Киевская Русь. Страна, которой никогда не было? : легенды и мифы

Бычков Алексей Александрович

Рассказы о русских князьях

 

 

А. Нечволодов (традиционная версия) излагает историю этого времени следующим образом.

«К половине девятого века почти везде уже в Европе жили не разрозненные племена, а были образованы государства.

Через два года после призвания князей братья Рюрика, Синеус и Трувор, умерли, и он стал единовластно править над новгородскими славянами, кривичами и над финскими племенами — весью, мерей и муромой, сажая во все города своих посадников из старших витязей прибывшей с ним русской дружины.

Хотя Синеус и Трувор ничего на Руси сделать не успели, притом вызывает сомнение даже сам факт их существования, в русской топонимике имеются места, связанные с этими персонажами. Это так называемые Курган Синеуса вблизи Белоозера и Труворово городище. Имеется даже «Труворов камень».

Два мужа из этой дружины, не получившие в управление городов, Аскольд и Дир, отпросились у Рюрика идти искать счастье в Царьград. Следуя по великому пути из варяг в греки, они дошли по Днепру до Киева. Здесь, узнав, что Киев не имеет своего князя, а платит дань хазарам, и полюбив это бойкое и богатое место, Аскольд и Дир решили остаться; к ним присоединилось много варягов, и они стали владеть Киевом и всей Полянской землей, причем освободили ее от платежа дани хазарам и успешно воевали со степными хищниками и некоторыми соседними племенами.

Рис. 17. Труворово городище. Современный вид. Фотографии из книги А. Нечволодова.

Через четыре года Аскольд и Дир настолько уже вошли в силу, что могли привести в исполнение заветное желание русов отомстить коварным и высокомерным грекам за все обиды и унижения, которые претерпевали от них наши предки во время хазарского ига.

К этому еще представился и подходящий случай: греки убили в Царьграде нескольких русских провевальщиков зерна по ничтожному поводу.

И вот в 866 году Аскольд и Дир решили совершить смелый набег на Царьград, как хаживали на него в старину смельчаки с устьев Днепра и Дона. Они собрали двести ладей, то есть больших лодок с мачтами и парусами, посадили на каждую от сорока до шестидесяти человек и настолько скрытно совершили свой переход по Днепру и Черному морю, что до самого их появления у Царьграда никто и не подозревал об этом набеге.

Патриарх Фотий был в это время в Константинополе и оставил подробное описание происшедшего. По его словам, русский набег случился в один из прекрасных летних дней, под вечер, при совершенно тихом море. В этот прекрасный летний вечер царьградские горожане любовались красотами своего любимого моря не только из великолепных палат, но и из бедных хижин, со своих улиц и площадей, из бесчисленных садов и даже со стен самого города, которые опоясывали его со всех сторон по берегу моря.

Император Михаил отсутствовал со всем своим войском, так как двинулся против арабов, и спокойный и беспечный город вовсе не ожидал ничего чрезвычайного, как вдруг в проливе из Черного моря обозначилось что-то невиданное, которое скоро превратилось в целую кучу русских ладей. Весь город обезумел от страха. Все в один голос с ужасом воскликнули: «Что это? Что это?» А русы подплывали все ближе и ближе, навевая на всех своим видом что-то свирепое, дикое и убийственное; скоро они стали сходить на берег и угрожать городу, простерши свои мечи.

Рис. 18. Курган Синеуса близ Белоозера. Фотография из книги А. Нечволодова.

«Мрак объял все трепетные умы, — говорит Фотий, — слезы и рыдания распространились во всем городе; крайнее отчаяние объяло всех; со всех сторон разносилась одна весть, один крик: «Варвары перелезли через стены! Город взят неприятелем!» Неожиданность бедствия и нечаянность набега заставили всех воображать и слышать только это одно».

Рис. 19. Осада русами во главе с Аскольдом и Диром Константинополя. Радзивилловская летопись.

По свидетельству Фотия, русы из-за загородных ворот напали на красивые предместья города и опустошили их огнем и мечом до самой крепости, или царьградского кремля, стоящего на выдающемся в море высоком холме. Они огнем и мечом опустошили и морские пристани, распределив их между собой для разгрома по жребию.

Это показывает, что русы хорошо обдумали все подробности своего нападения; они внезапно пришли вечером, во время отсутствия царя с войском, чтобы поразить неожиданностью врага, а затем совершить нападение под покровом ночи, дабы скрыть свою малочисленность; при этом, чтобы не было никакого беспорядка, заранее определили жребием, кто в какой части города будет действовать.

После опустошения морских пристаней русы быстро окружили городские стены и стали валить к ним земляную присыпь, намереваясь скорее перелезть в сам город. При этом «трусость дрожью пробежала по всему телу и обессилила даже и тех, которым предоставлено было распоряжаться в опасное время», — говорит Фотий.

Народ, лишенный всякой помощи и защиты, теперь помышлял только о молитве и наполнил все храмы. Повсюду всю ночь совершалась служба: с воздетыми руками воссылались усердные и слезные моления о помиловании. Общее несчастье заставило раскаяться в грехах, образумиться и приняться за добрые дела.

Не встречалось благодатнее часа, как этот, для проповеди и поучения к народу о грехах, о всеобщем покаянии, об исправлении своей жизни добрыми делами.

И святитель Фотий начал в соборе Святой Софии свою проповедь: «Что это? Откуда поражение столь губительное? Откуда гнев столь тяжкий? Откуда упал на нас этот дальнесеверный страшный Перун! Откуда нахлынуло это варварское, мрачное и грозное море! Не за грехи ли наши все это ниспослано на нас? Не обличение ли это наших беззаконий и не общественный ли это памятник им? Не доказывает ли эта кара, что будет суд страшный и неумолимый?.. И как не терпеть нам страшных бед? — продолжал святитель. — Вспомните, как греки несправедливо обижали в Царьграде приезжих россов, когда мы убийственно рассчитались с теми, которые должны были нам что-то малое, ничтожное… Мы получали прощение и не миловали ближнего… Сами обрадованные, всех огорчали; сами прославленные, всех бесчестили; сами сильные и всем довольные, всех обижали; безумствовали, утолстели, разжирели, расширились… Вы теперь плачете, и я с вами плачу. Но слезы ваши напрасны. Кого они могут умолить теперь, когда перед нашими глазами мечи врагов, обагренные кровью наших сограждан, и когда мы, видя это, вместо помощи им бездействуем, потому что не знаем, что делать, и только ударились все в слезы…

Часто внушал я вам: берегитесь, исправьтесь, обратитесь, не попускайте отточиться Божью мечу и натянуться его луку… Не лукавьте с честными людьми. Горько мне оттого, что я дожил до таких несчастий; оттого, что мы сделались поношением соседей наших… Оттого, что поход этих варваров схитрен был так, что и молва не успела предуведомить нас, дабы мог кто подумать о безопасности. Мы услышали о них уже тогда, когда их увидели, хотя и отделяли нас от них столькие страны и народоначальства, судоходные реки и пристанищные моря. Горько мне оттого, что я вижу народ жестокий и борзый, смело окружающий наш город и расхищающий его предместья. Они разоряют и губят все: нивы, жилища, пажити, стада, женщин, детей, старцев, юношей, всех поражая мечом, никого не милуя, ничего не щадя. Погибель всеобщая! Как саранча на ниве… или страшнее, как жгучий зной, наводнение, или не знаю, что и сказать, этот народ явился в стране нашей и сгубил ее жителей.

О, город-царь! Какие беды столпились вокруг тебя! О, город — царь едва не всей вселенной! Какое воинство ругается над тобою, как над рабом! Необученное и набранное из рабов! О, город, украшенный делами многих народов! Что за народ вздумал взять тебя в добычу? О, город, воздвигший многие победные памятники после поражения ратей Европы, Азии и Ливии!.. А слабый и ничтожный неприятель смотрит на тебя сурово, пытает на тебе крепость своей руки и хочет нажить себе славное имя! О, царица городов царствующих! О, храм мой, святилище Божие, Святая София, недреманное око вселенной! Рыдайте, девы… Плачьте, юноши… Горюйте, матери… Проливайте слезы, дети… Плачьте о том, что умножились наши несчастья, а нет избавителя, нет печальника».

Рис. 20. Патриарх Фотий и император Михаил III касаются Покровами Богоматери поверхности моря. Радзивилловская летопись.

Святитель закончил свое обращение к народу воззванием: «Наконец настало время прибегнуть к Матери Слова, к Ней, единой надежде и прибежищу. К Ней возопием: Досточтимая, спаси град Твой, как ведаешь, Госпоже!»

После этого, при стечении трепетавшего от ужаса народа, с горячей мольбой о спасении из Влахернского храма была поднята риза Божьей Матери и крестным ходом обнесена вокруг стен города и погружена в воду.

И Царица Небесная вняла мольбам своего грешного, но раскаявшегося народа и во второй раз, подобно тому как это было в 628 году, во время набега аваров и славян, она явила свою чудесную помощь и отвратила неминуемую гибель от города!

Вид православного крестного хода с патриархом и духовенством в полном облачении, множество хоругвей, стройное пение и несомая впереди чудотворная риза — все это представило совершенно необычное зрелище для язычников-русов: они настолько были устрашены им, что повсюду, как только видели приближение к себе крестного хода, поспешно бросали работы по ведению приступа и спешили к своим ладьям, после чего оставили город.

Так заступничеством Божьей Матери был чудесно спасен Царьград от полного истребления. Русы же возвратились из своего смелого набега в Киев с богатейшей добычей и огромной славой.

Чудесное заступничество Богоматери произвело сильнейшее впечатление на русских, и они убедились в неизбежном преимуществе христианской религии.

И просили греков просветить их в христианской вере.

Замечание автора:

У А. Нечволодова поход Аскольда и Дира описан с большим пафосом. Но — увы! — такого похода не было. На Константинополь напали не русские ладьи, а варяжские ладьи россов, приплывшие из Фризии по Средиземноморью через Атлантику, вокруг Европы.

Но важно не это, а то, что Фотий крестил народ русский вместе с их князем… Владимиром Святым. Именно с Владимиром, как о том сообщают греческие источники и русские летописи. Но так как это произошло в 862 году, то А. Нечволодов постеснялся назвать Владимира, поэтому продолжим рассказ об Аскольде и вернемся к официальной версии А. Нечволодова.

И столько воспламенна их любовь к вере, что и епископа, и пастыря, и христианское богослужение с великим усердием и тщанием приняли.

По преданию, когда назначенный Фотием епископ прибыл в Киев, то Аскольд принял его на народном вече, где стали рассуждать о вере своей и христианской и спросили епископа: чему он хочет учить их. Епископ открыл Евангелие и стал говорить им о Спасителе и о Его земной жизни, а также о разных чудесах, совершенных Богом, что описано в Ветхом Завете. Русы, слушая проповедника, сказали: «Если мы не увидим чего-нибудь, подобного тому, что случилось с тремя отроками в огненной пещи, мы не хотим верить». Служитель Божий не поколебался; он смело отвечал им: «Мы ничтожны перед Богом, но скажите, чего хотите вы?» Они просили, чтобы брошено было в огонь Евангелие, и обещала обратиться к христианскому Богу, если оно останется невредимым. Тогда епископ воззвал: «Господи! Прославь имя Твое перед сим народом» — и положил книгу в огонь. Евангелие не сгорело. После этого многие из присутствовавших, пораженные судом, крестились.

Спустя четырнадцать лет после Аскольдова крещения Рюрик, сидевший в Новгороде, умер, передав правление родственнику своему Олегу, так как сын Рюрика, Игорь, был еще очень мал. Это было в 882 году.

Три года ничего не было слышно в Киеве про нового князя, а в 885 году Олег, собрав большую рать из варягов, новгородских славян, кривичей, чуди от Изборска, веси от Белоозера и мери от Ростова, пошел водой на Киев.

Княжеская дружина была в кольчугах, или железных чешуйчатых рубашках, в железных же шлемах, с секирами, мечами, копьями и дротиками. В руках у каждого воина был большой деревянный щит, обтянутый кожей, выкрашенной в красную краску, и окованный железом. Ратные же люди от земли, или вой, как их называли, одевались попроще. Мало кто из них носил кольчуги, и многие шли в одних портах; вооружены они были копьями, топорами, стрелами, мечами и ножами. Почти все были пешие.

Двигаясь на Киев, Олег по пути занял Смоленск, в котором поставил посадником мужа из своей дружины, а затем занял и город Любеч, где тоже оставил своего посадника. Таким образом он завладел днепровским путем до самого Киева.

Подойдя к Киеву, Олег укрыл всю свою силу в лодках и засадах, а сам с маленьким Игорем на руках вышел на берег и послал с вестью к Аскольду и Диру, что пришли гости, идут в Грецию от Олега и Игоря княжича и желают повидаться с земляками-варягами. Не подозревавшие ничего Аскольд и Дир пришли к берегу, но не успели они вступить в разговор с Олегом, как из лодок и засад повыскакивала дружина, и Олег сказал киевским владыкам: «Вы владеете Киевом, но вы не князья и не княжеского рода; я есть княжеский род, а это сын Рюрика» — и вынес вперед маленького Игоря. После этого Аскольд и Дир были тут же убиты, а Олег, избавившись таким образом от киевских вождей, уже без труда завладел городом. Аскольд же и Дир были похоронены на горе близ города. Впоследствии на могиле Аскольда была поставлена церковь Святого Николы; могила эта сохранилась и до сих пор, и каждый православный человек, посещающий Киев, заходит помолиться за упокой души великого витязя, здесь лежащего.

Замечание автора:

О семье Аскольда известно, что женат он был на дочери владаваца Волжской Болгарии Алмаза Васильевича, чьим подданным он и являлся, служа хазарскому кагану, женатому на другой дочери владаваца.

Рис. 21. «Аскольдова могила». Киев. Современный вид.

Причина, почему Олег поступил так жестоко с Аскольдом и Диром, совершенно понятна. Богатый Киев лежал на том же большом пути из варяг в греки, у начала которого стоял и Новгород, где сидели русские князья. Аскольд и Дир были их дружинниками, и не из старших, так как не получили от Рюрика в управление городов, почему и отпросились у него идти искать счастья к Царьграду. Осев в Киеве, эти витязи освободили его от уплаты дани хазарам, подчинили себе соседние племена и, кроме того, прославились славным набегом на Царьград. Все это сделало их сильными и могущественными, а потому и опасными для природного княжеского рода, сидевшего в Новгороде. Поэтому Олег задумал объединить Русскую землю, для чего он и собрал большую ратную силу, конечно, прежде всего, должен был овладеть Киевом, лежащим к тому же в самом важном месте великого водного пути из варяг в греки.

Кроме того, нет сомнения, что язычник Олег и его языческая новгородская дружина с большим неудовольствием смотрели, что отделившиеся от них варяги с Аскольдом и Диром мало того что приобрели значительную силу, но еще вдобавок и приняли ненавистное для закоренелых язычников христианство.

Что же касается того, что Олег избавился от Аскольда и Дира путем хитрости, то это показывает, конечно, только их большую силу, почему он и не желал вступить с ними в открытый бой; надо при этом сказать также, что употребленный им обман по языческим понятиям не только не был плохим делом, но, наоборот, молодецким; и слово «хитрец», или «хитрок», считалось похвальным для тех людей, которые искусно обманывали своих врагов.

Поход Олега на Киев показывает, что, действительно, он был очень искусно соображен. Начавши после Рюрика княжить, Олег целых три года оставляет Аскольда и Дира в Киеве в покое и ничем не показывает своего намерения напасть на них. Сидя эти три года, по-видимому, бездеятельно в Новгороде, он между тем старательно приготовляется к походу, собирает большую рать из всех северных племен, вооружает ее и строит ладьи для похода, на что новгородцы, отличные плотники, были всегда мастера; при этом все свои замыслы против Аскольда и Дира и все сборы к походу Олег держит до того скрытно, что киевские витязи о них вовсе и не догадываются, несмотря на то что по большому пути из варяг и греки много народу из Новгорода перебывало за эти три года в Киеве.

Наконец, выступив со своей ратью и ладьями к Киеву, Олег сумел и тут тоже так скрытно пройти по водному пути, что совершенно незаметно подошел к Киеву и выманил из него Аскольда и Дира, которые сами были весьма опытные и искусные воины.

Такое искусное приготовление Олега к скрытному походу и самое его совершение должно и в наши времена, несмотря на то что с тех пор прошло уже более тысячи лет, служить примером, достойным подражания, как следует изготовляться, чтобы внезапно напасть на врага.

Покончив с Аскольдом и Диром, Олег перенес свой княжеский стол из Новгорода в Киев. «Это будет матерь городам русским» — вот первое слово, которое сказал Олег про Киев. В Новгороде же он посадил своего посадника. Затем он сейчас же стал строить в занятых землях городки и посылать в них своих мужей правителями.

Вместе с тем он решил начать покорение и тех соседей, от которых Киев и поляне терпели притеснения. В первое же лето он отправился походом на древлян, постоянно нападавших на полян из своих дремучих лесов. Олег обошелся с древлянами сурово, «примучил их», как говорит летописец, и обложил их данью по черной кунице с дыма. На следующее лето он пошел на северян и возложил на них дань легкую, чтобы не платили хазарам. «Я хазарам недруг, а не вам», — сказал он им. На третье лето Олег спросил радимичей: «Кому дань даете?» Те отвечали: «Хазарам». — «Не давайте хазарам, но мне давайте». Так радимичи и поступили.

Объединив таким образом под своей рукой соседние к полянам племена и владея уже большим путем из варяг в греки, Олег стал укреплять княжескую власть во всех собранных им воедино славянских племенах; вместе с тем он стал готовиться к большому походу против Царьграда, чтобы подтвердить грекам, что и после Аскольда и Дира Русь осталась такой же грозной и могучей для Византии, как и во времена этих витязей.

В этих занятиях по управлению землею и приготовлениях к большому походу на Царьград прошло 23 года. За эти 23 года в летописях упоминается о двух важных событиях, имевших место в Русской земле.

В 897 году прошла мимо Киева и, переправившись через Днепр, направилась дальше к западу орда азиатского кочевого народа угров, или венгров.

Столкновений у венгров с русскими не было; очевидно, русские были настолько грозны, что венгры и не помышляли напасть на них, а просили только разрешения пройти по их земле, чтобы найти дальше на западе свободное место, где можно было бы осесть.

Пройдя Карпатские горы, венгры потеснили некоторые жившие в этих горах и южнее западнославянские племена и сели в широкой равнине по Среднему Дунаю, к югу и западу от Карпат.

Замечание автора:

Кстати о венграх. Венгры были народом грамотным, в отличие от наших предков. Свои древний алфавит они сохраняли вплоть до XVII века.

В Стамбуле сохранилась венгерская руническая надпись XVI века. Надпись выполнил кто-то из членов посольства короля Ласло. Перевод надписи: «В 1550 году было написано это. Послов короля Ладислава заставили ждат здесь. Бэла из Барнабас два года здесь находились. Ничего не делал император. Кетей из Секель Томас отписал отсюда по-турецки императору. Пала сотня лошадей».

Венгры — потомки тех угров, которые, покинув Урал, переселились в Центральную Европу. Та часть угров, которая осталась на родине, в Западной Сибири, стала хантами и манси. Как заявил один мой знакомый-венгр: «Умные ушли в Европу, остальных ждала Сибирь!»

В Европе венгры, по наущению греческих императоров, сейчас же начали воевать с соседними славянскими племенами, особенно же с моравами. Вообще, прибытие угров, или венгров, в Европу и расположение их по среднему течению Дуная было весьма неблагоприятно для всего славянства, так как с появлением их на Дунае южные славянские племена были отрезаны совершенно чужим для них народом от своих северных, восточных и западных братьев, причем отрезанность эта продолжается и по сей день.

Указав в летописи о проходе венгров, летописец рассказывает затем, что князь Игорь, успевший подрасти и начать помогать Олегу в управлении государством, женился в 902 году на природной русской славянке, уроженке села Выбуты, лежащего в 12 верстах от Пскова. По красоте своего лица и редким душевным качествам она была прозвана Прекрасой. После замужества Прекраса приняла имя Ольга, в честь Олега.

К 906 году приготовления Олега к походу на Царьград были закончены.

Оставив князя Игоря в Киеве управлять делами на время своего отсутствия, Олег выступил в поход на греков, собравши множество варягов, новгородских славян, чуди, кривичей, мери, полян, северян, древлян, радимичей, хорватов, волынян, или дулебов, и тиверцев. Вся эта славная рать двинулась к Царьграду на кораблях, ладьях и конях. Кораблей было две тысячи, причем в каждом помещалось по 40 человек; водой, стало быть, шло восемьдесят тысяч, да по берегу шла конница.

Когда Олег подошел к Царьграду, греки затворили город железными цепями и заперли городскую гавань. Олег высадился на берег, творя большое опустошение; при этом он выволок свои корабли на берег, поставил их на колеса и ждал попутного ветра; когда же такой ветер подул, он поднял паруса, и рать его поехала на кораблях к самому городу по суше, как по воде. Увидев такую беду, греки перепугались и вышли к Олегу с покорным словом: «Не губи город: дадим тебе дань, какую пожелаешь». Олег остановил поход. Греки, по обычаю, вынесли ему угощение — пищу и вино; но мудрый русский князь не принял угощенья, ибо знал, что вероломные греки непременно устроят его с отравой. С ужасом воскликнули тогда греки: «Это не Олег, это сам святой Димитрий, посланный на нас от Бога!» И заповедал Олег потребовать с греков огромную дань: на все две тысячи кораблей по 12 гривен на человека; в каждом же корабле, как мы знаем, сидело 40 человек. Греки соглашались на все и просили только мира. Отступив немного от города, Олег послал к царям творить мир. Утвердив сказанную дань по 12 гривен на каждое весло, Олег установил также, чтобы греки платили дань или уклады и русским городам: Киеву, Чернигову, Переяславлю, Полоцку, Ростову, Любечу и прочим, находившимся под рукой Олега.

Брать дань было делом обычным у каждого победителя, но Олег не за тем поднимался в поход. Главное, что сказали его послы грекам, было следующее: «Да приходят русь-послы в Царьград и берут посольское (хлебное, столовый запас), сколько хотят; а придут которые гости (купцы), пусть берут месячину на полгода: хлеб, вино, мясо, рыбу, овощи, и да творят им баню, сколько хотят. А поедут русь домой, пусть берут у вашего царя на дорогу съестной запас, якоря, канаты, паруса, сколько надобно».

Таким образом, главное требование Олега было: чтобы каждый русский человек имел право приходить в Царьград и чтобы там принимали его как доброго и уважаемого гостя. Олег требовал при этом хорошего угощения именно для купцов-гостей, и, по крайней мере, на полгода, пока они не устроят свои торговые дела; затем он требовал, чтобы вдоволь можно было париться в бане, так как для доброго и далекого гостя это было первое угощение; наконец, он требовал, чтобы, как поедет русь домой, ее отпускали тоже как всякого доброго гостя, давали бы съестное и все, что подобало заезжему человеку в далеком пути. Иначе говоря, чтобы в Царьграде с русскими людьми обращались так, как исстари обращались на Руси с чужими гостями.

Требование это показывает, что напрасно греки называли русских варварами и смотрели на них свысока, так как, наоборот, русские люди были тогда гораздо ласковее и обходительнее со своими гостями, чем греки, и требовали для себя такового же вежливого обхождения и от греков.

Замечание автора:

Одним словом, прибил Олег свой щит к их воротам па память и — домой!

Читая этот пассаж, гордостью переполняюсь за нашего Олега, которого, к сожалению, в природе не существовало. Ибо ни один автор, кроме нашего летописца, ни о каком походе Олега на Царьград и слыхом не слыхивал.

В 913 году после 32 лет княжения Олега не стало. «И плакали все люди плачем великим, хороня Олега».

После Олега на княжеский стол сел Игорь, сын Рюрика. Это было в 913 году. Первым его делом было усмирение древлян, которые по смерти Олега отказались платить дань. Игорь победил их и наложил дань больше Олеговой. Затем он усмирил и непокорное славянское же племя уличей, которые жили в низовьях Днепра близ нынешнего города Алешек; во время этого усмирения долго не покорялся город Пересечен, так что Игорев воевода сидел около него три года и едва взял. Тогда уличи совсем перебрались с Днепра и сели между Бугом и Днестром. После их ухода весь великий путь от варягов в греки был уже вполне в руках великого князя.

Но от варягов, по Русской земле, существовала еще дорога в иной морской угол на далекий восток, к богатому тогда Каспийскому морю.

Тут, как известно, сидели хазары. Конечно, много обид чинилось русским людям во время хазарского ига как от самих хазар, так особенно от народов, населявших, под властью арабов, кавказские берега Каспийского моря, куда постоянно хаживали наши торговые люди.

И вот пришло время, чтобы Русь и здесь показала свою силу и отплатила за долголетние обиды.

После усмирения древлян в 914 году русские ратные люди на 500 кораблях, в каждом по 100 человек, спустились вниз по Днепру в море: затем, обогнув с юга Крымский полуостров, они вошли в Азовское море; отсюда они послали просить хазарского царя пропустить их в Каспийское море, чтобы отомстить кавказским народам за долголетние обиды. Хазарский царь согласился, вероятно не считая себя достаточно сильным, чтобы отказать, а русские обещали ему отдать за это при возвращении половину своей добычи.

Получив согласие, русские из Азовского моря поднялись по Дону до перевала в Волгу вблизи хазарского города Саркела, у теперешней станицы Качалинской. Отсюда они, так же как Олег под Царьградом, должны были перевезти свои корабли на колесах в Волгу и по ней спуститься в Каспийское море.

Здесь наши удальцы распространились отрядами по всем богатым приволжским и закавказским берегам и начали свою жестокую месть за все прежние обиды. «Русы проливали кровь, — говорит арабский писатель, — брали в полон женщин и детей, грабили имущество, распускали всадников для нападений, жгли села и города». Народы, обитавшие около этого моря, с ужасом возопили, а русские, разгромив этот богатый берег, отошли к нефтяной земле у города Баку, где до сих пор еще живут огнепоклонники, и поселились для отдыха на близлежащих островах.

Тогда, опомнившись от удара, жители вооружились, сели на корабли и купеческие суда и отправились к островам. Но русские не дремали и встретили врага таким отпором, что тысячи нападавших были изрублены и потоплены. После этой победы русские, обремененные богатейшей добычей, стали собираться домой и по уговору с хазарским царем за пропуск их в Каспийское море послали ему половину всего добытого. Однако хазары решили поступить с нашими предками самым предательским образом. Они собрали в Итиле большую силу и напали на возвращающихся русских. Жестокая битва продолжалась три дня, и, наконец, наши были почти все перебиты. Тысяч пять из них спаслось и направилось вверх по Волге, но там финское племя буртасов и камские болгары добили их окончательно. Много ли воротилось отважных мореплавателей домой — неизвестно. Но нет сомнения, что кто-нибудь принес на родину вести о том, сколько русской крови было пролито изменническим образом на Волге. Кровь же русская никогда и нигде даром не пропадала без жестокого мщения: надо было только выждать для этого удобное время.

Рис. 22. Судно с греческим огнем, заключенным в глиняные сосуды. Из древней арабской рукописи (рисунок из книги А. Нечволодова).

Вслед за этим несчастьем случилось и другое несчастье. Из Средней Азии пришли в 915 году печенеги.

Из-за них русские лишились свободного доступа к Черному морю. И вот в 920 году Игорь начинает с ними продолжительную борьбу.

Иногда борьба сменялась непродолжительным миром, и тогда русские снова имели доступ к морю.

После занятия печенегами выхода из Руси к Черному морю греки мало-помалу скоро стали опять обижать в Царьграде русских людей и относиться к ним пренебрежительно, так как считали, что нам уже невозможно будет повторить набег на Константинополь, как это было во времена Аскольда и Олега. Однако греки ошиблись в своих расчетах. Заключив с печенегами мир, Игорь в 941 году поднялся на Царьград с большой силой. У него было не меньше тысячи кораблей. Он, по русскому обыкновению, быстро подошел к городу, высадился по обоим берегам Царьградского пролива и жестоко опустошил все побережье, производя обычные по тому времени ратные дела, сжигая села, церкви и монастыри и без пощады убивая жителей.

Вскоре выступил греческий флот; он был вооружен приспособлениями, из которых пускали на врагов знаменитый в то время греческий огонь. Эти приспособления были установлены на корме, на носу и по бокам каждого корабля. Византийский флот встретил ладьи Игоря у маяка, стоявшего к северу от Босфора на скале.

Русь, конечно, сама выманила греков в открытое море, где надеялась с полным успехом не только разбить, но и захватить своих врагов живьем. На море стояла полнейшая тишина, что, по-видимому, было благоприятно для русских; но на самом деле именно эта тишина и оказалась для них пагубной, так как в ветер греки не могли бы добрасывать со своих судов греческий огонь в наши корабли; при наступившей же тишине огонь этот действовал без всякой помехи. Главным его составом была нефть, которая горела даже и на воде. Как только приблизились друг к другу корабли, огонь был пущен греками во все стороны. Облитые нефтью русские корабли, и люди, и вся поклажа мгновенно воспламенились и производили сильнейший пожар. Спасаясь от огня, русские стали бросаться в море, желая лучше утонуть, чем сгореть. Иные, обремененные кольчугами и шлемами, тотчас шли ко дну, иные, плывя, горели в самих волнах морских. Ушли от погибели только те, которые успели отплыть к азиатскому низменному берегу, в мелководье, куда греческие огненосные суда не могли пройти вследствие своей величины.

Однако оставшиеся русские были еще очень многочисленны и потому, высадившись на малоазиатском берегу, распространили свои набеги далеко по побережью, а также углублялись и вовнутрь страны для сбора всякой добычи. Когда с сухого пути их выбивали собравшиеся сухопутные греческие полки, тогда русские отходили на своих малых кораблях на мелководье и, воюя таким образом, успешно держались против греков в течение всего лета. Мелкая вода была для них своего рода крепостью, так что во все это время они жили и ночевали в своих лодках. Наконец настал сентябрь. Запас съестного истощился, и русские порешили отправиться домой, для чего в одну темную ночь и тронулись в путь. Но греческий флот ожидал их ухода и зорко следил за морем. Утром наши были настигнуты большими греческими судами, и произошло второе морское сражение, из которого немногие русские ушли домой; большинство же участников похода погибло, а некоторые взяты в плен. В Царьграде всем русским пленникам торжественно, в присутствии иноземных послов, были отрублены головы.

Так неудачно окончился поход Игоря против Царьграда в 941 году.

Возвратившиеся домой русские рассказывали, что случившееся с ними горе произошло от неведомого доселе греческого огня, который был «…как есть молонья, что на небесах. Эту молонью греки и пущали на нас и пожигали. Оттого нам и нельзя было их одолеть», — говорили они. Конечно, простить грекам нашу неудачу было невозможно, и, чтобы их тяжко наказать, Игорь, по прибытии домой, стал сейчас же собирать новую большую рать и послал за море приглашать варягов. Военные сборы русских продолжались три года.

В это самое время, когда по всей стране и даже за морем разносился военный клич, у Игоря родился в 942 году сын Святослав, будущий мститель за все обиды русским, причиненные в княженье его отца. Вся русская сила и варяги из-за моря собрались к 944 году. Кроме варягов Игорь приманил и печенегов, а для укрепления соглашения взял у них заложников. После этого его огромное войско двинулось в поход на ладьях и конях.

Корсуньцы первые узнали об этом походе и послали в Царьград сказать, что «идут русские корабли и нет им числа, покрыли все море кораблями». Болгары, дружившие тогда с греками, тоже со своей стороны дали весть, что «идут русские, наняли себе и печенегов». Видя неминуемую беду, греческий царь Роман поспешил послать навстречу русским не войско, а отправил лучших бояр со словами к Игорю: «Не ходи, но возьми дань, какую брал Олег, придам и еще к той дани». И к печенегам послал Роман много паволок и золота, разумеется подкупая их отстать от Руси. Игорь в это время дошел уже до Дуная. Он созвал дружину, и начали думать. Дружина решила: «Если царь говорит о мире и дает дань, еще и с большой прибавкой, то чего же и думать больше». Игорь послушал дружины, взял у греков золото и паволоки на все войско и воротился домой, а печенегам велел воевать болгарскую землю.

На другое же лето греческий император прислал в Киев просить снова построить мир такой, какой был построен при Олеге.

«Говорите, что сказал ваш царь?» — вопросил Игорь, когда греческие послы явились перед его лицом, «Наш царь рад миру, — отвечали греки. — Мир и любовь хочет иметь с князем русским. Твои послы водили нашего царя к клятве, и наш царь послал водить к клятве тебя и твоих мужей». — «Хорошо», — сказал Игорь. Утром, на другой день, он вышел с послами на холм, где стоял Перун. Там Русь положила перед истуканом свое оружие: щиты, мечи и прочее, а также золото (запястья с рук и гривны с шей). И клялся Игорь и все люди, сколько их было некрещеных; а христианская Русь клялась в своей соборной церкви Святого Ильи. Утвердив мир и выгодный договор с греками, Игорь на отпуск одарил греческих послов русскими товарами: дорогими мехами, челядью, воском.

Посчитавшись таким образом с греками за тяжелую неудачу на море, понесенную три года тому назад, князь Игорь послал в набег часть дружины и в Каспийское море — отомстить за старое униженье, которое претерпели русские в 914 году. Арабы и армяне сохранили рассказы об этом набеге. «В это время, — говорит один армянский писатель, — с севера грянул народ дикий, чуждый, рузики. Они, подобно вихрю, распространились по всему Каспийскому морю, и не было возможности сопротивляться им. Предали город Бердаа мечу и завладели всем имуществом жителей. Туземный воевода осадил их в городе, но не мог нанести им никакого вреда, так как они были непобедимой силой. Женщины города, прибегнув к коварству, стали отравлять рузиков; но те, узнав об этой измене, безжалостно истребили женщин и детей».

«Только один враг, — говорит другой писатель, араб, — мог выжить русских из города — это чрезвычайное изобилие в стране всякого рода садовых плодов, от употребления которых между русскими распространилась повальная болезнь, еще более усилившаяся, когда русские заперлись в крепости. Смерть опустошала их ряды в течение нескольких месяцев. Когда же выпал снег, а осада со стороны туземцев не прекращалась, то русские, видя неминуемую погибель от повальной болезни, решили пробиться и уйти домой. Ночью они перебрались с захваченной добычей на свои корабли и удалились в свою страну». Поход этот, несмотря на успешное возвращение домой, был все-таки не особенно благополучным для нас ввиду множества умерших от повальной болезни.

В Киеве тоже настало общее горе. Игорь с наступлением осени отправился, как обычно, в полюдье за сбором дани и для совершения суда и расправы. Прибыв в древлянскую землю и получив дань, он отпустил дружину и направился с небольшим отрядом к городу Искоростеню, чтобы потребовать дани лично для себя. Древляне стали думать и гадать со своим князем Малом, как быть, и решили убить Игоря. Они напали на него, перебили всех его слуг, а самого привязали к двум нагнутым деревьям и заживо растерзали пополам, распустивши связанные деревья. Так несчастливо кончил свою жизнь князь Игорь в 945 году.

Вообще вся жизнь его была не очень удачной: неудачный первый поход за Каспий, приход в южные русские степи печенегов, а затем и неудачный большой поход на кораблях к Царьграду в 941 году».

Но отступим от официальной версии и рассмотрим сведения из наших летописей.

430 год. Тремя братьями — Кыем, Чехом и Хоривом — был на Дунае у устья реки Морава заложен град Киев, существующий и до сих пор. Он и ныне стоит там, где стоял — в Венгрии, и называется у венгров Кеве.

Кый стал родоначальником куявов, Чех (Щек) — чехов, а Хорив — хорват. Чех прожил долгую жизнь и умер в 661 году.

470 год. У них был еще один брат — Лех, но он Киева не основывал, а пошел дальше — на Вислу — и там стал родоначальником полян-ляхов.

Это заселение Висло-Одерского междуречья произошло в 470 году, спустя 40 лет после основания Киева.

557 год. В это время из дальних восточных стран напали на наши земли обры (авары). И примучили дулебов. Чтобы сберечь лошадей, брали обры нескольких дулебских женщин и впрягали в повозку и на такой упряжке ездили по своим делам.

Рис. 23. Обрин едет в повозке, отряженной славянскими женщинами. Миниатюра из русской летописи.

Ныне дулебов называют рязанцами, как о том сообщают Воскресенская и Никоновская летописи.

Обры (авары) имели письменность. Сохранилась руническая надпись на утесе реки Чарыма (Алтай) с просьбой даровать им благодатную землю для поселения:

Рис. 24.

Перевод:

«Мы, пять аваров.

Источник высокого благосостояния, Земля, пошли вечное благо, дружеских героев, добычу!

Мужественный наш народ, теперь пошли героев! Приблизив мужей, товарищ моего отца даст землю».

Похоже, Бог прислушался к их молитве и подарил им земли дулебов в Европе.

570 год. «В лето по рождеству Христову 570 пришельцы и обитатели суть седоша по Днепру; старейшина же у них в то время бе именем Полемон, и во имя того старейшины прозвашася «полемоняне», а оттуду паки начаша зватися «поляне», потом «поляцы» (Рукопись ПБ F IV № 218, л. 90).

854 год. «В лето 6362 бяху три брата, единому имя Кый, второму Щек, а третьему Хорив, а сестра у них бе именем Лыбедь… Беяхуже неверии и много тщание имуще к идолом».

Итак, в 854 году появились три брата: Кий, Щек и Хорив, которые вместе с сестрой своей Лыбедью пришли на Украину и поставили малый городок Киевец, как гласит предание. Они же поставили в IX веке и город Киев.

982 год. «В то время быша в Великом Новгороде три брата кижики Кий, Щек и Хорив и сестра их Лыбедь. И се братеники и с сестрою их люти разбойницы великую пакость новгородцем творяще. Новгородцы же яша их 30 человек, вси храбри и мочни вельми, осудиша их повесити. Кий же с братию своею моляша князя Ольга со слезами, дабы их отпустил, и обещастася ити, иде же несть вотчины и державы.

Олег же умилосердеся над ними, отпусти их. Они же идоша от Великого Новаграда два месяца и приидоша на реку Непр… и нача землю пахать своими рукама и славно жить, и к ним прихожаху многие и трудихуся тут. И потом созда градец, имя ему Киевец. В лето 6490 по убиении Кия великий князь Олег пришед и заложи град Киев Великий и по начальному имени и».

Из приведенных фактов понятно, что было три состава братьев со схожими именами. Первый состав — Кий, Чех и Хорив (основатели западнославянских племен, поставивших первый Киев-Кёвё). V век.

Второй — Кий, Щек, Хорив и сестра их Лыбедь (основатели городка Киевец, жили спустя четыре столетия после Кия, Чеха и Хорива). IX век.

И третий — Кий, Щек, Хорив и сестра их Лыбедь (разбойники, изгнанные из Новгорода Олегом, но позже им же убитые, жили спустя еще одно столетие). Они поставили на Украине городок Киевец, на месте которого Олег поставил Великий Киев — столицу Украины. X век.

Как называлось государство, столицей которого был Киев? На этот вопрос отвечает Адам Бременский: «Киев — соперник царствующего Константинополя, славнейшее украшение Греции».

Напомню, сам Константинополь — славнейшее украшение Византии, которая называлась в то время «Ромеей».

Рис. 25. Распространение топонимов, производных от слова «Киев» (по О. Н. Трубачеву): 1 — Киев, Киево; 2 — Киевец, Киевичи.

Получается, что на Днепре было несколько Киевов. Первый поставил Кий-2, еще один поставил Олег на месте городка Кия-3. Но после Кия-2 и до Олега в Киев пришел и стал там править Рюрик, погибший в 879 году, задолго до строительства Киева Кием-3 и до закладки Киева Олегом. Выходит, Киев трижды закладывали Кии и один раз Олег, притом в каком-то из Киевов сидел Рюрик, хотя украинцы сей факт почему-то замалчивают.

Известно 16 мест с названием Киев (Киев, Киево).

 

Родоначальник русский Гостомысл и Рюрик

Фульденские анналы сообщают о гибели князя славянского племени ободритов Гостомысла и начавшейся у славян смуте и распрях в 844 году. Никаких других сведений там нет. Но по русским летописям известно, что у Гостомысла было четыре сына и три дочери. Старший сын — Вадим, предводитель новгородцев, убит Рюриком. Младший, Словен, отошел от отца в Чудь и там основал город Словенск. Все сыновья умерли еще при жизни Гостомысла.

Сообщение Иоакима, епископа Новгородского, о Гостомысле и его детях: «Гостомысл имел четыре сына и три дочере. Сынове его ово на войнах избиени, ово в дому измроша, и не остася ни единому им сына, а дочери выданы были суседним князем в жены. И бысть Гостомыслу и людем о сем печаль тяжка, иде Гостомысл в Колмогард вопросити богу о наследии и, возшед на высокая, принесе жертвы многи и весчуны угобзи.

Весчуны же отвесчаша ему, яко боги обесчают дати ему наследие от ложеси его. Но Гостомысл не ят сему веры, зане стар бе и жены его не рождаху… Единою спясчу ему о полудни виде сон, яко из чрева средние дсчере его Умилы произрасте древо велико плодовито и покры весь град Великий, от плод же его насысчахуся людие всея земли,

Востав же от сна, призва весчуны, да изложат ему сон сей. Они же реша: «От сынов ея имать наследити ему, и земля угобзится княжением его». И вси радовахуся о сем, еже не имать наследити сын больныя дочери, зане негож бе».

Заметим, радовались, что не будет править сын старшей дочери, который «негож бе». Из некоторых русских летописей выясняется, что сын старшей дочери — великий князь Святослав.

«Негож бе»?

Сравним сон Гостомысла и сон Рагнхильд.

«Рагнхильд снились вещие сны, ибо она была женщиной мудрой. Однажды ей снилось, будто она стоит в своем городе и вынимает шип из своего платья. И шип этот у нее в руках вырос так, что стал большим побегом. Один конец его спустился к земле и сразу пустил корни, другой же конец его поднялся высоко в воздух. Дерево чудилось ей таким большим, что она едва могла охватить его взглядом.

Оно было удивительно мощным. Нижняя его часть была красной, как кровь, выше ствол его был красивого зеленого цвета, а ветви были белы, как снег. На дереве было много больших ветвей, как вверху, так и внизу. Ветви дерева были так велики, что распространялись, как ей казалось, над всей Норвегией и даже еще шире.

Рагнхильд родила сына. Мальчик был окроплен водой и назван Харальдом. Он скоро стал статным и очень красивым. Так он рос и рано стал человеком во всем искусным и умным.

Мудрые люди говорят, что Харальд Прекрасноволосый был самым красивым, могучим и статным из всех людей, очень щедрым и горячо любимым своими людьми. В юности он был очень воинствен. И люди думают, что это предвозвещалось тем, что нижняя часть того большого дерева, которое его мать видела во сне перед его рождением, была красной, как кровь. А то, что выше ствол этот был красивым и зеленым, знаменовало расцвет его государства. А то, что верх дерева был белым, предрекало, что он доживет до глубокой старости. Сучья и ветки дерева указывали на его потомство, которое распространится по всей стране. И действительно, с тех пор конунги Норвегии всегда были из его рода».

Таково первое совпадение между русскими и шведскими легендами.

А вот что сказано в «Изборнике» А. Н. Попова по списку хронографа 1679 года «О пространстве земли Руссия и о княжении князя Гостомысла»: «И тако нача расширятися страна Руская вельми и общим именем прозывахуся старейшаго князя Гостомысла сына его младшаго Словена. Сей убо отъиде от отца своего в Чудь и тамо постави град во имя свое над рекою на месте, нарицаемом Ходницы, и нарече имя граду Словенск, и княжи в нем три лета и умре. Сын же его Избор змием уяден умре. Земля же русская тогда сверже с себе ризы сетованныя и паки облечеся порфиру и виссон, и к тому уже не вдовствуя, ниже сетуя, но паки по сем и дети расплоди, и на многа лета опочивая пребывши с премудрым Гостомыслом. Егда же сей в глубоку старость прииде и не могий уже разсуждати, ниже владети таковыми многочисленными народы, ниже уменшити многомятежных кровопролитий в роде своем; тогда убо сей премудрый муж, седый умом и власы, призывает к себе вся властеля русския, иже под ним, и рече к ним осклабленным лицем: «О мужи и братие единокровницы, се аз уже состарился вельми, крепость моя исчезает, и ум отступает, но токмо смерть приближается.

Асе вижу, яко земля наша добра и всеми благами изобильна, но не имать себе властодержца и государя от роду царскаго; сего же ради в вое мятеж велик и неутешен и междуусобица зла; молю убо вас: по смерти моей идите за море в Прусскую землю и молите тамо живущих самодержцев, иже от рода Кесаря Августа, кровницы суще, да идут к вам княжити и владети вами; несть вам срама таковых покоритися и в поддании у них быти». И возлюбиша вси речь старейшинску, и егда сей умре, то всем градом проводиша до гроба честно, до места, нарицаемаго Волотово, и погребоша его. По смерти же Гостомысла послаша всею русскою землею послы своя в Прусскую землю; они же шедше и обретоша тамо курфистра или князя великаго, именем Рюрика, рода суща Августа, и молиша его, да идет княжити к ним; и умолен бысть князь Рюрик и поиде на Русь с двема братома с Трувуром и с Синеусом, а третий с ними Олег, и от того времени начата княжити первый великий князь Рюрик».

К празднованию официального юбилея 1862 года «Тысячелетие Земли Русской» была издана одноименная книга, в коей указывалось, что Рюрик был сыном финской королевы Умилы.

«Имел Рюрик неколико жен, но паче всех любяше Ефанду, дочерь князя урманского, и егда та роди ему сына Ингоря, даде ей обесчаный при море град с Ижорою в вено.

Славяне, живусчие по Днепру, зовомии поляне и горяне, утесняеми бывши от казар, иже град их Киев и протчии обладаша, емлюсче дани тяжки и поделиями изнуряюсче, тии прислаша к Рюрику преднии мужи просити, да послет к ним сына или ина князя княжити. Он же вдаде им Оскольда и вой с ним отпусти. Оскольд же повоевав первое казар и иде к Царюграду в лодиях, но буря разби на море корабли его» (Иоакимова летопись, по В. Н. Татищеву).

У Кс. Мармье приведена так называемая мекленбургская легенда, которую я пересказываю по книге В. Чивилихина «Память» (1984).

«Другая традиция Мекленбурга заслуживает упоминания, поскольку она связана с историей великой державы.

В VIII веке племенем ободритов управлял король по имени Годпав, отец трех юношей, одинаково сильных, смелых и жаждущих славы. Первый из них звался Рюриком Кротким (Rurikpaisible), второй — Сиваром Победоносным (Sivar-victoriex), третий — Трувар Верный (Truwar-fidele). Три брата, не имея подходящего случая испытать свою храбрость в мирном королевстве отца, решили отправиться на поиски сражений и приключений в другие земли. Они отправились на восток и прославились в тех странах, через которые проходили. Всюду, где братья встречали угнетенного, они приходили ему на помощь, всюду, где вспыхивала война между двумя правителями, братья пытались понять, кто из них прав, и принимали его сторону. После многих благих деяний и страшных боев братья, которыми восхищались и которых благословляли, пришли в Руссию. Народ этой страны стонал под бременем долгой тирании, против которой больше не осмеливались восставать. Три брата, тронутые его несчастием, разбудили в нем усыпленное мужество, собрали войско, возглавили его и свергли власть угнетателей.

Рис. 26. Рюрик. По «Титулярнику»

Восстановив мир и порядок в стране, братья решили вернуться к своему старому отцу, но благодарный народ упросил их не уходить и занять место прежних королей. Тогда Рюрик получил княжество Новогород, Сивар — Плесков, Трувор — Билэезеро, спустя некоторое время, поскольку младшие братья умерли, не оставив детей, Рюрик присоединил их княжества к своему и стал главой династии, которая царствовала до 1598 года».

Известен Рюрик и по германским источникам — как Hrorekr Raungvanbaug. Геррауд-Сокол Людбрандович Победоносный Заслуживающий доверия, родился (по русским летописям) в 780 году. У немцев он несколько моложе. Вот что рассказывают о Рюрике германские источники.

Рюрик происходил из скандинавского рода Скьелдунгов. Отец Рюрика, Людбрант Бьёрн, был изгнан из Ютландии и стал вассалом Карла Великого, от которого получил в лен Фрисландию (это произошло около 782 года).

Людбрант Бьёрн женился на Умиле, дочери ободритского князя, от которой имел сыновей: первенца Харальда и младшего сына — Херрауда-Рюрика.

В 826 году Людбрант умер, и лен переходит к старшему брату Харальду. Харальд принимает в этот год крещение в Ингельхейме около Майнца вместе со всем родом.

После крещения Харальд переходит под покровительство Людовика Благочестивого и получает другой лен — Рустинген во Фрисландии. По смерти брата этот лен достается Рюрику, но в 843 году лен переходит к Лотарю.

Рюрику около 40 лет, и он не у дел. Тогда Рюрик становится вольным разбойником, викингом, участвуя в набегах на север Франции (845 год). В 850 году 350 кораблей грабят английское побережье. Затем нападают на устье Рейна и на Фрисландию.

Лотарь вынужден пойти на компромисс и передает Рюрику Фрисландию на условиях защиты его земель от остальных викингов. Теперь уже Рюрик не мог грабить побережье Европы и начал посматривать на восточное побережье Балтики. Было известно о том, что в 850 году датский отряд напал на Ладогу и получил от князя Ладоги большой выкуп. Было подозрение, что в этом набеге на Ладогу участвовал и Олег, прибивший свой белый щит на врата Ладоги (символ того, что город сдается без боя). После этого подвига Олег становится приятелем Рюрика, на дочери которого он женится. В 854 году Лотарь заменяет лен и вместо Фрисландии дает Рюрику Ютландию. Вскоре происходит «призвание» Рюрика на княжение в Ладогу, где он правит до 867 года, когда Рюрик совершает неудачную попытку возвратить свой лен во Фрисландии. Ладога ему явно не нравится, его тянет в Европу. В 869 году умирает Лотарь, и Рюрик обращается к Карлу Смелому с предложением своих услуг. В 873 году он получает лен, но уже в следующем, 874 году умирает.

По русским летописям, умер Рюрик в 879 году в возрасте около ста лет в Корелах: «Ходил князь великий Рюрик с племянником своим Олегом воевати лопи и корелу. Воевода же у Рюрика Валет. И повоеваста и дань на них возложиша… Лета 6387 (879) умре Рюрик в Кореле в войне; тамо и положен бысть в городе Кореле, княжил лет 17, у него же остался князь Игорь млад, 17 лет».

 

Вадим Храбрый

По легенде, Вадим — внук Гостомысла, князь новгородских славян.

863 год. «Того ж лета оскорбишася новгородцы, глаголюще, яко быти нам рабом, и много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его. Того ж лета уби Рюрик Вадима Храброго, и иных многих изби новгородцев съветников его».

По смерти братьв своих Рюрик «пришед ко Ильменю, и сруби городок над Волховом, и прозва и Новгород, и седи ту княжа».

Через пять лет (то есть в 867 году) «нача владети Суждальским княжением от рода Августа Кесаря Римского великий князь Рюрик Африканович».

«Первый убо от тех князей варяжских Рюрик… сотвори себе единовладетеля. Роксоланию или Русу всю раздели на Великую, еже стольный град Новгород Великий, на Малую, еже стольный град Киев, на Красную, еже столица город Галич, на Белую и Черную, их же столица град Мстислав. И сподоблься века своего близ ста лет, наследника по себе остави сына Игоря или Георга».

Еще в XII веке новгородские славяне поддерживали связи с городом Волин в западнославянских землях. Да и язык новгородских берестяных грамот указывает на их западнославянские корни. Придя из земель ободритов, они принесли с собою и руническую письменность, общую для ободритов и датчан.

В. Н. Татищев писал: «Шведский писатель Лакцений в главе 40 показует, что славяне из Вандалии в Северную Русь около 550 лет по Христе пришли. Всю Европу повоевав, безсумненно письмо имели и с собою в Русь принесли».

Минский археолог Людмила Владимировна Дучиц на раскопках у села Масковичи (Витебско-Полоцкое порубежье) обнаружила более сотни костей с руническими знаками. По большей части это либо имя человека, либо часть алфавита, и лишь одна надпись читается как фраза: «князь то», написанная к тому же алфавитом, состоящим из латинских букв с добавлением руны. Рядом нарисован князь в шлеме со щитом и мечом.

Ясно, что это именно славянский текст:

Рис. 27.

 

Вещий Олег и Одд-Олег

Так как о Вещем Олеге по русским источникам известно лишь то, что было с этим князем на Руси, а о юности его нам ничего не известно, то в этом месте я решил привести факты из его истории, сохранившиеся не только в русских, но и в скандинавских преданиях.

Начнем с Кетиля, сына Альфтролля, деда Одда-Олега.

Альфтролль — отец Кетиля — был получудовищем, сам же Кетиль Лосось в юности был домоседом: целыми днями он ничего не делал, лишь сидел у очага, одной рукой подпирая голову, а другой — подбрасывал поленья в огонь. Все над ним смеялись. Однако в отличие от Иванушки-дурачка он умел работать — мог и стул прекрасный сделать, и сено в стог сложить. Бьёрн, один из соседей, называл его дурачком из Рафниста. Однажды на рыбной ловле Бьёрн начал над ним насмехаться. Кетиль запустил в него рыбой, Бьёрн упал за борт и утонул. Как-то раз отправился Кетиль на север и недалеко от дома встретил дракона, похожего не то на рыбу, не то на птицу. Хвост как у змеи, а крылья как у дракона. В упорной борьбе Кетиль убил чудище. На расспросы отца ответил, что убил лосося. «Если ты такое чудище считаешь мелкой рыбой, то назову тебя Лососем», — заявил отец. С тех пор за юношей закрепилось прозвище Кетиль Лосось.

Однажды, в 11-летнем возрасте, он вместе с отцом отправился на рыбную ловлю. Отец был в хижине, а Кетиль — на лодке. К нему подошли два человека — Хангр и Рафн — и потребовали отдать им улов. Ударом дубины Кетиль выбросил с палубы в море Хангра, а Рафн ретировался. После этого случая отец зауважал сына.

Как-то в Галаголанде начался большой голод. Кетиль отправился на север и в Среднем фиорде нашел большой дом, в котором никого не было. Там он увидел большие ямы, полные мяса кита, медведя, тюленя, моржа и других животных. На дне же лежало соленое человеческое мясо. К вечеру приехал хозяин дома, Сурт, просунул голову внутрь, но Кетиль, который стоял за дверью, тут же отрубил ему голову. Великан упал мертвым. А Кетиль нагрузил мясом лодку и возвратился домой.

На следующий год Кетиль отправился еще дальше на север и обнаружил место, где рыбу можно было ловить прямо руками. Но ночью весь улов исчез. Подкараулив вора, великана Кальдрани, Кетиль ударил его топором, топор остался в ране, а раненый великан бросился в горы и скрылся в пещере. Кетиль пробрался в пещеру, назвав себя лекарем и пообещав великанам вылечить раненого. Но, вырвав топор из спины раненого, Кетиль добил врага. Дома на расспросы отца ответил, что ничего необычного не было.

Осенью Кетиль опять отправился наловлю рыбы, но был застигнут штормом. Ему помог кит с человеческими глазами, защитив своим телом лодку Кетиля от волн. Но лодка все же разбилась, и Кетиля выбросило на берег острова. Невдалеке была видна большая земля. Отдохнув, Кетиль отправился туда и у хижины увидел Бруни, который принял его очень радушно. Кетиль провел у Бруни зиму. Между Кетилем и дочерью Бруни Рафнгильдой завязался роман. Весной Бруни проводил Кетиля до фиорда, подарив ему стрелы и палку с железным наконечником. Но Кетиль не хочет покидать эти места. Он идет в лес и встречает там предводителя финнов Гуси, убивает его в бою палкой с железным наконечником и забирает его меч Драгвендиль. Кроме меча он забирает у поверженного врага три волшебные стрелы, названия коих Флог (Летун), Ремсу (Коготь) и Фифи (Пух).

Бруни, бывший вторым по значению после Гуси, завладел всей властью в этой стране. Расстались друзьями. Кетиль возвратился домой, где по нему собирались уже справлять тризну. Пробыл дома три года, и тут к нему приехала Рафнгильда с сыном Гримом. Лицо у нее было широкое, поэтому она не понравилась отцу Кетиля. Рафнгильда оставила сына отцу, сама же возвратилась домой, пообещав приехать через три года. Отец женит Кетиля на Сигриде, дочери местного помещика Барда. У них рождается дочь, которую Кетиль называет Рафнгильдой. Отец же к этому времени умирает, и Кетиль становится самым богатым в этой местности.

Вскоре к нему приезжает, согласно обещанию, Рафнгильда, но, узнав, что Кетиль женат, не соглашается остаться с ним и вновь уезжает.

Когда сын немного подрос, Кетиль вместе с ним собрался посетить Бруни и Рафнгильду, но недоброе предзнаменование заставило его возвратиться.

Когда настал очередной голодный год, отправился Кетиль в местность, которая называлась «В скалах». Там он увидел на мысу ведьму по имени Форат, черную как смоль. Он выстрелил в нее волшебной стрелой, но ведьма превратилась в кита и бросилась в море. В этот момент стрела настигла ведьму, и она умерла. Наловив рыбы и проведя ночь среди ведьм, Кетиль возвратился домой.

Затем к нему приезжает конунг Фрамар, которого Один с помощью волшебства закалил так, что его нельзя было ранить ничем железным. Фрамар сватается за дочь Кетиля, но получает отказ.

Начинается поединок. В поединке меч не ранит Фрамара. Несколько раз переворачивая меч, Кетиль все же убивает Фрамара и выдает дочь за Бедмода.

У Кетиля был талисман — попутный ветер. Стоило Кетилю поставить парус, как начинал дуть попутный ветер.

А теперь перейдем к отцу Одда-Олега. которого звали Грим Бородатая Щека. Он сватается за Лоптгену, дочь Гаральда, крупого бонда в Вике. Грим был прозван Бородатой Щекой, потому что от рождения одна щека у него была покрыта волосами. Мать Лоптгены уже умерла, а у отца была другая жена, финка по имени Гримгильда. За семь дней до свадьбы Лоптгена исчезает без вести. Из-за неурожая Грим вместе с товарищами покидает родину. Едет он на север — в Финнмарк (в Лапландию), а оттуда на восток — в Гандвик. В этом заливе водилось огромное количество рыбы. Выйдя на берег, путешественники обнаружили хижину, развели огонь. Ночью разразилась буря. На следующее утро они обнаружили, что весь их улов исчез.

Наши герои провели из-за плохой погоды весь день в хижине. Ночью Гриму не спалось. Услыхав на дворе смех, он вышел, захватив топор, и увидел двух ведьм, намеревавшихся разрушить корабль. Тогда Грим вынул волшебные стрелы и убил одну из ведьм, другую ударил топором, но топор застрял у нее в спине.

Ведьма вместе с топором убегает. Следуя за ней, Грим попадает в высокие горы.

При лазании по горам топор выпадает из раны в спине ведьмы. С помощью этого топора Грим добирается по крутому склону до пещеры, в которой горит яркий костер, около огня сидят старик со старухой, родители ведьм. Узнав о несчастье, они проклинают Грима и желают ему, чтобы он никогда не видел Лоптгены, несмотря на то, что находится весьма близко от нее. Тогда Грим врывается и убивает великанов.

Имена ведьм — Фейма и Клейма. Имя отца их — Римнир. Имя его жены — Хирья (Кирья). Местность эта называлась Хафйалл («Высокие горы»). Сестрой Римнира и была Гримгильда.

На следующий день море выбрасывает на берег кита, но на него претендуют двенадцать пришедших откуда-то воинов.

Завязался бой, в котором все погибли, кроме свалившегося без сил израненного Грима. К нему подходит женщина отвратительной наружности, предлагая Гриму спасти жизнь, берет его, как ребенка, за куртку и уносит в пещеру. Здесь под угрозой смерти она требует супружеской ласки и заставляет лечь вместе с собою спать. Но, проснувшись, Грим видит рядом с собой чудесную красавицу. У кровати валяется одежда ведьмы, которую Грим сжигает в огне. Избавленная от колдовства красавица — его невеста Лоптгена, заколдованная мачехой с условием разрушения чар, если кто-либо согласится взять ее в жены. Грим возвращается в Вик с богатой добычей, так как китов попалось много, и дома, в Вике, справляет свадьбу. Гримгильде же надели на голову мешок и забили ее камнями.

Мы рассказали о деде и отце Одда-Олега, потому что «слава героя отбрасывает отблеск славы на предков». Теперь пора перейти к самому Одду-Олегу.

В детстве нашего героя звали вовсе не Вещим Олегом — не был он тогда ни нашим князем, ни вещим (то есть мудрым), а был простым мальчишкой, и звали его иначе. В скандинавских сагах он известен под именем Одд Многостранствовавший.

Одд — сын зажиточного поселенца с острова Рафнисти, ныне Рамстад. Тесть его отца умер, и отец с матерью поехали на похороны в Вик (Христиания).

В Берурьйоде, между Экерзундом и Ставангером, жена родила мальчика.

Землевладельцем этого места был Ингвальд, который предложил оставить новорожденного у него в знак дружбы и породнения. Родители назвали сына Рольвом, а приемный отец — Оддом.

У Ингвальда был свой сын — Асмунд.

Когда Одду исполнилось 12 лет, Ингвальд пригласил колдунью по имени Гейда. С ней был хор из 15 девушек и 15 юношей. Она предсказывала судьбу, и погоду, и все, о чем бы ее ни спрашивали. Приехав ночью, она вышла и приступила к гаданию. Утром она сообщила Ингвальду о погоде и будущей зиме. Затем он спросил ее о своей судьбе.

— Ты будешь жить в большом почете до старости.

Потом подошел Асмунд.

— Далек твой путь на земле. Не измучит тебя преклонный возраст, и станешь ты добрым молодцом.

Одд же не хотел подходить, а запрятался под шкуры. Но Гейда заметила его и спросила, кто там спрятался под шкурами. Вылез Одд и сказал, что это он, но он прикажет ей замолчать и не думать о его судьбе, так как он не верит ее словам, а иначе он обещает щелкнуть палкой ее по носу.

— Не боюсь я твоих угроз. Широки фиорды, которые ты переедешь. Проживешь ты долгий век — 300 лет, но сожгут тебя здесь, умрешь же ты от своего коня Факси (имя это означает Грива).

— Рассказывай сказки, старая карга! — закричал Одд, ударил ее палкой по носу и разбил его до крови. Колдунья приняла подарки от Ингвальда и уехала, обидевшись на такое отношение к ней Одда.

Чтобы не дать свершиться предсказанию, Одд с Асмундом повели коня в долину, убили его и труп бросили в яму, которую завалили огромными камнями и замазали щели между камнями глиной, так как они считали, что в Факси вселился злой дух. Насыпав над захоронением курган, тем самым они обезвредили злой дух, который теперь не мог вредить людям, вставая по ночам.

— Я думаю, это будет работа троллей, если Факси выйдет оттуда, и еще, кажется мне, что я избегнутого, что Факси принесет мне смерть, — сказал Одд.

Придя домой, Одд заявил:

— Никогда больше не возвращусь сюда!

Воспитатель ответил:

— Это будет прискорбно для меня.

— И поделом тебе, зачем надо было приглашать колдунью?! — сказал Одд.

И Одд уехал с побратимом к своим родителям. Здесь он узнаёт, что его младший брат Гудмунд и племянник Сигурд собираются в набег на Биармию.

Одд просит взять и его. Но те не соглашаются, говоря, что не намерены ждать, пока он соберется в путь. Однако в течение двух недель им не удается отплыть, и тогда они сами уже предлагают Одду идти с ними, отдав ему один из двух кораблей. Отправляя сыновей в путь, отец дает Одду три волшебные стрелы, которые всегда возвращаются обратно к пустившей их тетиве.

Братья отправились в путь. И вот как-то затемно прибыли они к берегам Финляндии. Из-за отсутствия ветра, которого не было три дня, пришлось задержаться здесь. На берегу были лишь землянки финнов. Утром Гудмунд со своими людьми отправился грабить землянки. Грабили и насиловали женщин, так как мужчин не было в стойбище — все они ушли на охоту. Одд отказался грабить землянки, заявив:

— Никакой славой не кажется мне насиловать женщин. Вы же еще поплатитесь за ваши поступки. Завтра утром я отплываю.

И как только поднялся ветер, корабли ушли в устье Двины. Поднявшись вверх по Двине, причалили верстах в 30 выше современного Архангельска и увидали большую избу, из окон которой струился яркий свет. Причалили в темноте, и Одд подкрался к избе, в которой шел пир горой. Виночерпий постоянно выходил на крыльцо, где стояла бочка с хмельным напитком. Одду показалось, что виночерпий не финского племени, а норвежец. Тогда, дождавшись, когда виночерпий снова вышел за напитком, Одд схватил его и утащил на корабль. На корабле его допросили. Он действительно оказался норвежцем, уже семь лет живущим в этих местах. Одд потребовал, чтобы тот указал добычу. И пленник поведал, что выше по реке есть курган «Холм обетов». За каждого покойника и за каждого народившегося ребенка полагалось отнести туда горсть земли и горсть серебра. Одд послал Гудмунда грабить курган, сам же остался стеречь корабли и пленника. К вечеру возвратился Гудмунд, неся серебро на специально смастеренных носилках. На следующий день Гудмунд и Сигурд остались стеречь корабли и пленника, а Одд и Асмунд пошли с людьми к кургану. Там они спешно стали набивать деньгами вперемешку с землею заплечные мешки. Набрали столько, сколько могли свободно нести, и не более, так как боялись прихода местных жителей.

А пока они шли к кургану, Гудмунд и Сигурд на корабле пили и рассуждали о добыче.

Воспользовавшись их невнимательностью, пленник прыгнул в воду и поплыл к берегу. Гудмунд бросил в него копье, ранив в ляжку, но пленнику удалось уйти. Он обо всем сообщил местным жителям, которые и напали на викингов.

Но корабли успели сняться и уйти, а отряд Одда был вынужден принять бой.

Перед боем Одд предупредил своих соратников, что, если кто-либо будет убит, того немедленно надо будет бросить в воду, ибо если труп попадет к врагу, то их всех заколдуют. Они в это время были на берегу реки, на косе, которую они и перегородили своим строем. Начался бой, и победили викинги местных воинов, не показавших большого умения в бою. После этого забрали оружие павших, отделили серебро от земли, ибо торопиться и бояться кого-либо уже было не нужно, и пошли к кораблям.

Придя на место стоянки, обнаружили, что кораблей нет. Тогда Одд поджег дерево, загоревшееся как огромная свеча. Увидав сигнал, корабли вернулись и подобрали отряд Одда. Оба корабля, захватив добычу, пошли к берегам Финляндии.

Здесь им пришлось остановиться в той же гавани, где они ранее грабили землянки. Потом отсюда они пошли домой, но финны, в отместку, завязали на ремешке три узла, произнесли проклятие и развязали один узел — поднялся ветер. Затем финны развязали второй узел — и поднялся сильный ветер. Затем развязали третий узел — начался ураган. 20 дней не прекращалась буря, и все думали о своей погибели. Так финны отомстили за своих женщин.

Тогда Одд сказал брату:

— Выброси за борт все награбленное у финнов, иначе нас ждет смерть.

— Зачем выбрасывать то, что после этого никому не пригодится?

— Выброси, ибо иначе ветер не стихнет.

И выбросил брат его все награбленное в землянках. Все выброшенное собралось в одну кучу и понеслось навстречу ветру — к родным берегам.

И в тот же день буря прекратилась, а корабли оказались далеко от родных берегов, в стране Ризаланд (Стране Великанов).

Как только туман рассеялся, увидел Одд берег. Все выбились из сил, и лишь Одд и Асмунд еще держались. Асмунд помогал Одду во всем и делил с ним все опасности.

«Судя по рассказам мудрых людей, — подумал Одд, — это Страна Великанов, Ризаланд. Но наши люди столь утомлены, что нам ничего другого не остается, как добраться до берега, чтобы отдохнуть».

Приблизившись к берегу, увидели они, то ли выступающий в море мыс, то ли большой остров. Одд велел кораблям пристать. Нашлась и удобная гавань.

После того как устроились, Одд решил проплыть вдоль берега, чтобы лучше сориентироваться на месте. Они убедились, что пристали к большому острову, плодородному, но невозделанному. В лесу было много зверей, у самого острова множество китов и моржей, а также птиц. Одд приказал своим людям быть настороже.

— 12 человек каждую ночь должны нести караул на острове. Охотою мы добудем себе припасов и, по возможности, подкрепимся.

На острове они выстроили себе хижину. Однажды в лесу они встретили огромного бурого медведя. Одд выстрелил и убил его. Затем он велел набить шкуру и поставить ее так, чтобы можно было стрелять через рот чучела, стоя сзади. В рот ему положили каменную плитку, чтобы там мог гореть огонь. Потом поставили чучело на прибрежную скалу, а голову медведя повернули так, чтобы она смотрела в сторону материка.

Обитателей острова было мало, однако они были такого большого роста, что походили на великанов, хотя и мелких.

Однажды вечером Одд увидел, что толпа великанов собралась на мысу на противоположном берегу, по другую сторону пролива. Одд и Асмунд решили разведать их замыслы и тихо погребли к тому берегу. И услышали, как разговаривают великаны.

— Вы знаете, какие-то дети прибыли на наш остров и убивают наших зверей и дичь. Я вас пригласил сюда, чтобы посоветоваться, как истребить приплывших. Вот это кольцо я дам тому, кто их убьет, — говорил их царь по имени Бади.

Женщина по имени Гнейп ответила:

— Мы обязаны исполнять все твои приказы, но приятнее делать это за вознаграждение.

Вдруг Бади сказал:

— Видите, как эти двое бородатых детей на лодке здесь, под горой, прислушиваются к нашему разговору? Вот я им пошлю поклон!

И бросил в них огромный камень. Одд приказал скорее отгребать от берега.

Затем полетел другой камень, от падения которого пошла большая волна. И Одд приказал спешить к острову. Немного спустя Гнейп стала перебираться на остров. Она была в кожаной юбке, большого роста и очень свирепа.

Гнейп подошла к кораблям и начала трясти их с такой силой, что чуть было не сломались мачты. Одд подкрался к чучелу медведя, разжег огонь в его пасти и пустил в женщину стрелу. Женщина подставила руку, и стрела отскочила от нее, как будто рука была из камня. Тогда Одд достал подарок отца — волшебные стрелы. Опять женщина подставила руку, но стрела проникла через кисть и, попав в глаз, вышла из затылка, после чего возвратилась к своей тетиве. Гнейп сказала:

— Это нехорошо, но я должна идти вперед.

Рис. 28. «Страшные чудовища» на русской монете. Рисунок из книги П. Гайдукова «Медные русские монеты конца XIV–XVI веков» (М.: 1993).

Одд выстрелил во второй раз, и произошло то же самое со второй рукой и вторым глазом. Ослепнув, она удалилась. Одд решил пойти за ней и посмотреть, где она живет. Долго шли по горам. Наконец он увидел огонь и забрался в пещеру. Над огнем висел огромный котел. Сидело много народа, а на почетном месте — страшное чудовище. Оно было все черное, кроме глаз и зубов. Нос был большой, горбатый и загибался вниз надо ртом. Губы толстые — нижняя свисала над грудью, а верхняя скручивалась под носом. Волосы жесткие, как ус кита, и покрывали всю его грудь. Глаза были как две кадки. Такого же вида была и жена его.

Чудовище сказало:

— Убить нам Одда не удастся, так как ему суждено прожить гораздо дольше, чем другим людям. Я знаю также, что финны пригнали его сюда, чтобы мы его убили. Но так как это невозможно, я ему дам, пожалуй, попутный ветер, ничуть не меньший, чем тот, какой финны дали для пути сюда. А за то, что он стрелял в мою дочь, я дам ему прозвище Одд-Острие Стрелы.

Услыхав это, Одд выстрелил и в говорившего великана. В суматохе люди повскакивали со своих мест и стали убивать друг друга, а Одну удалось благополучно скрыться в темноте. Пока он добирался назад, к кораблям, великаны опять собрались на мысу обсудить, почему им не удалось убить пришельцев.

— У них зверь, который дышит стрелами и выпускает пламя изо рта. Не могу понять, кто их послал к нам. Впрочем, я хочу спать и ухожу.

Великаны бросили камни в возвращавшихся на лодке Одда и Асмунда и разошлись.

Одд рассказал ожидавшим все то, что с ним произошло, и велел поднять парус, так как ветер усилился.

Началась страшная буря, закружилась метель, ударил такой мороз, что волны, вздымаясь, замерзали в виде гор. 20 дней они плыли, постоянно выкачивая воду, и, наконец, снова оказались в Финляндии, где нашли гавань и отдых. Это была та же гавань с землянками. В отместку за козни финнов опять грабили землянки. После этого отправились домой.

Вернувшись на родину из Страны Великанов, Одд с братьями всю зиму пировали, а весной пошли в новый поход — на Балтику.

С этого времени история Одда связана с материком.

Итак, Дания. В Дании Одд помогает датскому королю Омунду в борьбе с королем Рингом, на дочери которого он женится. И хотя побежденный король Ринг ранен, но благословляет этот брак. В 852 году Одд, по всей видимости, участвует в набеге на Альдейгьюборг, где и «прибивает свой щит на врата» в знак того, что город сдается без боя. Получив богатый выкуп, возвратились в Данию. В этот период Одд три года владел Ирландией, воевал с английским королем Ятмундом. В Ирландии Одд потерял побратима Асмунда, с которым был по-братски близок. Когда Одд начал грабить страну, жители удалились в лесные дебри. Одд зашел в покрытую лесом страну так далеко, что следовать за ним мог только Асмунд. Вдруг неведомо откуда прилетевшая стрела пронзила грудь Асмунда, и он умер. Одд решил отомстить за смерть Асмунда. Вскоре он встретил группу людей. Король, которого можно было узнать по одежде, еще держал лук. И Одд убил стрелой Гуси его и еще шесть человек. Остальные обратились в бегство. Преследуя их, Одд попал в чащу. Чтобы пробраться сквозь чащу, он вынужден был вырывать кусты с корнем. В одном месте куст вдруг выдернулся свободно. Всмотревшись, Одд заметил дверь, ведущую под землю. Спустившись в подземелье, Одд увидел семь прекрасных женщин. Вид их сразу очаровал его.

Схватив самую красивую, Одд хотел ее увести. Но та стала грозить ему карами небесными и пообещала сшить ему волшебную сорочку, которая предохраняет от ранения железом.

Одд дал клятву своему товарищу Гиалмару не насиловать в Ирландии женщин, поэтому возмущение эльфы было законным.

Женщина-эльф обещала сделать такую сорочку за год. Одд отвозит Асмунда на родину для захоронения и потом, в назначенный срок, к возвратившемуся в Ирландию Одду приезжает в карете эльфа и привозит подарок.

В Ирландии Одд сразу по приезде женился на дочери ирландского короля и жил с нею три года. Затем возвратился в Норвегию, где сразился с конунгами Иваром и Хлодвером.

Сохранились сведения, что Одд посещал Гренландское море и достигал берегов Америки.

Затем Одд решает совершить поездку на Ближний Восток в Святую землю. Сев на корабль, едет он мимо Аквитании и пристает к берегам Сицилии, где его радушно встречают норманны, владевшие в это время островом. Аббат местного монастыря оказывает Одду гостеприимство. Игумен просит Одда наказать морских разбойников. Одд преследует корсаров до греческих островов.

Возвратившись в Сицилию, Одд принимает крещение вместе со всеми своими воинами и получает христианское имя Феодор.

Германские археологи обнаружили в Болгарии интересный камень, служивший в свое время в качестве пограничного знака. На камне упоминается и сербский князь Олег-Тракан, так что камень подтверждает, что часть легенды об Олеге имеет какие-то правдивые черты.

Из Сицилии Одд-Феодор отправляется в Иерусалим, но буря разбивает его корабль.

Держась за обломки, Феодор достигает берега и, после посещения Иерусалима, где он искупался в Иордане, он морем попадает в Сирию.

На обратном пути из Иерусалима Феодор попадает в Гуналанд (вероятно, через Византию и Болгарию).

Рис. 29.

Надпись па камне, выполненная в 904 году, с упоминанием Феодора-Олега Тракана:

«В год от сотворения мира 6412 индикта 7.

Граница Ромеи и Болгарии

Во времена Симеона божьей милостью царя болгар.

Во времена Феодора-Олега-Тракана.

Во времена Дристра комита».

Сразу по прибытии в Гуналанд встретил Феодор у небольшой избы Иольфа, который рубил дрова, и Иольф пригласил Одда-Феодора переночевать у него. За ужином Одд подарил Иольфу красивый нож. Когда Одд проснулся, Иольфа не было дома. Возвратился он лишь к полудню, принеся в дар Одду три прекрасно сработанные стрелы с каменными наконечниками. Приняв их в дар, Одд отправился к местному королю Геррауду (Рюрику) и попросил позволения остаться у короля на зиму. Чтобы его не узнали, Одд ходит, укутавшись в плащ, почему и получает прозвище Кофлмадрин, то есть Человек в плаще. Его посадили у самых дверей, на наименее почетном месте. Одд говорил, что ни на что не способен, так как долго жил в лесу. Поэтому его назначили подбирать убитых на охоте зверей. Но на первой же охоте он добыл больше всех. Король заподозрил, что это не простой человек. Двое приближенных короля вызвали его на состязание в плавании, но Одд победил их. Тогда решили подпоить Одда и выведать, кто он такой. Оба молодца по очереди подходят к Одду с рогом вина и поют славу своим подвигам.

Хвалит себя в ответ и Одд, перечисляя свои подвиги и каждый раз осушая рог. (А что скажут о тебе другие, если ты сам о себе ничего сказать не можешь? И если тебя никто не хвалит, ты правильно поступишь, сам восхвалив себя!).

Король же записывал все, сказанное Оддом, на дощечку и убедился, что перед ним знаменитый герой Одд. Изобличенный таким образом, Одд сбросил с себя плащ и предстал перед королем в пурпуре (одежде царей), со светлыми волосами, убранными на челе золотым обручем. Его посадили на самое почетное место, и он посватался задочь короля — Силькизиф.

Геррауд обещал свою дочь тому, кто покорит ему Бьялкаланд, король которой отказывается платить ему дань.

Одд совершает поход на Бьялкаланд, где он как христианин разрушает языческие храмы и жертвенники. В бой с ним вступают королева бьялков Гида и ее сын Видгрип. Одд убивает Гиду стрелами Иольфа, так как стрелы с железными наконечниками ей не страшны. Первая же стрела пробивает руку королевы и попадает в глаз, вылетев из затылка. Вторая пробила второй глаз, а третья вонзилась в туловище колдуньи, и та погибла. Затем Одд убивает и ее сына. Наутро король Бьялкаланда с остатками войска отступил в свой город.

Одд громадным колом разбивает ворота и им же наносит удар по голове короля Бьялкаланда Альфа Бьялки. Завладев страной, Одд привозит к Геррауду несметные сокровища.

Вскоре Геррауд умирает. Одд женится на его дочери, становится королем Гунландии и владеет славянскими землями к северу от Дуная.

Став королем Гуналанда, Одд-Феодор получает титул Хельги (в русском произношении — Олег).

А теперь обратимся к «новгородским событиям».

844 год. В результате военного натиска немцев на земли славян-ободритов и гибели их князя Гостомысла начались раздоры. Часть племени с Вадимом, сыном Гостомысла, переселилась на земли вокруг озера Ильмень, в страну Кюльфингаланд.

Здесь, на севере современной России, в городе Альдегья (Ладога), проживали выходцы из Упсалы — шведы-колбяги. В деревнях жило местное финноязычное население — чудь. Пришельцы же из славянской земли племени ободритов поставили новый город — Новгород.

О Ладоге надо сказать, что по легенде город был основан самим богом Одином. В VII веке город был покорен королем Ингваром и с тех пор находился в зависимости от Упсальского короля.

В конце IX века Ладогу захватывает конунг Эйрек, в дружине которого находился берсерк Грим Эгир, известный как Великан Моря, Морской Змей; по силе и удали он превосходил своего господина. При захвате Ладоги Эйреком от руки Грима Эгира погибает ладожский конунг Реггвид («Древо бури»), великий и мудрый правитель. Над его телом насыпают курган, вокруг которого происходят чудеса. Грим Эгир убивал людей, исторгая невыносимую вонь, изрыгая яд, и никто не мог устоять перед ним. Против Эйрека и его берсерка выступил Рольф-Одд-Феодор, подойдя к Ладоге с юга по течению реки, пройдя через земли Смоленские. Происходит ужасная битва между Рольфом и берсерком. Если отбросить сказочные черты битвы, то результат боя следующий: РольфОдд убил Морского Змея, проткнув его мечом. Умирая, Грим Эгир потребовал, чтобы его похоронили в большом кургане у моря, при этом он произнес заклинание: «И каждый, кто высадится в том месте, погибнет». Рольф и его люди насыпали три кургана. В третьем кургане у моря был захоронен ГримЭгир. Место было выбрано так, чтобы туда не могли подойти корабли.

После победы над Гримом Эгиром и смерти Эйрека Рольф Пешеход женился на дочери конунга Реггвида и стал правителем Гардарики. Но его резиденция уже не в Ладоге, а в Новгороде, политическое влияние которого начинает быстро расти с середины X века. Женившись на дочери конунга, Рольф получает законное право называться князем. Но на Руси он больше известен как «Мудрый предводитель» — по-шведски Хельги, по-славянски Ольг, или Олег.

Земли, подвластные Олегу: Словения (земля сербов и ободритов), Польша (земля лендзян), Белоруссия (земля кривичей), Ладожская и Новгородская земля (которая полностью перешла к Олегу после убийства Вадима Гостомысловича).

Известно, что Хельги-Одд участвует в сватовстве к сестре датского короля Ингелуса Хельге (Ольге), будущей княгине Ольге-Елене. Сватали ее за Хельги Ингвара (Предводителя Младшего), якобы сына Рюрика, но гораздо более вероятно, что он был не Рюриковичем, а Олеговичем. И объясню почему. Не будем особо указывать на имя Олег — Хельги и на то, что его подопечный — Хельги Младший. Хотя и это, возможно, неспроста. Но интереснее другое: на руку Хельги было два претендента — Хельги Ингвар и Ангантир. За обладание девушкой произошла дуэль — «божий суд». Но на поединок с Ангантиром вышел не подросток Ингвар, а опытный воин Хельги-Одд. И Ангантир проиграл поединок. Так Ольга досталась Ингвару, или Ингорю. За этот бой Одд получил еще одно прозвище: Стерк Одд, то есть Сильный Одд. От своей жены, Силькизиф, Одд имел двух сыновей: Асмунда и Геррауда, которые были названы так в честь сводного брата и тестя (имя Рюрик — это не имя, а прозвище, означающее «Сокол», настоящее же его имя — Геррауд).

Говорят, что это сватовство Ингоря-Ингвара произошло в 883 году. Почему вместо Ингоря на бой выходит не Рюрик, а Хельги? Возможно, из-за весьма преклонного возраста Рюрика. Но, будучи при смерти, Рюрик поручает Хельгу всех своих многочисленных сыновей — и ни об одном в истории ни слуха ни духа. Куда же они делись? Вероятно, сгинули как ненужные претенденты. Карамзин же утверждает, что даже старшего Рюриковича — Аскольда-Олег постарался уничтожить. С чего бы это, имея своих сыновей, Олегу заботиться о чужом?

Но продолжим наш рассказ.

Власть над Восточной Германией, Польшей, Белоруссией и Новгородской Русью перешла к Олегу. С ним правит Хельги Ингвар. Соседями Хельги являются на западе немцы, на севере — шведы, на юго-востоке — хазары, на юге — венгры. Территория славян-сербов, Лужица, постоянно подвергается набегам немцев. Территория Новгородская подвергается набегам шведов. Белоруссия — страна лесистая и малопродуктивная. Чтобы кормить дружину, нужны деньги. А на юге — богатая Византия, путь к которой контролируется Хазарией.

Хазария — государство многоэтническое. Основное население — осетиноязычные ясы и тюркоязычные булгары. Ясы имели свое государственное образование: Русьясска («рухс яс» — «светлые, или степные, ясы»), главный город — Саркел («Белый город»).

Границы государства Русьясска: все правобережье Оки до Смоленска, отсюда к югу до Киева по левобережью Днепра.

Южнее Киева земли правого берега принадлежали тюркам-печенегам. В самом же Киеве, который в то время был еврейской торговой факторией Хазарии, жили как ясы, так и печенеги.

Сюда Олег вместе с Игорем и направляет свою экспансию, вначале захватив Смоленск, а потом и Киев.

После захвата власти дуумвиратом Игорь сидит в Киеве, а Олег в Смоленске и Новгороде. И постоянно воюет Олег, примучивая то северян, то радимичей, то вятичей.

Но вот наступил 911 год. И запечалился Олег, желая увидеть на старости родные места. Взял он дружину из 80 человек и отправился на родину — в Норвегию. Жена отговаривала его: «Зачем тебе остров Рафниста, когда тебе принадлежит огромное королевство?»

Но что может быть милее родины?

И ушел Олег-Рольф в Норвегию. Приплыв в Вик, высадился на берег и, чтобы прокормить дружину, забил чужой скот, пасшийся на лугу. Хозяева скота пожаловались королю, и тот приказал объявить дружину Рольфа вне закона.

И Рольф бежит во Францию, где нанялся со своей дружиной к французскому королю, получив во владение земли, которые и заселил своими норманнами. С тех пор эта область Франции называется Нормандией, а сам Рольф стал основателем Нормандской династии, а стало быть, и династии английских королей.

Есть две версии его смерти. Первая версия гласит: «РольфРолло (Неистовый Роланд) погиб в войсках Карла Великого в Испании от рук сарацинов».

А вторая версия такова: «Он возвратился на родину и, бродя по родным местам, рассказывал, как здесь он учился метать копье, там любил играть с Асмундом. И так, бродя и вспоминая, оказался он на том месте, где был похоронен его конь Факси. Протекавший там ручей подмыл берег, и кости коня оказались на поверхности земли. Увидав череп, Олег-Одд сказал, обращаясь сам к себе: «Не моего ли коня Факси этот череп?» И с силой ударил по черепу копьем. Череп отлетел прочь, а из-под него метнулась потревоженная змея и укусила Олега чуть выше щиколотки. Старый организм уже не мог справиться с ядом, нога начала опухать. И тогда Олег-Одд заявил своей дружине: «40 человек отправляйтесь за хворостом и дровами, а 40 останьтесь при мне, я хочу сложить песню о своих подвигах и хочу, чтобы вы записали песнь, перед тем как я умру». Так и поступили: одни стали собирать дерево для погребального костра, другие же записывать сказание о жизни славного витязя. И когда песнь была сложена, Олег сам взобрался на кучу дров, лег и тихо скончался.

Там, в Норвегии, он и был предан огню, по обычаю викингов.

С тех пор пошла поговорка: «Не верь коню, даже висящему на шесте».

Последним датированным событием русских летописей, связанным с Олегом, является сообщение Новгородской первой летописи о походе Олега на Царьград в 922 году.

Но русская хронология не совпадает с хронологией скандинавской. Одд, по хронологии саги, умирает через четыре года после начала правления в Норвегии Олава Трюггвасона, то есть около 999 года. Княжение Одда на Руси, таким образом, отнесено автором текста к концу X века (Древняя Русь в свете зарубежных источников. М., 1999. С. 549).

В Киеве было две могилы Олега: одна у Жидовских ворот, другая — на Щековице. Обе они приписывались Олегу Вещему, однако на самом деле одна могила принадлежит Олегу-Александру, сыну Олега Вещего.

А вот что сообщает о нашем герое Д. С. Лихачев:

«Вещий Олег считался родоначальником русских князей и служил объектом языческого культа. «И прозваша Олга — вещий: бяху бо людие погани и невеиголоси». В. Л. Комарович обратил внимание на особый оттенок прозвища Олега — Вещий. «В позднейшей практике древнерусского исповедника слово «вещий» имело почти столь же широкое распространение, как и «волхв» или «кудесник»; это были синонимы, лишь с незначительными, неуловимыми теперь оттенками значений. «Есть ли за тобою вещество, рекше ведание некоторое, иль чары?» — спрашивал духовник. А покаянный номоканон, то есть сборник правил о церковно-дисциплинарных взысканиях, говорил о вещицах: «Вещица, аще покается, лет 9, поклонов 500». Та же самая девятилетняя епитимия, с пятьюстами поклонами надень, положена в том же сборнике «жене обавающей туждих своих», то есть уличенной в наговорах чародейке. «Вещица», очевидно, и есть название такой чародейки. И подобно тому как женская форма «волховь» или «волхва» (из тех же памятников) предполагает однозначную, более распространенную в древности мужскую форму «волхв», так, конечно, и «вещица» в памятниках XV–XVII веков предполагает однозначную древнюю форму «вещий». Прозвище Олега, данное ему невегласами, говорило о сверхъестественной силе и знаниях этого князя-кудесника».

К этим наблюдениям В. Л. Комаровича следует прибавить следующий текст Псковской второй летописи: «Псковичи сожгоша 12 жонок вещих» (1411 год). Эти предположения В. Л. Комаровича находят себе подтверждение и в археологических данных, на которые указывает Б. А. Рыбаков: «При насыпке Черной Могилы (близ Чернигова) люди, руководившие погребальным обрядом, не заботились о том, чтобы вытащить наверх все оружие; много оружия они оставили на кострище. Но зато они очень внимательно отнеслись к тому, чтобы богаче представить связь погребенных с культом. Здесь мы видим и два турьих рога, обязательные атрибуты славянских божеств, два жертвенных ножа и, наконец, бронзового идола. Современники покойных дали нам понять, что под насыпью Черной Могилы лежат люди, облеченные правами не только военачальников, но и жрецов, люди, которым могут понадобиться на том свете и ножи для заклания жертв, и священные ритоны для провозглашения благоденствия соплеменникам. Такое сочетание военного и жреческого могло быть только в лице князя. Во многих славянских языках князь и жрец звучат почти одинаково (по-польски: князь — ксенж, жрец — ксендз). Мы знаем, что у славян князья нередко выполняли функции верховных жрецов. Вот, следовательно, почему летописец, рассказав о том, что Олега прозвали Вещим, обратил внимание своих читателей на то, что люди тогда еще были язычниками».

Если все вышеизложенное кажется вам слишком трудным, то достаточно знать то, о чем сообщают учебники.

Общепринятая легенда, записанная в «Истории государства Российского» (М., 1996), гласит:

«Следующий герой русской истории, казалось бы, действительно историческое лицо… Его реальность подтверждается документально, в частности договорами с греками 907 и 911 годов. В то же время домыслов, легенд, преданий, связанных с этим именем, более чем достаточно.

Первое летописное упоминание об Олеге относится к 879 году. После смерти Рюрика власть переходит к воеводе Олегу, так как сын Рюрика Игорь еще мал. Когда родился Олег, кем он был по происхождению — определенно сказать нельзя, но размах его политической деятельности был поистине княжеский.

Он покорил земли древлян, северян, радимичей, оградив их от набегов хазар, и соединил Киев с Новгородом. Завоевав Север, князь обратил свое оружие к Югу, на берега Днестра и Буга. И там счастье сопутствовало Олегу. В 882 году князь провозгласил Киев «матерью городам русским» (то есть столицей).

Согласно «Повести временных лет», Олег захватил Киев хитростью, переодев воинов купцами и спрятав их в ладьях. Вызвав на переговоры Аскольда и Дира, правивших тогда в Киеве, он именем Игоря убил их. Киев стал официальной столицей складывавшегося Древнерусского государства. Он принадлежал к числу крупнейших городов Восточной Европы и обладал немалыми преимуществами перед Новгородом. Вероятно, это понимал князь Олег.

Народная память долго хранила воспоминания о том, что с именем Олега связаны важные события в истории Руси и ее столицы. Возникали даже легенды об основании Олегом… Москвы.

Благодаря тому что князь встал во главе огромного объединенного войска почти всех славянских племен, ему удалось совершить удачные походы на Царьград в 907 и 911 годах. Древнерусское государство укрепило свою военную мощь, а Византия почувствовала в нем достойного противника. За политическую мудрость и прозорливость народ прозвал Олега «вещим».

Смерть князя овеяна легендами. Вот наиболее распространенная: кудесник предсказал Олегу смерть от коня его, и князь расстался со своим любимцем на много лет. Но, вернувшись в Киев и узнав, что конь умер, Олег посмеялся над предсказанием и решил посмотреть на его кости. Когда князь наступил на конский череп, из него выползла змея и ужалила Олега в ногу, отчего он вскоре умер и был похоронен в Киеве. Но это лишь легенда, имеющая отголоски в варяжских сагах. Историки считают, что умер Олег в 912 году, прокняжив 33 года и сделав очень много для объединения и укрепления государства.

Начинал Олег свою деятельность как норманнский конунг, даже не князь, арегент при князе. Но постепенно становился фигурой европейского значения. Славянские племена, затем хазары, наконец, греки — все отступали перед ним; все покорялись ему. Он — «вещий» для язычников и «святой» для греков.

Сведения, касающиеся личности и деятельности князя Олега, обширны и противоречивы. Очень убедительным кажется подробное и доказательное описание «Повести временных лет». Некоторые исследователи замечают эпичность изображенного летописцем образа. А. А. Шайкин считает, что деятельность князя Олега вошла в фольклор, многие эпизоды его биографии, в частности легенда о смерти, указывают на народно-поэтическую обработку. Анализируя летописи, Н. Ф. Котляр приводит различные версии о происхождении Олега: варяг, «князь Урманский» (норманнский), шурин Рюрика, дядя Игоря по матери. Один из летописцев связывает появление Олега в Новгороде с легендой о призвании варягов, называя его племянником Рюрика.

Н. И. Костомаров, обращая внимание на особенность характеристики Олега в летописи, писал: «Личность Олега является в нашей первоначальной летописи вполне личностью предания, а не истории». Современный исследователь Б. А. Рыбаков, глубоко изучивший фольклорные и письменные источники об Олеге, должен был признать, что он больше похож на литературного героя, чем на исторического деятеля.

Многие историки XIX — начала XX века не сомневались в реальности Олега. H. М. Карамзин полностью доверяет «Повести временных лет». Не считает нужным подвергать сомнению сведения летописца и С. М. Соловьев. Он еще больше подчеркивает значение Олега как собирателя племен. Практически повторяют мнение своих предшественников В. О. Ключевский, Д. И. Иловайский, В. Д. Сиповский. О внешнеполитической деятельности князя и его походах в Византию подробно рассказано в работе В. Т. Пашуто.

Современные исследователи ставят под сомнение достоверность древнерусских летописей. «Я не решаюсь дать сколько-нибудь однозначное заключение о личности Олега, который предстает на страницах «Повести…» скорее литературным, нежели историческим персонажем, вобравшим в себя черты нескольких прототипов», — пишет А. Никитин. Он считает, что Олег реален только в договоре 911 года, но эта «реальность» порождает новые вопросы.

Повествование о походе огромного войска под предводительством Олега на греков заимствовано из устного эпического источника, которым могла быть дружинная поэзия. Таково мнение Н. Ф. Котляра. Параллели к рассказу Нестора о прикреплении Олегом щита к вратам Царьграда Е. А. Рыдзевская находит в ирландской саге о норвежском конунге Олаве (X век) и в древней датской легенде о богатыре Гуно, известной в записи XVII века.

Исследователи самой знаменитой легенды о смерти Олега от своего коня возводят ее к древнеисландской саге об Одде. Эта сага подробно анализируется в работах А. Никитина, Е. А. Рыдзевской, Н. Ф. Котляра. По их мнению, именно легенда о смерти доказывает, что Олег не был народным любимцем. В ней прослеживается мотив судьбы, рока, может быть, возмездия за нечестные дела, хотя в памятниках народного творчества Олег выступает как удачливый и хитроумный военачальник.

Дата смерти князя тоже вызывает многочисленные суждения. Традиционно ей считается 912 год, но Б. А. Рыбаков обратил внимание на то, что, в соответствии с летописной легендой, князь умер на пятый год после похода на Византию, то есть в 916 году. Возможно, это и есть год смерти Олега.

А. Никитин так писал о Вещем Олеге: «Пожалуй, именно теперь, проникшись пророчествами и неясностью слухов о гибели Олега, мы начинаем ощущать его эпический характер, сюрреальность его образа, сотканного из многих, по-видимому, реальных исторических личностей. Но именно в этот момент оказывается, что у «нашего» древнерусского героя, новгородского воеводы и киевского князя, есть двойник, окруженный в северных сагах не меньшим ореолом геройства и таинственности — «Одд со стрелами».

А. Никитин заметил лишь одного, скандинавского, двойника. На самом деле их гораздо больше.

Например, Ольг-Феодор, князь придунайских славян-сербов. По всей видимости, именно он заключал с Византией летописные договоры, изначально написанные именно по-сербски, о чем сообщал еще академик Д. С. Лихачев.

 

Игорь Отважный

861 год. Новгородцы изгнали варягов за море, и поселились варяги-россы в Абове, где в 861 году родился у Рюрика Африкановича и жены его Ефанды сын, названный Ингорем (то есть Младшим).

По другой летописи: «Сии первый князь русской три из немец пришли: Рюрик, Синеоус, Троубор и вероваша идолом. А Рюрик седе в Киеве и роди Игоря».

Рис. 30. Игорь. По «Титулярнику»

В 862 году по смерти Гостомысла, прадеда Ингоря, произошло «призвание варяг на княжение», и прибыл Рюрик с семьей в Старый город (то есть в Ладогу). Через два года Рюриком построен был город Новгород, куда и перебирается вся семья. Здесь, в Новгороде, и проходит юность Ингоря. Как-то раз, будучи еще юным, был он в Псковской области на охоте. И по какой-то оплошности его рабы оставили его одного. И увидал он на другой стороне реки желанную добычу, но не было ему возможности переправиться на ту сторону реки. И тут увидал он лодку, идущую по реке. И приказал переправить себя на другой берег. Когда же он сел в лодку, то обратил внимание на красоту и юность девицы, ибо на веслах была юная девушка. И разгорелось в нем желание, и стал он ей делать некие непристойные намеки, на что девушка ответила: «Что попусту себя смущаешь, князь! Произносишь ты постыдные речи, позорящие меня. Не прельщайся, видя меня юной и одинокой, не надейся меня одолеть, лучше мне утопиться, чем оказаться тобою поруганной!»

Видно, не силен был еще в то время князь, раз не смог добиться желаемого, но встреча эта глубоко запала ему в душу.

879 год. Прошло какое-то время, и в 879 году умирает Рюрик, оставив на попечении своего сродственника Олега детей своих, «коих было у него много».

Аскольд, старший сын Рюрика, поступивший на службу к хазарам, правит в Киеве. Ингорь вместе с Олегом правит в Новгороде, присматривая за многочисленной семьей Рюрика, и вскоре от всей семьи Рюрика в живых не остается никого (кроме Ингоря, если он был все-таки Рюриковичем). Последним погибает Аскольд, убитый Ингорем. А дело было так: после упрочения своей власти в Новгороде пошел Ингорь с Олегом к Смоленску…

882 год (Игорю 21 год). «И пришли к Смоленску и стали выше города, и шатры поставили многие разноцветные. Увидав это, вышли старейшины города и спросили человека из свиты: «Кто это пришел? Царь ли какой или князь в великой славе?» И вышел из шатра Олег, «держа на руках у себя Ингоря», и говорит смолянам: «Вот Ингорь, князь Русский». И весь город признал себя подвластным Ингорю».

Так все просто — вынес на ручках парнишку лет двадцати, и целый город тут же сдался и обязался платить им дань!

Но один вывод сделать можно: по комплекции Ингорь был негрузен, толстого и большого на руках носить было бы невозможно.

И принял Ингорь город под свою руку и посадил там «мужи своя».

А жили в Смоленске кривичи, говорившие на кривичском диалекте. Ранее на балтском-литовском, затем на славянском белорусском.

Когда кривичи-балты перешли на славянский язык, точно никто не знает. Неточно — тоже. Думаю, веке в XIV.

После присоединения к своим землям Смоленска направился Ингорь к Киеву, где в это время правил Оскольд, сводный брат его по отцу, но от разных матерей. Имя «Аскольд» переводят со шведского как «золотоголосый». Придя к Киеву, спрятались воины в лодках. И послан был вестник к Оскольду и воеводе его Диру с сообщением: «Мы, мол, купцы, идем в Грецию от князя Ингоря и от князя Олега, заболели, мол, потому просим вас прийти к нам, к родственникам своим».

Так как Ингорь действительно был его родственником, Оскольд считал себя не вправе отказать в просьбе и вышел к лодкам без дружины, с одним только Диром. Тут выскочили спрятавшиеся воины и окружили Оскольда…

Вероломство — черта не только русских князей. Ингорь убил и Оскольда, и Дира, сказав им, что только ему, Ингорю, подобает быть князем. И сел Ингорь на княжеский престол в Киеве, оставив Олегу Смоленск и Новгород. Так после смерти Оскольда князь Ингорь «единовластен». И был он храбр и мудр.

883 год. Вспомнил Ингорь о той деве, что встретилась ему на реке на Псковщине, и послал он к ней и обручился с нею в 883 году. Ингорь сидит в Киеве, а Олег в этом же году совершает поход на древлян «и примучил их, получив с них дань по чёрной кунице».

На древлянах остановимся подробнее. Кто такие древляне? Какого рода-племени? Посмотрим, что об этом говорит русская летопись.

Летопись сообщает следующее: древляне при Ольге жили на Днепре южнее порогов, куда их переселил Ингорь, но при Олеге они жили на Волге, где назывались иначе, а именно уличами, или угличами. Их главный город — Углич — стоит и до сих пор. О построении Углича известно следующее: «Игорь послал для построения города Углича княжича некоего, именуемого Яном, родом плесковитина суща, который прибысть с княгинею Ольгою, юже приведе за жену князю великому российскому Игорю в лето 6453 года… В то же время приходит и до означенных по берегом Волги жительствующих оный княжич Ян частнорасселенных при Волге углян… при углу Волги… и поселил в нем жителей в 6460 (952) году, потребный и лепотный град прекрасен во славу Божию создав. В сей год Ян крестился вместе с Ольгой и назвался Иоанном» (Рукопись РМ № 934).

Итак, о древлянах мы знаем следующее:

1. «Древляне не славяне же» (Рукопись СБ № 793. л. 12 об.).

2. Древляне имеют еще одно наименование: угличи (город Углич был взят, жители переселены на Днепр южнее порогов).

3. Там они стали называться печенегами, а их князь, Малдит Нискинин, убил Игоря.

4. Сохранилось выражение «наш бог» по-древлянски: «NOS GLЦLGA».

5. Население территории вокруг Киева в VIII–IX веках — сплошь балтское, о чем свидетельствует топонимика Правобережья Днепра. Эти балты, которых историки собственно и называют древлянами, были народом грамотным. Найден горшочек для краски с надписью: «УСКАТЗИМИС»:

Рис. 31.

6. Но «Повесть временных лет» утверждает, что древляне — это славяне.

Вероятно, летописцы плохо понимали, кто такие славяне и кто такие древляне.

Но вернемся к нашим героям.

884 год. В этом году идет Олег на северян и предлагает им не платить дань хазарам, а платить эту дань ему не более того, что платят хазарам. Какая разница северянам, кому платить, но хазары там, а Олег с войском здесь. Согласились. Куда ж деваться?

Ясно и то, что граница с Хазарией проходила к северу от северян, подданных хазарских. Хазарскими подданными были и радимичи, и вятичи.

885 год. Послал Олег к радимичам с вопросом: «Кому дань даете?» На современном жаргоне: «Есть ли у вас крыша?» Те отвечают: «Хазарам». Тогда Олег заявляет: «Не давайте хазарам, но мне давайте». И дали по шелягу. Оплата производилась в «твердой валюте», так как славяне между собою при торговле пользовались старыми изношенными шкурками, которые были валютой, в иных странах неконвертируемой Неконвертируемая русская валюта называлась «рухлядь».

Игорь же проводил время более приятно — вероятнее всего, пиры, охота и женщины. Дело-то молодое. Однако благодаря Олегу территория, контролируемая дуумвиратом, расширилась. Теперь от Волги и до Эльбы, от Ладоги и до Северского Донца можно было ходить с войском и собирать дань — есть, пить, веселиться.

Им платили дань ильменьские славяне и лужицкие сербы, поляки-лендзяне и белорусские кривичи, финноязычная чудь и ираноязычные северяне, поляне, радимичи. А уличи-древляне давать дань отказывались — их постоянно приходилось за это наказывать, уж очень непослушные были.

903 год. «Привели Ингорю жену из Плескова именем Ольгу, дочь Гостомыслову».

Да и пора уж жениться. 20 лет, чай, прошло с момента обручения, да и лет ей уже порядочно, если не сейчас, то потом может быть поздно. Ведь раз она дочь Гостомысла, родившаяся еще при жизни отца, умершего в 844 году, то ей уже за 60!

907 год. Ингорь сидит в Киеве с «молодой» женой, а Олег решает пойти пограбить греков. Набрал он войско из подвластных ему племен: взял с собою варяг (шведов и датчан, служивших за деньги кому попало), словен, русь (либо фрисландцев, либо придунайских славян Австрии и Венгрии, либо донских русь-ясов), чудь, кривичей, мерю, древлян, радимичей, полян, северян, вятичей, хорват и дулебов (словаков и чехов), а также и тиверцев (кто такие — неизвестно, но похоже, осетины, проживавшие на Тибре-Днестре).

Рис. 32. Поход Олега на Царьград. Радзивилловская летопись, л. 14 об… На знамени Олега надпись по-арабски «дин» — «религия», «вера»

И отправились они на конях и на лодках, коих было у них 2000. Лодки, как уверяют историки, были выдолблены из ствола дерева. Длина каждой около 20 метров при ширине 2 метра. Вот такие гигантские деревья росли на Украине того времени. Выше эвкалиптов. В каждой лодке по 40 воинов. И пришли к Царьграду. И приказал Олег поставить лодки на колеса, и под парусами пошли они к городу посуху. И запросили греки мира. И прибил Олег свой щит к вратам города, как символ того, что город сдается без боя. И выставил охрану, дабы предотвратить грабежи и разбои. Любили его людишки пошалить немного. И потребовал Олег по 12 гривен на корабль, то есть всего (12 х 2000) 24 000 гривен, что составляет 128 тонн серебра.

Получив откуп, а по дороге еще немного пограбив, возвратился Олег на Русь. Так как в походе участвовало 80 000 человек, то на каждого (если разделить по-братски) приходилось бы по 1,6 килограмма серебра.

912 год. С этого времени стал единодержавно править Игорь, так как Олег отправился в родные места «принять смерть от коня своего». Некоторые считают, что Олег умер в Киеве, некоторые говорят о его смерти в Ладоге. Скандинавы утверждают, что он умер на родине — в Норвегии, немцы и франки сообщают о его смерти в Испании. Но нас это сейчас не интересует. Факт тот, что с этого времени на Руси правит Игорь, взявший в жены Ольгу, «женился князь Игорь во Плескове, поя за себя княжну, именем Олгу, дщерь князя Тмутаракана Половецкого».

Рис. 33. Рисунок святого на стене печенежского храма в Басараби. Рисунок из журнала Dacia. 1962. № 6

914 год. Узнали древляне, переселенные Игорем на Днепр южнее порогов, что неугомонный Олег сгинул без следа, и отказались платить Игорю дань, закрыв перед его людьми ворота. И пришлось Игорю, вероятно обидевшемуся на них за сей недружелюбный акт, идти на древлян войной.

И покорил их и наложил дань больше прежнего — «науки для». И лишь один город Пересечен (на Днепре) не сдавался, и отдал его Ингорь своему новому воеводе, Свенельду, который три года осаждал город и еле одолел. И взял с них дань Свенельд по черной кунице и отдал все своей дружине за труды.

920 год. В этом году воевал Ингорь с печенегами, на землях которых он посадил древлян.

Как ни странно, но печенеги тоже были народом грамотным, притом они исповедовали христианство.

921 год. Хотел Ингорь пойти на греков, однако так и не собрался. Некогда было.

941 год. Посылал Игорь к грекам «по дань», но греки почему-то денег давать не захотели. Тогда пошел Ингорь на греков войной, идя на 10 000 ладьях. Много пожгли сел и церквей, грабя и разоряя страну. Собрав большое войско, вступили греки в бой и били русских воинов, бежавших с поля боя. Разбитые на суше, решили русы взять реванш в море, но греки применили «греческий огонь» и сожгли многие ладьи русские. И возвратились русские без победы.

Рис. 34. Печенежские надписи на христианском храме в Басараби. Рисунок из журнала Dacia. 1962. № 6.

Вот как описываются события 941 года в «Продолжателе Феофана» (СПб., 1992): «Одиннадцатого июня четырнадцатого индикта на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы, коих именуют также дромитами, происходят же они из племени франков. Против них со всеми дромонами и триерами, которые только оказались в городе, был отправлен патрикий. Он снарядил и привел в порядок флот, укрепил себя постом и слезами и приготовился сражаться с росами. Когда росы приблизились и подошли к Фаросу (Фаросом называется сооружение, на котором горит огонь, указующий путь идущим в ночи), патрикий, расположившийся у входа в Понт Эвксинский (он назван «гостеприимным» по противоположности, ибо был прежде враждебен для гостей из-за постоянных нападений тамошних разбойников; их, однако, как рассказывают, уничтожил Геракл, и получившие безопасность путешественники переименовали понт в «гостеприимный»), неожиданно напал на них на Иероне, получившем такое название из-за святилища, сооруженного аргонавтами во время похода. Первым вышедший на своем дромоне патрикий рассеял строй кораблей росов, множество их спалил огнем, остальные же обратил в бегство. Вышедшие вслед за ним другие дромоны и триеры довершили разгром, много кораблей потопили вместе с командой, многих убили, а еще больше взяли живыми. Уцелевшие поплыли к восточному берегу, к Сгоре (место на вифинском побережье). И послан был тогда по суше им на перехват из стратегов патрикий Варда Фока с всадниками и отборными воинами. Росы отправили было в Вифинию изрядный отряд, чтобы запастись провиантом и всем необходимым, но Варда Фока этот отряд настиг, разбил наголову, обратил в бегство и убил его воинов. Пришел туда во главе всего восточного войска и умнейший доместик схол Иоанн Куркуас, который, появляясь то там, то здесь, немало убил оторвавшихся от своих врагов, и отступили росы в страхе перед его натиском, не осмеливаясь больше покидать свои суда и совершать вылазки. Много злодеяний совершили росы до подхода ромейского войска: предали огню побережье Стена (то есть Босфора), а из пленных одних распинали на кресте, других вколачивали в землю, третьих ставили мишенями и расстреливали из луков. Пленным же из священнического сословия они связали за спиной руки и вгоняли им в голову железные гвозди. Немало они сожгли и святых храмов. Однако надвигалась зима, у росов кончалось продовольствие, они боялись наступающего войска доместика схол Куркуаса, его разума и смекалки, не меньше опасались и морских сражений, и искусных маневров патрикия Феофана и потому решили вернуться домой. Стараясь пройти незаметно для флота, они в сентябре пятнадцатого индикта ночью пустились в плавание к фракийскому берегу, но были встречены упомянутым патрикием Феофаном и не умели укрыться от его неусыпной и доблестной души. Тотчас же завязывается второе сражение. И множество кораблей пустил на дно, и многих росов убил упомянутый муж. Лишь немногим удалось спастись на своих судах, подойти к побережью Килы и бежать с наступлением ночи. Патрикий же Феофан, вернувшийся с победой и великими трофеями, был принят с честью и великолепием и почтен саном паракимомена».

Автор хроники «Продолжатель Феофана» называет росов «дромитами» и указывает на их «франкское», то есть западноевропейское, происхождение.

Об участии русских соединений в войнах Византии в 950- 960-х годах при императорах Романе II (959–963) и Никифоре Фоке (963–969) сообщает «Продолжатель Феофана», который так повествует об отвоевании Крита у арабов: «Самодержец Роман, узнав о нужде, затруднениях и недостатке провианта в войске, тотчас по доброму совету паракимомена Иосифа отправил им продовольствие. Наши немного воспряли духом. Уже почти восемнадцать месяцев, а то и больше вели они осаду, критяне израсходовали запасы продовольствия и деньги и, доведенные до крайности, ежедневно перебегали к магистру; и вот доместик схол в марте шестого индикта по велению всем управляющего Бога призвал войско к битве и приготовил к сражению отряды, щиты, трубы. Приготовив все это, он приказал начальникам тагм и фем, армянам, росам, славянам и фракийцам наступать на крепость. Одни теснили, другие оттесняли, схватились друг с другом, метали камни и стрелы, а когда продвинулись к стенам и бойницам гелеполы (осадные орудия), напали на наглецов страх и ужас. И после короткого сражения наши взяли город».

В дальнейшем, уже в правление Никифора Фоки, у арабов отвоевывается Кипр, Киликия, Антиохия (969). Дружина росов участвовала и в неудачной экспедиции византийского флота на Сицилию в 964 году.

Но наши летописи ничего об этом не сообщают.

942 год. В этот год родились два знаменитых князя — первенец Игоря и Ольги Святослав и сын новорожденного Святослава — Владимир Святославич. Но были ли они двойняшками или же родились от разных матерей, судить не берусь. Только известно, что оба эти рождения пришлись на первую половину года — с марта по июнь.

Помочь в выяснении этого вопроса могут саги. Там ясно сказано, что Владимир был сыном великой княгини Ольги, а стало быть, братом Святослава… и Игоря.

944 год. Желая отомстить за свое поражение, собрал Игорь воинов из варягов и руси, полян, словян, кривичей, тиверцев и печенегов, нанятых Игорем и взявшим у них заложников, и пошел на греков.

Узнав о новом походе, греки предложили не ходить на них, а взять дань, откупаясь от Игоря, и, выбрав мир, возвратился Игорь в Киев, предоставив печенегам свободу действий. Вероятно, подсчитав, во сколько обойдется казне уничтожение огромного количества варваров, греки поняли, что лучше заплатить меньшую сумму без дополнительных хлопот, тем более что сумма была мизерная, о чем можно судить по тому положению, в каком оказался Игорь в следующем, 945 году.

945 год. Доставили послы из Царьграда обещанную дань и заключили письменный мирный договор.

И заявила дружина Игорю: «Отроки Свенельдовы разодеты, мы же нагие. Идем с нами на древлян, чтобы и мы могли приодеться». И послушал их Игорь и пошел на древлян. Собрав положенное и заплатив дружине (стало быть, дани греческой и на выплату задолженности по зарплате не хватило), Игорь дружину распустил, оставив при себе лишь небольшой отряд телохранителей. И захотел еще немножко пограбить. Возмутились древляне, перебили всю его банду, а Игоря привязали к двум наклоненным березам и разорвали его на две части. Так погиб князь Игорь, так и не совершивший ни одного настоящего подвига. Из его черепа древлянский князь Мал Нискинин сделал себе чашу для питья, оковав лбину серебром.

Уточненные данные можно прочесть у Петра Петрея: «Имея большое расположение к войне, Игорь сделал смотр своей войску и двинулся с ним на Геракл ею и Никомидию. Однако ж все его войско было разбито и прогнано, и он принужден был бежать в печенежскую землю.

Там его тотчас узнали, и князь этой земли Малдитто отрубил ему голову на месте, называемом Хоресто (Хорстово, Хорсово), где и похоронил его». О том же сообщает и Мауро Орбини: «Игорь убиен был от Малдитта, князя древлян, на месте, называемом Корест, где и погребен труп Игорев, которого сын Вратислав еще сый младенец».

Лев Диакон рассказывал, что Игоря привязали к верхушкам двух нагнутых деревьев и разорвали на две части.

Последние годы жизни Игоря рисуются арабами и хазарами совершенно иначе.

Приведем цитаты из «иудейско-хазарской переписки»:

«С того дня напал страх перед казарами на народы, которые живут кругом них… А византийский император Роман послал большие дары Хельгу, царю Русии, и подстрекнул его на его собственную беду. И пришел он ночью к городу Самкерц и взял его воровским способом, потому что не было там начальника, раб-Хашмоная.

И стало это известно… досточтимому Песаху… И оттуда пошел он войной на Хельга и воевал несколько месяцев, и Бог подчинил его Песаху. И нашел он добычу, которую тот захватил из Самкерца.

И говорит Хельг: «Роман подбил меня на это». И сказал ему Песах: «Если так, то иди на Романа и воюй с ним, как ты воевал со мной, и я отступлю от тебя. А иначе я здесь умру или же буду жить до тех пор, пока не отомщу за себя».

И пошел Хельг против воли и воевал против Константинополя на море четыре месяца. И пали там богатыри его, потому что македоняне осилили его огнем. И бежал он, и постыдился вернуться в свою страну, а пошел морем в Персию, и пал там он и весь стан его. Тогда стали русы подчинены власти казар».

«Житие Василия Нового» сообщает о сражении войск Игоря с греками: «и брани межю ими бывши, побежени быша русь, и биша их грецы бежащих».

Русские ладьи сожжены были «греческим огнем».

О греческом огне известно следующее. При Константине, сыне Константия, некто Киллиник из Илиополя, перебежавший к ромеям, первым приготовил жидкий огонь, благодаря которому греки, сожегши флот сарацинов, одержали победу (о чем сообщил Константин Багрянородный).

Вопрос: надо ли отряды Игоря считать сарацинами?

Придя в Хазарию, Хельг-Игорь набрал войска из местных племен: ясов, северян, буртасов — и напал на Закавказье, разграбив город Бердаа. Там в сражении эмир Игорь и погиб, но в Киеве было сразу две могилы Игоря. На момент гибели Игоря визирем Хазарии был сын Кия, основателя Киева, — Ахмад бен Куйя (годы правления 930–950).

Итак, в 944 году отряды русов напали на Закавказье и разграбили город Бердаа (в Карабахе).

Вот как это описывает ибн-ал-Асир в своей книге «Тарихал-Камиль»: «В этом 332 году хиджры отряд русов вышел к морю и направился в некоторые стороны Азербайджана. Сев на корабли в море, они поднялись по реке Куре — это большая река — и дошли до города Бердаа. И вышел к ним наиб Марзбана в Бердаа во главе многих дейлемитов и добровольцев, числом более 5000 человек. И они встретились с русами. И не прошло часа, как мусульмане обратились в бегство перед ними и все дейлемиты были перебиты. И погнались за ними русы до города, и убежали те, у кого были верховые животные, и покинули город, который заняли русы и объявили в нем аман и повели себя хорошо.

И пришли мусульманские войска со всех сторон, и русы вступили с ними в сражение, но мусульмане не в силах были противостоять им.

И выходил городской люд и бросал в них камнями и кричал на них. Русы запрещали им делать это, но те не воздерживались, за исключением рассудительных из них, которые сдерживали себя, тогда как простой народ и чернь не сдерживали себя. Ввиду того что это дело продолжалось, глашатай русов объявил, чтобы жители города через три дня покинули город и не оставались в нем. И вышли из него те, у кого было на чем выехать, но большинство осталось после указанного срока.

Тогда русы начали их рубить и убили много народу из них и взяли в плен, кроме убитых, несколько тысяч человек, а остальных собрали в мечети и сказали им: «Выкупайте себя, иначе мы вас убьем».

За них, мусульман, заступился какой-то христианин и определил взять с каждого мужчины 20 дирхемов. Это условие приняли только разумные из них.

Но, увидев, что от них, мусульман, ничего не получается, русы перебили всех их, за исключением тех, кто бежал, и захватили имущество их, и сделали рабами пленных, и выбрали из женщин тех, кто им понравился.

После того как русы поступили с жителями так, как мы упомянули, мусульмане нашли это ужасным; они начали призывать друг друга к войне против русов. И собрал Марзбан ибн Махаммад людей и предложил им выступить в поход. И дошло число собравшихся у него в войске до 30 000.

И выступил он во главе их, но не был в состоянии противостоять русам.

Он сражался с ними по утрам и по вечерам, но всегда возвращался разбитым. Так продолжалось много дней. Русы направились было к Мараге, и так как они поели много фруктов, то заболели какой-то болезнью, и среди них распространились болезни и смерть. И так как дело затянулось для Марзбана, то он прибег к хитрости: он решил устроить им засаду, а затем выступить против них во главе своих войск и делать вид, что бежит от них, но, когда выступит засада, повернуть против них. И предложил он это своим войскам. И устроил засаду, а затем встретился с ними, и они сразились. И сделал Марзбан и его войска вид, что они бегут перед ними. И русы погнались за ними и перешли место засады, но войска Марзбана продолжали бежать без оглядки.

«И я закричал на войска, — рассказывал Марзбан — чтобы они вернулись, но они не сделали этого из-за охватившего еще раньше их страха перед русами, и я убедился, что если войска будут продолжать бежать, то русы убьют большинство их, а затем возвратятся к засаде и, догадавшись, где она, перебьют всех до последнего, сидевших в ней. И я вернулся, — говорил он, — один, а за мной последовал мой брат и мой сахиб. Я решил умереть мучеником за веру; тогда большинство дейлемитов, устыдившись, повернули обратно, и мы сразились с ними и вызвали засаду условленными между нами знаками. И вышла засада сзади них, и мы мужественно сразились с ними и многих из них убили, в том числе и их эмира, а остальные бежали в городской замок, называемый Шахристаном, куда они перевезли до этого много провианта и взяли с собою пленных и имущество».