Лаура знала, что выглядит ужасно, однако надеялась, что на Стивена это не подействует: Ее влекло к нему. И не только физически.

Она не могла разобраться в своих чувствах, но была уверена, что они увеличивали риск и опасность того, что они собирались предпринять. Да, она должна ехать, и не только для того, чтобы выяснить правду и, возможно, спасти ребенка, но и для того, чтобы разобраться в самой себе. То, что может произойти, определит не только будущее рода Гардейнов, но и ее собственную судьбу.

Они воспользовались каретой Николаса, что значительно облегчало поездку. Выезжая со двора, помахали на прощание семейству Делейни. Маленькую Арабел, как всегда, на руках держал Николас.

— Какой преданный отец, — заметила Лаура. — Впервые вижу такого.

— Не одобряешь? — спросил Стивен.

— Видишь ли, я заставляю себя не слишком баловать Гарри. Поняла, что это не идет на пользу ребенку.

— Считаешь, что преданный, заботливый отец большая редкость?

Лаура ушла от прямого ответа:

— Гэл не был заботливым отцом, но, возможно, потому, что Гарри был еще слишком мал. Возможно, со временем он стал бы к нему более внимательным. Нэд обожает детей, но о маленьких, особенно девочках, заботится Маргарет. Так обычно бывает.

Они миновали еще один поворот, выехали на прямую дорогу, и Стивен отпустил поводья.

— Николас — человек незаурядный. Но здесь есть особая причина. Думаю, они не возражали бы против того, что я тебе расскажу. Арабел не так давно похитили.

— Не может быть! Как? Кто?

— Женщина, которая ненавидит Николаса. Она хотела получить выкуп. После этого Арабел стала бояться чужих, хотя до этого была жизнерадостным доверчивым ребенком. Да, я должен был сообразить раньше, — виноватым тоном произнес Стивен.

— Что именно?

— Она особенно боится незнакомых женщин в темных платьях. Наверное, поэтому и шарахалась от тебя. А к Николасу тянется, ведь он ее спас. Это не очень хорошо по отношению к Элеоноре. Конечно, обидно, но дети не понимают таких тонкостей.

Так же, как и Гарри. Для него карета представляет собой средство переезда. Когда он попал в такое место, которое ему нравится, он больше не хотел садиться в экипаж. Она знала, что Гарри в безопасности, но все-таки спросила:

— А как ее похитили? Посулили конфетку?

— Нет, ее вытащили из кроватки.

— В их собственном доме? Стивен повернулся к ней:

— Лаура, в чем дело? Ее ведь спасли.

— Гарри! — Она сжала руку Стивена. — Прости, но я не могу. Поверни обратно. Ты поезжай в Дрейком, чтобы спасти того, другого ребенка, а я вернусь в Мерримид. Мне в голову не пришло предупредить кого-нибудь о том, что его могут похитить прямо из постели.

Стивен взял ее за руку:

—Лаура, там была совершенно другая ситуация. Арабел похитили ради выкупа. Если Джек Гардейн захочет что-то сделать с Гарри, он постарается, чтобы это выглядело как случайность.

— А если Гарри бродит во сне?

Стив покачал головой:

— И в Мерримиде этого никто не заметил?

— Ты прав. Матери всегда знают, когда дети ходят во сне.

— И запомни, Джек Гардейн не лунатик. У него много других возможностей.

— Он попытался с булочкой. Если только это не плод моего воображения.

— Возможно, он запаниковал, узнав, что ты надолго увозишь Гарри. Сомневаюсь, что он попробует еще раз.

Прикосновение его руки, его взгляд и улыбка успокоили Лауру.

— У Джека не будет такой возможности, пока Джульетта стоит на страже.

— Ты веришь в нее больше, чем в меня?

Стивен расплылся в улыбке:

Лаура рассмеялась и попыталась загоготать.

— Гуси сначала шипят, — объяснил Стивен, — а потом нападают. Нахальные существа.

— Но они кончают на нашем обеденном столе. Так что у них есть основания злиться.

— Пожалуй, ты права. Ну как, успокоилась? Она кивнула и забрала руку.

— Прости, что поддалась панике. Но бедные Делени, мне так их жаль.

— Мне тоже. Тем более что я не был рядом с ними, не мог помочь и даже поддержать их.

— Расскажи мне что-нибудь еще про «плутов». Я думала, все это закончилось вместе со школой.

Он с удовольствием развлекал ее различными историями, хотя она подозревала, что они были основательно отредактированы. История про скачки в Мелтоне была вполне безобидна, но занятия шпионажем в 1814 году такими, безусловно, не были. Даже когда они не предпринимали никаких действий, они регулярно собирались, большей частью в Лондоне или в Милтоне. Женитьба и рождение детей не давали возможности часто встречаться.

— Видимо, настало и для меня время жениться, — закончил Стивен свои истории и начал внимательнее смотреть на дорогу, потому что они подъезжали к городу.

Слова его прозвучали для нее как предупреждение. Она внимательно посмотрела на него и сказала:

— Надеюсь, это мое приключение не помешало твоим планам?

— Планам? — переспросил он.

— Планам жениться.

На лице его появилось подобие улыбки.

— А как это возможно? — сказал он таким тоном, как будто они говорили о погоде.

— Ты мог ухаживать за кем-то, вместо того чтобы сопровождать больную родственницу на море.

— Не думай об этом. Поездка не нарушила моих планов.

— А если разразится скандал?

— Держись, — предупредил Стивен, стараясь сдержать лошадей на длинном крутом спуске с холма. — Если дело кончится скандалом, мы сможем пожениться, — сказал он спокойно. Ни единый мускул не дрогнул в его лице.

Она ничего не могла прочесть ни в его тоне, ни в выражении лица.

— Значит, нам надо соблюдать осторожность и сделать все как можно быстрее.

— Ты права.

В этот момент они увидели море и Дрейком.

Дрейком был похож на большую деревню, расположенную по обе стороны залива. Вероятно, это и была простая рыбацкая деревня до тех пор, пока ее не превратили в курорт. На каменистом берегу стояли лодки, а неподалеку беленькие рыбацкие коттеджи.

Слева Лаура увидела шпиль церкви, а справа крыши современных домов, стоявших рядом со старыми. На развилке Стивен остановился и спросил, как проехать к гостинице «Компас». Они проехали мимо магазинов и мимо современной гостиницы, носившей название «Королевский герб».

Лаура искала глазами военных, иностранцев, ребенка с чертами лица, похожими на Гардейнов.

— Здесь очень много инвалидов, — заметила она, обратив внимание на укутанных в одеяла пожилых людей, которых везли по берегу на колясках — даже в это время года.

— Дрейком славится мягким климатом и целебным морским воздухом. — Стивен, улыбаясь, подмигнул ей. — Я прочитал об этом.

— Смотри, двое военных. Один моряк, один армеец. Мы ведь не знаем, кто из них капитан Дайер.

— Тюрбанов не видно?

— Думаешь, на Фаруке будет тюрбан?

— Судя по его имени, он вряд ли похож на англичанина. А иностранные слуги, особенно из Индии, встречаются часто.

— В таком маленьком городе, как Дрейком? Стивен усмехнулся.

— Город кажется спокойным, как тихая заводь. Наша гостиница в нем выглядит совсем древней. Но вполне пристойной.

Двухэтажная, на фасаде множество небольших окон. Стивен заехал в большой двор с конюшнями и другими подсобными помещениями. На задней стене здания было всего несколько окон, и Лаура решила, что все комнаты расположены в один ряд на втором этаже.

В гостинице рано или поздно им предстояло встретить Дайера и Фарука.