Письмо пришло на следующее утро. Отец Лауры принес почту в столовую, во время завтрака, и начал разбирать.

— Одно для тебя, Лаура, — сказал он, внимательно рассмотрев конверт, прежде чем передать дочери. — Из Сомерсета. Не знал, что у тебя там есть знакомые.

Лаура готова была провалиться сквозь землю от стыда.

— Это, наверное, от моей подруги, Элеоноры Делении. Я написала ей, надеясь, что мы встретимся, пока я буду здесь. Мы не виделись с тех пор, как родились наши дети.

Лаура прочла письмо, опасаясь, что придется врать и изворачиваться, но это оказалась очень умная имитация письма от старой подруги, включая упоминания об общих знакомых и их детях.

Это облегчало следующую сцену в спектакле. Лучше думать об этом как о спектакле, чем как об обмане родителей.

— Боже, — Лаура продолжала читать письмо, — Элеонора пишет, что они собираются на север. И если я хочу повидаться с ней, надо ехать немедленно. Вы не возражаете? — обратилась она к родителям. — Ведь мы с Гарри пробудем тут целый месяц.

— Конечно, нет, милая. Ты ведь поедешь всего на несколько дней?

— За один день никак не смогу обернуться, на дорогу уйдет время и там надо немного побыть.

Лаура сказала, что с Элеонорой они давно не виделись и только переписываются.

— Ты сказала, что у миссис Делейни есть ребенок?

— Да, Арабел. Она примерно на год младше Гарри.

— Ему будет там с кем поиграть.

— Договориться насчет кареты? — предложил отец.

— Большое спасибо, папа.

Разговор перешел на обсуждение самой удобной дороги, и Лаура решила, что все обошлось. Она надеялась, что только ее воображение рисовало подозрительный взгляд на лице Джульетты.

После обеда она опять упаковывала вещи, но на этот раз только в саквояж, так как поездка обещала быть недолгой. Когда появилась почтовая карета, Лаура пошла разыскивать сына. Он оказался в конюшне вместе с Мегси и ее папой, дядей Нэдом. Лаура взяла малыша за руку.

— Пойдем, милый. Мы отправимся еще в одно маленькое путешествие.

Он внимательно посмотрел на нее и высвободил руку.

— Я не поеду.

— Не капризничай. Ты не можешь остаться тут без меня.

— Почему? — возразил Нэд. — Он тут никому не мешает.

Лаура внимательно взглянула на сына-предателя, вздохнула, опустилась на колени и стала его уговаривать:

— Ехать совсем недалеко, малыш. Там будет девочка, с которой ты сможешь играть.

Гарри надул губы и покачал головой.

— По дороге мы увидим много животных, — продолжала Лаура.

Мальчик хмурился.

Лаура глазам своим не поверила. Гарри был неузнаваем.

— Оставь его здесь, Лаура, — сказал брат, — будет легче путешествовать, и ты отдохнешь.

«Отдохнешь». Ей не надо отдыхать от сына. Нэд не знал, что Гарри грозит опасность. Лаура поднялась и опять взяла мальчика за руку.

— Гарри, поедем. Мы вернемся через несколько дней.

Гарри молчал. Глаза его наполнились слезами.

— Гарри, что с тобой?

Она не может уехать, но она должна. Ей надо узнать правду в Дрейкоме и убедиться в том, что все идет по-честному. Однако не могла Лаура это объяснить ни сыну, ни кому-либо другому.

— Нэд, — она взглянула на брата, — сделай что-нибудь.

Он пожал плечами:

— Малыш, видимо, боится, что ты увезешь его домой. Оставь его, нам будет с ним хорошо.

Лаура снова опустилась на колени.

— Маленький, мы не поедем в Колдфорт. Мы поедем совсем в другой дом.

Никакие разумные доводы на Гарри не действовали.

— Я останусь. И ты оставайся.

Наступил решающий момент. Она не могла позволить Гарри диктовать, как ей следует поступить. Лаура поднялась.

— Хорошо, — сдерживая волнение, произнесла она. — Не хочешь ехать, оставайся.

Мальчик вцепился в ее юбку:

— И ты оставайся. — Он даже топнул ногой.

— Это невозможно. А ты оставайся, — повторила Лаура.

В его глазах были боль и мольба. У Лауры сердце разрывалось на части, однако Гарри отпустил ее юбку.

— Оставайся с Мегси и дядей Нэдом, тетей Маргарет, бабушкой и дедушкой.

Лауре в голову не приходило, что Гарри может ей кого-то предпочесть. Она судорожно сглотнула. Когда спазм в горле прошел, она сказала:

— Хорошо, милый, я каждый день буду писать тебе письма.

— С картинками? — спросил Гарри.

— Конечно, с картинками. Ты будешь хорошо себя вести? — Лаура стиснула его плечи и проглотила подступившие слезы.

Гарри молча кивнул.

— Пока, мама. — Мальчик высвободился из ее рук и побежал обратно в конюшню.

Нэд попытался ей объяснить:

— Там котята.

Лаура повернулась и пошла к дому. Родители и Джульетта ждали у дверей, и Лаура им все объяснила.

— Мы рады, что Гарри останется, — сказал отец, — с ним так интересно!

Ни отец, ни брат не понимали Лауру. Только мать.

— Постепенно дети отдаляются от нас, дорогая, — сказала мать, — особенно мальчики.

— Но он совсем еще маленький, — возразила Лаура.

— Он будет непременно по тебе скучать. Они начинают нами командовать, дай им только волю. Не расстраивайся и поезжай. Это вам обоим пойдет на пользу.

Мать права. Но она не знает о грозящей Гарри опасности. Отец и Нэд тоже не знают. Лаура не может им об этом сказать. Она хорошо представляла себе, какова будет их реакция. Джульетта, вот решение.

— У меня же запакованы все вещи Гарри, — сказала Лаура, — надо их вытащить.

Она попросила снять саквояж с кареты и отнесла в дом. Джульетта зашла ей помочь.

. — Мне нужно ехать, — сказала Лаура сестре.

— Я так и думала, — ответила Джульетта. — Не волнуйся за Гарри. Ему здесь хорошо.

Желание Гарри остаться глубоко ранило Лауру. Он даже не пришел с ней попрощаться.

— Я отнесу наверх, — сказала Лаура, взяв вещи Гарри.

— Не обязательно. Я потом сама отнесу, — предложила Джульетта.

Лаура покачала головой, и сестра ее поняла. Джульетта взяла половину вещей, и они вместе поднялись наверх. Зайдя в комнату, Лаура бросила вещи на кровать, после чего вкратце изложила суть происходящего. Она собиралась сказать сестре только про Джека, но пришлось также объяснить, почему она должна уехать в Дрейком.

Джульетта нахмурилась, слушая, потом переспросила:

— Ты действительно думаешь, что преподобный Гардейн может приехать сюда, чтобы убить Гарри?

— Нет, если бы я так думала, не уехала бы. Джек может отправиться в Дрейком. И я должна во что бы то ни стало опередить его. Я не жду приезда Джека, но пообещай мне, что если он вдруг появится, не оставишь его наедине с Гарри ни на секунду, что бы он ни говорил.

— Обещаю, — сказала Джульетта, хотя взгляд у нее был скептическим.

— И никуда не отпускай с ним Гарри, даже в церковь.

— Но тогда мне придется все рассказать папе и Нэду. — Помолчав, Джульетта спросила: — А может, расскажешь им прямо сейчас?

Снизу донесся голос отца:

— Лаура, что там у вас? Нельзя задерживать лошадей.

— Уже идем, папа, — открыв дверь, крикнула Лаура и повернулась к сестре: — Они сочтут меня ненормальной. Или сообщат об этом в магистратуру. У меня на это нет ни времени, ни доказательств. Боже, если бы только Гарри согласился поехать со мной!

— Навстречу опасности? — спросила Джульетта.

— Пожалуй, ты права. Лучшютавить его здесь, чем с чужими людьми в Редоксе.

— А как же ты? Возможно, тебе грозит опасность. Кто такая миссис Делейни? Лач…

Лаура почувствовала, что сера готова немедленно рассказать все родителям.

— Я не одна, — сказала Лаур— Мне помогает Стивен Болл. Делейни его друзья, мы встретимся у них и будем разбираться вместе.

Джульетта округлила глаза, лукаво посмотрев на сестру, и произнесла:

— Я знала, что без мужчины не обошлось. Поезжай! И хорошо проведи время!