Каро упаковывала вещи, собираясь провести несколько дней в Ротгар-Тауэр, но ее мысли не отрывались от Кристиана.

Что, если?..

Нет.

Если только…

Нет.

Каро испытывала сильнейшее искушение. Так хотелось заполнить пустоту в своей жизни, сделав брак с Кристианом реальным, но она боялась, что придется жить крайне скромно.

Каро была не в состоянии удержаться от чтения газет и даже отправила Марту за ними. Слухи о событиях на «Пире олимпийцев» были обидны и оскорбительны, но они вызвали другие открытия.

Кристиан отъявленный повеса. В газетах упоминалось о леди Дж…нем, чьи надежды были разбиты, но которая, вероятно, была любовницей лорда Г…стона. Упомянутая леди, конечно, была и любовницей самого благородного герцога. Кристиан и Иторн делили ее? Были упоминания об актрисе Бетти Прикетт и еще об одной — Мол Мадсон.

Каро была почти готова вступить в «Курятник»!

Спала она ужасно. Проснувшись, Каро решила даже отменить встречу, но было уже слишком поздно.

Когда сообщили, что Кристиан прибыл, она пошла к Диане.

— Вы спуститесь со мной?

— Нет.

— Разве мне не нужна компаньонка?

— При разговоре с собственным мужем?

Когда она вошла в комнату, Кристиан стоял у окна и смотрел на улицу. Он резко повернулся, и их глаза встретились.

Каро нашла убежище в формальной вежливости.

— Пожалуйста, садитесь, милорд.

Она опустилась в кресло, а он, вместо того чтобы сесть, подал ей стоявшую на полу корзинку. Подарок?

— Думаю, нужно вернуть кошку.

— Табби? — Каро вдруг почувствовала пустоту внутри.

Это прощальный подарок. С чего она вообразила, что Кристиан захочет сделать их брак настоящим? Он закоренелый холостяк.

— Торн считает, что Табита более достойное имя, — он снял с корзинки покрывало, — для матери.

— Ой, котята! — воскликнула Каро.

Табби подняла мордочку.

Мяяяаааууу.

Каро принужденно рассмеялась.

— И я без тебя скучала. — Она улыбнулась, заметив негодование Кристиана.

Встретившись с ней взглядом, он улыбнулся:

— Верите, она мне слова не сказала с тех пор, как выисчезли.

— О, это несправедливо. — Каро боролась со смехом. Разговор пошел совсем не так, как она планировала. Еще одна уловка повесы?

Она снова опустила взгляд на кошку.

— Какие замечательные малыши. Но, — Каро снова взглянула на Кристиана, — только двое?

— Было еще несколько, но они родились мертвыми.

— Бедная Табби. Однако эти двое очаровательны. — Она присмотрелась. — У них есть хвосты?

— Кажется, один — настоящей кошачьей породы. — Кристиан сел в соседнее кресло. — Дом Иторна посетили ученые. Разгорелись дебаты о возможности союза кошки и кролика, и по крайней мере один из ученых верит, что Табита — плод такого союза.

— Вы пытаетесь убедить меня, что в Гессене есть клыкастые кролики?

Его губы подергивались.

— Я в этом сомневаюсь. Но похожие кошки водятся в Корнуолле и на острове Мэн.

Каро повернула к себе нахмуренную мордочку Табби:

— Интересно, как ты оказалась в Йоркшире?

Мяяяаааууу.

— Возможно, она действительно была ниспослана попавшим в беду путникам? — заметил Кристиан.

Взяв себя в руки, Каро задала серьезный вопрос:

— Если бы я назвалась на Фроггат-лейн, что бы вы сделали?

— Не знаю, но вы были бы очень приятной неожиданностью.

В его глазах промелькнул намек на игривые искорки.

— Вы заставили бы меня жить с вами?

— Как? Запереть вас в комнате до конца жизни? Я всегда хотел позволить жене решить, как распорядиться нашим странным союзом, при условии, что это ничем не грозит мне и моей семье.

Каро поняла, что он говорит правду.

— Это до сих пор в силе?

— Если таково ваше желание, я подпишу документы, дающие вам максимально возможную свободу. Но думаю, сначала нам нужно лучше познакомиться.

Она прищурилась:

— Зачем?

— Мы женаты, пока смерть не разлучит нас. И думаю, находим друг в друге приятные аспекты. Разве не стоит посмотреть, насколько они широки?

— Вы красивый мужчина и умелый в постели, — сказала Каро.

Она ожидала гнева, но если он и был, Кристиан скрыл его.

— У меня есть и другие достоинства.

Каро снова опустила глаза. Кристиан хочет настоящего брака с ней. Ее одолевали искушение и желание. Каро уже была готова сдаться.

Возможно, щедрых крох радости в этом браке ей будет достаточно, а боль от его приключений можно вынести, особенно если будут дети.

Но ее защитные барьеры снова поднялись.

Он нуждается в деньгах. Кристиан узнал о ее состоянии и пришел сюда заполучить его?

— Вы знаете, что я богата? — спросила она.

Теперь она действительно увидела гнев, стиснутые челюсти, но Кристиан ответил ровно:

— Да, но я не знаю размеров вашего состояния.

— Документ, который вы подписали во время церемонии, не касается средств, приобретенных мной после свадьбы.

— Я подпишу все, что вы захотите. Я здесь не из-за ваших денег, черт возьми.

— Не ругайтесь.

Кристиан встал:

— Наша встреча, хоть и насыщенная, была недолгой. Именно поэтому нам нужно ближе познакомиться.

— Какое знакомство вы имеете в виду? — Что-то блеснуло в его глазах, и она быстро добавила: — Только ничего физического.

Искорки не погасли.

— По крайней мере пока. Я прошу, чтобы мы провели время вместе без маскировки и обмана.

Каро так этого хотела, но старалась говорить холодно:

— Если я решусь на это, то только из-за неприязни к альтернативе.

Он вопросительно поднял брови.

— Очень уж тут специфическая жизнь.

— Вы всегда хотели обычной жизни, — Кристиан чуть поморщился. — Каро, этого я не могу вам обещать.

Робкий росток глупой надежды увял.

— Почему?

Он развел руками: — Я наследник графского титула. И названый брат герцога.

— Вы хотите сказать, что я для вас низкого происхождения?

— Мяяяаааууу!

— На этот раз чертова кошка права. Я хочу сказать, что я не обычный человек и не могу предложить вам ту жизнь, к которой вы привыкли. К тому же живу на юге. Ваши корни — на севере.

Каро вскинула подбородок:

— Мы могли бы жить на севере.

— У меня здесь обязанности.

— А у меня обязанности на севере.

— Мяяяаааууу.

— Кошка лучше знает.

— Помолчи, — прикрикнула Каро на Табби и закатила глаза.

Нет у нее никаких обязанностей в Йоркшире. Ее доля в бизнесе вот-вот будет продана. А Латтрел-Хаус — это не огромное поместье, требующее управления. Еще была благотворительная деятельность, но там нужны только ее деньги.

— Если вам действительно нужно проводить в Йоркшире значительное время, — сказал Кристиан, — пусть будет так. Я буду приезжать так часто, как смогу. Но мой дом — наш дом — в Девоне.

— В Девоне?

Разговор свелся к обсуждению возможностей раньше, чем Каро была к этому готова.

Не успела она придумать отговорку, как он продолжил:

— Там мой фамильный дом. У меня необычная семья, и вы будете проводить с ней много времени.

— Мать, которая держит пчел и имеет странные идеи о кошках? — наморщила брови Каро.

— Мяяяаааууу?

— Точно, — подтвердил Кристиан. — Вы могли бы обсуждать с ней странных кошек.

— С вашей матерью? Она в Лондоне?

— Нет, но я должен поехать в Ройл-Чарт, в родительский дом в Девоне.

— Простой помещичий дом? — спросила Каро с легкой кислинкой в голосе.

— Я не лгал. Мой отец только недавно унаследовал графский титул.

— Возможно, вы не лгали, но вы скрыли правду. Почему?

Он сжал губы.

— В армии, да еще будучи командиром, оттачиваешь интуицию и чуешь ложь за версту. Вы лгали почти обо всем — не отрицайте это, — что не склоняло меня к откровенности с вами. К тому же для меня все это еще ново. Я вернулся в Англию спустя годы и узнал, что я больше не майор Хилл, а майор лорд Грандистон. Мое будущее оказалось предопределено помимо моего желания, мне, как графу Ройланду, волей-неволей придется управлять поместьем и заседать в парламенте. И вместо того чтобы поехать на север, в Рейзби-Мэнор в Оксфордшире, где я родился и жил до десяти лет, мне пришлось повернуть на запад и ехать в Девон, в место, которое я никогда не знал. Думаю, мне было бы спокойнее снова стать обычным человеком.

Каро смотрела на спящих котят, у которых не было других забот, кроме еды.

— А мы ведь не очень различаемся? — Она подняла глаза на Кристиана. — У нас обоих отняли свободу.

— Так и есть. Поедем со мной в Ройл-Чарт, Каро.

У нее по спине пробежала дрожь.

— Зачем?

— Чтобы провести время вместе.

— Вы пытаетесь заставить меня взять на себя обязательства?

— Нет, слово чести. Но я должен приехать к родителям раньше, чем туда дойдут сплетни.

— Как мы им представимся? — спросила она.

— Когда приедем, мы уже, наверное, будем знать.

Она посмотрела в его необычные глаза:

— А если мы приедем, зная, что не можем жить вместе?

— Тогда так и скажем. По крайней мере если они услышат это не только от меня, но и от вас, они поверят. Независимо от того, что вы решите, моя мать вам понравится. Ее все любят. Но я предупреждаю вас, что там сумасшедший дом. Я говорил вам, что у меня двенадцать братьев и сестер?

— Двенадцать?!

— И большинство из них — мальчики.

— Я достаточно знакома с сиротскими приютами и понимаю, что это значит. — Каро взвешивала свои слова. — Почему вы сказали «независимо от того, что вы решите»? Это наше общее решение.

— Нет, — сказал Кристиан. — Я знаю, чего хочу.

— И что же это?

— Не глупите, Кэт.

— Вы однажды уверяли меня в этом, зная, что это невозможно.

— Когда? — нахмурился Кристиан.

— По дороге в Адуик.

— Хотите — верьте, хотите — нет, я забыл, что женат. Это было для меня новостью.

Теперь самое время спросить, будет ли он верным мужем.

Подойдя к ней, Кристиан вытащил что-то из кармана:

— Думаю, вам нужно надеть это.

Ее обручальное кольцо.

Он не сделал никакой попытки надеть кольцо ей на палец, и Каро была благодарна за это. Это кольцо не имело к ним никакого отношения. Это не то кольцо, которое Кристиан надел ей на палец на их свадьбе.

Она неловко взяла кольцо.

— Два условия.

— Да?

Она смотрела на него.

— В поездке ничего интимного, даже поцелуев.

— Согласен, — улыбнулся Кристиан и добавил: — Даже если вы захотите.

Нахал!

Она надела кольцо.

— И мы поедем в карете.