Предисловие

В 1812 г. началась Отечественная война российского народа против наполеоновских войск. Донское казачество под командованием генерала от кавалерии войскового атамана М.И. Платова проявило в ней чудеса мужества и героизма, превратилось в живую легенду России, на столетия покрыло себя неувядаемой славой. В Отечественную войну и заграничных походах русской армии 1813–1814 гг. донской генералитет, офицеры и казаки, донские казачьи полки получили многочисленные награды и пожалования, признательность и благодарность народов и монархов Европы, российского императора Александра I. Но это событие являлось лишь частью большой истории донского казачества, его пожалований и награждений, которое берет истоки в Московской Руси XVI в. и завершается в Российской империи в начале ХХ века.

Отечественная война явилась тяжелым испытанием для русского народа и государства. В апреле – мае 1812 г. русскому командованию стали поступать многочисленные агентурные сообщения, свидетельства из рассказов путешественников, проезжавших через Францию, Германию, Австрию и Польшу, от местных жителей и посланных за границу казаков-разведчиков о передислокации французских войск, подвозе продовольствия, снаряжения и боеприпасов к границам России, о подготовке судов, плотов, понтонов и других плавающих средств для форсирования р. Неман, нанесения удара по всем пунктам, где располагались русские войска, захвата Курляндии и принуждение 1-й и 2-й Западной армий к отступлению (Отечественная война 1812 года. Материалы Военно-ученого архива. Отд. I. Т. XIII. Боевые действия в 1812 году. СПб., 1910. С. 1–2, 6–7, 39–41). В начале июня с целью дезориентировать русское командование Наполеон начал активное передвижение своих войск вдоль западной границы России, одновременно среди местного населения и через газеты проводилась мысль о том, что французский император «не собирается делать неприятных поступков против российских границ и желает сохранить мир» (Отечественная война 1812 года. Материалы ВУА. С. 78–79). Главные силы «Великой армии» (440 тыс. при 900 орудиях) располагались вдоль Вислы и были нацелены на города Ковно и Вильно, чтобы разгромить вначале войска 1-й Западной армии, а затем окружить и уничтожить войска 2-й Западной армии.

Платов в сопровождении казаков, калмыков и татар

Русское командование было в курсе передислокаций французских войск вдоль западной границы империи, понимало неотвратимость войны и предпринимало меры по улучшению оперативного руководства войсками, разрабатывало планы генерального сражения, отступления частей и соединений в глубь страны. Никто не знал, когда наполеоновские войска перейдут границу. С конца 1811 г. ожидали, что военные действия могут начаться «со дня на день». В начале июня 1812 г. в рапорте генерала от кавалерии начальника 3-й обсервационной армии А.П. Тормасова военному министру генералу от инфантерии М.Б. Барклаю де Толли высказывалось на основе агентурных и других данных предположение, что война начнется не ранее августа месяца (Отечественная война 1812 года. Материалы ВУА. Отд. I. Т. XIII. Боевые действия в 1812 году. СПб., 1910. С. 4–5, 13–14, 18, 48, 98–99, 100 и др.). За день до начала войны в донесении генерал-лейтенанта графа П.Х. Витгенштейна военному министру также высказывалось мнение, что «через три недели непременно переправится неприятель в наших границах в трех местах: Тильзите, Олите и под Брест-Литовском, атака начнется одновременно в трех пунктах» (Отечественная война 1812 года. Материалы ВУА. С. 103). Политическая и военная неопределенность обусловливала характер действий и оперативные мероприятия русского командования. В задачу казачьих полков под командованием войскового атамана войска Донского генерала от кавалерии М.И. Платова входила разведка, выставление аванпостов, оповещение командования о перемещении и приближении противника, истребление мостов, удержание населенных пунктов до тех пор, пока отдельно стоявшие части регулярной армии не соединятся с другими войсками (Отечественная война 1812 года. Материалы ВУА. С.51). Казачьи полки походного атамана войска Донского генерал-майора Н.В. Иловайского 5-го были подчинены в военном управлении войсковому атаману М.И. Платову, в оперативном – оставлены под командованием начальников 1-й и 2-й армий (Отечественная война 1812 года. Материалы ВУА. С.18).11 июня французские войска приступили к наведению понтонных мостов через Неман, одновременно более 300 польских улан 13-го полка переправились на противоположный берег с целью провести разведку и рекогносцировку местности. Здесь они столкнулись с разъездом лейб– казаков полка генерал-майора графа В.В. Орлова-Денисова под начальством хорунжего Жмурина. Под натиском превосходящих сил казаки отошли назад (Герои Отечественной войны 1812 года. Т. 2. СПб., 1899. С. 42). На следующий день с первыми солнечными лучами лучшие части Великой армии численностью 218 тысяч солдат и офицеров при 527 орудиях под командованием Наполеона перешли границу Российской империи ( Жилин П.А. Гибель наполеоновской армии в России. Изд. 2-е. М., 1974. С. 89). Французской армии противостояли 1-я Западная армия (127 тыс. человек при 550 орудиях) под командованием генерала от инфантерии М.Б. Барклая де Толли, развернутая по линии Россиены – Лида. 2-я Западная армия (48 тыс. человек при 170 орудиях) под командованием генерала от инфантерии П.И. Багратиона занимала позиции между Неманом и Бугом. Они прикрывали направления на Петербург и Москву. 3-я Западная армия (46 тыс. человек при 168 орудиях) под командованием генерала от кавалерии А.П. Тормасова располагалась в районе г. Луцка и защищала киевское направление. Отдельный корпус генерал-лейтенанта П.К. Эссена (18,5 тыс. человек) защищал направление Рига – Динабург.

Лошадь казака. Литогр. К. Верне

Донское казачество приняло активное участие в борьбе против наполеоновских войск и его разгроме. В «Записке о донских казачьих полках, находящихся на службе», составленной войсковым атаманом М.И. Платовым в мае 1812 г., отмечалось, что в составе русской армии находилось 65 донских казачьих полков, 2 конно-артиллерийские роты, 13 команд, 112 штаб-офицеров, 1173 обер– офицера, 1092 урядника и писаря, 39 639 казаков. 27 полков и 2 конно-артиллерийские роты под общим командованием генерала от кавалерии войскового атамана М.И. Платова несли аванпостную и сторожевую службу на границе с Австрией и Польшей, остальные на Кавказской линии, в Грузии, Москве, Петербурге, Новочеркасске и других населенных пунктах (РГВИА. Ф. ВУА. Д. 3473. Л. 1–2; Отечественная война 1812 года. Материалы Военно-ученого архива Генерального штаба. Отд. I. Т.XVII. Боевые действия в 1812 году. СПб., 1911. С. 50). В соответствии с приказом командующего 1-й Западной армией М.Б. Барклая де Толли, казаки в случае разрыва дипломатических отношений и начала военных действий должны были «узнавать заблаговременно обо всех неприятельских мероприятиях, беспокоить неприятеля денно и нощно, действовать ему в тыл и во фланги, стараться овладеть его транспортами и истреблять в тылу неприятельском все, что только может поспешествовать его действиям, отнимать у неприятеля все способы к продовольствию» (Донские казаки в 1812 году. Сб. документов. Ростов н/Д., 1954. С. 28–29).

Лошадь иррегулярного казака. Литогр. К. Верне

Русские войска, умело избегая окружения, с тяжелыми арьергардными боями отступали к Смоленску. В это время донские казаки под командованием М.И. Платова одержали первые победы над французскими войсками у деревень Мир, Соловьева переправа, Рудня, в городах Романов, Красный и Смоленск (Донские казаки в 1812 году. С. 114–116, 145–147; Беннигсен Л.Л . Письма о войне 1812 года. Пер. с французского П.М. Майкова. Приложение к «Вольно-историческому вестнику». Киев, 1912. С. 61). Первый большой успех пришел к донским казакам 27 июня 1812 г. В этот день под непосредственным начальством М.И. Платова находилось 5 1/2 казачьих полков (половина Атаманского, Перекопский татарский, Ставропольский калмыцкий, Башкирский, Иловайского 5-го и Сысоева 3-го, рота донской конной артиллерии. Всего 2600 коней и 12 орудий). До этого дня казаки в многочисленных стычках с противником уничтожали его аванпосты, разведчиков и фуражиров, захватывали обозы, но никогда не участвовали в крупных операциях. Сейчас против них одновременно выступали бригады польской кавалерии под командованием маршала Франции И.А. Понятовского, вестфальской и саксонской кавалерии под командованием генералов В. Латур-Мобура и К. Турно. В этом бою казаки применили испытанный прием – «вентерь», который неоднократно приносил им успех. По обе стороны пути наступления авангарда противника скрывались в засаде хорошо подготовленные и вооруженные казаки, перед фронтом противника выставлялся небольшой авангард, сзади которого неприметно располагались основные силы и резервы. Теперь главная задача состояла в том, чтобы заманить противника в заранее приготовленную ловушку. Утром 27 июня передовые части польской кавалерии под командованием полковника А. Радзиминского наткнулись на казачьи посты, в результате скоротечного боя они опрокинули их и погнались за казаками по дороге к деревне Мир в надежде на легкий и быстрый успех. В клубах пыли преследователи не заметили, как проскочили в деревню. Здесь их ожидала засада. Первым в бой вступил полк В.А. Сысоева 3-го, к которому вскоре присоединились главные силы – полки под командованием М.И. Платова, подошедшие из с. Симаковки. Окруженный 3-й уланский полк отчаянно сопротивлялся, пытался организованно отступать, но вскоре отступление превратилось в беспорядочное бегство. Более 15 верст казаки преследовали польских улан по направлению к деревне Кореличи. Подошедшее из села Пясечны подкрепление польским уланам, под командованием генерала К. Турно было смято отступавшими частями и беспрестанно кружившимися вокруг них донскими казаками, которые своими длинными пиками загоняли противника в болото, сбивали с коней, врезались в ряды улан, рубили их саблями и стреляли из пистолетов. К вечеру на помощь К. Турно подоспела 4-я легкая кавалерийская дивизия А. Рожнецкого, казаки отступили. В бою 27 июня французы потеряли 8 офицеров, 300 нижних чинов, взято в плен 6 офицеров и 250 нижних чинов. Казаки потеряли 25 убитыми и ранеными. В этот день, писал в рапорте войсковой атаман М.И. Платов военному министру М.Б. Барклаю де Толли, в бою участвовали: половина Атаманского и полки – Краснова 1-го, Иловайского 5-го, Сысоева 3-го, Иловайского 10-го, Иловайского 11-го, Перекопский татарский и Ставропольский калмыцкий ( Харкевич В. Действия Платова в арьергарде Багратиона в 1812 году. Кавалерийские бои при Мире и Романове. СПб, 1901. С. 13–16; Отечественная война 1812 года. Материалы Военно-ученого архива Генерального штаба. Отд. 1. Т. XIV. Боевые действия 1812 г. (июль месяц). СПб., 1910. С. 272–273).

На следующий день командир 29-й бригады легкой кавалерии 4-й легкой кавалерийской дивизии бригадный генерал К. Турно решил взять реванш, и усиленная польскими уланами французская кавалерия выступила к деревне Мир. Здесь в засаде и в перелесках ее ожидали казаки М.И. Платова. Наученные горьким опытом французы не кинулись вдогонку за отступавшими аванпостами казаков, а остановились на открытой местности перед деревней. М.И. Платов увидел, что не удалось заманить французов в ловушку, атаковал их «лавой», охватывая со всех сторон и отрезая путь к отступлению. С подоспевшими на помощь казачьими полками под командованием генерал-майора Д.Е. Кутейникова бригада М.И. Платова (состоявшая из донских казачьих полков генерал-майоров И.К. Краснова 1-го, Н.В. Иловайского 5-го, полковников В.А. Сысоева, О.В. Иловайского, Т.Д. Иловайского, Перекопского татарского, Ставропольского калмыцкого и Атаманского полка, всего 3500 сабель), бригада регулярной кавалерии и два пехотных полка под командованием генерал-майора И.В. Васильчикова завершили разгром французской кавалерии. Противник потерял на поле боя свыше 600 человек убитыми и раненными. Генерал К. Турно был ранен и едва не попал в плен. Победа при деревне Мир позволила за двое суток 2-й русской армии отдохнуть, подтянуть отставшие обозы, произвести перегруппировку войск и организованно отступать к городу Несвижу и далее на соединение с 1-й армией под командованием М.Б. Барклая де Толли. В бою при Мире под командованием М.И. Платова участвовало 13 полков, из них 11 донских казачьих полков и 2 полка регулярной кавалерии, 2-я рота донской конной артиллерии под командованием войскового старшины П.В. Суворова 2-го, всего 6500 кавалеристов и 12 орудий. Со стороны противника участвовало 3600 кавалеристов и 3 пушки ( Харкевич В. Действия Платова в арьергарде Багратиона в 1812 году. Кавалерийские бои при Мире и Романове. СПб, 1901. С. 16–25; Отечественная война 1812 года. Материалы Военно-ученого архива Генерального штаба. Отд. 1. Т. XIV. Боевые действия 1812 г. (июль месяц). СПб., 1910. С. 272–273). 2 июля арьергард под командованием М.И. Платова разгромил при деревне Романово авангард французской армии под командованием генерала М.В. Лотур-Мобура, не позволял в течение двух дней переправиться ему и группировке Жерома Бонапарта через реку Морочь. Русские войска успешно отвели обозы и транспорты к городу Мозырю Минской губернии. В этом сражении французский авангард потерял свыше 300 пленных. 70 раненых солдат и офицеров противника «оставили по безнадежности в Романове на попечение жителей». Потери казаков, как определял М.И. Платов, были незначительные (Донские казаки в 1812 году; Отечественная война 1812 года. Материалы Военно-ученого архива Генерального штаба. Отд. 1. Т. XIV. Боевые действия 1812 г. (июль месяц). СПб., 1910. С. 15–16).В ночь с 1 на 2 июля при местечке Друи отряд под командованием генерал-майора Я.П. Кульнева 2-го, в состав которого входил донской казачий полк И.И. Платова 4-го вместе с Гродненским гусарским полком полковника Ф.В. Ридигера, переправились через Двину на берег, занятый противником, и разгромили 11-й конно-егерский, 10-й польский конно-гусарский полки, взяли в плен бригадного генерал Ж.М. Сен-Женьеса, 1 ротмистра, 2 поручиков, 139 рядовых, более 100 человек тяжело раненных «оставили на месте без надежды к выздоровлению». В этом бою казаки потеряли 2 убитыми, 19 раненными. За победу над французами И.И. Платов 4-й был пожалован орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом, есаулы Алексей Русин, Василий Золотарев, Василий Мельников, Ефрем Сычов, хорунжие Семен Сидоров, Илья Ховаев (раненный саблей в лицо), донского полка К.И. Харитонова 7-го казак А.Г. Кузнецов и многие другие – знаками Отличия Военного ордена (Отечественная война 1812 года. Материалы Военно-ученого архива Генерального штаба. Отд. 1. Т. XIV. Боевые действия 1812 года (июль месяц). С. 86–90).За бои при Мире (27–28 июня) и Романове (2 июля) генерал-майор Д.Е. Кутейников был пожалован орденом Св. Анны 1-й степени, И.Д. Иловайский 4-й орденом Св. Анны 1-й степени, за участие в боях при Мире, Романове, Молевом болоте, при Смоленске, при Малом Ярославце в июне – октябре 1812 г. полковник Т.Д. Греков 18-й пожалован орденом Св. Владимира 3-й степени, В.Д. Иловайский 12-й орденом Св. Анны 2-й степени с алмазными знаками и произведен 16 сентября 1812 г. в генерал-майоры, генерал-майору И.К. Краснову 1-му П.И. Багратион объявил «искреннейшую благодарность». Многие штаб– и обер– офицеры получили за арьергардные бои различные ордена, а также золотые табакерки, золотые сабли с надписью «За храбрость» (РГВИА. Ф. 474. Оп. 1. Д. 97. Л. 4–7, 21, 33, 34, 44, 81, 34; Бородино. Сб. документов).

Карпов А.А. Худ. Доу

Следует отметить, что наряду с войсковым атаманом М.И. Платовым большой популярностью и уважением на Дону, в казачьих полках и регулярной армии пользовались Иловайские, Карповы, И.К. Краснов, В.В. Орлов-Денисов, Т.Д. Греков и другие донские командиры. Многие из них, как и войсковой атаман М.И. Платов, участвовали в войнах Российской империи в конце XVIII – начале XIX вв., воевали рядом с ним в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах, вошли 19 марта 1814 г. в Париж. Выписка из формулярного списка генерал-лейтенанта Акима Акимовича Карпова за 1831 г. дает яркое представление об участии его и бригады, которой он командовал, в рассматриваемых событиях, о наградах за мужество и подвиги, в них совершенные.

...

Портрет находится в Галерее героев Отечественной войны 1812 г. в Зимнем дворце С.-Петербурга, а также в Музее истории Донского казачества в Новочеркасске.

Иловайский Н.В. Худ. Доу

Действуя в арьергарде 1-й и 2-й армий, казачьи бригады под командованием М.И. Платова, генерал-майоров Н.В. Иловайского 5-го и И.К. Краснова 1-го не позволяли противнику приблизиться к основным силам русских армий и навязать свои условия ведения боя. «1 июля семь конных полков атаковали арьергард Багратиона под командованием Платова. Платов отбил две атаки и преследовал кавалерию до пехотных позиций. 8 июля В.А. Сысоев 3-й с 1000 казаками, напав на французов, позволил русским батальонам, прибывшим из Борисова, отступить без потерь. Он атаковал из засады конный полк врасплох и взял 9 офицеров и 200 рядовых, остальных преследовал, был остановлен в 5 верстах от Могилева неприятельской пехотой и артиллерией. 27 июля авангард М.И. Платова под командованием генерал-майора В.Т. Денисова, при Молевом болоте, смял два французских гусарских полка, которые отошли к Рудне; гусары подкреплены пехотой и конницей. Прибывший М.И. Платов охватил неприятеля со всех сторон, смял его и гнал две версты; дальнейшее преследование поручено генерал-майору графу П.П. Палену. Захвачено в плен 10 офицеров и 300 нижних чинов» и т. д. Скупые строчки хронологического указателя военных действий русской армии, рапорты и донесения командиров казачьих бригад и полков, командующих армиями, дают неполное представление о роли, которую сыграло казачество в арьергардных боях, о героизме и мужестве донских офицеров и казаков (см. подробнее: Поликарпов Н.П. Боевой календарь – ежедневник Отечественной войны 1812 года. Ч.1 // Труды МОИРВИО. Т. IV. М., 1912; Богаевский Л. Краткий перечень военных действий донцов в 1812 году // Памятная книжка Области войска Донского на 1912 год. Новочеркасск, 1912). В «Записках о 1812 годе» С.Н. Глинки так описывается один из драматических эпизодов Отечественной войны, произошедший 24 августа: «За несколько дней до битвы Бородинской убит был под Колоцким монастырем донских войск генерал-майор Иван Кузьмич Краснов 1-й, который за отъездом М.И. Платова в Москву, занял его место.За отсутствием Платова Краснов начальствовал в авангарде донскими полками на высотах Колоцкого монастыря. Жестоким огнем действовали неприятельские и русские батареи; Краснов молнией пролетал с одного крыла на другое под тучей пуль, картечи и ядер. Его приметили с французской батареи и направили роковой удар. Раненая нога была так раздроблена и измята, что ее трудно было перевязать.Между тем конница неприятельская усилилась с левого крыла, по малолюдству полки наши отдалялись. В то же время с ближайших батарей летели ядра. Надлежало спасать раненого не от смерти, а от плена. По дороге к Бородину дали отдохнуть Краснову, где, встретясь с генералом Иловайским 5-м, сдал ему начальство и сказал: «Отражай! Гони неприятеля, и я радостно умру!» ( Глинка С.Н. Записки о 1812 годе // Каллаш В.В. Двенадцатый год в воспоминаниях и переписке современников. М., 1912. С. 94–95). В этот же день в сражении при деревне Валуево донской казачий полк подполковника М.Г. Власова и Изюмский гусарский полк уничтожили 3 французских эскадрона ( Поликарпов Н.П. Боевой календарь-ежедневник Отечественной войны 1812 года. Ч.1. // Труды МОИРВИО. Т. IV. М., 1912. С. 474). Бригада А.А. Карпова 2-го, входившая в арьергард генерал-лейтенанта К.К. Сиверса, у Шевардинского редута сдерживала натиск многократно превосходящих сил противника под командованием И.А. Понятовского (Рапорт генерал-лейтенанта [К.К.] Сиверса князю [М.И.] Кутузову // Богданович М. История Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам. Т. 2. М., 1859. С. 571).

В Бородинском сражении 26 августа 1812 года в составе русской армии участвовали 20 казачьих полков и 2 конно-артиллерийские роты. 25 августа войсковой атаман генерал от кавалерии М.И. Платов возвратился из Москвы, вступил в командование донскими казачьими полками. 14 казачьих полков и 2-я рота донской конной артиллерии войскового старшины П.В. Суворова составляли корпус под командованием М.И. Платова, также казачьи полки были включены в кавалерийский корпус под командованием генерал-лейтенанта Ф.П. Уварова и располагались на правом фланге русской армии. Отдельный отряд генерал-майора А.А. Карпова 2-го численностью восемь казачьих полков входил в резерв левого крыла русской армии, который прикрывал направление на Москву по Старой Смоленской дороге у деревни Утицы. 1-я рота донской конной артиллерии майора П.Ф. Тацына была придана 2-й сводно-гренадерской дивизии генерал-майора М.С. Воронцова и находилась в линии полков, успешно отражала попытки противника овладеть Багратионовыми флешами (РГВИА. Ф. 474. Оп. 1. Д. 97. Л. 81 об; Донские казаки в 1812 году. С. 160–162; Поликарпов Н.П. К истории Отечественной войны 1812 года. Вып. 3. М., 1912. С. 107–108). Позиция русских войск при д. Бородино, считал главнокомандующий русскими войсками генерал-фельдмаршал М.И. Кутузов, «одна из наилучших». Слабое место этой позиции… с левого фланга, – писал полководец императору Александру I, – постараюсь исправить искусством… имею я большую надежду к победе». 26 августа Наполеон наносил главный удар основной массой французских войск на д. Семеновское и Курганную высоту (батарею Раевского). Одновременно в обход д. Утицы в тыл русской армии был направлен кавалерийский корпус маршала Франции И.А. Понятовского, который встретил мощное сопротивление корпуса генерал-лейтенанта Н.А. Тучкова 1-го, в составе которого находились донские казачьи полки генерал-майора А.А. Карпова 2-го ( Липранди И.П. Пятидесятилетие Бородинской битвы. М., 1867. С. 53; Быкадоров И. Очерк участия донского казачества в Отечественной войне 1812 года. Новочеркасск, 1911. С. 80–82). Сильная партия донских казаков генерал-майора А.А. Карпова 2-го, посланная командиром 2-го пехотного корпуса генерал-лейтенантом К.Ф. Багговутом (он занял должность командующего левого фланга русской армии после смертельного ранения генерал-лейтенанта Н.А. Тучкова 1-го) в разведку, обнаружила несколько колонн пехоты и скрытую в лесу артиллерию противника. Неприятель принял движение казачьей партии за атаку и немедленно выдвинул свои орудия и послал стрелков, которые открыли огонь по казакам (О действии войск 2-го корпуса, состоящих под командой генерал-лейтенанта Баггевута // Богданович М. История Отечественной войны 1812 года. Т. 2. С. 584–588). В воспоминаниях Ф.Н. Глинки, участника Бородинского сражения, так описывается этот бой: «Донцы и ополченцы скрыты в засаде. Они раскроют себя, ударив во фланг неприятелю, когда он, слишком самонадеянный, начнет обходить позицию слева. Уже запылало в отдаленности… Поляки приближаются, страшные батареи ревут перед ними. Вся окрестность обстреляна. Ядра снуют по воздуху; картечи вихрятся. Но вот стальная река штыков и сабель, вот радужная лента уланских значков склоняется вправо… Неприятель намерен обходить – и вдруг высокий лес ожил и завыл бурею: 7000 русских бород высыпало из засады. Со страшным криком, с самодельными пиками, с домашними топорами они кидаются на неприятеля, как в чащу леса, и рубят людей, как дрова!» ( Глинка Ф.Н. Очерки Бородинского сражения (Воспоминания о 1812 годе). Ч. 1. М., 1839. С. 51–52). На помощь И.А. Понятовскому Наполеон направил десятитысячный 8-й армейский корпус Великой армии под начальством дивизионного генерала Ж.А. Жюно. Под натиском превосходящих сил противника русские войска уступили французам д. Утицы, а затем и Утицкий курган, но остановили продвижение польских улан, укрывшись в Большом Утицком лесу. Вскоре казаки стали активно нападать на тылы и фланги противника, наносили ему ощутимый урон, расстраивая колонны, поражая и захватывая в плен солдат и офицеров противника. В результате активной и хорошо организованной обороны корпус И.А. Понятовского понес большие потери, вынужден был остановиться и более не принимал решительных наступательных действий до конца сражения ( Клаузевиц К. 1812 год. Изд. 2-е. М., 1937. С. 103).

В этот день донские казаки активно включались в другие боевые операции русской армии. На правом фланге отдельные отряды полковников М.Г. Власова 3-го и С.Ф. Балабина, отправленные накануне для наблюдения за неприятелем, «постоянно его тревожили и поражали довольно» (Донские казаки в 1812 году). Казаки под командованием М.И. Платова с восходом солнца выступили из лагерного расположения и последовали на левый фланг неприятельской армии. Нападая на кавалерию и пехоту противника, донские казаки искали слабые места в его боевых порядках, уничтожали разведчиков, канониров и фуражиров, наблюдали за передвижением французских войск под командованием вице-короля Италии, начальника 4-го армейского корпуса Великой армии Э.Р. Богарне. Вскоре казаки обнаружили броды через реку Колочу. М.И. Платов отправил к М.И. Кутузову принца Э. Гессен– Филиппштадского с просьбой разрешить казакам «совершить диверсию в тыл противника». Полковник К.Ф. Толь доложил М.И. Кутузову предложение донского войскового атамана, после изучения и оценки оперативной и стратегической обстановки в центре и на левом фланге русской армии главнокомандующий отдал приказ Ф.П. Уварову и М.И. Платову переправиться через р. Колочу и ударить во фланг и тыл французской армии. Начался знаменитый рейд казаков атамана М.И. Платова и кавалерийского корпуса генерал-лейтенанта Ф.П. Уварова ( Клаузевиц К. 1812 год.). Это решение, как писал впоследствии участник Бородинского сражения выдающийся немецкий военный ученый и теоретик К. Клаузевиц, было принято между 8 и 9 часами утра. Сражение находилось еще в первой стадии своего развития. Не было никакой возможности предвидеть в какой-либо мере его конечный исход. К полудню казаки М.И. Платова и кавалеристы Ф.П. Уварова переправились через р. Войну (приток р. Колочи) и атаковали противника. Французская кавалерия отступила, но пехота, построившаяся в каре, встретила казаков и кавалеристов Уварова сильным ружейным огнем. Неоднократные атаки лейб-казаков под командованием генерал-майора В.В. Орлова-Денисова не приносили успеха (РГВИА. Ф.ВУА. Д. 3561. – 1812. Л. 38 – об).К этому времени в центре и на левом фланге русской армии сложилась напряженная обстановка. Противник, неся огромные потери, заметно потеснил корпуса генерал– лейтенанта Н.А. Тучкова 1-го и генерал-лейтенанта П.П. Коновницына, захватил д. Утицу и Утицкий курган, артиллерийским огнем почти полностью уничтожил батарею генерал-лейтенанта Н.Н. Раевского, захватил Багратионовы флеши. Положение русских войск усугублялось тем, что накануне Бородинского сражения генерал от кавалерии Л.Л. Беннингсен самовольно изменил расположение войск на левом фланге, поставив корпус Н.А.Тучкова 1-го фронтом к противнику, тем самым сорвал запланированный М.И. Кутузовым маневр. Корпуса генерал-лейтенанта К.Ф. Багговута и генерал-лейтенанта А.И. Остермана-Толстого были брошены на поддержку левого фланга и центра, резервы русской армии стали быстро таять. В штабе М.И. Кутузова с надеждой и нетерпением ожидали вестей от М.И. Платова и Ф.П. Уварова. Мучительно долго тянулись минуты и часы ожидания.

Вдруг на другой стороне реки Колочи – на левом фланге французской армии началась сильная стрельба, рассыпались стройные ряды колонн, артиллеристы и канониры, бросая зарядные ящики, разбегались и прятались в зарослях кустарника и перелеске. Казалось, ниоткуда возникали казаки, они вихрем проносились между расстроенными рядами неприятельской пехоты, стреляли из винтовок и пистолетов, врезались на полном скаку в боевое охранение обозов, а где не могли достать противника саблями, жалили его своими длинными пиками. На левом фланге противника началось смятение, вице-король Э. Богарне чуть не попал в плен казакам, под ним была убита лошадь, погиб один из его адъютантов. Он вынужден был приостановить перевод резервов 4-го французского армейского корпуса к д. Захарьино и д. Бородино. Наполеон, не зная реальной численности просочившихся казаков и кавалеристов М.И. Платова и Ф.П. Уварова, считал, что «хитрый лис», как он называл М.И. Кутузова, решил обмануть его, направив в тыл французской армии крупные части кавалерии и пехоты. Наступление французской армии в центре и на правом фланге было остановлено, на поддержку вице-короля Наполеон направил две колонны численностью свыше двадцати трех тысяч человек. Почти два часа потребовалось императору Франции для выяснения оперативной обстановки, и только в 14 часов он начал третью атаку на Багратионовы флеши и с. Семеновское. Время было упущено Незначительная на первый взгляд передышка позволила М.И. Кутузову подтянуть резервы, произвести перегруппировку войск, укрепить свои позиции в центре и на левом фланге. В это время казаки М.И. Платова и кавалеристы Ф.П. Уварова, не поддержанные пехотой и артиллерией, наткнулись на нарастающее сопротивление многократно превосходившего по численности противника, бросились уничтожать и грабить его обозы. Вскоре казаки, захватив с собой пленных и добычу, вернулись в расположение своих частей, французы не рискнули их преследовать. Вице-король Италии Э.Р. Богарне, выставив оцепление и боевое охранение, практически оставался в бездействии вторую половину дня, опасаясь нового прорыва или обходного маневра казаков. К 18 часам русские войска уже прочно удерживали позиции от д. Горки до Старой Смоленской дороги, с которых артиллерийским огнем уничтожали пехоту и кавалерию противника. Постепенно с наступлением ночи прекратились атаки, замерли артиллерийская канонада и ружейные выстрелы, русские и французы укрепляли свои позиции, приводили в порядок оружие и амуницию, санитары оказывали помощь раненым, а погребальные команды хоронили погибших солдат и офицеров. Моросило. С восходом солнца обе стороны готовились возобновить сражение ( Клаузевиц К. 1812 год. С. 105–111; см. также: Поход в Москву в 1812 году. Мемуары участника, французского генерала графа Ф. де Сегюра. М., 1911. С. 37–38). Наряду с казачьими полками в Бородинском сражении приняли участие и отличились донские артиллеристы. Донская конно-артиллерийская рота № 1 под командованием П.Ф. Тацына в день Бородинского сражения состояла при 2-й сводно-гренадерской дивизии генерал-майора М.С. Воронцова, державшей оборону южной флеши у д. Семеновской. С утра дивизия М.С. Воронцова отражала многочисленные атаки превосходящих сил противника – 5-й пехотной дивизии генерала Ж.Д. Компана, 4-й пехотной дивизии генерала Ж.М. Дессэ, артиллерийской батареи генерала Ж.М. Пернетти, а чуть позже 10-й, 11-й и 25-й пехотных и 8-й армейской дивизий под командованием маршала Франции М.С. Нея. При каждой атаке французов донские артиллеристы встречали их убийственным картечным огнем, наносили большой урон противнику. Начальник Донской конно-артиллерийской роты № 1 войсковой старшина П.Ф. Тацын, 16 урядников и 167 казаков, участвовавшие в Бородинском сражении, за мужество и отвагу были представлены к наградам. Войсковому старшине П.Ф. Тацыну пожалован чин подполковника, есаул Салтысов награжден орденом Св. Владимира 4-й степени, трое казаков получили знаки отличия Военного ордена.Донская конно-артиллерийская рота № 2 под командованием войскового старшины П.В. Суворова 2-го находилась с 24-го августа до утра 27 августа в резерве правого фланга, а затем в арьергарде под командованием М.И. Платова прикрывала отход русских войск от Бородино до Москвы ( Жиров М.С . Краткий исторический очерк службы 4-й и 8-й Донских казачьих батарей. Новочеркасск, 1914; Он же. Материалы для истории артиллерии войска Донского. Новочеркасск, 1914). Во время Бородинского сражения на Курганной высоте (батарее Раевского) отличился поручик донской конной артиллерии Поздеев – адъютант начальника артиллерии российской армии генерал-майора А.И. Кутайсова. Генерал-майор А.П. Ермолов, возглавивший 3-й батальон Уфимского и 18-й егерский полк, в результате успешной контратаки вернул утраченные позиции. На батарее, имевшей 18 орудий, оставалось всего два заряда картечи, а офицеры и прислуга при орудиях были убиты. С помощью солдат Уфимского полка А.П. Ермолов переменил большую часть батареи и удерживал ее в течение полутора часов от нападений неприятеля. Затем вызвал начальника 24-й дивизии генерал-майора П.Г. Лихачева и сдал ему батарею. Командовать батареей до конца сражения был назначен, по отзывам А.П. Ермолова, «отличный офицер» поручик Поздеев (Отечественная война 1812 года. Материалы Военно-ученого архива Генерального штаба. Отд.1. Переписка русских правительственных лиц и учреждений. Т. XVIII. Боевые действия в 1812 году (сентябрь месяц. Переписка март – декабрь). СПб., 1911. С. 98–100).В ночь после сражения М.И. Кутузов, тщательно оценивая обстановку, считал возможным продолжать его на следующий день. Но по мере поступления донесений о численности погибших и раненых солдат и офицеров, о расположении и количестве резервов, о состоянии артиллерийского парка главнокомандующему становилось ясно, что необходимо оставить позиции при д. Бородино и отступать к Москве, изматывая противника в тяжелых арьергардных боях. Казакам поручалось вводить противника в заблуждение, наблюдать за его передвижением и прикрывать отступление русской армии. Командовать арьергардом был назначен М.И. Платов.Генерал-лейтенант Д.М. Волконский 1 сентября 1812 года записал в дневнике разговор с главнокомандующим: «Кутузов откровенно сказал, что неприятель многочисленнее нас и что не могли удержать пространную позицию и потому отступили все войска на Поклонную гору к Филям» ( Волконский Д.М. Дневник 1812–1814 гг. // Русские дневники. 1812 год. Военные дневники. М., 1990. С. 142). В два часа по полуночи русские войска незаметно покинули Бородинские позиции и отошли к Можайску. Казаки оставались на поле боя. Они постоянно беспокоили французские войска, подъезжая к бивакам, что заставляло их из предосторожности ночного нападения становиться «в ружье». Во время одного из таких поисков казаки очень близко подкрались к шатру Наполеона, поднятая по тревоге французская гвардия выстроилась в колонну (Гутчинсон. Английский историк русской Отечественной войны 1812 года. Пер. с английского С. Халютина. СПб., 1905. С. 56; Очерк участия Донского войска в Отечественной войне 1812 года и заграничных походах 1813–1814 гг. Изд. Донского дворянства. Сост. Ис. Быкадоров. Новочеркасск, 1911. С. 93). Спустя годы об этой ночи так вспоминал генерал от кавалерии Л.Л. Беннигсен: «Войсковой атаман М.И. Платов с казаками остался на том месте, которое занимало наше правое крыло и к которому не приближались французы. Они лишь на рассвете заметили наше отступление, но оставались на месте до 11 часов утра, а затем стали наступать на отряд генерала Платова, который медленно начал отходить, по возможности задерживая их наступление, чтобы доставить нашей армии время и возможность отступить далее» ( Беннигсен Л.Л. Письма о войне 1812 года. Пер. с французского П.М. Майкова. Приложение к «Вольно-историческому вестнику». Киев, 1912. С. 78). В литературе существуют самые различные, подчас противоположные оценки Бородинского сражения, от выигрыша баталии Кутузовым у Наполеона до сокрушительного поражения русской армии. В конце XIX в. английский военный историк Г.Д. Гутчинсон, изучая Отечественную войну 1812 г., писал: «Бородинская битва сделалась несомненной победой Наполеона! Но зато какой ценой она была достигнута! Он мог сказать вместе с Пирром: «Еще другая такая победа, и я погиб!» Правда, враг отступил, но не по необходимости, а избрав лучшее. Какое незначительное влияние имело это сражение на нравственный дух русских, видно из того, что в ту же самую ночь казаки проникли за французскую цепь и произвели тревогу, принудившую императорскую гвардию встрепенуться ото сна и встать в ружье – оскорбительное положение после победы, а на третий день после сражения Мюрат, атаковавший арьергард Кутузова в Можайске, был жестоко разбит с потерей 2 тысяч человек (Гутчинсон. Английский историк русской Отечественной войны 1812 года. Пер. с английского С. Халютина. СПб., 1905. С. 56–57; см. также: Отечественная война 1812 года. Отд.1. Материалы Военно-ученого архива. Т. XV. Журнал военных действий в 1812 году. Боевые действия в 1812 году (июль – декабрь). СПб., 1911. С. 24).Объективную точку зрения на Бородинское сражение, на наш взгляд, выразили авторы статьи «Бородинское сражение», опубликованной в энциклопедии «Отечественная война 1812 года»: «Анализ боевых действий позволяет утверждать, что ни один из противников в ходе сражения не решил поставленных задач и не добился существенных результатов. Наполеон не сумел разгромить русскую армию, Кутузов не сумел защитить Москву» (Бородинское сражение // Отечественная война 1812 года. Энциклопедия. М.: РОССПЭН, 2004. С. 92).Войсковой атаман М.И. Платов и начальник казачьей бригады генерал-майор А.А. Карпов 2-й высоко оценили мужество и героизм донских казаков, офицеров и генералов, проявленные 24 и 26 августа. К награждению было представлено около 300 человек. В «Списке именном Второй Западной армии казачьих полков полковым командирам, отличившимся против неприятеля бывшего 24 и 26 августа 1812 года», подписанном генерал-майором А.А. Карповым 2-м, отмечалось, что полковники А.И. Быхалов 1-й, О.В. Иловайский 10-й, Т.Д. Иловайский 11-й, войсковые старшины Греков 21-й и Д.Д. Комиссаров 1-й «во время сражения, командуя вверенными им полками, несмотря на сильные пушечные и оружейные выстрелы, находились всегда впереди оных и воочию тем подавали подчиненным своим пример, но сами много раз бросались в колонны неприятельские, своеручно поражали оного». В таком же представлении к награждению, подписанном войсковым атаманом М.И. Платовым, указывались другие командиры полков, в частности, Н.В. Иловайский 5-й, М.Г. Власов 3-й, К.И. Харитонов 7-й, Д.Т. Греков 18-й, С.Ф. Балабин 2-й, И.И. Жиров и В.Т. Денисов 7-й. Младшие командиры – сотники, есаулы и хорунжие, «первые из товарищей своих, несмотря на сильные пушечные и ружейные выстрелы, были всегда впереди всех, врезались в колонны неприятельские с неустрашимой их личной храбростью, своеручно поражали наездников оного, подавали тем пример полкам, как к поражению неприятеля, так и равно к прогнанию с занятых им нужных для нашей армии мест» (РГВИА. Ф. 103. Оп. 208 а, Д. 4. Ч.1. Св.0. Л. 123–127, 375–379; Поликарпов Н. Боевые действия и подвиги казачьих полков и донской конной артиллерии в сражении 26 августа (7 сентября) 1812 г. при с. Бородине // 1812 год. М., 1912. № 15–16. С. 500–509; Бородино. Сб. документов под ред. Л.Г. Бескровного и Г.П. Мещерякова. М., 1962.). Император Александр I пожаловал лейб-гвардии казачьего полка полковнику И.Е. Ефремову, командовавшему полком во время Бородинского сражения, орден Св. Анны 2-й степени, алмазами украшенный, ротмистру царевичу Имеретинскому – орден Св. Владимира 4-й степени с бантом, поручикам С.А. Леонову, А.И. Андрианову, П.Б. Грекову, корнету И.А. Орлову – золотые сабли с надписью «За храбрость»; корнетам С.С. Николаеву, С.С. Кутейникову и А.М. Каменову – ордена Св. Анны 3-й степени (История лейб– гвардии казачьего его величества полка. Составлена офицерами полка. СПб., 1876. С. 211–213), полковник Д.Д. Комиссаров, есаул В. Гердов орденами Св. Владимира 3-й степени, сотник Ушаков – орденом Св. Владимира 4-й степени, сотник Номикосов – золотой саблей с надписью «За храбрость». Этот список можно продолжать и продолжать. Многие генералы, штаб– и обер-офицеры были награждены различными орденами, чинами, высочайшими благоволениями, золотыми табакерками, золотыми саблями с надписью «За храбрость» (РГВИА. Ф. 103. Оп. 208 а, Д. 4. Ч.1. Л. 123–123 об; ГАРО. Ф. 344. Оп.1. Д. 310. Л. 63 об; Ф. 55. Оп.1. Д. 210. Л. 34; Д. 234. Л.9; Д. 793. Л. 6).Но, к сожалению, в списках награжденных за Бородинское сражение нет войскового атамана войска Донского, генерала от кавалерии М.И. Платова. Не был он и участником знаменитого совещания в Филях, на котором решалась судьба Москвы. В литературе существуют многочисленные оценки роли М.И. Платова в период отступления, причин его отстранения от командования арьергардом, значения рейда донских казаков в Бородинском сражении, об отношениях между главнокомандующим русской армии генерал-фельдмаршалом М.И. Кутузовым и донским атаманом ( Безотосный В.М. Донской генералитет и атаман М.И. Платов в 1812 году. М., 1999). Следует, на наш взгляд, отметить широко известный на Дону и за его пределами род Иловайских. Его представители являлись войсковыми атаманами, полковыми командирами, войсковыми дворянскими депутатами. Иловайские участвовали в войнах России XVIII – начала XX вв., неоднократно награждались орденами и медалями, саблями с надписью «За храбрость», императорскими подарками, землями, крестьянами и деньгами. В Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах русской армии приняли участие Петр Алексеевич Иловайский 1-й (единственный сын войскового атамана Алексея Ивановича Иловайского), Алексей Васильевич Иловайский 3-й, Иван Дмитриевич Иловайский 4-й, Николай Васильевич Иловайский 5-й, Степан Дмитриевич Иловайский 8-й, Григорий Дмитриевич Иловайский 9-й, Осип (Иосиф) Васильевич Иловайский 10-й, Тимофей Дмитриевич Иловайский 11-й, Василий Дмитриевич Иловайский 12-й, Иловайский 18-й.

Выписка из формулярного списка за № 137 генерал-майора Василия Дмитриевича Иловайского 12-го:

...

Выписка из краткого журнала действий Донского казачьего Иловайского 12-го полка:

...

(РГВИА. Ф. 25. Оп. 2/161 а. Св. 4. Д.42. Л. 15–15 об; сохранена орфография и пунктуация документа. – А.А.).

Партизанские действия русской армии начались 21 июля 1812 года, когда после соединения армий под Смоленском М.Б. Барклай де Толли сформировал летучий отряд из трех донских, Ставропольского калмыцкого и Казанского драгунского полков под командованием Ф.Ф. Винценгероде. Он поставил перед ними задачу действовать в районе Духовщины, «непрерывно беспокоить левый фланг противника, уничтожать его отдельные партии, перехватывать курьеров и совершать другие партизанские действия» (Народное ополчение в 1812 году. Сб. документов. М., 1962. С. 39, 477). 6 июля 1812 г. император Александр I издал манифест «О сборе внутри государства земского ополчения» (1 ПСЗ. Т. XXXII. № 25176). Императорский манифест был получен в войске Донском 20 июля 1812 г., и в тот же день состоялось заседание Войсковой канцелярии, которая приняла решение о формировании Донского казачьего и крестьянского ополчения, определила порядок формирования полков, состав, численность, источники снабжения и вооружения, места сбора и смотра полков, сроки выхода, маршруты движения к действующей армии и т. д. ( Францева Л.М. Донское казачье ополчение в 1812 году // Исторические записки. 1954. № 47. С. 293; ГАРО. Ф.55. Оп. 1. Д. 1169. Л. 6–19). Спустя десять дней, как началось формирование донского ополчения, войсковой наказной атаман А.К. Денисов получил из Сената новый Высочайший указ от 18 июля 1812 г. (1 ПСЗ. П. XXXII. № 25188). В нем ограничивалось количество губерний, где созывалось народное ополчение, в том числе Земле войска Донского. На вечернем заседании 31 июля Войсковая канцелярия приняла решение приостановить организацию крестьянского ополчения, но продолжить формирование донских казачьих полков, о чем послано сообщение войсковому атаману М.И. Платову и в Сенат (ГАРО. Ф. 55. Оп.1. Д.1169).Формирование Донского казачьего ополчения встречало трудности и происходило не так быстро, как предполагалось ранее. При очередном выставлении полка на службу полк обновлялся примерно на треть молодыми казаками. «Кадр полка» составляли служилые офицера и казаки, второй-третий раз выходившие на службу, имевшие боевой опыт. Ко времени формирования донского казачьего ополчения на Дону находилось на льготе, в «раскомандированиях», отпусках и по болезни 6713 служилых казаков и офицеров. В случае их всеобщего призыва удалось бы сформировать 10–11 полков полного состава (ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 103. Л. 10–11 об., 59). Ополченческие казачьи полки формировались «малолетками» и отставными казаками в возрасте от 18 до 55 лет. Чтобы улучшить организацию и управление полков, повысить их боеспособность, Войсковая канцелярия приняла решение о введении в состав создававшихся полков не менее одной трети служилых казаков. Вместе с опытными боевыми казаками, ушедшими в отставку по возрасту, они составили «кадр полка».При комплектовании полков Войсковая канцелярия столкнулась с нехваткой офицеров, приказом войскового атамана А.К. Денисова на офицерские должности, «на вакансии», стали назначаться урядники «опытные и доброго поведения». Большую сложность представляло для Войсковой администрации обеспечение в короткие сроки всех ополченцев оружием, снаряжением и лошадьми. Из войсковых запасов было роздано казакам 1100 дротиков, закуплено за счет Войска и поступило на вооружение 850 ружей (ГАРО. Ф. 55. Оп.1. Д. 1163).К началу сентября завершилось комплектование полков, назначены их командиры, старшие начальники колонн генерал-майор Д.Е. Греков 1-й и генерал-майор Б.А. Греков 3-й, походный атаман генерал-майор А.В. Иловайский 3-й. В окружных станицах прошли смотры, к полкам прикомандированы регулярной армии офицеры квартирмейстерской части для сопровождения колонн по маршрутам движения, казаки получили свинец, порох, фуражные и кормовые деньги. Однако, как отмечалось в рапорте войскового атамана А.К. Денисова войсковому атаману М.И. Платову, не все были готовы к выходу в действующую армию (ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 104. Л. 67–68 об.).22 ополченческих и 4 полка служилых казаков были полностью укомплектованы и имели согласно штатному расписанию: командир полка – 1, штаб– и обер-офицеров – 16, урядников – 10, казаков – 551, лошадей строевых – по штату, вьючных – по потребностям полка (ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д.104, 1163). 30 августа войсковой атаман М.И. Платов приказал форсированно двигаться к Москве сформированным полкам. 11–12 сентября первыми вышли в поход казачьи полки Черкасского округа под командованием генерал-майора Иловайского 3-го, затем полки Донецкого, 1-го и 2-го Донских, далее Хоперского и Усть– Медведицкого округов. Они двигались по Казанскому тракту на Тулу, к Москве на соединение с Главной армией. Войско Донское выставило 26 полков и полуроту донской конной артиллерии общей численностью 15 465 казаков. В конце сентября – начале октября полки поступили в авангард русской армии ( Францева Л.М . С. 299–300). Первоначально М.И. Кутузов предполагал все полки Донского ополчения направить на усиление армейских партизанских отрядов Главной армии, но затем решение было изменено. Служилые полки Попова 13-го и ополченческие Андрианова 1-го и Андрианова 3-го, не доходя до Тарутино, направлены в партизанский отряд подполковника Д.В. Давыдова и начальника Калужского ополчения генерал-лейтенанта В.Ф. Шепелева. В конце сентября прибыли в Тарутино служилые полки Ягодина 2-го, Кутейникова 6-го, а с начала октября стали подходить ополченческие полки.Прибывшие 5 октября и назначенные в авангард под командованием генерала от инфантерии М.А. Милорадовича ополченческие полки Чернозубова 4-го, Ежова 2-го, Сучилина, Грекова 1-го, Попова 3-го, Ребрикова участвовали в сражении 6 октября под Тарутино наряду с ранее находившимися при Главной армии донскими полками. Большая часть Донского ополчения направлена в летучий корпус войскового атамана М.И. Платова, три полка в авангард Главной армии под командованием генерал-майора А.А. Карпова 2-го, незначительная часть в партизанские отряды генерал-майора И.С. Дорохова, подполковника Д.В. Давыдова, капитана А.Н. Сеславина, капитана А.С. Фигнера, донского полковника И.Е. Ефремова, полковника кн. Н.Д. Кудашева и других армейских командиров ( Францева Л.М. Участие донских казаков в Отечественной войне 1812 года. Автореф. дис. канд. исторических наук. Ростов н/Д., 1949. С. 5–11. Соловьева С.В. Войско Донское в период Отечественной войны 1812 года. Дис. канд. исторических наук. Волгоград, 1995).

После оставления Москвы казаки активно действовали в арьергардах, не давали противнику приблизиться к армии, нарушали его коммуникации, собирали разведывательные данные, несли аванпостную и сторожевую службу. При освобождении Москвы от французов донские полки из отряда генерал-майора Ф.Ф. Винценгероде первыми вошли в город, спасали его от разрушения и пожаров, предотвратили взрыв кремлевских стен и башен.

О состоянии французской армии после оставления Москвы, роли донских казаков в ее преследовании и разгроме имеют многочисленные свидетельства, которые донесла до настоящего времени российская периодическая печать 1812–1815 гг.

...

Граф Платов гетман казаков

...

В ходе контрнаступления русской армии особенно отличились отряды М.И. Платова, генерал-адъютанта В.В. Орлова-Денисова, генерал-майоров А.В. Иловайского 3-го, Н.В. Иловайского 5-го, А.А. Карпова 2-го. В боях под Малоярославцем донские казаки удерживали город до подхода корпусов генерала от инфантерии Д.С. Дохтурова и Н.Н. Раевского, а затем совместно с войсками М.А. Милорадовича в сражении под Вязьмой разгромили войска И.-Н. Мюрата и М. Нея. При форсировании противником р. Березины, а также во время его преследования до г. Вильно и г. Ковно уничтожали остатки французской армии, захватили в боях последние французские пушки и обоз (Донские казаки в 1812 году. С. 261–263, 265–268). В декабре 1812 г. донские казаки первыми перешли границу Российской империи – начался освободительный поход русской армии. «В воздаяние ревностной службы и отличия, оказанные в сражении против французских войск» с 12 июля по 31 декабря 1812 г., генерал-лейтенанту графу В.В. Орлову-Денисову, генерал-лейтенанту А.Д. Мартынову, генерал-майору А.В. Иловайскому 3-му, генерал-майору А.А. Карпову 2-му, генерал-майору М.И. Родионову 2-му были пожалованы ордена Св. Георгия 3-й степени. Войска Донского полка генерал-майора В.Т. Денисова 7-го войсковой старшина С.Ф. Тацын 6-й, полка И.И. Исаева 2-го есаул С.А. Каршин, командир полка майор С.И. Пантелеев 2-й, командир полка войсковой старшина В.А. Кутейников 6-й, командир Донской конно-артиллерийской № 2 роты подполковник П.В. Суворов, лейб-гвардии казачьего полка полковник А.А. Чеботарев, лейб-гвардии казачьего полка полковник И.Е. Ефремов 2-й, командир полка войсковой старшина Г.Я. Каменнов, полка О.В. Иловайского 10-го есаул А.А. Карпов 3-й, Атаманского полка войсковой старшина С.И. Платов, Атаманского полка войсковой старшина М.А. Копылков, Атаманского полка подполковник граф М.М. Платов, командир полка подполковник И.В. Греков 21-й, командир полка войсковой старшина К.И. Шамшев 2-й, полка Г.А. Луковкина войсковой старшина П.И. Баевич, командир полка М.Г. Власов 3-й получили ордена Св. Георгия 4-й степени (Донцы, кавалеры ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия. С. 18–21, 50–61). Всего за Отечественную войну 1812 года, заграничные походы 1813, 1814 и кампанию 1815 гг. орденом Св. Великомученика и Победоносца Георгия были награждены:За Отечественную войну 1812 г. Орденом Св. Георгия 3-й степени: 1. Орлов-Денисов В.В., генерал-лейтенант2. Мартынов А.Д., генерал-лейтенант3. Иловайский 3-й А.В., генерал-майор4. Карпов 2-й А.А., генерал-майор5. Родионов 2-й М.И. генерал-майор6. Власов 3-й М.Г., полковник7. Иловайский 4-й И.Д., генерал-майор8. Иловайский 12-й В.Д., генерал-майор

Орденом Св. Георгия 4-й степени: 1. Тацын 6-й С.Ф., войсковой старшина2. Каршин С.А., есаул3. Пантелеев 2-й С.И., майор4. Кутейников 6-й В.А., войсковой старшина5. Суворов П.В., подполковник6. Чеботарев А.А., полковник7. Каменнов Г.Я., войсковой старшина8. Карпов 3-й А.А., есаул9. Платов С.И., войсковой старшина10. Копылков М.А., войсковой старшина11. Греков 21-й И.В., подполковник12. Шамшев 2-й К.И., войсковой старшина13. Баевич П.И., войсковой старшина14. Платов М.М., подполковник15. Ефремов 2-й И.Е., полковник16. Власов 3-й М.Г., полковник17. Иловайский 9-й Г.Д., генерал-майор18. Греков 5-й С.Е., полковник19. Быхалов 1-й А.И., полковник20. Тацын П.Ф., полковник21. Харитонов 7-й К.И., полковник22. Тарасов 2-й П.И., подполковник23. Кирсанов Х.П., полковник24. Кирпичев И.И., войсковой старшина

За заграничные походы 1813, 1814 и кампанию 1815 гг.: Орденом Св. Георгия 3-й степени: 1. Ефремов 2-й И.Е., генерал-майор2. Балабин 2-й С.Ф., генерал-майор3. Жиров И.И., полковник

Орденом Св. Георгия 4-й степени: 1. Родионов 2-й М.И., генерал-майор2. Кутейников 8-й А.А., войсковой старшина3. Секретев П.Т., есаул4. Абакумов А.М., есаул5. Семенчиков С.И., подполковник6. Денисов И.Д., подполковник7. Бегидов Д.Г., подполковник8. Киреев 5-й М.Е., войсковой старшина9. Селиванов 2-й И.А., полковник10. Протопопов И.А., полковник11. Селиванов 3-й А.А., войсковой старшина12. Долотин С.Ф., войсковой старшина13. Хрещатицкий П.С., штаб-ротмистр14. Процыков А.Ф., войсковой старшина15. Костин Г.А., полковник16. Урюпинсков П.П., войсковой старшина17. Золотарев А.И., полковник18. Эльмурзин Т.Б., полковник19. Власов 2-й М.А., подполковник20. Орлов А.В., штаб-ротмистр21. Сергеев Г.А., полковник(Донцы, кавалеры ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия. С. 50–75).

Главнокомандующий российской армией генерал– фельдмаршал М.И. Кутузов, оценивая участие донского казачества в Отечественной войне, писал: «Почтение мое войску Донскому и благодарность к подвигам их в течение кампании 1812 года, которые были главнейшей причиной к истреблению неприятеля, лишенного вскоре всей кавалерии и артиллерийских лошадей, следовательно, и орудий, неусыпными трудами и храбростью Донского войска; сия благодарность пребудет в сердце моем… Сие чувствование завещаю я и потомству моему» (Донские казаки в 1812 году. С. 303). После разгрома наполеоновских войск в Отечественной войне русское правительство решило перенести боевые действия на территорию Европы, чтобы добиться окончательной победы над Наполеоном.В начале 1813 г., согласно расписаниям всей действующей русской армии по алфавиту войск, в составе армии находилось 60 донских казачьих полков и 2 роты донской конной артиллерии. В кампании 1813 г. донские казаки в авангарде русской армии под командованием М.И. Платова, А.И. Чернышева, П.Х. Витгенштейна, Ф.В. Сакена, Ф.Ф. Винценгероде, Ф.К. Теттенборна участвовали в осаде крепостей Данцига, Модлин и Торунь, в освобождении герцогства Варшавского, Пруссии, Саксонии, Вестфалии, 16 германских государств, входивших в состав Рейнского союза (Бавария, Вюртемберг, Баден, Гессен-Дармштадт, Лихтенштейн и другие). 20 февраля 1813 г. после тяжелых боев донские казаки в составе отряда А.И. Чернышева освободили Берлин от французских войск.К марту 1813 г. Наполеону удалось почти полностью восстановить численность и боеспособность своей армии и перейти в наступление. В ходе сражений 20 апреля при г. Лютцене и 8–9 мая при г. Баутцене французские войска нанесли поражение русским войскам и их союзникам, заняли Дрезден. Казалось, что никогда не опускалась звезда над горизонтом и не тускнела слава французского императора, его войска готовы были вновь доказывать преданность великому полководцу.Осенью 1813 г. военно-стратегическая обстановка в Европе изменилась. Сложилась новая антифранцузская коалиция, которая имела мощную армию и артиллерию, она насчитывала 492 тыс. человек и 1383 орудия. Однако из-за неумелого и нерасторопного управления и командования армиями, двойной игры Австрии союзники 14–15 августа под Дрезденом потерпели поражение и понесли серьезные потери. Донские казаки принимали участие в этом сражении в составе арьергарда русской армии, а затем прикрывали союзные войска при отступлении в Богемию.17 августа союзные войска выступили по направлению к городу Теплиц, здесь успех сопутствовал русской армии. Маршрут лежал через узкое ущелье Рудных гор. Наполеон рассчитывал окружить союзные войска в ущелье и разгромить их. Командир 2-го французского (вестфальского) корпуса генерал Д.Р. Вандам через пленных узнал о малочисленности арьергарда союзных войск под начальством графа А.И. Остермана-Толстого, решил опередить русские войска и занять город. Его 37-тысячный корпус более чем в два раза превосходил отряд А.И. Остермана-Толстого. Русские войска обошли корпус Д.Р. Вандама, закрыли его в узком Кульмском ущелье и, неся огромные потери, не позволили противнику вырваться из окружения. Вся тяжесть сражения легла на гвардейские пехотные части, казаки прикрывали фланги.Большой отряд казаков под начальством В.Д. Иловайского 12-го из корпуса генерала Ф.К. Клейста был направлен по дрезденской дороге в тыл противнику к городкам Петерсвальде и Ноллендорфу. 18 августа во время сражения казаки вместе с пехотными гвардейскими полками овладели Кульмом, захватили несколько пушек, отрезали путь к отступлению французского корпуса. Отчаянные попытки французской кавалерии вырваться из окружения встречали отпор казаков и подошедшей на помощь прусской кавалерии. К часу дня сражение завершилось. Казаки полка В.Д. Иловайского 12-го захватили в плен генерала Д.Р. Вандама со всем его штабом, союзным войскам достались большие трофеи: 12 тысяч пленных солдат, штаб– и обер-офицеров, 4 генерала, несколько знамен, 84 орудия, 200 зарядных ящиков и весь обоз (Герои Отечественной войны. СПб., 1899. С. 560–567).В рапорте Иловайского 12-го от 20 декабря 1813 г. на имя великого кн. Константина Павловича так описывается участие казаков в сражении при Кульме: «От 17–18-го прошедшего августа, донской казачий моего имени полк при разбитии у Кульма корпуса генерала Вандама, действуя на правом фланге армии, отбил у неприятеля 9 орудий, обезвредил две пехотные колонны и взял в плен самого Вандама, одного дивизионного генерала, и в преследовании до Петерсвальдо до 400 офицеров и рядовых; при сем деле многие из нижних чинов полка, мне вверенного, отличили себя примерною храбростью и неустрашимым мужеством; отбитием орудий, поражением неприятеля и взятии оного в плен» (РГВИА. Ф. 25. Оп. 161а, Св. 5.Д. 45. Ч. 7. Л. 56).За сражение при Кульме награждены знаками отличия Военного ордена казаки полков: лейб-гвардии казачьего, Грекова 4-го, Иловайского 3-го, Жирова 1-го, Харитонова, Андрианова 2-го и Комисарова (РГВИА. Ф. 25. Оп. 161а. Св. 5. Д. 45. Ч. 6. Л. 41; Ч. 7. Л. 54, 56, 496, 501).

Российский император Александр I и прусский король Фридрих-Вильгельм III были участниками и очевидцами этого сражения. Император Александр I пожаловал нижним чинам гвардейского корпуса, а также казакам по 2 рубля каждому. Император Фридрих-Вильгельм III, восхищенный мужеством русских солдат, заявил, что награждает победителей этого сражения прусской наградой – Знаком отличия Железного креста. Однако, в соответствии со статутом, данной наградой (учреждена 10 марта 1813 г.) могли быть пожалованы только прусские подданные. Тогда решили изменить внешний вид Знака отличия Железного креста и вручать участникам сражения. Знак отличия Железного креста (в широком общественном мнении и литературе его часто называют Кульмским крестом) с 1816 г. и позже получили свыше 11 тысяч гвардейцев, солдат и кавалеристов регулярной армии, казаков, обер– и штаб-офицеров, генералов. 20 апреля 1827 г. по высочайшему указу императора Николая I Знак отличия Железного креста (Кульмский крест) был приравнен к российским медалям, носился на левой стороне груди в одном ряду с российскими наградами ( Чепурнов Н.И. Наградные медали государства Российского. С. 256–257). 4–7 октября под Лейпцигом произошло генеральное сражение, получившее название «Битва народов». В нем французские войска потерпели сокрушительное поражение. В сражении под Лейпцигом участвовали лейб-гвардии казачий полк под командованием В.В. Орлова-Денисова, а также 32 донских казачьих полка и две конно-артиллерийские полуроты, они внесли огромный вклад в разгром наполеоновских войск. За сражения при Лютцене, Баутцене, Лейпциге и Дрездене генерал-майору графу В.В. Орлову-Денисову был пожалован чин генерал-лейтенанта, а за отличия при Лейпциге – орден Св. Владимира 2-й степени.

В кровопролитном сражении под Лейпцигом 4–6 октября 1813 г. донские казаки проявили чудеса героизма и мужества. В сражении, которое называют «Битва народов», приняло участие 32 казачьих полка: 1) Лейб-гвардии казачий (командовал И.Е. Ефремов), 2) Карпова 2-го, 3) Луковкина, 4) Кутейникова 4-го, 5) Семенченкова, 6) Грекова 36-го, 7) Иловайского 9-го, 8) Селиванова 2-го, 10) Грекова 21-го, 11) Исаева 2-го, 12) Кутейникова 8-го, 13) Иловайского 12-го, 14) Барабанщикова 2-го, 15) Ребрикова 3-го, 16) Эльмурзина, 17) Горина, 18) Ребреева, 19) Дячкина, 20) Лащилина, 20) Иловайского 4-го, 21) Мельникова 4-го, 22) Мельникова 5-го, 23) Чернозубова 5-го, 24) Костина, 25) Атаманский, 26) Ягодина 2-го, 27) Андриянова 3-го, 28) Власова 2-го, 29) Шамшева 2-го, 30) Табунщикова и части полков 31) Золотарева 8-го (38 человек) и 32) Киреева (124 человека). А также две конно-артиллерийские роты ( Жирова М . Участие донских казаков в боях под Лейпцигом 4–6 октября 1813 года // СОВДСК. Вып. 13. Новочеркасск, 1915. С. 24–42). За мужество и героизм в сражении под Лейпцигом 4–6 октября 1813 г. император Александр пожаловал знаки отличия Военного ордена и двойные оклады казакам полков: лейб-гвардии казачьего, Андрианова 2-го, Харитонова, Иловайского 5-го, Грекова 21-го, Быхалова, Семенченкова, Киреева, Табунщикова и Комиссарова (РГВИА. Ф. 25. Оп. 161а. Св. 5. Д. 45, Ч. 7. Л. 40 – об). + Статья Конькова об атаке лейб-гвардейцев под Лейпцигом; + Статья М. Жирова. Участие донских казаков в боях под Лейпцигом 4–6 октября 1813 года // СОВДСК. Вып.13. Новочеркасск, 1915. С. 24–42).

К началу 1814 г. силы союзников увеличились почти вдвое, они начали наступление в глубь Франции, на Париж. Несмотря на численный перевес, Наполеону удалось одержать ряд побед над союзными войсками и даже оттеснить их за Рейн. Вскоре в сражениях при городах Бар-сюр-Об, Лаоне, Арси-сюр-Об он потерпел поражение, 18 марта Париж капитулировал. Донские казаки в составе русской армии вступили на улицы Парижа, а спустя месяц начали возвращение домой. В ознаменование взятия Парижа император Александр I учредил 30 августа 1814 г. медаль для награждения нижних чинов и офицеров, находившихся в составе действующей армии до 19 марта 1814 г. С.-Петербургский монетный двор изготовил свыше 160 тысяч серебряных медалей. Но только спустя 5 лет участники Отечественной войны и заграничных походов российской армии получили награду. В 1819 г. в Войсковую канцелярию было прислано 215 серебряных медалей для вручения казакам, обер– и штаб– офицерам, генералам войска Донского.На лицевой стороне поплечное изображение императора Александра I, в лавровом венке на фоне сияния, находящегося над ним лучезарного «всевидящего ока»; на оборотной стороне – по всему ободу медали лавровый венок, перевязанный внизу лентой, внутри надпись: «За взятие Парижа 19 марта 1814».

За подвиги, совершенные в Отечественной войне 1812 г. и заграничных походах, награждены 15.07. 1813 г.: лейб– гвардии казачий полк Георгиевским штандартом и серебряными трубами, Атаманский Георгиевским белым знаменем и голубым бунчуком с надписью «За отличия», полки Дячкина, Жирова, Власова 3-го, Иловайского 11-го, Грекова 18-го, Мельникова 4-го, Мельникова 5-го – Георгиевскими знаменами ( Краснов П. Донцы и Платов в 1812 году. М., 1912. С. 37–38; Акты Лишина. Т.3. С. 425; ГАРФ. Фонд И.Ф. Богдановича: Рисунки Георгиевских знамен – А. Литвин. Потаенная статистика // Родина. 2004. № 5. С. 52–55). За кампании против Наполеона полки Дячкина, Власова 3-го, Грекова 18-го, Иловайского 11-го и Жирова получили Георгиевские знамена (за 1812 г.), Атаманский полк – Георгиевское знамя и бунчук (1812), лейб-гвардии казачий полк – Георгиевский штандарт (за Лейпциг), полки Мельникова 4-го и Мельникова 5-го – простые знамена (за заграничные походы), офицерам конно-артиллерийских рот пожалованы золотые петлицы, Георгиевское знамя было даровано казакам в 1817 г. в ознаменование подвигов, оказанных в последнюю французскую войну, 1812, 1813 и 1814 гг.Офицеры и генералы, казаки войска Донского – участники Отечественной войны 1812 года и заграничных походов были награждены серебряными медалями «В память Отечественной войны 1812 года».Спустя 100 лет, в дни юбилейных торжеств генералы и офицеры войска Донского также жаловались памятными золотыми и серебряными медалями Отечественной войны 1812 года.После назначения в 1827 г. наследника престола войсковым атаманом всех казачьих войск Российской империи Донской Атаманский полк стал именоваться Казачьим Атаманским его императорского высочества наследника цесаревича полк.

Агафонов А.И.

Приближается столетие незабвенной для России Отечественной войны 1812 г. В эту тяжелую годину вторжения в пределы нашего Отечества 29 различных народностей Россия вышла победительницей и изгнала врагов из пределов своих только благодаря глубокой любви и преданности русского народа своей Вере, Царю, Родине и заветам предков. Спасение родины, изгнание врагов стало делом общим и каждого в отдельности. Личные интересы и выгоды исчезли. Народы, предводительствуемые Наполеоном, опиравшиеся на законы его, законы человеческие, были побеждены народом русским, руководившимся в делах своих законами Божиими, черпавшим силы свои в единении с Царем, в глубокой вере в Бога; народом, у которого в каждом была готовность «положить живот свой за други своя». Заграничные походы 1813–1814 гг. имели целью спасенье государств Западной Европы и свержение Наполеона с престола.

В Отечественную войну Донское казачье войско оказало Отечеству своему неоценимые услуги. Оно ополчилось почти до единого способного носить оружие и устремилось на поле брани жизнью своею спасать Родину от порабощения, как не раз спасала прежде, спасала и впоследствии. Но ни раньше предки донцов 1812 г., ни впоследствии потомки их не превосходили героев Отечественной войны доблестью в деле ратном. В тяжелые дни отступления русских армий донцы мужественно сдерживали врага, темной завесой закрывали наши войска и не давали возможности неприятельской коннице узнавать, что делается у нас. Сами глубоко проникали в тыл и доставляли ценные сведения о неприятеле. Бессменно охраняли войска и на походе и на отдыхе. Доблестными победами поддерживали мужество войск, не раз выводили их от поражения. Соединение армий произошло только благодаря неустанной, самоотверженной службе Донских полков. Они являлись главными участниками побед над врагом. При отступлении войск Наполеона доблестные донцы обратили это отступление в бегство, войска Наполеона в полчища, гоня их до сокрушения. Кровью и смертью своих братьев герои донцы создали войску Донскому всемирную славу. Опустел Тихий Дон. Дряхлые старцы, малолетние да женщины оставались на Дону, несли на своих плечах бремя хозяйственных работ; горячие молитвы их неслись за тех, кто там – на поле брани нес все невзгоды, спасая Отечество. Но не было уныния, каждый сознавал свой высокий долг и выполнял его. Теперь, когда на нашей памяти тяжелые раны неудачной войны, внутренней смуты, эти годы доблести и славы наших предков еще ценнее для нас; и предки наши переживали годы неудач, но они не сокрушали их, а закаляли. Не в новшествах чуждых находили они силу, в прошлом своей родины, в подвигах чуждых находили силу и пищу для сердца. Только страстная жажда победы, единение всех в своих чувствах дали им торжество над врагом. В прошлом героев донцов мы найдем силу для сердца и души, истинный путь для наших дел и укрепимся для будущей борьбы. Познавши прошлое Родины, мы можем увидеть ее великое будущее.

Борьба России с Францией началась ранее 1812 года. В 1792 году во Франции во время внутренней смуты законный король был злодейски убит. Были возвещены свобода, равенство и братство. В действительности этими красивыми словами прикрывался произвол тех, кому попадала власть в руки. Вековые устои, верования народа, – все то, чем жил народ сотни лет, разрушалось беспощадно; хотели жизнь устроить на новых началах. Объявившие свободу, равенство и братство как новые устои запрещали исповедование христианской религии. В Божьих храмах разрушались алтари, ставились непристойные статуи, совершалось кощунство и святотатство.

Приверженства новому устройству добивались насилием, вешанием, тюрьмой, расстрелом, злодейским убийством несогласных. Захватившим власть в свои руки для упрочения своего положения, для отвлечения внимания народа от внутренних дел, для усыпления его нужны были войны. Безначалие, произвол руководители переворота пытались провести и в соседних государствах – настал непрерывный ряд войн. У большинства еще была слепая вера в возможность осуществления и свободы, и равенства, и братства; не было сознания, что жизнь, здоровье и достояние граждан и их совесть в действительности приносится в угоду кучки лиц; было общее одушевление, были и победы. Непобедимый Суворов [1] , посланный с корпусом наших войск ИМПЕРАТОРОМ ПАВЛОМ «спасать царей», решительными победами приостановил успехи французских войск в Италии. Суворов готов был уже перенести войну в пределы Франции, но двуличие союзницы – Австрии заставило ИМПЕРАТОРА ПАВЛА I отозвать Суворова с войсками обратно, и французы вновь заняли завоеванные нами земли в Италии. Но скоро и между самими руководителями начались несогласия, шла борьба за власть – расстрелы, убийства.

Наконец власть во Франции попала в крепкие руки Наполеона Бонапарта, очень искусного полководца, громкими победами проложившего себе путь от чина простого офицера к трону и сделавшегося французским императором.

Произвол различных руководителей – сегодня одних, завтра других, сделался невыносимым, и французы с радостью подчинились власти одного лица. Но и Наполеону, в действительности случайно оказавшемуся на престоле, для упрочения своего положения, закрепления за собой трона необходимы были громкие победы, завоевание новых земель.

Войны продолжались еще в больших размерах. Громадные таланты, железная воля Наполеона, разрозненность действий противников давали Франции громкие победы.

В 1805 году Австрия была разбита Наполеоном еще до подхода союзных русских войск. Малочисленная русская армия принуждена была отступить к своим границам. В 1806 году Россия продолжала войну с Францией в союзе с Пруссией. Пруссия, не выждав подхода русских войск, была разгромлена еще больше Австрии. Следующий год Россия вела войну с Францией почти один на один. Если Россия не одерживала громких побед, то и не несла позорных поражений. Наши неуспехи нужно было приписать, главным образом, неумелому руководству наших полководцев, а не доблестным войскам. Для нас война закончилась миром в Тильзите. Между Россией и Францией был заключен союз. Этот союз, несмотря на земельные приобретения, был не выгоден для нас. Наполеон между тем перекраивал в Западной Европе веками сложившиеся государства. Одни уничтожал, создавал новые, придавая им устройство, выгодное для себя, возводил на престолы своих родственников. В государствах царила не законность, не деятельность на благо народа, а произвол Наполеона, направленный к насыщению ненасытного властолюбия.

Император Александр I

Первым шагом к возобновлению враждебности между новыми союзниками послужила новая война Франции с Австрией в 1809 году. Согласно заключенного ранее договора Россия должна была принять участие, действуя против Австрии. Действия наши были уклончивые, и Франции была оказана скорее кажущаяся, чем дейст