Одетый в широкие белые брюки и рубашку Дэр стоял в темном коридоре и наблюдал за Марой. Она казалась существом из другого мира, да так и было. Она была из волшебной страны Брайдсуэлла, места, которое для него было связано с вечным солнечным светом и смехом.

Он же был обитателем темнейших уголков ада.

Но это была другая магия. Она танцевала в лунной магии в свободном платье с рисунком из цветов, ее распущенные волосы струились по плечам. Она очаровывала и пугала одновременно. Но устоять перед ней было невозможно. Он сделал шаг вперед и поймал ее вытянутую руку.

Она буквально подпрыгнула на месте и вскрикнула от ужаса. Но почти тут же расслабилась, заулыбалась и продолжила свой танец, не отпуская его руки.

– Что мы танцуем? – поинтересовался он. Мара сменила мелодию.

– Вальс.

В ритме вальса они пересекли зал, и ему показалось, что еще чуть-чуть, и он сможет рассмотреть остальных – гостей из другой реальности. Это было похоже на опиумный бред, хотя уже много времени прошло с его предыдущей дозы.

Похоже, дело не в опиуме. В Маре. Это она засела у него в голове как навязчивая мелодия, мелодия, не замолкающая ни днем, ни ночью. Теперь же ее грациозные движения, ее взгляды, изгибы ее тела, прикосновения ее рук, ее аромат сводили его с ума, не оставляя ни малейшего шанса на здравомыслие.

Ему следовало убежать, но он был настолько слаб, словно и впрямь попал под действие заклятия. Сладчайшего заклятия, которому хотелось покориться навсегда, на веки вечные.

Они перешли на движения вальса, и он был вынужден положить руку ей на талию, покрытую лишь тонким слоем щелка, почувствовать изгиб ее бедер и постараться не думать о ее груди.

Она жаловалась, что грудь маленькая, но он был уверен, что идеальная.

Как и вся она.

Ее рука лежала у него на плече как язычок невозможного пламени. Они смотрели друг другу в глаза, пока рисунок танца не разъединил их.

Время больше не имело значения, с каждым па они становились все ближе и ближе, пока наконец их тела не соприкоснулись.

Когда призрачные танцоры продолжили движение, Дэр с Марой остались на месте. Они были так близко. Дэр ощутил то иссушающее желание, которое уже очень долго не испытывал.

– В «Олмаке» это точно не понравится, – сказала она. Ее глаза светились смехом и чем-то еще. Чем-то, чего он не заслуживал. Но, сжимая Мару в своих объятиях, прижимаясь к ее телу, вдыхая сладкий аромат ее духов, он не мог быть благородным.

Он наклонился и поцеловал ее красивые волосы.

– Вовсе нет, – прошептал он. Она повернулась так, что его губы скользнули по ее щеке, затем еще раз, и их губы встретились.

Он отодвинулся.

– Мы не должны.

Она вцепилась в его рубашку.

– Потанцуем.

И они закружились в танце, пока вновь не остановились, и на этот раз поцелуй был намного дольше.

«Ты не должен этого делать!». – сопротивлялся разум Дэра, но желание было сильнее. Поцеловать Мару. Обнять. По-настоящему. Провести руками по ее спине и исследовать жаркую сладость ее страстного рта, вдохнуть ее ни с чем не сравнимый аромат.

Мара приподнялась на цыпочки и прижалась к Дэру. Его губы прижимались к ее губам с той же страстью, которую испытывала и она. Она выгнулась под давлением его сильных рук, потрясенная всем происходящим.

Он и вправду принадлежал ей!

Они танцевали, прижавшись друг к другу, и целовались, целовались, целовались. При каждом движении их ноги соприкасались, отчего по ее телу пробегали волны возбуждения, ей хотелось еще и еще. Она и не думала никогда, что поцелуй может быть таким – таким жарким, диким, полным чувства и желания.

Она обхватила руками его длинную сильную спину, впервые в жизни исследуя тело мужчины. На нем были только свободные брюки и рубашка, и она с наслаждением прильнула к нему своим дрожащим телом. Она чувствовала на себе его руки, они притянули ее бедра еще ближе, ближе к себе, насколько это было возможно. От новизны ощущений у Мары кружилась голова.

Ее грудь напряглась и болела, она терлась о него, оторвавшись только на мгновение, чтобы передохнуть и улыбнуться. Сказать ему, как она любит его. Он вырвался из ее объятий.

– Дэр!

Зрачки его были темные и расширенные, он отступил назад, назад, назад, по направлению к двери.

– Дэр…

Он повернулся и побежал.

Мара неуверенно пошла за ним, но, когда она вышла из зала, коридор уже был пуст. В доме царила тишина, словно этого танца никогда не было. Она попыталась успокоить дыхание, поскольку ее колотящееся сердце оглушало ее, но у нее ничего не получилось.

На какое-то волшебное мгновение все было так прекрасно, но она снова потеряла Дэра, словно он и впрямь был заколдованным принцем, которого какие-то волшебные силы затащили обратно в ад. Нет. Она не позволит этому произойти! Она побежала к его спальне и ворвалась в нее. Там было пусто. Где же он? В этом ли доме, в этом ли мире, наконец?

Теперь она знала: все, что до этого ей только казалось, было правдой. Он жил в двух мирах. Один из них был миром света, шелка и общества, но он лишь посещал его, выбираясь из подземелий, где его держал зверь по имени «опиум».

Ну что ж, подумала она, выпрямившись и отправившись обратно к себе в комнату, это всегда было ее задачей – спасти Дэра. Ничего не изменилось, только теперь она лучше поняла сияние света и силу тьмы.

И после этого поцелуя она была обязана заботиться о нем, как бы он ни сопротивлялся.