Кристиан шел по грязной улице, гудящей от шума окрестных предприятий. Наверное, тут изготавливают клинки или столовые приборы, но здешние заведения совсем не походят на деревенские кузницы, к которым он привык, и даже на армейские, где в звоне и грохоте постоянно ремонтировали оружие и прочие металлические изделия.

Задержавшись, он оглянулся на дом Фроггатов и стену рядом, на которой белой краской было написано «Фроггат и Скеллоу». Точнее, серой, поскольку весь Шеффилд был в серых и черных разводах от бесконечного дыма, который окрестные холмы, казалось, поймали в ловушку. Какое адское место, и в какой адской ситуации он оказался.

Он женат.

Он вошел в дом, чтобы собрать информацию, и был ошеломлен фактом, что его жена жива. Он мог усомниться в словах сумасшедшей горничной, но не другой женщины — компаньонки, миссис Спенсер.

Он женат на Доркас Фроггат, обитательнице этого уродливого узкого дома. На женщине, которой нравится жить в грязном воздухе и постоянном грохоте молота по стали. Она, должно быть, превратилась в копию своей наводящей страх тетушки с воинственными манерами и скрипучим голосом.

Зашагав быстрее, Кристиан вышел на более широкую улицу с магазинами и экипажами. Хотя он знал, что воздух тут не чище, Кристиан глубоко вздохнул, и его голова прояснилась. Он начал оценивать полученную информацию как военный тактик, а не как запаниковавший зеленый новичок. Факты есть факты, и их отклонить столь же невозможно, как пушечное ядро.

Факт: Доркас жива.

Факт: она живет в том доме.

Но есть и тот факт, что у нее платная компаньонка. Чопорная женщина средних лет. К тому же Доркас не без образования, Мур увел ее буквально из школы.

Миссис Спенсер возмутилась при предположении, что Доркас слабоумная. Но после того страшного события десятилетней давности это вполне возможно, а правда иногда может разгневать сильнее, чем ложь.

Безумие в известном семействе от общества не спрячешь. Несмотря на убогий дом, ясно, что Фроггаты имеют здесь некоторый вес. Вернувшись в «Ангел», Кристиан решил поручить Барлиману сунуть нос в это дело. У него настоящий дар разговорить простых людей.

Слуга, не дожидаясь приказа, начал работу. Кристиан оставил его за этим занятием и поднялся в свою комнату. Бросив перчатки и треуголку в кресло, он отстегнул шпагу, обдумывая, что делать дальше. Секретарь Торна дал ему имя здешнего поверенного. Нужно пойти туда и расспросить о Фроггатах.

— Удачный визит, сэр? — вошел Барлиман.

— Не слишком, черт побери. Моя жена жива.

— Не повезло, сэр. Вы видели леди?

— Нет. Она или безумна и ее прячут, или она, как мне сказали, блуждает.

— Что значит — блуждает, сэр? Как дурак на пустоши?

— Путешествует, — пояснил Кристиан. — Вероятно, в Лондон, но без определенного маршрута. Все это очень подозрительно. Я говорил с миссис Спенсер, утверждающей, что она ее компаньонка. Определенно леди, хотя они живут в скромном доме, примыкающем к мастерским Фроггатов.

— Возможно, поэтому ваша жена путешествует, сэр.

— Более разумно куда-нибудь переехать. Эта Спенсер что-то скрывает.

— Возможно, не без причины, когда на пороге внезапно появляется муж, сэр.

— Я представился мистером Грандистоном, родственником, и сказал, что ищу миссис Хилл по юридическому вопросу.

— Юридические вопросы всегда тревожат слабый пол, сэр.

— Слабый пол, — фыркнул Кристиан. — Ты слишком стар для подобных заблуждений.

— Никаких шансов, что леди, с которой вы говорили, ваша жена, сэр?

Кристиан задумался лишь на секунду.

— Ни единого. Ей по меньшей мере за сорок. Робкая особа, пока не превратилась в тигрицу и не велела мне убираться из дома.

— В самом деле, сэр? — имел наглость поинтересоваться Барлиман.

— Я не сделал ничего дурного, а пытался одолеть ее баррикады.

— Возможно, это не лучший подход, сэр.

— Конечно, но у меня был шок, и она меня из терпения вывела. Однако ближе к делу! Доркас Фроггат — моя жена, и я должен найти ее.

— Леди Грандистон, — поправил Барлиман, словно мучитель, загонявший иголки под ногти.

Кристиан впился в него взглядом.

— Прошу прощения, сэр, но если леди жива, она виконтесса Грандистон.

— Дьявол! — Кристиан подошел к окну, его так и подмывало разбить стекла.

Во дворе пассажиры загружались в карету. У Кристиана возникло абсурдное желание купить билет и уехать. Сбежать… или попытаться преследовать жену.

Он отошел от окна.

— Что ты узнал внизу?

— Немного, сэр. Не имея ваших инструкций, я не хотел выдавать свой интерес.

— Умен, ничего не скажешь.

— К счастью, «Фроггат и Скеллоу» — известный и процветающий бизнес.

— Тигельная сталь. — В ответ на потрясенный взгляд Барлимана Кристиан признался: — Я читал о Шеффилде, готовясь к поездке.

— Фроггат, тот, кто начал использовать такую сталь, не имел сына. Его единственная дочь, которая нынче известна как миссис Хилл, в юности сбежала с офицером и вскоре овдовела.

— Никакого намека на убийство и прочие неприятности?

— Ни единого, сэр.

— Это работа наводящей страх тетушки Фроггат. Значит, Доркас не вступила в повторный брак. Есть намеки, что у нее не все в порядке с головой?

— Ни одного, сэр, но люди в таких вещах осторожны. Фроггаты, похоже, весьма уважаемое семейство. Они — патроны множества благотворительных заведений в округе: больниц, домов подкидыша и приютов для умалишенных женщин.

— Ага!

— Сомневаюсь, что они поместили члена семьи в такое место, сэр.

— Нет, но они могли взять оттуда служащих. Никаких упоминаний о том, где леди?

— Нет, сэр, но мне в голову пришел вопрос. Если леди путешествует, почему ее компаньонка осталась дома?

Кристиан шлепнул себя по лбу:

— У меня от шока совсем мозги отшибло. Доркас, возможно, все время была в доме. Покрутись там, может, что-нибудь сумеешь выяснить.

Барлиман взял шляпу.

— Мне вернуться или прислать сообщение?

— Сам решай. Если стоит последить, оставайся и следи. А я наведу справки здесь.

Барлиман остановился у двери.

— Бармен назвал Фроггатов богатыми, сэр. Возможно, брак не будет таким уж невыносимым.

— Ни один человек с реальными деньгами не станет жить в таком доме. Если он, конечно, не безумец. Иди.

Барлиман поспешно вышел, а Кристиан нашел карточку с адресом поверенного. Он спустился вниз спросить дорогу и заодно выяснить что-нибудь о Фроггатах.

Не обнаружив никого в зале, он вышел во двор. Там царила суета. Карета, посадку в которую он наблюдал из окна, под стук копыт и звуки рожка выезжала сквозь каменную арку на улицу. Другая недавно прибыла, пассажиры высаживались, требуя свой багаж, конюхи спешили к лошадям.

В дальнем углу двора слуги грузили багаж на частную карету, мужчина в кожаном фартуке с беспокойством осматривал колесо.

Кристиан приготовился ждать, но с улицы во двор торопливо вошла женщина. Она была просто одета, в чепце и переднике. Кристиан тут же узнал служанку из дома Фроггатов. Как ее зовут?

Карри.

Она встала в короткую очередь перед билетной кассой, и Кристиан придвинулся поближе. Подойдя к клерку, она попросила билет до Донкастера.

Это название врезалось в его сердце. Там он делил дом с Муром и шестью другими молодыми офицерами, оттуда он отправился в Недер-Гризли с благородной целью спасти девицу.

Почему горничная Доркас купила билет в один конец до Донкастера?

Для компаньонки, чтобы она встретилась там с Доркас?

Или для самой Доркас?

Купив билет, служанка отошла в сторону. Кристиан ожидал, что она отправится доставить билет. Вместо этого служанка встала у стены. Ждет свою хозяйку? В Кристиане забурлила энергия, как это бывало перед схваткой. До победы несколько мгновений? Он окинул взглядом двор, планируя, как приблизится к жене, не даст ей убежать, не вызвав негодования.

Им нужно поговорить и прийти к определенному соглашению.

Под арку въехала другая карета, груженная багажом.

— Донкастер, — крикнул клерк. — Посадка на Донкастер. Пять минут!

Девушка не оглядывалась в поисках хозяйки, а шагнула к карете.

Она купила билет для себя?

Подобная служанка не могла позволить себе путешествовать каретой. Однако ее могли отправить с важным сообщением. Он не поручил бы это такой дурехе, но, видимо, у миссис Спенсер выбор небогатый. Возможно, Доркас в Донкастере, и горничная приведет его к ней.

Кристиан поймал проходящего конюха:

— Мне нужна моя лошадь.

Вид шиллинга гарантировал быстроту исполнения, и Кристиан промчался в свою комнату. Наскоро нацарапав записку Барлиману, он велел слуге продолжать расследование, пока не появится многообещающий след. Взяв шпагу и пистолеты, Кристиан вернулся во двор, как раз когда раздался новый крик:

— На посадку! Все на посадку на Донкастер.

Кристиан решил, что нет необходимости следовать за каретой по пятам. Пункт назначения и так известен.

Оказавшись в Донкастере, Кристиан удивился, как мало изменился город. Та же булочная, которую облюбовали вечно голодные юные офицеры, а чуть дальше гостиница «Белый лебедь», где, как он помнил, в баре работала очень симпатичная буфетчица. Бетси, вероятно, теперь дородная мамаша пятерых ребятишек.

Они обогнули рыночную площадь и свернули во двор гостиницы «Джутовый мешок». Кристиан этого заведения не помнил, оно выглядело весьма новым. Въехав за каретой под арку, он обрадовался, что двор переполнен. Кристиан спешился позади фургона и вытащил монету, на блеск которой мгновенно появился конюх.

— Вы останетесь, сэр? — спросил парень.

— По крайней мере на ночь.

Парень кивнул и увел лошадь. Кристиан нашел удобное место для наблюдений и принялся ждать с бьющимся от нетерпения сердцем. Он мог в ближайший час столкнуться лицом к лицу с Доркас и судьбой.

Служанка вышла третьей, выделяясь среди пассажиров затрапезным видом. Следовавшая за ней женщина фыркнула и поспешила отстраниться. Карри наградила ее недовольно-удивленным взглядом и не мешкая направилась сквозь арку на улицу.

Улица была не больше четырех футов шириной, так что Кристиан сдержал шаг, но девушка не оглядывалась. Он поспешил догнать ее и оказался на красивой современной улице с высокими зданиями по обеим сторонам, с оградами у фасадов и лестницами, ведущими в помещения для слуг.

Тут жили преуспевающие горожане или даже местное дворянство. И миссис Доркас Хилл, член богатой семьи Фроггатов? А дом в Шеффилде вообще не ее дом?

Девушка пересекла улицу и направилась к одному из домов, но вместо того чтобы спуститься в подвал по лестнице для слуг, подошла к парадному входу и решительно постучала дверным молотком.

Значит, сообщение настолько срочное, что непритязательная горничная имела право воспользоваться главным входом. Кристиана подмывало вторгнуться в дом, но Доркас могла сбежать через черный ход.

Лучше наблюдать и ждать, но на таких улицах из окон вечно выглядывают любопытные, поэтому он прошел вперед, будто в поисках нужного дома. Дойдя до угла, он нашел название улицы, аккуратно выложенное белой плиткой, — Силвер-стрит. Он пошел назад, высматривая изображение, которое укажет нужный дом.

У него был адрес поверенного: Силвер-стрит, на эмблеме пара голубков. Но он по-прежнему слишком заметен. Как полезны бы сейчас оказались заурядная внешность и рост.

Кристиан замер, надеясь увидеть какое-то действие. Вместо этого из переулка на улицу свернула хорошо одетая женщина с двумя маленькими детьми. Когда она подошла ближе, Кристиан шагнул вперед и поклонился:

— Прошу прощения, мзм. Могу я позволить себе смелость попросить вашей помощи?

Женщина была мила и с хорошими манерами, но явно осторожна.

— Помогу, если смогу, сэр.

— Я ищу дом мистера Боллингера, ученого. Вы не знаете его дом?

— Сожалею, сэр, но я не знаю такого имени.

— Вы живете на этой улице, мэм?

— Да.

Кристиан вздохнул и наморщил лоб, надеясь, что выглядит растерянным и безобидным.

— У меня задание от деда доставить бумаги этому Боллингеру. Я однажды уже выполнял подобное поручение и положился на свою память. Я был так уверен, что помню дом, и не записал деталей. На вывеске были какие-то птицы. Это точно. Возможно, эти? — Он указал на голубей.

Женщина взглянула на эмблему.

— О нет, сэр. Здесь живут Оссингтоны, мистер Оссингтон — поверенный, а не ученый. Приятная молодая пара недавно переселилась сюда из Шеффилда. Они-то и изменили эмблему, — добавила она с улыбкой. — Раньше тут красовалась черная свинья.

Такие подробности Кристиана не интересовали.

Миссис Оссингтон — это Доркас? Ну и путаница будет.