскладывать еду на столе. Холодный пирог, сыр, хлеб, масло и графин кларета.

Он поблагодарил ее и дал монету. Она сделала книксен и покраснела еще больше.

– Это все, ваша светлость?

Он надеялся, что неправильно понял ее намек.

– Да, спасибо.

Она надула губки и ушла, виляя пухлыми ягодицами.

Сладострастные мысли о Крессиде нахлынули на него самым постыдным образом. Он налил стакан вина и выпил. Потом выглянул в окно и проверил, не едет ли по улице карета, затем снова открыл дверь. Все было тихо.

Нужно помнить, что сейчас он не делает ничего противозаконного. Если он хочет пройтись по коридору и посмотреть на номера на дверях комнат, то имеет на это полное право.

Думая об этом, он стал действовать, хотя и чувствовал себя преступником, особенно когда пересек лестничную площадку. Эта лестница вела в холл гостиницы. Внизу были люди, но слава Богу, никто не смотрел вверх.

Как Крессида узнает, в каких комнатах остановился Бурро?

Проклятие. Он мог бы перехватить ее. Должен ли он хорошенько подготовиться или сейчас выполнить свою миссию?

Пожалуй, ему нужно приготовиться.

 

Глава 24

Он повернул обратно к своей комнате и чуть было не столкнулся с хозяином гостиницы, который вел наверх новых гостей – состоятельную пару средних лет.

– Ваша светлость! Что-то не так, ваша светлость?

Трис видел его беспокойство, но также радость оттого, что он может показать своего именитого жильца. Глаза супругов округлились.

– Просто прогуливаюсь, – сказал Трис добродушно. – Я всегда так делаю перед едой.

Он кивнул супругам, глазевшим на него, и зашагал обратно в свои комнаты. Этак он скоро станет «эксцентричным герцогом Сент-Рейвеном». Войдя в комнату, он сразу пошел к окну – и вот она, карета, раскачивается и катит по улице.

Придется отказаться от плана украсть статуэтку до прибытия Крессиды. Он хотя бы может сообщить ей номера комнат Ле Корбо. Трис вынул из кармана записную книжку, вытащил прикрепленный к ней карандаш и написал числа 16 и 17. Затем несколько раз сложил листок бумаги, вышел из комнаты и спустился вниз.

Он не встретил хозяина снова, но на пути ему попались трое слуг, которые расступились перед ним с благоговейным страхом. Он постоял у парадной двери, выглянул на улицу и вышел.

Вот и Крессида. Она шла к нему, ее сопровождал суровый, строго одетый мужчина, за которым следовал слуга с багажом.

Трис с удивлением заметил, что Крессида надела очки. Еще одна деталь маскарада. Она несла свою шляпную коробку и потому выглядела несколько странно.

Крессида увидела его, но не замедлила шаг. Он сознательно не двинулся с места, так что ей пришлось задеть его. Она посмотрела на него так, как это сделала бы любая приличная женщина в подобной ситуации, и взгляд был усилен этими круглыми очками. Он не смог удержаться от улыбки и, пытаясь изобразить любезность, наклонился и вложил кусок бумаги ей в руку.

Ее глаза округлились. Он испугался, что она все провалит, но девушка прошла мимо, высоко подняв голову. Трис смотрел ей вслед, любуясь изящной, фигурой. Он повернулся и заметил, что другой пассажир смотрит на него с явным неодобрением.

Трис пошел обратно в гостиницу. Боже, вскоре его репутация будет запятнана.

Его репутация? Когда это раньше он беспокоился о своей репутации? По праву рождения он мог делать все, что хотел.

В холле он прошел мимо Крессиды и стал терпеливо ждать, пока кто-нибудь из обслуживающего персонала обратит на нее внимание. Ему хотелось схватить одного из слуг, пресмыкавшихся перед ним, и заставить обслужить Крессиду.

Закипая от гнева, он вернулся в свою комнату, чтобы приступить к выполнению плана. Чем быстрее все закончится, тем скорее она будет в безопасности, в ее привычном благопристойном мире. И он, черт побери, должен научить ее требовать от мира большего. Она была умной, храброй и предприимчивой, но если ничего не сделать, то она навсегда останется в заурядном мирке Мэтлока.

Он дернул за шнурок звонка сильнее, чем хотел, и содрогнулся при мысли о герцоге Сент-Рейвене, шумом привлекающем внимание к себе. Через несколько секунд в комнату вбежала запыхавшаяся служанка.

– Что-то случилось, ваша светлость?

– Я устал ждать. Скажи Бурро, что я должен увидеть его немедленно.

Служанка раскрыла рот от удивления:

– Ваша светлость, у него клиент.

Трис вынул свой монокль и посмотрел на служанку сквозь него.

– И это важнее моих желаний?

Бедная девушка побледнела.

– Нет, ваша светлость! Конечно, нет, ваша светлость!

Она выскочила за дверь, и Трис поморщился. Он должен дать ей хорошие чаевые. Теперь надо решить, что он скажет при встрече со своим незаконнорожденным кузеном.

Через минуту без стука открылась дверь, в комнату вошел незнакомый мужчина в рубашке с короткими рукавами и жилете и закрыл дверь за собой.

– Зачем пугать слуг, ваша светлость?

Их сходство было очевидным. У Жана-Мари Бурро были каштановые волосы и крепкое телосложение, он слегка напомнил Трису человека, которого он каждый день видел в зеркале, и еще больше – его дядю. На самом деле он был очень похож на их предка, чей портрет висел в Сент-Рейвенз-Маунт.

– Когда ты был в Сент-Рейвенз-Маунт? – спросил Трис.

– Весной, когда ты еще не вернулся. – Бурро говорил по-английски хорошо, но с сильным акцентом.

Трис перешел на французский.

– Я хотел сказать что-нибудь драматическое, вроде «Итак, сэр, наконец-то мы встретились».

– На что я бы ответил: «Гнусный негодяй, ты уничтожил мой дом».

На секунду Трис насторожился, но увидел озорные глаза француза и рассмеялся. Удивительно. Бурро нравился ему, он понимал своего незаконнорожденного кузена. Неужели права пословица о том, что кровь не водица?

Он никогда не был близок с шестью двоюродными сестрами, и его мать была единственным ребенком в семье. Он был дружен кое с кем из Пекуортов, но они не были родственниками.

Трис указал на вино.

– Увы, я не додумался потребовать два бокала.

Его кузен подошел к умывальнику и нашел там подходящий стакан. Он налил вино в стакан и в бокал и предложил бокал Трису. Дерзкий плут, но и Трис такой же.

Он поднял бокал.

– Твое здоровье! Итак, я надеюсь услышать о твоих последних приключениях.

Француз отхлебнул вина.

– Это может подождать? В комнате меня ждет клиент.

Трис замер. Как он мог забыть о такой очевидной вещи?

Ведь об этом же говорили и хозяин гостиницы, и служанка – и оба раза он не обратил на это внимания!

Он знал, кто этот клиент. Женщина с большими серыми глазами. Он прислушался, нет ли звуков поднятой тревоги в другом конце коридора.

– Клиент может подождать? – спросил он.

Если Крессида попадет в спальню, все будет в порядке. Если нет – она, конечно, сможет выпутаться из ситуации. Она быстро соображает.

– Немного. – Казалось, Бурро был удивлен. – Мои приключения… – Он посмотрел на Триса. Его глаза, прикрытые тяжелыми веками, наверное, сводили женщин с ума. – Ты собираешься передать меня в руки палача?

– Я не думаю, что ты заслуживаешь петли за свои дела, но, оказавшись в суде, ты мог бы запятнать честь моей семьи. Я не могу этого допустить.

Как долго он должен держать его? Следовало договориться о каком-нибудь условном сигнале. По правде говоря, никто из них не был способен предусмотреть все детали.

– Тогда, – сказал Бурро, – сколько ты заплатишь мне за то, что я не стану позорить честь твоей семьи?

Трис вернулся к реальности. Такая вот дружба кузенов.

– Почему я должен платить тебе хоть сколько-нибудь? Ты не сможешь причинить вреда, не открыв, что ты – Ле Корбо.

– Возможно. – Что-то беспокоило Триса в улыбке француза. – Скажите мне, ваша светлость, почему вы заставили кого-то сыграть мою роль?

По крайней мере Бурро не знал, кто был его двойником.

– Как ты узнал, что это подстроил я?

– А кто же еще? Я знал, ты не захочешь, чтобы меня повесили. И понимал причины этого. Я собирался заставить тебя вступиться за меня, как вдруг – бах! – моя невиновность доказана, и меня освобождают.

– Теперь ты знаешь, почему так случилось.

– Конечно, но у герцога есть и более легкие способы для того, чтобы освободить заключенного.

– Неужели даже после революции во Франции такой произвол? У герцога в Англии много власти, но он не может грубо попирать закон. Это было бы тяжело, но более того, все бы узнали, что я заинтересован в тебе. Теперь почему бы тебе не рассказать мне о том, что тебе нужно, хотя ты не можешь ничего требовать от меня.

– Неужели, ваша светлость?

У Триса по спине побежали мурашки. Он знал, что Бурро был искусным игроком. Он также не сомневался – тот считает, что у него все козыри.

Крессида остановилась перед дверью номера 16.

Она слишком поздно поняла, что они с Трисом не спланировали, что должен делать каждый из них. Как они могли быть такими бестолковыми? Ее сердце гулко билось в груди, и поэтому она стала считать до ста, одновременно наблюдая за верхней лестничной площадкой.

При счете «восемьдесят четыре» она увидела, что по площадке быстро идет мужчина в рубашке с короткими рукавами. Никаких гарантий того, что это Ле Корбо, но он не был похож па слугу, и кто еще стал бы ходить в таком виде?

Холл на мгновение опустел, и Крессида вздохнула и шагнула к лестнице, как будто она имела полное право это сделать. Ее сердце забилось еще быстрее, и ей захотелось помчаться в укрытие коридора.

Девушка поднялась по ступеньками, готовая к тому, что чей-нибудь голос прикажет ей остановиться, повернулась в ту сторону, откуда пришел человек, и замерла, собираясь с мыслями. Почему она занимается этим безумным, преступным делом? Она же может оказаться в тюрьме!

Крессида сделала несколько вдохов, чтобы успокоиться, затем выпрямилась и направилась вдоль коридора, глядя на номера комнат. Она напомнила себе, что она – любовница, которую бросил Ле Бурро, и приехала для того, чтобы умолять его вернуться к ней.

20, 19, 18. Тот человек скорее всего был Бурро. План работал. Номера 16 и 17 были в конце коридора слева. Напротив были две двери – 14 и 15, Значит, дверь посередине ведет на черную лестницу.

Почему-то теперь, когда пришло время для действий, ей стало страшно повернуть ручку одной из дверей и зайти внутрь. У нее была очень убедительная причина для этого. Когда она сделает это, то в глазах всего мира станет воровкой.

Воров вешают! В последнее время нечасто, по крайней мере не мелких воришек, попавшихся в первый раз, но таких ссылают в Австралию.

Повторив про себя свою выдуманную историю и подумав, что Трис сейчас отвлекает Ле Корбо, она повернула ручку номера 16. В любом случае герцог Сент-Рейвен, конечно, не позволит, чтобы ее отправили в тюрьму.

Крессида открыла дверь и зашла в комнату. Это была спальня. И ее охватила паника.

На кровати лежала обнаженная женщина и смотрела на нее.

Крессида чуть было не закричала. Но женщина только подняла брови, и тут испуганная Крессида заметила мольберт, на котором была великолепная незаконченная картина – соблазнительная поза роскошного женского тела.

Художник! Бурро – художник.

Это не обычный светский портрет, который она ожидала увидеть.

Женщина улыбнулась:

– Пришла на следующий сеанс, милочка?

Крессида смогла наконец вдохнуть и ухватилась за предложенное объяснение.

– Да! Я не знала, что здесь кто-то будет… – Она взглянула на женщину, затем отвела взгляд. – Я хочу сказать… может, я подожду в другой комнате?

Девушка посмотрела налево и увидела дверь, которая должна вести в номер 17, в гостиную. Она шагнула в ее сторону, но взяла себя в руки и стала оглядывать первую комнату в поисках статуэтки.

Ее не было видно, и не было никакой возможности обыскать комнату. Если Трису можно ругаться, то и ей тоже. Про себя она произнесла одно из его ругательств.

Проклятие!

– Если хочешь, – сказала женщина, – но я не возражаю, если ты останешься. Я не могу двинуться с места – иначе он сильно разозлится. Но ты можешь присесть – поговорим, скоротаем время.

Мысль о том, что она будет болтать с абсолютно обнаженной женщиной, потрясла Крессиду, но ее главная проблема заключалась в том, чтобы найти способ осмотреть все вокруг. Она стала ходить по комнате. Женщина, несомненно, не удивится, что незваная гостья прохаживается в ожидании своего часа.

– Ты давно работаешь натурщицей? – спросила она просто для того, чтобы сказать хоть что-нибудь, и подошла к пустому камину. Какой бы найти повод для того, чтобы заглянуть в него?

– Пару месяцев. А ты?

Крессида вспомнила, что она тоже должна быть натурщицей. Ей приходится запоминать столько разных ролей!

– Это мой первый сеанс.

– Неудивительно, что ты так напряжена. Не волнуйся! Быстро привыкнешь, в этом нет ничего особенного. К тому же он настоящий джентльмен. Никаких глупостей.

Блуждания по комнате снова привели Крессиду к мольберту. Она остановилась, пораженная красотой картины. Разбойник он или нет, но у Жана-Мари Бурро был талант. Художник сделал изысканное лакомство из крупных грудей женщины, ее пышных бедер, узкой талии и изящных ног.

Инстинктивно Крессида знала, что эта картина будет возбуждать многих мужчин.

А Триса?

– Тебе не холодно? – спросила она.

– Немного. Не укроешь меня вон тем одеялом, милочка? Он так делает, когда хочет поработать над деталями и ему не нужна натурщица. Как я и сказала, настоящий джентльмен. Его позвали, но он не думал, что уйдет надолго.

Боже, время уходит! Что ей делать?

Крессида поставила свою шляпную коробку, развернула шерстяное одеяло, лежавшее на краю кровати, и укрыла им женщину. Может, ей попытаться связать ее, чтобы обшарить комнату?

– Я Лиззи Данстан. А ты?

– Джейн Уэмворти.

– Незачем так смотреть на меня.

Крессида только сейчас поняла, что у нее выражение лица Уэмворти. Ну что же, она сыграет эту роль. Девушка схватила свою коробку.

– Я лучше подожду в соседней комнате. До свидания, мисс Данстан!

– Миссис! – закричала женщина ей вслед довольно громко.

Крессида закрыла дверь и прислушалась, ожидая звуков тревоги и приближающихся шагов.

Гостиница не была тихим местом – она слышала, как цокают копыта лошадей и как кто-то отдает приказы за окном, – но в этом не было ничего необычного. Лиззи Данстан оставалась в своей позе. Крессида могла только молиться о том, чтобы Трис еще немного задержал Ле Корбо.

Но как только Бурро вернется, женщина расскажет ему о том, что у него была еще одна посетительница. Если он хватится статуэтки, то будет знать, кто взял ее.

Джейн Уэмворти. О, бедная миссис Уэмворти. Остается надеяться, что она никогда не окажется в Хэтфилде!

Если повезет, он не заметит, что что-то пропало. Она собиралась забрать драгоценности, а не статуэтку. В худшем случае она собиралась подменить фигурку.

Крессида поставила шляпную коробку на стол и осмотрелась, холодея от неприятного предчувствия. Статуэтки не было видно, и ее здесь негде было спрятать. Она должна быть в спальне. Возможно, в саквояже.

В этой комнате мало что принадлежало постояльцу – только куртка, брошенная на диван, и три книги на столе, стоящем рядом с единственным креслом. На каминной полке тикали часы, а над пустым камином по бокам от часов стояли две фигурки, но это была дешевая керамика.

В комнате не было потайных мест – диван и кресло, стол с четырьмя стульями вокруг и старомодная скамейка с выдвижным ящиком у стены.

Скамейка с выдвижным ящиком!

Крессида быстро подошла к ней и потянула за край сиденья. Оно сдвинулось с места. Скамейка была тяжелой, но девушке удалось приподнять ее: под ней был сундук!

К этому моменту она уже была настолько уверена в неудаче, что теперь смотрела на сундук так, будто сейчас он может растаять в дымке. Но он остался на месте – простой, обтянутый кожей сундук, углы обиты медью. На нем висел медный замок.

Девушка принялась за работу, молясь о том, чтобы Трису удалось задержать Бурро.

Она вынула отмычку из коробки. Все, что ей нужно, это открыть замок и забрать драгоценности из статуэтки.

Наконец ей удалось просунуть отмычку под металлическую пластинку. Она остановилась, чтобы передохнуть и прислушаться.

Ничего подозрительного.

Теперь попробуем повернуть. Инструмент слегка изогнулся. Она надавила на него, и пластина немного поддалась.

Вдруг Крессида увидела, что в замке двери торчит ключ. Она бросилась к двери и повернула его. Вот так! Теперь никто не ворвется сюда из коридора. В двери, ведущей в спальню, замка не было. Она пожала плечами. Что ж, она сделала все, что могла.

Девушка вернулась к работе, мечтая о том, чтобы ее сердце билось помедленнее, чтобы не кружилась голова. Но это были лишь мечты – по крайней мере у нее не дрожали руки, когда она снова повернула отмычку.

Вдруг она услышала шум, крики. Звук удара – будто упало что-то тяжелое.

Крессида замерла, как будто это могло спасти ее. Но затем она вздохнула с облегчением: звуки были громкие, но раздавались издалека. Где-то кричали люди, она даже услышала охотничий клич. В «Раковине моллюска» или где-то поблизости собрались какие-то буяны, но это было прекрасно. Слуги гостиницы будут заняты ими.

Она вернулась к работе и изо всех сил повернула отмычку. Замок открылся!

Крессида едва удержалась от радостного крика, отложила свой инструмент и подняла крышку. Если после всего этого там нет статуэтки, у нее будет истерика…

Она заглянула внутрь сундука. Там в беспорядке лежали разные ценные вещи, многие из Индии. Она подумала, что они очень похожи на те, которые принадлежали ее отцу. Сбитая с толку, она заметила и несколько эротических статуэток из слоновой кости. Неужели в Англии сотни таких статуэток? Собирает ли их Ле Корбо? У нее возникло кошмарное видение, как она пытается найти в грудах статуэток нужную…

Она взяла себя в руки. Ле Корбо украл одну статуэтку у Миранды – она знала это. Значит, эта статуэтка должна быть здесь. Крессида поправила на носу очки и начала высвобождать статуэтки из клубка цепочек, ожерелий, оружия, отчаянно надеясь увидеть нужный фасон шляпы на голове костяной женщины.

– Я мог бы сказать, что ты лжешь, – сказал Трис кузену. – Сомневаюсь, что у тебя хватит денег на то, чтобы судиться со мной в английских судах. Так что в конце концов я выиграю дело.

На лице француза все еще играла улыбка игрока.

– Возможно. Но ты можешь избежать всего этого, если проявишь благородство. И твоя семья в самом деле должна мне.

– Ты незаконнорожденный сын моего дяди. У тебя нет никаких прав.

– Герцог жестоко обошелся с моей матерью.

– Он со всеми обращался жестоко…

Шум заглушил слова Триса. Громкие голоса внизу. Удар потряс старое здание – как будто уронили тяжелый шкаф. Раздался крик, очень похожий на охотничий клич.

Трис переглянулся с Бурро, и они вместе пошли к двери. Эта тревога, похоже, никак не связана с их делом, но Крессида… Он должен позаботиться о ее безопасности.

Может, это Миранда? Он не мог представить себе, что она способна устроить беспорядок, по крайней мере такого рода. Кажется, внизу собралась пьяная толпа.

Затем он услышал топот тяжелых башмаков, поднимающихся по лестнице.

Трис и Бурро прошли половину коридора, когда на лестничной площадке показалась толпа пьяных. Они кричали «ату!» и «улюлю» и молотили во все двери.

– Корбо! – зарычал кто-то. – Попался!

Трис узнал Крофтона и повернулся к Бурро, но его кузен уже бежал за толпой по коридору. Выругавшись, Трис последовал за ним. В комнате Ле Корбо была Крессида!

Кто-то уже пробрался в самую дальнюю комнату. Закричала женщина. Зарычав, Трис силой проложил себе путь в комнату. Там Бурро стаскивал какого-то человека с кровати. С женщины.

Трое тварей были в постели. Трис отшвырнул одного так, что тот врезался в стену, и понял, что обнаженная женщина – не Крессида.

Человек, которого он отшвырнул, был Пью, все еще в костюме Генриха VIII. Бурро ударил мужчину, одетого тигром, и теперь катался по полу с Арлекином и еще одним человеком в помятой обычной одежде. Перепуганная женщина пыталась завернуться в одеяло; она, казалось, не пострадала. Трис осматривал комнату.

Где Крессида?

Он услышал грохот и треск в соседней комнате и перепрыгнул через дерущихся…

Затем он остановился в дверях.

Вот и она, бледная, за стеклами очков – расширенные глаза. Девушка держала статуэтку и смотрела на Крофтона и толпу пьяных мужчин, только что выломавших дверь. Она взглянула на Триса, а затем вновь перевела взгляд на Крофтона и его пьяную компанию.

Каждый мускул в теле Триса напрягся; ему хотелось броситься ей на помощь, но он понял, что ее лучшим защитником будет не просто мужчина, а герцог.

Она попалась, и слишком рано. Они проиграли, но теперь ее нужно увезти отсюда в безопасное место. А для этого, решил Крис, он должен сделать вид, что не знаком с ней.

Он вынул свой монокль.

– В чем причина шума? – обратился он к присутствующим.

Крофтон обернулся, его глаза сузились.

– Сент-Рейвен? – Затем он вновь повернулся к Крессиде. – Так, так, так…

 

Глава 25

Трис напустил на себя скучающий вид и обратил свой монокль на Крессиду.

– А кто вы, мэм, позвольте вас спросить?

Ее глаза все еще были расширены, но она уже не казалась такой бледной. Возможно, это оттого, что она поняла его. Она сделала книксен.

– Меня зовут Крессида Мэндевилл, ваша светлость.

– Я вижу, вы знаете его, – усмехнулся Крофтон. Ее удивление было неподдельным.

– Весь Лондон знает герцога Сент-Рейвена в лицо, лорд Крофтон.

– Тогда что вы делаете в чужой запертой комнате, а?

– Я не знала, что эта дверь закрыта, сэр. Я вошла через другую дверь.

Тут в комнату протиснулся владелец гостиницы, красный и потный. За ним вошли несколько слуг.

– Я послал за полицией! Я вас всех предам в руки закона! – Затем он увидел Триса. – Ваша светлость, о, ваша светлость, мне так жаль, что вас побеспокоили!

Трис повелительно поднял руку. Он прошел в комнату и подошел ближе к Крессиде, рассматривая ее и статуэтку в монокль.

– Это ваша статуэтка, мэм? Какая… необычная.

Он увидел, как дрогнули ее губы, и взмолился о том, чтобы она сыграла свою роль.

– Она принадлежит моему отцу, ваша светлость.

– Я выиграл все у твоего отца, – оборвал ее Крофтон, – в том числе эти непристойные статуэтки. Я утверждаю, что вы, мисс Мэндевилл, воровка и девка Ле Корбо, и я повторю это, когда прибудет полиция. Я позабочусь о том, чтобы тебя высекли, привязав к телеге.

Трис повернулся, он был готов в случае необходимости встать между Крофтоном и Крессидой. Он мечтал о том, чтобы Крофтон сделал первый шаг. Больше всего на свете он хотел превратить лицо Крофтона в кровавое месиво. Пока же он заставил себя даже не сжимать кулаки.

– Вы выиграли девять статуй, сэр, – сказала Крессида с ледяным отвращением. – Их было десять, это можно доказать. Вы не выиграли то