Много раз к автору этой книги обращались с вопросом: взята ли описываемая им история из действительной жизни? На этот вопрос мы не можем не ответить.

Все эпизоды, вошедшие в повесть, имели место в действительности и тщательно проверены. Свидетелем одних был сам автор, о других ему рассказали близкие его друзья. Все характеры, все образы — точное воспроизведение их живых прототипов. Даже слова, вложенные в уста героев, были на самом деле ими произнесены, и мы постарались передать их с предельной точностью.

Элиза, например, портрет с натуры. Материалом для создания этого образа автору послужила широко известная история матери, которая ради спасения своего ребенка переправилась по движущемуся льду через Огайо.

Один из братьев автора книги, служащий торгового дома в Новом Орлеане, рассказал историю старухи Прю и нарисовал портрет Легри, на плантации которого ему пришлось побывать.

«Он дал мне пощупать свой кулак, напоминавший кузнечный молот, и хвастал, что кожа на нем затвердела от ударов, которыми он награждал своих рабов. Покинув его дом, — сообщал в одном из своих писем брат автора, — я вздохнул с облегчением, будто вырвался из пещеры людоеда».

Что касается мрачной судьбы Тома, то, увы, подобных примеров в нашей стране множество. Имеется немало свидетелей, могущих подтвердить правдивость наших слов. Если вспомнить, что в Южных штатах существует закон, согласно которому показания темнокожего против белого на суде не считаются действительными, легко себе представить, сколько омерзительных преступлений ежедневно и совершенно безнаказанно совершается в нашей «демократической» стране.

Скандальную огласку получила история захвата корабля «Жемчужина», когда несколько красивых девушек, мулаток и квартеронок, пытавшихся бежать из Колумбийского округа, были публично проданы с торгов. Предоставим слово почтенному Горацию Манну, адвокату, выступавшему в их защиту:

«В числе шестидесяти шести лиц, пытавшихся в 1848 году бежать на шхуне «Жемчужина», находилось несколько красивых молодых девушек.

Среди них и была некая Элизабет Руссель.

Она вскоре попала в руки работорговца и должна была быть выставлена на продажу на невольничьем рынке в Новом Орлеане. Видевшие эту девушку рассказывали, что сердце разрывалось от жалости к ней. Ее пытались выкупить, но проклятый торговец был неумолим и отправил ее в Новый Орлеан. Судьба сжалилась над ней: она умерла в пути.

В этой партии были еще две девушки, по фамилии Эдмондо. Когда их собирались отправить на аукцион, к месту, где они были выставлены, прибежала их старшая сестра. Она заклинала негодяя торговца пожалеть несчастных. Он грубо посмеялся над ее мольбами и ответил, что им будет очень хорошо: у них будут нарядные платья и украшения.

Обе девушки были также отправлены в Новый Орлеан».

Можно ли после этого подвергнуть сомнению рассказ о Касси и Эмелине?

Во избежание упрека в несправедливости нельзя не упомянуть о том, что среди владельцев подчас встречаются и великодушные люди, подобные Сен-Клеру. Но, увы, встречаются они очень редко.

В течение долгих лет автор избегал даже в разговорах касаться темы рабства. Это был слишком больной вопрос. Автор тешил себя надеждой, что рост цивилизации быстро положит конец бесправному положению негров в Америке. Но с момента опубликования закона 1850 года, когда стало известно, что правительство страны, считающей себя прогрессивной и гуманной, вменяет гражданам в обязанность задерживать и возвращать беглых рабов их владельцам, с того момента, когда почтенные «представители народа», считающиеся в частной жизни добрыми и даже отзывчивыми людьми, обсуждали этот законодательный акт с «нравственной и религиозной точки зрения», — автор сказал себе: «Нет, эти люди не знают, что такое рабство». С этой минуты у автора была лишь одна цель: изобразить рабство наиболее правдиво и достаточно ярко.

Автору кажется, что ему удалось достаточно ярко изобразить наиболее сносные условия жизни рабов у некоторых владельцев. Но кому под силу показать самое худшее?! Кому под силу раскрыть все страшные тайны, весь ужас, скрывающийся во мраке этой чудовищной долины страданий?

Нарисованные нами картины — лишь бледные наброски по сравнению со страшной действительностью, порожденной проклятой системой рабства! Разве можно предоставить человеку полную и безответственную власть над другими людьми? А между тем закон, лишающий раба права давать показания на суде, превращает любого владельца в безответственного деспота. Ведь закон этот не лишает права даже самого подлого негодяя владеть рабами и распоряжаться их жизнью!

И еще одно: разве вина в существовании этой системы падает только на жителей Юга? Нет, Северные штаты — «свободные штаты» — поддерживали и защищали эту систему. Вина их еще более тяжкая, чем вина южан, ибо они не могут ссылаться на обычаи, привычку и воспитание.

Мы являемся сейчас свидетелями того, как трепещут и содрогаются целые страны и народы. Могучая сила, вырываясь на свободу, потрясает мир, подобно землетрясению, вздымающему земную кору. Ограждена ли Америка от подобных потрясений? Страны, несущие на себе ответственность за творимые несправедливости, неведомо для них самих таят в себе зародыши этих потрясений!

Каков же должен быть итог этих потрясений? Что означает ропот, доносящийся на всех языках и со всех сторон? Угадать его значение не трудно.

Это — т р е б о в а н и е с в о б о д ы и р а в е н с т в а.

Конец