Киевская Русь. Страна, которой никогда не было? : легенды и мифы

Бычков Алексей Александрович

Новый взгляд на историю государства, которое мы привыкли называть Киевской Русью, предлагает нам эта книга. Опираясь на ныне утерянную «Моравскую хронику» (датированную примерно XIV веком), скандинавские сага, иранские сказания, свидетельства немецких историков, а также книга греческих и латинских авторов. Алексей Бычков делает поразительный вывод: никакой Руси не было! А заученная нами из школьных учебников «истина» — это не более чем легенды и сказки…

 

От автора

Эта книга посвящена истории Киевской Руси, страны, которой, с моей точки зрения, никогда не существовало. Однако это утверждение можно воспринять как бездоказательное, поэтому я решил предоставить право читателю во всем разобраться самому. Я анализирую здесь чужие исследования и делаю из них выводы, с которыми читатель может и не согласиться. Поэтому правильнее было бы сказать, что перед вами не монография, а хрестоматия.

Эта книга не для профессионалов, которые и без меня могут разобраться во всем, если захотят, а для широкого круга читателей, которые не имеют возможности проводить массу времени в архивах и читальных залах центральных библиотек. Не будучи уверен в хорошем знакомстве всех читателей даже с официальной вершей нашей истории, я привожу и общепринятую точку зрения. В этом случае я обращаюсь к книге А. Нечволодова «Сказания о Русской Земле», которая содержит без малого 2000 страниц, посвященных нашей истории. Из нее же взята часть иллюстраций (к сожалению, Нечволодов не всегда указывает их первоисточник). Также иллюстрации печатаются по Большой государственной книге 1672 года — так называемому «Титулярнику» (СПб., 1903) и Радзивилловской летописи — древнерусскому своду, который принадлежал литовскому князю Радзивиллу, а в середине XVIII века поступил в Петербургскую Академию наук.

Я намеренно не унифицирую имена персонажей, и если в разных источниках упоминается, например, «Игорь», «Ингорь», «Ингвар», то я оставляю это написание. Унификация в данном случае может создать у читателя представление, что речь идет об одном и том же персонаже, в чем я вовсе не уверен. Весьма возможно, что это совершенно разные люди. Их идентичность требуется доказать.

Итак, перед вами не оригинальное исследование, а подборка сведений из разных источников. Моя заслуга лишь в систематизации того, что ранее было рассыпано по многим специальным и малодоступным изданиям.

 

Вместо введения: Легенды и факты нашей истории

Научные дисциплины бывают точными и гуманитарными. В точных дисциплинах дважды два всегда четыре. Притом ответ вовсе никак от нас не зависит. Это скучно.

Дисциплины гуманитарные ведут себя гораздо гуманнее. Здесь от перемены мест слагаемых сумму может сильно покоробить. К таким «гуманным» дисциплинам относится история, в которой факты всегда подтверждают именно то, чего от них ожидают заказчики. Если нужно доказать, что Россия была православной страной 1000 лет назад, — нет проблем! Православия еще не существует, а Русь становится православной. Если надо сделать Русь страной мусульманской, то и здесь препятствий не будет. Надо — сделаем! Докажем, ссылаясь на археологию, сфрагистику, нумизматику и исторические документы. В том-то и прелесть Истории.

Мы со школьной скамьи читали о Рюрике и Ольге, Святославе и Владимире, о Самозванце и Иване Сусанине, но даже не задумывались над тем, как в науку попали эти сказки.

Многие считают, что с незапамятных времен сохранились древнейшие рукописи, так называемые «летописи», из которых и почерпнуты эти сведения. Да, летописи действительно есть, и их, к сожалению, очень много. Именно, к сожалению, так как их анализ показывает, что это документы не исторические, а литературно-политические. В них собраны предания и рассказы, противоречащие друг другу, переведенные с разных языков, при этом одни и те же исторические персонажи живут и действуют в разные эпохи, как бы вне времени и пространства, общаясь, в том числе и с персонажами сказок.

Чтобы показать читателю, насколько фантастичны многие из событий, описываемых в наших летописях, начнем с того, как могла бы выглядеть «Всемирная история», написанная по русским летописям.

 

«От Адама до Гостомысла»

Русские летописи начинают свой рассказ от Адама, прародителя всех людей.

Адам — первый на Земле человек, созданный самим Богом из глины. И вдохнул в него Господь душу, и ожил Адам. Из его ребра была создана Ева — первая в мире женщина.

Прожил Адам 930 лет и умер. Похоронен он на холме Голгофе, на месте, которое раньше называли Раем, в XIV веке — Пожаром, а ныне — Красной площадью. Сохранилась могила Адама и до сего дня — напротив Храма Небесного Иерусалима. Это так называемое Лобное место, то есть место, где лежит лоб (череп) Адама.

Само слово «голгофа» переводится как «череп», по-старорусски «лоб». Отсюда и название Лобное место, что является переводом слова «голгофа».

Каждый москвич может хоть ежедневно приходить в Рай и видеть «могилу первого в мире человека». Правда, самого холма Голгофы уже не существует — сровняли с землею, дабы не мешал проводить парады. Под горкой течет река, в рождественские праздники там прорубали огромную прорубь, которая называлась Иорданью (как известно, в Иордани Иоанн Креститель крестил Иисуса, распятого впоследствии на Голгофе). Ограда могилы Адама уже не та, что была на ней непосредственно после смерти Адама. Лобное место в настоящем виде соорудили лишь в 1598 году.

Рис 1. Красная площадь. Лобное место. С гравюры XVIII века.

На русских иконах и крестах часто можно видеть «крест на Голгофе» и по краям буквы «МЛРБ» — «Место лобное Рай бысть».

На лобном месте лбов не брили и голов не рубили. Лобное место — церковная святыня.

А вот как излагает этот период русской истории Яков Рейтенфельс.

«Русские летописи говорят, что Московскому государству было положено начало позднее близ Новгорода Великого, Белой Церкви и Изборска братьями-варягами: Рюриком, Синеусом и Трувором. Из них Рюрик избрал местопребыванием царя город Ладогу и Ладожское озеро, Святослав же перенес отсюда столицу всего государства в Переяславль.

Впрочем, далеко не безосновательно мнение, что этим городам предшествовал Киев, так как не припомнят никакого другого города, более древнего. Кий, царствовавший, по словам Кромера, в 800 году, считается, как это вообще принято, его основателем. По-видимому, город существовал еще задолго до него, но, после того как Кий чрезвычайно украсил его, он очень долго был местопребыванием первых русских князей, хотя с некоторым перерывом, когда находился последовательно во власти литовцев и поляков.

Высится этот город над Борисфеном на расстоянии 30 миллиариев от Понта и блаженствует от обилия рыбы и богатых урожаев плодов — полевых и древесных. Жители его некогда были до того привержены к утехам любви, что девочки на восьмом году жизни уже бесстыдно занимались прелюбодеянием. В настоящее время они исправились от этого порока и усердно предаются плаванию и гребле на веслах.

О том, что Киев служил местопребыванием царей, свидетельствуют множество преданий, их памятников, а также и развалины храмов и дворцов. Он делится на старый и новый город; последний, весьма мало населенный, расположен наверху горы, подошву которой омывает Борисфен, и, кажется, те сухие поля, что находятся внизу, были некогда морем, ибо местами на них находят якоря. Новый город заключает следующие замечательные древние храмы: храм Святой Софии, который знаменит своими мозаиками и царскими надгробиями; Святого Василия, с греческими надписями, вырезанными на мраморе 1400 лет тому назад, но все-таки еще не вполне стершимися от времени; и Святого Златоверхого, названного так от позолоченных железных листов, в котором поклоняются мощам святой Варвары, покоившимся здесь, по словам русских, со времен Никомидийской войны.

Из прочих же древностей города заслуживают вполне упоминания громадные подземные ходы, которые, кроме того, что стоили громадных трудов, еще, как говорят, достойны удивления потому, что действительно сохраняют внутри себя человеческие тела, нисколько от времени не потерпевшие. На некоторые из них, превышающие человеческие размеры, нельзя смотреть без ужаса: это, вероятно, либо исполины, либо образцовые представители племени. Особенно же славится громадными пещерами, искусственно ли или природою созданными — это не решено окончательно, — гора, находящаяся на расстоянии полумиллиария от города, близ Печерского монастыря. Здесь находятся тела святой Елены, или Ольги; монаха святого Иоанна и других знаменитых людей, совершенно сохранившиеся и как бы поныне еще дышащие.

На расстоянии шести дней пути от этого места, говорят, поляки во времена Стефана Батория по расследованию Войнусского, мужа, отлично знающего многие языки, нашли надгробный памятник Овидия со следующей надписью: «Здесь покоится вещий певец, которому разгневанный цезарь Август приказал покинуть землю Лациума. Часто, несчастный, желал он почить на родных нивах, но тщетно! Рок ему здесь приуготовил место».

В другом же близлежащем городе они видели сочинение Цицерона о государстве (к Аттику), написанное золотыми буквами. Между тем около 930 года, как мы уже упомянули выше, Святослав Игоревич перенес княжеский престол из Киева в Переяславль, знаменитый своею рыбою, которую переяславцы и поныне имеют обыкновение по старинной привычке представлять к царскому столу во время венчания на царство. Немного лет после сего Владимир, первый христианский князь на Руси, построил город со своим именем — Владимир, определил ему быть царским местопребыванием, находя, что здесь средоточие всего царства и земля богата плодами всякого рода, хотя в 1001 году, при Ярославе, царский дворец снова как бы после временного изгнания вернулся в Киев. Наконец, с 1300 года и до настоящего времени Москва сделалась и пребывает благодаря заботам и попечению великого князя Ивана Даниловича блестящим местом жительства царей. Более подробному рассказу о ней нам еще представится ниже обширнейшее поприще.

О древнейших царях и событиях у вышеназванных народов, занимающих столь обширное пространство земли, до нас не дошло почти ни одного известия за весь древний период или, по меньшей мере, эти известия неясны и недостоверны.

Поэтому и мы, не желая прибегать к каким-либо измышлениям, будем продолжать рассказ, употребляя названия то готов, то русских, то скифов и другие, обильно сообщаемые местными летописцами-очевидцами, до тех пор, пока не достигнем времен, уже более близких к нам, когда все это получает более прочное основание, яснее видна последовательность событий и когда мы будем следить исключительно только затем, что действительно может касаться Московского государства и его древних повелителей. Но так как все его области в древности были различно разделены и границы их были разно означены, причем не сохранилось остатков каждой из них в отдельности, то я счел достаточным подробно изложить события, то у восточных племен, то у западных, то — какого-либо племени отдельно, то события, касающиеся их всех вместе, и назову имена князей, дабы, по крайней мере, последовательно обнаружилось бы, что за столь долгий промежуток времени совершила та или другая часть русских нередко на славу другим племенам. Первоначально же сталкивались враждебно готы и русские, главным образом, однако, так, что чаще первые были принуждаемы признать власть последних.

В 2400 году от сотворения мира, не касаясь здесь событий более удаленных и затемненных отчасти вымыслом, отчасти же отсутствием сказаний в готских летописях, упоминается некий Веспасан, царь западных россиян, который, говорят, имел пребывание в городе Ротоле и вел войны со скандинавами. В 2418 году от сотворения мира во времена Моисея и Девкалиона, Свафурлам, царь русских, лишился дочери Ливоры, хищнически увезенной царем упсальским в Ингрию. В 2493 году от сотворения мира Берих, царь шведов, впервые привел войска через море на противоположный берег и, разбив ульмеругов, куретов и эстов, угрожал оружием даже русским. С 2620 года от сотворения мира русские начали понемногу смешиваться с гепидами, частью готов, отделившейся от прочих и поселившейся в Валахии. В 2640 году от сотворения мира Гадарик, царь готов, одержав победу над гепидами, обратил скифов в рабов, а вандалов в союзников зато, что те помогали гепидам. В 2660 году от сотворения мира Филимер, царь готов, прогнав киммерийцев с их места жительства, привел войска к Меотидскому озеру и, переправив их посередине озера через него, покорил спадов, скифов.

В 2747 году от сотворения мира Танаузий, или Таргитай, царь гетоскифов, сын Юпитера и дочери реки Борисфен, прогнал Везора, египетского царя, из Оказии до самого Нила, и хотя египетские болота помешали ему идти дальше, однако он в течение многих лет заставлял большую часть Азии платить ему дань. Сыновья этого Танаузия — Липоксайс, Арпоксайс и Калаксайс — разделили царство между собою, и во время их царствования, говорят, упали с неба золотые пылающие плуг, секира и чаша, которые впоследствии постоянно глубоко чтились у скифов. В это же время приблизительно, когда тщетные усилия Троянской войны и безрассудный поход аргонавтов неустанно волновали честолюбивой борьбой столь многие племена, говорят, готоскифские цари близ Понта — Сагилл (или Апенон), Пенаксагор, Телеф и Евтифил — вместе с амазонками оказывали помощь Трое.

Тогда же, говорят, в Скифии начальником готов был философ Зевт, преемником коего в деле преподавания наук был немного спустя Дикиней. Кроме того, в это же приблизительно время, говорят, и Агафирс, Гелон и Скиф, сыновья Геркулеса, основали колонию в Сарматии, и знаменитая волшебница Цирцея вышла замуж за некоего сарматского царя, но так как она извела своего мужа ядом и жестоко обращалась со своими подданными, то была лишена власти и бежала в Италию. В 2866 году от сотворения мира скифы снова вторглись в Азию, и их примеру последовали фракийцы, месы, геты и бобрики и заняли в 2978 году почти всю Вифинию, создав в Азии военные поселения. В 3031 году от сотворения мира Регнер, царь Швеции, совершал разбойные нападения с моря на владения западных рутенов. В 3132 году от сотворения мира Готеброт, царь готов, царствовал на всем протяжении от Эльбы до Танаиса.

В 3174 году от сотворения мира Боус, предводитель рутенов, успешно воевал с Готером, царем шведским, и вся Финляндия тогда перешла к русским, но Родерик, сын Ротера, снова подчинил русских себе. В 3200 году от сотворения мира скифы предприняли поход против ионийцев. В это время скифами повелевал, кажется, Ариант, который, с целью узнать количество своих воинов, велел каждому из них принести по наконечнику стрелы. Из них слили медный котел, вмещающий в себя 600 амфор, и Ариант поставил его в память о себе потомству между Борисфеном и Гипанисом. В 3300 году от сотворения мира в царствование Проботиса, отца Мадия, над скифами был построен милетийцами в Понте у реки того же имени город Борисфен. В 3315 году от сотворения мира во времена Киаксара Лидянина скифский царь Мадий, двинувшись вдруг от Борисфена и преследуя киммерийцев, племя у Меотидского озера, захватил на 28 лет в свои руки власть над Азией, но затем большая часть скифов, сильно напоенная вином, была обманным образом предана Галиартом, царем лидийским, и умерщвлена этим же Киаксаром. Кажется, об этом избиении упоминает пророк Иезекииль (гл. 32, стих 26).

Рис. 2. Изображение скифов па золотом кувшине из царского кургана скифского времени (найден близ Керчи в так называемом Кулобовском кургане). Из книги А. Нечволодова.

Во время пребывания в Азии скифы стремились перейти в Египет, но царь египетский Псамметих в 3320 году от сотворения мира мольбами и деньгами склонил их к возвращению в Скифию. Когда остатки их направились домой в 3344 году от сотворения мира, их рабы, вступившие тем временем в брак с женами своих господ, преградили им путь, выкопав ров между Кавказом и Меотийским озером, пока, наконец, не были из-за рабских свойств своего духа побеждены дубинами (оружием ничего нельзя было сделать) и снова подчинены прежней власти. В 3380 году от сотворения мира в области Гилея, близ Ахиллова Бега особенно, пред остальными упоминается скифский царь Савлий, пронзивший стрелою Анахарсиса, скифского философа, по его возвращении из ученого путешествия домой за то, что тайно у себя совершал жертвоприношения по греческому образцу. Об этом Анахарсисе весьма подробно и много говорят Гомер и другие писатели, что он переложил скифские законы в стихи и в Афинах славился у Солона своей ученостью. Между многими учеными изречениями по справедливости достопримечательно то, что форум, по его определению, есть место, назначенное для обмана и способствующее скупости, а также и то, что виноградная лоза приносит тройной плод: вожделение, пьянство и печаль. В 3387 году от сотворения мира упоминается о Кальвиде, царе скифов, когда Абарид, гиперборейский жрец Аполлона, прибыл по поручению своего народа в Грецию исполнить обет, данный его отечеством за избавление от чумы. Почитая здесь Пифагора за Аполлона, он ему принес чудодейственную стрелу, благодаря которой он переплывал реки и освобождал от чумы и делал много другого чудесного, по словам Геродота.

Рис. 3. Сарматский воин (с колонны Траяна). Рисунок из книги А. Нечволодова.

В 3421 году от сотворения мира царица Томирида (сына которой, Спаргапита, персы убили раньше) разбила Кира, отправившегося с войском против скифов, живших по Волге, и у обоих морей, и по реке Оксу, и бросила голову его в кожаный мех, наполненный кровью. Отправившись отсюда в Мизию, она выстроила там город Тамер и назвала всю эту область Малой Скифией. В 3427 году от сотворения мира Камбиз, сын Кира, отправился против скифов, к которым на помощь пришли жители города Борисфена, через Босфор и Дунай, построив через каждый из них по мосту при неблагоприятных предзнаменованиях.

В 3493 году от сотворения мира Дарий Гистасп, не получив в жены дочь готоскифского царя Янкира (или Идантира), или, как другие сообщают, Антина (или Индатирса), был завлечен с войском восемью скифскими царями в пустыню и там совершенно обезоружен голодом и утомительными переходами. Поэтому он с немногими из своих вернулся из Скифии во Фракию по прошествии 60 дней и терпя нужду во всем. Между прочими, говорят, присоединились к войску Индатирса в этой войне Таксакис, предводитель скифов, или массагетов, и Скопасис, начальник савроматов.

Немного времени спустя Скила, царь скифов, был лишен Царства и жизни братом своим Октомасадом за то, что принял греческие верования. Этот Скила, обученный греческому языку и нравам своей матерью-истрианкой, повел войско на город борисфенитов, где и подготовил сам себе гибель, принимая в противовес обычаю предков участие в вакхических празднествах в своем великолепном дворце из белого камня, окруженном изображениями сфинксов и грифов. Он же написал полезное для здоровья наставление на своих изображениях: должно обуздывать язык, чрево и срамные части.

В 3500 году от сотворения мира готоскифы изгнали из Скифии франков, или германцев, число коих было почти невероятно. В 3600 году от сотворения мира Атей, или Атней, царь скифов, хорошо знающий Фракию, отправившись с Филиппом, сыном Аминты, был побежден обманным образом. Он же сам утверждал, что ему кажется более приятным резкое ржание коней, нежели музыка флейтистки из Фив, так что послы, отправленные Филиппом, сообщили, что Атней в конюшне чистит, убирает и накрывает попоной лошадей и занимается этим неподобающим царям делом на глазах у всех. В это время Медампа, дочь Готилы, готоскифского царя, вышла замуж за Филиппа. В 3621 году от сотворения мира, когда Александр Великий отправился против парфян и в Гирканию, Зопирион, начальник над Понтом, и все войско его погибли от скифского оружия. Александр потом хоть и видел, но не победил их, отправившись уже за Вакховы грани.

Тогда же и Фалестрида, царица амазонок, желанная гостья, явилась к нему, он, преследуя Бесса, едва не был засыпан кавказскими снегами. Отправившись отсюда к Танаису (по мнению других, это была Волга), Александр построил город Александрию. Царь скифов, владения которого находились тогда по ту сторону Танаиса, послал своего брата Харкасипа разрушить этот город. Здесь, когда во время сражения с небольшим отрядом врагов Александр потерял своего коня Буцефала, скифы, чрезвычайно устрашенные его угрозами, возвратили ему его. Раньше же всего этого пришли в Бактриану 12 скифских послов, начальник которых обратился к македонянину с изящной и убедительной речью. «В лице нас, — сказал он, — ты имеешь сторожей Азии и Европы. Если бы Танаис не отделял нас, то мы бы соприкасались с Бактрой, а по ту сторону Танаиса мы населяем землю вплоть до Фракии». Когда же Александр немного спустя возвратился в город Мараканду, то Бердес, посланный им к живущим выше Борисфена, вернулся с послами от этого народа, предлагающими Александру в супруги дочь их царя. Отсюда явствует, что по всей Руси и Скифии уже в то время слава об Александре была весьма распространена, хотя он сам поставил как бы предел себе на границе этих стран.

В 3600 году от сотворения мира готы, занимающие часть Скифии, взяли в плен преемника Александра Пердикку, побежденного царем Ситалком, но некоторое время спустя с честью отпустили его домой, вновь начали войну и опустошили всю Македонию. За Ситалком в ряде царей следовал Танабонт, а за ним Бороист, во времена которого Дикиней-философ преподавал физику и законоведение у готов и оставил потомству некоторое сочинение, называемое «Биллагинес», ибо он в одно и то же время был избран царем и верховным жрецом готов, каковой род сановников они называли зарабасами, тереосами (то есть героями), а также и «носящими шапки», и к таковым, говорят, принадлежали Етеспомат, Ганала, Фридигерд, Видикул и другие. Над восточными скифами в это время, кажется, владычествовал царь Скилур, который, будучи отцом восьмидесяти сыновей, ввиду близкой своей кончины, показал им на связанном пучке копий (которые, будучи взяты каждое порознь, так же легко ломались, насколько не было возможности переломить их, когда были связаны вместе), что согласие есть самая прочная опора власти.

В 3740 году от сотворения мира эстонцы в соединении с русскими сражались в море с Линдормом, царем готов, который, по словам Корнелия, Плиния и других, отослал индийских купцов, попавших через Ледовитый океан в Германию, к Целеру Метеллу, наместнику обеих Галлий. В 3760 году от сотворения мира Фротон, царь Дании, покорил Дорниона и Траннона, царей куретов и русских, и подчинил себе русские города Ротолу и Палтиссу.

Рис. 4. Монета с изображением Митридата. Рисунок из книги А. Нечволодова.

В 3775 году от сотворения мира Персей, царь македонский, призвал бастарнов, дабы истребить дарданов. В 3668 году от сотворения мира скифы с самого Борисфена помогали Митридату, царю понтийскому, против римлян, ибо Аппиан говорит, что царские скифы, язиги, кораллы, фракийцы, а также и все потомки Пелопса, живущие по Танаису, Истру и Меотидскому озеру, были дружны с ним и союзниками; к ним Страбон прибавляет еще именно мосхов и киркитов, или черкесов. Из тех же скифов, которые сражались против Митридатовых войск, более всего прославились роксоланы, которым скифский царь Палак послал помощь под начальством Тазия; в конце концов, Митридат, убив из них 50 000, победил их через своего посланного Диофонта. Фарнаку же, сыну Митридата, в 3917 году от сотворения мира подал помощь Спадин, царь аорсов, живущих у Танаиса, коему современником был Абеан, царек ситаков и бродячих скифов. Около этого же времени и Асандер, царь этих народов, укрепил Херсонесский перешеек у Меотидского озера стеною в 360 стадий.

Между тем готы, проникая постепенно в Грецию из Скифии, приуготовили вместе с тем как бы путь и прочим скифским народам. Ибо те, тревожимые до сей поры различными внутренними междоусобицами, стали вдруг, как бы с некоего рокового согласия, высылать бесчисленные вереницы войск против римлян и греков. В первые годы по рождении Спасителя рода человеческого, при императоре Августе, далматы с сарматами и бастарнами (против коих успешно воевал Красе) безбожно терзали Римскую империю, хотя, по словам Флора, скоро затем скифы и сарматы, а равно и геты и индийцы, живущие на самом юге, отправили послов к Августу, прося о дружбе. По свидетельству Светония, Август Цезарь просватал свою дочь Юлию за Коммозита, царя гетов, а сам, в свою очередь, просил у него руки его дочери; вследствие этого союза готы отступили из области Транссистрана во Фракию на 50 миллиариев.

Тем временем Фротон III, царь Дании, одержал победу над западными русами и гуннами. По словам Саксона, уже в первый день битвы реки русские были наполнены трупами так, что по ним можно было удобно пройти, как по мосту. Бой продолжался семь дней, и во время его было убито 170 мелких царьков, гуннских или союзных с ними. Посему Фридлев, сын этого Фротона, некоторое время властвовал над русскими, между тем на Русь напал кулачный боец Старкатер и, победив царя Флока, отнял у него много сокровищ.

В 72 году по Рождеству Христову, в то время как роксоланы при Веспасиане опустошали Мизию, Гервит, царь западных русов, был разбит в кровопролитном бою Филмером из Швеции с помощью самогитов, ульмеругов и куретов. Дело в том, что готы по совету героя Старкатера, надев деревянные сандалии, обезопасили себя совершенно от тех колючек, которые были разбросаны русскими, а Старкатер победил Визинна, кулачного бойца русских, в единоборстве. Но по смерти Филмера Гервит, в свою очередь, сверг сына его Нордиана и подчинил себе при этом большую часть Швеции, откуда, впрочем, немного времени спустя Гервит Младший был снова изгнан.

В 85 году Гапт, или Дорпаней, по прозванию Анз, или Полубог, царь готов, принудил императора Домициана платить ему дань и умертвил его посла Фуска со всем легионом. В 119 году император Адриан, предприняв поход в Мизию против роксоланов и сарматов, одержал над ними верх благодаря коннице из батавов, которую он имел при себе и которая их весьма устрашала. В 179 году они снова восстали, и император Марк Аврелий успешно победил их. В 242 году готы и сарматы, живущие между Танаисом, Евксинским Понтом и Данубием, стали тревожить окраины империи и тем принудили императора Гордиана платить им ежегодную дань. Когда же император Филипп, более храбрый, отказал им в ней, то они в 248 году вторглись в Мизию и Паннонию. Особенно славился тогда царь скифов Аргунт. В 254 году, после того как в болоте погиб сражавшийся против готов и скифов император Деций, римский народ, дабы заключить мир, обязался уплатить врагам 200 000 драхм. Тем не менее они подвергли Фракию, Дарданию и Македонию жестокому опустошению, между тем как западные русы вели упорную войну с Аттилой III, королем шведским. Мало того: отсюда готы нанесли страшное поражение и всяческий урон Понту и Азии, расхитили сокровища храма Дианы Эфесской, обратили его в пепел и вернулись домой с богатейшей добычей.

В 269 году при императоре Клавдии они, проходя мимо Византии, разграбили Халкедонию, Никомидию, Никею и другие города. Тогда именно, говорит Свида, у реки Тира собралось до 320 000 скифов, к коим присоединились герулы, певчесты и готы; с 900 кораблями они явились в Понте и сперва тщетно пытались взять города Томень и Марционополис. Попав же в тесный пролив Пропонтиды, корабли их разбились о скалы, и большая часть их погибла. Остальные же, доплыв до Кизика и обогнув гору Афон на исправленных судах, тщетно осадили Кассандрию и Фессалонику. Отсюда они спустились в Средиземное море, все порассеялись и различным образом погибли. Уцелевшие же примкнули к римлянам и обратились к земледелию. В 379 году Ерманарик, царь готов, победивший герулов и славинов, будучи уже стариком ста десяти лет, был убит ударом кинжала в бок двумя братьями (Саром и Аммием) из гуннского рода россоманов, мстящими ему за сестру. Ибо Ерманарик, покорив, как передает история Швеции, скифов, герулов около Меотийского озера, венетов, вандалов и эстонцев, незадолго до сего приказал растерзать лошадьми Суниель, женщину благородного происхождения, но развратную, муж которой тайно перешел на сторону гуннов. В 280 году император Проб победил в битве сперва сарматов, бастарнов и других варваров, вторгшихся в Иллирию, а вскоре после сего переселил 100 000 из них на римскую землю.

В 319 году Константин Великий, разбив царя сарматов Равзимода, заключил мир с врагом с тем условием, чтобы 40 000 сарматов воевали за императора каждый раз, когда в этом будет нужда. Вследствие сего они, нуждаясь дома в воинах, так как скифы угрожали им войной, вооружили своих рабов, которые потом обратили оружие на них самих (что, говорят, у этого народа происходило неоднократно) и присвоили себе даже в отсутствие своих господ их жен и дочерей. Когда герои возвращались домой, то они их не пустили туда и, прогнанные дубинками, обратились в количестве 300 000 человек к Константину Великому, который и расселил их по Скифии, Фракии, Македонии и Италии.

Здесь, кажется, будет уместным привести рассказ из Новгородских летописей, излагающий событие совершенно схожее с этим, ибо, говорит летопись, в то время в Угличе, одном из княжеств России, часть рабов возмутилась, и немедленно выстроился город Хлопийград, то есть «город рабов», существующий и поныне.

В 341 году Дагер II, король шведский, также покорил русов, убив Ретона, их морского разбойника; а также и данов; когда первые снова восстали, то Аларих и Ингемар, наследники Дагера, снова подчинили их себе. В 369 году император Валент купил за деньги мир у Атанарика, царя остроготов, после трехлетней войны. В 376 году гунны, живущие по ту сторону Меотидского озера, напали на алан, заселивших пустые места у скифов, но, будучи ими отброшены, проникли через Истр в те области, откуда бежали готы. Тогда Винитарий, царь готов, прозванный скифами аланом, то есть собакою, был побежден Валамиром, царем гуннов, и убит им же. Император же Валент, сторонник учения Ария, как предсказал ему святой Исаакий, был осажден в Константинополе теми готами, коим он разрешил поселиться во Фракии, и заживо сожжен в сельской хижине, в которой он заперся.

Силы гуннов между тем все росли, и в 395 году часть их впервые двинулась через Кавказские ворота от Танаиса и Меотидского озера в Армению, другая же часть с каждым днем все шире и шире захватывала часть Европы, меж тем как готы, которые до тех пор занимали большую часть России, аланы, гунны и гепиды вели кровопролитнейшие войны между собою. В этих и других войнах многим из московских племен неизбежно пришлось также участвовать, между тем как весь скифо-сарматский север управлялся бесчисленными мелкими царьками (как это всем, конечно, известно). В 409 году, когда гунны овладели большей частью московских областей, Гульдин и Сар, предводители гуннов и гепидов, просили помощи у римлян против Радагайса, самого жестокого из всех готов.

Рис. 5. Аттила. Рисунок из книги С. Мюнстера «Космография»(Базель, 1550

В 437 году подчинил себе русов в незначительной и некровопролитной битве Ингемар II, король Швеции, вождь, который пользовался громадной славой безупречности, так что даже враги бывали рады подпасть под его власть. В 451 году после поражения Аттилы на Каталаунской равнине, против него тогда сражались вместе с римлянами вожди аланов (Сангипан), остроготов (Валамир) и гепидов (Ардарик), северные племена, как бы совершенно сбросив с себя всякие оковы и цепи, снова стали захватывать прежние свои владения. В 460 году по смерти Аттилы Дуридий, предводитель гуннов, разбитый остроготами Валамиром и Теодемиром, бежал в Скифию с остатками гуннов.

В 469 году, так как большая часть народов уже освободилась от страха перед гуннами, то равным образом и гепиды, булгары и те из остроготов, которые двинулись из Месии к землям Италии, мало-помалу сбросили с себя это иго. В 499 году булгары из северных стран, племя раньше неизвестное, проникли вплоть до Фракии, но, умилостивленные дарами императора Анастасия, немного отступили, имея в виду снова вернуться впоследствии.

В 522 году, пока гунны владычествовали над Херсонесом, славяне (также скифское племя) напали на Истрию, булгары же в 539 году на Месию. В это же самое время братья Лех и Чех, отделившись от славян с двумя дружинами ради занятия новых земель, положили, как говорят, основание двум знаменитым королевствам — Польскому и Чешскому, которые до тех пор были густо заселены вандалами, ведущими свое начало от германцев. В 552 году русы вспоминают в своих летописях, что они выступили против императора Юстиниана в качестве союзников царя Тотилы вместе с соседями-готами из Скандинавии. Это подтверждает и Димитрий, посол московский к Папе Клименту VII, прибавляя, что готы и скифы тогда жестоко обращались со своими врагами, истязая их таким образом, что прогоняли сквозь их растянутые тела колья, пока, наконец, Нарзес в последнем и кровопролитнейшем сражении, где особенно храбро вели себя лангобарды, не победил Тотилу. В 582 году, между тем как хаган, царь аваров, вместе со славянами сильно тревожил Фракию, значительная часть русов сделалась данниками Алгота II, короля шведского, победившего их вождя Ротера. Этот же Алгот присоединил к своему владению и меннингов, или живущих на севере сатиров или пигмеев, то есть лапландцев. В 608 году Артус, король шведский, встревожил мосхов тяжелой войной.

В 679 году булгары снова тронулись на запад из северных прибрежий Евксинского Понта и, пройдя с победоносным оружием в руках громадное пространство, заставили императора Константина заключить против желания мир с уплатой дани. Император отдал им для поселения Малую Месию, где ныне находятся Сербия и Болгария.

В 685 году Бюргер, король Швеции, выстроил Выборг, сильное укрепление против русов, и отнял у них Карелию с частью Финляндии (называемую финнами Венайя, то есть страна венедов). В 703 году булгары, поселившиеся в Месии, подкрепленные новыми силами из московской родины, вывезли снова богатую добычу из Фракии. В 728 году при греческом императоре Льве Исавриянине впервые упоминаются в русских преимущественно источниках, конечно, насколько сами русские смогли припомнить столь отдаленные дошедшие до них сведения, первые русские князья, три брата: Кий, Щек и Хорев, с сестрой Лебедью. Из них Кий либо впервые основал, либо обустроил Киев, Щек — Щековицу, Хорев — Хоревицу, впоследствии прозванную Вышеградом, и, наконец, Лебедь на одноименной с нею реке — город Лыбедь, каждый совершенно самостоятельно. В те времена русы держали вождей прочих мелких народов у себя в подчинении. По имени Хорева, без сомнения, на древнем вандальском языке, и поныне еще употребляемом крестьянами у нас в Курляндии, мосхи и до сей поры зовутся кревингами, Россия — Креваземьем. Засим в 744 году полчища гуннов снова вторглись в Паннонию на пастбища римлян, причем нельзя отрицать того, что с ними вместе пришло немало людей из областей, подчиненных Московии, так как под иго гуннов раньше подпали русские племена. В 810 году император греческий Михаил Куропалат вел с переменным успехом войну с болгарами, поддерживаемыми русскими. Те же русские помогали Крунну, царю болгарскому, при взятии им богатейшего города Мезембрии, когда он нанес императору страшное поражение. В 840 году Витзерк, сын датского короля Регнера и вместе с тем царь Востока, то есть Руси, отвоевал многое у шведов, был под конец сожжен Даксоном, другим князем русским.

В это же время Инго, король шведский, оттеснил русских, ищущих новых земель на севере. Остальные же русские у озера Ильмень просили совета относительно выбора вождя у Гостосмысла, который тогда уже сильно возвысил свою родину, город Новгород, давно прославившийся могуществом и судопроизводством. Не имея потомства мужского пола, последний, обладая необыкновенным умом и благородством души, посоветовал русским избрать себе князей из чужестранцев. Таким образом, были чрез посланных от народа призваны приблизительно в 860 году для управления Западной Русью братья Рюрик, Синиев, или Синав, и Трувор, родом варяги, то есть князья вандальские и венетские, из области Бария, коих Гостомысл знал за соединяющих в себе мудрость с ловким обращением; в Южной же Руси властвовали в это время Аскольд и Дир. При этом Рюрик, положивший в России начало царскому роду, называемому Беалым, или, вернее, Биалым, взял в свое управление Новгород и основал свою царскую столицу на Ладожском озере, Синиев, или Синав, основал город на острове в озере Белоцеркве. Трувор, взяв себе Псков, сел в Изборске. Братья, как говорят, вели свой род от римских императоров. В это же время, по словам Кедрина, восточные русы от самых Таврических гор осадили Константинополь на бесчисленных кораблях, большая часть коих была, однако, уничтожена бурями. Немного спустя, вероятно в 867 году, император Василий Македонянин отправил архиепископа для обращения русских в христианскую веру, но эта попытка не имела успеха. По смерти же братьев Рюрик распределил перед собственной кончиной все области между своими военачальниками, однако так, что представил главную власть все-таки сыну своему Игорю».

Рис. 6. Рус. Рисунок из «Титулярника»

Прервем рассказ Якова Рейтенфельса и посмотрим, что говорят о том же периоде русской истории дошедшие до нас летописи.

У сына Адамова Яфета был внук Скиф, от которого и произошли племена Русской равнины.

В 3085 году от сотворения мира два брата — Словен и Рус — из-за тесноты места своего проживания у Черного моря (так как людей стало слишком много) отделились от своих братьев Болгара, Комана и Истора и ушли на север.

Пространствовав 14 лет, пришли они, наконец, на озеро Ильмень, и здесь волхвование подсказало им обрести родину. И заложен был город, названный в честь старшего брата Словенск Великий, на месте, где ныне Новгород Великий. А Рус заложил другой город, по нему названный Старой Русой. С этих пор вновь прибывшие поселяне стали называться уже не сарматами или скифами, но словенами.

Если дата упоминания строительства Новгорода и Старой Русы точна, то новгородцы вправе справлять праздник пятого тысячелетия существования своего города. Кроме того, летописец твердо знал, что славяне произошли от обрусевших сарматов. Это значит, что русские — близки по происхождению осетинам.

Река, вытекавшая из озера Ильмень, в то время называлась Мутною. И был у Словена старший сын по имени Волхов, младшего же звали Волховец. Старший же сын Словена Волхов был бесоугодником и чародеем. Чародейством мог превращаться в зверя лютого крокодила и перекрывал путь по реке Мутной, которая по имени этого чародея стала больше известна как Волхов, и неугодных ему людей пожирал, а иных топил. Поэтому люди, в то время малосведущие, ему жертвы приносили и богом его считали. И в свою честь поставил бесоугодный Волхов городок малый на месте, ныне называемом Перынь, по имени бога грома Перуна. Идола Перуна поставил на этом месте Добрыня при князе Владимире, приказавшем статую Волхова уничтожить, а статую Перуна, защитника Владимирова, установить.

И приходили сюда словене, и поклонялись Волхову-крокодилу как богу рыболовства и мореплавания, и жертвы ему приносили, дабы не топил их корабли и даровал уловы великие. По окончании дней своих был он погребен на том месте Перыни, и справляли по нему великую языческую тризну, и насыпали, по обычаям того времени, курган великий, но спустя три дня просела земля и пожрала мерзкое тело крокодилово, а могила просыпалась на дно Адово — и доныне яма, там оставшаяся, еще не сровнялась с землею.

Настолько сей Волхов-Крокодил был во всем противен, что даже когда его статую сбросили в реку, то она поплыла не по течению, а против течения вверх по реке.

К сведению. В 30-м томе Полного собрания русских летописей можно найти удивительную запись, датированную 1582 годом: «В лето изыдоша коркодилы лютии звери изреки и путь затвориша, людей много поядаша, и ужасошася людие и молиша Бога по всей земле; и паки спряташася, а иных избиша».

Вот еще одна запись того времени. Она сделана агентом Английской торговой компании Джеромом Горсеем. В 1589 году он в очередной раз ехал в Россию и в Польше стал свидетелем невероятного происшествия. Горсей пишет: «Я выехал из Варшавы вечером, переехал через реку, где на берегу лежал ядовитый мертвый крокодил, которому мои люди разорвали брюхо копьями. При этом распространилось такое зловоние, что я был им отравлен и пролежал больной в ближайшей деревне, где встретил такое сочувствие и христианскую помощь, что чудесно поправился…»

Неведомый крокодил, получивший на этот раз имя «Арзамасский монструз», вновь объявился в России в начале XVIII века. Свидетельство об этом странном событии было обнаружено в архиве города Арзамаса. Вот краткая выдержка из найденного документа: «Лета 1719 июня 4 дня. Была в уезде буря великая, и смерч, и град, и многие скоты и всякая живность погибли… И упал с неба змий, Божьим гневом опаленный, и смердел отвратно. И, помня Указ Божьей милостью государя нашего Всероссийского Петра Алексеевича от лета 1718 о Куншткаморе и сбору для ся диковин разных, монструзов и уродов всяких, каменьев небесных и разных чудес, змия сего бросили в бочку с крепким двойным вином…»

Подписана бумага земским комиссаром Насилием Штыковым.

Согласно описанию, монстр, упавший с неба, имел четыре короткие лапы и огромную пасть, полную острых зубов. Возможно, где-то в густых тогда еще российских лесах текли реки, в которых оставались таинственные крокодилы, упоминавшиеся в новгородской хронике XVI века.

Последний раз «рептилию» видели в 1871 году в городе Телыпах на берегу озера Мастис, «вблизи бани мещанина Мончинского вода выбросила его еще живого».

Но вернемся к Истории и приведем сведения Иоакима о том же периоде.

Из древних российских летописателей Иоаким, первый епископ Новгородский и Псковский, родом корсунянин, живший при Владимире Святославиче и скончавшийся в 1030 году, писавший лет за 120 до Нестора, о начале славяно-русского государства сообщает следующее: «По разделении сынов и внуков Яфетовых, один из князей, Словен, с братом Скифом, многие имея войны на Востоке, обратились к Западу и тут многие земли по Черному морю и Дунаю покорив, народ прозвали по своим именам славянами и скифами. Потом Словен, оставя во Фракии и Иллирии сына своего князя Бастарна, пошел на Север, где построил Великий Город, назвав его в свою честь Словенск, не в дальнем расстоянии от Новгорода, у озера Ильмень находящегося. По построении сего великого города он умер, оставив сынов и внуков, коих род 14 поколений продолжался (около 350 лет) и народом владел, а последний из этого рода, князь Вандал, ходя походом на соседние народы, многие земли завоевал и, покорив себе многие народы, вернулся в свой великий град Словенск.

Через некоторое время он послал подвластных ему князей и свойственников Гордорика и Гунигара на Запад с большим войском славян, руси и чуди, которые, многие земли завоевав, к нему не возвратились, чем Вандал был весьма раздосадован. Тогда он пошел на ослушников и покорил себе все ими завоеванные земли, разделив их между сыновьями своими Избором, Владимиром и Столпосвятом. В их честь были построены города Изборск, Владимир и Столпосвятов, из коих два первых находятся в Псковской области. Изборск и поныне сохраняет каменную стену на великом холме. А Владимир обратился уже в село Владимирец, где, однако же, древний вал и ныне виден. О месте же, где находился Столпосвятов, точно не известно. Но известно, что город Осташков ранее назывался Столбовым. Сам же Вандал жил в Словенске до своей кончины, когда власть перешла к Избору, а по смерти его и Столпосвята наследовал Владимир. После него княжили сыновья его и внуки до князя Буривоя (в девятом поколении от Владимира)».

 

Буривой

Об отце Гостомысла, князе Буривое, русские летописи вовсе ничего не сообщают. Известно лишь, что он «имел тяжкую войну с варягами и, многажды их побеждая, владел всей Бярмией, то есть Корелией до реки Кюмени, напоследок же при сей реке быв побежден и, все почти войско потеряв, ушел в город Корелу, нынешний Кексголм, и тут умре, а по нем наследовал сын его Гостомысл».

В иностранных известиях имеются сведения о некоем Буривое, но он явно не российский князь, ибо правил у западных славян. Вот что сообщает Козьма Пражский: «Гостивит породил Буривоя, который первый из князей был крещен достопочтенным Мефодием, епископом Моравии, во времена императора Арнульфа и короля Моравского Святоплука. Год от воплощения Господа 894. Крестился Буривой, первый князь святой католической веры».

Ему наследовал сын его Гостомысл, Рюриков дед, муж храбрый и мудрый. Гостомысл имел четырех сыновей и трех дочерей, но сыновья погибли еще при жизни отца. А власть перешла к Рюрику, сыну средней дочери Умилы.

По немецким источникам, Гостомысл был князем славян-ободритов и погиб в бою с немцами в 844 году.

Под натиском немцев часть племени по морю ушла в Ладогу и потом поселилась у озера Ильмень. Вновь вернемся к тексту Иоакима.

«Однако с бегом времени из-за болезней и войн запустел и исчез град тот Словенск Великий — заросло все лесом, а насельники разошлись по всем местам».

И жили каждый, как хотел, и не имеем мы вести о том времени до времен Александра Македонского. Во времена же Александра Македонского, сына Филиппова, княжили у словен три князя: первый — Великосан, второй — Асан, третий Авенхасан. И послал Александр Македонский к князьям словенским грамоту, желая владеть словенским народом.

333 год до Рождества Христова. Золотыми буквами писано:

Под державою моей и богов наших Аполлона, Марша и Юпитера, такожде и богинь Вендеры, Венусы и Артемиды, великому князю Асану и славному князю Афесхасану и премудрому князю Великосану, самодержцем Российским: Аще Богом и Богиням нашим и мне не покоритеся, и аз пришед, землю вашу попленю, а вас мечем моим под высокую мою руку подклоню.

Князья же русские не захотели преклониться пред Александром и не захотели ему подчиняться, но прислали ему в помощь отряд для завоевания мира. Прислали свои отряды также поляки и чехи. И в 324 году до Рождества Христова Александр выдал народу словенскому фирман, написанный на латинском языке, о предоставлении славянам всех прав на занимаемые ими земли от Балтики до Черного моря:

«Мы, Александр, Филиппа короля Македонского, монарх, в образе козла изображаемый, сын Юпитера, чрез Нектанаба предзнаменованный, собеседник брахманов и деревьев, Солнца и Луны, покоритель королевств Персов и Мидян, повелитель мира от восхода и до захода Солнца, от юга и до севера. Просвещенному роду славян и их языку от нас и наследников наших, которые после нас будут править миром, милость, мир и приветствие.

За то, что вы нам всегда надежно помогали, искренни в верности и в бою решительны были, помощники наши, воинственные и крепкие, мы даем и жалуем вам свободно и на вечные времена все пространство земли от севера до пределов Италии на юге, чтобы никто не смел здесь пребывать, поселяться или оседать, кроме ваших родичей. И если кто-нибудь другой будет здесь обнаружен, то будет вашим рабом и потомки его рабами ваших потомков.

Дано во вновь основанном нами городе, основанном на великом Ниле, реке Египта, в 12-й год правления нашего, с согласия наших великих богов Юпитера, Марса и Плутона и великой богини Минервы. Свидетелем чего были наш знаменитый Аналектус, наш локотер, и другие 11 князей, которые, если мы умрем без потомства, будут наследовать нам и повелевать всем миром».

К русскому же народу грамота была послана отдельно в 310 году до Рождества Христова по окончании службы русского отряда в войсках Александра Македонского.

Из-за дальности расстояния и тяжести похода по степям и дебрям Александр предпочел походом на Русь не идти, а дал следующую грамоту:

«Александр, царем царь и над цари бич Божий, презвитяжный рыцарь и всего света обладатель, к непокоривым яростный меч и страх, всего света честнейших над честнейшими в дальном расстоятельном и незнаемом крае вашем от нашего величества честь и мир и милость вам и по вас храбросердому народу словенскому, князем и владельцом от моря варяжскаго и даже до моря Хвалимскаго, дебелным и милым моим: храброму Великосану, мудрому Асану, счастному Авесхасану вечне поздравляю, яко самих вас любезно лицем к лицу целую сердечне приемлю, яко други по сердцу моему, и сию милость даю вашему величеству, аще каковый народ вселится в пределах вашего княжения от моря Варяжскаго и до моря Хвалимскаго, да будет вам и роду вашему подлежими вечной работе, во иныя же пределы отнюдь да не вступит нога ваша. Сие же достохвальное дело замкнено нашим листом и подписано царскою высокодержавною правицею и за природным нашим государским златокованым гербом привешенным.

Дано нашей чести в вечность в месте нашего предела в велицей Александрии изволением великих богов Марша, Юпитера и богини Минервы и Венусы, месяца примоса начальнейшаго дня».

Поверх же основного текста шла собственноручная надпись:

«Мы, Александр, царь царем и над царьми бич, сын великих богов Юпитера и Венуса на небе, земски же Филиппа сильного царя и Алимпиады царицы, нашею высокодержавною правицею утвердил вечне».

Получив столь ценную грамоту, князья наши повелели повесить ее в храме на золотой нитке по правую сторону от идола Велеса. «И грамоте той поклонялись до земли и целовали ее как величайшую святыню».

Пропустив последующие три столетия, о которых никаких сведений в русских летописях мне найти не удалось, приступим к делам 5508 года от сотворения мира — году рождения Исуса.

 

О Боге и летосчислении

Это событие я решил выделить особо, так как современное летосчисление считается от этого события, хотя ранее на Руси счет времени шел от Адама. Год начинался с 1 марта, начала летнего периода, лета и считались. Так было вплоть до 6999 года от Адама, затем перешли на счет по сентябрьскому календарю, то есть год стал начинаться с сентября.

И лишь при Петре Окаянном введено было «западное» счисление времени — от Исуса.

Древнерусская литература сохранила много сказаний об Исусе и его матери. Особенно интересно «Сказание Афродитиана о бывшем в Персидской земле чуде»:

«В Персиде впервые узнали о Христе: ничто не остается скрытым от тамошних законников, которые прилежно занимаются всем. Ведь, как вырезано на золотых досках, лежащих в царском храме, так и скажу, что имя Христа впервые услышали тамошние жрецы. Есть кумирница Иры, которая находится за царским домом. Эту кумирницу устроил царь, как знаток всякого благочестия, и в ней поместил он золотые и серебряные статуи богов и украсил камнями драгоценными. Но чтобы не говорить об убранстве, продолжим свою речь. В те дни, как значится в досках, когда царь вошел в кумирницу, чтобы получить разгадку сна, жрец Пруп сказал ему:

— Порадуюсь вместе с тобою, владыко. Ира во чреве зачала.

Царь, засмеявшись, говорит ему:

— Имеет ли что-либо во чреве мертвая?

Жрец сказал:

— Нет! Мертвая ожила и жизнь рождает.

Царь сказал:

— Что такое? Объясни мне.

Рис. 7. Лунная Дева с младенцем. Рисунок изкниги «Мифы народов мири» (М., 1998).

Жрец сказал:

— Поистине, вовремя застал ты то, что здесь происходит. Всю эту ночь пребывали в ликовании статуи мужские и женские, говоря друг другу: «Сегодня порадуемся вместе с Ирой».

И говорят мне:

«Пророк, иди, радуйся вместе с Ирою тому, что она возлюблена».

Я же сказал:

— Как может быть возлюблена та, которая не существует?

Они тотчас говорят мне:

— Ожила она и называется не Ира, но Урания: великое Солнце возлюбило ее.

Женские изображения говорили мужским, умаляя сделанное:

— Возлюбленная — источник, а не Гера: ведь Гера за плотника помолвлена.

И говорят мужские изображения:

— Мы соглашаемся с тем, что по справедливости называется она источником: Мария имя ей, которая в своем чреве, как в море, носит корабль, имеющий 1000 вьюков. А если она и есть источник, пусть так: источник воды вечно рождает источник духа. Но одну только рыбу имеет этот источник, рыбу, уловляемую божественною удою, питающую своей плотию весь мир, как будто в море находится он. Вы верно сказали: «За плотника помолвлена она». Ведь она имеет плотника, но не от совокупления с ним — тот плотник, которого она рождает. Ведь этот рождаемый ею плотник, сын старейшины плотников, создал премудрым искусством триипостасный небесный покров, составил, укрепив словом это покрывало трех небес.

Итак, пребывали изображения в споре об Ире и источнике и единогласно сказали:

— Когда кончится день, мы все, мужчины и женщины, узнаем истину. Поэтому, господин, пробудь здесь остаток дня, потому что, во всяком случае, дело получит полнейшее обнаружение.

Царь остался здесь и увидел, что статуи, имевшие в руках кинюра, сами собой начали ударять в них, музы стали петь. И все, сколько их там ни было, четвероногие, птицы, золотые и серебряные, начали петь каждый на свой голос. Так как царь задрожал, исполнился страха и хотел уйти (он не мог вынести самопроизвольной суматохи), то жрец сказал ему:

— Останься, близко уже конечное обнаружение, которое бог богов соблаговолил нам открыть.

После этих слов раскрылась крыша, и сошла вниз блестящая звезда и стала над кумиром-источником. И был слышан голос, сказавший:

— Госпожа-источник! Великое Солнце, совершившее непорочное зачатие, послало меня возвестить тебе и вместе с тем и служить при рождении, о мать первого из всех чинов, невеста триименитого единства. Дитя, зачатое без семени, зовется Начало и Конец, начало спасения, конец погибели.

Лишь только раздался этот голос, все кумиры пали ниц, а стоял один только кумир-источник, на котором очутилась царская корона, а над нею звезда, составленная из драгоценных камней анфракса и смарагда. Над короною остановилась звезда. Увидев это, царь тотчас же приказал привести всех, сколько их было в царской земле, мудрецов, занимающихся разрешением знамений.

По звуку труб герольдов сошлись все во дворец и, когда увидели звезду над источником, венец из звезд — драгоценных камней, статуи, лежащие на полу, сказали:

— Царь! Род божеский и человеческий склонился, принося образ небесного и земного царя.

Когда пришел поздний вечер, в этом самом храме явился Дионис с сатирами и сказал кумирам:

— Источник не есть один из нас, но над нами предвозвещает. Рождает свыше нас некоего человека, являющегося зачатием божественной воли. Жрец Пруп! Чего ты сидишь? Достигло до нас то описанное дело, и мы имеем быть уличенными во лжи от лица, облеченного властью… и не даем предсказаний. От нас отняли честь, бесславными и лишенными почетных даров стали мы; один только из нас есть, взявший себе почесть.

«Не бойся, — сказали они, — не требуют больше персы дани от земли и воздуха. Ведь учредивший их находится здесь, собираясь принести дань пославшему его, преобразуя старый образ, сводя изображение с изображением и непохожее делая похожим». Небо радуется с землею, а земля похвалами превозносится, принимая небесное прославление. То, чего не случилось вверху, произошло внизу. Несчастный род увидел того, кого не знал блаженствующий чин; тем пламя грозит, а на этих роса падает. Но какова радость источника быть небесной возлюбленной и зачать благодатью благодати? Расцвела Иудея, а сейчас сохнет. Язычникам и другим народам пришло спасение и увеличивается успокоение несчастных. Женщины, достойным образом ликуя, говорят:

— Госпожа, источник, сделавшийся матерью небесного светоча, облако, орошающее от зноя мир, вспомни о нас, твоих рабынях, дорогая Урания!

А царь, нимало не промедлив, отправил под путеводительством звезды с дарами находившихся в его царстве магов. Когда маги вернулись, они рассказали случившимся тогда людям, и рассказ этот был записан на золотых листах так:

— Когда мы прибыли в Иерусалим, то знамение звезды, сопровождавшей наш приход, всех смутило.

«Что означает, — говорили, — приход персидских мудрецов вместе с появлением звезды?»

И спрашивали нас старейшины иудейские:

— Что будет и ради чего вы пришли?

И мы сказали им: «Родился тот, кого вы называете Мессией». Они смутились и не смели нам воспротивиться.

«Скажите нам, что вы узнали?» — спросили старейшины. И мы сказали им: «Неверием больны вы, и вы не веруете ни с клятвою, ни без клятвы, а следуете своему неразумному желанию. Ведь родился Христос, сын Вышняго, который разрушит закон ваш и собрания. Поэтому, став мишенью своего прежнего безумия, вы без удовольствия слушаете об этом имени, которое внезапно явилось перед вами».

Они же, посоветовавшись между собою, предложили нам принять дары и молчать об этом деле в этой стране, чтобы не случилось восстания против них.

Мы сказали ей:

— О мать матерям! все боги персидские ублажили тебя, великое твое прославление, ибо ты стала выше всех цариц.

А дитятко на земле сидело, по второму без малого году, по ее словам, с лицом, отчасти похожим на лицо матери. А росту она была такого, что должна была смотреть снизу вверх, а тело имела нежное, а волосы на голове цвета пшеницы. А мы, имея с собою юношу-живописца, их изображения положили в том храме, в котором было проречение. Надпись же следующая: «В храме богу Солнцу великому царю Исусу положила персидская держава».

Взяв же дитя и понянчив его каждый на своих руках, мы дали ему золото, ладан и смирну, сказав:

— Тебе — твое воздаем, небесный Исус! Никаким другим образом не было бы упорядочено беспорядочное, если бы ты не пришел. Никак иначе не смешалось бы вышнее с нижним, если бы ты не пришел. Не тогда поспеет служба, когда кто раба пошлет, а только тогда, когда сам совершит эту службу, и не тогда успеет царь, когда посылает на войну полководцев, а тогда, когда отправится туда сам. А дитя радовалось нашей ласке и нашим речам. Когда мы поклонились матери, когда она почтила нас, и мы, как подобало, отдали ей почести».

Теми знаменитыми волхвами, первыми поведавшими иудеям о рождении Исуса, были Валтасар, Мельхиор и Каспар. И хотя они были язычниками и никогда не принимали христианского крещения, их не только объявили святыми, но даже в их честь построили в Кёльне собор, в котором ныне хранятся мощи сих «святых язычников».

Вот что писал об этих волхвах Марко Поло:

«Большая страна Персия, а в старину она была еще больше и сильнее, а ныне татары разорили и разграбили ее. Есть тут город Сава, откуда три волхва вышли на поклонение Исусу Христу. Здесь они и похоронены в трех больших прекрасных гробницах. Над каждой могилой квадратное здание, и все три одинаковы и содержатся хорошо. Тела волхвов совсем целы, с волосами и бородами. Одного волхва звали Белтазаром, другого Гаспаром, третьего Мельхиором».

Марко спрашивал у многих жителей города, кто были эти волхвы. Никто ничего не знал, и только рассказывали ему, что были они царями и похоронили их тут в старые годы.

Но вот еще что узнал он все-таки: «Впереди, в трех днях пути, есть крепость Кала Атаперистан, а по-французски «крепость огнепоклонников», и это правда. Тамошние жители молятся огню, и вот почему почитают они огонь: в старину, говорят, три тамошних царя пошли поклониться новорожденному пророку и понесли ему три приношения: злато, ливан и смирну; хотелось им узнать, кто этот пророк: бог ли, царь земной или врач. Если он возьмет злато, говорили они, то это царь земной, если ливан, то — бог, а если смирну, то — врач.

Пришли они в то место, где родился младенец; пошел посмотреть на него младший волхв и видит, что младенец на него самого похож и годами, и лицом; вышел он оттуда и дивуется. После него пошел второй и увидел то же: ребенок и летами, и лицом такой же, как и он сам; вышел и он, изумленный. Пошел потом третий, самый старший, и ему показалось то же самое, что и первым двум; вышел он и сильно задумался.

Сошлись все трое вместе и порассказали друг другу, что видели; подивились, да и решили идти всем трем вместе. Пошли вместе и увидели младенца, каким он был на самом деле, а было ему не более тринадцати дней. Поклонились и поднесли ему злато, ливан и смирну. Младенец взял все три приношения, а им дал закрытый ящичек. Пошли три царя в свою страну…

Рис. 8. Волхвы и Мария. Рисунок из Сирийской псалтыри.

Проехали они немного дней, и захотелось им посмотреть, что дал им младенец; открыли они ящичек и видят, что там камень. Дивились они, что бы это значило. А младенец дал им камень в знамение того, чтобы вера их, которую они восприяли, была тверда, как камень. Как увидели три царя, что младенец принял все приношения, тут все и сказали, что он бог, царь земной и врач. А младенец знал, что все трое одной веры, и дал он им камень в знамение того, чтобы были тверды и постоянны в своей вере.

Взяли три царя тот камень да бросили его в колодезь, не понимали они, зачем он им был дан, и как только бросили они его в колодезь, с неба снизошел великий огонь прямо в колодец, к тому месту, куда был камень брошен. Увидели цари то чудо и диву дались; жалко им стало, что бросили они тот камень; был в нем великий и хороший смысл.

Взяли они тогда от этого огня и понесли в свою землю, поставили его в богатом, прекрасном храме. Поддерживают его постоянно и, как Богу, молятся ему; этим огнем совершают они все жертвы и вожжения. Если случится, что огонь тут потухнет, идут они к тем, кто держит тот же огонь и также молится ему; у них, из их церкви, просят они огня и возжигают свой; возжигают только от того огня, о котором я вам рассказывал; иной раз, чтобы найти такой огонь, ходят по десяти дней. Так-то здешние люди молятся огню. Много людей рассказывало Марко Поло и об этом, и о замке, и все это правда. Один из трех волхвов, скажу еще, был из Савы, другой из Авы, а третий из того замка, где огню поклоняются».

Из русских и западноевропейских источников мы узнаём, что Герта — лунная богиня земного плодородия, кормилица всего живого на земле.

Рис. 9. Герта. Рисунок из книги Wеstрhаlеn Е. Monumentum eueditum ver uni Germanorum. Lipsiae, 1740.

Некоторые утверждают, что она была женой Солнца, ибо от Солнца она становится плодоносной.

Другие ее имена: Ира, Гера, Артемида, Божуня, Мария. От бога Солнца она родила солнечного бога Исуса-Митру.

В Риме бытовала легенда о рождении у некоей женщины из Египта необычного, божественного младенца, которого она родила от осла, на котором ехала в сопровождении старого мужа, неспособного иметь детей. Правитель страны, узнав от предсказателей о рождении божественного младенца, приказал перебить всех новорожденных. Но мать спасла свое чадо, завернув его в попону и положив в ясли в хлеву, рядом с ослом.

Рис. 10. Папирус с изображением Сэта. Рисунок из Краткой Еврейской Энциклопедии (Иерусалим, 1976).

Солдаты, выполнявшие приказ об истреблении младенцев, обыскивали всю страну. Зашли они и в хлев, но увидели лишь голову новорожденного осленка в яслях и не придали этому никакого значения. Так молодой бог был спасен для будущей жизни.

Рис. 11. Граффити с греческой надписью: «Алексамен наклоняется Богу». Рисунок из Краткой Еврейской Энциклопедии (Иерусалим, 1976).

Когда он вырос, то совершил много добра людям, затем принял все грехи человеческие на себя и был распят на кресте.

Однако через некоторое время его неприглядная оболочка спала с него, при этом произошло чудо — деревянный крест превратился в цветущее виноградное дерево.

Сам же бог в виде шестикрылого серафима вознесся на Небо. Вознесясь на Небо, он стал там управлять колесницей своего отца-Солнца, то есть сам стал солнечным богом, и его начали звать Исус-Солнце.

Кроме Исуса-Солнца по всей Европе почитался и другой бог солнца — Митра.

Митра имел два обличья, его рисовали либо богом с головой льва (эту ипостась славяне называли Радегастом), либо в виде человека с сияющей головой (эту ипостась славяне называли Итрой, или Свичиусом).

Рис. 12. Преклонение пред Шестикрылым Терноглавом. Со старинной гравюры.

Рожден Митра был утесом, выйдя из скалы под сенью святого дерева с ножом в одной руке и пылающим факелом в другой. Рассказывают, что, родившись, он плодами святого дерева утолил голод. Рождение его видели пастухи. Митра вступил в борьбу с самим Солнцем и победил его, но протянул руку дружбы, надев корону Солнцу. Главный его подвиг — борьба с Тельцом, которому поклонялись язычники. Митра сел на молодого быка верхом, но был сброшен и волочился, держась за рога, пока бык не обессилел. Тогда Митра взвалил быка себе на плечи и живьем принес в свое жилище. В честь этого события почитатели Митры стали устраивать родео. Телец вырвался и убежал. Бог-Солнце же прислал к Митре белого ворона с приказом убить Тельца. Опечаленный Митра не мог ослушаться и выполнил приказ. В честь этого события верующие стали устраивать корриду. В это время на Земле началась засуха, и люди в отчаянии призывали Митру. Митра выстрелил из лука в скалу — и появляется животворный источник. Затем на людей обрушивается новая беда — Всемирный потоп, но по совету Митры благочестивые спасаются. Затем начинается Мировой пожар — и вновь Митра спасает верных. После спасения рода человеческого Митра в колеснице Солнца возносится на небо. Но и с Небес он продолжает помогать благочестивым.

Рис. 13. Христос-Солнце на Небесной Колеснице, запряженной конями, освещает и согревает Землю, Миниатюра XII века.

Среди славян и их соседей бытовали легенды об Усладе, молодом боге воскресшего, весеннего Солнца. Услад рисовался с крестом (символом солнца) в руке. Все эти сказания о божествах войны и солнца постепенно объединились в один массив верований в Спасителя — Бога, который придет на благо людям.

Рис. 14. Митра, Рисунок из книги Cartari Vincenco. Le imagini de i dei de Gli Antichi (Venetia, 1580).

И родилось христианство — религия, вобравшая в себя мифы иудеев, персов, германцев, кельтов, славян, греков и италиков. Наднациональная религия.

М. В. Довнар-Запольский (Песни пинчуков. Киев, 1895. С. 196) перечисляет имена Иисуса Христа: Иисус, Отец, Творец, Саваоф, Святый Дух, Солнце, Христос, Создатель, Пророк, Бог, Троица Неразделимая.

Родился Иисус 25 декабря 6 года до Рождества Христова в 23.37, как о том сообщает Аапо Рейнет.

Сообщив об Иисусе, без упоминания имени которого ни одна летопись не обходится и со времени рождения которого мы ведем современное летосчисление, приступим к изложению дальнейших событий русской истории.

Итак, спустя много лет в словенском народе начали править два князя: Халох и Лахерн, которые первыми стали воевать против греков. Они ходили под самый Царьград и много зла причинили грекам. Там, близ моря, и был убит младший брат — Лахерн. На месте его гибели возведен монастырь Влахернской Божьей Матери.

Рис. 15. Услад рисовался с крестом в руке. Со старинной гравюры.

Халох, раненый, возвратился с оставшимися в живых воинами и с огромной добычей на родину.

Прирастить богатства можно тремя способами:

— тяжким трудом (трудов много — богатства мало, ибо «от трудов праведных не наживешь палат каменных»);

— торговлей (путь, ведущий к благосостоянию, но медленный и опасный);

— грабежами и войнами (самый быстрый способ разбогатеть). Не надо «горбатиться», не надо долго ждать. Украл или ограбил — и живи в свое удовольствие. «Либо грудь в крестах, либо голова в кустах».

По третьему пути и пошло общество, ибо «риск — дело благородное, а кто не рискует — тот не пьет шампанское». А первыми искателями чужого и были братья Халох и Лахерн.

При их потомках Диюлисе и Дидалакхе приходил на Русь и впервые крестил словен апостол Андрей.

 

Андрей Первозванный

Вот что об Андрее сообщает «Повесть временных лет»: «Оньдрею учащю в Синопии и пришедшю ему в Корсунь, уведе, яко ис Корсуня близь устье Днепрьское, и въсхоте поити в Рим, и пройде в вустье Днепрьское, и оттоле поиде по Днепру горе. И по приключаю приде и ста под горами на березе. И заутра встав и рече к сущим с ним учеником: «Видите ли горы сия? — яко на сих горах восияет благодать божия; имать град велик быти и церкви многи бог воздвигнута имать». И вшед на горы сия, благослови я, и постави крест, и помолився богу, и слез с горы сея, идеже послеже бысть Киев, и поиде по Днепру горе. И приде к словени, идеже ныне Новгород, и виде ту люди сущая, како есть обычай им, и како ся мыють и хвощются, и удивися им. И иде в варяги, и приде в Рим, и исповеда, елико научи и елико виде, и рече им: «Дивно видех Словеньскую землю идучи ми семо. Видех бани древены, и пережьгуть е рамяно, и совлокуться, и будучи нази, и облеются квасом усниянным, и возьмуть на ся прутье младое, и бьють ся сами, и того ся добьють, одва вылезут ле живи, и обольются водою студеною, и тако оживуть. И то творят по вси дни, не мучимы никимже, но сами ся мучать, и то творять мовение собе, а не мучение». Ты слышаще дивяхуся. Оньдрей же, быв в Риме, приде в Синопию».

Ф. Страленберг в своей книге «О религии и нравах русского народа» сообщает: «Русские хвалятся, что апостол Андрей явился в Киев, тогдашнюю столицу Руси, и проповедовал, обращал, крестил и научал всю Русь, осеняя себя крестным знамением. Оттуда направился в Новгородское княжество, где также проповедовал».

Однако Новгородские летописи отрицают это, приписывая эти деяния святому Антонию, приплывшему к ним на жернове.

Тем не менее, известно, что именно Андрей «в шестидесяти верстах вниз по реке от Новгорода жезл свой в землю погрузи, оттоль место сие Грузино, знак того, что просветится земля русская».

Так что несправедливо приписывать проповедь христианства одному Антонию, Андрей там тоже был и праведную веру пропагандировал. К сожалению, год этого события не указан.

Жил же Андрей Первозванный в I веке от Рождества Христова.

Олеарий сообщает, что Андрей в Новгороде не только учил отправлению истинного богослужения, но и наставлял в постройке церквей и монастырей.

«Антоний, преподобный, римлянин, новгородский чудотворец, родился в Риме в 1067 году. В 1106 году прибыл он из Италии в Великий Новгород, в княжение Мстислава Владимировича, и основал монастырь Рождества Богородицы… В Прологе августа 3 сказано, что Антоний, находясь еще в Италии, положил в делву церковные сосуды и разные драгоценные вещи и бросил ее в море, а сам чудесным образом приплыл на камне в Новгород; и что рыбаки, им нанятые, закинув сети, вытащили оную из реки Волхова, где существует его обитель (в двух верстах от Новгорода)… В паперти соборной церкви Рождественского монастыря показывают вделанный в стену камень, на котором Антоний, по преданию, приплыл из Рима. На этом камне находится изображение святого угодника».