Змееловы

Безуглов Анатолий Алексеевич

Приключенческая повесть, рассказывающая о событиях, происшедших в герпетологической экспедиции.

 

Часть первая

Факты, только факты

 

1

Долгий летний день основательно пропарил тайгу. Солнце уже склонялось к пологой хребтине распадка — ущелья, густо заросшего кедром, пихтой и багульником. Воздух был напоен острым ароматом цветов, травы и хвои. Уставшие за день, лениво перекликались птицы, монотонно плескалась речушка на каменистом, извилистом ложе.

Степан Азаров и Леня Клинычев возвращались домой по едва заметной тропинке, проложенной таежным зверем, нагруженные нехитрым снаряжением для ловли змей. Они шли не спеша, вглядываясь в заросли кустарника, изредка перебрасываясь словами. Степан шагал впереди с охотничьим ружьем за спиной. Леня Клинычев поигрывал кронцангом — деревянным зажимом, основным инструментом змееловов, что-то бубня себе под нос. Он был доволен: в двух белых полотняных мешочках покоилось шесть гадюк — больше, чем у бригадира Азарова.

Вдруг Степан остановился, приглядываясь к кустикам травы с небольшими желтыми цветами, словно веснушками запятнавшими крохотный лужок возле дороги.

Леня тоже остановился, напряженно отыскивая глазами змею. Но Азаров положил на землю рюкзак, кронцанг, ружье, мешочки и стал рвать цветы.

— Букет моей тете, — насмешливо сказал Клинычев, складывая тут же свою ношу и растягиваясь на траве.

— Журавец, — откликнулся Степан, не обращая внимания на язвительный тон напарника. — Еще зверобоем называют…

— И охота тебе чепухой заниматься? Сказал бы Колумбу, он сам бы пришел сюда и нарвал сколько ему нужно. — Клинычев смотрел в небо, положив под голову руки и лениво прищурив глаза.

— Что ему, тащиться сюда специально?

— Хочет заработать — потащится, — ответил равнодушно Леня.

Через несколько минут в руках у Степана уже была огромная охапка. Он достал из рюкзака кусок веревки а тщательно увязал зверобой.

— Вах, какой маладэц! На «Волгу» заработал! — осклабился Клинычев.

— Хватит трепаться, — отрезал бригадир. Он достал фляжку, отвинтил крышку. Воды оказалось всего несколько капель.

Азаров осторожно спустился по крутому, скользкому берегу к речушке. Здесь, на дне распадка, было прохладно. Гладкие мокрые камни у воды облепила мошкара. Вода была прозрачной, чистой. В ее холодных струях неподвижно стояли косячки мальков, подставивших свои темные спинки теплым, ласковым лучам солнца.

Азаров завороженно смотрел на эту картину. Потом наклонился к речке, и рыбья стая метнулась в сторону, исчезла из виду.

И вдруг сверху раздался крик Клинычева, животный, истошный. Бригадир бросился вверх по берегу, круша кусты таволги.

Клинычев, прижимая кронцанг к земле, одной ногой отчаянно колотил по воздуху. Под деревянным зажимом извивалась небольшая гадюка. Когда Степан подхватил из рук товарища кронцанг и быстрым привычным движением опустил змею в мешочек, он успел заметить метрах в пяти мелькнувшее в траве серое гибкое тело. В голове успело промелькнуть: эта, вторая, и укусила его напарника.

Клинычев привалился на правый бок. Степан возился с тугой штаниной джинсов, плотно охватившей ногу товарища, но проклятая штанина не поддавалась. Он долго выковыривал неслушавшимися от спешки пальцами лезвие складного ножа, злясь и чертыхаясь. Клинычев скулил, глядя на него расширенными, обезумевшими глазами.

И вдруг, сам не зная почему, разозлившись, Степан заорал:

— Заткнись ты! Мешаешь!

Клинычев замолчал, тяжело дыша и пожирая взглядом его руки, раздирающие манжету брюк. Чуть выше голеностопного сустава, над самым краем ботинка темнели две точки.

Степан, приложившись губами к ранкам, остервенело тянул кровь, сплевывал и снова тянул…

Потом уже, вытряхивая вещи из рюкзака, в напрасной надежде найти ампулу с противозмеиной сывороткой, он вспомнил, что надо было прополоскать рот. Его фляжка осталась у воды, а в клинычевской не было ни капли. «Обойдется!» — подумал он и снова перерыл весь рюкзак. Искать было бесполезно. Азаров знал, что сыворотку они не взяли.

— Спокойно, ты же не девица, — уговаривал напарника бригадир.

Клинычев старался сдержаться, но у него ничего не выходило. Сев перед ним на корточки, Степан покачал головой:

— Эх, Леня, Леня, что ж ты так неаккуратно…

— Взял ту гадюку? — клацая зубами, спросил Клинычев.

— Она же яд тебе отдала.

— А убил?

— Она не виновата, — вздохнул Азаров. — Зачем ее убивать?

Клинычев закрыл глаза. Бригадир удобно устроил лежак из рюкзаков и куртки и повернул на него отяжелевшее тело товарища. Клинычева бил озноб.

Степан провел рукой по его лбу и ласково сказал:

— Держись, держись… — Он встал и, чтобы успокоиться, стал собирать в кучу мешочки со змеями и ловчий инструмент; Клинычев водил за ним горячечными зрачками. — Полежи пока. Тебе сейчас пить надо. И как можно больше.

Степан спустился к речушке. На берегу, возле забытой фляжки, словно сторож, взад-вперед деловито сновала трясогузка. Она не испугалась, только продолжала свои пробежки рядом, метрах в трех.

Азаров лег на живот и припал губами к дышащей реке. Вода то закрывала его лицо по самые уши, то совсем отступала. А он все пил и пил, обжигаясь ледяной влагой, пока не перехватило дыхание и прохлада не разлилась по всему телу.

Степан набрал полные фляги и, окатив пригоршней брызг невозмутимую птаху, бегающую рядом, поднялся на откос, цепляясь за гибкие, хлесткие ветви.

Клинычев с трудом напился. Опухоль добралась почти до колена. Осмотрев потемневшую ногу товарища, Азаров присел рядом и тут только вспомнил, что ему давно уже хочется хорошенько затянуться сигаретой. Он достал непочатую пачку и закурил.

Противоположный склон распадка медленно накрывала тень. На этой стороне солнца уже не было. Вовсю неистовствовала мошка, наполняя воздух зудящим звоном, вздыхала речушка, и с той стороны доносилась морзянка дятла, словно зазывающего пернатое население в свои ночные квартиры.

Степан сидел и курил, думая о том, какая трудная дорога предстоит ему назад, на базу, — тяжелые метры по звериной тропе, перевитой узловатыми жилами корней.

Больше десяти километров по тайге, которые в другое время пролетали не очень заметно, так как это был путь домой, к двум уютным, славным желтым вагончикам…

Степан тщательно затоптал окурок. Словно празднуя наступление своего времени, еще злее стал гнус. Закололи, вспыхнули зудом уши, шея, руки. Кончалось действие диметилфтолата, хоть как-то отпугивающего комарье.

Степан достал пузырек с жидкостью и протянул сначала Клинычеву, а потом обрызгал себя.

Первым делом он пересадил Лениных гадюк в свои мешочки. Змей набралось двенадцать. «И еще одна, что его укусила», — невесело усмехнулся про себя Степан. В отдельном мешочке находился щитомордник, трофей бригадира.

Потом он аккуратно перевязал веревкой ловчий инструмент, оба рюкзака, свою куртку и оттащил все это поближе к тропе. Охапку зверобоя тоже пришлось оставить.

Надев Клинычеву ружье на плечо, он взвалил Леню на спину. И, придерживая товарища одной рукой, а в другой неся змей, Степан выбрался на тропу и, глядя только прямо себе под ноги, побрел вдоль реки.

 

2

В экспедиции существовало правило: если кто не вернулся с отлова, один из членов бригады змееловов не спал, дожидаясь возвращения товарищей.

Графика дежурств не устанавливали. Бодрствовал тот, у кого были какие-нибудь неотложные дела: письмо домой, порванная куртка. Чаще всего это был Христофор Горохов, фармацевт владивостокской аптеки, студент вечернего отделения фармацевтического института, прозванный ребятами Колумбом. В любую свободную минуту он зубрил латынь.

Из жилого вагончика Христофора гнали: свет привлекал комарье, ухитрявшееся просачиваться через тройной слой марли, натянутой на оконные рамы.

Занимался Христофор в служебном вагончике, за операционным столом, на котором днем брали яд у змей или препарировали погибших по какой-либо причине рептилий.

Пока работал движок, еще куда ни шло. А вот сидеть с трехлинейкой было истинным героизмом. Мошка гибла тысячами, усеивая стол толстым сероватым слоем вокруг лампы, набивалась за стекло. Каждые полчаса приходилось вытряхивать горку обгоревших насекомых.

Горохов боролся с ними местным самосадом, от одной затяжки которого даже у завзятого курильщика волосы вставали дыбом.

Горохов во всем был упорный человек — в учебе, в сборе лекарственных трав, а уж если «садился» на хвост змее, то преследовал ее с таким упрямством, словно от каждой зависела судьба человечества. Ходить с ним на отлов никому особой радости не доставляло. А одному — запрещалось инструкцией. К удивлению всей бригады, его постоянным напарником и другом сделался Василий Пузырев — шофер экспедиции. Парень, прямо сказать, не шустрый, любитель вздремнуть. Особенно если под мухой. Водился за Васей этот грешок. Не то чтобы он прикладывался открыто. Но изредка попадался. Главное, ухитрялся раздобыть «пузырек», по неделе не вылезая с базы. Его так и прозвали — Пузырек.

Василий охотно помогал фармацевту собирать лекарственные травы и относился к этому, в отличие от некоторых членов экспедиции, так же серьезно, как и к ловле змей.

Самым страстным увлечением Пузырева был футбол. Его маленький транзисторный приемник всегда был настроен на «Маяк». Когда раздавались первые звуки футбольного репортажа, Вася включал громкость до предела и замирал неподвижно там, где его заставала трансляция матча. Как свою личную трагедию он воспринял неудачу киевских футболистов в чемпионате страны. «Всё! — сказал он, когда динамовцы Киева скатились на последние строки таблицы, — Футбол кончился». Но все с тем же рвением слушал «Маяк» и включал свой приемничек на полную мощность, заслышав голос Озерова.

В ведении шофера находился также движок и нехитрая электроаппаратура, при помощи которой извлекали яд у змей.

Перед тем как выключить «электростанцию» на ночь, он мучительно долго собирался сказать об этом своему напарнику, мялся возле него и, наконец, со вздохом сообщал печальную «новость». Сам зажигал трехлинейку, заботливо подкручивал фитиль и уходил свершать несправедливое по отношению к лучшему другу дело.

Вот и в этот вечер Вася тихо вошел в служебный вагончик, тщательно прикрыл дверь и остановился на пороге.

Горохов, закатив глаза, шептал латинские слова.

— Христофор, электростанцию выключаем? — Вася всегда, трезвый ли, выпивший, произносил слова медленно, с расстановкой.

Горохов посмотрел на шофера пустыми глазами.

— Движок остановим? — Василий в таких случаях говорил «мы», словно не желая взваливать на свои плечи такую тяжелую ответственность.

Горохов растер пальцами виски:

— А что, Азаров с Клинычевым уже вернулись?

Шофер-механик потупил взгляд.

— Не знаю, Колумб, я с аккумулятором возился…

Студент, уйдя с головой в латынь, не ответил. Василий смахнул с бортов куртки несуществующие пылинки и шмыгнул за дверь, чтобы появиться снова через полминуты.

— Колумб, нету Степана с Клинычевым. Пойду повожусь с аккумулятором еще.

— А не хватит тебе? Василий искренне удивился:

— Чего?

Но Горохов в мыслях был уже далеко-далеко.

Шофер потоптался на месте.

— В общем, понадоблюсь, в машине я… Аккумулятор, паря, дело серьезное… — И, махнув рукой, вышел.

Но заниматься фармацевту не дали. Вслед за Васей в вагончик пришла лаборантка Зина.

Она села в уголке на стул и сложила руки на коленях. Христофор поднял голову и, глядя сквозь Зину, как через стекло, беззвучно шевелил губами.

— Занимайтесь, Христофор, я тихонечко…

Горохов перелистнул страницу и уже не замечал девушку.

Зина была из местных, сибирячка. Как-то на районную почту в Талышинске зашел бригадир змееловов Степан Азаров. Разговорились. Он прямо с ходу предложил Зине поработать в экспедиции. Лаборанткой и поваром. Хотя бы месяц.

И надо же быть совпадению: Зина на ветеринарном отделении сельхозтехникума училась заочно, а разнарядка на практику не пришла. Вот она и решила: змеи — они те же животные, только ползают.

В бригаде обрадовались: наконец-то удастся отведать настоящих сибирских пельменей.

Первые же Зинины пельмени произвели неблагоприятное впечатление. Зато лаборанткой девушка оказалась стоящей. И еще… стала ловить змей. Это девушка-то, да еще в восемнадцать лет!

Может быть, ей хотелось все уметь, как Степан? Кто знает… В бригаде существовало правило: никому не перемывать костей.

Зина сдержанно вздохнула. Но оторвать Горохова от занятий было почти невозможно.

— Христофор, простите, вы знаете, который час?

Фармацевт посмотрел на часы и машинально буркнул:

— Четверть первого.

Зина вздохнула печальнее.

— Может, они заплутали…

Христофор изумленно посмотрел на нее.

— Или несчастье какое…

Горохов сбросил наконец с себя наваждение латинской премудрости и произнес:

— Да, поздновато…

Он нехотя оторвался от учебника, ни слова не говоря, вышел из вагончика. Задрал голову вверх. Зина вышла вслед.

На самой верхушке высоченного кедра лениво крутился «петух», мигая темному, в крупных бриллиантах звезд небу. «Петух» — изобретение Васи. Раньше змееловы, возвращаясь в свой лагерь в сумерках, пользовались самым древним способом — костром.

Но Вася однажды спалил нечаянно полгектара тугаев, за что руководству экспедиции пришлось иметь дело с милицией. Неприятность с трудом уладили. Базу перевели на новое место, километрах в шестидесяти от первого.

В отместку за все несчастья, которые обрушились потом на его голову, шофер-механик изобрел и соорудил «петуха» — сильная лампа плюс флюгер. Чудо-машину укрепили на самое высокое дерево возле базы, и она подмигивала тайге. Часто или редко — в зависимости от ветра.

Христофор свернул огромную самокрутку и стал задумчиво бить комаров.

Что ни говори, а ребята задержались сверх всякой нормы. На Азарова это было не похоже.

Зина с надеждой смотрела на сосредоточенное, давно небритое лицо фармацевта.

— Поздновато… — молвил снова Горохов.

— И Анванны нет. Обещалась еще позавчера быть… — обрадовалась человеческой речи лаборантка.

Но человеческая речь оборвалась так же внезапно, как и началась.

Поляну окружал темный, таинственный лес. Чуть светлели два желтых вагончика и старенький грузовик, замершие под лапами развесистых кедров.

Христофор зашел в другой вагончик и появился с двустволкой. Он выпалил два раза вверх; сменил патроны, выстрелил еще дважды, рассыпав по воздуху сноп искр.

Они прислушались к тайге. Но та молчала.

— Что, интервенты уже пришли? — послышалось из вагончика.

— Азарова с Клинычевым нету, — прошептала в белую марлю окна Зина.

Вениамин Чижак, в белой косоворотке, растрепанный, с всклокоченной бородой, но, как всегда, жизнерадостный, скатился по лесенке.

Вениамин Чижак был единственным человеком, кому Анна Ивановна Кравченко, научный руководитель экспедиции, «разрешала» носить бороду. Вене она действительно шла. Как шли косоворотка и сапоги, в которые он заправлял брюки.

Чижак рядился под мужичка для форсу. К его чудачествам все привыкли.

Веня обнял Зину за плечи:

— Зинуленька, ты простудишься.

— Совсем не холодно, — отстранилась Зина.

Веня взял у Горохова ружье.

— Пальнуть, что ли… Вон та звезда мне всю жизнь не нравилась.

Чижак тщательно прицелился в небо и шарахнул дуплетом.

— Не попал, — разочарованно вздохнул он.

Эхо прокатилось по лесу и запуталось где-то вдалеке.

— Слышите? — прошептала Зина.

— Эхо, — сказал Горохов.

И вдруг совсем рядом, у машины, грохнул выстрел. На землю упало что-то мягкое, вроде мешка с тряпьем. И через минуту, путаясь в кустах, к ним вышел Вася, волоча по земле ружье.

Горохов молча отобрал у шофера «тулку» и коротко приказал:

— Не балуй.

— А я что, паря, я за канпанию…

Пузырев медленно дошел до вагончика, с трудом преодолел лестницу, два раза съехав вниз, и наконец затих за дверью. Уснул.

А воздух все гудел от осатаневшей мошки. Казалось, в каждом кубическом сантиметре вилось не меньше миллиона этих тварей.

— Ребята, что же будем делать? — В голосе девушки зазвенели слезы.

— Тише, — остановил ее Горохов.

Где-то вдалеке глухо кричал филин-пугач, стонала болотная выпь.

Все трое прислушались.

И вдруг сквозь привычный шум ночной тайги раздался хруст веток. Кто-то тяжело и неуклюже пробирался сквозь валежник, не разбирая дороги.

— Медведь, — прошептала Зина.

— Ты что шепчешь, Васю боишься разбудить? — снова обнял ее за плечи Веня.

Зина освободилась от его объятий и громко закричала:

— Леня, Степан Иванович!

Эхо раздробило ее слова.

Хруст послышался ближе.

— Они, — твердо сказал Горохов и закурил.

Очень скоро на поляну вышла странная фигура с двумя головами и четырьмя руками.

Переглянувшись, ребята бросились навстречу. Бригадир, держа в одной руке белые полотняные мешочки, тащил на себе Клинычева, за спиной которого болталось ружье. Горохов и Чижак подхватили Клинычева и внесли в вагончик. Степан с трудом поднялся вслед и в изнеможении опустился на лежак.

Клинычев, бледный как полотно, с крупными каплями пота на лбу, поводил вокруг мутными, едва приоткрытыми глазами. Штанина его джинсов была разорвана. Нога опухла до колена и сильно потемнела.

— Разбудить Васю — и в райбольницу! — коротко приказал Азаров.

Христофор промолчал, склонившись над Клинычевым.

Чижак, хмыкнув, кивнул на шофера. Тот блаженно улыбался во сне, зажав руки между коленями.

Степан потряс его за плечо. Вася еще больше расплылся в улыбке, но глаза открыть не смог.

— Хорош! — Бригадир встал, пошатываясь.

— Лучше не бывает… — Веня поднял с пола мешочки со змеями. — Сколько?

— Двенадцать гадюк. И один щитомордник. — Степан взъерошил волосы рукой. — Вот скотина! Нажрался-таки. Ну погоди…

— Как это Клинычева угораздило? — не унимался Чижак.

— Брал гадюку и не заметил рядом другую, — нехотя ответил Азаров. — Нет, какая свинья…

— Что распаляешься, бригадир, — примирительно сказал Чижак. — Откуда Васе было знать, что Клинычева укусит змея? Ведь прикладывается он не в первый раз…

— Но в последний! — Бригадир со злости ткнул шофера кулаком в бок, но тот снова подарил миру лишь очаровательную улыбку.

— Степан Иванович, может, поужинаете? — решилась наконец вставить Зина.

— Подожди, подожди, Зина, не до этого…

Христофор оторвался от больного.

— Чаю ему побольше и покой. Послезавтра будет ходить.

Его слову верили. Во-первых, говорил он мало, во-вторых, фармацевт как-никак, имеет отношение к медицине.

— Ты думаешь? — посмотрел на него внимательно Азаров.

— Да.

— Добро. Анван еще нет?

— Нет. А обещалась еще позавчера быть, — ответила Зина. — Поешьте, Степан Иванович, нынче макароны с тушенкой. Чай…

— Потом. Давайте Леню на место Анны Ивановны. А ты, Зина, пригляди за ним. Чаю побольше…

— Это можно, с удовольствием, — побежала за чаем девушка.

— Степан, еще один вопрос. Его рвало? — спросил Христофор.

— Да.

— Может, дать коньяку? Грамм сто…

— Дадим. Схожу за НЗ.

Бригадир сходил в служебный вагончик, где в сейфе стояла бутылка армянского.

Клинычева перенесли на женскую половину и уложили на постель Кравченко. Христофор заставил больного выпить полстакана коньяка. Клинычев задремал.

Горохов налил еще полстакана и протянул бригадиру.

— А мне-то зачем? — отмахнулся Степан.

— От усталости. Пей.

Азаров ничего не ответил.

— Я бы на твоем месте всю жахнул, — засмеялся Чижак, — а он отказывается…

Бригадир взял стакан, аккуратно слил коньяк в бутылку и заткнул пробкой.

— Везет людям… — вздохнул Веня. — Да не тем…

Азаров взял отловленных змей и пошел в служебный вагончик. Горохов с Чижаком отправились с ним.

Рядом с операционной, в маленькой комнатушке, стояли деревянные ящики, обтянутые мелкой стальной сеткой, в которых лежали змеи.

Христофор молча взял у бригадира мешочек.

— Что, Колумб, не доверяешь? — усмехнулся Степан.

— У тебя руки дрожат, — спокойно ответил Горохов. — Открывай, Веня.

Чижак открыл дверцу пустого ящика. Христофор раскрыл мешочек и, вынув кронцангом одну за другой гадюк, переложил их в ящик. Каждую Веня пододвигал внутрь крючком. Щитомордника посадили к его собрату.

Когда все было сделано, в помещении погасили свет и перешли в операционную. Закурили. Христофор молчал. Молчал и Веня, деликатно ожидая, когда бригадир начнет рассказ. Но тот думал о чем-то своем. Не выдержал Чижак:

— Где же это случилось?

— В Волчьем распадке, за Каменной плешиной.

Веня присвистнул.

— Это ты его пятнадцать километров на себе пер?

Степан нехотя поправил:

— Десять — двенадцать…

— Тоже ничего… А как это все-таки произошло? — не унимался Веня.

Христофор посмотрел на Чижака. Тот замолчал.

Степан подпер отяжелевшую голову ладонями. Он едва держался. Но старался не показывать виду. Все-таки бригадир.

— Сколько сегодня отловили? — устало спросил он.

— Веня — четыре гадюки, Вася — ничего, Зина — одного щитомордника и двух гадюк, я — восемь гадюк, — перечислил фармацевт.

— Средне, — вздохнул бригадир. — План еще не выполняем. Ну ладно, завтра возьмем у всех яд и отпустим. Что-то Анван задерживается. Приедет, намылит нам холку за Василия. Завтра я ему башку оторву…

— Кончай, бригадир. Пора спать, — прервал Степана Горохов.

— Это верно, — кивнул Азаров. — Выспаться надо как следует. И еще вот что, Колумб. Мы там оставили рюкзаки, куртку… Короче, все свое барахло. Найти нетрудно — прямо по звериной тропе с левой стороны просеки. Кстати, там много зверобоя. Я нарвал охапку, но, сам понимаешь, не до него было… Я утром повезу Леню в больницу.

— Понимаю, — кивнул Горохов. — Схожу.

Все поднялись. Христофор пошел, выключил движок.

Степан, так и не поужинав, свалился на постель и уснул как убитый. Все разбрелись по своим койкам. Через пять минут база спала.

 

3

Раньше всех вставала Зина. Тихо, стараясь не шуметь, она ходила по лагерю, приносила воду из небольшой протоки, вытекающей из распадка, кипятила чай, готовила завтрак. Он не отличался разнообразием — каша. Гречневая или овсяная.

Потом поднимался Василий. Если это случалось с похмелья, он просыпался раньше Зины и возился с движком, хмурый и неразговорчивый.

Зина любила эти часы, когда прохлада волнами струилась из тайги, а воздух наполнялся гомоном птиц и стрекотанием кузнечиков.

Убедившись, что Клинычев спит, она бесшумно выскользнула из вагончика. Из кузова доносилось негромкое позвякивание железок: Пузырев хлопотал над своей механикой.

Зина взяла ведра, навесила на коромысло. Вася, заметив девушку, спрыгнул на землю и подошел к ней, виновато отворачивая в сторону помятую, затекшую физиономию.

— Подмогнуть?

— Давай, — вздохнула лаборантка, пропуская его вперед.

Они пошли по тропинке, цепляясь одеждой за кусты колючей жимолости.

Василий сопел. Ему не терпелось разузнать, что вчера произошло. Он что-то припоминал, но с большим трудом.

Пузырев смотрел на речушку. Протока была чистая, прозрачная, каждый камень на дне играл удивительной расцветкой. А всего ручей был метра два шириной и глубиной чуть выше голени.

Зина сняла ведра и стала наливать воду деревянным черпаком. Василий жевал стебелек травы.

— Сколько намедни принес бригадир? — как бы невзначай поинтересовался шофер, принимая ведро студеной воды.

— Пять. Да Клинычев семь.

— Неплохо, — одобрил Вася.

— Леню гадюка укусила. Степан Иванович двенадцать километров его на себе нес.

Вася прикусил губу. Случилось то, чего он совсем не ожидал. И тут предательская память подсунула ему более явные, неприятные воспоминания.

Зина механически черпала ковшом воду. Вася поднял камешек и со злостью запустил в стайку мальков, пугливо жавшихся ко дну маленькой песчаной заводи.

— Шибко серчал бригадир? — спросил он глухо.

— Еще как!

Вернулись в лагерь молча. Зина захлопотала над завтраком. А Василий открыл капот машины и нырнул с головой в мотор, выставив наружу лоснящийся от машинного масла зад.

Потом встал Азаров и первым делом зашел на женскую половину. Клинычев спал, тяжело дыша во сне.

Степан спустился из вагончика и остановился возле грузовика. Вася всем телом чувствовал его присутствие, но боялся повернуть голову. Он напрягся, когда услышал за собой голос бригадира:

— Машина в порядке?

Волей-неволей пришлось разговаривать. Вася спрыгнул на землю и сосредоточенно стал вытирать ветошью испачканные автолом руки, не поднимая на бригадира глаз.

— Как всегда.

Степан повернулся и ушел. Вася тяжело вздохнул, захлопнул капот и присел на буфер: разговор, самый серьезный, значит, впереди… Худо.

По-настоящему оживала база только тогда, когда поднимался Вениамин Чижак.

Громко заверещала «Спидола», Зина получила очередной комплимент, загремел умывальник, и над поляной раздалось фырканье, уханье, гиканье. Веня был здоровым, жизнерадостным парнем.

Зина гремела плошками, кружками, ложками. Вышел из вагончика Горохов — долговязый, взъерошенный и молчаливый. Он присел на лесенке и закурил традиционную утреннюю цигарку, сосредоточенно смакуя переход от ночных грез к будничной действительности.

Бригадир уже успел осмотреть ящики со змеями, проверить записи в журнале.

— К вечеру вернусь, будем брать яд, — сказал он Горохову. — А то позавчерашние еще не доены.

Христофор молча кивал. Из вагончика послышался голос Клинычева. Степан поднялся к нему. Леня лежал осунувшийся, с запекшимися губами.

— Пить хочется.

Бригадир налил из чайника вчерашнего чая и, придерживая ему голову, дал напиться.

— Болит?

— Нет. Нога словно деревянная. Во рту сохнет. И тело — как будто били.

— Ничего, ничего. В больницу сейчас поедем…

— Поедем, Степа.

Завтракали на скорую руку. Вася едва притронулся к еде и бегом бросился к машине. Деловито обошел ее, ударил носком сапога по всем скатам, погремел капотом, дверцами, пролез под задним мостом, короче — производил впечатление страшно предусмотрительного человека.

После завтрака поставили в кузов раскладушку, опустили и плотно пристегнули брезент. Веня расположился наверху, рядом с больным, а бригадир сел в кабину.

— Поаккуратней, — бросил он Васе.

— Мимо болота? — преданно глянул ему в глаза шофер.

Азаров пожал плечами: решай, мол, сам.

Вася сдвинул видавшую виды кепку на затылок и нажал на стартер.

— Довезу, как хрустальную вазу.

— Рюмку… — хмуро произнес Степан.

Вася осекся и тихо тронул машину по лесной просеке.

 

4

До райцентра добирались около часа. Талышинск только просыпался. На окраине им встретилось стадо разномастных коров, подгоняемых пареньком с маленьким транзистором на груди.

В приемном покое Клинычева осмотрел пожилой врач. Две санитарки, узнав, что ребята змееловы, смотрели на них во все глаза. Веня им незаметно подмигнул. Девушки залились краской.

Обследовав ногу Клинычева и выслушав сердце, врач деловито записал все в карточку и в заключение сказал:

— Возьмем денька на два-три. Проследим за сердцем, общим состоянием… — Заметив напряженный взгляд больного, он успокоил: — Ничего опасного я не вижу, но для профилактики полежать надо. Организм получил небольшую дозу токсичного вещества… Есть можно все, побольше жидкого. Лучше всего — минеральной воды. Можно чай, соки, лимонад. — Последние слова врач адресовал Азарову.

Степан кивнул.

Санитарки увели Клинычева, и скоро ребятам передали его одежду.

Полчаса колесили по городу в поисках минеральной воды. Ее, разумеется, нигде не было. В столовой посоветовали съездить на вокзал — в железнодорожном буфете снабжение получше. Но там воды тоже не оказалось. Только пиво, на которое с тоской поглядел Вася.

Буфетчица подсказала: проследует пассажирский поезд «Владивосток — Москва». В вагоне-ресторане минеральная вода наверняка есть. Придется подождать.

Веня и Василий скисли.

— Подождем, — твердо сказал Азаров.

Пассажирский пришел минут через сорок.

Степан долго уламывал официантку продать воды. Та шумела, что посторонних не обслуживает, что на всех чужих не напасешься. Но все же, когда поезд уже тронулся, Азаров спрыгнул на перрон с ящиком «нарзана».

По пути в больницу заехали на рынок, купили для Клинычева горшочек сметаны, вареную курицу, огромных звонких яблок и туесок пахучей малины.

Напоследок заглянули на почту. И в дверях столкнулись с Анной Ивановной.

— Прекрасно, что вы здесь, — обрадовалась она. — В райкоме обещали машину только после обеда… Отовариваться приехали?

Одета Анна Ивановна была, как всегда, красиво и элегантно.

Степан замялся.

— Такая штука, Анна Ивановна, Клинычева в больницу положили…

Кравченко всплеснула руками:

— Ну вот, обрадовали…

— Змея укусила, — сказал Азаров.

Анна Ивановна нахмурилась. Раскрыла сумочку, пошарила в ней.

— Дайте закурить, в гостинице оставила.

Ребята спешно протянули ей три пачки.

— Ничего, в общем, страшного, через пару дней выпишут, — успокоил ее Чижак, щелкнув зажигалкой.

Анна Ивановна решительно открыла дверцу машины:

— В больницу.

— Не стоит, наверное. Мы уже были, оставили Лене что надо… — неуверенно сказал Степан.

— Я сама знаю, стоит или нет. Полезайте в кузов, — приказала Кравченко, усаживаясь рядом с шофером.

В больнице она сразу направилась к главному врачу, заставила его самого осмотреть Клинычева и, убедившись, что все устроено, велела ехать к гостинице.

Талышинская гостиница располагалась на центральной площади, рядом с райкомом и исполкомом. Это был небольшой одноэтажный домик в шесть комнат.

Степан спешно выпрыгнул из кузова и помог Анне Ивановне вылезти из машины, ожидая громов и молний. Но Кравченко только сказала:

— С этим мы еще разберемся, бригадир. А сейчас пойдем, познакомлю тебя с новым членом экспедиции. Лаборантку привезла. Во Владивостоке просил за нее горком комсомола… Трудная жизнь у этой особы. Нелады в семье. Впрочем, сам все поймешь.

— Справится? Не щеглов ловим…

— Посмотрим. Уж больно к нам рвется.

— Заработок привлек?

— Деньги, Степа, кому не нужны…

Азаров пожал плечами:

— Ладно, это ее дело. Откуда она?

— Из Москвы.

Бригадир присвистнул.

— И потащилась в такую даль?

— До нас она у геологов побывала. Видать, не понравилось.

Новенькая сидела в номере, если так можно было назвать простенькую комнатку с пятью кроватями и единственным шкафом.

В дешевом спортивном костюме, в синей курточке с воротником и косыночке она выглядела очень молодо.

— Познакомьтесь, Оля, наш бригадир — Азаров Степан Иванович.

Оля привстала с кровати и протянула Степану маленькую руку. Пожимая ее, он отметил про себя, что рука у девушки крепкая.

— Гриднева, — просто ответила новая лаборантка.

— Поедем сейчас, — сказала Анна Ивановна, раскрывая шкаф. — Наша машина здесь.

— Я готова. — Девушка указала на небольшой потрепанный чемоданчик.

— Ну и хорошо. У меня тоже почти все. — Анна Ивановна придирчиво осмотрела костюм, снятый с вешалки, аккуратно сложила его в чемодан и обратилась к бригадиру: — Степа, я успела, между прочим, слетать в Москву. Поэтому задержалась. Виделась с Матсом Эдуардовичем. В Таллине ждут наш яд.

Азаров незаметно наблюдал за Гридневой. Мелкие, но красивые черты лица. Выражение неспокойное, настороженное.

— Вы регулярно брали яд у змей? — Кравченко надела пыльник, оглядывая себя в зеркале.

— Почти, — ответил бригадир. — Знаете, Колумб поймал три полоза Шренка. Один очень крупный экземпляр. Надо отправить в Московский зоопарк. Заявка давно лежит.

— Отправим, — вздохнула Кравченко. — Браку, наверное, опять много?

— Есть, — нехотя ответил Степан.

Анна Ивановна поморщилась, как от боли:

— Все же неосторожно вы работаете с животными…

Оля сидела, бесстрастно слушая разговор.

Азаров отметил про себя, что девушка неразговорчива. Может быть, приглядывается…

— Ну, поехали. На месте поговорим, — сказала Кравченко.

Степан подхватил чемодан Анны Ивановны и потянулся за Олиным.

Девушка запротестовала:

— Что вы, он легкий.

Азаров все же взял чемодан.

— Скажу только, — добавила Анна Ивановна, когда они выходили, — в Москве, в институте, многие нашу затею по-прежнему считают глупой. Во всяком случае — нерентабельной. Но самое удивительное, в министерстве нас полностью поддерживают. А я-то считала, что их совсем не интересует, откуда и как берется сухой змеиный яд для фармакологической промышленности. Думают все-таки люди о будущем.

 

5

По приезде в лагерь Кравченко первым делом направилась к змеям. Узнав, что часть из них находится в клетках уже который день, она сделала Азарову выговор:

— Ты же знаешь, что весь смысл нашего эксперимента в том, чтобы взять яд у животных и тут же отпустить в естественные условия. Держим мы их долго, вот они и того…

— Ничего страшного, — оправдывался бригадир, — подохло всего три гадюки и один щитомордник.

— Как это ничего страшного! — вспылила Кравченко. — Чем тогда наша экспедиция будет отличаться от змеепитомника, где животные гибнут одно за другим!

Степан промолчал, прикусив губу.

В отделении для рептилий была и Оля.

— Анна Ивановна, я бы взял яд вчера, но случай с Леней… — сказал бригадир с обидой в голосе.

— Дело — прежде всего, — не успокаивалась Кравченко. — Еще раз говорю: эксперимент должен быть чистым.

Увидев полоза, свернувшегося в ящике, Анна Ивановна забыла свой гнев.

— Какое чудо! — воскликнула она, открывая дверцу и вынимая крупную змею, доверчиво обвившуюся вокруг руки женщины.

Гриднева побледнела и слегка отшатнулась.

— Оля, посмотрите, какой очаровательный экземпляр. Прелесть! — повернулась к ней Анна Ивановна.

Девушка молча кивнула, стараясь не выдать своего страха.

— Это же безобиднейшее создание, — сказала Анна Ивановна; заметив состояние Оли, вернула змею на прежнее место и со вздохом добавила: — Заморят его в зоопарке… Не люблю я зоопарков. И не хожу никогда. Губят зверей, да и только. И ради чего, спрашивается? Чтобы толпа зевак глазела на несчастных животных? Глупо. Особенно сейчас, когда в кино и по телевидению можно увидеть всю эту прелесть, заснятую в естественных условиях. Куда интересней и познавательней. Ну, там еще заповедники, заказники… Нет же, устраивают люди для своих «младших братьев», как их принято сейчас называть, настоящие концлагеря. Ох и дикари мы, совсем еще дикари! Не научились еще по-настоящему любить и хранить все живое вокруг. Да и не только живое… А вот японцы, например, могут. Всегда поражаюсь их способности находить красоту в трех-четырех камнях на траве, в миниатюрных садиках. Не говоря уже об искусстве икэбаны… — Закончив свою тираду, Кравченко стала осматривать другие ящики. — Неплохой экземпляр. А эта гадюка маловата. Смотрите, смотрите, нет, это отличный щитомордник! Розоватая окраска. Редкий красавец.

Анна Ивановна была в своей стихии, и весь мир перестал для нее существовать.

Степан продолжал потихонечку наблюдать за Гридневой. Та вела себя так, как большинство людей рядом со змеями. Ему это было знакомо. Но девушка мужественно пересиливала страх и отвращение.

Анна Ивановна, просмотрев журнал записей, коротко приказала:

— Подготовить операционную. Будем брать яд.

Оля спросила:

— Можно мне присутствовать?

— Конечно! Вам надо сразу приучаться к нашей работе. Пока подготовят змей, осмотритесь. Зина выдаст вам хирургический халат, колпак и повязку…

Ящики со змеями вынесли на солнце, выставив рядком. Оля с любопытством наблюдала эту процедуру.

— Как вам у нас нравится? — подошел к ней Чижак. Он был в своей неизменной косоворотке.

— Красиво, — ответила Оля, сдерживая улыбку. — А зачем их вынесли?

— Как известно, — начал серьезно Веня, — змеи — холоднокровные животные. Температура их тела зависит от температуры окружающего воздуха. Следовательно, чтобы их активность повысилась, надо подогреть среду вокруг. Что мы и делаем. — Чижак засунул руку за пояс, как Лев Толстой.

— А для чего повышать активность?

— Очень просто — они тогда легче отдают яд. Между прочим, Оленька, королевские кобры, самые ядовитые в мире, водятся в самых жарких местах на земле. И поэтому они плюются ядом.

— Как это?

— А вот так. Разогревшись до предела, вышеназванные рептилии выслеживают добычу и поражают ее порцией яда прямо в глаза с расстояния в двадцать пять метров.

Оля покачала головой.

— А вы не знали? — Веня наслаждался произведенным впечатлением. — Кстати, Анна Ивановна сама ловила королевских кобр в Индии. — Веня вошел в лекторский раж. Он взял Гридневу под руку и повел по полянке. — По ядовитости кобре немного уступает бушмейстер — южноамериканская гадюка, достигающая длины пять метров и рождающая живых бушмейстерят до трехсот штук семь раз в год… Забавно, не правда ли, Олюшка? (Девушка кивнула). Ливан рассказывала, как сама поймала…

— Вень, помоги аккумулятор отнести в операционную, — остановил лекцию грустный Вася.

— Вот видите, нас прервали на самом интересном месте, — с досадой сказал Чижак. — Но мы с вами еще побеседуем, — пообещал он и поплелся за шофером.

— Оля! Идите сюда, — позвала из операционной Кравченко. Она была в белом халате и шапочке.

Оля поднялась в вагончик.

— Э, нет, так теперь сюда нельзя. Вымойте руки, наденьте халат.

Оля, смутившись, вышла. Зина подвела ее к умывальнику и, налив туда горячей воды, сунула в руки мыло.

— Как в больнице, — улыбнулась Гриднева, стараясь завязать разговор.

— Ваш хирургический халат, колпак и повязку я положила на вашу койку, — сухо сказала Зина. — Верхняя справа.

В чисто вымытой операционной пахло дезинфекцией.

Кравченко осмотрела Гридневу.

— Вот теперь порядок. Помните, Оля, мы имеем дело с живыми организмами, которые имеют такие же чувствительные органы, как у нас. Их так же поражают болезни, как и людей. Взятие яда — это операция, травмирование полости рта рептилий. Все должно быть предельно чистым.

— Понимаю, Анна Ивановна, — кивнула девушка.

— Повязку со рта пока опустите… Зина, несите чашки Петри, зажим.

Зина быстро и неслышно принесла стерилизатор. Вынув из него чашку Петри — плоскую стеклянную тарелочку, она прикрепила ее зажимом к краю стола.

Веня и Василий, также в белых халатах, втащили в комнату аккумулятор. Пузырев принялся возиться с проводами и приборами.

Зина принесла баночку с желтоватой жидкостью.

— Это раствор риванола, — пояснила Анна Ивановна Оле. — Для обработки пасти змей после взятия яда.

Оля внимательно слушала.

— Вася, готово?

— Готово, Анна Ивановна.

— Хорошо. Где Степан?

— Иду, — сказал Азаров в дверях, на ходу повязывая марлевую повязку.

Вася вышел.

— Начнем с гадюк. — Анна Ивановна подняла на лицо повязку. Все последовали ее примеру.

Веня с бригадиром принесли ящик со змеями.

Наступила тишина. Степан открыл крышку ящика, кронцангом достал змею, положил на стол, слегка придавив хвост мизинцем. Оля внимательно наблюдала, как Анна Ивановна, взяв левой рукой за хвост, уверенно перехватила головку гадюки, из открытой пасти которой торчали два длинных зуба.

Бригадир мельком бросил взгляд на новую лаборантку. Ее лоб казался белее шапочки и повязки. Зубы змеи коснулись края чашки Петри, и Анна Ивановна скомандовала:

— Ток!

Зина приложила к розоватой десне змеи пару тоненьких электродов. На дно стеклянной тарелочки брызнули две маленьких прозрачных струйки…

Степан снова глянул на Гридневу. По бледному виску девушки пролегла блестящая полоска пота.

— Следующую, — сказала Анна Ивановна.

Бригадир показал глазами на Олю, но Кравченко невозмутимо произнесла:

— Змею на стол. Только прошу, Степан, не души ты их, как кот мышей…

Веня засмеялся:

— Он и так берет их нежнее, чем девушку…

— Поговорили — достаточно, — строго сказала Анна Ивановна.

В операционной воцарилось напряженное молчание.

После пятой змеи Кравченко сказала:

— Оля, вы свободны. На сегодня вам хватит.

— Я могу еще… — неуверенно отозвалась девушка.

— Нет-нет, пожалуйста, на воздух, — строже повторила Анна Ивановна.

Оля двинулась к выходу и тут только почувствовала, что ноги у нее заплетаются.

— Я не нужен? — поспешно спросил Чижак.

— Конечно, — ответила Кравченко.

Веня подхватил Олю за талию и предупредительно открыл дверь.

Присев на бревно, девушка содрала повязку и глубоко вдохнула распаренный, пахнущий травой воздух.

Она не замечала мошки, густым облаком висящей в воздухе и нещадно жалящей руки, шею, лицо. Сидела молча, прикрыв глаза.

Чижак деликатно взял ее за локоть:

— Пройдемте по тайге. Озон, хвойно-воздушные ванны…

— Спасибо, Веня, в другой раз. Хочется прилечь…

Оля лежала на своей койке и глядела в низкий потолок. Она слышала, как возле двери в женскую половину вагончика переминался с ноги на ногу Чижак.

— Между прочим, не переживайте, Оля, — проговорил он за дверью. — К нам в Ташкенте в питомник как-то пришел летчик-испытатель. Герой Советского Союза. Повидал на своем веку будь здоров. Мужик — косая сажень в плечах, как говорится… Вы меня слышите?

— Да, — тихо ответила девушка.

— Подполковник. Решил посмотреть, как мы берем яд у змей. И что вы думаете? — Веня сделал многозначительную паузу. — Через десять минут грохнулся в обморок. Ферштеете?

— Иес, — ответила Гриднева.

— Ну, отдыхайте. Не буду мешать.

Оля молча вытерла со щеки слезы.

 

6

На следующий день змееловы по двое разбрелись по тайге.

Горохов ушел с Василием, все время ожидавшим разговора с бригадиром и по этому случаю молчаливым и притихшим. Веня — с Зиной. Степан пригласил Олю, чтобы новенькая лаборантка обвыклась в тайге и узнала «секреты» их работы.

Анна Ивановна засела за свои записи. Ребята любили, когда в лагере оставалась она: по возвращении их ждал в таких случаях отменный ужин.

— Мне стыдно за вчерашнее, — сказала Оля, когда они остались одни с Азаровым.

— А что? Все было нормально.

Они поднимались вверх по распадку, еще прохладному и тихому.

Степан нес в руках мешочки со змеями, у которых вчера взяли яд.

— Мне хочется у вас работать как следует. Я постараюсь…

— Народ у нас хороший. Привыкнете. — Степан остановился, развязал один из мешочков, взял его за концы и вытряхнул змей в траву. Те, развернув кольца, оставались на месте. Азаров подтолкнул их кронцангом, и они нехотя расползлись в кустах таволги.

Оля, с трудом скрывая страх, наблюдала за происходящим. Когда они двинулись дальше, она спросила:

— А зачем вы их отпускаете?

— Пусть живут. И размножаются. Так, кажется, в Библии сказано.

— Ну, — откликнулась девушка, — и много таких экспедиций, как ваша?

— Первая. — Степан невесело усмехнулся. — И за нее Анван билась столько лет… Нам до сих пор палки в колеса ставят. Один из академиков назвал Анну Ивановну «Дон Кихот в юбке».

— Я люблю донкихотов. На них держится все доброе и светлое. — Азаров с любопытством посмотрел на Гридневу. А она продолжала: — А то получается: делай подлость, живи для своего удовольствия — и ты нормальный. Но как только кто-нибудь проявит альтруизм, откажется от своего блага в пользу других — на него сразу вешается ярлык: чокнутый.

— Случается. Жизнь — штука сложная, — уклончиво ответил Степан. — А с другой стороны, все как будто вертится в нужную сторону.

— Вы довольны своей жизнью? — неожиданно спросила Оля.

Азаров был озадачен этим вопросом.

— Я делаю то, что мне положено, — подумав, сказал он. — Надо не подличать. Вот и все.

— Наверное, это так, — согласилась Гриднева. — А вы? Вы довольны?

Гриднева растерялась.

— В личном мне не везет, — грустно произнесла она. — Но это вам не интересно…

— Бросил он вас, наверное. Поэтому вы уехали из Москвы?

— Мне надо было уехать…

— От себя не убежишь. — Степан поправился: — От своих неприятностей.

— Это верно, — вздохнула Оля. — Но иногда просто необходимо не видеть, не встречаться с каким-то человеком… Вы меня понимаете?

— Да, конечно, — подтвердил Азаров. — Не встречаться… Но иногда приходится встречаться. Не хочешь, это тебе как нож в сердце, а ты вынужден. — Он посмотрел на собеседницу. — Бывает такое?

— Бывает, — тихо ответила Оля.

— Вот то-то и оно. Думаешь, взять бы да и разрубить все одним ударом. А попробуешь — что-то осталось тебе дорогое, очень важное для тебя…

— У меня ничего такого не осталось, — твердо сказала девушка.

— Вам повезло, — усмехнулся Степан. — Не приходится разрываться надвое.

— Мне в детстве казалось, что главное в жизни — это чего-нибудь очень захотеть. А если возникнут трудности, неприятности, спокойно разобраться, и все станет на свои места. Оказывается, нет. Потому что правды одной не бывает. Сколько людей, столько правд. Докажешь свою правду — ты на коне.

— Смотря как доказывать. Если за счет других — дрянное это дело.

— Победителей не судят…

— Судят! Так или иначе, а кто нахрапом берет, рано или поздно получает по заслугам, — сказал Азаров убежденно.

— Вы в это верите?

— Да, конечно. Иначе было бы противно жить.

— Я вам завидую, — улыбнулась девушка. — А мне кажется иногда, что все добрые старания человеческие обречены. Зло сильнее.

— Это вам сейчас так кажется, потому что не повезло… Погодите.

Сделав знак не двигаться, он осторожно приблизился к кустам папоротника и быстро выхватил что-то оттуда. В его руках извивалась небольшая змея.

— Полоз, — сказал он, поглаживая блестящую, с красивым узором кожу рептилии.

Оля с недоверием, но уже без вчерашнего страха подошла ближе. Бригадир измерил ужа, потом вынул из кармана пинцет и, выщипнув несколько пластинок у него на брюхе, пустил в траву. Змея поспешно уползла.

Степан достал блокнотик и сделал запись.

— А что вы делали пинцетом? — спросила Оля.

— Метил.

— Как?

— У них у всех на брюхе щитки. Делаются выщипы из первого щитка у анального отверстия — единицы, у второго — десятки и так далее.

— И они сохраняются? — удивилась девушка.

— На всю жизнь, сколько бы раз змея ни линяла.

— Понимаю. Это как кольцуют птиц?

— Точно.

— Вы ловили здесь какую-нибудь змею дважды?

— Нет. Первый год здесь…

— Я, наверное, заболталась, отрываю вас от дела…

— Будете мне мешать, скажу сам. А вообще спрашивайте. Больше будете знать о нашей… — он поправился, — о вашей работе.

Оля кивнула. Некоторое время они шли молча.

Азаров часто сворачивал с тропинки и тщательно оглядывал кусты красноягодника, калины и лимонника, густо разросшиеся под кронами пихт и ясеня. Особенно внимательно осматривал он заросли папоротника, раздвигая красивые стебли, словно вырезанные искусной рукой. Оля шла за ним, отставая на несколько шагов.

В лесу было влажно. Солнце еще не вошло в зенит, и его косые лучи пятнали застывшие зеленые волны кустарников.

Торжественную тишину тайги изредка нарушали крики иволги и удода. И даже гнус, атакующий целыми полчищами, не мог нарушить очарования июльского утра. Так они вышли на крохотную полянку, залитую ярким светом. Оля увидела в зарослях курослепа три серых взъерошенных комочка. Это были ежи. Мамаша ежиха суетилась вокруг двух смешных созданий с удлиненными рыльцами, оканчивающимися маленькими пятачками… Заметив незнакомое существо, малыши уставились на девушку крохотными бусинками глаз.

— Степан! — позвала Оля.

Азаров подошел к ней. Оля кивнула на ежей:

— Симпатяги какие!

— Не вздумайте так сказать о них Анне Ивановне.

— А что?

— Враги змей — ее личные враги.

— Они едят змей?

— За милую душу.

— А яд?

Степан дотронулся носком сапога до ежихи. Она тут же свернулась в клубочек, из которого во все стороны торчали колючки.

— Как такого укусишь? — сказал он.

— Это верно. И много врагов у змей?

Степан усмехнулся:

— Хватает. Человеки — прежде всего. Птицы разные. Вот эти симпатяги. Еще кабаны и свиньи.

— А они как же? Яд на свиней не действует?

— Действует. Но, чтобы убить животное, яд должен попасть в кровь. А у свиней и кабанов толстый слой подкожного жира, в котором нет сосудов. Попробуй пробей. Яд и остается в жиру, окисляется и не наносит никакого вреда. Понятно?

— Да, конечно, понятно, — кивнула она.

— Жарковато становится. Пить хотите? — спросил Азаров.

— Хочу.

Они повернули назад и пошли через лес к тропе, идущей рядом с протокой.

Напившись воды, они присели на нагретых солнцем камнях. Степан, глядя куда-то в заросли через речушку, сказал:

— Хочу вас предупредить, Оля. Если вам будет трудно свыкнуться с нашим делом, скажите сразу. Не всем это по нервам.

— Я понимаю.

— Не пытайтесь храбриться. Змеи — это змеи.

Оля опустила голову и тихо произнесла:

— Есть люди, которые похуже змей…

Степан поднялся. Поднялась и девушка. Они двинулись дальше.

 

7

Вечер был теплый и тихий. Праздник для мошки, спасения от которой найти было негде.

Ребята наломали свежих хвойных веток и разожгли костер. Пламя шипело на сочных зеленых лапах, заливая поляну густым белым дымом. Он ел глаза, першило в горле, но что это значило по сравнению с пыткой, учиняемой беспощадным неисчислимым врагом.

Особенно страдал от мошки Вениамин. Он буквально заливался диметилфтолатом, забирался под двойной марлевый полог, но мучители доставали его и там. Его тело было покрыто шишками и волдырями. Больше всего он оберегал лицо. Но постоянно под глазами или на лбу комары оставляли красноватую возвышенность.

Единственным человеком, которого щадила мошка, был Василий. По-видимому, гнус не переносил запаха бензина и солярки, которым был насквозь пропитан шофер. Он потихоньку что-то мастерил в машине.

Оля сидела чуть поодаль от костра и, не мигая, смотрела на пламя, пожирающее золотистые скелеты сучьев. Анна Ивановна, в длинном широком платье, полностью укрывающем ноги, расположилась на раскладном стульчике, какие бывают у художников, с вязанием в руках.

— Что, бригадир, устал? — обратилась она с улыбкой к Степану.

— Да вроде бы нет…

— Бегать надо, — сказала Кравченко. — Это уж ты мне поверь. Между прочим, я сегодня пробежала километров тридцать и чувствую себя отлично.

Анна Ивановна страстно пропагандировала бег трусцой. Будучи в Новой Зеландии, она познакомилась с Лидьярдом, который подарил ей книгу Гилмора «Бег ради жизни» со своим автографом. Вернувшись домой, Кравченко всем и каждому рекомендовала закаливать свой организм бегом на длинные дистанции. Не избежали уговоров и члены экспедиции. Но никто из ребят не следовал ее советам, ссылаясь на то, что они все чувствуют себя прекрасно и так.

«Погодите, когда вам перевалит за сорок, вы будете чувствовать и сердце и легкие», — говаривала Кравченко.

«Это западным людям бегать надо, — спорил с ней Христофор Горохов. — У них автомобили, электробыт. А нам, русским людям, приходится все на своих двоих. Поглядите, утром и вечером все бегут по улицам с полными авоськами, сумками, портфелями. Разминка почище лидьярдовского бега трусцой. Какая там трусца! Галопом бегают…»

Но Анна Ивановна, убедившись в тщетной попытке увлечь своей идеей кого-нибудь из членов экспедиции, продолжала совершать почти каждодневные пробежки в одиночестве.

Степан нехотя поднялся и пошел в вагончик.

Зина, сосредоточенная и замкнувшаяся в себе с первых минут пребывания в лагере новенькой лаборантки, молчаливо вязала. Этим занятием Кравченко увлекла ее довольно легко.

— Давайте поближе к костру, Оля! — сказала Анна Ивановна. — Кусать меньше будут.

— Ничего, спасибо.

— Подвигайтесь, подвигайтесь.

Оля пересела поближе.

— Я, кажется, привыкаю, — улыбнулась она. — Вообще здесь очень хорошо. Вот если бы не мошка…

— Скажите спасибо, что только мошка. — Анна Ивановна поправила длинной суковатой палкой багряные головешки. В черное небо устремился вихрь искр. — Если вы очутитесь где-нибудь на Борнео, Амазонке или в Индии, встретите живность и поопаснее. Вы, наверное, читали об этих странах, представляете себе. Под Веракрусом, в Мексике, например, в нашем лагере ночью напали на одну из лошадей вампиры. Летучие мыши. Диемус юнги. Знаете, Оля, самое неприятное, что они всё делают бесшумно и незаметно. Утром мы встаем, а лошадь, бедняжка, вся в крови, как в алых лентах. Кровь так и течет, не останавливаясь. Эти твари выделяют в ранки вещество, мешающее крови свертываться.

— Она подохла? — спросила Оля, содрогнувшись.

— Нет, что вы, спасли, конечно. Там же, в Мексике, я увидела поцелуйных клопов. Омерзительные создания.

— Каких? — удивилась Оля.

— Поцелуйных. Не слышали? (Гриднева отрицательно покачала головой.) Так их называют потому, что они кусают в уголки губ. Разумеется, спящих. Разносят болезнь Шагаса. Тяжелая болезнь. Поражает сердце, мозг, печень…

К костру возвратился Степан с гитарой.

— Это другое дело. Хватит разговоров на производственные темы. А то сидят, скучают. Тоже мне молодежь! — Анна Ивановна поправила волосы. — Как ребята?

— Колумб спит как убитый. Веня стонет, ворочается, вздыхает. На грани истерики. — Бригадир легонько перебрал струны. — И чего его так не жалует мошка?.. В Талышинске идет «Фантомас». Третья серия.

— Съездили бы, встряхнулись, — сказала Анна Ивановна. — Как, Зиночка, соскучилась по кино?

— Сказки все это, — сурово ответила девушка. — Для детей.

Анна Ивановна засмеялась:

— Ну и пусть сказка. Зато смешно. И, знаете, довольно остроумно. Я посмотрела с удовольствием. Как, бригадир?

— Съездим. Послезавтра. К Клинычеву надо как раз. Может, выпишут. — Азаров тихо наигрывал какой-то мотив. — Анна Ивановна, вы где-нибудь в Москве побывали?

— Конечно, побывала. — Кравченко засмеялась: — В приемных разных, у начальников. Представление, да и только! У одного просидела целых четыре часа. А в заключение его секретарша сердитым тоном говорит: «А Виктора Петровича сегодня не будет». И я, как девчонка, которой сделали выговор, пошла себе восвояси… На театры времени не хватило.

Зина, поцокав языком, вздохнула.

— Говорят, Высоцкий в каком-то театре играет. — Степан взглянул на Гридневу.

— На Таганке, — сказала Оля. — А что?

— Так просто. Хорошие песни сочиняет… — Азаров отложил гитару и поднялся. — Дровишек у нас мало.

— Погодите, Степан Иванович, я с вами! — вскочила Зина. Они растворились в сумраке леса.

— Анна Ивановна, я хотела у вас спросить… — начала робко Оля.

— Спрашивайте.

— Правда, что королевские кобры плюются ядом на двадцать метров?

— Плюются, но всего метра на два-три.

— Они нападают на человека?

— Нет. Кто вам это сказал? Все змеи, Оля, стараются уйти от человека. Королевская кобра может напасть на животное или на человека только в брачный период, если ее потревожить. Они в это время раздражительны.

— А вы много поймали королевских кобр?

Анна Ивановна всплеснула руками:

— Поймать королевскую кобру! Да я ее видела один только раз, и то мертвую. На Борнео. Небольшой экземпляр. Крестьяне ее убили.

— А правда, что бушмейстеры рождают по триста детенышей семь раз в год? — спросила Оля уже более осторожно.

Анна Ивановна расхохоталась:

— Понимаю, в чем дело! А про летчика-испытателя, упавшего в обморок, Чижак рассказывал?

— Рассказывал.

— О термитах, съевших самолет, тоже?

— Нет…

— Подождите, еще расскажет.

Оля сконфуженно улыбнулась.

Анна Ивановна вытерла слезы, выступившие от смеха:

— Нет, вы не подумайте, что Веня все выдумывает. Сказать откровенно, в его рассказах всегда имеется доля правды. Бушмейстеры действительно рожают живых детенышей. Десятка три. И всего два раза в год. Не видели эту змею хотя бы на снимке? Удивительно красивое животное. А насчет летчика зерно истины тоже есть. Кажется, в «Комсомолке» писали, как один летчик-испытатель, посмотрев на работу герпетологов, признался, что он бы не выдержал. Что далеко ходить: мой муж до сих пор не может спокойно говорить о моей работе. А мы с ним, Оленька, прожили двадцать лет. Как-то я привезла из заграничной командировки горного питона. Небольшого, метра полтора. Грациозное создание, такие крупные желтые узоры… Красавец! Прихожу домой с работы, Генка, сынишка, — тогда ему и четырех не было, — надрывается от крика. В клетке сидит, которую соорудил муж. А бедный питон забился под диван и не вылезает. И что вы думаете? Мне были поставлены условия: или змеи — или семья! Правда, и змеи остались и семья. Только дома больше зверей не держу. Разве что кошку. — Анна Ивановна немного помолчала и вдруг неожиданно, без всякого перехода закончила: — Коллектив у нас хороший. Только профорганизация не работает. Да и совещаний не проводим. — Она улыбнулась.

Воротились Степан с Зиной с большими охапками сушняка.

Василий, стараясь, чтобы его не заметили, украдкой прошел в вагончик.

Потухающий было костер снова весело затрещал, бросая на лес пляшущие отблески.

— Засиделись мы сегодня. Не пора спать? — Анна Ивановна встала. — Бригадир, давай команду.

— Что-то неохота. — Азаров настроил инструмент. — Здесь хоть мошки меньше…

— Ну что ж, посидите. Ваши годы такие. А я пошла. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — дружно отозвалась молодежь.

— Вы много раз бывали в театре, в этом… — спросил Степан Олю, — ну, где от метро все начинается и билеты на штык накалывают?

— На Таганке? — Оля засмеялась. — Один раз. Туда трудно попасть.

Зина, пересиливая дремоту, прислушивалась к разговору.

— Высоцкий пел?

— Нет. Уже не помню, что за пьеса была. Без песен, — ответила Оля.

— Зин, да у тебя глаза слипаются! — приглядевшись к лаборантке, сказал вдруг Степан. — Ты же спишь.

— Вы так считаете, Степан Иванович? — Ее голос звучал сухо и официально.

— Не я так считаю, а твои глаза, — улыбнулся Азаров. — Что себя мучаешь?

Зина обиженно дернула плечами и поднялась.

— Завтра утром варить пшенную кашу или гречку?

— Все равно, — ответил бригадир.

— Сварю овсянку.

— Съедим и овсянку. — Степан взял несколько аккордов.

— Спокойной ночи. — Зина резко повернулась и ушла.

— Приятных снов. — Степан тихо запел:

Дни тянутся, тянутся, Сплетаясь в года. И всё отправляются Без меня поезда. На миг закачается И дрогнет перрон, И в память врезается Последний вагон. А сердце беснуется, И мысли в пути. От этой бессонницы Лекарств не найти…

Оля слушала, прикрыв глаза.

— Что это за песня? Я не слышала, — встрепенулась она, когда Степан закончил.

Азаров закурил.

— Песня как песня…

— Хорошая. Мне понравилась.

Степан отложил гитару:

— Сочиняют и получше…

— Спойте еще.

— Мешаем. Спят люди. А вы как?

— Ни в одном глазу. — Оля взяла в руки палку и стала ворошить костер. — Зина у вас строгая.

— Нет. Она добрая, внимательная ко всем.

— Может быть. Я хочу с ней заговорить, а она уходит. Или молчит.

Степан улыбнулся:

— До вас Зина была единственным цветком, как говорит Веня…

— А Анна Ивановна?

— Мать не в счет.

— Чья мать? Ваша?

— Нет. Это мы ее так называем. За глаза, разумеется, шефиню нашу. — Степан улыбнулся: — «У кого шахиня, а у нас шефиня». Афоризм Вени.

— Умная женщина, твердая… Завидую таким, — вздохнула Оля.

Степан присвистнул.

— Мать железная! Каждый день в любую погоду пробегает не меньше двадцати километров. Волевая. А как-то мне пришлось присутствовать при ее споре с академиком. Всемирно известным. Старик бледнел, краснел… Но все выслушал. Проглотил. С ней здорово работается. От души. Экспедиция — цель всей ее жизни. Если мы дело провалим, другой случай доказать свою идею вряд ли ей предоставят.

— Все-таки в чем суть идеи?

Степан пожал плечами:

— Идея простая. Сохранить змей. Изводят их тысячами. Для добычи килограмма яда губится до шести тысяч гюрз.

— А заповедники, то есть серпентарии?

Азаров махнул рукой:

— Гибнут в них змеи.

— Как же так? А научные методы?

— Отстает еще наука от практики. Потом, зачастую наука сама по себе, а заготовители — сами. Для заготовителей главное — количество.

— Почему бы ученым не взять в свои руки отлов?

— Был один такой. — Степан недобро усмехнулся. — Доктор наук. Профессор. Не читали в «Правде» фельетон?

— Подождите, что-то припоминаю. Он, кажется, еще ловил ядовитых насекомых в Средней Азии.

— О нем, — подтвердил бригадир. — Длинный рубль даже профессора сбил с пути истины. О нем на Всесоюзной герпетологической конференции говорили. Чуть ли не вагонами продавал животных на зоокомбинат. Дали по рукам, слава богу… А сколько вольных ловцов? Прямо скажем, туго приходится змеям. Но яд ведь нужен все-таки. И с каждым годом все больше. И вот Анна Ивановна предложила брать яд у змей в местах обитания. И тут же отпускать их. Практически не вырывать из местных естественных условий…

— Интересно. Очень.

— Понимаете теперь, почему она так строга?

— Конечно.

— Нам никак нельзя провалить дело. Ребята это понимают. Конечно, каждому из нас было бы выгодней поехать в Среднюю Азию. Там за сезон можно здорово заработать. Например, в долине Мургаба. В Туркмении или в Таджикистане… Кобры, гюрзы, эфы. Много змей. В основном змееловы туда и едут. Зато в нашей экспедиции главное — идея. И Мать… А для меня она действительно как мать…

Оля слушала, не отрывая от Степана глаз.

Азаров замялся, словно решая, стоит ли открываться девушке. Но тут из вагона выскочил Веня. Растрепанный, злой, он подбежал к костру, навалил в него сырых веток и, сопя и вздыхая, встал в самый дым.

— Ты что, окорок изображаешь? — спросил Азаров. Он был раздосадован тем, что их разговор прервали.

— «Не спится, няня», — хмуро ответил Чижак. — Я бы всех ученых!.. На Луну летают, в кишки микробам лезут, сочиняют разные киберы, а от этой дряни человечество избавить не могут. — Веня кисло улыбнулся Оле и добавил: — Лучшую часть человечества…

— Рыбку есть любишь? — издали начал Степан.

— А что?

— А икорку?

— Неплохо бы…

— К сведению лучшей части человечества: если избавить тебя от этой дряни, то не видать тебе ни того, ни другого, потому что личинки комаров — основная пища рыбьей молоди.

— Отказываюсь от рыбы и икры. — Веня сел на раскладной стульчик. — Эх, Степан, Степан! Бригадир ты хоть куда, а заставляешь скучать нашу гостью…

— С чего вы это, Веня? Мне не скучно.

— Она не гостья, — спокойно сказал Азаров.

— Тем более. Сыграй, что ли, — не отставал Чижак.

— Разбужу людей.

— На! — Веня вложил в руки бригадиру гитару. — Я отвечаю.

— Брось…

— Сыграйте, пожалуйста. Потихонечку, — попросила Оля.

Степан посмотрел на девушку, пожал плечами.

— Ладно, одну. — И устроился поудобней.

Над полянкой поплыла тихая, грустная песня.

Мне сосны и ели Вот так надоели. А может, я им надоел. Четыре недели На самом ведь деле Разлуки с тобою предел.

Азаров сделал паузу. И вдруг эта же мелодия зазвучала весело:

Скорей бы метели Сюда прилетели И встречу привез самолет. Я обнял бы ели, Чтоб ветви скрипели, Мурлыкал, как ласковый кот…

Окончив, Степан решительно отложил гитару.

— Новая? — спросил Веня. (Азаров не ответил, закурил.) — На «пять» с плюсом, бригадир!.. Оля, мы с вами присутствуем при рождении шедевра. Автобиография в песнях…

— Не трепись, — остановил его Степан.

— Будет тебе скромничать…

— Вы действительно сами? — вмешалась девушка.

— Пытаюсь сочинять. — Степан поднялся и направился к вагончику. — Спокойной ночи.

Оля тоже встала.

— Посидите еще, Оленька! — взмолился Чижак. — На кого вы меня покидаете?

— Извините, но я хочу спать. Правда.

— Между прочим, в Африке, это было в Конго, термиты сожрали знаете что? — попытался привлечь внимание Оли Чижак.

Девушка кивнула:

— Знаю. Самолет.

Степан обернулся и засмеялся.

— Ну что ж, оказывается, почитывают у нас газеты… — Веня деловито залил костер из ведра и поплелся спать.

 

8

На следующий день погода испортилась. Часам к восьми все небо обложило тучами. Стал накрапывать мелкий, нудный дождь. Идти на отлов змей было бессмысленно.

Анна Ивановна сидела в операционной не в духе. День пропадал. Вспомнив о своем разговоре с Олей по поводу совещаний, она собрала всех в служебном вагончике.

— Не хотела я вам портить настроение в день приезда, а сейчас поговорить самое время.

Василий, жавшийся в углу на корточках, втянул голову в плечи.

— Случай с Леней Клинычевым чрезвычайный. Не буду же я каждый раз рыться в ваших рюкзаках и проверять, что вы взяли! Ты, Степан, бригадир и отвечаешь за технику безопасности. И сам первый же ее нарушаешь. Выясняется, что вы ходите на отлов без противозмеиной сыворотки.

— Мы с Христофором… того, не нарушаем. Он всегда берет два-три пузырька… — вставил Вася.

— Да ты иногда один, — подхватил Веня.

Все засмеялись. Кравченко поморщилась.

— Ну хватит, хватит. Вам шуточки… А дело серьезное. Ну хорошо, Горохов с Пузыревым выполняют инструкцию. А остальные? Чижак?

— Чего там, Анна Ивановна, в Мургабе на кобр ходили. — Веня небрежно закинул ногу на ногу. — Без сыворотки. — Он обвел всех гордым взглядом и остановился на Оле.

— А здесь не будете ходить без сыворотки. — Кравченко сказала это жестко и властно. — И если такое выяснится хоть еще один раз, храбрец будет отстранен от участия в экспедиции. Я думаю, все ясно?

Все вразнобой ответили, что ясно.

— Азаров, — продолжала руководительница экспедиции, — как это получилось, что Клинычева доставили в больницу только на следующий день?

В операционной стало тихо.

— Так получилось. — Степан застегнул на все пуговицы куртку.

— Анна Ивановна, можно мне? — робко попросила Зина.

— Ну?

— У нас тайга, на машине не везде проедешь, да еще ночью… Надо иметь лошадь. Я буду смотреть за ней. У отца моего была. Я умею. — Зина смутилась от своей смелости и замолчала.

— Мы сейчас о другом. — Анна Ивановна постукивала карандашом по столу.

— Лошадь, она по лесу, по тропе любой пройдет, — убеждала Зина. — Травы кругом много. Только коси. Чуток овса подкинуть, и все.

— Потом, лошадь не выпивает… — серьезно добавил Веня.

Змееловы рассмеялись.

— Чижак! — строго прикрикнула Кравченко.

— Научный факт, — развел руками Веня.

— Да уймись ты, Вениамин… Допустим, с Клинычевым обошлось. А если случится серьезное что-нибудь? Травма или болезнь? Степан, за все в ответе я и ты. Мне порой некогда вникать в разные неурядицы, поэтому…

— Я виноват, — поднялся Василий. — С меня и спрашивайте. Степан Иванович тут ни с какого боку не провинился. Ну, приложился я, не рассчитал…

— Василий, Василий… — вздохнула Анна Ивановна. — Вам что: проспались и все забыли. Захотели — уйдете, шофер и механик вы хороший… Что ж, я тоже сделаю выводы…

— Не буду я в рабочее время, — угрюмо произнес Пузырев.

— У нас все время рабочее. Тем более у вас.

— Сказал — не буду, значит, не буду. И от вас уходить интереса нет. В городе у меня тут же корочки отберут…

— Всё? — положила обе ладони на стол Анна Ивановна.

— Железно! — Вася махнул рукой и снова опустился на корточки.

— Ладно, Василий, поверим в последний раз. И об этом хватит. — Кравченко повертела в руках надорванный конверт, как бы раздумывая, сообщить ребятам новость или нет. — И еще я хочу вам сказать одну досадную вещь. Получила из нашего института письмо. От замдиректора. Недовольны там результатами экспедиционной работы, — Анна Ивановна горько усмехнулась. — План не выполняем. Нерентабельны, пишут…

— Наука требует жертв, в том числе и материальных, — пробурчал Христофор Горохов.

— Мало змей собираем, — задумчиво сказал Азаров.

— А если их здесь действительно мало? — воскликнул Чижак. — Мы их не можем творить из праха, как бог…

— Давайте продлим время отлова на два часа в день, — предложила Зина.

Все заулыбались.

— Это как получится, — откликнулся Вася. — Иной раз так увлечешься, до темноты бродишь… — Он вздохнул. — А гадов тут, видать, действительно не густо.

— Нет, Василий, мне кажется, мы не отыскали еще ареала с большой плотностью обитания рептилий, — возразила Кравченко. — По фауне можно предположить, что такие места есть, и где-то рядом.

— Дай-то бог! — кивнул Пузырев.

— Вопрос ясен, Анна Ивановна, — как бы подытожил Азаров. — Надо искать. И не обращайте внимания на всякие писульки… А дисциплину наладим…

Все его хором поддержали. Только Гриднева сидела в сторонке тихая и задумчивая.

— Спасибо, ребята, — улыбнулась Кравченко. — Вот, собственно, все, что я хотела сказать. День, жалко, сегодня для отлова пропал…

— У меня есть предложение, — встал Степан. — Подоить змей и махнуть в город. В кино.

— Отличная мысль! — подхватил Чижак.

— Идет, бригадир, — кивнула Кравченко. — Вот теперь, слава богу, и о культуре подумали. Как в нормальном коллективе.

 

9

Собрались ехать все. Чижак по этому случаю подправил ножницами бороду и нацепил ярко-красную жокейскую шапочку. Вася, тщательно побрившись, вылил на себя изрядную порцию тройного одеколона.

— Перешел на одеколон? — похлопал его по плечу Чижак.

— Оно приятнее благоухает, мухоморыш, — не обиделся Пузырев. Буря миновала, настроение у него повысилось. Василий легко забывал огорчения.

Веня критически осмотрел себя в маленьком зеркальце, сдвинул жокейку слегка набок.

Колумб, помявшись, обратился к бригадиру:

— Степ, одолжи полсотни. Домой надо послать.

— И мне пора… Ребята, — повернулся Степан к членам бригады, — нужна сотня.

Чижак молча вывернул пустые карманы.

— Ясно, — кивнул Степан: Чижак отдал бы последний рубль.

— Трояк вот, — виновато показал бумажку Вася. Он тоже поделился бы последним.

— Придется идти к Анван, — вздохнул Азаров.

Она в это время сама появилась на мужской половине.

— Банда дикарей! — всплеснула она руками. — Приведи себя в божеский вид, Степан. А щетину сбрей.

— Так уж и надо? — пробурчал Азаров.

— Так уж и надо. Я вон Олю отругала за брюки. Не взяла ни одного платья! А вдруг танцы? Придется ей связать платье. А ты, будь добр, надень белую рубашку.

— Хорошо, — нехотя согласился Степан. — У меня к вам просьба: одолжите сто рублей.

— Одолжу. И помните: на люди едем. — Анна Ивановна вышла.

Веня достал фотоаппарат из чемодана и перекинул ремешок через плечо.

— Птичка вылетит, паря? — спросил Василий, поглаживая блестящую кожу футляра.

— И бутылка тоже, — отпарировал Чижак.

Азаров глянул на себя в зеркало. Провел пальцами по заросшим щекам.

— Вень, дай лезвие для бритвы.

— Ты ж хотел отпускать бороду под Чехова. — Вениамин достал пачку с лезвиями.

— Видишь, приказывают под себя самого, — сурово откликнулся Степан. — А ты, Колумб, побрейся и тоже надень что-нибудь поприличней.

— Омниа меа мекум порто, — сказал Горохов.

— А по-русски? — спросил Веня.

— Все свое ношу с собой, — перевел фармацевт.

— Ясно. Тогда хоть побрейся, — бросил бригадир.

— Это можно.

…Ехали молча. Все смотрели через откинутый сзади полог брезента на влажный лес, размазанный дымкой дождя, на низкое небо, проглядывающее сквозь кроны деревьев. Вася вел машину медленно, но уверенно, стараясь не попасть в колею, раскисшую от непогоды. Для форсу на поворотах он выбрасывал левую руку.

Оля сидела между бригадиром и Чижаком. Зина — на другой скамейке, рядом с Гороховым. Она изредка бросала на новую лаборантку деланно равнодушный взгляд.

Когда грузовик выбрался из тайги на асфальтированное шоссе, Зина вдруг предложила:

— Степан Иванович, может, заглянем к нам после кино? Я предупрежу мать, она пельменей налепит… Второй месяц у нас, а настоящих сибирских пельменей не отведали еще…

— Я — за, — подхватил Чижак. — Гулять так гулять! Раз живем!

— Да что ты, такая орава нагрянет, — покачал головой Азаров. — Это сколько пельменей лепить надо… Спасибо, Зина.

— Ой, это же пустяки! — Лаборантка стала загибать пальцы. — Мама, Светка — сестренка моя, тетя Капа… Ну, и я могу. Пока будете в кино, мы управимся.

— Не пойдешь в кино! — воскликнул Веня.

— Я серьезные картины люблю.

— Про любовь, конечно? — подхватил Веня.

— И про любовь. — Зина оглядела сидящих в кузове. — Ей-богу, ребята, не пожалеете!

— Накладно вам будет, — проговорил серьезно Горохов.

— Вы не знаете сибиряков, — обиделась девушка.

Некоторое время ехали молча.

Степан, заметив, что Зина опустила голову, сказал:

— Хорошо. Посоветуемся с Анван.

Лицо девушки просветлело.

— Скоро мой дом. Надо будет Васе дать сигнал…

В кузове стало веселей. Веня замурлыкал какую-то, песню. Христофор машинально стал отстукивать ритм ногой.

«Газик» выехал на околицу Талышинска. Зина внимательно смотрела по сторонам.

— Вот здесь… Постучите, Степан Иванович.

Машина сошла на обочину и остановилась.

Азаров спрыгнул на землю и пошел выяснять ситуацию. Вернулся он быстро и махнул рукой:

— Порядок.

И когда Зина уже перелезла через борт, поддерживаемая бригадиром, Оля неожиданно попросила:

— Зина, можно мне с вами? Помогу…

Девушка растерялась:

— Да мы справимся, что вам возиться…

— Мне интересно, — сказала Оля. — А кино это я два раза видела. Можно?

— Можно, конечно, — еще больше смутилась Зина.

Оля решительно спрыгнула на землю.

Степан, улыбнувшись, обменялся с Гридневой взглядом.

— Оленька! И вы нас покидаете? — сокрушался Чижак, когда машина тронулась. Он театрально прикладывал руки к груди, пока грузовик экспедиции не скрылся за поворотом.

 

10

Дом Зины, ладный сруб-пятистенка, стоял посреди ухоженного сада. Ровные, тщательно прополотые грядки с зеленью пролегали между двумя десятками яблонь. К изгороди жались кусты малины и крыжовника. Возле потемневшего от времени сарая дремали под дождем осоловевшие куры.

Метнулась занавеска на окне, послышался топот босых ног, и на крыльцо, укрытое резным крашеным навесом, выскочила девчушка лет тринадцати, уменьшенная копия Зины.

— Ты, Светка, с ума сошла! — закричала старшая сестра. — Простынешь босиком!

— Не простыну. — Девочка с любопытством осматривала Олю.

— Входите, Оля, — просто предложила Зина.

Та зашла в сени, скинула у порога боты. Света проворно подставила ей расшлепанные туфли с обрезанными задниками.

— Спасибо, — поблагодарила Гриднева. — Давай знакомиться: Оля.

— Светлана! — гордо протянула руку девочка.

— А теперь не путайся под ногами, — строго сказала Зина. — Где маманя?

— У тети Капы.

— Покличь. Гости у нас будут… Да постой ты, егоза. Надень чулки. Папаня где?

— Пошел в баню с Митькой и дядь Сашей.

— А что свою не затопили? — спросила Зина.

— Да нет, пиво пить. Митька приходил, сказал, что в столовой нету. А в бане, наверное, есть. А если в бане нет, поедут на станцию… — тараторила Света.

— Будет тебе болтать, — вытолкала ее за дверь сестра и предложила: — Проходите, Оля, в комнаты. В гостиной посидим. Хотите, в моей комнате. Книги там есть…

— Все равно. Можно и в гостиной.

Оля присела на диван, обитый черным дерматином и застеленный дешевой дорожкой. Наблюдала за Зиной, которая деловито переставила какие-то безделушки, украшавшие столик с радиолой, распахнула занавески, согнала с буфета большого растрепанного кота, лениво усевшегося посреди комнаты.

— Что, ваши родители в отпуске? — спросила Оля, чтобы завязать разговор.

— Сегодня же суббота.

— Ах да! Совершенно спутались в голове все дни… До вас я ведь в геологической экспедиции работала… Тоже без выходных и суббот.

— Почему ушли от них? — спросила Зина, продолжая наводить порядок. Она старалась не смотреть на Олю.

— Так. Не сработалась…

— Бывает.

— Развели там одну сплетню…

— А как же вас муж отпустил из Москвы? — Зина спохватилась: — Это Анван говорила, что вы замужем…

Оля вздохнула.

— Ушла я от него. — Она хрустнула пальцами. И, чтобы сменить тему разговора, попросила: — Поставьте пластинку, Зиночка, что-нибудь повеселей.

— Какая это музыка для вас, для московских… Сличенко, Пугачева…

— Поставьте. У нас в Москве то же самое крутят.

Зина включила радиолу. Комната наполнилась звуками гимнов древних инков.

— Има Сумак? — спросила Оля.

— Ага.

— Нравится?

— Ничего. Мамане моей очень нравится. Хотите, поставлю другое?

— Пускай… А у вас ребята хорошие. В экспедиции, — пояснила Оля.

— Хорошие, — вздохнула Зина. — Колумб, например, отличный парень. Серьезный, усидчивый. Вы не подумайте, это он не зная ляпнул, что нам накладно будет принять вас. У нас что деревня — каждый другого как облупленного знает. А тут гости! Азаров, Анван, Веня, вы… Знаете, какой праздник для мамани и папани! А Колумб, он осторожный такой, экономный очень. Лишней копейки не потратит. Так же и о других думает… Говорит, семья у него на плечах…

— Он же молодой, лет двадцать шесть!

— Двадцать четыре… А вон и маманя!

Первой в комнату влетела Светка. Села на стул, взяла на колени кота и уставилась на Олю.

Мать Зины, степенная, средних лет женщина, протянула Оле руку лопаточкой:

— Клавдия Тимофеевна… А ты, Зинаида, всегда мать в неловкое положение ставишь. Давеча предупредила бы, что гостей ждешь. Я бы тесто поставила, пироги спроворила…

— Что вы, Клавдия Тимофеевна, — вступилась за Зину Оля, — мы надумали в город только утром. Так сказать, экспромт.

— Конечно, что теперь рядить… Светланка, нечего алырничать! Беги к Шеиным. Они вчера борова закололи. Пусть придержат для меня кило четыре. (Младшая дочь метеором выскочила из дому.) Ваша начальница тоже будет?

— Будет, — ответила Зина.

— Батюшки! Папаня-то наш, ай-я-яй, гляди, часа на три закатился! Вина надо хорошего, красненького. Я в нем не смыслю… А вы, девушки-голубушки, с дороги, чай, проголодались?

— Спасибо, — поспешила отказаться Оля. — Мы перед отъездом ели.

— Знаю я вашу еду: сухомятка, консервы. Век бы их не видела!..

— Маманя, — перебила ее Зина, — мы же не дети. Захотим — попросим. Верно, Оля?

Та кивнула.

— Вы, столичные, больно воспитанные, — сказала мать Зины.

Гриднева улыбнулась:

— Честное слово, мы сыты…

Через полчаса дом наполнился деловой суматохой.

Пришла тетя Капа — крепкая старуха, широкая в кости. Потом появился отец Зины. Он с большим достоинством представился Оле:

— Петр Григорьевич Эпов… Значит, из Москвы? А мы здешние, талышинские. С коих времен. — И отправился в сарай.

Скоро он внес в кухню, где уже усердно хлопотали женщины, двух обезглавленных петухов, остро пахнущих мокрым пером, и встал в дверях, ожидая дальнейших приказаний.

— Нечего тебе бабьи разговоры слушать, — сказала Клавдия Тимофеевна. — Ступай в сельпо. Красненького возьми, какое получше.

— Может, шампанского?

— Да хоть и его, тебе виднее.

Оле делать ничего не разрешили как гостье. Как завороженная, она смотрела на ловкие быстрые руки Клавдии Тимофеевны и тети Капы, которые с неимоверной скоростью вылепливали маленькие, аккуратные пельмени.

— Как у вас быстро получается! — не удержалась Оля.

— Это что! — покачала головой тетя Капа. — Покойница Зинаида, мать Клавдии, пошибче нашего раза в два управлялась. Бывало, соберемся втроем, за вечер целый мешок и нащелкаем. Она одна успевала больше, чем мы обеи. Значит, спроворим мешок — и на мороз… У нас это первейший запас в каждой избе. Иной раз до самой пасхи хватает. Жаль, вы к нам пораньше не выбрались. Четвертого дня сосед наш, милиционер, медведя подстрелил на охоте. Из медвежатины самые знатные пельмени получаются.

— Может, осталось еще? Не то Светланку пошлем, — сказала хозяйка.

— Куда там! Расхватали… Я интересовалась. А у вас в Москве с чем делают?

— Не знаю, — улыбнулась Оля. — В магазине покупаем.

— Батюшки! — удивилась тетя Капа. — Да сколько же рук надо, чтобы накормить тыщи народу?

— Машины делают, автоматы такие.

— Нешто, машина и тесто раскатает, чтобы не порвалось, и завернет вот так аккуратно?

— Заворачивает.

— Чудеса. Попробовать бы разок. И скоро эти машины управляются?

— Один автомат — я видела на Выставке достижений народного хозяйства — делает тысяч двадцать в час…

Тетя Капа покачала головой, расстроенная этим сообщением: ее умение показалось ей жалким и ненужным.

— Конечно, такие пельмени не сравнить с домашними, — сказала Оля.

— Это верно. Все домашнее во сто крат вкуснее магазинного! — обрадованно закивала тетя Капа. — Сделаешь, как тебе захочется: и с мясом, и с дичью, и с грибочками. С рыбкой тоже объедение!.. А помнишь, Клава, старуха Карповна, царство ей небесное, с раками делала? Обшпарит их чуток, из шеек начинку сладит. Хлопотно, зато любого сытого проймет. Архиерей наш приглашал ее готовить на пасху и в свой день ангела…

Оля жадно слушала старую женщину.

Зина в уголке разделывала птицу. В разговор не вмешивалась. Изредка посматривала на часы.

— Что это ты все на часы поглядываешь? — заметила мать. — Когда гости будут?

— Часа через полтора, — отозвалась дочь.

— Они же к Клинычеву еще заедут, — подсказала Оля.

— Я прикинула. Ну, самое большее — через два, — сказала Зина.

— Успеем. Петухи готовы? — спросила Эпова-старшая.

— Готовы, — ответила Зина.

— Запускай в кастрюлю. — Мать Зины глянула в окно. — Никак, Сенька пожаловал?

В прихожей послышался стук тяжелых сапог, и на пороге кухни появился здоровый молоденький милиционер в плащ-накидке.

— Бог в помощь, гражданки женщины… Петр Григорьевич дома?

— Благодарствуй. Чехол бы свой скинул, напустишь воды, — откликнулась хозяйка.

— Я на минутку, — сказал Сеня, но плащ снял и устроился на свободной табуретке. На его плечах красовались погоны младшего лейтенанта. — Хозяин, спрашиваю, где?

— До сельпо побег. Гости у нас, Зинкины, всей бригадой.

— За горючим, значит, — кивнул милиционер. — А чего в сельпо? Та же белоголовка, портвейн, что и в продпалатке.

— За шампанским. Начальница обещалась быть. Ученая, — пояснила Клавдия Тимофеевна.

— Верно, шампанское только в сельпо. Да на станции. — Он поглядел на Олю и почему-то усмехнулся: — Знаем эту бригаду. Прошлым месяцем пожар устроили на болотах.

— Так уж прям и пожар! — дернула плечом Зина. — Самая малость сгорела.

— Пожарная инспекция на место выезжала, — солидно сказал Сеня.

— Дело прошлое, будет вам, — вмешалась тетя Капа. — Ты лучше скажи, как это получается: медвежатины добыл, а с соседями не поделился?

Сеня поднял палец:

— Особый заказ. Самому оставил килограммов десять да Шеиным дал полстолько.

— Может, осталось что?

— Иди проверь. Катерина дома. Подчистую подобрали.

— Ладно, верим, — примирительно сказала хозяйка. — Петр тебе зачем?

— Наше дело, охотницкое.

— Раз такие секреты, заходи позднее…

— Не к спеху. Завтра забегу.

— Может, зайдешь все-таки? — настаивала Клавдия Тимофеевна.

— Дежурство у меня. Служба. — Сеня поднялся. И, обращаясь к Оле, заметил: — А вы новенькая, я всех в бригаде знаю.

— Да, я новенькая, — подтвердила та.

— Из Москвы, верно?

— Из Москвы.

— Прямо фокусник какой! — усмехнулась тетя Капа.

— Ну, желаю всем хорошо повеселиться. — Младший лейтенант милиции, довольный произведенным, эффектом, удалился.

 

11

Гости прибыли, когда стол был накрыт, а хозяева принарядились в праздничные платья. Тетю Капу с трудом уговорили остаться. Старушка сходила домой, надела по этому случаю шелковую косынку в мелкий синий горошек.

Анна Ивановна, увидев угощение, всплеснула руками:

— Вот это уж зря! Сколько хлопот из-за нас.

— Какие там хлопоты. Гость в дом — прибыток, — возразила Клавдия Тимофеевна, помогая ей снять пыльник.

Хозяин поздоровался со всеми за руку и представился полностью: имя, отчество, фамилия. Сел он рядом с Анной Ивановной, во главе стола, ежеминутно поправляя сбившийся набок галстук.

Веня не скрывал своего восхищения, разглядывая стол. Потирая руки, он торжественно произнес:

— У Рембрандта изображены столы похуже этого.

— Чем богаты… — скромно ответила Клавдия Тимофеевна.

Вася хотел пристроиться подальше от Кравченко, но та посадила его рядом с собой. Пузырев озабоченно оглядел стол. Кроме шампанского, ничего не было. Но его успокоили тарелки с горками маленьких соленых огурчиков, запутавшихся в листьях хрена и зонтиках укропа, с ровной пирамидой помидоров, сочивших из своей надорванной кожицы аромат соления, с мисочками маринада, в котором плавали среди гвоздичек и лаврового листа упругие шляпки маслят и белых грибов. Закуска явно не для вина…

Зина все держала возле себя стул, ожидая, что Азаров сядет рядом. Но Степан устроился около Оли.

К неудовольствию хозяев, Анна Ивановна пожурила их за шампанское: лишняя роскошь. Когда Петр Григорьевич потянулся с бутылкой к Василию, шофер твердо сказал:

— Не могу: за рулем. Я боржомчику. — И налил себе в рюмку минеральной воды.

Вскоре за столом стало веселей, скованность прошла. Петр Григорьевич спросил у Анны Ивановны:

— Никак не возьму в толк, как вы, женщина, видная из себя, интересная, занимаетесь этим делом?

— Люблю свою работу, — улыбнулась та. — Считаю, что человек должен жить в контакте и полном сочетании с природой, относиться с уважением к животным, обитающим на земле.

— Но есть же твари покрасивше — птички всякие, зверушки разные маленькие: зайчики, белочки, божьи коровки. В прошлом году, например, все пионеры собирали божьих коровок. Куда-то на Украину посылали.

Анна Ивановна подтвердила:

— Да, там был большой выплод тли… Что ж, белочек, зайчиков я тоже люблю. Но рептилии — моя страсть как ученого.

— Бывает, — кивнул Петр Григорьевич, — Зинаида рассказывала, что́ вы с этими ползучими делаете. Аж волосы дыбом встают, ей-богу!

— Полезное дело делаем, — сказала Анна Ивановна. — Стараемся сохранить целый вид животных, чтобы не нарушить равновесия в природе. И попутно извлекаем пользу от них. А то дошло до того, что в Африку из Европы отправляют хищных зверей — львов, тигров, родившихся в зоопарках.

Эпов покачал головой.

— Извели, значит, зверя?

— Многие виды исчезли полностью, — вздохнула Кравченко. — Печальные плоды деятельности человека.

— Ну, а какая же польза от гадов? Вон вашего сотрудника укусила змея. И что тут полезного? А если бы помер?

— Не спорю, со змеями надо работать осторожно и внимательно. Да, бывают укусы. Но, скажу вам, ни одна змея в мире сама на человека не нападает. Только когда обороняется. А скольких людей спасают препараты из змеиного яда от мучительных болей, от психических заболеваний, от несвертывания крови, при тяжелых хирургических операциях… Трудно перечислить. Мы только начинаем осваивать эту область… Леня поправляется. Послезавтра выпишут. Без всяких последствий… Так что, уважаемый Петр Григорьевич, волков бояться — в лес не ходить.

— Вот-вот, раз заговорили о волках: от них, к примеру, какая польза?

— Скажу. Не было бы этих природных селекционеров, может быть, давно бы уже не существовало таких животных, как северные олени. А без них человек не смог бы жить на Севере.

— Как это понимать? — удивился хозяин. — Они же, наоборот, уничтожают оленей!

— Уничтожают больных и слабых, очищая и улучшая тем самым породу, которая, наверное, не выдержала бы трудных условий, если бы больные и слабые оставались жить и давали потомство. Понятно?

— Кое-что кумекаю… Значит, дохлые олени плодились бы, их детеныши были бы такими же хлипкими и рожали снова дохляков… Мороз — бац! И они все полегли. Так?

— Именно! — подхватила Анна Ивановна. — А историю с воробьями вы знаете?

— Нет. А что?

— В Китае была объявлена война воробьям. Подсчитали, что они, видите ли, съедают много зерна. Какому-то олуху пришла в голову мысль уничтожить их всех. Уничтожили. И что?

— Ну-ка, ну-ка?.. — прищурился Эпов.

— Расплодилось столько вредителей пшеницы, что урон от них в несколько раз превосходил потери зерна, съедаемого воробьями.

— Стало быть, их раньше клевали воробьи?

— Конечно.

— Как же теперь китайцы обходятся?

— Пришлось завозить воробьев из других стран. Платить золотом.

— Дуракам закон не писан, — подытожил Петр Григорьевич.

— Но сначала этот закон надо узнать.

— Верно. На то вы и существуете, ученые. Полезное дело делаете… — Петр Григорьевич взял тарелку Анны Ивановны, положил пельменей. И добавил: — Только не женское это занятие…

— Почему? Мы из того же теста, что и вы.

— Не, вы помягче будете.

— Зато более живучие. Так говорит статистика.

— Что верно, то верно. Мужик и баба в горе себя по-разному ведут. Баба поубивается, поубивается, смотришь — отошла, принимается хлопотать, сызнова налаживать. Мужик часто ломается вконец, опускает руки, а там до водки один шаг…

— Я говорю о физических лишениях. Женская половина человечества переносит голод, болезни и даже изнурительную работу лучше мужчин.

Петр Григорьевич задумался.

— А может, это не выдерживает? — Он постучал пальцем по виску и сердцу.

— Американцы считают, что половина сердечных заболеваний — от нервного переутомления. А сейчас первое место в мире из всех болезней, приводящих к смерти, держат сердечно-сосудистые заболевания.

— Стало быть, беречь нас, мужиков, надо?

— Да, так один профессор писал в газете, — подтвердила Анна Ивановна. — Надо беречь.

— Ну, это он лишку хватил, — покачал головой Эпов. — Мы еще за себя постоять можем.

— А я все-таки решила заняться таким делом, — засмеялась Анна Ивановна, — мужским!

— И сколько яду добываете? Наверное, уже целый вагон отправили?

Анна Ивановна показала пустой бокал.

— Сюда поместится весь.

Петр Григорьевич недоверчиво посмотрел на Кравченко.

— Разыгрываете?

— Нисколечко, — улыбнулась Анна Ивановна.

— Так это гроши какие-нибудь. И стоит так рисковать, лишениям себя подвергать? — изумился Эпов.

— Почему гроши? Добытый нами яд стоит тысячи рублей.

— Ого! — присвистнул Эпов. — Тысячи!

— Но дело не только в этом, дорогой Петр Григорьевич. Цель экспедиции куда шире, чем добыча яда.

— Но согласитесь все-таки, Анна Ивановна, что дело наше не очень эстетичное, — вдруг вмешался в разговор Христофор Горохов. Он сидел по другую сторону Эпова и, казалось, был увлечен настолько едой, что ничего не слышал.

— Это вы, Христофор, зря, — мягко возразила Кравченко.

— Не-ет, — упрямо тряхнул головой Горохов. — Посудите сами: какому нормальному человеку придет в голову заниматься тем, чем занимаемся мы с вами?

— Милый Христофор, я считаю чувство брезгливости к змеям ненормальным для нормального человека.

— Поспорю. — Горохов отодвинул от себя тарелку. — Весь животный мир, включая человечество, боится и ненавидит рептилий. Это естественное чувство самозащиты и, если хотите, эстетическое кредо…

— Об эстетическом кредо мы еще поговорим, — перебила его Анна Ивановна. — Продолжайте.

— Веками животные, в том числе гомо сапиенс, вырабатывали рефлекс на змей, скорпионов, пауков и прочих опасных представителей живых существ. Наша жизнь — это наши рефлексы, комплекс бессознательных и сознательных импульсов и поступков. Утверждать обратное — минимум миниморум чепуха.

— Почему же гомо сапиенс не выработал защитного рефлекса на кошек, собак, овец, коров, лошадей? Лейшманиоз, бруцеллез, эхинококк, бешенство, солитер, некоторые виды чумы — вот лишь малая доля тех подарков, которыми награждают домашние животные своего друга и покровителя — гомо сапиенса. От этих подарков погибло в сотни, тысячи раз больше людей, чем от укусов ядовитых животных.

Петр Григорьевич переводил взгляд с Анны Ивановны на Горохова, стараясь понять, о чем они говорят. Но это ему удавалось с трудом.

— Я скажу об эстетическом кредо, — сказал Чижак. Он почему-то посмотрел на Олю. — В Древнем Египте змея считалась не только символом мудрости, но и почиталась за красоту и пластичность. В Индии, в Шри Ланка, в странах, где исповедуется буддизм, изображения и изваяния кобры встречаются чаще, чем других животных. Между прочим, по легендам кхмеров, жителей Камбоджи, они якобы произошли от священного змея — Нага. Согласитесь, взять в свои предки рептилию, вопреки эстетическому кредо, было бы по крайней мере нелогично… Кстати, Христофор, знаешь, как в Африке охотятся на удавов? Этим делом занимаются молодые красивые девушки. Они раздеваются, прошу прощения, — Веня раскланялся, как оратор, — донага и исполняют танец перед питоном. Самое удивительное, что змея не трогает девушек, об этом свидетельствуют видные натуралисты. Залюбовавшись танцем, удав становится легкой добычей охотницы…

— А что с ними делают? — полюбопытствовал Эпов.

— К сожалению, едят, — вздохнул театрально Чижак.

— Тьфу, какая пакость! — не сдержался Петр Григорьевич.

— Увы, это так. Мясо удавов считается деликатесом у многих высококультурных наций — у китайцев, мексиканцев. А у африканских племен право есть мясо питона имеют только старейшины и вожди… Так что, Христофор, змея — для многих народов животное эстетически вполне привлекательное.

— Все равно змеи — это мементо мори… — протянул Колумб.

— Скорее всего — мементо витэ, — улыбнулась Анна Ивановна.

Чижак снова бросил взгляд на Олю: она о чем-то тихо переговаривалась со Степаном.

Но Христофор не сложил оружия.

— Боязнь смерти, обожествление ее — вот смысл почитания змеи огнепоклонниками и буддистами. — Он громко хрустнул огурцом. — А мы все-таки психи. Как те, что носятся на мотоциклах, переплывают в одиночку океан в погоне за этим… — он щелкнул пальцами, подыскивая нужное слово, — остреньким соусом к постной жизни…

— Не в ту степь вы, Христофор, — потрепала его по плечу Анна Ивановна.

— Я — что! — Горохов грустно улыбнулся. И неожиданно закончил: — Мне деньги нужны.

Анна Ивановна рассмеялась.

Вениамин Чижак, сидевший между тетей Капой и Клавдией Тимофеевной, решил свое обаяние распространить на них и с серьезным видом сказал:

— Ходить в гости — традиция, идущая из глубокой древности. Во времена юности человечества существовал наивный и мудрый обычай съедать гостей…

— Да ну! — ужаснулась тетя Капа. — Зачем же их съедать-то?

— Если хозяева не успевали съесть гостей, — ответил Веня, поглаживая бороду, — то гости обедали хозяевами. Эта милая привычка сохранилась до последнего времени у туземцев Соломоновых островов.

— Пресвятая богородица! — перекрестилась старушка. — Ажио мороз по коже…

— Между прочим, сейчас борьба с гостем ведется несколько по-иному, — продолжал Чижак, словно читал интересную лекцию. — Существует два способа. Первый — пассивный: не впускать гостя в дом, но если он все-таки прорвется, то ни в коем случае не кормить. Ежели гость окажется упорный, следует напустить на него злую собаку или, что более эффективно, — тещу.

Клавдия Тимофеевна прыснула в кулак. Тетя Капа еще не понимала, что Веня их разыгрывает.

— Второй способ — активный. В ответ на один визит нанести три или четыре, чтобы гость понял, как тяжело приходится хозяину. Если и это не помогает, то, когда гость снова появится в вашем доме, накормите его так, чтобы дело дошло до «скорой помощи». Этот способ называется «демьянов», по имени изобретателя «демьяновой ухи»…

Тут только и до тети Капы дошло, что Чижак шутит. Она залилась смехом, утирая глаза платочком.

Азаров продолжал шептаться с Олей. Зина сидела на стуле прямо, ни на кого не глядя. Вася все еще расправлялся с закуской.

Вдруг Вениамин предложил:

— Я считаю, надо запечатлеть для потомков этот торжественный день. Роль запечатлителя беру на себя.

— А роль проявителя и отпечатывателя? — спросил Горохов.

— Прошу не беспокоиться, — прижал руку к груди Веня.

— Колумба-то сегодня прорвало, — тихонько толкнул бригадира Василий.

Тот буркнул:

— От кислятины. — И кивнул на шампанское.

Веня протер запотевшее окно:

— Дождя нет. Желающие фотографироваться — на улицу.

Все гурьбой вывалились во двор.

Моросить действительно перестало. Сквозь тучи, через грязно-голубоватые разрывы, пробивались кое-где косые полосы солнечных лучей, вырывая из темного однообразного ковра тайги, раскинувшегося по холмам, яркие свежие пятна. Влажный воздух пах мокрой зеленью.

— Красота какая! — не удержалась Анна Ивановна.

Чижак, как заправский фотограф, расставил всех по классическому правилу: высокие сзади, кто пониже — в первом ряду.

Отойдя на несколько шагов, он долго целился объективом, возился с выдержкой, диафрагмой и вдруг объявил:

— Секундочку… Оставайтесь в таком положении. Заела пленка.

Он вбежал в дом, на ходу перехватил соленый грибок и заглянул в комнату Зины.

Зина сидела на кровати и плакала. Чижак смутился.

— Прости, не помешал?

Девушка поспешно вытерла глаза.

— Нет, что вы, Веня.

— Пленка заела, понимаешь? Помочь можешь только ты. Давай что-нибудь светонепроницаемое.

— Что именно?

— Пальто, плащ…

Зина вынула из шкафа пальто.

— Отлично! — Вениамин укрыл фотоаппарат и залез в рукава. — Зинуля, подоткни со всех сторон, чтобы свет не прошел. — Кряхтя и кусая губы, Чижак возился с пленкой. — Между прочим, не обижайся, Зинулик, хочу дать совет. По-дружески… Тьфу ты черт, крепко засела! Брось ты это… переживать. Наш бригадир обжегся один раз, теперь всё! Его никто не проймет…

— И с чего вы взяли, что я переживаю? — Зина отвернулась к зеркалу, поправила прическу. — Так, вспомнила тут одно…

— Вот и чудесно! — Веня скинул с рук пальто. — Идем сниматься. — Он легонько хлопнул девушку по спине и рассмеялся: — Никому не говори: я эту штуку держу в руках второй раз в жизни.

— Пожалуйста. Мне-то что…

Воспользовавшись тем, что незадачливый фотограф отлучился, Петр Григорьевич незаметно увлек Степана в сторону.

— Ну как вам наши края? — начал он издалека.

— Нравятся, — простодушно признался Азаров.

— Богатые, — кивнул Эпов. — Только не ленись: будет тебе хлеб, будет и маслице. Далековато, правда, от всяких столиц, да мы не жалуемся… Кончится экспедиция, вы опять все свое хозяйство на поезд и увезете?

— Наверное, — ответил Степан.

— А может, уступите мне вагончик, для пасеки моей в самый раз.

Степан растерялся. И, чтобы прекратить разговор, отшутился:

— Яд можем продать, а вагончики — собственность института.

— Яд мне ни к чему, — серьезно сказал Эпов. — А вот вагончик… За ценой не постою. Вам их везти обойдется дороже, чем они того стоят. А может случиться, что вы на следующий год снова сюда. Я бы арендовал его вам.

— Петр Григорьевич, это собственность института, и ею распоряжается дирекция.

— Может, с Кравченко поговорить? — настаивал Петр Григорьевич.

— Не советую. Она за это не возьмется, — вежливо, но твердо сказал Азаров.

— Нет так нет. Я это так, к случаю пришлось… Хозяйство мое тебе как? (Степан молча кивнул.) С Клавой за двадцать лет нажили. — Эпов обвел взглядом двор. — Можно сказать, на голом месте начали. Пришел с войны, сразу взялся обеими руками…

Петр Григорьевич показал Степану хлев, из которого пахло скотиной и навозом. В полумраке Азаров разглядел пятнистый лоснящийся бок буренки. Корова скосила на них темный влажный глаз. Она методически двигала нижней челюстью, издавая негромкий чавкающий звук.

— Зорька наша, — с гордостью сказал хозяин. — Добрая скотина. Четыре семьи может напоить молочком запросто, сметанкой и маслицем вдоволь попотчевать…

Степан чувствовал неловкость. Он не мог взять в толк, с какой стати Зинин отец все ему показывает. Петр Григорьевич подвел его к сарайчику с маленьким подслеповатым окошком. На пороге валялись куриные перья. Из глубины послышалось шевеление и недовольный клекот пеструшек, не поделивших уютные места на насесте.

— Дура птица! — засмеялся Эпов. — Ой дура! Все говорю Клаве: зачем такая прорва курей — семь десятков! Продать половину! Да разве с женщиной договоришься? Куды там! А с весны хочет поросенка или двух взять. Мы прошлый год держали. Хлопот, конечно, много, а с другой стороны, сальце свое, окорока в погребе повесишь. Магазинное, оно не то по вкусу да и дороже выходит…

Петр Григорьевич, увидев, что Степан никак не реагирует на его слова, откашлялся и указал на другое деревянное строение с большими воротами.

— Коней держал. Теперь как бы не по времени: техника заедает. Машину собираюсь покупать. Водить, правда, не умею. — Эпов вздохнул. — Одна надежда: может, зять будет с правами… Не водишь?

— Плохо. — Степан, кажется, понял, куда клонит Эпов, а тот продолжал:

— Мне что, подбросить этак километров за полтораста на пасеку да где хорошие охотничьи места, а вообще пускай распоряжается автомобилем как душе угодно. А то все приходится к Сеньке-милиционеру на поклон ходить: мотоцикл у него служебный. Когда возьмет, а когда и со свояком едет…

— Хорошая у вас охота? — спросил Степан, чтобы переменить тему разговора. Ему стало не по себе.

— Лет двадцать назад лучше была. Загнали зверя в тайгу. Раньше кабанов били прямо у самого Талышинска, можно сказать, у себя в огороде, а теперь ехать надо… У меня ведь сын был, Андрей, — неожиданно сказал Петр Григорьевич. — Чуть моложе тебя. Утонул в сорок девятом. А теперь бабье царство. — Эпов вздохнул. Потом махнул рукой, словно отгоняя тяжелые воспоминания. — Дочери что? Повыйдут замуж, уйдут. Как я увел Клавдию… Ты небось женат? — как бы невзначай полюбопытствовал Петр Григорьевич.

— Был, — буркнул Степан.

— Ясно, — поспешно сказал хозяин. — И дети?..

— Дочь, — так же нехотя ответил Азаров.

— Безотцовщина, — вздохнул Петр Григорьевич.

— Почему же, — нахмурился Степан. — Она больше со мной бывает, чем с матерью…

— Вот и взяли бы ее сюда. У нас хорошо для дитя: воздух, лес, климат самый подходящий… Молоко свое, постоит час — с палец жиру… Клавдия Тимофеевна присмотрела бы. Страсть как детей любит…

Азаров не знал, что и ответить. Выручил его Веня. Он наладил фотоаппарат и снова сзывал всех сниматься.

 

12

После фотографирования Вениамин потянул за рукав бригадира. Они отошли под деревья.

— Степ, такая штука, проявить мне надо… Может, и отпечатаю. Короче, надо исчезнуть. Завтра как штык с утра буду в лагере.

Азаров пожал плечами:

— Дело хозяйское. Гляди, чтобы не накостыляли…

Веня согнул руку, пощупал бицепсы.

— Я видел, как на тебя волком смотрели здешние ребята. Здоровые… — сказал бригадир.

— Пусть только полезут. Первый разряд. — Чижак похлопал по икрам и загоготал. — На длинные дистанции!

Степан усмехнулся:

— Другое дело. Валяй.

Гости и хозяева шумно и весело возвратились к столу. Отсутствия Вени сначала никто не заметил. Но тетя Капа воскликнула:

— А где наш любезник?

— В город отправился, — сказал Степан. — Пленку проявлять.

— Ой, неплохой паренек, этакий алюсник, — завздыхала старушка.

Через некоторое время змееловы засобирались домой. Петр Григорьевич предложил всем остаться заночевать. Эту идею горячо поддержал Василий.

— Надо ехать. Хозяйство наше без присмотра, — сказала Анна Ивановна.

— Тогда посидите еще, — попросила хозяйка. — За дочкой мы соскучились.

— Засветло надо добраться. А Зина пусть останется. — Анна Ивановна решительно встала. — Вернуться может завтра-послезавтра. Замена ей есть.

— Что вы, Анна Ивановна, я поеду. Работы много, — сказала Зина.

— Оставайся, оставайся, ты и так уже два выходных не использовала. — Кравченко улыбнулась. — А то на профсоюзном собрании мне как руководителю выговор объявят за нарушение трудового законодательства…

Зина нехотя согласилась остаться.

— Раз уж решили, с богом, — поднялся Петр Григорьевич.

На улице уже смеркалось. Степан с Олей первые подошли к машине. Азаров подсадил девушку в кузов.

— Степа! — крикнула с крыльца Анна Ивановна. — Иди сюда.

Оля присела на скамейку в темном фургоне, зябко кутаясь в свою синюю курточку с вязаным воротником и манжетами.

Вдруг через борт перемахнул Василий, вынул из-за пазухи бутылку и сунул ее в тряпье под сиденье. И только тут увидел Гридневу. Пузырев зачем-то снял кепку.

Оля улыбнулась:

— Что, Вася?

— Продадите небось?.. — вздохнул тот.

— Зачем же…

— И я говорю. Это ж форменная пытка над человеком. Такая закуска — пей не хочу! — Он извлек из кармана целлофановый пакет, от которого пряно пахло соленьями. — Понимаете?

— Понимаю, — кивнула Оля.

— А вы не беспокойтесь: я тихо, ночью, когда все уснут. А на утро Вася — как огурчик! — Он тщательно спрятал пакет и поспешно спрыгнул на землю.

Скоро вернулся бригадир. Ловко перемахнул в кузов.

— Поехали? — крикнула с крыльца Анна Ивановна.

— Поехали! — ответил Азаров, усаживаясь около Оли.

— Милости просим, Степан Иванович, — сказал на прощанье Петр Григорьевич.

— Спасибо, как-нибудь, — ответил Азаров.

Хлопнула дверца. Василий тронул, и дорога поплыла назад со всем семейством Эповых, выстроившихся возле своей калитки.

— Погуляли, — сказал Степан.

— А что, было очень хорошо. Да, а где Христофор?

— Тоже остался. Деньги не успел своим отправить. Заботится…

Машина лихо мчалась по шоссе.

— Что-то Вася лихачит, — заметил Азаров.

— Спешит домой, — улыбнулась в темноте Оля.

— Но вы не волнуйтесь. В трезвом виде он водит машину как бог.

— А я и не волнуюсь. Уж с какими шоферами не приходилось только ездить…

— Где это? — поинтересовался Степан.

— У геологов, — поспешно сказала Гриднева.

— А-а…

— Зина, мне кажется, расстроена чем-то, — переменила тему разговора Оля. — Вы видели, какие у нее были глаза, когда мы уезжали?

— Не заметил, — бросил Степан. И коротко, равнодушно добавил: — У нее еще все впереди.

— А у вас что — позади? — тихо спросила Оля.

— Где-то посередине… Мать, мне кажется, недовольна, — перевел на другое Азаров. — Но разве она скажет? Для экспедиции людей собирал я.

— А что, вы со всеми давно знакомы?

— Нет. Только с Веней и Клинычевым. Чижак тоже из Ташкента. Земляки как бы. Вместе ловили змей в Мургабе, в Казахстане, под Ургенчем. Его я как облупленного знаю. С Клинычевым забавно познакомился. Были мы с Матерью на Кавказе в экспедиции, под Сухуми.

— С вашей матерью?

— Нет, с Анной Ивановной. Увидел я на базаре парня. Продает ремешки из змеиной кожи. У нас их в СССР не делают.

— Моя подруга из Уганды привозила, знаю.

— В Африке где-нибудь, возможно. А у нас не умеют. Когда-то делали ремесленники. А теперь секрет утерян… Так вот, встречаю я на базаре Клинычева. Стал интересоваться. Сперва Ленька струхнул — думал, что я из милиции. Короче, выяснил я, что он сам ловит, убивает змей и делает ремешки. За десятку продает. А секрет выделки ему сообщил старый грек. Умер он уже. Я говорю Леньке, что выгоднее ловить живых и продавать в питомник или в зоопарк. Возиться не надо. Клинычев клюнул на это… Уже третий год ловим вместе. Два раза в Таджикистан летом ездили, в Вахшскую долину, а весной сагитировал его сюда податься.

— А ремешки?

— Не знаю. При мне не делал. Может, у себя в Сухуми этим занимается…

— Деньги любит?

— Как все. Может, чуть больше. Какая разница?

— А как же ваша идея? — спросила Оля.

— Какая идея?

— Ну, вы сами говорили, что здесь собрались ради идеи Анны Ивановны.

Степан пожал плечами:

— Одно другому не мешает. — Он усмехнулся: — Люди, живые…

— А как же Клинычев согласился сюда ехать? В Средней Азии он заработал бы больше.

— Не знаю. Приехал, и все тут. Для меня это самое главное.

Совсем стемнело. Вокруг дороги стеной стоял темный лес. За машиной бежали по небу звезды, проглянувшие сквозь расступившиеся тучи.

— Встретив где-нибудь Веню, никогда бы не подумала, что он может заниматься таким делом, как ловля змей, — нарушила молчание Оля.

— Трепач? — усмехнулся Степан.

— Вообще…

— Венька такие номера откалывал — жутко. Смелый, черт!.. Вам не холодно?

— Нет.

— Может, мою куртку дать? Ваша, как погляжу, на рыбьем меху.

— Это с виду, а вы пощупайте…

— Подкладочка жидкая, — уточнил Степан.

— Гагачий пух.

— Ого! А с виду легонькая.

— Норвежская… Но продолжайте про Веню.

— Почти пацанами были. Мне тогда семнадцать, ему — шестнадцать. Ловили мы змей под Ургенчем. Веньку я еще не знал. Встали бригадой в одном кишлаке на ночь. Чай зеленый, плов… Чайханщик говорит, что в окрестностях какие-то двое парней промышляют. Змей ловят. Как в цирке, говорит. На следующий день Венька сам к нам пришел. Худющий, шкет вот такой. Это он сейчас гладкий да высокий. С ним брат, постарше. Прибились к нашей бригаде. Смотрю на Веньку, а самому страшно: как такой доходяга справится, например, с большой гюрзой или коброй. Бывают в руку толщиной. Сильные твари… На следующий день он устроил нам представление. Выследил кобру. Здоровую, метра полтора. Она встала, распустила свой капюшон и качается. И что вы думаете? Венька перед ее носом медленно поводит мешочком. Она, дура, как завороженная смотрит на белую материю и шипит. Этот шкет спокойно заводит за ее голову свободную руку и гладит по затылку. Мы обмерли. А он подмигивает. (Оля едва заметно вздрогнула, от Степана это не укрылось.) Страшно представить?

— Жутковато, — созналась Оля.

— Мы попросили его больше таких номеров не выкидывать… Вообще Венька опасности любит. В позапрошлом году ездил с вулканологами на Курилы. В вулканы лазил. Бороду себе спалил. Целый год новую отращивал. Со спелеологами тоже дружит. Один раз его завалило в пещере. Неделю откапывали. Чуть живой был… А попадет в большой город — как телок тушуется… Не любит он больших городов.

— Ташкент ведь тоже большой город, как он там живет?

— Это сейчас он стал на город похож. Землетрясение помогло. Центр и новые районы отстроили по-современному… А Венька, он в Ташкенте месяца три-четыре в году бывает. В основном шляется по разным горам, пещерам и вулканам…

— Вот тебе и Венька, — покачала головой Оля.

Машина замедлила ход и резко свернула с асфальтированного шоссе в лес. Грузовик тряхнуло.

— Степан, вот вы все время Анну Ивановну матерью называете?.. — нерешительно спросила Оля.

— Это так, между собой. Уважаем. Родителей я потерял в самом начале войны. Вернее, они меня потеряли…

— Совсем?

— Нашел я их… Недавно.

— Они с вами живут?

— Нет. К себе звали, в деревню. Но уж очень я свыкся с Азией.

Машина резко затормозила. Степана привалило к Оле.

— Черт! — выругался он. — Не ушиб я вас?

— Нет. Ничего.

— Оля… неудобно — не отвечайте… Вас что сюда пригнало?

Гриднева немного помолчала.

— От мужа подальше…

— Пьет?

— И пьет… И бьет… В общем, с ним все равно что в петлю.

— Ясно. А вообще чудно́… — Азаров скомкал погасшую сигарету, закурил другую. — Без причины, значит?

— Какая может быть причина!

— А куда вы, простите, раньше смотрели?

— Разве он такой был до свадьбы? Это уж потом выясняется…

— Верно, верно, — поспешил согласиться Степан. — Но у нас вы отдохнете. Ребята у нас хорошие. Колумб тоже отличный парень. Хоть и молчаливый, но замечательный. Это сегодня на него что-то напало.

— Интересно они с Анной Ивановной спорили. Я слушала.

Машина неожиданно встала. Замолк мотор, и наступила удивительная тишина. Хлопнули дверцы кабины, и над бортом показалась голова в кепке.

— Вот мы и дома. — Вася услужливо предложил руку Гридневой.

— Что-то ты, Вася, сегодня неаккуратно, — усмехнулся бригадир.

— Пораньше хотел. Чтобы выспались… — Пузырев настороженно посмотрел на бригадира.

— Смотри какой заботливый! — засмеялся Степан.

— А как же! — весело откликнулся шофер. — Спокойной ночи, Оля…

— И тебе, — улыбнулась Гриднева.

Вася был доволен: не выдала.

 

13

Прямо с утра Анна Ивановна занялась обучением новой лаборантки. Святая святых экспедиции была маленькая комнатка в служебном вагончике, где сушился так называемый сырой яд в стеклянном шкафчике и стоял небольшой несгораемый шкаф, в котором хранились флакончики с сухим ядом. На тумбочке под прозрачным колпаком стояли аналитические весы с коробочкой блестящих гирек.

Кравченко предложила Оле облачиться в белый халат, хирургический колпак и маску, а также подала ей резиновые перчатки и очки с обыкновенными стеклами в плотно прилегающей оправе. Таким же образом снарядилась и сама.

— Смотрите, Оля, и запоминайте. Работа не сложная, но требует внимательности и точности.

Анна Ивановна достала из шкафчика эксикатор, по форме напоминающий супницу, но только из стекла и с притертой верхней крышкой. Эксикатор был наполнен белым порошком, на котором стояла чашка Петри с сухим ядом.

— Порошок — это хлористый кальций. При помощи его высушивается яд. Сушка производится десять дней. Это яд гадюки. — Анна Ивановна вынула сосуд с сухим ядом. — Видишь, как мелкая-мелкая лапша… У кобры, например, другой — кристалликами, вроде сахара.

Оля внимательно наблюдала за чуткими руками Кравченко. Анна Ивановна взяла скальпель и стала осторожно соскабливать с донышка стеклянной тарелочки рыхловатые белые струпья.

Когда эта процедура была закончена, она взвесила сухой яд на аналитических весах.

— Взвешивают яд до одной тысячной грамма.

— Так точно? — удивилась Оля.

— Именно так. Эта штука дороже золота во много раз. — Кравченко повернула рычажок весов, и чашечки остановились.

— Анна Ивановна, а справлюсь я? — с тревогой спросила Гриднева.

— Справишься. — Кравченко ссыпала яд во флакончик и закрыла его крышкой. Потом достала книгу и записала точную порцию яда. — Та-ак… — протянула она, довольная. — Набирается у нас продукция. Ну, Ольга Никитична Гриднева, давайте теперь вы, самостоятельно. Для начала возьмите вот этот эксикатор. Там немного.

Оля осторожно достала из шкафа стеклянный сосуд и поставила его на стол так, словно в ее руках был мыльный пузырь, готовый вот-вот лопнуть.

— Смелее, — подбодрила ее Анна Ивановна.

Оля осторожно взяла скальпель и стала водить тонким лезвием по донышку стеклянной тарелочки.

— До крупинки, — сказала руководитель. — Чуть поживее. Так мы с тобой до послезавтра не управимся…

Оля затаив дыхание занималась новым для нее делом.

Через полчаса они сделали перерыв. Вышли на свежий воздух, сняли очки и маски.

После вчерашнего дождя было влажно. Блестела трава. Над тайгой курился туман. Солнце припекало вовсю, подняв в воздух ненасытную злую мошку.

Анна Ивановна смазала открытые части тела диметилфтолатом и передала пузырек Оле.

— Тесновато в нашей лаборатории… — вздохнула она.

— А если шкафы поставить в операционную? — предложила Оля.

— Думала я об этом. Нельзя. Вдруг во время взятия яда змея вырвется? Будем мы метаться на узком пятачке… Эх, нам бы еще вагончик! А лучше — два. Один бы полностью отвели под операционную, другой — под лабораторию. В третьем держали бы ящики со змеями. Оборудовали бы все… Мечта у меня, чтобы вот такие экспедиции, как наша, заменили серпентарии. Представь себе, ездят группы герпетологов по местам обитания змей, ловят их, берут яд и отпускают. На следующий год — опять на то же место… Я уверена, что это выгодней и лучше, да-да, выгодней, если поставить дело широко, чем содержать питомники. Сколько змей гибнет в посылках, не говоря уже о питомниках! — Кравченко еще раз вздохнула. — Ладно, пойдем продолжим. Между прочим, соскабливанием яда у нас занимаются все, кроме Василия. Сделаем вас старшей лаборанткой. Все, что касается лаборатории, возложим на вас.

— А Зина?

— У Зины нервы крепче. Не обижайтесь, Оля, я все вижу. В операционной вы вряд ли сможете работать.

Оля смутилась.

— Это от вас не зависит, — продолжала Анна Ивановна. — Нервная организация. Петр Первый — мужик, отважный, смелый, жестокий, сам головы рубил во время стрелецкой казни, а тараканов боялся до обморока. Для него везде на новом месте избу строили. В свежих срубах тараканов не было… Сейчас яд в подотчете у Азарова. Со временем оформим на вас… — Кравченко вдруг остановилась и посмотрела на Гридневу: — Конечно, если вы хотите.

— А справлюсь?

— Справитесь. Образования большого не надо. В этой работе прежде всего аккуратность и точность. Остальное не трудно. Соглашаетесь?

— Да.

— Ну, вот и хорошо. А из Зины отличный герпетолог может выйти. Если учиться будет дальше. Главное, нервы у нее подходящие. И по-моему, работа ей нравится.

 

14

В середине дня прибыл из Талышинска Горохов. Веню он не видел. Хотел отправиться на отлов, но тут вернулись Азаров с Васей Пузыревым. Раньше обычного. По лицу Васи было видно, что его распирает гордость и торжество. Анна Ивановна, Оля и Христофор сидели около служебного вагончика. Змееловы подошли к ним и молча положили на землю семь мешочков. Анна Ивановна переводила вопросительный взгляд с бригадира на шофера.

Как Василия ни подмывало высказаться первым, он предоставил это право Степану.

— Двадцать пять, — сказал Азаров и улыбнулся. — Именно такое место, как вы учили…

— Их там тьма-тьмущая! — не удержался Вася. — Больше некуда было… Попадание прямо в девятку!

Анна Ивановна заходила вокруг мешочков, приговаривая:

— Отлично! Прекрасно! Изумительно!

Степан присел, закурил.

— Ну рассказывайте же! — радостно потребовала Кравченко. — И подробнее, пожалуйста.

— Километров пятнадцать отсюда. — Степан взял со ступенек флакон с диметилфтолатом. — Пошли мы по Медведухе. Сначала был сухой лес, кедрач, осина. Травы мало. Километров через семь Медведуха вывела на низину. Смотрю, березняк. Бородавчатые березы. Сплошной багульник. Влажно. И подушка мха.

— Сфагнум! — подняла палец Анна Ивановна.

— Ага, — улыбнулся Степан. — Как в учебнике.

— Видите! — торжественно обвела всех взглядом Кравченко. — Именно здесь ареал змей с большой плотностью обитания. Помнишь, Степа, когда мы пролетали на вертолете, я тебе говорила, что в этих местах будут змеи. — Она, потирая руки, засмеялась, как ребенок. — Прекрасно, прекрасно!

— Я думал почему-то, — вставил Христофор, — что Медведуха так и течет все время по распадку. Сухой лес. Без мха.

— Честно говоря, и я так думал, — подтвердил бригадир. — И почему пошел по Медведухе, сам не знаю. На карте это место называется Сорочий мост. Странное название.

— Поэтическое. — Анна Ивановна задумалась. — Надо у здешних жителей спросить… Как бы оно ни называлось, принесет нам удачу.

Оля смотрела на змееловов и тоже улыбалась, заражаясь охватившей их радостью.

— Смотрю, а возле одной березы трава так и ходит, так и ходит, словно в ней пес катается, — стал рассказывать Вася. — Подошли мы… Аннаванна, честное слово, истинно так и было! — начал божиться шофер, увидев улыбающееся лицо Кравченко.

— Это я от радости… — засмеялась Анна Ивановна. — Рассказывайте, Вася, слушаю вас.

— Ходит, значит, ходуном. И берем аж четыре гада…

— Зачем так грубо? Рептилии, — поправила Анна Ивановна, шутливо погрозив пальцем.

— Именно так, рептилиев, — не смутившись, поправился Вася. — С ходу четыре. Опосля — вот. — Он показал на мешочки. — За три часа…

— Много змей, — подтвердил Азаров. — Надо всем завтра туда. Скорей бы Леню выпустили из больницы. До конца экспедиции перевыполнили бы план раза в полтора. Главное, вашему замдиректора крыть будет нечем.

— Расфантазировался, бригадир, — похлопала его по плечу Анна Ивановна. — Хоть бы план осилить.

Степан бросил на землю окурок, растоптал:

— Это реально.

— Потрудиться — два плана возьмем! — подтвердил Вася.

— Будет, будет, — остановила их руководитель, — не сглазьте.

Вася плюнул три раза через левое плечо и решительно сказал:

— Я — человек слова.

— У нас таких много, — усмехнулся Горохов. — Нехватки не ощущаем. А вот людей дела не всюду встретишь…

— У меня есть намерение, — прервала перепалку Анна Ивановна. — Олю сделать завлабораторией. Зину от этого освободим. В свете, так сказать, открытия богатейшего месторождения. Ее руки пригодятся для другого. (Степан понимающе кивнул.) Гриднева согласна. А ты?

— Пойдет, — махнул рукой Азаров.

Все повалили в служебный вагончик. Отловленных змей пересадили в ящики. Анна Ивановна каждую встречала одобрительным возгласом. Молчал только Христофор.

— Не горюй, фармацевт, — успокоил его Степан. — Несколько сотен этих голубчиков ждут тебя не дождутся.

Горохов криво улыбнулся:

— Ищущий да обрящет…

Под самый вечер прикатили на мотоцикле остальные участники экспедиции — Веня, Зина и Клинычев. За рулем сидел младший лейтенант милиции.

Увидев синюю машину с белой надписью по красной полосе, Вася инстинктивно отошел в сторонку.

Из коляски с трудом вылезли Чижак и Клинычев. Было совсем непонятно, как они ухитрились поместиться на узком сиденье.

Милиционер снял краги и с достоинством представился Анне Ивановне, сразу определив в ней руководителя:

— Младший лейтенант милиции Семен Трудных. По просьбе, так сказать, соседки, — он указал на Зину. — Честно говоря, давно мечтал ваше хозяйство поглядеть.

Клинычев слегка прихрамывал. Степан похлопал его по обоим плечам:

— Жив-здоров, старик?

— Порядок. Думал, хуже будет.

Веня, второпях поздоровавшись, проскочил в вагончик. Но ни от кого не укрылся синяк, синевато-зеленым пятном растекшийся под его правым глазом.

— У вас какое-то ликование, — заметил Клинычев.

— Есть от чего, — кивнула Анна Ивановна. — Вы вернулись. И, прямо скажем, кстати: Степан с Василием обнаружили сегодня богатый ареал змей. За три часа отловили двадцать пять штук!

Клинычев присвистнул:

— Ого! Это же семьдесят пять рублей! Молодцы! И впрямь я вовремя выздоровел. — Он похлопал себя по бедрам. — И я молодец!

— Молодец, — согласилась Кравченко, нахмурившись. Ее покоробили клинычевские слова о деньгах. — Так что отдохните дня два и принимайтесь за работу.

— Зачем? Завтра же пойду с ребятами. — Он кивнул на Олю, хлопотавшую возле костра: — Это новенькая?

— Да.

— И тоже змей будет ловить?

Анна Ивановна вздохнула:

— Нет, лаборанткой вместо Зины.

— Очень хорошо, очень хорошо.

Кравченко, еще больше нахмурившись, кивнула головой:

— Действительно хорошо. Ну, идите прилягте…

Младший лейтенант, которого Зина уже успела сводить в служебный вагончик и показать ему лабораторию и террариум, подошел к Анне Ивановне.

— Ну, скажу я вам, очень и очень… — Не находя слов, Семен Трудных развел руками. — И Зинаида, значит, тоже с вами?

Анна Ивановна обняла зардевшуюся девушку за плечи и притянула к себе:

— Зиночка у нас не уступит мужчинам.

— Что вы, Анна Ивановна, — смутилась та еще больше, пряча лицо.

— В жисть такого не видывал! — продолжал восхищаться милиционер. — Если что надо — прямо к нам. В районный отдел милиции. — Семен завел мотоцикл. Потом, что-то вспомнив, заглушил мотор. — Нет, придется мне выбраться денька на два и показать вам самые змеиные места…

— Вот это разговор! — обрадовалась Зина.

— Конечно, а как же! Я охотник. Всю эту глухомань еще мальчишкой облазил.

— Действительно, — сказала Анна Ивановна, — Семен… простите, не знаю вашего отчества.

— Вообще-то Ильич, но можно просто Семеном.

— Действительно, Семен Ильич, вы бы могли нам очень помочь. Да неловко пользоваться вашей любезностью. Знаете, мы всё по карте ориентируемся. А на ней, как вы сами понимаете, не указано, что нам требуется.

— Пустяки, я с удовольствием, для науки. И, признаюсь, самому интересно. Так что располагайте мной… Бывайте здоровы. Будете в Талышинске, обязательно заходите. — Семен Трудных снова завел мотоцикл и лихо вырулил на просеку.

Потом все, не сговариваясь, собрались у костра. Прихлебывали крепкий сладкий чай, пахнущий дымом. Не было только Вени.

— Если это действительно богатый змеями ареал, надо будет подумать о новых людях, — говорила Анна Ивановна. — Мне хотелось бы получить убедительные результаты в первую же экспедицию. Кто знает, когда разрешат вторую…

— А именно о каких людях подумать? — спросил Степан.

— Надо еще одного или двух лаборантов. Я думаю, руководство института теперь пойдет мне навстречу. Ну, и змееловов не мешало бы. Это, Степа, твоя забота. Сейчас бы их вызвать.

— Трудновато, но подумаю, — ответил бригадир.

— Зачем? — возразил Клинычев. — Сами управимся.

— На тебя хватит по горло, — недобро посмотрел на него Вася.

— Я считаю, что окончательное решение мы примем завтра, — сказала Анна Ивановна. — Сходим на место, определим, насколько это нужно.

— На Семена можно положиться, — вставила Зина. — У них в роду все такие охотники.

— Очень кстати он предложил нам свою помощь… — кивнула Анна Ивановна. — Зиночка, а вы не знаете, откуда это название — Сорочий мост?

— Нет. У тети Капы спрошу.

Когда совсем стемнело, появился Веня. Он как ни в чем не бывало подошел к костру.

— Вечеряем у костра? Как в лучших романах Фенимора Купера. — Чижак протянул Анне Ивановне пакет из-под фотобумаги. — Вениамин Чижак трепаться не любит. Правда, пришлось задержаться немного в Талышинске…

Анна Ивановна вынула пачку снимков. Их тут же расхватали по рукам.

— Глянь! — восхищался Вася. — Да это же я!

Веня, насвистывая, присел чуть поодаль.

— А по-моему, это Колумб, — вгляделась в фотографию Зина.

— Кепочка-то моя, — настаивал Пузырев. — Значит, под этой кепочкой моя голова…

Христофор взял фото и долго рассматривал его.

— Это тетя Капа, — решительно сказал он, возвращая снимок Василию.

Веня перестал насвистывать.

— Вот что, верните портреты… — обиженно поднялся он.

— Так нельзя, — пристыдила всех Анна Ивановна. — Нормальные снимки. Веня же не фотограф-профессионал, а любитель. И труд товарища надо уважать.

— Стараешься, терпишь всякое… И вот тебе за труды, — проворчал Чижак, но все же сел на свое место и успокоился.

— Давайте сюда снимки. — Анна Ивановна собрала фотографии и сложила их в пакет. — Рекомендую всем спать. Завтра много работы.

Но ребята запротестовали: никому не хотелось спать. Кравченко отправилась в жилой вагончик одна, оставив молодежь у костра. Вася включил транзисторный приемник. Из Москвы передавали футбольный матч.

Христофор принес пачку писем, полученных от жены, и вскрыл первое по дате. Внимательно его прочитав, он тут же, положив на колени толстый учебник, стал писать ответ с подробной инструкцией по воспитанию детей. Покончив с первым, он принялся за второе письмо, по прочтении которого настрочил ответное послание. И так с каждым.

Зина убежденно говорила Азарову:

— Я считаю, мы вполне можем создать в бригаде комсомольскую организацию. Я — член ВЛКСМ, вы, Христофор, кажется, тоже?

— Да, — откликнулся фармацевт, не отрываясь от своего занятия.

— Видите! Нужен еще один комсомолец, и можно уже работать.

Веня толкнул в бок Василия, замершего с приемником у самого уха.

— Пузырек, слышь, Зина третьего ищет!

— А? Что? — переспросил Вася.

— Третьим будешь? — засмеялся Чижак.

— Брось свои шуточки, — урезонил его бригадир. — Вася, ты комсомолец?

— По возрасту выбыл. — Шофер снова весь ушел в слух.

— А ты, Леня? — обратился к Клинычеву Степан.

— Сочувствующий. Активно сочувствующий…

— Я серьезно, — сказал Азаров.

— Конечно, тоже выбыл. По истечению юношеского возраста.

Зина растерялась.

— Может быть, вы, Оля? — с надеждой спросила она у Гридневой.

— Я комсомолка, — ответила Оля.

— Вот и хорошо, — облегченно вздохнула Зина. — Дел у нас много. Анна Ивановна ведь говорила на собрании, что мы должны проводить культурные мероприятия. Я предлагаю в одно из ближайших воскресений съездить в клуб, на вечер молодежи. У нас хорошая художественная самодеятельность. Драмкружок, хор…

— Значит, ты в хоре? — спросил Веня.

— Нет, я в кружке художественного чтения, — скромно ответила девушка.

— Местный Качалов, выходит?

— Кто, говорите? — смутилась Зина.

Веня с трагическим выражением прочел, раскатисто произнося букву «р»:

Вечер над Альгамброй. Дремлет вся натура. Тихо в замке Памбра, Спит Эстремадура…

Зина покраснела.

— Чижак! — повысил голос Степан.

— Это не я, — невинно посмотрел на него Вениамин. — Это Козьма Прутков.

— Тем более, — вставил Вася.

— Эх, вы! — махнул рукой Чижак. — Вот академик Ландау, тот шутки любил и понимал…

— Он знал им место, — сказал Христофор.

Ребята не заметили, как к ним подошел человек в брезентовой куртке, сапогах, с винтовкой за спиной.

— Вечер добрый! — приветствовал он сидящих у костра.

— Добрый вечер, Михеич, — отозвались ребята.

— Присаживайтесь. Чайку налить? — предложил Степан.

— Спасибо, я вот до Христофора. — Михеич держал в руках небольшой букетик цветов.

— Кто это? — шепнула на ухо Азарову Оля.

— Лесник.

Фармацевт внимательно рассматривал принесенные лесником растения.

— Аграфена-купальница, — пояснил Михеич. — Очень полезная травка. Бабы собирают. В баньке ею попариться — любую хворь прогонит. Шел я по аргишу и вот наткнулся.

— Надо по справочнику посмотреть, — сказал фармацевт.

— Аграфена-купальница — еще день такой есть, когда начинают купаться и всякую лекарственную траву собирать, — продолжал лесник. — 23 июня по старому календарю. По новому, значит… — Михеич стал подсчитывать в уме.

— Шестого июля, — подсказал Клинычев. Михеич кивнул головой.

— А вы не скажете, откуда название «Сорочий мост»? — спросила Оля.

— Это по Медведухе, если вверх идти. — Михеич взял из протянутой Степаном пачки сигарету и прикурил от горящего сучка. — Скажу. Там ведь мост когда-то был. Я пацаном еще помню, деревянные опоры торчали. Медведуха — речушка злая, не смотри, что воробью по колено. В иную весну так разольется — ни проехать ни пройти. Как ни построят переправу, не в этот, так в другой год обязательно унесет. Вот и говорили: опять сорока мост унесла… Давно перестали мост наводить. Наверное, оттого и прозвали те алапы — Сорочий мост. Еще дорога через это место в Сорокино ведет. Деревенька небольшая. Может, потому люди назвали… — Михеич поднялся. — Ну, мне пора.

— Спасибо вам, — поблагодарил фармацевт.

— Чего там, — отмахнулся лесник. — Невелика услуга… Вот что, ребята, вы с огнем поосторожнее, на ночь водой заливайте.

— Все будет в порядке, — заверил его бригадир.

Михеич поправил ружье и неслышно исчез в лесной тишине.

— Теперь — гудбай, а по-французски — бай-бай, — сказал Чижак, поднимаясь с травы.

Христофор собрал письма и тоже поднялся. Змееловы гуськом потянулись к вагончику.

Степан незаметно нагнулся к Оле и прошептал:

— Через полчаса я буду возле грузовика. Приходите…

Оля отстранилась от него, посмотрела растерянным взглядом. Ничего не ответила, поднялась и пошла за Зиной.

 

15

Оля тихо спустилась с лесенки. Вокруг стояла тишина. Залитая лунным светом тайга казалась вымершей.

Когда девушка подошла к машине, от нее отделилась человеческая фигура. Оля знала, что это Азаров. И все же вздрогнула: таким неожиданным было любое движение в этом серебристом фантастическом безмолвии.

Они вышли на просеку. Верхушки деревьев начертили в светлом небе дорожку.

— Почему вы молчите? — спросила Оля, когда они отошли достаточно далеко от базы.

Степан закурил.

— Честно говоря, я был уверен, что вы не выйдете. И растерялся…

— А я подумала: если не приду, вам завтра будет очень неловко.

— Это верно… Не холодно?

Оля отрицательно покачала головой.

Степан взял девушку под руку. Она не отстранилась.

— Зину вы тоже вызывали?

Азаров высвободил руку.

— Понимаешь, что ты сказала гадость?

Она сама взяла его под руку и улыбнулась.

— Поняла… Бабская привычка обороняться.

Азаров некоторое время шел молча.

— Я ведь и сам не пойму, как решился вас вызвать… Само выскочило, — проговорил он через несколько шагов.

— Давай уж говорить на «ты».

— Нет, огромная разница сейчас говорить «вы» или «ты». Я это чувствую… Сумасшедший лес, сумасшедшая луна. Именно «вы», Оля. Раз уж меня прорвало, выскажусь. Представится случай или нет, не знаю. Легко мне, когда вы рядом. И очень хорошо. Просто рядом, и все. А ведь у меня в Ташкенте ребенок. — Он горько усмехнулся. — Вернее, ребенок с женой. Дочь… Вас это не задевает, не передумали идти дальше?

— Не передумала. Лес действительно сумасшедший…

— Дочку люблю. Иногда мне кажется, с ней что-то случилось. Это — как в пропасть заглянуть. Жутко… Для жены я был только деньги. Деньги — и все.

— А как же в песне вашей… «и встречу привез вертолет»?

— Поэтический образ, что ли. Это скорей об Аленке, дочке. Хоть с женой мы еще состоим в законном браке, — Степан усмехнулся, — а чужие вот уже три года. Не только чужие, ненавистные друг другу… Почему-то для вас мне хочется сделать такое… Ну, самое, самое хорошее!

— Вы меня не знаете, — тихо сказала Оля.

— Знаю.

— Не знаете, — твердо повторила девушка.

Азаров бросил погасшую сигарету и тут же закурил новую.

— Вы — человек, которому хочется сделать много, много добра, — решительно произнес он. — Я вот думал, почему именно вам так не повезло…

— Не надо об этом.

— Хорошо, об этом не будем. Я хотел бы сделать для вас что-нибудь хорошее… — Степан помолчал и глухо добавил: — Если вам… — он долго подбирал выражение, — этого захочется.

— Степан, я обыкновенная, такая, как многие. Поверьте…

— Я же видел, как Вася спрятал бутылку в машине. Вы не выдали его. Зина бы это сделала.

— Сомневаюсь.

— После внушения Анван? Зина честная до чертиков. Сказала бы, да еще была бы уверена, что сделала доброе для всех дело. А вы не такая… Вы вот легко относитесь к деньгам. Моя жена, бывшая, за каждую трешку… Впрочем, зачем я о ней…

— Да, — засмеялась Оля, — я страшно люблю тратить деньги.

— Тратить деньги — это здорово! Когда тратишь красиво… Оля, не думайте, что, мол, одурел парень в тайге, а здесь девчонка подвернулась…

— Не думаю, — серьезно сказала Оля.

Степан остановился, вздохнул.

— Оленька, мне завтра будет неловко. Очень… — Он подумал и тряхнул головой: — А на самом деле — нет! Пойдемте-ка назад.

Они повернули к базе. На лице Оли блуждали растерянность и смятение. Уже на поляне она остановилась, повернула Азарова к себе и тихо сказала:

— Вы не знаете, какой вы славный. — И бесшумно скользнула в вагончик.

Степан провел обеими руками по лицу, постоял, потом подошел к грузовику, сел на подножку и закурил.

 

16

На следующее утро все змееловы ушли к Сорочьему мосту. Оля осталась на базе одна.

Стоял один из прекрасных июльских дней. Но Оля не забывала, что рядом, за деревянной стенкой вагончика, свернувшись, дремали в своих ящиках змеи.

Пройдясь по полянке, девушка услышала подозрительное шевеление в кустах. Первым чувством был испуг. Но постепенно любопытство пересилило страх. Стараясь двигаться как можно тише, Оля подошла к зарослям жимолости.

Среди веток, на земле, возился небольшой зверек, покрытый буро-серой жесткой шерстью. Он негромко чавкал, изредка поднимая белесоватую мордочку с темными продольными полосами возле глаз. Сюда его, видимо, привлекли остатки пищи, брошенные кем-то из змееловов.

Оля с любопытством разглядывала зверька, усиленно вспоминая из школьного учебника, кто бы это мог быть. Скорее всего, барсук.

Зверек поднялся на задние лапы и попытался достать кусок оберточной бумаги, застрявший на сучке. Он жадно втягивал в себя воздух, смешно шевеля носом.

Барсук повернул голову, и вдруг их взгляды встретились. Зверек выразил скорее изумление, чем испуг. Он застыл на некоторое время с протянутой вверх лапой и, не мигая, глядел на девушку.

Стоило ей сделать небольшое движение, как барсук сорвался с места и через секунду исчез в чаще.

Эта встреча развеселила Олю. Напряжение и скованность от постоянного ощущения, что здесь рядом с ней — змеи, как рукой сняло. Она почувствовала потребность что-то делать.

Оля сходила за водой, поставила бак на керогаз, собрала все использованные халаты, хирургические колпаки и повязки и принялась стирать, хотя такого задания не получала.

Через полтора часа на веревке висело выстиранное белье, придавая полянке обжитой, уютный вид. Оля присела на пень, уставшая и довольная.

Прилетели три сороки. Уселись на крыше вагончика и отчаянно застрекотали, с удивлением рассматривая непонятные белые тряпки, шевелившиеся на ветру.

До прихода змееловов оставалось еще много времени. Оля решила заняться своим основным делом — работой в лаборатории. Она облачилась в халат, надела перчатки и зашла в служебный вагончик, стараясь не думать о змеях.

В дверце сейфа торчал ключ. Оля вынула из бронированного ящика флакончик из-под антибиотика. На нем была приклеена этикетка: «Яд щитомордника». На другом флакончике — «Яд гадюки обыкновенной». Оля поразилась, до чего невзрачно выглядел сухой яд. Положив яд на место, она достала из стеклянного шкафа эксикатор с чашкой Петри, с которой она вчера не успела полностью соскоблить весь яд.

Оля провозилась минут сорок и все же не закончила работу. А уже подоспело время готовить обед. Скинув свою лабораторную спецодежду, она принялась за стряпню.

Когда в кастрюле закипел гороховый суп, разнося вокруг аппетитный аромат, Оля заглянула на мужскую половину. И тут только внимательно рассмотрела фотографию девчушки лет пяти, прикрепленную к дощатой стене возле изголовья азаровской постели.

Светлое, лучистое славянское личико, с прямыми волосиками, выбивавшимися из-под узбекской тюбетейки. Не по-детски грустный ротик. Внизу надпись: «Ташкент, фотография № 8».

Она так засмотрелась на снимок, что не заметила, как вернулись змееловы. Услышав стук сапог на лесенке, она выбежала наружу.

У всех был довольный вид. На земле лежало много белых мешочков.

— Горох украшает жизнь королей и бедняков, — торжественно произнес Веня, заглядывая в кастрюлю. И, хлопнув по спине проходящего мимо Христофора, добавил: — Суп имени тебя.

— Молодец, Оля! — громко приветствовал ее Леня Клинычев, указывая на выстиранное белье. — И я молодец! Девять штук! Тридцать долларов!

Анна Ивановна, радостная той радостью, которая приносит новые заботы, устало сидела на чурбане.

— Спасибо за хлопоты, Оленька. Но вы наших мужчин не балуйте. У нас заведено — каждый заботится о своем халате сам. Поняли?

Оля разочарованно кивнула головой.

— И не обижайтесь. — Кравченко улыбнулась. — Чем будете кормить?

— Гороховый суп, макароны с тушенкой…

— Прекрасно.

Степан, стараясь не смотреть на Гридневу, вошел в вагончик.

Ели с аппетитом.

— Да, — говорила Анна Ивановна, — Сорочий мост — место очень перспективное. Мы не готовы к такому объему работ.

— Готовы, — убежденно сказал Клинычев, торопливо глотая суп. — Такие молодцы!

— Надо звонить сегодня в Ташкент и во Владивосток, — пропуская мимо ушей слова Клинычева, сказал Азаров. — И в Москву. Если Женя Шмелев дома — прилетит.

— Женька? Да он сейчас где-нибудь в Мургабе или в Тедженте, — возразил Веня с полным ртом.

— Весной он писал мне, что будет в этом году доколачивать кандидатскую.

— Тогда поторапливайтесь, — сказала Анна Ивановна. — И вы, Вася. Отвезете нас в Талышинск.

— Это можно, — важно произнес Вася. — Я отобедал. — Он по-крестьянски вытер ложку хлебом, аппетитно съел его и вразвалочку направился к грузовику.

— Анна Ивановна, возьмите меня с собой, — попросила Зина. — Девочки на почте свои, быстро соединят.

— Спасибо, Зиночка, мы уж сами. Отдохни. Теперь работы много. — Кравченко поднялась. — Степа, ты поедешь, а я пробегусь до Талышинска.

— Если сегодня Верка дежурит, — сказала Зина, — она вас мигом соединит. Вера Шеина, запомнили?

Анна Ивановна кивнула.

— Или Дуся Колчина, сестра Сени-милиционера. Тоже подружка. Вы от меня скажитесь.

— Спасибо, Зина. Мы твои связи используем. — Кравченко улыбнулась и пошла переодеваться в вагончик.

Азаров чувствовал себя неловко рядом с Олей. Она у него вдруг спросила:

— Степа, здесь можно достать шубку или мех?

— Баргузинских соболей, конечно, не найдешь. Белку, лису — наверное.

— Чернобурку?

— Рыжую. А что?

Оля рассмеялась.

— Хочу шубу. Вы, кажется, не очень-то уважаете любительниц тряпок?

— Разные они бывают. — Степан посмотрел на нее долгим взглядом.

Оба рассмеялись.

Кравченко вышла на полянку, одетая в легкий спортивный костюм и кеды. Она передала Азарову вязаную кофту:

— Захвати с собой, в Талышинске мне пригодится. Приедешь — сразу закажи Москву. Я подоспею.

Степан сел в машину. Кравченко, легко ступая на всю ступню, побежала по просеке. Василий тронул машину.

…Веня с Гороховым уселись за шахматы. Зина, исподлобья глядевшая на Олю, демонстративно ушла спать.

Клинычев, заговорщически подмигнув Оле, как бы невзначай бросил:

— Я очень люблю гулять ночью… Молодец, а?

— Ба-алшой маладэц! — передразнивая его кавказский акцент, ответила Оля, не смутившись.

Леня почесал в затылке и стал наблюдать за шахматной баталией.

Делать было нечего, и Оля отправилась в лабораторию, пока еще было светло.

Достав эксикатор и вооружившись скальпелем, она склонилась над злосчастной чашкой Петри, которую не могла очистить вот уже второй день.

Василий вернулся невероятно быстро. Один.

Хлопнув дверцей, он громко сообщил:

— Остались на ночь. Москву дают с ноля до пяти.

— Раздолье тебе без начальства, мой юный трезвый друг, — отозвался Веня. — Пузырек прихватил?

— И примочку от фонарей тоже, — спокойно ответил шофер.

— Включи лучше электростанцию, сибирский Эдисон. Люди работают, — сердито показал на вагончик Чижак.

— Это можно, — примирительно сказал Вася. Он включил движок и подошел к окну:

— Оля, щелкните выключателем.

Марлевый квадрат засветился желтоватым светом.

Шофер обошел вокруг играющих. Посмотрел на небо. Вздохнул.

— Девять уже, а светло. И спать как бы не с руки…

Василий залез в кузов, погремел какими-то железками и снова подошел к ребятам. На его лице сияла довольная улыбка.

— Помолился? — не поднимая головы, спросил Чижак.

— Скамейка расходилась. Болт подтянул, — не принял вызова Василий.

— А-а, — протянул Веня.

— Сдаюсь. — Горохов смешал фигуры и встал.

Он прошел к себе, потом появился с книжкой и поднялся в служебный вагончик. Тотчас же засветилось еще одно окно.

— Леня, разделать тебя? — предложил Веня.

— В нарды — другое дело. На интерес. А это разве мужская игра?

— Даю фору — ферзя, — настаивал Чижак.

— Даже короля не возьму, — наотрез отказался Клинычев.

Веня нехотя уложил шахматы.

— Хоть наш местный Черепанов и говорит, что спать не с руки, но мы его не послушаем. Бона сера, господа! — Прихватив доску, Веня отправился спать.

Ушел за ним и Клинычев.

Вася полез в кузов.

…За окном сгустилась темнота. Рядом, в операционной, монотонно бубнил Горохов.

Оля достала из сейфа флакончик и пересыпала в него сухой яд, собрав пинцетом мельчайшие крупинки.

В лабораторию неслышно вошел Вася.

— Электростанцию скоро выключать будем?

— А, это вы, Вася, — подняла голову Оля. — Сейчас кончаю.

Шофер потоптался на месте.

— Обвыклись у нас? — спросил он. — И к ре-пти-ли-ям, значит, привыкли? — Это слово давалось ему с трудом.

— Да, Васенька. — Гриднева сняла халат и надела свою синюю норвежскую курточку.

Вася подошел к ней сзади и, вытащив из брюк маленького красивого полоза, надел Оле на шею, как бусы.

— Подарок вам, Оля.

И тут произошло то, чего Вася никак не ожидал. Увидев у своего лица змею и ощутив холодное прикосновение, Оля дико закричала. Потом, хватаясь руками за стол, начала валиться на спину. С грохотом полетел на пол и разбился эксикатор. Настольная лампа опрокинулась, раздался треск, и наступила полная темнота.

Распахнулась дверь.

— Что такое? — раздался голос Христофора. Он чиркнул спичкой.

Оля лежала на полу без сознания. Василий растерянно хлопал глазами, поспешно засовывая в карман извивающуюся змею.

— Болван! — заорал на него Горохов и подхватил Гридневу на руки. — Помоги мне!

Вася поддержал девушку за ноги.

— Дверь открой! — крикнул Горохов.

Пузырев бросился выполнять его приказание, но споткнулся обо что-то и стукнулся лбом о дверь так, что загудела перегородка.

— О господи! — вырвалось у фармацевта.

Вася промычал нечто нечленораздельное и стал шарить по стене в поисках ручки.

— Правее! — прошипел Христофор.

Дверь распахнулась, и яркий луч фонарика ослепил Горохова.

— Что? Что случилось? — послышался голос Чижака.

— Опусти фонарь! Ты что, сдурел? Прямо в глаза… — сказал Христофор. — Дай пройти.

— Что с ней? — снова испуганно спросил Веня, освобождая дорогу.

— Не видишь, человеку плохо! Да помоги же вынести ее на воздух!

Чижак, не выпуская из рук фонарика, подхватил Олю под руки, и они наконец вынесли ее на улицу. Веня кинул на траву куртку. На нее положили девушку. Вася тоже суетился, забегал вперед, но только мешал. Окончательно выведенный из себя Горохов влепил ему затрещину:

— Не лезь под ноги, чурбан! Ты что, пьяный?

Вася покорно отскочил в сторону.

— Ни капли не брал, клянусь! — И это было действительно так.

Из вагончика спустилась Зина, за ней — встревоженный Клинычев с керосиновой лампой в руках.

— Змея? — с тихим ужасом спросила Зина.

— Обморок, обыкновеннейший обморок! — раздраженно сказал фармацевт. — Дайте поскорее нашатырь! В аптечке. (Зина бросилась в операционную.) Постой! — скомандовал Христофор. — Веня, не стой истуканом, посвети Зине. (Чижак без слов последовал за девушкой.) Леня, подними выше лампу! Вот так. — Горохов расстегнул воротник платья Гридневой. Потом несколько раз похлопал ее по щекам.

— Зачем это? — удивился Леня.

— Свети получше, — сухо бросил Горохов.

Зина принесла ампулу с нашатырным спиртом, раздавила ее, смочила вату и подала Христофору. Оля начала приходить в себя.

— Веня, воды! — уже спокойнее приказал Горохов.

Чижак принес полную кружку. Христофор брызнул водой в лицо Гридневой. Та открыла глаза и судорожно вдохнула воздух.

— Леня, принеси из лаборатории войлочную подушку с кресла, — продолжал отдавать распоряжения фармацевт. — А вы, Оля, попейте водички. — Он помог девушке напиться и успокоил: — Ничего, бывает.

— Я присяду, — приподнялась Оля. Она обвела всех затуманенным взглядом. Ее устроили на войлочной подушке. — Спасибо, ребята. Ну вот, как будто и порядок. — Она слабо улыбнулась: — Доставила вам хлопот…

— Ничего, — радостно сказал Чижак. — Лишь бы вам стало хорошо.

— Вот видите, недаром Анван заставляет каждые полчаса делать перерыв. — Зина укоризненно покачала головой, будто это относилось ко всем, а не только к Оле.

Вася порывался тоже что-то сказать, но Христофор Горохов обрезал:

— Ступай-ка ты, Вася, выключи движок. И вы, ребята, можете идти спать. Я посижу с Олей.

Вася уныло поплелся к вагончику. Веня, Леня и Зина последовали за ним. Горохов присел на бревне. Оля, опершись о пень, молча смотрела в звездное небо.

— Слабонервная дура, — сказала она наконец.

Христофор не расслышал, что она сказала. Но переспрашивать не стал.

— Вам сейчас надо прилечь, — настойчиво предложил он девушке. — И постарайтесь уснуть. Ушиблись? Голова не кружится?

— Слабость… Но я посижу еще, пройдет. Надо прибраться в лаборатории. Я там устроила небось разгром…

— Вам надо в постель, — строго сказал Христофор. Он помог Оле подняться и повел в вагончик.

Гриднева тихо попросила:

— Прошу вас, не говорите про Васю. Он ведь не хотел меня напугать, а вот получилось…

Христофор кивнул. Уложив Олю спать, он вернулся в лабораторию, собрал в совок разбитые стекла, подмел с пола осколки и хлористый кальций, высыпавшийся из эксикатора, выбросил мусор в ящик из-под приборов и, убедившись, что комната снова приняла опрятный вид, отправился спать.

 

17

Утром лагерь разбудил треск мотоцикла. Сеня Трудных подкатил прямо к жилому вагончику. Из коляски вышла девушка в почтовой форме с красным от холода лицом.

— Постучи, постучи, — сказал младший лейтенант почтальонше. — Спят небось без задних ног.

Но уже из двери показалась взлохмаченная голова Горохова.

— Здрасте! Гридневой телеграмма. Молния. — Девушка помахала в воздухе бумажкой с синей полосой.

Сеня отдал честь Христофору и улыбнулся, как старому знакомому.

— Сейчас, погодите, — буркнул фармацевт. Он постучал в комнату к девушкам и, услышав голос Гридневой, крикнул: — Оля, вам телеграмма!

В комнате послышалась возня, и Горохов скрылся на мужской половине, чтобы натянуть брюки и куртку.

Оля вышла, на ходу застегивая кофту. За ней спустилась Зина в халате.

— Привет, Варя! Здравствуйте, Сеня! — помахала она рукой.

— Телеграмма вот, — показала Варя. И обратилась к Оле: — Вы Гриднева будете?

— Я.

Почтальонша подала Оле телеграмму. Оля прочитала ее и присела на ступеньку.

— Вы не переживайте, обойдется, может быть… — стала утешать ее Варя, которая, видимо, успела краешком глаза прочитать содержание.

— Это чтой-то? — послышался из вагончика голос Васи. — Время сколько?

— Спи, — ответил Христофор. — Шестой час.

Он вышел из вагончика. Оля молча протянула ему телеграмму. Когда Горохов пробегал ее глазами, не смог удержаться от восклицания:

— Господи, опять на вашу голову! А может быть, что-то перепутали? — Оля отрицательно покачала головой; Христофор поспешно сказал: — Надо ехать. Деньги у вас есть?

Оля кивнула.

— А ваши часа в четыре поговорили с Москвой и ушли спать в гостиницу, — рассказывала Варя. — Потом эта телеграмма.

— Кто сегодня дежурит? — спросила Зина.

— Дуся, — ответил за почтальоншу милиционер. — Она меня и подняла. Говорит, так, мол, и так, ехать надо. Машину, — младший лейтенант похлопал по баку мотоцикла, — я сегодня как раз дома оставил. Мы с Варей сюда… Товарищ Гриднева, — обратился он к Оле, растерянно сидевшей на ступеньках, — если надо в город, могу подбросить. Все равно туда возвращаемся.

— Да-да. — Оля встала, зачем-то развязала косынку. Потом завязала снова. И, глядя то на Зину, то на Горохова, стала сокрушаться: — Как же теперь моя работа здесь?.. И перед Анной Ивановной так неудобно, так неудобно…

— Езжайте, Оля, езжайте. Ничего, Анван поймет. Да и дело такое. Вы не виноваты… Может, вам помочь собраться? — предложил Горохов.

— Спасибо. Что там… Вещей у меня почти и нет. — Оля пошла в вагончик.

— Вот она, жизнь… — вздохнул милиционер. — Не ждешь беду, она сама тебя ищет.

— Может, обойдется, — сказала Варя.

Вышел Чижак. Поздоровался за руку с Сеней.

— Что тут происходит? — Он взял из рук Христофора телеграмму. — Так-с. «Герпетологической экспедиции Дальневосточного отделения…» Так, так, так…

«Гридневой. Маме очень плохо вылетай папа». Значит, молния. Дела-а…

— Зинаида, ты подскажи Гридневой, пусть поторопится. В семь десять пролетающий до Омска. Там пересядет на московский, — сказал Сеня.

— А с билетом как? — спросил Вениамин.

— По такой телеграмме в первую очередь, — сказала Варя.

— Точно, — подтвердил младший лейтенант. — До самого отлета броню держат для таких случаев.

Оля вышла из вагончика в плаще и с чемоданом в руках.

— Прошу еще раз: вы, Зина, Веня, и вы, Христофор, скажите Анне Ивановне, так получилось…

— Конечно, конечно! О чем может быть разговор, понимаем! — подтвердил Чижак. — Ты, Оленька, держись, все будет хорошо. Вот увидишь. И обязательно возвращайся.

Оля пожала всем руки.

— Сюда, пожалуйста. — Сеня откинул брезентовый полог с коляски. — А чемоданчик поставьте в ноги.

Затрещал мотор.

— Я вернусь! — крикнула Оля. — Обязательно! Вот все утрясется, сразу приеду…

— И не забудьте свой комсомольский, — напомнила Зина. — У нас тогда будет в экспедиции своя организация.

— Не забуду, — ответила Гриднева.

— Телеграмму возьмите, — в последнюю минуту подсказал Трудных. — Для билета.

— Да-да… — Оля взяла протянутую Веней телеграмму и спрятала в карман плаща.

Младший лейтенант милиции рванул с места.

Христофор, Вениамин и Зина махали до тех пор, пока мотоцикл не скрылся за деревьями.

— Можно еще часок-другой вздремнуть. — Чижак похлопал себя по рту, пряча зевок.

— Какой там сон, — ответила Зина.

— Надо выспаться, — подтвердил Горохов. — Ведь тебе, Зина, теперь хлопот прибавилось. За Гридневу придется работать и за себя.

Заглянув к себе, Зина постучалась к ребятам.

— Мальчики, она вещи свои забыла!

— Господи, прямо напасть какая-то! — вздохнул Христофор.

— Что там за вещи? — поинтересовался Чижак.

Зина открыла дверь на женскую половину и указала на вешалку:

— Это ее куртка. Что же делать будем?

— Спать, — зевнул Веня. — Скорее возвратится сюда из Москвы. А потом, эта штука только для тур, гео и прочих походов.

— Хватит разных собраний! — недовольно пробурчал со своей койки Клинычев. — Столько дел, понимаешь…

— Всё, кончай, — шепнул Веня Зине и Христофору. — Спите спокойно, дорогие товарищи. Мадам Гриднева по приезде получит свой туалет для вечерних прогулок в целости и сохранности…

…В девять часов на райкомовской машине приехали Анна Ивановна и Азаров.

— Ай-я-яй… — сокрушалась Кравченко, узнав об отъезде Гридневой. — Не везет девке, и все тут… И здесь она сейчас позарез нужна. Как назло! И с замдиректора института не договорилась. Не дают нам лаборантку…

— Сами справимся, — бодро сказала Зина. — Работали же без Гридневой.

Степан, не обращаясь ни к кому, произнес не то с обидой, не то с сожалением:

— Уехала, не дождавшись нас с Анной Ивановной…

 

18

Работы у членов экспедиции было по горло. Все возвращались с Сорочьего моста поздно. В террариуме скопилось много змей. Но Анна Ивановна жалела время на взятие яда, собираясь устроить аврал в ближайший ненастный день. И действительно, на четвертый день после отъезда Гридневой выдалась непогода.

Клинычев, убедившись, что день для заработка потерян, сокрушался больше всех.

— Понимаешь, — говорил он, когда ребята только проснулись, возмущенно, — из-за этой чертовой погоды я теряю сорок — сорок пять долларов в день!

— А кто их тебе платит, доллары, миллионер сухумский? — усмехнулся Веня, натягивая рубашку. — Рубли тебя не устраивают?

— Отстань! — хмуро отмахнулся Клинычев. — Ты знаешь, что такое тридцать пять рублей? Это почти сорок долларов. А за пять дней — двести! А двести долларов — это почти новый автомобиль! «Форд»! «Крайслер»! Совсем новый, образца прошлого года.

— А велосипед с моторчиком не хочешь? — предложил серьезно Вася. — Могу по блату устроить. Образца сорок седьмого года. — Василий незаметно подмигнул Чижаку, тот расхохотался.

— Оделся? Гуляй, Вася! — вздохнул Клинычев. — С тебя и самоката хватит. — И подождав, когда Пузырев и Веня выйдут, начал: — Дело есть, слышь, бригадир. От погоды не зависит.

— Выкладывай, — сказал Степан, одеваясь; Клинычев замялся. — Не тяни душу.

— Я знаю, ты скажешь: Клинычев такой, Клинычев сякой…

Азаров усмехнулся, но промолчал.

— Понимаешь, — решился Клинычев, — в больнице с одним деятелем познакомился. Короче, можно сделать бизнес. Вот такая банка красной икры — и всего десять рублей. Хочешь, дело на двоих?..

— Меня «бизнес» не интересует, — равнодушно отмахнулся бригадир.

— Ладно, это я так… А выручить деньгами можешь? Мне всего на неделю-другую. Земляк приедет, ну, там, разное у него: лист лавровый, чай… Всякая ерунда. Я этим не занимаюсь, но подумай. Сам знаешь, я человек рабочий.

Азаров покачал головой:

— Рабочие, Леня, тоже разные бывают.

— Конечно! — подхватил Клинычев. — Возьми Ваську — пьет как сапожник… Аж противно!

— Ну, уж это ты хватил, — поморщился Степан. — Правда, Вася злоупотребляет. А если сказать честно, у нас в экспедиции он стал пить гораздо меньше.

— Воспитанием, значит, занимаешься?

— А как же, — улыбнулся бригадир.

— Воспитывай, я не против. Так денег дашь взаймы?

— Леня, ну скажи честно, зачем тебе все это? Ведь ты за экспедицию кучу денег получишь. Смотри, сколько змей поймали.

— Вот-вот, — обиделся Клинычев, — я так и думал, что начнешь мне мораль читать… А что тут такого? Домашняя икра, понимаешь, люди для себя делают, мне продадут немного… Мне, если хочешь знать, на свадьбу послать надо. У нас в Сухуми, представь себе, на свадьбе не меньше тысячи человек бывает…

— Ладно, это твое дело, — отмахнулся бригадир.

— Мне всего рублей четыреста. А?

Степан, поколебавшись, согласился:

— Идет. Только не четыреста, а триста.

— Это другое дело! — обрадовался Клинычев. — За мной банка икры.

— Не любитель, — ответил Степан, доставая деньги.

Клинычев стал их пересчитывать, поглядывая на дверь.

— Спасибо, выручил. — Клинычев, довольный, спрятал деньги во внутренний карман. — Ты настоящий человек. К Колумбу обращаться бесполезно — скряга. У Веньки нету. Васька… — Клинычев захихикал и щелкнул себя по шее. — Ты знаешь, что этот деятель устроил, когда вы с Анван ездили с Москвой говорить? Не рассказывали?

— Нет, — насторожился Азаров.

— Ольга хлопнулась в обморок. Шум на всю тайгу подняли, замыкание устроили…

— Объясни толком.

— Вася ей полоза на шею надел, когда она работала в лаборатории…

Степан в сердцах стукнул себя по колену:

— Ну и скотина! Напился опять, что ли?

— Нет, трезвый был, — ответил Леня. — Вот так, бригадир, мало воспитываешь.

— Ничего, я его еще воспитаю! — поднялся Степан. — Ты Анван не трепись, идет?

— Конечно! — пообещал Клинычев.

Азаров постучался на женскую половину, чтобы обсудить с Кравченко текущие дела.

Кравченко только что закончила возиться с прической и выглядела свежей и помолодевшей после утреннего туалета.

Азаров присел на табурет. Оглядел тщательно заправленные койки за марлевым пологом, с взбитыми подушками. С грустью посмотрел на синюю, сиротливо висящую в углу блину куртку, так шедшую к ее серым глазам.

— Будем сегодня брать яд, Степан, — сказала Анна Ивановна, перехватив его взгляд.

— Хорошо, — кивнул бригадир, отводя глаза.

— Я еще думаю, может, Зину опять поставить лаборанткой? Не успеваем готовить сухой яд.

— Поговорите с ней, — уклончиво ответил Азаров.

— Поговорю. Надо готовый яд отправить в Таллин.

— Можно, — согласился Азаров. — Напишите Матсу Эдуардовичу, чтобы сразу же перечислили деньги в институт. Это утешит замдиректора института лучше, чем любые отчеты и отписки.

— Не говори, ох уж эти отписки! — вздохнула Анна Ивановна. — Пойду посмотрю, сколько у нас яда накопилось.

Анна Ивановна накинула плащ. Степан отдал ей ключи.

Ребята сгрудились под брезентовым навесом, где Зина готовила завтрак, и грелись у огня.

— Дайте и бригадиру погреться! — потеснил плечом Клинычева Чижак.

— Бригадиру — всегда пожалуйста! — Клинычев в свою очередь так толкнул Васю, что тот повалился на бок.

Все засмеялись.

— Бедный Вася! — покачал головой Клинычев. — Земля не держит.

Вася сконфуженно отряхнулся и присел на корточки с другой стороны костра.

— Степа, можно тебя на минутку? — выглянула из служебного вагончика Анна Ивановна.

Азаров, зябко ежась под дождем, перескакивая через лужи, направился в лабораторию.

— Понимаешь, не могу найти флакончик с гадючьим ядом, — растерянно пожимая плечами, сказала Кравченко. — Куда ты его дел?

— Он в сейфе, — нахмурился бригадир.

Он заглянул в открытый шкаф, пошарил в нем рукой. Вопросительно посмотрел на Кравченко.

— Яд щитомордника есть. — Анна Ивановна показала Степану флакончик, который держала в руке, в резиновой перчатке.

Степан внимательно осмотрел сейф, опустился на колени и осмотрел пол под сейфом.

— Действительно, где он может быть? — процедил он сквозь зубы.

— Ты давно его видел? — с тревогой спросила Анна Ивановна.

— Не помню. Я дня четыре сюда не заглядывал.

Они перерыли всю лабораторию. Тщательно осмотрели все полки шкафа с эксикаторами.

— Может, он в операционной? — с надеждой произнесла Кравченко.

Они обшарили каждый сантиметр, заглянули в каждый уголок служебного вагончика. Флакончик пропал.

Кравченко сняла перчатки.

— Боже мой, что теперь будет?

Степан сидел на табурете в операционной сгорбившись и уронив руки на колени.

Анна Ивановна еле слышно произнесла:

— Степа, может, кто пошутил?

Азаров покачал головой и невесело усмехнулся:

— Плохая шутка…

— Срочно собери всех.

…Когда члены экспедиции набились в вагончик, Степан сказал, уставившись в пол:

— Ребята, пропал флакон с гадючьим ядом.

Зина охнула. Вениамин, поглаживая бороду, что-то промычал. У Василия Пузырева отвисла челюсть.

— На сколько рублей там было яду? — спросил Клинычев.

— Весь сухой гадючий яд, — повторил бригадир. — Точно не знаю, но где-то порядка четырех тысяч.

— Ай-я-яй! — возмутился Леня. — Украсть у товарищей четыре тысячи!

— Ты хочешь сказать, что… — сурово посмотрел на него Азаров.

Клинычев осекся. Члены экспедиции растерянно переглядывались. Чтобы вывести всех из оцепенения, Анна Ивановна сказала, видимо вспомнив прочитанные детективные романы:

— Надо вызывать собаку.

 

Часть вторая

Следствие по делу

 

19

Талышинская районная прокуратура находилась в старом одноэтажном здании, выстроенном еще в конце прошлого века. Казенный вид придавали ему узкие окна, стены, сложенные из красного кирпича в расшивку и потемневшие от времени, и тяжелое крыльцо. Отапливалось помещение печами. И хотя раз в два года белились потолки и стены, свежий вид держался до первого отопительного сезона.

Алексей Владимирович Холодайкин, помощник прокурора, юрист первого класса, в настоящее время врио районного прокурора, каждый раз с завистью проходил мимо райотдела внутренних дел, расположившегося в нижнем этаже новенького, с иголочки жилого дома. Заходя в свое учреждение, он воспринимал как укор лично себе темный коридор, старую скамейку вдоль стены, простенькую обстановку кабинета, который уже не раз занимал «ио» и «врио», но никогда не располагался полновластным хозяином.

Без четверти девять он поднялся по гулкому крыльцу, поскорее миновал мрачный коридор и, поздоровавшись с секретарем и делопроизводителем Земфирой Илларионовной, прошел к себе. От приемной кабинет отделяла тонкая стена, через которую было даже слышно, как скрипит перо секретаря.

Холодайкин пробежал глазами «Талышинское знамя» и с удовлетворением отметил, что все новости знал еще вчера. Он слышал, как поздоровалась с Земфирой Илларионовной следователь Седых и как хлопнула ее дверь.

В девять ноль-ноль Алексей Владимирович нажал кнопку звонка. На пороге появилась молчаливая секретарша-делопроизводитель.

Не отрываясь от газеты, врио прокурора коротко сказал:

— Веру Петровну!

Секретарь не успела сделать нескольких шагов, как следователь Седых уже была в его кабинете: ее комната отделялась от приемной такой же тонкой перегородкой.

Крупная, ширококостная, лет тридцати пяти, Седых находилась на шестом месяце беременности.

Она была единственным следователем в прокуратуре. И, принимая во внимание ее положение, ей старались в последнее время давать дела полегче.

— Вчера поступило заявление от руководителя экспедиции… — Холодайкин заглянул в лежащую перед ним бумажку и по складам прочитал, — гер-пе-то-логов. Вот оно. — Он подал Вере Петровне листок. — Возбуждаем дело о пропаже сухого змеиного яда… С лесопилкой вы все закончили?

— Да. Через два дня можно передавать в суд.

— Очень хорошо. Я думаю, с этим делом вы тоже быстро справитесь. Выяснить будет нетрудно: людей у них мало, все на месте. Успеете еще закончить… — Он кашлянул, смутившись.

— У меня еще два месяца до отпуска, — спокойно сказала Вера Петровна.

— Возьмите понятых и поезжайте в экспедицию. — Врио прокурора подошел к карте района и ткнул карандашом: — Это недалеко. Представляете, где?

— Представляю.

— Вот и отлично.

Вера Петровна нерешительно поднялась:

— Как насчет машины?

Алексей Владимирович вздохнул:

— Опять на поклон милиции…

— Я могу сама позвонить Скорину, — предложила следователь.

— Сам позвоню. Пока можете ознакомиться с заявлением.

Вера Петровна вышла. Она отлично представляла себе разговор Холодайкина с начальником райотдела внутренних дел. Скорин, разумеется, без промедления даст оперативную машину. Но при этом обязательно отпустит шутку насчет своего бензинчика, зная, что это Алексею Владимировичу как нож острый. Хотя к Холодайкину начальник РОВДа относился с уважением, но больше любил прокурора Савина, который лечился где-то под Москвой в санатории.

Вера Петровна позвонила мужу на работу, предупредив, что выезжает по делу и обедать дома не будет.

Одним из понятых Вера Петровна решила взять свою соседку — пенсионерку Давыдову. Старушка сперва испугалась, потом засуетилась, захлопотала, надела свое праздничное платье — длинную черную сатиновую юбку и синий бостоновый жакет с накладными плечами, сохраняемый для особо важных случаев в шкафу завернутым в чистую тряпицу.

Распространяя вокруг себя сильный запах нафталина, Давыдова важно взобралась на заднее сиденье, на всякий случай оглянувшись. Убедившись, что это событие зафиксировано сразу в нескольких окнах, она осталась довольна.

— Дарья Александровна, — повернулась к ней следователь, когда машина тронулась, — может, посоветуете, кого еще взять?

— А нешто надо?

— Полагается двоих.

Старушка замялась. Делить с кем-то из соседей или знакомых свое особое положение, а главное, монополию на почетное место на вечерних старушечьих посиделках ей не хотелось.

— Обязательно с городу? — спросила она.

— Чтобы долго не разъезжать.

— Тогда можно Михеича, кума. Лесник он, аккурат но пути.

— Заедем за ним, — согласилась Седых.

«Газик» проехал мимо железнодорожных мастерских. Из-за высокого забора доносились мерные вздохи молота, резкий стук железа.

Прислушиваясь к шуму, Вера Петровна почувствовала, как в груди у нее шевельнулось что-то теплое. Она представила себе Геннадия в засаленной, задубевшей спецовке. Своего мужа за работой она никогда не видела. Но он всегда приносил домой запах железа, машинного масла и еще чего-то неуловимого, чем пахнет поезд, пахнет дорога и все связанные с ней непонятные радости.

Что он испытывает к ней по-настоящему в душе, она не знала. А так хотелось знать. Потому что, честно говоря, ей до сих пор не верилось, что у нее есть муж, человек, который ее любит.

Поженились они два года назад. Это случилось до удивления просто и естественно.

Среди своих подруг, где бы это ни было — в детском доме, потом в ПТУ, в Томске, на заводе в Североуральске, — она всегда ощущала себя неуклюжим, нескладным, грубым переростком. Девчонки с годами хорошели. А Верка оставалась для них скорее парнем: почти на голову выше, шире в плечах, с большими крепкими руками. Но самое смешное — ей больше, чем им, хотелось возиться с тряпками, посудой, хотелось шить, вышивать, готовить обед, бежать на свидание, а еще — кому-то гладить рубашки, штопать носки. Она была уверена, что будет делать это умелее подруг.

Все сверстницы повыходили замуж, разводились и снова находили мужей, а она считала годы и удивлялась, что, имея за плечами тридцать с лишним лет, еще может мечтать о своем парне так же, как в восемнадцать.

Всесоюзный юридический заочный институт она выбрала случайно. Но потом юриспруденция ей понравилась, и закончила она ВЮЗИ с отличием.

Направили в Талышинск. Два с половиной года назад.

Земфира Илларионовна — сухонькая, аккуратная женщина, ветеран райпрокуратуры — предсказывала ей в мужья Холодайкина.

Но появился Геннадий Васильевич. Вдовец. Чуть моложе ее. И стал Геной, ее мужем…

И только она вспомнила о нем, как Давыдова, тронув Веру Петровну за плечо, спросила:

— А может, твово мужика возьмем?

— В нашем деле, тетя Даша, семейственность не допускается, — улыбнулась следователь и подумала о телепатии: есть, наверное, что-то.

— Ишь ты… — удивилась старушка и, помолчав, добавила: — А то как же, правильно, с другой стороны. Вот маюсь спросить тебя, Вера Петровна, да боюсь, может, нельзя…

— Спрашивайте, отчего же…

— Что, говоришь, натворили там эти змеевики?

Молоденький шофер, улыбнувшись, переглянулся со следователем.

— Змееловы, Дарья Александровна, — поправила следователь, пряча улыбку. — Пропажа у них.

— Ага, — удовлетворилась старушка и замолчала.

Михеича застали дома. Хозяйство его располагалось прямо на полянке, в лесу, на высоком сухом месте. Аккуратно сложенная изба, позади — огород со всякой всячиной. Сам хозяин с двумя взрослыми сыновьями ворошил свежескошенное неподалеку от усадьбы сено. Тут же паслась корова, лениво обмахивая себя хвостом.

Выслушав Веру Петровну, лесник, ни слова не говоря, собрался ехать. В машину он взял с собой ружье.

— Оружие тебе зачем? — спросила Давыдова. — Там ничего опасного не предвидится.

— Знаю, кума. Обратно хочу по лесу пройтись.

— Время другого не найдешь?

— А время все мое, — усмехнулся Михеич. — Сижу — работаю, сено кошу — работаю, по тайге хожу — работаю.

— Хорошая служба у тебя, — вздохнула старушка.

— Не жалуюсь… Ты, паря, левей возьми, — сказал он шоферу. — Напрямки можно проехать.

— Вёдро нонче, — опять заговорила старуха.

— Вёдро, — согласился лесник.

— Как урожай?

— Похуже прошлогоднего будет. — Михеич помолчал и добавил: — Километра через три на место прибудем.

— Вы у них бывали? — обернулась Седых.

— Захаживал. Ребята ничего. Приветливые. Правда, у озера тугаи пожгли…

— Слышала… И много народу здесь бывает? — спросила следователь. — Посторонних.

— Откуда! Может, один-другой. Из Талышинска. Охотники. Всех наперечет знаю. А вообще в этой местности охота плохая. Живность разогнали всю. Теперь ее днем с огнем искать надо… — Он вздохнул. — Вот мы почти и приехали. — Он показал на желтое пятно, виднеющееся невдалеке.

«Газик» скоро выехал на полянку и остановился возле желтых вагончиков. На костре кипел котел с супом, на веревке сушилось выстиранное белье.

Из служебного вагончика показалась Анна Ивановна в белом халате.

— Здравствуйте. — Вера Петровна протянула ей удостоверение. — Мне хотелось бы видеть товарища Кравченко.

Анна Ивановна прочла документ.

— Понятно. Я Кравченко. — Она вернула Седых красную книжечку.

Следователь улыбнулась:

— Простите, думала, по фамилии и по должности мужчина…

Анна Ивановна развела руками:

— Увы. Многие так думают. — И, спохватившись, официально добавила: — Можете приступать. Говорите, что надо показывать. Я не знаю, что делается в таких случаях. Скажу только, что все члены экспедиции в тайге, на работе.

— Жаль, хотелось поговорить с ними. Но ничего, придется в другой раз. — Вера Петровна представила ей Давыдову и Михеича: — Вот понятые. Мы осмотрим место происшествия, составим протокол.

— Понимаю, — помрачнела Кравченко. — Сейчас, только проветрится лаборатория. Работа с ядом. Через минут десять можем зайти… Пока располагайтесь вот здесь. — Анна Ивановна показала на пень. — Можно в нашем жилом вагончике.

— Спасибо, мы на воздухе.

— Можно в машине, — предложил шофер, но тут же понял, что ему вмешиваться не следует.

Дарья Александровна устроилась на пеньке, церемонно расправив платье.

Михеич остался стоять и закурил папиросу. Шофер направился к машине.

Анна Ивановна снаружи открыла окно в лабораторию.

— А с той стороны задвижка имеется? — спросила следователь.

— Да, — ответила Кравченко. — Окно запирается.

Седых кивнула.

Воцарилось тягостное молчание.

— Хорошо у вас, уютно, — попыталась завязать разговор следователь.

— На природе мы сами собой, — вздохнула Анна Ивановна.

— Много человек в экспедиции?

— Семь человек. Я, Кравченко Анна Ивановна, собственно, научный руководитель, Азаров Степан Иванович — бригадир…

— Это мы потом подробно, — деликатно прервала ее Седых. — Я просто спрашиваю. Значит, работаете в этом вагончике, а живете в том?

— Да. Еще замечу, что один член экспедиции в отъезде. В Москве. Все люди почти из разных городов…

— Как филателисты, — кивнула Седых. — Живут в разных уголках страны, а собираются вместе и знают друг друга хорошо.

— Вот-вот, — подтвердила Анна Ивановна. — Змееловы — это вроде касты. Занятие, как вы сами понимаете, специфическое.

— Да, — усмехнулся Михеич, — чудное. Однако не из робкого десятка ребята. Я бы не пошел на такое дело. Медведей для зоопарка отлавливал. А тут — нет.

— Ну можно заходить, — решительно поднялась Кравченко.

Все гуськом потянулись в вагончик.

Когда Анна Ивановна стала показывать лабораторию, любопытная тетя Даша заглянула в террариум со змеями.

— Батюшки, пресвятая богородица! — закричала она и, путаясь в длинной юбке, опрометью бросилась из комнатки, сбив на ходу шофера, разглядывавшего операционную с лестницы.

Старушку с трудом успокоили. Давыдова наотрез отказывалась идти в лабораторию. Она забралась в машину и сидела ни жива ни мертва, осеняя себя крестным знамением.

— Дарья Александровна, вы должны присутствовать обязательно, — уговаривала ее Седых. — Ведь вам надо подписать протокол…

— Што хошь подпишу, а к гадам не пойду, хоть режь меня! — расплакалась старушка.

Вера Петровна растерялась.

— Ничего не поделаешь, — развел руками Михеич. — А вы не расстраивайтесь, товарищ следователь, подтвердим все как есть. Пусть она снаружи стоит и смотрит.

Так и пришлось сделать. Давыдова согласилась, стоя на лестнице, наблюдать за происходящим. Но в вагончик — ни ногой.

Анна Ивановна открыла следователю сейф.

— Это тоже яд? — спросила Седых, указывая на флакончик.

— Да, яд щитомордника. Сухой яд собирается отдельно от каждого вида. Пропал флакон с гадючьим ядом.

— Где было больше?

— В том. В основном здесь водятся гадюки.

Тщательно осмотрев оборудование лаборатории, Вера Петровна заглянула под тумбочку, на которой стоял сейф.

— Дайте какую-нибудь палку, — попросила она.

Анна Ивановна подала линейку, которой измеряли змей.

Седых выкатила оттуда флакончик и взяла его осторожно за края. Он был пустой. Около донышка белела небольшая трещинка, на стекле сбоку были видны следы наклейки. Следователь вопросительно посмотрела на Кравченко.

— У нас таких пустых флаконов много, — спокойно пояснила та. — Закатился туда случайно, вот и не выбросили…

Завернув аккуратно находку в бумажку, следователь спросила:

— Яд находился только в одном флаконе?

— Разумеется.

— У вас есть медикаменты, содержащиеся в таких же флаконах?

Кравченко молча проводила всех в операционную и открыла аптечку.

— Пенициллин, стрептомицин, короче — антибиотики. — Она достала несколько коробок с точно такими же флаконами.

— Зачем вам столько антибиотиков? — спросила следователь.

— Лечим змей.

— Чудно́, — покачал головой Михеич. — А зачем их лечить человеческими средствами?

— Представьте себе, рептилии тоже болеют. В том числе и, как вы выразились, человеческими болезнями. Кстати, одна из наиболее распространенных болезней у змей — воспаление легких.

— Да ну? — удивился лесник.

— И туберкулез. Во-первых, они очень чувствительны к колебаниям температуры, а во-вторых, у змей одно легкое полностью отсутствует или неразвито… — Кравченко спохватилась и оборвала объяснение. — Давайте продолжим? — предложила она сухо.

На осмотр и составление протокола ушло еще около часа.

…Лесник отправился домой пешком, сославшись на то, что ему надо заглянуть на одну из делянок. Остальные уехали на машине.

Дарья Александровна успокоилась окончательно только тогда, когда машина выскочила на шоссе.

— Ну и уважила, соседка! — стала выговаривать она Вере Петровне. — Сколько жила, впервой такого страху натерпелась. Нет, это же надо столько гадов насобирать! Аж волосы дыбом встают…

— Вот, бабуся, — подтрунивал над ней шофер, — прожили, поди, годов семьдесят, а такого еще не видывали.

— И не приведи господь еще раз увидеть! — отмахнулась старушка.

— А как же в зоопарке их показывают? — не унимался шофер.

— Леший их знает.

— А вы, бабуся, в зоопарке не бывали?

— Ишо чего не хватало! По телевизору показывают, я из комнаты бегу. Так и кажется, по дому расползутся.

Вера Петровна слушала их разговор с улыбкой, но не вмешивалась. Так, беседуя, и доехали до прокуратуры.

— Каково ваше первое впечатление? — спросил Холодайкин Веру Петровну, как только она зашла к нему.

Седых, уставшая от поездки, без приглашения опустилась на стул.

— В данном случае так сразу и не скажешь, Алексей Владимирович. Уж больно все необычно. И люди, и их занятие, и ценность — я имею в виду практическую ценность исчезнувшего яда…

— Позвольте, позвольте, в заявлении руководителя экспедиции указывается точная сумма, что-то более четырех тысяч рублей. А вы говорите — неизвестна.

— Кстати, вы мне забыли сказать, что Кравченко — женщина…

— Вы знаете, Вера Петровна, как я занят, — нахмурился Холодайкин, вертя в руках толстый красный карандаш. — Кроме того, какое это имеет значение? Так вот, насчет ценности: вы не правы. Любую ценность можно продать либо использовать в преступных целях.

Он со стуком положил карандаш на стол, как бы подводя черту под их спором.

Вера Петровна поднялась:

— Дня через два у меня будет мнение. Предварительное, естественно.

— Держите меня в курсе, — более примирительно сказал врио прокурора, углубляясь в бумаги, лежащие перед ним.

 

20

Первой следователь Седых вызвала руководителя экспедиции. Веру Петровну поразило то, что Анна Ивановна приехала в красивом платье-миди, в туфлях на платформе, с модной прической и слегка накрашенными губами. Словно не из тайги на грузовой машине, а прямо с самолета из Москвы.

Следователь невольно застыдилась своей скромной и не столь ухоженной внешности, хотя ее благоустроенная квартира находилась в трех минутах ходьбы от работы.

Зная, что Кравченко курит, Вера Петровна предложила:

— Здесь можно курить.

— Благодарю вас. — Анна Ивановна достала из сумочки пачку «Явы» и зажигалку. — На все хватает силы воли, а вот курить бросить не могу, — сказала она.

— Мне очень хочется побольше узнать о вашей работе, — начала Вера Петровна.

— Для дела или вообще?

— И для того, и для другого. Я вчера обошла все наши библиотеки и нашла вот только это. — Следователь вынула из ящика стола книжечку.

Анна Ивановна взяла ее в руки, перелистала:

— Бломберг. «Змеи-гиганты и страшные ящеры». С научной точки зрения эта книжка не представляет интереса. Это сенсационно, не спорю. Может быть, даже кое в чем полезно, потому что любое правдивое свидетельство очевидца помогает развеять предвзятость и вздорность в отношении людей к рептилиям. Но в данном случае — я имею в виду дело, по которому мы встретились, — она не поможет ни на йоту.

Вера Петровна улыбнулась:

— Вот именно. Помочь разобраться в этой истории можете только вы.

— Постараюсь. — Кравченко закурила; Вера Петровна пододвинула ей пепельницу. — Благодарю.

— Понимаете, дело не совсем обычное. И хоть следователь должен знать все, я признаюсь: о змеях, об их яде ничего не знаю. Почти ничего. Конечно, можно истребовать литературу, но пока ее разыщут… Представляете, сколько уйдет времени? (Кравченко кивнула.) Так что я вынуждена отрывать вас от научной работы. Расскажите о ней.

Искренний тон следователя совершенно обезоружил Анну Ивановну. Она улыбнулась.

— Знаете, Вера Петровна, чтобы рассказать о нашем деле, не хватит и месяца каждодневных бесед. Что вас интересует? Зачем экспедиция? Зачем я мотаюсь по странам и изучаю змей? Зачем мы собираем змеиный яд? Зачем я спорю с академиками? Ой-е-ей! Это целая эпопея. Уж лучше задавайте вопросы. И, как говорится, по существу.

— Хорошо. Цель экспедиции?

— Вот это и есть главный вопрос, вбирающий все остальные. На основе змеиного яда готовится много лекарств от нервных, психических заболеваний, заболеваний крови… И с каждым годом потребность в нем растет неимоверно. Поэтому число змей уменьшается катастрофически. Не забывайте, помимо отлова рептилий для научных и медицинских целей, их уничтожают нещадно все — от взрослых до детей. Они гибнут от других животных…

— А специальные питомники? — поинтересовалась Вера Петровна.

— Серпентарии? Это не выход. В нашей экспедиции мы отлавливаем змей, берем у них яд и снова отпускаем, чтобы они не оторвались от родной среды. Это первая попытка научно обосновать и практически доказать разумность такого подхода к решению вопроса о добыче змеиного яда и сохранению количества змей в нашей стране.

— Неужели у нас не хватает змей?

— Этот вопрос мне задают все. Да, не хватает. А с кобрами, например, дело вообще обстоит катастрофически. И мы вынуждены закупать за границей сухой яд этих змей. А сейчас министерство намеревается приобрести кобр у Ирана. На валюту!

— Покупать змей на золото? — воскликнула Вера Петровна.

— Вот именно, — усмехнулась Кравченко.

— Не понимаю, — пожала плечами следователь. — Ну ладно. Скажите, а нельзя создавать искусственные препараты, заменяющие змеиный яд?

— Пока — нет. Змеиный яд — сложнейшее белковое соединение. А человечество еще не умеет синтезировать куда более простые белки. Ведь нет искусственного хлеба или сахара.

— Какова стоимость сухого змеиного яда?

— Это зависит от вида.

— Ну, например, яд гадюки?

— Около полутора тысяч рублей за один грамм сухого яда.

— Вот вы получаете яд. Куда и как вы его отправляете?

— Должны были послать в Таллин. Там делают лекарства из яда.

— Как это осуществляется конкретно?

— Сухой змеиный яд посылается по месту требования и только по присланной заявке. Кроме фармакологии, он нигде практического применения не имеет.

Седых задумалась. Потом сказала:

— Но ведь его еще можно использовать и для преступных целей? Убийство, например?

— Как вы сами понимаете, это слишком дорогой способ убийства, — горько усмехнулась Кравченко.

— Сколько получают змееловы за свою работу?

— За отловленную кобру — 30 рублей. За гюрзу — до 25, в зависимости от величины. За одну гадюку они получают три рубля. Отловить пять гадюк в день под силу средней опытности змеелову. А есть такие, что за сезон отлавливают три тысячи… Я не вижу смысла нашим змееловам красть яд: все равно что у самого себя… Потом, это значит украсть у тысяч людей здоровье! Мы же говорим каждый день о морали…

— Это верно. И все-таки кто-то сделал это. Люди бывают разные.

Анна Ивановна тяжело вздохнула:

— Это верно, люди разные бывают.

— Что вы можете сказать о членах экспедиции?

— Это прекрасные, честные ребята! — горячо воскликнула Кравченко. — Каждый из них мог поехать ловить змей в Среднюю Азию, где их ждал хороший заработок. Места обитания змей там известны. — Кравченко взяла сигарету и стала чиркать зажигалкой, но та не загоралась. Тогда она смяла сигарету и бросила в пепельницу. — И вот эти люди приехали сюда, в Сибирь, не зная наверняка, смогут ли хорошо заработать. Мы ведь оплачиваем им только дорогу. Здесь они содержат себя сами. И поехали они сюда, потому что поверили в мою идею, она стала нашей общей целью…

— Я вас понимаю, Анна Ивановна, — мягко остановила ее следователь. — Но вы обратились к нам потому, что у вас пропал яд. Труд всего коллектива. Верно?

— Да, — согласилась та.

— И это поставило под угрозу ваше имя?

— Не в имени дело, — махнула рукой Кравченко. — Идея…

— Во всяком случае, вам после этого будет трудно добиться расширения эксперимента?

— Считаете, что экспедицию прикроют?

— Что-то в этом роде, — кивнула Вера Петровна.

— А ведь это действительно так! — как бы осознав весь смысл происшедшего, воскликнула Кравченко. — Экспедицию разрешил директор на свой страх и риск. И вопреки, в общем-то, мнению большинства людей, от которых это зависело… — Анна Ивановна устало опустила голову на руки, обхватив лоб пальцами, и добавила, словно самой себе: — Ужасно то, что главным аргументом против этой моей затеи был вопрос учета и хранения яда…

— Как вы платите людям?

Кравченко выглядела так, словно на нее вдруг навалилась огромная тяжесть, которую трудно и невозможно выдержать. И стала отвечать безразлично и вяло:

— Лаборанты у нас получают оклад. Ну, еще надбавку за вредность, полевые и так далее. Змееловам мы платим за количество отловленных змей по принятым ценам плюс дорога в оба конца, как я уже говорила.

— Они хорошо заработают в экспедиции?

— Теперь-то с уверенностью можно сказать, что хорошо. На днях мы натолкнулись на ареал змей с большой плотностью обитания. Сорочий мост называется. Да, заработают они очень хорошо. Но не забудьте, они рискуют жизнью. Нельзя завидовать их деньгам…

— Я понимаю.

— А я не могу понять: кому пришло в голову воровать яд? Не могу, и все!

— Вы можете поручиться за каждого?

Анна Ивановна посмотрела в глаза следователю долгим грустным взглядом:

— Даже после всего того, о чем мы с вами здесь говорили, — да, могу.

— Вы подбирали состав экспедиции?

— Степан Азаров. Я ему верю так же, как себе. До сего времени он был бригадиром. Но после случившегося отказался, как мы ни уговаривали. Теперь бригадир Клинычев.

— Значит, у вас никаких подозрений нет?

— Нет.

— Я думаю, на сегодня хватит, — предложила Вера Петровна.

— Да, да. — Кравченко растерла лоб пальцами. — Мне все нужно осмыслить. Разобраться. Вспомнить. Вот-вот, вспомнить.

 

21

Когда Геннадий работал в утро, Вера Петровна возвращалась позже него.

В квартире ему одному не сиделось. И хотя они жили в четырехэтажном доме, жильцы сохранили крестьянскую привычку коротать время во дворе. Поэтому особой заботой всех жителей пользовались деревянные скамеечки, врытые в землю около подъездов и всегда свежевыкрашенные. Вечерами они никогда не пустовали.

Завидев жену, Геннадий, в своих неизменных галифе, оставшихся от военной службы, и в застиранной, но опрятной ковбойке, как обычно, поднялся навстречу, и они медленно, молча прошли к себе, на последний этаж. Теперь он уже не спустится вниз: они были вдвоем.

Вера Петровна тут же стала собирать на стол, разогревать обед. Так у них повелось — это делала только она, какой бы усталой ни приходила.

Сидя напротив мужа, спокойного, молчаливого, она думала о том, что поступила когда-то опрометчиво, выбрав профессию следователя. Геннадий не умел готовить. Не умел, а скорее не любил возиться с рубашками, майками, носками, платками, даже когда жил один. И теперь все делала Вера Петровна. Ей нравилось его пренебрежение к хозяйству. Она же любила хозяйничать, ухаживать за ним.

Выезжая в командировки, она часто ловила себя на мысли о нем, как он там один, в их тихой квартире. Ей казалось, что она обкрадывает его в эти часы и он ужасно растерян и обижен на нее.

С самого начала Вера Петровна заметила, что Геннадий в ее отсутствие дома не ест. Она спросила: почему?

— Федор заходил. Пошли в столовую. Пиво пили.

Потом она поняла, что муж без нее не воспринимает их дом. Это ее обрадовало. И еще она поняла, что он очень серьезно относится к семье.

И она была счастлива, и готова была забыть ради него все — и работу, и себя.

Из всех людей, с которыми Вера Петровна общалась, один понял это — прокурор Савин. Он никогда не заговаривал с ней о ее личной жизни. Но как-то просто, по-домашнему сказал ей:

— Веруша, учиться дальше надо. В аспирантуре. Заочно, конечно. Человек ты толковый, способный. Так что берись за науку.

Седых знала, что Савина давно уже звали в область, что пойди он по этой лестнице, добраться ему до Москвы. Но Савва, как его называли за глаза, расположился в Талышинске оседло и никуда не хотел уезжать.

Надо же случиться такой нелепости: мужик в расцвете сил, нет еще и пятидесяти, а сердце подвело.

Помня его советы, Вера Петровна начала готовиться в аспирантуру. Геннадий и словом не обмолвился с ней об этом. И вряд ли сказал бы когда-нибудь, если бы она сама не заговорила. Он так же ходил бы в столовку, молча ждал бы ее с работы, из библиотеки, стараясь не стеснять собою ее жизнь…

— Сегодня я говорила с удивительным человеком, — сказала Вера, переставая есть.

Геннадий молча кивнул. Он умел ее слушать. И она видела, как занимали его ее дела и мысли.

— Настоящий ученый. Женщина, а герпетолог.

— Это что?

— Специалист по змеям.

Он снова кивнул, давая понять, что знает, о ком идет речь. Тетя Даша успела оправдать свою поездку в экспедицию. Весь дом наполнился слухами об истории с пропажей сухого яда.

— Ох, Гена, замечательная она женщина. Ты не можешь себе представить! Живет в тайге, где нет ни водопровода, ни парикмахерской, а одета и причесана, словно в столице. А говорит как — заслушаешься! Умница… Надо мне поступать в аспирантуру, — неожиданно закончила свой рассказ Вера Петровна.

— А долго учатся в аспирантуре?

— В заочной четыре года. Конечно, нелегко будет.

— В заочной… — Он кивнул. — Смотри сама. Мать я тогда уговорю, наконец, от сестры оторваться и к нам переехать.

— Я справлюсь сама, честное слово.

— Не справишься. С мальцом, не забудь…

— Эх, только бы поступить! Надо еще так много книг перечитать.

Геннадий спрятал улыбку:

— За полгода прочтешь?

Вера рассмеялась:

— Одни прочтешь, другие появятся! Как грибы.

— Когда у тебя декретный отпуск?

В этом вопросе он был весь: тут и забота о ней, и его неумение сказать это по-другому, и твердый наказ беречь себя. Она это поняла.

— Через два месяца.

— У тебя еще очередной не использован.

Вера отрицательно покачала головой:

— Нельзя.

— Не хочешь. — Он сказал это спокойно, без обиды, без осуждения, потому что знал ее и понимал.

— Все будет хорошо, Гешенька. Все обойдется.

Он молча кивнул.

 

22

— Степан Иванович, у вас существует инструкция о порядке хранения ядов? — спросила Седых у бывшего бригадира змееловов на допросе.

— Существует.

— Пожалуйста, расскажите мне об этом подробней.

— Уже когда он сушится в эксикаторе… вы видели, знаете, о чем я говорю?

— Да, знаю.

— Так вот шкаф, в котором сушится яд, должен быть опечатан.

— Кем?

— Это делали мы с Анной Ивановной. Когда яд готов — ну, сухой, — его соскабливают, взвешивают и фасуют. То есть ссыпают во флакончики.

— Кто отвечал за эту операцию?

— Соскабливают яд почти все в свободное время. Это трудоемкая работа. Конечно, если бы у нас было достаточно лаборантов, занимались бы этим только они.

— Кто делал остальные операции?

— Я. Ну, и Анна Ивановна.

— У кого в подотчете готовый яд?

— У меня.

— Значит, взвешивать сухой яд и фасовать его имели право только вы?

— Да.

— И Кравченко?

— Формально нет, только я.

— Почему этим делом занималась и Кравченко?

— Потому что я ей доверяю так же, как себе. Она раза два или три подменяла меня. Если бы каждый раз ждали меня с ловли, знаете, сколько уходило бы времени?

— Таким образом, инструкция нарушалась?

— Нарушалась.

— Почему вы так доверяете Кравченко?

— А кому же доверять, если не ей…

— Кто-нибудь еще, кроме вас или Кравченко, взвешивал и расфасовывал яд?

— Нет.

— Вы думали о том, кто мог украсть яд?

— Нет, не думал. А кто к нам полезет? Змеи…

— Ну, знаете, есть люди, которых змеями не испугаешь.

— Вы имеете в виду кого-нибудь из наших?

— Сейчас я никого не имею в виду, но допускаю, что это мог быть кто-нибудь из ваших. А вы разве не допускаете?

— Я ручаюсь головой за каждого.

— Голова одна, а людей много. Не торопитесь. Яда-то нет. Кто-то должен за это понести кару.

— Если надо, я отвечу…

— А что вы сами думаете о случившемся?

— Вы хотите сказать, кого я могу подозревать?

— Допустим, так.

— Я никого не подозреваю. Абсолютно никого. Никто из ребят не может этого сделать…

— Бывают не только преступные цели. Существуют еще такие человеческие страсти, как зависть, ревность, личная обида…

— Нет, нет! Странно, например, Венька — и зависть. Горохов — и ревность… Нет, товарищ следователь, для наших ребят это не подходит.

— Что вы скажете о Гридневой?

— Ничего не могу о ней сказать.

— Ни хорошего, ни плохого?

— Ничего плохого. Но мне кажется, что она честная, хорошая девушка…

— Вы ее знали раньше?

— Нет.

— И за несколько дней знакомства составили категорическое мнение.

— Не в моих правилах подозревать людей.

— И не в моих тоже.

— Мне кажется, это ваша профессия.

— Я не подозреваю, а расследую. Разницу чувствуете?

— Чувствую. Короче, в Гридневой я уверен.

— Вечером, накануне отъезда, она была в лаборатории?

— Была. Ведь она лаборантка.

— Кто еще был в служебном вагончике накануне пропажи яда?

— Я не знаю, все могли быть. В этот вечер мы с Кравченко находились в Талышинске, говорили по междугородному телефону. Остались ночевать.

— Хорошо. Ознакомьтесь с протоколом и подпишите.

 

23

Через некоторое время после того, как ушел Азаров, в кабинет следователя кто-то несмело постучался.

— Войдите! — сказала Вера Петровна.

Осторожный стук повторился.

— Войдите, говорю!

Вася Пузырев приоткрыл дверь и посмотрел на Седых долгим грустным взглядом.

Вера Петровна рассердилась:

— Вы зайдите или закройте дверь.

Шофер сделал шаг в комнату, снял кепку и уставился в верхний угол комнаты.

— Вы говорить умеете?

Вася кивнул.

— Так я вас слушаю.

Шофер медленно, по одной половице, дошел до стола следователя и положил кепку на стол.

— Из-за меня все это, — выдохнул он и опустился на стул. — А бригадир тут ни при чем. Ужа подкинул я. Не со злобы… Девушка нервная оказалась. — Он развел руками и причмокнул: — Нервы не исправишь, они от природы.

— Вы кто? — резко спросила Вера Петровна.

— Пузырев Вася я, шофер экспедиции. — Василий покачнулся, и тут только следователь поняла, что он пьян.

— Вот что, Вася Пузырев, отправлю я тебя на пятнадцать суток за появление в государственном учреждении в нетрезвом виде…

— Разве я пьян? Так, самый чуток… А вы послушайте…

— Придете в себя, тогда поговорим.

— Я и сейчас могу все, как было. Ни грамма не утаю. Значит, я ей вокруг шеи вот такого махонького ужа, — шофер показал руками. — А она — хлоп! На пол как шмякнется…

Вера Петровна вышла из-за стола, сунула Пузыреву кепку:

— Я не шучу! И прошу в моем кабинете не появляться пьяным.

Вася надел кепку и, не сказав ни слова, удалился.

Следователь выглянула в приемную.

— Земфира Илларионовна, куда же вы смотрите?

— А что? — встрепенулась та.

— Вот сейчас парень был — он абсолютно пьян.

— Это который в кепочке?

— Да.

— Никогда бы не подумала, — удивилась секретарь. — Вежливый такой. Посмотрите. — Она показала на большой букет иван-да-марьи, поставленный в поллитровую банку. — Он преподнес. Ну и ну! Неужели того, подшафе?

Вера Петровна вздохнула и вернулась на свое место.

После обеда к следователю пришла Зина Эпова, вызванная повесткой. Девушка страшно волновалась и не знала, куда девать руки.

Вера Петровна помнила ее по почте.

— Вы, Зиночка, успокойтесь. Вот, говорят, какая смелая, змей ловите, а здесь разнервничались. Значит, говорите, что накануне отъезда, вечером, Гриднева работала в лаборатории?

— Да, работала, товарищ следователь.

— Чем конкретно она занималась, знаете?

— А чем ей заниматься? Ядом.

— Какую именно операцию выполняла Гриднева?

— Соскабливала.

— А взвешивала?

— Может быть. Это я так думаю, потому что после того, как соскоблишь яд, его надо взвесить и ссыпать во флакончик…

— А вы этим тоже занимались?

— Конечно, когда была лаборанткой. Степан Иванович, бывало, скажет: вот, мол, тебе, Зина, ключ, сделай то-то и то-то.

— И часто вы это делали?

— Раза три. Потом стала ходить на отлов. И вот теперь Гриднева приехала…

— Так-так. И что же случилось в тот вечер?

— Вася Пузырев, шофер наш, у вас уже был?

— Был, — вздохнула Седых.

— Он хотел подарить Гридневой маленького полоза Шренка. Ну, и повесил его ей на шею. Она подумала, что это ядовитая змея, и упала в обморок.

— Этот Вася Пузырев что, часто выпивает?

Зина растерялась, не зная, что ответить.

— Понимаете, он сегодня пришел ко мне совершенно пьяный.

— Бывает у него иногда, — пряча глаза, сказала Зина. — Хороший человек Вася, только чувствительный и поэтому выпивает. А сейчас переживает очень. Да еще машина сломалась…

— Что вы можете сказать о Гридневой?

Зина вытерла платочком вспотевшие ладони.

— У меня к ней своих претензий нету. Так, обыкновенная женщина. — Эпова опустила голову.

— И все же? Вы девушка, должны были приглядеться к ней лучше ребят.

— Какая-то ненастоящая она. Не своя. С виду простая, а иногда слова какие-то говорит… не как простая. Все расспрашивала, интересовалась. Все-то ей любопытно, прямо везде залезет…

— А что именно ее интересовало?

— Да все. Сколько яд стоит, как пельмени делают, как грибы сушат, да можно ли мех на шубу достать, можно ли икру купить…

— Вы не замечали, какие у них взаимоотношения с Азаровым?

— Азаров меня не интересует. Как начальник и человек — он хороший, — резко ответила Зина и отвернулась.

— А у вас какие отношения с Азаровым?

— Если что говорят, так это выдумки! — запальчиво сказала Зина.

Вера Петровна скрыла улыбку.

— Ну хорошо. Может быть, все-таки их отношения были несколько иными, чем, например, с другими членами экспедиции?

— Что она липла к нему — это точно, — выпалила девушка и, спохватившись, добавила: — Это вам каждый скажет. Не я одна замечала.

— Хорошо. Вы еще что-нибудь о Гридневой не помните?

— Не знаю, удобно говорить или нет…

— Смотрите сами.

— Как-то она переодевалась, я заметила: белье у нее заграничное. Нет, не такое, как у нас продают. У нас в универмаге тоже есть чехословацкое, гэдээровское… А у нее совсем особое. На трусах сзади обезьяна нарисована и не по-русски написано…

— Обезьяна, говорите? — улыбнулась Вера Петровна. — Это бывает. Человек в Москве живет. Там в магазинах много заграничных товаров.

— Я бы такие трусы не надела. Срамиться только, — решительно сказала Зина. — В бане бы все засмеяли.

— Зина, а что, Азаров при больших деньгах?

— Степан Иванович? Что вы! Деньги у него не держатся. Как только получит, сразу спускает все. Отсылает старикам и… — Зина замялась, — жене тоже. Поедем в город, а он норовит заплатить за всех. Вот Клинычев лежал в больнице, Степан Иванович не знал, что и купить ему, за раз рублей двадцать пять истратил… А недавно даже у Анван одалживался, чтобы родителям послать.

— А как сейчас у вас в экспедиции? Работаете?

— Работаем, — вздохнула Зина. — Как же иначе? Только переживают все очень. Анну Ивановну жалко. И Степана Ивановича тоже.

— Хорошо, Зина. Мы еще, если будет надо, встретимся. Только сами понимаете, здесь мы о разном говорили…

— Понимаю, товарищ следователь. Я никому ничего не скажу. Да и незачем…

— Тогда на сегодня все.

…Вскоре у Веры Петровны состоялся очередной разговор с Холодайкиным. Ознакомившись с материалами дела, врио прокурора остался недоволен темпами расследования.

— Заносит вас, Вера Петровна. Много разговоров. Допрос надо вести конкретнее. Поверьте мне, я тридцать лет на страже закона…

— Мне кажется, главное — установить контакт с допрашиваемым. Человек раскрывается тогда, когда он чувствует, что с ним говорят искренне, затрагивают близкую ему тему…

— И говорит то, что надо ему, а не вам как следователю, — перебил Алексей Владимирович. — Поглядите, например, — он хлопнул ладонью по раскрытой папке, — Кравченко. Сведений много. И совсем нет того, что нас с вами может заинтересовать.

— Из разговора с Кравченко я узнала больше, чем прочла бы в десяти книжках, — нахмурилась Вера Петровна.

— Я не хочу вмешиваться в ход следствия, но вы учтите, что в дальнейшем… — назидательно сказал Холодайкин. — И обратите внимание на отношения Азарова с Гридневой. Не покрывает ли он ее?

— Но тогда он покрывает и Зину Эпову. Он не сказал, что она тоже занималась взвешиванием и фасовкой яда.

— А вы внимательно прочтите показания Эповой. Сейф был часто открыт. Ключ он доверял другим. Стало быть, изъять яд мог каждый. Что это — халатность? Или симуляция халатности? Разберитесь во всем этом. Пусть Кравченко руководитель экспедиции. Но ведь яд в подотчете у бригадира. По закону он даже ей не имел права передавать ключ от сейфа. Для чего существует инструкция, правила?

— Он доверял Кравченко. И по-моему, она достойна такого доверия.

— Я не говорю об этом, — досадливо поморщился Холодайкин. — Сам факт важен, обстановка в экспедиции. Этакая коммуна…

— Насколько мне кажется, доброжелательная обстановка.

— Ладно, — вздохнул врио прокурора. — Вы лучше скажите, послали флакончик на экспертизу?

— Да. На дактилоскопическую и химическую.

— Что предпринято в отношении выяснения местопребывания Гридневой?

— Этим я сейчас занимаюсь.

— Занимайтесь, занимайтесь. Загадочная особа, — сказал Холодайкин. — И постарайтесь уложиться в срок. Я не против книг, Вера Петровна, но жизнь иногда такое подстраивает, что не лезет ни в какие рамки. И что вы пасуете перед незнакомыми вещами?.. Ну, змееловы. Люди остаются людьми. Будьте более строгой и жесткой.

После этого разговора расстроенная Вера Петровна излила душу Земфире Илларионовне, чтобы как-то успокоиться.

— Слышала, как он тебя распекал, — утешала ее секретарша.

— Честное слово, с Савиным легче было. Он никогда так не говорил…

— Почему было? Савва еще прокурор, — сказала Земфира Илларионовна. — А во-вторых, я тоже сперва опасалась Алексея Владимировича. Потом привыкла. Сухарь он. Требовательный. У каждого свой стиль.

— Прокурор тоже требовательный. Может быть, даже больше. Но он доверял мне, не опекал так мелочно…

— Это верно… Навестила я вчера его жену. Говорит, что поправляется наш Савва.

— Я рада. Его здесь действительно не хватает. Земфира Илларионовна, ко мне никого нет?

— Нет, Верочка, — ответила секретарь.

— Пойду на почту. По делам.

— Больше, больше двигайся. Полы мой, стирай, работай.

— Знаю, — улыбнулась Седых.

— Вот-вот, рожать будет легче. Перед тем как в роддом идти, я сама весь дом перемыла, прибрала….

Вере Петровне трудно было представить, как эта хрупкая, маленькая и сухонькая женщина когда-то ходила беременной, рожала.

— Страшно было? — спросила она.

— Конечно. Врут бабы, что не страшно. Конечно, если четвертого, пятого, тогда наверно. Первого — не весело идти. А как показали мне мою Анку — слезами от радости залилась… И все забыла. Так, наверное, и все.

Вера Петровна счастливо улыбалась чему-то своему.

 

24

Чижак вел себя в кабинете следователя совершенно спокойно.

— Я отношусь к жизни философски, — сказал он, поглаживая бороду. — Все, если так можно выразиться, крутится вокруг главного — любви. Верно я говорю?

— Любовь очень много значит в жизни человека, — подтвердила Вера Петровна, с любопытством поглядывая на его экстравагантную внешность. — Но неужели вы своей профессией тоже обязаны любви к кому-нибудь?

— Нет. Если девушка нравится мне и спрашивает, чем я занимаюсь, я говорю — герпетолог. Загадочно. Привлекает. Если не нравится, говорю, что змеелов. Всё! Больше данная особа ко мне не подойдет. Психология женщины, как я успел заметить, довольно примитивная штука… Я, разумеется, не имею в виду присутствующих.

— Интересно, — засмеялась Седых. — И у вас достаточно оснований для таких обобщений?

— Вполне. Женщин я делю на восемнадцать категорий. Классификация строго научная, с учетом большого опыта. И знаете, разговаривая с мужчинами, в общем-то каждый раз убеждаюсь, что мои наблюдения и выводы абсолютно правильны. Но при разнице у всех восемнадцати категорий наблюдается ряд общих черт…

— Например, какие категории?

Чижак взял в кулак бороду.

— Категория первая. У которых тяга к семье, верности. Типичный представитель — наша Зиночка Эпова. Знаете?

— Да, конечно.

— Типичный комплекс семейственности. Хочет замуж. Нет, я ничего плохого в этом не вижу, но думаю, что замужество — это следствие, а не самоцель…

— Ясно. А Оля Гриднева? — как бы невзначай спросила Вера Петровна.

— Та похитрее будет. Четвертая категория. Ей подавай что-нибудь из ряда вон. И обязательно во всех отношениях на голову выше всех остальных…

— Деньги любит?

Чижак на секунду задумался.

— Да не просто деньги, это каждой дуре… простите, девчонке нравится, а с гарантией…

— То есть как?

— Очень просто: ведь сотню можно рублями, а можно одной бумажкой. Значит, не переведутся. Мне думается, Гриднева из тех, кто крупную купюру выискивает. А чего бы ей тогда мотаться то к геологам, то к нам? Мы все-таки поденежней будем.

— Может быть, вы, Чижак, несправедливы к ней?

— Я? Несправедлив? А с чего мне быть к ней несправедливым?

— Между людьми разное бывает, — улыбнулась Седых.

— Нет, я к ней не питал ничего. Этот тип девушек для меня ясен. А если ясен, значит — не интересен.

— А она была к вам неравнодушна?

Веня развел руками:

— Это уж спросите у нее.

— Хорошо, знаток женского сердца и души. А как по-вашему, могла бы Гриднева похитить яд?

Веня ошалело посмотрел на Веру Петровну.

— Вы можете не отвечать, если не хотите, — сказала следователь, глядя на растерявшегося Чижака.

— Нет, почему же, — пробормотал тот. — Значит, могла ли она того, ну… увести флакон?.. А черт ее знает! — Веня наморщил лоб. Видимо, в его голове происходила невероятная для него работа. Он посмотрел на Веру Петровну, потом в окно, затем снова на следователя. Встряхнувшись, Чижак вдруг расплылся в улыбке: — Нет, не могла!

— Почему?

— Женщина, — развел руками Вениамин. — Этим все сказано.

Седых рассмеялась:

— Что именно?

— Поймите: барахло там, тряпье, ну мех еще — куда ни шло. Но яд? Нет. — Чижак решительно рубанул ладонью.

 

25

После поездки в областную прокуратуру Холодайкин стал проявлять к делу о пропаже сухого яда все больше и больше внимания.

Он тщательно ознакомился с материалами следствия и решил дать кое-какие указания Вере Петровне.

— Вы должны проверить всех, — сказал врио прокурора. — Хорошо, Кравченко опускаем. Ей одной это во вред. Давайте рассуждать: Эпова Зинаида могла быть тем самым человеком, который похитил яд?

— Нет.

— Почему же? То, что она строила определенные виды на бригадира Азарова, ясно.

— Обыкновенная романтическая влюбленность.

— Вы плохо знаете талышинцев. Между прочим, это всегда были зажиточные, крепкие люди. И при царе, и при Советской власти. Места здесь богатые. Нравы суровые. Ее бабку выдали замуж в пятнадцать лет, мать — в шестнадцать. А Эповой уже девятнадцать. Так вот допустим, что Зинаида Эпова задумала женить на себе Азарова. Парень он грамотный, постоянный хороший заработок, внешность отличительная. А здесь появляется Гриднева и отбивает кавалера. Разве не повод для ревности? А где ревность — там всякое может быть. Так что Эпову со счета сбрасывать нельзя.

— То есть вы хотите сказать, что Эпова предрасположена к совершению преступления? Но это неверно вообще!

— Погодите вы со своими теориями! Я вас нацеливаю… Теперь возьмем шофера.

— Пузырева?

— Да. Выпивает. А на выпивку нужны деньги. И немалые. Пьяницы все свое добро пускают по ветру. Зыркают по сторонам — где что плохо лежит. А здесь под рукой яд. Бери спокойно — и дело с концом. Маленький флакончик, а более четырех тысяч рублей. На водку хватит во-о! — Холодайкин провел рукой по горлу. — Эту версию тоже следует отработать.

— Я уже о нем думала. Но вы представьте себе личность шофера: простой, деревенский парень, освоивший профессию водителя в армии. Честно относится не только к своему прямому делу — вождению машины, но и к другим обязанностям. Хорошие руки у парня. Он может и проводку в избе провести, и кран сменить, и смастерить что-нибудь полезное из ненужных деталей. А это верный и никогда не исчезающий приработок. Не очень большой, но всегда достаточный для того, чтобы выпить. И этот смекалистый крестьянский парень отлично понимает, что хоть яду цена четыре тысячи, но никуда он его не денет. Примусную иголку продать можно, чайник, паяльник, наконец, аккумулятор и покрышки — товар быстро и незаметно реализуемый, но яд… Таким образом, личность Пузырева довольно ясна.

— Для меня тоже, — усмехнулся Холодайкин. — Алкоголик. Они ради водки пойдут на любое хищение. Это же потенциальные преступники.

— Главный критерий в оценке личности — это факт совершения или несовершения преступления, — заметила Седых. — Нет факта преступления — нет преступника. Так считают виднейшие советские криминалисты. Фактов против Пузырева нет.

— Пока нет. Вот я вам расскажу случай из своей практики. Появился у нас здесь в Талышинске после войны конокрад — Тит-Косой. Машин тогда почти совсем не было, все на лошадях ездили. И вот две лошади пропали у хозяев. Задержали Тита-Косого, дали два года. Дело было запутанное. Короче, легко отделался. Возвращается он снова. Год всего отсидел. В лагере скостили за хороший труд. Я вызвал его к себе и провел беседу. Парень клянется-божится, что завязал. Ну, завязал так завязал. Но проверять надо. В базарный день иду на рынок. Смотрю, Тит-Косой возле коней отирается. Там длинная коновязь была. Вы старый рынок не застали, не можете знать… Я ему повестку на завтра к себе. Всегда ношу с собой пачку. На следующее утро парень ко мне явился. Я ему опять профилактику. И так раз шесть-семь. И что вы думаете? Не крал лошадей Тит. Во всяком случае, в нашем районе. Потом исчез куда-то… Вот, собственно, так, Вера Петровна.

— Я не могу одобрить ваши действия. А представьте себе, что у него и в мыслях не было снова воровать? Какую травму вы каждый раз ему наносили!

— Тит-Косой не думал красть? — Холодайкин рассмеялся: — Да вы бы видели, как он глядел на коней! Прямо как завороженный.

— И вы считаете, что так надо предупреждать преступность?

— Факт есть факт.

— Не каждый факт — закономерность.

— Не знаю, не знаю… В нашем районе его имя больше в делах прокуратуры не фигурировало.

— Предупреждение преступлений — это целая наука, это комплекс каждодневных мероприятий, деликатная и гуманная работа. Здесь обухом нельзя. Вызывать, оскорблять человека…

— Вот что, товарищ Седых, я не студент, чтобы вы меня учили азбуке. — Холодайкин разозлился. — На всякие ненужные диспуты у меня нет времени. А пока я должен заявить вам официально, что вы медленно и малорезультативно, да-да, малорезультативно ведете следствие.

— Я веду его по всем правилам, установленным Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР. Еще раз подчеркиваю, что дело сложное из-за его необычности. И потом, мы имеем дело с экспедицией, которая занята очень важной научной работой. Это я тоже, между прочим, не забываю. И потрошить людей по вашему методу не собираюсь.

— Не справляетесь — так и скажите.

— Я взялась за дело и доведу его до конца.

У Холодайкина заходили на скулах желваки.

Вера Петровна молча вышла.

 

26

Геннадий сразу заметал, что настроение у жены плохое, как только она переступила порог.

— Устала?

Вера кивнула. Геннадий молча взял у нее сумку с продуктами и отнес на кухню.

Вера тоже почувствовала, что он чем-то недоволен. И вмиг улетел куда-то разговор с Холодайкиным и все те дела, которыми она занималась на работе.

Зайдя на кухню, Вера поняла, в чем дело: на столе лежал нераспечатанный конверт. Письмо из Москвы.

Секретов у них друг от друга не было. Может быть, чужие только. Геннадий не любил говорить вообще, а в частности — о жизни своих друзей. В этом отношении он был идеальным товарищем: ни одно признание, ни один разговор, случавшийся за кружкой пива и поэтому иногда чересчур откровенный, никогда не становился достоянием третьего.

Что касалось Веры — о ней он всегда все знал. И о любом своем шаге так или иначе извещал жену.

И тут — письмо. Обратный адрес с мужской фамилией.

— Гешенька, наконец-то! Антон Романович ответил!

Геннадий вопросительно посмотрел на нее.

Она надорвала конверт и поспешно развернула листок, исписанный мелким аккуратным почерком.

— «Уважаемая Вера! Не буду писать о том, что письмо Ваше меня порадовало. Как Вашего педагога и просто как человека. Это не шаблонная фраза, которую я отписываю всем своим бывшим ученикам, хотя пишут мне многие. Ваше решение поступить в нашу заочную аспирантуру одобряю. Предлагаемая Вами тема реферата, по-моему, выбрана более чем удачно…» — Вера передохнула, счастливо взглянув на мужа.

Геннадий курил, прищурив в улыбке глаза. Волнение и радость жены передались ему…

— «Вы обратились к проблеме, которая носится в воздухе, — читала она дальше. — Говорят, спорят и пишут об этом очень много. Не бойтесь вихря страстей, бушующего вокруг нее. Материал, который у Вас в руках, дает Вам все основания ее разрабатывать. Советую не тянуть с рефератом. Я посылаю Вам приблизительный список литературы. Просмотрите эти книги. Больше внимания противникам, их надо знать. Иностранным языком начинайте заниматься сразу. Приемные экзамены осенью. Но помните, что время бежит, увы, быстрее, чем мы думаем, и уж во всяком случае быстрей, чем это высчитали астрономы. Писать мне не стесняйтесь. У Вас, наверное, есть семья. Передавайте мои поклоны близким. Желаю Вам успеха. Профессор Успенский».

Вера закончила читать и поспешно сунула листок в конверт, почувствовав вдруг неловкость перед Геннадием за свою радость и за те слова, которые были сказаны о ней в письме.

И муж выручил ее. Выручил своей бесхитростностью, своим умением точно понять настроение жены, своей способностью принимать все так, как есть.

— Хорошее письмо, — сказал он, — радостное.

У Веры отлегло.

— Какой это человек, Гешенька! В двадцать восемь лет стал доктором наук. Писала ему, а сама боялась: вдруг не ответит или напишет, что я дура, и больше ничего. Он это может. Знаешь, как однажды Успенский выступил на защите кандидатской диссертации? Вышел на кафедру и сказал всего одну фразу: «В связи с тем, что диссертация не представляет никакой научной ценности, я считаю, что отведенное для ее защиты время целесообразнее провести с максимальной для всех пользой: рядом в кинотеатре идет великолепный фильм с Фернанделем и Тото». Старикан страшно любит кино.

— Ну, а этот, кто защищал?

— Конечно, провалился. Все продолжалось, как надо: выступали, голосовали.

Геннадий улыбнулся:

— Смелый человек. Так и должно, наверное, быть.

— Вот и я не сказала тебе, что написала ему, — как бы оправдываясь, произнесла Вера; Геннадий помолчал. — Экзамены, значит, скоро. А как же я поеду? С ребенком? Придется еще годик подождать. Лучше подготовлюсь…

— Мать возьмешь с собой.

— Куда, Гешенька, в аспирантское общежитие?

— У Георгия остановитесь. Полковник как-никак. Квартира у него просторная. Потеснятся с супругой на месяц-другой.

— Так же нельзя, Гена, люди они немолодые. А тут нагрянут две женщины, да еще с грудным младенцем.

— Георгий не откажет. Брат все-таки. А потом, на лето они на дачу уезжают.

— Нет, Гешенька, погодить придется.

— В наши годы, Вера, годить уже нельзя. Нынче не соберешься, а там другое, третье. Причину всегда найти можно. Человек такое письмо прислал. Доверяет…

— И это верно. Заварила я кашу, как теперь расхлебывать, ума не приложу.

— Не дело говоришь. — Геннадий затушил папиросу. — Обедать будем?

Вера захлопотала над плитой.

 

27

Когда Христофор Горохов вошел в кабинет, Вера Петровна почувствовала, что его сковывает напряжение, которое он не в силах преодолеть.

Горохов был небрит, неряшливо причесан, и это еще больше выдавало его внутреннюю скованность.

— Вас все называют Колумбом. Причем упорно.

Фармацевт пожал плечами:

— Это так, шутя. Вообще-то прямая ассоциация из-за моего имени.

— Понятно. Я уж вас буду называть настоящим именем. Знаю, что вы заняты очень, но мне нужно кое-что у вас узнать, Христофор.

— Мне ничего не известно, — произнес мрачно Горохов. — Совершенно никаких сведений, которые открыли бы что-нибудь новое для вас, я не имею.

— Сколько людей, столько взглядов и мнений на одно и то же событие.

— У меня нет мнения, потому что вся эта история мне самому не ясна. Да и нет времени копаться. У меня экзамены осенью…

— Знаю.

— Вот видите.

— Я знаю, что вы очень хорошо работаете в экспедиции. Но вы ведь, помимо этого, еще сдаете лекарственные травы для фармацевтической промышленности?

— В этом есть что-нибудь нечестное? — угрюмо посмотрел фармацевт на следователя.

— Наоборот. Вы зря думаете, что я сейчас начну вас на чем-то ловить.

— Я не думаю. Но травы я больше не собираю.

— Почему?

— Новый бригадир запретил, Клинычев, — усмехнулся Горохов. — Главное, говорит, больше змей ловить.

— У вас большая семья?

Горохов кивнул.

— Мать, сестры, братья на руках?

— Я живу с женой и со своими детьми. Только.

— И стоит вам, совсем еще молодому человеку, так нагружать себя работой?

— Значит, стоит, — буркнул Горохов.

— Сколько у вас детей?

— Пятеро.

— Сколько, сколько?!

— Пятеро.

Вера Петровна молча уставилась на него. Она не знала, как себя вести: улыбаться — как бы не к месту, сочувствовать — тоже неудобно.

— Не может быть! — протянула она удивленно.

— Может, как видите.

— Так сколько же вам лет?

— Двадцать пять.

— А детям?

— Двоим по два с половиной, а трое еще грудные, им по шесть месяцев.

— Понятно. Двойняшки и тройняшки. (Горохов кивнул.) Как же ваша жена управляется с ними?

— Горздрав няню выделил.

— Да, конечно, случай, можно сказать, выдающийся. Наверное, квартиру?..

— Да, и квартиру дали четырехкомнатную.

— Ясно, ясно. Пятеро душ — не шутка. А с другой стороны, что-то есть в этом значительное…

— Сто двадцать пеленок в день. А если запоносят, то все двести.

— Жена ваша работает?

— Разумеется, нет.

— Да, как я об этом не подумала. Вам тяжело?

— Как вам сказать… — произнес Христофор и впервые улыбнулся. — Действительно, есть в этом что-то значительное, как вы сказали.

— А почему вы выбрали фармацевтический факультет? С детства увлекались?

— Нет. Просто так получилось. Раз уж пошел по этой дорожке. Ведь сначала медучилище закончил. Работал фельдшером.

— Скажите, Христофор, когда в тот вечер Гриднева упала в обморок, вы, кажется, были рядом, в операционной?

— Да.

— Вы, как человек, имевший дело с больными, ничего подозрительного не заметили?

Горохов стал отвечать на вопросы осторожно.

— Нет, не заметил.

— Это был настоящий обморок?

— Да, настоящий. Пульс ослабел. Отлив крови от конечностей, потливость, слабость…

— Значит, все было естественно?

— Все было естественно.

— Кто прибежал на крик Гридневой в лабораторию?

— В самой лаборатории уже находился Пузырев, потом прибежала Зина, а потом Чижак и Клинычев. Они прибежали одновременно.

— Значит, в комнате побывали все члены экспедиции, которые в тот момент находились в лагере?

— Да.

— Когда вы прибежали из операционной на крик Гридневой, сейф был открыт?

— Не помню.

— Потом, когда вы прибирались, сейф был открыт или закрыт?

— Не помню. Я на это не обратил внимания.

— А если бы он был открыт, вы бы обратили внимание?

— Наверное, обратил бы.

— Значит, он был закрыт?

— Не помню.

— Хорошо. Вы, змееловы, в экспедиции на хозрасчете: сколько добудете змей, столько и получите. Верно?

— Верно.

— Когда вы получали деньги в последний раз за отловленных змей?

— Мы, собственно, еще за них не получали денег. Это будет сделано по окончании экспедиции.

— А на что вы сейчас живете?

— Когда ехали, взяли с собой деньги из дома на весь сезон. Здесь скинулись на еду, мыло — в общем, хозяйственные нужды. Живем общим котлом.

— А личные расходы?

— Анна Ивановна выхлопотала для нас аванс, небольшой, правда. Скоро должен прийти. Переводом.

— Значит, ни у кого из ребят денег нет?

— Не знаю. У меня — нет.

— У Клинычева?

— Не знаю.

— У Чижака?

— Не знаю.

— У Пузырева?

— Не знаю.

— У Азарова?

— Нет.

— Вам это точно известно?

— Да.

— Откуда?

— Недавно я попросил у него взаймы пятьдесят рублей. Домой надо было послать. Он сказал, что ему тоже надо посылать старикам. Он одолжил у Кравченко сто рублей. Пятьдесят дал мне, а остальные, наверное, послал своим родителям.

— И часто он одалживал деньги у Кравченко?

— Не знаю.

Вера Петровна поняла, что Горохов снова ушел в себя. И решила, что дальше говорить с ним бесполезно.

…Уже перед самым концом рабочего дня к Седых в кабинет ввалился майор Скорин — начальник Талышинского РОВДа. Именно ввалился — такой он был рослый, крепкий, с гривой каштановых волос.

Стул под ним, крепко припечатанный к полу, жалобно скрипнул.

— Ну и мебель у тебя, Верунчик! Для шкилетов.

— Тебя и дубовая не выдержит! — засмеялась Вера Петровна.

От Скорина пахло кожей, табаком и бензином. Начальник РОВДа частенько водил машину сам, отчего потом куры долго приходили в себя.

— По какому делу?

— Я вот что. Ведем сейчас следствие по рыбнадзору. Опять нехорошо получается с этими змееловами.

— Еще что?

— Клинычев у них есть?

— Да, бригадиром вместо Азарова.

— Нехорошо, — цокнул Скорин. — Не везет им с бригадирами. Понимаешь, перекупал этот Клинычев икру у браконьеров. Десятки килограммов переправил со своим дружком в Сухуми. Это тебе для заметки, на всякий случай.

— Спасибо, Федя, за информацию.

— Не за что. Дело-то у нас с тобой одно, Верунчик. Помогать друг другу должны. — Скорин поднялся. — Ну, мне пора. Хочешь, домой подкину? Рабочий день кончился.

— Я еще посижу. Писанины много.

— Везде ее навалом. Если что нужно, машину или еще что — звони.

— Непременно.

— Вот-вот. Не стесняйся, товарищ юрист второго класса… Зашли бы как-нибудь с Геннадием чайком побаловаться.

— Спасибо на добром слове.

— Ну, если чай не уважаете, можем выставить чего-нибудь и покрепче. А то забрались на свою голубятню и носа не кажете. На крестины позовешь?

— Сама некрещеная.

— Басурманка, значит? Ну, тогда на октябрины.

— Это в обязательном порядке.

 

28

Клинычев явился на час раньше, чем это было указано в повестке. Он выложил перед Земфирой Илларионовной большую плитку шоколада.

— Что вы, молодой человек, я его не ем, — замахала руками та.

— Детишки, наверное, есть. Подарок с Кавказа. У нас не принято с пустыми руками.

Шоколад остался лежать на столе.

Леня устроился на стуле. Земфира Илларионовна застучала на машинке.

— Простите, товарищ следователь может принять меня раньше?

— У нее люди. Выйдут, я скажу.

— Спасибо. Понимаете, столько дел в городе, решил пораньше закончить — и в экспедицию. Шесть человек на моих плечах, о каждом позаботиться надо.

— Как только товарищ Седых освободится, я доложу.

— Пожалуйста, товарищ секретарь; не о себе болею, за коллектив. У нас ведь тоже, как у всех, план.

Через некоторое время из кабинета Веры Петровны вышла женщина с ребенком на руках, чем-то очень довольная.

— Давайте вашу повестку, — сказала Земфира Илларионовна Клинычеву.

Тот поспешно протянул бумажку. Секретарь зашла к следователю и через минуту вышла.

— Зайдите.

Одернув пиджак и поправив воротник, Клинычев направился в кабинет.

— Садитесь, Клинычев. Вы к нам поспешили, как на свидание с любимой девушкой — раньше на полчаса, — сказала Седых, указав на стул.

— Многое в городе надо сделать. На моих руках вся экспедиция.

— Понимаю. Приходится много работать?

— Еще как! Продукты привезти, горючее обеспечить, на почту зайти, тому то, тому это… Голова кругом идет.

— Успеваете?

— Не жалуются люди, — улыбнулся во весь рот Клинычев.

— Вы русский?

— Конечно!

— А почему с кавказским акцентом говорите?

— На Кавказе все говорят с кавказским акцентом. А потом, когда я родился, был очень маленький, не знаю, кто у нас сосед был! — засмеялся Клинычев.

— Значит, трудно бригадирствовать?

— Зато всё для людей. Правда, не ценят…

— А Азаров был хороший бригадир?

Клинычев замялся.

— Да как вам сказать? Нормальный. Вроде бы неплохой… Но вот распустил всех. В экспедиции рука нужна твердая. Васька-шофер пил при нем, змей собирали мало. Ерундой всякой занимались, траву какую-то собирали… Не все, конечно.

— А в настоящее время?

— Я запретил посторонние дела. А змей столько ловим, что не успеваем яд брать.

— Значит, люди стали много зарабатывать?

— Отлично стали зарабатывать! Когда расчет получим, у каждого во будет бумажек!

— А сейчас как вы обходитесь?

— Ничего, перебьемся. Главное, деньги заработаны… А кому они здесь нужны? Тайга кругом, ничего не купишь.

— Почему же? Мех у нас можно раздобыть…

— Зачем мне мех? У нас в Сухуми и зимой тепло, цветы!

— Ну, икру…

Клинычев осекся.

— Скажите, что вы думаете об этой истории?

— О какой? — испуганно спросил Леня.

— О пропаже сухого яда.

Клинычев вытер лоб носовым платком:

— Что думаю? Ничего не думаю. — Он театрально приложил руку к груди. — Говорил я Азарову: у тебя такое ответственное дело, а ты ведешь себя как мальчишка. Хуже мальчишки. Спутался с этой девицей, хотя на людях как будто все официально. А кто она такая? Я спрашиваю: кто ее знает? Откуда-то приехала, ни с того ни с сего уехала… Нет, это не просто так!

— Скажите, когда вас укусила змея и Азаров высосал из ранки кровь с ядом, он мог получить отравление?

— Маловероятно.

— И все-таки, он рисковал или нет?

— Рисковал, конечно. А если бы со мной что-нибудь случилось? Ему как бригадиру пришлось бы несладко… Даже противозмеиной сыворотки не было!

— Ясно. Вы его считаете своим близким другом?

— Какой близкий друг? Нет, вы сами подумайте, какая может быть у нас близкая дружба, когда мы занимаемся делом, деньги зарабатываем?

Вера Петровна сурово посмотрела на Клинычева:

— А разве одно другому мешает?

— Где деньги — там дружбы быть не может. Дружба — вещь бескорыстная. На отдыхе, в ресторане — тогда можно быть друзьями. А на работе — товарищи. Панибратство до хорошего не доводит.

— Так, — вздохнула Седых. — На сегодня хватит. Я вас еще вызову, если понадобитесь.

— Давайте лучше сегодня все спрашивайте, — заволновался Клинычев. — Понимаете, мне как бригадиру отлучаться с базы…

— В ходе расследования вы можете еще понадобиться.

— Хорошо, товарищ следователь. Если нужно для выяснения правды, я готов…

…Петр Григорьевич Эпов отвечал на вопросы обстоятельно.

— Были у нас змееловы всем коллективом единожды. Ну, а по отдельности тоже забегали. Дело понятное — знакомых здесь нет, а иной раз требуется переночевать или еще чего. Конечно, рады приветить, накормить. Вдалеке от дома ребята, можно сказать, как в армии. Всегда перво-наперво — за стол, а там уж дело справляем.

— Ну и какие дела были у них к вам?

— Василий Пузырев, шофер ихний, ночевал как-то. Наутро машину чуток подремонтировал. Подсобил я ему. А долговязый у них есть, по-чудному зовут его все…

— Колумб?

— Во-во. Тот по охотницкому делу наведывался. Ружье у него шестнадцатого калибру, жаканы у меня попросил. Михайло Потапыч в лесу встретится, его дробью не возьмешь, верно ведь?

— А Степан Азаров у вас часто бывал?

Эпов вздохнул:

— Один раз. Когда всем коллективом были.

— По какому-нибудь делу обращался к вам?

Петр Григорьевич, подумав, сообщил:

— Так, разговорились, я хотел у него кое-какой ненужный инвентарь приобрести, а он говорит: может, мне яд змеиный нужен…

Вера Петровна насторожилась.

— Как он это предлагал?

— Говорит, инвентарь — имущество института ихнего, а яд — пожалуйста.

Следователь внимательно посмотрела на Эпова.

— Вы можете припомнить подробно ваш разговор?

— А почему бы и нет. Я спрашиваю: не продадут ли мне вагончик, когда уезжать будут. Цена-то ему, наверное, поменьше, чем провоз его по железной дороге. Я бы соответствующее ходатайство представил от профкома, что употреблю его для пасеки. Удобно ведь. И государству выгодно, и мне. Шутка ли дело — тащить его в такую даль. Я знаю, сколько стоит платформа до Владивостока. Да главное, разбазарят его по дороге…

— А как вам Азаров предложил яд? — перебила Вера Петровна.

— Говорит, вагончик — собственность института, а насчет яда может посодействовать. Я думаю, зачем мне яд? Слыхивал, конечно, что им разную хворь лечить можно, радикулит и прочее, но сам не страдаю, и в доме никто не жалуется. Если немочь какая — банька, она лучше любых санаториев.

— Постойте, Петр Григорьевич, Азаров вам серьезно предлагал яд?

Эпов почесал затылок:

— И я вот думаю…

— Так серьезно или нет?

— А кто его знает?

Вера Петровна задумалась.

— Хорошо. Какие взаимоотношения были у вашей дочери со Степаном Азаровым?

Эпов нахмурился:

— А это спросите у них. Я своей дочери озоровать не даю…

— Значит, чисто служебные?

— Только служебные, — подтвердил Эпов. — Не то разговор простой.

— Спасибо, Петр Григорьевич. Пожалуйста, ознакомьтесь с протоколом и распишитесь.

 

29

После памятного разговора у Веры Петровны установились с Холодайкиным сухие, официальные отношения. В этот раз он сам зашел к ней в кабинет.

— Получили результаты экспертизы?

— Получила. Садитесь, Алексей Владимирович. Во флакончике были остатки сухого змеиного яда. (Врио прокурора удовлетворенно закивал головой.) На флаконе отпечатки пальцев Азарова.

— Как он это объясняет?

— Результаты экспертизы прибыли только сегодня. Я нарочным послала Азарову повестку.

— Какие вы выдвигаете версии?

— Есть несколько. Яд мог взять Азаров. Один. Вторая версия — вместе с Гридневой. Третья — это могла сделать Гриднева одна. Четвертая — Азаров это сделал с кем-нибудь другим. — Седых задумалась. — А может, это вообще сделал кто-нибудь другой.

— Туманно, туманно. Пожалуй, мы можем инкриминировать пропажу яда Азарову, — сказал Холодайкин.

— Почему именно ему? Из показаний следует, что Азаров хороший, честный бригадир.

— Клинычев утверждает, что Азаров со всех сторон вел себя халатно, попустительствовал пьянству…

— Это надо проверить. У Клинычева самого рыльце в пушку…

— Погодите, — оборвал следователя Холодайкин. — Скорин еще не передал нам дело. Не располагая материалами, мы не имеем права делать выводы относительно Клинычева. Я считаю, что у нас есть все основания предъявить обвинение Азарову.

— А я считаю, что это еще рано делать. Мы имеем лишь косвенные и весьма отдаленные от сути дела улики.

— Их вполне достаточно. Первое — факт пропажи яда. Второе — наличие отпечатков пальцев на флакончике из-под яда… Третье — показания Эпова. Азаров предлагал продать ему яд.

— Может, это была шутка?

— Хороша шутка! Это уже факт. И пока Азаров будет расхаживать на свободе, у него есть возможность замести следы. Короче, пишите постановление. Санкцию на арест я дам.

— Алексей Владимирович, — мягко сказала Седых, — давайте еще немножко подождем, разберемся…

— Вяло, вяло вы дело ведете, Вера Петровна, — поморщился Холодайкин. — Вот увидите, как посадим его в КПЗ, сразу все завертится.

— И все-таки я настаиваю повременить с этим, — негромко, но твердо сказала следователь.

— Смотрите, — поднялся врио прокурора. — Я, как старший товарищ, дал вам совет. Во всяком случае, отберите у него подписку о невыезде.

В этот же день Седых взяла у бывшего бригадира змееловов подписку о невыезде. А на следующий день, когда они снова сидели с Холодайкиным над делом о пропаже яда, дверь распахнулась, и на пороге появился младший лейтенант Семен Трудных. Он приложил руку к козырьку и повернулся сначала к Седых, но потом, решив, что следует все-таки доложиться старшему по должности, обратился к Холодайкину:

— Разрешите доложить, товарищ временно исполняющий обязанности прокурора?

Алексей Владимирович слегка поморщился от напоминания, что он «врио», и сказал:

— Зачем такие формальности? Докладывай…

— Сегодня, товарищ врио районного прокурора, я рано утром прибыл по личным делам в аэропорт. Народу — не пройдешь. Два дня нелетная погода была…

— Если можно, короче, — нетерпеливо бросил Холодайкин.

— Это можно. Смотрю, гражданин Азаров ходит…

Холодайкин посмотрел на Седых, присел на стул и стал слушать внимательно.

— Я веду за ним наблюдение, — продолжал Трудных более уверенно, заметив, с каким интересом внимает ему врио прокурора, — памятуя, что у гражданина Азарова подписка о невыезде за пределы района. Объявляют посадку. Я продолжаю наблюдать. Азаров направляется с другими пассажирами на посадку к самолету. Значит, хотел улететь. Я тогда подхожу к нему и говорю: так-то и так, мол, не имеете права нарушать. Пришлось гражданину Азарову билетик сдать. Вместе со старшим сержантом Воробьевым мы доставили гражданина Азарова сюда, зная, что он проходит по делу…

Холодайкин одобрительно кивнул Семену Трудных:

— Вы действовали находчиво и сообразительно, товарищ младший лейтенант. Я сообщу об этом начальнику РОВДа.

— Стоять на страже — наша служба, — отчеканил Трудных.

Врио прокурора, усмехнувшись, посмотрел на Седых.

— Ну, что вы скажете? (Седых пожала плечами.) Теперь вы тоже будете возражать против ареста Азарова?

— Все-таки я бы повременила, — задумчиво ответила следователь.

— Не пойму, что вы за человек! — раздраженно сказал Холодайкин и приказал младшему лейтенанту: — Введите Азарова.

Степан Азаров вошел в кабинет с маленьким, какие бывают у спортсменов, чемоданчиком и плащом через плечо. Он угрюмо посмотрел на следователя.

— Куда вы собирались, гражданин Азаров? — обратился к нему Холодайкин.

— В Москву.

— И надолго?

— На два дня. У меня законный отгул, — так же угрюмо отвечал бывший бригадир.

— Как же вы решили уехать, когда у вас подписка о невыезде? — продолжал врио прокурора; Степан промолчал. — Может быть, вы нам скажете, к кому направлялись в гости?

— К Гридневой.

Холодайкин бросил быстрый взгляд на следователя. Лицо Веры Петровны ничего не выражало.

— И адрес у вас имеется?

— Нет, только телефон… — Степан засунул руку во внутренний карман пиджака, но потом медленно ее вынул, глядя прямо в глаза Холодайкину, наблюдавшему за ним с откровенной подозрительностью.

— Что, нет у вас никакого телефона, очередные сказки? — саркастически усмехнулся врио прокурора. — Не хотите давать сами, не надо. Мы ведь все равно узнаем…

Азаров достал записную книжку и швырнул ее на стол. Из нее вылетела фотография и, описав дугу, мягко упала у ног Холодайкина. Алексей Владимирович поднял с пола снимок. На нем были запечатлены у бревенчатой стены Степан и Гриднева. Оля улыбалась. Степан чуть насмешливо смотрел в объектив.

— Дайте фотографию, — глухо сказал Азаров.

— Это кто? Гриднева? — строго спросил врио прокурора.

Младший лейтенант осторожно подошел к Холодайкину и, заглянув ему через плечо на фотографию, подтвердил:

— Точно она, Гриднева.

И вдруг Азаров стал остервенело доставать из карманов все, что там находилось, и бросать на стол, приговаривая:

— Нате, смотрите, ройтесь…

Один из карманов брюк так и остался у него вывернутым.

— Азаров! — закричала Вера Петровна. — Вы что — мальчишка? Возьмите себя в руки.

Бывший бригадир посмотрел на нее зло:

— Знаю я вас! В душу лезете человеку, чтобы дело пришить…

— Как вы разговариваете с представителем закона! — вскричал Холодайкин; Азаров замолчал. — Отвечайте, какое дело было у вас к Гридневой? (Степан не реагировал на его слова.) Вас спрашивают или нет?

— Это не входит в вашу компетенцию, — мрачно бросил Азаров.

— Это мы еще посмотрим… Товарищ младший лейтенант, свяжитесь по этому номеру с Москвой. — Холодайкин показал Семену Трудных записную книжку Азарова. — Из моего кабинета. Выясните, чей это телефон и, в общем, все, что надо.

— Слушаюсь!

— Скажите, пусть срочно соединят! — продолжал врио прокурора. — По молнии. Если что, сошлитесь на меня.

Семен Трудных бросился выполнять поручение.

— Азаров, — спокойно сказала Вера Петровна, — соберите свои вещи и приведите в порядок одежду.

Степан нехотя собрал разбросанные по столу вещи, поправил вывернутый карман и присел на стул, враждебно поглядывая на работников прокуратуры.

— Возьмите. — Холодайкин протянул ему записную книжку и фотографию. — Значит, будем упорствовать?

— В чем?

— В части Гридневой. Зачем вы ехали к ней?

— Я сказал, это не ваше дело.

— Где вы с ней фотографировались? — допытывался врио прокурора.

— Где надо, там и фотографировались.

— Азаров! — повысила голос следователь. — Не усложняйте свое положение. Вы же взрослый человек…

— Это вы всё усложняете, — огрызнулся Степан.

— Нет, разговаривать с ним невозможно, — развел руками Холодайкин.

Из кабинета врио прокурора раздался громкий голос младшего лейтенанта. И хотя он кричал что есть мочи, отдельных слов разобрать было нельзя. Все невольно затихли, прислушиваясь. И когда Семен Трудных замолчал, в прокуратуре наступила удивительная тишина.

Младший лейтенант вошел в комнату растерянный, вытирая носовым платком красное от волнения лицо:

— Неудобно получилось, очень нехорошо…

— Что такое? — строго спросил Холодайкин.

— Это квартира Людмилы Каминской. Народной артистки.

— Самой Людмилы Каминской? — вырвалось у врио прокурора.

Семен Трудных кивнул:

— Очень нехорошо получилось. Ругалась. Говорит, жаловаться будет министру связи. У нее сегодня ответственное выступление в Кремлевском Дворце съездов, а мы поднимаем среди ночи…

Холодайкин взглянул на часы:

— Верно. В Москве сейчас половина шестого утра. — Он повернулся к Азарову: — Как же вы это объясните? (Степан недоуменно посмотрел на врио прокурора.) А насчет Гридневой вы спрашивали, товарищ младший лейтенант?

— А как же! Она такую и знать не знает. Впервые слышит. Очень бранилась. Народная артистка…

— Ясно. Что ж, гражданин Азаров, это ваша очередная ложь. Ну, ничего, разберемся. Во всем. Младший лейтенант, проводите гражданина Азарова в комнату помощника прокурора, это прямо у входа.

— Слушаюсь.

Семен Трудных пропустил вперед бывшего бригадира и аккуратно закрыл за собой дверь. Когда их шаги затихли в конце коридора, Холодайкин сказал:

— Теперь, я думаю, вам все понятно?

— Не могу этого сказать, — ответила Вера Петровна.

— Но в том, что Азарова надо арестовать, надеюсь, сомнений нет?

— Есть. И большие.

— Отказываетесь?

Вера Петровна, несколько поколебавшись, тихо произнесла:

— Я против.

Холодайкин удобней подсел к столу, взял чистый бланк и размашисто написал постановление об аресте. Поставив подпись, молча протянул его следователю.

— Ну что же, я вынуждена подчиниться, — сказала Седых, пряча бумагу в папку.

Когда после выполнения всех формальностей Азарова увели в КПЗ, Вера Петровна устало откинулась на стуле. Ее охватила апатия и безразличие ко всему. На душе было скверно.

Ей показалось, что Холодайкин в чем-то прав, потому что следствие пока что мало продвинулось вперед, а улики действительно не в пользу Азарова. Его поведение… Самое обидное заключалось в том, что ее тщательно продуманный план рухнул. Она чувствовала, что истина откроется в результате каких-то тонких догадок и наблюдений, и открыться сможет только в том случае, если все будет оставаться на своих местах.

Теперь же, после ареста Азарова, непонятной и странной историей с номером телефона, показаний Клинычева и Эпова дело перестало быть для нее осязаемым и внятным. Произошли события, к которым следователь внутренне не была готова.

Надо было стереть начисто в своей душе первое впечатление от встречи с этими людьми, отношение к каждому из них, сложившееся уже в ходе следствия. Вера Петровна упрекнула себя в том, что поддалась обаянию смелой профессии ребят и непонятной для нее страсти к этой работе. Да и Степан Азаров? Казался честным. А тут — ложь. Но, с другой стороны, было глубоко несправедливо отбрасывать все это необычное и действительно незаурядное, что привлекало в змееловах.

Чтобы не оставаться в кабинете наедине со своим смятением, Вера Петровна еще раз пошла на почту, где быстро выяснила, что Азаров и Горохов в один и тот же день отправили по пятьдесят рублей в указанные на следствии адреса.

Гриднева никуда ничего не посылала — ни писем, ни телеграмм, ни денег. В настоящее время фигура Гридневой представлялась следователю одной из главных, если не самой главной, во всей этой истории. Номер телефона, оставленный Азарову, принадлежал Каминской. Откуда знала его Гриднева и почему дала бригадиру, ей было непонятно.

Это походило на известные трюки мошенников. Один даже оставлял липовые визитные карточки (был у нее такой случай в практике).

С почты Седых пошла в РОВД, в котором помещалась КПЗ. Вызывать Азарова к себе ей не хотелось. Привезли бы его в машине, и вся эта унизительная процедура не самым лучшим образом повлияла бы на его состояние.

Скорин предложил следователю свой кабинет, а сам уехал по делам.

За те несколько часов, которые Степан Азаров пропел в камере, он как-то осунулся, под глазами залегли синеватые тени. Хотя внешне бывший бригадир старался казаться спокойным.

— Почему вы хотели улететь в Москву, зная, что не имеете права этого делать? — Вера Петровна разговаривала с Азаровым ровным голосом, не стараясь усовестить его или же, наоборот, подбодрить.

— Я думал, это пустая формальность — подписка о невыезде. Я не собирался бежать. Все мои вещи остались на базе. Да куда я сбегу: адрес моей семьи вам известен, родителей — тоже.

— Это разговор несерьезный.

— Я говорю правду.

— Азаров, ваши показания расходятся с правдой. Вы утверждали, что взвешивание и фасовку сухого яда производили только вы и Кравченко. На самом же деле эту операцию делали и другие люди. (Степан опустил голову.) Почему вы меня обманули?

— Не хотел впутывать Зину и Олю.

— По какой причине?

— Они честные девушки; зачем, чтобы еще их таскали. Фасовали они, не фасовали — какое это имеет значение?

— Имеет. К сейфу было допущено больше посторонних…

— А, — махнул рукой Азаров, — вор слишком часто имел возможность взять яд.

— Ладно. Сухой гадючий яд хранился в одном флакончике?

— Да, только в одном.

— В этом? — Вера Петровна достала бумажку и вынула из нее флакончик, найденный под сейфом.

— Где вы его нашли? — удивился Азаров.

— Отвечайте на мой вопрос.

— Сначала в этом. Посмотрите, там около донышка трещинка. Заметив ее, я пересыпал яд в другой флакончик, целый.

— Вы говорили об этом кому-нибудь?

— А зачем? Яд был записан на меня. Потом, запись в журнале всегда можно сверить с весом яда.

— Еще один вопрос: почему Гриднева дала вам телефон Каминской?

— Не знаю. Здесь что-то не то.

— Говорила она когда-нибудь о Каминской? Может быть, Гриднева знает ее?

— Нет. Такого разговора не было. Даже намека.

— Степан, в тот день, когда вы всей бригадой были в гостях у Эповых, какой разговор состоялся у вас с Петром Григорьевичем?

— Точно не помню…

— Припомните.

Азаров потер лоб.

— Да, он спросил, не смогли бы мы продать ему вагончик.

— И что вы ему ответили?

Степан посмотрел на следователя и покачал головой:

— Я понимаю, почему вас интересует этот разговор. Я ему ляпнул: «А яд вам не нужен?» В шутку, конечно. Подумайте сами, могу ли я распоряжаться имуществом института, тем более вагончиками?

— Хорошо.

Вера Петровна услышала за дверями раскатистый голос Скорина. Она нажала кнопку звонка, и Азарова увели.

Майор вошел в кабинет сердитый и угрюмый.

— Что бушуешь, Федя?

— Алексей Владимирович ходатайствует о поощрении Трудных…

— Ну и что в этом такого, он ведь проявил бдительность.

— Постой, не перебивай старших по возрасту и, между прочим, по званию. А я объявил младшему лейтенанту выговор. — Скорин протянул следователю бумагу: — Полюбуйся, дожили — на моих сотрудников заявления пишут!

Вера Петровна прочла заявление и нахмурилась:

— Действительно, скверно.

— «Скверно»! Жаль, ты женщина, а то бы я похлеще сказал! Представляешь, там женщины с детьми уже третьи сутки вылететь не могут, а он по билету Азарова посылает свою родственницу! — Майор положил на плечо Веры Петровны руку. — Ты там объясни Холодайкину. Я сгоряча не стал ему ничего говорить… Надулся небось на меня…

— Ладно уж, объясню, — улыбнулась Седых. — Но ты все-таки побереги нервы. Они не восстанавливаются… Как идет дело по Рыбнадзору?

— Троих накрыли. А вот с перекупщиками, кажется, маху дали. Упустили. Поздно нас инспектора предупредили.

— Против Клинычева улики есть?

— Зацепка слабая. Может быть, в Сухуми товарищи помогут. Мы дали знать…

В приемной Веру Петровну уже дожидались Кравченко и Зина Эпова. Лицо Кравченко выражало крайнее негодование. Она поднялась навстречу следователю и взволнованно начала:

— Товарищ следователь, обращаясь к вам…

— Пройдемте в кабинет, — предложила Седых, пропуская вперед себя Анну Ивановну и Зину. Она наклонилась к Земфире Илларионовне и шепнула на ухо: — Сделайте что-нибудь, пусть Холодайкин зайдет ко мне.

Секретарь кивнула.

— Так вот, товарищ Седых, обращаясь к вам с просьбой разобраться в этой истории с пропажей яда, — опять заговорила Кравченко, когда они расположились в кабинете следователя, — мы надеялись на помощь со стороны органов прокуратуры. На самом деле, объективно, ваши действия поставили на грань срыва важную научную работу.

— Анна Ивановна, тут прокуратура, — возразила Вена Петровна, бросая нетерпеливый взгляд на дверь. — И мы занимаемся историей пропажи сухого яда на сумму более четырех тысяч рублей.

Твердый, спокойный голос следователя подействовал на Кравченко. Она продолжала уже тише:

— Поймите, Вера Петровна, для результатов деятельности нашей экспедиции не эти четыре тысячи имеют значение, а яд. Его надо найти. Эта история взбудоражила руководство нашего института. С минуты на минуту я жду, что к нам нагрянет ревизия, и экспедицию закроют. Помогите нам!

Седых перевела взгляд на Зину Эпову, пристроившуюся в углу комнаты на краешке стула. Девушка испуганно поглядывала то на следователя, то на Анну Ивановну.

— Мы стоим на страже законов общества, и пропажа яда — это уголовное дело, которое мы должны расследовать и найти виновного.

— Да, вы правы, — хрустнула пальцами доцент. — Но неужели так необходим арест Азарова?

— Азаров хотел нарушить подписку о невыезде, — сказала Вера Петровна.

Дверь наконец отворилась, и в кабинете появился Холодайкин.

— Пардон, но это я разрешила ему поехать на два дня в Москву. У Азарова был законный отгул. Вы извините меня, но что в этом такого? — удивилась Анна Ивановна, не замечая врио прокурора.

— Вы разрешили, а мы — нет! — вмешался Холодайкин; Кравченко повернулась к нему. — Право разрешать выезд кому-либо из подозреваемых определяем мы. И за свои действия отвечаем только перед вышестоящими инстанциями. Неопровержимые улики дали нам основание предъявить обвинение Азарову.

— Какие улики? — воскликнула Анна Ивановна.

— А это уж дело следствия.

— Степан… Нет, не может этого быть. Не может! — сказала Кравченко.

— У вас есть еще вопросы к нам? — с холодной вежливостью обратился врио прокурора к Анне Ивановне.

— Свидания с ним разрешены? — упавшим голосом спросила Кравченко.

— Нет. Передачи носить можно, — сообщил Холодайкин. — С правилами вы можете ознакомиться в милиции.

Совершенно подавленная, Анна Ивановна вышла вместе с Зиной из кабинета. Вера Петровна молчала.

— Когда вы думаете вызывать Азарова на допрос? — поинтересовался Холодайкин.

— Я уже говорила с ним. В милиции. Вот протокол.

Холодайкин пробежал глазами бумагу.

— Неубедительно. Что же вы думаете предпринять дальше?

— Надо искать Гридневу.

— Согласен.

— Дадим знать московским товарищам. Помогут, — предложила Седых.

— Нет. Дело ведем мы и искать Гридневу будем своими силами.

— Тогда мне необходимо ехать в Москву.

— Вы нужны здесь. — Холодайкин потер руки. — Хорошо, что у меня семьи нет: все свое время я могу отдавать делам прокуратуры. Но оставаться одному тоже нельзя. Вдруг вызовут в область? — Он многозначительно посмотрел на следователя: — Понимаете? (Вера Петровна рассеянно смотрела в окно.) Я думаю, с этим делом справится кто-нибудь из оперативных работников РОВДа. Ну, хотя бы этот младший лейтенант Трудных. Дисциплинированный, хорошо выполняющий свою службу. И глаз у него верный. Гридневу он знает в лицо. Может опознать. Как вы считаете?

— Позвоните Скорину, — сказала Вера Петровна.

— Да, понимаю, — серьезно подтвердил Холодайкин. — Я позвоню от себя.

Через пять минут он вызвал следователя к себе.

— Трудных завтра вылетает в Москву. Подготовьте его соответственно…

По сердитому лицу врио прокурора Вера Петровна поняла, что разговор со Скориным был не из приятных.

 

30

В Москве Семен Трудных был всего один раз, да и то с вокзала на вокзал. Это было пять лет назад, когда они с женой ехали в отпуск к ее брату в Краснодар.

Самолет прилетел на Домодедовский аэродром в середине дня. Небо все было в тучах. Дул холодный ветер. Младший лейтенант намеревался быстро устроиться в гостиницу, например в «Москву» или в «Россию», и в тот же вечер приступить к поискам Гридневой.

Автобус удивительно долго ехал по загородному шоссе, потом медленно пробирался через узкие московские улицы, то и дело перекрываемые потоками машин. Младший лейтенант беспокойно поглядывал на часы: уже почти два часа на московской земле, а они всё едут и едут под низким серым небом, мимо серых разноэтажных зданий.

Когда экспресс переезжал Большой Каменный мост, выглянуло солнце, ослепительно заигравшее на золоченых куполах кремлевских храмов. Это было настолько завораживающее зрелище, что все пассажиры притихли, созерцая красоту белокаменных церквей, видневшихся среди густой зелени Кремля.

Семен Трудных сошел на площади Революции и направился в гостиницу.

У стойки администратора было подкупающе пусто. Младший лейтенант солидно откланялся швейцару, не обратившему на него никакого внимания, и подошел к дежурному. Не спеша поставил свой чемоданчик на стойку, положил на него свой плащ и протянул удостоверение.

Дежурная, пожилая женщина с седыми прядями в красивых волнистых волосах, глянула на книжечку и недоуменно посмотрела на Трудных.

— Мне номер нужен, — вежливо пояснил младший лейтенант.

— Вы по броне?

— Нет, по важному…

Администратор положила удостоверение на полированный барьер и молча указала на табличку «Мест нет».

Трудных пробормотал что-то просительное, но невозмутимая дежурная даже не обращала на него внимания.

Тут буквально из-под руки младшего лейтенанта вынырнула неимоверных размеров кепка — как посадочная площадка для вертолета.

— Здравствуйте, я опять в Москве, — устало сказал администратору маленький волосатый кавказский человек под кепкой.

— Здравствуйте, здравствуйте! — обрадованно заерзала на стуле дежурная. — Минуточку… Товарищ, у вас больше ко мне вопросов нет? — обратилась она к Трудных.

— Вы не скажете, а в гостинице «Россия», случайно, есть номера? — спросил младший лейтенант.

— Налево, вниз по переходу, мимо ГУМа, через Красную площадь, — как автомат, произнесла дежурная.

Семен Трудных топтался на месте, все еще надеясь остановиться здесь, в «Москве».

Кавказский человек обернувшись к нему, грустно произнес:

— Товарищ, тебе же сказали — возьми такси и езжай в «Россию».

И тут Семен узнал этого человека: на талышинском базаре он появлялся один или два раза в год. С цитрусовыми. И за что-то имел привод в милицию. Трудных радостно протянул ему руку:

— Здравствуйте! Помните Талышинск?

Человек в кепке быстро прижал свою руку с большим перстнем к груди и, сдвинув мохнатые брови, ответил:

— Не помню.

— Как же, в милиции?..

— Дорогой! — обиделся волосатый человек. — Если у тебя нет денег на такси, я тебе дам!

Младший лейтенант пошел прочь растерянный. Он все же успел расслышать извиняющийся голос дежурной:

— Могу предложить только полулюкс… Люкс освободится завтра утром…

В «России» было куда многолюднее. В квадратных низких креслах, обитых красной кожей, сидели тщательно ухоженные немолодые женщины, щеголеватые пожилые мужчины, ярко одетые подростки. Около администраторов гудела разноязыкая толпа. Честно выстояв минут сорок в очереди, Семен Трудных услышал: «Мест нет».

Расстроенный младший лейтенант вышел на улицу. Вдоль стеклянного вестибюля гостиницы выстроился ряд иностранных машин, заляпанных бирками, эмблемами и надписями. Швейцар недоверчиво разглядывал неправдоподобно красный лимузин, распластавшийся своим хищным изящным телом по самой земле, выдвинув далеко вперед хромированную пасть о шести фарах.

— Товарищ, — тронул его за расшитый галунами рукав Семен Трудных, — не скажете, в какой гостинице можно найти номер?

Швейцар, с трудом оторвавшись от сверкающего лаком и стеклами чудовища, осмотрел младшего лейтенанта так, словно тот свалился с Луны.

— Мне остановиться в гостинице надо… — робко пояснил Трудных.

— Поезжай на ВДНХ. Автобус двадцать четыре, — сказал швейцар и снова погрузился в созерцание заграничных автомобилей.

…В первом часу ночи уже отчаявшийся получить хотя бы койку Семен Трудных был с большими трудностями определен в четырехместный номер в гостинице «Турист».

Когда дежурная ввела его в полутемную комнату, их встретил дружный разнотонный храп, запах дыни, жареной баранины и коньяка.

Раздевшись в темноте, младший лейтенант повалился в прохладу свежих простыней и мгновенно заснул…

Семен Трудных проснулся в десять часов по-московски. Номер был пустой. Прохладный воздух, шевеля кремовую шелковую занавеску, струями вливался в комнату. Ругнув себя за небдительный сон, младший лейтенант побрился над умывальником в углу номера, почистил щеткой свой серый коверкотовый костюм, придирчиво оглядел себя в зеркале и степенно вышел в коридор.

Проглотив в буфете три порции сосисок, два стакана жидкой кисловатой сметаны и бутылку лимонада, приведшего его в восторг, Семен Трудных направился в город, предварительно выяснив в Мосгорсправке адрес Каминской. Чем ближе автобус приближался к центру столицы, тем неуютнее чувствовал себя младший лейтенант, памятуя свой разговор с народной артисткой по телефону из Талышинска.

Отыскав дом на улице Немировича-Данченко, с трудом разобравшись в подъездах, номерах квартир и этажах, Семен Трудных с бьющимся сердцем нажал кнопку у обитой коричневым дерматином двери. Сейчас ему лицом к лицу предстоит встретиться с Каминской, артисткой, которую он видел в десятках фильмов, на портретах в кинотеатрах, по телевизору.

Дверь долго не открывали. Младший лейтенант уже было подумал, что дома никого нет: ни шороха не раздавалось за дверью.

Семен Трудных в нерешительности переминался с ноги на ногу. И вдруг замок щелкнул, и на пороге появилась Каминская, до удивительного знакомая, будто он с ней виделся много-много раз.

— Это вы звонили? — спросила артистка.

— Да. Здравствуйте… по делу… понимаете… — Младший лейтенант вконец растерялся. — Я опять, извините, интересуюсь насчет гражданки Гридневой…

— Поразительно! Это вы звонили третьего дня среди ночи и спрашивали Гридневу?

— Я.

— Вам же было сказано, что Гридневу я не знаю, здесь такая не живет. Вы не поверили, явились собственной персоной! Поразительное поведение! (Младший лейтенант окончательно стушевался.) Теперь вы удовлетворены? (Семен Трудных тупо кивнул.) В следующий раз проверяйте у ваших невест паспорт. Там точно указан адрес…

Каминская хлопнула дверью.

Младший лейтенант присел на ступеньку, ругая себя на чем свет стоит, что не смог по-человечески поговорить с артисткой. И тут только вспомнил, что не предъявил фотографию. Выждав немного, он снова нажал звонок, решив: будь что будет.

На сей раз дверь отворилась быстро.

Увидев опять Семена Трудных, Каминская, сцепив руки на груди, трагически произнесла:

— Молодой человек, я ничем не могу помочь в поисках дорогой вашему сердцу особы.

Пробормотав что-то нечленораздельное, младший лейтенант протянул фотографию Гридневой и Азарова. Каминская машинально взяла снимок и растерянно посмотрела на младшего лейтенанта.

— Это же Оля! — Она повертела фото.

Семен осмелел:

— Если разрешите, мне надо кое-что у вас выяснить. Извините, конечно.

Каминская, продолжая разглядывать снимок, пропустила его в дверь и указала на вешалку:

— Раздевайтесь.

Прихожая поразила младшего лейтенанта. Темный навощенный паркет тускло отражал свет старинного канделябра, светившегося пятью лампочками над высоким в резном дубовом окладе зеркалом. Ручки дверей были выполнены в виде маленьких львиных голов, отлитых из красноватой бронзы.

— Пойдемте в гостиную, — плавным изящным жестом пригласила актриса.

Семен, повесив плащ, последовал за ней и невольно сжался, оказавшись в торжественной, заставленной дорогой тяжелой мебелью комнате, освещенной люстрой с хрустальными подвесками.

Они присели на широкий диван, устланный ковром, и Каминская, немного растягивая слова, сказала:

— Вы мне страшно напоминаете Гришу Салье. Он играл злодеев — и как играл! (Семен Трудных поежился.) Ничего удивительного, в жизни он был отпетый негодяй!

— Да? Может быть… — пробормотал младший лейтенант.

— Это точно! Гриша Салье — его настоящая фамилия Тришкин — был форменный подлец… Нет, поразительное сходство. — Каминская отодвинулась, разглядывая Семена Трудных. — Как ваша фамилия?

— Трудных. Тришкиных в нашем роду не было, — поспешно ответил младший лейтенант.

— Говорят, гений и злодейство несовместимы! О! Я знаю, что совместимы! Гриша был тем и другим одновременно. Вы в Перми в тридцать пятом году бывали?

— Я тридцать шестого года рождения.

— Жаль! Не видеть Гришу Салье в роли Яго! Кстати, что это за мужчина? — строго спросила Каминская, указывая на фотографию, которую она все еще держала в руках.

— Один гражданин. — Младший лейтенант попытался повести разговор в нужном направлении. — Вы бы не могли рассказать о Гридневой? Дело в том…

— Боже мой! — всплеснула руками актриса. — Мы, кажется, выяснили: я не знаю никакую Гридневу.

— Вот она, — показал Семен Трудных на фотографию.

— Кто?

— Гриднева.

— Послушайте, вы в своем уме?

— Совершенно в полном уме, — обиделся младший лейтенант.

— Это моя дочь, молодой человек. И если это не она, то я сошла с ума.

Семен Трудных уставился на Каминскую.

— Хорошо, допустим, это ваша дочь, — начал он глухо.

Актриса, заломив руки, произнесла поставленным голосом:

— Вы говорите — допустим! Вот эти руки вынянчили ее, слабую малютку, хрупкую, подверженную всем болезням. О! Сколько вытерпела эта женщина, которая сейчас перед вами, сколько бессонных ночей у детской кроватки она провела, не смыкая глаз! А вы говорите — допустим!

Младший лейтенант почувствовал, что инициатива ускользает из его рук, и решил наступать.

— Если вы так любите свое дитя, то как же вы допустили? — строго посмотрел он на актрису.

— Что допустила?

— Уж и не знаете?

— Ничего не знаю.

— Неужели вы ничего не замечали?

— Нет. Я знаю, что у Оли все благополучно. Она весела, здорова, полна сил, молодости…

Семен Трудных покачал головой:

— Значит, скрытная у вас дочь. От родной мамаши секреты имеет. Брак-то у Гридневой того, не очень веселый…

Каминская схватилась за голову:

— Позвольте, позвольте, какой брак?

— А зачем она в Талышинск сбежала? — Младший лейтенант окинул взглядом комнату. — В таких хоромах только и хлебать счастье большой ложкой. Допек, видать, ее муженек здорово… Сильно пьет, говорят?

— Кто?

— Зятек ваш.

— Чего пьет?

— Не лимонад, конечно.

Актриса, заикаясь, переспросила:

— Кто пьет?

— Гриднев.

— Ну и пусть Гриднев пьет, — облегченно вздохнула Каминская. — Вас это волнует?

— Нет, собственно… — замялся младший лейтенант.

— Ну, а меня — тем более.

— Как это?

— Вот так.

Семен Трудных тяжело вздохнул:

— М-да… Значит, вы утверждаете, что вам все равно?

— Абсолютно!

— А то, что он при этом бьет гражданку Гридневу?

— Молодой человек, я прожила долгую жизнь на сцене и в жизни: если женщина позволяет себя бить, она того заслуживает.

— И вы так спокойно об этом говорите?

— Конечно.

— У вас есть муж?

— Разумеется.

— Взял бы он и накостылял ему хорошенько, если не хотите в милицию обращаться.

— Кому накостылял?

— Гридневу.

— С какой стати?

Младший лейтенант ошалело посмотрел на актрису.

— За дочь.

— Какую дочь?

— Вы же показали, что Гриднева — ваша дочь!

— Поразительно! О мужчины, мужчины! Это вы можете сомневаться, вам принадлежит ребенок или нет. А мы знаем наверняка. У меня нет дочери по фамилии Гриднева. У меня одна Оля.

Семен Трудных вытер со лба пот.

— Товарищ Каминская, как же так получается?

— Поймите, я устала от вашей печальной истории. Я ничем не могу помочь этой несчастной женщине. Как мать, как жена, я могу понять горе этого человека, но я не депутат, не общественный деятель. Я только актриса. А мой муж имеет слишком большой чин, чтобы драться с каким-то невоспитанным гражданином. — Каминская жестом остановила пытавшегося что-то сказать Трудных. — Давайте с этим покончим. Одно я у вас хочу спросить: что это за молодой человек, снятый рядом с Оленькой? У него правильные черты лица. И, я бы сказала, приятные.

— Хорошо, я отвечу. Но потом вы мне ответите на несколько вопросов.

— Только, ради бога, оставим в покое какую-то Гридневу.

— Это Азаров. Он сейчас, как бы это выразиться, под следствием.

— Никогда бы не подумала! — удивилась Каминская. — Открытое, честное лицо…

— Людмила Арсеньевна, — осторожно начал Трудных, — я все-таки вас прошу, в интересах законности и советского порядка расскажите о вашей дочери. Понимаете, по делу Оля проходит как Гриднева… Она ведь на мужниной фамилии.

— Не знаю я никакую Гридневу! — взорвалась Каминская.

Неизвестно, чем бы это все кончилось, если бы в дверях не появился высокий седой мужчина в морской форме, с погонами вице-адмирала!

— Никита! — бросилась к нему Каминская. — Это ужасно!

Вице-адмирал недоуменно посмотрел на милиционера. Тот отрапортовал, как начальству:

— Младший лейтенант милиции Семен Трудных.

— Никита Павлович Рославцев… — протянул он руку гостю. — Успокойся, Люда. А вы, младший лейтенант, давайте побеседуем у меня.

У вице-адмирала был приятный баритон. Слова он немного растягивал, как и Каминская.

Кабинет Рославцева отличался простотой. Одна стена — сплошной стеллаж, набитый книгами, небольшой письменный стол, два кресла у журнального столика-торшера и длинный аквариум на железной подставке, освещенный откуда-то сбоку мягким и ровным светом.

Они расположились в креслах.

Пришедший в себя младший лейтенант рассказал Рославцеву, по какому делу приехал в Москву, историю с пропажей сухого яда. В той мере, насколько это было разрешено следователем.

Никита Павлович выслушал его внимательно, вопросов не задавал. Когда Семен Трудных закончил, вице-адмирал встал, прошелся по комнате.

— Да, все это не очень весело. Я хочу, чтобы вы меня правильно поняли… Вы курите?.. — Младший лейтенант кивнул; Рославцев поставил на журнальный столик пепельницу — кусок необработанного горного хрусталя с выщербиной посередине. — Дочь моя журналистка. И это вам многое объяснит. Работает она в «Комсомольской правде»… На жену не сердитесь. Она действительно подчас не знает, чем занята Ольга. Мы с дочерью просто-напросто оберегаем ее от лишних волнений. — Никита Павлович устроился в кресле. — А от меня у Оли секретов нет. То, что она отправилась в Сибирь в экспедицию к змееловам, я знал. Мы, можно сказать, эту операцию разрабатывали вместе. — Рославцев улыбнулся. — Я был как бы начальником штаба. Ольга — увлекающийся человек. И если отдается делу, то полностью. У нее свой способ добывания материала для своих статей, очерков, книг. Она считает, и я ее в этом поддерживаю, что узнать что-либо о человеке и его деле можно только тогда, когда сам побываешь в его шкуре. Например, Оля писала серию очерков о жизни монахинь…

— Да где же теперь их найдешь? — удивился Трудных.

— Есть, младший лейтенант. Много еще чего музейного сохранилось в нашей жизни… Для этого Ольга становится послушницей в монастыре. Самой натуральной, И вот результат. — Вице-адмирал подошел к стеллажу и достал маленькую книжечку в мягком переплете; Семен Трудных с любопытством перелистал ее. — Ну могла ли она по-другому войти в этот мир, показать его так выпукло и ярко? Какому журналисту открыли бы святые девы свои тайны и чувства? Разумеется, никому. Так же получилось и в этот раз. Мы сочинили ей биографию, придумали, как она должна вести себя… Теперь вам становится ясно?

— Да уж куда ясней, — подтвердил младший лейтенант. — Значит, Гриднева это так, с потолка?

— Вот именно. Псевдоним как бы. Ольга по паспорту Рославцева, этой фамилией она подписывает свои работы в газете и журналах.

— А муж, значит…

— Никакого мужа у нее нет, — ответил вице-адмирал. — И не было. Насчет увлечений — не знаю. Эта область для меня — запрет. Ее личное дело.

— А как же насчет телеграммы? Ну, после которой она уехала?

— Очень просто. Ольга давно хлопотала в редакции, чтобы ее послали в Италию. Видите ли, во время войны я был связан с итальянским Сопротивлением. Там осталось у меня много друзей. И много дорогих сердцу могил. Вот Оленька и решила поехать по следам нашего отряда. Только было неясно, когда ей оформят документы. У нас была договоренность: как только все будет готово — командировка, виза, — я ей шлю телеграмму известного содержания…

— Эту телеграмму привез на базу я, — вздохнул младший лейтенант.

— Премного благодарен. Вот видите, вы тоже приняли невольное участие в нашей игре.

— Игра игрой, а дело-то уголовное…

Рославцев помолчал.

— Неужели есть подозрение, что Оля в этом замешана?

— Не знаю, товарищ вице-адмирал, какие у следствия есть подозрения, но смотрите, какая штука получается: приезжает ваша дочь к людям, они к ней с открытой душой. Сочувствуют, ведут себя соответствующим образом, а оказывается, все это… как бы получше выразиться, липа, и больше ничего.

Рославцев нахмурился:

— Да, конечно, в этом есть элемент обмана. Я Оле тоже говорил.

— Вот именно. А в данном случае получилось совсем нехорошо: следствие думало об одном человеке, а это — другой. Вы же должны понимать, как иной раз ерунда, пустяк переворачивает все дело.

— Я все хорошо понимаю. Но, увы, события произошли, Оля далеко, и я не в силах вернуть ее раньше, чем кончится командировка.

— А когда она должна вернуться?

— Недели через три, а может быть, через два месяца. Сами понимаете — поиск героев… — Вице-адмирал вдруг спохватился: — Вот соломенная голова, может, вы чаю хотите? Мои пьют кофе, но я предпочитаю чай, по русскому обычаю.

— Спасибо, товарищ вице-адмирал, только что завтракал.

— А может, надумаете?

— Нет, спасибо.

— Ну что ж, неволить не могу. Единственно, что я еще хочу добавить, товарищ младший лейтенант, Оля обеспечена больше чем достаточно. Зарабатывает она хорошо, живет, как видите, на всем готовом… Это следует учесть. А вообще-то я глубоко убежден, что к истории с пропажей яда моя дочь не имеет никакого отношения.

— Последняя просьба, товарищ вице-адмирал. Мы нашу, так сказать, беседу оформим в виде протокола, и вы, если не возражаете, поставите свою подпись.

— Разумеется.

— Так полагается, — извиняющимся тоном сказал младший лейтенант.

— Понимаю, понимаю, — кивнул Рославцев.

Когда протокол был написан, Никита Павлович поставил под ним свою подпись.

Еще раз извинившись, Семен Трудных удалился, в душе радуясь, что наконец с этим делом покончено, потому что чувствовал неловкость, разговаривая с военным человеком в таком большом чине.

Он вышел от Каминской и незаметно очутился в Столешниковом переулке, запруженном суетящейся толпой, вливающейся и выливающейся из магазинов, манящих красочными витринами. Толпа подхватила его и стала носить с собой, как волна утлую лодчонку без руля и без ветрил. Он долго и бесполезно обозревал меха, ювелирные изделия, дамские сумочки, кружева, редкие и дорогие вина, авторучки, книги по физике и кибернетике. Потом его прибило в Петровский пассаж и, покружив, вынесло в ЦУМ. Там он едва не купил своей Катерине пляжный ансамбль (ему сначала показалось, что это фартук), после чего выбрался на улицу. И все же людской прибой занес, его опять в магазин и столкнул нос к носу с очаровательной продавщицей, под обаянием которой Семен Трудных купил жене умопомрачительную комбинацию. До самого приезда домой его мучили опасения, что он купил за такую цену ненужную, как ему казалось, тряпку. Но именно эта безделица впоследствии привела Катерину в такой восторг, что младший лейтенант стал уважать себя намного больше.

Где Семен Трудных окончательно потерял голову, так это в «Детском мире». В этом занятнейшем и соблазнительнейшем из лабиринтов он провел не меньше трех часов, опускаясь и поднимаясь по эскалатору, теряя и снова находя отделы, набитые всякой детской всячиной. Здесь, в магазине, была сатанинская оргия родителей, набрасывающихся на башмачки, рубашечки, курточки, слюнявчики, пальтишки, носочки, игрушки с жадностью, достойной первобытных людей.

Когда уже закатные лучи солнца позолотили памятник Дзержинскому, Семен Трудных, обросший свертками, коробками, пакетами, с детской педальной машиной под мышкой протиснулся в автобус и добрых сорок минут качался среди молчаливых уставших москвичей.

В номере никого не было. Семен сложил покупки в чемодан и пошел искать столовую. В ресторан он заглянуть не решился, помня строгий наказ жены: деньги попусту не тратить. Столовую было найти нелегко. И возвратился младший лейтенант, когда уже окончательно стемнело.

Родной номер встретил его знакомым запахом баранины, дынь, коньяка и тем же храпом.

Семен Трудных влился в этот хор.

С утра младший лейтенант поехал на аэровокзал и купил билет на вечерний рейс. Затем он отправился в редакцию «Комсомольской правды».

Заведующий отделом, в котором работала Ольга Рославцева, — молодой симпатичный паренек в очках, — все никак не мог дослушать Трудных до конца: беспрестанно звонили телефоны. А их на столе у зава было три.

— Я вас слушаю, — сказал он, когда наконец выдалась пауза между звонками.

— Таким образом, чтобы документально подтвердить, что вышеназванная Ольга Рославцева действительно выполняла в Талышинском районе специальное задание редакции и выезжала туда под фамилией Гриднева, прошу выдать соответствующую справку, чтобы приобщить ее к делу, — выпалил Семен Трудных, поглядывая на телефонные аппараты, боясь, как бы снова его собеседника не оторвали.

Завотделом постучал толстым красным карандашом по столу:

— Так-так, справку, значит? А зачем, собственно, вам справка?

— Я же объяснил. — Младший лейтенант протянул удостоверение; зав машинально взял его и, не раскрывая, вернул.

— Да-да, вы предъявляли… Значит, справку?

— Справку.

— Пойдемте! — Завотделом решительно поднялся. — К замглавного. Справку может выдать только он.

На пороге их остановил телефонный звонок, задержав на добрые полчаса.

Потом они бежали по длинным коридорам мимо одинаковых дверей, разъезжали на лифте, врывались в кабинеты, заглядывали в буфет, в прокуренные комнаты.

Завотделом все время посматривал на часы.

— Вы можете зайти завтра? — спросил он у Трудных, после того как секретарь замглавного сказала, что того, вероятно, сегодня уже не будет.

— У меня вечером самолет.

— Вот дела… Хорошо, пойдемте ко мне. По телефону найти кого-нибудь куда проще.

В кабинете зава их ждал… замглавного.

— Я тебя битый час дожидаюсь! — набросился он на завотделом. — Этот материал в номер на вторую полосу.

— Что снимаем?

— Очерк Сикорского.

— Второй раз снимаем, — недовольно пробурчал зав, набрасываясь на рукопись. О младшем лейтенанте он совершенно забыл; Семен Трудных, примостившись в уголке в кожаном зеленом кресле, деликатно кашлянул в кулак. Завотделом спохватился: — Да, вот товарищ тут к тебе, из Талышинска. Ну, куда Рославцева ездила. Ему нужен какой-то документ.

Зам главного редактора поднялся и пригласил младшего лейтенанта:

— Пойдемте в мой кабинет.

Там он внимательно выслушал Семена Трудных.

— Да, Ольга Рославцева действительно выезжала в ваш район по заданию редакции. Я это подтверждаю.

— Мне надо соответствующую справочку, — попросил младший лейтенант.

— Так вы сам представитель закона. Вот и доложите своему начальству. Вам же верят.

— Но ведь она была у нас как Гриднева, вот вы документиком и подтвердите, что Гриднева и Рославцева — одна и та же личность.

— У журналистов и писателей это бывает. Псевдоним называется.

— Ладно, не хотите справочку, так я быстренько протокол составлю, а вы подпишите. Вот и все.

Зам главного улыбнулся:

— Ну и буквоеды! — Он набросал текст справки. — Сойдет?

— В общем-то да, но надо бы указать, что справка выдана в талышинскую районную прокуратуру, — сказал Семен Трудных.

— Ничего. Пусть будет «по месту требования». Оно лучше. Сколько рук бумага пройдет — машинистка, отдел кадров… Люди, знаете, могут разное подумать.

Младший лейтенант скрепя сердце согласился.

…Перед самой посадкой в экспресс, направляющийся с Центрального аэропорта в Домодедово, Семен Трудных накупил газет.

На третьей полосе «Комсомолки» бросился в глаза заголовок: «Герои не забыты». Под очерком стояла подпись: «О. Рославцева, наш спец. кор. Рим, по телефону».

 

31

Вера Петровна почувствовала что-то неладное в тот день, когда арестовали Азарова. Вечером, придя домой, она пораньше легла в кровать, но уснуть не могла. Непривычно кололо сердце, тело казалось вялым, ноги опухли, стали как ватные. Чтобы не выдать своего состояния, она старалась лежать тихо, делала вид, что спит.

Утром Геннадий заметил у нее темные круги под глазами, обратил внимание на ее частое тяжелое дыхание.

— Вера, сходи в больницу.

— А что?

— На тебе лица нет.

— Ты хотел, чтобы я выглядела пятнадцатилетней девочкой? — отшутилась Вера. — Так не бывает. Большой он уже. — Она провела рукой по животу. — Чем дальше, тем тяжелее. Так у всех.

Геннадий пожал плечами:

— Не знаю, какая-то ты сегодня заморенная.

— Погоди, Гешенька, расцвету еще.

Он больше ничего не сказал. И, уже выходя, в дверях, еще раз попросил:

— Все-таки загляни к врачу.

— Хорошо, зайду, дорого́й.

На работе Вера сразу обо всем забыла. Дело с лесопилкой суд вернул на дополнительное расследование. Пришлось ехать пятнадцать километров на лесосклад, где Вера Петровна провозилась полдня. После обеда к ней пришла Анна Ивановна Кравченко.

— Неужели нельзя Азарова освободить из-под ареста, передать на поруки? — умоляющим голосом просила она у следователя. — Ведь коллектив просит. Я лично.

— Нет, в данной ситуации это невозможно. Азаров отлично знал, что у него подписка о невыезде. Если бы он не пытался улететь в Москву, то, вероятно, до окончания следствия ему не изменили бы меру пресечения. Невыдержанный он.

— Кто? Степан? — удивилась Анна Ивановна.

— Да, Степан.

— Странно, я всегда знала его другим. Он не позволял себе резкого слова, грубости, какой-нибудь неконтролируемой вспышки…

Вера Петровна покачала головой:

— Увы, наверно, все-таки плохо знали.

— Нет, я его очень хорошо знаю, — нахмурилась Кравченко. — Как родного сына…

— Давно вы его знаете?

— Лет двадцать пять.

— Действительно давно.

— Простите, можно у вас курить? — спросила Анна Ивановна, доставая сигареты.

— Да, пожалуйста. Я форточку открою, — поднялась было Седых.

— Нет, не надо. — Кравченко посмотрела на болезненное лицо следователя и спрятала сигареты в сумочку.

Вера Петровна повертела в руках карандаш.

— Степан ведет себя неуравновешенно, непоследовательно…

— Но это не криминал!

— На него, как на лицо материально ответственное, вина ложится в первую очередь. Вам известно, что яд хранился более чем небрежно. А уж вы, как руководитель экспедиции, могли бы обратить на это внимание Азарова.

Анна Ивановна печально покачала головой.

— Что грозит Степану, ну, если дело дойдет до суда? — спросила она глухо.

— Это смотря как подойти, — уклончиво ответила Седых.

— В любом случае, — тихо и твердо произнесла Кравченко, — весь коллектив и я будем бороться за Степана Азарова.

…В последние два дня состояние Веры Петровны не улучшилось. Но она старалась убедить себя, что все в порядке. До положенного по закону отпуска оставался почти месяц. Она хотела обязательно дождаться возвращения Семена Трудных и узнать подробности о Гридневой. И вообще самой закончить следствие. Визит к врачу, вероятнее всего, окончился бы тем, что ее положили бы в больницу. Врачи, они осторожные…

Геннадий ходил недовольный, но вслух своего недовольства не выражал.

Земфира Илларионовна заметила ей:

— Вера Петровна, не нравишься ты мне.

— Не я первая, не я последняя, — отмахнулась Седых.

— С этим не шутят. У врача давно была?

— С месяц.

— Обижайся не обижайся, а я позвоню Геннадию Васильевичу.

Вера Петровна рассмеялась. Ей показалось странным, что эта тихая, незаметная женщина заговорила с ней таким тоном.

— Я говорю серьезно, — обиделась секретарь.

— Ладно, схожу, — обняла ее за плечи Вера Петровна.

— Сегодня же?

— Сегодня. В обед.

Но и в обед она не смогла пойти к врачу. Прямо с самолета в прокуратуру явился Семен Трудных. Уважая начальство, он прошел к Холодайкину. Врио прокурора тут же вызвал Седых.

— Круг, можно сказать, замкнулся. — Холодайкин протянул Вере Петровне документы, привезенные младшим лейтенантом. — Я вкратце ознакомился.

Семен Трудных выглядел именинником. Следователь внимательно прочла протокол и справку из редакции.

— Вы можете добавить что-нибудь из ваших личных наблюдений, товарищ младший лейтенант? — обратился к нему Холодайкин. — Только коротко.

Семен Трудных стал подробно рассказывать, как хорошо встретила его народная артистка Каминская, с каким уважением разговаривали вице-адмирал, зам главного редактора газеты…

Вера Петровна слушала его рассеянно, думая о своем. Она вспомнила очерки Рославцевой в «Комсомольской правде», «Неделе», «Смене». Они всегда затрагивали необычные темы, рассказывали об оригинальных людях. И ей показалось странным: судьба свела ее с этой самой Рославцевой, чья жизнь представлялась Вере Петровне почти непостижимой, даже не верилось, что все это может узнать и описать один человек.

Седых попыталась представить себе Рославцеву, ее манеру говорить, ходить, одеваться…

В голове мешалось два человека — журналистка и образ Гридневой, созданный ею в экспедиции. И тут в памяти Веры Петровны возникло лицо Людмилы Каминской — чистой, восторженной русской девушки, приехавшей на далекий Север в первые годы Советской власти учить детей. По фильму ее предательски, из-за угла, убили кулаки. Седых вспомнила, как она девчонкой разрыдалась в зрительном зале, наивно полагая, что на экране — настоящая жизнь. Потом она видела Каминскую во многих картинах. Но та, первая ее героиня, запала Вере Петровне глубоко в душу. И при воспоминании о ней всегда щемило сердце.

Да, видимо, дочь все-таки здорово уступает матери в артистическом даровании. Зина Эпова учуяла что-то ненастоящее, и Чижак заметил. Ничего удивительного — Людмила Каминская неповторима. В кого же влюбился Азаров? Он, видимо, сумел тоже разглядеть незаурядную натуру сквозь игру. А увлеклась ли Ольга им? Степан может нравиться. У него есть способности. Песни сочиняет, говорят, неплохо исполняет их под гитару…

Мог ли флирт Рославцевой-Гридневой с Азаровым быть задуман с самого начала? И вообще, какое все-таки место занимает Рославцева в истории с ядом?

Вера Петровна, сама не зная почему, ощущала все-таки здесь какую-то связь. Но какую именно — вот в чем дело.

«А нет ли тут личной неприязни к Рославцевой?» — поймала себя на мысли Вера Петровна. Действительно, Рославцева — баловень судьбы. Может быть, это настраивает ее, следователя, против журналистки? Самой Вере Петровне работа и семья достались нелегко.

Седых, привыкшая всегда критически относиться к себе, к своим поступкам, отбросила эту мысль. Да, было трудно. Но уже ушли в прошлое бессонные ночи над учебниками после тяжелого трудового дня, слезы, которые никто никогда не видел, горькое одиночество. Теперь она каждую минуту ощущала радость заботы о другом человеке, как праздника ждала появления на свет ребенка. Да и работа шла у нее пока что хорошо. Правда, последнее уголовное дело выматывает у нее все силы. Так, впрочем, бывало почти всегда: сначала кажется, что ничего не выйдет, а потом, смотришь, сдвигается с мертвой точки, раскручивается, и все становится на свои места.

Но что-то заставляло Веру Петровну все время возвращаться мыслью к Рославцевой, еще и еще раз проверять — не причастна ли журналистка к пропаже яда?

— Вера Петровна, у вас будут какие-нибудь вопросы к товарищу Трудных? — спросил Холодайкин.

— Нет, не будет, — ответила она, с трудом отрываясь от своих размышлений.

— Молодец! По-боевому справились с заданием, — похвалил младшего лейтенанта Холодайкин. — Оперативно. Мы будем хлопотать о поощрении перед руководством РОВДа. А теперь отдыхайте. Шутейное ли дело — почти весь день в воздухе… Как Москва? — спросил он напоследок.

— Столица! — восхищенно ответил Семен Трудных.

Когда младший лейтенант ушел, Холодайкин прошелся по кабинету, потирая руки:

— Хороший работник. Настоящий оперативник. Ему бы получиться немного, так не задумываясь взял бы его в помощники прокурора. — Алексей Владимирович сел в кресло и деловито продолжал: — Теперь ясно, что Азаров действовал один.

— Совсем не ясно, — возразила Седых.

— Рославцева отпадает полностью.

— Почему?

— Наивный вопрос. Знаменитая журналистка! Дочь самой Каминской и боевого заслуженного военачальника!

— А разве мы с вами не знаем случаев, когда дети высокопоставленных родителей попадали на скамью подсудимых?

— Но ведь вице-адмирал в своих показаниях говорит, что дочь его не имеет отношения к пропаже яда!

Вера Петровна усмехнулась:

— Родители всегда уверены в честности своих детей. Они убеждены в том, что знают абсолютно все о своих детях. Так ли это на самом деле, не мне вам говорить. Наверное, не раз представлялся случай убедиться. Я считаю, что, пока не будет допрошена Рославцева-Гриднева, идти дальше нельзя.

— Как вы себе это представляете? — нахмурился Холодайкин. — Вернется она из заграничной командировки не скоро. А мы, значит, будем сидеть сложа руки. Надо будет обращаться в область за разрешением продлить срок окончания следствия. А там разрешат или нет, еще неизвестно. Пустое это занятие, я вам говорю. Рославцева тут ни при чем.

— Я буду настаивать на том, чтобы получить показания Рославцевой.

— Каким образом их получить, я вас спрашиваю? — Холодайкин начал раздражаться.

— Не знаю. Надо посоветоваться в следственном отделе областной прокуратуры. Если вы не возражаете, я завтра же поеду.

— Не возражаю. Хотя не советую зря тратить время. Лучше давайте подумаем, какую версию нам взять за основу в связи с изменением ситуации.

— Да, ситуация усложнилась. Понимаете, какая штука: за границей сухой яд, вероятно, сбыть проще, чем у нас, — частная инициатива. За него можно получить иностранную валюту. И не малую сумму…

— Ерунду вы говорите. Рославцева здесь ни при чем.

— Хорошо, давайте посмотрим на факты. Яд исчез после ее отъезда. Зачем ей надо было так вести себя с Азаровым?

— Ну?

— Если бы это действительно была любовь, она бы рассказала о себе правду.

— Фантазии все это, — сурово сказал Холодайкин. — Я бы вам посоветовал серьезней заняться Азаровым. Надо покрепче прижать его. Ведет он себя вызывающе, а в оправдание ничего сказать не может.

— У нас тоже улик вообще-то достаточно убедительных нет.

— Есть. А вот у него в оправдание ничего нет.

— А как же презумпция невиновности?

— Это, так сказать, формальная сторона закона.

— Нет, Алексей Владимирович, не формальная, а самая его сущность, — запальчиво возразила следователь. — Пока суд не вынес своего решения, никто не имеет права считать человека виновным.

— В душе-то мы точно знаем, преступник он или нет, — усмехнулся Холодайкин. — Хорош же следователь, который передает дело в суд, не зная, виновен его подследственный или нет. Скажите по совести, вы же каждый раз отлично знаете, с кем имеете дело.

— Если бы это было так, суд стал бы не нужен. Не забывайте, есть и оправдательные приговоры. Мы только ищем и расследуем факты, а окончательно решает суд.

— Не доказывайте мне прописных истин, — раздраженно сказал Холодайкин. — И вообще у меня на пустые споры нет времени. Сами знаете, вся прокуратура на моих плечах. — Он посмотрел на часы. — Вот из-за вас и обед пропустили. Мне врачи диету назначили. Все расписано, как по графику…

Они вместе вышли из кабинета.

Добравшись до своего стула, Вера Петровна вдруг почувствовала, что силы покидают ее. Она успела нажать кнопку звонка и сказать вбежавшей Земфире Илларионовне:

— Что-то мне не по себе…

Через полчаса карета «скорой помощи» увезла ее в родильное отделение районной больницы.

 

32

Узнав, что Веру Петровну Седых положили в больницу и выйдет она на работу в лучшем случае через полгода, Холодайкин принял все следственные дела к своему производству. Вскоре он поехал в областную прокуратуру и вернулся оттуда в приподнятом настроении.

— У нас ожидаются перемены, — заявил он по приезде Земфире Илларионовне. — Савин переведен на временную инвалидность. (Секретарь ничего не ответила на это.) Так что, к сожалению, мы с ним больше работать не будем… Как здоровье Веры Петровны?

— Вроде бы неплохо.

— Рад за нее. Так и передайте: пусть о делах не беспокоится. Прошу вас, вызовите Клинычева по делу Азарова. На завтра, к одиннадцати.

Земфира Илларионовна молча записала распоряжение в перекидной календарь.

…Утром в кабинет Холодайкина заглянул посетитель.

— Можно, товарищ прокурор?

— Вы откуда? — сурово посмотрел на него врио прокурора.

— Из экспедиции.

— Клинычев?

— Нет, Пузырев. — Вася смущенно теребил в руках кепку.

— Я вас не вызывал.

— Хочу вам рассказать все, как было…

Холодайкин строго оглядел Пузырева, раздумывая, пустить или нет.

— Хорошо, садитесь. Вы шофером работаете в экспедиции?

— Да. За аппаратурой еще слежу. Механик вроде. Из-за меня все получилось, гражданин следователь. — Василий опустил голову.

— Выкладывайте, Пузырев. Самое главное.

Хлопнула от ветра форточка, и Алексей Владимирович поднялся из-за стола, чтобы закрыть ее.

Вася вынул из кармана своего любимого полоза, с которым никогда не расставался и который до обморока напугал Рославцеву (из-за чего Азаров до ареста так и не разговаривал с ним), и, подавляя грустный вздох, нежно опустил на бумаги прокурора.

Холодайкин сел на место, положив руки на стол. Полоз развернул свои кольца и стрельнул язычком.

Алексей Владимирович с несвойственным для его возраста проворством вскочил со стула, закричав на всю прокуратуру:

— Убери эту дрянь!

Вася тоже вскочил и поспешно схватил змейку. На крик в кабинет заглянула встревоженная Земфира Илларионовна.

— Ты что это, специально на меня змей напускаешь?! — взвизгнул Холодайкин.

— Так вы же сами просили. — Пузырев все еще держал извивающегося полоза в руках.

Земфира Илларионовна исчезла.

— Что просил? — бушевал Холодайкин.

— Выкладывайте, говорите самое главное. — Вася показал на змею. — А она и есть самое главное.

— Спрячь сейчас же! — приказал врио прокурора. Ему стало немного неловко своего испуга. Он сел, с опаской поглядывая на карман Пузырева, в котором исчез полоз. — Что стоишь? Садись.

Вася опустился на край стула.

— Простите, товарищ прокурор. Но он не ядовитый.

— А я откуда знаю! — проворчал Алексей Владимирович, успокаиваясь. — А теперь рассказывай. Только смотри, без этих фокусов…

— Да нет, что вы! Ей-богу не буду, — сказал Пузырев и честно, с подробностями рассказал историю с полозом и обмороком Оли.

Холодайкин, окончательно придя в себя, сначала слушал внимательно, но в конце концов остановил его:

— Это нам все известно… Сколько зарабатываешь в экспедиции?

— Ну, оклад шофера второго класса и еще как бы полставки за змей.

— Как это — полставки?

— Ну, я меньше ребят ловлю…

— И сколько у тебя набегает в месяц?

— Только за змей сотни две с половиной, три.

— Жгут они тебе карман, что ли?

— Как это понимать, гражданин прокурор?

— Говорят, закладываешь за воротник…

Вася грустно согласился:

— Случается. А вот последняя неприятность, с Гридневой, получилась в трезвом виде. Так что…

— Да как же тебя все-таки держат на работе? Наверное, с последнего места того, попросили?

— Нет, сам ушел. Иной раз не сдержишься, возьмешь грамм сто. Ну, а ГАИ тут как тут. Вот я и подался к змееловам.

— Значит, в лес сбежал? (Вася пожал плечами.) Нехорошо, Пузырев, нехорошо. Ну, а как Азаров к этому относился?

— Плохо, гражданин прокурор. Все грозился шею намылить. — Вася вздохнул. — Напортил я ему крепко… Так что с меня надо спрашивать…

— Что спрашивать?

— Ну, я ведь рассказал, как было…

— Ты лучше мне скажи: Азаров поручал тебе «левые» ездки лично от себя? Может быть, кого встретить, что-нибудь подвезти… За икрой, может быть…

Василий, не задумываясь, ответил:

— Нет, такого не было.

— А ты получше подумай.

— Нет, ничего такого он меня не просил.

— А его самого просил куда-нибудь отвезти по личным делам?

— Не было у него личных дел. Это точно.

— Ты вспомни.

— Что вспоминать? Не было такого, и все тут, — упрямо сказал Василий.

— Ну что ж, Пузырев, твои показания мы запишем. — Холодайкин стал писать протокол. — А дальше ты как думаешь?

— Что?

— Будем продолжать пить или нет?

— Постараюсь…

— Все беды человека от водки, — назидательно говорил врио прокурора, не отрываясь от бумаги. — Нет чтобы силы свои на дело тратить… Семья у тебя большая?

— Не обзавелся еще.

— Трудно тебе будет обзавестись. Какая пойдет за пьяницу, а?

— Полюбит — пойдет, — уверенно сказал Вася. — Глядишь, через это совсем брошу…

— Сейчас бросать надо. Потом — поздно. На, ознакомься, подпиши. Если что вспомнишь насчет того, что я тебя спрашивал, приходи…

Закончив с Пузыревым, Холодайкин вышел в приемную. Земфира Илларионовна еще с большим усердием занялась бумагами. Врио прокурора прошелся по зданию, заглянул во все комнаты, осматривая их взглядом радивого хозяина.

— Да, подновить все не мешало бы, — остановился он у стола секретаря. — Говорил в области, обещали выделить деньги на ремонт. — Алексей Владимирович ощупал оконные рамы, колупнул потрескавшуюся краску на подоконнике. — Удивляюсь я прежнему руководству: за восемь лет ни разу не делали капитального ремонта. Несолидно мы выглядим. Что думает о нас посетитель, усаживаясь на этот стул? — Холодайкин сел на стул и покачался на нем, тот отчаянно заскрипел. — А посетитель решит, что у государства нет денег для учреждений, стоящих на страже социалистической законности. Или подумает, что человек, сидящий в том кресле, — Холодайкин показал на кабинет прокурора, — не печется о своем рабочем месте… Так я говорю, Земфира Илларионовна?

— Посетители мечтают, как бы поскорее уйти отсюда, а на чем сидеть, им все равно. — Секретарь усмехнулась: — Лишь бы не за решеткой.

— Неправильно вы мыслите. Закон — он должен начинаться со стула. — Холодайкин многозначительно хмыкнул: — Ничего, скоро все наладится. Сперва ремонтик, потом за мебель возьмусь. А там, глядишь, подумаем насчет другого помещения…

— А чем здесь плохо? — заметила секретарь.

— Несолидно. — Врио прокурора постучал по тонкой стенке, отгораживающей приемную от соседней комнаты. — Районная прокуратура как-никак!

 

33

Клинычев держался в кабинете врио прокурора как-то неуверенно.

— Значит, вас уже вызывали в милицию по делу браконьеров? — задал вопрос Холодайкин.

Леонид замялся:

— Там говорили со мной… Не понимаю, зачем. С Бутыриным я случайно знаком. Вместе лежали в больнице.

Алексей Владимирович постучал пальцем по столу:

— Мы боремся за сохранение природных богатств, а находятся элементы, которые в корыстных целях разбазаривают народное достояние… И находятся такие несознательные люди, которые перекупают у браконьеров-вредителей ценные пищевые продукты. Я бы даже сказал дефицитные. А не было бы таких людей, Бутырин и ему подобные не знали бы, куда девать наворованное у государства добро. Вот и получается: кто больше виноват — Бутырин или те, кто у него покупает? Как вы считаете?

— Правильно вы говорите, товарищ прокурор.

— А вот вы поступаете неправильно, — покачал головой Холодайкин.

— Я хорошо зарабатываю и так, — уклончиво ответил Клинычев. — Правда, рискуя жизнью.

— Ну, это вы для своего кармана рискуете.

— Семью надо содержать…

— И большая семья?

— Конечно! Мать больная, два брата, сестра…

— Братья младше вас?

Леонид смутился:

— Почти одногодки. — И добавил: — Детей у них много, помогаю. У нас так принято. На Кавказе живем. — Клинычев хлопнул себя по колену. — И зачем я сюда приехал? Жена говорит, дома сиди. В конце концов, змей и у нас сколько хочешь. От больной матери уехал. Молодой я еще, дурак! — Леонид постучал себя по голове.

— Обзавелся семьей — уже не молодой, считай… Где же вы деньги взяли на эту махинацию?

— Какую махинацию?

— Бутырин утверждает, что вы ему как будто дали за икру триста рублей. Врет, значит?

— Откуда у меня могут быть такие деньги? Ни у кого в экспедиции сейчас таких денег нет. Вот рассчитаются с нами, тогда другое дело.

— Никто из ваших ребят, кроме вас, в этом деле не участвовал?

— О чем вы говорите, товарищ прокурор? — искренне удивился Клинычев.

— Вы отлично знаете. — Холодайкин поиграл карандашом. — Дело из милиции рано или поздно попадет к нам.

Клинычев обиженно сказал:

— Я с вами, товарищ прокурор, откровенно… Вот до вас следователь был, женщина. Говоришь с ней, а она непонятно о чем спрашивает. С вами легче. Все как есть выкладываю… А вы про Бутырина. Он что хочешь может наговорить на человека. Пускай скажет, где он деньги у меня видел? Думает, посторонний человек, зарабатывает хорошо, так на него все можно свалить…

— Что ж, Клинычев, ваше дело отпираться. Этим сейчас занимаются органы внутренних дел, перед ними и держите ответ… Я хотел узнать, не замешан ли кто еще из ваших. Если у человека деньги и он скрывает, тут что-то не то.

Клинычев слегка побледнел. Зазвонил телефон. Холодайкин поднял трубку.

— Холодайкин слушает… Вера Петровна, это вы, подождите одну минуточку. — Он обратился к Леониду: — Пройдите в приемную. Я вас позову. (Клинычев с готовностью вышел.) Понимаете, Вера Петровна, хотел навестить вас, да занят очень, сами знаете… — Алексей Владимирович откашлялся.

— Ничего, не надо беспокоиться, — ответила Вера Петровна. — Алексей Владимирович, как там насчет Рославцевой? Я слышала, вы в облпрокуратуру ездили?

— Это не телефонный разговор…

— Я прорвалась в кабинет главврача. Здесь никого нет. А вы один?

— Да, один. — Холодайкин недовольно заметил следователю: — Вам беспокоиться нельзя, отдыхайте, лечитесь… Все идет как надо.

— Мне будет спокойней, если вы скажете, как решили с Рославцевой, — упрямо повторила Седых. — Я ведь не отстану.

— Решили. Сделаем запрос через Министерство иностранных дел.

— Это возможно?

— Так подсказали товарищи из области.

— Хорошо. Что еще новенького?

Холодайкин не успел ответить, как послышались короткие гудки. Он недоуменно положил, трубку. Некоторое время подождал. Раздался звонок. На этот раз звонили из райкома, вызвали на совещание. Алексей Владимирович, отложив все дела, отправился туда.

…Через несколько дней Холодайкин поехал к Скорину. В прокуратуру поступила жалоба на неверные действия зам начальника РОВДа.

По дороге он думал о том, что надо форсировать дело о пропаже яда. Но на допросах Азаров или повторял уже сказанное ранее или вовсе замыкался в себе и отказывался отвечать.

Скорин встретил Алексея Владимировича спокойно потому, что о жалобе знал. Он был уверен, что это кляуза. Факты действительно не подтвердились.

Уже в конце своего визита Холодайкин спросил у Скорина:

— Как дело по Рыбнадзору?

— Вас Клинычев интересует? — напрямик спросил майор.

— И Клинычев тоже.

— В Сухуми его дружка накрыли. Думаю, прижмем хвост и этому.

— Когда закончите?

— Постараемся поскорее.

— Ну, а что Клинычев?

Скорин усмехнулся:

— Юлит, выкручивается. Чует голубчик, что попался.

— Вы не тяните. В области указали, что мы частенько сроки затягиваем, — начальствующим тоном сказал Холодайкин.

— Когда это мы затягивали? — спросил начальник РОВДа.

— С лесопилкой, например.

— Вы сами знаете, что это не от нас зависело.

— Ладно, не будем вдаваться в частности. Мне самому хочется, чтобы наш район упоминали на совещаниях только в числе лучших.

— Я тоже себе не враг. Значит, одни кукуете? — переменил тему разговора майор.

— Приходится.

— Нового скоро назначат?

— Я в планы начальства не лезу, — поджал губы Холодайкин.

— Так просто спросил, — примирительно сказал Скорин, поняв, что попал в самое больное место. — Одному, видать, тяжело?

— Мы привыкли всю жизнь лямку тянуть, — вздохнул врио прокурора и добавил: — В общем, постарайтесь оперативно, по-боевому.

Начальник РОВДа засмеялся:

— Оперативнее не бывает.

 

34

Эти два пожилых человека, были чем-то похожи друг на друга. Видимо, долгие годы совместной жизни, пережитое горе сроднили их и оставили одну и ту же печать на облике каждого.

— Что вы мне можете рассказать? — обратился Холодайкин сразу к обоим.

Отцу Азарова на вид было лет шестьдесят пять. Матери — около этого. У Азарова-старшего черты лица более тонкие, мать — попроще. Такие лица в России встречаешь на каждом шагу. Редкая пара, пережившая войну, подхваченная ее ураганом с родных мест, разлученная и вновь соединенная, готовая на любом месте начать неприхотливую, полную труда жизнь. И все-таки счастливая. От них веяло спокойствием, которое приходит после долгих лет невзгод и страданий, испытавших на прочность человеческую верность и привязанность. Одеты они были под стать друг другу: просто, добротно. Так одеваются с расчетом на долгие годы.

— Не может Степан пойти на такое, — как бы уговаривая врио прокурора, произнес старик. — Не поверю.

— Не может, — откликнулась мать.

Всем своим видом они показывали, что произошло просто-напросто недоразумение, которое легко исправить, если встать на их точку зрения.

Эта уверенность стариков в невиновности Степана заставила врио прокурора почувствовать себя не в своей тарелке. Он говорил с родителями Азарова сухо и официально.

— Вас вызвали сюда сослуживцы сына?

— Давно уже собирались навестить его, — сказал отец. — В Ташкент все не с руки как бы, а тут решились. Степа вроде в отпуске. Хотели побыть с ним до окончания… Наше какое дело — пенсионное.

— Так вы знали?

— Откудова? — удивились старики.

— Прямо как обухом по голове… — сказала мать. — Вы уж разберитесь. Степа у нас такой заботливый, такой примерный. — Старушка не выдержала, поднесла к глазам беленький платочек в голубой горошек.

— Сдержись, Маня. — Азаров-старший тронул жену за локоть.

— У вас есть какие-нибудь факты, относящиеся к делу? — Холодайкин облокотился обеими руками на стол. Его смущало присутствие этих людей, потому что он чувствовал, что волей-неволей вступает в их жизнь как разрушитель. Он хотел еще сказать им, что все родители считают своих детей невинными ангелами, а на самом деле не знают о них ничего. И вспомнил, что эти самые слова говорила ему Седых в их споре с Рославцевой.

— Какие факты… — вздохнул старик. — Вот это к делу не пришьешь. — Он приложил руку к левой стороне груди.

 

35

Клинычев пришел в прокуратуру в самом конце рабочего дня. Услышав голоса в кабинете врио прокурора, он примостился на краешке стула в приемной, изредка бросая виноватый взгляд на Земфиру Илларионовну.

— У вас повестка? — спросила секретарь.

— Нет. Очень хочу поговорить с товарищем прокурором, — поспешно ответил Клинычев. — Очень нужно.

— Поздновато вы пришли. Рабочий день заканчивается.

— Подожду, может быть, примет?

Земфира Илларионовна пожала плечами.

Клинычев нервно поглядывал на стрелку стенных часов, неумолимо приближающуюся к цифре, обозначающей конец работы.

Иногда разговор за дверью прерывался, и тогда Клинычев с надеждой замирал на стуле.

Громко и неожиданно прозвенел звонок.

Земфира Илларионовна прошла в кабинет к Холодайкину и, вернувшись, бросила:

— Товарищ Холодайкин вас примет, но придется подождать.

— Очень большое спасибо. — Клинычев приложил обе руки к груди.

Ему пришлось ждать около часа, пока Холодайкин освободится. Потом врио прокурора еще долго продолжал писать, не обращая никакого внимания на присутствие Клинычева. Тот нервничал, непрестанно вытирая носовым платком вспотевший лоб и ладони.

Наконец Холодайкин обратил на него внимание:

— Клинычев, Клинычев, — укоризненно покачал головой врио прокурора, — обманули вы меня… (Леонид опустил голову.) Ведь Бутырину вы деньги давали. За икру. Отпираться будете?

— Нет, не буду.

— Оно лучше, — Алексей Владимирович поудобней устроился в кресле и приготовился слушать.

— Понимаете, сестра замуж выходит. У нас без подарка нельзя. Вот я и решил послать к свадьбе…

— К свадьбе, говорите?

— Ну да!

— Это два с половиной-то пуда икры на свадьбу?

— Совсем немного. Вы были когда-нибудь на свадьбе у нас на Кавказе?

— Не приходилось.

— Не меньше двухсот человек бывает. А то и больше.

— Возможно, — недоверчиво посмотрел на него Алексей Владимирович. — Любят, стало быть, у вас икру в Сухуми?

— Еще как!

— Ну, а деньги где взяли?

Клинычев растерянно уставился на Холодайкина, а потом тихо сказал:

— Азаров дал.

— Откуда они у него?

— Сам не знаю.

— Так-так. — Врио прокурора невольно придвинулся к столу: — И знал, для чего они тебе?

— Знал.

— А сам он не хотел купить икры?

— Нет. Говорит, и так заработает не меньше. — Клинычев вдруг осекся, поняв, что выдал себя, но Холодайкин промолчал, что-то усиленно соображая. — Вы отметьте где-нибудь. Я вам все, как было, открыл. Откуда я знал, что Бутырин браконьер? Думал, сам дома делает икру… А так бы я никогда…

— Погодите, — остановил его Алексей Владимирович, — так у вас же ни у кого нет наличных денег?

— Действительно, нету. А у Азарова есть. Выдал мне новенькими двадцатипятирублевками. Гражданин прокурор, вы примете во внимание, что я вам все рассказал?

— Добровольное признание учитывается, — уклончиво ответил врио прокурора, протянул Клинычеву листок бумаги, ручку и добавил: — Запишите подробно, когда, сколько, зачем и при каких обстоятельствах дал вам деньги Азаров. Кто-нибудь был при этом?

— Нет, не было. И еще…

— Что еще?

— Как-то к нам в экспедицию приходил человек…

— Какой человек? — заинтересовался Холодайкин.

— Ну, молодой. Моего возраста. Гридневу спрашивал.

— И все? — равнодушно произнес врио прокурора.

— Нет. Просил Азарова показать яд, змей…

— А что Азаров? Показал?

— Не знаю.

— Кто был в это время на базе?

— Мы со Степаном, то есть с гражданином Азаровым.

— Так Азаров показывал ему яд? Говорил с ним наедине?

— Не знаю. Я пошел в лес. Змей ловить.

— Ладно, запишите все в протокол. И подробней. Особенно про деньги.

Клинычев покорно стал писать, грызя кончик ручки…

— Ну что, кончили? Давайте. — Холодайкин бережно принял показания и внимательно прочел.

— Свои порядки устанавливают, — недовольно сказал Клинычев.

— Кто это?

— В экспедиции решили деньги со всех взять и вызвать адвоката из Москвы.

Алексей Владимирович усмехнулся:

— Пусть вызывают. Законом разрешается.

— А почему я должен отдавать свои деньги, заработанные с риском для жизни? Откуда я знаю, виноват Азаров или нет?

— Из Москвы, говорите? — Холодайкин хмыкнул. — Смотри-ка!

— И я говорил: если он виноват, то и двадцать адвокатов не помогут. Венька Чижак доказывал, что поможет. Его самого-то какой-то известный адвокат в Москве защищал.

— А что, у Чижака есть судимость? — насторожился врио прокурора.

— Суд был. А что и как, не знаю.

Холодайкин кивнул.

— Ладно, проверим. Ну вот что, Клинычев, засиделись мы. (Тот суетливо поднялся.) Вы ступайте, а у меня еще дел по горло.

— До свидания, — вежливо попрощался Клинычев и, пятясь, вышел из кабинета.

Холодайкин некоторое время выждал, потом тоже покинул прокуратуру и направился в КПЗ.

Азаров подтвердил, что давал взаймы Клинычеву деньги. Но откуда они у него появились, объяснить отказался наотрез.

Человека, который спрашивал Гридневу, не знает. А лабораторию и террариум ему не показывал: не было времени, надо было спешить на отлов змей.

На следующий день снова раздался звонок из больницы. Звонила следователь Седых, интересовалась делом Азарова.

Холодайкин опять просил ее не беспокоиться. И в заключение сказал:

— Следствие-то, в общем-то, закончено. Передаю на днях в суд.

— А Рославцева? — вырвалось у Веры Петровны.

— Что Рославцева?

— Вы получили ее показания?

— Это вряд ли повлияет на исход дела.

— Нет, я все-таки думаю…

— Простите, Вера Петровна, у меня люди…

— Жаль. — Седых повесила трубку, не попрощавшись.

 

Часть третья

Встать! Суд идет!

 

36

Уже неделю в Талышинске шел обложной дождь, густой туманной дымкой закрывавший небо и окрестные сопки. Сырость заползала всюду, загоняла людей в помещения. Серые здания, серый лес, везде один серый цвет, в котором разливали свою желтую тоску тусклые электрические лампочки в окнах домов, горевшие чуть ли не весь день. Багрянец осенних деревьев померк. Опавшие листья валялись на дорогах, в канавах, в размокших садах и огородах, словно мусор после большого многолюдного гулянья.

В народном суде Талышинска второй день разбиралось дело Азарова. Накануне зал был переполнен. Талышинцы и раньше были заинтригованы необычной экспедицией змееловов, а здесь случилось такое! Как в каждом маленьком городке, молва разносила мгновенно любую сенсационную новость, обраставшую неимоверными подробностями и преувеличенными фактами. Особенно завораживало сообщение о пропаже змеиного яда. Естественно, различного рода слухи и домыслы раздули историю до ужасающих размеров. Своеобразно и ловко были приплетены в нее московские жулики, связанные с заграницей, браконьеры и даже дети фармацевта Горохова, которые превратились в семь близнецов. Все вместе взятое и явилось причиной паломничества в суд.

Но первый же день судебного следствия глубоко разочаровал жителей Талышинска. Кто-то даже заметил, что суд напоминает выдвижение Азарова на премию: столько хорошего и доброго было сказано в его адрес свидетелями. Да и само преступление, по мнению большинства, оказалось обыденным. Во всяком случае, не стоило тащиться в такую погоду через весь город, тем более что посудачить и порядить на улице было нельзя. А ведь именно в этом состояла основная приманка для талышинских любителей почесать языки, которые ничем не отличались от себе подобных в любом уголке земного шара.

Когда народный судья Паутов, с пустым левым рукавом, засунутым в карман пиджака, объявил о продолжении судебного разбирательства, в зале находилось, помимо членов экспедиции, проходивших основными свидетелями, всего несколько человек. В первом ряду одиноко пребывала Давыдова, считавшая своим долгом присутствовать здесь как непосредственно участвовавшая в расследовании. В уголке незаметно пристроился Геннадий Васильевич Седых. Вчера он не был и поэтому внимательно наблюдал за происходящим. Лесник Михеич, родители Зины Эповой да тетя Капа — вот и все, кто пришел в этот день. И лишь один Клинычев расположился в стороне, напряженно вслушиваясь в каждое слово. Он старался не смотреть в сторону своих коллег.

Степан сидел, понуро опустив голову. Порой казалось, что его совершенно не интересовало происходящее в зале.

Холодайкин, в форменном пиджаке с петлицами, был обложен бумагами, в которые он частенько заглядывал, надевая очки. Очками он пользовался крайне редко, в основном в кино. Но на суде считал необходимым иметь их под рукой. Это выглядело солидно.

Напротив, за своим столиком, сидел московский адвокат Шеманский, прилетевший за день до процесса и успевший развить бурную деятельность. С красивыми седыми бачками, в ослепительно белой накрахмаленной рубашке, он внимательно поглядывал на своего оппонента, изредка делая запись в блокноте сверкающей авторучкой. Защитник был похож одновременно на маститого художника и пожилого заграничного киноактера.

Как только возобновилось слушание дела, адвокат Шеманский поднялся и обратился к суду:

— Я прошу уважаемый суд допросить в качестве свидетеля Азарова-отца для установления личности обвиняемого.

— Какое у вас мнение на этот счет? — спросил судья у гособвинителя.

— Мне кажется, — подал голос Холодайкин, — это излишне. Только отнимет время.

Судья Паутов перекинулся парой слов с народными заседателями. Защитник ожидал ответа стоя и немного склонив голову набок.

— Суд считает возможным удовлетворить ходатайство защиты, — провозгласил председательствующий.

— Благодарю, — слегка поклонился Шеманский, усаживаясь на стул.

Азаров-старший хотел было подойти поближе к столу, но Паутов остановил его:

— Вот сюда, пожалуйста.

Подождав, пока отец Степана встанет на положенное место, судья обратился к нему:

— За дачу заведомо ложных показаний вы несете ответственность по статье 181 Уголовного кодекса РСФСР.

Азаров-старший растерянно осмотрелся:

— Как ложных? Я врать не умею, потому как двадцать пять лет в партии состою.

— Это для порядка, — сказал Паутов.

Старик пробежал пальцами по пуговицам пиджака, откашлялся, оглянулся на Степиных друзей, словно ища у них поддержки, потом посмотрел на сына, как бы давая понять, что будет говорить и за него тоже.

— Иван Никанорович, — доверительно обратился к нему Шеманский, — какие у вас установились взаимоотношения с сыном, когда вы вновь, так сказать, обрели друг друга?

— Хороший сын Степан, чуткий, — убежденно сказал тот.

Одна из народных заседательниц, Савельева, молоденькая ткачиха, в яркой шерстяной кофточке, явно с симпатией смотрела на Ивана Никаноровича.

— Ваш сын оказывает вам материальную помощь? — продолжал адвокат.

— Регулярно каждый месяц присылает пятьдесят рублей. Как государственную пенсию — всегда в срок. Иной раз к празднику какому дополнительно. А уж к моим и матери именинам — подарки в обязательном порядке.

— Благодарю вас, — одобрительно кивнул защитник. — У меня еще вопрос, сын предлагал жить с ним, в его семье?

— Все время об этом говорит. Да куда бросишь хозяйство? Домик у нас, корова. Были мы у него со старухой в Ташкенте. Климат, — старик сделал ударение на последнем слоге, — не подходит. Для сердца неважно.

— Больше вопросов нет, — сказал защитник.

— У государственного обвинителя вопросы будут? — спросил судья.

— Будут, — отозвался Холодайкин, надевая очки и заглядывая в бумаги. — Сколько было лет обвиняемому, когда вы его потеряли?

— Два года, — глухо ответил Иван Никанорович.

Мать Азарова приложила к глазам платочек. В зале стало тихо. Савельева достала платок и высморкалась.

— Когда вы нашли сына?

— Четыре года назад.

— Значит, прошло почти тридцать лет?

— Целая жизнь, — вздохнул старик.

— Выходит, вы потеряли его совсем маленьким, несмышленым ребенком, а встретились со взрослым мужчиной, имеющим семью?

— Выходит, так, — подтвердил Азаров-старший.

— То есть как бы совсем чужим для вас человеком, которого вы не воспитывали, не знали, как он жил все эти годы?

— Нет, это не так. Не я виноват. Война. Многие совсем потеряли. А Степа мне родной, — с болью возразил Иван Никанорович. — Как вот встретились — и словно всю жизнь не расставались…

— Я возражаю против такого рода вопросов! — вскочил Шеманский.

— Товарищ прокурор, прошу задавать вопросы по существу, — обратился Паутов к Холодайкину.

— Хорошо. — Врио прокурора снял очки. — По чьей инициативе вы нашли друг друга — по вашей с супругой или подсудимого?

— По нашей с супругой, — ответил Иван Никанорович и поспешно добавил: — Но сын нас тоже разыскивал.

Все посмотрели на Степана. За все время, пока допрашивали отца, он ни разу не поднял головы.

— Вопросы еще будут? — Паутов поскорее хотел закончить с этим допросом.

— У меня всё. — Алексей Владимирович спокойно откинулся на спинку стула.

В наступившей тишине вдруг послышались тихие всхлипывания. Степан тревожно посмотрел в ту сторону, где сидели родители.

В зале произошло какое-то движение.

— Не надо, Мария, возьми себя в руки. — Азаров-старший быстро пробрался через уступивших ему дорогу людей к своей жене, безвольно опустившей голову на плечо Анны Ивановны.

— Что там? — встал судья Паутов, вглядываясь в зал.

Иван Никанорович, совершенно потерявшийся, ответил:

— Понимаете… Сердце неважное у нее…

И здесь поднялся Петр Григорьевич Эпов. Вместе с Клавдией Тимофеевной они вывели Азарову. Иван Никанорович, извиняясь, вышел за ними.

Единственным человеком, сохранявшим полное спокойствие, была вторая заседательница, Рехина. Полная, лет сорока, в строгом черном костюме, она невозмутимо глядела прямо перед собой, сложив на столе пухлые, в ямочках руки.

Во время заминки в дверь прошмыгнула Земфира Илларионовна. Она скорыми, осторожными шажками пробралась к Холодайкину и сунула ему пакет. Алексей Владимирович, бросив благоговейный взгляд на внушительные штемпеля и сургучные печати, поспешно вскрыл его и, надев очки, прочел текст на глянцевом с золотым тиснением бланке.

— Товарищи судьи, — торжественно сказал Холодайкин, — только что из Министерства иностранных дел поступили дополнительные сведения, Я ходатайствую, чтобы они были заслушаны и приобщены к делу. Это показания журналистки Рославцевой, взятые по нашей просьбе в посольстве Советского Союза в Италии.

Он произнес это так, словно сам был приобщен к такой высокой сфере, как центральная пресса, Министерство иностранных дел, Италия.

Народная заседательница Рехина, не отрываясь, смотрела на листок веленевой бумаги, подрагивающий в руках Холодайкина.

— «Я, Рославцева Ольга Никитична, 1944 года рождения, действительно находилась в июле месяце в Талышинском районе по заданию редакции газеты «Комсомольская правда» под псевдонимом Гриднева», — читал врио прокурора.

Степан Азаров слушал, положив подбородок на ладонь и глядя в пол.

— «Вопрос. Вам известно, чем занималась экспедиция герпетологов Дальневосточного отделения Академии наук СССР?

Ответ. Да, известно. Поэтому я туда и поехала.

Вопрос. В качестве кого вы находились в экспедиции?

Ответ. В качестве лаборантки.

Вопрос. Какова цель вашего пребывания в Талышинске?

Ответ. У меня всегда одна цель — написать об интересных людях. Очерк, статью, может быть, книгу.

Вопрос. Когда вы вылетели из Талышинска?

Ответ. Двадцать шестого июля.

Вопрос. Когда прибыли в Москву?

Ответ. Двадцать седьмого июля, днем.

Вопрос. Когда вы отбыли в Италию?

Ответ. Двадцать восьмого июля, вечером.

Вопрос. Что вы можете сказать о гражданине Азарове Степане Ивановиче?

Ответ. Он, на мой взгляд, человек разносторонний, талантливый. Честный и справедливый.

Вопрос. Что вам известно о пропаже сухого яда на четыре тысячи двести сорок три рубля?

Ответ. Ничего.

Вопрос. Что вы можете сказать о причинах?

Ответ. Ничего не могу сказать. Но сам факт меня встревожил. Я знаю, какой благородный и крайне рискованный труд — добывание этого яда и как он нужен стране.

Вопрос. По возвращении в Советский Союз вы думаете еще раз побывать в экспедиции?

Ответ. Разумеется. Если успею. Моя командировка здесь затянулась. Если я опоздаю в этом году, то обязательно приму участие в работе экспедиции на следующий год».

Государственный обвинитель закончил читать и, подойдя к судейскому столу, протянул бумагу Паутову:

— Прошу приобщить к делу.

— Уважаемые товарищи судьи, — поднялся Шеманский. — Не имея возможности обратиться лично к Рославцевой-Гридневой, я прошу разрешения задать несколько вопросов государственному обвинителю. Сразу оговорюсь: вопрос касается только процедуры получения показаний. Я понимаю, моя просьба необычна. Но согласитесь, что допрос свидетеля произведен также несколько необычно. В моей практике это впервые. В вашей, вероятно, тоже.

Судья Паутов, посоветовавшись с заседателями, разрешил, предупредив:

— По существу, пожалуйста.

— Разумеется. Уважаемый товарищ государственный обвинитель! Вопросы, предложенные гражданке Рославцевой-Гридневой, составлены вами или в посольстве?

— Конечно, мной, — гордо ответил Алексей Владимирович.

— Благодарю вас, я удовлетворен. — Шеманский послал судьям свою очаровательную благодарственную улыбку.

После этого по ходатайству Холодайкина была допрошена Кравченко.

— Скажите, пожалуйста, — обратился к ней прокурор, — какого числа обвиняемый попросил у вас взаймы сто рублей, ссылаясь на то, что ему нужно послать своим родителям?

— Сейчас попробую вспомнить. Приблизительно числа двадцатого июля.

— Когда была обнаружена пропажа сухого яда?

— Тридцатого июля.

— После того как подсудимый взял у вас вышеупомянутые сто рублей, до тридцатого июля он получал в экспедиции какие-нибудь деньги?

— Нет.

— Он больше у вас не занимал?

— Нет, не занимал.

— У меня еще вопрос. Подсудимый часто называет вас «мать». Вы состоите в каких-нибудь родственных отношениях?

— Почти. У нас действительно отношения, как у сына с матерью.

Народная заседательница Савельева, расплывшись в улыбке, переводила взгляд со Степана на Кравченко. Холодайкин сдвинул очки на лоб и недоуменно уставился на Анну Ивановну.

— Как вас понимать? Если вы действительно состоите в родстве и это подтверждено документами, это одно дело. Если нет — совершенно другое. Я прошу дать объяснения.

Кравченко посмотрела на Степана. Он едва заметно кивнул ей.

— Это было в сорок пятом году, летом. Сразу после войны. С группой студентов я находилась в Ташкенте на практике после первого курса. Мы жили в старом городе, недалеко от Бешагача. Так называется рынок. Там я впервые увидела Степу. — Анна Ивановна поправила волосы. — Он пел песни, а калека-нищий, с медалью на заплатанной гимнастерке, собирал деньги. Людям старшего поколения эта картина знакома. Одним словом, война. Так вот, я сразу обратила внимание на эту странную пару. Меня ужаснул вид мальчика: в рваной одежонке, нечесаный, немытый, с цыпками на ногах. У калеки — синее лицо алкоголика, руки дрожат, весь в татуировке. Типичный уголовник. Целый час я стояла и слушала. У самой, поверьте, слезы на глазах. На следующий день я снова пошла на базар. Уж и не помню, как это случилось, схватила я мальчика за руку — и бежать. А калека за нами. Нож выхватил. На костылях, а мчался во всю прыть. Короче, отбила я мальчика. В милиции выяснилось, что калека на самом деле был спекулянтом и продавал из-под полы анашу. Это наркотик такой, вроде опиума. Ногу ему отрезало еще до войны, когда он занимался вагонными кражами… В общем, Степу определили в детдом. Он пошел в первый класс. Во время своей учебы в институте я бывала в Узбекистане каждое лето. Навещала его. Мы постоянно переписывались. После окончания института через два года я вышла замуж и предложила Степану приехать жить в мою семью. Но он ответил, что ищет своих родителей и обязательно их найдет. В последние годы мы довольно регулярно виделись. По роду своей работы я часто бывала в Средней Азии. Как-то он поехал со мной в экспедицию, когда уже учился в строительном техникуме. Как видите, стал змееловом. — Кравченко приложила руку к сердцу. — Ей-богу, я знаю его не хуже и отношусь с не меньшей любовью, чем к своим детям. Я всегда старалась быть Степе настоящей матерью, зная, что у него нет родителей…

— Вы сказали, что подсудимый пошел в сорок пятом году в школу. Сколько ему было тогда лет?

— Семь.

Холодайкин потер виски:

— А родители Азарова утверждают, что в сорок первом году ему было два года, когда они его потеряли. Выходит, в сорок пятом ему было шесть лет?

— Нет, ему было семь лет, я относила его документы в школу и была на торжественном празднике первого звонка…

Давыдова, искренне переживавшая все, что происходило в зале, не выдержала и сказала:

— Родители, поди, лучше знают…

Холодайкин обратился к суду:

— Здесь неувязка, товарищи судьи. Я прошу подсудимого дать необходимые разъяснения, потому что кто-то дал неверные показания — либо свидетельница Кравченко, либо родители подсудимого.

— Прошу прощения, — вскинул руку Шеманский, — у меня будет вопрос к свидетельнице Кравченко. (Председательствующий кивком разрешил.) Анна Ивановна, все работы с сухим ядом у вас производятся в особых перчатках?

— Да, обязательно. В хирургических перчатках, — ответила Кравченко.

— Благодарю. У меня все.

— Подсудимый, вы можете дать объяснение на вопрос обвинения? — спросил у Азарова судья Паутов.

Степан поднялся, долгим взглядом оглядел зал.

— Я разъясню. — Он сделал паузу. — Только у меня огромная просьба ко всем, кто здесь сидит. Чтобы об этом не узнали мои старики. Если можно, конечно. — Он посмотрел на судей. — Это не мои родители.

Давыдова охнула. Заседательница Савельева, расширив от удивления глаза, приложила ладони к щекам. Рехина обратила свое каменное лицо к Азарову.

— Получилось это так, — продолжал Азаров. — Они искали своего пропавшего сына много лет. Я тоже искал своих родителей. Писал во все инстанции. И вот четыре года назад нас свели в городском отделе внутренних дел города Смоленска. Я был уверен, что это мои родители. Так же думали и они. И в милиции были уверены, что я их сын. Что и говорить, это было здорово для всех. — Степан вздохнул: — Они хорошие люди, добрые. Пережили много. Я никогда не забуду нашу первую встречу. И сложилось у нас, как у всех. Дочка моя очень к ним привязалась. А уж они ее как любят… Мой запрос по поводу родителей долго ходил по разным учреждениям и городам. Два года назад, в Ташкенте, меня вызвали в милицию. И сказали, что мой отец погиб в сорок втором году под Москвой. Мать погибла при бомбежке. Нашлись и свидетели, с которыми я потом встретился. Все подтвердилось. — Он в упор посмотрел на Холодайкина. — Вы бы на моем месте открыли старикам правду?

Врио прокурора поерзал на стуле, ничего не ответив.

— Не мог я этого сделать. По-человечески не мог. Да и не хотел. Зачем? Я не знаю, как другие относятся к своим детям и внукам, а мои — роднее родных. Знать, что где-то живут близкие тебе люди… Я еще раз прошу, очень прошу… — Степан с мольбой посмотрел в зал. — Пусть они ничего не узнают. Если уж не сын, который попал на это вот место, то внучка для них — единственная отрада.

Степан замолчал. В зале наступила тишина.

— У вас есть еще вопросы к подсудимому Азарову? — спросил Паутов Холодайкина.

— Нет. — Врио прокурора сурово уставился в бумаги.

— А у защиты?

Шеманский поднялся:

— У меня вопросов нет. Я только хочу обратиться с ходатайством к нашему уважаемому суду: в целях высшей гуманности и человечности не фиксировать в документах последние показания обвиняемого. В том, что сидящие в этом зале не вынесут из этих стен признания Азарова, я уверен. — Адвокат пристально оглядел всех чуть прищуренным взглядом. — Но пути дальнейшего продвижения материалов в процессе неисповедимы…

Посоветовавшись с заседателями, Паутов сказал:

— Вы уже второй раз просите отойти от установленного порядка. Суд отклоняет ходатайство защиты. — Шеманский сел с таким видом, словно пытался совершить нечто благородное, но ему не дали; Паутов, переложив с места на место несколько бумажек, закончил уже совершенно неофициальным тоном: — Пакость можно сделать и так, без всяких документов.

— Это как пить дать, — отозвалась Давыдова.

Судья недовольно посмотрел на нее.

— Я прошу у суда разрешения задать несколько дополнительных вопросов свидетелю Клинычеву, — привстал врио прокурора.

Клинычев бочком выбрался со своего места и прошел вперед. Он встал так, чтобы не встретиться взглядом с Азаровым.

— Гражданин Клинычев, какого числа подсудимый дал вам взаймы триста рублей?

— Тридцатого июля, утром.

— Какими купюрами? — спросил Холодайкин.

— По двадцать пять рублей.

— А вы не заметили, это были последние деньги у подсудимого или оставались еще?

Клинычев приложил палец к виску, как бы вспоминая что-то. Потом некоторое время молчал.

— Кажется, отсчитал из пачки…

— Кажется или точно отсчитал? — спросил врио прокурора.

— Отсчитал, — поспешно подтвердил Клинычев.

Степан, покачав головой, вздохнул.

Присутствующие в зале зашушукались.

— Прошу соблюдать тишину! — потребовал судья.

— У меня больше вопросов нет, — сказал Холодайкин.

— Свидетель Клинычев, — тут же раздался мягкий голос адвоката, — вы вернули Азарову долг? И если вернули, то когда?

Клинычев невнятно пробормотал:

— Все собирался, хотел отдать… А потом его арестовали. Но я ему отдам… Обязательно отдам.

— Понятно, понятно, — покачал головой защитник. — Не будете ли вы так любезны ответить еще на один вопрос: для чего вам понадобилась вышеупомянутая сумма?

Холодайкин решительно поднялся:

— Я протестую! Подобные вопросы уводят суд в сторону.

Клинычев растерянно озирался.

— Вы хотите узнать у свидетеля что-нибудь по существу дела? — обратился к Шеманскому судья.

— Благодарю, у меня больше вопросов нет, — вежливо отозвался тот.

Клинычев, не глядя на своих коллег, поспешно возвратился на свое место.

Холодайкин снова, с разрешения председательствующего, обратился к Азарову:

— Подсудимый Азаров, для окончательного установления истины я прошу ответить, откуда у вас появилась после двадцатого июля такая крупная сумма денег, из которой вы дали взаймы Клинычеву триста рублей?

Степан молчал.

— Подсудимый, вам понятен вопрос? — настойчиво требовал прокурор.

— Понятен, — хмуро ответил Азаров. — Повторяю, эти триста рублей не имеют никакого отношения к делу.

— Я еще раз обращаюсь к вам с вопросом: где вы взяли деньги? — повторил Холодайкин.

— Товарищ Азаров! — не выдержала заседательница Савельева; к ней наклонился председательствующий и что-то шепнул на ухо. — Гражданин Азаров! — поправилась она. — Расскажите о деньгах. Вы облегчите положение и себе и нам. Если они не имеют никакого отношения к делу, как вы сказали, тем более, значит, можете рассказать.

В зале наступила тишина. Все смотрели на Азарова. После долгого колебания он наконец произнес едва слышно:

— Эти триста рублей оставила мне Гриднева. То есть Рославцева.

По залу прошел шумок.

— С какой стати? — спросил чуть насмешливо врио прокурора.

— Значит, доверяла, — спокойно ответил Азаров.

— Для какой цели?

— На сохранение.

— Почему же вы тогда молчали об этом? — спросил государственный обвинитель.

— Не хотел впутывать ее в эту историю.

Савельева улыбалась.

— Если это не ваши деньги, то как вы могли дать их Клинычеву? — не унимался Холодайкин.

— Он попросил их у меня на несколько дней, — спокойно сказал Азаров. — Я доверял ему…

Шеманский одобрительно наклонил голову.

— У меня к подсудимому все, — сказал Холодайкин. — Но я прошу суд еще раз допросить свидетельницу Эпову Зинаиду. — Получив разрешение от Паутова, Холодайкин обратился к девушке: — Скажите, пожалуйста, обвиняемый не просил быть посредником между ним и вашим отцом, предлагал что-нибудь продать Петру Григорьевичу Эпову?

— Нет, Степан Иванович никому ничего продать не предлагал, — ответила Зина. — И вообще он никакими махинациями не занимался. — Девушка бросила взгляде сторону Клинычева: — Не то что некоторые. Степан Иванович честный человек и… хороший.

— А вот ваш отец, — продолжал Холодайкин, — показал, что подсудимый предлагал ему яд. Что вы на это скажете?

Зина растерянно огляделась. Потом, взяв себя в руки, сказала:

— Он, то есть мой отец, сам сказал дома, что Степан Иванович сказал это в шутку… Вы сами подумайте… Глупо это все…

— У вас больше нет вопросов к свидетельнице? — спросил судья у Холодайкина; тот отрицательно покачал головой. — А у защиты?

— Всем, я думаю, ясно, что ответ свидетельницы Эповой исчерпывает сущность вопроса, — отозвался адвокат.

— Итак, — объявил Паутов, — суд решил: судебное следствие закончить и перейти к прениям сторон. Слово имеет государственный обвинитель.

Холодайкин надел очки и взял в руки исписанные листки бумаги.

— Товарищи судьи! Хищение социалистической собственности — это тягчайшее преступление, связанное с посягательством на экономическую основу Советского государства. Расхититель народного добра — опасный преступник, но степень опасности преступления еще более возрастает, если преступное деяние совершается лицом, непосредственно ответственным за сохранность доверенных ему государственных или общественных ценностей.

На скамье подсудимых находится бывший бригадир герпетологической экспедиции Азаров. Ему было поручено ответственное дело — хранение сухого змеиного яда, имеющего огромное значение для производства ценных лекарственных препаратов, призванных облегчить страдания многих и многих советских тружеников. Кроме того, как бригадиру ему доверили самое главное из наших богатств — человеческие жизни, которые он должен был оберегать путем соблюдения мер по охране безопасности труда. Пользуясь попустительством руководителя экспедиции, которая совершенно не контролировала действия бригадира, обвиняемый не пресекал случаи пьянства и халатного отношения к работе со стороны отдельных членов экспедиции, преступно небрежно выполнял правила охраны безопасности труда, в результате чего одного из работников укусила змея и он не был вовремя доставлен в больницу. Все это не могло не сказаться на работе всего коллектива, что видно из трудовых показателей за то время, когда подсудимый находился на посту бригадира. (Среди змееловов поднялся недовольный ропот; председательствующий постучал карандашом по стакану.) Азарову было выгодно расшатать крепкий, спаянный коллектив, чтобы через образовавшиеся прорехи в трудовой дисциплине устроить себе лазейку для совершения преступления. Он намеренно халатно относился к хранению сухого яда, доверяя ключи от сейфа людям, не имеющим на то права, а то и специально не запирал сейф по нескольку дней. И вот, создав благоприятную для себя ситуацию, обвиняемый похищает флакон с сухим змеиным ядом стоимостью в четыре тысячи двести сорок три рубля. Его изобличают следующие неопровержимые факты и улики. На предварительном следствии был найден флакончик из-под пропавшего сухого змеиного яда с отпечатками пальцев подсудимого, потерянного впопыхах, когда он перекладывал ворованное в другую тару. Других отпечатков пальцев на нем нет. За четыре дня до обнаружения пропажи обвиняемый проводит всю ночь в Талышинске, в результате чего у него появляется большая сумма денег в крупных купюрах, из которой он свободно отсчитывает триста рублей Клинычеву взаймы. Еще неделю назад у обвиняемого не было совсем денег, так что он одалживал сто рублей у свидетельницы Кравченко, чтобы послать своим родителям. Значит, эта крупная сумма появилась у него в период между двадцатым июля и днем обнаружения пропажи яда, то есть тридцатого июля. Далее. Имея меру пресечения, подписку о невыезде, чувствуя, что круг следствия смыкается, подсудимый пытается бежать из Талышинска на самолете, но его задерживают органы милиции. Подсудимый упорно отказывается признать себя виновным. Он скрывал от своих товарищей, сидевших без денег, что у него имеется крупная сумма, что открыло бы следствию глаза на его явную виновность. Но нашлись люди, которые пришли в прокуратуру и разоблачили преступника. (При этих словах Клинычев сжался на своем стуле.) В период предварительного следствия подсудимый вел себя грубо, непоследовательно, несколько раз изменял показания. И даже здесь, на суде, пытается укрыться за спину известного советского журналиста, выполняющего в настоящее время важное специальное задание центральной газеты за рубежами нашей Родины. Тем самым подсудимый хочет затянуть следствие, хорошо зная, что мы не можем в настоящее время проверить его показания путем личного допроса товарища Рославцевой.

Товарищи судьи! И хотя подсудимый пытался разжалобить нас рассказами о своих якобы благородных поступках в прошлом, касающихся свидетелей Азарова и Азаровой, преступление, совершенное им, нанесшее крупный материальный урон государству и лишившее тысячи больных целительных лекарств, требует вынесения сурового приговора. При определении меры наказания подсудимому прошу также принять во внимание то, что яд, попавший, может быть, в чьи-то еще более преступные руки, усиливает общественную опасность преступления. В силу этого прошу определить в качестве меры наказания подсудимому Азарову Степану Ивановичу в соответствии с Уголовным кодексом РСФСР десять лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Когда Холодайкин закончил свою речь, у всех, кто сидел в зале, осталось тягостное, тяжелое впечатление. Вина Степана Азарова облачалась в зримую законченную форму.

Анна Ивановна до боли сжала пальцы рук. Зина Эпова с отчаянной тоской посмотрела на Азарова, которого, последние слова государственного обвинителя словно придавили к месту.

Члены экспедиции с надеждой поглядывали на Шеманского. Он невозмутимо поигрывал позолоченной авторучкой, излучая спокойствие и уверенность.

— Слово предоставляется защите, — объявил председательствующий Паутов. Он казался утомленным. Изредка прикладывал руку к левому плечу. Видимо, непогода давала знать о старой ране.

— Товарищи судьи! — начал адвокат. — В нашей стране справедливо принято называть писателей инженерами человеческих душ. Но и вы, товарищи судьи, с не меньшим правом заслуживаете носить это высокое звание. Какие только люди не проходят перед вами! Какие только судьбы не раскрываются на ваших глазах! Каждый человек, стоящий перед судом, приходит сюда своим особым и, как правило, неповторимым путем, обусловленным сложнейшим переплетением самых разнообразных обстоятельств в личной жизни и отношениях с окружающими людьми.

И кем, как не подлинными инженерами человеческих душ, надо вам быть, чтобы в течение непродолжительного времени общения со стоящими перед вами людьми суметь проникнуть в их души, разглядеть и постигнуть их истинный характер, моральный облик и вынести свое безошибочное суждение.

Шеманский говорил свободно, легко, без шпаргалки, сопровождая свою речь плавными выразительными жестами.

— Сегодня, товарищи судьи, перед вами предстал в качестве подсудимого человек редкой, отважной профессии, благородный и полный риска труд которого возвратил, возвращает и будет возвращать десяткам тысяч советских людей здоровье и, может быть, даже жизнь. Товарищи судьи! Позвольте мне начать с того, что следовало бы сказать в самом конце моей речи, после исследования всех доказательств по делу. Позвольте мне начать с конечного вывода: виновность Азарова не только не доказана, она опровергается материалами дела. Более того, само привлечение Азарова к ответственности является роковой ошибкой.

Когда конечные выводы обвинения и защиты полярны, то, казалось бы, может легко возникнуть то недоумение, о котором еще в прошлом веке писал известный бельгийский юрист Пикар в своем «Парадоксе об адвокате»: «По обе стороны судейского стола стоят два юриста, оба житейски и профессионально опытные, оба совершенно добросовестные. Почему же каждый из них искренне и убежденно по поводу одних и тех же фактов отстаивает взаимно исключающие взгляды?»

Но достаточно будет сопоставить выводы обвинения и защиты, чтобы стало очевидным: одна из сторон ошибается, и ошибается безнадежно глубоко!

Кто же из нас прав? Вам, товарищи судьи, предстоит разрешить этот вопрос, взвесив все доводы «за» и «против», подвергнув внимательной и объективной оценке собранные по делу доказательства.

Решение дела совсем не зависит от взлета красноречия. — Защитник признательно склонил голову в сторону врио прокурора. — Поэтому, возражая обвинению, я, со своей стороны, не стану словесным щитом заслонять подзащитного. Обнажение фактов, выявление их истинного смысла и скрывающейся за ними истины — вот цель моего участия в данном процессе.

Я считаю излишним говорить о том, какие удары неумолимой судьбы пришлось выдержать моему подзащитному в пору раннего детства: люди моего поколения хорошо знают, что такое война, голод и холод, потеря родителей, скитания. Я коснусь только двух фактов, которые, как яркий луч, освещают жизнь и характер Азарова. Будучи тринадцатилетним ребенком, он получает письмо от свидетельницы Кравченко, с которой его связывает больше чем дружба, с предложением стать членом ее семьи. Азаров отвечает ей, что она самый близкий человек для него на свете, но он ищет своих родителей и найдет их. — Шеманский поднял высоко над головой пожелтевший от времени листок бумаги. — Вот он, документ огромной человеческой силы! В нем почти невозможное для тринадцатилетнего ребенка благородство — он отказался от своей мечты жить в семье, где его любили бы и помогали строить свое будущее, в нем нежелание хоть чем-нибудь стеснить жизнь другого человека и твердость, целеустремленность характера. Другой факт. Узнав, что старики Азаровы не его родители, мой подзащитный не только скрыл от них это обстоятельство, но и сделал и делает все возможное, чтобы эти два пожилых человека дожили свою жизнь счастливо и в достатке.

Чуткость и понимание людей — вот что кроется за поступками Азарова, которые сторона обвинения представляет как преступление. Не халатностью, а безграничным доверием к своим товарищам по работе объясняется тот факт, что мой подзащитный оставлял иногда открытым сейф с сухим ядом, давал ключи от него своим коллегам. Не распущенностью, а заботой о судьбе друга можно объяснить отношение Азарова к нездоровому увлечению шофера экспедиции спиртными напитками. Нет, мой подзащитный не потакал ему! Наоборот, он сделал много для того, чтобы Пузырев стал меньше пить. А ведь куда проще было бы уволить человека с работы. Как настоящий человек Азаров пошел по трудному пути перевоспитания оступившейся личности. Мой подзащитный собрал и сплотил вокруг себя отличный слаженный коллектив, члены которого, за малым исключением… — Шеманский сделал паузу, все невольно посмотрели в сторону Клинычева, — проявили самые лучшие человеческие и трудовые качества. Благодаря этому и несмотря ни на что, как мне сообщили в Москве в соответствующих ведомствах, научные результаты экспедиции представляют огромную ценность. В этом немалая заслуга моего подзащитного.

Товарищи судьи, позвольте перейти непосредственно к фактам, на которых сторона обвинения выстроила свои шаткие и, я бы сказал, абсолютно иллюзорные доказательства. Говоря о том, что Азаров упорно отрицает свою причастность к преступлению, товарищ государственный обвинитель забывает, что именно на обвинении лежит бремя доказательства вины.

Треснувший флакончик, в котором первоначально хранился змеиный яд, никак не свидетельствует о вине Азарова. Подумайте только, зачем надо было преступнику пересыпать яд из одного флакончика в другой, точно такой же? То, что на нем имеются отпечатки пальцев только Азарова, вполне понятно: работа с сухим ядом производится в хирургических перчатках, через которые, как известно, — защитник повернулся к Холодайкину, — следы оставить нельзя. Естественно, переложив сухой яд в целый флакончик и спрятав последний в сейф, Азаров снял перчатки и выбросил пустую ненужную стекляшку голыми руками.

Теперь мы рассмотрим два факта, которые являются краеугольными в фундаменте обвинения. Откуда появились у Азарова вышеупомянутые триста рублей и его попытка нарушить меру пресечения. Азаров, которому гражданка Гриднева-Рославцева дала на сохранение вышеупомянутую сумму, а нам теперь ясно, что для нее это небольшие деньги, по чистоте душевной хотел выяснить то, что попыталось сделать следствие запросом в советское посольство в Италии. — Шеманский бросил взгляд на Холодайкина. — Он не хотел впутывать в историю несчастную, запутавшуюся в своей личной жизни молодую женщину, ибо для него она была Гриднева, со своей сложной судьбой, пускай придуманной, но убедительно сыгранной. Что Азаров намеревался скрыться, опровергается тем, что он честно и открыто сказал следствию, куда и зачем собрался лететь на два дня. Более того, он тут же дал номер московского телефона Гридневой-Рославцевой. И если вначале недоразумение, связанное с телефоном, служило доказательством его, Азарова, вины, то теперь оно служит ярким доказательством его правдивости.

Товарищи судьи, я не хотел особо останавливаться на показаниях свидетеля Клинычева. Но так как обвинение строит свои выводы в большей своей части на них, я вынужден уделить им внимание. На предварительном следствии гражданин Клинычев первоначально ни словом не обмолвился о деньгах, взятых у Азарова и, кстати, еще не возвращенных ему. (Все присутствующие в зале смотрели на Клинычева, лицо которого то бледнело, то покрывалось густой краской.) Он умалчивал о своем долге до тех пор, я подчеркиваю, до тех пор, пока дело о браконьерстве, в котором гражданин Клинычев проходит уже как подследственный, не приняло серьезный характер. Становится понятным, какие мотивы побудили его в ходе предварительного следствия представить моего подзащитного в невыгодном свете как человека и как бригадира, потому что бригадиром в это время был он, Клинычев. Его показания, что он видел у Азарова крупную сумму денег, высказаны им робко и под нажимом неблагоприятных обстоятельств. Это я прошу обязательно учесть. Клинычев сказал правду. Но правду не для истины. Правду, которая заведомо бросает тень на Азарова. Я не беру на себя ответственность утверждать, что Азаров идеальный человек. Так, видимо, нельзя сказать ни о ком. Да, у него есть свои недостатки. Но это частные стороны характера. Но, как подсказывает жизнь и поступки Азарова, о нем можно сказать: он честный, справедливый человек, имеющий недостатки. А показания Клинычева направлены на то, чтобы сказать: да, Азаров плохой человек, но у него есть свои отдельные хорошие стороны. Вот в чем кроется смысл показаний свидетеля Клинычева.

Товарищи судьи! Все доводы обвинения против Азарова не дают основания для вывода о доказанности вины моего подзащитного. Азаров понимает, что невиновный человек не может быть осужден. И этим порождено то внешнее спокойствие, с которым он держится на судебном заседании. Но, несмотря на это кажущееся спокойствие, было бы неправильно утверждать, что он без волнения ждет вашего приговора. Он не может не испытывать волнения. Ведь на предварительном следствии он также был убежден в своей невиновности, тем не менее не смог убедить в этом следователя и был предан суду. Но он верит, а вместе с ним верю и я, в то, что правда восторжествует. Эта вера, эта надежда ни на минуту не покидает нас здесь, в этом судебном зале. Вашим оправдательным приговором вы, товарищи судьи, не только вернете ему честное имя и свободу, но и укрепите его веру в торжество правосудия. О таком оправдательном приговоре я и прошу.

Защитник Шеманский, слегка поклонившись в сторону судейского стола, сел.

Чижак, с гордостью внимавший адвокату, забывшись, зааплодировал. На него зашикали, и Веня смущенно умолк. Судья Паутов бросил недовольный взгляд в зал.

— Предоставляется последнее слово подсудимому, — сказал он, когда снова наступила тишина.

Степан приподнялся и произнес всего одну фразу. От волнения у него срывался голос:

— У меня были ошибки в жизни и в работе, как наверное, у каждого человека, но поверьте мне, — он приложил руку к груди, посмотрел на судей открыто и прямо, — я не виновен.

Заседательница Савельева почему-то опустила глаза.

Председательствующий Паутов, поправив пустой рукав, выбившийся из кармана, бесстрастно, как автомат, провозгласил:

— Суд удаляется на совещание.

В зале задвигали стульями. Холодайкин положил очки в футляр, спрятал во внутренний карман пиджака и стал степенно, не торопясь собирать бумаги, не удостоив даже взглядом своего противника. Товарищи Степана бросились к двери, выстроились стенкой: милиционеры выводили Азарова. Анна Ивановна, не удержавшись, смахнула слезу и, пытаясь улыбнуться, кивнула Степану. Он, проходя мимо своих друзей, угрюмо бросил:

— Теплую одежду не прихватили?

— Потом, потом, — легонько подтолкнул его в спину милиционер, стараясь скорее пройти через строй людей.

В зале остались только секретарь суда и сиротливо сидевший Клинычев. Все потянулись в коридор, закурили. Заговорили о деле. Потом, спохватившись, Анна Ивановна воскликнула:

— Как же быть с теплыми вещами для Степы?

— Я съезжу, — с готовностью отозвался Пузырев. — Машина тут.

— Будь добр, Вася, сделай такое дело! — попросила Кравченко. — Постой! А как же быть с поездом? Ты успеешь встретить замдиректора?

— Подброшу Степины вещи — и на вокзал, чего там, — рассудил шофер.

— Вот напасть! — растерялась Анна Ивановна. — А, ладно. Езжай сначала на базу.

— Я мигом. Успею, — успокоил ее Вася и бросился к выходу.

Шеманский плавной походкой подошел к змееловам, стоявшим отдельной группой.

— Что же будет? Неужели засудят? — с ужасом повторяла Зина.

— Ну, ваше мнение? — с надеждой обратилась к защитнику Анна Ивановна.

— Будем надеяться, — уклончиво ответил тот. — Как говорится, мы предполагаем, а бог располагает. — Шеманский с достоинством огляделся, нет ли поблизости Холодайкина. — Скажу я вам, друзья, обвинение построено на песке. Бездоказательно! Элементарно. Впрочем, вы сами уловили это после его речи.

— И все же? — пытала его Анна Ивановна.

— В любом случае есть еще областной суд, Верховный суд республики. Надо будет, дойдем до Верховного суда, до Генерального прокурора.

— Значит, вы допускаете… — вздохнула Кравченко.

— Уважаемая Анна Ивановна, Фемида — дама с завязанными глазами. — Шеманский развел руками. — Вы знаете, что меня поразило? Здесь, в этой дыре, в ресторане подают красную икру! В Москве уже много лет не видел красной икры…

— Мы для вас достанем сколько хотите, — встрял в разговор Чижак.

— Мне бы ваши заботы! — Анна Ивановна хрустнула пальцами. — Скорей бы все кончилось.

— В случае успеха… — Жрец Фемиды галантно шаркнул ножкой, — вечером приглашаю в «Кедровый орешек». Так, кажется, называется здешний ресторан-люкс? — Шеманский лукаво улыбнулся. — Мой счастливый соперник, я имею в виду вашего супруга, далеко, и мы, — он заговорщицки подмигнул членам бригады, — сохраним все в тайне.

— Зато другой ваш несчастливый соперник скоро прибывает в Талышинск. — Анна Ивановна посмотрела на часы. — Если Вася не успеет его встретить, скандал будет грандиозный. — Она вздохнула.

— К нам едет ревизор? — полусерьезно-полушутливо спросил адвокат.

— Что-то вроде этого. Замдиректора института, профессор. — Анна Ивановна нервно закурила. — Да, как говорится, пришла беда — открывай ворота. Эта пропажа яда всколыхнула весь институт. Меня засыпали телеграммами, предписаниями, требуют объяснений, докладных… Ворох бумаги уже исписала. Замдиректора предлагает закончить работу и расформировать бригаду. Еле уговорила подождать до окончания суда. А теперь уже закроют экспедицию наверняка. Весь труд впустую… Я уж только об одном мечтаю — лишь бы со Степаном все обошлось.

— Надежда — парус успеха, — философски заметил Шеманский и, подхватив под руку Чижака, отвел его в сторону: — Ну-с, мой юный друг, как дела?

Дарья Александровна Давыдова, нетерпеливо прохаживающаяся неподалеку, поспешила к Шеманскому:

— Гражданин аблакат…

— Бабушка, — мягко остановил ее Шеманский, — с вашего разрешения, я пока что «товарищ ад-во-кат».

— Товарищ, родимый, — поправилась старушка, — слушала я речи твои душевные, а сама думаю: именно такой, как ты, моей Насте в самый раз и нужен.

— Простите, не понял, — откашлялся Шеманский.

— Насте, дочке моей, говорю, ты позарез нужон… Не откажи, милый человек…

Шеманский растерянно глянул на Чижака.

— Еще одна чистая, доверчивая душа! — подмигнул тот.

— Вот именно, доверчивая, — затараторила Дарья Александровна, боясь, что адвокат уйдет. — А он, аспид, каждое воскресенье Дурдакова поит ведрами. Тот гораздый на дармовщину, его сторону взял — и ни в какую. А на этом кособочке я сама две груши сажала и четыре куста смородины, покойник Лексей из питомника привез. Это тебе и Субботина подтвердит, и Кулькова, брали позапрошлый год на осенний мясоед по три черенка. Дурдаков ему кумом приходится, через Варьку, так что ему, смекай отчего, окаянному, все с рук сходит, и когда подранка нашли. — Старушка, переведя дыхание, закончила: — А самогонная машина у него в курятнике.

— Позвольте, позвольте, позвольте! — адвокат ошалело мотнул головой. — Ничего не понимаю.

— А что здесь понимать, все пороги пообивала, а управу найти на него не могу. И все Дурдаков, чтоб ему пусто было! А ты не бойся, за нами не пропадет. Настя аккурат свинью забить собирается… А уж отравой мы людей не поим. Чистенькую, с магазину берем.

— Давайте разберемся, гражданка…

— Давыдова, — поспешно подсказала старушка.

— Короче, гражданка Давыдова, кто такой Дурдаков?

— Зампредседателя поссовета.

— Понятно. Жалуетесь на кого?

— Ясное дело, на Кузьму Харитонова. Сосед моей Насти будет. И за что такое наказание господне…

— Суть жалобы?

— На том кособочке я две груши и четыре куста смородины…

— Какой ущерб нанес вам Харитонов?

— Отъял самовольно и без зазрения всякой совести, потому что Дурдаков…

— Что отъял?

— Полторы сотки ее, Настькиного, участка.

Шеманский, поправив манжет рубашки, в котором сверкнул алым светом камень, вежливо сказал:

— За ваше дело, матушка, я, к сожалению, взяться не могу, так как завтра возвращаюсь в Москву. Билет в кармане.

— Может, погодишь? За нами не пропадет… Хошь деньгами, хошь натурой, сало там… — Старушка с мольбой смотрела на адвоката.

— Увы, моя жизнь расписана по часам. Себе не принадлежу, — горестно вздохнул Шеманский. — Здесь тоже есть прекрасные адвокаты, молодые, энергичные. Почему бы вам не обратиться к их помощи?

— Пустое, — безнадежно отмахнулась Давыдова. — Кузька враз их охмурит, как Дурдакова. Самогончик, поди, ведрами варит…

— Простите, у нас, с вашего позволения, конфиданс — Защитник, подхватив Чижака, увлек его подальше от надоедливой старушки.

Давыдова, сокрушаясь и охая, побрела по коридору в поисках собеседника. Ей позарез нужно было с кем-нибудь поговорить. У открытой двери стоял, прислонившись к косяку, Геннадий Васильевич Седых. Он молча курил, выпуская дым на улицу и задумчиво глядя на редкий затихающий дождичек.

Дарья Александровна тихо остановилась рядом. Геннадий Васильевич вопросительно посмотрел на нее.

— Гляди, как обернулось, — хихикнула она, не зная, как завязать разговор. — Подкидыш-то не родной, оказывается. Арестант то есть. Расскажу — не поверят…

Седых строго посмотрел на нее:

— А ты, Александровна, прикуси язык. — И, подумав, добавил: — Помелом своим разнесешь, а тут судьба человека.

— Не боись, — обиделась старушка, — понимаю.

Они посторонились, освобождая дорогу Холодайкину, в длинном, до пят, сером плаще с капюшоном. Врио прокурора, стряхивая с себя воду, задержался возле Седых:

— Каким ветром, Геннадий Васильевич?

— Так, по пути, — неопределенно ответил тот.

— А-а… Вера Петровна как?

— Нормально.

— Кланяйся. Пусть бережет себя.

— Спасибо.

— Приговор не зачитывали?

— Вроде бы нет…

Холодайкин хотел было еще что-то спросить, но раздумал и прошел в здание.

Потом в помещение суда торопливо прошли родители Зины Эповой и с ними Иван Никанорович Азаров. Он выглядел еще более постаревшим.

Зина отвела своего отца в сторону и стала ему выговаривать что-то злым шепотом.

Петр Григорьевич сконфуженно пожимал плечами и оправдывался:

— Не знал я, Зиночка, что они так это всерьез воспримут… А потом, с меня слово взяли, чтобы все как есть сказал… — Эпов сокрушенно почесал затылок: — Эх, глупая моя голова…

— Теперь его засудят, — всхлипнула Зина.

— Бог не выдаст, свинья не съест, — сказал Эпов. — Ну, виноват я, виноват… Ты уж не растравляй мне сердце. Пошли к вашим. И вытри глаза.

Они подошли к змееловам.

— Что Мария Тимофеевна? — тревожно спросила Анна Ивановна у Азарова-старшего.

— Лежит. Все сюда хотела. — Азаров грустно покачал головой. — Незачем. Отпустят Степу — и так встретятся. А нет… — Старик замолчал, еще больше ссутулясь.

— Каков? — Петр Григорьевич Эпов зло кивнул в сторону Клинычева, сидевшего в одиночестве в пустом зале. — Ужом прикидывался, а укусил, как змея…

— Это точно, — подхватила Клавдия Тимофеевна.

Ожидание было тягостным. И чтобы как-то развеять тяжелую атмосферу, Веня начал рассказывать:

— Между прочим, Петр Григорьевич, в Душанбе произошел любопытный случай. Одна гражданка подружилась с ужом. Он заполз к ней через щель в полу. Молоком кормила, разной другой пищей. Эта женщина часто и надолго уезжала. Кажется, геологом была. И когда возвращалась из экспедиции, уж тут как тут. — Заметив, что Эповы проявили интерес к его рассказу, Чижак продолжал оживленнее: — Понимаете, даже скучал. Женщина так привязалась к своему ужу, что разрешила ему спать на одеяле. Короче, так они подружились, что она его в сумочке на работу носила, ходила с ним в кино, в гости. — Анна Ивановна строго посмотрела на Чижака: не завирайся, мол; Веня, перехватив ее взгляд, смутился. — То есть на работу носила другая женщина и другого ужа… А этот, значит, был у нее в доме, как бы вроде собачки или кошки. Однажды к женщине пришел ее друг, биолог. И что вы думаете? Это был не уж, а гюрза. Очень ядовитая змея.

— Да ну! — воскликнула Клавдия Тимофеевна.

— Я нечто подобное читал, — подтвердил Шеманский. — Кажется, в «Неделе».

— Но самое главное, — закончил Вениамин, — когда эта женщина забила дырку в полу, чтобы гюрза не могла к ней проникнуть снова, бедная змея умерла от тоски. Нашли под полом.

— М-да, — задумчиво произнес Эпов. — Гады, они, выходит, лучше иных людей оказываются…

— Наверное, волки говорят: «Люпус люпини гомо эст», — усмехнулся адвокат.

— Как это понимать? — спросил Петр Григорьевич.

— «Волк волку — человек», — пояснил Шеманский.

— Ага, — поразмыслив, кивнул Эпов. — Ругательно, значит. Да, уж волк волку плохого не сделает. А некоторым людям дай только волю — готовы ближнего…

— Прямо уж все и такие, — возразила ему Клавдия Тимофеевна.

— Некоторые, говорю, — сказал Эпов.

— Несовершенность человека всегда волновала лучшие умы всех времен и народов, — назидательно заметил Шеманский. — Нам дано очень много, но мы с себя спрашиваем слишком мало. В этом и состоит парадокс сознания. Потеряв биологические рамки, мы еще не научились побеждать свои страсти.

— А как это можно победить страсть? — спросил Чижак. — Без любви, например, нельзя.

— Страсти нужны, конечно, но в пределах разумного, мой увлекающийся друг, — поднял палец адвокат. — В пределах гласных и негласных законов человеческого общения. Гармония — наша светлая мечта. Иначе — апокалипсис, а конкретнее — молекулярный, а может быть, даже атомный распад всего живого и неживого, с такими трудами созданного старушкой Геей. — Он повернулся к Эпову: — То есть Землей.

— А что ей сделается? Она, сердешная, сколько на своем веку терпела! Вытерпит и нас с тобой… — Петр Григорьевич некоторое время помолчал и убежденно добавил: — Она все выдержит.

 

37

Уже целый час судьи не могли прийти к единому мнению. Совещательная комнатка с маленьким круглым столом посередине и с подслеповатым окошком, совершенно изолированная от мира толстыми стенами, была вся наполнена дымом.

Судья Паутов достал из коробки очередную папиросу и ловко зажег спичку, зажатую между пальцами этой же руки.

Заседательница Рехина демонстративно подошла к окну и открыла форточку.

— Афанасий Матвеевич, я все-таки настаиваю на обвинительном приговоре, — сказала она, усаживаясь на место. Ее полное мягкое тело явно не помещалось на маленьком казенном стуле.

Судьи были утомлены спором. Начинали нервничать. Сырость, заползавшая в комнатку, смешивалась с табачным дымом. Паутов изредка вставал, прохаживался, чтобы скрыть боль в суставах и старых ранах.

Савельева отстаивала свою точку зрения рьяно и твердо:

— А я не согласна. Все, что говорил прокурор, меня ни в чем не убедило. — Для подтверждения своих слов она стала зачем-то рыться в потрепанном уголовном кодексе, лежавшем на столе. — Совершенно справедливо говорил защитник, что бремя доказывания вины лежит на обвинении. Ведь вы же, Афанасий Матвеевич, сами нам об этом говорили на одной из первых лекций, повторяли, подчеркивали. Значит, выходит, на лекции одно, а в жизни другое?

Паутов невольно улыбнулся:

— Но я еще говорил, что председательствующий высказывается последним.

— Так вот, доказательства не убедительны, — снова заговорила Савельева. — Меня, во всяком случае, они не убедили. Даже наоборот. Я не слепая, вижу, какой человек сидит передо мной. Не виноват он, вот что я скажу.

— «Человек, человек»… — недовольно пробурчала ее противница Рехина. — Я таких вижу людей, что сроду не подумаешь, что они мошенники. И книги все знают, и одеты интеллигентно, а начнешь сверять по документам — жулик жуликом. Все норовят государство обобрать…

— Это потому, что вы инспектор райфо, — запальчиво перебила ее Савельева. — Вас проверять посылают по сигналам, вот вы и смотрите теперь на всех как на нарушителей. Вот вам и кажется, что все такие. А честных людей куда больше. Вы вот сами подумайте: мог ли Азаров совершить кражу, если он не жалеет денег и заботится о совершенно посторонних ему людях? Это я о стариках говорю. Вспомните, мы на прошлой неделе…

— Знакомая песенка, — отмахнулась Рехина. — У меня на этот счет глаз наметан. Каких только басен не наслушалась от разных жуликов: у него-де мать больная, и брату-свату он помогает… прямо Христос какой-то! А у самого частный автомобиль. Так и норовит побольше отхватить… Это с виду только благородные.

— Постойте, дайте мне сказать, — волновалась Савельева. — Мы на прошлой неделе слушали дело об отторжении части домовладения.

— Ну и что?

— Родной сын судился со своими законными родителями, которые всю свою жизнь отдали на его воспитание. Мать почти слепая: все глаза испортила, строча на машинке, чтобы он жил в достатке, да еще внучат поднимала, пока он в армии служил. И этот негодяй отнимал у матери с отцом часть их же дома! Ему бы я вынесла приговор не задумываясь. Подлец и есть подлец.

— Так разговаривать нельзя! — Рехина обратилась к Паутову: — Афанасий Матвеевич, она ведь не по существу. Вы хоть свое слово скажите.

— Повторяю: мое слово последнее, — сказал Паутов. — А по существу действительно надо. — Он посмотрел на часы. Все его планы на сегодняшний день рушились. Он собирался сходить к врачу, потому что ревматизм допек его окончательно. Надо было еще съездить в хозяйственный магазин, там шифер привезли. Жена договорилась насчет машины, но вряд ли теперь он что-нибудь успеет. Придется перенести заботы по дому на завтра. — Вы сами придете к какому-нибудь знаменателю? — спокойно спросил он у народных заседателей.

— Что здесь думать — не виновен, — поспешно отозвалась ткачиха. — Я хоть сейчас подпишу оправдательный приговор.

— Опять за свое! — сердито проговорила фининспектор. — Факт преступления есть? Есть!

— Но состава преступления нет!

— Да за одну халатность ему положено по статье.

Паутов улыбнулся:

— Да, выучил я вас на свою голову, теперь так просто не договоришься…

— И правильно! — обрадовалась Савельева. — Ведь вы только посмотрите на доказательства. Все улики — косвенные. Вот вы скажите мне, — обратилась она к Рехиной, — хоть одну конкретную улику, показывающую, что яд взял Азаров!

— А деньги? Это раз.

— Врет Клинычев.

— Зачем ему врать? — удивилась Рехина.

— Рыльце у него в пушку, вот почему. Под следствием он.

— Вот именно, теперь ему скрывать нечего. И проходит он по другому делу. Между прочим, подсудимый сам признал, что дал деньги Клинычеву.

— Всего триста рублей, что ему дала Рославцева.

— Это нам не известно, — сказала Рехина.

— Значит, надо допросить Рославцеву, — подытожила Савельева.

— Только время оттягивать, — возразила Рехина.

— Афанасий Матвеевич! — взмолилась Савельева. — Помогите нам разобраться!

— Пишите, что виновен, — настаивала инспектор райфо.

— Я такой приговор подписывать не буду! — заявила ее противница. — Докажите, докажите мне!

Афанасий Матвеевич примирительно поднял руку:

— Спокойней, спокойней. Вы вот о чем подумайте: все ли сделано следствием? Нет ли прорех, неувязок? Лично мне многое так и осталось неясным. Я согласен, что надо допросить Рославцеву. Действительно ли она давала деньги Азарову?

— Вы хотите сказать, что надо послать. Дело на дополнительное расследование? — спросила Савельева.

— А вы другого мнения? — в свою очередь задал вопрос Паутов, поглядев на женщин.

— Я не знаю, что там и как, но Азаров не виноват! — убежденно отрезала Савельева.

— Виноват, моя милая, еще как виноват! — с улыбкой проговорила Рехина. — Подумайте сами, кому еще быть виноватым, и нечего без нужды возвращать на доследование.

Спор между ними вспыхнул с новой силой.

 

38

Василий свернул в лес и, не обращая внимания на безнадежно раскисшую колею, гнал машину вовсю, то и дело рискуя врезаться в толстенный ствол какого-нибудь столетнего кедра.

Видавший виды ГАЗ-51 отчаянно буксовал, скрипел, как несмазанная телега, ныряя из одной колдобины в другую, на поворотах выписывал такие загогулины, что дух захватывало, но окончательно из повиновения водителя не выходил.

Транзисторный приемник, бессменный друг Василия, орал на полную мощность, раскачиваясь под потолком кабины. Закончили передавать спортивные новости, и Пузырев хотел выключить приемник, но не было возможности оторвать руку от руля. Затем диктор объявил следующую передачу — обзор утренних центральных газет.

Пузырев словно слился с рулем и дорогу скорее угадывал, чем видел сквозь заляпанное грязью ветровое стекло, по которому судорожно скользили, размазывая красноватую глину, «дворники».

Вдруг до сознания Василия долетела знакомая фамилия «Рославцева». Он вслушался в ровный далекий голос диктора.

«…В своем очерке специальный корреспондент «Комсомольской правды» рассказывает об опасном и благородном труде герпетологов. В статье также поднимается вопрос о бережном отношении к природе, к ее богатствам, затрагивается проблема разумного и научного подхода к сохранению редких и полезных для человека животных. Под рубрикой «Вести с полей» газета помещает корреспонденцию…»

Вася пожалел, что не все услышал, но его мысли были заняты только тем, чтобы ни в коем случае не застрять. Встать на секунду означало завязнуть надолго. Здесь, в глухомани, рассчитывать на чью-либо помощь нечего. Какой дурак полезет в эту непролазную хлябь…

Каково же было его удивление, когда он заметил продирающийся ему навстречу «козел».

«Повышенной проходимости, подлец…» — с завистью подумал Вася, увидев, как уверенно и ровно шла машина с высоко поднятым над землей кузовом.

Разминуться на размокшей дороге было делом трудным. Вася решил не уступать и не снижал хода. Он чувствовал за собой это право, так как спешил по очень важному делу. Потом, он здесь как-никак хозяин, так что пусть малый посторонится.

«Козел» предупредительно мигнул фарами, давая понять, что тоже не собирается уступать путь. Остановились радиатор к радиатору. Вася высунулся из кабины и так ярко сформулировал свое мнение о шофере «козла», что тот и его машина должны были от стыда провалиться сквозь землю. Пузырев начал было развивать свою мысль, но осекся, увидев, что рядом с водителем сидит… Ольга Рославцева.

Ее голова показалась над приоткрытой дверцей.

— Вася, друг Пузырек, здравствуй! Как там, Вася? Уже? — крикнула она, стараясь перекрыть шум двух моторов.

— Привет! — Вася смутился. Ему было стыдно за историю с полозом, за ругань. — Нет еще, — покачал он головой.

— А ты куда? — спросила Оля.

— На базу за теплыми вещами для него… И назад.

Она сразу поняла, для кого «него».

— Я с тобой, — немного поколебавшись, сказала журналистка. Она нагнулась к шоферу, сунула деньги и решительно выскочила из машины.

В брючном костюме, в красивых туфлях, она стояла по щиколотку в мокрой траве, прижимая к себе большой желтый портфель, и растерянно озиралась, не зная, как пробраться в кабину грузовика через жирную вязкую грязь.

Вася спрыгнул на землю и протянул ей руку:

— Давайте через мое место.

Пока «козел» пятился задом, Пузырев наскоро вытер тряпкой стекло.

Он почувствовал себя страшно неловко из-за того, что рядом сидела знаменитость, которой он причинил столько хлопот в последний вечер пребывания в экспедиции. Он нетерпеливо следил за разворачивающейся машиной и, как только дорога открылась, с силой нажал на акселератор.

Визжа двигателем, разбрасывая вокруг себя веер грязи, ГАЗ-51 сорвался с места.

Оля накинулась на Пузырева с расспросами:

— Неужели действительно так серьезно, как мне рассказывал отец? Что Степану инкриминируют? Он хоть в чем-нибудь виноват?

— Шьют ему дело, это точно. — Вася хмуро вглядывался в дорогу. — Надо же на кого-то повесить… А Степан не виноват.

— Я тоже так думаю, — быстро согласилась Ольга. — Но какая у них зацепка против него?

— Триста рублей. — Шофер посмотрел на Рославцеву. — Вначале Степан не говорил, откуда они у него взялись. А потом сказал, что вы ему дали, а прокурор не верит.

Оля схватилась за голову:

— Боже мой, из-за этих несчастных денег! Неужели мои триста рублей сыграли такую роль?

— И они тоже.

— Боже, как глупо! Я его попросила достать при случае несколько шкурок на шубу… Всего-навсего… А еще?

— Нашли какой-то пузырек со Степановыми отпечатками. Из-под яда.

— Ну, и…

— Ерунда. Яд Степан давно пересыпал в другой флакон. Потом, во время следствия, к вам хотел лететь в Москву. Сцапали на аэродроме.

— Понимаю, понимаю, — поспешно сказала Рославцева. — А явных доказательств у них нет?

— Дисциплину расшатал… — усмехнулся Вася. — В город отлучался. Мало при нем гадов ловили…

— Нелепость какая-то! — воскликнула Оля. — Вы-то всё могли объяснить! Азаров, наверное, не мог все-таки похитить яд!

Василий сердито посмотрел на Рославцеву:

— «Наверное»! И вы так можете говорить о нем?

Оля растерялась:

— Ну, я его не знаю так хорошо, как вы…

— А он вас знает! — резко бросил Пузырев. — И верит. А между прочим, на вас Холодайкин тоже собирался вначале дело завести! И если бы не Степан…

Оля кивнула:

— Ты прав, Вася. Я сказала не подумав. Давай не будем ссориться.

— А, что теперь… — махнул рукой Пузырев. — Как вот Степе помочь?

— А вы писали куда-нибудь? В Москву, например?

— Писали. Адвоката столичного оплатили… Шеманский. Может, знаете?

— Нет. А он что?

— Здорово сказал о Степане. Дал очкарику прикурить.

— Какому очкарику?

— Прокурору.

Оля понимающе кивнула. Два желтых вагончика теперь были видны издалека, потому что листья с густого кустарника, окружавшего полянку, облетели.

— Легко вы одеты. — Вася заметил, что Рославцева зябко поеживается. — Может, прихватить какую-нибудь кофточку?

— Если можно. Да, кстати, если моя куртка цела. Синяя, с вязаным воротником.

— Конечно, цела. Висит себе, как оставили. — Пузырев остановил машину, не заглушая мотора. — Вы посидите, я сам сбегаю, — сказал он, спрыгивая на землю.

Через минуту он вернулся, держа в руках узел с вещами Азарова и Олину куртку, тщательно вытер сапоги о траву и залез в кабину.

— Она?

— Да, спасибо. — Рославцева накинула куртку на плечи. — Подумать только: вот так решается судьба человека! Как все глупо, до безумия глупо…

Василий тревожно посмотрел на часы:

— Надо успеть. — Он тронул машину. — Я эту дорогу как свои пять пальцев знаю, так что вы не бойтесь…

— Я и не боюсь, — кивнула Оля.

Снова натужно, на последней ноте заныл мотор, грузовик помчался по лесу, повторяя изгибы дороги, принимая на себя все превратности и опасности коварного пути.

Вася изредка поглядывал на Рославцеву, замечая каждый раз ее тревожный и настороженный взгляд вперед.

Люди и машина словно вздохнули, выбравшись наконец на шоссе. Дождь перестал. Но от этого стало почему-то холоднее.

— Вы самолетом? — спросил Вася, но Оля поняла, что его интересует, зачем она приехала.

— Да, самолетом. Как только узнала про ваши дела, сразу на аэродром… И, как назло, такая погода. В течение полутора суток просидели в Омске. Как сюда прорвались, просто не знаю!

— А мне еще поезд встречать, — сказал шофер. — Начальство едет.

— Какое?

— Замдиректора института. По Анванину душу. Зверь, говорят, а не человек… Короче, веселого мало. Закроют нас, это точно…

— Какая обида! И как все глупо получилось! А ведь такие люди, как Анван, редко встречаются, — вздохнула журналистка. — Надо поднять всю общественность.

— Недавно по радио передали. — Василий кивнул на транзистор, болтающийся у них перед глазами и издающий вкрадчивые вздохи блюза. — Ваша статья… Как будто о нашей экспедиции.

— Вышла? — радостно встрепенулась Ольга.

— Я не все услышал. Дорога, сами видите, какая…

— Все-таки дали!

— Обзор центральных газет…

— Столько времени тянули! Я ведь ее еще до отъезда в Италию сдала. В самолете, в основном, и набросала, когда от вас летела. У нас ведь тоже волокитчики есть, — как бы оправдываясь, сказала Рославцева. — Пока согласовали, проверили, выслушали мнение…

— Понятно, — Кивнул Пузырев. — Так вы все как есть описали? — Он с любопытством глянул на Ольгу.

Она, уловив незаметный упрек в его словах, подумав, спросила:

— Обижаются на меня ребята… ну, что я сказалась Гридневой?

— Как сказать, — уклончиво ответил Вася. — Видать, у каждого своя работа. Если бы не эта история…

— Мне чертовски не по себе. Стыдно перед вами, — сказала Оля. — Честное слово!

Василий пожал плечами и ничего не ответил.

— Зареклась! Больше никаких водевилей с переодеваниями.

— Вас как-то один человек спрашивал, не назвался. — Пузырев переменил тему разговора.

— Какой?

— Я не видел. Степан видел. И этот, Клинычев, чтоб ему пусто…

Ольга задумалась, вспоминая.

— А! Так это Сикорский. Наш корреспондент. Он тоже з