Кристиан прибыл в Недер-Гризли на следующее утро. Он ехал на Баке, который, к счастью, не возражал против корзинки, в которой теперь сидела не только проклятая «гессенская» кошка, но и два котенка.

У него был соблазн бросить кошку, но потом он решил пристроить котят.

Кристиан остановился перед «Бараньим хлевом», удивившись, что гостиница совсем не изменилась. Только тогда было пасмурно, а сейчас сияло солнце.

Спешившись, он взял корзину и крикнул конюха. Появился Барлиман.

— Так и думал, что это вы, сэр, — сказал он, занявшись лошадью.

— Есть ли что-нибудь съедобное? Мы проголодались, Табби уже готова отправиться на охоту.

— Да, сэр. На обед был вкусный пирог с крольчатиной, кое-что осталось.

Кристиан посмотрел на вылизывающуюся кошку.

— Я видел здесь в конюшне крыс, — сказал Барлиман.

— Поймать крысу для нее не проблема, но для матери должна быть сделана скидка.

— Верно, сэр. Я о ней позабочусь и принесу ваши вещи.

Кристиан улыбнулся, но когда повернулся к гостинице, его веселье исчезло. Безумие назначить встречу здесь. Меньше всего на свете он хотел снова войти в этот дом. Кристиан взял себя в руки и шагнул вперед, лишь в последний момент сообразив, что нужно пригнуться, чтобы не удариться о притолоку.

Появился тот же самый хозяин. Кристиан мгновенно узнал его, хотя тот обзавелся солидным животом и лишним подбородком.

— Добрый вечер, сэр. Добро пожаловать. — Он взглянул на содержимое корзины.

— Очень ценный экземпляр. Она будет со мной.

— Хорошо, сэр. Я провожу вас в вашу комнату, сэр.

Кристиан следовал за ним, вдруг осознав возможность новой беды. Господи, только бы не та самая комната.

— Суеверный у вас слуга, сэр, — сказал хозяин, поднимаясь по лестнице.

— Да? — Кристиану это показалось странным.

— Спрашивал о призраках и тому подобное, сэр. У нас такого нет, но когда я рассказал ему об убийстве в нашей лучшей комнате, он отказался брать ее для вас.

— Убийство? — спросил он, когда владелец гостиницы открыл дверь.

Тот охотно рассказал историю:

— Лейтенант Мур, сэр, — злодей, который лежит на здешнем кладбище, — спутался со школьницей и привез ее сюда. Я понятия не имел, сэр, что она так молода, она была закутана в накидку. Он утверждал, что это его жена. Она выглядела счастливой. Но все оказалось совсем не так. К счастью, вмешался другой молодой офицер и заколол Мура. Потом он — другой офицер — благородно женился на юной леди, чтобы спасти ее честь. Оказывается, он был ее истинной любовью, сэр. В общем, я уверен, что они обрели счастье.

Кристиан задавался вопросом, верит ли хозяин в то, что говорит.

— Юная леди была из этих мест?

— О нет, сэр. Из Шеффилда. Из семьи изготовителей клинков, насколько я знаю. Нет необходимости называть имена, сэр, вы же понимаете.

— Конечно, — сказал Кристиан, — и уважаю вашу осторожность и деликатность.

Абигейл Фроггат и ее деньги хорошо поработали. Скорее всего нет никакого шанса найти подтверждение того, что молодых принудили к браку.

Кристиана проводили в комнату. Он заказал вино, чтобы избавиться от хозяина гостиницы, желавшего продолжить рассказ.

— Проклятое место, — сказал он кошке, кормившей котят. — У тебя нет интуиции, ты не чувствуешь подлость и зло?

Табби чуть приоткрыла глаза.

— Поговори со мной, черт побери. Прежде ты была довольно разговорчивой.

Кошка моргнула.

— Ну же. Хоть прокляни меня.

— Разговариваете сами с собой, сэр? — Барлиман вошел с седельными сумками и пистолетами.

— С кошкой. Она по крайней мере хороший слушатель.

Поставив сумки в угол, Барлиман аккуратно положил на стол пистолеты.

— Есть новости? — сказал Кристиан, чтобы предупредить вопросы о Кэт.

— Немного, сэр. Сначала про Донкастер или здешние?

— Донкастер.

— Горничная Оссингтонов слишком осторожна, но я болтался вокруг соседней таверны и сумел завести разговор с человеком, который работает у Оссингтонов. Его зовут Кадди Барраклаф. Из тех, что делают черную работу, не слишком умен, но говорливый, когда подмажешь. По его словам, Оссингтоны — прекрасная молодая пара с ребенком, ждут второго. Миссис Хилл однажды посещала этот дом. Он в этом уверен, так что она не миссис Оссингтон. Он также уверен, что тогда ее там не было.

— Чума их забери! А как насчет служанки из Фроггат-лейн? Он что-нибудь знает о ее появлении?

— Странно, сэр, но он ничего о ней не знал.

Кристиан нахмурился:

— Ты уверен, что он работает в том доме?

— Совершенно уверен, сэр, — с достоинством сказал Барлиман. — Не люблю задавать конкретные вопросы, да и он мог что-нибудь почуять, но я поинтересовался, как обращаются с чужими слугами, и он сказал, что за долгие месяцы в дом никто не приходил. Учтите, сэр, что дом, кроме подвала, для него чужая территория, и, как я сказал, он умом не блещет.

Кристиан обдумывал информацию.

— Значит, горничная вошла в парадный вход, оставила сообщение и ушла той же дорогой.

— Похоже, сэр. Возможно, ей нужно было доставить сообщение еще и в другое место.

— Черт возьми, нужно было подождать. Что здесь? Я уже слышал историю прошлых событий.

Барлиман закатил единственный глаз.

— Это первое, о чем они говорят, сэр. Хотя история не совсем такая, как я слышал от вас.

— Абигейл Фроггат хорошо заплатила. Ты узнал имя священника?

— Его никто не помнит, сэр.

Хозяин самолично принес вино. Кристиан поблагодарил его и спросил, не знает ли викарий подробностей интригующей истории.

— Преподобный Блетернихоу, сэр? Нет, сэр. Он здесь только три года.

Отпустив Худа, Кристиан налил вино. Отпив глоток, он поморщился.

— Этого следовало ожидать, сэр, — заметил Барлиман.

— Справедливо.

Кристиан вспомнил Донкастер и Кэт Хантер, которая отличала хорошее вино от плохого.

— Каковы наши планы, сэр? — спросил Барлиман.

Кристиан вернулся мыслями к своему делу.

— Слышал какие-нибудь другие сплетни?

— Нет, сэр. Я провел достаточно времени в пивной с местными жителями. Они рады рассказать историю и пускаются в спор о деталях, но ничего нового я не услышал. Один сболтнул имя Фроггатов, но остальные на него зашикали. Они, похоже, действительно решили защитить имя леди.

Осушив бокал, Кристиан снова наполнил его.

— Тогда нет смысла здесь задерживаться. Поедем в Шеффилд и наведем справки там. А оттуда в Девон. Теперь я знаю, что Доркас жива, и должен сказать отцу.

Он не мог предположить реакцию родителей на эту новость, но знал, что они будут глубоко уязвлены тем, что он долгие годы скрывал от них все.

— Есть еще одно, сэр.

— Да? — Кристиан обрадовался, что Барлиман отвлек его.

— Силкоки были здесь.

Кристиан уставился на него:

— Здесь, в гостинице?

— Да, сэр, хотя и не остались. В тот день, когда миссис Хантер обвинили в краже колец, они приезжали в Недер-Гризли. Когда я сказал, что я из Донкастера, Худ упомянул, что недавно оттуда приезжала парочка. Даже эля не заказали, что его разозлило, но оставили двуколку и велели позаботиться о лошади. Он описал их как угрюмых американцев. Это не иначе как Силкоки.

— Я помню, как они уехали в двуколке. — Когда он с Кэт отправился из гостиницы на роковую прогулку, которую она подстроила. — Что они делали здесь?

— Спросили, где находится церковь, и, по словам хозяина, отправились туда.

— Она представляет архитектурный интерес?

— Нет, насколько я видел, сэр. Церковный сторож был здесь, в баре, когда меня потчевали знаменитой историей, и рассказал о странной паре. Они выглядели достаточно представительными, но поскольку были незнакомцами, он следил за ними. Сказал, что они нашли могилу, которую искали. Женщина низко, наклонилась, будто ей трудно прочесть надпись. Сторож знал, у какой могилы они задержались. Это могила убитого.

— О Господи! — воскликнул Кристиан. — Миссис Силкок, возможно, сестра Мура? Она подходящего возраста и, по слухам, бежала из Англии.

— Она похожа на Мура, сэр?

— Она не хороша, но цвет лица и волос тот же, и нос, кажется, похож.

— Странно, что она появилась теперь, сэр.

— Наверное, десятилетняя годовщина побудила ее вернуться. Припоминаю, что их в семье было только двое. Мур упоминал ее время от времени, главным образом потому, что она давала ему деньги. Ее звали Джанет, — вспомнил Кристиан.

— Тогда вполне естественно навестить могилу, сэр.

— И все равно у меня холодок по спине ползет.

— Плохой признак. Этот холодок пару раз послужил полезным предупреждением.

— И они уехали из Донкастера в Шеффилд, что не имеет прямой связи с Муром, — сказал Кристиан.

— Но имеет явную связь с вашей женой, сэр.

— В полку говорили, что Джанет Мур после скандала лишилась места учительницы и исчезла. Каковы шансы, что Абигейл Фроггат приложила к этому руку? Весьма вероятно.

— Значит, она жаждет мести, сэр?

— Ее поведение в Донкастере не позволяет думать, что она милосердна.

— Да уж, сэр. И что она станет делать, узнав, что Абигейл Фроггат недосягаема?

— Станет преследовать единственную оставшуюся из семейства Фроггатов, мою жену. Вполне возможно, обвинит ее в смерти своего брата. Нам нужно ехать, но, чувствую, необходимо навестить эту могилу.

Взяв шляпу и перчатки, Кристиан вышел и отправился на поиски могилы Мура.

Вскоре он увидел надгробный камень. Кристиан прочитал надпись:

«Здесь покоится Бартоломью Мур, офицер армии его величества, 1733–1754. Погиб во грехе. Прости, Господи, его душу».

Название полка пропущено умышленно? Мур не берег честь мундира, но что думает об упущении миссис Сил кок?

Кристиан увидел в траве у камня что-то темное и нагнулся поднять. Это был траурный носовой платок из черного шелка. Платок был влажный, но недолго здесь пролежал.

Он внимательно осмотрел его и потер пальцем.

Кровь.

Все стало еще мрачнее и запутаннее. Кристиан был уверен, что она порезала или уколола палец и прижала его к платку, а потом спрятала здесь, на могиле брата.

Он хотел было взять платок с собой, будто этот кусок шелка мог открыть большее, но положил обратно. Если это странный, но искренний знак горя, пусть так и будет, но нужно догнать Силкоков. Их гнев мог обрушиться на его жену, которую он считал своим долгом защитить.