Стивен довольно долго поддерживал беседу за столом, пытаясь втянуть в нее Лауру и леди Колдфорт. У Лауры пропал аппетит, и она кромсала на тарелке свиную отбивную, надеясь, что свекровь, как обычно, неожиданно покинет столовую и можно будет последовать за ней. Уйти первой Лауре было неловко.

— У вас есть какие-нибудь соображения относительно избирательной реформы, Лаура? — спросил Стивен, не желая сдаваться.

Лаура состроила ему смешную рожицу и очень серьезно ответила:

— Некоторых членов парламента избирает маленькая группа людей, а других — тысячи избирателей. По-моему, это неправильно.

— Такова традиция, — проворчал лорд Колдфорт.

Лаура ничего не ответила и положила себе на тарелку тушеный турнепс. Стивен тоже взял репу и возразил лорду:

— Согласно традиции вчерашние школьники получают в армии звание полковников, сэр. И вы одобрили эту реформу.

Лорд заворчал и налег на еду. Ему нравилось считать себя реформатором, но лишь до тех пор, пока это не касалось его лично. В качестве виконта Колдфорт контролировал небольшую группу избирателей, где человек тридцать избирали того, кого он считал нужным.

— Согласно традиции, — продолжал Стивен, — владельцы собственности имеют право голоса. А как быть с женщинами, у которых есть собственность?

Лорд побагровел.

— Женщины? Право голоса?

— Не ори, Джон! — одернула мужа леди Колдфорт. — Ты же знаешь, что это действует на мое пищеварение.

— К черту твое пищеварение! — взорвался лорд.

— Не надо так расстраиваться, сэр, — попыталась вмешаться Лаура.

Лорд Колдфорт повернулся к ней:

— А ты сама хотела бы голосовать?

Лгать Лаура не хотела, сказать правду боялась, чтобы еще больше не разволновать старика.

— Видите? — Лорд опять повернулся к Стивену. — Она не может ответить даже на простой вопрос. У женщин мозги устроены так, что они не могут голосовать, Болл. Это было бы противоестественно. Мир рухнул бы.

— Странно, — проговорил Стивен, бросив взгляд на Лауру. — Насколько я помню, Лаура не раз обыгрывала меня в шахматы.

Боже, сколько времени прошло с тех пор, как она играла в шахматы!

Лорд махнул вилкой, как бы отметая это возражение.

— Да и многие ли женщины владеют собственностью? Не считая тех, кто владеет тавернами и тому подобными заведениями?

— Здесь тоже следует менять законодательство. Уточнить, какой собственностью могут владеть женщины.

Было ясно, что он не собирается уступать лорду, и Лаура, опасаясь за здоровье старика, выразительно посмотрела на Стивена.

Лорд выронил вилку.

— Черт возьми, сэр, да вы, оказывается, настоящий радикал! — воскликнул он.

— Пожалуй, вы правы. — Стивен взглянул на Лауру и, вероятно, понял значение ее взгляда. — Но я считаю, что закон и порядок необходимы, — добавил он. — Что толпу следует сдерживать ради безопасности граждан.

— Вот это разумно. Надо использовать войска, некоторых расстрелять.

Лаура сомневалась, что Стивен с этим согласен, но он не возражал, и вскоре лорд успокоился, особенно когда Стивен перевел разговор на спортивные темы. От разговоров об охоте они перешли к обсуждению верховой езды. Говорили о том, что король, будучи уже в преклонном возрасте, часто ездил верхом и, возможно, из-за этого теперь плохо соображает. Потом перешли к другим видам состязаний.

— Состязание в беге, — начал Стивен, когда основные блюда были съедены и подали сладости.

— Состязания в беге — это для слуг, — сердито сказал лорд, остановив взгляд на пироге с терном. Ему нельзя было есть сладкое, но он не смог удержаться.

— И многие на этом зарабатывают, — продолжал Стивен. — Лейтенант Нейсмит недавно выиграл пятьсот гиней на пеших состязаниях на пять миль. Думаю, что бег так же полезен для здоровья, как и верховая езда. Или плавание, — добавил он, искоса взглянув на Лауру, прежде чем заняться пирогом.

Лаура едва не пролила вино на платье.

Стивен, разумеется, знал, что они с Шарлоттой ходили плавать. Но по его взгляду догадалась, что Стивену было еще кое-что известно.

— Плавание, — воскликнул лорд, — это развлечение для подростков, и ничего больше! Так же, как и ныряние в море. Король этим занимался, и к чему это привело? Помутнение рассудка. Джентльмен должен заниматься верховой ездой и пешими прогулками. К сожалению, у меня уже нет на это сил.

Наступило молчание. Лауре следовало бы его нарушить, но она думала о том, на что намекал Стивен.

Однажды, когда стояла невыносимая жара, Шарлотта и еще несколько девочек решили искупаться в реке вблизи Анкросса, в том месте, где, по словам Шарлотты, купались мальчики. Одна из девочек осталась на берегу, а остальные резвились на мелком месте в одних рубашках.

На следующий день, не без участия Стивена, распространился слух о том, что это место на реке видно с верхнего этажа дома в Анкроссе. Сам он говорил, что это не так, но убедить других уже было трудно.

Прошел также слух, что Лаура и Шарлотта, вооружившись биноклем сэра Артура Болла, рассматривали мальчиков, купавшихся в этом самом месте. Обе девочки были потрясены, обнаружив, что мальчишки купаются голыми, и с любопытством рассматривали их.

Опустив голову, Лаура думала о том, как давно она не видела мужского тела, не прикасалась к нему.

Знакомое до мелочей тело Гэла. Мускулистое, но не толстое, с волосами на груди. В те юные годы Стивен был другим. Даже среди своих юных друзей он выделялся стройностью, а в воде был стремительным, как рыба. Однажды он выпрямился на мелком месте и, смеясь, отбросил со лба мокрую прядь волос. Освещенный ярким солнцем, он был как молодой бог.

Лаура взяла бокал с вином, отпила немного, глядя на Стивена сквозь опущенные ресницы.

Леди Колдфорт поднялась и молча покинула столовую. Лаура последовала за ней и быстро поднялась наверх. Неужели ей суждено до конца дней своих влачить жалкое существование вдовы? Без любви, без мужской ласки? Услышав шум внизу, Лаура обернулась и увидела Джека. Он шел через холл, направляясь в столовую. Узнал о приезде гостя и решил пообщаться с молодым человеком.

Его появление подействовало на Лауру как ушат холодной воды, и она заторопилась в детскую.