Мужчина у дверей не в мундире, напомнила себе Каро. Он высокий и крепкий, а не тонкий и юный.

Но она узнала те глаза.

Она не могла думать.

Не могла…

Он узнал ее? С чего? В накидке и чепце она, должно быть, похожа на служанку, а черты ее лица ничем особенным не отличались. Посмеет ли она взглянуть еще раз? Каро несколько раз глубоко вздохнула, взяла себя в руки и снова открыла дверь.

Мужчина все еще стоял у порога, подняв брови в надменном удивлении.

Белокурые волосы. Тогда на нем был напудренный парик.

Решительные черты лица мужчины, а не юнца. Но прошло время.

Высокий. Тот молодой солдат был настолько высок?

Но глаза, глаза! Она их не выдумала.

Нужно что-то сказать.

— Да, сэр? — спросила она, изображая, как могла, местный акцент.

Он уставился на нее, но это из-за ее странного поведения, а не потому, что узнал.

— Я желаю поговорить с мисс Фроггат.

Он говорил решительным тоном, как и Джек Хилл, насколько она помнила. Голос выдает уроженца юга и верхних слоев общества, где обитают могущество и власть.

— Она умерла, — сказала Каро и попыталась закрыть дверь.

Он протянул руку, мешая ей.

— Когда?

— Два года назад.

— Тогда я хочу поговорить с теми, кто живет здесь сейчас.

— Здесь никто не живет. — Каро толкнула дверь, но не могла сдвинуть ее с места. — Я позову рабочих! — крикнула она, сильнее толкая дверь. — Уходите.

Он сжал губы, но отстранился, когда из гостиной появилась Эллен.

— Что здесь происходит?

Каро повернулась к ней, отчаянно гримасничая.

— Какой-то джентльмен, мэм, хочет видеть мисс Фроггат, мэм. Я сказала ему, что она умерла и тут никто не живет, но он не уходит.

Эллен стояла в полном недоумении, но правила приличия взяли верх.

— Это правда, сэр. Мисс Абигейл Фроггат, увы, скончалась. Чем могу помочь?

— Спасибо, мэм. Моя фамилия Грандистон.

Каро без размышлений повернулась к нему. Не Хилл? Она торопливо отвела взгляд, прежде чем визитер заметил ее удивление.

— …хотя, по правде говоря, я ищу ее племянницу, Доркас Фроггат.

Заморгав, Эллен посмотрела на Каро. Та снова состроила гримасу. Не Хилл, но кто?

— Ее здесь тоже нет, — к счастью, покривила душой Эллен.

— Тоже умерла?

«Скажи «да», скажи!»

Откровенная ложь, однако, была выше сил Эллен.

— Прежде чем ответить, я должна знать, какое у вас дело, сэр.

— Тогда, возможно, мы могли бы обсудить это в доме, мэм?

Все трое стояли у открытой двери. Проходящие мимо женщины задержались посмотреть, не произойдет ли что-нибудь интересное.

Эллен беспомощно взглянула на Каро, но потом повернулась и проследовала в гостиную. Визитер пошел следом за ней, и Каро закрыла входную дверь. Ее подмывало сбежать, но если она будет вести себя странно, он это заметит и задумается, кто эта служанка.

Он сказал, что его зовут Грандистон, не Хилл.

Но глаза? Она не посмела внимательнее рассмотреть их, но первое впечатление вряд ли ошибочно.

Единственное логическое объяснение — он родственник. Радости мало, но это не муж вернулся за ней. Чего он хочет? Она поспешила к двери в гостиную.

— …ваш интерес к семейству Фроггатов? — говорила Эллен.

— Личное дело, мэм.

Каро шагнула ближе, чтобы видеть.

Эллен сидела на диване, Грандистон — в кресле напротив. На нем были коричневые кожаные бриджи для верховой езды, сапоги, коричневый сюртук, более светлого тона жилет и мягкий галстук без кружев. Весьма обычный костюм, но не обычный джентльмен. Он знатного происхождения, как и Хилл, и он искал ее.

Наверное, она шевельнулась, потому что он оглянулся и увидел ее.

Эти глаза!

Эллен проследила за его пристальным взглядом.

— О, Ка… Карри! Чай готов?

Каро вздохнула с облегчением и вместе с тем с досадой. Эллен ловко объяснила, почему Каро болтается рядом, и вывернулась с именем, но теперь придется идти за чаем, и она пропустит разговор.

Сделав реверанс, она поспешила на кухню. Одиннадцатилетняя Сьюки Грабб, только что взятая из Дома подкидыша, скребла горшок под недремлющим оком старой Ханны Ловетотт, сидевшей в кресле-качалке. Ханна работала здесь тридцать лет, и ее нынешнее положение экономки было скорее почетной пенсией, чем работой. Обе служанки уставились на наряд Каро.

— Я разыгрываю гостя, — сказала Каро. — Поднос с чаем, пожалуйста, я его подам.

Старуха закатила глаза к потолку, но велела девочке налить в чайник кипяток. Каро положила на тарелку бисквиты, пытаясь обдумать ситуацию.

Грандистон явился от имени Джека Хилла? Или он и есть Джек Хилл, но скрывается за вымышленным именем? Если имя фальшивое, оно ему подходит. Великолепие сквозит в каждой линии его крупного тела, в том, как он садился, носил шпагу, в прямом взгляде его глаз. Он казался законным хозяином даже здесь, в чужом доме.

Она посмотрела на черный ход. Можно сбежать.

Но это вызовет у него вопросы, и она не могла оставить Эллен.

Нет, он не мог быть ее мужем, и у него нет причин прикрываться фальшивым именем. Сила и могущество на его стороне.

Каро подняла поднос. Она собирается выяснить, что происходит, но пока она не убедится, что она вдова и свободна, высокомерный мистер Грандистон не узнает, кто она.

Эллен Спенсер вошла в комнату, всем существом ощущая идущего следом мужчину. Она не была склонна к фантазиям, но сейчас спиной чувствовала опасность. Может, у нежданного гостя и нет титула, но он из самых высших слоев общества, или она вдова епископа.

Почему Каро ударилась в такую панику?

Есть в ней какая-то необузданность — только подумать о ее юношеской выходке! Это все кровь Фроггатов.

Напрасно Даньел Фроггат хотел, чтобы дочь поднялась в высшие круги, там лишь безделье и грех.

Эллен села и указала мистеру Грандистону на кресло.

— Так что у вас за дело, сэр?

Но когда он взглянул прямо на нее, она увидела совершенно необыкновенные зелено-золотые глаза. Ангелы милосердные… Это давно пропавший муж Каро? Но имя…

— Как я сказал, мэм, это личный вопрос. Поэтому я должен знать ваше имя, мэм, и вашу связь с Фроггатами.

Эллен не видела никакого способа увернуться.

— Я миссис Спенсер, компаньонка миссис Хилл. Миссис Хилл была когда-то Доркас Фроггат.

— Миссис Хилл, — повторил он. Его глаза расширились, и у нее по спине холодок пробежал. Жаль, что в доме нет мужчины, которого можно призвать на помощь, когда гость рассвирепеет.

«Каро, вернись и скажи мне, что делать!»

— Вы и миссис Хилл живете здесь? — спросил он. — Служанка сказала, что в доме никто не живет.

Эллен открыла было рот, чтобы объяснить, но нельзя говорить ему о Латтрел-Хаусе, иначе он постучится и туда. Придется солгать.

Моля Бога о прощении, она сказала:

— Вы, должно быть, неправильно ее поняли, сэр. Она наверняка имела в виду, что миссис Хилл нет дома. Так какова ваша цель?

Эллен пыталась говорить требовательно и внушительно. Она даже попробовала копировать Абигейл Фроггат, которая этого человека на порог бы не пустила. Его не укротить, и Эллен готовилась к нападению.

Однако он просто сказал:

— Я прибыл, чтобы обсудить с леди некоторые юридические вопросы, вытекающие из ее брака с лейтенантом Джеком Хиллом.

Юридические вопросы. Должно быть, завещание. Воля Джека Хилла. То, как гость это сказал, подразумевало, что он не Джек Хилл. Лгала ли Абигейл Фроггат или нет, Каро теперь свободна. Она в безопасности и может выйти замуж за сэра Эйама. Эллен перевела дух.

— Поэтому я должен поговорить с миссис Хилл, — напомнил ей визитер.

Что делать, что сказать? Невозможно выдать присутствие Каро без ее разрешения.

— Боюсь, сейчас это невозможно.

— Почему?

У Эллен не было ни одной мысли.

— Поскольку я не знаю, где она.

Это была правда. Каро могла подняться наверх, спуститься вниз или уже убежала куда-нибудь.

Мужчина поднял брови. О Господи! Снова придется лгать.

— Она путешествует, — сказала Эллен.

— Где?

— Точно не знаю. Она любит блуждать.

Брови поднялись еще выше.

«Каро, помоги!»

Внезапно он улыбнулся, улыбка у него была почти ребяческая.

— Я не хотел тревожить вас, миссис Спенсер. Пожалуйста, простите меня. Но у меня мало времени, чтобы исполнить поручение. Будьте добры, вы можете помочь мне?

Эллен таяла, ее охватило странное чувство, подвигавшее сделать что угодно, лишь бы угодить незнакомцу. Вдруг она сообразила, что он на это и рассчитывал!

— Конечно, сэр, — сказала она холодно, — но я могу лишь обещать, что как только получу известия от миссис Хилл, я сообщу ей о вашей просьбе. Какое направление я должна ей указать?

— Я остановился в «Ангеле».

— Здесь? В Шеффилде? Я хочу сказать… вы говорили, что у вас мало времени.

— Я могу позволить себе подождать несколько дней. Контакт с миссис Хилл займет больше времени?

— Как я могу сказать? — Эллен попыталась улыбнуться. — Вы не можете намекнуть мне на обстоятельства дела, сэр? В конце концов, миссис Хилл давно вдова и, насколько я понимаю, ничего не знает о семействе ее мужа. Это был, кажется, глупый тайный побег.

Поскольку она пристально наблюдала за ним, то кое-что заметила — какое-то мерцание в глазах, не более.

— Значит, ее известили о его смерти, — сказал визитер.

— Конечно. Его полковник.

— А-а-а… И все же она не сделала никакой попытки связаться с его семьей.

— Она была очень молода, когда вышла замуж, и союз был печально краток.

— Верно, но потребность поговорить с леди остается. Блуждая, она должна иметь какую-то цель. — Даже улыбаясь, он походил на охотничью собаку, идущую по следу.

Эллен хотела отправить его как можно дальше.

— Лондон, — сказала она. — Она собирается навестить там подругу.

— Как я могу связаться с ней там?

Единственный лондонский адрес, который знала Эллен, это адрес леди Фаулер.

В этот момент Каро, все еще в пыльной накидке, внесла большой поднос, съехавший чепец оборкой шлепал ее по лицу.

— Вот вы где, мэм! — сказала она, переусердствовав в роли бестолковой служанки. — Куда мне это поставить?

Эллен, похоже, была готова в обморок упасть.

— На стол рядом со мной… э-э-э… Карри. — Она улыбнулась Грандистону, надеясь, что улыбка не напоминает гримасу. — Извините, сэр. Карри недавно прибыла из э-э-э… местного учреждения. Мы обучаем ее службе в доме.

Стоя к гостю спиной, Каро бросила на Эллен насмешливый взгляд.

Та почувствовала, как вспыхнули ее щеки. Она чуть не сказала «из Дома подкидыша», но Каро для этого слишком взрослая. Ее заминка и слово «учреждение», вероятно, навели гостя на мысль, что служанку спасли от грешной жизни!

— Из местного бедлама, — энергично поправила Эллен. Потом сообразила, что это еще хуже.

Каро, кусая губы от смеха, двинулась обратно, но вместо того чтобы выйти, заняла место у стены за стулом Грандистона. Отчаянная смелость! Но Эллен понимала, что Каро необходимо знать, о чем здесь говорят. Взявшись за чайник, Эллен обдумывала, как поделиться новостями.

— Молоко, сэр? Сахар?

По просьбе гостя она добавила в чай немного молока. Потом предложила ему пирог со смородиной. Он взял кусочек.

— Поскольку Джек Хилл мертв, — сказала Эллен для Каро, — ваш визит связан с его волей?

— Вопросов много, — ответил он, отпив чай. — Поскольку леди все еще миссис Хилл, полагаю, что она так и не вышла замуж?

— О нет.

Эллен рискнула мельком взглянуть на Каро, которая была вся внимание, и решила выжать из визитера больше информации.

— Вы кузен, сэр?

— Один из родственников. Лондон, вы сказали. Вы знаете, где она там остановится?

— Она должна сообщить. Вы приехали с юга?

— Возможно, я разминулся с миссис Хилл в пути. — Он откусил пирог, показав ровные крепкие зубы.

— Возможно, — согласилась Эллен. Она посмотрела на Каро, надеясь, что та откроется, но Каро этого не сделала.

— Тогда воспользуйтесь тем, что вы здесь. — Эллен перечисляла список местных достопримечательностей, не давая ему возможности вставить слово. Как только он допил чай, она поднялась. — Если вы оставите мне ваш адрес, мистер Грандистон, я сообщу миссис Хилл, как связаться с вами. Когда я получу известие от нее, конечно.

Он также поднялся, но она забыла, как он высок и широк в плечах. Казалось, он заполнил собой всю комнату, взгляд его был властным.

— Имя подруги, которую миссис Хилл собирается посетить в Лондоне?

Эллен подмывало сказать «маркиза Ротгар», чтобы отпугнуть его. Каро действительно знала эту даму, занимавшуюся благотворительностью, но Эллен сомневалась, что это имя заставит его вздрогнуть.

— Я не знаю, — сказала она.

— В это трудно поверить.

— Нечего меня пугать, сэр! Пожалуйста, уходите.

Вместо этого он шагнул вперед.

— Я не оставлю свою миссию. — Эллен попыталась отстраниться, но прямо за ней стоял диван. — Вы, мэм, скрываете от меня местонахождение миссис Хилл, и я этого не позволю.

— Нечего меня пугать! — повторила Эллен, чувствуя неуместность фразы.

— По какой причине?

— Причина? — воскликнула Эллен. — Учитывая вашу манеру запугивать, сэр, причины могут быть какие угодно. Когда я получу известие от миссис Хилл, я предупрежу ее, чтобы она избегала вас любой ценой!

Грандистон сжал челюсти.

— Возможно, у вас есть причины для сдержанности, мэм. Мне давали понять, что у леди… ммм… несколько ограниченные способности. Если так, я действительно понимаю, но…

Эллен разинула рот, а потом взвизгнула:

— Как вы смеете? — Она строго объявила: — Уходите!

На мгновение ей показалось, что он бросится на нее, но он взял шляпу и перчатки и вышел из комнаты. Мгновение спустя хлопнула входная дверь.

Эллен, близкая к обмороку, рухнула на диван, Каро, подавив победный возглас, бросилась к окну.

— Он действительно уехал! — Она села в кресло, которое он освободил. — Вы были великолепны, Эллен! Я не знала, что вы на такое способны.

— Я тоже. — Эллен прижала руку к колотящемуся сердцу. — Не знаю, что на меня нашло. Какая несдержанность. Но что за ужасный человек. Я уверена, что он как раз из тех, кого описывает леди Фаулер. Такие вращаются в свете и совращают девиц. Слава Богу, что он не ваш муж.

Каро напряглась.

— Вы в этом уверены?

— О да, да. Имя. И он тоже сказал, что Хилл мертв. Какая хорошая новость.

— То, что человек мертв?

— Да, его смерть должна опечалить нас, но это было давно, и вы свободны. Свободны!

Каро, нахмурившись, взяла кусочек пирога.

— А глаза?

— Не ешьте над столом, дорогая. — Эллен подвинула ей тарелку. — Зачастую глаза — семейная черта.

Каро откусила пирог.

— Не назвал ли он фальшивое имя во время церемонии?

— Конечно, нет.

— Никто не мог его уличить.

— Это ложь на присяге. Брачные клятвы приравниваются к ней.

— Он только что убил человека.

Эллен вздрогнула.

— Мерзкий тип. Вы не должны угодить в его руки.

— Прекрасно, но как этого избежать? — Каро взяла второй кусок пирога. — Если Он станет наводить справки в городе, то скоро узнает, что миссис Хилл никуда не уезжала. Он узнает о Латтрел-Хаусе и будет преследовать меня там.

— О Боже! Но если он не ваш муж, он не имеет над вами никакой власти.

— Но тогда почему он здесь? Спустя десять лет?

— Возможно, Хилл только что умер. Или его семейство только что узнало о свадьбе. Как вдова Хилла вы имеете право на часть его состояния.

— Это было бы ужасно!

— Странно, что вы находите это ужасным.

— Унаследовать деньги семейства или собственность просто потому, что того бедного юношу вынудили жениться на мне?

— Послушайте, Каро…

Но Каро хмуро смотрела вдаль.

— Мне следовало горевать. Нет, я горюю. Джек Хилл спас меня, он казался благородным юношей, и теперь он мертв.

— Но теперь вы свободны и можете выйти замуж за сэра Эйама. Вам следует встретиться с этим Грандистоном и все выяснить.

Каро снова откусила пирог.

— А если он наследник Джека Хилла? Вы сказали, что как вдова я могу иметь права, но муж также имеет права на собственность жены. — Она чуть пирогом не подавилась. — Боже милостивый, муж владеет собственностью жены! Его наследник может получить все!

— Все? — разинула рот Эллен. — Вы предполагаете, что если Грандистон — наследник Хилла, он может унаследовать все, что вы имеете? Может выселить нас из Латтрел-Хауса?

— Может получить мою долю «Фроггат и Скеллоу».

— Вы должны немедленно отправиться к сэру Эйаму, Каро. Расскажите ему все. Вы нуждаетесь в совете мужчины.

— Я нуждаюсь в совете адвоката! — Каро бросила недоеденный пирог. — Я еду в Йорк, к мистеру Хамблдону.

— О да. Именно. Пусть немедленно подадут фаэтон.

— Нет. — Каро, подойдя к окну, оглядела окрестности. — Грандистон может наблюдать за домом.

— Конечно, нет.

— Что скажете, если фаэтон проедет мимо него?

— О Господи!

— Если мы уедем отсюда вдвоем, он немедленно вычислит правду. Он, похоже, способен взять меня в плен и увезти на юг.

— Этому не бывать.

Каро хотела в это верить, но она помнила ситуацию маркизы Ротгар. Она в какой-то мере подружилась с этой знатной йоркширской леди, занимаясь благотворительными делами в пользу женщин. До замужества у маркизы был титул, она была графиней Аррадейл и сама себе хозяйка. Это один из немногочисленных титулов, который мог перейти к дочери. Однако высокое положение ее не защитило.

— Помните Диану Аррадейл? — спросила она Эллен. — Ее вынудили поехать в Лондон и грозили упрятать в сумасшедший дом только за то, что она не хотела выходить замуж за человека, которого выбрал король.

Эллен прижала руку ко рту.

— И это одна из самых могущественных женщин в Англии. Но тогда что можем сделать мы?

— Уедем порознь. Вы идите через парадный подъезд, я — через мастерские. Я сначала отправлюсь в Донкастер, к Филлис. Это по дороге в Йорк.

— Да, — кивнула Эллен. — Мы можем быстро уехать.

— Не мы, Эллен. Я же сказала: нельзя, чтобы нас видели вдвоем. Кроме того, мне нужно, чтобы вы вернулись в Латтрел-Хаус и держали оборону.

— Каро, вы не можете путешествовать одна!

— Я поеду почтовой каретой.

— Каро!

Но Каро схватила лежавшее на столике у двери расписание. Оно открылось на странице «Шеффилд».

— Карета в Донкастер отправляется от «Ангела».

— Но этот человек остановился в «Ангеле».

— Вот прохвост! Но он не знает Каро Хилл в лицо.

— А все остальные знают, — напомнила Эллен.

Каро огорченно вздохнула:

— Кто-нибудь наверняка заговорит со мной, обратившись по имени… — Медленно повернувшись к зеркалу, она оглядела себя. — А Карри никто не узнает.

— Что вы хотите сказать?

— Я собираюсь путешествовать под видом горничной.

— В таком виде? Каро, вы не можете.

— Никто не будет знать, что это я. В этом суть.

— Но… но что, если тот мужчина спросит вас?

— Мне нужно ехать. Вы вернетесь в Латтрел-Хаус, но сначала отправьте одежду, которую я упаковала, в Донкастер, к Филлис.

— Но этот человек снова появится. И опять будет мучить меня.

— Вы прекрасно с ним справились, и в Латтрел-Хаусе вполне достаточно слуг. Дайте мне немного денег.

Вытащив вязаный кошелек, Эллен достала несколько монет, но все еще приводила доводы.

— Если тот мужчина — Хилл, спасения нет. Иногда нужно отдаться на волю Божью.

— Нет, без борьбы я не сдамся, — сказала Каро. — Я богатая женщина с превосходными советниками, а не рабыня. — Снова взглянув в зеркало, она ниже надвинула чепец и пошла к двери. — Я уйду через мастерские.

— О Боже! О Господи! Будьте осторожны, Каро. В карете, я имею в виду. Одна, без компаньонки…

— Поездка в карете самая меньшая для меня опасность, — мрачно сказала Каро и выбежала.