Тайна леди

Беверли Джо

Молодая монахиня, которая путешествует в одиночестве, прекрасна как ангел и ругается как сапожник?

Здесь явно кроется какая-то тайна.

А молодой Робин Фицвитри, граф Хантерсдаун, больше всего на свете любит раскрывать тайны. Он просто обязан узнать секрет загадочной особы, выдающей себя за смиренную сестру Христову.

Однако Робин даже не подозревает, что вскоре ему предстоит не только безумно влюбиться в обольстительную «монахиню», разыскивающую своего бесследно исчезнувшего отца – английского лорда, но и пережить вместе с возлюбленной множество приключений, иногда веселых, а порой смертельно опасных.

 

Глава 1

Июль 1764 года. Гостиница «Голова быка», Аббевиль, Франция

Нечасто услышишь сыпавшую проклятиями монахиню.

Робин Фицвитри, граф Хантерсдаун, заканчивал есть, сидя за столиком у окна, и поэтому хорошо видел женщину в каретном дворе. Вне всяких сомнений, это была монашка.

Женщина стояла под внешней галереей, из которой можно было пройти к спальням на втором этаже. Простое платье подвязано веревкой, темное покрывало на голове ниспадает на спину. С пояса свисают деревянные четки, на ногах, возможно, сандалии. Она стояла, повернувшись к нему спиной, но он подумал, что она, возможно, молода.

– Maledizione! – взорвалась она.

Итальянка?

Комок шерсти, прозванный Кокеткой, наконец-то оказался полезным. Папильон поставил лапки на подоконник, чтобы посмотреть, что вызвало такой шум. Пушистый хвост махнул Робина по подбородку, и Робин отклонился вправо.

Да, определенно монашка. Что, подумал Робин с растущим удовольствием, делает итальянская монашка на севере Франции, поминая дьявола, ни больше ни меньше?

– Итак, сэр, мы едем дальше?

Робин снова повернулся к Пауику, своему средних лет слуге-англичанину, который сидел напротив него за столом рядом с Фонтейном, его молодым камердинером-французом. Пауик был квадратный и обветренный; Фонтейн – худой и бледный. Они были так же не похожи по натуре, как и внешне, но каждый по-своему подходил Робину.

Едем дальше? Ах да, они обсуждали, взять ли здесь комнаты на ночь или поспешить дальше, в Булонь и Англию.

– Сам не знаю, – ответил Робин.

– Только что пробило три, сэр, – попытался убедить графа Пауик. – В это время года до наступления темноты еще предостаточно времени, так что можно ехать.

– Но гроза превратит дороги в месиво! – воскликнул Фонтейн. – Мы можем застрять.

Возможно, Фонтейн прав, но он хотел как можно дольше задержаться во Франции. Высоким жалованьем и множеством привилегий Робин уговорил камердинера оставить службу у принца, но даже через три года Фонтейн содрогался от каждого возвращения в Англию. Пауик же, служивший Робину двадцать лет, постоянно ворчал, когда они находились во Франции.

– Подумайте, сколько народу только что приехало, – сказал Пауик, разыгрывая очень сильную карту.

Перегруженный берлин совсем недавно вкатился, раскачиваясь, во двор, и из него выгрузилась куча ревущих детей, за которыми поспешила пронзительно кричавшая мамаша. Все они протопали вверх по внешней лестнице, а сейчас разгружали их багаж. Они должны были остаться на ночь, дети все еще ревели, а мамаша все так же пронзительно кричала.

Англичане могли пожелать завязать с ним знакомство. Робин был человеком общительным, но тщательно подбирал себе компанию. Грохот и яростный визг должны были все решить, но он снова выглянул наружу. Его матушка часто говорила, что любопытство его погубит, но тут уже ничего не поделаешь. Такова его натура.

– Ты согласна, не так ли? – спросил Робин. Кокетка дернула своими огромными ушами и завиляла пушистым хвостом.

– Согласна, что мы должны уехать? – спросил Пауик.

– Согласна, что мы должны остаться? – спросил Фонтейн.

– Согласна, что нам следует разведать, что там снаружи, – ответил Робин, беря собаку на руки и вставая. – Пойду взгляну, что там за погода, и попрошу совета у местных.

С этими словами он направился на улицу, засунув Кокетку в большой карман пальто, где она, видимо, чувствовала себя очень уютно. Робину тоже очень нравилось удобно одеваться для путешествия, поскольку теперь в моде были облегающие сюртуки без больших карманов.

Робин подошел к молчащей фигуре, обдумывая, на каком языке заговорить. Его итальянский был всего лишь сносным, а вот французский – идеальным, к тому же они были во Франции.

– Могу я помочь вам, сестра? – спросил он по-французски. Она резко обернулась, и у него перехватило дыхание. Монахиня оказалась поразительно красива. Тугой белый чепец, который она носила под серым покрывалом, опускался почти до бровей. Узкая полоска ткани доходила до подбородка, где завязывалась, придавая лицу форму сердца. Какой чокнутый епископ придумал этот чепец? Несомненно, никакая мать-настоятельница не сделала бы этого.

Монашка была бледна, что обычно в монастыре, но ее кожа сияла здоровьем. Нос у нее был прямой, с крошечными ямочками над ноздрями, а губы…

Робин вздохнул. Такие губы созданы для поцелуев! Ей было лет двадцать, не больше.

Она сжала губы в тонкую линию.

– Благодарю вас, месье, но мне не нужна помощь. – Монахиня отвернулась.

Хороший французский, но не носителя языка, а ругаются люди обычно на родном языке. Итальянка наверняка. Какого дьявола итальянская монахиня делает на севере Франции, к тому же одна?

Он шагнул туда, где она могла видеть его, изобразив свою самую обезоруживающую улыбку.

– Сестра, у меня нет никаких дурных намерений, но я вряд ли могу игнорировать расстроенную леди, особенно невесту Христову.

Она уже хотела было снова отвернуться, но потом остановилась и внимательно посмотрела ему в лицо. Робин спрятал улыбку. Учитывая проклятия и то, что он видел здесь, это была не настоящая монахиня, а переодетая авантюристка.

И подумать только, ему совсем недавно было скучно!

– Позвольте представиться, сестра, – произнес он, кланяясь. – Мистер Бончерч, английский джентльмен, к вашим услугам. – Он чувствовал себя немного неловко из-за такой откровенной лжи, но, путешествуя во Франции, обычно пользовался фальшивым именем. Ибо, узнав о его прибытии, местные сановники досаждали ему визитами и приглашениями. А путешествовать под вымышленным именем было весело – своего рода развлечение.

Монахиня продолжала изучать его, как будто что-то обдумывая. Прежде чем она решила, называть ли свое имя, наверху на деревянной галерее послышался топот, и тот резкий голос прокричал:

– Сестра Иммакулата! Сестра Иммакулата! Где вас черти носят?

– Сестра Иммакулата, я полагаю, – с улыбкой произнес Робин.

Она злобно уставилась на него:

– Сколько еще монахинь может здесь быть?

– И вы прибыли в берлине…

– Сестра Иммакулата! – снова позвали ее.

– Я должна идти.

Он преградил ей путь:

– Вы няня этих детей? Мои соболезнования.

– Я не их няня. – Она подчеркнула это резким жестом, несомненно, соответствующим итальянке. – Их няня в Амьене подхватила малярию, а горничная миледи покинула ее в Дижоне. Так что теперь здесь только я.

– Сестра! Сестра! Идите сюда немедленно!

– Неудивительно, что вы проклинаете судьбу. – Робин показал в сторону ближайшей арки: – Если бы мы прошли туда, нас бы никто не видел, и мы могли бы обсудить ваше освобождение из заточения.

– Тут нечего обсуждать. – Она опять попыталась уйти.

И опять он преградил ей путь:

– Разговор никому не повредит.

Она нахмурилась. После еще одного крика она красноречиво воздела руки к небу и поспешила в арку. Робин последовал за ней, восхищаясь ее грациозными движениями.

Ее серое одеяние зацепило увядающую розу, разбросав лепестки, но один остался на нем. Когда Робин снял его, она резко обернулась, чтобы отчитать его, рука поднялась, чтобы указать или ударить. Он показал ей лепесток. Она успокоилась, но он стал распаляться. В своем легчайшем прикосновении он почувствовал трепет осведомленности, и теперь ее щеки порозовели. Никакая она не монахиня.

Он смял лепесток и предложил ей насладиться ароматом, но Кокетка, ревнивое создание, взвизгнула.

Сестра Иммакулата вздрогнула, потом удивленно посмотрела:

– Что это?

– Кокетка, – ответил он. По-французски это имя означало «маленькая безделушка». – Не обращайте на нее внимания.

Женщина погладила собачку по голове. Робину был знаком этот эффект. Ведь он завел Кокетку, чтобы соблазнить одну даму в Версале, где эта порода была на пике моды. Он достал собачку, готовый использовать все средства.

– Какая хорошенькая!

– Позвольте мне подарить ее вам.

Она отпрянула, нахмурившись:

– Как вы бессердечны!

– Мое жизненное предназначение – исполнять все желания дам. – Он улыбнулся ей. – Идемте в гостиницу, сестра Иммакулата, и вы расскажете мне о вашем предназначении.

Она резко выдохнула. Может быть, он поторопился, зашел слишком далеко? Но еще один крик хозяйки заставил ее повернуться и поспешить в арку. Они оказались в маленьком садике, из которого еще одна дверь вела в фойе гостиницы.

– Слишком публично, – сказал он, касаясь ее руки, чтобы направить ее в пустую гостиную. Она резко пошла вперед, чтобы избежать его прикосновения. Он вошел следом, но не закрыл дверь. Пока. Есть же та старая сказка о принцессе и горошине. Он обычно обнаруживал, что такая чувствительность к его прикосновению указывает на женщину, которая создана для наслаждения.

– Итак, сестра, – мягко произнес он, – ваши желания?

– Как вы смеете так говорить? Вы не выказываете никакого уважения к моему одеянию.

– Это такое унылое платье. Но, – добавил он, подняв руку в знак примирения, – я всего лишь имел в виду ваши пожелания относительно вашей ситуации. Служанка дамы ушла. Нянька ушла. Вы единственная служанка визжащей дамы…

Как он и предполагал, тяжелые шаги простучали по лестнице вниз во внутренний двор, и крики возобновились.

– Ее имя? – спросил он.

– Леди Содуэрт. – Английские слова, произнесенные с легким итальянским акцентом, прозвучали как еще одно проклятие.

Робин не знал такого имени – Содуэрт, а ведь высший свет Британии – это был его мир. Еще одна самозванка?

– Каково конкретно ваше положение при этой леди? – спросил Робин, внимательно глядя на нее.

– Компаньонка. Но теперь она требует, чтобы я делала все.

– И вы терпите эту леди всю дорогу от?..

– Милана.

– Почему?

– Мне необходимо было поехать в Англию, и я нуждалась в спутнице-женщине.

Через открытое окно Робин слышал, как упомянутая леди на ужасном французском распекает конюха.

– Цена кажется слишком высокой.

– Она очень переутомилась.

– Что, как я полагаю, целиком и полностью устроила себе сама. Одного ее голоса достаточно, чтобы распугать даже ангелов.

Еще один всплеск изящных ручек.

– У меня нет выбора. Я должна пойти успокоить ее. – Она направилась к двери.

– Вы едете в Англию?

– Да.

– Могу ли я вас туда отвезти?

– Ни в коем случае!

– Почему?

– Вы мужчина.

– Вполне безопасный мужчина.

Она недоверчиво фыркнула. Но остановилась.

– Но такой мужчина, как я, у которого и без того куча грехов, не может наставить рога самому Господу Богу. Но возможно, спасение одной из его невест сократит на несколько лет мое пребывание в чистилище.

– Вы считаете меня идиоткой, сэр? Вы не из тех мужчин, которым может доверять женщина.

– Напротив, только голодное животное опасно. Я же, сестра Иммакулата, пресыщен версальскими дамами.

От румянца, залившего ее щеки, у Робина закружилась голова.

– Вы остановились здесь на ночь?

– Нет.

Леди Содуэрт находилась сейчас внутри гостиницы, ее голос разрезал воздух, как пила. Наверху что-то разбилось, возможно, окно.

Странствующая монахиня подвинулась, чтобы спрятаться за дверью.

– Вы путешествуете быстро? – прошептала она.

– Так быстро, как позволяет дорога и лошади.

– Вы даете мне слово, сэр, рискуя своей бессмертной душой, что благополучно доставите меня в Лондон?

«Благополучно» – скользкий термин. Робин истолковал его так, как счел нужным.

– Да. – Он улыбнулся. – Как матримониально это прозвучало.

Иммакулата поморщилась:

– Вы красивы и порочны, мистер Бончерч, женщины падают вам в объятия, как спелые фрукты, но я не упаду. Когда мы приедем в Лондон, не жалуйтесь, что ваша похоть осталась неудовлетворенной.

– А я и не собираюсь, – пообещал он. – Но вы понимаете, что это вызов?

– Но я обречена победить. Как вы сами сказали, вы не можете наставить рога Господу. У вас есть карета?

– Легкий экипаж. Мне нужно только заказать лошадей.

– Великолепно. Но пожалуй, я сяду в ваш экипаж немедленно.

– Ваш талант конспиратора мне по душе, сестра, вы абсолютно правы. Ваша леди Содуэрт вот-вот прикажет обыскать всю гостиницу.

Словно в подтверждение его слов, в комнату заглянул взволнованный хозяин гостиницы. Робин вынул золотую монету – тот увидел ее, кивнул и поспешил дальше. Робин открыл окно и выглянул на улицу.

– Ни души. – Он подвинул к окну стул.

Иммакулата, поколебавшись, быстро шагнула к окну и проворно выбралась наружу, продемонстрировав Робину сандалии и голые лодыжки. Он поставил стул на место и, улыбаясь, последовал за ней.

– Сюда, – сказал он, показывая на задворки гостиницы. Они вошли во двор недалеко от кареты Робина, которая стояла с опущенной осью в ожидании свежей упряжки лошадей. Он провел авантюристку к карете и помог забраться внутрь. Еще одно прикосновение, и снова трепет. Ее положение в накренившейся карете было неловким, но она справилась.

– Я прикажу подать лошадей.

Иммакулата сжала руки и поднесла их к губам.

– Нет, не могу. Мне нужны мои вещи, мой дорожный сундук.

– Я куплю вам все, что понадобится.

– Я не хочу быть в долгу перед вами.

– Где ваш сундук?

– Он был в багажнике кареты, но его могли занести внутрь.

Робин повернулся к берлину. Багаж был нагружен на крышу большого четырехколесного экипажа, но его явно не трогали. Багажное отделение было открыто и уже наполовину пусто. Пока он смотрел, слуга вышел из гостиницы, взял два узла и понес внутрь. Постельное белье? Робин мог бы сказать леди Содуэрт, что простыни в «Голове быка» чистые и проветренные, но вряд ли она станет его слушать.

– Как выглядит ваш сундук? – спросил Робин.

– Простой деревянный, с черными ремнями. Медная табличка с крестом.

– Я поищу его. Не высовывайтесь.

Он опустил занавеску на окне кареты и стал закрывать дверцу, но тут спохватился, что все еще держит в руках Кокетку, и положил ее на колени монашки.

– Обсуждайте желание, – сказал он и закрыл дверцу. Он огляделся, но не увидел никакой опасности, поэтому пошел к берлину. Там внутри стоял сундучок монашки.

Двое слуг вышли из гостиницы, выгрузили красивый обитый кожей сундук и вдвоем понесли его. Робин решил, что ему все равно нужны его слуги, и пошел в гостиницу, чтобы позвать их. Когда они собрались, он объяснил ситуацию и отдал распоряжения.

Фонтейн – вздыхая, потому что они уезжают, – отправился отвлекать носильщиков, в то время как Пауик, вздыхая из-за новой игры Робина, вытащил сундучок, взгромоздил его на плечо и понес к карете.

Монашка или не монашка, вот в чем вопрос. Это был очень простой, монашеский сундук, но даже если сестра Иммакулата действительно монашка, она все равно замышляет что-то странное. За два дня путешествия он наверняка сможет раскрыть все ее секреты.

Пауик освобождал место в багажнике кареты. Робин повернулся, чтобы сказать Фонтейну, что все чисто.

– Эй, вы там!

Он обернулся и увидел разъяренную женщину. Это должна была быть леди Содуэрт. Странно, что такая маленькая, изящная и даже хорошенькая в своей вздорности женщина обладает столь грубым, неприятным голосом.

– Вы не видели здесь монахиню? – спросила она на своем плохом французском, похоже, не узнав в нем джентльмена, тем более англичанина.

Робин удивленно огляделся:

– Здесь, мадам?

– Где-нибудь поблизости, ты, идиот!

Он озорно пожал плечами:

– Если вам нужна монашка, мадам, может быть, вам пойти в монастырь?

– Болван! – бросила она по-английски и умчалась.

Робин удивился, что нашелся мужчина, который женился на ней. Он постарался вспомнить лорда Содуэрта, хотя был уверен, что такого нет. Значит, рыцарь или баронет, наверняка недавно получивший титул. Великолепно. Весьма маловероятно, что Робин снова встретится с леди Содуэрт.

Он забрал Фонтейна и направился к своей карете, где конюхи под бдительным оком Пауика запрягали лошадей. В юности Пауик был грумом и хорошо знал это ремесло.

Пауик посадил Робина на его первого пони, а потом стал его наставником в верховой езде, охоте, рыбалке и других деревенских занятиях. В конце концов он стал чем-то вроде слуги-компаньона. Направив Робина во взрослую жизнь, он, однако, все еще считал, что держит вожжи в своих руках. Даже то, что год назад Робин стал графом, не убедило Пауика, что Робин может сам справляться со своими делами.

– Монахиня едет с нами, сэр? – спросил он неодобрительным тоном.

– Девушка в затруднительном положении. Что бы ты сделал?

– Я, сэр, вернул бы ее к ее хозяйке.

– Я тоже, – сказал Фонтейн. – Экипаж мал для троих.

– Значит, – сказал Робин, – ты поедешь верхом.

Камердинер обычно путешествовал в карете.

– А если пойдет дождь?

– Считай это услугой, которую ты оказываешь мне в благодарность за все те разы, когда я ехал верхом, а ты получал карету в свое полное распоряжение.

– Но ведь не в дождь, сэр, – возразил Фонтейн.

– Сэр… – возразил Пауик по совсем другой причине.

– Я тут сама невинность, – настаивал Робин. – Святой леди нужно добраться до Англии, а вы хотите, чтобы я бросил ее на растерзание этой гарпии?

– Если погода изменится, нам придется провести в дороге много дней. Дней и ночей.

– У нее будет отдельная комната, обещаю.

– Погода… – снова попытался Фонтейн.

– Нам нужно доехать только до следующей станции Что это будет? Монтрё?

– Нувион, – ответил Пауик. Робин пожал плечами:

– Главное, чтобы мы были подальше от всех этих Содуэртов. Поехали отсюда.

Слово Робина было законом, и вскоре Фонтейн и Пауик уже были в седле. Форейтор сел на первую из лошадей упряжки, Робин взял корзину с едой и вином, которую заранее заказал. Он открыл дверцу, подмигнул сидевшей в тени монашке и поставил корзину на пол кареты. Кокетка выскочила наружу облегчиться.

Когда собака вернулась, Робин огляделся, не увидел никаких проблем и посадил собаку в карету. Кокетка прыгнула прямо на колени к сестре Иммакулате.

– Не рассчитывай, что заставишь меня ревновать, – сказал Робин собачке, садясь рядом с монахиней на сиденье, – дамам красивее тебя это не удалось.

Монахиня погладила ее, и проклятая собака как будто улыбнулась. Карета выкатилась на дорогу на Булонь, оставив позади визг и вопли.

– Добро пожаловать в спокойствие, – сказал Робин.

– Вы можете это обещать?

– Если это ваше действительное желание. – Ее реакцией на слово «желание», похоже, был усталый вздох. Очень хорошо: она была не готова к игре.

– Должен признаться, – сказал он, – что страдаю от спокойствия уже много дней. Я надеялся, что вы излечите эту болезнь. Но не в безнравственном смысле, сестра. Видите, я даже обеспечил вам женское сопровождение.

Она посмотрела вниз:

– Это сучка?

– С таким именем, как Кокетка, ей лучше быть таковой.

– Почему вы не любите ее?

Он пожал плечами:

– Я могу выносить маленьких легкомысленных женщин, но не маленьких легкомысленных собак.

– Тогда зачем вы завели ее, бедняжку?

– Она не бедная. У нее ошейник с золотом и жемчугами.

Монашка посмотрела на ошейник:

– Это все настоящее? Зачем?

– Вы расскажете мне свои истории, а я вам – свои.

Она бросила на него уничтожающий взгляд и отвернулась. Видимо, у нее действительно есть секреты, возможно, именно поэтому она приняла его приглашение. Время есть. Чтобы она чувствовала себя удобнее, он отодвинулся в свой угол и вытянул ноги, увеличив пространство между ними.

– Вы можете передумать, сестра, и вернуться к леди Содуэрт.

Поразмыслив, монашка ответила:

– Нет, благодарю вас.

– Тогда, возможно, вы захотите вернуться в свой монастырь?

Она нахмурилась:

– Вы готовы отвезти меня в Милан?

– Я богатый человек. Это не причинило бы мне неудобства.

– Вы сумасшедший!

– В таком случае вам остается лишь пожалеть, что вы связали со мной свою судьбу.

Ее реакцией было скорее раздражение, чем страх.

– Вы не выглядите богатым.

– Я не выставляю богатство напоказ.

– Если вы действительно богаты, могли бы организовать для меня поездку в Лондон более респектабельным способом.

– Но я хочу поразвлечься.

Возможно, она сжала руку, потому что Кокетка, обиженно дернувшись, спрыгнула вниз. Собачка посмотрела на Робина, потом покрутилась и улеглась на свою розовую бархатную подушку.

– Значит, я забава для вас? – спросила сестра Иммакулата.

– Разумеется. Вы действительно хотите, чтобы я заплатил незнакомцам, которые отвезли бы вас в Англию?

– Вы тоже незнакомец.

Робин рассмеялся:

– Это точно. Но долг чести требует, чтобы я лично позаботился о вашей безопасности.

Наступила тишина.

– Итак, сестра Иммакулата, где обитает ваша безопасность?

– В Англии.

– Какое-то конкретное место?

– Это вас не касается, сэр.

– Я должен доставить вас в Дувр и покинуть? Я так не думаю. Вы хотя бы говорите по-английски?

Она улыбнулась:

– Великолепно.

Насколько можно было судить по одному этому слову, она сказала правду. Еще один неожиданный поворот в загадке. Следующий вопрос он задал по-английски:

– Куда вы планируете поехать в Англии?

– В Лондон. По крайней мере для начала.

Теперь Робин услышал акцент, но он придавал ее речи почти естественный шарм.

– А потом?

– Простите, сэр, но это не должно интересовать вас.

Робин не стал возражать, но так легко она от него не отделается. Она явно авантюристка и присоединилась к нему неспроста. Ему следовало бы задуматься о последствиях. Но не хотелось. В настоящий момент он был просто очарован.

Его спутница обладала смелостью и темпераментом. К тому же была прекрасна. За несколько дней в пути он узнает все ее секреты, включая и те, которые можно выведать в постели.

 

Глава 2

Петра д'Аверио понимала, что попала из огня да в полымя.

Леди Содуэрт и ее отпрыски были невыносимы, но Петра привыкла к трудностям. Настоящей проблемой было то, что леди Содуэрт путешествовала как улитка. Теперь, когда Петра мельком увидела Варци – или думала, что увидела Варци, – такая скорость передвижения стала невыносимой.

Вырвавшись из Милана, а потом и из Италии, Петра молилась, чтобы Лудовико не преследовал ее через всю Европу. Но Варци был охотничьим псом Лудо, и Петра не сомневалась, что человек, которого она видела на улицах Аббевиля, был именно он.

Она пыталась убедить себя, что ошиблась. Человек, которого она приняла за Варци, был на улице, когда экипаж леди Содуэрт подъезжал к гостинице, но как охотник может быть впереди дичи? Но этот может. Петра не сомневалась. Если он узнал, что она с леди Содуэрт, значит, ему известен ее маршрут и место назначения. С него станется проехать вперед и попасться ей на глаза, давая понять, что она проиграла. Смуглый, казалось бы, обыкновенный на вид человек до ужаса перепугал ее. Варци ни за что не прекратит преследование, пока не поймает свою жертву.

Как бы ей хотелось увидеть его лицо, когда он поймет, что она больше не с леди Содуэрт. «Но какой ценой, Петра? Почему этот человек? Он опасность на длинных стройных ногах».

Однако он ее единственный шанс. Вначале ей казалось, что это просто богатый бездельник со смешной собачкой. Мужчина, с которым она может справиться.

Но теперь она в этом сомневалась.

Его собачка встала и снова потребовала к себе внимания, он взял ее на руки. Гладя маленькое пушистое существо, он должен был бы выглядеть слабым, однако в нем таилась опасность, и карета вдруг показалась Петре слишком маленькой, слишком тесной.

«Не будь идиоткой». Просто этот мужчина решил, что улыбка и слова утешения приведут ее в его постель. Вот и все. Но ведь она может не поддаться искушению.

Он для нее – средство достижения цели, способ безопасно добраться до Англии и никакой опасности собой не представляет.

Он сказал, что богат, но, судя по его виду, этого не скажешь. Его коричневый сюртук сидит на нем свободно, так же как и бриджи из оленьей кожи. Потрепанные сапоги для верховой езды, бежевый жилет расстегнут, ворот на простой рубашке – тоже. Галстука нет и в помине. Светло-каштановые волосы свободно падают на плечи, как у простого крестьянина.

Он утверждает, что на собачке ошейник из золота и жемчугов. Петра осмотрит его позже, она знает толк в драгоценностях. Когда-то она все это имела, и имела бы сейчас, если бы не ее брат, Чезаре, пошли ему Господь то, что он заслужил.

Этот Бончерч красив, спору нет. Недаром он был уверен, что она упадет в его объятия. Женщинам нравятся такие мужчины. Глаза его цвета настоящего сапфира притягивают к себе, словно магнитом. Со стороны Господа несправедливо даровать мужчине такие глаза, да еще в обрамлении таких длинных ресниц.

Точеный профиль, лицо худощавое, волевой подбородок. Бончерч обладал самоуверенной надменностью, присущей его полу, и почти осязаемой аурой чувственности. Он был само воплощение грешности и привык получать все, что захочется.

И он хотел ее.

Он даже не пытался это скрыть.

К ее раздражению, эта игра пробудила в ней интерес. Какой молодой женщине не захочется быть желаемой сногсшибательным мужчиной? Прошло уже столько времени с тех пор, как…

Петра прогнала эти мысли. Он не восхищался ею. Он даже не знал ее и вряд ли мог быть очарован ею, одетой в монашеское платье. Он хотел монашку, как охотник хочет трофей, чтобы повесить его на стену, и в этой охотничьей игре преимущество будет у того, кто разорвет эту тишину. На каком языке? Она чувствовала себя более комфортно в английском, чем во французском.

– С вашей стороны, мистер Бончер, мудро просто так путешествовать. Леди Содуэрт постоянно выставляла напоказ свое богатство и титул.

Он повернулся к ней:

– И ее, без сомнения, обирали направо и налево. Она путешествует без мужчины?

– У нее есть слуги, которых высылают вперед, но начиная примерно с Ла-Вануаза никого достаточно авторитетного. Она уволила человека, которого назначил ее муж, за то, что он назвал ее ни больше ни меньше тупицей.

– Проницательный человек. А где ее муж?

– Под каким-то предлогом вернулся из путешествия домой другим путем.

– Сестра Иммакулата, вы циник.

– Мистер Бончерч, три недели, проведенные с леди Содуэрт, превратили бы в циника самого Франциска Ассизского.

Робин рассмеялся:

– Как вы могли так долго терпеть?

– Я бы не выдержала, но вначале у леди Содуэрт была горничная, а у детей – няня.

– Последняя, как мне помнится, заболела в Амьене.

– Она первая покинула нас. Мы встретили других путешественников, заинтересовавшихся ее услугами, и она тут же исчезла. Мудрая женщина. У Анны не было возможности бежать, пока она не подхватила лихорадку. Интересно, можно ли заболеть намеренно?

– Вполне вероятно. Что с ней случилось?

– Ее оставили в монастыре.

– Что же, спокойная альтернатива.

– Но леди Содуэрт оставила всего лишь мизерное пожертвование в благодарность, что о ней позаботятся. А как она доберется до дома? Ей всего шестнадцать, она никогда не выезжала из Италии. Не знаю, что с ней будет.

Петра добавила несколько монет от себя, хотя знала, что этого недостаточно. Она послала бы больше, если бы нашла новое место.

– Скажите, в каком она монастыре, и я позабочусь о ней.

– Почему? – резко спросила Петра.

– Вы отдадите мне долг своим телом. – Заметив, что монашка вся сжалась, Робин махнул рукой и улыбнулся: – Простите. У меня злое чувство юмора. Почему бы мне не позаботиться о ней? Цена наверняка меньше, чем я трачу на пуговицы.

Она посмотрела на его роговые пуговицы.

– Я имел в виду мои лучшие пуговицы.

– Сомневаюсь в том, что вы богаты.

– А я в том, что вы монахиня.

В ответ на этот вызов Петра достала из сумки, которую носила на веревочном поясе, потертый молитвенник и обратила взгляд на латинский текст. «На, получай, беспутный повеса, и подумай над этим».

Она попыталась сосредоточиться на молитве, но не могла. Краем глаза она заметила, что он все еще гладил свою собачку, и представила себе, как его длинные пальцы ласкают ее.

– Если бы я снял вашу головную накидку, я обнаружил бы длинные волосы?

Петра не подняла глаз.

– Нет.

– Это правда?

– Не все ли равно, правда это или неправда?

– Давайте сделаем это более интересным. Пообещайте всегда говорить правду.

Она мрачно посмотрела на него:

– Зачем?

– Для развлечения.

– Мне не нужны развлечения.

– А мне нужны, и у нас впереди два, а возможно, и три дня путешествия. Я обеспечиваю бесплатную транспортировку и безопасность, сестра. Вы могли бы дать немного взамен.

Он прав, к тому же Петра понимала, что ей нужно узнать больше о нем.

– Если я пообещаю говорить правду, вы должны сделать то же самое.

– Мне нечего скрывать.

– Мне тоже.

– Сестра Иммакулата, вы шкатулка, полная секретов, и я собираюсь раскрыть каждый из них. Давайте установим правила.

– Не стоит.

Он проигнорировал ее слова.

– Мы можем спрашивать друг друга о чем угодно. Необязательно отвечать, но если отвечать, то говорить только правду.

– Почему я должна делать то, что вам хочется?

– Я уже сказал, в отплату.

– Если вы хотели получить плату, вам следовало сказать об этом до того, как я поехала с вами. – Она снова взяла в руки молитвенник.

– Ищите совет на небесах, сестра, – насмешливо произнес Робин. – Уверен, Господь поймет, что правда на моей стороне.

Петра с трудом сдержалась, чтобы не продолжить перепалку. Она победила, но с трудом. Она знала свои слабости. Силой ее не возьмешь. Но ласковое соблазнение, особенно приправленное юмором и непредсказуемыми удовольствиями, могло растопить ее сердце раньше, чем она осознает опасность.

Петра снова попыталась сосредоточиться на молитве, но присутствие этого мужчины, его тело, случайно касающееся ее, когда карета раскачивалась, делало это невозможным.

Он сказал – впереди у них два, может быть, три дня путешествия…

Петра сдалась, захлопнула молитвенник и посмотрела ему в лицо.

– Нам нужно обсудить несколько вопросов, – призналась она. – Куда вы привезете меня в Англии?

– Наше соглашение, сестра? Правда за правду?

Она со вздохом ответила:

– Если вы настаиваете на такой глупости, я согласна. Итак?

– Я отвезу вас, куда пожелаете.

– В Шотландию, – быстро проговорила она. Его глаза блеснули.

– Это не в Англии.

Что за несносный человек!

– Я знаю. Я парировала один вздор другим вздором. Я не буду перед вами в долгу, сэр, поэтому не заставлю вас изменить ваш путь.

– Я не прошу от вас платы, которую вы не желаете давать, сестра, но остановимся на Лондоне.

– Это мне вполне подходит. Благодарю вас.

– Вы направляетесь в Лондон?

– Лондон меня вполне устраивает.

– А куда именно?

– Это не должно заботить вас, сэр. – Прежде чем он успел возразить, она спросила: – Куда именно едете вы?

– Я проездом. Летом Лондон вымирает.

– Но это величайший город в мире.

– Из которого все бегут, как только наступает теплая погода. Лондон – переполненное народом, грязное место даже в лучшие времена, сестра. Летом это только вонь и болезни, поэтому каждый, кто может, бежит в деревню или к морю. Вы уверены, что хотите поехать туда?

Она раздумывала, но была вынуждена сказать:

– Да. А вы, значит, едете на север?

– В Хантингдоншир, но я задержусь на то время, которое потребуется, чтобы устроить вас. Скажите, куда именно вас отвезти? – снова спросил он.

– Отвезите меня в католический монастырь.

– Сестра Иммакулата, там нет таких монастырей.

– Вы обещали правду.

– Я и говорю правду. Мы протестантская страна.

– Но у вас же есть католики. Я знаю, что есть. И их больше не преследуют.

– Не истязают и не казнят, это точно, но для них существуют ограничения. Насколько я знаю, все еще существуют законы, запрещающие религиозные дома, но я совершенно уверен, что каждая католичка, желающая стать монахиней, уезжает на континент. Что заставляет меня задуматься – у вас есть какая-нибудь другая одежда?

– Еще одно монашеское платье. Несколько смен белья. Плащ.

– Тогда надо что-нибудь купить. Совершенно определенно ношение здесь такого платья будет вызывать подозрения и может грозить вам неприятностями.

У Петры закружилась голова.

– Неприятности?

– Католиков не любят в Англии и к ним плохо относятся.

– Это варварство!

– Неужели? Не прошло и двадцати лет, как католический претендент на трон, поддерживаемый католическим королем Франции, вторгся в страну и попытался захватить корону. Еще живы воспоминания об Армаде, когда самый католический король Испании попытался захватить нашу страну и вернуть ее под управление Рима.

Петра испуганно посмотрела на свой серый наряд. То, на что она смотрела как на защиту, может обернуться опасностью? На мгновение сила духа изменила ей. Жестокость религиозного преследования всем известна, а она не готова к мученичеству.

– Леди Содуэрт ничего такого не говорила.

– Возможно, она просто не подумала об этом.

– Она никогда ни о чем не думает, только о своей внешности. Но мы заключили соглашение, она и я. Я буду помогать ей в пути, если она привезет меня в Англию и будет там помогать мне советом.

– И вы поверили ей?

Его скептицизм ранил, но она не могла признаться, что была в отчаянном положении.

– Ее титул… но когда я спросила ее об аристократических манерах, она отвечала уклончиво. Полагаю, она вовсе не леди.

– В каком-то смысле вы, может быть, правы. Как зовут ее мужа?

Петра задумалась.

– Она говорила о нем только «мой муж» или «дорогой Сэмюел». Теперь я понимаю, что все это была ложь.

– Почему же? Он может быть сэром Сэмюелом Содуэртом, а она леди Содуэрт.

– Всего лишь рыцарь?

Робин, казалось, развеселился.

– Всего лишь? Он может быть бароном или выше, но я не узнаю этот титул.

– А вы?

Она знала ответ еще до того, как он сказал «да».

Может ли он сообщить информацию, которая ей нужна?

– Вы благородного происхождения, сэр?

– До самого нормандского завоевания.

– Тогда почему вы просто «мистер», а она леди Содуэрт?

Он устроился поудобнее, очевидно, готовый к обстоятельному рассказу.

– Во многих странах все дети дворян титулованы, и это передается из поколения в поколение, но в Англии все не так. Например, младшие сыновья и дочери герцога имеют так называемый титул учтивости и именуются лордами и леди, но он не передается по наследству, поэтому их дети просто мистеры и мисс.

– Такова ваша ситуация?

Он рассмеялся:

– Внук герцога? Нет.

– Но богатый и благородного происхождения?

– Да. Дело в том, что в Англии простые мистеры и мисс могут быть богаты и влиятельны, а леди могут быть выскочками. Многим иностранцам приходится пожалеть, что они не знали этого.

Петра кивнула:

– Спасибо вам.

– Что еще вы хотите знать?

Увы, она не могла спросить о человеке, в поисках которого уехала так далеко. Она не позволит незнакомцу даже приблизиться к этому.

– Расскажите мне о королевском дворе, – попросила она. – Это сент-джеймсский двор, расположенный в Сент-Джеймсском дворце в Лондоне.

– Верно.

– Это место, где живет король.

– Неверно.

– Нет?

– Этот дворец – беспорядочно построенный старый дом, который король использует лишь для официальных целей. Он живет в Доме Королевы – так он называется – в более сельской обстановке.

– А как же двор? Его придворные?

– Живут в своих лондонских домах, когда это необходимо, и в загородных домах, когда могут, как сейчас. Летом даже король переезжает в провинцию, в Ричмонд.

– Как далеко это от Лондона?

– Около десяти миль.

Не слишком далеко. Она могла бы пройти такое расстояние пешком, если карета окажется слишком дорогой.

– Вы ищете кого-то, кто будет при дворе? – спросил он. Загнанная в угол, Петра ответила:

– Возможно.

– Кого?

– Я не могу вам этого сказать.

– Вы можете доверять мне.

– Я знаю вас меньше часа, сэр.

– Это не имеет значения.

– Имеет, и очень даже большое.

– Упрямство не входит в число добродетелей.

– Так же, как и настойчивость.

– Разве? Сестра Иммакулата – если это ваше настоящее имя, – в Англии вы столкнетесь с трудностями. Я вам понадоблюсь.

Она посмотрела ему в глаза:

– А я знаю, что не понадобитесь.

Ее заявление было неискренним, и он, должно быть, знал это, но она не могла позволить ему распоряжаться ее жизнью. Понимала, какую цену он потребует за это.

Он пожал плечами с раздраженной уверенностью.

– Значит, вы ищете джентльмена при дворе. Если не назовете имя, это сделаю я. Титул? – Когда она не ответила, он спросил: – Почему нет? Лорд, поскольку это относится ко всем, кроме герцогов. Я полагаю, он не герцог?

– Вы раздражающе несерьезны, сэр.

– Если вы не будете забавлять, то придется мне. Давайте посмотрим. Лорд Тайна, лорд Загадка, лорд Головоломка, лорд Ребус… Ребус! – воскликнул он. – Вы ищете лорда Ребуса.

– Как скажете. – Петра невольно улыбнулась. Хоть и случайно, первую букву он назвал верно.

– Но если только лорд Ребус не придворный короля, дорогая сестра, его не будет в Ричмонд-Лодж. Он будет наслаждаться буколическими удовольствиями в своем загородном имении – Ребус-Холл. Где же это?

Она молчала.

– К северу от Лондона?

Она буквально выдавила из себя «нет» и сжала губы.

– Вы вызываете раздражение, – сказал Робин. Его собачонка вдруг заскулила и подбежала к ее ногам. Он подхватил ее на руки. – Она и тебя раздражает? – Он улыбнулся Петре: – Она говорит «да».

– Она бы сказала «да» на все, что бы вы ни сказали, – бросила Петра и поняла, что оказалась втянута в его чепуху. – То, что вы так легко можете завоевать собачку, не означает, что вы завоюете меня.

– Нет? – Длинные пальцы снова стали поглаживать шерсть собачки, возбуждая Петру.

Петра заставила себя поднять глаза на его лицо.

– Даже с вашими прекрасными синими глазами.

Он улыбнулся:

– А они прекрасны?

Зачем, ну зачем она это сказала?

– Вы знаете, что это так, сэр, и пользуетесь ими, чтобы достичь потрясающего эффекта.

– Вы потрясены?

– Вовсе нет.

– Конечно, вы же не лежите на моих коленях, и я не ласкаю вас. Мы же говорили о Кокетке, не так ли?

Ее щеки вспыхнули.

– Безнравственно говорить такие вещи монахине!

– Для монахини безнравственно отвечать.

– Я не отвечала!

Он молча обвинял ее во лжи и был прав. Но потом сказал:

– Прошу прощения. Нечестно играть в такие игры, когда вам некуда бежать. Итак, какой язык для вас родной?

Петре показалось, будто ее выбросили бездыханной из морской пучины, где она тонула, на твердую землю.

– Итальянский.

– Тогда ваши лингвистические способности потрясающи. Ваш французский хорош, а английский почти идеален.

– Почти?

– Увы, легкий акцент, но он очарователен.

Она улыбнулась, но тут же поняла, что ее ласкают, только другим способом.

– Как вам удалось так хорошо им овладеть? – спросил он.

Петра попыталась найти ловушку в этом вопросе, но не нашла.

– У меня была няня-англичанка, потом английская гувернантка. А как вам удалось так хорошо овладеть французским?

– У меня были французская няня и гувернантка, а главное – моя мать была француженкой и говорила с детьми по-французски. Ваша мать была англичанкой?

– Нет.

– А отец?

Петра помедлила, потом сказала:

– Да.

– Он говорил с вами по-английски?

– Нет.

– Он умер, когда вы были ребенком?

– Он ушел.

– Понимаю. А ваша матушка?

– Недавно умерла.

– Мои соболезнования. – Он, похоже, говорил это искренне. – Вы поэтому стали монахиней?

– Я прожила в монастыре несколько лет.

Он не ожидал этого и не был этому рад. Однако она не увидела ни намека на раздражение. Святой Петр, он, кажется, нравится ей, а это уже опасно.

– Сколько вам лет? – спросил Робин, но тут в ее окно резко забарабанил дождь. Она повернулась, и он воскликнул: – Чума его побери!

Поглощенные разговором, они не заметили перемену погоды. Небо затянули тучи, сверкнула молния. Прогремел гром. Карета дернулась, когда лошади испугались, а потом покатилась быстрее.

Собачка взвизгнула и забилась под сюртук мистера Бончерча. Петра пожалела, что не может сделать то же самое. Она боялась молнии. Следующая молния осветила внутренность кареты, заставив Петру отпрянуть от окна и прижаться к Робину. Вместо того чтобы защитить ее, он сунул ей в руки дрожащую собачку, а сам опустил окно со своей стороны, чтобы позвать слугу, скачущего рядом.

– Поблизости есть какой-нибудь приют, Пауик?

– Не видать, сэр! – крикнул тот в ответ, горбясь под хлещущим дождем, его лошадь испуганно вращала глазами.

Петра накрыла трепещущий комок шерсти подолом своего платья, бормоча слова утешения, которые ей самой были необходимы.

– Ты знаешь, как далеко мы уехали? – спрашивал Бончерч.

– Наверное, миль пять, сэр.

Он закрыл окно и отбросил мокрые волосы с лица, но улучил мгновение, чтобы посмотреть вниз и улыбнуться. Петра осознала, что ее голые ноги открыты до самых колен.

– Хорошо? – резко спросила она.

– Просто замечательно. – Но потом он вернулся к делу: – Слишком далеко, чтобы возвращаться. Слишком далеко до следующего города. – Он вытащил из кармана сюртука тонкую книжечку и открыл ее, чтобы свериться с картой.

В этом достойном порицания повесе сейчас не было ничего ленивого или праздного. Учитывая ситуацию, Петра была этому рада. Но с собакой или нет, она все-таки права, считая его опасным. С ним будет нелегко справиться и нелегко от него отделаться.

Чтобы прикрыть ноги, она вытащила из-за пояса платок святой Вероники и, завернув в него собачку, прижала ее к себе и пробормотала:

– Из огня да в полымя, Кокетка. И ты, и я. Но я не позволю тебе сгореть.

 

Глава 3

Робин на все лады проклинал себя. Он знал об опасности грозы, но увлекся играми и потерял контроль над ситуацией. Даже Кокетка пыталась предупредить его. Теперь они оказались посреди пустынного поля, а над головой у них бушевала гроза. Если молния попадет в карету, карета может загореться.

Дождь барабанил по крыше кареты, из окон, заливаемых струями дождя, ничего не было видно. Через несколько минут дорога превратится в грязь, и карета не сможет проехать. Если они и переживут грозу, то застрянут здесь на ночь.

Робин ткнул пальцем в карту.

– Следующая станция Нувион, – крикнул он. – Мы попытаемся добраться туда, но все равно смотрите в окно, вдруг появится какое-то убежище.

Петра выглядела такой же перепуганной, как бедная Кокетка. По крайней мере собака была укутана, но ничто не могло защитить ее от шума.

Робин снова опустил окно, чтобы отдать приказ ехать как можно быстрее. Карета рванулась вперед, но вдруг резко накренилась набок. Сестра Иммакулата отлетела к нему. Робин поймал ее. Даже несмотря на то что он сразу же отпустил ее, вспышка, похожая на молнию, только другого рода, пронзила его. Ему показалось, что он увидел в ней похожий ответ. Карета выправилась и понеслась дальше.

– Так можно было раздавить Кокетку, – крикнула она.

Робин открыл корзину с едой, стоявшую на полу, и вытащил кувшин с вином. Он взял запеленатую собачку и сунул на освободившееся место, проследив, чтобы Кокетка могла дышать. После чего закрыл корзину, посмотрел на кувшин, откупорил его и сделал большой глоток. Затем предложил монашке последовать его примеру. Монашке со стройными ножками и восхитительно изящными лодыжками.

Она покачала головой, изо всех сил сжимая ремень на дверце, но ее все равно мотало из стороны в сторону, а в глазах ее застыл ужас.

Робин поставил кувшин.

– Идите сюда.

Она покачала головой. Тогда Робин сгреб ее в охапку и потянул к себе.

– Я могу упираться ногами, чтобы удержаться на месте. Ваши для этого слишком короткие. Отпустите ремень.

Петра сдалась. Он прижал ее к себе одной рукой. Она вцепилась в его сюртук. Карета теперь бешено раскачивалась под безумный аккомпанемент треска, грохота и раскатов грома. За ослепляющей вспышкой последовал взрыв, прогремевший, казалось, прямо над ними. Карета сильно накренилась в сторону Робина, и сестра Иммакулата перекатилась прямо на него. Он еще крепче прижал ее к себе.

Он обеспечивал ее безопасность, но надо быть мертвым, чтобы не заметить полные груди, прижавшиеся к нему без всякого намека на корсет, который испортил бы удовольствие. Крепкие ягодицы были почти под его рукой, без всяких обручей или многослойных нижних юбок, мешающих ощутить их.

Он не мог сопротивляться желанию скользнуть рукой еще ниже. Если небесный гнев испепелит его сейчас, по крайней мере это будет справедливой карой за то, что он делает. Только бы она была женщиной другого сорта. Ее ножны были всего в нескольких дюймах от его кинжала, а любовный турнир в грозу мог быть просто великолепным.

От его прикосновения она напряглась, готовая оттолкнуть его. Он крепче сжал ее и опустил губы к ее уху.

– Приношу извинения вашему небесному жениху, сестра, но, думаю, он предпочел бы, чтобы я сохранил вас в безопасности.

Она попыталась вывернуться и после очередного толчка кареты в другом направлении оказалась сидящей верхом на Робине.

– Прекратите! – вскрикнула она.

– У меня, конечно, есть таланты, – рассмеялся он, – но управление погодой не входит в их число.

– Вы знаете, что я имею в виду.

Еще одна ослепляющая вспышка и грохот заглушили ее протесты. Она впечаталась в него руками и ногами, пригнув голову. Робин улыбнулся, наслаждаясь необузданной силой бури и энергией молний между их раскачивавшимися телами.

Неужели монашки ходят голыми под рясой? Или целомудрие требует ограничений? Он читал, что некоторые монахи носят днем и ночью тесные кальсоны как средство против самонаслаждения. Иногда они делались из кожи или даже из овчины. Ему понадобилась бы металлическая броня, чтобы защититься от этой монашки.

Он снова рассмеялся.

Она подняла на него полные страха глаза, ее головная накидка сбилась набок.

– Вы сошли с ума!

Он не удержался и поцеловал ее.

Ее полуоткрытые губы крепко сжались, но не сразу.

Она снова оттолкнула его.

Она была наполовину готова. Он ласками уговорил ее открыть губы, погрузился в ее рот и начал приподнимать ее юбку. Она отвечала на его поцелуи.

Но потом отпрянула от него и напряглась.

– Мои извинения, сестра, – пробормотал он. – Буря…

Она облизнула губы. О, не надо!

– Вы тоже боитесь? – спросила она.

– Очень.

– Это глупо, я знаю…

– Вы называете меня глупым?

– Нет, но я не люблю грозы.

– А я люблю. Они возбуждают меня. Но я буду хорошим.

Он поцеловал ее в висок, чтобы успокоить. Но его это не успокоило. Ничто не могло успокоить его, пока они были вместе, как сейчас, но он сразился бы с целой армией, чтобы не разлучаться.

– Совсем не глупо бояться опасности, – сказал он. – У меня у самого сердце колотится. Вот, пощупайте.

Он прижал ее левую руку к своей груди. При расстегнутом жилете только рубашка лежала между его кожей и жаром ее ладони. Она так и держала ладонь, пока не осознала, в какой они позе, и яростно оттолкнула его.

Но тут карета резко наклонилась влево, возможно, даже скатилась в канаву. Робин приготовился к настоящему бедствию, готовый прикрывать ее изо всех сил, но экипаж выправился и покатился дальше. Он надеялся, что форейтор все еще управляет лошадьми, но даже если нет, он все равно не мог сейчас сделать ничего, кроме как скакать на полной скорости и оберегать своих подопечных от травм.

Сестра Иммакулата пыталась сомкнуть ноги и все время ерзала. Когда она смирилась с поражением, то все еще сидела на нем верхом, но он был в опасности воспламениться. И о Юпитер, ее запах – земной, не парфюмерный, но опьяняющий.

Когда-нибудь он прикажет сделать для нее духи. Парфюмированную воду для ее шелкового белья, парфюмированный лосьон для ее кожи, парфюмированное масло для ее ванны. В которой они будут купаться вместе.

Он хотел, чтобы ее груди были в его ладонях, ее сосок – во рту. Он хотел входить в нее с каждым толчком кареты.

Maledizione, как она так к месту говорила.

– Это кончилось? – прошептала Петра, как будто бог грозы мог ее услышать.

Робин осознал, что молнии и гром определенно продвинулись дальше, хотя дождь все еще лил как из ведра, а карета раскачивалась. Одна гроза шла на убыль, но другая все еще бушевала, а монашка выглядела такой созревшей для любви.

«Кончилось? Моя святая драгоценность, все еще только начинается».

Карета вдруг остановилась.

Петра в ужасе округлила глаза.

– Что опять случилось? – Тут она поняла, в какой позе находится, и отпрянула от него как раз в тот момент, когда он отпустил ее.

Она бросилась в противоположный конец кареты и забилась в угол. Ее «Нет!» прозвучало одновременно с его «Все в порядке?».

Они смотрели друг на друга, тяжело дыша.

Робин отвернулся, радуясь необходимости опустить окно и узнать, что случилось. Глубоко в трясине, подумал он, при этом имея в виду не дорогу.

– Мы застряли? – крикнул он.

– Пока нет, сэр, – ответил Пауик, – но скоро застрянем. Впереди что-то виднеется. Как будто свет пробивается сквозь ставни.

– Слава Богу. Вели форейтору ехать осторожно, а сам поезжай вперед договориться об убежище.

Когда карета двинулась вперед, Робин посмотрел вниз, игнорируя дождь, льющийся ему на голову.

– Ну как там? – спросила сестра Иммакулата.

Он всунул голову назад, поднял стекло и повернулся к ней, вытаскивая платок, чтобы вытереть волосы. Она предложила ему свой – такой же простой и белый, как его, только меньше.

Он поблагодарил ее и взял его.

– Там грязь шесть дюймов глубиной, а конца дождю не видно, льет как из ведра. Благодарите Бога, сестра, что в этом месте нам предложат кров.

Петра схватила четки.

– Конечно, но сколько мы здесь простоим?

– До тех пор пока дорога снова не станет твердой. Спешить незачем.

Ее бледное лицо было напряженно. Действительно ли ее единственной проблемой была визжащая Содуэрт? Он вдруг подумал, не воровка ли она. Он поверил ей на слово, что сундук принадлежит ей. Это был весьма подходящий для монашки предмет багажа, но, возможно, он не принадлежал ей.

Слабое поскуливание заставило Робина вздрогнуть. Он совсем забыл о Кокетке. Робин открыл корзину и поморщился:

– Она от страха запачкала ваш платок. Это святотатство?

– Нет.

Он извлек все еще дрожавшую собачку, а платок оставил в корзине.

– Что это?

– Напоминание о платке, которым святая Вероника вытерла лицо Христа. Сестры святой Вероники заботятся о бедных и раненых на улицах.

Успокаивая собачку, Робин обдумывал слова монашки. Странная деталь, которую надо расследовать. И если это правда, то чрезвычайно притягательная – и такая, что делает ее путешествие в Англию еще более загадочным.

Робину вдруг захотелось разбить что-нибудь. Все-таки она монахиня, а даже для него монахиня неприкосновенна, не важно, насколько она красива, насколько соблазнительно ее тело и как страстно она целуется.

– Ваша еда тоже испорчена, – сказала Петра.

– Наша. Это плохо, потому что одному Богу известно, что мы будем есть сегодня на ужин.

Где, черт возьми, они оказались, и что это за место? В этот час еще не должно быть так темно, но гроза принесла с собой ночь, а дождь все еще затуманивал окна. Все, что он мог разглядеть, было длинное низкое строение с той стороны кареты, где сидела сестра Иммакулата. Робин наклонился в ее сторону, чтобы опустить окно.

Она отскочила.

– Сэр!

Он, вероятно, слегка коснулся ее груди.

– Мне нужно открыть окно, чтобы лучше видеть.

Она оттолкнула его.

– Я сама это сделаю.

Монашка никак не могла справиться с защелкой, но он рассудил, что разумнее не помогать. Когда наконец она открыла ее, окно опустилось слишком быстро. Кажется, у нее снова вырвалось итальянское проклятие.

Впрочем, это не важно.

Монашка она или не монашка, вот в чем вопрос.

Но опять же, не все монашки добродетельны.

Святая или грешница? И может ли человек быть и тем и другим?

– Это длинное низкое строение, – сообщила она, – но оно не выглядит надежным.

Робин наклонился, чтобы посмотреть, стараясь не касаться ее.

– Здесь или нигде, а это место обещает сухость, тепло и постель на ночь.

– Постели, – уточнила монашка, яростным толчком подняв окно.

Робин вернулся на свое место.

– Я не имел в виду ничего другого, сестра.

Она сурово воззрилась на него.

– Вы поцеловали меня.

– Вы ответили на мой поцелуй.

– Была гроза. Я очень испугалась.

– Говорят, я родился во время грозы, и они сводят меня с ума. – Он улыбнулся ее озадаченному выражению лица. – Ваш головной убор сбился. Хотите, чтобы я поправил его?

Петра покраснела и резко повернула накидку, но одна темная прядь все еще торчала из-под чепца, а ее румянец превратил красоту в магию. Робин едва мог дышать. Эмоции были написаны у него на лице, и Робин спрятал его, занявшись осмотром повреждений содержимого корзины.

– Вы не должны больше так поступать, – сказала она.

– Класть Кокетку в безопасную корзину?

– Целовать меня!

– Или?

– Я думала, вы боитесь Бога.

– Сестра Иммакулата, у меня уже так много грехов, что какой-то поцелуй, пусть и с монашкой, всего лишь капля в море.

– Тогда почему вы не насилуете меня?

– Потому что обещал вам безопасность. И никогда не нарушу данного мною слова. Это единственный грех, которого я никогда не совершал.

Монашка отодвинулась.

– Простите, но все это так глупо. Я никогда не поддамся.

– Будущее для нас загадка.

– Нет. Мы сами его делаем.

Когда она отвернулась, чтобы посмотреть в окно, Робин подумал над этим заявлением с восхищением и сомнением. Как ни таинственно было будущее, он знал, что сестру Иммакулату ждут неприятности. Она одинока и уязвима в опасном мире.

Робин увидел, что Пауик приближается к строению, где они рассчитывали найти кров. Это может быть связано с некоторыми сложностями.

– Сестра.

Монашка обернулась, готовая к новой битве.

– Возможно, нам понадобится легенда.

– Зачем?

– Вдруг хозяева дома заинтересуются, почему монахиня путешествует без женского сопровождения. Особенно с таким мужчиной, как я.

– По виду вы настоящий повеса, – согласилась монашка.

– Тогда зачем ехать со мной?

– Леди Содуэрт. – Она отвела глаза.

– Надеюсь, урок пошел вам на пользу. Она, без сомнения, наслаждается вкусным ужином, прежде чем улечься в теплую сухую постель, а нас в лучшем случае ждут солома и похлебка. Подумайте о том, что я мог бы наслаждаться таким же комфортом. Если бы не вы, я бы остался в Аббевиле.

Она удивленно округлила глаза:

– Хотите сказать, что это я во всем виновата?

Робин обратился к быстро приходящей в себя собачке:

– Она безрассудная, вздорная женщина, не так ли?

– Я не такая! – запротестовала монашка.

– Факты есть факты. – Прежде чем она смогла пожаловаться на это, карета резко дернулась и остановилась. – Опустите окно и скажите мне, что вы видите.

Бормоча что-то себе под нос, монашка послушалась, впустив внутрь холодный сырой воздух.

– Мы на дорожке, ведущей к задней двери дома. Ваш слуга разговаривает с кем-то у парадной двери. Все вокруг залито водой.

Робин наклонился над ней, чтобы крикнуть в окно:

– Фонтейн!

– Да, сэр, – отозвался камердинер.

– Сейчас, когда мы стоим, колеса в воде?

– Не больше чем раньше, сэр. А я вымок до нитки.

– Это точно. – Робин опустил окно и сел.

– Твой хозяин, – сказала монашка Кокетке, сидевшей на коленях у Робина, – жестокий и бессердечный.

– Разве это не ее вина, Кокетка, что моему бедному камердинеру пришлось ехать под дождем?

Кокетка согласно взвизгнула.

– Подхалимка, – укорила ее монашка.

– Мегера, – парировал он. – И я имею в виду не собаку.

– Конечно, нет. Она никогда не противоречит вам.

– Она не всегда слушается. Будь проклят этот бесконечный дождь. Наша легенда, – напомнил он. – Вот мы путешествуем, несмотря на плохую погоду, монахиня и трое мужчин. Подозрительно. Могут подумать, что мы сбежали, чтобы пожениться. Страшно подумать о возможном наказании за изнасилование монахини.

– Как Абеляр, – сказала она, глаза ее блеснули.

– Хотите увидеть меня кастрированным, сестра?

– Пока нет, – ответила она.

– Ужасная женщина. Вижу, Пауик возвращается. Молитесь, чтобы он принес хорошие новости.

Монашка повернулась, чтобы выглянуть в окно.

– Даже если эти люди что-то подумают, они ничего не сделают.

– Лучше не рисковать. Мы будем братом и сестрой.

– Но мы совсем не похожи.

– Тогда сводные брат и сестра. Ваша мать была итальянкой, ваш отец – англичанином, как и мой. Видите мою преданность правде?

– До известной степени, – сухо заметила Петра. – Почему тогда мы так отчаянно спешим?

Да, почему? Робин задумался.

– Я мог бы быть более изобретательным, но давайте скажем, что мы спешим к смертному одру вашей дорогой матушки. Мы крепкая католическая семья. Вы обнаружили склонность к святой жизни и ушли в монастырь в родном городе вашей матери, Милане.

Петра нахмурилась, однако сказала:

– Разумно.

– Да это просто блестяще.

– Не должно гордиться тем, что вы блестящий лжец.

– Тогда считайте это театральной выдумкой. Я напишу пьесу о наших приключениях и назову ее… «Повеса и монахиня»

В этот момент к карете подошел Пауик.

– Мы оба Бончерчи? – быстро спросила она.

– У нас общий отец, так что да. Имя вашей матушки?

– Амалия.

– А ваше имя? Поспешите. Иммакулата звучит неубедительно для английской леди.

– Даже с итальянской матерью?

– Отец-англичанин возражал бы.

Поколебавшись, она сказала:

– Мария.

Робин спросил:

– Правда?

– Мы все еще играем в ту глупую игру?

– Да.

– Мое имя все равно Мария. – Однако ее вздернутый подбородок говорил, что в лучшем случае это полуправда.

Робин повернулся, чтобы опустить окно и выслушать отчет Пауика.

– Они дадут нам приют, сэр, но сейчас в доме только женщины, поэтому они не впустят нас в дом.

– Женщины? Надо было мне пойти поговорить с ними.

– Более чем вероятно, сэр, – ответил Пауик. – Единственно, чего я смог добиться, это сарай на заднем дворе.

– Нищим не приходится привередничать. Карета может проехать, или придется идти пешком?

– Тут есть проселочная дорога, но она ухабистая.

– Лучше все же опробовать ее. А что ты им сказал?

– Только то, что мы англичане, сэр. Ничего другого я не мог сказать, по-французски изъясняюсь плохо.

– Проклятие, мне и правда надо было пойти самому. Слушай, сестра Иммакулата моя сводная сестра Мария. Моя мать умерла, а мой отец снова женился на итальянке. – Он скорее увидел, чем услышал вздох Пауика. – У нас нет выбора. У них возникнут вопросы о монахине, путешествующей с четырьмя мужчинами. Скажи Фонтейну.

– Очень хорошо, но будем надеяться, что они не захотят сплетничать, иначе такое напридумывают.

– Бесстыдный мошенник, – сказал Робин, опуская окно.

– Но он прав.

– Он почти всегда прав. Прошу прощения за наше жилище, сестра.

– Полагаю, я более привычна к спартанским условиям, чем вы, сэр.

– Тогда с нетерпением жду вашей помощи ночью.

Когда она вздохнула и отвернулась, он почувствовал слабый укол совести. Предстоящая ночь может оказаться весьма интересной.

В этот момент карета нырнула в яму по меньшей мере на фут.

– Чума ее побери! Молитесь горячо, сестра, за нашу ось.

– Если бы Господь услышал мои молитвы, – уныло ответила Петра, – меня бы тут вообще не было.

 

Глава 4

Петра сразу пожалела о сказанном, но как мог Господь допустить, чтобы она дошла до такого ужасного состояния?

Присоединившись к мистеру Бончерчу, Петра ожидала, что с ним легко будет справиться. Однако ошиблась. Она также надеялась, что опередит Варци, но карета ночью застряла в грязи. Завтра Варци с легкостью догонит их, особенно если карета сломалась. Она скрипела и трещала, продвигаясь по ухабистой дороге.

На каждом повороте – на каждом! – рука Господа как будто поднималась против нее. Неужели ее борьба так грешна? Неужели он хочет, чтобы она была шлюхой Лудовико?

– Пауик прав, – сказал Робин. – Нам нужно определить еще несколько деталей. Сколько вам лет?

Она не видела причин лгать.

– Двадцать один. А вам сколько?

– Двадцать пять.

Она нахмурилась:

– Правда?

– Вы думали, я старше или моложе?

– Старше.

– Год во главе семьи может заставить мужчину поседеть.

– Ваш отец умер? Мои соболезнования, – сказала Петра, недавно пережившая смерть матери.

Тут карета с резким скрипом нырнула в яму, и Робин поморщился.

– Только подумайте, завтра нам придется опять выбираться наружу.

– Возможно, нам все-таки следовало ехать дальше? – предположила Петра.

– Мы бы застряли не дальше чем в лиге отсюда.

Он смотрел на нее так, что ей стало неловко.

– Что? – В замешательстве она произнесла это слово по-итальянски. – Che?

– Мария – это ваше второе имя, не так ли?

Карета, похоже, начала поворачиваться в обнесенном стеной заднем дворе. Но дождь все еще барабанил по крыше, и в сумеречном свете все окружающее выглядело мрачным.

– Как вы догадались? – спросила она.

– Оно не подходит вам. Итак?

И опять ей показалось, что не стоит бороться против правды.

– Мария мое второе имя. Первое мое имя Петра. Точнее, Петронилла. Для англичанки звучит не более убедительно, чем Иммакулата.

– Известны и более странные имена. А есть святая Петронилла?

– Святая дева-мученица времен раннего христианства, возможно, дочь самого святого Петра.

– Невеста Христова со святым происхождением. Как может что-то пойти не так? Если не считать того, – добавил он, – что Бог не слышит ваши молитвы.

Петра отвернулась.

– Глупое заявление из-за нескончаемого дождя.

Карета качнулась и остановилась.

– Могу я узнать вашу фамилию? – спросил Робин.

Опять Петра не нашлась что ответить. Он вряд ли поймет, что она опозоренная сестра графа ди Бальдино, или передаст ее Варци. Поймай ее Варци, все ее секреты тотчас раскрылись бы.

Петра повернулась.

– Аверио.

– Петронилла Мария д'Аверио?

– Петра д'Аверио. Имя Мария я не использую, а Петронилла было дано мне только как имя святой. Так хотел мой отец. Петрой звали мать моей матери. Это имя часто встречается в немецких землях, но не в Италии. А ваше имя, сэр?

– Робин.

Она не могла не улыбнуться:

– Маленькая птичка с красной грудкой?

– Веселая и дружелюбная. – Она, должно быть, недоверчиво хмыкнула, потому что Робин сказал: – Разве я не стал вашим другом?

– Вы надоедливы.

– Я ранен, Воробей.

– Я знаю эту цитату. «Кто убил малиновку? Я, сказал воробей, моим луком и стрелой…» Я не хотела сказать ничего плохого, сэр, несмотря на то что вы точите меня, как вода – камень.

– Чертовски медленно вода точит камень, – по-прежнему весело сказал Робин.

Больше похоже на солнце и лед, что вовсе не так уж медленно.

– Вы должны прекратить это. Вы должны обращаться со мной как с сестрой, потому что еще немного, и даже французские крестьяне узнают правду.

Робин посерьезнел:

– Увы, вы правы. Значит, брат и сестра, по крайней мере на эту ночь.

Слава Богу. На этих условиях она может выжить. Карета резко повернула налево в обнесенный стеной скотный двор, и ворота с глухим ударом были закрыты. Этот звук заставил ее замереть от страха. Абсурд. Стена и ворота сделаны для безопасности, и, пока она сидит здесь, Варци может проехать мимо и не догадаться, что она совсем близко.

Мимо ее окна, разбрызгивая грязь, пробежали две женщины. Дом женщин. Бояться нечего. С их стороны очень мило выйти под дождь, чтобы впустить их. Они пробежали мимо крепкой женщины средних лет, которая стояла в открытой двери дома, жестами и криками раздавая приказания. Карета медленно двинулась вперед, и наступила тишина.

– Благодарю тебя, Господи, – произнесла Петра.

– Аминь, хотя после всего этого грохота тишина кажется почти зловещей. Вот, возьмите Кокетку и не позволяйте ей бежать за мной. Меньше всего нам нужно, чтобы она вымазалась в грязи.

Он передал Петре собачку, открыл дверцу со своей стороны и спрыгнул на землю. Окинув взглядом строение, он обернулся, чтобы предложить ей руку.

– Это просто навес, но земля сухая.

Сунув собачку под мышку, Петра вышла из кареты.

Дверь дома закрылась. «Сарай», где им предстояло провести ночь, представлял собой грубо сколоченную крышу, стоящую на трех деревянных столбах впереди и с двумя стенами в глубине. Дождь стекал с края крыши в грязное озерцо между сараем и фермерским домом.

– Совсем не те апартаменты, которые я надеялся предложить вам сегодня ночью, – сказал он.

– Для меня это гораздо безопаснее.

Собачка заерзала, и Петра передала ее Робину, но тот опустил Кокетку на землю.

– Она привередлива, так что вряд ли выйдет наружу в такую грязь.

Кокетка встряхнулась и начала исследовать помещение. Было прохладно и сыро, и Петру проняла дрожь.

– Мне нужен мой плащ. И вам тоже.

– Вы беспокоитесь обо мне, как это мило!

Петра улыбнулась:

– Играю роль любящей сестры.

– Любящей! Мы движемся вперед, это точно.

– Только к выживанию, – ответила она и пошла к карете, чтобы найти свой багаж. Он стал открывать багажное отделение и случайно коснулся ее руки. Петра проигнорировала игру и отперла свой сундук, чтобы достать серый шерстяной плащ. Она позволила Робину взглянуть на содержимое, прежде чем снова закрыть сундук.

Он взял плащ, чтобы накинуть ей на плечи. Это была всего лишь простая любезность. Лудо…

Зимний сад, блестящий от инея. Подбитый мехом бархатный плащ. Обжигающий поцелуй…

– Что вы сказали? – спросил он.

– Просто холодно, – ответила Петра, застегивая пряжку на шее. Она подумала о том, что случается, когда женщина позволяет мужчине играть в такие игры. – Как по-вашему, мы можем развести огонь? Вон там лежат дрова.

– Надо спросить разрешения, а то, чего доброго, нас обвинят в воровстве.

Он накинул на плечи плащ и поднял капюшон. Это был плащ для верховой езды, сделанный из мягкой кожи, непромокаемый.

– Возможно, эти дамы оценят мои прекрасные глаза.

Она не может остаться здесь с ним на всю ночь. Просто не может.

– Узнайте, не найдется ли для меня постель в доме, – попросила Петра. – В конце концов, я безобидная женщина.

– Для других женщин, возможно.

Он хотел уйти, но его остановило поскуливание. Кокетка была в ужасе от того, что ее покидают. Со вздохом он взял ее на руки, сунул в карман и пошел под дождь. Однако его ноги в высоких сапогах увязли в скользкой грязи, так что вместо уверенного марша темный воин в капюшоне с трудом пробирался через двор.

Петра подавила хихиканье, но молилась, чтобы женщины позволили ей спать в доме.

Робин добрался до двери и постучал. Дверь чуть приоткрылась, потом немного шире. Он поговорил с женщиной и направился назад к сараю. Оказавшись снова под крышей, Робин сбросил капюшон, вода стекала с него ручьями.

– Триумф mes beaux yeux. За деньги они дадут нам еду и питье, несколько одеял и разрешат использовать их дрова.

– А я? – спросила Петра.

– Вы так торопитесь сбежать от меня. Разумеется, это очень комфортабельное место, но мадам Гулар разрешила вам провести ночь в доме.

Петра поспешила к своему сундуку, чтобы достать мешок с предметами первой необходимости и запасное платье на завтра. Она уже хотела уйти, но тут вспомнила, что на ней надеты сандалии. Так что придется идти босиком. Петра нагнулась, чтобы развязать их, но Робин сказал:

– Могу я попросить о чести отнести вас?

Он был невозмутим, но она слышала смех в его голосе. Петра колебалась, но слишком сильно было желание оказаться в его объятиях.

– Спасибо, – сказала она и попыталась не напрягаться, когда он подхватил ее на руки.

Лудовико, несущий ее, подхвативший ее на руки, только чтобы показать свою силу. Она протестовала, но ей это нравилось – нравилась близость, интимность, она чувствовала себя хрупкой в его сильных руках…

– Натяните мой плащ поверх вашего, насколько сможете. Он непромокаемый.

Петра прогнала глупые воспоминания и постаралась, как могла, но намокшая кожа была скользкой, и с ней было нелегко справиться.

Робин шагнул под дождь.

– Мои искренние извинения за все возможные недостатки.

– Как носильщик вы, сэр, великолепны.

– Приберегите ваши аплодисменты до тех пор, пока я донесу вас до двери, не уронив. Эта грязь такая скользкая.

Как будто в доказательство его ноги разъехались. Петра инстинктивно прижалась к нему, потом сразу же поняла свою ошибку и отпустила, стараясь отклониться в другую сторону, чтобы сохранить равновесие.

Это едва не опрокинуло их, и у нее вырвался глупый крик, когда она приготовилась рухнуть в отвратительную жижу.

Он сделал два шага в одном направлении, потом шаг обратно и замер, ненадежно балансируя. Они посмотрели друг на друга и затаили дыхание.

Затем Робин осторожно двинулся дальше.

Носить на руках дам умеет любой повеса. Умеет целоваться. Ласкать дам – распутных, одетых в шелка, с нарумяненными щеками и накрашенными губами, пропитанных ароматами мускуса и роз.

Но грубая шерсть ее плаща наверняка царапала ему руки.

Что, если ее приключение окончится даже лучше, чем она мечтала? Может быть, однажды на балу в Англии она встретит Робина Бончерча, джентльмена. Они будут танцевать под очаровательную музыку, глаза в глаза, дразня, флиртуя. Он флиртовал так же легко, как дышал.

Сейчас он дышал тяжело, делая последние шаги, но когда поставил ее на маленькое крыльцо, победно улыбнулся.

– Благодарю вас, мой герой! – Петра широко улыбнулась. В этот момент дверь открылась, и появилась жена крестьянина. Петра быстро переадресовала свою улыбку ей.

– Господь благословит вас за ваше милосердие, мадам.

– Ну, входите же! – произнесла она с сильным акцентом. Женщина была грязной, у нее не хватало нескольких зубов.

Петре вдруг расхотелось оставаться тут одной.

– Мне жаль, что тебе придется спать в сарае, Робин. Возможно…

– Не беспокойся обо мне.

– Тебе будет неудобно. – Петра обратилась к женщине. – Не мог бы мой брат…

– Никаких мужчин. – Женщина схватила Петру за руку и втянула внутрь, захлопнув дверь перед носом Робина Бончерча.

 

Глава 5

Петра чуть было не распахнула ее снова и не выбежала наружу, но это было бы смешно. Конечно, эти люди бедны и, судя по запахам, грязны, но они предложили то, что имели. Петра снова поблагодарила хозяйку.

Женщина фыркнула и жестом предложила ей сесть.

Стол с грубо сколоченными стульями по торцам и длинными скамьями по бокам занимал половину комнаты, но деревянные сундуки, стоявшие вдоль стен, тоже можно было использовать как сиденья. Петра прошла к одному из них, и ей не понравился хлюпающий звук пола. Он был покрыт тростником, но его явно положили прямо на землю, и туда просачивался дождь.

Эти люди бедны. По крайней мере у них есть огонь, горящий в очаге, занимавшем почти всю боковую стену. По обеим его сторонам обтрепанные занавески закрывали арки, должно быть, ведущие в другую половину дома. И у них была еда, потому что над огнем висел котелок, за которым следила старая сгорбленная женщина. Старуха пристально смотрела на Петру. Ее желтоватая кожа обтягивала кости, так что она напоминала скелет. Петра постаралась улыбнуться и пожелала ей доброго вечера.

Женщина хмыкнула, глотнула что-то из большой бутыли и вернулась к своему котелку.

Петра села, стараясь собрать вокруг себя плащ, и для тепла, и чтобы он не касался грязного пола. Окна располагались высоко и были закрыты ставнями, хотя она сомневалась, что в них вообще есть стекла, потому что сквозняки колебали пламя единственной свечи, горевшей на столе. Судя по запаху, она была сальной, но тут были и другие запахи, и она боялась, что некоторые идут от котелка.

Мадам Гулар вышла в левую арку, и Петра услышала приглушенные голоса. На мгновение у нее закрались подозрения, но она вспомнила о двух женщинах, открывавших ворота. Они, наверное, переодевают мокрую одежду. Они вышли под дождь, чтобы впустить несчастных путников, хотя и боялись, потому что их мужчин не было дома.

Эти люди настоящие добрые самаритяне, нельзя об этом забывать.

Мадам Гулар вернулась, неся большой глиняный кувшин и кожаный мешочек. Она отдала мешочек старухе и поставила кувшин на стол. Потом взяла с полки деревянный стакан, налила его и подала Петре.

Петра поблагодарила ее, но вынуждена была спросить, что это. Путешествие научило ее, что местные еда и питье могут быть своеобразными.

– Пуаре.

А, это грушевый сидр северной Франции. Петре ужасно хотелось хорошего вина или кофе, но это было полезно.

– Благодарю вас. Очень освежающе. Я сестра Иммакулата.

– И откуда же вы? – спросила женщина, изучая Петру глазами почти такими же опухшими, как у старухи. Она была скорее полной, чем тощей, но ее кожа тоже была желтоватой.

– Из Милана, – ответила Петра.

– Это в Англии?

Петра поняла, что ей нужно было назвать английский город, и уже хотела согласиться, но это была бы ложь.

– Нет, мадам. Это в Италии.

Мадам Гулар вскинула голову:

– Ваш брат сказал, что вы англичане!

– О, это так, мадам, но у нас в Англии нет католических монастырей, так что мне пришлось поехать в Италию, чтобы принять постриг.

Женщина все еще хмурилась, и Петра была рада, что тут не было видно ни распятия, ни другого священного предмета.

– Нам с братом не следовало спешить, но я плакала при мысли, что моя бедная матушка может умереть до того, как я увижу ее в последний раз.

Мадам Гулар все еще хмурилась, но тут вошли две другие женщины.

Они были примерно возраста Петры и в отличие от старших выглядели здоровыми и веселыми. На одной была зеленая юбка, на другой – желтовато-коричневая. Обе носили темно-красные деревенские корсажи со шнуровкой впереди поверх простых рубашек, на ногах – деревянные сабо. Все женщины были обуты в сабо, и, учитывая состояние пола, Петра пожалела, что у нее таких нет.

Та, что в зеленой юбке, внимательно посмотрела на Петру:

– О, вы очень красивы!

Петра покраснела.

– Спасибо, – сказала она.

Коричневая Юбка ткнула локтем сестру, чтобы напомнить ей о манерах, и они обе сели на скамью, но продолжали поглядывать на Петру. Учитывая, что монахини обычно живут в монастырях, они вряд ли видели их живьем.

Они были достаточно взрослые, чтобы быть замужем, но не носили колец. Петру это не слишком удивило. Зеленая Юбка казалась туповатой. У нее были большие глаза, что обычно делает женщину привлекательной, но Петре они почему-то напоминали корову. У Коричневой Юбки глаза были маленькие, близко посаженные, а зубы – мелкие, острые, искривленные, как у крысы.

«Петра, ты никогда не разглядывала крысиные зубы! Будь снисходительна!»

Пообещав покаяться, Петра улыбнулась женщинам:

– Доброго вам вечера.

Женщины производили впечатление не совсем нормальных. Видимо, это была несчастная семья.

– Солетт и Жиззи, – представила их мадам Гулар. Туповатая, видимо, была Жиззи, а хитрая – Солетт. – А моя мать готовит ужин.

Петра видела, что женщина добавляет что-то в котел – какие-то травы из мешочка и овощи, стараясь растянуть их скудную еду еще на пять ртов.

– Это у вашего брата собачка? – спросила мадам Гулар. Петра с трудом понимала ее диалект.

– Да, абсурдная вещь, не так ли?

– Красивый ошейник. Ваш брат, он богатый лорд?

Может, они собираются потребовать невероятную сумму за приют на ночь?

– Мы люди простые, но щедро заплатим за ваше гостеприимство.

– Хорошо, хорошо. Идемте, сестра. Я покажу вам, где вы будете спать.

Мадам Гулар прошла к задней стене, полностью закрытой темно-красными занавесками. Петра поспешила следом. Слава Богу.

Женщина раздвинула занавески в центре, открыв нечто похожее на монашескую келью, в которой роль боковых стен выполняли занавески. Конец комнаты содержал отгороженные занавесями альковы для сна – возможно, пять штук. Необычно, но Петра была готова кричать «Аллилуйя» от облегчения.

Она поспешила вперед, но резко остановилась, пораженная еще большей вонью. Преобладающий запах сырости и гнили смешивался здесь с запахами грязных простыней, давно пролитого вина, возможно, даже мочи и чего-то еще. Сильный, отвратительный запах, от которого ее замутило.

– О-о. Я…

– Что?

И тут Петру осенило.

– Я привыкла спать в комнате с открытым окном. Простите. Это правило нашего ордена. Я должна быть готова, что Бог заберет меня в любой момент.

– Богу нужно окно? – спросила женщина с удивительной проницательностью.

Петра развела руками:

– Это правило. Я вернусь к моему брату… «Пожалуйста».

Но мадам Гулар сказала:

– Это будет неправильно, сестра. – И шагнула направо. Женщина отдернула занавеску в конце ряда, открыв точно такое же спальное место. Оно было таким же грязным, но имело закрытое ставнями окно. Петра открыла его и вдохнула влажный вечерний воздух.

– Благодарю вас, мадам. Господь благословит вашу святую доброту.

Женщина хмыкнула, но, видимо, ожидала, что Петра вернется на кухню. Петре нужно было время, чтобы собраться с мыслями.

– Я должна прочитать несколько молитв, если не возражаете.

Мадам Гулар пожала плечами:

– Я пришлю за вами, когда еда будет готова.

Она ушла, задернув за собой занавеску, но по крайней мере оставила свечу. Петра откинула одеяло, но увидела, как и ожидала, грязную простыню. Она будет спать поверх одеяла, завернувшись в плащ. Холодновато, конечно, но можно считать все ее страдания епитимьей за многочисленные грехи.

Особенно за то, что она ответила на поцелуй Робина Бончерча.

Она не была настоящей монахиней, но уже три года носила это одеяние и всегда считала, что, пока носит его, должна следовать правилу общины Святой Вероники – правилу бедности, целомудрия и послушания. Да, она правильно поступила, не оставшись ночью с этим мужчиной.

Петра подошла к окну, вдохнула свежий воздух и мысленно рассмеялась. В других обстоятельствах запах крестьянского двора был бы не таким желанным.

Ее фальшивый брат Робин прав. Ей следовало остаться с леди Содуэрт. Даже если бы ей пришлось заботиться о ее маленьких чудовищах, она была бы в тепле и накормлена. Что же до Варци, должно быть, ей показалось, что она его видела. В мире полно невысоких полных мужчин, одевающихся просто, но она сделала поспешный вывод, действовала импульсивно и была за это наказана. Ей предстояла холодная, сырая и грязная ночь.

Вид снаружи был таким же отталкивающим. Стены старого дома были в фут толщиной, а оконный проем располагался высоко. Все, что она могла оттуда видеть, это грязь, сараи и высокую стену. Интересно, там ли еще мужчины? Смешно думать, что нет, но она должна проверить.

Петра схватилась за подоконник, подпрыгнула и, балансируя, подтянулась вверх. От смеха она чуть не перевернулась. Если хозяйка вернется, как она объяснит это? Обязательные монастырские упражнения? Смех улетучился, потому что она ушибла ребра, но то, что она увидела, успокоило ее.

Четыре фигуры сидели вокруг веселого костерка. Когда они засмеялись, ей до боли захотелось быть вместе с ними. Она освободила одну руку, чтобы помахать, но никто не увидел ее, поэтому она соскользнула вниз и стряхнула прилипший камушек с платья, готовая вот-вот, как это ни глупо, расплакаться.

– Вы выглядели как средневековая принцесса в башне, умоляющая о спасении.

Она резко обернулась, и там, в окне, был он – руки на подоконнике, на щеках ямочки. Кокетка сидела на подоконнике около его локтя, шевеля ушами. Петре даже показалось, что собачка морщит нос от зловония.

– Что вы здесь делаете? – спросила Петра, стараясь говорить тихо, чтобы ее не слышали на кухне.

– Кокетка увидела, как вы машете, и настояла. Думаю, она скучает по женскому обществу.

Петра погладила хорошенькую собачку.

– Сомневаюсь. Это вас она любит.

– Тогда она дурочка. Если бы в ней было хоть сколько-нибудь мяса, я бы продал ее на суп.

Петра укоризненно покачала головой, но улыбалась от удовольствия быть в его обществе.

– Вы хорошо о ней заботитесь.

– Я исполнительный парень, обремененный все время желающими чего-то женщинами. Итак, каково ваше желание, принцесса? Спасение?

Она вспомнила, почему ей нужно быть подальше от него этой ночью.

– Разумеется, нет.

Он заглянул мимо нее в комнату:

– Не самая привлекательная спальня.

– Они бедны.

– Бедность может быть чистой.

– Так же, как и богатство, но часто бывает наоборот.

– Это верно. С вами все в порядке? – серьезно спросил Робин.

Петра отодвинула занавеску, чтобы убедиться, что в комнате никого нет.

Когда она снова повернулась к нему, его глаза были настороженны.

– Зачем такие предосторожности?

– Я не хочу ранить их чувства.

– Но?

– Они странные люди.

– Странные? В каком смысле?

– Я не хочу быть жестокой, но одна из дочерей, наверное, глуповата, а другая… Я не знаю. – Она повертела пальцем у виска.

– Вероятно, слишком много родственных браков.

– Возможно. Хотя, честно говоря, они не очень похожи.

– Здесь всего три женщины?

– Нет, есть еще бабушка. Она ужасно горбатая, бедняжка, и пьет, вероятно, чтобы заглушить боль. Они очень несчастны.

Он опирался на руки с одной стороны подоконника, она с другой, так что их лица были всего в футе друг от друга.

– Что-то тут не так, – сказал он и накрыл ее руки своими. – Завтра я лучше позабочусь о вас. Загадайте желание, принцесса.

– Дворец, – быстро проговорила она и тут же покачала головой. – Сойдет и чистая, хорошо проветренная постель в чистой комнате – комнате, где я буду совершенно одна.

– Не совсем то, о чем я думал, – сказал он, но налет юмора в его словах сгладил обиду. – Завтра мы пораньше остановимся, чтобы позаботиться об этом. Возможно, в Монтрё. Роскошь «Французского двора» должна возместить нам это.

– Французский двор? – озадаченно переспросила Петра.

– Это гостиница. Очень большая.

– Мне не нужна большая. Я предпочла бы поскорее добраться до Англии.

– Зачем? Почему такая спешка?

Петра покачала головой:

– Не пытайте меня сейчас. Я не в силах вас развлекать.

Робин в знак утешения легко сжал ее руку.

– Очень хорошо. Но после того как вы хорошенько выспитесь в чистой, хорошо проветренной постели, которая будет в полном вашем распоряжении…

– Даже тогда вы не узнаете мои секреты, сэр. Даже под пыткой.

– Я думал не о пытке…

Она убрала руку, но он поймал ее и поднес к своим теплым губам.

– Доверьтесь мне, Петронилла miа. Какое бы срочное дело ни ждало вас в Англии, я вам понадоблюсь.

Она учащенно дышала, но попыталась высвободить руку.

– Ваша цена всегда будет чересчур высока.

Он отпустил ее.

– Я никогда не буду силой принуждать вас делать что-либо. Но предсказываю вам поражение, если вы от меня сбежите.

Не будь между ними двухфутовой стены, она ударила бы его.

– Как я могу быть свободна, если должна сбежать?

Он посмотрел ей в глаза.

– Увы, вы правы. Я постараюсь уважать ваши желания. – Он подался назад, забирая собаку. – Доброй ночи, прекрасная леди тайн.

Петра смотрела, как он исчез в темноте, борясь с желанием выскочить вслед за ним, но одновременно жалея, что не может сбежать от него прямо сейчас.

До сих пор она неукоснительно исполняла свой план и почти добралась до Англии. Ей нужно только, чтобы Робин Бончерч доставил ее туда, а тогда она сбежит от него. В сумке у нее есть кинжал, а в задней обложке молитвенника спрятаны двадцать гиней. Добравшись до Англии, Петра найдет своего отца, и тогда жизнь ее наладится.

Она надеялась на это и молилась.

 

Глава 6

Занавеска с шумом отодвинулась, и за ней оказалась Солетт, которая подозрительно смотрела на Петру. Петра была рада, что инстинктивно схватила четки и выглядела так, будто молилась. Она последовала за молодой женщиной на кухню, неся догоравшую свечу. Петра поставила свечу рядом с другой, и в их свете комната выглядела гораздо веселее. На столе лежал кусок желтого сыра рядом с зернистым хлебом.

Мадам Гулар сидела в кресле во главе стола лицом к огню и жестом показала Петре сесть на скамью слева от нее. Жиззи села на другую скамью, вид у нее был встревоженный. Петра улыбнулась Жиззи, но та не отреагировала.

Старуха разлила похлебку в миски, которые Солетт поставила на стол, подав первую матери, а вторую Петре. Петра поблагодарила ее, но запах варева был неаппетитный. Возможно, мясная кость, варившаяся в похлебке, была далеко не первой свежести. Возможно, повариха переусердствовала с травами, стараясь замаскировать неприятный запах. Возможно, старуха просто потеряла обоняние. В похлебке определенно было слишком много шалфея, травы, которую, но мнению Петры, следовало использовать очень умеренно, но никто другой не выказал никаких возражений.

Когда суп был подан, Солетт помогла бабушке, которая сильно хромала, добраться до пустого стула напротив мадам Гулар, и села рядом с сестрой.

– Может быть, вы прочтете молитву, сестра.

Слова мадам Гулар оторвали Петру от ее мыслей. Петра прочла короткую благодарственную молитву за еду, а также попросила Господа благословить этот дом, потому что им определенно это было нужно. Все взяли деревянные ложки и приступили к еде.

Петра отправила в рот ложку и заставила себя сделать глоток. Должно быть, там был целый куст шалфея, заглушавший неприятный вкус. Она только помешивала ложкой суп, в то время как остальные ели с явным удовольствием.

– Ешьте, ешьте! – проскрипела старуха, продемонстрировав несколько длинных почерневших зубов.

Петра снова посмотрела на похлебку, готовясь заставить себя принять это как наказание, но тут вдруг увидела в похлебке зубок чеснока. Она вспомнила несчастную сестру из монастыря.

– О! Здесь есть чеснок?

– Конечно, – ответила старуха. – Какой же суп без чеснока?

– Да-да, но понимаете, я не могу есть чеснок. У меня от него желудок болит.

– От чеснока? – с сомнением переспросила мадам Гулар. – Как можно заболеть от чеснока? Ешьте, сестра.

Это прозвучало как приказ, но Петра отложила ложку и почувствовала на себе недружелюбный взгляд мадам Гулар.

– Правда, – сказала она, вспоминая страдания сестры Беаты. – У меня от чеснока начинаются ужасные спазмы и дурно пахнущие газы. Вы не захотите, чтобы я была в доме, если я съем это.

После напряженного минутного размышления мадам Гулар показала на сыр и хлеб:

– Тогда ешьте это, сестра.

Петра поблагодарила ее, отрезала ломоть хлеба и клинообразный кусок сыра. Хлеб был грубый, сыр слишком острый, но она готова была наброситься на них. Когда подали грушевый сидр, Петра сделала большой глоток.

Атмосфера немного разрядилась, но, если не считать ее благодарностей, все ели в полном молчании. Было ясно, что так они делают всегда, да и в монастыре трапезы проходили в тишине. Но Петре хотелось поговорить. Она не знала, как долго семья может просидеть в молчании.

– Пожалуйста, простите меня, – заговорила Петра. – Даже такое малое количество супа растревожило мои внутренности. Я пойду в свою комнату.

Лицо мадам Гулар было каменным, когда она сказала:

– Туалет во дворе, но там очень грязно. Жиззи, дай святой сестре горшок.

Жиззи взяла с полки большой горшок и сунула его в руки Петры. Петра поблагодарила ее.

– Доброй ночи, и благослови Господь вас всех. – Она удалилась.

Оказавшись за занавеской, Петра осознала, что у нее нет света, но ей не хотелось возвращаться. Небо, видимо, немного прояснилось, и проблески лунного света позволили ей пробраться мимо кровати к ее грязной клетушке. Кто где спит? Месье и мадам Гулар в большой постели, бабушка и дочери за занавесками? Возможно, у них еще были сыновья.

Она поставила горшок на пол и, вздохнув, снова подошла к окну. Луна немного освещала пейзаж, однако ночной воздух был насыщен влагой. Она больше не будет смотреть в сторону костра. Негодяй воспримет это как поощрение.

Перед поездкой Петра изучала карты. Леди Содуэрт потребовалось бы два дня, чтобы добраться из Аббевиля в Булонь, но туда можно доехать за один день, если они выедут рано и будут ехать без остановок. Пакетбот в Англию отплывает вечером. Она может быть в Англии уже послезавтра, если Господь хоть раз будет добр к ней. Тогда ей останется только найти отца.

Она знала, где находятся его многочисленные дома, но не знала, где он сам сейчас. Он был важным человеком при дворе, так что она предположила, что он там, где двор, но теперь оказалось, что это может быть не так. Сначала она отправится в его лондонский дом, а потом в тот, что в Гемпшире.

Если она найдет его, всегда существует риск, что отец не признает ее. Мать была твердо уверена, что такого не случится, но со временем Петра стала в этом сомневаться. Мать была больна, в отчаянии и думала о человеке, которого знала больше двадцати лет назад. Единственным доказательством, которое Петра могла предъявить ему, было письмо от ее матери и рисунок – рисунок глаза.

Мать объясняла, что такие картинки в те времена были высшей степенью романтизма, особенно в вихре тайн венецианского маскарада. Художники сидели на улицах, готовые на месте выполнить подобные миниатюры, иногда позирующий даже не снимал маску. Мать была уверена, что лорд Графтон помнит ее, однако Петра в этом очень сомневалась. Молодой английский лорд, путешествующий по Италии. Сколько любовных связей у него было? О скольких он помнил спустя несколько недель, не говоря уже десятилетий?

А если даже он и помнил, если поверит в ее историю, с какой стати он должен с распростертыми объятиями принять незаконнорожденную дочь? Петра вздохнула. Ведь это была ее единственная надежда. Ее брат теперь был главой семьи и не желал ее знать. Второй брат и сестры боялись вызвать его недовольство, а когда Чезаре открыл им тайну ее рождения, использовали это как предлог игнорировать мольбы ее матери. Семья матери, находившаяся в далекой Австрии, впала в немилость и не имела возможности вмешаться.

Что до аристократического Милана, Петра была с Лудо недостаточно осмотрительна, поэтому, когда Чезаре распустил слух, будто она не родная дочь его отца, все сочли, что быть признанной любовницей графа ди Пуриери совсем не плохая судьба для такой, как Петра. Никто не хотел раздражать Морчини, семью Лудо, и меньше всех Чезаре. Он мог быть теперь графом ди Бальдино, но ему нужен был союз с Морчини, чтобы осуществить свои амбиции.

Политика, политика. Петра убеждала мать, что политика и амбиции мужчин могут испортить ей жизнь, но мать ничего не могла сделать. Она сама по политическим мотивам вышла замуж за иностранца, которого не любила.

Политика. В Англии тоже главное – политика, а уж для ее отца – тем более. Если он примет Петру, не увидит ли он в ней всего лишь новую пешку в его играх? Может ли Лудо быть настолько влиятелен, что это найдет отклик даже в Англии? Австрия управляла Миланом и в последней войне была врагом Британии, поэтому Петра надеялась, что нет. Но не посмотрят ли на нее как на врага?

Даже сознавая все эти проблемы, она была уверена, что, если ее план провалится, она сможет найти место в монастыре и принять постриг. Она готова на все, только бы не стать шлюхой Лудовико.

Теперь это невозможно, и ее наверняка преследует Варци. А это означает, что она подвергает Робина и его людей опасности.

Ей вспомнился тот детский стишок.

Кто убил малиновку? – Я, – сказал воробей, — Моим луком и стрелой. Это я убил малиновку.

Петра дрожала от напряжения и усталости, у нее слипались глаза, но она знала, что не уснет в этой грязной постели. Где угодно, только не здесь.

Петра отколола головную накидку от чепца, завернув булавки для сохранности в серую ткань, и огляделась, куда бы это положить. Ей не понравилась ни одна из поверхностей, поэтому она засунула ее под свой пояс, вспомнив о платке святой Вероники. Возможно, завтра вечером она сможет постирать его.

Ей хотелось снять пояс и висевшую на нем сумку, но их тоже некуда было положить. Она вспомнила, что оставила свой мешочек с мылом и зубной щеткой в кухне вместе с чистой одеждой. Она не собиралась возвращаться туда за ними, да и какой в этом смысл? Ей все равно не предложили воды для умывания.

Петра закуталась в плащ и легла на кровать, не снимая сандалии. Затем прочла молитву против блох и попыталась уснуть.

Ее разум возражал. Что же так поразило ее за столом?

«Прекрати это, Петра. Атмосфера здесь странная потому, что бедным женщинам страшно без своих мужчин».

Она вдруг резко села в постели. Их мужчины! В этот вечер, когда за столом сидело пять человек, свободным оставалось только одно место. Может быть, в семье был единственный мужчина – месье Гулар? Нет, их могло быть двое, сын занимал бы ее место на скамье.

Какова бы ни была правда, мужчина в доме сидел бы во главе стола. Но когда он был дома, где сидела старуха? Петра сомневалась, что она могла бы забраться на одну из скамей. И трудно себе представить, что мадам Гулар опустилась бы до того, чтобы сидеть на скамье.

Правда заключалась в том, что здесь не было мужчин. Одни женщины, бедняжки, что объясняло их бедность и страх. Возможно, Робин будет особенно щедр к ним завтра.

Петру разбудили приглушенные голоса. Неужели уже утро? Нет, еще темно.

С кухни доносились голоса, так что она, видимо, задремала всего на несколько минут. Петра свернулась калачиком под плащом и попыталась снова заснуть, но голоса мешали. Она перевернулась на спину, жалея, что не может пойти туда и приказать им замолчать.

Может быть, это молодые женщины делятся секретами или мадам Гулар жалуется своей матери на визит монашки, которая не ест чеснока и хочет спать при открытом окне? Петра натянула капюшон на уши, чтобы ничего не слышать, но мозг лихорадочно работал. А внутренний голос нашептывал, что что-то в этих голосах не так, что есть в них что-то подозрительное.

Ворча на себя, она встала и подошла к занавеске. Отодвинула ее на дюйм, и голоса стали чуть громче, но слов разобрать она не смогла. В комнате за занавеской было темно, но по краям просачивалось немного света. Большая кровать пустовала. Неужели они до сих пор на ногах?

«Они имеют право сидеть у своего очага и разговаривать, – сказала она себе. – Ложись спать». Но она не могла. Приготовив объяснение, что ей нужны ее вещи, она выскользнула из спальни и подошла к левой занавешенной арке.

– Одна из вас должна убедиться, что они… – Петра не поняла последнего слова, но узнала хриплый голос старухи.

– Конечно, они уже. – Это, должно быть, Солетт. – Там было достаточно… – опять неизвестное слово, – чтобы они проспали неделю.

У Петры перехватило дыхание. «Они» могло относиться только к мужчинам. Они дали им что-то вроде снотворного?

Она не была одурманена, но съела всего ложку этого странного супа. Все за столом ели из одного котелка, но старуха разлила его в миски, а Солетт принесла их. Могли они добавить что-то в миску, которую подали ей?

Что-то из того мешочка?

Но зачем? Возможно, они хотели, чтобы мужчины крепко спали ночью, но это не объясняло их теперешний разговор. Сейчас говорила мадам Гулар, быстро и тихо, с таким сильным акцентом, что Петра не могла понять ни слова, но звучало это неприятно.

«Думай, Петра, думай!»

Она вспомнила настойчивые вопросы о богатстве Робина. Он говорил, что французы считают, будто все англичане сделаны из золота. Женщина упоминала ошейник Кокетки. Могли ли эти нищие женщины решить, что им в руки упало сокровище, и планировали украсть его у спящих людей? Они наверняка сошли с ума. Завтра кража обнаружится, и как только они доберутся до следующего города…

Но им не позволят добраться до следующего города.

«Святой Петр, помоги нам!» Это казалось невероятным, но Петра слышала, что путешественники бесследно исчезают. Она на нетвердых ногах вернулась в свою комнатушку, изо всех сил стараясь думать, борясь с колотящимся сердцем. Если сонное зелье было в супе, женщины знали, что она съела очень мало. Они знают, что она поднимет тревогу, если что-то случится с ее спутниками.

Но им не понадобилось бы одурманивать ее, чтобы убить, – три крепких женщины против одной, да еще старуха может помочь, если понадобится. Петра нащупала в своей сумке кинжал, но сомневалась, что сможет справиться с ними. С содроганием она вспомнила большой нож на столе, который так легко резал грубый хлеб и твердый сыр.

Святой Петр, помоги им всем!

Тут громкий крик чуть не заставил ее выпрыгнуть из кожи, но это всего лишь мадам Гулар кричала на Солетт, а Солетт кричала в ответ. Потом хлопнула дверь. Солетт в конце концов сделала то, чего от нее хотели, но явно никто из них не ждал, что мужчины могут не спать.

Или быть живыми?

 

Глава 7

Петра сунула в рот кулак, ее била дрожь. Но откуда возьмется у этих крестьян настоящий яд?

Сонное зелье совсем другое дело. Чернильный орешек, маковое семя, белена, даже болиголов в небольших дозах погружают человека в глубокий сон на несколько часов, а мужчины могли посчитать сонливость естественной после трудного путешествия.

Петра услышала шум и легла на кровать. Через прикрытые веки увидела пламя свечи.

Потом свет исчез. Через мгновение Петра рискнула чуть-чуть приоткрыть веки. Она проскользнула к занавеске и увидела крепкую спину мадам Гулар, возвращавшейся в кухню. Петра все поняла. Женщина приходила посмотреть, не разбудил ли ее шум, но почему она не убила Петру сразу?

Возможно, хотела убедиться, что остальной план сработает. Если кто-то из мужчин проснется, женщины придумают какое-то объяснение. Ничем нельзя будет объяснить труп. Теперь Петра была уверена, что женщины замышляют недоброе, и она единственная способна остановить преступление. Надо выбраться наружу и разбудить мужчин.

А что, если их нельзя разбудить?

Ей придется сражаться с женщинами одной.

Если бы у нее было оружие получше! У Робина наверняка есть пистолеты. Петра знала, как взвести курок, нажать на спусковой крючок и выстрелить.

Может быть, у него также есть шпага? Благодаря Лудо, будь проклята его черная душа, она умела пользоваться шпагой.

Вдалеке снова скрипнула дверь и опять со стуком захлопнулась. Петра рискнула пробраться к занавеске.

– Все храпят, – угрюмо сообщила Солетт. Не мертвы, не мертвы. Слава тебе, Господи! Мадам Гулар что-то спросила.

– Трое около лошадей. Милорд, наверное, в карете.

– Слишком хорош, чтобы спать на земле, – усмехнулась старуха. – Богатый милорд, это точно.

– И мы получим тот красивый собачий ошейник и другие его сокровища, – сказала мадам Гулар. – Приготовьтесь, девочки.

Надо действовать немедленно. Выбраться из дома она могла только через окно. Петра проскользнула назад в свой закуток и взобралась на подоконник.

Балансируя, она поняла, что выбраться не так легко, как она себе представляла. Она могла пролезть через проем, но он был слишком мал. Единственный способ выбраться – это головой вперед.

Прямо в грязь.

Молча.

Истово молясь, она наклонилась вперед, сползла по стене и рухнула на землю. Здесь, вблизи от дома, земля была сырой, но твердой. А это означало, что завтра она вся будет в синяках.

Если доживет до завтра.

Петра вскочила на ноги, ища костер Робина. Должно быть, он погас, но виднелся другой слабый огонек – свеча в фонаре кареты, подумала она. Петра попыталась пробежать по темному двору, но через несколько футов ее сандалии увязли в грязи. Лучшее, что она могла сделать, это скользить и брести, как это делал Робин, когда нес ее.

Милый, грешный Робин. Ему, без сомнения, предстоит мешать угли в аду, но, пожалуйста, Господи, не сейчас.

Ставни в кухне, должно быть, все еще были закрыты, а луна скрывалась за облаками. Петра вспомнила, что сняла накидку, и накинула капюшон на белый чепец, потом с трудом двинулась дальше, сосредоточившись на фонаре кареты, прислушиваясь к звукам, доносившимся из дома.

Наконец она вышла на более твердую землю. Она была под навесом и задержалась на мгновение, чтобы перевести дыхание. Никакого движения со стороны дома. Она стала пробираться к фонарю, стараясь не споткнуться. Тут позади нее открылась дверь.

Петра замерла, благодаря Бога, что на нее не падает свет, и медленно обернулась.

На пороге стояла мадам Гулар. Сейчас выйдут остальные женщины, а Петра еще никого не разбудила и не нашла оружия. Под прикрытием своего плаща она приблизилась к карете, наблюдая за женщиной. Оглянулась и увидела: ось кареты упирается в стену лошадиного стойла. Поблизости не было никого из мужчин. Робин спит. Надо его разбудить.

Она стояла спиной к колесу, значит, дверца находилась справа от нее, но высоко. Наблюдая за мадам Гулар, Петра повернула ручку.

Из дома донеслись голоса, и мадам Гулар вернулась внутрь, оставив дверь открытой.

– Вы не спите? – выдохнула Петра, войдя в карету.

Ответа не последовало. Может, Робин одурманен зельем? Она взобралась на одну ступеньку. Карета чуть наклонилась.

Она сбросила плащ, чтобы не мешал ей. Сиденье находилось справа от нее, но было слишком коротким, поэтому Робин, видимо, устроился в одном из углов.

Где Кокетка? Собаку тоже, видимо, отравили, иначе она затявкала бы.

Петра услышала позади тихие голоса. Она резко сунула руку вперед и зашипела, ударившись пальцами обо что-то жесткое всего в нескольких дюймах от нее. Руки нащупали что-то твердое. Это оказался накрытый толстой тканью сундук. Импровизированная кровать! Она пошарила рукой в поисках Робина и наткнулась на пистолет. Петра прижала его к груди, вцепившись в рукоять. И повернулась, чтобы встретить опасность.

Они были там, мадам Гулар и ее дочери приближались, но очень медленно, скользя по грязи.

Мадам Гулар несла фонарь. Скоро свет упадет на карету. Петра выдвинула вперед правую руку, готовая поднять пистолет, а левой пыталась нащупать какую-нибудь часть тела Робина Бончерча, наиболее уязвимую. Нащупала бедро и сжала выпуклость под его бриджами.

– Проснитесь! – прошептала Петра. Неожиданно он схватил ее, и она оказалась под ним.

– Ты отчаялась, моя хорошая? – спросил Робин, смеясь.

– Это я! – прошипела она. – Сестра…

Он поцеловал ее.

Петра замерла на мгновение, потом стала сопротивляться.

– Те женщины. Они собираются вас убить и сейчас будут здесь.

– Что?

Петра оттолкнула его. Женщины должны были услышать. Они могли даже видеть, что карета раскачивается. Она схватила пистолет, выскочила из кареты и взвела курок. Щелчок прозвучал пугающе громко.

Женщины остановились, но всего в нескольких ярдах. Жиззи, похоже, держала что-то вроде дубинки, а у Солетт был кухонный нож.

– Ну-ну, – злобно произнесла мадам Гулар. – Возможно, она не стоит так много, как я думала.

Петра нахмурилась:

– Я? Я монахиня.

– Которая держит пистолет? И ускользает тайком, чтобы пробраться к брату в карету?

– А что вы делаете здесь? – спросила Петра.

– Мы услышали воров, – ответила женщина. – Возможно, кто-то крадет кур.

– Мы не крадем ваших кур, так что все в порядке.

– Все в порядке, кроме вашего страшного греха, сестра. Это позорно.

– К тому же с братом! – воскликнула Солетт. – Это отправит вас прямиком в ад, вот так!

Они разговаривали так, будто никто не держал в руках оружие, но Петра была готова продолжать игру, если после этого они вернутся в дом.

– Но она не девственница, Mere, – сказала Солетт. – Жаль.

– Я могу ее зашить.

– Она хорошо изображает монашку.

Петра крепче сжала пистолет.

– Возвращайтесь в дом. Мы уедем утром и никому не расскажем, что видели ваш низкопробный бордель.

Мадам Гулар расхохоталась.

– Я великолепно стреляю, – солгала Петра, – так что одна из вас определенно умрет.

– Убей одну из нас, и я отрежу тебе язык. В некоторых местах немая шлюха ценится достаточно хорошо.

Петра содрогнулась и направила на нее пистолет:

– Тогда я убью вас.

– В таком случае Солли сделает это. Правда, девочка?

Солетт захихикала:

– С удовольствием.

– Расступитесь, девочки, – приказала мамаша Гулар. – Так труднее стрелять.

Девицы повиновались, но явно нервничали. Руки у Петры дрожали. Она не сомневалась в том, что они выполнят свою угрозу.

– Робин! – закричала Петра. – Кто-нибудь! Помогите!

– Оружие на землю!

Мамаша Гулар резко обернулась, ее фонарь бешено раскачивался, высвечивая двух ее испуганных дочерей и Робина, похожего на привидение в белой рубашке, светлых бриджах и чулках, с пистолетом в правой руке и шпагой в левой.

Жиззи и Солетт уронили оружие, а мамаша Гулар жалобно заныла:

– Сэр, сэр, вы все неправильно поняли. Мы не собирались никому причинять вреда! Куры…

– Заткнись. Ты не ранена, сестра?

У Петры кружилась голова, но она с трудом выдавила:

– Нет.

Он посмотрел на женщин.

– Ты, – сказал он Жиззи, – сними юбку и разрежь на полоски.

– Что? – Голос Жиззи дрожал от страха.

– Разрежь юбку на полосы и свяжи двух других, начиная с мадам. Пошевеливайся!

Жиззи взвизгнула и стала теребить завязки юбки. Юбка упала, открыв грязную рубашку. Она на коленях подползла к ножу, чтобы разрезать ткань.

Робин Бончерч наблюдал за всеми тремя, готовый в любой момент пустить в ход и шпагу, и пистолет. Петра глазам своим не верила.

Она вспомнила о других опасностях и посмотрела на дом.

Дверь закрыта, никаких признаков жизни, лишь проблески света вокруг закрытых ставней.

– Поставь фонарь.

Мамаша Гулар повиновалась. Он приказал женщине вытянуть руки, чтобы Жиззи могла их связать. Жиззи тряслась, но повиновалась. Она явно больше боялась Робина, чем своей матери. Нет, не матери. Она и Солетт вообще не родственницы.

Петра поняла, что надо привести помощь. Остальные мужчины, наверное, одурманены зельем и вряд ли скоро проснутся. Петра не отрывала взгляда от женщин и дома.

Ее ноги нащупали что-то. Она посмотрела вниз. Пауик. Толкнула его ногой. Поставила ногу ему на грудь. Он закашлялся, но не проснулся.

– Ну как? – крикнул Робин.

– Они одурманены. – Она говорила по-английски, так что женщины не могли понять. – Почему это не подействовало на вас?

– Я съел совсем мало похлебки, – ответил он. – Полагаю, все дело в ней.

– Наверное. А я – всего ложку.

– Почему?

– Слишком много шалфея.

– Слишком много всего, но, к несчастью, остальные нашли ее съедобной. Сядь спиной к оси, – приказал он мамаше Гулар по-французски. Она подчинилась, и Робин приказал Жиззи привязать ее. Женщина выкрикнула проклятие.

Петра подошла к камердинеру и пнула его ногой. Никакой реакции. Жив ли он? Петра пощупала пульс. Он был медленный, ровный. Но проснется камердинер не скоро. Так же как и форейтор, который тоже был одурманен.

Робин заставил Жиззи связать Солетт, которая шипела, как разъяренная кошка. Петра вспомнила удовольствие, с которым эта молодая женщина с крысиными зубами и хозяйка борделя обсуждали превращение ее в шлюху. Они отвратительны и завтра будут переданы властям.

– Мария! Пойди свяжи Жиззи!

Жиззи не сопротивлялась, только умоляла не делать ей больно. Запястья у нее были полные. Эти «бедные крестьяне» очень хорошо питались.

Когда Жиззи с несчастным видом села рядом с двумя другими, мамаша Гулар поймала взгляд Петры и сказала:

– Язык и глаза, сестра. Тебя это ждет.

– Еще одно слово, и я убью вас! – Петра схватила пистолет. – Она найдет способ сбежать, – по-английски сказала Петра. – И старуха еще в доме. А ваших людей не скоро разбудишь.

– Нам нужно быть настороже.

– Это все из-за дурацкого ошейника Кокетки. Они решили, что он настоящий. Что вы богатый английский милорд.

– Он настоящий, – сказал Робин, – но, если вы помните разговор, виной всему ваша дурацкая красота. Тоже настоящая.

– Я не стою четырех жизней.

– Вы просто не знаете, сколько в некоторых местах стоит прекрасная девственница. Тем более монашка.

Женщины были связаны, но Петра так и не успокоилась.

– Не бойтесь, – сказал Робин. – Этого не случится.

– Мы будем следить за ними всю ночь. И за домом тоже…

– Сделайте несколько глубоких вдохов, моя дорогая. Я защищу вас.

Он все еще казался ненадежным воином, но глубокие вдохи помогли, и его спокойствие утешило ее.

– В монастыре я часто выдерживала ночные бдения, – сказала Петра. – Я справлюсь.

– А я наслаждался долгими ночами в далеко не святых местах, – сказал он. – Так что мы хорошо экипированы.

– Но в ночь накануне ночных бдений я прекрасно высыпалась, – сказала Петра. Тогда она не боялась. А сейчас ее бьет дрожь, но она глаз не сомкнет всю ночь. Иначе их ждет смерть.

 

Глава 8

Робин видел, какой измотанной выглядела сестра Иммакулата, и знал, что сам не совсем бодр, несмотря на то что ночные кутежи были для него обычным делом. Он съел две ложки супа, и это подействовало на него.

Все его люди одурманены зельем.

Даже Кокетка не в себе. Робин никого не смог защитить. Их спасительницей оказалась монашка, но теперь и она, похоже, в полном изнеможении.

Они стояли бок о бок, Робину хотелось приласкать Петру, но она воспротивилась, сказав, что они должны держать ухо востро. Робин хотел проверить завязанные Жиззи узлы, но не рискнул приблизиться к коварной Солетт и мадам – вряд ли у Жиззи хватило ума и смелости умышленно завязать свободные узлы.

Петра не выпускала из рук пистолет.

– Почему не положить его между нами? – сказал Робин по-английски. – Если понадобится, любой из нас может схватить его.

Мгновение подумав, Петра согласилась, но сказала:

– Дайте мне шпагу, а то у вас не будет свободной руки.

Робин передал ей рапиру. Петра взяла ее и снова стала наблюдать за связанными женщинами и домом.

Робин покачал головой:

– Может, объясните, где вы научились владеть оружием, сестра?

– Я не всегда находилась в монастыре, – ответила Петра.

– В Италии владение оружием – неотъемлемая часть образования девочек?

– Нет, но это не запрещено.

– Нужно ли напоминать, что мы здесь в опасности? Ваши секреты могли нас убить.

Она повернулась к нему.

– Это не имеет ко мне никакого отношения! – возмущенно заявила Петра.

Робин вдруг подумал, что весь этот кошмар может быть делом ее рук.

– Я приехала в Аббевиль с леди Содуэрт. Вы слышали, как она звала меня. Сколько еще одиноких монахинь могло быть в «Голове быка»?

Робин покачал головой:

– Только одна. Я прошу прощения.

– Вот именно. Как будто я могу иметь что-то общее с ними.

Когда она снова переключила внимание на женщин, он не мог не улыбнуться ее праведному гневу. Петра сняла с головы накидку, и тугой белый чепец открыл изящную линию ее шеи. На затылке выбились темные пряди волос.

Ему хотелось запустить пальцы в эти пряди и почувствовать ее трепет. Провести пальцем по ее позвоночнику, прежде скрытому под накидкой.

Словно прочитав его мысли, Петра бросила на него мрачный взгляд.

Он заставил себя отвести от нее глаза.

– Нам нужна помощь. Попытайтесь разбудить Пауика.

Петра направилась к груму. Пауик перестал храпеть.

– Это обнадеживает. Будьте с ним погрубее. Он не сломается.

Петра ударила Пауика по щеке, и он выругался. Петра нанесла ему еще один, более сильный удар.

– Проснитесь! Проснитесь! – кричала она. – Опасность!

– А? – Пауик приподнялся, но снова свалился.

Петра схватила его за рубашку и принялась раскачивать. В конце концов Пауик стал от нее отбиваться и замахнулся, чтобы ударить по щеке, но Петра ловко уклонилась.

Пауик, охваченный яростью, огляделся:

– Что за?..

– Небольшие неприятности, – сказал Робин. – Сестра, принесите из кареты кувшин с вином и посмотрите, как там Кокетка.

– Да, сэр, – сказала она, явно возмущенная его приказным тоном.

– Будьте любезны, – добавил Робин с улыбкой.

Когда Петра залезла в карету, Робин крикнул:

– Что с Кокеткой?

– Спит, но, по-моему, она в порядке.

Петра выбралась из кареты с кувшином вина в руке и остановилась, чтобы сделать большой глоток, прежде чем отнести его Пауику. Грум сидел, обхватив голову руками, но поднял глаза, когда она заговорила, взял кувшин и стал жадно пить. Вытерев рот тыльной стороной ладони, он снова посмотрел на Робина:

– В какие неприятности ты вляпался теперь, дружок?

– Я понижен в звании до дружка? Но это не моя вина. Вот эти красавицы пытались убить нас.

– Что?

– Всех нас. Кроме моей сестры. Ей был уготован бордель, правда, гораздо более дорогой, чем этот.

Пауик выругался, потом попросил у Петры прощения и сделал еще один большой глоток вина.

Робин более детально рассказал ему о произошедших событиях, и Пауик покачал головой.

– Вечно какие-нибудь неприятности, – пробормотал он. – Ну и что нам теперь делать?

– Будем караулить, пока не сможем уехать, но для этого не требуется сторожить всем сразу.

Петра ослабела настолько, что прислонилась к столбу.

– Первой спать отправитесь вы, – сказал он ей. Она тут же выпрямилась.

– Я могу справиться.

– Я в этом уверен, но одному из нас нужно поспать сейчас, чтобы сменить нас позже, а мне нужно составить план с Пауиком. – Она все еще колебалась, поэтому он сказал: – Я непременно разбужу вас. Обещаю.

Он не сказал когда.

Петра не стала спорить. Робин не сомневался в том, что она заснула сразу же, как только легла.

– Она очень напоминает мне вашу матушку, сэр, – сказал Пауик.

Робин удивленно посмотрел на него.

– Для нее дело прежде всего.

Насколько Робину было известно, графиня Хантерсдаун никогда в жизни не держала в руках оружия, и он не мог представить ее себе вылезающей из окна, но Робин понял, что имел в виду Пауик.

– Понятия не имею, что она задумала.

– Не настоящая монашка?

– Она клянется, что настоящая, но что-то не верится. Ведь не поймешь, где у нее ложь, а где правда. Взять хоть ее имена. Петра д'Аверио, и сестра Иммакулата, и Мария Бончерч.

– Мария Бончерч, сэр? Но…

– Это сложно.

– Ну, теперь начнем по новой. – Пауик поднялся и встряхнулся, как большая собака. – Тебе тоже нужно немного поспать, дружок.

– Ты сам еще не совсем проснулся.

– Я могу справиться с этими красотками.

– В доме еще старуха.

– Подвижная?

– Больная.

– Тогда, полагаю, я смогу справиться и с ней тоже, и посмотрю, смогу ли разбудить остальных.

Робин чувствовал себя совершенно разбитым. Пауик прав. Но грязное одеяло на земле не выглядело заманчивым.

– Я замерзла. – Хныканье одной из женщин пробудило его от полусна. Юная шлюха с большими глупыми глазами жалобно смотрела на него.

– Ничего, не умрешь.

Пауик бросил ей одеяло. Она попыталась укрыться им связанными руками, но другая женщина норовила выхватить его у нее.

– Поделитесь, – приказала мадам Гулар. Робин посмотрел в ее пустые глаза. Если бы ей представился шанс, она снова оказалась бы грозным противником.

Словно прочитав его мысли, она сказала:

– Освободите нас, когда уедете. И отдайте нам собачий ошейник. В противном случае мы скажем, что вы напали на нас. Вломились силой. Украли нашу еду и питье.

Пауик рявкнул, чтобы она заткнулась. Но в ее словах был смысл. Кому поверят местные власти? Конечно, это шлюхи, но они местные, и наверняка мужчины пользовались их услугами. Всегда легче обвинить пришлых, особенно если это англичане.

Робин направился к карете.

– Сэр, – неодобрительно произнес Пауик.

– Я слишком устал даже для готовой женщины, а наша монашка совсем не готова. У меня есть царапины, которые могут доказать это. Она даже не проснется. Я же предпочитаю бодрствующих любовниц…

«Нечего болтать чепуху», – подумал Робин и забрался в карету.

Тусклый свет снаружи почти не проникал внутрь, но Робин разглядел Петру, накрытую шелковым гобеленом, который он где-то нашел несколько часов назад, чтобы накрыться.

Она лежала посередине. Робин закрыл дверь и скользнул под гобелен, стараясь держаться от нее подальше. Он не воспользуется своим преимуществом. Ведь монашка спала.

Кто преследует тебя, Петронилла Мария д'Аверио?

Робин лег, глаза у него слипались.

«Не бойся. Я никому не позволю причинить тебе зло. Но все твои секреты я узнаю до того, как мы расстанемся».

 

Глава 9

Петру разбудил крик петуха.

Где она?

Что это за жесткая неудобная постель?

Она резко села.

С кем она спала?

Она была в карете Робина-малиновки. С Робином. Презренный, презренный негодяй! Она быстро ощупала свою одежду. Все как будто в порядке, если не считать чепца.

Как он посмел!

Ей захотелось снова оцарапать его, но она раздумала. Теперь этот повеса знает, что у нее короткие волосы, и должен поверить в ее историю. А он, похоже, считал монашек неприкосновенными.

Где же ее чепец?

Она ощупала постель и обнаружила чепец зажатым в руке Робина. Она смотрела на него, обезоруженная бурей эмоций. Петра потянула чепец, и Робин отпустил его. Она надела чепец и спрятала волосы. Он повеса, и к тому же еще озорник. Он снял с Петры чепец, видимо, желая подразнить ее. Как будто у них сейчас нет более серьезных дел.

Петра посмотрела на двор Гуларов. Каким обыкновенным он выглядел при свете дня! В грязи действительно копошились куры, а вокруг них расхаживал петух. Но это не была ферма, а самый настоящий бордель, и эти шлюхи пытались их убить.

Петра снова посмотрела на Робина.

Он спал на спине, подложив руку под голову, гобелен накрывал его от талии вниз. Выше на нем была одна только свободная рубашка. Две верхние пуговицы расстегнуты, открывая шею и часть груди. Утренний свет все еще был неясным, но в каком-то роде он делал его даже более красивым, более классическим. Спящий Адонис.

Петра посмотрела на этот кусочек его груди. Четыре пуговицы все еще были застегнуты. Зуб за зуб. Улыбаясь, она украдкой расстегнула одну, потом вторую. Он не пошевелился, так что скоро все шесть оказались расстегнуты, и она смогла раздвинуть ткань, любуясь его мускулистой грудью. Он был гораздо сильнее, чем выглядел. На груди у него были царапины, следы ее ногтей.

Он их заслужил, глупый, помешавшийся на похоти повеса. И все же он само совершенство.

Женщины наверняка постоянно пробираются в его постель, преследуя его за красоту и очарование. Его ли вина, что он угождает им? Какой молодой мужчина не поддастся искушению?

А вот ей надо покинуть это грешное гнездышко.

Где ее сандалии? Она заглянула в конец импровизированной кровати и встретилась глаза в глаза с недовольной на вид собачкой. Интересно, у собак болит голова?

Кокетка жалобно пискнула.

Петра взяла ее на руки.

– Ну-ну, малышка, теперь все хорошо. Плохие люди связаны, и мы скоро уедем отсюда. Твой хозяин был молодцом. То есть когда я разбудила его и выгнала. Он безнравственный негодяй, правда?

Кокетка предусмотрительно молчала, но вырвалась на свободу, едва учуяв Робина, и бросилась к двери.

Петра увидела свои испачканные грязью сандалии. Она взяла их и хотела вынести на улицу, прежде чем надеть. Робин загораживал ей путь к дверце, через которую она вошла, а другая была слишком близко к каменной стене, чтобы открыть ее.

Петра открыла дверцу для Кокетки, не зная, сможет ли собачка спуститься по ступенькам. Она смогла. Петра мрачно посмотрела на мужчину, преграждавшего ей дорогу, но не могла не обратить внимания на изящную линию его скулы и его приоткрытые губы. Будь она его женой, проснувшись рядом с ним, она могла бы лечь…

Петра одернула себя.

Накидка. Где ее накидка?

Она нашла накидку на поясе, всю измятую. Петра, как могла, разгладила ее, сложила, приколола на место и ощупала, чтобы убедиться, что надела ее ровно.

– У вас на лбу выбились волосы.

Петра замерла, потом возмущенно посмотрела вниз, в его лениво улыбающиеся глаза:

– Как вы посмели снять мой чепец? Это святотатство!

– Никакое не святотатство открыть такую красоту, Петра.

– И вы спали со мной. Вы спали со мной.

– Это была единственная кровать поблизости.

– Это возмутительно.

– Вчера мы в этой карете провели вместе несколько часов, – заметил он.

– Тогда это было сиденье. Теперь это постель.

– Это просто карета, загруженная чемоданами и сундуками.

– Это кровать. Мы спали в одной кровати. Что, если кто-нибудь услышит об этом?

– Кто, Петронилла mia?

– Кто угодно. Ваши люди разболтают…

– Они не будут говорить ни о чем, о чем я не хочу, чтобы они говорили. – Спокойная уверенность этих слов заставила ее замолчать, но всего на минуту.

– Ну а как же шлюхи?

– Не глупите.

Она сжала кулак и занесла его, но он мгновенно схватил ее за запястье.

– Больше никаких когтей.

Она попыталась высвободиться.

– Я сжала кулак, если вы заметили. Отпустите меня.

– Перестаньте вырываться.

– Отпустите меня!

– Почему? – спросил он, улыбаясь. Его улыбка сводила Петру с ума. И он видел это. Она махнула другим кулаком. Он поймал его, без усилий увернувшись, улыбаясь, глядя на ее губы…

Кто-то постучал в дверцу кареты, заставив их замереть на месте.

– Месье? Простите меня, но что вы делаете со святой сестрой?

Это был форейтор. В какой-то момент коварный негодяй закрыл дверь. Не могло быть никаких сомнений в том, что он собирался сделать.

Робин насмешливо поднял бровь, ни на дюйм не ослабив хватку.

– Я в безопасности, сэр, – крикнула Петра. – Мы готовимся выйти из кареты, а места здесь маловато.

– Вам не следует быть там с мужчиной, сестра, – настаивал форейтор.

– Я с моим братом, сэр. Он защитит меня в случае необходимости. Ночь предстоит опасная.

Глаза Робина сияли. Этот разговор он находил забавным.

– Идите проверьте дорогу, друг мой. Если она достаточно твердая, мы скоро уедем.

Видимо, форейтор ретировался, поскольку голоса больше не подавал.

– Лучше бы он помогал караулить женщин, – прошипела Петра.

– Этим занимается Пауик, и Фонтейн должен был уже проснуться.

– Вы… – Но презренный негодяй улыбался Петре, и ее бесстыдное тело желало его. Она надеялась, что Робин снова поцелует ее. Но он поцеловал костяшки ее сжатой в кулак правой руки и отпустил ее.

– Вам лучше выйти, иначе он вернется.

«Будь ты проклят, проклят, проклят!»

– Сначала вы, – сказала она.

Он снова лег, закинув руки за голову.

– Нет-нет, сначала дама. Я настаиваю.

– Мистер Бончерч, я не собираюсь доставлять вам удовольствие, переползая через вас.

Робин расхохотался и откатился в сторону.

– Пауик, – позвал он, выглянув наружу. – Найди мне чистые чулки и подай сапоги, будь любезен.

Чистые чулки были поданы, также как и чистые сапоги, но камердинером, а не грумом.

– Я сделал все, что мог, чтобы отчистить грязь, сэр.

– Фонтейн, ты идиот, я все равно опять их испачкаю. – Но тон Робина был теплым, и он добавил: – Спасибо. Я чертовски рад, что ты чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы суетиться.

– Я выживу, сэр. Дайте мне ваш сюртук, я попытаюсь привести в порядок и его тоже.

Когда Робин повернулся, чтобы взять сюртук, Петра увидела его озабоченное лицо. Робин беспокоился о слуге. Камердинер, видимо, сильно пострадал от отравы.

– Я тоже рада, сэр, что вы поправились, – сказала Петра. Фонтейн только фыркнул, прежде чем уйти.

– Я предупреждал вас, – сказал Робин, натягивая чулок. У него были необыкновенно изящные стопы. – Когда сомневаешься, вини женщину.

Петра отвела взгляд от его ноги.

– Он прав. Это я во всем виновата.

– Значит, вы все-таки сообщница мадам Гулар?

– Конечно, нет. Но если бы вы не встретили меня, не уехали бы из Аббевиля.

– Я сам решил остановиться здесь.

– Буря не оставила нам выбора.

– Выбор есть всегда, Петра mia. Помните об этом.

– Я не ваша Петра, и не существует выбора, когда дело касается греха. Или долга. Мой долг был остаться с леди Содуэрт.

– Не могу представить почему. Она заботливо относилась к вам?

– Нет.

– Она хотя бы платила вам?

– Нет, но…

Он опять отвернулся.

– Если вы намерены побеседовать со своей совестью, я вас оставлю. Но делайте это быстро. Мы уедем, как только представится возможность.

Он натянул второй сапог, выпрыгнул на улицу и пошел по грязному двору. В одних только бриджах и мятой рубашке он все равно умудрялся выглядеть вельможей. Сердито глядя ему вслед, Петра знала, что точно так же грациозно и небрежно он будет идти по королевскому двору, одетый в атлас и кружева.

Петра заметила его измятый жилет в складках гобелена и вытащила его, чтобы разгладить. Потом передумала, отложила жилет, выбросила свои сандалии из кареты, а сама спустилась по ступенькам босиком. Ноги у нее все равно грязные. Она осмотрела сандалии и как могла, очистила с них грязь подолом рясы. В данный момент Петра мечтала лишь об одном: вымыться и переодеться.

Она проверила женщин, но они были все еще привязаны, съежившиеся под одеялом, и, очевидно, спали. Что они будут с ними делать?

Петра присела за каретой, чтобы облегчиться, стараясь не испачкать юбку, затем вернулась во двор и обнаружила, что утро выдалось прекрасное.

Небо над стенами сияло розовым перламутром, а саму стену смягчали пучки цветов. Здесь был даже небольшой огородик. Она увидела куст шалфея, белену и болиголов.

Куры были мелкие. Наверняка где-то есть яйца, но она больше ничего не будет здесь есть. Петух, несмотря на свой размер, расхаживал величественно, глядя блестящим глазом на пришельцев. К нему подошла Кокетка. Петух запрокинул голову и угрожающе прокукарекал.

Петра взяла собачку на руки.

– В этом дворе вообще слишком много петухов, и некоторые из них опасны.

Она увидела, что Робин помогает груму открыть осевшие ворота.

– Мы уезжаем? – крикнула Петра.

– Пока нет. Там есть небольшое поле, надо выпустить лошадей попастись.

Разумно. За дорожкой на небольшом огороженном лугу паслись козы. Все остальное в округе, видимо, было под посевами. Значит, поблизости есть фермы.

Она снова посмотрела на связанных скорчившихся женщин и вспомнила угрозу мадам Гулар заявить, что Робин и его люди напали на нее. Даже если люди в округе знали, чем она занимается – а кто, кроме местных мужчин, мог быть ее клиентами? – они могли ей поверить. Путешествуя с леди Содуэрт, Петра узнала, что французы считают англичан врагами и отвратительными еретиками. Тогда ее присутствие как монахини помогало, но здесь, в такой постыдной компании, оно могло лишь навредить. Удовлетворит ли судью легенда, которую они выдумали ранее?

В лучшем случае они могут застрять в этом месте на несколько часов или даже дней, запутавшись в юридических сложностях. А в худшем их самих могут бросить в тюрьму. И тогда она будет поймана, если Варци действительно ее преследует. Петра задрожала, но не от страха, а из-за сырого утреннего воздуха. Она поставила собачку на землю и пошла за плащом. Но плащ был влажный и по подолу испачкан грязью. Петра расстелила его на колесе, чтобы высушить, и обхватила руками плечи.

– Могу я вас согреть?

Она резко обернулась, но тут увидела, что Робин просто предлагает ей золотисто-коричневый бархатный камзол, вышитый черным и золотым. Петра не возражала, когда Робин помог ей надеть его, шелковая подкладка скользила по грубой ткани ее рясы. Камзол хранил его аромат, смесь его собственного запаха и дорогих духов. Она легко могла представить его себе в этом элегантном камзоле и подходящих бриджах прогуливающимся при дворе вроде Версаля.

– Спасибо, – холодно произнесла Петра.

Форейтор вернулся и сказал, что дорога достаточно твердая.

– Хотя все равно могут оставаться глубокие участки, месье. – Он взглянул на связанных женщин: – Прошу прощения, что вы собираетесь с ними делать?

– Мы должны передать их властям.

– Дело ваше, месье…

– Они пытались убить нас.

Мужчина пожал плечами:

– Я спал.

– Естественным сном? – спросил Робин. Тот отвел глаза.

– Не могу сказать, сэр. – Он, должно быть, местный. Здешний клиент? Правда это или нет, он явно не хотел участвовать в аресте женщин.

– Зачем бы я стал лгать? – спросил Робин.

Челюсть мужчины задвигалась, как будто он пережевывал очень жесткое мясо.

– Никаких причин, я полагаю. Но…

Робин встретился взглядом с Петрой и закончил по-английски:

– Но ты проклятый английский еретик и, вероятно, сумасшедший.

Петра нахмурилась. Напрасно они говорили по-английски.

– Они действительно пытались убить нас, – сказала она форейтору по-французски. – Я бы не стала лгать.

– Мы заберем их, – твердо заявил Робин. – В их повозке. Запрягите их лошадь.

Форейтор ушел, что-то бормоча.

– Куда мы их заберем? – спросила Петра.

– В Нувион, я полагаю. Или назад в Аббевиль.

– Нет! – вырвалось у нее.

– Ах да. Визжащая Содуэрт.

«Ах да, ужасный Варци». Но это не должно их задержать.

– Что, если женщины заявят, что мы напали на них? – спросила она. – Им могут поверить.

– Вы хотите оставить их здесь, чтобы они нападали на других людей?

– Я не хочу задерживаться. Что, если леди Содуэрт нагонит нас?

– Старайтесь не высовываться. Она не может знать, что вы со мной. – Он повернулся и пошел прочь.

Петра поспешила за ним.

– Мы могли бы просто сообщить о преступлении и продолжить путешествие.

– Оставить их здесь связанными? Не слишком милосердно, сестра.

– Более милосердно, чем тащить их связанными к судье.

– Чего они и заслуживают.

– Они местные, а мы чужаки, – заметила она, – и форейтор, похоже, не собирается поддерживать нашу версию. Нас могут задержать здесь на несколько дней или даже арестовать.

– Я тут кое-кого знаю. Гиз, Монтень. Предоставьте это мне, Петра. Обещаю, мы не окажемся в тюрьме.

– Но мы задержимся!

– По крайней мере это будет в приличных условиях. Но если вы скажете мне, почему так спешите…

– Кто-то может преследовать меня, – уклончиво произнесла Петра.

 

Глава 10

– Кто? – спросил он.

– Это не имеет значения. Я могу ошибаться.

– Тогда почему?

– Кое-кто в Милане не хотел, чтобы я уезжала.

– Монастырь?

– Почему все протестанты так думают? Нет, – сказала она и нехотя добавила: – Мужчина.

– А. Опасный мужчина?

– Да.

Он задумался на мгновение.

– Тогда нам лучше ехать как можно быстрее. Я могу написать письма и позаботиться, чтобы эти мерзавки в будущем никому не повредили. – Он повернулся, чтобы сказать форейтору привести почтовых лошадей, а своим людям помочь приготовить карету. Петре оставалось только молча смотреть на эту бурную деятельность.

Но у нее были свои дела. Она сложила свой плащ и положила его в багажное отделение. Было ли у нее время переодеться в чистое платье? Или уединение, чтобы сделать это?

Подошел Робин.

– Если вас преследуют, нам нужно изменить вашу внешность.

– Снять монашеский наряд? – Петра ощущала странное нежелание избавляться от него, но это действительно может запутать Варци. – Как?

– Мы можем поискать в доме.

– Красть?

– Мы оставим деньги.

– Там все будет грязным.

– Монахиню очень легко проследить.

Верно. Почему она не подумала об этом еще в Милане? Просто ей в голову не пришло, что кто-то будет преследовать ее дальше Альп.

– Там старуха, – предупредила она.

– Может у нее быть пистолет?

– Вряд ли. Разве они не использовали бы пистолет прошлой ночью, будь он у них?

– Тогда мы с ней справимся. – Он достал пистолет из кармана. – Как вы думаете, что она там делает?

– Напилась до безумия, если было чем.

– Очень хорошо. Идемте.

Они вошли внутрь, но старухи не увидели. Свеча догорела, и было темно.

– Она не могла убежать? – спросил Робин.

– Нет. – Петра отдернула занавеску в спальное помещение. – Она в кровати. – Робин и Петра подошли к старухе.

Она лежала, разинув рот. Петра пощупала пульс. Старуха была мертва.

Петра накинула край одеяла на тело.

– Нас могут обвинить в убийстве. А также в нападении и краже.

– Давайте-ка убираться отсюда. – Робин откинул крышки сундуков, чтобы просмотреть их содержимое. Вытащил юбку в зеленую и красную полоску и ярко-алый корсаж. – По крайней мере они чистые.

Петра поискала в сундуках, но ничего более подходящего не нашла.

– Потом мы купим вам что-нибудь поприличнее. А сейчас, если ваши преследователи ищут монашку, они не узнают вас в таком наряде.

– Подождите на кухне, – сказала Петра.

Ей не потребовалось много времени, чтобы переодеться.

Ей также пришлось избавиться от чепца и головной накидки. Она завернула их, свой пояс, кошель, распятие и четки в снятое платье. А что ей надеть на голову? Тут она увидела домашний чепец, висевший на крючке, и взяла его. Только бы в нем не было вшей. По крайней мере свисающая оборка скроет ее лицо. Петра чувствовала себя воровкой, но они за все заплатят. Точнее, Робин заплатит. Она не могла потратить свой небольшой запас монет, когда будущее так неопределенно и опасно.

Петра развернула свой сверток и вытащила из кошеля кинжал в кожаных ножнах, на которых были шнурки, чтобы привязывать его к ноге, что она и сделала. Ощущение было странное, но Петра хотела, чтобы кинжал был под рукой, а кошель совершенно не подходил к ее теперешнему наряду.

Петра надела бархатный камзол Робина, чтобы прикрыть свою одежду, и торопливо вернулась на кухню. Его брови насмешливо взметнулись вверх.

– Я готова.

– Я тоже, моя милая. – Он заключил ее в объятия и поцеловал.

Первый раз он поцеловал ее во время грозы. Сейчас, когда они были на волосок от смерти, страсть вспыхнула с новой силой. Они прильнули друг к другу.

Петра скользнула рукой в вырез его рубашки, чтобы прикоснуться к его плоти, твердой, сильной, горячей.

– Сэр? – донесся голос со двора.

Они отпрянули друг от друга, тяжело дыша.

– Ты в порядке, сынок? – Это был Пауик.

– Все в порядке, – крикнул Робин. – Мы просто хотим позаимствовать кое-какую одежду.

«Как быстро он опомнился. Он целовал сотню женщин, тысячу. Ты же целовала всего лишь второго мужчину».

– Не забудьте оставить деньги за одежду, – резко бросила она и вышла из дома. При виде ее у Пауика отвисла челюсть.

– По крайней мере я не выгляжу как монашка, – объяснила ему Петра.

– Это точно, девочка, но разве есть причина не выглядеть как монашка?

Явно Робин ничего не сказал ему, но ему нужно какое-то объяснение.

– Кто-то может разыскивать меня.

Он скривился:

– В таком случае что вы сделали?

– Ничего плохого, – заверила она его.

– Один человек влюбился в нее, – сказал Робин, – а она ему отказала.

– Так все-таки не монашка, да? – спросил грум.

– Монашка, но сейчас мне необходимо изменить свою внешность.

– Ваша правда, – сказал Пауик, – но не ходите в таком виде по улицам.

Лошади уже были на месте, и форейтор сидел верхом. Робин пошел поговорить с ним, а Петра направилась к карете. Камердинер Робина преградил ей путь:

– Камзол, мадам.

Его тон был более презрительным, чем обычно, но она сбросила камзол и отдала ему. Он схватил его так, будто это был краденый ребенок. Петра не хотела расставаться со своим молитвенником и его содержимым, поэтому взяла свой сверток с одеждой с собой. Робин взял на руки Кокетку и, посадив ее в карету, закрыл дверцу.

Петра смотрела, как он подошел к женщинам. Он сказал что-то, а потом разрезал веревки. Младшие поспешили встать, их тела явно онемели. Мамаша Гулар не попыталась подняться, а дрожание ее нижней губы свидетельствовало о том, что он рассказал ей о старухе.

Мать все-таки была матерью, решила Петра.

Робин вернулся к карете и позволил Фонтейну помочь ему надеть жилет и сюртук. Он застегнул пуговицы жилета, но отказался от галстука. Петра слышала, как он сказал:

– Нет смысла выглядеть респектабельно, когда наша спутница в таком виде.

Он подошел к экипажу, но, открыв дверцу, сказал:

– Я еду верхом. Здесь поедет Фонтейн.

Он ушел раньше, чем Петра успела возразить, и она подумала, что Робин поступил мудро. Меньше всего им сейчас нужно было ехать вдвоем в карете. Однако Петра с трудом сдержала слезы.

Вошел камердинер и сел на свое место с таким видом, словно желал быть где угодно, только не здесь. Может, ему вообще не нравятся женщины? Или он считает ее виноватой во всех их бедах?

Он захлопнул дверцу, и экипаж, покачиваясь, выехал за ворота, возвращаясь на булонскую дорогу.

Когда они добрались до нее, дорога стала ровнее, хотя следы грозы на ней еще оставались. Солнце поднялось над цветущими полями, и прошедшая ночь казалась кошмаром. Однако Петра думала о том, как избежать дальнейших несчастий.

Хорошо, если Варци ей привиделся. Но хватит ли у нее силы воли устоять перед Робином, не поддаться искушению? Но что, если это действительно был Варци?

Он наверняка обыскал гостиницу и весь Аббевиль, прежде чем решить, что она уехала, а к тому времени гроза должна была остановить его. Но сегодня он должен был выехать рано, предполагая, что она продолжает путь в Булонь. Петра благодарила Бога, что находится сейчас милях в пяти впереди него, и они тоже собираются выехать очень рано. Она рассказала Робину о причине своей спешки, и теперь он будет ехать как можно быстрее.

Даже если Варци нагонит их, он может не узнать ее: теперь она нисколько не похожа на сестру Иммакулату. Пока она прячет лицо, он ни за что ее не узнает. Только бы ей удалось добраться до Англии.

Дорога была пустынна. Спустя примерно час они встретили группу молодых людей, идущих работать в поле. Чуть позже им пришлось объезжать телегу, нагруженную овощами и мешками, видимо, направлявшуюся с местной фермы в Нувион, где им предстояло сменить лошадей, что означало нового форейтора. Когда карета медленно объезжала яму на дороге, Петра опустила окно и позвала Робина.

– А форейтор не расскажет всем о событиях прошлой ночи? – спросила Петра.

– Я хорошо ему заплатил, так что если он даже и расскажет, то не сразу же. Перестаньте беспокоиться.

Петра подняла окно и подумала, что Робин в отличие от нее никогда не подвергался настоящей опасности.

Они прибыли в Нувион, когда город только начинал просыпаться, но пекарня уже распространяла мучительный для голодного желудка аромат свежевыпеченного хлеба. Петре хотелось бы задержаться здесь, чтобы купить еды, но они проехали мимо и остановились на почтовой станции в дальнем конце города. Это было длинное приземистое здание среди полей, где паслись лошади.

Как только экипаж остановился, Фонтейн выбрался наружу. Кокетка тоже выпрыгнула следом, до того как Петра успела остановить ее, и побежала к Робину. Петра осталась в карете.

Из дома выбежал невысокий крепкий мужчина, заправляя рубашку в бриджи.

– Мы слишком рано. Он еще не привел лошадей на утро, а все форейторы спят. Он предлагает завтрак, пока мы ждем.

С этим ничего нельзя было поделать, поэтому Петра вышла из кареты.

– Хороший завтрак будет очень кстати. Но я хочу надеть плащ, чтобы хоть немного прикрыть эту одежду.

Он помог ей найти плащ и надеть его, что вызвало предостерегающий трепет. Каждое мгновение, каждое прикосновение делали эффект более мощным.

– Далеко еще до Булони? – спросила Петра, судорожно сглотнув.

– Если Господь обеспечит нам хорошие дороги, мы можем успеть к сегодняшнему вечернему кораблю.

– Тогда я попытаюсь помолиться за это, но мои молитвы и раньше не доходили до Бога, а уж в таком одеянии, как сейчас, вообще грех молиться.

– Не представляю себе рациональной заботы Бога. Идемте.

Здание почты было двухэтажным, первый этаж обставлен примерно как дом мамаши Гулар. Но нисколько не походил на него. Здесь было чисто. В колыбели лежал младенец. Пахло молотым кофе. Петра поблагодарила хорошенькую молодую женщину за гостеприимство. Она знала, что небольшие почтовые станции обычно не предлагают еду и жилье.

– Такая буря! – восклицала мадам Креспин. – И мадам Гулар! Ай-ай-ай! Неудивительно, что вы уехали так рано. – В то же время она с удивлением смотрела на одежду Петры.

– Могу ли я где-нибудь умыться, мадам?

– У меня еще нет горячей воды, но вы можете взять этот таз и пойти к насосу на заднем дворе. – Она дала Петре таз, горшок мыла и тонкое полотенце.

Петра прошла в огороженный дворик, где копошились куры и с визгом бегали поросята, и стала мыться. Однако смыть всю грязь не было возможности. Одежда, взятая в доме мадам Гулар, тоже осталась на ней, так же как и ее собственная грязная рубашка. Петра вылила воду на землю, ополоснула таз и отнесла на кухню.

Коренастый крепкий мужчина в незаправленной рубашке, зевая, вошел в комнату, ворча что-то насчет ранних путешественников. Мадам Креспин бросила предупреждающий взгляд в сторону Петры. Мужчина обернулся и похотливо посмотрел на нее.

Заметив это, Петра закуталась в плащ и пошла искать Робина. Он разговаривал с их старым форейтором.

Парнишка принес корзину хлеба, и скоро все сидели за кухонным столом, наслаждаясь теплыми булочками и малиновым вареньем. Форейторы получили к тому же по толстому куску ветчины и фляжки с каким-то напитком. Вероятно, это была часть их оплаты.

Пока они ели, Робин болтал с новым форейтором о грозе, о дороге и о путешествии к побережью. Он сказал, что свободно владеет французским, и это была чистая правда.

Вскоре их прежний форейтор отправился отдыхать, а новый пошел за лошадьми. Пауик тоже вышел. Мадам Креспин начала убирать со стола, и Робин послал Фонтейна за несессером с письменными принадлежностями.

– Поскольку нам все равно придется немного подождать, – обратился он к Петре по-английски, – я могу написать письмо о событиях прошлой ночи.

Фонтейн вернулся и поставил небольшую дорожную конторку на стол. Когда Робин сел, камердинер достал из бокового ящичка ручку и маленькую чернильницу. Осмотрев их, подал Робину.

Робин закончил письмо и замешкался. Петра хотела, чтобы он поспешил. Она услышала, что лошадей ведут к дому. Скоро можно будет уехать.

Он обмакнул перо, небрежно подписался и вытащил из кармана кольцо. Фонтейн накапал воск. Робин выдавил на нем печать.

Убрав кольцо в карман, Робин передал документ мадам Креспин вместе с несколькими монетами и попросил доставить его к монсеньору де Гизу. Это произвело на мадам сильное впечатление, как и следовало ожидать. Гизы были одной из величайших семей во Франции. Петра вспомнила, что Робин упоминал их. Ничего удивительного. Ведь и сам он признался, что принадлежит к английскому дворянству и что совсем недавно посещал Версаль.

Робин повернулся к ней:

– Вы готовы?

Петра вернулась в тот момент, когда мадам Креспин воскликнула:

– Еще одна ранняя пташка!

У Петры екнуло сердце, но через переднее окно она увидела часть большой кареты, груженной багажом. Варци никогда бы не поехал вот так. Она расслабилась, но тут резкий голос сообщил ей, кто прибыл – леди Содуэрт. Эта женщина, должно быть, покинула Аббевиль с первыми лучами солнца!

Петра подошла к окну и осторожно выглянула. Грумы вели лошадей к коляске Робина, но как ей добраться туда незамеченной? Она вспомнила, что изменила внешность, и пошла к двери.

Леди Содуэрт вихрем вырвалась из кареты, ее резкий голос рассекал воздух, когда она потребовала немедленно привести лошадей. Почтмейстер обещал всего лишь короткую задержку.

Она направилась к дому, но потом резко обернулась и крикнула:

– Арабелла, Джорджи, возвращайтесь в карету!

Разумеется, маленькие чудовища не обратили на нее никакого внимания, и леди Содуэрт продолжала двигаться к дому, игнорируя их.

«Черный ход», – подумала Петра и повернулась, но было слишком поздно. Леди Содуэрт влетела внутрь. Но тут ее глаза округлились.

– Вы!

Петра выбрала единственно возможный путь.

– Я? – переспросила Петра, прикинувшись удивленной. Леди Содуэрт продолжала по-английски:

– Как вы посмели покинуть меня, вы, неблагодарная негодница! Какую ночь мне пришлось пережить в грозу и с детьми! Я ни на мгновение не сомкнула глаз. Чем скорее я выберусь из этой ужасной страны, тем лучше. – Леди Содуэрт схватила ее за руку. – О нет. Вы едете со мной!

Петра выдернула руку и спряталась за стулом.

– Не знаю, кто вы, – крикнула она, – но вы явно сумасшедшая. Робин! Помоги мне!

Леди Содуэрт изумленно уставилась на нее. Вбежал Робин.

– Эта женщина, – пожаловалась Петра, тыча в нее пальцем, – приняла меня за кого-то другого и требует, чтобы я поехала с ней.

Леди Содуэрт уставилась на него.

– Вы! – выкрикнула она. – Вы были в Аббевиле. Значит, монашка не так уж и добродетельна.

Робин спокойно посмотрел на нее и поклонился.

– Боюсь, вы ошиблись, мадам. Это моя сестра.

– Но… – Леди Содуэрт засомневалась.

– Пауик! – позвал Робин. Грум вошел.

– Пауик, эта леди заблуждается. Будь добр, подтверди ей, что моя сестра – это моя сестра.

– Разумеется, сэр.

Робин жестом отпустил его.

– А кто вы? – спросила она. Он ответил с легким поклоном:

– Я – Робин Бончерч из Дерби. А вы, мадам?

– Леди Содуэрт из Бристоля. – Ее ответ подтвердил уверенность Петры, что Содуэрты были в лучшем случае нуворишами.

Леди Содуэрт снова внимательно посмотрела на Петру.

– Что здесь происходит? – набросилась она на мадам Креспин. – Почему нет лошадей для моего экипажа? Немедленно приведите их, иначе я подам жалобу.

Мадам Креспин схватила из колыбели малыша и выбежала наружу.

Леди Содуэрт переводила взгляд с Петры на Бончерча.

– Как зовут вашу сестру, сэр?

– Мария Бончерч, мэм, – не задумываясь ответил Робин.

– Вы не слишком хорошо одеваете свою сестру, мистер Бончерч.

– Я вообще не одеваю мою сестру. Это в высшей степени неприлично.

– Тогда где ее горничная?

– Сбежала с цыганами, прихватив с собой гардероб моей сестры. Будь вы чуть крупнее, мадам, я попросил бы вас пожертвовать ей что-нибудь.

– Лошадей уже ведут, мэм, – объявила с порога мадам Креспин и холодно добавила: – И ваши дети гоняются за моими курами.

– Они им не повредят, – сказала леди Содуэрт, протягивая руку за хлебом. – Я буду кофе, женщина.

Мадам Креспин убрала от нее тарелку.

– Из-за них куры перестанут нестись, мэм. Будьте добры остановить их, или это сделаю я.

– Я сообщу о вашей дерзости, вы… уродливая проститутка!

Охваченная яростью, она забыла французский, но смысл и так был ясен. После напряженной паузы леди Содуэрт повернулась и вылетела на задний двор, чтобы наорать на своих неуправляемых отпрысков.

Робин сделал знак, и Петра с радостью поспешила наружу. Но леди Содуэрт догнала их, волоча за собой детей.

– Итак, Мария Бончерч из Дербишира, – кричала она, – почему вы говорите по-английски с итальянским акцентом?

Петра обернулась к ней. Женщина опять использовала английский. Почтмейстер, форейторы, грумы и даже мадам Креспин с интересом наблюдали за этой сценой.

– Вы ошибаетесь, – сказала Петра, стараясь подражать манере Робина. – Это дербиширский акцент.

Леди Содуэрт расхохоталась:

– До чего же ты наглая! А я никак не могла понять, почему монашки хотели избавиться от тебя. Беременная, что ли?

– Нет!

– Проводи побольше времени с этим своим «братцем», скоро понесешь от него. Поезжай сейчас со мной, и я не расскажу этим людям правду. – Хищная женщина была готова на все, чтобы только сбыть с рук собственных детей.

Робин встал между ними, и на этот раз его тон был холоден как лед.

– Ваши лошади готовы, мэм. Советую вам ехать своей дорогой.

Щеки леди Содуэрт запылали.

– Вы разве не слышали, что я сказала?

– Вы так кричите, что вас нельзя не услышать, но если не угомонитесь, поплатитесь за это в Англии.

– Кем это вы себя возомнили?

– Я хорошо знаю, кто я, хотя понятия не имею, кто вы.

– Леди Содуэрт, – сказала женщина, понимая, что не ей противостоять Робину Бончерчу, когда он в таком настроении. Она швырнула своих детей в карету, и через несколько минут ее экипаж укатил, вздымая клубы пыли.

– Она устроит неприятности, – сказала Петра.

– Пусть только попробует. – Робин подал ей руку. – Теперь мы можем ехать, сестра.

Он держался непринужденно, хотя неприятный осадок после стычки с леди Содуэрт остался.

Робин снова ехал верхом, а Петра размышляла о Робине. Он до сих пор оставался для нее загадкой.

Он признался, что принадлежит к дворянству, но не скрывает ли он какой-то высокий титул?

Петра подумала о Кокетке с ее похожими на бабочку ушами, золотистой шерстью и драгоценным ошейником и о заносчивом камердинере Фонтейне. Вспомнила переносную конторку и старинное кольцо с печаткой.

– Кто ваш хозяин? – спросила она камердинера.

– Вы об этом уже знаете с его слов, – ответил тот заносчивым тоном.

Петра отвернулась к окну и стала смотреть на пробегавший мимо пейзаж. Не все ли ей равно, кто такой Робин. Добравшись до Англии, они разойдутся, как в море корабли, и никогда больше не увидятся.

Они обогнали громыхающий экипаж леди Содуэрт, но тяжелая карета с большими колесами, видимо, ехала ровнее по поврежденной грозой дороге, чем легкая скоростная коляска. Они сменили лошадей в Берне. Дальше дорога стала гораздо лучше. В Нампонте они узнали, что гроза туда даже не дошла. Почтмейстер пожаловался, что на дорогу не вывозят цистерны с водой, чтобы сбрызгивать пыль. Уж очень прижимисты власти.

Пыли действительно было много. Дорога проходила близко от побережья, земля была песчаной. Движение стало оживленнее. Местами копыта и колеса взбивали пыль в настоящий туман. Видимо, это и привело к аварии. Раздался сильный удар, треск, потом крики. Карета резко повернула налево и остановилась.

Робин спешился, отдал вожжи Пауику и, крикнув Петре «Оставайтесь внутри», пошел к месту аварии.

Фонтейн вышел через дверцу с другой стороны, видимо, намереваясь сбежать. Петра нырнула вниз. Надо было поймать Кокетку, чтобы не побежала за Робином. Две кареты, ехавшие в противоположных направлениях, сцепились колесами, образовав затор.

Робина Петра не видела. Ехать нельзя. На сколько они здесь задержатся, неизвестно.

Теперь за ними стояли уже три кареты. Из самой последней вышли двое мужчин в синей форме. Может быть, они наведут порядок. Наконец Петра увидела Робина. Он был в одной рубашке и вместе с Пауиком помогал растащить сцепившиеся колеса.

– Кто он? – спросила Петра у собачки. – Или все англичане действительно сумасшедшие?

Кокетка, заметив своего обожаемого хозяина, стала отчаянно вырываться. Почему у нее нет поводка? И где лошади и Фонтейн? Она увидела их всех на обочине дороги позади нее, вместе с теми, кто предпочел быть в роли наблюдателя, подальше от пыли.

Петра подошла к Фонтейну:

– У Кокетки нет поводка?

– У нее их множество, – ответил камердинер. – По одному к каждому костюму хозяина. Некоторые с драгоценностями.

– А где поводок к его теперешнему наряду? – спросила она. – Глупое создание хочет, чтобы ее растоптали.

– Пусть бежит. Он будет рад избавиться от обузы.

– Не может этого быть.

– Нет? – Камердинер ухмыльнулся. – Он приобрел ее, чтобы произвести впечатление на одну версальскую красавицу. А когда добился своего, сучка стала ему не нужна.

«Которая сучка?» – подумала Петра, ей было неприятно, но в то же время любопытно.

– И все же глупое создание продолжает донимать его, – вздохнул камердинер. – Они так часто это делают, досаждая ему.

– Это предупреждение для меня, Фонтейн? – Когда камердинер ухмыльнулся, Петра сказала: – Забудьте об этой одежде и помните о моей рясе. И даже будь я обычной леди, меня не заинтересовал бы такой мужчина, как он.

– Вы были бы единственной из всех женщин.

– Леди Содуэрт тоже не впала в экстаз. Так же, как женщины Гулар. Где поводок Кокетки?

– Я полагаю, в кармане его сюртука. А его сюртук неизвестно где.

Петра огляделась.

– Если он был при дворе, где его придворные костюмы?

– Он отсылает их в повозке, чтобы быстрее ехать. Я предупреждал его, что однажды они будут потеряны или украдены, но ему все равно. К тому же мы прибываем в Лондон раньше их, и если случается какой-нибудь большой прием, мне приходится на скорую руку придумывать что-то из его старой одежды.

– Мистеру Бончерчу нравится мода и придворная элегантность? – спросила Петра, наблюдая, как покрытый пылью мужчина работает, отпуская шуточки помощникам.

– Когда он в настроении.

Камердинер сказал правду, подумала Петра. Робин – человек настроения. А оно у него постоянное меняется.

Кокетка все еще вертелась, стараясь добраться до своего обожаемого хозяина, так что Петра пошла вдоль ухабистого края дороги. Пока они шли, Кокетка изливала ей свое недовольство.

– Ошейник в драгоценностях и украшенные поводки под каждый костюм. Он использовал тебя, а теперь отдал бы любому, кто согласился бы тебя взять. А ты обожаешь его.

Кокетка наклонила набок голову, словно обдумывая сказанное.

– Но ты не можешь по-другому. Да? Влюбленная женщина забывает о гордости. Я слишком хорошо все это знаю. С Лудо у меня было то же самое, но я старалась этого не замечать.

Петра вздохнула. Вдруг она увидела малину. Длинные стебли пробивались через изгородь. Петра сунула Кокетку под руку и стала есть ягоды, читая собачке лекцию о гордости, предусмотрительности и безнравственности привлекательных мужчин.

 

Глава 11

– Мария!

Петра вздрогнула и обернулась. Робин стоял подбоченившись и смотрел на нее.

Петра поспешила к карете. Теперь их стояло уже шесть.

– Зачем кричать? Я не глухая.

Робин взял собачку.

– Залезайте внутрь. Мы можем ехать.

Попавшие в аварию кареты оттащили к обочине, а их карета стояла на ровной дороге. Оказавшись внутри, Петра сказала:

– Простите. Я не привыкла к этому имени. – Она хотела забрать у него собачку, но Робин сел в карету и захлопнул дверцу.

– Мне показалось неразумным кричать «Петра».

Значит, он тоже думал о том, что ее преследуют.

Когда карета медленно двинулась вперед, Петра покачала головой, видя, что Робин весь в пыли. На нем по-прежнему была только рубашка. Ни сюртука, ни жилета.

Кокетка спрыгнула вниз и встряхнулась.

– Слишком пыльный на ее вкус, – сказал он с улыбкой. – Слишком грязный для вас, чтобы целоваться?

– Грязь не имеет к этому никакого отношения.

– И все же я должен вымыться. Скоро мы будем в Монтрё и там остановимся.

– Нет необходимости…

– Я должен принять ванну. И вы тоже, простите за неделикатность.

– Я вымоюсь, но мне не во что переодеться, разве что в монашеское одеяние.

– Ах да, одежда. Это тоже можно купить в Монтрё. Петра, нам все равно придется остановиться там. Это последний шанс нормально поесть до Булони.

– А мы не можем что-нибудь купить по дороге?

– По-вашему, мои люди должны есть прямо в седле? Они заслуживают отдых.

Против этого невозможно было возразить, но сколько времени займет ванна и хорошая еда? Как далеко находятся леди Содуэрт и Варци? Стоило ли спешить, если они на несколько часов остановятся в претенциозном отеле «Французский двор»?

– Посмотрите на Монтрё, – сказал он.

Через переднее окно над движущимися крупами лошадей Петра увидела холм, увенчанный серыми крепостными стенами.

– Нам придется подняться туда? Это займет целую вечность!

– Не до самого верха, карета поедет не спеша, а мы пойдем, это займет гораздо меньше времени, а заодно полюбуемся городом, он необычайно красив.

– Мистер Бончерч, мы не на увеселительной прогулке.

– Я там был до того, как встретил вас. – Он улыбнулся. – Дело в том, что корабли из Булони отплывают во время прилива, поздним вечером. Так что спешить нет смысла. Все равно придется торчать в весьма неинтересном городе.

– Вы не воспринимаете это всерьез.

Он пожал плечами:

– Такова моя натура. Но вы могли убедиться в том, что в случае необходимости я могу быть серьезным.

Петра не могла этого отрицать.

Робин с сочувствием смотрел на свою мрачную загадку. Его тон обидел ее, но это действительно было в его натуре – воспринимать все как можно легче. Петра же видела все в мрачном свете. Действительно ли ее преследует миланский любовник или это плод ее воображения? Она не выдумала опасность прошлой ночи, но он сказал правду. Спешка означала лишь больше времени, проведенного в Булони, а ей будет безопаснее здесь, в роскошном отеле «Французский двор».

Лошади с усилием поднимались по склону к городу, пока им не встретилась более крутая, но быстрая тропа.

– Отсюда мы пойдем пешком, – сказал Робин. Он достал из кармана тонкий кожаный поводок и прикрепил к ошейнику Кокетки.

Робин вышел из экипажа и повернулся, чтобы предложить ей руку. Петра воспользовалась его помощью, но, едва оказавшись на земле, отпустила его руку, когда их пальцы соприкоснулись и между ними пробежала искра.

Петра шла впереди, темный плащ скрывал ее кричащий провокационный наряд. Но одежда не имела к этому никакого отношения. Петра посылала в него молнии даже в своем унылом монашеском одеянии.

Наконец Петра остановилась и с мрачным видом повернулась к нему:

– Вы собираетесь так идти весь день?

– А мне нравится. Полюбуйтесь, какой вид.

– Великолепный, – равнодушно произнесла она, – но у нас нет времени.

Робин взял Кокетку и догнал Петру.

– Тогда к делу. Какую одежду вы хотите?

– У нас нет времени, – сказала она, не останавливаясь.

– Мы покончили с этим. Неужели после ванны вы намерены снова надеть эти тряпки?

– Я не буду принимать ванну.

– А я буду и хочу надеть чистую одежду.

– В сундуке у меня есть чистое платье.

– В одеянии монашки вас сразу узнают ваши преследователи. Я куплю вам что-нибудь подходящее.

– Я и без того у вас в долгу.

– Это мелочи.

– Я знаю, чего вы потребуете взамен.

– То, о чем вы говорите, я никогда не требую.

– Вы просто соблазняете, даря подарки вроде смешной собачки.

Робин посмотрел на Кокетку:

– Тебя только что оскорбили. Жаль, что ты не кусаешься. – Он посмотрел на Петру.

– Простите, – сказала она. – Но вы всегда хотите, чтобы все было по-вашему, совершенно не считаясь со мной.

– Я хочу вас в моей постели, Петра, но не надеюсь, что все будет по-моему. И не стану этого добиваться. Но если бы мое желание исполнилось по обоюдному согласию, был бы счастлив.

Он коснулся ее локтя и почувствовал, что она дрожит.

– Вы не можете снова надеть ваш монашеский наряд, вам нужна приличная одежда до того, как мы приедем в Англию.

– Вот вы опять.

– Но я прав.

Она остановилась на мгновение и пошла дальше.

– Несомненно, – прошептал Робин собаке, – я дурак.

Робин позволял женщинам использовать его или обманывать, но лишь до тех пор, пока это его забавляло. Где лежит награда в этой напряженной, скрытной женщине? Будь у него здравый смысл, он отвез бы ее в Дувр, позволил ей сбежать и забыл о ней. Но он не мог. Как и Кокетка, Петра теперь нуждалась в его заботе, пока он не убедится, что она в безопасности.

Они вошли в городские ворота, и Робин указал направление. Петра пошла в указанную им сторону, но сказала:

– Я могла бы одеться юношей. Волосы у меня короткие, в этом случае меня бы тоже никто не узнал.

– Господи, да никто, кроме слабоумного, не поверит, что вы мужчина. А если поверит, вам будет грозить опасность.

– Я умею пользоваться пистолетом и шпагой. Вы это видели.

– Некоторые мужчины вожделеют красивых молодых людей больше, чем красивых молодых женщин.

Петра взглянула на него:

– Тогда ваша жизнь, должно быть, полна опасностей.

Он удивленно посмотрел на нее, потом рассмеялся и покачал головой:

– Идемте внутрь. А то перегреетесь на солнце.

Петра вошла в пугающе величественный отель, жалея о последних словах. Робин прав. Она, должно быть, потеряла разум. И все из-за него. Он красив. Когда они соприкасаются, летят искры.

В отеле было полно людей. Элегантно одетые мужчины и женщины. Слуги хорошо вышколены. Вскоре Петра и Робин оказались в роскошном номере из нескольких комнат. На столе фрукты, вино, пирожные, через несколько секунд принесли кувшины с теплой водой для мытья. Робин заказал еду и две ванны.

Петра хотела возразить из принципа, но если он собирается купаться, почему она должна отказываться от этого удовольствия? Он разговаривал со служанкой.

– Вы видите, что моя сестра пострадала в пути. Ее сундук потерялся, а одежда, в которой она была, испортилась. Будет ли возможно подыскать для нее что-нибудь подходящее?

Горничная краснела и волновалась под шармом его красоты.

– Не знаю, монсеньор. Я бы хотела помочь, но у меня есть обязанности…

– Я за все заплачу, включая плату хозяину гостиницы за ваше потерянное время.

Она присела в реверансе:

– Сейчас узнаю, монсеньор. Я постараюсь.

Петра съела пирожное, и настроение ее улучшилось.

– Спасибо. Прошу прощения, что надоедаю вам.

– О, дорогая, вы, должно быть, в ужасном состоянии, если опустились до смирения.

– Я не…

– Мир! – Он налил золотого вина в два бокала и протянул один ей. – Петра, прошло меньше суток с того момента, как мы встретились. Учитывая все, что случилось за это время, я восхищаюсь вашей стойкостью.

Она глотнула сладкого вина и вдруг в полном изнеможении опустилась в кресло у окна.

Двустворчатое окно было открытым. Дул легкий ветерок, вид из окна был прекрасным. Она видела дорогу, по которой они ехали, по дороге двигались в обоих направлениях экипажи. Она поискала глазами Варци и его людей, хотя знала, что на таком расстоянии ничего невозможно разглядеть.

Робин подошел и сел рядом с ней, солнце играло в его пыльных волосах, глаза стали еще синее на грязном лице.

– Расскажите мне о ваших преследователях.

Петра сделала глоток вина. Ей следовало рассказать, но это была такая безумная история, и это значило, что ей придется рассказать ему о ее глупости и грехе с Лудо.

– Кое-кто не хотел, чтобы я покидала Милан.

– Мужчина, вы сказали. У вас был любовник?

Ей хотелось отрицать это, но правда должна разрушить любые романтические идеи, которые он мог иметь. Она посмотрела ему в глаза и ответила:

– Да.

Никакой видимой реакции.

– И что он теперь? В отчаянии? Хочет отомстить? Злится?

– Считает себя собственником.

– А-а.

– Я рада, что вы понимаете это, потому что я не понимаю, особенно теперь, когда он женат.

– Это не имеет значения. Хотя его жена не может быть счастлива, поскольку он гоняется за вами по всей Европе. Он не боится ее гнева?

– Он никого не боится.

– Его имя?

– Лудовико.

– Лудовико, а дальше?

В дверь постучали.

– Войдите, – крикнул Робин.

Слуга объявил, что ванны готовы. Робин встал и отблагодарил его мелкой монетой. Затем повернулся к ней, чтобы предложить руку, как джентльмен, ведущий даму танцевать. Петра вложила свою руку в его. Неразумно. Он шагнул ближе и поднес ее руку к своим губам.

Она выдернула руку.

– То, что у меня был любовник, – резко сказала она, – не делает меня легкой добычей.

Его глаза сверкнули весельем.

– Моя дражайшая Петра, только болван вообразил бы вас легкой добычей. Вам очень подходит ваше имя – «камень».

– Петронилла. Камушек.

– Маленький камушек в туфле может быть пыткой.

– Я не хочу причинять вам боль.

Он рассмеялся:

– Петра, Петра, я пошутил. Вы не сделаете мне больно.

– Вы доводите меня до бешенства. Самодовольный, беззаботный англичанин со своей глупой собачкой и нелепыми поводками, который ничего не знает о мире. Вы представить себе не можете, что опасность когда-нибудь коснется и вас!

– Прошлой ночью опасность коснулась нас обоих.

– Крестьянки, – презрительно бросила она. – И мы были хорошо вооружены, в то время как у них был только кухонный нож.

– И яд, – добавил Робин. – Никогда, никогда не забывайте о яде. Короли и могучие воины были повержены при помощи яда. И красивых женщин, которым они слишком доверяли.

Петра пристально смотрела на него, уязвленная этой правдой. Он открыл дверь в ее спальню, где поднимался пар над застеленной простынями ванной и ждала горничная в чепце.

– В данный момент наша единственная опасность – это упустить наслаждение. Идем, дорогая сестра, и погрузимся в него.

Петра вошла в комнату, закрыла дверь перед его носом и прислонилась к ней спиной. Ей не следовало поддаваться слабости и признаваться в преследовании и опасности. Но она должна была предотвратить задержку и попытаться предостеречь его. Она подвергала невинного, очаровательного Робина Бончерча опасности…

– Мадам? – напомнила озадаченная горничная. Петра выпрямилась, ванна влекла ее, как сирена. Она пошла вперед, снимая чепец и развязывая корсаж.

– Луиза пошла искать вам одежду получше, мадам, – сказала горничная, с любопытством глядя на волосы Петры. – С разрешения месье Белмартена, конечно.

– Это очень мило с ее стороны. – Петра сбросила корсаж и развязала юбку. – А вы?

Девушка еще раз поклонилась.

– Нанетт, мадам.

Ванны в монастыре были редким удовольствием, и их принимали в рубашке. Петра д'Аверио наслаждалась роскошными ваннами, и всегда нагишом. Но к бедру у нее был привязан нож.

– Пожалуйста, – сказала она, – уберите эту одежду.

Горничная собрала юбку, корсаж и чепец.

– Что я должна сделать с ними, мадам?

– Все, что хотите.

Горничная вышла. Петра быстро отвязала нож, потом сняла рубашку и завернула в нее нож. Она надеялась, что горничная принесет чистое нижнее белье, потому что она вряд ли сможет снова надеть эту рубашку.

Петра вошла в ванну. Не очень горячая вода слабо пахла успокаивающим розмарином. Петра со вздохом откинулась на спину. Какое это было наслаждение!

Так же как и он, предположила Петра, лежит обнаженный в ванне в соседней комнате. Как он без одежды? Петра думала о нем как об Аполлоне, стоявшем в лоджии их дома. Лудовико был красивым, но холеным. У него уже появился животик. У Робина его наверняка нет. Петра видела его в действии прошлой ночью, часть его груди сегодня утром. Особенно после того, как он сражался с тем колесом, закатав рукава.

Он напоминал статую святого Михаила. Широкие плечи, узкие бедра, выпуклые мускулы на животе. Святой был одет в римские военные доспехи, облегающие каждый контур, но скрывающие неуказанные места. Но все равно шли религиозные дебаты о том, имеют ли ангелы эти места или эти потребности.

Что только доказывало, что Робин Бончерч совсем не ангел.

– Мыло, сестра?

Петра вздрогнула и села. Она даже не слышала, как горничная вернулась.

– Я что, заснула? Вы правы, на это нет времени.

Она взяла мочалку и мыло и принялась скрести каждый дюйм, избавляясь от грязи Гуларов. Вода скоро стала грязной и покрылась пеной, но она сможет ополоснуться. Во всяком случае, грязи на ней больше нет. Она попросила служанку потереть ей спину, а потом вымыть ей голову в тазу с чистой водой. Когда Петра легла на спину, она вспомнила, как ее горничная, Мария-Роза, это делала. Тогда это занимало много времени, когда ее густые длинные волосы доставали до бедер.

Милая Мария-Роза. Она была не только служанкой, но и подругой. Как они болтали и смеялись. Она действовала как подруга или думала, что действует, когда устраивала ее встречи с Лудовико.

Восхитительное тайное ухаживание, как тогда на это смотрела Петра. Умное тайное соблазнение с его точки зрения. Предупреждения ее матери оказались правдой – мужчины все обманщики и как только добьются своего, бросают женщину. Она должна помнить об этом. Даже ее английский отец, который, как считала ее матушка, поможет своей незаконнорожденной дочери, был соблазнителем и дезертиром.

Горничная замотала голову Петры полотенцем.

– Вот, мадам. Если вы встанете, я ополосну вас.

Петра поднялась, служанка взяла большой кувшин и встала на табурет, чтобы вылить тепловатую воду и смыть оставшуюся пену. После чего Петра вышла из ванны и завернулась в большое полотенце. Она вытиралась, когда кто-то постучал в дверь. Она не могла не вздрогнуть от тревоги и не бросить взгляд на свою рубашку и завернутый в нее нож.

Перед входной дверью была поставлена ширма, и Нанетт исчезла за ней. Она быстро и тихо переговорила с кем-то, потом вернулась, улыбаясь, со свертком в руках.

– Одежда, мадам. Я волновалась, что вам придется есть, завернувшись в простыню!

Она разложила чистую рубашку, бледную нижнюю юбку и платье из зеленой ткани, украшенной цветочками. Петра сразу же подумала, что все слишком красиво. Было ли это чувство вины, что она бросила монашеское одеяние, или тревога о реакции Робина? Как бы то ни было, у нее нет выбора.

Она надела рубашку и нижнюю юбку.

– О, мадам, мы забыли про корсет!

– Не важно, – сказала Петра, беря платье. В нем были два кармана, в которые можно было проникать сквозь прорези. Это хорошо, очень хорошо. Она сможет носить в них ее драгоценный молитвенник. Петра сожалела, что оставила его в карете.

Петра быстро оделась. Платье плотно облегало грудь, но это компенсировалось отсутствием корсета. Оно сидело достаточно хорошо и было почти нужной длины.

Но когда Петра повернулась к зеркалу, то поняла, что не зря беспокоилась. Платье было слишком красиво, с довольно низким корсажем. Цвет ей очень шел. Прошло много лет с тех пор, когда она носила что-то, кроме монашеского платья, – если не считать одежду Гулар. К своему удивлению, она почувствовала себя уязвимой.

– Что-то не так, мадам? – спросила горничная.

– Мои волосы. – Петра использовала это как отговорку, касаясь их.

Они действительно выглядели своеобразно. Короткие, они после мытья превратились в буйство кудряшек. На херувиме это было бы очаровательно; на взрослой женщине выглядело нелепо.

– Это необычно, мадам, но красиво. Так модно там, откуда вы приехали?

Петра ответила, что модно. Другого объяснения она не могла придумать.

– Вместе с платьем принесли чепчик, мэм.

Петра схватила его, удивленная, какой действующей на нервы оказалась эта смена одежды. Чепец был похож на тот, что она носила с монашеским платьем, но свободнее и более легкомысленный. Оборка впереди была широкой, кружевной, без вдовьего выступа. Он завязывался под подбородком, но широкой шелковой лентой. Петра увидела и шляпку, если диск из соломы заслуживал такого названия. Ленты в тон платью образовывали узел на верху шляпки, а в добавление к ним сзади свисал еще целый ярд ткани.

– Это, наверное, был чей-то любимый наряд, – сказала Петра, гадая, не стоит ли за этим трагедия.

– Луизиной сестры, мадам. Она очень гордилась им, но сейчас она носит второго ребенка, так что вряд ли он ей понадобится после родов, не беспокойтесь, мадам. Ваш брат хорошо заплатил.

– И тем не менее я благодарна. – Петра нервно разгладила платье на бедрах. Никаких обручей или крахмальных нижних юбок. – Я пока не надену шляпку, но есть ли у меня туфли?

– О! Простите. Луиза взяла те странные сандалии, чтобы знать размер. Пойду посмотрю, что она нашла. И чулки тоже. Как она могла забыть о них?

«Обычная женщина носила бы свои собственные», – подумала Петра.

Раздался стук в дверь гостиной, и из-за нее донесся голос Робина:

– Ты готова, Мария? Еду уже подали.

– Иду! – крикнула Петра, жестом отпустив служанку. Она вытащила нож из рубашки, снова привязала его к бедру и пошла к двери. Однако открыв, осознала, что она босиком.

Он смотрел, но не на ее ноги.

– Мои извинения. Я не видел вас одетой во что-то подобное… Так давно, – добавил он, вспомнив об их отношениях брата и сестры. Потом он увидел ее ноги и улыбнулся так, что ее пальцы на ногах, наверное, покраснели. Она поспешила в гостиную, где был накрыт стол.

– Ах, – сказал он, – наконец-то я могу удовлетворить некоторые из ваших желаний.

Запах теплого хрустящего хлеба дразнил ее ноздри. От вида масла, вина и корзины фруктов ее рот наполнился слюной. Слуга стоял, готовый разливать суп в тарелки, запах от супа шел превосходный. Петра села и принялась за еду.

– О, это очень хорошо. – Она вздохнула и улыбнулась Робину прежде, чем вспомнила, что сказала.

У него на щеках появились ямочки.

– Вы во всей красе, – сказала она, чтобы сгладить неловкость. – Полагаю, карета уже прибыла.

Он налил белого вина в ее бокал.

– Всего через четверть часа после нас.

Дорогие кружева ниспадали на его руки с длинными пальцами. Пена таких же кружев украшала шею. В первый раз с момента ее знакомства с ним он был в галстуке, к тому же очень красивом.

Его камзол не подходил для двора, но был весьма изыскан, из темно-синей ткани, с позолоченными пуговицами, надетый поверх жилета из бежевой парчи. Однако никаких драгоценностей, но тут она заметила жемчужную булавку, приколотую к галстуку. Белое на белом. Это выглядело идеально.

– Я рад, что мое облачение вам понравилось, – сказал он с улыбкой.

Застигнутая врасплох, Петра покраснела и снова занялась супом.

Когда она доела суп, ей пришлось снова посмотреть на него. Его волосы были завязаны на затылке узлом. Они были все еще влажные. Он встретился с ней взглядом и вопросительно поднял брови.

– Волосы, – сказала она. – Они у вас еще мокрые.

– А у вас нет?

– Короткие волосы высыхают быстро.

– Даже если так, разве следовало накрывать их влажными? Это вредно для здоровья.

Он опять поддразнивал ее, и тогда Петра сказала:

– Они достаточно сухие, – и добавила «брат», чтобы напомнить ему об их обмане. Гостиничные слуги здесь, так близко к побережью, могли немного понимать по-английски, но в любом случае язык флирта универсален.

Петра сосредоточилась на блюдах, поставленных между ними. Все они пахли восхитительно. Робин сказал слуге, что они справятся сами и позовут его позже.

Вдруг они оказались наедине, а его волосы высыхали, вырываясь на свободу и ловя солнечные лучи. Чистый белый галстук почему-то усиливал его сияющую красоту.

Он положил еду на ее тарелку.

– Морской язык, я думаю, с грибами. Не вижу никаких причин, чтобы в этом отеле хотели нас отравить.

– О том вы тоже так думали, – возразила она, пробуя кусочек. Приготовлено было отменно. – Как по-вашему, что сделала мамаша Гулар?

– Сбежала, если у нее есть хоть капля ума.

– Ее мать умерла. Она могла обвинить нас. – В ответ на его скептический слишком самоуверенный взгляд Петра сказала: – Это еще одна причина спешить к побережью. Нам не стоит задерживаться здесь.

– Нам нужно поесть, людям нужно поесть и отдохнуть, а у вас, хочу заметить, нет даже туфель. Но как я сказал, спешно уехав отсюда, мы только будем пинать пятки в Булони.

– Пинать пятки? – переспросила она. – Танцевать?

Он рассмеялся:

– Маяться от безделья. Я буду с удовольствием учить вас идиомам. Ешьте.

Петра ела с большим удовольствием. Все было необычайно вкусно.

– Теперь, пока мы едим, расскажите, кто возражал, чтобы вы покидали Милан, и почему.

Аппетит у Петры мигом исчез, но она понимала, что надо что-то ему рассказать.

 

Глава 12

– Его имя граф ди Пуриери, и он желает меня.

– Мужчина с хорошим вкусом. Граф. Богатый и могущественный человек?

– Очень.

– И ваш любовник? – Он как ни в чем не бывало отправил в рот кусок рыбы.

Петра возмущенно на него посмотрела:

– Да.

– Это случилось после того, как вы стали монахиней? – спросил он.

– Разумеется, нет.

– Это вполне возможно. Но в таком случае вы должны были быть очень молоды для такой связи.

– Вы можете забыть о своих инквизиторских инструментах, сэр. Я готова рассказать все. По крайней мере столько, сколько вам нужно знать. Чему вы улыбаетесь?

– Ваши руки, – ответил он. – Вы много жестикулируете. Раньше вы не делали это так часто.

– В монастыре это не одобрялось.

– Но теперь появляется настоящая Петра д'Аверио. Как бабочка. – Он щелкнул пальцами, и его маленькая собачка подбежала, чтобы получить свой кусочек. – Эту породу называют бабочкой из-за больших ушей и отметины на мордочке.

– Я не бабочка, – возразила Петра.

– Но вы и не камень. Ешьте. Если вы в опасности, вам понадобятся силы.

Петра повиновалась, пораженная его способностью раздражать ее даже во время еды. Но еда была очень хороша, а Петра очень проголодалась. Она и не заметила, как съела всю рыбу.

Робин поменял тарелки и положил ей что-то вроде мясного фрикасе с овощами, но потом напомнил:

– Граф ди Пуриери?

Она вздохнула:

– Я знаю его почти всю свою жизнь. Он друг моего брата. Я вообразила, будто влюблена в него. Мы встречались тайно. Я была глупа. Вот и вся история.

– Ешьте, – снова сказал он. Когда она проглотила кусок, он произнес: – Наследник титула был неподходящей парой для вас?

Вот они и подошли к тому, что ей хотелось бы скрыть.

– Это я была неподходящей парой для него. Будучи молодой и глупой, я считала это незначительным препятствием, но это было заблуждение.

– Так вас поэтому спровадили в монашки?

– Я сама решила удалиться в монастырь, но да, одной из причин была настойчивость Лудовико. Он не мог жениться на мне, поэтому хотел, чтобы я стала его любовницей.

Робин перестал есть.

– Ваша семья не захотела вас защитить?

– Мой отец умер. Мой брат его друг.

– К тому же – мои извинения, если я обижу вас, – он шавка.

– Собака? – удивилась она.

– Собака может быть благородным животным. Шавка – самый низкопробный, порочный тип, которого следует пристрелить.

– А. – Петра съела еще кусочек нежнейшего мяса, наслаждаясь мыслью, что ее брат Чезаре – шавка.

– Но стены монастыря не защитили вас, – сказал Робин.

– На какое-то время защитили. Точнее сказать, защитила меня моя матушка. Видите ли, все это не имеет значения. Если Варци мне привиделся…

– Варци? – переспросил Робин, и Петра поняла, что впервые упомянула это имя.

– Это человек Пуриери. Его охотничий пес. Тот, которого он послал за мной.

– Допустим, он вам не привиделся. Если мы в опасности, я предпочитаю это знать. Продолжайте.

Петра съела еще немного.

– Мне показалось, что я увидела Варци, когда мы въехали в Аббевиль, но вы знаете, как бывает. Мы окликаем друга, но когда он оборачивается, оказывается, что это совсем другой человек. Должно быть, так и случилось: будь это он, непременно схватил бы меня.

– Он просто не успел, вы уехали со мной.

Робин прав, подумала Петра.

– Ожидай лучшего, но готовься к худшему, – сказал Робин. – Расскажите мне о Милане.

Петра заколебалась, но Робин заслуживал знать хотя бы часть правды.

– Это сложно. Сначала моя глупость с Лудовико. Потом умер мой отец. Овдовев, моя мать пожелала удалиться в монастырь, такое часто случается, и я попросилась поехать с ней, потому что знала, что с моим братом, который унаследовал титул, будет сложно.

– Довольно радикальное решение.

Она пожала плечами:

– Я не видела другого выхода, и не так уж необычно для молодых женщин из хороших семей жить в монастыре.

– Почему?

– Они бывают обузой. Им не позволяют выходить замуж за человека ниже их по положению, но молодые люди из равных им семей хотят большое приданое. Сыновьям не возбраняется жениться ниже своего статуса, если есть деньги. Зачем жениться на сестре друга, если можно разбогатеть, женившись на дочери венецианского торговца шелком?

– Именно это и сделал Лудовико? – спросил Робин.

– Дочь генуэзского торговца специями, но… Разве в Англии не так?

– Нет, вероятно, потому, что у нас нет монастырей, чтобы сплавлять туда наших печальных дам. Как недальновидно со стороны Генриха VIII. Дом, полный нескольких поколений старых дев, будет настоящим адом.

– Правда? – спросила она, внимательно изучая его. – Вы бы женились на даме вашего положения, если бы под рукой была дочка богатого купца?

– Вы дочь богатого купца?

– Нет.

– Увы.

– Почему? – Когда Петра поняла, что он имел в виду, она сказала: – Я без гроша, сэр.

Он пожал плечами:

– Я полагаю, что женюсь на даме моего статуса, у которой к тому же будет значительное приданое.

– Значит, деньги имеют значение.

– Деньги всегда имеют значение, но бывает приданое другого рода. Могущественные связи и влияние тоже высоко ценятся.

– Неужели никто в мире не женится по любви? – спросила Петра.

– Моя дорогая Петра, только не говорите, что вы романтичны.

– Когда-то была, а теперь нет.

– Я не имею ничего против любви, – сказал он, – но при хорошем управлении она совмещается с другими выгодами.

– А если нет, есть менее священные способы решения проблемы.

– Чего и хотел ваш Лудовико. Такие постоянные связи не всегда считаются недостойными.

– Для женатого человека? Это неправильно в любой ситуации, но мужчине предавать свою жену, а женщине предавать другую женщину и святые клятвы… Я никогда не смогла бы так поступить. Да и как можно доверять такому человеку? Тот, кто не может быть верен одной, не будет верен никому.

Она не хотела переходить на личности, но Робин сжал губы.

– Вы не женаты, – сказала она. Робин отодвинул тарелку.

– Итак, вы предпочли холодный монастырь горячему любовнику, но это не решило ваши проблемы?

– В монастыре мне было спокойно, а Лудовико женился. Я думала, проблема решена, но когда моя мать заболела… – Робин наполнил ее бокал вином, и она сделала глоток. – Матушка была уверена, что после ее смерти Лудовико найдет способ заставить меня покинуть монастырь, и придумала план.

– Ваш брат мог отдать вас в шлюхи своему другу, и миланское общество не стало бы возражать?

Неудивительно, что он поражен. Они подошли к вопросу, который она хотела бы скрыть, не столько ради собственной чести, сколько ради чести матери. Она задумалась над бокалом вина, но не видела альтернативы.

– Я незаконнорожденная, – сказала Петра.

– А-а. Приостановите на время свой рассказ. Мы закажем подкрепление.

Он позвонил в колокольчик, стоявший на столе, и слуга вернулся, чтобы убрать тарелки и заменить их сладостями и кофейным подносом. Робин отпустил его, щедро заплатив, и сам налил кофе. Петра смотрела, вдыхая аромат, зная, что кофе превосходного качества и отлично приготовлен.

Он подал ей чашку:

– Неужели мы оба питаем слабость к кофе?

Нет смысла лгать.

– У меня действительно слабость к хорошему кофе.

Она добавила три кусочка сахара и много сливок, сделала глоток и закрыла глаза, наслаждаясь волшебным напитком. Ее глаза распахнулись, а щеки запылали.

– Это лучший кофе, который я пробовала с тех пор, как покинула Италию. В монастыре его давали по большим праздникам, и то не самого лучшего качества.

Робин пристально смотрел на нее.

– У меня во всех моих домах есть человек, который может приготовить кофе даже еще лучше этого, – произнес он.

– Во всех ваших домах?

Он моргнул. Означало ли это, что он лгал? Или то, что он сказал, случайно приоткрыло правду?

Но потом он объяснил, на вид довольно непринужденно:

– Мой дом в Хантингдоншире и еще один в Лондоне. Я признался, что бываю при дворе, не так ли? У меня также есть кое-какая собственность в Вене, которая была в приданом моей матери.

– Понимаю. И все младшие сыновья так хорошо обеспечены? – Она снова сделала глоток и облизала сливки с губ.

Он смотрел на нее несколько мгновений, а потом сказал:

– Мы говорили о вашей семье. Я полагаю, вы дитя любви вашей матери?

– Да. – Она посмотрела ему в глаза. – Она была совсем молодой, когда это случилось. Моложе, чем я сейчас, хотя была уже замужем и родила двух сыновей.

Робин положил на ее тарелку фруктовый пирог – золотистое пирожное, наполненное чем-то красным и сверху обильно политое взбитыми сливками.

– Значит, она вышла замуж слишком юной.

– В пятнадцать. Это неудивительно… Венецианский маскарад. Глупость, последствия которой она не могла скрыть. Она родила двух сыновей, и, я полагаю, у моего отца были другие удовольствия. Он простил ее, но на определенных условиях. Если бы ребенок оказался мальчиком, его отослали бы прочь, но если бы родилась девочка, матери было позволено оставить меня, и он принял бы меня как свою. Но взамен она должна была стать покорной женой и смотреть сквозь пальцы на то, что он делал.

– По-видимому, это не было в ее натуре.

Петра сказала только:

– Он был сложным человеком.

– Все это не ваша вина, – мягко произнес он.

– Родилась я. Было бы гораздо лучше, если бы этого не случилось. Мой отец сдержал слово, но, умирая, рассказал моему брату правду обо мне. Этим и объясняется его поведение.

– Продолжайте.

Она нахмурилась:

– Вы были бы не против, окажись одна из ваших сестер незаконнорожденной?

– Я определенно не заставил бы ее стать шлюхой моего друга.

– Вы забыли о моей глупости. У Чезаре были основания полагать, что я сама желаю Лудо.

Робин покачал головой:

– Итак, вы скрылись в монастыре, но потом ваша матушка заболела. Она, должно быть, все еще была молодой.

– Да, но почему-то стала слабеть и заболела. Однако она была полна решимости защитить меня, и разработала свой план.

– Путешествие в Англию? Зачем? – удивился Робин. – Неужели не было убежища поближе к дому? Родственников, которые могли бы вас поддержать?

– Никого, кто мог бы противостоять Чезаре. Он тоже трудный человек. А моя мать всегда была чужой для них.

– А ее родственники?

– Они австрийцы. Мой отец, граф, женился на моей матери, чтобы получить благоволение австрийского двора, но времена изменились. У ее семьи свои проблемы, и они практически не знают меня. Мать не доверяла им.

– И кому поручила заботиться о вас? Вашему настоящему отцу? Ребусу?

– Да.

– Правильно. Но почему тогда он не помогает вам в пути? – Петра промолчала, и Робин продолжил: – Он ведь знает о вашем существовании, не так ли? – Снова молчание, Робин покачал головой: – Моя драгоценная Петра, я действительно понадоблюсь вам.

– Нет! Вы должны понять. Мой отец – граф – никогда не позволил бы матери общаться с ним, но она и не пыталась. Она знала, что для него это мимолетное увлечение. Он был моложе ее, путешествовал по Италии, завершая образование, как и прочие молодые английские джентльмены. Мать считала, что у отца были любовницы, которых он менял как перчатки. Она говорила, что отец был необычайно красив и жизнь била в нем ключом. Что он был нежным и добрым. Так странно было слышать эти слова от нее.

– Однажды мы все бываем молоды, – заметил Робин.

– Но все ли мы позволяем красоте довести нас до гибели? Я имею в виду Лудовико, – быстро проговорила она, хотя на самом деле думала о Робине Бончерче с его ореолом сияющих волос и сапфировыми глазами.

– Но почему не связаться с ним, когда план только задумывался?

– У нас было немного времени, и мы боялись, что за нами следят. Если бы письмо перехватили, Чезаре слишком многое узнал бы.

– Так он не знает, кто ваш отец?

– Матушка сказала об этом только мне.

Робин взял пирожное и поднес к ее губам:

– Ешьте. Не пропадать же добру.

Петра взяла пирожное, но есть не стала, только лизнула немного крема. Он хмыкнул.

– Сделайте так еще раз.

Петра покраснела, откусила кусочек, облизнула губы. Робин снова посмотрел на нее.

– Очень вкусно, – объяснила Петра.

– Но давайте вернемся к вашему английскому отцу. Вы уверены, что он жив?

– Мы же не идиоты. Матушка всегда радовалась любому упоминанию о нем, и мы находили способы узнавать последние новости.

– Значит, он человек заметный. Его имя?

Петра промолчала.

– Вы все еще не доверяете мне?

– Его имя я до конца жизни буду хранить в тайне. У него репутация жесткого человека. Матушка была уверена, что он примет меня и будет добрым и заботливым, но я должна быть уверена, прежде чем отдать себя во власть очередного мужчины.

– Возможно, это разумно, но я никак не могу вам навредить.

– Выданный секрет больше не секрет. Правда может выйти наружу.

– Опять упрямство.

– Опять настойчивость.

– Если окажется, что ваш отец настоящий монстр, что вы будете делать?

«Уйду в монастырь», – хотела сказать она, но эту часть плана невозможно было исполнить. Впервые в жизни Петра поняла, как скуден может оказаться ее выбор.

– Петра, прошу вас, оставайтесь под моей зашитой, пока не найдете другую. Все остальное было бы безумием.

Петра заставила себя совладать со страхом и гневом. Он не мог помешать ей оставить его, если она так решит, так же, как Чезаре и Лудо не могли помешать ей оставить Милан.

Он посмотрел на золотые карманные часы:

– Время у нас есть. Закончите свой рассказ. Вам грозила опасность, что вас силой заберут из монастыря. Меня удивляет, что церковь могла позволить такое.

– Община святой Вероники не совсем монастырь. Древняя миссия ордена – предлагать помощь на улицах, чего нельзя делать, живя в закрытом монастыре. Они существуют благодаря терпимости архиепископа, но он, увы, Морчини, член семьи Лудо. На них было оказано давление – вернуть меня моей семье, иначе орден будет закрыт.

Мать-настоятельница отвлекла его рассказами о том, что я в прострации от горя после смерти матери, но нам нужно было действовать незамедлительно. Однако пересечь Европу одной было невозможно. Потом мы услышали о леди Содуэрт, которая собиралась ехать домой, и попросили ее сопроводить меня до монастыря в Англии, за это я должна была бесплатно работать на нее. Она заглотила наживку целиком и даже согласилась держать нашу договоренность в секрете. Я ускользнула из монастыря и присоединилась к ней как раз перед тем, как она покинула город. Я надеялась, что пройдет много времени, пока Лудовико поймет, что я сбежала, и оставит меня в покое.

– Сколько времени прошло, как вы покинули Милан? Месяц?

– Чуть меньше, – взволнованно ответила Петра. – Но…

– Он узнал о вашем исчезновении довольно быстро. Как вы намекали, в монастыре могли быть соглядатаи. Но действительно ли он послал за вами людей?

– Вы не верите мне? Это безумие, я знаю! Вот почему я ничего не говорила и не хотела говорить сейчас. Мои мысли явно в смятении. Граф ди Пуриери уже наверняка умыл руки, забыв обо мне, и никого в мире не волнует, куда подевалась Петра д'Аверио.

– Допустим, что охотничий пес вашего любовника действительно проследил вас до Аббевиля.

– Охотничья шавка, – с удовлетворением поправила Петра.

– Нет. Шавки мерзкие, их просто отстреливают. Этот, как я понял, животное опасное.

– Откуда вам знать, что представляет собой Варци?

– Я вижу, что вы боитесь его, а граф ди Пуриери его нанял. Что он за человек?

– Лудовико? Вспыльчивый, избалованный, капризный. Готов на все, чтобы получить желаемое. Когда-то он казался мне очень привлекательным.

– Где уж нам, более скромным мужчинам.

– Сейчас не время для шуток.

– Даже самые мрачные драмы требуют шуток. Иначе жизнь превратится в ад. Итак, допустим, что Пуриери действительно послал за вами Варци и вскоре обнаружил, что вы уехали с леди Содуэрт, и проследил ее путь. Дело несложное, учитывая берлин, детей и визг, поэтому он уверен и хочет поиграть. Мог он это сделать?

– Если игра жестокая, то да.

– Он следует за вами по пятам, а потом уезжает вперед до Аббевиля, и там вы замечаете его на улице. Таким образом, он повергает вас в шок, прежде чем похитить. Как он, должно быть, наслаждался своей изобретательностью.

– Но я уехала с вами, – с улыбкой сказала Петра. – Хотела бы я увидеть его лицо, когда он узнал об этом.

– Хотел бы я доставить вам такое удовольствие. Давайте представим себе ход дальнейших событий. Варци теряет время, обыскивая гостиницу. Наводит справки в монастырях. Заподозрив, что вы поехали дальше, он приходит в ярость, однако не теряет надежды настичь вас. Он знает место вашего назначения.

– Откуда? – спросила она, но потом сама же ответила: – Мог догадаться. Я ехала с леди Содуэрт, значит, я направляюсь в Англию. – Она встала. – Он может уже быть здесь. Мы должны ехать!

– Здесь мы в такой же безопасности, как в Тауэре. Другое дело в пути. Он может остановить карету и украсть вас или думает, что может. Полагаю, он работает не один.

– Несомненно.

– Тогда расскажите мне о нем подробнее. Он производит устрашающее впечатление?

– О да. Как бы объяснить? Политика и интриги в Милане ненадежны. В настоящее время всем управляет Вена, но старинные семьи соперничают за власть. Несмотря на указы, у них у всех есть свои собственные армии, свои соглядатаи и свои… беспощадные головорезы. Те, кто заставляет людей исчезать или возвращаться или выпытывает у них информацию. У Морчини есть Варци.

– Как он выглядит?

– Если бы вы увидели его, то решили бы, что я сумасшедшая. Сейчас он довольно стар, где-то под пятьдесят, и толстоват. У него темные от щетины скулы и довольно печальный вид, одет, как торговец. Волосы редкие, с проседью.

– Он старается не привлекать к себе внимания. Полагаю, его прихвостни выглядят более угрожающе?

– Да, но вообще-то тоже стараются не бросаться в глаза.

– Умный и расчетливый человек.

– Вы говорите так, будто восхищаетесь им.

– Я ценю людей, которые хорошо знают свое дело.

– Вряд ли вам понравится, если его люди убьют вас.

– По крайней мере вы будете в безопасности. Ваш Лудовико не захочет, чтобы сокровище вернулось поврежденным.

– Есть способы причинить боль, которые оставляют мало следов.

– И есть другие, которые заживут за то время, пока вы будете ехать до Милана, – серьезно согласился он. – Нам лучше держаться на шаг впереди. Ему придется предположить, что вы нашли способ добраться до Булони или Кале. Если вы все еще в Аббевиле, он может вернуться и поискать. Но если нашли способ ехать дальше, вы можете добраться до Англии, а там следы ваши затеряются.

Петра пробормотала проклятие. Робин улыбнулся:

– Думаю, вот с чего все началось. «Она очаровала меня проклятием, и все стало еще хуже…»

– Прекратите!

Он поднял руку:

– Не обращайте внимания на мои причуды. Насколько плохо будет для Варци, если вы доберетесь до Англии? Очень плохо. Если ваша тайна действительно тайна, они понятия не имеют, куда вы поедете.

– Мы также надеялись, что они подумают, будто у меня другое место назначения.

Еще одна доля информации, но Петра решила сдаться.

– У моей матери была подруга. Оперная певица из Венеции. Наверное, правильнее будет сказать, что моя матушка была ее патронессой, но в молодости они были подругами и переписывались. Сейчас она в Лондоне. Если все другое не получится, я должна поехать к ней, но матушка предупреждала, что она не респектабельная женщина, и к тому же ненадежная. Ей нельзя доверять секреты.

– Кто эта женщина?

– Тереза Имер, синьора Помпеати. В Англии она известна как госпожа Корнелис.

Он недоверчиво рассмеялся:

– Вы знаете Терезу Корнелис?

– А вы тоже ее знаете? – спросила Петра, не менее удивленная.

– Моя дорогая, весь мир знает Корнелис. Ее венецианские ассамблеи на самом пике моды. Однако ваша матушка была права. Это не место для вас. Но если синьор Варци считает, что вы едете туда, это может быть полезным и отвлечет внимание.

– Надеюсь, он вообще не последует за мной в Англию.

– Не рассчитывайте на это. Но, оказавшись там, он не будет знать, где вас искать, а у нас есть гораздо больше возможностей.

Петра задумалась.

– Он узнает, что я с вами, и ваше имя. Возможно…

– Нет, – сказал он, прежде чем она успела предложить разделиться. – Как он может узнать?

– Леди Содуэрт. Если он спросит в дороге о новостях, он узнает о ее поведении в Нувионе, вероятно, включая ее попытку утащить меня с собой.

– Это очень некстати, но нам просто придется быть очень осторожными. А ведь авария на дороге, возможно, пошла нам на пользу. Он мог гнаться за нами, намереваясь захватить вас в дороге, но это вызвало слишком большое скопление народа. Возможно, ваши молитвы все-таки услышаны.

– Надеюсь. Но как мы сможем не позволить ему напасть на нас по дороге отсюда в Булонь?

– Я что-нибудь придумаю. Интересно, здесь ли он сейчас? Мне бы хотелось поболтать с синьором Варци.

– Только этого не хватало. Он опасен, поверьте. Он и его люди. Прекрасные глаза и ямочки на щеках не произведут на него впечатления.

– Опять мои глаза. Они действительно вам так нравятся, да?

– Почему вы? Почему именно вы увезли меня из Аббевиля?

– Так угодно было судьбе.

Петра бросилась к окну.

– Я бы встал немного подальше от окна. Если он там, лучше, чтобы он вас не видел.

Глаза Петры наполнились слезами. Варци может быть здесь, а этот идиот собирается позволить убить себя из-за своей самоуверенности и легкомыслия.

– Может быть, есть дилижанс? Он не сможет остановить дилижанс.

– Вы не должны покидать меня, пока не окажетесь в безопасности.

Она резко обернулась, но он уже был у двери и звал слугу. Слуга прибежал и был послан за Пауиком и Фонтейном. Когда они прибыли, Робин объявил:

– Опасность. Фонтейн, возьми пистолеты и мою шпагу и принеси сюда. Пауик, узнай, какие путешественники готовы выехать в ближайшее время. В дороге нам понадобится компания.

Слуги выглядели удивленными, но не задавали вопросов. Через несколько минут Фонтейн вернулся. Робин проверил оба пистолета. Петра вспоминала бледного воина, неожиданно появившегося у мамаши Гулар. Как бабочка из кокона причуд. Но опять его собачка-бабочка скакала вокруг, словно все это была игра.

Пауик вернулся быстро.

– Два морских офицера вот-вот собираются уехать, сэр. Те же самые, что присутствовали при аварии. И еще есть французская пара в карете. Никого, кто был бы похож на этого Варци, нет.

– Хорошо. Скажи этим людям, что ходят сплетни о разбойниках на дороге, и посоветуй им ехать вместе. Фонтейн, принеси мою шкатулку с драгоценностями.

Когда слуги вышли, Петра спросила:

– Хотите подкупить Варци какой-то безделушкой? Не получится.

– Конечно, нет.

Она оставила попытки понять его.

– Если мы благополучно доберемся до Булони, что дальше?

– Вряд ли Варци захочет привлечь внимание открытым нападением в городе.

– Но он определенно захочет помешать мне сесть на корабль.

– Это его проблема. Вас будут хорошо охранять в запертой комнате, пока я найму частное судно с заслуживающей доверия командой. Труднее всего будет доставить вас из этой комнаты на корабль. Но если понадобится, я найму дополнительных охранников.

Петре пришлось признать, что его планы вполне осуществимы. Если не считать драгоценностей. Зачем они ему понадобились в такой момент?

Камердинер вернулся с простой, обитой тканью шкатулкой. Робин отпер ее и поднял крышку, открыв корешки очень старых книг. Может быть, она что-то не так поняла? Он взял крайний том слева и открыл его, внутри оказался лоточек с чем-то блестящим.

– Ничего подходящего для дамы, – сказал он, – но это, думаю, подойдет. – Он достал булавку и брошь.

Петра попятилась.

– Я не приму от вас никаких подарков.

– Моя драгоценная Петра, если я попытаюсь купить ваше тело, я не буду оскорблять вас безделушками. – Он показал ей булавку для галстука, украшенную жемчужинами и бледно-зеленым камнем, и брошь-камею в виде птицы. Мы собираемся путешествовать в компании, а вы моя сестра. Ваше платье не лучшего качества, но кое-какие украшения помогут делу.

Он приколол булавку в центр ее корсажа, скользнув пальцами под ткань раньше, чем она поняла его намерение и успела возразить. К тому времени, когда она оттолкнула его, он уже отступил.

– У вас есть шляпка?

Грудь все еще трепетала от этого случайного контакта, и Петра хотела из принципа отрицать это, но все-таки пошла в свою комнату искать шляпу. Она лежала на кровати рядом с простыми чулками и панталонами. На полу стояли простые черные туфли.

– Подождите минутку, – крикнула она и села, чтобы натянуть чулок и завязать его над коленом.

Она почувствовала что-то и подняла глаза.

– Убирайтесь!

Он улыбнулся:

– Я на страже. Варци может проскользнуть сюда.

– Тогда смотрите на дверь, а не на мои ноги. – Он повиновался, и она быстро натянула второй чулок. – Вы подглядываете.

Робин улыбнулся ей.

Петра встала, расправила юбки и скользнула ногами в туфли.

– Немного велики, но ничего, сойдет.

– Тогда покараульте, пока я займусь вашей шляпкой.

Она взяла пистолет и смотрела, как он приколол брошку в узел лент.

– Вот, довольно стильно, не так ли?

Она обменяла пистолет на шляпку и примерила ее. В шляпке была своя шляпная булавка, чтобы закрепить ее на чепце, так что она держалась довольно надежно.

– Годится, – сказала Петра и вернулась в гостиную. Где же скромность ее монашеского наряда! Находиться в спальне с Робином Бончерчем в таком настроении было выше ее сил.

Она посмотрела на его шкатулку для драгоценностей:

– Думаете, вор не проверит книги?

Он вернул «книгу» на место и предложил:

– Изобразите вора.

Петра попыталась достать книгу – не получилось. Попробовала достать другие, только одна, чуть меньшего размера, поддалась. Она с триумфом открыла ее и обнаружила потемневшие заплесневелые страницы и крупный старомодный шрифт.

Этот бессмысленный успех не помог ей достать другие книги, потому что у каждой была своя ячейка.

– Прекрасно, – сказала она, возвращая книгу, – если только вы не наткнетесь на вора, который крадет книги.

– Это, – признал он, – испортило бы представление.

– Как вы достали ту?

Он взял ее левую руку, положил ее пальцы на ближний край шкатулки.

– Нажмите легонько, а потом надавите на верх корешка книги.

Она сделала это, выбрав третью книгу слева. Книга немного выдвинулась, но Петра все равно не могла ее вытащить.

– Не надо больше давить рукой.

Она перестала давить, книга поддалась, и Петра вытащила ее. Она открыла книгу и изумленно разинула рот. Она разбиралась в драгоценностях, когда-то носила их, но таких никогда не видела. Там был набор пуговиц, каждая с большим сапфиром в центре, окруженным бриллиантами и жемчугами. В центре лежала ветка цветов, сделанных из прекрасно ограненных драгоценных камней.

– Версаль, – извиняющимся тоном произнес он. – Нужно соответствовать, или на тебя вообще не обратят внимания.

Петра стала закрывать шкатулку, но он коснулся веточки:

– Ну вот, это уже ближе к тому, чтобы отдать вам должное, моя неразгаданная загадка.

– Моя цена, вы хотите сказать? – Она посмотрела ему в глаза. – Это и рядом не стояло.

– Поторгуемся?

– Это не игра! Я подвергаю вас опасности!

– Мой дорогой камушек, я хотел развеять скуку во время путешествия. Вы идеально выполняете свою роль.

 

Глава 13

Робин смотрел, как эта мучающая его женщина бросилась к окну искать Варци, который мог преследовать, а мог и не преследовать ее. Он тоже наблюдал, но в основном за ней.

Правдива ли ее история?

Она больше подходила для мрачной и кровавой пьесы. Возможно, «Герцогиня Малфи», с ее злобными братьями, притесняющими и в конце убивающими добродетельную сестру. Или интригу из оперы. В конце концов, Петра из Милана, известного этим искусством.

Прозаическая Англия не создавала опер. Постоянно повторяемые заверения о страсти могли звучать достаточно хорошо на иностранном языке, но по-английски они звучали чертовски глупо.

Однако подобные истории возникали и в Англии. Его друг, герцог Иторн, пресек похожую историю. В том случае сладострастный мужчина владел платной конюшней, а сопротивляющаяся красавица была пятнадцатилетней дочерью крестьянина, но страсти кипели такие же.

В более высоких кругах была леди Аннабелла Ратбери, которую в прошлом году хотели выдать замуж за старика виконта Курцвела. Никто и пальцем не пошевелил, чтобы спасти ее, и брак состоялся. Он состоялся бы, если бы даже невеста рыдала у алтаря. Робин раз или два танцевал с Беллой Ратбери, красивой, доброй, наивной. Ей было всего шестнадцать.

Конечно, он ничего не мог сделать, разве что самому жениться на ней. Поскольку у нее не было приданого, с его матушкой случился бы припадок, и это все равно было бы бессмысленно. История Беллы не была уникальной, а он мог пожертвовать собой только однажды.

Его разум опять захлестнули фантазии, а ситуация Петры была убийственно серьезна. Он подошел, чтобы положить руку ей на плечо, чтобы подбодрить, но почувствовал легкую дрожь. Он повернул ее лицо. Петра была бледна. Он обнял ее.

На мгновение она прильнула к нему, но потом попыталась оттолкнуть его.

– Нет, не надо. Я виновата, что навлекла на вас все это.

Он накрыл ее рот своими пальцами.

– Ш-ш. Он задира, вот и все, привыкший, чтобы все было, как он хочет.

– Порочный, беспощадный задира.

– Которому служат злобные псы, я знаю. Но он не повредит вам или мне.

Ее губы открылись, чтобы возразить, и Робин запечатлел на них поцелуй.

Робин опустился в ближайшее кресло и усадил Петру к себе на колени. Шляпная булавка вывалилась. Ленты на чепце развязались, чепец свалился с головы, и Робин погрузил пальцы в ее шелковистые волосы. Петра запрокинула голову, и Робин не мог отвести взгляд от ее соблазнительной шеи.

Под его рукой, под тонкой тканью ее сосок напрягся. Его легчайшее прикосновение посылало волны трепета сквозь ее тело. Никакого корсета, Боже мой, никакого барьера, только несколько слоев ткани. Он играл с ней, распаляя самого себя, двигаясь под ней, снова завладевая ее податливыми, горячими, жадными губами. Крючки ее платья были расстегнуты, его рука скользнула под ее рубашку и ласкала ее полную грудь.

– Боже мой, кто сказал, что длинные волосы квинтэссенция красоты? – пробормотал Робин, лаская ее.

Петра зарылась пальцами в его волосы, привлекла его к себе и поцеловала.

Он взял ее сосок между большим и указательным пальцами. Ее ресницы задрожали, она застонала. Робин, словно эхо, тоже застонал. Но здесь не место, и сейчас не время. Это было бы безумием.

Однако Робин продолжал целовать ее, а его рука нашла чулок и горячее обнаженное бедро.

В дверь постучали.

Видимо, не в первый раз, потому что Пауик спросил:

– Сэр? С вами все в порядке?

«Дьявол, очень малая часть меня в порядке», – огрызнулся Робин про себя. Петра пыталась высвободиться из его объятий, лицо ее пылало.

– Да, – ответил Робин. – Мы уже готовы ехать?

– Мы готовы, – ответил Пауик неодобрительным тоном, догадавшись, что происходит за дверью.

Петра отвернулась, неловкими пальцами застегивая платье. Он бы предложил ей помощь, но был не способен в своем нынешнем состоянии.

– Оставайтесь там, – сказал он и пошел в ванную комнату, чтобы привести себя в порядок. Там он нагнулся, глубоко дыша, чтобы вернуть себе благоразумие. Когда в последний раз он впадал в такое незапланированное бедствие? Как он мог себе это позволить?

Его разум понял это.

Не любовь. О нет, это пламенное вожделение не имело ничего общего с любовью. Любовь была милой, любовь была нежной, любовь была благоговейной и уважительной. Это пикантное создание просто было слишком соблазнительным, слишком податливым в очень напряженный момент. Она призналась, что у нее был любовник. Неудивительно, если она страстно желала этого, особенно после нескольких лет в монастыре.

Неудивительно также, что этот пустоголовый Лудовико не смог отпустить ее. Робин и сам гонялся бы за ней по всей Европе.

О нет. Только не он. Он не стал бы обыскивать даже деревню в поисках женщины, которая хочет от него избавиться. Любой женщины.

Самообладание вернулось к Робину. Он посмотрел на себя в зеркало. Завязал сзади волосы, поправил галстук и крепко заколол его булавкой. Когда он вошел в гостиную, готовый к неприятностям, то с раздражением увидел, что Петра совершенно спокойна, полностью одета, даже в шляпке.

– Хорошо, что нас прервали, – сказал он, кладя пистолет в карман сюртука и беря шпагу в ножнах. – Сейчас нет времени на такие вещи.

– Определенно нет, – холодно согласилась она. Будь она проклята.

– Готовы? – спросил он.

– Разумеется. Могу я взять второй пистолет?

– Не надо. Вы скромная сестра, помните это. Лучше возьмите Кокетку.

Петра взяла собачку, бормоча:

– От тебя будет много пользы против Варци.

Едва сдерживая смех, Робин взял второй пистолет, взвел курок и открыл дверь. Пауик стоял там, тоже вооруженный, чтобы проводить их вниз, и невозмутимый – вид, который он принимал всегда, когда что-то не одобрял. «Ничего не случилось», – мысленно сказал ему Робин.

Но это была неправда. Он чувствовал, что потрясен до глубины души, и больше всего на свете хотел затащить эту женщину в постель и сгореть в этой страсти и избавиться от нее.

Петра спустилась вниз. Ее бросало то в жар, то в холод. Куда девалась ее сила воли? Робин делал с ней все, что хотел, и она не сопротивлялась. Сама налетела на него, как буря, вспыхнула, как пламя, коснувшееся промасленной ткани. Ничего подобного она не испытывала с Лудовико.

Она не должна больше оставаться с Робином наедине. Никогда. Во дворе гостиницы они встретились с путешественниками, с которыми в целях безопасности поедут вместе. Два морских офицера заверили Робина, что вооружены.

– Великолепно, – сказал Робин. – Говоря по правде, моя сестра ушла во французский монастырь, но потом захотела его покинуть, а там это не разрешается. Поэтому ей пришлось сбежать, и теперь ее разыскивают, чтобы вернуть обратно.

Петра ушам своим не верила. Робину ничего не стоит солгать. Однако выдуманная им история произвела должное впечатление на протестантов.

– Как это низко! – воскликнул худощавый капитан Галлиард.

– Мы не позволим ничего подобного, – поддержал его капитан Ворсли, побагровев от гнева. – Вы можете рассчитывать на нас, мисс Бончерч.

Робин поблагодарил их и повел Петру к их карете, положив второй пистолет и шпагу на пол рядом с подушкой Кокетки. Петра остановилась, прежде чем войти.

– Мне нужны кое-какие вещи из багажа, – сказала она и добавила: – Мой молитвенник. И четки.

Когда Робин замешкался, Петра сказала:

– То, что ваша сестра сбежала из монастыря, не значит, что она отказалась от своей веры.

– Очень хорошо. – Робин направился к багажному отделению. – Но не устраивайте из этого представление.

Еще одно доказательство отношения англичан к католикам. Петра развернула одежду, положила молитвенник, четки и распятие в карманы, после чего села в карету. Робин присоединился к ней через мгновение, и Кокетка тут же вскочила Робину на колени.

– Я думала, мы будем говорить правду, – сказала Петра, когда карета тронулась.

– А мы должны? – Робин опять устроился в углу, вытянув ноги, и наблюдал за ней, поглаживая собаку.

– То, что я вам рассказала, правда. Вы, однако, при каждом удобном случае рассказываете небылицы.

– Для вашего же блага, миледи.

Петра отвернулась, забыв о разговоре, так же как и он.

На следующей станции он поменялся с камердинером и, несмотря на свою изысканную одежду, поехал верхом. Фонтейн не имел ни малейшего желания вступать в разговор, что вполне устраивало Петру. Она осталась наедине со своими мыслями. Даже Кокетка игнорировала ее, предпочитая спать на подушке. Петра высматривала Варци, но мимо них проехало всего несколько экипажей, и ни в одном из них его не было.

Ничто не прерывало их путешествия, в Булонь приехали к вечеру. Французская пара поблагодарила их за сопровождение и отбыла в величественную гостиницу под названием «Золотой петух». Моряки поехали вместе с ними в более скромную гостиницу под названием «Лисица».

Поскольку Робин был явно богат, Петра не понимала, почему они предпочли «Лисицу» «Золотому петуху», но это не могло иметь значения. Они четверо собрались во дворе гостиницы, однако офицеры хотели сразу же договориться о местах на пакетботе, почтовом корабле, который перевозил большинство пассажиров в Дувр. Робин спросил, не закажут ли они места и для его спутников, и они согласились. Он дал им денег, и они уехали.

Петра хотела попросить нанять частное судно, но решила сделать это потом: здесь ее могут подслушать.

– Идемте со мной. – Робин повел ее в гостиницу, взяв под руку левой рукой, оставив правую свободной, чтобы в случае необходимости выхватить шпагу. Пауик и Фонтейн пошли с ними, забыв на время о багаже. Петра старалась убедить себя в том, что она не видела Варци, что ей померещилось, однако все время была в напряжении. Ведь только она знала его в лицо.

– Месье Бончерч! – воскликнул хозяин гостиницы. – Так приятно, так приятно.

– Приятно быть здесь, Леман. Мне нужен номер на время, пока мы не отплывем. Верхний этаж с ограниченным доступом.

Кустистые брови хозяина гостиницы взметнулись вверх.

– Но это будет очень маленькая, месье, очень темная…

– Не имеет значения. Будьте любезны.

Пожав плечами, хозяин повел их наверх.

Здесь, как и в большинстве гостиниц, почти все номера выходили на галерею, окружающую внутренний двор, поэтому Петра понимала удивление хозяина гостиницы. Но она понимала и план Робина. Узкий, кончающийся тупиком коридор, в который они вошли, будет легко защищать.

Комната действительно была маленькой. Узкая кровать, маленький стол и один стул. Вот и вся мебель. Окно совсем крохотное, в него не пролезешь. Робин выглянул наружу.

– Гладкая стена, огород, люди ходят туда-сюда. Это должно подойти. Пойдите займитесь багажом, – сказал Робин слугам, – но положите куда-нибудь простую одежду. Я не поеду в этом. – Он запер за ними дверь и положил пистолеты на стол, поближе к себе.

Они опять наедине. Петра села. Она была настроена решительно.

Робин остался стоять.

– Помещение оставляет желать лучшего, но здесь вы будете в безопасности.

– Это все, что требуется. Благодарю вас.

– Когда слуги вернутся, я вас оставлю, чтобы подыскать нам подходящий корабль. Пауик будет охранять коридор, а Фонтейн останется здесь. Я ненадолго.

– Места на пакетботе, чтобы отвлечь внимание. Умно.

– Будем надеяться, что Варци поверит.

Тишина была гнетущей, и Петра нарушила ее.

– Люди часто нанимают корабль лично для себя? – спросила она у Робина, когда тот вернулся.

– Это не так уж необычно. Но мне нужен капитан, который отвезет нас в Фолкстоун.

– Фолкстоун? – осторожно спросила Петра. – Где это?

– В нескольких милях к западу от Дувра. Небольшой рыбацкий городок без хорошей гавани, но небольшие корабли могут причаливать. Контрабандисты все время это делают.

«Откуда он об этом знает?» Несмотря на дорогие украшения, в душе Петра знала, что Робин Бончерч совсем не такой, каким кажется, но ей приходится доверять ему, по крайней мере до Англии.

– Тогда я предоставлю все это вам.

– Эта монашеская покорность беспокоит меня.

– Большинство монахинь вовсе не покорны. – Она раскинула руки. – Мне нечего предложить. У меня нет ни знаний, ни опыта, ни денег.

Он, похоже, счел это неудовлетворительным, но тут в дверь постучал Пауик и объявил, что это он. Робин отпер дверь, открыл ее и отдал слугам распоряжения.

– Вы знаете, что я не очень хорош в опасных ситуациях, сэр, – сказал Фонтейн, глядя на пистолеты.

«Они часто попадают в опасные ситуации?»

– Тебе нужно только следить за окном и не отпирать дверь.

Он уже хотел уйти, но забыл о Кокетке. Она терпеливо ждала, но теперь бросилась ему под ноги, так что он чуть на нее не наступил. Робин взял ее на руки, бросил на колени Петре и вышел, игнорируя жалобное повизгивание собачки.

– Ты так никогда и не научишься, да? – сказала Петра собаке. – Ни одна из нас?

Робин подавил чувство вины из-за собаки и прошел в комнату, где Фонтейн приготовил простую одежду. Какого дьявола он так вырядился во «Французском дворе»? Чтобы произвести впечатление на Петру д'Аверио, вот почему, и вот к чему это привело.

В сапогах, бриджах из оленьей кожи, простом сюртуке и жилете, он смешался с булонской толпой, приглядываясь к каждому, кто мог быть Варци или миланским головорезом. Булонь кишит мерзкими личностями, однако по описанию никто не был похож на Варци.

Булонь не была одним из любимых им городов, и Робину не хотелось задерживаться там. Город был старый и грязный, в нем было много бродяг и безработных матросов, все это Робин хорошо знал, поскольку достаточно часто бывал здесь проездом.

На случай, если за ним следят, он сходил в контору судоходной компании и проверил заказ. Только выходя оттуда, подумал о бумагах и паспортах. Есть ли они у Петры? Если да, то они определенно не будут на имя Марии Бончерч. Черт побери, у него нет опыта в таких ухищрениях. Тем больше причин найти корабль, который отвезет их в Фолкстоун и высадит тайком.

Робин прошел по пристани, где грузили багаж под присмотром пассажиров или слуг. Кое-кто уже садился на корабль, но большинство предпочло провести ближайшие пару часов в гостинице, наслаждаясь хорошей едой.

Робин нырнул в приземистую таверну, которую посещали не только матросы, но и капитаны, надеясь, что его способность изобразить простого француза поможет. Сначала он изобразил праздное любопытство. Будет ли переправа спокойной? Не слишком ли суетлив город? Не спрашивал ли кто-нибудь бросающийся в глаза о переезде?

Вскоре он узнал о визжащей леди с чудовищными детьми и горой багажа. Она купила билеты на «Жанну д'Арк» за смешную цену.

– У нее нет мужчины, который бы решал за нее дела, – сказал косоглазый матрос с выбитыми зубами. – Даже сопровождающие ее экипаж верховые были наемными слугами и здесь закончили свою службу.

Робин вздохнул про себя.

– В дороге я слышал об этой даме, – сказал он, как будто делясь сплетнями. – Глупая женщина, как вы и сказали, поэтому и страдает от многих несчастий, включая потерю защитников, нанятых ее мужем.

Остальные закивали.

– Но я слышал от одного из ее слуг, который сбежал от нее в Амьене, что ее муж вовсе не купец, как она говорит, а скорее всего пират. Что он сражался рука об руку с корсарами и пиратами в Вест-Индии. Что он выследит и отомстит любому, кто повредит его жене и детям.

Мужчины заерзали, оглядываясь по сторонам.

– Спасибо за предупреждение, монсеньор, – сказал наконец один из них. – А чего вы хотите взамен?

Робин заказал всем выпивку.

– Мне нужно в Фолкстоун.

Они снова переглянулись.

– Почему не в Дувр? – спросил тот, что с выбитыми зубами. Робин решил рискнуть.

– У меня есть то, что мне не хотелось бы везти через таможню.

– А-а.

Через мгновение смуглый жилистый человек с большим носом сказал:

– Тогда дополнительная плата. Там плохая гавань.

– Только не в хорошую погоду, – возразил Робин, – а погода, похоже, отличная.

– Никогда точно не скажешь, монсеньор. И конечно, это против британских законов – избегать их таможни.

– Это, – сказал Робин, – определенно стоит небольшой доплаты. Может, я могу взглянуть на ваш корабль, сэр?

Мужчина кивнул и встал. Когда они шли по пристани, он спросил:

– Сколько будет пассажиров, монсеньор?

– Всего двое. Я и моя сестра. И никакого багажа.

– Немного для целого корабля. – Робин промолчал. Тогда мужчина спросил: – Это правда, о муже-пирате?

– Не знаю, но, к несчастью, я связан с этой дамой и готов отомстить, если ей причинят зло.

– И кем же вы можете быть, монсеньор?

– Мое имя Робин Бончерч, но я друг Черного Лебедя.

– А-а, – протянул моряк, и вопрос был решен.

«Черный лебедь» было название корабля, а не имя человека, но на нем плавал друг Робина – герцог Иторн. Это была яхта для прогулок, но во время последней войны Торн выполнил несколько заданий для правительства, в которых участвовали контрабандисты с обеих сторон пролива и несколько его друзей в качестве матросов.

Торн плавал под именем капитана Роуз, а Робин как лейтенант Спэрроу. Третий друг иногда присоединялся к ним как пират Язычник. Торн заявлял, что чертовски странно брать имя Убийцы Робина, на что Робин возражал, что еще более странно брать себе имя цветка. Они все согласились, что для христианина брать имя «язычник» вдохновляюще. Хорошие были времена, и Робин надеялся, что Торн будет в Иторн-Эбби, когда они высадятся, потому что это всего в нескольких милях от Фолкстоуна.

– Вот он, монсеньор, – сказал капитан, останавливаясь около рыбацкого судна с надписью «Кулик» на носу. – Крепкий, хороший на ходу, есть небольшая каюта для вашей сестры.

Робин спрыгнул на одномачтовый корабль и быстро осмотрел его.

– Бывали раньше в Фолкстоуне?

– Раз или два, – любезно ответил капитан.

– Никто не должен знать, что я нанял «Кулик» и куда мы плывем.

– Какое кому до этого дело, монсеньор? Но вам нужно будет подплыть на лодке с другой стороны. Я дам сигнал.

Робин знал, какого рода люди придут на сигнал в ночи.

– Я заплачу за их помощь.

– Им больше понравится, если я им что-нибудь привезу, монсеньор.

Робин улыбнулся:

– Сделайте одолжение. Пусть все будут довольны, и все пройдет хорошо.

Они немного поторговались, но быстро пришли к соглашению. Робину предстояло вернуться в таверну, чтобы скрепить сделку, хотя он предпочел бы поспешить в «Лисицу» и привезти Петру сюда, где он мог позаботиться о ее безопасности.

Ему удалось выбраться оттуда меньше чем через четверть часа.

 

Глава 14

Петра не пыталась разговаривать с нервничавшим камердинером, а Кокетка в дурном настроении торчала под дверью. Не в силах вынести свои мысли, Петра взяла четки и прочла искреннюю молитву. Бог услышал ее, и через секунду в коридоре раздались голоса.

Она встретилась взглядом с испуганными глазами Фонтейна и пожалела, что пистолет у него, а не у нее. По крайней мере дверь была заперта, а он был слишком испуган, чтобы открыть ее. Оба смотрели, как поворачивается ручка и дверь шевелится, несмотря на замок.

Петра быстро подбежала к окну. Снаружи все выглядело нормально. Следует ли ей позвать на помощь? Нет. Главное – не открывать дверь.

В дверь постучали. Петра сделала Фонтейну знак ответить.

– Да? – спросил он, его голос вдруг стал тонким.

– Ты откроешь эту дверь, – произнес мужской голос с такой спокойной уверенностью, что даже Петра готова была подчиниться. Он говорил по-французски с итальянским акцентом. Она не знала, какой голос у Варци, но была уверена, что это он.

Петра быстро вернулась к Фонтейну и зашептала ему на ухо:

– Скажите ему, что он ошибся комнатой. Что вы больны. Скажите, чтобы убирался.

Камердинер, охваченный ужасом, повиновался. Петра забрала у него пистолет и взвела курок.

– Ты откроешь дверь, – спокойно повторил мужчина, – или я кастрирую этого парня тут.

Пауик!

– Святая дева! – воскликнул Фонтейн, схватившись руками за голову, а потом за промежность.

– Воплощение дьявола, – пробормотала Петра, ей вдруг стало трудно дышать. Но она знала, что у нее есть только один выход. Она положила пистолет и пошла к двери.

Фонтейн схватил ее и потащил назад:

– Вы не должны! Милорд сказал, что вы не должны!

– Идиот! – бросила она, вырываясь. – Вы думаете, он не сделает этого?

– Конечно, не сделает. Никто не смог бы!

– Будь ты проклят! – Она сжала кулак и изо всех сил ударила его.

Он отпустил ее, взвыв и схватившись за окровавленный нос. Петра бросилась к двери.

– Я иду, иду! Не трогайте его! – Ее дрожащие вспотевшие руки никак не могли найти ключ, и она продолжала кричать: – Я иду, я иду!

Она распахнула дверь и увидела Варци. Пауик лежал на полу, высокий худой мужчина стоял над ним, держа шпагу у его горла.

– Что вы с ним сделали? – спросила Петра, опустившись на колени рядом с ним.

Варци схватил ее за руку и поднял.

– Ничего серьезного, контессина, моя маленькая графиня, он скоро очнется. Если мы все еще будем здесь, Марко придется быть более жестоким. – Он повернулся к комнате, где всхлипывал Фонтейн, и сказал: – Молчи, или Марко кастрирует тебя.

Фонтейн замолчал.

– Что ты сделала с ним? – спросил Варци.

– Он не поверил вам, – сказала Петра.

– Репутация – бесценная вещь.

Бандит Марко опустился на колени рядом с Пауиком. Петра попыталась вырваться из рук Варци.

– Не смейте!

– Он вольет ему немного лекарства, вот и все. Чтобы задержать погоню. Так будет лучше для всех, не так ли? Пока ты будешь хорошо вести себя, контессина, больно больше не будет.

Марко вошел в спальню. Фонтейн возражал, но потом, без сомнения, выпил снадобье. Варци уже тащил Петру по узкому коридору, и у нее не было другого выхода как повиноваться.

Но из комнаты, тявкая, выбежал белый комок шерсти. Петра попыталась повернуться, но не успела. Варци взмахнул тростью, швырнув Кокетку в стену. Тявканье превратилось в визг, и Петра поняла, что в следующую секунду собачка будет убита за то, что шумит.

Она вырвалась и схватила ее, приговаривая:

– Тише, тише…

К ее удивлению, дрожащее маленькое создание замолчало. Петра прижала ее к себе, бормоча слова утешения. Она попыталась вернуть собаку в комнату, но Варци снова схватил ее и поволок по коридору, за угол, в другой номер. Там ждал еще один человек – здоровяк с хитрым лицом. Там также стоял большой сундук с открытой крышкой.

– Залезайте внутрь, будьте любезны, контессина, – сказал Варци.

Бессмысленно язвить. «А если я не буду любезна?» Петра не могла оставить Кокетку с этими людьми. Собака снова начнет лаять, и Варци, не задумываясь, убьет ее. Ей не оставалось ничего другого как взять собаку с собой, когда она забралась в сундук. Везунчик Робин, печально подумала она. Сразу избавиться от двух надоедливых женщин. И разумеется, сказала она себе, когда крышка опустилась, отсюда до Милана будет возможность сбежать. Она погладила твердое лезвие кинжала, привязанного к бедру.

Или возможность убить себя. Да, она убьет себя, прежде чем позволит Лудовико Морчини снова дотронуться до нее.

Робин быстро шел в сторону «Лисицы», прокручивая в голове свой план. Пауик и Фонтейн поедут на пакетботе с багажом, а он посмотрит, удастся ли нанять пару, чтобы изображать его и Петру по крайней мере до момента посадки на корабль. Если повезет, миланцы не поймут, что их там нет, до тех пор, пока корабль не отправится. В Дувре они будут тщетно искать их. Ему придется дать своим людям точные инструкции, как избежать возмездия. Столько всего надо обдумать, столько людей зависит от него.

Он вошел в «Лисицу» и увидел Пауика внизу лестницы, он прижимал руку к голове, вокруг него столпились люди. Робин подошел.

– Что случилось?

Слуга поднял глаза, потом, шатаясь, попытался встать на ноги, держась за балясину.

– Сэр, простите, сэр…

Робин схватил его за руку, чтобы поддержать.

– Где… моя сестра?

– Исчезла, сэр. Яд… не знаю… угрозы. Фонтейн… – У него заплетался язык. – Дверь открыта…

Робин снова усадил его и побежал наверх, проклиная себя. Ему нужно было поставить больше охранников. Или остаться самому. Или взять ее с собой. Или…

Дверь стояла открытой, а Фонтейн лежал на кровати, прижимая к лицу окровавленную тряпку. Рядом стояла испуганная горничная.

– Его ударили в нос, сэр, – сказала она Робину. – Возможно, сломали.

Слава Богу, что не хуже.

– Почему ты открыл дверь? – спросил Робин.

Глаза камердинера открылись, и он попытался встать. Робин снова уложил его.

– Я пытался этого не делать, – простонал он. – Она ударила меня!

У Робина по спине побежали мурашки.

– Это сделала она?

Камердинер кивнул.

– Приказала открыть дверь.

Робин взял со стола свой пистолет, увидел, что курок взведен, и быстро опустил его. Из пистолета не стреляли. Вся ее история была ложью? Но зачем? И если Варци был придуман, кто напал на Пауика? Он обязательно найдет ее и узнает.

– Пауик? – спросил Фонтейн. – Он… в порядке?

– Они чем-то опоили его, но он уже приходит в себя.

– Не ранен? – спросил Фонтейн.

– Нет.

Слуга откинулся на спину.

– Они и меня опоили. Мне стало плохо.

– Ты сможешь ехать? Если нет, оставайся здесь.

Он снова вскочил:

– Нет-нет, милорд! Я справлюсь с Божьей помощью.

Робин огляделся:

– Где Кокетка?

– Не знаю, сэр. Должно быть, убежала.

– Отдохни немного, – сказал Робин и пошел вниз, чувствуя себя отвратительно бессильным. Он хотел разорвать город на части голыми руками, чтобы найти Петру д'Аверио, если это ее настоящее имя, но это дело не для одного человека.

В фойе он нашел хозяина гостиницы.

– Леман, пошлите за доктором для моих людей.

– Уже послал, монсеньор. Он должен быть здесь с минуты на минуту. Я перенес вашего человека на кушетку в дамской гостиной. У меня никогда не случалось такого скандала!

Робин нашел Пауика также под присмотром горничной. Он снова повернулся к хозяину гостиницы.

– Когда все это случилось?

– Всего несколько минут назад, монсеньор. Ваш слуга, шатаясь, спустился вниз, крича о похищении. Что леди, вашу сестру, унесли.

– Кто-нибудь видел, как ее забирали?

– Нет, монсеньор, я только что узнал, что недавно двое мужчин выносили через боковую дверь сундук. Возможно, она была в нем. Но тогда никто об этом не подумал.

– Да, понимаю, – сказал Робин. Значит, ее могли действительно похитить. Абсурд чувствовать удовлетворение от этого, особенно, когда нет объяснения, почему она открыла дверь.

– Позаботьтесь о моих людях, – сказал он Леману. – Пусть кто-нибудь покажет мне эту боковую дверь.

Дверь вела с лестниц во внутренний двор, и не было ничего необычного в том, что этим путем выносят багаж. Он расспросил нескольких людей, сплетничавших там, но не узнал ничего нового. Кто-то думал, что сундук грузили в повозку. Кто-то в карету. Другие говорили, что его просто унесли. Во время погрузки на корабли множество сундуков были в движении.

Тут вбежали два морских офицера.

– Что я слышу? – спросил капитан Галлиард, гневно сверкая глазами.

– Они схватили ее, – ответил Робин, лихорадочно соображая. – До отплытия еще больше часа. Могу я попросить вас поставить в известность капитана порта, что похищена женщина и что ее могут тайком пронести на борт в сундуке? А также обратитесь к властям с просьбой перекрыть дороги, чтобы похитители не могли увезти ее.

– Считайте, что это уже сделано, – заверил Галлиард.

– Конечно, – сказал Ворсли, и оба поспешили прочь. Робин обратился к сплетничающей горничной:

– Скажите всем, что я заплачу крупную сумму за новости о моей сестре.

Женщина тоже поспешила прочь, и Робин вернулся в гостиницу.

– Леман, вы можете найти людей, которые обыщут город и найдут негодяев?

– Я могу дать вам несколько своих людей, а они знают других.

Робин кивнул:

– Пусть сообщают обо всем сюда.

Робин пошел к Пауику.

– Они ударили меня, сэр, – сказал он, прилагая огромные усилия, чтобы говорить отчетливо. – Но потом, когда я начал приходить в себя, они заставили меня что-то выпить.

Появился проворный молодой доктор, отпуская довольно возбужденные восклицания о произошедших событиях. Он осмотрел Пауика, бормоча различные умные слова, и заявил, что его заставили выпить какой-то ядовитый состав, но он останется жив. Робин округлил глаза и послал его к Фонтейну, но знал, что тот вернется сообщить сложными терминами о разбитом носе, чтобы увеличить счет.

Робин отослал горничную и спросил:

– Это был Варци?

– Вполне вероятно. Очень похож. Он и еще один, высокий, жилистый. Я бы сказал, фехтовальщик.

– А что Петра?

– Она была там. Когда они заставили меня выпить…

– Она помогала им?

– Нет-нет, сэр! Она пыталась помочь мне, но потом они утащили ее.

Слава Богу. По какой бы причине она ни открыла дверь, это был не ее план.

– Будь осторожен, – сказал он Пауику. – Если сможешь, садись на пакетбот и найми пару слуг изображать меня и Петру. Позже они смогут тайно скрыться. Я поеду другим путем.

– Будь осторожен, сынок. Это непростые люди. Тот высокий проткнул бы меня так же легко, как цыпленка.

– Я тоже так думаю, – сказал Робин и вышел в холл. – Пока никаких новостей? – спросил он у хозяина гостиницы.

– Пока нет, монсеньор, но они не могли уйти далеко.

– Это очень хитрые люди.

– Кто они, монсеньор? И зачем похитили вашу сестру?

Робин повторил историю о сбежавшей монашке. Леман, будучи католиком, не был так уж возмущен, но согласился, что ничто не оправдывает злобных нападений.

Тут в гостиницу вбежал какой-то парнишка и остановился как вкопанный.

– В «Серую овцу», месье! – выдохнул он. – Человек умирает, и говорят, что это сделала женщина!

 

Глава 15

Робину пришлось силой проталкиваться сквозь толпу у «Серой овцы», но когда он оказался внутри, его властная манера привлекла внимание хозяина.

– Монсеньор, такой ужас! Тут у нас гость тяжело ранен ножом. Горничная в обмороке. Слугу тошнит. Полная гостиница…

Робин перебил его:

– Кто кого ранил? Бедняга развел руками:

– Монсеньор, понятия не имею! Тот человек, он ничего не говорит, только ругается на иностранном языке. Думаю, он итальянец. Второй исчез. Некоторые говорят, что это была женщина. Но что-то не верится.

Робин схватил за руку одного из слуг.

– Где жертва?

Тот показал пальцем:

– Там.

Робин протолкнулся в комнату на первом этаже, где люди глазели на лежавшего на полу мужчину. Запах крови, поноса и рвоты заставил Робина попятиться. Когда он увидел, к чему раненый прижимал руку и откуда текла кровь, он понял, почему слугу вырвало. Ему придется быть осторожнее и не злить Петру д'Аверио.

Нет, она пошла с ними неохотно. Очень даже неохотно.

Жаль, что жертвой был не Варци. Истекающий кровью мужчина был высокий, мускулистый и не намного старше двадцати. Как же ей удалось ударить такого здоровяка?

Горничная средних лет с землистым лицом стояла рядом, но не пыталась никак помочь.

Робин опустился на колено возле раненого и попытался собрать все свои слабые познания в итальянском.

– Мой бедный друг, чем я могу вам помочь?

Его глаза чуть приоткрылись.

– Убей эту стерву, – прошипел он.

– Это с тобой сделала женщина? – удивился Робин. Раненый продолжал осыпать оскорблениями женщин.

– Тише, друг мой, тише. За доктором уже послали. Все будет хорошо. Но есть ли у вас здесь друзья? Могу я их найти?

Человек, похоже, немного расслабился.

– Синьор Варци, – пробормотал он. – Мой хозяин. Синьор Варци.

– Он остановился здесь?

– Да.

– Номер комнаты?

Но тут примчался доктор – на этот раз седовласый, восклицая от ужаса. Робину пришлось удалиться вместе с остальными зеваками. Он увидел хозяина гостиницы, опрокинувшего себе в рот стакан бренди, и подошел.

– Скверное дело.

Тот передернулся. Он щелкнул пальцами, и ему подали второй стакан.

Робин сделал глоток.

– Где синьор Варци?

– Наверное, уже уехал на корабль, монсеньор.

– Он путешествовал только с этим человеком?

– Есть еще второй, монсеньор.

– И женщина, как я понял.

– Нет, монсеньор. Кто она была, я не могу сказать. Горничная видела женщину в зеленом, выбежавшую сразу после того, как этот человек начал кричать. Она сказала, что женщина несла белую кошку. – Он пожал плечами и снова развел руками.

Кокетка. Зачем, ради всего святого, Петра взяла с собой собаку? Но похоже, обе они были в порядке, когда убегали отсюда. Но очень скоро ее начнут разыскивать.

Робин попытался подать другую версию.

– Возможно, синьор Варци напал на своего слугу, а женщина увидела это и в ужасе убежала. Иностранцы, – добавил он в своей самой галльской манере, – итальянцы известны своей жестокостью.

Хозяин гостиницы кивнул:

– Это точно, это точно.

Куда она могла побежать? В «Лисицу»? Но не тогда, когда ее утащили оттуда. Она больше ничего не знала в Булони.

– Позвали стражу, – сказал хозяин гостиницы, и как будто в ответ на его слова с улицы послышался маршевый шаг и приказ остановиться. Робин проскользнул во внутренний двор, чтобы смешаться с толпой. Ему не пришлось спрашивать о леди в зеленом, потому что все говорили о ней. К счастью, версий было много.

В синем. Нет в зеленом. В шляпке. Нет в чепце. С кошкой. Нет, с крысой. Красивая. Ведьма. Испуганная. Сумасшедшая. Злобно хихикающая.

Никто, похоже, точно не знал, куда она делась. Одна женщина была убеждена, что она превратилась в ворону и улетела.

Робин пошел прочь. «Петра, ты всегда удивляешь меня. Но черт возьми, где ты?»

Он вышел на улицу, готовый услышать новые сплетни, но замер на месте. У дверей «Серой овцы» хозяин гостиницы, бурно жестикулируя, разговаривал со смуглым мужчиной средних лет. Неброско одетый мужчина выглядел озабоченным и встревоженным – именно так и должен выглядеть человек, узнавший, что на его слугу жестоко напали.

Как говорила Петра, у синьора Варци была весьма заурядная внешность. Он был смуглым, а смуглые, особенно в Англии, ассоциируются со злодеями. Его полнота и второй подбородок наводили на мысль о преуспевающем торговце. У него даже были печальные глаза бладхаунда.

Однако он был гончей с острыми, как бритва, зубами, и часть его зубов стояла за ним – худой, скромно одетый фехтовальщик. Робин коснулся своей шпаги. Этот человек угрожал Пауику. На это нет времени – пока, по крайней мере. Он должен найти Петру раньше их.

Робин отправился в «Лисицу» в надежде узнать новости, осматривая по дороге каждый уголок. Он увидел магазин одежды. На пороге сидела пожилая женщина и вязала, она улыбнулась ему беззубой улыбкой:

– Заходите, заходите, милорд! У меня есть отличные вещи, некоторые можно надеть хоть ко двору!

Робин вошел в грязную, вонючую лавку. Петре понадобится плащ для маскировки. Женщины в Булони носили шали и плащи, так что Петра не выделялась бы на их фоне.

Он нашел темно-красный. Плащ был с пятном с одной стороны, но хорошего качества и с капюшоном.

– Сколько? – спросил он женщину. – Только не надо завышать цену, у меня нет времени торговаться.

Женщина оскорбилась, однако назвала вполне разумную цену. Робин заплатил, свернул плащ и вышел.

Он решил рискнуть задать кое-какие вопросы и спросил двух судачивших женщин, не видели ли они собачку его сестры.

– Глупое маленькое создание. Белая и пушистая, в красивом ошейнике.

Нет, они не видели.

Потом торговка фруктами вспомнила собачку с огромными пушистыми ушами.

– У нее был красивый ошейник, сэр, она украла его. И побежала вон туда.

Робин дал ей монету и поспешил в указанном направлении. «Вон туда» оказалось не в сторону «Лисицы».

Потом ребятишки рассказали ему о красивой собачке, которая не стала играть с ними и которую забрала злая женщина. Она спрашивала, как пройти к «Золотому петуху».

Ну конечно. Единственное место, кроме «Лисицы», которое Петра знала. Значит, Петра жива и здорова, и Кокетка тоже. Но обе наверняка напуганы до смерти.

В гостинице было полно народу. Робин вошел не через парадный вход, а через черный. Там суетились только что прибывшие, тревожась, удастся ли попасть на сегодняшний рейс, поэтому никто не обратил на него внимания. Однако ни Петры, ни Кокетки Робин здесь не увидел.

Робин обошел двор, заглянул в конюшню и каретные сараи, комнаты конюхов и зернохранилище. Может, расспросить людей? Скоро здесь будут солдаты, так что это опасно.

Могла ли Петра попросить убежища у той французской пары, с которой они ехали? Он уже хотел войти в гостиницу, когда заметил в арке деревянную калитку. Открыл ее и обнаружил маленький, обнесенный стеной садик, видимо, предназначенный для гостей. В данный момент он был пуст, но хорошо просматривался из гостиницы.

Робин решил, что ему надо найти укрытие. Во дворе была небольшая лужайка с широкой белой дорожкой вокруг. Между дорожкой и стеной росли кустарники и небольшие деревья.

Вдруг Робин услышал повизгивание.

Он пошел по дорожке, прислушиваясь, стараясь не скрипеть сапогами по гравию. Затем что-то зашелестело. Из того угла, где лавровый куст приютился под невысоким деревом. Дрогнула ветка. Он пошел туда, тихо повторяя «Кокетка». Собачка выскочила из кустов и прыгнула ему на руки. Робин ощутил что-то липкое. Кровь. Бормоча слова утешения, Робин решил, что рана у Кокетки не тяжелая, раз она побежала к нему, но Варци придется оплатить еще один счет.

– Но где же Петра? Моя милая Петра, – тихонько позвал он. Могла ли собачка быть здесь одна? А может быть, Петра ранена?

Кокетка стала вырываться, и Робин опустит ее на землю. Она побежала назад к неподвижному кусту. Робин пошел за ней и, проскользнув за него, увидел Петру, съежившуюся у самой стены. На щеке – кровь. На мгновение она сжалась и отпрянула, как если бы не узнала его, но потом вскочила и бросилась ему в объятия.

Робин крепко обнял ее.

– Какое изобилие развлечений вы дарите мне, моя дорогая. Не пора ли остановиться?

Она рассмеялась сквозь слезы.

Когда Петра немного успокоилась, он коснулся ее лица.

– Варци ранил вас?

Она покачала головой. Робин нежно поцеловал ее в лоб, его захлестнула волна нежности. Это было опаснее, чем возбуждение или вожделение.

Петра прижалась к Робину, чудесному Робину, ее душили слезы. Она была счастлива видеть его. Все случилось по ее вине, и она опасалась последствий.

– Я убила того человека?

– Не думаю.

– Слава Богу, слава Богу. – Она подняла на него глаза. – Мне пришлось сделать это. Я вынуждена была бежать!

– Разумеется. Спокойнее, спокойнее… Это кровь? – спросил он, снова коснувшись ее лица.

– О! – Она посмотрела на свою правую руку. – Я вытерла ее, как могла…

– Тени Макбета, – сказал он и, смочив слюной платок, вытер ей лицо. – Вот и все. – Он поцеловал Петру. Она прижалась к нему и обвила рукой его шею.

Робин крепко обнял ее и ответил на поцелуй, но как-то сдержанно. Ну конечно, подумала Петра. Теперь он понял, какую опасность она представляет. Его люди и его собака пострадали из-за нее.

Петра отстранилась.

– Простите…

– Больше никаких извинений. Но Кокетка определенно мешает.

Собачка крутилась у их ног, требуя его внимания. Робин взял ее на руки, чтобы осмотреть рану.

– Это не ее кровь. Моя рука. Простите. Фонтейн и Пауик в порядке?

– Думаю, они выживут, но вы, возможно, сломали Фонтейну нос.

– Я сожалею. Но он не выпускал меня!

Робин усадил собачку в карман.

– Вопрос в том, почему вы этого хотели?

– Чтобы они не кастрировали Пауика.

Не веря своим ушам, Робин уставился на нее:

– Варци действительно сделал бы это?

– Конечно. А потом перешел бы к другим частям.

– Верно.

– Теперь вы видите, какому риску я вас подвергаю. Мне ни в коем случае не следовало…

Он взял ее руки в свои.

– Теперь все будет хорошо.

– О, вы!

– Да, я. – Он сжал ее руки, улыбаясь, но потом отступил, оглядывая землю вокруг. – А-а, вот он. – Робин поднял с земли сверток и встряхнул темно-красный плащ. – Заметьте, я в кои-то веки оказался предусмотрительным. – Он завернул ее в плащ и завязал шнурок на шее. – Он распахивается. Вы можете надеть нижнюю юбку сверху платья?

Его легкомысленная манера, так раньше раздражавшая ее, теперь успокаивала, как бальзам.

– Да-да, конечно. – Она отвернулась, развязала кремовую юбку, потом завязала ее поверх платья.

Когда она снова повернулась к нему, он сказал:

– Так лучше.

Он снял ее забытую шляпку, вынул камею и отдал ей.

– Спрячьте это куда-нибудь и накиньте капюшон. – Он отступил на шаг, чтобы осмотреть ее. – Думаю, сойдет. Давайте выбираться отсюда.

Петра заколебалась, но, набравшись смелости, вышла из кустов на дорожку. Робин пошел следом за ней.

– Кокетка наверняка выдаст нас. – Он сунул собачку под сюртук и сказал: – Цыц. Будучи дрессированной, она иногда слушается.

– Меня она послушалась. Возможно, это спасло ей жизнь.

– Варци действительно придется оплатить много долгов, – сказал Робин. Он предложил ей руку, и они направились к калитке.

Петра молилась, чтобы Робин никогда не встретился с Варци. Она нервно оглянулась на окна гостиницы:

– Если кто-нибудь увидит нас из окна, подумают, будто у нас тайное свидание.

– Конечно. Каким образом ранили Кокетку?

– Это из-за меня.

– Из-за вас?

– Все из-за меня, – пылко ответила Петра. – Пауик, Фонтейн… Кокетка залаяла на Варци, и он ударил ее тростью.

– Неужели у тебя не хватило ума понять, что ты всего лишь украшение?

– Что? – задохнулась Петра.

– Кокетка, не вы.

– Она маленький боец. Она пыталась укусить другого. Того, кто меня охранял. Он так испугался, что мне удалось его ударить.

– Бриллианты на твой следующий ошейник, моя отважная бабочка, но, пожалуйста, не рискуй больше.

Петре показалось, что эти слова относятся и к ней. Еще одна обуза, которую нужно защищать, ласкать и терпеть, потому что Робин Бончерч – человек ответственный.

Он отпустил ее руку и открыл калитку. Они вошли во двор гостиницы, но тут Петра остановилась.

– Там солдаты, задают вопросы.

– Мы просто уважаемая пара, совершаем вечернюю прогулку.

Когда они проходили мимо, Петра слышала, как один из солдат спрашивал о женщине в зеленом с белой кошкой. Другой искал ее глазами. Робин пожелал им доброго вечера, добавив что-то о спокойной переправе. Солдат согласился и переключился на что-то другое.

Сердце Петры громко стучало, ноги были ватными, но она изо всех сил старалась играть свою роль. Когда Робин начал лениво болтать о путешествии и о том, как все будут рады видеть ее дома, Петра отвечала невпопад.

Она ожидала, что они вернутся в «Лисицу», но шум, суета и запах водорослей свидетельствовали о том, что они где-то около кораблей.

– Постарайтесь выглядеть совершенно непринужденно, – обратился к ней Робин с улыбкой. – Благодаря моим стараниям на любую женщину, которую силой ведут на корабль, будут обращать внимание.

Петра рассмеялась, как будто Робин сострил. Он привел ее на одномачтовый корабль, где мужчина с обветренным лицом и большим носом сказал:

– Вот и вы, монсеньор. Значит, не передумали?

– Я оказался замешан в одном происшествии, – ответил Робин.

– Тот человек, которому порезали яйца? Он ваш друг?

– Я вообще его не знаю. – Робин помог Петре подняться на корабль и в нечто вроде домика посередине и вошел следом за ней, закрыв дверь. – Вы должны оставаться внутри, не привлекая внимания.

– Разумеется.

Пространство было примерно восемь футов в длину и шесть в ширину, с широкими деревянными скамейками, накрытыми тонкой подстилкой. Петра подумала, что при необходимости на них можно спать. Робин и она будут спать здесь ночью? Маленькие окошки все еще не были закрыты и пропускали немного света, но не давали уединения. Это хорошо.

Робин стал раздеваться. Снял сюртук, жилет, галстук и перевязь.

– Что вы делаете? – возмутилась Петра.

– Пойду на палубу поговорить с Мерьеном, меня не должны узнать. Сойду я за простого матроса?

Петра улыбнулась:

– Нет, но Варци ведь не знает, как вы выглядите.

– Будем молиться, чтобы это было так. Главное, чтобы вас никто не увидел, и крепко держите Кокетку. Я попрошу Мерьена отплыть, как только начнется прилив.

Петра крепко держала собачку, свою спасительницу, пока не закрылась дверь.

Воспоминания о недавних событиях нахлынули на Петру. Варци оказался таким же беспощадным, как всегда. Ему не удалось захватить ее. Но он не оставит своих попыток.

Когда дверь открылась, Петра вздрогнула, но это вернулся Робин. Длинная вязаная шапка скрывала его волосы, вокруг шеи повязан сине-желтый шарф.

– Морская вода, – сказал он, протягивая ей оловянную миску. – Лучшее, что я могу сделать в данный момент.

Петра взяла ее, готовая разрыдаться.

– Вы самый чудесный человек.

Он покачал головой.

– Вам удивительно легко доставить удовольствие. В отличие от неё. – Он взял на руки тявкающую собачку. – Тихо. – Кокетка замолчала, но смотрела на него укоризненно. – Прости, малышка, – сказал он, отдал собачку Петре и вышел.

Петра терла руки в холодной соленой воде, пока не осталось и следа крови. Но она не могла стереть воспоминания о ее кинжале, врезающемся в плоть, и о хлынувшей горячей крови. И о сдавленном крике раненого.

Она не хотела этого делать. Он был крупным мужчиной, и, когда Кокетка отвлекла его, просто ткнула кинжалом вперед и попала именно туда. Она забыла о ноже и жертве, схватила Кокетку и убежала.

Она вспомнила о пустых ножнах для кинжала и сняла их. Теперь они бесполезны и могут стать уликой. Петра засунула их под одно из сидений и осмотрела свое платье под кремовой нижней юбкой. Кровь на нем не была видна на фоне цветочного рисунка.

Но в ее памяти эти пятна останутся навсегда. Шекспир знал, о чем писал.

 

Глава 16

Робин помогал готовить корабль, не переставая высматривать Варци и его людей. Ему очень не хотелось оставлять Петру одну в ее нынешнем состоянии, но он не мог рассчитывать на наблюдательность матросов. В любом случае чем меньше они проводят времени наедине, тем лучше. Напряжение, опасность и необходимость действовать создавали странные импульсы и разрушали самоконтроль.

Солнце почти село, и вода начала подниматься. Пассажиры спокойно садились на пакетбот, но ящики, сундуки и другой багаж все еще загружали в трюм. Поблизости люди садились на небольшие, лично нанятые суда. Робин увидел одно, в котором уже сидели люди, и другое, на которое под тщательным присмотром грузили ящики. Бургундское? Портвейн? Коньяк?

– Вы убегаете от злодеев, монсеньор?

Робин обернулся и увидел парнишку. Длинное лицо и нос говорили о том, что он сын капитана.

– Можно и так сказать, – ответил Робин. – Ты свободен? Если да, то помоги мне посторожить.

– Хорошо, монсеньор!

– Тогда заберись повыше и высматривай любого, кто ведет себя странно. Не садится на корабль, например.

Мальчишка проворно забрался на паруса, охотно выполняя поручение. Парнишка был Робину по душе, но, увы, это не игра. Так же как его чувства к Петре д'Аверио. Они могли изменить, а возможно, и разрушить его жизнь.

Робин прислонился к канату, наслаждаясь свежим ветром и золотистым вечерним светом, наблюдая за пустеющим причалом. Он думал о семье, долге и о матери, все еще горевавшей по своему мужу и ожидавшей, что Робин будет его копией, став графом Хантерсдаун.

Его родители, добрые и заботливые, все внимание сосредоточивали на том, чтобы подготовить его к его будущему. Его учителя и наставники тщательно отбирались, а его успехи отслеживались. Его так же тщательно тренировали в элегантности, остроумии и шарме, как в латыни, греческом и науках. Он знал музыку и все искусства, и с юности его поощряли быть покровителем согласно его вкусам. Он не обладал особыми талантами, но никто не может быть совершенством.

Его родители выполняли роль моделей, и он видел их именно такими – люди интеллекта, изящества и любезности. Ничто не было менее элегантным, чем излишнее проявление эмоций, особенно тех, что связаны с романтической любовью, а романтической любви не было места в вопросе брака, особенно для будущего графа. Нужно было выбрать невесту, близкую по характеру, образцового поведения, из подходящей семьи и с хорошим приданым. Родители Робина собирались подобрать ему идеальную невесту, и Робин не возражал, полностью доверяя их выбору. Он просил только подождать, пока ему не исполнится тридцать. Поскольку у него было два младших брата, родители согласились, взяв с него обещание не жениться без их согласия.

Он считал это обещание все еще имеющим силу, а его мать никогда не одобрит Петру д'Аверио. Робин знал ее всего несколько дней. Нищая незаконнорожденная дочь английского лорда, который, вполне возможно, откажется от нее.

Робин не думал, что Петра лжет, но ее мать могла быть не до конца искренна. Если у нее была связь с актером, наемным солдатом или даже с лакеем дворянина, она могла сказать, что это был дворянин.

Послала бы она после этого свою дочь искать его?

Увы, бывает, что ложь превращается в правду в головах некоторых людей, особенно через двадцать трудных лет.

Конечно, Петра была бы идеальной любовницей, возможно даже на всю жизнь, но она, подвергаясь огромному риску, бежала через всю Европу, чтобы избежать именно этого.

Поэтому Робин отпустит ее. Благополучно доставит ее куда-нибудь, даст ей денег, если она их возьмет, и забудет о ней.

Петра сидела на скамье, прислушиваясь к суете на пристани и наблюдая за заходом солнца. Корабль стал чуть сильнее покачиваться, что, видимо, означало начало прилива. Петра никогда не была на море, если не считать каналов и лагуны Венеции, и надеялась, что Господь избавит ее от морской болезни.

Потом она услышала визгливый крик. Леди Содуэрт! Петра выглянула наружу. Да, это была она. Леди Содуэрт, видимо, опаздывала и подгоняла своих детей к соседнему кораблю. Джорджи вырвался из рук, чтобы бежать – слишком близко к краю пристани. Петра готова была броситься ловить мальчишку, но его схватил матрос, сунул под мышку и понес на корабль.

Петра отпрянула. Будь у Лудо хоть капля ума, он бы оставил ее в покое. Она терпеливо вынесла бы путешествие вместе с леди Содуэрт и уже завтра прибыла бы в Дувр. Она никогда не встретилась бы с Робином Бончерчем и не познала бы серьезных мук.

Завтра она поехала бы с леди Содуэрт в Лондон и… и как-нибудь смогла бы двигаться дальше. В худшем случае она нашла бы убежище у Терезы Имер. Тереза наверняка не откажет дочери своей покровительницы.

Петра задумалась. Если Тереза стала теперь такой известной дамой, может быть, она знает ее отца? Когда она избавится от Робина, возможно, ей следует посетить ее дом в Сохо. Неразумно доверять такой женщине свой секрет, но до нее могли бы дойти слухи или сплетни. В конце концов, красивый нежный юный любовник ее матери с темными задумчивыми глазами был теперь влиятельным человеком. Настолько влиятельным, что его иногда называли Темным Маркизом или даже Черным Кардиналом – темной силой за троном.

Ходили о нем и другие слухи. Якобы он убил на дуэли человека, оскорбившего его сестру, и его мать тронулась умом. Мать Петры отрицала такую возможность, но…

Петра обещала матери отправиться прямо к отцу, но не могла отдать себя во власть грозному маркизу Ротгару до тех пор, пока не убедится, что это безопасно.

Робин увидел, как Пауик и Фонтейн садятся на пакетбот вместе с мужчиной и женщиной в плащах. Он поискал Варци, но не увидел его. Мерьен начал выкрикивать приказы, и команда бросилась их исполнять. То же самое происходило и на других кораблях. Прилив был в разгаре, и путешествие началось.

Может быть, Варци решил не продолжать свое преследование в Англии?

Робин повернулся, чтобы уйти в «каюту», но парнишка окликнул его. Робин обернулся и увидел человека, бегущего по пристани вдоль готовящихся к отплытию кораблей. Фехтовальщик Варци.

Проклятие!

Робин нырнул в каюту, бросился на пустую скамью и сказал Петре:

– Пригнитесь.

Кокетка, черт ее возьми, прыгнула на него с радостным тявканьем. Он сказал «цыц», накрывая ее мордочку рукой, и собачка затихла.

Бегущий человек что-то спрашивал на каждом корабле. Топот сапог стих напротив «Кулика».

– Капитан! – Итальянский акцент. – Я потерял своих друзей. Молодая пара, он с золотисто-каштановыми волосами, она с темными, очень короткими. У них маленькая белая собачка.

Петра открыла рот, и Робин покачал головой.

– Не здесь, месье, – крикнул в ответ Мерьен. – У нас два занудных старика со слугами, которых, похоже, стошнит еще до того, как мы отплывем.

Человек побежал дальше.

– Варци знает! – выдохнула Петра.

Робин перекатился на бок и попытался улыбнуться.

– Я, конечно, надеялся, что они не узнают чуть дольше, но это не имеет значения. Мы отплываем и свободны от них. Нет-нет, пока не выглядывайте.

Она снова легла, глядя вверх, и он увидел четки, двигающиеся в ее пальцах.

Монашка. Теперь, когда она была без своего облачения, он постоянно забывал об этом. Быть может, его мать-католичка одобрит монашку? В качестве невесты? «Не будь идиотом».

– Варци не остановится, – прошептала она.

– Не беспокойтесь. В Англии он будет на моей территории.

– Вы что, переодетый король Георг?

Он сел, чувствуя крен, когда «Кулик» поймал ветер. Робин вытащил монету и протянул ей:

– Ничуть не похож.

Она внимательно осмотрела профиль в тающем свете.

– Тут я вам верю, тем более, почему вы считаете себя там неуязвимым для Варци?

– Доверьтесь мне. Если он в Англии попытается нарушить закон, я просто уничтожу его.

Она вздохнула, и он понял, что опять рассердил ее. Возможно, ему следовало сказать ей о своем ранге, но он предпочел сохранить свою личность в тайне. Он может ее где-нибудь устроить, и Робин Бончерч благополучно исчезнет.

– Робин, – сказала Петра, – Варци проследит за вашими людьми до Лондона. И если не найдет меня, схватит их и будет пытать.

– Он не сможет. Они поедут почтовым дилижансом, а потом сразу в мой дом. Там они поставят в известность моего друга, майора Королевской конной гвардии, который позаботится, чтобы никто не смог даже приблизиться к ним. А мы с вами из Фолкстоуна поедем к другу по соседству, где тоже будем в безопасности.

«И это раскроет все секреты, – подумал Робин, – если я не смогу предупредить Торна». Почему все так сложно?

– Или где мы подвергнем вашего друга опасности, – возразила Петра. – Неужели не понимаете?

Робин отодвинул Кокетку и соскользнул со скамьи, чтобы сесть, скрестив ноги, на пол возле нее, и увидел на ее лице следы слез.

– Почему вы не можете довериться мне? Я смогу защитить вас.

– Я знаю, что вы попытаетесь.

– У меня это получается все лучше и лучше, – пошутил он. – Вы же знаете, я новичок в делах спасения барышень.

– Пожалуйста, перестаньте шутить! – Она посмотрела ему в глаза. – Вы еще не поняли Варци? Его дьявольскую способность знать все, его безжалостность?

– А вы не поняли меня? – парировал Робин. – Я по натуре шутник, Петра, но могу действовать решительно в случае необходимости. В «Лисице» я недооценил ситуацию, но теперь знаю, что к чему. Разве мы не здесь? Разве мы не убежали?

– Хотелось бы в это верить.

– Верьте.

На благословенное мгновение она прижалась щекой к его руке, но потом отстранилась.

– Если он спросит о других портах, разве кто-нибудь не расскажет ему о Фолкстоуне?

– Но есть еще другие гавани. Хайд, Дил, Рамсгейт и Гастингс. Ему придется следить за моими людьми, а мы будем в безопасности, хотя… – Ему не хотелось признаваться в еще одной ошибке. – Не думаю, что у вас есть деньги, не так ли?

– А у вас нет? – спросила она, округлив глаза.

– Небольшое упущение в плане, признаюсь. Во время путешествия я делю наличные между нами тремя. Остальные спрятаны в различных местах, но весь багаж на пакетботе. У вас в одежде не зашито сколько-нибудь дукатов, моя милая?

– Вся одежда на мне новая…

– Это верно. Ну что ж, у меня достаточно денег, чтобы заплатить капитану Мерьену и контрабандистам…

– Контрабандистам?

Он объяснил необходимость высадки в Фолкстоуне.

– Когда обыкновенные крестьянки оказываются убийцами, а злодеи преследуют нас, вы хотите довериться известным преступникам?

Робин взял ее руку и, обнаружив, что она холодная, стал греть ее.

– Большинство контрабандистов обычные рыбаки и фермеры, подрабатывающие по ночам. До недавнего времени вы, вероятно, вели добродетельную жизнь.

– Напротив, я была сумасбродной и своевольной девицей.

– Ах да, со вшивым Лудовико.

Она повернула голову и, хмурясь, посмотрела на него:

– У него не было вшей.

– «Вшивый» также означает «отвратительный».

– Таким он тоже не был. Не забудьте, я собиралась выйти за него замуж.

Копье, пронзившее Робина, несомненно, было ревностью, самым запретным из запретных чувств. Он встал:

– Пойду опять на палубу.

– Не надо, – прошептала Петра. Робин остановился как вкопанный.

– У вас это вызывает отвращение? – спросила она, глядя в потолок. – Я просто пытаюсь быть правдивой. Неужели вы думаете, что я могла выйти замуж за подонка? Пожалуйста. Я так боюсь…

На ее темных ресницах блестели слезы, губы дрожали. Поколебавшись, Робин лег рядом с ней и обнял ее.

– Просто лекарство от страха. Разве в темноте нам всем не нужно утешение?

– Еще не совсем темно, – возразила она.

Робин молчал. Ему не хотелось рассказывать ей о себе, поэтому казалось несправедливым пытаться выудить у нее ее секреты. Пока они качались на морских волнах, наступила ночь и взошла луна. Робин тоже расслабился, уверенный в своей цели и способности достичь ее.

Он обеспечит безопасность Петры.

Петра впитывала его тепло и вдыхала его запах, к которому теперь примешивался запах моря и дегтя. Она знала, что не может позволить себе эту близость, но было так трудно отказаться от нее. Его рубашка была расстегнута, а закатанные рукава открывали мускулистые руки. Только бриджи покрывали нижнюю часть его тела, и она сожалела, что ее юбки добавляют там лишние слои ткани.

Это могло быть только сейчас, потому что скоро она собиралась покинуть его.

Это будет самый трудный поступок в ее жизни. В мгновение ока ее сердце попало в капкан. Попытки матери объяснить свою связь казались бессмысленными, но теперь Петра ее поняла.

Даже сейчас просто лежать вот так было опасно.

Он гладил ее по спине, без сомнения, так же неосознанно, как гладил Кокетку, но жар начал пробегать по ее коже и ниже, где ее бедра лежали открытые на его ноге. Она пульсировала от такого же голода, какой бывает при пустом желудке, и, возможно, так было с самого Монтрё. Ее тело помнило и желало завершить то, что было тогда прервано.

Нет, нет, нет. Это было бы настоящим несчастьем.

Но она не могла от него оторваться. Не могла попросить его прекратить это нежное, мучительное поглаживание ее плеча.

Внезапный резкий крен корабля заставил его напрячь руку и толкнул ее на его бедро.

– Мы идем полным ходом, – сказал он. Слишком далеко, слишком быстро.

– Сколько нам плыть? – спросила Петра.

– Возможно, к двум часам ночи мы прибудем на место.

– И сразу же сможем отправиться в дом вашего друга?

– Дорога есть всегда, и светит луна.

– Кто этот друг? – спросила Петра, накрыв ладонью его обнаженную руку, чтобы почувствовать его крепкие мускулы и тонкие упругие волоски.

– Капитан Роуз с «Черного лебедя». Что-то вроде контрабандиста.

Она приподнялась, чтобы посмотреть на него в сгущавшихся сумерках.

– Вот мы и добрались до правды. Вы тоже контрабандист. Ваше богатство основано на бренди и кружевах.

Он улыбнулся:

– Я – нет. Я уважаемый парень.

Она недоверчиво хмыкнула, и он сделал обиженное лицо.

– Я просто надеюсь, что капитан Роуз у себя дома в Стаутинге.

– А если нет?

– Я могу распоряжаться в его доме, как в своем собственном. Мы в некотором роде родственники. – Робин привлек ее к себе. – Оказавшись там, мы будем в безопасности.

– Надеюсь на это.

– Забудьте об ужасном Варци. – Петра почувствовала его дыхание в своих волосах. – Не знаю, стоит ли представлять вас Роузу. Он нравится женщинам, хотя вид у него довольно мрачный.

– Он богат? – спросила Петра.

– Вы корыстны?

– Леди без гроша в кармане должна думать о таких вещах, – пробормотала Петра.

– Он богат, – ответил Робин. – Это все контрабанда.

– Богаче вас?

– Увы, да.

– Тогда, возможно, я попытаюсь очаровать его.

– Тогда, возможно, я буду ревновать, – пробормотал Робин.

– Только не вы, – поддразнила его Петра.

Он поднял ее голову, так что ей пришлось посмотреть ему в глаза.

– Почему не я?

– Потому что у вас слишком много кур, и вы не знаете, что с ними делать, Кок-Робин.

– Петух? – Его глаза зажглись смехом. – Вы похожи на вашу матушку?

– А что? – испуганно спросила Петра.

– Потому что если да, то я прекрасно понимаю Ребуса. – Его губы встретились с ее губами, но лишь в дразнящем легком прикосновении. Но тут наружу выскочил ее язык, чтобы поиграть. Покалывание в теле превратилось в жар, груди напряглись. Она была влажная и жаждущая между бедер, но не могла зайти так далеко.

Они играли, поединок языков и горячих дыханий, а потом слились в неизбежном поцелуе. Петра погрузилась в него с отчаянным облегчением, как голодный набрасывается на отравленный хлеб, не думая ни о чем, пока ест. Корабль качался на волнах, добавляя смятения в бурное слияние ртов и не только ртов.

На палубе переговаривались матросы. Они могут услышать. Возможно, поэтому и она, и Робин вели себя очень тихо. Этот напряженный контроль сводил Петру с ума без надежды на сопротивление. Она стянула с него расстегнутую рубашку, чтобы исследовать его тело, такое стройное, такое сильное, такое идеально энергичное. Обняла ногой его ноги, желая, нуждаясь в нем.

Он схватил ее покрытую чулком лодыжку, потом обнаженное выше чулка бедро, раздвигая ее еще больше, чтобы он мог скользнуть пальцами на внутреннюю сторону и вверх.

– Нет! – выдохнула она.

Он замер, напряженный. Она услышала немую мольбу. И сдалась.

– Нет-нет, – прошептала она в беспомощной, трепещущей капитуляции. – Да-да, пожалуйста. Да.

Он скользнул пальцем глубже, ловя поцелуем ее вздох, снова двигая их обоих и погружаясь еще глубже. Она должна была сопротивляться, должна была, но вся сила воли, все мысли сгорели дотла в пламени желания, сжигающем ее тело.

Холодный воздух коснулся ее обнаженных бедер. Он поднял ее юбки.

– Расстегни корсаж, – прошептал Робин, в то время как его умелые пальцы продолжали мучительную ласку.

Стараясь подавить вздохи, двигая бедрами под его рукой, Петра теребила крючки, проклиная их сопротивление. Но вот наконец платье распахнулось, так что на ней остались только рубашка и задранная нижняя юбка. Она попыталась развязать шнурок на вороте рубашки, но пальцы не слушались ее.

Робин зарылся лицом в ее покрытые тонкой тканью груди, и когда нашел зубами сосок, Петра тихонько вскрикнула.

– Тише, – сказал Робин так же, как говорил собаке, но со счастливым смехом в голосе.

Петра уткнулась лицом ему в плечо, чтобы подавить другие звуки, когда он снова начал ласкать ее, теперь быстрее, сводя ее с ума и требуя ее, как Лудо…

«Не думай о Лудо!»

О, как же она скучала по этому мучительно-напряженному ощущению полета, когда сдаешься горячему, твердому мужскому телу. Этот мужчина мучил ее, играя ею рукой и губами. Она хотела требовать, кричать, но вместо этого вонзила зубы в его плечо и почувствовала, как он дернулся. Он оставил игры, и она взрывалась снова и снова, ее разум ослеп от наслаждения.

Он завладел ее губами, и она излила желание назад в него, все еще желая, все еще нуждаясь в глубине своего пульсирующего женского центра. Она просунула руку вниз между ними, нащупывая пуговицы его брюк.

– Нет, – сказал он, пытаясь контролировать ее, но она уже держала его горячий твердый член. Он хотел ее так же сильно, как она хотела его.

– Пожалуйста, пожалуйста…

И он сломался. Он лег между ее раскинутыми жаждущими бедрами и погрузился в нее.

Он был такой большой, что это потрясло ее. Но потом скользнул в густую влагу и оказался совершенным, идеально заполняя ее, погружаясь все глубже и глубже.

Он остановился, тяжело и прерывисто дыша. Петра обвила его ногами и руками, прижимаясь к нему бедрами, и он возобновил движение. Матросы наверняка все слышали, но Петре было все равно, когда она взорвалась еще более ослепительно, и через несколько мгновений снова, когда он замер в таком же пылающем мучительном экстазе.

Петра наконец почувствовала себя удивительно, абсолютно совершенной.

– Черт, – выругался Робин и вышел из нее.

 

Глава 17

Петра лежала, все еще прижимаясь к нему, остывая, и вдруг ощутила ужасающую пустоту.

Что нужно было делать или говорить? Лудо говорил нежности, комплименты. Петре казалось, что ее стошнит…

Корабль качнуло сильнее, и холодные брызги коснулись ее кожи.

Робин поднялся над ней, чтобы закрыть окно.

Петра села, торопливо поправляя одежду и благодаря Бога за спасение. Но ее окружал его запах, запах их обоих, запах того, что они сделали. Последняя ставня закрылась со стуком, и они оказались в полной темноте.

Она почувствовала, что он сел на противоположную скамью. «Пожалуйста, не говори ничего».

– Вы оказали мне честь, – сказал Робин. Петра судорожно сглотнула.

– Вы знаете, что я не была девственницей, так что ничего особенного не произошло.

Тишина душила, и Петра изо всех сил старалась глотать воздух ртом, жалея, что не может, как по волшебству, оказаться где-то далеко-далеко отсюда.

– Вы могли зачать.

– Обычный риск. Я не ожидаю, что вы женитесь на мне.

– Не ожидаете, что я захочу сделать своего ребенка законнорожденным?

Петре хотелось видеть выражение его лица.

– Почему? Это вряд ли может быть новым риском для вас.

– Существуют способы уменьшить риск, ни один из них мы не использовали.

Петра снова положила голову на жесткое дерево и закрыла глаза.

– Я не хочу об этом говорить.

После долгого молчания он сказал:

– Мне нужно заняться нашим путешествием. – Он стал нащупывать одежду. Видимо, наступил на Кокетку, потому что раздался визг, а потом успокаивающее бормотание. Робин успокаивал еще одну неудобную женщину. Дверь открылась, впустив лунный свет и порыв влажного воздуха, и снова закрылась. Петра сидела какое-то время, потом устало легла на подстилку, все еще теплую, пахнувшую мускусом. Петра не сдержала слез и плакала до тех пор, пока не погрузилась в сон.

– Петра…

Петра зашевелилась, просыпаясь, и сощурилась от света. Уже день? Нет, кто-то принес фонарь, но судно сильно раскачивалось, скрипело и трещало под завывания ветра.

Петра заметила, что Робин полностью одет, даже при галстуке.

– Я подумал, что пора будить вас, – сказал Робин. – Скоро Фолкстоун.

– А мы сможем высадиться в такую погоду?

– Ближе к берегу будет спокойнее.

– Больше никаких неприятностей?

– Не набросится ли на нас синьор Варци, как пират Черная Борода?

Робин вышел, впустив морской воздух и брызги, которые почти коснулись ее. Борясь с качкой, Петра нашла свой плащ и завернулась в него. Скоро она останется одна в чужой стране, без советчика, потому что ей придется сразу же сбежать от Робина Бончерча. По крайней мере теперь он будет рад, что она исчезнет.

– Кокетка? – тихо позвала она, нуждаясь в утешении, но Робин, должно быть, взял собаку с собой. Она была действительно одна.

Он вернулся.

– Пора.

– Мы уже на месте?

– Лодка контрабандистов причаливает к борту.

Раздался глухой удар, и Петра услышала голоса, перекрывавшие шум ветра. Она натянула шнурки плаща на шее, один из них лопнул, и Петра беспомощно посмотрела на него.

– Где брошка? – спросил Робин.

Она стала рыться в кармане, но корабль резко качнуло. Петра упала бы, если б Робин не схватил ее, упираясь другой рукой в стену. Петра вытащила камею и для безопасности села. Он застегнул ей плащ, очевидно, не тронутый их близостью, в то время как ей казалось, что она может задохнуться от прикосновения его пальцев к ее шее.

Робин отступил. Петра, вставая, коснулась брошки:

– Я пришью завязку и верну ее вам.

– Это безделица. Она ваша.

Петра ударила его. Это была не пощечина. Она ударила кулаком и попала ему в челюсть. Он пошатнулся, и у него вырвалось проклятие. Она тоже выругалась, прижимая к груди руку.

– Господь милосердный, да вы сломали ее!

– Нет, провалитесь вы на самое дно ада.

Он замер, перестав потирать челюсть.

– Не смейте обвинять меня в изнасиловании.

– Что? Это не потому!

– Нет?

Она знала, что на самом деле, возможно, и так, но не в том смысле, в каком он, похоже, подумал.

– Это потому, что для вас все безделица! И то, что произошло! Вы…

– Пустяки! – Он схватил ее в объятия и поцеловал. Петра боролась с ним, потому что не бороться значило умереть. Он вдруг отстранил ее от себя. – Прошу прощения.

Петра закрыла глаза.

– Вот вы опять.

Когда она посмотрела на Робина, он уже овладел собой.

– Должно быть, это потому, что я англичанин. Не думаю, что обладаю темпераментом, который может вам понравиться.

В дверь постучали.

– Монсеньор, вы должны идти.

Петра возблагодарила Бога. Робин взял Кокетку и сунул в карман.

– С двумя пистолетами там стало тесновато. Постарайся не намочить порох, как бы ты ни нервничала.

Он открыл дверь и отступил, пропуская Петру.

– Идите, держась за что-нибудь. – Неудивительно, что это что-то был не он, но когда Петра стала пробираться по качавшемуся под ветром в ночи кораблю, она хотела, чтобы это был он. Капитан протянул ей руку, чтобы помочь добраться до борта.

Они были близко к берегу, и к кораблю причалил баркас, временами ударяясь о борт, когда в темноте на него грузили бочонки и ящики. Пока Робин расплачивался с капитаном, Петра держалась за канат, глядя на луну, плывущую высоко среди облаков, и темное бурное море, залитое ее серебристым светом. Она вдруг увидела красоту посреди жестокой силы и вдохнула резкий, пьянящий воздух.

Робин встал рядом с ней.

– Что там белое справа от нас? Туман? – спросила Петра.

– Нет. Это меловые скалы. Их край. Скалы на другой стороне города темнее. Готовы? Я пойду первым, чтобы помочь вам спуститься в лодку.

Он перебрался через борт и исчез. Петра смотрела, как он спускается по веревочной лестнице, и подумала, что этого она не сможет сделать. Она ускользнула от Лудо, выдержала леди Содуэрт, соединила свою судьбу с негодяем, отбилась от злых женщин и прихвостня Варци, но она не могла спуститься по этой веревке.

Ей не дали выбора. Капитан поднял ее и опустил за борт, пока она не схватилась за веревки лестницы. Кто-то, вероятно Робин, поставил ее ноги на перекладины. Колючая мокрая веревка жгла ладони, но его руки на ее лодыжках обжигали сильнее. Если бы она упала в море и утонула, возможно, это был бы лучший выход. Она уже была готова сдаться, когда Робин обхватил ее за талию и опустил на узкую жесткую скамью. Он сел рядом с ней, обнимая, чтобы удержать на месте, пока лодка боролась с волнами, продвигаясь к берегу.

Робин крепко обнимал Петру по необходимости, но, как только лодка врезалась в берег, сразу же отпустил ее. Он спрыгнул в мелкую воду, потом обернулся. И опять она вынуждена была позволить ему отнести ее на сушу.

Восемь контрабандистов работали, выгружая свой груз. Все перекочевало в мешки, и лодку оттащили к остальным лодкам. Потом все мужчины, кроме одного, с удивительным проворством стали подниматься с берега к городу наверху, исчезая в темноте. В море не осталось и воспоминания о «Кулике».

Петра увидела поблизости крестьянские дома, но никаких признаков жизни. Все знали, что не стоит вмешиваться в дела контрабандистов.

– Так кто вы будете? – спросил один из них с таким сильным акцентом, что Петре пришлось догадываться о смысле его слов.

– Робин Бончерч, сэр, и я рад вашей помощи. А это моя сестра, Мария. – Он протянул деньги, которые звякнули в кармане контрабандиста. – Есть шанс найти повозку?

– Только не в такой час, сэр, а то будут задавать вопросы. – После минуты размышления он сказал: – Вам лучше пойти ко мне домой до утра, сэр. Нехорошо незнакомцам появляться среди ночи. – Он пошел прочь, уверенно находя дорогу в лунном свете.

Робин протянул руку, и опять Петра почувствовала, что у нее нет выбора. Не хватало только сломать ногу.

– Мы можем доверять ему? – пробормотала она по-французски.

– Пока что да, – ответил Робин. – Вы живете поблизости, сэр? – спросил он.

Мужчина мотнул головой.

– Чуть за городом. Лучше не разговаривать.

Вскоре он остановился у двери, которая выглядела как дверь обычного дома, но сверху раздался резкий скрип. Петра вздрогнула, но когда подняла голову, то увидела раскачивающийся знак.

– Это гостиница или таверна, – спокойно произнес Робин. – Нет оснований беспокоиться.

– Гулар, – напомнила ему Петра, дрожа.

Их провели в темное помещение с кислым запахом. Контрабандист открыл фонарь, чтобы было больше света, и они увидели пять грубо сколоченных столов, окруженных стульями и скамьями, и огромные бочки вдоль стен. Таверна, как сказал Робин, только в ней подают не вино, а пиво.

– Хотите чего-нибудь выпить? – спросил мужчина. – Или табачку? – Он достал с полки над камином длинную глиняную трубку.

– Нет, благодарю вас, – ответил Робин. – Честно говоря, мы бы хотели покинуть ваш город как можно скорее. Если вы укажете нам дорогу, а еще лучше дадите фонарь, мы сможем идти.

Контрабандист большим пальцем затолкал ароматный табак в трубку.

– Можете, если хотите, сэр, но собирается дождь, а на рассвете мой брат Дэн поедет в Эшфорд, чтобы забрать заказанную веревку и привезти кое-что, если вы понимаете, что я имею в виду.

Робин повернулся к Петре:

– Что вы предпочитаете? Будет трудно идти в темноте.

Чутье подсказало Петре, что контрабандист вообще-то человек честный, и она ответила:

– Думаю, разумнее будет остаться.

Мужчина кивнул.

– Я сплю на кухне, но наверху есть спальня, если хотите. Я разбужу вас утром. – Он положил трубку и пошел к двери. – Кстати, меня зовут Джош Флетчер. – Он вышел, оставив их одних.

– Зачем он набил ее, а потом оставил?

– Просто он нервничает. Думает, не представляем ли мы для него опасность.

– То же самое я думала о мамаше Гулар, и видите, как все обернулось. – Однако Петра знала, что больше беспокоится о спальне наверху, чем об опасности.

– Мы можем уйти, если хотите, – произнес Робин. – Полагаю, мы не собьемся с дороги.

На какое-то время воцарилась тишина.

– Пойдемте наверх, – сказал наконец Робин.

Он взял фонарь и ждал, чтобы осветить ей путь вверх по деревянным ступеням, они были такими крутыми, как приставная лестница. Она стала подниматься по ним, подобрав юбки, сознавая, что ее ноги видны, хотя теперь они не были для него тайной.

Он поднялся следом за ней, неся фонарь, чтобы осветить большое пространство под незакрытой покатой крышей и одну невероятных размеров низкую кровать.

– Наверное, при необходимости тут можно спать вшестером, – сказал Робин, ставя фонарь на пол и доставая Кокетку. – Ложитесь и поспите.

Петра внимательно посмотрела на него и поняла, что он говорит серьезно. Ну конечно. Он не захочет повторять чертовский опыт. Она приказала себе выбросить это слово из головы. Будь это в ее силах, она выбросила бы все это из головы.

На кровати действительно могли уместиться шестеро, и Петра могла доказать ему, что его половая охота мало что значит для нее.

– Мы можем лечь по краям, – сказала она. – Я успела немного поспать на корабле, а вы наверняка совсем не спали.

Избегая его взгляда, Петра сняла туфли и легла с одного края, натянув на себя одеяло. Матрас был неровным и, вероятно, лежал на веревках, что требовало напряжения. Он провисал к середине, утягивая ее, но она могла уцепиться за край.

Она слышала, как Робин что-то снимает – сапоги, решила она, шпагу, возможно, сюртук с пистолетом в каждом кармане. Кокетка все еще исследовала комнату, ее коготки клацали по полу, как крысиные лапки. Что случится, если она наткнется на крысу? Но собачка – это проблема Робина Бончерча, а не ее.

Робин задул свечу, и стало темно, если не считать лунного света, проникавшего сквозь незастекленное окно в конце стены. Петра почувствовала, как кровать покачнулась, когда он лег с другого края. Их разделяло примерно пять футов, но всем своим существом Петра чувствовала, что он там.

«Не говори ничего, не говори ничего, не говори ничего», – повторяла она себе. Но сон к ней не шел, а вопрос оставался.

– Почему «черт»? – тихо спросила она. Возможно, он спит и не услышит.

– Прошу прощения. Вы могли понести от меня ребенка.

– Такой риск всегда существует.

– Я уже говорил, что существуют способы избежать проблем. Вы действительно хотите поговорить об этом?

– Да, – пылко ответила она. – Почему вы не использовали один из них?

– Потому что потерял самообладание, – произнес он. – Это непростительно, но я правда прошу у вас прощения..

Прощение уже готово было сорваться с ее губ, но она сказала:

– Мне лучше знать.

– Петра… – вздохнул он. – Это не ваша вина. Это не имеет никакого отношения к вам. Нет, это чепуха. – Он пошевелился, и когда снова заговорил, Петра знала, что он повернулся к ней. – Вы очень красивая, очень желанная женщина, но я решил быть вашим защитником, почти что опекуном. Поэтому не должен был так поступать. Это неподобающе.

– Я не жду, что вы на мне женитесь. Я говорю вполне серьезно.

– Я не собираюсь бросать вас, если родится ребенок.

– Это будет мой выбор.

– Посмотрим.

Она повернулась к нему:

– Я приехала так далеко и боролась так сильно не для того, чтобы тут мною командовали и заключили в тюрьму.

– Брак не тюрьма.

– Для моей матери он был тюрьмой.

– Я вряд ли похож на вашего отца-итальянца.

– Не знаю, что вы за человек. Я была уверена, что вы распутник и повеса, а вы читаете мне проповедь.

– У меня есть свой кодекс.

– Так же как и у меня. – Она отвернулась. – Спокойной ночи.

– Петра, пожалуйста, позвольте мне быть вашим защитником, пока вы не окажетесь в безопасности. Я не попрошу ни о чем больше.

Она не могла ответить, потому что не хотела давать лживых обещаний.

Она полагала, что это конец разговора.

– Вы будете спать со мной?

Петра ушам своим не поверила.

– Конечно, нет.

– Я хотел сказать, вместе. Эта кровать так провисает, что мы все равно скатимся друг к другу, если заснем. Но мне бы хотелось обнимать вас. В надежде, что это может утешить нас обоих, а также чтобы убедиться в том, что вы доверяете мне.

– Сказал лев, открывая пасть, – пробормотала Петра. На кровать вскарабкалась третья персона.

– Вниз, – приказал Робин. Кокетка жалобно заскулила.

– Я никогда не позволял собаке спать в моей постели, маленькая негодница, и не позволю. Иди вниз.

Петра думала, что здравый смысл тут не поможет, но, возможно, дело было в тоне. Она услышала шорох одеяла, а потом стук коготков по деревянному полу.

– Проклятие, она, наверное, спит на моем сюртуке, – сказал Робин.

«Она вас любит», – подумала Петра. Ей не следовало спать с ним в одной постели. Робин, возможно, и в силах контролировать себя, но сможет ли она?

– Разве не в таком же положении мы остались на корабле? – спросила Петра, вдыхая его запах, впитывая его тепло.

– Верьте мне.

Петра попыталась заснуть, но опять не смогла.

– Вы не спите? – тихо спросила она.

– Нет.

– Если бы не я, куда бы вы сейчас ехали?

– В Лондон, – ответил он.

– В то грязное место, которого летом все избегают?

– Это также место пересечения всех дорог. Мне придется проехать через него, чтобы попасть в Хантингдон, но у меня там есть кое-какие дела. Если вы полагаете, что Ребус там или в Ричмонд-Лодж, это будет легко проверить.

– Судя по тому, что вы сказали, я в этом сомневаюсь.

Его рука легла на ее плечо, но он не стал его гладить. Его тщательный самоконтроль мог разбить ее сердце.

– Я знаю, что теперь вы ни за что не откроете мне имя своего отца, – сказал он, – но среди пэров есть несколько очень плохих людей.

– Я знаю. В Италии тоже.

– Если он отвратителен или не признает вас, что вы будете делать?

– Поеду к Терезе Имер. К госпоже Корнелис.

– Мне даже страшно об этом думать. Пожалуйста, Петра, позвольте мне найти вам безопасное место. Моя мать может взять вас под свое крыло из-за вашей религии, если не по другим причинам.

Петра содрогнулась. Жить на обочине жизни Робина, в то время как он будет наслаждаться дамами легкого поведения, а потом женится на порядочной девушке? Порядочной? Это слово казалось не совсем подходящим.

– Петра?

– Посмотрим, – сказала она.

– Понятно, – криво усмехнулся Робин.

– Робин, зачем вашей матушке покровительствовать молодой женщине скандального происхождения, которая втянула ее сына в неприятности и подвергла опасности? Я воробей Кок-Робина, не так ли?

– Я буду держать подальше луки и стрелы. Засыпайте. Все будет хорошо. Я позабочусь об этом.

Он заснул, но Петра еще какое-то время не спала, прижатая к нему, прежде чем отодвинуться к своему безопасному краю. Она старалась не спать, быть настороже, но сон сморил ее.

Робин не спал, поэтому знал, что она отодвинулась. Может, ему показалось? По крайней мере, она не хотела заниматься любовью, и это тревожило его.

Кокетка снова решила попытать счастья, вскочив на кровать и забравшись под его руку. Он позволил ей остаться. Ему нужно было утешение. Но потом он вспомнил, как гладил Петру после того несчастья. Изысканное доставление наслаждения женщинам было частью его образования, и оно включало в себя внимание к их чувствам и их гордости. «Джентльмен должен быть джентльменом во всем». Это был девиз его отца. Шлюха, герцогиня или веселая вдова всегда должна быть любезной, доставлять наслаждение, уметь избегать несчастий.

«Несчастье» было слишком мягким словом для его теперешнего затруднительного положения. Ему хотелось как можно скорее обеспечить Петре защиту. Однако он мог оставить ее в Иторне под предлогом, что нужно съездить в Лондон и убедиться что Пауик и Фонтейн в безопасности. И все остальные в его лондонском доме, предположил он.

Да, он сделает это, а теперь он не спал, чтобы быть уверенным, что Джош Флетчер не прокрадется сюда с хлебным ножом. Или не появится Варци с пыточными инструментами в руках…

– Мистер Бончерч?

Робину потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, что он все-таки заснул, чума его побери. Но было утро, и они выжили. И Джош Флетчер звал его снизу.

– Да, – крикнул Робин в ответ, садясь и потягиваясь, чтобы размять затекшую спину.

– Вам нужно спуститься, сэр, если хотите перекусить перед отъездом.

– Спасибо.

Робин обернулся, но Петра уже встала с постели и стояла спиной к нему. Она тоже потянулась. У Робина пересохло во рту от ее грешной красоты. Ее простое платье не скрывало линий ее тела.

Петра грациозно нагнулась, чтобы взять туфли, и у него перехватило дыхание.

Робин с трудом оторвал от нее взгляд.

Он хотел ее. Он сразился бы с целой армией, только бы обладать ею.

Правда, Петра внесла в его жизнь хаос, и Робину хотелось вернуть беззаботные дни. Это был ужасный год. Отец Робина отправился на местную ярмарку и там залюбовался быком. Бык ранил его, и отец буквально за неделю сгорел от запущенной раны. Вся семья – его мать, двое братьев, обе сестры, тетки, дядья, а также слуги и арендаторы не могли прийти в себя от постигшего их несчастья.

Робин понял, что просто сидит, и встал, чтобы поправить сапоги. Он снова собрал всех вместе. Мир более или менее поворачивался в правильном направлении. Он играл роль графа при дворе и в парламенте, а потом погрузился в летние развлечения.

И вот теперь это.

Кокетка дрожала на краю лестницы в нетерпении, когда наконец сможет выйти на улицу. Это было простое дело, легко решаемое. Робин надел шпагу и тяжелое пальто и обнаружил, что Петра тоже готова.

Робин сгреб в охапку собаку и стал спускаться, повернувшись внизу, чтобы предложить ей помощь. Она уже спускалась без всякой помощи. Разумная женщина.

 

Глава 18

Они пошли на звуки в заднюю комнату – в кухню с балками на потолке и альковом с кроватью с одной стороны. Флетчер сказал им, где снаружи находится туалет. Когда они вернулись, Робин попросил миску для воды для его собаки и немного мясных обрезков, если таковые имеются.

У Флетчера отпала челюсть при виде Кокетки, и Робин понял, что тот считает его чудаком. Они с Петрой разделили простой завтрак из эля, хлеба и маринованной селедки. Робин вопреки обыкновению не помог Петре сесть, но когда она сделала глоток из своей кружки и поморщилась, обратился к Флетчеру:

– У вас есть слабое пиво, сэр? Моя сестра не любит эль.

Флетчер неодобрительно посмотрел на Петру, но забрал кружку и, наполнив ее пивом, вернулся. Петра одарила его улыбкой.

– Крепкий эль не всем по вкусу, – сказал Флетчер. – Надеюсь, пиво вам понравится, мисс Бончерч.

– Да, благодарю вас.

Ни один мужчина не мог устоять против ее чар.

– Пора идти, – сказал Флетчер. – Дэн хочет выехать пораньше. – Видимо, он везет контрабандный груз с «Кулика», предположил Робин. Это могло привести к тому, что их схватят за контрабанду, но по крайней мере здесь он мог прикрываться своим титулом, чтобы избавиться от многих помех.

Флетчер провел их к задней двери, выходившей в переулок.

– Вы поедете до самого Эшфорда, сэр?

– Не думаю, – ответил Робин. – Мне нужно в Стаутинг. У меня там друг.

– Тогда Дэн может довезти вас только часть дороги.

Они поднимались вверх, поскольку город был построен на холме. Робин оглянулся на море, неторопливо-таинственное в предрассветном тумане. Город все еще спал, но некоторые рыбаки уже находились в гавани, готовя лодки и сети.

Они свернули в другой переулок, где такой же жилистый и краснолицый, как и его брат, мужчина ждал у простой повозки, груженной лишь несколькими мешками.

Дэн Флетчер взобрался на козлы и ждал.

Робин помог Петре подняться в повозку и присоединился к ней, выпустив Кокетку в телегу. Собачка обнюхала доски, без сомнения, учуяв что-то интересное под фальшивым дном. Они оба поблагодарили Джоша Флетчера, и повозка покатилась прочь из города.

Вскоре они проехали указательный столб: Эшфорд – 11 миль, Лондон – 70. Другая стрелка указывала на Кентербери – 10 миль, а еще одна на Дувр – 8.

– Пауик и Фонтейн должны быть уже на пути в Лондон, – сказал Робин. – Есть дилижансы, которые встречают пакетбот.

– С Варци и его людьми на хвосте, – заметила Петра.

– На публике с ними будет все в порядке. Однако я забыл, как сильно трясет в телеге. Я обещаю вам скоро комфорт рессор.

– Обещания, – сказала она, – всегда обещания. – Тут она удивилась себе, что пошутила. Она слегка покраснела и огляделась. – Чудесное утро.

– Кент вообще красивое графство.

– Свет прекрасен, птицы словно воспевают его.

Солнце взошло, окрасив небо розовым и красным, с высокого холма им открывался великолепный вид. Рассветный хор был теперь не оглушающим, как весной, но множество певчих птиц приветствовали день настоящим концертом, а над морем кричали чайки.

– Добро пожаловать в Англию, – произнес Робин. Лучшее, что он мог сделать, это назвать некоторых птиц, которых они слышали, и деревья, незнакомые ей, и разделить ее восторг от пары кроликов, прыгавших по дороге, когда они проезжали мимо.

– Стой.

Робин удивленно оглянулся. Всадник появился из-за деревьев и нацелил в них два пистолета. Разбойник на дороге среди бела дня?

– Что за?.. – воскликнул Дэн Флетчер, остановив повозку и тоже удивленно глядя.

На мгновение Робин подумал, что это Торн устроил какую-то шутку, но потом узнал человека Варци.

– Какого дьявола ты тут делаешь? – крикнул Дэн Флетчер, потрясая кулаком. – Убирайся!

– Я освобождаю тебя от твоих пассажиров, – сказал итальянец. – Не осложняй ситуацию.

Петра как будто окаменела, но под прикрытием борта повозки вытащила из кармана Робина один из его пистолетов.

Где же был Варци?

С колотящимся сердцем Робин взвесил шансы, зная, что, наверное, встретился со смертью. Ад и проклятие, но у него не было выбора. Он опустился на колени, как будто просто глядя на итальянца, вынул второй пистолет и положил на пол повозки Ему оставалось только надеяться, что у Петры хватит отваги использовать их.

– От нас? – безразлично спросил он, освобождая шпагу. – Чего вы хотите?

Холодные темные глаза не мигая смотрели на него.

– Не надо играть в игры, сэр. Я заберу контессину и оставлю вас с миром.

Единственным преимуществом Робина могла стать внезапность, поэтому он вскочил и выпрыгнул из повозки, выхватив шпагу в ту же секунду, как его ноги коснулись земли. Он нырнул влево, услышав выстрел, и пуля врезалась в повозку позади него. Проклятие, ему надо было сказать Петре не высовываться.

Дэн Флетчер прокричал что-то, но Робин бежал прямо к лошади.

Петра выстрелила. Неизвестно, куда улетела пуля, но это поразило итальянца настолько, что, сделав следующий выстрел, он промахнулся. Он спрыгнул со своей перепуганной лошади, его рапира с визгом вылетела из ножен, чтобы вонзиться прямо в сердце Робина.

Робин легко парировал ее.

Свет, почти огонь в глазах нападавшего свидетельствовал о том, что он настоящий фехтовальщик и любит драться. Робин тоже любил драться, но фехтовал только для развлечения.

Итальянец это знал.

– Вам необязательно умирать за это, синьор. Кто она вам?

Робин напал классическим приемом разоружения. Итальянец парировал, но перестал улыбаться.

– Кто она тебе? – спросил Робин и попробовал другой прием. Ему нужно думать об этом как о тренировочном бое у Анджело. Это единственный выход.

– Большая награда, – ответил итальянец, снова отражая удар таким же классическим способом. – Оставь ее.

Робин был уверен, что этот человек знает множество приемов драться не по правилам и использует их. Пока что он давал Робину время подумать, смириться с поражением. Похоже, девизом Варци было: «Не создавай проблем больше, чем требуется».

Робин тоже знал несколько запрещенных приемов. Друзья считали его хорошим фехтовальщиком, но он не был профессионалом.

Но у него, черт возьми, не было выбора.

– Она никуда не пойдет против своей воли, – сказал он и внезапно напал необычным приемом и был вознагражден тем, что его противник стал смертельно серьезен. Они фехтовали быстро и яростно, Робин не уступал.

Но итальянца ему не одолеть. Он знал это.

 

Глава 19

Петра съежилась в повозке со вторым пистолетом в руке. Первый выстрел был без цели, для отвлечения, но на этот раз она убьет это чудовище. Насмерть, насмерть, насмерть! Если только ей удастся попасть в цель. Она не настолько хорошо стреляла, чтобы рисковать и стрелять, когда Робин был на линии огня или даже рядом.

К тому же она дрожала. Она впервые видела настоящую битву на шпагах. Клинки звенели, поблескивая в солнечном свете. Человек Варци попытался опрокинуть Робина. Робин устоял и ударил противника в лицо эфесом шпаги. Тот едва увернулся.

Робин, милый Робин, Кок-Робин дрался хорошо, но у него не было ни умения, ни опыта подручного Варци, а она никак не могла точно прицелиться. Кокетка сидела в дальнем углу повозки и растерянно тявкала. Одному Богу известно, куда делся Дэн Флетчер. Возможно, второй выстрел нападавшего попал в него.

Дело за ней.

«Святой Петр и святая Вероника, помогите нам обоим. Это несправедливо!»

У Петры перехватило дыхание, когда клинок разрезал рукав сюртука Робина. Разрезал ли он плоть? Нет, похоже, он не ранен. У подручного Варци набухал на виске синяк, но он избежал самого страшного удара Робина. Оба тяжело дышали, и им, наверное, мешали сапоги и сюртуки. Они двигались вверх и вниз по дороге. Петра положила пистолет на край повозки и прицелилась, но они двигались так быстро, а она не могла рисковать своим единственным выстрелом. В какой-то момент итальянец резко повернулся, ударив назад, и почти застал Робина врасплох.

Белая вспышка.

Кокетка! Как ей удалось спрыгнуть? Но она была тут, тявкая и кусая за ноги человека, который напал на ее любимого хозяина. Со злобной улыбкой итальянец повернулся, чтобы проткнуть ее.

Робин отвел клинок в сторону и ударил противника в плечо.

Петра вскочила с победным криком, но, даже когда Робин выдернул свою шпагу и полилась кровь, итальянец перебросил шпагу в левую руку и ранил Робина в бедро.

Робин покачнулся, нога у него подогнулась. Итальянец ударил его в плечо. Робин поймал клинок рукоятью и оттолкнул его, но он нетвердо стоял на ногах. Петра вспомнила о своем пистолете и подняла его обеими руками, зная, что должна выстрелить.

Но тут появился Дэн Флетчер, он подбежал к итальянцу с дубиной в руках и ударил его ею по голове. Итальянец вскрикнул и рухнул на землю.

Минуту Петра просто смотрела, но потом вспомнила, что нужно поставить курок на предохранитель, прежде чем положить пистолет, и бросилась на помощь Робину.

– Сядьте, сядьте! – кричала она, обняв его. – Рана тяжелая?

– Если я сяду, то уже не встану, – пробормотал Робин. – Будь проклят Варци до самых глубин ада. Он что, само воплощение дьявола? Где он?

– Не здесь, в этом я уверена, иначе вы были бы уже мертвы. Обопритесь тогда на повозку. Мистер Флетчер, помогите, пожалуйста.

Кокетка просто обезумела, поэтому Петра взяла ее одной рукой и отдала Робину в обмен на окровавленную шпагу. Робин, несмотря на боль и усталость, нашел в себе силы утешать и хвалить маленькое создание.

О, милостивые святые на небесах, как сможет она вынести расставание с этим человеком? Он сражался за нее, рисковал ради нее жизнью, был ранен из-за нее. Она довела его до повозки и положила шпагу на дно. Потом опустилась на колени, чтобы зажать ладонью кровоточащую рану.

– Мне нужен бинт, – сказала Петра.

– Возьмите мою рубашку, – сказал Робин. – Но прежде надо связать фехтовальщика, пока он не пришел в себя.

– Думаю, он мертв, – произнес Дэн Флетчер. – Чертовски на это надеюсь. Но я проверю.

Робин посадил Кокетку в телегу и снял сюртук. Петра смотрела, как Дэн Флетчер подошел к поверженному итальянцу с дубинкой в руке и пошевелил его ногой.

– Мертв, можете не сомневаться, – сказал он, вернувшись. Петра уже раньше видела смерть, но не такую внезапную и жестокую.

– Петра?

Она подняла глаза и, увидев, что Робин разделся до пояса, торопливо схватила рубашку и попыталась разорвать ее, но рубашка оказалась очень крепкой.

– Нож, – пробормотала она, поднимая юбку, пытаясь в то же время давить на рану. Но конечно, ни кинжала, ни ножен там не было. Она заметила взгляд Робина и опустила юбку.

– Мистер Флетчер, мне нужно разрезать эту рубашку.

Тот появился с большим ножом в руке и быстро разрезал ткань.

– Мерзкий иностранец, – пробормотал он.

Петра надеялась, что он не считает ее иностранкой, и прижала тампон из ткани к ране. Длинными полосками из рукава она крепко привязала его. Как же закрепить? Она вытерла руки о бинт, потом вытащила сапфировую с жемчугом булавку и использовала ее. Она смотрела на повязку минуту или две, но бинты не пропитывались кровью.

Петра встала и тяжело выдохнула:

– Думаю, пока что все будет в порядке, но вам нужно лечь в постель и показаться доктору. Как далеко до Стаутинга? – обратилась Петра к мистеру Флетчеру.

– Миль восемь.

– Его нельзя трясти в телеге так долго.

– Можно устроить его прямо здесь, мадам. Тут недалеко живет моя племянница Сари.

– Я здесь, – процедил Робин сквозь зубы, – мне холодно. Подайте мое пальто, пожалуйста.

Флетчер подал ему пальто, и Робин надел его, но движение длинного, стройного мускулистого торса, как обычно, поглотило все внимание Петры. Она поддалась искушению и прикоснулась к нему.

– Мне нужно проверить, действительно ли вы замерзли, – сказала она. – Ваше сердце учащенно бьется.

– Ничего удивительного, – пробормотал он. Взгляды их встретились. Даже будучи раненым, этот повеса способен на вожделение.

Петра убрала руку.

– Здесь мы все еще в опасности? – тихо спросила она по-французски.

Робин ответил по-английски:

– Нет смысла хранить секреты от мистера Флетчера, моя дорогая. Мои извинения за то, что подвергли вас опасности, сэр, но я понятия не имел, что они найдут нас здесь.

– Они? – переспросил мужчина, оглядываясь. Похоже, он не боялся, просто был начеку. Как-никак брат контрабандиста.

– Здесь только один, я думаю. – Робин быстро рассказал Флетчеру историю о сестре-монашке.

Мужчина пристально посмотрел на него:

– Прошу прощения, сэр, но вы относитесь друг к другу не как брат и сестра. Если уж на то пошло, я бы даже не сказал, что леди англичанка.

Робин растерянно посмотрел на Петру.

– Вы правы, – произнесла она с грустной улыбкой. – Честно говоря, я итальянка, и мы с Робином сбежали, чтобы пожениться. Моя семья послала за нами людей.

– А-а, – протянул Флетчер. – А вы контессина, да? Звучит солидно.

Деревенские люди не дураки, как считают многие.

– Так и есть, – сказал Робин. – Вы все еще готовы помочь нам?

– Почему бы нет, сэр. Просто хочется знать, что происходит. Так вы считаете, что этот человек был один?

– Да.

– Тогда давайте посадим вас в повозку.

– А что делать с убитым? – спросил Робин, сидя в повозке и вытянув перевязанную ногу.

– Я пока просто оттащу его с глаз долой, – сказал Дэн Флетчер и направился к мертвому, по пути затирая следы крови. Он снова забрался на козлы и щелкнул лошадей. – Потерпите несколько минут, сэр.

Они поехали по тряской дороге. Робин стиснул зубы и терпел.

– Простите, что я не выстрелила, – сказала Петра. – Я боялась попасть в вас.

– Ваш первый выстрел напугал его.

– Но вы ранены.

– Это царапина.

– Это не царапина. Рана может загноиться…

Робин закрыл глаза.

– Петра, это не поможет.

Сейчас он был таким бледным.

– Очень хорошо, очень хорошо. Не беспокойтесь ни о чем. Я позабочусь о вас.

Его губы дрогнули.

– Разве это не моя роль в этой пьесе?

– Молчите.

Он зашипел, когда повозка особенно резко подскочила, и Петра снова проверила повязку. Появилась кровь.

– Они, должно быть, разделили силы, – пробормотал Робин. – Мне следовало предугадать это. У Варци было время обдумать поездку. Если бы мы сели на другой корабль, то не поехали бы в Дувр. Он послал своего человека наблюдать за дорогой от ближайшего порта. Проклятие, я чувствую себя полным идиотом!

Петра сжала его руку.

– Я тоже об этом не подумала.

– Но вы прекрасная дама, а я странствующий рыцарь.

– Робин! Я знаю, знаю, вы такой. – Ей пришлось сказать это, хотя она знала, что не должна. – У вас действительно такой характер, какой мог бы мне понравиться.

Он печально улыбнулся, но при очередном толчке повозки поморщился.

– Фехтование гораздо приятнее у Анджело.

Она не поняла, что он имеет в виду, но догадалась, что это что-то вроде шутки.

– У меня очень грустный протокол, – сказал он. – На данный момент вы спасли меня, не дав перерезать мне горло, самостоятельно спаслись от человека Варци, а теперь не даете мне истечь кровью. Я пережил эту схватку только при помощи Кокетки и Флетчера.

– Чепуха. Без вас я была бы пленницей этого человека, и без вас ни Кокетка, ни Флетчер не смогли бы ничего сделать. То, как вы выскочили из повозки, было великолепно. Вы застали его врасплох. А теперь помолчите и позвольте мне позаботиться о вас.

– Как прикажет миледи, – произнес Робин и закрыл глаза. Последний отрезок пути по ухабистой дороге был самым тяжелым, и Петра возблагодарила Господа, когда они въехали в крестьянский двор и остановились. Повязка пропиталась кровью, и Петре снова пришлось зажать рану рукой.

Им навстречу с лаем выбежала черно-белая собака. Миловидная молодая женщина схватила собаку за ошейник и крикнула:

– Что ты здесь делаешь, дядя Дэн?

– Еду в Эшфорд, – ответил он, спускаясь. – Были кое-какие неприятности.

– Это удивительно. Таможенники?

– Нет. Вез эту пару в Вестерхангер, и на нас напал разбойник.

– Дэн Флетчер, не говори глупостей!

– Это не глупости. Ясно как день, что это был разбойник. К тому же иностранец.

– И где же он?

– Мертв. Я убрал его подальше.

Женщина уставилась на него, но не выглядела потрясенной.

Из двери появился молодой человек в рубашке.

– Что такое, Сари? Дядя Дэн? – удивился он.

Дэн снова рассказал их историю, потом представил Робина и Петру Тому и Сари Гейнер. Из дома выбежали двое маленьких детей, чтобы поглазеть на них, вскоре к ним присоединилась девочка постарше. Прибежал парнишка лет двенадцати. Все в семье были темноволосые, светлокожие и крепкие.

Госпожа Гейнер подошла к повозке. Увидев повязку на ноге Робина, воскликнула:

– Боже мой! Несите его внутрь, дурни. Кит, скачи на Мейси за доктором.

– Никакого доктора, – резко сказал Робин.

– Но, сэр…

– Он, наверное, прав, девочка, – сказал Дэн Флетчер. – Не нужно привлекать к себе внимание.

Конечно, контрабандисты не хотят огласки, так же как и Робин. Все-таки они с Петрой только что нелегально высадились на берег.

– Рана не тяжелая, – сказал Робин.

Петра пока решила не спорить. Посмотрит рану, тогда и решит.

Двое мужчин внесли Робина в дом. Он молчал, но ему явно было больно. Всю дорогу госпожа Гейнер восклицала:

– Разбойники? Среди бела дня? Ну, знаете ли! Куда катится мир?

Внутри она бросилась стелить на кровать грубую простыню, и Робина положили на нее с подушками под спиной, чтобы он мог сидеть. Он все еще держал в руках Кокетку, которая теперь вырвалась на свободу, чтобы обнюхать его окровавленную повязку.

– Боже мой, что это? – воскликнула жена фермера, протягивая руку за палкой.

– Героиня, – ответил Робин, поглаживая Кокетку.

– Что?

– Собака, – сказал он. – Маленькая, но отважная. Она рисковала жизнью ради меня.

– Крыса могла бы ее съесть, – сказала миссис Гейнер.

Фермерская собака пришла вместе с ними и теперь смотрела на Кокетку так, будто узнавала что-то, что называет себя собакой, и даже собакой женского пола, но совершенно не знала, что с ней делать.

Миссис Гейнер прогнала пса.

– Так вы сражались с разбойником, сэр? Какой поворот.

– Не совсем разбойником, – произнес Дэн Флетчер, стоя у двери. – Эти двое сбежали, а он был из тех, кто хотел вернуть ее. Вернуть в Италию.

– В Италию! Вот это да! Это очень плохо, приехать сюда, чтобы создавать неприятности.

– Простите, – сказала Петра.

– О, да я не о вас, мэм. Но значит, вы папистка?

С тем же успехом она могла спросить: «Может, вы заражены чумой?»

– Сейчас нет, – солгала Петра.

– А-а, это хорошо. Ты уже едешь, Дэн?

– Не могу задерживаться. Похоже, что он был один, но скажи Тому быть настороже.

Робин спросил:

– Не будет ли проблем с властями? Я не собирался задерживаться здесь и не хочу причинять вам неприятности.

– Им нет нужды знать что-то об этом, сэр. – Мужчина коснулся головы в подобии приветствия.

– Подождите, – сказал Робин и, стиснув зубы, повернулся, чтобы достать деньги.

– Перестаньте. – Петра поспешила к нему, не подумав о том, что ее рука, засунутая глубоко в его карман, будет означать. Ее щеки вспыхнули, когда она нащупала монеты, а его бриджи вздулись. Она услышала, как хозяйка подавила смех.

Даже Робин, наверное, покраснел, когда взял монеты, которые она достала. Он дал Флетчеру гинею.

– Небольшая плата за мою жизнь, сэр. Спасибо.

– Спасибо вам, сэр, но вы сделали все сами. Я никогда не видел такой драки, это точно. И не пожалею, если больше не увижу. Храни вас Бог, сэр. – Он снова коснулся головы и вышел. Вскоре послышался стук удалявшихся копыт.

– Я должна помочь с дойкой, – сказала миссис Гейнер. Ее муж уже ушел. – Вы можете заняться его ногой, мэм?

– Да, конечно.

– Тогда я принесу вам тряпки, горячую воду и бальзам.

– Благодарю вас за вашу доброту, мэм, – сказал Робин с улыбкой. Женщина порозовела. Она была добропорядочной женой и матерью, но не осталась равнодушна к его шарму.

– Так я вам и поверила, – сказала она и поспешила прочь. Вскоре Петра получила таз горячей воды, чистые тряпки и горшок зеленого бальзама. Она вытащила драгоценную булавку, отложила ее в сторону и размотала окровавленные бинты, но тампон прилип. Она размочила его, но последние куски все равно пришлось отдирать.

– Проклятие! – вырвалось у Робина.

– Рана должна быть открытой, – сказала Петра, увидев, что кровотечение усилилось. Она опять прижала к ней тампон, и кровотечение замедлилось. – Теперь снимите бриджи, чтобы я могла как следует забинтовать ее.

– Дерзкая девица.

Петра раздела Робина и снова уложила его на кровать. Потом она взяла большие ножницы, которые принесла миссис Гейнер.

– Ваши кальсоны пропитались кровью.

Робин улыбнулся:

– Это может стать интересным.

– Я просто отрежу их с одной стороны.

– Я не против обнажиться ради такого случая.

– Ведите себя прилично.

– Это не в моих правилах. – Несмотря на то что Робин говорил в шутливом тоне, видно было, что он потрясен случившимся.

 

Глава 20

Петра сморгнула слезы и стала отрезать окровавленную часть кальсон, стараясь игнорировать то, как его идеально вылепленное тело золотилось в теплых утренних лучах солнца. Снаружи замычала корова, слышались резкие крики ворон, пели певчие птицы. Петра легко могла представить себе, как бросит ножницы и ляжет рядом с ним на кровать, свернувшись калачиком, чтобы наслаждаться деревенским покоем.

Кокетка вскочила на Робина. Собачка была не способна на суровый взгляд, но она попыталась.

– Ты бабочка мудрости? – пробормотала Петра. Робин повернулся:

– Что?

– Ничего. – Она закончила обрезать его кальсоны и сосредоточилась на ране.

Шпага была острой, это хорошо. Длинный разрез оказался с чистыми краями, но Петра не могла сказать, насколько сильно задета мышца. Она начала осторожно очищать рану.

– Думаю, нам нужен доктор.

– Только не здесь. Нам нужно ехать дальше.

Госпожа Гейнер вернулась с подносом.

– Мы садимся завтракать, я принесла вам чай и яйца, сэр. – Она замерла на месте. – Боже мой, да вы красавец.

– Благодарю вас, – сказал Робин, смеясь. – Вы тоже красавица, но к тому же еще и добрая, миссис Гейнер.

– Да ну вас, – сказала она, ставя поднос рядом с ним на кровать.

– Не будете ли вы так добры, мэм, послать весточку моему другу?

– Тому, что в Стаутинге?

– Верно. В гостиницу «Черный лебедь». Он избавит вас от нашего присутствия.

– Вы нам не в тягость, сэр, правда, но после завтрака Кит может туда съездить. Для него это как праздник.

Она вышла, и пока Робин ел, Петра мыла его ногу. Когда она закончила, вода в тазу была темно-коричневой.

– Вы потеряли много крови.

– Наверное, поэтому я чувствую себя так беззаботно.

Она сурово посмотрела на него, но его лицо стало бесстрастным. Петра немного развела края раны. Он резко вдохнул и напрягся, но терпел.

– Лезвие было острым, – сказала она, – так что внутрь скорее всего ничего не попало. Тупые клинки и пистолетные пули гораздо хуже. – Она решила не использовать незнакомый бальзам и снова перевязала рану полосками его рубашки и тряпками миссис Гейнер.

Петра нахмурилась, увидев выражение его лица.

– Вам очень больно?

– Нет.

– Вы ранены где-нибудь еще?

Он раскинул руки, держа в одной чашку.

– Вы видите какие-нибудь другие раны?

Она заставила себя посмотреть. Она даже запустила пальцы в его волосы, чтобы ощупать голову. Он вдруг расслабился.

– Это очень приятно.

Петра знала, что это так, поэтому массировала ему голову. Глядя на него сверху вниз, она могла расслабиться теперь, когда он ее не видел. Могла показать свою любовь через нежные движения своих рук.

Она любила его. Петра подозревала это и раньше, но во время боя окончательно убедилась в этом. Противник превосходил Робина, но он продолжал сражаться, чтобы защитить ее, и сражался достойно.

Петра тихонько рассмеялась. Собачка лежала у него на коленях, и он ласково поглаживал ее.

– Что? – невозмутимо спросил он.

– Я ласкаю вас, вы ласкаете Кокетку.

– Ложитесь мне на колени, и я буду вместо нее ласкать вас.

Она на мгновение закрыла глаза и отстранилась.

– Кокетка, объясни ему, почему это очень плохая идея. Я собираюсь вынести грязную воду и насладиться свежим воздухом.

Петра прошла через кухню, где вся семья завтракала, и выплеснула воду на землю, а потом просто стояла, укрепляя свою решимость. Он был не для нее.

Она вернулась в дом и обнаружила, что муж и сын уже ушли по делам. Миссис Гейнер и ее старшая дочь мыли посуду, а двое младших играли с кошкой. Это было приятным напоминанием, что счастливые дома существуют. Петра могла бы пожелать жить вот так, но даже после лет, проведенных в монастыре, она не чувствовала себя частью этого простого мира.

– Садитесь, мэм, – предложила миссис Гейнер, вытирая фартуком руки. – Позавтракайте.

Петра села, зная, что лучше какое-то время избегать Робина.

– Пиво, мэм? Или парное молоко?

– Молоко, пожалуйста.

– Ешьте все, что на столе.

На столе лежал черный деревенский хлеб, стояли масло и сливовый джем. Это было восхитительно.

– Какой у вас красивый мужчина, – с улыбкой сказала миссис Гейнер. – Неудивительно, что вы сбежали с ним.

Петра покраснела.

– Но очень самоуверенный. Он не даст вам покоя, это точно.

– Самоуверенный? – переспросила Петра, гадая, не знает ли женщина имя Робина.

– Как петух. Всегда доволен собой. Всегда командует. – Она взяла большую глиняную миску и стала насыпать в нее муку из ларя.

– Да, он именно такой, – согласилась Петра, вспоминая время, когда думала о нем точно так же. Но теперь Петра увидела его в совершенно ином свете.

– И ужасный донжуан, должна сказать.

– Он очень хороший донжуан, – запротестовала Петра, и женщина рассмеялась.

– Интересная вы. – Чашка с чем-то пенящимся была вылита в муку вместе с водой. Женщина месила тесто. – И где же вы с ним познакомились?

Если уж лгать, то лгать по-крупному.

– На маскараде в Венеции.

– О-о, это там, где все люди в разных костюмах, как лицедеи в рождественской пьесе?

Петра понятия не имела, что такое лицедеи, но сказала:

– Да. Ваш ближайший друг может пройти мимо, и вы не узнаете его.

Пока миссис Гейнер месила тесто, они с Петрой болтали о мужчинах и ухаживании. Но когда зашел разговор о том, где они с Робином будут жить, Петра встала, решив, что в своих фантазиях может зайти слишком далеко.

– Я должна посмотреть, как он. И он захочет послать письмо другу.

– О, верно. Зуки, пойди найди Кита.

Девочка убежала, а Петра поспешила в спальню. Робин крепко спал, полусидя на подушках. Петра остановилась, наслаждаясь его утонченностью. И его красотой, потому что он был почти полностью обнажен. Его рука лежала на Кокетке, которая бдительно сторожила его.

– Papillon couche, – с улыбкой сказала Петра.

На сундуке лежало одеяло. Она взяла его и накрыла Робина, оставив открытыми руку и собаку, но затем коснулась его щеки тыльной стороной пальцев, чтобы убедиться, что у него нет лихорадки. Жара не было, но он повернул голову и что-то пробормотал.

Ей представилась идеальная возможность сбежать. Она пошлет записку капитану Роузу, а потом уедет. Но ей нужна бумага. У Робина была кожаная записная книжка. Она нашла ее в левом кармане его сюртука вместе с карандашом в изящном футляре. Но когда Петра открыла книжку, она обнаружила, что это не просто дневник или источник бумаги для записок на скорую руку, это было что-то вроде альбома, куда люди записывали пожелания для него.

На первой странице она прочла: «Моему дорогому Робину. Летай, мой милый, но не слишком высоко. Мама». Почерк был замысловато украшен, а вся страница разрисована летящими птицами. Петра почувствовала симпатию к встревоженной матери такой птицы. Вероятно, ей не следовало читать дальше, но она не могла устоять. Писавшие выбирали любую страницу по желанию, поэтому ей пришлось пролистать полкниги, чтобы найти следующую запись.

«Я буду всегда молиться за тебя. Лейси». Интересно, кто написал эти строки, украшенные лентами и цветами. Возможно, у него есть сестра.

На следующей странице было нацарапано: «Magnifique! Кларисса».

Это было не от родственницы.

«Ты чудовище. Я ненавижу тебя. Вернись ко мне скорее, или я умру!» Подпись «Л».

Неудивительно, что женщины так желали его, а некоторые просто любили. Робин был добрым и великодушным.

Слишком щедрым в своей любезности, сказала она себе и стала искать чистую страницу. Несколько страниц уже были вырваны, так что она не чувствовала вины, что сделает то же самое. Тут ее внимание привлекла еще одна исписанная страница. Здесь не было рисунков, зато много слов.

«Третий день января, год от Рождества Христова 1760.

Твердо решено, что молодой человек никогда не должен жениться. Вследствие этого мы, закоренелые холостяки, настоящим устанавливаем штраф, который должен уплатить каждый из нас, кто поддастся этому порочному состоянию с этого и до того дня, когда мы достигнем возраста тридцати лет. Штрафом за проступок будет тысяча гиней, пожертвованных фонду леди Фаулер для Общества реформирования морали».

Это было подписано тремя разными почерками: Воробей, Роуз и Язычник. Петра узнала в Воробье элегантный почерк Робина. Убийца Кок-Робина. Зачем брать такое имя?

Роуз? Это был контрабандист. Неудивительно, что он захотел скрыть свое настоящее имя.

Язычник? Она не могла себе представить, что кто-то мог додуматься назвать себя язычником даже забавы ради.

Робин закоренелый холостяк. А если окажется, что она носит его ребенка?

Петра ни за что не скажет ему об этом. Ей не нужен брак по обязанности. Ведь она даже не знает, кто он и чем зарабатывает себе на жизнь. Единственное, что Петра знала точно, что он дамский угодник и что будет ужасным мужем, если заставить его жениться.

Она выбрала чистый лист и написала капитану Роузу, особенно подчеркнув необходимость срочно показаться доктору. Она вырвала этот лист, сложила его и надписала адрес, который упомянул Робин, – гостиница «Черный лебедь», Стаутинг. У нее не было воска, чтобы запечатать, но в этом письме не было ничего личного.

Она долго смотрела на следующую страницу, потом написала:

«Спасибо, Кок-Робин. Да пребудет с вами Господь. Пожалуйста, слушайтесь вашу матушку и берегите себя.

П.».

Она положила книжку на маленький столику кровати, вложив карандаш на этой странице, и взяла свой плащ. На вороте она увидела камею. Ей следовало оставить ее, но ей нужно было чем-то застегивать плащ. Петра подумала о сапфирово-жемчужной булавке. Возможно, очень скоро ей понадобятся деньги, и придется булавку продать. Но булавка слишком дорогая. Сразу возникнет подозрение: откуда она у Петры?

Если не считать спрятанных гиней, у Петры не было почти ничего. Она порылась в кармане его бриджей, вспоминая прошлый раз, потом отбросила это воспоминание. Достала несколько монет и выбрала те, что помельче. Грех корысти лучше, чем смертный.

Среди монет было то кольцо. Петра снова рассмотрела его при свете. Замысловатая буква определенно не была Б. Либо А, либо X. Еще возможно, что Н. Но это, несомненно, была печать, передаваемая из поколения в поколение в важной семье. Он был значительным человеком и старательно скрывал это от нее. Еще одно доказательство того, что, несмотря на его шарм, Робин Бончерч не тот человек, которому можно доверять.

Когда Петра положила украденные монеты в свой правый карман, она наткнулась на распятие и четки. Достала их, подумала и положила в карман сюртука Робина. Странный и, возможно, нежеланный подарок, но у нее больше ничего не было. Кокетка все еще напряженно караулила, но никак не возражала против кражи. Петра знала, что будет скучать по очаровательному созданию, и послала собачке воздушный поцелуй. Теперь ей оставалось только отдать записку мальчику, который отвезет ее в Стаутинг, а потом она может ускользнуть из дома.

Петра пошла к двери, но остановилась. Что, если Роуза там не окажется? Или вдруг что-то случится с запиской? Она бросает Робина здесь, беззащитного. Уже завтра Варци может быть здесь, разыскивая своего человека и собирая слухи о случайных путешественниках. Если он обнаружит, что Робин здесь, а она исчезла, наверняка убьет его.

И все же она должна бежать. Более того, она не могла представить себе реакцию своего отца, если появится перед ним в компании этого отъявленного негодяя. Не важно, кто такой Робин на самом деле, она была уверена, что его натура хорошо известна. Но Робин никогда не позволит ей пойти одной. Она задумалась, и ей пришел в голову план. Она отослала записку с парнишкой, Китом, который радостно поскакал на упитанной лошади. Потом улучила подходящий момент и выскользнула из дома. Она пошла к дороге и поискала место, где спрятаться. Она нашла поблизости ступеньки через изгородь и устроилась с другой стороны, чтобы подождать, молясь, чтобы Робин не проснулся до того, как приедет его друг.

Тогда, если повезет, они решат, что она ушла очень давно, и если будут искать, то впереди. Она же собиралась пойти по тропинке от ступенек и надеялась оказаться очень далеко от них. Это разобьет ее сердце, но что Бог ни делает, все к лучшему.

 

Глава 21

Робина разбудил низкий голос:

– Во что ты теперь вляпался, безумец?

– Торн? – Робин открыл глаза. Он пошевелился, поморщился от боли, пронзившей ногу, но потом улыбнулся: – Благодарю небеса и ад. Помощь прибыла.

– Несомненно, – сказал герцог Иторн, опускаясь в кресло, которое пододвинула к кровати охваченная благоговейным страхом миссис Гейнер. Он обернулся и поблагодарил ее. По-видимому, он был здесь как простой капитан Роуз, но они все равно были поражены.

Он был темноволос, очень любил море, и его кожа всегда была покрыта загаром. Черты его лица были скорее резкими, чем утонченными. Поэтому его не считали красавцем, но почему-то женщины этого никогда не замечали. Так же как Робин, он не носил парик, но волосы Торна были аккуратно причесаны и оставались на месте, а его кожаные бриджи, простой коричневый сюртук и галстук были безупречны.

– Как ты попал сюда? – спросил Робин.

– В карете.

– Я хочу сказать, как ты узнал?

– Капитан Роуз получил письмо. Как тебя ранили? – Тут Торн вытаращил глаза. – Что это такое? – спросил он.

Кокетка встала со своего места у руки Робина и смотрела на него.

– Последняя новинка среди сторожевых собак.

– Она определенно пугает меня. – Торн вытащил золотой монокль, чтобы рассмотреть собачку, потом покачал головой. – Неудивительно, что кто-то вышел сухим из воды, воткнув в тебя шпагу. Она вырастет?

– Боюсь, что нет.

Торн убрал монокль.

– Я так и думал. Она одна из тех идиотских папильонов, которых так любят при французском дворе. Что на тебя нашло?

– Каприз – что же еще? – ответил Робин, подтягиваясь в сидячее положение и проклиная ноющую ногу. – Как давно ты здесь? Петра уже рассказала тебе все?

– Петра?

– Ну, миссис Бончерч.

– Мой дорогой Робин, тебя что, ударили по голове?

Робин посмотрел на стоявшую рядом женщину:

– Где моя жена?

– Жена? – изумился Торн.

– Ну, я точно не знаю, сэр. Мы как раз думали об этом. Похоже, она куда-то ушла.

Робин попытался встать с кровати, проклиная женщин и боль. Торн остановил его:

– Подумай о приличиях, старина.

Робин вспомнил, что он в одних кальсонах, от которых отрезаны куски, и посмотрел на миссис Гейнер:

– Пожалуйста, мэм, вы можете найти мне какую-нибудь одежду? Что угодно.

Женщина поспешила прочь, а Торн в это время взял двумя пальцами окровавленные разрезанные бриджи, бросил их и спросил:

– Это действительно всего лишь порез?

– Я так думаю.

– Могу я посмотреть?

– Пожалуйста.

За лаконичными словами скрывался тот факт, что отец Робина умер от незначительной раны, которая загноилась. Глубокая рана от быка на ферме, и поэтому грязная, но он получал самое лучшее лечение. И умер.

Торн откинул одеяло и наклонился над Робином.

– Перевязано хорошо. Никаких признаков покраснения или запаха.

– Для этого еще рано.

– Верно. – Он вернул одеяло на место. – В Иторне мы покажем тебя доктору. Что случилось с твоей рубашкой?

– Бинты.

– А отсутствующая Петра?

– Проклятие, ты поедешь за ней, да?

– Куда? Сначала я отвезу тебя в Иторн и покажу доктору.

Робин выругался.

– Мои жилет и сюртук можно носить?

Торн бросил ему жилет, но когда взял сюртук, остановился и вытащил из каждого кармана по пистолету. Он проверил их, чтобы убедиться, что курки не взведены.

– Один разряжен? Я думал, это резаная рана.

– Стреляла Петра.

– Робин, Робин… – Торн покачал головой и подал ему сюртук. Робин нащупал в кармане еще что-то. Он вытащил четки.

– Только не говори, что ты стал папистом!

– Нет. – Робин нашел также и деревянный крест. Подумав мгновение, он сунул их обратно, но заметил свою записную книжку. – Подай мне это.

Торн дал ему книжку, и Робин прочел отмеченную страницу.

– Эта женщина безумна. Она не сможет выжить одна в Англии. – Он с трудом надел жилет, потом сюртук.

Торн прочел эти несколько слов.

– Может быть, скажешь мне, кто она?

– Я сам точно не знаю. Сестра Иммакулата из ордена святой Вероники. Петра д'Аверио… нет, я забыл. Контессина Петра д'Аверио. – Подавляя ругательство, вырвавшееся от боли, он повернул ногу так, чтобы сесть на край кровати. – Или контессина кто-то совершенно другой, но она моя, и я должен позаботиться о ней. То есть пока она не найдет своего таинственного отца. Чума побери, где эта женщина с одеждой?

Торн положил руку на лоб Робина, проверяя, нет ли у него жара. Робин отбросил его руку, поэтому Торн сказал:

– Тога. – И помог Робину встать на ноги. Он расправил простыню и обернул ее вокруг Робина. – Жена? – спросил он снова.

– Мы просто сделали вид, что женаты.

– Бончерч? Полагаю, это твое имя du jour. Хороший и святой? – Он округлил глаза.

– В плаваниях тебя знали как капитана Роуза.

– Но я, мой дорогой друг, герцог.

Вернулась миссис Гейнер с охапкой одежды в руках. Робин не хотел задерживаться, чтобы надеть ее. Он послал женщине свою самую очаровательную улыбку.

– Нет нужды обирать вашего мужа, мэм. Если бы вы только позволили мне купить эту простыню. Гинея, друг мой?

Торн достал монету. Миссис Гейнер возразила, что это слишком дорого. Робин заверил ее, что это жалкие гроши за ее доброту, и похромал при помощи Торна к ждущей их карете, одетый в тогу и сопровождаемый пушистой бабочкой.

– Не слишком ли роскошно для капитана? – пробормотал он при виде герцогской кареты.

– В записке было сказано «удобно устроить».

Было нестерпимо больно забраться в роскошный экипаж и устроиться боком на сиденье, вытянув ногу, Робина шатало, и он был рад предложенному бренди. Но, благодаря Гейнеров, он улыбнулся и даже смог помахать им. Потом он стиснул зубы, потому что даже отличный рессорный экипаж подпрыгивал, возвращаясь на дорогу.

Кокетка попыталась утешить его и стала лизать ему руку.

– Когда будешь готов, я выслушаю всю историю. Но не беспокойся, мы вернем твою вторую кокетку, слово герцога.

* * *

Петра смотрела, как карета удаляется, и понимала, что ей тоже пора отправляться в путь. Ее удивил роскошный экипаж, но это просто подтвердило ее уверенность, что Робин все время лгал ей. Она решила, что такова натура негодяя – скрывать, кто он на самом деле.

Никаких немедленных поисков не было, если не считать несколько раз окликнувших ее Гейнеров. Возможно, он был рад избавиться от нее, но в то же время она постаралась замести следы. Ей также пришлось помнить о том, что Варци может приехать сюда. Она подозревала, что Флетчеры позаботятся об исчезновении трупа, но если Варци услышит о раненом мужчине на ферме у Гейнеров, это его заинтригует. Несколько вопросов, и он будет у нее на хвосте.

Петра пошла по тропинке, не задумываясь о том, куда ей идти. Она просто хотела оказаться подальше от фермы Гейнеров и не оставить следа, по которому ее можно найти.

Петра старалась избегать людей, но в этой местности было множество ферм, и она постоянно слышала подтверждающие это звуки: лай собаки; крик женщины, зовущей ребенка; бой часов. Один человек встретился ей на тропинке, просто кивнув в знак приветствия, но он мог запомнить женщину в красном плаще. Она сняла плащ и связала его в узел. Следовало бы избавиться от него, но он может еще ей понадобиться.

Конечно, теперь она была в зеленом платье с цветочками, которое Робин хорошо знал, и он также знал, что она носит нижнюю юбку сверху. Она вспомнила его нежную заботу в саду «Золотого петуха»…

Как могла пара хаотичных дней так глубоко проникнуть в ее сердце? Она шла дальше, сознавая, что отсутствие Робина Бончерча пожирает ее, словно дикое животное. Он был красив, но она знала красивых мужчин. Он был шалопаем, воспринимал все слишком легко, жил только для удовольствия и соблазнения…

Петра попыталась выбросить из головы все мысли о нем и сосредоточиться на бегстве.

Она была молода и энергична, но не привыкла ходить пешком на такие расстояния. У нее стали болеть ноги, ее мучила жажда. Когда она увидела уединенный коттедж – возможно, это была маленькая ферма, – Петра решила рискнуть. В конце концов, это была одна ферма из сотен. Каковы шансы, что охотники найдут ее достаточно скоро?

Коричневая собака выбежала с рычанием, и Петра испугалась. Но тут появилась молодая женщина и придержала собаку. Молодая, но мрачная и подозрительная. Петра предположила, что выглядит не совсем респектабельно. Женщина позволила Петре зачерпнуть воды из колодца, но держала собаку рядом с собой и наблюдала за каждым движением Петры.

Петре хотелось отдохнуть, но об этом не могло быть и речи. Она шла на север, где рельеф повышался и могло быть меньше населения, но когда облака закрыли солнце, стало холодно и ей пришлось надеть плащ.

Когда день стал клониться к вечеру, Петра не смогла определить, где находится и где будет спать нынешней ночью.

Робин прибыл в Иторн-Касл с болью в ноге и повязкой, промокшей под простыней. Как только карета остановилась, он сказал:

– Начинай охоту.

– Сначала я уложу тебя в постель и пошлю за доктором. На этой стадии несколько минут ничего не решат.

– Будь все это проклято.

Робин рассказал ему историю Петры. Торн, так же как и Робин, не мог поверить в то, что Петра разыскивает отца, который понятия не имел о ее существовании, и был склонен считать все это ложью. Робин утверждал, что это правда. Летний двор был в Ричмонд-Лодж, скромном доме в Кью, король держал там всего нескольких своих придворных. Ребус, если он существовал, мог быть где угодно.

Торн заставил его сесть в портшез, принесенный двумя лакеями, чтобы отнести его в спальню.

– Чума тебя побери, с ней может случиться все, что угодно! Я не могу валяться в кровати, как пожилая вдова!

– Мы приложим все усилия, чтобы найти ее, – сказал Торн, когда они добрались до спальни. – В твоем присутствии нет необходимости.

– По крайней мере, накрой чем-нибудь это покрывало, а то его зальет кровью.

Торн удивленно вскинул брови, но лакею было дано задание, а Робину представился шанс дохромать до окна и посмотреть в него. Невозможно, чтобы тут появилась Петра, идущая к нему через пышный парк, но он должен посмотреть.

Вошла одетая в черное экономка в сопровождении горничной, несущей большую простыню. Они накрыли ею постель, и Робина заставили лечь, облокотившись на гору подушек. Повернув голову, он мог видеть парк.

Когда слуги вышли, Робин сказал:

– Она не знает страну. Она выглядит как бродяга. Она говорит по-английски с акцентом. Что, если люди подумают, будто она француженка? После войны прошло совсем немного времени.

– Ты, кажется, думал, что она может позаботиться о себе.

Робин ударил кулаками по кровати.

– Это она думает, что может сама позаботиться о себе. Сумасшедшая идиотка!

Торн прислонился к столбику кровати, скрестив руки на груди. В отличие от Робина, который часто выглядел беззаботным, когда таковым не был, герцог Иторн часто выглядел мрачным, когда не был таковым, но сейчас он был весьма серьезен.

– Вопрос в том, почему она убежала от тебя.

– Секреты.

– Какие секреты?

Робин впал в бешенство.

– Дьявол тебя побери! Да если бы я знал…

Торн развел руками:

– Прости, прости.

Робин упал на подушки.

– Она может быть шпионкой.

– Из Италии.

– Милан контролирует Австрия.

– Это так, – произнес Торн, вдруг задумавшись.

– Не обращай на меня внимания. Это все маскируется ее безумной идеей найти отца. Она не хочет, чтобы я знал, кто он, на случай, если она решит не объявлять о родстве. На самом деле она просто не доверяет мне.

– Ты назвался ей фальшивым именем, – заметил Торн.

– Тогда это не казалось важным. – Робин снова выругался. – Пауик и Фонтейн! Мне нужно послать инструкции. Дай мне письменные принадлежности и найди гонца.

Кокетка тявкнула, требуя, чтобы ее подняли на высокую кровать. Торн довольно осторожно повиновался. Робин приласкал собаку, но сказал:

– Чертовски неудобно иметь столько людей, о которых надо заботиться.

– Ты граф, – сказал Торн, дергая за шнурок звонка у камина. – Ты отвечаешь за сотни людей.

– Которые все, похоже, любой ценой стремятся позаботиться обо мне. И не смотри на меня так. Ты знаешь, что все они падают в обморок и умирают, если я требую что-то изменить.

– Однажды это случится.

– Они упадут в обморок и умрут? – Робин скорчил рожу. – Я знаю, но графство работает, как часы.

– Тогда ты должен наслаждаться этим кусочком хаоса.

– Это, – сказал Робин, – не хаос, это пытка. Будь добр, прикажи подать кофе.

– Кофе, всегда кофе. Я думаю, ты любишь его больше, чем женщин. – Но Торн отдал приказ. Он пил только чай, однако держал кухарку, которая хорошо умеет варить кофе, только ради Робина. Со своей стороны Робин держал запасы любимых чаев Торна, хотя сам не любил этот напиток.

Мысли Робина вернулись к Петре и ее почти экстатическому восторгу от кофе в Монтрё. Он бы предоставил ей лучший кофе, который она когда-либо пробовала. Они бы вместе исследовали все его разновидности. В Париже он узнал новый рецепт с шоколадом, коньячным ликером, мускатным орехом и взбитыми сливками, который мог бы довести ее почти до оргазма еще до того, как он поцеловал ее.

– Конторка? – произнес Торн.

Робин вздрогнул и обнаружил ее уже на своих коленях. Он достал бумагу и перо, которое Торн приготовил для него, и заставил свои мысли вернуться к делу.

– Пауик и Фонтейн должны были ждать меня в лондонском доме, но они будут легкой мишенью для Варци.

– Ты думаешь, он из чувства мести нападет на них?

– Он способен на это – возможно, он думает, что они расскажут ему, где находится Петра.

– Какое средневековье.

– Похоже, Милан все еще в нем под своим внешним лоском и оперой. Где они будут в безопасности, но не связаны с тобой или со мной? Кристиан в Лондоне?

– Выполняет свою норму придворной службы, поэтому он в Кью. – Кристиан, майор лорд Грандистон, был в королевской гвардии.

– Проклятие, хотя это может оказаться полезным. Он узнает, не появятся ли там странные итальянцы. Мне нужно написать и ему тоже.

– Полагаю, у меня достаточно бумаги.

– Ратбон? – спросил Робин. – Полагаю, он в Дербишире. Эшарт?

– Работает как пчелка над восстановлением разрушающегося Суррейского особняка. Женитьба, – сказал Торн, печально качая головой.

– Идеально, – сказал Робин. – Он сможет использовать еще одну пару рук.

– Уверен, он будет в восторге. Так же как и ты – вот твое отвратительное пойло.

– Ни один человек с душой не может не любить кофе, – сказал Робин, когда лакей налил ему чашку, добавив сахар и сливки. Они все знали, как он любит кофе. Робин вдохнул аромат и сделал глоток.

– Я понятия не имею, почему потворствую тебе в этом пороке.

Робин захлопал ресницами.

– Из любви. – Он вдруг посерьезнел. – Есть уже какие-нибудь новости?

– Вряд ли. Мы узнаем, как только кто-нибудь вернется.

Хотя и кипя внутри, Робин стал пить кофе и писать письма. Это было единственное полезное занятие, которое он мог делать. Он попросил Кристиана обращать внимание на всех итальянцев, особенно на мужчину, подходящего под описание Варци, и женщину с внешностью Петры. Он написал маркизу Эшарту в Чейнингс, Суррей, предупреждая его о приезде Пауика и Фонтейна. Написал пространные инструкции для своего секретаря, Тревельяна, относительно безопасности его людей в Лондоне и приложил инструкции для Пауика по переезду в Суррей.

В общем и целом это было изнурительно.

Прибытие доктора Брауна, авторитетного, средних лет и очень шотландского, дало некоторую надежду, что он скоро сможет начать действовать. Но пока Робин наблюдал, как доктор разбинтовывает рану, ему было страшновато. Он ведь почувствовал бы что-то, если бы рана загноилась?

– Удовлетворительно, – объявил наконец доктор Браун.

– Великолепно. Зашейте ее, сэр, потому что мне нужно заняться делами.

– Ни в коем случае, милорд! Нет ничего более опасного, чем загнать яд внутрь.

– Мне нужно встать, я должен иметь возможность ездить верхом.

– Тогда убейте себя.

Они напряженно смотрели друг на друга, но доктор был специалистом в своем деле, а у Робина были веские причины знать, что он прав. Будь все это проклято.

– Завтра, милорд, если рана все еще будет выглядеть хорошо и появятся признаки заживления, я подумаю о швах. А пока вашей ноге необходим покой. Не двигайте ею. Иначе я не несу никакой ответственности за последствия.

После ухода Брауна Торн сказал:

– Можно подумать, что тебя впервые ранили.

– По крайней мере с детства у меня не было ран.

– Ты просто счастливчик. Оставайся таким и впредь.

– Это Петра в опасности, а не я!

– Она сама так захотела.

– Нет, – сказал Робин. – В том, что она ушла, виноват я.

Торн промолчал, только скептически приподнял бровь и пошел собирать карты местности, чтобы угадать маршрут, который могла выбрать Петра. В результате они пришли к выводу, что она могла выбрать бесконечное количество маршрутов.

День тянулся медленно, и бездеятельность стала пыткой.

Пришли сообщения, что видели женщину в красном плаще, которая просила воды на одной маленькой ферме. Были посланы люди прочесать тот район, но это было уже через несколько часов после того, как ее там видели. Робин снова взялся за карту, хотя знал, что это бессмысленно.

Куда же она идет? Наблюдение на главных дорогах не дало ничего, так же как и расспросы на постоялых дворах. Неужели она шла всю дорогу пешком?

Вечерело, близилась ночь со всеми ее опасностями. А что, если Петра исчезла в Англии и он никогда больше ее не увидит? Робин взял четки, лежавшие на столике возле его кровати. Помогают ли они неверующим? Этого Робин не знал, но стал перебирать четки и молиться.

У Петры стало сводить желудок. В деревне она рискнула купить немного хлеба, сыра и легкого пива, которое пьют англичане. Она сказала, что идет в Лондон искать работу, и ей поверили.

Ободренная, Петра пошла дальше, но все чаще делала остановки. Когда, прислонившись к дереву, Петра стояла на развилке дорог, раздумывая, по какой идти дальше, мимо пробежал парень.

Услышав, что он кого-то зовет, Петра огляделась. По тропинке шел мужчина со связкой хвороста на спине, и парнишка спросил его о женщине в красном плаще. Мужчина покачал головой, и юноша побежал дальше. Петра судорожно сглотнула. Значит, Робин все-таки начал поиски, и если его люди ищут ее здесь, значит, район поисков обширен. Как могли они догадаться, где она находится? Петра не знала. Но потом вспомнила место, где просила воды. Возможно, они также нашли гостиницу, где она покупала еду. Петра засунула красный плащ глубоко под живую изгородь.

Вернулась немного назад и пошла по тропинке, ведущей через выгон и в никуда. День клонился к вечеру. Сегодня ночью ей придется спать под открытым небом. Искать комнату в гостинице она не рискнет. Да и вряд ли ее туда пустят, поскольку она выглядит как бродяга. Нарушит ли она закон, если будет спать в сарае или проберется в какую-нибудь надворную постройку на ферме?

Охваченная отчаянием, Петра, едва волоча ноги, шла по тропинке, когда живая изгородь справа от нее стала ниже. Церковный шпиль недалеко впереди свидетельствовал о том, что она приближается к деревне. Петра постояла немного и в полном изнеможении пошла дальше, в глубине души надеясь, что ее поймают и вернут обратно под защиту Робина Бончерча.

– Добрый вечер.

Петра вздрогнула, сердце бешено забилось. Живая изгородь здесь была ей по грудь, и из-за нее на Петру смотрела пожилая женщина в соломенной шляпе с огромными полями и с торчащими во все стороны седыми волосами.

– Добрый вечер, мэм, – сказала Петра и поспешила дальше.

– Куда вы идете? – вслед ей спросила женщина.

– В Лондон, – ответила Петра.

– Отсюда до Лондона далеко.

– К сожалению, да.

– И не в эту сторону. Лондон отсюда на север.

– Тогда я поверну на север, когда смогу. – Петра старалась говорить без акцента, но знала, что это у нее не получается. Она улыбнулась и пошла дальше.

– А зачем вы туда идете? – снова спросила женщина.

– Ищу работу.

Женщина вытерла пот со лба грязной узловатой рукой.

– Вы можете пополоть здесь за ужин, если хотите.

Петра посмотрела на аккуратные грядки позади женщины и призналась:

– Я не знаю, как выглядят сорняки.

Женщина кивнула:

– Я сразу догадалась, что вы леди.

– Иногда и леди приходится искать работу.

– И откуда же вы с такими темными глазами? Из-за границы?

– Из Италии, – ответила она.

– Вот это да! Я накормлю вас ужином за несколько историй. Очень хочется узнать, что за страна Италия.

Возможно, разумнее было бы идти дальше, но Петра очень хотела есть и нуждалась в простом человеческом участии.

– Тогда спасибо вам.

– Входите через калитку, – сказала женщина и поковыляла к дому.

Петра пошла за ней и оказалась в крошечной комнатке с небольшим очагом, встроенным в стену. Через открытую дверь виднелась небольшая гостиная, обставленная простой мебелью.

– Я миссис Уоддл, – сказала женщина, подвесив горшок над огнем.

Если кто-то из преследователей Петры выследит ее здесь, мелкая ложь не поможет.

– Мисс д'Аверио, – сказала она. – Могу я вам чем-нибудь помочь?

– Нет, садитесь. Вы выглядите так, будто целый день шли пешком. У меня есть суп и хлеб. Простая еда.

– Что может быть лучше? И пахнет чудесно. – В отличие от отвратительного варева той старой карги.

– В нем есть немного ветчины, – с гордостью сказала миссис Уоддл. – Пить хотите? Там в кувшине есть вода.

Петра встала, наполнила обколотую по краям кружку и напилась.

– Италия, – мечтательно произнесла миссис Уоддл, приглядывая за котелком. – Вы, видимо, папистка.

– Скорее всего, да.

– Господу нужны всякие, вот что я всегда говорю. Зачем же вы скитаетесь по Англии, дорогуша? Уверена, вы не привыкли к ней.

Петра не нашлась, что ответить и согласилась.

– Я была горничной у одной английской леди в Милане. Но ей мои услуги нужны были лишь до тех пор, пока она не доберется до дома, поэтому, когда мы прибыли в Дувр, она вышвырнула меня на улицу.

– Как это жестоко. Но почему именно Лондон? Этот огромный город, полный греха.

– У меня там родственники, – стала фантазировать Петра. – Честно говоря, мэм, муж моей хозяйки увлекся мною. Конечно, я не хотела иметь с ним никакого дела, но она не смогла этого вынести. Поэтому я даже не знаю, где нахожусь. Я боялась ехать прямой дорогой в Лондон из страха, что он станет меня преследовать. Пожалуйста, если какой-нибудь джентльмен заинтересуется мною, не выдавайте меня.

– Будь уверена, не выдам, дорогуша, но у такой красавицы, как ты, эта проблема будет возникать снова и снова.

– Знаю, – сказала Петра. – Моя внешность – моя погибель.

– Тебе нужен хороший мужчина, вот что.

– Как и любой женщине.

– Только не мне, – сказала хозяйка, усмехнувшись беззубым ртом. – Я похоронила двоих, и с меня хватит. У меня три замужних дочери и два сына, они не забывают свою мать, поэтому мне не нужен мужчина такой же старый, чтобы заботиться о нем, как о младенце.

Петра заставила себя рассмеяться, хотя с трудом сдерживала слезы. Она нашла здесь тихую гавань, но скоро ей придется уйти.

– Тебе есть, где остановиться на ночь, дорогуша?

Петра внимательно посмотрела в доброе лицо миссис Уоддл и ответила:

– Нет.

– Тогда оставайся здесь. Я не могу позволить тебе в темноте бродить по дорогам. Могу подобрать тебе кое-какую одежду. У меня, конечно, нет ничего подходящего для такой, как ты, но есть старые вещи моих дочерей. А свои хорошие вещи ты сможешь сберечь. Ты же не хочешь появиться перед лондонскими родственниками вся в грязи после многодневной дороги?

Петра посмотрела на щедрую женщину:

– Я была бы вам очень благодарна, миссис Уоддл. Я могу заплатить…

– Нет-нет, ни в коем случае! Ты расскажешь мне об Италии, о нарядах и драгоценностях, которые носят богатые дамы, для меня это лучше всяких денег.

Петра едва сдерживала слезы. Миссис Уоддл поняла и, чтобы не смущать ее, отвернулась.

Петра провела чудесный вечер. Она с искренней благодарностью приняла поношенную одежду. Залатанная во многих местах, она была чистой и хранилась в сундуке с лавандой. Переодевшись, Петра вычистила свое платье и нижнюю юбку и повесила их во дворе на веревку проветриться. Она немного задержалась, глядя на закат, позволив себе приятные мысли и воспоминания, прежде чем похоронить их глубоко в своей душе.

Петра повернулась, чтобы полюбоваться крошечным садиком, где были грядки с овощами и бобами, вьющимися по высоким кольям. Рядом стоял курятник, по саду разгуливали три курицы. У порога росли травы – лаванда, мята, чабрец, укроп и другие, а сладко пахнувший душистый горошек вился по засохшим веткам у заднего окна.

С одной стороны, очаровательно, но она видела покосившиеся стены дома и плохо подогнанные двери и окна. Зимой здесь наверняка холодно.

В сад прокралась кошка, остановилась и прошмыгнула в дом. Когда Петра вошла, она обнаружила кошку у кухонного очага, свернувшуюся клубочком у ног миссис Уоддл.

Они поели наваристого супа, а остаток вечера провели в маленькой гостиной. Петра помогала чинить белье, развлекая хозяйку рассказами. В свою очередь, она узнала, что миссис Уоддл не совсем одинока. Большинство ее родственников жили в деревне Спинхерст и частенько навещали ее.

Наконец миссис Уоддл зажгла сальную свечу, но она давала слишком мало света для шитья, а Петра слишком устала. Она подозревала, что женщина обычно ложится спать вместе с солнцем, поэтому попросила позволения пойти отдыхать. Петра поднялась в мансарду, где хозяйка заранее застелила одну из четырех узких кроватей. Она разделась и устроилась под цветастым одеялом.

Этого она просила у Робина, о, как давно это было, и вот сейчас это практически осуществилось. Она помолилась о том, чтобы его рана поскорее зажила, чтобы он почувствовал свой долг выполненным, продолжал вести прежний образ жизни.

 

Глава 22

Петра проснулась от крика петуха, вырвавшего ее из сна, в котором они с Робином искали друг друга на маскараде, где им постоянно мешали враги в масках. Петра знала, где он находится – в Стаутинге, под опекой своего друга «капитана Роуза». Но он будет беспокоиться.

Она вспомнила, как он был добр к Кокетке, хотя на самом деле не хотел собаку, и как искренне заботился о своих слугах у мамаши Гулар. Мужчин учат защищать женщин, и некоторые воспринимают это серьезно. Именно таким был Робин.

Петра села. Ничего не поделаешь. Она должна найти способ передать ему послание, чтобы заверить его, что с ней все в порядке. Она поднялась с постели, морщась от боли в мышцах, и оделась в новую одежду. Поверх рубашки Петра завязала льняную юбку, которая, вероятно, когда-то была коричневой, но со временем полиняла. Она добавила корсаж цвета ржавчины со шнуровкой спереди, радуясь, что этот скорее немного великоват и из него ничего не будет выпирать. Простые, до локтей рукава рубашки закрывали ее руки. Еще был чепец с оборкой, скрывающий ее лицо, и коричневая вязаная шаль.

Она спустилась вниз, и старуха радостно улыбнулась, увидев ее:

– Хорошо выспалась, дорогуша?

– Очень хорошо, спасибо. Вы так добры.

– Ничего подобного. Для меня это удовольствие. Садись и скушай яйцо.

На столе был только хлеб грубого помола и вода, но женщина сварила каждой по яйцу и поставила миску слив, которые росли у нее в саду.

– Ты уверена, что хочешь идти дальше, дорогуша? – спросила миссис Уоддл.

Петра улыбнулась ей:

– Я не могу остаться здесь. Ведь на самом деле я иду не в Лондон.

– А куда?

Из осторожности Петра назвала один из городов по пути. Кто-то из людей Робина может найти это место.

– В Гилдфорд. Это к юго-западу от Лондона.

– Никогда не слышала о нем, – сказала старая женщина, – но Тэд Хайт из «Трех петухов» наверняка слышал.

Петухи. Робин. Предзнаменование? Кокетка. Кок-Робин. «Золотой петух». «Три петуха».

– Я бы хотела послать письмо, но понятия не имею, как это делается в Англии. – Сможет ли она скрыть место, откуда оно отправлено?

– Письмо, – повторила миссис Уоддл так, будто Петра сказала: «Я бы хотела поймать единорога». – У Парсона должны быть перо и бумага, и у сквайра, и, вероятно, у миссис Кершо, которая живет около церкви, но…

– Пожалуйста, не беспокойтесь, – быстро проговорила Петра. – Мне бы не хотелось посылать его отсюда.

– У Тэда должны быть бумага и чернила. Приходится много писать и считать, когда держишь таверну. Мы сходим туда после того, как поедим.

Но когда они пришли в деревню, Петра поняла, что это было неразумно. Любой преследователь, пришедший сюда, узнает все об иностранке – гостье миссис Уоддл. Все радостно приветствовали их. Часто это было «Элли», дважды «ма» и один раз «бабуля». И все спрашивали: «Кто это с вами?»

И каждому миссис Уоддл отвечала:

– Очень милая молодая леди из-за границы. Я помогаю ей в пути.

«Три петуха» были всего лишь коттеджем, в котором все дела велись в передней комнате, со знаком гостиницы, грубо нарисованном на фасаде. Они вошли через черный ход, и миссис Уоддл крикнула: «Доброе утро!» – входя через открытую дверь.

После удивленных, но радушных приветствий была рассказана история Петры.

– Бог мой! – воскликнула коренастая и розовощекая миссис Хайт. – Я принесу бумагу и письменные принадлежности, хотя одному Богу известно, когда ими в последний раз пользовались.

– Значит, Гилдфорд? – сказал Тэд Хайт. – Посидите немного, тетушка. И вы, мэм.

Петра села.

– У вас вся деревня – родственники?

Женщина усмехнулась:

– Не совсем, дорогуша. Тэд – сын моей кузины Мегси, но в общем-то тоже родственник.

Миссис Хайт вернулась с двумя листами бумаги, несколькими перьями и маленьким горшочком.

– Чернила высохли, – сказала она, – но можно добавить немного воды.

Петра все осмотрела, попросила острый нож и очинила перо. Когда чернила были готовы, она обмакнула в них перо и задумалась, прежде чем спросить:

– Какой сегодня день и какое число?

Как странно этого не знать.

– Сегодня пятница, мэм. Двадцатое июля.

«Моему замечательному защитнику.

Знаю, что вы, должно быть, волнуетесь, и это плохое вознаграждение за вашу доброту. Но пожалуйста, знайте, что у меня все хорошо, я у друзей. Надеюсь, что и у вас все в порядке».

Она знала, о чем нужно написать обязательно.

«Я сдержу свое слово. Если попаду в затруднительное положение, непременно обращусь к вам за помощью. Если же не получите от меня весточки, знайте, что ничего плохого со мной не случилось. Прощайте, друг мой. Вам будет легче танцевать по жизни без камушка в туфле».

– Вот, смотрите, – с гордостью воскликнула миссис Уоддл, – ну разве это не красиво?

Складывая письмо, Петра решила, что однажды пришлет этой доброй женщине образец прекрасной каллиграфии, написанный на плотной гладкой бумаге.

Мистер Хайт принес немного сургуча и свечу. Осторожно накапал сургуч на письмо, и Петра запечатала его. Для прочности Петра прижала его еще раз пальцем, вспомнив о печатке Робина. Однако это было доказательством лжи – что он каким-то образом солгал ей о своей личности.

Она перевернула письмо, еще раз обмакнула перо в чернила и написала:

«Робину Бончерчу, эсквайру, через капитана Роуза. Гостиница «Черный лебедь»; Стаутинг, Кент».

Она встала и поблагодарила их.

– Я найду способ отправить его где-нибудь дальше по дороге.

Мистер Хайт о чем-то думал.

– Вам нужно в Мейдстоун, он на Гилдфордской дороге. Это хорошая дорога, и совсем недалеко, к северу отсюда.

– Там ездят дилижансы? Сколько может стоить место в дилижансе? – Петра была уверена, что не сможет идти пешком еще целый день.

– Это будет дорого, мисс, но вы можете доехать дешевле в фургоне.

– В фургоне?

– На Гилдфордской дороге полно фургонов, которые перевозят товары, понимаете? Едут они медленно, но стоит это дешево. Сбережет ваши подошвы, – добавил он со смешком, что ничего не значило для Петры.

– Подошвы на твоих туфлях, дорогуша, – пояснила миссис Уоддл. – И твою бессмертную душу. Наверное, трудно, когда английский неродной язык.

– Да, трудно, – с улыбкой сказала Петра, мысленно возвращаясь к Робину. Как это было? Пинать пятки.

Она заставила себя думать о предстоящем пути. Ей хотелось ехать как можно быстрее, но если она истратит все деньги, то окажется в отчаянной ситуации, если лорд Ротгар отвергнет ее или если она решит, что разумнее исчезнуть. Сейчас несколько лишних дней не принесут вреда.

– Думаю, я бы хотела ехать в фургоне, – сказала Петра.

– Тогда мы можем помочь вам добраться. Элис едет проведать сестру недалеко от Миклбери. Это почти на Гилдфордской дороге. И, – сказал мистер Хайт, явно довольный своей ролью советчика, – она может там отправить ваше письмо.

Петра сердечно поблагодарила его.

– Сколько стоит отправить письмо?

– Ничего, если вы считаете, что получатель заплатит.

Петра задумалась, но ведь «капитан Роуз», несомненно, заплатит за это письмо. В отличие от нее он явно не стеснен в средствах.

Она вернулась в коттедж, чтобы связать остальную свою одежду в узел. Петра приняла от миссис Уоддл краюху хлеба и засунула серебряный шестипенсовик за горшок, где радушная хозяйка не сразу найдет его. Позже она найдет способ должным образом заплатить за эту удивительную доброту, но пока что она просто обняла женщину, прежде чем поспешить назад в «Три петуха».

Миссис Хайт ждала в маленькой двухколесной повозке, запряженной осликом. Она попрощалась с мужем и тронула повозку с места. Так Петра начала свой второй день пути, вознося благодарственные молитвы за то, что хорошо отдохнула, хорошо поела и имела довольно ясный план действий. Более того, ее внешность изменилась настолько, что никакие ищейки ее не найдут.

 

Глава 23

Робин завтракал, чувствуя себя совершенно беспомощным. Вчера не было никаких хороших новостей, и он не видел причин, почему они должны появиться сегодня. Он хотел сам скакать по стране, разыскивая ее. Но Петра очень старалась, чтобы ее не поймали, и преуспела в этом. Странно, но он даже гордился ею. Если бы только знать наверняка, что она в безопасности.

Торн сидел у его кровати, пил чай и изучал карту.

– Хотел бы я знать, куда она направляется.

– Тогда это было бы слишком легко.

– Это не игра.

– Да, конечно. Неужели я говорю так, что кажется… Наверное, да. Петра бранила меня за это. Просто я такой.

– Я знаю, знаю. – Торн отшвырнул карту. – По-моему, я тоже беспокоюсь о ней. Но она сама решила исчезнуть, а ты встретил ее всего несколько дней назад.

– Если только моя нянька не показывала мне ее в колыбели. Прости. Я опять говорю глупости. Неужели я когда-то был легкомысленным графом Хантерсдауном, который не знал Петру д'Аверио?

– Ну вот, ты опять.

– Я безнадежен.

Появился лакей с письмом. Торн распечатал его, пробежал глазами и сказал:

– Хорошие новости. Человек, которого я послал в Дувр, сообщает, что тип, который по описанию может оказаться Варци, следил за твоими людьми. Они сели в дилижанс – он поехал верхом.

– Значит, он не поехал в окрестности Фолкстоуна. Так, хорошо. Поедем за ним в Лондон. Самая большая опасность грозит Петре от Варци. Если мне удастся остановить его, ее ситуация улучшится, а твои люди смогут продолжить поиски здесь.

– Отличная и на удивление разумная идея. Если доктор одобрит.

Робин промолчал.

– Как бы то ни было, она тоже может поехать туда, чтобы искать помощи у Терезы Корнелис. Это будет катастрофой. Тереза Корнелис выдаст ее за несколько кусочков серебра.

– Золота, Робин, золота, – сказал Торн в ожидании доктора. Едва появившись, доктор Браун скривился, но Робин знал, что когда врач согласился зашить рану и позволил продолжить путешествие, это означало, что он идет на поправку.

Вскоре Робин уже хромал к фаэтону с помощью лакея и крепкой трости.

Он знал, что Торн будет настаивать на осторожной поездке, чтобы поберечь его ногу, но даже если и так, он наконец-то выбрался из этой чертовой кровати, и к вечеру они будут в Лондоне.

Петра попрощалась с Элис Хайт и пошла на север. До Мейдстоуна было всего несколько миль, и она чувствовала себя совершенно неузнаваемой в своей поношенной одежде. В любом случае она сомневалась, что кто-то ищет ее так далеко.

Всю жизнь ей внушали, что мужчины опасны, что женщина не должна путешествовать одна, однако к Петре никто не приставал. Возможно, благодаря поношенной одежде, скрывавшей ее привлекательность.

Петра пришла в Мейдстоун, увидела рынок и пошла туда в надежде на дешевую еду. Но когда увидела место, где продавали ношеную одежду, просмотрела товар. За два медяка она купила потрепанную соломенную шляпу с широкими полями, чтобы защититься от солнца.

– Значит, вы валлийка? – спросил продавец. Петра кивнула.

– Я так и думал.

Очень хорошо. Если кто-нибудь спросит, откуда она, она может сказать, что из Уэльса. К несчастью, она практически ничего не знала об Уэльсе, но думала, что там был Монмут, связанный с трагическим герцогом Монмутом, незаконнорожденным сыном короля Карла II. Петра надеялась, что этого достаточно.

Мимо прошел человек с подносом на голове.

– Горячие пироги!

Петра купила один. Пирог был восхитительный, с картофелем, мясом и густым жирным соусом. Добавив несколько слив и запив все водой из городского колодца, Петра решила, что о лучшем обеде и мечтать не приходится.

Петра еще немного походила по рынку, полакомилась пирожком со смородиной, купила себе еще слив в дорогу и кусок твердого сыра, который долго хранится. Все шло хорошо, пока она не услышала:

– …Женщина в зеленом платье с цветочками и в красном плаще. Иностранка. Потеряла разум…

Петра выглянула из-под своей соломенной шляпы и увидела молодого человека в коричневом сюртуке, бриджах и треуголке, пробиравшегося через рынок, расспрашивая всех торговцев. Неужели Робин никогда не успокоится?

Узнать ее невозможно. Петра небрежно отвернулась и не спеша пошла искать фургон, чтобы купить себе там место.

Не прошло и часа, как она уже садилась в огромных размеров повозку, накрытую брезентом, натянутым на большие дуги, и доверху груженную ящиками и мешками. В самом конце по обеим сторонам располагались две скамьи, на которых могли разместиться человек десять. Петра поздоровалась с молодой женщиной с двумя маленькими детьми, пожилой парой и одноногим матросом. Она поняла, что в фургонах путешествуют в основном те, кто не может идти, и надеялась, что не будет бросаться в глаза.

Никто, похоже, не удивился, глядя на нее, а когда спросили, как ее зовут, она сказала Монмут. Упряжка из восьми огромных лошадей начала свой тяжелый путь, и Петра снова оказалась в дороге. Невдалеке от города человек Робина проехал мимо, бросив беглый взгляд, и поскакал дальше задавать вопросы в другом месте. Это уже не имело значения. Петра д'Аверио в зеленом платье и красном плаще бесследно исчезла.

В Лондоне Робин поехал в дом Торна, а не к себе, поскольку понимал, что Варци может следить за Хастингс-стрит. Один из слуг Торна был послан в дом узнать новости. Он вернулся, когда Робин и Торн ужинали.

– Ваш слуга и камердинер уехали, как и было приказано, милорд, – сообщил он Робину. – Человека два, которые могли бы вызвать подозрение, звонили у задней двери, но они тоже могли искать работу или спрашивать дорогу.

– Никто нигде не прятался? – спросил Торн.

– Насколько я видел, нет, ваша светлость.

Когда слуга вышел, Торн сказал:

– Сдается мне, найти Варци будет так же трудно или даже труднее, чем найти твою Петру. – Робин сурово посмотрел на него, и Торн поднял руку: – Мир!

– Мне нужна хорошая драка.

– Ты еще не оправился от предыдущей.

– Да, чума ее побери. Я хочу драться с Варци, но он уже старик.

В пути они обсуждали, что делать с негодяем, но так ничего и не решили.

– Помню, как похвалялся перед Петрой, что в Англии смогу разобраться с Варци, но теперь…

– Трудность в том, чтобы его найти. Тогда ты разберешься с ним.

Робин наколол на вилку кусок жареной курицы.

– Не опекай меня, – сказал он и через минуту добавил: – Знаешь, мы играем по его правилам. Теперь мне не нужно сохранять конфиденциальность. Граф Хантерсдаун может высадиться в стране без должных формальностей, и я смогу защитить контрабандистов, если потребуется. Я могу обвинить Варци в соучастии в нападении на меня, – произнес он. – Честно говоря, не вижу причин, почему не могу дать объявление.

– Объявление о чем? – спросил Торн.

– О Варци. Назначить вознаграждение, описать внешность.

– На каком основании?

– Соучастие в нападении. Если я поймаю его, то смогу предать суду за нападение на пэра королевства. Отвратительно.

– Зачем так усложнять? Нужно просто послать записку в газеты. Думаю, Оверстоун знает, как это делается.

Его пухлый, занудный, но невероятно ответственный секретарь действительно знал. Он не выказал никакой реакции на инструкции, только сказал:

– Извините меня, ваша светлость, но если вы не хотите привлекать внимание к этому дому или к участию лорда Хантерсдауна, возможно, все ответы следует направлять рассудительному третьему лицу?

– Оверстоун, ты бесценен. Займись этим, у нас есть хороший парень.

Робин рано лег спать и быстро заснул. Наконец-то он почувствовал, что делает что-то для безопасности Петры.

 

Глава 24

В субботу Петра проснулась в общей комнате гостиницы недалеко от места под названием Севеноукс. Пассажиры фургона спали все вместе, каждый на узком матрасе на полу, рядом с четырьмя другими путешественниками. Младенец дважды просыпался, а пожилой мужчина храпел. Но несмотря на все эти неудобства, Петра хорошо выспалась.

Она позавтракала с остальными и снова забралась в фургон для второго дня путешествия. До Гилдфорда Петра доберется завтра, в воскресенье.

К этому времени Робин уже должен был получить ее письмо, так что она может больше не беспокоиться о нем. И вообще выбросить его из головы хотя бы на какое-то время.

Робин проснулся в тревоге, распаляемой смутными воспоминаниями о снах, в которых боролся, чтобы добраться до Петры, которая звала на помощь в толпе танцоров, одетых в венецианские маски. Преследование Варци не успокоило его, поскольку о негодяе не было пока никаких вестей, а его доктор вот-вот заявится, чтобы осмотреть рану. Рана заживала, но Робин обливался холодным потом, стоило ему вспомнить страдания покойного отца.

Робин выбрался из кровати, чтобы еще раз опробовать ногу. Она болела, а швы тянули, но он мог уже ходить, опираясь на трость. Все должно быть хорошо, но когда объявили о прибытии доктора Райта, его сердце учащенно забилось. Райт был лондонским семейным доктором и знал всю историю. Он смотрел мрачно и неодобрительно.

«Я не могу обернуть себя ватой», – хотелось крикнуть Робину, пока доктор разматывал бинт на его ноге, но он знал, что существует огромная разница между пеленанием и дуэлями.

Он сел, чтобы посмотреть самому, пытаясь убедить себя, что уродливая зашитая рана в хорошем состоянии. Он не был уверен, пока Райт не проворчал:

– Лучше, чем вы того заслуживаете, сэр.

– А что, действительно хорошо?

Доктор строго посмотрел на него, но потом улыбнулся:

– Очень хорошо, милорд, но вам чертовски повезло. Вам прежде всего следует знать…

– Я знаю, что жизнь непредсказуема, но ею также можно наслаждаться.

Доктор вздохнул и снова забинтовал рану, оставив строжайшие инструкции не напрягать ногу и сообщать ему о малейших признаках усиления боли или лихорадке.

После ухода доктора Робин решил самостоятельно спуститься к завтраку. Торн был не меньше его рад мнению доктора, и оба весело ели, просматривая газеты.

– Не могу дождаться, когда увижу Варци за решеткой за разбой на дороге.

– Это будет ненадолго, – предупредил Торн.

– Я сделаю так, что его продержат некоторое время, – сказал Робин, – а потом придумаю какую-нибудь другую причину задержать его. Почему мы еще не получили отчета от Кристиана об итальянцах в Ричмонд-Лодж?

– Потому что весь мир не остановился, чтобы заниматься твоими делами. Ешь!

Робин взял свой кофе с молоком и сделал глоток.

– Никаких новостей от наблюдателей на проезжих дорогах?

– Никаких. Кофе – это не еда.

Робин взял булочку и намазал ее маслом.

– Такое ощущение, будто Петра не поехала дилижансом, но…

Торн мягко прервал его:

– Будь она мертва, кто-нибудь уже нашел бы ее тело.

– Наверное.

– Она просто очень хорошо прячется. Видимо, приобрела большой опыт в этом деле.

Робин хотел возразить, но тут же подумал, что Торн прав. Петра ускользнула от леди Содуэрт. Возможно, она нашла другого покровителя. Возможно, ведет себя с ним так, как вела себя в Монтрё и на «Кулике». В конце концов, она не девственница, и как воспитанной в аристократических кругах иностранке ускользать от его поисков без чьей-то помощи?

– Сомневаюсь, что она вообще монашка, – сказал он. – Подумай, что она без колебаний оставила свои четки и распятие. Возможно, сочла это забавным.

Торн молчал.

– Она использовала когти, пистолеты, шпаги…

– Когти? – переспросил Торн.

Робин едва не почесал заживающие царапины на плече.

– И ранила человека Варци в совершенно немыслимое место.

– Я думал, тебе это дало какое-то удовлетворение.

Робин проглотил кофе, не почувствовав вкуса.

– Она, вероятно, избавилась от того плаща, едва отойдя от фермы, а вскоре и от платья.

– Чтобы расхаживать голышом?

– Вполне вероятно. Нет, но она достаточно легко нашла что-нибудь другое. В конце концов, я же не первый покровитель, которого она использовала и бросила.

– Леди Содуэрт? – спросил Торн. – Невыносимая гарпия с голосом, как у орущего павлина?

– Обязательство есть обязательство.

– Которое, если верить тебе, эта Содуэрт нарушала многими способами.

Робин стукнул по столу.

– Если бы только я знал, что она задумала! Выбросил бы ее из головы.

– В любом случае можешь выбросить ее из головы.

Торн не ожидал, что он согласится на это, поэтому Робин продолжал из чистого упрямства:

– Превосходный совет. Я сегодня устраиваю карточную вечеринку.

– Здесь? – спросил Торн. – Значит, мой дом уже сдается?

– Нет, у себя дома. Пора возвращаться. Я же не беглец.

Торн откинулся на стуле, поджав губы.

– Не думаю, что Варци попытается похитить тебя и пытать с целью узнать, где находится своенравная контессина.

– Хотел бы я, чтобы он попытался.

– Да ты сумасшедший! Но если дело обстоит так, я требую вернуть долг гостеприимства. Хочу присутствовать в момент поимки зверя.

– Идет. Чтобы было наверняка, я оповещу газеты о моем мероприятии. Как? А, да. – Он щелкнул пальцами, и Кокетка заплясала, чтобы получить лакомый кусочек. – Уверен, свет позабавит, что я приобрел такую собачку.

* * *

Петра приближалась к концу второго дня своей поездки в фургоне, умирающая от скуки и охваченная множеством сомнений.

В Милане ей казалось разумным найти отца. Теперь, когда у нее была целая вечность на размышления, в ее голове всплывали все непривлекательные аспекты.

Почему мужчина должен помнить скоротечный роман, случившийся во время безумного венецианского карнавала двадцать два года назад? В памяти ее матери это было уникальное событие, но для того веселого молодого человека порочная контесса ди Бальдино могла быть всего лишь мимолетным развлечением.

Он, вероятно, был очень похож на Робина Бончерча. Был ли он так же потрясен вспышкой страстной любви? Был ли так же обходителен после, стараясь скрыть правду? Когда она думала, каким Робин был после корабля, она видела только доброту, любезность и обязательства. Он охотится за ней из тех же побуждений, вот и все.

Петра прекрасно понимала его позицию, потому что ее воспитывали в таком же духе. Есть женщины, на которых женятся и на которых не женятся, и любой брак должен служить семье, а не личному вкусу.

Она опять думает о Робине! Петра приказала своим мыслям вернуться к лорду Ротгару, как бы ни трудно это было. Если он помнит, даже если он помнит с нежностью, почему должен верить, что она его ребенок? В корешке ее молитвенника было спрятано короткое письмо от ее матери, подтверждающее данный факт, но произведет ли это впечатление на него? Мать говорила ей, что Петра похожа на него, но сходство между молодой женщиной и взрослым мужчиной трудно определить. Может ли она предъявить какое-нибудь безусловное доказательство?

Нет. Ведь мать могла ошибаться. Был ли у матери всего один любовник? Ее лучшей подругой была Тереза Имер, которая никогда не считалась вполне респектабельной.

Могла ли женщина со временем исказить правду, чтобы она соответствовала ее романтическим идеям?

Когда они остановились на ночь в Доркинге, Петра сочла общую спальню невыносимо многолюдной и шумной и после ужина пошла искать место поспокойнее. Это оказалось нелегко, поскольку гостиница «Белая лошадь» была полна приезжих.

Петре нравилось общество, но не всякое. В некоторых случаях она предпочитала одиночество. Если отец откажется от нее, ей придется искать работу. Если повезет, она могла бы найти место компаньонки какой-нибудь дамы, но эта дама может оказаться кем-то вроде леди Содуэрт. Тогда Петру наверняка повесят за убийство.

Она бы выжила в монастыре, но Робин говорил правду. Здесь не было монастырей, и англичане опасались папистов, как они называли католиков. Она читала молитвы про себя и никогда не крестилась.

Петра не боялась грязной работы, но ее не научили ничему, кроме элементарного ухода за больными бедняками.

Конечно, всегда оставался Робин, и она обещала ему попросить помощи, если понадобится, но она не знала, чего от него ожидать и что она сможет вынести. Она не могла быть его шлюхой, но было бы почти невозможно находиться поблизости от него, не имея ничего.

Тени стали длиннее, поэтому она повернула назад к гостинице. Из головы у нее не выходили слова псалма. «Si ambulem in medio umbrae mortis, non timebo mala…» – «Хотя я вхожу под тень смерти, я не буду бояться…»

Ей пришлось резко броситься в сторону, чтобы увернуться от мчащейся кареты, остановившейся перед «Белой лошадью», и этот момент опасности заставил ее рассмеяться. Были практические причины бояться ходить в темноте. Она смотрела, как дилижанс выгружает пассажиров и их багаж и поглощает других. У всех людей есть цель в жизни.

Она спросила конюха, что это за дилижанс.

– Ну, это Гилдфорд-флаер, да, мисс, и с Могучим Майком Коккрофтом на козлах. Будет там через два часа сегодня вечером, это точно.

Кок. Петра перевела взгляд с пыльного, тяжело груженого дилижанса на невысокого дородного мужчину, пьющего что-то из огромной кружки, попутно флиртуя с кокетливой служанкой. Два часа до Гилдфорда?

– Могу ли я купить в нем место? – спросила она.

– А разве вы не из фургона?

– Да, но у меня есть деньги.

– Я спрошу, но вам придется поторопиться, мисс. Могучий Майк не будет ждать.

Петра побежала в гостиницу, поднялась в спальную комнату и схватила свой узел, давая объяснения попутчикам. Она сбежала вниз и обнаружила кучера уже на козлах с вожжами в руке.

– Место наверху за шиллинг, – сказал конюх. – Поторопитесь. Вы можете заплатить ему по приезде.

Петра взобралась по лесенке и села, втиснувшись между двумя мужчинами. Экипаж тут же дернулся и поехал, и она была рада, что прижата так сильно. Флаер выехал на Гилдфордскую дорогу и набрал скорость, грум на козлах протрубил в рог, чтобы отпраздновать этот факт. Петра схватилась за рукав мужчины справа. Он, похоже, был не против.

«Петра, Петра, подумай, что случилось, когда ты в последний раз действовала импульсивно!»

«Я сбежала, – сказала она своему протестующему разуму. – Останься я с леди Содуэрт, сейчас была бы уже в Милане или, что более вероятно, убита при попытке сбежать».

И петухи были символами ее удачи.

Она увидела флюгер на башне, указывающий на запад. «Следуй за петухом».

«Скачи на кок-хорс в Банбери-Кросс».

Где бы это ни было, если все остальное не удастся, она поедет туда искать счастья.

* * *

Робин забыл, что возвращение в свой дом будет означать возвращение к обязанностям, но как только его секретарь, Тревельян, выразил радость по поводу его выздоровления, он стал говорить о корреспонденции и бумагах, которые нужно подписать, а также о том, что Робин должен ознакомиться с ситуацией между Австрией и Пруссией.

Австрия управляет Миланом, сразу же подумал Робин, но отбросил эту мысль. Он разберется с Варци, но не будет больше тратить времени на Петру. Она сделала свой выбор. Тревельян мог быть требовательным, как школьный учитель, именно он когда-то и был учителем Робина и всегда оказывался прав.

Разобравшись с большинством срочных дел, Робин обратился к Тревельяну:

– Если придет какая-либо информация об Италии, я хотел бы с ней ознакомиться.

Тревельян был рядом у стола, аккуратно ставя печать Робина на уже готовые письма.

– Об Италии, сэр?

– Об Италии. Знаешь, это такая длинная страна, похожая на сапог?

– Да, сэр.

Проклятие. Робин никогда не опускался до сарказма, а Тревельян, вероятно, уловил намек на некоторые его нелепые приключения. Он все еще считал своим долгом быть информированным обо всех делах Робина. Они уже закончили?

Тревельян принес еще одно письмо, печать была не сломана. Робин с первого взгляда понял, что оно от матери.

– Почему ты не дал мне его первым?

Секретарь покраснел:

– Я… э… я взял на себя смелость сообщить графине о вашей ране, милорд.

Робин пришел в ярость:

– Будь проклято твое черное сердце! Это всего лишь царапина, но ты знаешь, как она будет беспокоиться. Мне надо бы сейчас же уволить тебя.

Тревельян побледнел.

– Ее сиятельство просила, чтобы я информировал ее обо всех ваших ранах, сэр.

И он вряд ли мог ослушаться его мать.

– Убирайся, – прорычал Робин и сломал печать на плотной бумаге. Она измучает себя переживаниями… – Черт! – пробормотал он, потом крикнул: – Тревельян! Вернись сюда!

Секретарь немедленно вернулся.

– Моя матушка завтра приезжает. Скажи миссис Данскейп приготовить ее комнаты и… в общем, делай все, что нужно.

– Да, сэр. Мои извинения, сэр.

– О черт. Если бы мне было плохо, она захотела бы быть здесь, и, думаю, она будет в восторге, увидев, что я здоров.

После ухода секретаря Робин стал мерить шагами комнату, но резко остановился от боли. Стук в дверь возвестил о приходе тщательно умытого кухонного мальчишки, недавно повышенного до должности псаря. Он поставил Кокетку на пол, и она побежала к Робину.

– Ну вот, опять ты, – проворчал Робин, беря собачку на руки. – Петра была права. Я бессердечное чудовище, не правда ли? Пренебрегать такой преданностью, такой любовью!

Он знал, что грех собачки в том, что она напоминает ему о Петре. Кокетка была у него всего неделю, когда он встретил сестру Иммакулату, и после этого они пережили несколько выдающихся приключений, они трое. Он не забыл отослать мальчишку заниматься другими делами и снова сел за стол, посадив на него Кокетку, что ей, похоже, очень нравилось.

– Пет и Петра, – сказал он, поднимая голову собачки, как будто в ярких глазах мог быть разумный ответ. – Неужели она в отличие от тебя вероломная стерва?

Собачка склонила голову набок, как будто задумавшись.

– Но ты наконец-то будешь полезной, моя маленькая безделушка. Если повезет, сообщишь синьору Варци, что я в Лондоне, и он появится из своего убежища. Тогда мы сможем отплатить ему за его жестокость к тебе.

* * *

Петра действительно прибыла в Гилдфорд меньше чем через два часа и заплатила Могучему Майку Коккрофту его шиллинг.

– Что вы собираетесь делать теперь? – угрюмо спросил он. Петра колебалась. У этого грубоватого здоровяка глаза были добрые.

– Останусь здесь на ночлег, сэр, а утром продолжу свой путь.

– Не назад в Мейдстоун, я думаю. Какой смысл скрытничать сейчас?

– Нет. В Фарнем.

– В Фарнем ходит медленный дилижанс. Шемли, хозяин здешней гостиницы, посадит вас прямо в него, но завтра рейса не будет, деточка, потому что воскресенье. – Он коснулся своей большой шляпы и ушел, шаркая ногами.

Петре без труда удалось получить постель в еще одной общей комнате, но настроение у нее было подавленное. Она застряла здесь до понедельника, а значит, зря потратила шиллинг, и теперь отчаянно хотела узнать свою судьбу и иметь возможность составить какой-то план.

В этой комнате, кроме нее, были всего двое путешественников – женщина средних лет с туповатой дочерью. Когда женщина завела разговор, Петра вяло ответила.

– Вы выглядите обеспокоенной, дорогая, – сказала миссис Каллер.

Петра неохотно использовала старую версию.

– Моя мать лежит больная недалеко от Фарнема, и я спешу к ней, но из-за воскресенья застряла здесь.

– Я думала, вы валлийка, дорогая.

– Мой отец был валлиец, – стала сочинять очередную легенду Петра. – После его смерти моя матушка вернулась сюда, чтобы ухаживать за своей матерью, но я осталась там, где работала. Это недалеко от Монмута.

Что же, вполне правдоподобная история.

– Никто не может винить вас за то, что вы едете по такому делу, дорогая, но придется путешествовать на шанкс-пони. – Удивление Петры, видимо, было заметно, потому что женщина добавила: – Пойти пешком, дорогая. Здесь не больше десяти миль, и наверняка вас то там, то тут подвезет кто-нибудь едущий в церковь или в гости к родственникам.

Воодушевленная, Петра легла спать, полная решимости пройти десять миль и завершить свое путешествие на следующий день.

Робин не ожидал такого множества гостей в Лондоне в июле. Те, кто был в Лондоне, известили тех, кто жил в поместьях неподалеку. Все хотели узнать подробности о поединке с разбойником, напавшим среди бела дня.

Некоторые мужчины привезли с собой красивых женщин, готовых угодить Робину, однако женщины сейчас Робина не интересовали, и он использовал свою ногу как отговорку. Это не отпугнуло их всех, некоторые начали подшучивать над ним из-за того, где на самом деле была рана.

Он радостно приветствовал появление крепкого блондина в эффектной, расшитой галуном форме и решил ускользнуть.

– Кристиан! – воскликнул Робин с искренним восторгом, но не вставая с места. Нога причиняла ему ужасные мучения. – Какие новости при дворе, друг мой? Черт, похоже на строчку из Шекспира.

– Нет, это, должно быть, «тот шустрый и хитрый эльф по имени Робин Добрый малый», – сказал майор лорд Грандистон. – Как такой бездельник, как ты, умудрился оказаться раненым?

– Лучше спроси, как кто-то пробрался через мою неприступную защиту. Тебе это никогда не удавалось.

Кристиан рассмеялся:

– Очень хорошо. Как?

– Он был довольно хорош.

– И он мертв?

– Да, но это не моя заслуга. О случившемся писали в газетах.

– Никогда не читаю их. Все действительно интересное обсуждается при дворе. – Кристиан взял у слуги бокал вина и сказал: – Господи, что это? – Он смотрел на Кокетку, которая плясала у его ног, желая привлечь к себе внимание.

– Комок пуха, – сухо ответил Торн. – Кто-то смахнул его.

– Принцесса Кокетка, – представил Робин. – Клянусь, ее уши становятся больше от восхищения. Она настоящая героиня.

– Как это? – недоверчиво спросил Кристиан.

– Испугала моего противника в решающий момент.

– В это я могу поверить.

Робин подозвал лакея, чтобы тот помог ему подняться с кресла, и взял трость.

– Давайте найдем тихий уголок, и я расскажу вам всю историю.

– Разве здесь есть тихий уголок? – спросил Кристиан, на которого со всех сторон сыпались приветствия и шутки по поводу галунов.

Потребовалось время, чтобы выбраться из комнаты, но там недалеко была гостиная, составляющая часть личных покоев графа. Робин все еще считал их принадлежащими отцу. Торн пошел с ними, и Кокетка тоже. Робин рассказал другу об истинных причинах его приключений в Кенте.

Кристиан присвистнул.

– Это мог только ты, Робин. Только ты.

– Почему все так говорят? – Робин взял на руки Кокетку и посадил к себе на колени. – Ты же воспринимаешь меня серьезно, правда, моя маленькая бабочка?

– Эта собака делает тебя смешным, – сказал Торн.

– Ты совершенно не ценишь искусство несерьезности.

– Слава Богу.

– Когда-нибудь, чтобы очаровывать людей, просто быть герцогом будет недостаточно.

– Факты свидетельствуют о другом, – сухо возразил Торн.

– Дети, – укоризненно произнес Кристиан. – Вернемся к делам насущным. Робин, ты писал, чтобы я расспросил об итальянцах в Ричмонд-Лодж. Ответ таков – ни одного за последнюю неделю.

– Никого подходящего под описания?

– Нет. Мы живем очень тихо.

Робин колебался, задавать ли следующий вопрос, потому что история Петры вполне могла оказаться ложью, но он проиграл борьбу.

– Ты можешь назвать кого-либо при дворе, кто двадцать два года назад мог находиться в Италии? Если он действительно был молод, тогда мы говорим о человеке, которому сейчас около сорока.

Кристиан задумался.

– В Лондоне двор просто кишел бы ими. Почти каждый пэр в юности бывал в Италии.

– А что насчет постоянных придворных?

– С ходу не могу сказать. Кстати, я закончил свою службу при дворе, но знаю людей, которых можно расспросить.

– Спасибо, – сказал Робин. – Сомневаюсь, что из этого что-нибудь выйдет. Это все была история, придуманная, чтобы позабавить меня. Я действительно, – вспомнил он, гладя Кокетку, – требовал развлечений. Как всегда, берегись того, о чем просишь.

– Хороший совет, – заметил Кристиан и добавил: – Есть ли опасность увеличить Фонд леди Фаулер?

– Та наша идиотская клятва? Черт возьми, нет, – сказал Робин, надеясь, что вложил нужную степень веселого недоверия в эти слова. Из коридора Робин слышал, как один из его друзей сказал:

– Хочешь пари, что этот мерзкий фонд до конца года станет богаче на тысячу фунтов?

Должно быть, это был Кристиан, потому что ответил Торн:

– Идет. Он никогда не будет таким дураком.

 

Глава 25

Петра шла по безмятежным просторам, вдоль высокого хребта, рассыпавшего вокруг нее разноцветные поля. Земля выглядела такой процветающей, ухоженной, в церквях звонили колокола. Когда она проходила через деревни, некоторые люди желали ей доброго утра, но большинство жителей смотрели на нее настороженно, как на бродягу.

Почему она не подумала об этом? Ей не следовало приближаться к маркизу в одежде, подаренной ей миссис Уоддл. Как сказала эта женщина, ей нужна самая лучшая одежда, чтобы встретиться со своими родственниками.

Едва добравшись до Фарнема, Петра пошла в маленькую гостиницу и попросила там комнату с водой и мылом. Она сказала подозрительно посмотревшей на нее женщине, что собирается наняться на работу и хочет выглядеть как можно лучше. За три пенни она получила небольшую комнату, кувшин горячей воды, мыло и полотенце. Она разделась до рубашки, вымылась и переоделась в зеленое платье в цветочках. Это тоже было простое платье, но более респектабельное. Она снова надела чепец и широкополую шляпу, но от поношенной шляпы она избавится перед тем, как попросить впустить ее в Ротгар-Эбби.

Как именно она должна сделать это? Ее уведут от парадной двери, но как объяснить цель ее прихода на входе для слуг? Возможно, ей следует спросить, не нужны ли им работники, но это приведет ее в лучшем случае к экономке. Должна ли она после этого тайком рыскать по дому, чтобы встретиться с маркизом? Ее просто вышвырнут вон, в этом нет сомнений. Некоторые слуги вообще никогда не бывают в комнатах господ. Все, что она могла сделать, это положиться на Господа и свою мать.

Петра посмотрела в маленькое зеркальце, надеясь увидеть внешность, которая преодолеет все барьеры, но знала, что этого не будет. Единственным ее утешением было то, что хозяйка гостиницы несколько изменила о ней свое мнение. Раньше она видела в Петре бродягу, а теперь – уважаемую крестьянку.

Петра снова отправилась в путь, теперь она была всего в паре миль от Ротгар-Эбби. Петра увидела верстовой столб с надписью: Олтон – 10 миль. Это была ее дорога. Но она улыбнулась, увидев другие стрелки под ней. Бентли – 5 миль. Кукушкин Угол – 8 миль.

«Кукушка» была близко к «кок». Петра надеялась, что это еще одно доброе предзнаменование, что она идет по нужному пути.

* * *

Робин не страдал от похмелья, но по какой-то причине проснулся в воскресенье, чувствуя себя разбитым, с больной головой и дурным привкусом во рту. Он выслушал, как часы пробили десять, пожелал, чтобы волшебным образом перед ним появился стакан воды и кто-нибудь поднес его ему, чтобы он мог утолить жажду и снова заснуть.

Он почувствовал холодную руку на своем лбу и открыл глаза, только чтобы успеть в последний момент заменить «Петра» на «маман».

– Как ты мог, ты, беспечный негодник? – в гневе спросила мать по-французски. – Говорят, ты не пустил сюда доктора. Как ты мог?

Она все еще была в черном, и этот цвет не шел к ее нежной коже и темно-каштановым волосам.

– Райт осматривал мою ногу в доме Торна, – ответил Робин тоже по-французски, пытаясь сесть. – Я прекрасно себя чувствую.

– Не пытайся обмануть меня, меня, которая выносила тебя и воспитывала.

«При помощи примерно двадцати слуг», – подумал Робин.

– Я страдаю всякий раз, когда ты пропадаешь. – Она, так же как Петра, много жестикулировала. Почему он никогда раньше не думал об этом? – И теперь, – воскликнула она, – и теперь ты ввязался в поединок! Получил ранение! Ты чудовищно неблагодарное дитя!

Ему удалось поймать отчаянно жестикулирующую руку.

– Моя дражайшая матушка, моя рана незначительна и быстро заживает. Я прекрасно себя чувствую, если не считать последствий вчерашней пирушки.

Она замерла, испытующе глядя на него:

– Правда?

– Правда. – Он не будет думать о Петре или о Пауике. Они ничуть не похожи.

Мать, успокоившись, села на край постели, и Робин поцеловал ее пухлую, идеально наманикюренную руку.

– Я едва не уволил Тревельяна за то, что он встревожил вас Надо было это сделать.

– Тогда я наняла бы его снова.

– Быть моим учителем, маман. Полагаю, я могу уволить моего секретаря.

– Ты не сделаешь ничего столь постыдного. Он всего лишь послушался меня.

Сейчас бессмысленно говорить о том, что интересы матери и его собственные могут не совпадать.

– Ты действительно выздоравливаешь? – спросила мать, взяв в ладони его лицо. – Ты не лжешь?

– Клянусь честью. Но если хотите помочь мне, я бы был признателен вам, если бы вы принесли мне стакан воды.

Она рассмеялась и пошла за графином. Насколько ему было известно, его мать никогда не использовала пистолет или шпагу, она с утра до ночи управляла своим имением и яростно сражалась за своих птенцов.

Что она будет делать, когда он возьмет бразды правления в свои руки, а это произойдет в ближайшее время, чтобы сохранить самоуважение?

Мать принесла воду. Она улыбалась.

– Ma belle, – сказал он, поднимая бокал.

– Почему Фонтейн не занимается такими вещами, как вода? – спросила мать.

– Я отослал его в отпуск.

– В Чейнингс?

– Если вы знаете, зачем спрашивать?

– Но я не знаю всего. Не знаю, почему.

– Это долгая история, но с ним все в порядке. И с Пауиком тоже. – «Все ваши с любовью подобранные сопровождающие и сторожевые псы в порядке».

Как будто по сигналу Кокетка выскочила из кровати, виляя хвостом.

Мать удивленно посмотрела на нее:

– Что это?

– Собачка-папильон. Вы видели таких при французском дворе.

– Тогда зачем это? Тем более в твоей постели!

– Она очень успешно просит. Но если быть точным, она в своей постели в моей постели. – Он откинул одеяло, чтобы продемонстрировать новую корзинку Кокетки с розовой бархатной подушкой.

– Но ты любишь больших собак. Ты называл моих спаниелей бездельниками.

– Меня соблазнили.

Она снова пощупала его лоб. Он поймал ее руку и поцеловал.

– Моя дорогая, драгоценная матушка, у меня нет жара. Я все расскажу. – Почти все. – Это развлечет вас, позабавит, даже взволнует, потому что все опасности уже позади. Но умоляю, позвольте мне встать, принять ванну, одеться и позавтракать. Полагаю, вы только что приехали? Значит, вам понадобится время, чтобы отдохнуть после путешествия.

– О, разве?

Он не ответил.

– Ты изменился, – сказала мать.

– Уверяю вас…

Она знаком заставила его замолчать.

– Определенно. Женщина?

Робин промолчал. Только бы не покраснеть.

– Для брака или для удовольствия? – спросила мать деловым тоном. – Надеюсь, ты не натворил глупостей?

– Я расскажу вам все, когда приму ванну, побреюсь и оденусь.

– Очень хорошо. Я пришлю тебе слугу. – Прежде чем выйти, она сказала: – Я говорила тебе, что нужно сделать здесь звонки.

После ее ухода Робин ощутил желание забраться под одеяло, как ребенок, который хочет спрятаться. Кокетка, всегда готовая посочувствовать, лизнула его руку. Он погладил ее.

– Ей это не понравится, – сказал Робин и добавил: – Ничто не расстроит мою мать, потому что Петра д'Аверио – лживая авантюристка, и я, вероятно, никогда больше не увижу ее.

Вошел временный камердинер, и Робин велел ему приготовить ванну. Впервые после ранения Робин снял повязку, погрузился в горячую воду и оказался прямо в Монтрё.

Там он лежал в ванне, представляя Петру, которая была так близко, намыливая свое очаровательное тело. Он возбудился и вынужден был удовлетворить себя, но час спустя все еще кипел от этой безумной страсти…

Петра д'Аверио. Он знал нескольких очень красивых женщин своего круга, некоторых чрезвыч