Каро знала, что дорожка широкая и утоптанная, но не могла разглядеть ее и опасалась, что в любой момент может угодить в яму.

— Жаль, что у нас нет фонаря.

— Не забывайте, что мы беглецы, — напомнил он.

— И если мы кого-нибудь встретим, то станем пробираться ощупью в потемках?

— Нет, если действительно что-то нащупаем, — В его голосе слышалась усмешка, Повернувшись, Грандистон снова поцеловал ее.

Каро оттолкнула его. Он, казалось, не возражал, и это причинило ей боль. Когда они пошли дальше, он взял ее за руку, и Каро снова почувствовала себя лучше. Вспомнив про кошку, она обернулась.

— Что? — внезапно встревожился он.

— Кошка. Могла она пойти за нами?

— Если она тут, то скорее ищет того, кто может угостить ее молоком.

Каро почувствовала себя брошенной и, отвлекшись, споткнулась, Грандистон поймал ее.

— Думаю, вы будете сожалеть о той минуте, когда заговорили со мной.

— Нисколько. Вы принесли мне радостное удивление, восхищение и приключение, и вот они мы, живы и свободны под залитым лунным светом небом. Посмотрите, — указал он, — это Венера.

— Вы безумны, как миссис Силкок.

— Но более дружелюбный.

Кристиан снова обнял Кэт Хантер, ему нравилось это ощущение. Она все еще была загадкой, но ее недавнее поведение указывало, что она именно такова, как утверждает; респектабельная женщина, привыкшая к обычной жизни.

В таком случае она проявила необычайную храбрость и выдержку.

Но обычная жизнь исключала насилие. Возможно, оно может заставить женщину отчаянно цепляться за респектабельное общество.

Но почему она флиртовала с незнакомцем, отправилась к нему в комнату и оказалась в его постели?

Она нравилась ему такой, за кого себя выдает, но на самом деле она другая. Кристиан взглянул на нее, но луна снова скрылась за тучами, а Кэт смотрела под ноги, пытаясь разглядеть дорогу. Он видел копну ее удивительных волос. Непохоже, чтобы такие волосы были у обычной респектабельной леди. Они больше подходят смелой мятежнице с возвышенной душой.

Она обуздывает их сотней шпилек. А свой истинный характер она тоже запирает в тюрьму?

Кристиан подавил мимолетный порыв отпустить ее.

Барлиман побывал на Силвер-стрит, но узнал немного. Слуги были неестественно неразговорчивы и о чем-то умалчивали. Он узнал, что хозяйку дома зовут Филлис, а не Доркас, и хотя она из Шеффилда, она дочь поверенного, а не владельца мастерских.

Внезапно какое-то шестое чувство заставило Кристиана обернуться. Он увидел яркие глаза.

— Черт.

— Что? — повернулась Кэт, а потом сказала: — Я вам говорила, что была кошка.

— Кошка, — повторил он. — И к тому же невидимая.

Каро махнула рукой:

— Брысь, Табби.

— Брысь, Табби? Это какое-то местное заклинание?

— «Брысь» — значит «уходи», а Табби — это имя.

— Старая знакомая? Но это не соответствует вашей истории.

— Что за новая глупость? — уперла руки бока Каро. — Вы видели у меня кошку? Может, она пряталась в моем корсете? Вам лучше знать.

— Я знаю. — Кристиан не мог сдержать улыбку.

Кэт, должно быть, почувствовала это, потому что зашипела, как кошка.

— Она нашла меня в темноте. Я пыталась прогнать ее.

— Дав ей имя.

— Я осталась одна. И была рада компании.

Он обнял ее за талию:

— Идем.

Она не двигалась.

— У нее шерсть слиплась, наверное, на боку рана. Я не хочу бросать ее.

— Вам не придется этого делать, — сказал Грандистон, вынуждая ее двигаться. — Кошка сама решит, идти ей за нами или нет. Барлиман, вероятно, уже ждет, и нам понадобится время, чтобы найти точное место.

— Вы хотите сказать, что мы заблудились? — спросила она, но пошла с ним.

— Пока нет. Но если вы продолжите шипеть и лавировать, я могу потерять вас.

— Извините. Я прекрасно сознаю, как вам обязана, мистер Грандистон.

Кристиан предполагал, что от него ждут смущения, но вместо этого сказал:

— Хорошо.

Она оглянулась.

Он тянул ее вперед.

— Беспризорные кошки созданы играть на чувствах.

— Но не созданы быть раненными и грязными.

— Да? Моя мать говорит, что кошки часто посылаются тем, кто в них нуждается. Жалость — самый легкий способ получить кошку у дверей.

— Старушечьи сказки.

— Моя мать не так уж стара.

— Извините, — подняла на него глаза Каро, — я не имела в виду… — Но потом снова зашипела: — Вы невозможны!

— Уверяю вас, моя мать достаточно взрослая, чтобы иметь такого сына.

— Вы знаете, что я не… Я просто удивилась, что у вас есть мать.

— Ну, это уж совсем смешно.

— У всех есть матери, но по некоторым не заметно, что они провели много времени под материнским оком.

Кристиану самому захотелось зашипеть от этой колкости. Он оставил дом ко всеобщей выгоде, однако ему недоставало материнской заботы. В доме Торна женщин было мало. Нянька юного герцога умерла, когда ему было одиннадцать.

— Я очень люблю свою мать, — сказал он, и это была правда.

— Тогда расскажите мне о ней, — с вызовом бросила она.

— Она пухлая, чудесная и наслаждается своим садом и пчелами.

— В коттедже? — с явным недоверием сказала Каро.

— Спрячьте ваши коготки, Кэт. Кое-что побольше, но место простое. — Кристиан не лгал.

— Воображаю, что такая мать должна быть огорчена вашим выбором занятия.

— Верно. — Кристиан снова стиснул зубы. Мать ненавидела его военную службу.

Они подошли к воротам, это дало ему возможность прекратить разговор. Когда он нащупал веревку, скрепляющую створки, между жердей с презрительным «мяу» проскользнула кошка.

— Очко в твою пользу, — согласился Кристиан, задаваясь вопросом, в своем ли он уме. Он снял веревку, вглядываясь в тени на простиравшемся впереди поле. — Поиграй в разведчика, — сказал он кошке, — и выясни, есть ли там бык.

— Разговариваете с кошкой? — сладко спросила Кэт.

— Возможно, скоро начнут разговаривать деревья. Связанные створки ворот обычно означают, что на поле есть животные. Коровы и овцы не доставят проблем, а вот бык — другое дело.

— Мы могли пойти другой дорогой.

— И действительно заблудиться. Кошка молчит. — Он чуть распахнул створки. — Идем.

Кэт осторожно выбирала дорогу, она явно знала сельскую местность и ожидала, что у таких ворот грязь. Кристиан последовал за ней и уже закрывал ворота, когда дикий визг заставил его обернуться.

Над ухом свистнула дубинка. Он упал на землю, откатившись в сторону. Кошачий крик означал опасность. Снова пролетела дубинка. Что происходит, черт возьми?

Кристиан перекатился, вскочил на ноги и налетел на мужчину. Их было двое, в лунном свете блеснуло лезвие. Выхватив у одного дубинку, Кристиан ударил ею другого, выбив из руки нож. Дилетанты. Браконьеры или воры, собравшиеся поживиться овцами, решили, что нашли лучшую добычу. Их двое или больше?

— Кзт! — крикнул он. — Где вы?

Снова кошачий визг.

— Я не… — крикнул Кристиан, но большие руки душили его.

Вместо того чтобы вцепиться в них, Кристиан обрушил кулаки на голову нападавшего. Взревев, тот отпустил его и рухнул. Оседлав, Кристиан ударом лишил его сознания. Переведя дух, он вскочил на ноги и стал искать взглядом Кэт и другого мужчину.

Сначала он не понял странного танца. В тусклом свете кружились две фигуры, где-то поблизости шипела и кричала кошка.

Кэт была позади мужчины, ее волосы, видимо, как-то прицепились к нему. Кристиан выбрал момент и ударил мужчину кулаком в живот. Тот ничком полетел на землю, Кэт с криком упала на него.

Схватив за жакет, Кристиан поднял ее.

— Вы целы?

Хрипло дыша, она старалась высвободиться.

— Он мертв?

Мужчина зловеще затих, но потом захрипел. Кристиан поставил на него ногу и оглянулся на другого. Все еще и неподвижен. Сняв ногу, Кристиан схватил мужчину за волосы и наткнулся на грубую шерсть. Ощупав мужчину, он обнаружил, что тот полузадушен шерстяной шалью.

— Интересный способ убийства, — сказал Кристиан.

— Убийство? Я пыталась сбить его с толку.

— Смерть сделает это.

— Он мертв? — в ужасе спросила Каро.

— Мертвые не хрипят.

Кристиан снял шаль с головы мужчины и связал ему руки его же грубым галстуком. Этого хватит ненадолго, но больше времени и не нужно.

Сняв собственный галстук, Кристиан подошел к другому мужчине и поднял нож. Нож был старый, но острый. По блеснувшим глазам Кристиан понял, что мужчина в сознании.

— Не пытайтесь что-нибудь затеять, — тихо сказал Кристиан. — Я спешу, и вы легко отделаетесь, если не вынудите меня убить вас.

— Не получится. — Гнусавый голос говорил о сломанном носе.

— Попробуйте проверить. Давайте сюда руки.

Мужчина подчинился. Кристиан крепко связал толстые запястья.

— Вы не лучше нас, — сказал мужчина. — Шныряете в темноте. Сбежали с чужой женой? — Луна, вынырнув из-за облаков, высветила злобное квадратное лицо.

— Точно. — Кристиан встал и швырнул нож в изгородь. — Сомневаюсь, что вы освободитесь достаточно быстро, но если вы это сделаете, не советую преследовать нас. Займитесь кроликами.

Потирая разбитые костяшки пальцев, он повернулся к Кэт, которая держала на руках кошку. Кристиан задавался вопросом, кто кого успокаивает.

— Вы действительно звали на помощь? — спросила она, как будто ожидая выговора.

Кристиан улыбнулся:

— Да. И что вы сделали?

— Набросила шаль ему на голову. А Табби царапала его.

— Мои прекрасные кошки.

— Но он зашел слишком далеко. Платок, я имею в виду. Шаль закрутилась вокруг его шеи, когда он повернулся. Я держала шаль крепко, как могла, чтобы он не мог подобраться ко мне. Вы в порядке?

— В полном. — Кристиан взял ее руку и поцеловал. Кошка пронзительно мяукнула и прыгнула вниз. — Не стесняйся покусать их, — сказал он кошке. — Вас бесстрашной не назовешь, но вы бросились в драку.

— Я испугалась. И до сих пор боюсь. Кто они?

— Судя по всему, браконьеры, но не брезгуют разбоем и воровством, если подвернется случай. Им место в тюрьме, но ваша безопасность важнее.

Он снова обнял ее. Она создана для объятий.

— Большинство людей дрожит от крайнего волнения. Это было захватывающе, правда?

— О, чрезвычайно. — Она подавилась смехом. Он отстранился, держа ее за талию.

— Идем, великолепная Кэт. Барлиман должен ждать за следующей оградой.

Каро пошла за ним, но она совсем не чувствовала себя великолепной.

Они дошли до следующей изгороди, там не было ворот, только ступеньки перелаза, покосившиеся и явно требующие ремонта. Кошка прыгнула на них. Каро подошла погладить ее.

Она задавалась вопросом, что сделал бы Эйам, если бы на него напали в темноте. Конечно, он никогда не оказался бы в такой ситуации, но, возможно, в нем проснулся бы мужской инстинкт. Эйам носил шпагу и брал уроки фехтования. Она предполагала, что он мог выстрелить из пистолета. Он охотился на зайцев и стрелял фазанов.

— Вам помочь перелезть? — спросил Грандистон.

Ну уж нет. Каро подобрала юбки, жалея, что нет булавки, чтобы заколоть их. Тогда обе руки были бы свободны. Она подняла ногу, проверяя дерево. Кажется, прочное…

Грандистон подхватил ее. Прежде чем она успела возразить, он преодолел перелаз и поставил ее на дорогу с другой стороны.

— Вы сумасшедший, — оттолкнула его она. — Ступеньки могли обрушиться под нами.

— Разве мы не в безопасности?

Каро уставилась на него:

— Мы, сэр, неизвестно где, в темноте, бежим от закона, только что отбились от убийц…

— Убийц?

— Хорошо, от браконьеров. Но мы не в безопасности!

Он притянул ее к себе и поцеловал. Она боролась с ним, но безумие вернулось, и она целовала его в ответ.

— Как вы это делаете? — спросила она, прильнув к его груди. — Вы переворачиваете меня с ног на голову.

— Я пока этого не делал. Но если вы желаете…

— Вы когда-нибудь бываете серьезным?

— Я был очень серьезен, когда боролся за свою жизнь, Кэт. Особенно когда не знал, что случилось с вами.

Он не знал, что был причиной всех ее проблем. Он спасал случайно встреченную женщину, затруднительное положение которой не имело к нему никакого отношения.

— Извините.

— Не извиняйтесь. Вы дали мне шанс поиграть в странствующего рыцаря.

— Странствующий? — сказала Каро, оглядывая дорогу. — Вы пешком странствуете? Я не вижу ни человека, ни лошадей.

Он огляделся.

— Черт, вы правы. — Но потом улыбнулся: — Сотворить волшебство?

Каро пристально посмотрела на него:

— Рыцарское колдовство?

— Абракадабра. — Грандистон пронзительно свистнул.

И вдруг из-за поворота появилась лошадь. В лунном свете ее силуэт казался призрачным, как будто это действительно колдовство. Но лошадь мчалась к ним, стуча копытами и позвякивая уздечкой. Каро увидела, что лошадь настоящая.

Каро огляделась в поисках кошки и увидела, что та спокойно сидит неподалеку.

— Какие комментарии по поводу недавних событий, Табби?

Повернувшись, кошка подняла лапу и принялась лизать самое неподобающее место.

— Ну, я не знаю, что с этим делать, — пробормотала Каро.

Грандистон привел лошадь:

— Знакомьтесь, это Бак. Сокращенное от Бакенир.

— Он отлично выучен.

— Бывают времена, когда полезно иметь лошадь, прибегающую на свист. Барлиман должен быть за поворотом с едой, питьем и одеждой для вас.

Грандистон взял ее за руку и повел. Каро не сразу сообразила, что лошадь сама идет за ними. Она мало знала о верховых лошадях, но это казалось необычным, тем более что кошка шла рядом с лошадью.

— Ворота открыты, — сказал Барлиман.

— Вижу, — ответил Грандистон.

Они стояли достаточно близко, и Каро разглядела коренастого мужчину с повязкой на левом глазу. О Господи! Она вспомнила, как горничная сказала, что это придает ему злодейский вид. Так и есть.

— Я слышал шум, сэр, но он прекратился, прежде чем я успел добраться до вас.

— Два браконьера вообразили себя разбойниками. Я с ними легко справился с помощью двух кошек.

— Двух кошек, сэр?

— Одна двуногая, другая четвероногая. Миссис Хантер, это Барлиман. Жулик, но честный. Ее зовут Кэт, — добавил он, обращаясь к слуге.

— А кошка, сэр? — Он огляделся, но чертовка спряталась где-то в тени. — Она свирепая?

— Они обе такие. Уверяю тебя, миссис Хантер знает смертельный трюк с шалью.

— С шалью, сэр?

— С той самой, которую ты для нее раздобыл.

Слуга повернулся к Каро:

— Я вижу, он в игривом настроении, мэм. Не станем обращать на него внимания. Приятно видеть, что вы в безопасности.

Как же, в безопасности. На пустынной дороге, в темноте, все еще похожая на бродяжку, и теперь еще с двумя безумными мошенниками.