Каро была рада держаться от Кристиана подальше. Она не могла думать, когда он рядом. Но все-таки пришлось подойти к нему, чтобы осуществить задуманный ночью план.

— Кстати, насчет Йорка, — сказала она.

— Да?

— Вы не можете отвезти меня домой. Как я объясню ваше присутствие?

— Я просто джентльмен, который предложил вам помощь.

— Вы на простого джентльмена совсем не похожи. Я сама доберусь.

— Как вы объясните угрозу ареста и спасение в Донкастере? Слухи, возможно, уже дошли до вашего мужа.

Каро уставилась на Кристиана. Она совсем упустила это из виду.

— Я скажу, что сбежала от своего безумного спасителя и пешком добралась до места, где меня приютили на ночь, заняла эту одежду и на следующее утро поехала каретой.

— Если ваш муж всему этому поверит, то можете рассказать, что путешествовали на Луну.

— В любом случае мне надо переодеться. Все сойдет более гладко, если я буду в обычном виде.

— Есть способ это сделать?

— Да, я могу позаимствовать вещи у подруги. Добравшись до Йорка, мы остановимся в гостинице, вы отнесете записку и вернетесь с одеждой.

Подумав, Кристиан кивнул:

— Хорошо.

— Спасибо.

Как только он уедет с запиской, Кэт Хантер исчезнет. А Каро Хилл вскоре окажется в надежной компании Хамблдона, Траскотта и Булла. Грандистон придет в ярость, но, возможно, поймет ее решение.

Она была бы на седьмом небе от счастья, если бы стала женой Кристиана, но не станет рисковать состоянием Фроггатов.

Надо предпринять меры, которые она планировала для брака с сэром Эйамом: часть ее денег перейдет к мужу, но остальное будет помещено в фонд, которым ни он, ни она не смогут злоупотреблять.

А когда все будет улажено, она напишет в Кент, в «Черный лебедь», снова найдет Кристиана и выяснит, смог ли он понять и простить ее ложь и можно ли действительно дотянуться до небес.

Она не могла отвести глаз от Кристиана. Он так красив. И у него такая выправка. Почему она сразу не догадалась, что он военный?

Его профессия могла принести ей новое горе. Одна долгая война закончилась, но будут другие. Кристиан мог снова получить ранение и умереть.

Если все пойдет наперекосяк, и они не смогут быть вместе, то она никогда не узнает о его смерти. Кто додумается сообщить ей?

Каро поняла, что не может расстаться с ним молча. Он в бешенство придет. Она подошла к нему снова.

— Мне нужно на несколько минут зайти в гостиницу, присмотрите за кошкой.

— Конечно.

В маленькой комнате стояла чернильница. Перо было скверным, но она быстро написала:

«Моему странствующему рыцарю.

Я знаю, что мое исчезновение причинит вам боль, но, поверьте, это к лучшему. Обещаю вам, скоро я буду в полной безопасности. Боюсь, что между нами не может быть ничего длительного…»

От необходимости лгать на глаза навернулись слезы. Стряхнув их, Каро продолжала:

«…но обещаю, если будет возможность, я напишу вам на адрес, который вы сообщили. Если вы сможете простить меня, возможно, мы встретимся снова. Кэт».

Она долго раздумывала, как закончить письмо, но в конце концов подписалась вымышленным именем. Снаружи послышался крик:

— Йорк! Карета на Йорк. Не задерживайтесь!

Сунув письмо в карман, она поспешила во двор.

Кристиан подсадил ее в карету и вручил кошку. Кое-кто из пассажиров неодобрительно фыркнул, но Кристиан, усевшись, сказал:

— Кошка редкая и ценная и не доставит никаких неприятностей.

Его командный тон заставил всех замолчать, и карета тронулась.

Шесть часов спустя карета въехала под арку «Джорджа» в Йорке. Кристиан хотел помочь ей выйти, но беспокойная Табби прыгнула на землю и помчалась к конюшне, словно преследуя гессенского кролика.

— Я поймаю ее. Ждите в гостинице.

Кристиан ушел прежде, чем Каро успела слово сказать. Но что это было бы за слово? «Прощайте»?

У нее появился прекрасный шанс сбежать, и она должна им воспользоваться. Каро понадобилась вся сила воли, чтобы войти в гостиницу не оглянувшись, но она это сделала.

— Мэм?

Обернувшись, Каро увидела присевшую в реверансе служанку.

— Чем могу служить, мэм? Желаете комнату?

Вот он, момент.

— Нет, мне нужно оставить сообщение. — Она вынула из кармана письмо.

Но тут Каро сообразила, что ее план вот-вот рухнет. Что делать с Табби?

Мгновенно она поняла, что Кристиан, даже сердясь на нее, позаботится о кошке.

— Для джентльмена с кошкой, — добавила Каро, обращаясь к служанке.

— С кошкой, мэм?

— Да, — сказала Каро и вышла из гостиницы.

Она никогда не бывала в Йорке одна и не слишком ориентировалась, где находится, но помнила, что контора Хамблдона, Траскотта и Булла находится в современном доме рядом с кафедральным собором, шпили которого доминировали над городом. Их и отсюда видно.

Остановившись у собора, Каро взяла себя в руки, вознесла молитву и подошла к трехэтажному кирпичному зданию.

На ее стук мгновенно вышел клерк.

— Отсутствует? Как мистер Хамблдон может отсутствовать? — изумилась Каро.

В конторе ее не слишком хорошо знали, поскольку Хамблдон сам приезжал к ней.

— Все отсутствуют, мэм. Все на свадьбе одного из младших партнеров. Если вы хотите оставить сообщение…

— Я миссис Хилл из Латтрел-Хауса. Мистер Хамблдон больше десяти лет ведет мои дела.

Клерку имя было явно знакомо, но он смотрел на нее с подозрением:

— У вас кто-то умер, мэм?

Если у миссис Хилл случилось горе, требующее такого глубокого траура, то эта новость была бы известна в конторе. Каро это понимала.

— Я… — Каро явно истощила свою изобретательность, поскольку ничего на ум не приходило. — Когда мистер Хамблдон вернется? — спросила она.

— Завтра, мэм, — ответил клерк с холодной любезностью, провожая ее к двери. — Уверен, он будет рад помочь вам.

Завтра. Кого она знает в Йорке? Знает настолько хорошо, чтобы посвятить в свою странную ситуацию?

Никого. И у нее нет ни пенни.

Можно попросить немного денег у клерка, но выражение его лица подсказывало ответ.

Она оказалась на улице, не имея представления, что делать дальше.

Скрывая реакцию, Кристиан читал возмутительное письмо.

Он хотел броситься на поиски, но нужно куда-то пристроить царапающуюся кошку.

— Комнату, — сказал он.

Кристиан пытался убедить себя, что рад отделаться от Кэт Хантер, которая на несколько дней связала его по рукам и ногам, но ему было тошно.

Черт, это ей с рук не сойдет. Он ее найдет и вытрясет из нее всю правду.

Кристиан запер в комнате мяукающую кошку и отправился на поиски. Полная карета катила по улице, еще больше народу сидело наверху. Он высматривал женщину в черном.

Он входил в магазины и тут же выходил, люди шарахались, уступая ему дорогу.

Он остановился у гостиницы «Черный лебедь», вспомнив, что оставил Кэт свой адрес. Непритязательная таверна ничем не походила на эту прекрасную гостиницу, но совпадение вселяло надежду. Надежду, что Кэт оставит свой дом и мужа и приедет к нему.

Кэт сбежала, как, должно быть, и планировала сделать с самого начала.

Повернувшись, он пошел назад к «Джорджу». К черту эту особу. Он встретится с Барлиманом в Недер-Гризли и закончит дело, ради которого прибыл на север.

Каро в это время была в «Черном лебеде».

Она стояла на улице слишком долго. На нее начали поглядывать. Один мужчина спросил, не случилось ли с ней что. Вероятно, у него были добрые намерения, а может, и нет. Она заставила себя идти, будто у нее есть цель. Свернув в узкий переулок, подальше от людских глаз, она пыталась придумать новый план.

И из переулка увидела высокого темноволосого мужчину, прогуливающегося по улице. Он говорил с мужчиной постарше.

Это был маркиз Ротгар, муж Дианы, графини Аррадейл, подруги Каро. Ну не совсем подруги, но они довольно близко знакомы и даже коллеги по благотворительным делам. Если здесь Ротгар, то и Диана где-то рядом. И Диана ей поможет.

Осторожно оглядевшись, Каро пересекла улицу и последовала за маркизом в гостиницу. Слуга поинтересовался, что ей угодно.

— Я хочу поговорить с леди Аррадейл.

— Постояльцев с таким именем у нас нет, мэм.

— Тогда с леди Ротгар, — нетерпеливо сказала Каро.

— Таких тоже нет.

Каро пристально смотрела на него, задаваясь вопросом, не дерзит ли он. Но парень, похоже, действительно не понимал, что речь идет об одной и той же женщине. Он начал поглядывать на Каро подозрительно. Она пыталась держаться спокойно, но на самом деле была сгустком неуверенности.

Слуга нахмурился, раздумывая, не выставить ли ее.

— Значит, маркиз путешествует без супруги? — расправила плечи Каро. — Пожалуйста, принесите перо и бумагу. Я напишу записку.

Скривив губы, слуга не двигался. Каро попыталась властно взглянуть на него, но сил не было, как и денег, чтобы подкупить его.

И тут в холле появились маркиз и его спутник.

Слуга смотрел на Каро с насмешкой, уверенный, что она не посмеет приблизиться.

Шагнув вперед, она сделала реверанс:

— Милорд Ротгар.

Тот в ответ поклонился:

— Миссис Хилл, не так ли?

От облегчения у Каро слезы на глазах выступили.

— Да, милорд. Я надеялась, что леди Аррадейл с вами, но гостиничный слуга сказал, что ее нет.

— Она осталась на юге и позволила мне выполнить кое-какие дела в Йоркшире. Вам нужна помощь?

Маркиз слишком проницателен, но потом Каро сообразила, что ее волнение всем заметно. Да еще этот траур.

— Мне действительно нужен совет, милорд. Вы уже уезжаете, или я могу просить уделить мне немного времени?

— Сколько угодно, если вы позволите мне поесть во время разговора. — Он жестом указал на лестницу: — Прошу.

Каро заколебалась.

Недавние приключения должны были научить ее разуму. Но какой у нее выбор? Кристиан может ее выследить, а в Йорке слишком много людей, которые ее знают. И все станут спрашивать: «Миссис Хилл, кто умер?».

Она пошла с маркизом наверх и удивилась, увидев обычную комнату. А чего она ожидала? Раззолоченные палаты, которые держат специально для него?

Лорд Ротгар, усевшись, сказал:

— Позвольте представить вам моего секретаря, мистера Каррадерза. Каррадерз, это миссис Хилл, знакомая моей жены. Из Шеффилда, полагаю?

Секретарь приветствовал ее доброжелательной улыбкой, но Каро была рада появлению дымящегося супа, отвлекшего внимание.

Слуги вышли, но лакей остался. Каро взяла ложку, сознавая, что должна вернуться к своей просьбе о совете, но от неловкости сковало язык.

— Если ваше дело личное, миссис Хилл, Каррадерз и Томас могут поесть в соседней комнате вместе с другими моими помощниками.

— Милорд, я уверена, что вашим людям можно доверять. Дело не столько личное, сколько сложное.

Она рассказала историю, начиная с Мура, его сестры и Джека Хилла.

Каро так нервничала, что забывала детали, возвращалась назад и забегала вперед, но ее слушатели были внимательны и терпеливы, а лакей стал почти невидимым, появляясь только, чтобы сменить тарелки.

Рассказав о появлении Кристиана в Шеффилде, она умолкла. Невыносимо было открыть остальное.

— Так что я почувствовала, что нужно скрыться и искать совета. Надев эту одежду, я приехала в Йорк, к своему поверенному, но оказалось, что он отсутствует. И я видела здесь мистера Грандистона. Не понимаю, как он меня выследил, и теперь я не знаю, что делать.

Лорд Ротгар улыбнулся:

— Как заманчиво: леди в беде и загадки, которые нужно решить.

Его секретарь застонал:

— Он обожает загадки, мэм, хотя эта выглядит довольно простой, сэр. Единственный вопрос заключается в том, является ли миссис Хилл женой или вдовой.

— И была ли она замужем, — заметил лорд Ротгар. — Очень необычное дело. Попробуйте лимонный пирог, миссис Хилл.

Поблагодарив, Каро взяла кусочек и спросила:

— Вы считаете, что брачная церемония недействительна, милорд?

— Весьма возможно.

— Не соглашусь, сэр, — сказал Каррадерз, отрезав ломтик сыра. — Клятвы произнесены при свидетелях и до вступления в силу акта Хардуика.

Каро смотрела на него в смятении.

— Какая многослойная тайна. Так часто бывает, — сказал Ротгар. — Пожалуйста, чай, Томас. — Когда лакей вышел, маркиз повернулся к Каро: — Грандистон, вы сказали? Мистер Грандистон?

Каро покраснела при этом имени — она ничего не могла с собой поделать — и кивнула. Потом ей показалось, что лорд Ротгар странно сформулировал вопрос. Но не успела она уловить эту странность, как маркиз задал новый вопрос:

— И он говорил, что пытается уладить юридическое дело родственника?

— Да, милорд, — подтвердила она.

— Привлекательный мужчина, как я понимаю? — блеснув глазами, спросил Каррадерз.

Черт, она покраснела?

— На некоторый вкус, — вымолвила Каро.

— Но не на ваш, — сказал маркиз. К счастью, ей не пришлось лгать, поскольку он продолжил: — Предположим, что вы действительно замужем за этим Джеком Хиллом, тогда главное — выяснить, на этом ли он свете или вкушает награду на небесах.

— Я уверена, что он мертв, милорд, но пока есть хоть какие-то сомнения, я должна обезопасить себя и свой капитал.

— Очень мудро, баланс сил — главное в отношениях с мужем.

— Я это знаю.

— Даже если вы вдова, мэм, боюсь, могут быть сложности, — заметил Каррадерз.

— Дело о наследстве. Вот что больше всего меня тревожит. — Каро положила вилку. — Я уверена, что Хилл мертв, но если он умер, обладая правами мужа на мою собственность, то она может быть унаследована, не так ли? И весьма возможно, мистером Грандистоном.

— Вы прекрасно разбираетесь в законах, — сказал Ротгар.

— У меня есть бизнес, милорд. Меня приучили в них разбираться.

— Неудивительно, что моя жена восхищается вами.

Каро удивило, что ее могут обсуждать.

— Я тоже восхищаюсь ею, милорд. Женщине нелегко отстаивать свою независимость. Жаль, что в юности я не была сильнее. Был документ, который подписал Хилл. Предполагалось, что эта бумага защищает мою собственность, но я не знаю, что в ней сказано, и, признаюсь, никогда не пыталась узнать.

— Вы знаете, где этот документ?

— Нет, и в поисках письма о его смерти я на эту бумагу не натыкалась. Надеюсь, оба документа у моего поверенного.

— Каррадерз, — сказал маркиз, — мы должны это выяснить.

— Конечно, сэр, но такой документ вряд ли защищает доход, заработанный после вступления в брак. Какую долю этот доход составляет в вашем состоянии, мэм?

— Главную, — вздохнула Каро. — Война и труды моей тети принесли процветание. Несправедливо, что все достанется его семейству! — Она взглянула на лорда Ротгара: — Пожалуйста, посоветуйте мне, что делать. Мое дело можно решить полюбовно в Лондоне, где мои йоркширские друзья вряд ли будут полезны.

— Надеюсь, вы не сбрасываете со счетов полезность моей жены, миссис Хилл?

Каро вспыхнула:

— Нет! Нет, конечно, нет. Я собиралась обратиться к ней.

— Я тоже порой бываю полезен.

Похоже, смущение стало теперь ее постоянным состоянием, но осторожность пересилила его.

— Вы, милорд?

Его глаза блеснули.

— Мудро остерегаться тигров, приносящих дары, но я не хочу причинить вам вреда. Моя жена охотно поддержит вас в вашем деле из принципа и ради дружбы, а мне не терпится решить загадку. Вы правы, все ответы, вероятно, находятся в Лондоне: в архивах архиепископа Кентерберийского, в Конногвардейском полку и у адвокатов, которые специализируются на подобных делах. Думаю, я смогу подбодрить Конногвардейский полк, чтобы там побыстрее нашли документы о Джеке Хилле. Вы ведь сказали — Джек?

— Да. Хотя его, вероятно, звали Джон.

Ротгар кивнул:

— Скоро мы выясним правду о вашем браке и ваших правах.

Каро вздохнула с облегчением:

— Вы так великодушны, милорд. Благодарю вас. Но что мне делать сейчас? Думаю… было бы неблагоразумно угодить в руки Грандистона.

— Крайне неблагоразумно. У вас есть необходимость оставаться на севере?

— Вы думаете, что мне следует отправиться в путешествие?

— Думаю, вам следует поехать на юг. Со мной.

— На юг? — уставилась на маркиза Каро. — В Лондон? Сейчас? Я не могу. — Она судорожно вздохнула. — У меня здесь бизнес, дом. Моя компаньонка будет волноваться. У меня с собой одежды нет!

Его губы подрагивали от сдерживаемой улыбки.

— Печально, конечно, но я уверен, эти проблемы легко уладить. Вы ведь не одна управляете бизнесом и домом? Вашей компаньонке можно объяснить, что вы нужны моей жене.

— Но… Мы с леди Аррадейл не так близки, милорд.

— Не важно, вы ей действительно нужны, уверяю. Диана на шестом месяце беременности. Только по этой причине она доверила мне заняться ее делами здесь. Ей скучно и нужно развлечься. Ваше запутанное дело прекрасно для этого подойдет.

Каро не доверяла словам маркиза, но выбора у нее не было. Шеффилд и Латтрел-Хаус теперь для нее закрыты, потому что Кристиан возвратится к поискам. Она не знает, где искать Филлис в Ротереме. Есть еще друзья, у которых она может найти приют, но там придется отвечать на щекотливые вопросы.

— Нужно держаться подальше от Грандистона, пока вы не уверены в своих законных правах, — сказал лорд Ротгар. — Такие дела решаются в Лондоне. Если понадобится, мы можем привлечь к вашей ситуации внимание короля.

— Короля? — тревожным эхом отозвалась Каро.

— Как глава церкви и государства он имеет уникальную возможность решить почти все, если захочет. Он больше склонен к великодушию, когда видит просителя, так что вы должны быть представлены.

Каро воздуха не хватало, но выбора не было.

— Если вы считаете это мудрым, милорд. Вам придется советовать мне, как поступать. О, простите, я хотела сказать, что кто-нибудь будет мне советовать. Вы слишком заняты. Где мне остановиться? Снять дом?

— Окажите нам честь и остановитесь у нас. Диане действительно нужно отвлечься, к тому же мы можем гарантировать вашу безопасность.

— Вы имеете в виду, что Грандистон не вторгнется в ваш дом?

— Чепуха какая! Но могут быть более серьезные опасности. Дело запутанное, судебное разбирательство может затянуться на годы и съесть ваше состояние. — Не успела Каро осмыслить эту фразу, как маркиз продолжил: — Куда проще, если бы вы умерли. Кто тогда будет отвечать на требования Джека Хилла?

— Умерла, — повторила Каро.

Таков был план Кристиана? Если бы он во время их приключений узнал ее настоящее имя, ее тело теперь валялось бы где-нибудь под изгородью?

— Простите, что огорчаю вас, — сказал Ротгар, — но нужно смотреть в лицо фактам. — Я рекомендую вам сменить имя, хотя бы на время.

— Почему?

— Мои слуги осторожны, но имя гостьи может случайно слететь с языка.

Каро отчаянно хотелось быть собой — миссис Каро Хилл из Латтрел-Хауса, — но не получалось.

— Какое имя вы хотите выбрать?

— Грив, — уныло сказала Каро. — По крайней мере это соответствует моей одежде.

— Хорошо, — согласился лорд Ротгар. — Теперь, миссис Грив, мне нужно завершить кое-какое дело в Уэрксопе.

— Мне нужно послать записки, — сказала она.

Каррадерз, как волшебник, достал бумагу, перо, дорожную чернильницу, поставил их перед Каро. Она взяла перо, но ее ум был пуст… или занят мыслями о Кристиане.

Она написала Эллен и Филлис, сообщив, что встретилась в Йорке с маркизом Ротгаром и отправляется с ним на юг. Также она велела Сэму Скеллоу выбрать маленькие пружины для отправки королю. Поскольку она понятия не имела, как это сделать, она спросила лондонский адрес маркиза.

— Маллорен-Хаус, Марлборо-сквер, — сказал Каррадерз, и она дописала адрес. — Вы могли бы написать поверенному о той бумаге, мэм, чтобы он сообщил вам подробности в Маллорен-Хаус?

Каро так и сделала.