Мессия

Быков Валерией Алексеевич

Книга как водится о войне с инопланетянами, книга о сверхсуществе созданном другой расой. Книга о жизни и личных проблемах этого искусственного существа, о его одиночестве. Потому что он был один в своём роде, искусственное живое существо, уникальное и неповторимое, созданное великими инопланетными генетиками в единственном экземпляре. Существо похожее на человека, способное любить и чувствовать, но не человек. Существо, изначально считавшее себя человеком, существо, осознавшее позже, что оно не человек. Размер книги по моим собственным меркам огромный, то есть книга очень велика, таких больших книг и так долго в прошлом я ещё не писал. И думаю это хорошо. Потому что хорошей книги должно быть много ))). Так что это самая крупная из моих книг.

   Считаю, что эта книга одно из моих лучших творений. Хотя, быть может, кто-то и не согласится. Чем-то сюжет в целом смахивает на инженера. Хотя события на раннем этапе развиваются медленно. Пытался писать с душой. Но думаю, как всегда книга получилась на любителя, кому-то может очень понравится, кому-то не понравится совсем. Так что не обещаю вам удовлетворение от прочтения. Хотя лично мне, книга нравится, сравнивая с другими моими книгами.

   Также, хотелось бы особо подчеркнуть, что книга полностью является фантастикой, и её сюжет выдуман. Я вставлял некоторые моменты из нашей реальной жизни, чтобы придать реалистичности, и мне так показалось интереснее. Но, безусловно, всё это на самом деле просто фантастика и не более чем.

Аннотация от главного героя.

   "Есть вещи, которые нельзя купить за деньги или завоевать, среди них настоящая любовь, друзья, счастье... Шанс на всё это даётся каждому человеку раз в жизни. И почти каждый может всё это получить, стоит лишь протянуть руку и проявить себя человеком. И я не исключение, у меня тоже был шанс на всё это, мне нужно было только протянуть руку, я выбрал иную судьбу... В моей судьбе была великая слава, власть, и нет, не деньги, это не просто деньги, это уже не просто деньги, это именно огромная власть и слава великого героя. Такая власть, когда можешь получить всё что угодно. Это всё то, что я получил. Это то, чему завидуют слишком многие. Такую власть, такую... Казалось бы теперь уже только протянуть руку, и всё будет моё... Но теперь, мне ничего уже не нужно, я прожил жизнь, с самого детства, жизнь необычайно насыщенную и интересную, интриги, войны, победы, любой бы отдал что угодно, чтобы прожить мою жизнь но на самом деле... На самом деле каждый сделал свой выбор, и практически все выбрали счастье, а я выбрал путь тёмный, самый тёмный, самый тяжёлый и жестокий, путь, который привёл меня на самый верх, и кажется, что выше идти уже некуда. И я взял всю свою расу, и теперь тяну её дальше вверх, выше и выше, и усилия мои колоссальны, и я... И я не знаю, зачем? Что мне это даст? Больше власти? Больше славы? Чего ради, если ничего из выше перечисленного мне не нужно. У меня нет семьи, нет друзей, и я никого не люблю, я могу получить кого угодно, и кто угодно ради моих денег и власти ляжет со мной в постель, и... Но мне не нужно ничего! Я потратил свою жизнь, потратил глупо и бездарно, потратил... Чего ради? Ради того, чтобы моё имя вписали в учебники по истории, чего ради? Зачем мне это нужно? Ради величия и могущества моей расы. Да, этот ответ, ради своей расы, ради моего вида, он всегда был оправданием всех моих прихотей, моего холода, моей неспособности построить свою жизнь. Ради моей расы, ради моего вида, ради моей цивилизации. И я так долго и так часто говорил это, что настал момент, когда мне самому показалось, что я начинаю в это верить... И когда-то давно, я действительно в это верил. А потом я.... Не было потом, я верил в это и потом, и чуть позже, и я действительно продолжал в это верить. И самое страшное то, что я верю в это и сейчас, я разрушил свою жизнь и отказался от всего ради моего вида, ради моей расы, ради будущего и процветания всего человечества. Как ужасно и высокопарно это звучит, сколько пафоса в этих словах. Любой прочитав их, устыдит меня и назовёт... И будет прав... И называли и не один раз, и проклинали и ненавидели и льстили, и делали всё что угодно, чтобы стоять рядом со мной, и такое было часто. Но никого из них я не приблизил, потому что не достойны, потому что всё, что им нужно, это капелька моей власти, и всё что они говорят, это пустая лесть... И потому у меня уже нет и не может быть друзей больше, настоящих друзей, и ни одна женщина не полюбит, да и как отличить любовь от жажды наживы и денег? Я не умею, увы, не умею, так и не научился. И это конец, конец мой, как личности, финал всего. Что я сделал? Выиграл войну. Зачем? Потому что так надо. Кому надо? Человечеству. Что это дало мне? Ещё больше денег власти и богатства. Именно всё то, что мне никогда не было нужно. Всё то, что само липнет к моим рукам, то о чём мечтает всё остальное человечество. Какой ужас. Где я ошибся, что сделал не так? Зачем всё это? Я всегда поступал по совести, как вышло всё так...Почему кончилось всё именно так? Вот и всё. Что сказать ещё. Сказать больше нечего. И самое страшное, я не могу всё бросить, потому что теперь, я сам сколотил всё так, что без меня огромная конструкция моей империи рухнет как гнилое дерево и похоронит под собой миллиарды людей. Слишком много... Я не получил что хотел, я отказался от всего ещё в детстве, я сыграл партию по имени жизнь исключительно бездарно... Почему я упустил свой шанс? Ведь поймать его было так просто, почему именно я? Так каждый говорит в итоге, на страшном суде. А что мне сказать в своё оправдание? Ничего не могу сказать, разве что пресловутое, я отдал всю свою жизнь без остатка, не надеясь на награду, ради процветания человечества. Глупость... Глупость... У каждого был шанс, и у меня он был, и у меня их было много, и я провалил каждый. Провалил глупо и бездарно, и что теперь? Теперь даже не конец, если бы всё просто кончилось, я бы... Я бы просто отправился бы в мир иной, в смысле иного мира не бывает, то есть просто бы умер. И всё конец, вечное небытие, и это моё счастье, небытие. Но я не могу, и что мне мешает? Долг. Я не могу теперь, потому что должен... Какой кошмар. Я сам поверил в свои слова, за мой вид, за мою расу... Я не могу освободиться, я не могу просто пустить пулю себе в висок. И пути назад уже нет, он был в прошлом, я мог стать просто счастливым человеком, теперь не могу. Теперь долг... Долг!... Ответственность!... И ещё раз это слово долг, оно меня убивает, и не даёт сломаться, а я так хочу сломаться и просто покончить со всеми неудачами, со всеми неудачами, одним нажатием на курок... Я не могу, мне не... И я сам пришёл к этому финалу. Хуже быть просто не может.

   У нормальных людей всегда были детство и юность. А у тех, у кого не было детства, те даже и не знают что это такое, и потому оно им не нужно. Я же знаю, всё это пролетело перед моими глазами. И я не взял, ни разу не. И вроде бы вернусь к старому, винить кроме себя и некого. Я сам во всём виноват, и прекрасно это понимаю, я один и только я.

   И всё начиналось так по геройски, и мотив был геройский, мол, жизнь одного отдельно взятого человека не стоит ничего, и моя жизнь не стоит ничего также. И я всегда следовал этому принципу по отношению к другим людям, и главное к себе. Моя жизнь не стоит ничего, по сравнению с... И я следую этому принципу и буду следовать. Всё начиналось по геройски, теперь я тряпка, всего лишь... Что ж... Я не тряпка! И мне ничего не нужно! Выдержу и так, мне ничего не нужно, а моя жизнь не стоит ничего по сравнению с ценой будущего моего вида.

   Что ж вернёмся к началу моего монолога, каждому жизнь даёт шанс на счастье, и каждый сам делает свой выбор. И называйте меня идиот, и говорите что угодно, я сам виноват, что решил всё до капли отдать ради пресловутого и эфемерного будущего своей расы. Не оставил себе даже капельки, хотя многие люди не жертвуют и капли на будущее человечества. Вот такой антипод. Таков мой выбор, и я сам его сделал, и готов заплатить любую цену. Мне дали шанс, я решил, что это мне не нужно, тогда давно, я сделал свой выбор, надел терновый венец, символ власти, символ бога, такова моя судьба, таково моё проклятие. Ведь иначе быть и не может, закон баланса жизни. Если хочешь кому-то дать, забери у себя, отдай своё, и вот тут как-то кто-то сказал мне, что слишком уж много я забрал из положенного мне кусочка... Я забрал не много, столько, сколько нужно ради выживания и процветания всей моей расы. А когда своего мне не хватило, всё остальное взял у жизни в долг, чтобы оплатить потом своей кровью. Я сделал свой выбор, это мой выбор, и всё правильно, что ж, скажу как неудачник, мне просто не повезло. Обычное оправдание, самых простых слабовольных неудачников, не способных изменить свою жизнь, и я и есть самый простой неудачник. И не хочу оправдываться, потому что оправдание, это удел слабых, это не достойно, встречу натиск этого мира так, как всегда, лицом к лицу. Во имя славы и процветания человеческой расы... Тьфу, опять эти глупые высокомерные слова, оправдывающие все мои неудачи и слабости, как они мне поломали всю жизнь. Как надоели. Неужели, действительно, ничего уже нельзя изменить? Что ж раз так, тогда ради будущего и процветания моей расы...".  

 

   Библиографический справочник.

   Вынужденная валентность - термин, при котором элемент таблицы Менделеева повышает свою естественную валентность, в следствии воздействия, например, сверхвысокого давления.

   Абсолютная броня - вещество, представляющее из себя, сплошное ядерное ядро, формируется с использованием антивещества.

   Ядерный изомер - изомер ядра атома, имеющий иной энергетический уровень и химические свойства.

   Звёздные дороги - область сверхглубокого вакуума на пути корабля, позволяющая быстро перемещаться в зоне избыточной плотности межзвёздного водорода, например, в ядре галактики.

   Тёмная материя - вещество, обнаруженное учёными около десяти лет назад являющееся инертным относительно обычных атомов. По некоторым оценкам, тёмная материя составляет от 65 до 95% массы вселенной.

 

   Пролог.

   Министр обороны империи Стайрек подошёл к двери кабинета его величества, тут стояло два боевых робота, он остановился перед ними и доложил:

   -Мне назначено, я договорился с его величеством.

   -Я знаю, - ответил один из роботов, - проходите.

   Его на ходу ещё раз просканировали, автоматическое устройство открыло дверь, и министр вошёл в комнату. Это была крупная комната, обклеенная красивыми панелями из голубого янтаря, здесь висело несколько картин, величайших, художественных шедевров разных цивилизаций, в углу горел камин, и стояло два глубоких кожаных кресла с высокими спинками. Министр обороны осмотрел комнату, здесь никого не было, и пошёл к единственной слепой зоне, к креслам, очевидно, император сидел там.

   -Доброе утро Винарек, что ты хотел? Почему решил встретиться лично, один на один? Откуда такая таинственность?

   -Мы ведём войну с арнийцами уже три тысячи лет, и дела складываются не в нашу пользу.

   -Мне это хорошо известно.

   -Просто обычные средства уже исчерпаны, мы пытались натравить на них местные расы, вели подрывную деятельность на их территории, но всё было безуспешно. В том числе потому, что местные расы их региона не развиты технологически, и не могут победить в бою их корабли в принципе.

   -Да это так.

   -Я предлагаю вам пойти на рискованный шаг. Хотел бы напомнить, арнийцы высшая раса, они контролируют сорок пять галактик, и ни одна местная раса их региона не способна к эффективной партизанской деятельности и подрыву их экономики. Наша обычная тактика терпит фиаско, к тому же все низшие космические расы их региона уже находятся под контролем спецслужб арнийцев, под надёжным колпаком, и сделать что-то на уже подконтрольных им территориях исключительно сложно.

   -Да это мне известно министр, но ближе к делу, что вы хотели?

   -Всё это вступление нужно было для того, чтобы вы поняли, мы проигрываем войну, и арнийцы злы на нас, и будут добивать, и ситуация исключительная, мы высшая раса, во многих отраслях науки мы превосходим арнийцев.

   -А арнийцы во многих областях превосходят нас.

   -Верно, и я бы хотел сказать, что ситуация сейчас у нас исключительная, мы близки к финалу, если всё продолжится так же как уже идёт, мы перестанем быть высшей космической расой всего через пару тысяч лет. Поэтому я предлагаю экстравагантное решение проблемы.

   -Какое же?

   -Эмиссию технологии в тыловые регионы арнийцев.

   -Это не приведёт ни к чему хорошему, они просто получат наши технологии, украдут их.

   -Мои эксперты проработали оригинальный вариант, он называется новая раса. В тылах арнийцев существуют расы, которые уже стали разумными, но ещё не стали космическими, и таких сравнительно много, по нескольку в каждой галактике. При этом арнийцы не утруждают себя их контролем, то есть правительства таких цивилизаций свободны и независимы, их никто не контролирует, даже обычные космические цивилизации. А чтобы сократить утечку технологий, они будут переданы лишь одному индивиду в каждой такой цивилизации. Этот индивид совершит марш бросок в будущее, и это потребует всего нескольких десятилетий, и создаст мощное стремящееся к независимости сопротивление в тылах арнийцев.

   -Как именно вы хотите это сделать?

   -Программа называется идеальный человек. Многие низшие расы, их рядовое население, из-за низкого уровня образования помешаны на религии. Мы внедряем в их вид человека, зародыш, но не обычное существо. Этот зародыш похож на людей, очень похож, но это не человек. Это генетически модифицированный и усовершенствованный робот, обладающий большим запасом информации. Всеми нашими данными в области науки и стратегии, генетической памятью, подсознательными целеустановками, исключительными по мерками местного населения физическими и интеллектуальными возможностями. В общем, идеальное существо, и люди поверят в него и пойдут за ним. В идеале, он выдаст себя за бога, пророка или мессию.

   -А он будет подчиняться нам?

   -Нет, организовать такое подчинение сложно, и это даже лишнее. Сложно поддерживать с ним связь на таком расстоянии, тем более, этот индивид должен быть в недосягаемости для любого контроля, иначе арнийцы могут перехватить контроль над ним, и свернуть сопротивление, получив наши знания. Пусть он будет независим, хотя бы первое время, а в конце, можно поместить в него триггер самоуничтожения, он уничтожит и себя и свою расу, когда миссия будет выполнена.

   -Мне кажется, ничего нового и революционного в вашей идее нет, обычная оса.

   -Обычная, да необычная, я хотел получить ваше одобрение на передачу ему всех наших технологий, вообще всех, не только в области науки, но и социума.

   -Такое возможно?

   -Возможно, если знания будут заархивированные и не полные, не обязательно передавать ему всю информацию от и до. Можно наделить его необходимыми данными для получения этих знаний методом обучения, а в его разум загрузить лишь основы нашего миропонимания, фундаментальные законы природы. Это своеобразная технология, и она как бы не предполагает передачу ему всех наших знаний в готовом виде, в случае захвата цели, враг не узнает нюансов.

   -Ясно.

   -Я хочу получить у вас одобрение.

   -Оно требуется?

   -Если я сделаю это сам, в случае неудачи и захвата данных арнийцами, меня будет ждать военный трибунал, а вы император имеете право на подобные шаги, и никто с вас так не спросит.

   -Я не уверен в успехе вашей идеи, подобные внедрения не всегда бывали успешными в прошлом, и очень часто заканчивались захватом на ранней стадии носителя информации врагом.

   -Я уже сказал, он не будет обладать полным пакетом информации о наших технологиях, но сможет получить их, анализируя результаты собственных научных исследований.

   -Насколько я понял, вы хотите создать сверхсущество, говорили ли вам когда-нибудь, сколь опасны подобные создания? Одно дело обладание готовыми знаниями, при неспособности создать новое, совсем другое, создание существа, которое потенциально способно на невозможное. Опыт истории доказывает...

   -Да, такие существа захватывали власть, да становились тиранами, ваш далёкий предок был таким существом, это он создал нашу империю, но мы родим это существо в тылу врага, и оно будет не одно, их будет несколько, по одному в каждой галактике, и мы снабдим его механизмом самоуничтожения. Это существо не сможет захватить власть здесь у нас, и не станет этого делать. А вот для врага, в тылах которого оно появится, существо будет изрядной проблемой.

   -Заставить его покончить собой, остановить, как вы себе это представляете? Бомба, зашитая в его мозг? Он найдёт и обезвредит её, такое уже бывало и не раз. Программный код, подразумевающий отдачу команды покончить жизнь самоубийством? Он просто не сработает, никак и никогда, потому что есть психологические блокираторы, и у такого существа они будут крайне сильны. Проблема супер существ в том, что их сложно остановить, и не важно живое это существо или компьютерный искусственный интеллект. Исторический опыт показывает, что нельзя искусственно создавать существ, которые в принципе умнее, чем ты сам. Согласно законам эволюции такие существа вытеснят с арены истории своего незадачливого создателя, так бывало и не раз. Многие высшие расы именно так и родились, просто их родители создали одно сверхсущество, которое вышло из-под контроля, породило другое сверхсущество, и они начали размножаться, а дальше обычная эволюция и естественный отбор, и всё, родители канули в летах.

   -Одиночная команда его не остановит, а вот комплекс команд, внедрённый в личность изначально, это выполнит задачу. Наши программисты тщательно проработали этот механизм, главное, изначально обособить это существо от социума, в котором оно живёт, этого можно добиться, правильно подбирая профиль личности. Так, чтобы существо было, скажем так, одиноким.

   -Тогда, если вы сделаете морального урода, люди отвернуться от него, и он никогда не захватит власть, а если люди потянутся к нему, то он уже не выпадет из общества никак.

   -Барьер должен формироваться не людьми, барьер должен формироваться самим существом.

   -Это невозможно.

   -Наши программисты и психологи преуспели в этом, и это сделать несложно, достаточно ввести специфические моральные установки, комплекс героя. И главное, если всё пойдёт не так, это существо родится в далёкой галактике, далеко от нас, и все проблемы с его рождением отгребут по полной арнийцы.

   -Понимаете ли, министр обороны, я верю, что вы может создать существо во много раз более умное, чем я или любой другой член нашей расы, существо способное в одиночку создать все технологии, полученные нами за долгие годы, усилиями миллионов выдающихся учёных, и даже нечто большее. Но в прошлом, ни одна высшая цивилизация такой глупости не совершала ещё никогда! Проблема в том, а как остановить такое существо, если оно выйдет из-под контроля? Просто как? Ведь оно изначально умнее нас во всём, а значит совершеннее, а значит, это следующая ступенька эволюции. Ведь не спроста существует поговорка "не породи детей умнее тебя самого".

   -Я считаю, риск оправдан, когда эти существа родятся, они разорвут на части арнийскую державу. Они родятся далеко от нас, и их будет несколько, они будут воевать друг с другом, на нас они не обратят внимания, потому что они превратятся в высшую расу, по отношению к ним, мы им не конкурент, и это даже хорошо. Это если события пойдут вкривь и вкось. Если же механизм самоубийства сработает, то без сверхсущества их раса вскоре придёт в упадок и станет рядовой космической цивилизацией, которая, во всяком случае, не будет представлять угрозы для нас.

   -Всё это красиво только на словах, на практике, вы предлагаете мне родить генетического монстра с неограниченными интеллектуальными способностями, усиленными нашими программистами и генетиками, и это будет именно монстр, и остановить его будет невозможно. Когда эта бомба вырастит, повзрослеет и рванет, отдачей заденет всех, и расстояние в пятьдесят миллионов световых лет покажется вам призрачной защитой от него.

   -Господин император, прочтите доклад аналитиков, у нас нет выбора, арнийцы задавят нас, ни одна другая великая раса не хочет встревать в наш с ними конфликт. У нас нет выбора, а эта супер бомба, суперсущество, она однозначно решит проблему, и после, арнийцам будет не до нас. И потом, сколько суперсуществу нужно места? Пять галактик, десять, сто? Он займёт его и успокоится.

   -Был в нашей истории полководец, Ортохан, помнишь его лозунг? "Вперёд к последнему морю". Он хотел завоевать весь мир, всё, что можно завоевать, к счастью, он жил в далёком прошлом, и умер от старости, потому что в те времена не было лекарств.

   -Тогда, мы установим с ним дипломатические соглашения, а вот сделать это с арнийцами уже вряд ли удастся, едва ли они нам простят вероломное истребление их мирного населения в начале войны. Поймите мой император, арнийцы стремятся уничтожить нас под корень, мы проигрываем, и никто за нас уже не вступится, единственное, что может нас спасти это кинжал с ядом в спину. Выбора то уже и нет.

   -Винарек, тогда зачем ты пришёл сюда ко мне и ждёшь моего одобрения? Поступи как герой, если веришь, что это единственное решение, и единственная надежда на выживание. Сделай это сам, тайно, и никто не узнает, ты же министр обороны великой державы, у тебя собственные спецслужбы и армия.

   -Я надеюсь на вашу поддержку мой повелитель.

   -Смирения тебе не занимать, жаль, что в основе твоего смирения и покорности лишь хитрость.

   -Для меня нет выгоды в этом проекте, я ничего не получу за него. Я просто верю, это единственный путь. Иначе, организовать хаос в тылах врага невозможно, он тщательно контролирует все космические расы и их руководство. Прямая военная победа также невозможна, наши корабли слабее вражеских в бою, и главное, сейчас у нас кораблей уже меньше, мы утратили инициативу в этой войне. Новая раса в тылах - это единственный шанс, а чтобы эта новая раса имела шанс на успех, единственный вариант, это если её возглавит сверхсущество, и это сверхсущество совершенно обязательно должно быть именно сверх. Если его разум будет уровня вашего разума, или моего, шанс на успех будет равен нулю, оно может победить исключительно на максимуме возможностей. Мы создадим лучший мозг, спроектируем зародыш по лучшим технологиям, его запрограммируют лучшие программисты и генетики, работы в этой области велись всегда, слишком много лет, и мы достигли значительных успехов в теории формирования личности. Это интеллектуальное оружие, оно страшно и непобедимо по своей сути.

   -Вы так уверены?

   -Наши малые космические корабли доставят зародыши в тылы врага, внедрят его в общество, и проследят, чтобы он не погиб на начальном этапе, а дальше враг будет обречён.

   -Хорошо, Винарек, я одобряю, но учтите, моего одобрения мало, если всё пойдёт вкривь и вкось, вы ответите...

   -Сэр, если всё пойдёт вкривь и вкось, все мы ответим пополной, потому что мы проиграем войну арнийцам, и они позаботятся о том, чтобы нам...

   -А теперь уходите, и никому не говорите о нашем разговоре, вы не сможете уговорить остальных так же легко, как меня.

   -Да мой повелитель.

   Он сделал полупоклон и покинул помещение, его задача была выполнена, проекту дали ход, и если что вдруг пойдёт не так, отвечать придётся за всё не в одиночку, а это главное. Одобрение императора, это почти индульгенция, это почти что и не он уже отвечает за всё, а император. А император, что ему? Он самый главный, его никто по закону наказать не может, и если последствия не будут жуткими, для него это тоже не так страшно. Хотя конечно, за слишком сильный косяк народ может и нарушить закон и свергнуть императора. Правда, последнее не так просто сделать. Винарек вышел из дворца и остановился. Здесь был роскошный сад. У министра обороны собственного дома и сада не было, он жил в центре крупного города, в элитном квартале, у него были апартаменты на несколько этажей небоскрёба, огромная квартира, но квартира, не более. И в том же небоскрёбе была оранжерея, элитная оранжерея, но всего лишь оранжерея, и не лично его, а почти общая. Здесь в садах императора всё было настоящее. Трава, лес, деревья, цветы и насекомые. Поэтому министр обороны любил визиты к императору, любил задержаться здесь, хотя бы минут на пятнадцать.

   * * *

   Крив сидел за компьютером, и тщательно проверял созданную им структуру, она уже была закончена, давно, теперь надлежало проверить и уточнить, всё ли работает, всё ли надёжно, нет ли сбоев и противоречий. Ведь генетика исключительно сложная наука, всего одна программная ошибка, и всё пойдёт не так, и зародыш либо погибнет, либо получит смертельное заболевание, от которого не оправиться. И тогда миссия будет провалена.

   -Крив, ты конечно главный, но тебе не кажется, что мы не достаточно бронировали его кости? Просто как бы любая мощная бомба или бронебойная электромагнитная винтовка отправит его на тот свет легко и непринуждённо. - Подал голос его помощник Стим.

   -Да нет, идеальные монокристаллы кальция с нитями из углеродных нано нитей, этого более чем достаточно, ведь цивилизация, в которой он начнёт свой путь обладает примитивным оружием. А костей такой прочности достаточно чтобы пережить аварию или случайность. Если же мы сделаем живой танк, то это будет слишком заметно.

   -Мы сделали кости из весьма хрупкого материала, кальций это не вариант, и при этом у него хилая кожа, слабая регенерация.

   -Ему стоит опасаться лишь болезней, но его иммунитет идеален, ни одна зараза или паразит не выдержит атаки его иммунной системы.

   -Ерунда, в мире с высшей биологией, такое существо погибнет в миг. Смотри, мы даже не использовали в его клеточной репликации эксимеры и рекомбинацию. Что нам мешает? Я просто не пойму, почему? От нашего проекта зависит столь многое, что нам мешает запрограммировать его генетически так, чтобы он превратился в танк? Ведь тогда наш проект завершится успехом однозначно.

   -Потому что тогда мы наследим, и станет понятно, что его создала высшая раса специально, нельзя превращать его в боевую машину. Думай Стим, думай, главное у этого существа мозг, а всё остальное...

   -Что толку, от его мозга, если его во время революции грохнут ядерной бомбой? Мы могли бы защитить его, сделать более мощным, настоящей, боевой машиной, и он будет выглядеть как человек.

   -Его организм и так получил избыточную плотность, предположительно он будет жить в водном мире, это станет большой проблемой, итак пришлось увеличить его лёгкие. И потом не забывай Стим, даже над этим организмом мы возились слишком долго, и он весьма сложен. А мы не знаем, куда и с кем придётся интегрировать зародыш. Мы же не имеем ДНК той расы, которая станет носителем зародыша. Мы должны построить его ДНК так, чтобы оно было совместимо с любой формой жизни, сохранив мимикрию и видимость того, что это существо является обычным членом общества.

   -Вариант боевой формы жизни на эксимерах, вполне может быть интегрирован, ваши оправдания господин Крив ненадёжны, композитных костей, усиленных мышц, этого недостаточно, чтобы обеспечить гарантированное выживание данной формы жизни.

   -Видишь ли, Стим, как ты не хочешь понять, он не должен верить в свою исключительность и неуязвимость, это ослабит его. Мы делаем его чуть сильнее, чуть живучее, но не для того, чтобы он стал суперменом у себя на новой родине, и творил добро, оставаясь неуязвимым для всех злодеев. Если мы превратим его в неуязвимый живой супер танк, это будет заметно, лично для него. Он же должен испытывать боль, обжигаться от пламени огня, он не должен знать, что он неуязвим, он не должен стать героем из комиксов. Композитные кости защитят его от обычных пуль, этого достаточно, они защитят его от аварии, от упавшей сосульки с крыши, упав, даже сильно, с большой высоты, он не сломает ничего. Этого более чем достаточно.

   -Его кости легко трескаются, они мало прочные.

   -Они могут треснуть, но нано углеродные нити не дадут им сломаться. И потом, даже в данной минимально защищённой структуре, нам пришлось изменить его орган, отвечающий за иммунную систему производство и защиту крови. Это будет заметно при обследовании.

   -Я бы поступил иначе.

   -Стим, пойми простую вещь, если на раннем этапе случится нечто необычное, чрезвычайное, наш зонд просто внедрит ещё один зародыш другой самке, вот и всё, его жизнь не так важна, и мы потеряем не так много лет. Если же он станет гением, когда он получит власть, его будет защищать не только его скелет, но и армия и его разум. И главное, это не его собственная физическая сила, главное, это его разум, интеллект. А вот мозг мы ему подарили уникальный...

   -Ничего уникального, обычные...

   -Поверь, у него нет абсолютной памяти, бесконечного объёма оперативной памяти, и скорость процессора ограничена. Но ядро, отвечающее за принятие фундаментальных решений необычно.

   -Программисты молодцы, спору нет, и они постарались на славу, его разум совершеннейшая программа. А вот корпус, в который мы поместили эту программу, мог бы быть куда совершеннее, его мозг мог бы быть мощнее, и его тело, куда защищённее.

   -Разум, объём оперативной памяти, и объём постоянной памяти, когда придёт время, он сам улучшит эти параметры, и обретёт нужную ему память и скорость мышления, зато он не догадается...

   -О своём искусственном происхождении он догадается очень быстро, композитные кости из монокристаллов кальция с идеальной кристаллической решёткой, это выдаст искусственность его организма очень быстро. Так что, всё равно нет смысла скрывать, что он искусственное существо.

   -Охх... Ты глуп Стим, мне надоело с тобой спорить на эту тему. Он не танк, и не супер герой, он правитель, и его задача править и думать. Его мозгов вполне достаточно, чтобы стать императором своего мира, и дальше он будет вести свою расу от победы к победе, усилит свой разум искусственно и дальше, мы ещё даже пожалеем, что выпустили его на свободу и породили такое существо.

   -Многие боевые формы жизни, созданные искусственно, в основе которых эксимерная и рекомбинативная биология, кости из монокристаллов, они легко порвут его...

   -Всё, хватит, достаточно, поговорили и закрыли тему, я отдаю приказы, ты подчиняешься. Конечно, я не уволю тебя, если ты продолжишь спорить, а вот урезать на двадцать процентов заплату за месяц, легко... Мы создали его, закончили, зародыш готов, скоро он отправиться к новому миру и это произошло, менять что-либо поздно. Пойми простую вещь, нам не нужен супер герой танк, мы создали разум, разум, а не боевую машину, задача этого разума думать, править империей, а не воевать своими руками. Если всё пойдёт успешно, уже спустя двадцать пять или тридцать лет, после внедрения зародыша в социум примитивной цивилизации, он спрячется в недрах супер укреплённой зоны защиты, и никто его не достанет, никакой бомбой, его собственный организм, его защищённость или слабость, не будут иметь никакого значения.

   -Я не буду спорить, но скажу напоследок одно, император распорядился создать существо настолько мощное, насколько это возможно, мы могли бы усилить его тело стократно. Мы не выполнили приказ императора.

   -Это мой проект, и мне решать тонкости. Наша задача создать разум, а не боевую машину. А если уж хочешь создавать существ предельно мощных физически, зачем ты пришёл сюда, иди на верфь, где строят космические супердредноуты, они намного мощнее, чем наш продукт, принципиально мощнее.

   Стим решил всё-таки замолчать, он не был согласен с Кривом, но решил не испытывать характер начальника дальше, а то действительно влепит двадцати процентный штраф с зарплаты, и всё равно поступит по-своему. В прошлом Стим закончил университет военной биологии, по специальности боевые биоорганизмы, и он прекрасно знал, какие вещества, какие кости, по прочности и мощности могут быть у жизни. Какие реакции могут быть в основе живого существа и его мышц. Он совершенно не был согласен, и не понимал, зачем создавать уязвимого хлюпика, которого можно убить одной пулей, когда была возможность наделить его если не супер силой, то хотя бы супер защитой. Зачем делать организм уязвимым, и лишь немного усиленным, когда можно создать истинный шедевр военной биологии? Тем более, им дали свободу воли, развязали руки, а значит, надо было использовать свой талант на пределе, и создать такое существо, которое бы было истинно неуязвимо, и плевать на мимикрию. Вместо этого, акцент сделали на программировании и ядре мозга, всего один блок этого существа был гениальным творением, всё остальное упрощённая посредственность. Зачем? Впрочем, даже в эту посредственность, Стим постарался забить максимум боевых функций. Ему дали относительную свободу в создании иммунной системы, не по веществам, но конструктивно, и он разработал сложнейший комплекс защитных организмов, которые действуя коллективно, могли решить почти любую проблему... Увы, лишь почти, и это почти Стима раздражало. Он был гением, и все знали, что Стим гений, и начальство считало также, и считалось с ним, а гению втройне тяжело, когда его ограничивают.

   В лабораторию зашёл сам министр обороны, господин Винарек, это произошло неожиданно и без предупреждения, раньше Стим ещё никогда не был так близко, со столь высокими личностями. Он повернулся к нему, осмотрел его, синий мундир, галактика на погонах, серьёзный и волевой взгляд.

   -Крив, вы закончили?

   -Да, в принципе, да, - отрывая взгляд от компьютера ответил учёный, - всё готово. Зародыш создан, если его внедрить в беременную самку любого вида. Он атакует её зародыша, уничтожит его, и займёт его место, украв при этом его геном. После чего зародыш приобретёт внешность и общее строение того вида, внутри которого он появится. Таким образом, хотя мы и не знаем, как выглядит та раса, в которую будет осуществлено внедрение, и не знаем её ДНК, но зародыш станет её частью внешне, сохранив свою уникальность.

   -Ясно. Насколько широка способность к скрещиванию у зародыша?

   -Мы разработали три независимых комплекса генов, и может быть задействован любой из них, после активации и слияния, лишние, не востребованные гены будут уничтожены ещё на стадии личинки. Так что зародыш может быть интегрирован в любую простую форму жизни первого поколения. Не важно, рептилия это или насекомое, морская форма жизни или сухопутная, боровая или углеродная основа. Зародыш, способен ассимилироваться в любой биологической среде первого уровня.

   -Ясно, а если жизнь не первого уровня? А скажем третьего? Развитое биосообщество.

   -Мы могли бы, - подал голос Стим, - сделать это, это не сложно на самом деле.

   -Помолчи а, Стим. Господин Винарек, я пришёл к решению, да и вы сами об этом вскользь упоминали, что в этом нет необходимости, тем более, что за высшими формами жизни ведётся тщательное наблюдение. Зонду в любом случае придётся искать цивилизацию низшей формы, и целесообразно, чтобы это была именно низшая форма, такие цивилизации обязательно имеются в галактиках, куда мы пошлём зонды, поэтому нет смысла создавать боевые зародыши высших форм жизни.

   -Ясно. В общем, я зашёл проверить, и сообщить, император назначил отправку через неделю. Через неделю весь набор зародышей должен быть готов, заморожен, и их отправят, после чего программа будет считаться закрытой, и вам надлежит подписать соглашение о неразглашении. Я хочу поздравить вас господа учёные, быть может, вы спасли нашу цивилизацию от гибели.

   -Зародыш обладает малой жизнеспособностью, - выдавил из себя Стим, - я бы не стал...

   -Помолчи Стим, господин министр обороны, зародыш куда сильнее любой особи цивилизации формы жизни первого уровня. И много лучше защищён, даже слишком хорошо защищён. Обладает исключительным иммунитетом, но главное, скажу честно. Главное не внедрить этот организм, главное, остановить его после.

   -Ваши программисты уверили меня, что существуют многоуровневые системы защиты, которые вынудят это существо остановиться. И я уверил императора что...

   -Мы создали ядро принятия решений, это исключительное творение, это высшее существо, высшее даже по отношению ко всем тем существам, что были созданы до нас. Как вы понимаете, гарантированно остановить такое существо, предугадать изменения в его психологии невозможно нашими силами. Мы породили нечто, оно совершенно, с точки зрения интеллекта, но...

   -Не волнуйтесь профессор, все но, они будут проблемой арнийцев, зона высадки слишком далеко от нас, и нашу державу это не коснётся.

   -Будем надеяться... Но поймите, результат будет непредсказуемым, это же интеллектуальная бомба массового поражения, и вы хотите посеять много таких бомб. Они создадут технологии даже более совершенные, чем наши, во многих областях, и остановить их будет очень...

   -Я знаю Крив, невозможно, я всё знаю, но и арнийцев иначе не остановить, все пути исчерпаны, это последний, самый подлый, самый ядовитый нож им в спину. Ваша задача подготовить образцы и сделать это быстро. А потом, вы никому не должны рассказывать, чем занимались, вообще никому, информация не должна попасть, иначе...

   * * *

   Стим прошёл в актовый зал, здесь было много блестящих учёных, биологов и программистов личности, все они занимались проектом по созданию супер существа, которое должно было совершить перелом в ходе войны с арнийцами. Все они занимались разными областями этой проблемы, и потратили на неё последние несколько лет своей жизни, все они получили за эту работу весьма солидные гонорары. Не только в виде ежемесячной зарплаты, но и итоговую призовую сумму, всё, что от них требовалось, это сохранить результаты их работы в тайне. Причин было много, во-первых, в будущем, не стоит супер существам знать, кто их создал и зачем, они могут отомстить, а выдержать их месть будет не легко. Во-вторых, обществу не стоит знать, что это было совершено, просто потому что общество может не понять, и наказать виновных, то есть императора и министра обороны. Ну и в третьих, самое главное, об их творенье, о том, кто это создал, не должны узнать их соседи. Потому что другие расы могут пострадать от созданных существ, и захотят отомстить империи Стайрек. По всем этим многочисленным причинам, никто не должен был узнать, кто и зачем создал этих существ. То есть косвенно догадаться можно будет, так как арнийцы всерьёз воюют сейчас лишь с империей, и так как больше никто не был заинтересован в этом, то понятно, что это совершила его империя. Но хотя бы доказательств быть не должно, иначе...

   Двери в зал закрылись, на середину зала вышел какой-то человекоподобный андроид в форме генерала.

   -Простите мои дорогие товарищи, что я поступаю так, - начал андроид, - но поверьте, это всё на благо империи Стайрек, и вашим родным будут выплачены щедрые компенсации, никто не должен знать, чем и почему вы занимались. Это слишком опасно, никто не должен знать, кто, когда и зачем породил супер существ. Вы сами понимаете, супер существа могут наделать много бед в будущем, во многих галактиках, могут пострадать многие развитые расы, и они обратят свою ярость на их создателей, на нас, этого нельзя допустить. Поверьте, вы все настоящие герои.

   Зал заволновался, люди ещё не осознали до конца, но у них появились страшные подозрения о том, что с ними собираются сделать. А андроид сунул руку в карман своего пиджака, достал из него небольшую стеклянную колбу с зелёной жидкостью. Потом отломил кончик колбы, и бросил в центр зала, из колбочки потёк зелёный туман, люди в ужасе бросились к дверям, но они были закрыты, а отравляющий газ действовал очень быстро. Когда у Стима в глазах уже мутнело, он увидел рядом с собой начальника Крива, тот тоже был в ужасе. Они решили убить всех, практически всех, зачем? У него потемнело в глазах, и он потерял сознание, лишь робот сказал свою последнюю речь: "Извините мои дорогие товарищи, это во благо империи...".

   * * *

   Винарек разделся, он устал, день был тяжёлым, сплошная нервотрёпка, всё надо было делать тайно, запугивать офицеров, не объясняя им, зачем и куда они посылают эти очень дорогие особо быстрые многоступенчатые звездолёты, и всё без объяснения причины и мотива, на одном лишь авторитете. Он включил в ванной воду, лёг в неё, и расслабился, потом сел, протянул руку к крану, и добавил градусов пять воде, он любил по горячее. Он любил отдыхать так в ванной после долгого рабочего дня, долгие двадцать минут блаженства, и потом в кровать и спать, и всё хорошо... Он не заметил, но через решётку освежителя воздуха в ванную, к нему, стал поступать слабо заметный зелёный туман, Винарек закрыл глаза, и потерял сознание, без боли и мучений, просто навсегда уснул. Его проект был закончен, он выполнил свою задачу. Все свидетели были уничтожены, он же просто министр обороны, завтра император назначит нового.

   Император не хотел отвечать за это в будущем, если вдруг всплывёт, а он знал, что такое может всплыть, если оставить множество свидетелей, сотрудников лаборатории и самого министра обороны и его ближайших соратников. Император просто хотел сохранить свою власть и свою жизнь в будущем, он был мудрым политиком и интриганом. Он подумал так, жизни нескольких сотен людей, это мелочь, ведь в его империи живёт бесчисленное количество граждан. Если убить их всех, все зацепки будут уничтожены. А убийцы не знают, почему и зачем они убивают их, и никогда не узнают, они просто выполнили приказ "убить" и всё. Все зацепки были уничтожены, теперь император остался единственным, кто знал, кто и зачем породил этих существ, но за себя он был спокоен, он никогда никому не расскажет, свой собственный язык проще контролировать, чем чужие.

   Если бы Винарек сделал всё это сам, в тайне от императора, под свою ответственность, исполнил бы свой долг перед расой, никто бы не узнал, и никто бы его не тронул, и он выжил бы. Но он струсил, испугался, хотел спрятаться за чужую жопу, боясь ответственности, а имперская жопа, это не та точка, чтобы за неё прятался кто попало, он сам был виноват в своей смерти. Не стоило перекладывать ответственность за возможную ошибку на императора, тот такого не потерпит. Если считаешь, что правильно, что должен, делай сам, не перекладывай решение и ответственность на других. Теперь же император избавился от потенциальной угрозы себе, потому что даже он, император не хотел нести ответственность за такое. Ведь он не был глупым, и прекрасно понимал, и мог просчитать последствия своих действий. В лабораториях его империи были созданы супер существа, существа уровня гораздо более высокого, чем он сам, или любой другой обычный индивид других высших рас. Теорию эволюции и отбора слабых, никто не отменял, новый более сильный вид, всегда поставит точку на своих конкурентах. И это не шутка, то, что столь мощные разумы придут к власти неизбежность, неизбежность то, что они построят армию и невероятный флот и потеснят многих, слишком многих. А потом встанет вопрос, кто их создал? И кто за это должен ответить, ведь очевидно, что эти бестии выйдут из-под контроля, и, зная опыт истории, не верил император в то, что их вообще возможно контролировать или остановить. Просто для него это был последний шанс остаться императором великой державы. А лучше быть императором великой державы покорной кому-то, чем императором в отставке на удирающей из остатков метрополии корабле споре, в случае полного военного поражения арнийцам. Он хотел сохранить власть, свою империю, где он самый главный, очень хотел, и так как он был политиком высокого уровня, то он был готов на преступление, на любую подлость, чтобы остаться правителем великой империи и получать всё удовольствие от жизни и дальше. И чтобы всё это сохранить, нельзя пачкать свои руки, никто не должен подумать на него, на его империю, возможно, на него лично, нет, ни в коем случае.

   * * *

   Император вышел на трибуну, здесь был огромный зал, заполненный политиками и репортёрами. Он осмотрел его, вгляделся своим улучшенным зрением в глаза каждого из присутствующих, все люди были взволнованны и с напряжением ждали, что он скажет, ведь это была сенсация года... Правитель собрался с мыслями и начал свою речь:

   "-Вчера у себя дома, прямо в ванне был убит, по моему прямому приказу министр обороны Винарек, который последние годы возглавлял нашу армию и флот. Новым министром обороны назначен Сильвис, ранее занимавший пост генерала лейтенанта в моих спецслужбах. Причина убийства Винарика вопиюща и ужасна, мне тяжело говорить о столь глубоком предательстве в рядах нашей империи. Винарек, заручился поддержкой одного из крупных лабораторных комплексов, занимавшихся разработкой био оружия, прежде всего вирусов. Сложных генетических вирусов, предназначенных для тайных убийств определённых индивидов. Под руководством Крива и Стима, руководителей этого лабораторного центра был создан безобидный вирус, которым они планировали заразить продукты сельского хозяйства многих планет и ферм. Этот вирус в перспективе, должен был пройти все биологические проверки и попасть ко мне на королевский стол. По-видимому, Винарек каким-то образом украл мои генетические маркеры, и таким образом, был создан вирус опасный лишь для меня. Этот вирус, должен был заразить меня и только меня, поразить каждую мою клетку, а потом почти мгновенно убить, так чтобы не успела сработать биоблокада, и меня не успели спасти или заморозить. Вирус был написан так, чтобы убить меня и стереть всю информацию из моего мозга, и сделать это очень быстро, за доли секунды. В общем, я знаю, вам журналистам интересно как это должно было произойти. Так вот, вирус в начале должен был заразить меня, не причиняя вреда, и аккуратно преодолевая мой иммунитет, заразить каждую клетку. Потом в определённый момент, через нервную систему он перенастраивал мою эндокринную систему по всему организму одновременно на выпуск специфического гормона активатора. Получив этот гормон активатор, вирус по всему организму одновременно на клеточном уровне должен был начать уничтожать мой организм. В общем, не буду дальше углубляться в подробности работы вируса. Скажу лишь, что его созданием был занят целый комплекс военных био лабораторий. И над его созданием трудились настоящие специалисты, асы своего дела, и им были известны механизмы биологической защиты, которые требовалось преодолеть, все они были мною казнены. Увы, спустя несколько часов расследования, было выяснено, что они не знали о том, что вирус должен убить именно меня, они просто исполняли приказ руководства. Поэтому я приношу свои извинения всем родственникам этих учёных, они пострадали зря из-за подлости господина Винарека. Всем родственникам будут выплачены щедрые денежные компенсации, а также им будет позволено родить больше детей, чтобы компенсировать потерю рода. Вот такие дела. Как я уже и говорил, сразу после того, как мне стало известно о попытке убийства, и я получил все доказательства от спецслужб, я решил устранить всех, кто был занят в покушении. И сделал это тайно и быстро, как и полагается, чтобы избежать возможной гражданской войны, если злоумышленники скроются. Помимо Винарека и учёных было казнено некоторое количество его ближайших соратников в министерстве обороны, все они были замешаны в этом. Очевидно, министр обороны хотел убить меня, а дальше, опираясь на пункт восемь, основного раздела конституции о престолонаследии, он собирался получить права регента, по законам военного времени. Министр обороны имеет на это право во время войны, в случае, если наследник не имеет военного образования. После чего, Винарек должен был получить почти неограниченную власть в пределах империи. Вероятно, причиной этой попытки переворота является жажда власти и амбиции Винарека, которому было мало его положения и почестей оказанных ему. Тем не менее, несмотря на вероломство предателя, я решил помиловать его жену и детей, также не будет никаких денежных штрафов и понижения каст. Инцидент я считаю исчерпанным, все виновные ликвидированы, империя спасена. Мне лишь жаль тех учёных, которые были гнусным образом вовлечены в этот заговор. Таким образом, все граждане империи Стайрек могут спать спокойно, центральная власть не допустит кровопролития и хаоса, особенно в столичных мирах. Моя власть крепка как никогда, а значит, стабильность империи гарантированна. Простите меня граждане, что вам пришлось бояться."

   На этом император закончил свою речь, ещё раз осмотрел зал, он не видел в глазах людей страха, только интерес. Все боялись бунтов и революции, особенно во время войны, все знали уроки истории, все знали, к чему это приводит, то, что всё позади, это очень хорошо, это очень хорошо для всей империи. Он ещё раз бегло осмотрел зал, сделал традиционный полу поклон своим гражданам, это формальная отдача чести и уважения к подданным, ведь правитель служит империи, а не своим амбициям, формально, служит империи и защищает сон простых граждан. Он развернулся и быстрым шагом направился вон из зала. Надо будет почитать, что напишут в газетах, провести тайный соцопрос и узнать, что на самом деле думают обо всём граждане. Но император был уверен, всё прошло без последствий, такие убийства были редкостью, люди поверят ему, что Винарек хотел его свергнуть, мотив у него действительно был. Все знали законы, и все знали, что министр обороны имеет право регентства, при соблюдении некоторых нюансов.

   * * *

   Это был большой корабль, несколько сотен тысяч тонн, большой на старте, но ничтожен был его груз, всего несколько сотен граммов. Задача этого корабля совершить дальний межгалактический перелёт и сделать это быстро. Потому что война между межгалактическими супердержавами шла не на шутку, и промедление даже на месяц означало гибель многих. Груз надлежало доставить к цели как можно быстрее. И корабль делал именно это, он двигался с огромным ускорением постоянно, на пределе возможностей своей силовой установки. Он двигался неделю, месяц, год... Потом топливо в его первом разгонном блоке кончилось, и он отвалился, пустой, почти лишённый массы. Включился следующий разгонный блок, и корабль с огромным ускорением продолжил свой путь от одной галактики к другой. Спустя несколько лет полёта, корабль преодолел бездну пространства, всё это время, двигаясь с огромным постоянным не прекращающимся ускорением. После чего, увеличение скорости прекратилось, и уже изрядно уменьшившийся в размерах изначальный гигант преступил к замедлению. Величина ускорений не изменилась, они всё ещё были такими же дикими, максимальными, но теперь корабль тормозил. Он преодолел бездну пространства на аномальной скорости во много тысяч раз больше скорости света, и теперь тормозил, и он должен был сбросить скорость, прежде чем войти в пределы галактики млечный путь. Иначе, на такой огромной скорости, корабль просто сгорит в тёмной материи галактики, нельзя двигаться сквозь материю, даже разряженную, быстрее определённого порога.

   Наконец, многолетний перелёт на огромную дистанцию закончился, и корабль, уже совсем маленький, то, что осталось от многоступенчатой одноразовой громадины, сбросил скорость движения до минимума и приступил к сбору информации. Ему надлежало проанализировать данные нескольких тысяч разведывательных зондов местной сети разведки, чтобы выбрать оптимальную цель. Планету, на поверхности которой находилась бы не развитая, не космическая цивилизация, на которой обитали бы подходящие для внедрения индивиды, по биологии в том числе.

   Данные были получены быстро, корабль, зонд, обменивался с другими зондами, используя сверхсветовую связь, и после нескольких сеансов, один из разведчиков сообщил о том, что обнаружил подходящую для внедрения цивилизацию. Подходящую по возрасту, уровню развития технологий, политической системе и по биологии. Зонд включил двигатели и снова с огромным ускорением направился к интересующей его звезде. Этот полёт тоже был достаточно долгим почти год. Вот он приблизился к солнечной системе, провёл анализ. Девять планет, из них две крупные безжизненные газовые гиганты. Две супер Земли с большим количеством метана в атмосфере, что свидетельствует о наличии хотя бы примитивной жизни на поверхности. У второй планеты газового гиганта спутник, с примитивной криогенной жизнью на поверхности, но также, с богатой метановой атмосферой. Эти миры его интересовали мало. Ни на одной из этих планет не было и следа разума, даже самого примитивного. Зонд интересовался другой планетой, третьей планетой от звезды. На этой планете была кислородная атмосфера и жидкая вода. Там проживала весьма своеобразная форма развитой органической жизни на углероде первого уровня, она заинтересовала аппарат, он сразу же направился туда.

   На самом деле в галактике Млечный путь было найдено несколько подходящих для внедрения цивилизаций, но остальные были типовыми, боровая жизнь и пятивалентный азот, наиболее распространённые в космосе формы жизни. И те планеты соответственно были в списке пригодных на колонизацию, они интересовали другие расы. А вот эта цивилизация подходила более всего, наиболее подходящая форма жизни, наиболее редкая, в основе вода и углерод, весьма редкие компоненты основы, такой жизни в космосе мало. К тому же, родная звезда, довольно крупный жёлтый карлик с высоким уровнем радиоактивности, что у многих отбило желание колонизировать этот мир. А значит, мало и цивилизаций, имеющих в основе эти вещества, значит, никто не заинтересуется ими на начальном этапе, что очень важно. Никто не воспримет их как угрозу, это вроде мелочь. Но на самом деле невероятно важно для цивилизации, не быть интересной другим, и эта планета Земля, не была интересна другим.

   Зонд вышел на орбиту, начал сканировать, цивилизация его более чем устраивала, она находилась на идеальном этапе развития. С одной стороны, у людей уже появилось первое термическое, и даже ядерное оружие, танки, самолёты и крупные металлические морские корабли, компьютеры и телевидение. С другой стороны, у людей не было космических кораблей. Также у людей не было никаких признаков продвинутого материаловедения и химии. В общем, цивилизация имела идеальную структуру общества, чтобы совершить задуманное зондом и его хозяевами.

   Выбор самки, пригодной для внедрения зародыша задача не из простых. В самых разных обществах пригодны принципиально разные самки. На первый взгляд, было бы проще всего внедрить зародыша в царскую семью, уже обладающую властью. Но поступать так нельзя, хотя монархии на планете и имелись, просто по соображениям, что у землян уже появились зачатки генетики, а значит, зародыш могли проверить на соответствие по ДНК, это не годилось.

   Зонд принял решение за несколько секунд, но это решение не было поверхностным, его компьютер успел перебрать за эти секунды миллионы вариантов комбинаций, куда и как внедрить зародыш. Куда лучше, куда хуже, и почему?

   В конце концов, взвесив все за и против, зонд пришёл к выбору, что самая подходящая для внедрения страна это СССР, а самый подходящий город это Москва. СССР вёл активную космическую экспансию, ну активную, по сравнению с другими государствами, так то по меркам космоса экспансия в космос СССР была курам на смех. При этом в СССР наметились кризисные тенденции, эта страна в будущем могла распасться и погрузиться в хаос. Учитывая её политическую систему и общество, это оптимально для захвата власти юным пророком, или мессией, тем инопланетным существом, чтобы было спроектировано для уничтожения арнийцев. И самое главное, при всём при этом, в Москве имеется несколько ВУЗов, где можно получить образование по требуемым специальностям. Зонд выбирал не только страну, но и место, и конкретную семью, всё нужно было сделать тонко и чётко, и он сделал тонко и чётко. Выбрал именно тех, кто останется жить в Москве, не будет богатым, у кого не хватит денег на проверку сына по ДНК, и при этом эти люди будут иметь все шансы на то, чтобы воспитать достойного сына.

   Зонд всё рассчитал, сейчас была ночь, около двух часов, поздняя, глубокая весенняя ночь. Зонд вычислил самку, молодую женщину, он видел, она ходила в больницу, ей сказали, она на шестой неделе, то, что нужно, самое то. Аппарат вошёл в атмосферу Земли и начал пике, так же, как поступали метеоры, ни одна система ПВО планеты не придала ему значения, никто не обратил на него внимания. А маленький аппарат спустился на высоту десяти километров, расправил крылья, и как птица полетел в небе над сонной Москвой прямо к своей цели. Он завис на секунду над балконом, выставил ножки, подпрыгнул по перилам к раскрытой форточке, остановился, замер, просканировал комнату, убедился, что все спят, после чего из его тела вылез маленький комар, и полетел к женщине, комар пролетел в форточку, подлетел к женщине. Аккуратно сел к ней на кожу в районе живота, аккуратно укусил через нано метрового размера иглу, ввёл обезболивающее, после чего разрезал кожу и полез внутрь, зашив за собой проход лазером, лишь несколько капель крови испачкали белую постель, но никто не предаст тому внимания. Оказавшись внутри тела женщины, нано робот начал свой путь к зародышу, он двигался аккуратно, не причиняя женщине вреда. Вскоре он оказался около зародыша, совсем маленький, совсем маленький, но уже живой. Нано робот комар оценил его ДНК, нашёл место для ввода, и из тела комара к зародышу протянулась длинная и сравнительно толстая игла, через эту иглу к зародышу прополз червячок, сперматозоид размером с маленького муравья. Он аккуратно присосался к зародышу, и начал поглощать его изнутри, постепенно убивая и одновременно интегрируя свои ДНК с ДНК зародыша. Вскоре, зародыш совсем погибнет и будет съеден паразитом, а паразит займёт его место и в последствие будет рождён и станет человекоподобным существом. Что касается нано робота, то он покинул тело женщины на следующий день, вместе с другими отходами, а потом самоуничтожился, так что никто и не узнал, что он вообще существовал.

   Космический зонд не терял времени, убедившись, что нано робот выполнил свою миссию, расправил крылья и полетел вверх. И со стороны это была птица, обычная большая птица, да не очень уж и большая. Вскоре, набрав высоту, зонд включил свои маленькие ракетные двигатели и полетел дальше ввысь, спустя несколько минут аппарат вышел на орбиту, и занял там выжидательную позицию. Никто не заметил его, не проследил за операцией. Его миссия ещё не была выполнена, не была закончена. Его задача теперь проследить, и убедиться, что молодое существо выживет, будет рождено, не погибнет в авто катастрофе, не будет вычислено спецслужбами, вырастит, повзрослеет, получит образование, и станет тем, чем должно стать. И если вдруг что-то пойдёт не так, и существо потерпит фиаско, погибнет или его закроют в тюрьму до конца его дней, то тогда зонду придётся повторить попытку, и он повторит. И будет повторять попытку до тех пор, пока миссия не будет выполнена и в тылу врага не появится мощная супер держава. А когда это будет сделано, миссия зонда кончится, и он отправится в недра местной звезды по имени Солнца, там в ядре температура около тринадцати миллионов градусов и его корпус переплавится без остатка. Но сначала, нужно убедиться в том, что миссия выполнена.

 

   Глава 1: Монстр во мне.

   Жанна Николаевна Неонова проснулась от звонка будильника, было уже раннее утро, муж встал рядом, поцеловал её в щёку и отправился на кухню, она полежала минуты три. Но надо было идти, нет, не на работу, просто ей надо показаться врачу, пройти УЗИ, посмотреть на свою маленькую малышку. Определить пол, убедиться, что всё хорошо и порадоваться за свою семью.

   Жанна поднялась, оделась и пошла на кухню, её немного подташнивало, но для беременной это нормально. Муж уже приготовил ей завтрак, теперь он был образцовым мужем, готовил, убирался и делал всё... В общем, как и полагается, ухаживал за беременной, и хотя пока живота почти не видно, но скоро, скоро он будет.

   -Садись, ешь... Гренки.

   -Нет уж, опять горелое есть, я лучше сама приготовлю...

   -Это было бы оптимальным решением. Ну что, идёшь сегодня в больницу?

   -Да, эти новые аппараты УЗИ, говорят, они могут определить пол ребёнка уже сейчас на третьем месяце.

   -Могут, позвонишь из больницы, скажешь пол?

   -Позвоню...

   Она поела, собрала всю посуду в мойку, муж ушёл, и она решила пока не мыть. Хоть это и не правильно, разводить тараканов, но опаздывать в больницу не стоит, врачи не поймут, скажут, опоздала, твои проблемы, иди гуляй. Она быстро собралась и пошла, если поторопиться, ещё успеет, всё было хорошо. Она вышла из подъезда, день был солнечный тёплый, поздняя весна, да что уж, почти лето. Солнце встаёт на востоке, утренний свет, уже первые робкие, но зелёные листочки. Машины, люди, Москва, всё сияет, замечательно. Она пошла по улице к новой больнице, которую построили в аккурат под начало перестройки. На душе было тепло и спокойно, она верила, что всё будет хорошо, и наладиться и её мужа Пашку скоро повысят, и они заживут...

   В больнице была очередь, и хотя она пришла вовремя, к своему времени, пришлось подождать и долго, минут сорок. Это раздражало, она могла бы погулять по улице, вместо этого, она торопилась, специально шла побыстрее, чтобы придти вовремя. Почему она должна ждать? К врачу пришёл особый клиент, чем он особый? Почему его нужно ждать и так долго, она такой же гражданин СССР, как и все остальные. Наконец клиент вышел, и врач крикнул в коридор:

   -Неонова заходите.

   Молодая женщина вошла, осмотрела помещение.

   -Женщина не тормозите, ложитесь на кушетку.

   -Что?

   -Не тратьте время, быстрее, ложитесь вот сюда, так, давай.

   Женщина подчинилась и легла, врач оголила ей живот, намазала каким-то прозрачным желе и стала тыкать каким-то устройством.

   -Вы на третьем месяце?

   -Да, а что?

   -Не пойму, честно сказать, какой-то дефект плода, зародыш совсем другой, он выглядит как пиявка, даже не знаю, такого не бывает.

   -Я в школе проходила, что зародыш на ранней стадии не похож на человека, - испуганно проговорила Жанна. - То есть, он на третьем месяце должен быть похож на сгорбленную рыбу с жабрами, и это нормально. То есть, почти на пиявку.

   -В том то и дело, что должен быть похож на рыбу, вы, что думаете, женщина, я не знаю, на что он должен быть похож? А то, что внутри вас, даже близко не похоже на человеческий зародыш, я не знаю, это совершенно не человек, я думаю, вы больны, и, скорее всего, будет выкидыш, или рождённый урод умрёт после родов.

   -Что вы говорите? - Чуть ли не завыла Жанна, - вы шутите, у меня же всё было нормально.

   -Женщина, скажите честно, вы пьёте? Курите?

   -Нет, никогда.

   -Принимаете наркотики, или какие-то лекарства?

   -Нет, вообще никакие...

   -Вы были в Чернобыле?

   -Нет, я в Москве всё время была... - Заревела Жанна.

   -Не знаю, если это радиация из Чернобыля, я читала, она может сильно повлиять, сделать зародыш мутантом или вообще, ребёнок теряет человеческий облик полностью. А этот Чернобыль, это кошмар, простите женщина, вы сами смотрите телевизор, Чернобыльская АЭС, авария...

   -Не может быть...

   -Ладно, не ревите, я позову Артёма Аркадьевича он лучший специалист чем я, а то у меня всего пара месяцев практики, может, я что напутала.

   -Напутали женщина? Охренеть как вы напутали, у меня сердце в пятки ушло.

   -Я знаю. Я позову Артёма Аркадьевича, не ревите, мы что-нибудь придумаем, какие-нибудь таблетки пропишем от радиации. Я слышала, йод помогает и красное вино, хотя вино вам нельзя, вы беременны, я сейчас, ждите...

   Врач выбежала из своего кабинета, а Жанна лежала на кушетке и просто плакала, ещё совсем недавно жизнь была такой радужной, и она просто хотела узнать пол ребёнка. А теперь такой крах, ужас, и всё этот проклятый Чернобыль, и проклятое правительство с его ядерными исследованиями и технологиями.

   В кабинет вбежал доктор, мужчина лет пятидесяти за ним бежала врачиха, мужчина остановился около Жанны, взял щуп устройства УЗИ и начал им водить женщине по животу, внимательно рассматривая изображение на экране. Мужчина рассматривал это долго, и потихоньку бледнел, и руки у него начали дрожать...

   -Ну что Артём Аркадьевич, я же говорила, это совсем не человеческий зародыш! Даже близко не похож, настоящий мутант. - Почти победно проговорила врачиха.

   -Что ты Лариса, что ты. Это обычный человеческий зародыш, он просто вверх ногами, и да, у него есть две аномалии, но это ребёнок...

   -Да какой ребёнок Артём Аркадьевич, это же монстр, самый настоящий, он даже отдалённо не похож на ребёнка, он похож на человеческий зародыш разве что размерами...

   -Лариса, выйдем на минутку, надо с глазу на глаз обсудить, как это лечить, а вы женщина пока полежите. И не бойтесь, случай тяжёлый конечно, но это лечится, вы вовремя к нам обратились, не волнуйтесь, родите вы нормального здорового ребёнка. Лариса, за мной.

   Они вышли, и отсутствовали минут пять, а Жанна всё это время лежала и стонала от ужаса. Потом доктор с девушкой вернулись, и Лариса как невзначай сказала:

   -Да вы правы доктор, это просто опухоль зародыша, всё из-за радиации, надо пройти полное обследование, и потом йодику попить месяц и всё будет нормально, не волнуйтесь женщина.

   -Ладно, я тогда пойду домой, сообщу мужу...

   -Нет, нет, что вы, лежите, домой мы вас не отпустим, вас нужно срочно везти в институт терапии лучевых болезней, у нас есть спецприказ на эту тему.

   -Но мне надо... Могу я хотя бы позвонить мужу?

   -Позвонить мужу можно, сообщить можно. Хотя, пока ещё не решили, куда вас положат, будет ли это институт терапии лучевых болезней, или другое НИИ исследования генетических отклонений вызванных радиацией.

   -О, ужас...

   -Не волнуйтесь женщина, это лечится.

   -Да, просто йодику попьёте месяц, и всё само пройдёт, вы главное не волнуйтесь...

   Машина скорой помощи приехала быстро, Жанна спустилась со ступеней, её взяли под руки, и положили в машину, аккуратно подложив под голову подушку. После чего двери закрылись, и машина, оглашая воем своей сирены утреннюю Москву, помчалась куда-то на окраину. Путь был довольно долгим, наконец, дверь открылась, и Жанну вывели из машины. Здесь был лес, где-то за деревьями журчал ручей, пели птицы, и за невысоким забором стоял трёх этажный особняк, старый, почти древний.

   -Где мы? - Спросила Жанна.

   -Вы в НИИ исследования генетических отклонений вызванных радиацией.

   -Всё так плохо?

   -Не бойтесь женщина, здесь лучшие в союзе врачи. У нас спецприказ, выявлять случаи явных генетических отклонений, и лечить, это произошло сразу после Чернобыля, потому что теперь имеется большой интерес к развитию человеческого плода, подвергнувшемуся облучению.

   -Но я не была в Чернобыле, я не была там, я не могла получить дозу радиации, - заплакала бедная женщина.

   -Это объясняется просто, вы же покупаете продукты на рынке, фрукты или овощи.

   -Конечно...

   -Ну вот, радиация могла быть в продуктах, привезённых из Чернобыля, и вы съели, например, капусту, выращенную там, и получили заряд радиоактивных частиц, и они облучили радиацией ваш плод.

   -Какой кошмар... Пустите, я должна позвонить мужу.

   -Не волнуйтесь, мы свяжемся с ним, сообщим ему.

   -Я хочу сама.

   -Вы скажите лишнего, а это никому не нужно. Никому не нужна паника по поводу детей уродов из-за радиации.

   -Но я...

   -Но вы... Вы мадам не единственная женщина с такой проблемой, и потому существуют чёткие указы на этот счёт. Вы родите своего ребёночка, мы его изучим, если экземпляр будет интересный, мы оставим его себе, а вас в любом случае отпустим.

   -Вы не имеете права.

   -Имеем, это называется КГБ, вам не повезло, вы попали в область действия государственных систем безопасности. Но не волнуйтесь особо, здесь, у нас в больнице самое совершенное в мире оборудование, и если выходить вашего урода, вообще возможно, мы выходим его, и он будет жить. А вы потом получите щедрую компенсацию от государства, и родите нового здорового ребёнка.

   -Не смейте называть моего ребёнка уродом!

   -Ну, хорошо, буду называть монстром.

   -Не смейте. Вы, садист, вы хотите сделать мне больно, ещё больнее, зачем? Это ведь из-за вас мой ребёнок стал таким.

   -Не из-за меня, не из-за меня. Больно вам сделать я не хочу, но и сюсюкаться с вами не собираюсь. Вы попали в хорошие руки, здесь вам предоставят грамотный медицинский уход, вы получите лучшие лекарства, в обычных клиниках нет и десятой доли финансирования, что имеется здесь. Здесь вы получите всё. Здесь вам никогда не придётся сидеть в очереди на процедуры, здесь сами врачи будут занимать очередь, чтобы помочь вам. Здесь вам постараются помочь, и раз уж так случилось, примите это. Государство заплатит вам за потерю ребёнка из-за Чернобыля, больше для вас сделать ничего нельзя. И поднимать панику в обществе мы не хотим, общество и так уже запугано Чернобылем и радиацией. Слухи о том, что в Москве рождаются радиоактивные дети уроды, это совсем не то, что нам всем нужно. Идёмте за мной.

   -Верните мне моего ребёнка, отпустите меня... - В очередной раз заплакала она.

   -Жанна, я не могу вам вернуть вашего ребёнка, я могу лишь предоставить вам мед помощь и лучших врачей, и мы сделаем всё возможное здесь, чтобы не было последствий. Но мы не умеем, и никто не умеет исправлять разрушенные радиацией цепочки ДНК.

   -Я не хочу...

   -Следуйте за мной, посмотрите, здесь вокруг лес, и так хорошо, а во дворе больницы Солнце...

   Он взял её под руку и повёл внутрь больницы, они прошли несколько коридоров и оказались в большой и просторной палате, отгороженной от внешнего мира слоем полиэтилена. Здесь было всего две койки, на одной из них валялась молодая женщина с небольшим животом. Жанна осмотрела помещение, кроме кроватей здесь был столик, зеркало и дверь в санузел. Она села около женщины.

   -Ну что, давайте знакомиться, меня зовут Жанна.

   -А меня Яна, я смотрю, вы моя соратница по несчастью.

   -А что с вами? И давно вы сюда попали?

   -Я здесь неделю, у меня дефект плода, определили на УЗИ, в общем, врачи сказали ничего страшного, но этот дефект вызван радиацией, и его тщательно изучают.

   -А здесь есть другие женщины?

   -Всего нас трое, вы четвёртая, итого нас не много, все лежим с одинаковым диагнозом, облучение плода радиацией. Одна из женщин, Настя, болеет лучевой болезнью в лёгкой форме, врачи вводят ей специальные лекарства, чтобы отсрочить выкидыш, но доктор ждёт его со дня на день. Я думаю, они разрежут её плод, и изучат... Мерзость, резать детей... Но Насте особенно не повезло, она из Чернобыля, не сразу уехала, что-то съела, выпила воды из-под крана, ну и так далее. Остальные, мы не так сильно попали.

   -Ясно, а убежать отсюда не пробовали?

   -Куда бежать? Во мне монстр, а эти люди обещают мне помощь и здесь хорошие врачи. Жанна, бросьте эту затею, не вздумайте бежать, тем более, вы беременны, здесь врачи, и хорошие врачи. А бежать вам некуда КГБ вас найдут, и лучше не быть узницей, здесь же, вам помогут.

   -Я не хочу, чтобы моего ребёнка резали и изучали, даже если родится урод.

   -Жанна, подумайте о себе, не думайте о ребёнке, он уже пропал, да и потом... Если они найдут способ, они вылечат вас и вашего ребёнка, они существуют здесь именно для того, чтобы вылечить вас. Всё из-за Чернобыля...

   -Я знаю, но... Не знаю, наверно вы правы Яна, и я даже не знаю, если во мне действительно урод из-за радиации, я совсем не хочу его рожать.

   -Придётся, не переживайте Жанна, всё не так плохо.

   -Куда уж хуже? Ещё утром я думала лишь о том, чтобы узнать пол девочки или мальчика, а теперь меня оторвут от семьи на пол года, а ребёнок мой не родится.

   В комнату вошло трое людей в белых халатах, один из них, старый седой профессор с печальными глазами, лет пятидесяти, шестидесяти, подошёл к Жанне и остановился около неё, представился.

   -Меня зовут Константин Иванович Чехов, я главврач этого заведения, я буду вас лечить, а это мои консультанты Юля и Дима.

   Он протянул Жанне руку, Жанна тревожно посмотрела на неё и решила робко пожать, врач улыбнулся ей в ответ, глаза у него были добрые.

   -Я понимаю, как вам тяжело перенести такое. И я понимаю, вам кажется, что вас заперли сюда как в тюрьму. Но это не тюрьма, а больница, и мы будем вас здесь лечить.

   -Я знаю...

   -Просто поймите, заболевание у вас патогенное, тяжёлое и опасное, и мы считаем, оно имеется не только у вас, но имеется и появится вскоре у многих женщин. И не всем его удастся диагностировать. Мы не будем исследовать вас жестоко и бессердечно, не будем вскрывать вашего ребёнка как лягушку. Мы сделаем всё, чтобы вылечить вас и вашего ребёнка, у нас лучшие врачи и оборудование. Единственная причина, это завеса секретности, она необходима, потому что иначе начнётся паника по всему миру.

   -Я поняла.

   -Ещё раз извините, и я сделаю всё, чтобы вылечить вас. А сейчас, предлагаю вам пройти наше первое обследование, мы должны убедиться, что с вашим плодом всё в порядке. Пройдёмте...

   Врач взял её за руку и повёл по коридору, Жанна последовала вслед за ним, они поднялись на второй этаж, и здесь был ещё один аппарат УЗИ, Жанну положили под считывающее устройство, и она легла, закрыв глаза, врач начал смотреть, точно также на аппарате УЗИ, что у неё внутри.

   -Так, смотрите, как интересно, никогда такого не видел, что думаешь Дима?

   -Даже не знаю, это обширная мутация, не просто один орган, мутировал весь зародыш, никогда не видел таких обширных отклонений. Если бы я не знал, что это внутри женщины, я бы вообще не понял бы что это человек.

   -Как думаешь Юля, на что это похоже?

   -Не знаю... Я никогда не видела подобных эмбрионов ни у одной земной формы жизни, разве что, личинки насекомых, быть может, да и то... Все эти ножки, или ниточки растущие из эмбриона... Как будто многоножка или паук. Эти отклонения невероятны и запредельны. Просто как бы, что вот это такое...

   -А это голова, а на голове отростки.

   -Жесть, представляю, каким будет малыш, когда родиться. Но голова столь велика, не пропорционально велика уже.

   -Да, голова велика, очень, и эмбрион проходит стадию развития, которой никогда не было в истории земных организмов. Это удивительно, и я думаю...

   -Профессор, вам не кажется, что нам нужно срочно принять меры по предотвращению выкидыша, - заметил Дима. - А ещё я бы выписал иммуно подавляющие средства. Я знаю, что обычно иммунитет не является причиной отторжения и выкидыша зародыша, но в данном случае, я бы перестраховался.

   -Конечно Дима, это надо выпить срочно, и ослабить иммунитет женщины, и средства от выкидыша надо принимать постоянно, и вообще необходимо прямо сейчас сдать анализы мочи и крови. Выкидыш, и на ранней стадии, весьма вероятный исход в данном случае.

   -Этого не может быть, - вздохнула Жанна.

   -Не волнуйтесь женщина, мы хорошие врачи, мы проследим, и минимизируем вероятность выкидыша. А сейчас, давайте я вам сделаю укол, то, что Дима прописал, иммуно подавляющее, и от выкидыша. А там, дальше, получим результаты анализов, и подумаем, что вам пить и колоть дальше.

   Доктор отошёл от пациентки к соседней тумбочке, открыл её, поискал что-то там, достал два дорогих импортных пластиковых одноразовых шприца, подошёл к Жанне, сел около неё, и аккуратно ввёл в кровь женщине средства.

   -Теперь главное обеспечить для вас стерильность помещения, иначе, под иммуно подавляющим средством, вы можете тяжело заболеть, и тогда мы точно потеряем плод.

   -Ужас...

   -Не волнуйтесь... Сейчас я возьму кровь на анализ, прямо сейчас...

   Профессор взял ещё один шприц, ловко попал с первого раза Жанне в вену, и набрал пару кубиков крови, потом достал ваточку, пахнущую спиртом, и прижал к вене, чтобы остановить кровь.

   -Ну что не больно?

   -Нет.

   -Это новые шприцы, у них меньше диаметр иглы, и поэтому уколы совсем безболезненны, так что не сомневайтесь, у нас здесь лучшее оборудование. А сейчас сходите, пописайте, о результатах анализов я вам расскажу сам, сразу как они будут готовы.

   -А когда они будут готовы?

   -Часа через два, не позже, довольно быстро. У нас здесь собственная лаборатория, и к анализу приступят прямо сейчас. Сразу, и я сразу получу данные о вас.

   -Ясно.

   Её забрали из кабинета УЗИ, и отвели в комнату к Яне, Жанна тяжело вздохнула и легла, а профессор с его учениками куда-то ушёл, и они остались одни. Жанна недолго полежала в тишине, потом Яна обратилась к ней:

   -Не кисни подруга, тут хорошо кормят, хорошо лечат, только гулять не разрешают, потому что они колят иммуно подавляющие и другие лекарства, чтобы предотвратить выкидыш... Так что, что я говорю, тоска смертная тут лежать, разве что, книжку можно почитать, Чехов иногда приносит, если попросить. Хотя, лучше бы телевизор поставили...

   -Что скажет мой Павел...

   -А кто такой Павел?

   -Мой муж...

   -Да ничего не скажет, если мозги есть, поддержит, есть у твоего Павла мозги?

   -Мозги у него есть... Но я пропала, и с концами, что с ребёнком? Дождётся ли... Это же пол года...

   -Он в армию ходил, ты ждала? Вот и он тебя подождёт...

   -Мы с ним уже после армии познакомились, так что нет, не ждала.

   -Ничего, дождётся, всё же его ребёнок. Зато, подруга, не кисни, тут кормят, правда вкусно, очень вкусно, и теперь, есть с кем поболтать, ты в шахматы играешь?

   -Нет, в шахматы я не играю...

   -Жаль.

   В комнату вошёл Дима, помощник Чехова, у него в руках был странный аппарат. Он подошёл к Жанне. Она настороженно посмотрела на него.

   -Это переносной детектор радиации, очень чувствительный. Я померяю уровень радиации, на всякий случай.

   -Меряйте.

   Он подошёл к ней, поднял майку, и стал водить аппаратом по животу, тот стал тихонько пищать, прошло минут пять, Дима закончил мерить.

   -Ну, как? Есть что-нибудь?

   -Нет, здесь в помещении шесть целых тридцать три сотых микрорентгена в час сейчас, это очень низкий уровень радиации, мы специально подобрали его для вас. Но в вашем зародыше радиации нет, и это хорошо. Хотя, это ни о чём не говорит, потому что у всех кроме Насти уровень радиации в норме, точнее, у Яны немного повышен, но совсем чуть-чуть. Просто, на самом деле мутация была вызвана отдельными радиоактивными частицами, диагностировать их сейчас сложно и почти невозможно, так что... Это ни о чём не говорит.

   -Но это же хорошо, что во мне нет радиации, правда?

   -Да, это хорошо, сильное облучение не имело места. Действительно это так. Это хорошо. Но не думайте, что облучение зародыша обязательно должно быть сильным, мутацию может вызвать и отдельный радиоактивный пучок частиц, вы могли его получить ещё в момент зачатия, и потом он выветрился. Просто, главное, не волнуйтесь, уровень радиации у вас в норме, ну всё я пошёл.

   Он вышел, а Жанна так и осталась лежать в помещении с подругой. Яна продолжила болтать, но Жанне совсем не хотелось с ней общаться сейчас, и она вскоре замолчала, так и лежали молча, Яна продолжила читать свою книжку. Вскоре, дверь снова открылась и в палату зашла медсестра в белом халате с тележкой, на тележке было четыре блюда, на двух женщин, какой-то борщ и гречневая каша с курицей, весьма не плохо по меркам Жанны. Также на подносе в центре лежали нарезанные яблоки, и в графине имелся компот. Жанна села, но есть не хотелось, но она пересилила себя, и немного похлебала борщ, а вот Яна заставила себя съесть почти всё, а потом стала тискать и Жанну. В итоге, с понуканий Яны, переступив через нехочу, пришлось всё-таки съесть всё, включая яблоки, и выпить компот.

   Спустя час, в комнату зашёл профессор, на этот раз он был один. У него в руках блокнот с ручкой, он сел у кровати Яны.

   -Ну что, я хочу вас обрадовать, в лаборатории провели первичное исследование крови и мочи. Никаких наркотиков или никотина в вашей крови не обнаружено, и это хорошо, и это главное. Так же не обнаружили и других посторонних опасных химических веществ, которые могли бы вызвать мутацию. Так что речь не идёт о мутации вызванной химическими веществами, и вы попадаете под нашу ответственность. Этот дефект вызван радиацией, это точно.

   -Доктор, а где же хорошие новости?

   -Хорошая новость есть, судя по химическому составу вашей крови, и по реакции лейкоцитов, выкидыша нам в ближайшее время опасаться не стоит. Так что всё нормально, лежите, набирайте вес, кушайте, раз в день будете сдавать кровь, проходить процедуры и ни о чём не беспокойтесь.

   -Доктор, можно поговорить с мужем? Позвонить?

   -Нет, извините.

   -Но почему?

   -В общем, ему, всё, что положено, сказали, и у нас на этот счёт есть чёткий приказ. Но вы можете написать ему письмо. И если оно пройдёт цензуру, его передадут вашему мужу, ну и ваш муж может написать письмо вам. Только, учтите, цензура предполагает, что вы не можете рассказать ему, что с вами и ребёнком, не можете рассказать, где вы, и ещё много чего не можете сказать, если желаете, я принесу вам свод правил, что можно, и что нельзя. И вы согласно этим правилам напишите письмо, но не больше одного в день, и не больше ста слов.

   -Хорошо, принесите...

   Он кивнул, поднялся, и ушёл.

   * * *

   Время в клинике тянулось очень медленно, Чехов позволят женщинам читать книги, играть в шахматы и карты, но никогда не выпускал их из палаты, если только на процедуры. Находиться всё время в одной тусклой завешанной полиэтиленом комнате было тяжело. Им не позволялось гулять, звонить домой, и не позволялось многое. Чехов объяснял, что всё это из-за иммуно подавляющих препаратов, предотвращающих выкидыш. За пределами палаты были вирусы и микробы, особо опасные сейчас для их организмов. Так что время тянулось очень скучно и медленно, делать было нечего, Яна пыталась болтать, но выходило это у неё довольно скучно, и Жанна старалась болтать поменьше, соседка по несчастью обижалась. Раз в день Жанна писала письма, очень короткие и скупые, читала письма мужа, тот обещал ждать её и ребёнка, он не знал, что у неё в животе растёт монстр. Ему сказали, что она чем-то заразным больна и помещена в спецлечебницу, чтобы сохранить ребёнка. Жанна боялась, что рано или поздно муж узнает правду. Или спросит где ребёнок, впрочем, она знала, что ему ответят, был выкидыш и ребёнок умер, или просто, ребёнок умер, всё, никаких вопросов, никаких претензий к самой Жанне. Рожайте ещё одного ребёнка, на этот раз здорового, не болейте. Ужасно и бесчеловечно...

   Как-то ночью, Жанна проснулась от того, что где-то вдалеке был крик женщины, она прислушалась, и услышала крик снова, женщина орала как резанная. Это продолжалось долго и было слышно отчётливо, Жанна подумала, и решила не будить Яну, пусть спит... Хотя в голову лезли всякие не хорошие мысли, но она знала, отсюда не убежать, тем более беременной, палата заперта, а снаружи, да и внутри больницы есть охрана. Бежать некуда, и даже если, она ведь в лесу, и беременна, и от того, что внутри неё, никуда не убежать.

   Утром в палату вошёл профессор, и начал проводить обычный осмотр, а заодно он должен был забрать анализы, как обычно мочу и кровь.

   -Константин Иванович, я слышала, ночью кричала женщина, кричала очень долго, почти всю ночь. Что случилось?

   -Жанна, это же родильный дом, что могло случиться, как думаете сами? Она просто рожала, а женщины когда рожают, всегда кричат, и громко и долго.

   -Я тоже об этом подумала, просто решила спросить.

   -А кто рожал? - Спросила Яна.

   -Это Настя, женщина из Чернобыля, страдающая лучевой болезнью, у неё всё-таки произошёл выкидыш, роды были довольно долгими, около двух часов и сопровождались обширными кровотечениями. Если бы у нас был хирург похуже, в обычной больнице, она бы, наверное, умерла, но сейчас её состояние стабильно тяжёлое, вроде пронесло. Увы, наши таблетки не помогли, и выкидыш произошёл, на шестом месяце.

   -А что с ребёнком?

   -Её ребёнок умер, зародыш развивался неправильно с обширными аномалиями, и в определённый момент это и лучевая болезнь, вызвало выкидыш.

   -И вы будете его резать? - С ужасом спросила Жанна.

   -Жанна, - улыбнулся доктор, - я не хотел вам это говорить, но вы взрослая женщина, вы должны знать, врать не буду, умерших людей очень часто вскрывают, даже если это нормальные люди, а не мутанты, младенцы не исключение. Просто чтобы узнать причину смерти, и да, мы вскроем умершего младенца и изучим патологии его внутренних органов.

   -Мерзко...

   -Это медицина Жанна, то, что мы делаем, не преступление, изучить причину смерти человека обязанность врача, даже если человек совсем маленький.

   -И что там младенец? Он как у меня? Жуткий мутант?

   -Нет Жанна, он не как у вас, у Насти это просто больной ребёнок с обширными опухолями, ну и также, у него были лишние... Не важно... В общем, это просто сильно больной человеческий ребёнок. И даже если бы он родился живым, он был не жизнеспособен, он бы быстро умер и не стал нормальным. И ладно... Хватит об этом, завтра, я поведу вас на УЗИ, только это будет не простое УЗИ, нам в центр прислали новое экспериментальное устройство, очень дорогое и с высоким разрешением. Оно позволит нам увидеть не только вашего ребёнка, но и его внутренности и с высокой детализацией.

   -Я ведь... Во мне самый страшный урод из всех... Вы говорили, что в остальных женщинах дети просто с патологией, иногда с сильной патологией, а у меня настоящий...

   -У вас без сомнения самый интересный и уникальный случай, но не переживайте... Впрочем, не будем об этом говорить, ваша жизнь на ребёнке не кончится, я наверное пойду, идите сделайте мне анализы...

   * * *

   Чехов зашёл в кабинет, где заканчивали настройку нового очень дорогого аппарата УЗИ, микрон 150S, осмотрел устройство, огромный аппарат, крупный экран... Возможность сохранять изображение. Он подошёл к технику, учёному, который заканчивал наладку аппарата.

   -Ну что Леонид всё готово?

   -Да Константин Иванович, я настроил уже, сейчас проверяю...

   -Ясно.

   -Не пойму только, куда вам такой аппарат? Тем более, сейчас, когда в стране наступили нелёгкие времена.

   -Я уже говорил, необходимо исследовать внутренние органы одного из младенцев.

   -Этот аппарат стоит кучу денег, просто кучу, такое разрешение достигается дорогой ценой, моё мнение, вы могли бы изучить внутренности ребёнка вскрытием.

   -Если вскрыть ребёнка он умрёт... А нам необходимо сохранить плод до конца, а вот получить сведения об изменениях его внутренних органов сейчас, на стадии развития исключительно важно. И хочется видеть не результаты разового вскрытия, а всю цепочку изменений от начала до конца.

   -Я понял, ладно, аппарат в принципе готов, можете использовать его хоть сейчас. Хотя, моё мнение, не стоят ваши исследования того, у страны сейчас тяжёлые времена, и не до мутантов теперь.

   -О, у меня имеется абсолютно уникальный случай, абсолютно уникальный, существо настолько не похожее на человека, что вы даже не представляете...

   -Прекрасно представляю, у меня сын читает эти американские комиксы про мутантов, мать привезла из командировки целую пачку. Теперь ввозить такое в страну не запрещают, ведь у нас гласность, вот и читают про всяких уродов. По мне так такие исследования надо запретить, они действительно очень опасны.

   -Вы плохо понимаете ситуацию. Радиоактивные мутанты это не чудовища из глупых американских комиксов, это тяжело больные дети, и их надо лечить, и они... Ладно, что я вам доказываю... У меня есть свои дела. Аппарат должен быть готов через двадцать минут, я хочу просканировать одну женщину.

   -Он уже готов.

   Чехов вышел из кабинета УЗИ и направился в ординаторскую, там сидели за работой его ученики Дима и Юля. Он открыл дверь и позвал их:

   -Ребята, аппарат готов, идёмте, я хочу, чтобы вы присутствовали при сканировании плода Жанны. Следуйте за мной.

   Они дошли до палаты Жанны, открыли её своим ключом и вошли внутрь, Жанна сидела на кровати и читала книжку, один из тех женских детективов, что ей принёс профессор.

   -Жанна, у вас процедуры, нам в клинику привезли новый аппарат. Собирайтесь, вы должны следовать за нами.

   -Сейчас, ладно Ян, я пойду.

   -Удачи.

   Она поднялась, нацепила проспиртованную марлевую повязку от микробов, и последовала за ними, они вышли из палаты, спустились на этаж ниже в комнату с новым аппаратом УЗИ, Жанна легла на кушетку, доктор включил аппарат и дотронулся до её живота пластиковым щупом, на экране появилась картинка. Необычно чёткая и детализированная по сравнению с обычными аппаратами УЗИ. Чехов и его помощники тщательно изучили её.

   -Ну что профессор? Кажется, плод стал больше похож на человеческий, чем раньше.

   -И это странно... Наблюдения отклонений показывают, что если отклонения развиваются, то они идут по нарастающей, но не по убывающей. Он действительно, стал больше похож на человека. У зародыша появилось четыре толстых отростка в районе ног и рук, остальные более тонкие лапки усохлись и больше не развиваются. Да странно, что ж ладно... Давайте наконец увидим его внутренние органы.

   Профессор покрутил кольцо настройки и аппарат навёлся на внутренности зародыша, здесь была полная хрень, два размазанных пятна в области груди и живота и ничего более.

   -Не пойму, что это такое, сверху вроде сердце, но где лёгкие? Их просто нет, это плохо, зародыш без лёгких не выживет, и я даже не знаю, можно и его вообще спасти, вводить кислород прямо в кровь?

   -А что у него внизу за шарик?

   -Я так полагаю, это вместо печени почек и селезёнки. Половых органов я также не вижу, определить пол существа не представляется возможным. Не вижу также и желудка с кишечником. Вероятно, их просто нет, хотя на этом этапе развития плода они уже должны быть.

   -Существо невиданной степени нелепости. Если честно профессор, я предполагал, что хотя бы изнутри оно похоже, если уж не на человека, то хотя бы на насекомое или там на любую другую адекватную форму жизни. Так что, вероятно зародыш умрёт сразу после рождения, и сохранить ему жизнь никак нельзя, это просто не сформировавшийся кусок мяса, потому что нет ни лёгких, ни кишечника вообще, сейчас он жив, потому что получает всё из крови матери.

   -Зато у него есть мозг, и, увы, не хватает разрешения аппарата, но всё же заметь, вот посмотри сюда Дима.

   -А что тут?

   -Ну, во-первых, мозг очень крупный, и необычный, у него в отличие от обычных зародышей, уже сформировались области, обычно формирование областей мозга происходит на более позднем этапе развития. То есть, мозг очень развит, и его области упорядочены, чего не должно быть при такой случайной мутации, это как будто мозг не человека...

   -Пришелец, инопланетянин, профессор едва ли, глупость.

   -Я не говорил этого, я сказал следующее, мозг имеет не случайную форму, он закончен и весьма совершенен. Куда совершеннее, чем полагается зародышу человека на шестом месяце.

   -Это видимость профессор, просто видимость, на самом деле, эти области могут быть просто кусками мяса, как тот, что у зародыша вместо печени и почек с селезёнкой. Это просто случайно расположенные куски мяса.

   -Это будет видно на вскрытии, когда зародыш родиться.

   -Это не может быть мозгом, потому что тогда к нему вот сюда должен подходить позвоночник, - показал пальцем на экране Дима, - а позвоночника нет, точнее...

   -Дима, могу поспорить, что вот это и есть позвоночник и нервный столб, как и полагается такому организму.

   -Но это же не кости... Что это за нити оплетают его.

   -Это мы узнаем на вскрытии. А позвоночник это не кости, а в первую очередь нервные волокна, и могу поспорить, они там есть.

   -Всё равно, без лёгких и системы пищеварения вообще, существо умрёт и быстро.

   -Да, но до этого момента у нас есть ещё три месяца, и мы можем наблюдать его развитие. Так что мы получим ещё много интересных данных, а теперь, надо тщательно сфотографировать каждый снимок, и отправить материалы в Кремль, они не просто так нам выделили этот аппарат, а конкретно под вас Жанна.

   -Мне это не интересно, - сказала женщина.

   -Ваш ребёнок уникум, через наши руки прошло более ста женщин уже, за последние месяцы, и лишь у вас имеется такая уникальная схема развития плода, все остальные дети, это просто дети с патологиями органов, совсем не мутанты, просто больные дети. И сказать по правде Жанна, если бы не вы, наш проект закрыли бы. Потому что ничего такого необычного Чернобыль биологии не подарил. Вы единственный случай, когда радиация так...

   -Профессор, не факт, что это радиация...

   -Я знаю, но, скорее всего, всё же... В общем, давайте работать, надо набрать материал, тщательно просканировать ребёнка и отослать все фотографии, полученные на аппарате микрон 150S нашим хозяевам, тем, кто открыл нашу лавочку, они ждут отчёты и результаты исследований.

   А Жанна лежала на кровати, слушала разговоры профессора и думала о своём. А именно о том, как ей не повезло, она уже знала из рассказов профессора, и из тех криков рожениц, что иногда доносились в больнице. Что чем сильнее патология ребёнка, тем меньше шансов на благополучный исход. Практически все женщины, дети которых имели серьёзные патологии получали в финале либо выкидыш, либо рожали мёртвого младенца. То есть ребёнок умирал сразу после рождения, и даже те немногие, что выживали, станут вечно больными уродами, на шее медицины, потому что имеют серьёзные наследственные патологии внутренних органов. И она уже давно свыклась с мыслью, что родит мёртвого младенца, и что, то, что внутри неё и не младенец вовсе. Главное, чтобы всё побыстрее закончилось, ей выплатили деньги, материальную компенсацию, и тогда она вернётся к Павлу, и они начнут новую жизнь, и родят нового здорового ребёнка. Здесь, в этой клинике лечили больных детей, тяжело больных, в этих историях местных мам хэппи ендов не было, никогда. Если уж попал сюда, знай, ты попал сюда не просто так. Добром не кончится. И она уже ни на что не надеялась уже. Просто ждала, когда всё кончится.

   * * *

   Она проснулась ночью от того, что в комнате находилось сразу несколько человек, среди них и профессор Чехов, они толпились и суетились, Жанна спросила:

   -В чём дело?

   -У вашей подруги Яны отошли воды, сегодня ночью или утром она родит.

   -Ясно.

   -Не волнуйтесь, всё будет хорошо.

   Её положили на каталку и увезли, а Жанна осталась в комнате одна, она знала, хорошо всё не будет, ребёнок Яны с патологиями внутренних органов, и в последние два месяца особенно эти патологи получили сильное развитие. Всё хорошо не будет, она родит труп, или что ещё хуже, если ребёнок выживет, ему придётся жить на тяжёлых лекарствах, проживёт он не долго, и жизнь его не будет нормальной. Радовало лишь одно, её собственный срок подходил к концу, и скоро её отпустят домой, а там так хорошо, не надо пить эти таблетки, можно гулять по городу, смотреть телевизор и болтать с подругами, со всеми, а не только с Яной. Можно будет пить пиво, и танцевать, и ... В общем, свобода, быстрее бы.

 

   Глава 2: Чудо.

   Профессор зашёл в комнату, на нём была маска, он посмотрел на хирурга, тот аккуратно зашивал живот Яне, она спала, ребёнок лежал в камере и аппарат искусственного дыхания аккуратно вентилировал лёгкие.

   -Как всё прошло?

   -Плохо, очень плохо, роды были тяжёлыми, я не решился делать кесарево сечение сразу, и зря... Ребёнок долго не выходил, пришлось резать. Я вроде бы всё аккуратно зашил, но матка сильно пострадала, я не уверен, что она сможет иметь детей. Всё прошло очень неудачно, потому что ребёнок уже сместился, но не вышел, в общем, это моя вина... Могу лишь сказать в своё оправдание, что случай был тяжёлым, и ситуация развивалась по непредсказуемому сценарию.

   -Не важно, главное, всё хорошо, не вини себя, она выкарабкается.

   -Надеюсь. Но она сидела на сильных иммуно подавляющих, это плохо, их действие прекратится скоро, а последствия приёма не скоро, из-за этого часто бывают осложнения после родов.

   -Я знаю. Мы стараемся прекращать приём иммуно подавляющих за два три дня до родов, чтобы ослабить их эффект на момент родов, но в этот раз не удалось угадать, она лишь на восьмом с половиной месяце беременности, и я думал, она родит минимум на две недели позже...

   -Есть вероятность, что она умрёт.

   -Я понял.

   -Надеюсь, на нас не повесят врачебную ошибку. Сейчас стала очень популярна гласность.

   -Не повесят. А если что, всегда есть оправдание, что мы пытались спасти ребёнка, и поэтому...

   -Да, всегда есть оправдание.

   Чехов подошёл к камере с ребёнком, посмотрел на работающий аппарат вентиляции лёгких, посмотрел на ритм сердца, сердце не билось. Так и не включилось, надежды были зря.

   -Ребёнок мёртв, - констатировал профессор. - Сердце не бьётся, можете отключать аппарат вентиляции лёгких. Это было ожидаемо, у него сильные патологии внутренних органов, в том числе и сердца, оно не заработало. Быть может, и к лучшему, иначе жизнь этого ребёнка была бы пыткой и для него, и для людей его окружающих, и он бы всё равно умер, это неизбежность. А лекарства для него... Это большие деньги и всю короткую жизнь. Хорошо, что он умер.

   Профессор вышел из хирургического отделения, ему было не хорошо, он знал Яну уже почти пол года, приятная женщина, всегда крепилась, и так всё кончилось. Впрочем, так всегда кончалось, ведь к ним в клинику везли изучать именно безнадёжные случаи. Или как минимум тех, кто имел серьёзные врождённые патологии, а лечить их никто не умел. Ведь просто таблетками такое не вылечишь, и даже операции, их пытались делать опытные хирурги, но, что делать если у малыша просто не работает сердце? И они каждый раз пытались выходить детей, и дважды роды были успешными, и мамы вроде радовались. Но чему они радовались? Они сами не понимали, что дети, рождённые ими, никогда не будут нормальными. Тем более, ему, как врачу хорошо известно, что даже небольшие патологии, такие, как просто недостаток кислорода в крови ребёнка, уже могут привести к тому, что ребёнок вырастит, например, идиотом, и уж точно никогда не станет полноценным членом общества, не подарит родителям внуков. Не сможет работать, будет постоянно требовать дорогие лекарства, которые нужны ему, чтобы просто жить, что от него толку. Лучше уж умереть при родах, чем потом пытать душу родителей ещё пять или десять лет, и всё равно в конце умереть.

   Он покинул кабинет, где проходили роды Яны, направился в свою лабораторию, там посидел, попил чаю, проверил анализы нескольких рожениц, просмотрел анализы Жанны Неоновой. У неё как всегда всё было в порядке, впрочем, хороший анализ крови матери, не гарантия здоровья малыша.

   Поработав над рутинными делами, профессор дождался времени обследования его самой важной пациентки, взял свой блокнот и направился в ординаторскую, за своими помощниками. Они были заняты своими делами, он позвал их и направился к Жанне.

   Это было рутинное обследование, такие они проводили каждый день, но каждый раз эти обследования вызывали неподдельный интерес, потому что, то, что они видели, было настоящим чудом генетики и биологии, такого просто не бывает в природе. Её малыш изменялся, и изменялся очень быстро, изменялись и его внутренние органы, изменялись до неузнаваемости, по невероятному, совершенно непредсказуемому сценарию, и с точки зрения биологии творилась настоящая мистика, такого просто не могло быть.

   -Ну что Дима? Как видишь, позвоночник оброс кальцием.

   -Но нити всё равно внутри позвоночника, внутри костей.

   -Да, и это невероятно, и заметь, появился и сформировался пищевод, лёгкие, а тот комок плоти в животе распался на несколько, превратившись совершенно очевидно в печень, почки, и только селезёнка вызывает опасения.

   -Так что доктор у меня всё хорошо? - Спросила Жанна.

   -Да, и это абсолютно невероятно. Нити, лапки, покрывавшие организм исчезли совсем, просто рассосались, как будто их никогда и не было. Сердце, всё остальное имеет правильную структуру, я не удивлюсь, если плод вообще выживет после рождения. И лишь мозг и селезёнка вызывают опасения.

   -Значит, я рожу здорового ребёнка?

   -Я бы сказал, что роды произойдут примерно через две недели. Формирование ребёнка и его внутренних органов завершено, лишь мозг и селезенка имеют дефекты. Но не радуйтесь особо. С вами я сам готов поверить в чудо, но боюсь, что отклонения в мозге, которые остались, они не пройдут бесследно, есть вероятность, что ребёнок родится идиотом, и никогда даже не выйдет из состояния овоща. Такие изменения в мозге, они не проходят бесследно. Хотя, возможно, изменения ещё не завершены, и он окончательно придёт в норму перед рождением.

   -Да профессор это так. И мы имеем дело не с патологией, это обычное внутриутробное развитие для этой женщины, вопрос лишь, чем оно вызвано, такие отклонения? Я не думаю, что это инопланетянин. Но у меня есть теория, быть может, просто эта женщина другой расы, ранее неизвестной, такой же, как негры или монголы. И у неё и всех членов её семьи всегда развитие плода протекало так.

   -Глупость, - оценила идею, обычно молчащая Юля, - такого, просто не бывает. Не фантазируй.

   -Тем не менее, профессор, это не генетический сбой, и вообще не сбой и не дефект, то, что мы наблюдали, и было нормальным развитием плода, и могу поспорить, что ребёнок родится абсолютно нормальным. Это было запрограммировано природой, и мы наблюдали уникум человеческой расы, иное развитие плода. В прошлом, когда не было аппаратов УЗИ, мы могли это пропустить. И возможно даже, что подобное развитие плода, сам путь и эволюция, это нормально не только для семьи Жанны, а вообще для всего человечества.

   -Глупость, - напористо повторила Юля.

   -Просто этот ребёнок, он как альбинос. Рождаются же у некоторых видов альбиносы, белая шерсть, красные глаза, не характерные для этого вида, или белые львы, которые иногда, но рождаются у обычных жёлтых. Просто это исключение, ошибка природы, наследие древних, не востребованных генов. То есть мы именно это и наблюдали, только на примере ребёнка, уникальное развитие человеческого эмбриона, плода, но человеческое, и здоровое. То есть ребёнок Жанны, просто генетический альбинос, но нормальный, абсолютно здоровый, не мутант, и Чернобыль тут не причём. А в итоге, зародыш вырос в здорового малыша, потому что он и был изначально здоровым, просто пошёл по другому пути.

   -Такого не может быть Дима, просто потому, что зародыш, развиваясь, обычно проходит все стадии развития своих предков в прошлом, и для того чтобы это изменить, нужно иметь принципиально иную генетическую цепочку. То есть, чтобы это произошло мало просто одного гена или набора генов, тут нужно изменить весь геном. Таких случайных мутаций просто не бывает.

   -Это уже произошло у нас на глазах, и это факт, и это не просто мутант человек паук. Это не урод и не выродок, это иной путь развития эмбриона. А обоснование этому есть, это ни что иное, как оптимизация развития, отказ от старых, более примитивных цепочек развития. Ведь повторять все этапы развития организмов прошлого не обоснованно и не рационально. И мы наблюдали с вами модель развития эмбриона, который развивался сам по себе, просто отказавшись от повторения всех этапов. Поэтому и внешность у него иная, совершенно иная. Возможно, сработал всего один ген, он исключил всю цепочку повторения генома и этапов развития и вот результат, порядок развития полностью изменился.

   -Глупость.

   -Теория красивая и разумная Дима, и всё это тянет на нобелевскую премию, или на премию Ленина. Если это подтвердиться, но нужны дополнительные генетические исследования. Нужно проанализировать статистику тысяч других наблюдений УЗИ, быть может, это произошло не единожды, если ты прав. Это дорого и сложно, выявить истину.

   -А что делать с ребёнком?

   -Как что рожать. Вы готовы рожать здорового ребёнка Жанна Николаевна?

   -Готова, - засмеялась женщина, - готова.

   -Надо прекратить приём иммуно подавляющих препаратов, а также препаратов препятствующих выкидышу, срок подошёл, плод здоров. Если иммунитет Жанны полностью восстановится, а это произойдёт через несколько дней, то роды пройдут без осложнений.

   -Ясно...

   * * *

   Борис Григорьевич Немцов проверял документы, он был крупным чиновником, и проверять документы было его работой. Перед ним новый генеральный секретарь партии Горбачёв поставил чёткую задачу, необходимо было урезать расходы, и оптимизировать экономику. Для высшего руководства СССР не было секрета в том, что многие научные проекты во многих областях, на которые учёные выбивали деньги, это самая обыкновенная липа, и на самом деле так и было. Эту липу необходимо было выявлять, и ликвидировать, особенно, если эта липа была дорогой. Сейчас СССР имел серьёзные проблемы, рос внешний долг, цена на нефть была на уровне ниже плинтуса, в государстве начинался кризис, надо было экономить. Вопрос оптимизации экономики и науки в том числе стоял остро.

   Немцов внимательно прочитал отчёты профессора Чехова о проведённых им экспериментах. В них не было ничего интересного, обычные патологии плода беременных женщин, дефекты, приводящие к неудачному рождению или гибели ребёнка. В начале, когда создавали НИИ Чехова весной этого года, когда прошло не так много времени после аварии на Чернобыльской АЭС, казалось, что вопрос горит. Радиация и массовое заражение территорий, тогда... Это было тогда, пол года назад, когда царили паника и страх. Сейчас же, собственные исследования профессора Чехова, получившего щедрое финансирование, подтвердили, ничего страшного с женщинами не происходит. Кроме особо тяжёлых случаев облучения, обычно это вообще не вредит плоду, и в худшем случае, ребёнок просто рождается мёртвым. Никаких монстров мутантов, никаких чудовищ, никаких новых супер вирусов, никакой угрозы человечеству от Чернобыльской АЭС не было, кроме тех тридцати километров зоны отчуждения. И вероятно, даже сам профессор Чехов это уже понял, и явно не хотел терять столь щедрое финансирование и своих позиций в Кремле.

   Немцов внимательно изучил дело Жанны Николаевны Неоновой, очень внимательно. И он хорошо разбирался в липе, и понял очень быстро, что это липа, самая обыкновенная липа, необходимая, чтобы поддержать интерес к клинике, а значит и финансирование. Развитие плода, необычное, настоящий супер мутант. Многочисленные наблюдения, записи, показания очевидцев, фотографии, и главное чудесное выздоровление в конце. Таких чудес Немцов перевидал у учёных великое множество, потому что работал с наукой давно. И он прекрасно знал, что и как делается, как убираются концы в воду. Здесь даже проверка и расследование не нужны. Сначала делаются доказательства и улики, подтверждение эксперимента, выбиваются средства, а дальше идёт финальный штрих и заключение, которое с одной стороны ни к чему не привело. Типы был мутант, родился нормальный ребёнок, требуется новое финансирование, для наблюдения за ребёнком. А с другой стороны, кто теперь докажет, что всё было не так? Кто докажет, что ребёнок Жанны Неоновой не был изначально нормальным? Да никто, потому что все сотрудники НИИ сознаются теперь в этом разве что под пытками, но кто их пытать будет, никто... Во времена Сталина отправили бы в Сибирь, в после Брежневском СССР так поступать не принято. С точки зрения бумаги и документов, всё записано, и без ошибок. И так они будут держаться за свой псевдо уникальный случай до конца, потому что это хлеб, и хлеб вкусный, со щедрым финансированием. Как поступать с такими проектами Немцову было известно прекрасно, липу надо просто закрывать. И доказывать никому ничего не нужно. Эти генетические исследования развития плода, сами по себе не имеют никакого смысла, просто потому что они бесполезны, да ещё к тому же это и липа, фальсифицированная липа, сделанная исключительно с целью выбить денег. Вот если бы ребёнок родился уродом, настоящим монстром, в это ещё можно было бы как-то проверить, послать комиссию, съездить самому, убедиться, что он хотя бы существует, тогда бы ещё можно было бы хотя бы думать, что проект имеет хотя бы научную ценность. Теперь же всё что осталось, это документы, безупречные документы, а что толку в проверке документов? Их не дураки писали, и через документы подкапываться глупо. А так, наблюдали урода, настоящего монстра, и хоп, случилось чудо, родился нормальный ребёнок. Ну, не родился пока ещё, но уже мутировал в нормального ребёнка, бред. Немцов думал не долго, быстро поставил свою подпись на приказе. "Проект прикрыть, спецфинансирование прекратить, документы о проекте в архив, Чехова назначить в Московскую больницу номер сто пятьдесят четыре заведующим отделением гинекологии." Конечно, его приказ выполнят не мгновенно, пройдёт время, несколько дней, уведомят профессора Чехова, дальше дадут несколько дней, или даже пару недель, чтобы собрать манатки и доделать свои дела. Ведь финансирование прекращено не по уголовному кодексу, а административно, и только после этого, великий комбинатор науки займёт своё новое место рядового врача в рядовой больнице, а все записи о его достижениях отправятся в архив. При этом, никто его не накажет, и позором имя не покроет, просто проект закрыт, потому что... Потому что проект выполнен успешно, и профессор Чехов молодец, всё точка, финансирования больше нет, иди работай врачом, как и полагается рядовому советскому гражданину. Вся твой спец карьера и спец судьба закончены. Рассказывай бабушкам на лавочке о своей карьере великого учёного в советское время. И вроде как, Немцов не испытал ни малейшего сожаления о закрытии очередного липового проекта, даже наоборот, получил удовлетворение, что закрыта очередная дыра в госбюджете на сумму в несколько миллионов рублей в месяц. А что касается протекции Чехова в Кремле, уже не судьба... Начиналась по всему союзу министерская чехарда, реформы, и теперь всем большим чиновникам было не до науки, надо было держаться за свои кресла.

   * * *

   Последние дни Жанне было очень одиноко, Яны рядом больше не было, разговаривать было не с кем, заходили в гости к ней не так часто. Только медсестра трижды в день приносила еду, и ещё раза три за день, приходил Чехов и его сотрудники, делали свои обследования, всё остальное время она лежала в палате одна, и развлекала себя, как могла, при этом, у неё не было даже радиоприёмника. Потому что больница находилась в какой-то военной зоне под Москвой, и здесь работали системы радио подавления сигналов, а кабельное радио и телевидение не было проложено. Поэтому она могла только читать...

   В комнату вошёл профессор, сел рядом с ней на кровать, посмотрел, он не плакал, нет, но был расстроен.

   -Что случилось Константин Иванович?

   -Две новости, одна плохая, другая ещё хуже.

   -Ну, начинайте с той, что похуже.

   -Яна умерла, ваша соседка, после родов началось кровотечение, потом инфекция, из-за ослабленного иммунитета. Ну и она скончалась, я в начале решил не говорить вам, теперь вот сказал, умерла она три дня назад, так что всё...

   -Ясно... А её ребёнок?

   -Он тоже умер, родился мёртвым, сердце так и не начало биться. Вот такие дела.

   -А как с новостью, которая не такая плохая?

   -Вчера вечером получил приказ, наш НИИ закрывают, это произойдёт не сегодня, вся процедура закрытия займёт недели две три, так что ты родить успеешь здесь у нас. Но НИИ будет закрыт, ну и дальше, никакого наблюдения за твоим ребёнком не будет, никаких лекарств не будет тоже. В общем, если что случится, будешь предоставлена обычной советской медицине, никаких спец лекарств и спец препаратов. Я бы хотел проследить за судьбой ребёнка, но не смогу. Потому что меня переводят на другой проект, да что там на проект... Буду работать обычным врачом в обычной больнице, мои сотрудники тоже. Все наши достижения и открытия, весь наш опыт будут спущены в унитаз, все средства потрачены зря.

   -А я?

   -Напишешь подписку о неразглашении, как обычно... Вообще, вся страна катиться в пропасть, начался дефицит, ты здесь об этом не знаешь, но дела наши плохи, внешний долг быстро растёт, на Кавказе начались трения. Что касается твоего ребёнка. После рождения, я надеюсь, у меня будет неделя, или две, смотря, как родишь, и как сложится ситуация. Я на нашем оборудовании проведу тщательный анализ его химии, насколько это возможно, поставлю диагнозы. Если какие-то болезни у него имеются, напишу рекомендации как лечить, какими лекарствами. Это всё что я могу сделать. Но это уже не мало, в обычных больницах очень часто верно диагноз поставить не могут, в итоге не правильное лечение приводит к смерти пациента, я могу и сделаю это очень аккуратно и добросовестно.

   -Вы опасаетесь, что он будет не нормальным?

   -Да, и я опасаюсь, что помочь тебе никто не сможет, в этой стране всем будет не до твоего ребёнка. Впрочем, если что, я оставлю вам свой адрес и телефон, звоните, пишите, помогу, я ведь не худший врач из всех. Больше всего, я опасаюсь за его голову, она имеет небольшие аномалии, это очень плохо, эти аномалии не пропали, хотя роды уже на носу, это может, не отразится на нём, может, наоборот он станет очень умным, а может, вырастит полным идиотом.

   -Я понимаю, но после всего, для меня сам факт того, что, быть может, он вообще родиться и будет жить, это уже чудо. Я ведь ждала, что он умрёт, и... А вот Яну и её ребёнка жаль, очень жаль...

   -Да, мы пытались спасти, у нас лучший хирург, но в общем, не судьба... Я в начале винил себя за таблетки подавляющие иммунитет, думал, что если бы не наше вмешательство, тогда бы не было воспаления и она бы не умерла. Но хирург сказал мне, что в обычной больнице она бы тоже умерла, потому что роды были исключительно тяжёлыми, дело даже не только в ребёнке, а в её собственном здоровье. Так что вот такие дела. Ну, я пойду?

   -Идите.

   Он поднялся и вышел, а Жанна даже не стала плакать о Яне, и ей не было ни капли жаль, она думала только о том, что скоро, наконец, выйдет отсюда, и с её ребёнком может быть будет всё в порядке. А она верила, что всё будет в порядке, потому что сами врачи просто не понимают, что с ним происходило. Значит, врачи ошибаются, и с ней всё нормально.

   * * *

   Роды у Жанны затягивались, срок уже подошёл, а она всё не собиралась рожать, и это пока ещё не было страшно для её организма, потому что иногда женщины вынашивают ребёнка и по девять с половиной месяцев, а сейчас прошло ровно девять. Но плохо то, что прошла неделя, и делу о закрытии НИИ дали ход, и профессора Чехова буквально выживали из его научного центра. А он так хотел изучить ребёнка, провести опыты в этих лабораториях. Он верил, что если результаты будут выдающимися, то, возможно, всё изменится, и проект не закроют, надо только закончить, успеть. И вот, когда Чехову уже поставили последний срок, как-то вечером у Жанны начались схватки, всё было в порядке, она собиралась рожать...

   Она вернулась с прогулки, теперь её уже выпускали на улицу, и под присмотром охраны она недолго гуляла по садику. Потому что действие иммуно подавляющих препаратов закончилось, и теперь она не боялась микробов и вирусов как раньше.

   Её привезли в отделение хирургии, и хирург начал аккуратно доставать ребёнка. Роды были долгими, часа четыре, и где-то в три ночи появился ребёнок, самый обычный, самый обычный, без малейших дефектов, без щупалец и гигантской головы, самый обычный ребёнок. Появившись, он почти сразу заорал, как и полагается ребёнку. Вроде бы он дышал, но профессор Чехов, опасаясь худшего, сразу сунул его в специальную реанимационную камеру, где можно было контролировать дыхание и жизнедеятельность органов. После чего ребёнка в реанимационной камере увезли в лабораторию, а Жанну усыпили уколом снотворного и отправили спать. Всё прошло нормально, не понадобилось никакого хирургического вмешательства, ребёнок был идеально здоров.

   Профессор Чехов взял шприц со стерильной иглой уменьшенного диаметра, и аккуратно извлёк у младенца каплю крови, сразу же понёс к микроскопу и начал готовить реагенты. У него впереди было несколько дней, чтобы изучить малыша, прежде, чем лабораторию окончательно закроют.

   -Даже не верится, - сказала Юля. - Под УЗИ он был таким чудовищем пол года назад, совсем не человек, а сейчас вымахал в обычного человека. Теперь, самый обычный человек, ребёнок.

   -Да, обычный, и кровь красная, - поддержал Дима.

   -Я знаю, но отклонения всё равно могут быть, и могут быть найдены. И мы прямо сейчас этим займёмся. Жаль, мы не умеем делать тест ДНК, как это делают на западе, я слышал, там умеют... Но эта технология дойдёт до нас лет через пять десять не раньше. Придётся проверить только химию крови и органы.

   -Органы мы видели много раз профессор, они в порядке, кроме мозга, да и мозг, почти в порядке.

   -Продолжим исследования, у нас есть несколько дней...

   * * *

   Жанна внимательно прочитала ещё раз соглашение о неразглашении сроком на пятьдесят лет. Всё написанное ей показалось бредом, и она не понимала зачем. Но ей строго запрещалось говорить что либо о клинике о том, как проходило лечение, нельзя было рассказывать ничего и о пациентах, и обо всём что рассказал ей о ребёнке доктор. Формально, официально, ребёнок был нормальным, полностью нормальным, и она просто проходила лечение в клинике от специфической формы гипатита В, экспериментальное лечение было успешным, всё.

   -А что будет, если я нарушу слово, и об этом станет известно?

   -Вас накажут, и сурово, в зависимости от того, как много вы расскажите. Но так как всё это является государственной тайной, то наказание может подразумевать длительный тюремный срок, до двадцати лет, почти пожизненное. Поэтому не стоит болтать, никогда. Что касается справок, мы всё подготовили, получите.

   -Константин Иванович, вы обещали, что проведёте исследования ребёнка, у вас было несколько дней...

   -Я написал ему медицинскую книжку, ребёнок здоров, кроме двух патологий. Первая это растроение селезёнки, вероятно, метаморфозы, что он пережил не прошли зря, но селезёнка это не важный орган. Иногда люди даже живут без селезёнки, им удаляют её, и они не умирают. Так что это не опасно.

   -А что делает селезёнка?

   -Вообще точно неизвестно зачем нужна селезёнка, хотя это и звучит глупо, учитывая уровень развития современной медицины. Но зачем нужна селезёнка, этого точно никто не знает. Есть мнение, что это орган отвечающий за иммунитет, а также за утилизацию старых клеток в организме, также этот орган борется с раком, и выполняет ещё ряд функций. Только вот, никто этого точно не знает, потому что селезёнка делает всё тоже самое, что многие и другие органы. Например, селезёнка является кроветворительным органом, но эту же задачу выполняет и печень. Хотя заменить печень селезёнка не способна. Да и иммунитет никуда не исчезает, если селезёнку удалить, так что, это вроде бы ненужный, необязательный орган. Хоть и звучит глупо, потому что в природе не бывает ничего ненужного и необязательного. Тем не менее это так...

   -Есть теория, - подал голос Дима, принёсший закутанного ребёнка, - что селезёнка отвечает за старость, за утилизацию старых клеток, но лишь на позднем этапе жизни человека. Отсутствие этого органа ускоряет старение организма, но при этом, за старение организма отвечает предел Хайека, любая клетка человека может поделиться около ста раз, и вроде бы селезёнка тут непричём, и не может повлиять на предел Хайека. То есть селезёнка не позволяет клеткам делиться чаще, но она позволяет удалять из организма слишком старые ткани, и таким образом, борется со старостью, хотя и не справляется.

   -То есть, мой ребёнок может постареть слишком рано?

   -Ну, я бы сказал, если селезёнка не будет работать у него вообще, то это вызовет проблемы лишь в возрасте лет пятидесяти шестидесяти, не раньше.

   -Ладно, тему селезёнки мы проехали, - взял голос Чехов, - так вот, за селезёнку опасаться не нужно, это орган вторичной важности, он на самом деле почти не нужен. Хотя действительно никто толком не знает, зачем он. Будем считать, что это лишняя деталь в человеческом организме. К тому же селезёнка у него вроде как есть, просто она другая. Проблему представляют отличия в его голове. И поэтому я написал вам в медицинскую карточку всё что требуется. Вам необходимо обратиться к невропатологу, это очень важно. Я не могу сейчас спрогнозировать, как будут развиваться патологии его мозга в будущем. Может быть, учитывая то, как он развивался раньше, никак не будут и всё будет нормально. Но необходимо наблюдение врача, потому что в худшем случае, он может вырасти полным ничего не соображающим идиотом. Патологии мозга это очень серьёзно. Могут быть и другие побочные последствия, нарушение развития мозжечка может привести к тому, что ребёнок не сможет ходить и координировать свои движения. Задние области мозга, в которых наблюдается сильнейшая патология, отвечают за цветовое восприятие. Эти отклонения, отвечающие за восприятие света, могут привести к тому, что он может потерять зрение вообще. Хотя сейчас на свет ребёнок реагирует. Но я не могу сказать, различает ли он цвета, хотя я пытался это выяснить.

   -Что значит цвета?

   -Ваш ребёнок может вырасти дальтоником, что не смертельно, но это плохо, также, он может не различать цвета вовсе, и будет видеть мир чернобелым. Возможны и другие нарушения, например отсутствие видеопамяти, при этом в остальном он будет нормален. Но людям, лишённым видеопамяти жить очень сложно, потому что для них даже запомнить дорогу от дома до школы уже проблема. Имеются серьёзные нарушения в разделе мозга отвечающего за слух. Возможные последствия, не способность запоминать звуки, тогда он не сможет запоминать слова и говорить. Хотя на звук вообще ребёнок также реагирует. В общем, все эти области мозга, имеют иные размеры и форму, что вообще не нормально для ребёнка. Химический анализ я не брал, не рискнул, так что химия его мозга загадка, но она не может быть человеческой. В смысле, должны быть отклонения. Хотя, хотя, при поверхностном осмотре мозга, может показаться, что это мозг обычного ребёнка, увы, это не так. У меня вообще осталось ощущение, что это не человеческий мозг, а мозг похожий внешне на человеческий и не более. В общем, не буду перечислять всего, потому что там всё не так как должно быть, если присмотреться, скажу одно, требуется наблюдение у специалиста. И вы должны быть готовы к тому, что ребёнок не сможет стать полноценным членом общества. Впрочем, возможно я и ошибаюсь. Просто, с мозгом действительно могут быть проблемы. Ну и напоследок от себя, постарайтесь хотя бы предотвратить удары его мозга, я имею ввиду, он не должен заниматься боксом, и желательно, чтобы он не занимался и другими опасными видами спорта, в том числе гимнастикой, прыжками с шестом.

   -На этом всё?

   -Вы запомнили хоть половину того, что я сказал? Это очень важно, поверьте, все эти отличия имеются, и вам придётся с этим жить, от этих мелочей зависит его будущее.

   -Я запомнила.

   -Хорошо, вот листок, я тут написал от себя указания, что можно и чего нельзя делать. Это категорически запрещено для меня, составлять для вас такие указания, но я решил рискнуть, будьте осторожны.

   Она взяла листок, просмотрела, и сунула в карман. Взяла ребёнка закутанного в толстый матрас, последний раз попрощалась с профессором и его сотрудниками, вышла на улицу, там была зима, холодно, у входа в больницу её ждала машина, УАЗик внедорожник, в нём водитель и какой-то военный. Она села в него, и машина поехала в Москву, её должны были доставить прямо к дому, на этом её история с НИИ Чехова навсегда и благополучно закончилась. И Жанна Неонова была единственной женщиной, которая уезжала из этого НИИ веря, что её ребёнок на самом деле почти здоров, увозя его на своих руках, потому что остальные дети либо погибли, либо те двое других выживших, страдали сильнейшими...

   * * *

   УАЗик остановился у подъезда её дома, она вышла, здесь её ждал муж, изрядно замёрзший и весь румяный. Наверное, вышел заранее, и ждал долго, не зная, во сколько она приедет. Он подошёл к ней, неловко остановился, потом обнял и поцеловал.

   -Ну что идём внутрь? Ребёнок замёрзнет.

   -Идём...

   Они вошли в подъезд, и поднялись в квартиру, Жанна прошла к себе в спальню и стала разматывать ребенка. Она впервые была рядом с ним одна, раньше в больнице его приносили покормить и всегда сразу уносили.

   -Так что случилось там? Почему тебя забрали на пол года? - Спросил муж.

   У неё только на глазах выступили слёзы, и она ответила полуправдой.

   -С ребёнком было не всё в порядке, диагностировали на УЗИ, сразу вызвали машину и повезли в НИИ лечить. Потом было полгода нервотрёпки и нервов, лекарств, таблеток всяких и уколов. Особенно плохо было первые месяца три, мне сказали, что ребёнка я потеряю. Потом сказали, что если рожу, то урода, потом вот сказали, что он почти нормальный. Надо только встать на учёт к невропатологу, сказали, если повезёт, вырастит нормальный мальчик.

   -А если не повезёт?

   -А если не повезёт, то либо идиот, либо вообще умрёт. Они сами не знают. Говорили только про какие-то отклонения, но я не поняла и не запомнила, говорили, эти отклонения не значительны, но опасно то, что это отклонения головы, головного мозга, сказали, сейчас просто рано что-то говорить. По мере взросления увидим, станет ли он нормальным, или останется овощем.

   -Всё ясно, но почему ты даже не позвонила?

   -Там не было телефона. Разрешили писать только маленькие записочки. Ты знаешь.

   -Я знаю, я хотел приехать, а ты сказала что нельзя.

   -Туда не пускают. Это военный объект, этот НИИ экспериментальная лаборатория, меня там держали как подопытную крысу, а потом сказали, что я должна быть благодарна, что мне давали лучшие лекарства и лечили на лучшем экспериментальном оборудовании. А записки, все, что писала тебе, их проверяли, чтобы я не сболтнула лишнего.

   -Хорошо, ладно... Тогда понятно...

   -Расскажи как у тебя дела, тебя повысили?

   -Нет, завод и конструкторское бюро вообще закрыли. Потому что это конверсия и военные производства закрывают, в стране началась перестройка. Ну, я держался до последнего, и вот недавно стал безработным, встал на биржу. Пока не знаю, куда пойду работать, но сейчас в стране дела идут плохо, эта перестройка портит всё. Тем, кто даже работает, зарплату задерживают, и сильно. Хотя, говорят, свобода, дышать стало легче, в газетах пишут... Появились импортные товары, но дорого. А полки в магазинах обычно пустые и полупустые, колбасу не купишь, особенно если хорошую. В общем, дела не очень. Но ничего, как-нибудь проживём...

 

   Глава 3: Раннее детство. Первые проблемы.

   Было раннее утро, совсем раннее. Жанна подошла к раздевалке детской больницы, подняла малыша на столик, стала раздевать, он весь был потный, на улице так холодно, а ему жарко. Она аккуратно сняла с его рук варежки на подтяжках, убрала их в карман, потом сняла кофту и верхние штаны, потом разделась сама и отнесла всю одежду в гардероб, малыш терпеливо стоял, оценивал, ждал. Она взяла его на руки, понесла на второй этаж.

   -Носками... - Сказал малыш, ему хотелось идти туда самостоятельно, но слишком уж он медленный, ещё маленький, ждать его неудобно. Мама донесла его до второго этаж, сегодня она планировала пройти полное обследование, хотела придти первой, но не удалось, здесь уже была очередь, такие же мамаши с детьми.

   -Женщина, после меня будете, - сказала одна из бабушек.

   -Хорошо, а вы за кем?

   -Я вот за этой женщиной, четырнадцатая в списке.

   -Понятно.

   Жанна села, посадила малыша на ручки, малыш сидел и ждал, необычно тихо и спокойно, но Жанна уже привыкла, её малыш тихий, и почти никогда не капризничает. Рядом сидело несколько женщин, держали на руках своих малышей, они плакали, и никак не могли успокоиться. Один малыш капризничал и требовал от мамы уйти отсюда, а маленький Саша только таращился вокруг и изучал обстановку.

   -Ну что кровь будем брать, - сказала Жанна.

   -Кловь блать, - повторил малыш.

   -Ужас, - улыбнулась Жанна соседке.

   -А у вас сколько месяцев малышу? Я смотрю такой маленький, а уже говорит.

   -Да не говорит, повторяет только слова, а так ещё не говорит, а вообще нам недавно год исполнился.

   -В смысле год? - Не поняла женщина. - Вот моему, полтора года, но он говорить только начал, не может быть, чтобы ребёнок в год сам говорил.

   -Ну что я вас обманывать буду?

   -Смышлёный малыш, и какой спокойный.

   -Да, мы очень спокойные, никогда не капризничаем...

   -А мой вот опять разревелся. Всё время ревёт и ревёт, и что-то требует.

   -Вообще, ребёнок в этом возрасте и должен быть таким, - вмешалась в разговор ещё одна женщина. - Ребёнок спокоен лишь, если страдает дефицитом внимания. В год младенец и должен постоянно реветь и требовать, это нормально. Не обижайтесь женщина, но если он постоянно ведёт себя столь пассивно, это не хорошо вообще-то.

   -Да я знаю, вот поэтому и пришла на обследование, сначала кровь, потом к окулисту хочу сходить и к лору, ну и потом в конце к невропатологу. Послушаю, что скажут. Но хотя меня все и предупреждают, смотрю, никакими задержками в развитии он не страдает, даже наоборот болтает очень даже не по возрасту.

   -А моему вот четырнадцать месяцев, орёт и орёт, и слов не говорит вообще, только гу, да гу... Эх, не знаю что и делать... Все нервы вымотал...

   Мимо женщин прошла врач, открыла кабинет и объявила:

   -Заходите женщины с направлением в порядке очереди.

   Женщины с детьми зашевелились, и первая пошла с ребёнком, сдавать кровь.

   -А вот моему диагностировали подозрение на диабет, представляете какой ужас, в таком возрасте, всё этот Чернобыль...

   -Да, я слышала, из-за этого Чернобыля столько заболеваний у детей, хорошо, что хоть закончились эти выбросы...

   -Экология нынче ужасная, вот дети и болеют...

   -Мой вообще уже три раза гриппом болел, иммунитет слабый...

   "А мой вот никогда ничем не болеет" - Подумала Жанна, "не замерзает и не капризничает, и болтать уже начал с десяти месяцев, что вообще повергло в шок многих, и ходит сам, а не на четвереньках ползает..." Очередная мамочка тем временем зашла в кабинет с малышом, а предыдущая вышла с орущим и дерущимся младенцем, у него в руке была ваточка с кровью.

   -Сдавать кровь в год настоящий кошмар, ребёнок боится, ему больно, и он ничего не понимает...

   -Да, но сдавать надо как-то... Без анализов диагноз не поставишь.

   Наконец, дошла очередь и до Жанны с её Сашей, она зашла в кабинет, врач скомандовала ей:

   -Садитесь сюда, помассируйте пальчик.

   -Я массировала.

   -Хорошо, держите его.

   Она взяла чистое лезвие, и аккуратно проколола пальчик маленькому Саше, ребёнок завизжал и начал сопротивляться, мама с большим трудом удержала его в руках.

   -Женщина, держите его крепче. Ужас, да что это такое.

   -Я не могу, он слишком сильный. Постоянно дёргается и вырывается.

   -Женщина ему же год с небольшим, вы что каши мало ели... Ох, действительно, какой сильный, прям Илья Муромец, - удивилась врач, когда ребёнок очередной раз рванул свою маленькую ручку, и она с большим трудом смогла его удержать.

   -Ну, всё? Я не могу его удержать.

   -Нет, не всё, надо порезать ещё один пальчик, кровь не капает из пореза почти совсем.

   -Женщина, может, хватит?

   -Нет, не хватит, мало крови, всего капля, надо ещё один палец порезать, не знаю, кровь из пореза совсем не идёт, надо порезать глубже.

   -Аккуратнее ради бога, у него же пальцы совсем маленькие, не порежьте сухожилие.

   -Да знаю я. Не первый раз уже. Держите, сильнее, чтобы не дёргался, ужас, да что это за бестия, он у вас, что допинга, что ли объелся. Что за монстр...

   -Не смейте.

   -Извините, никак не могу удержать, никогда таких детей не встречала, давайте, успокойте его.

   -Успокоить? Вы ему два пальца порезали, думаете, годовалый ребёнок успокоится после такого?

   -Но надо же как-то кровь взять, и она совсем не капает, я не знаю, это бесполезно, не капает и всё. Я давлю на палец, а крови нет, да и что за... Нет, это бесполезно, надо брать из вены, идите к соседнему столику. Из пальца не давиться, не хочу резать третий. Держите ваточку, аккуратно. Да у него и так ничего из пальца не капает, можно и без ватки.

   -Так что делать?

   -Идите, не задерживайте очередь, мы возьмём из вены, иногда так бывает. У малышей мало крови в пальцах, приходится брать из вены.

   -Ясно.

   Жанна подняла ребёнка, он продолжал сопротивляться и ревел, пинался, и сильно, она с трудом отнесла его к соседнему столику, здесь работал врач мужчина. Он своими сильными руками аккуратно взял ребёнка за руку, с большой силой прижал, чтобы он не дёргался, и аккуратно ткнув, промахнулся мимо вены. Пришлось ткнуть несколько раз, каждый раз в вену попасть ему не удавалось.

   -Что не так?

   -Вена маленькая, извините, никак не попаду, да он ещё дергается, не знаю, вена просто не прокалывается, иголка соскакивает каждый раз, тыкаю будто в камень.

   Мужчина вздохнул поглубже, успокоился, сосредоточился, надавил шприцом сильно и аккуратно, и наконец попал вену, взял на анализ кровь.

   -Всё, отмучались, извините женщина, простите, что так не сразу.

   -Да уж, это же ребёнок... Могли бы и аккуратнее с первого раза попасть.

   -Простите, всё этой крови более чем достаточно на анализ. Идите.

   Жанна вынесла ревущего и брыкающегося Сашу из кабинета, около входа он дёрнулся, и уронил ватку на пол, Жанна выругалась про себя. Попыталась поднять, но одна из женщин остановила её.

   -С пола нельзя, она же грязная, занесёте инфекцию, идите возьмите новую.

   -Да ладно, кровь уж больше не течёт, - ответила Жанна и пошла дальше.

   Кровь из пальцев малыша действительно не текла совсем, из вены тоже. И самое странное то, что он почти успокоился, снова на его лице застыла детская спокойная заинтересованная улыбка. Он перестал капризничать всего спустя пару минут после того как его перестали мучить с этим анализом крови. Жанне даже немного стало страшно, ребёнок вёл себя неестественно спокойно по сравнению с другими детьми. Все остальные ныли, ревели, орали, что-то требовали, она впервые заметила это здесь. Дома же она уже привыкла к тому, что её Саша такой спокойный. Здесь же она увидела других детей, и спокойствие ребёнка стало выглядеть не естественным. И даже то, что он начал говорить, и уже говорил первые слова, уже не могло убедить женщину, что он нормальный. Они дошли до окулиста, здесь почему-то очереди не было, что неестественно для перестроечной больницы. Жанна постучала и зашла, здесь за столом сидел высокий мужчина.

   -Что хотели?

   -Мне бы зрение проверить ребёнку. Назначили полное обследование.

   -А он у вас говорит? Просто интересно как проходить такое обследование с годовалым ребёнком. Интересный у нас педиатр, не правда ли?

   -Ну, маленько говорит.

   -Ясно, садитесь, попробуем.

   -Малыш? Это какой цвет? - Доктор показал ему карточку.

   -Цвет! - Повторил малыш.

   -Цвет какой? Скажи.

   -Цвет, - повторил малыш.

   -Ясно, думаю, буквы у него тоже бессмысленно спрашивать, да и значки он тоже... В общем ладно, давайте посмотрю глазное дно, это максимум что я могу сейчас сделать. Для полного обследования надо чтобы он хотя бы мог назвать значки, а лучше буквы, умел говорить и различал цвета. Такое обследование можно пройти года в три не раньше. Когда малыш хоть чуть-чуть начинает соображать. Приходите через годик...

   -Придём...

   Она вошла в кабинет невропатолога, здесь сидела приятная женщина лет сорока. Жанна прошла к ней, села напротив и взяла на руки ребёнка.

   -Ну, на что жалуемся?

   -Знаете, у нас такая история, я, когда рожала, лечилась в спецклинике, и мы вроде пока ни на что не жалуемся. Но профессор, который изучал некоторые особенности моего ребёнка, он провёл диагностику, очень тщательно, и понаписал в карточку всякой ерунды. Сказал, обязательно наблюдаться у невропатолога. Сказал, что с возрастом могут возникнуть проблемы с развитием мозга. А так ни на что не жалуемся. Всё вроде бы хорошо.

   -Хорошо, я сейчас прочту... - Она открыла карточку, стала смотреть. - А здесь по написано много, я бы сказала, даже очень много, сорок страниц, ох... Надо прочесть. Подождите минут пятнадцать хотя бы, я такую массу слов с ходу не осилю. Наверное, действительно что-то серьёзное у вас, раз врач наблюдавший его так старался. Так... Отклонения мозга, ужас... Зрительные и слуховые области... Так... Да, ужас. Знаете... Да... Какой кошмар... Не может быть такого, ладно... А он у вас вообще как нормальный? Ну, реагирует на всё спокойно? Говорить пробовали?

   -Пробовали, говорит уже маленько, пока просто повторяет чужие слова.

   -Слова... - Повторил ребёнок.

   -То что говорит это хорошо, очень хорошо, так, я смотрю у окулиста были, глазное дно с небольшими отклонениями, сосуды расширены, реакция на раздражители хорошая... Ладно... Думаю, большинство написанного врачом, наблюдавшим ребёнка не подтвердилось. Ребёнок нормально слышит, видит, и уже повторяет слова. Это очень хорошо, но тут есть рекомендация, надо бы сделать рентген головного мозга.

   -Рентген?

   -Да, рентген. Я бы сама может не назначила его, не вижу смысла, раз всё нормально, но перестраховаться необходимо, учитывая три восклицательных знака, которые стоят здесь у вас в карточке. Тут говориться, что мозг изучали на каком-то особом аппарате УЗИ, даже не знаю такой модели, и отклонения были и чёткие... Хотя, как-то не верится... В общем, вот направлении, идите сделайте рентген прямо сейчас, результат заберёте завтра утром, и если всё нормально будет я вас отпущу на пару месяцев... Потом придёте...

   -Но мне завтра... Ладно, приду, хорошо приду. Всё? Можно идти?

   -Подождите, надо проверить рефлексы, это главное, как реагирует на раздражители. Если всё нормально, то... Посадите его на стул, и уберите штанину, я хочу ударить по коленке. Давайте, так...

   Она аккуратно ударила резиновым молотком малыша по коленной чашечке, но никакой реакции не последовало. Она сделала это ещё раз пять, очень аккуратно и настойчиво.

   -Да... Странно... Очень странно, никакой реакции... Такого быть не должно, не знаю, он у вас хорошо ходит сам? У него всё в порядке с равновесием? Давайте посмотрим, выведите его на середину комнаты и отпустите, мне просто хочется посмотреть как он.

   -Да ему всего годик.

   -Я понимаю, я всё равно постараюсь посмотреть, как он держит равновесие, если хорошо, всё в порядке, если плохо, то надо будет следить.

   Жанна вышла на середину комнаты и отпустила малыша, сделала несколько шагов назад, малыш побежал за ней, сам, на ногах, не на четвереньках, и не упал.

   -Вот видите, всё нормально вроде.

   -Да, равновесие держит, и даже очень хорошо для своего возраста, очень хорошо, а вот нервный узел на ноге совсем не реагирует, так быть не должно. Ну, как малыш, держи игрушку, поиграй, давай. Так... Держит вроде игрушку нормально, это тоже хорошо... Ладно, сейчас сделайте рентген, и завтра утром снова ко мне, я подумаю... Если рентген будет хорошим, я вас сниму с учёта, в этом очевидно нет необходимости, и ни один из жутких диагнозов того профессора не оправдался, ребёнок абсолютно нормален. Кроме отсутствия реакции в коленной чашечке, но думаю, она появится с возрастом. Посмотрим рентген. А теперь идите, до свидания.

   -До свидания...

   * * *

   На улице стояла зима, было невероятно холодно, стояли жуткие холода, никак не меньше минус тридцати пяти градусов. Она шла сквозь эту стужу с ребёнком в районную больницу, её продувало, и постоянно мёрзли руки. Тридцать пять градусов и такой лютый ветер, это страшно, в такой мороз он продувает до костей. Это тяжело, и что хуже всего, это ребёнок, ему нельзя дышать таким холодным воздухом, но и пройти обследование и сняться с учёта невропатолога, было необходимо, к тому же после невропатолога, ещё надо было зайти к педиатру, чтобы провести осмотр после взятия крови, поговорить, узнать, как дела. И если бы не первое и не второе, она бы не потащила ребёнка в такую стужу, тем более, идти до больницы минут двадцать, а это далеко, в такой мороз. Она только прижимала Сашу к себе, и старалась держать его лицо закрытым платком, чтобы не обморозить, надо лишь потерпеть... Хотя по пути, мысль, что не стоило идти в такой мороз с ребёнком, посещала её всё чаще. Учитывая то, что её собственное лицо болело от холода, и руки в рукавицах больно ломило.

   Наконец, она дошла до больницы, руки буквально отваливались. Она открыла дверь, вошла внутрь в тепло, и вздохнула с облегчением, постояв минуты две, согреваясь. Жанна подошла к раздевалке, поставила ребёнка на столик, и стала раздевать, сняла с него шубку, и ей стало дурно. Она забыла надеть на него меховой комбинезон, тёплый зелёный меховой комбинезон, просто... Просто... Просто, выветрилось из головы, собирала на автомате, одела штанишки, одела рубашку, а потом одела шубку и всё... Он маленький глупый и не понимает, что не одет полностью. Она стала тормошить его, но Саша был спокоен, стоял на ногах и улыбался, он совсем не замёрз, разве что не вспотел как обычно.

   -Боже мой, женщина, разве можно в такой мороз ребёнка так легко одевать.

   -Я... Я забыла.

   Она задрала штанину штанов, которые должны были быть нижними, запасными, и потрогала ножку ребёнка, она была холодной, просто ледяной, ей стало ещё страшнее. Но Саша вёл себя спокойно, не плакал и не капризничал как всегда, стоял нормально, у него ничего не болело. Он переступил с ноги на ногу, и у него не было никаких проблем со сгибанием стопы и колен, как будто и не замёрз вовсе. Жанна перевела дух, поняв, что хотя ребёнок и ледяной, с ним всё в порядке, по крайней мере, он дышит, ходит, двигается и ведёт себя как всегда.

   -Теперь главное не простудиться, - сказала она себе. - Надо отнести тебя к врачу, мы ведь в больнице, всё будет хорошо.

   Она быстро сдала одежду в гардероб и сразу пошла к педиатру на второй этаж, здесь была очередь, педиатр только что пришёл, она прошла в дверь без очереди.

   -Женщина, а вы не обнаглели без очереди? Мы вообще-то тут сидим.

   -Мне срочно.

   -Нам всем срочно... - Хамски ответила ей какая-то бабулька со школьником.

   Жанна не обратила на них внимания, и внесла Сашу в кабинет. Врач стояла у шкафчика, разбирала карточки.

   -Подождите пока.

   -Алла Марковна, мне срочно, я очень легко его одела, забыла комбинезон, и несла по морозу вот так в одной шубке. А потом увидела это только в коридоре, здесь. Я думаю, я его застудила, помогите, он весь холодный. Я идиотка, помогите, я боюсь, он может умереть. Надо растереть, согреть, не знаю...

   -По-моему всё в порядке, озноба нет.

   Она подошла, потрогала ребёнка, сняла носочки, посмотрела ноги, поставила на лавочку, тяжело вздохнула.

   -Всё в порядке мамочка, зря только панику поднимаете, да ручки ножки холодные, да, может, замёрз маленько, но вы же не голым его сюда несли, сами говорите в шубке, и шубка наверно тёплая. Всё с ним в порядке, даже озноба нет, никаких признаков переохлаждения, ноги двигаются нормально, смотрите, стоит сам без проблем. Посинения нет, всё в порядке. Если бы обморозили, сейчас бы он пальчиками так не двигал бы, и посинение пошло бы. В худшем случае, может быть простынет, ничего страшного не произошло. Всё идите, потом по очереди зайдёте.

   Жанна вышла, её на входе сразу пристыдили:

   -Вы женщина совсем обнаглели, мы тут тоже люди сидим, не быдло, могли бы и по очереди зайти, подождать.

   -Совсем обнаглели...

   Жанна отправилась вниз на раздачу за рентгеном, ей нужно было сначала сходить к невропатологу. Она забрала рентген, и быстро поднялась наверх, от сердца отлегло, с Сашей всё было в порядке, такая страшная ошибка, и всё обошлось. Только вот как теперь домой идти? Придётся звонить мужу, чтобы отпросился с работы, занёс комбинезон в больницу, ну и влетит конечно от него... Или может лучше ничего не рассказывать? Оставить ребёнка Алле Марковне в кабинете и сходить за комбинезоном самой.

   Она подошла к кабинету невропатолога, точно к назначенному времени, постучалась и зашла внутрь, пронесла карточку и рентгеновский снимок. Села напротив врача, а та стала внимательно изучать снимок. Жанна сидела и ждала, а невропатолог всё рассматривала и рассматривала снимок, потом достала из стола какую-то толстую большую книжку, открыла её, полистала, стала сравнивать снимки. Молчание затянулось...

   -Извините...

   -Подождите, вы видите, я работаю.

   -Хорошо.

   Прошло ещё минут пять, врач убрала свою книжку в стол, открыла карточку, и стала старательно и много писать, это заняло ещё минут пятнадцать, Жанна всё сидела с рёбёнком. А Саша стрельнул из соседнего шкафа бибику и возил ей по лавочке, но игрушек здесь в этом кабинете вообще было много разных. Наконец, врач перестала писать, и закрыла карточку.

   -Ну, что я могу сказать вам. Ничего хорошего.

   -Да?

   -Вам повезло, и вам в родильном доме попался очень внимательный и добросовестный врач, и аппарат УЗИ хороший, хотя вообще странно, я не слышала, чтобы на УЗИ кто-то смотрел новорожденному мозг. Но не важно... Важно другое. Те замечания, что он написал, подтвердились лишь на половину, но действительно подтвердились. У вашего Саши серьёзные патологии в развитии различных областей мозга. Я думаю, у него в будущем могут быть проблемы со зрением, с восприятием цветов и видео памятью, и дело не в глазах, а в дефектах мозга. Они действительно есть, есть и многие другие отклонения, не буду их перечислять, их слишком много. Они мало заметны на первый взгляд, учитывая малый размер детского мозга, и если бы не эти записи вашего врача Константина Ивановича Чехова, я бы не придала им внимания. Но эти отклонения действительно есть, если очень внимательно изучить снимок. Я не могу спрогнозировать, как они будут развиваться в будущем, эти дефекты. Но могу сказать однозначно, с учёта вас снимать не буду. И в будущем, хотела бы, чтобы вы ходили ко мне строго каждый месяц. Что касается таблеток, пока ничего выписывать не буду, хочу понаблюдать за изменениями. К несчастью, делать рентген мозга ребёнку чаще, чем раз в год нельзя, так что отслеживать изменения коры головного мозга постоянно не получится. Но я буду следить за развитием его рефлексов, за реакцией на внешние раздражители, поведением, за тем как развивается речь. Думаю, все отклонения от нормы мы выявим, и тогда уже будем думать, какие таблетки пить.

   -Пить, таблетки?

   -Ну да... Я постараюсь сделать так, чтобы эти патологии не отразились на его развитии. Поймите, ситуация очень серьёзная, и то что он нормально развивался до сих пор, большой успех, но всё может измениться. Дефекты мозга не шутка, а страшный диагноз. Вам кажется, ребёнок нормален, просто слишком тихий и спокойный, а на самом деле это всё следствия отклонений мозга, которые в будущем могут эволюционировать в сложные болезни. Тяжёлые формы аутизма и слабоумия, и не только. Дефекты зрения, отсутствие зрительной памяти, плохой слух, амнезия, не способность помнить что-либо вообще дольше двух минут. Временная периодическая полная потеря зрения или слуха. Также он может полностью потерять зрение или слух при взрослении, и это не вылечить. Не способность ощущать боль, вкус, запахи, температуру, отсутствие осязания, всё это страшные проклятия для человека. Тут список последствий дефектов его мозга необычайно длинен. Например, были случаи, когда такие люди погружались в летаргический сон на долгие годы, и никто не мог их разбудить. И самое страшное то, что дефект не один, их очень много и они разные, а значит, это будет бить его по многим направлениям одновременно. Пока что эти отклонения в развитии сложно увидеть, потому что ребёнок маленький, и это не явно, но они обязательно появятся. Увы, это так. Это просто печальный опыт многих врачей, но определённые таблетки, могут компенсировать эти недостатки частично. Поэтому требуется тщательное наблюдение, и уж точно и речи быть не может о том, чтобы снять его с учёта.

   -Но он нормальный. Он узнаёт меня, бабушку и отца. Он повторяет слова, прекрасно слышит и видит, запоминает игрушки, и даже очень смышлёный для своих лет. Сам ходит, даже умеет раздеваться, расстегивать пуговицы, снимать варежки, играет в кубики.

   -Дефекты могут проявиться позже, например, в возрасте пяти или семи лет, так бывает. Хотя, конечно, есть шанс, что он станет почти нормальным. Просто в данном случае, почти нормальный трудоспособный с ограничениями человек, это уже здорово. Но просто поймите, его мозг другой, у него многие области имеют нездоровый размер и форму, какие-то непонятные уплотнения и нервные узлы, подобное просто не может не отразиться на его развитии в будущем. Увы, современная медицина умеет находить все эти отклонения и диагностировать на раннем этапе. И это не моя прихоть. Всё действительно так, тут ничего не поделаешь.

   -Он нормальный.

   -Мы будем наблюдать за ним, и очень внимательно, и если он будет расти нормально, это будет просто здорово, замечательно. И потом, подумайте, то, что я диагностировала, просто, всего, что здесь написано, этого более чем достаточно, чтобы не ходить в армию. То есть, сейчас, он вырастит нормальным, но в армию его не возьмут, например...

   -Да... Чёрт с этой армией. То, что вы говорите... Я не хочу, чтобы мой ребёнок стал инвалидом на всю жизнь, я не хочу растить инвалида. Я хочу... Мне в НИИ сказали, что он вообще не родится, что эмбрион настоящий монстр, а потом прошло время, и я родила и он нормальный, а потом Чехов сказал, что он вырастит идиотом, но он не идиот, он очень способный ребёнок, хорошо видит и слышит. Вы врачи, просто сами не умеете.

   -Жанна, не бойтесь, я вам не враг. Просто, приходите каждый месяц, я буду за ним наблюдать, если все рефлексы и остальное будет в порядке, замечательно. Если у вас самой возникнут какие-то подозрения в его ненормальности, любые отклонения, сообщите мне обязательно. Мы постараемся ему помочь. Я имею ввиду, если он будет вести себя слишком пассивно, тихо, если не будет играть, или будет слишком много или мало спать. Также, опасно, если вы не сможете его разбудить ночью, или если он будет игнорировать холод, жару и боль. А теперь, можете идти...

   Жанна вышла из кабинета невропатолога и направилась к педиатру, там всегда была очередь, и пришлось сидеть ждать. И она здесь была не одна, здесь было много других мамаш с детьми, в том числе очень маленькими. И она видела, как капризничают другие дети, даже те, кому три или пять лет. Как они бегают и не могут сидеть на месте, и как спокойно сидит на месте и не о чём не беспокоится её Саша. Да, он никогда не плакал, никогда не капризничал, ничего не требовал, и если ему говорили нельзя, никогда не настаивал. Да он вёл себя ненормально, ненормально правильно и порядочно, дети не умеют вести себя так послушно. Дети в возрасте года не понимают, что нужно сидеть и ждать, или нужно помолчать, или не мешать. Саша всё понимал, подсознательно. Он знал, что маме что-то нужно здесь в больнице, и не стоит зря мотать ей нервы, поэтому сидел и молча терпел, хотя ребёнок в возрасте года никак не может этого понимать, и уж точно не будет терпеть, если ему скучно и не дают поиграть.

   Наконец, наступила их очередь, и Жанна с Сашей попали на приём к своему детскому врачу, они вошли внутрь и Жанна села напротив Аллы Марковны. Та открыла карточку и стала читать записи невропатолога, после чего тяжко вздохнула.

   -Ладно, не будем обсуждать проблемы вашего мозга. Я думаю, вам итак тошно. Но я смотрела результат анализа крови, и он совсем не радует.

   -А что там?

   -Эритроцитов мало, и они какие-то не такие, также имеются другие серьёзные химические отклонения. Всё это указывает на серьёзные сбои работы кроветворительных органов, таких как печень и селезёнка. Я послала результаты анализа на изучение в клинику крови и иммунитета. Сама я не в состоянии поставить диагноз в таком месиве реакций, но в общем, ничего хорошего. Даже не просто ничего хорошего, а всё на самом деле очень и очень плохо. Могу только сказать, что вроде бы это не диабет. Не знаю даже что. Реакция на многие реагенты необычайно бурная, такое ощущение, как будто он сейчас болеет туберкулёзом, и у него в крови от него иммунитет, но никакого туберкулёза конечно нет. И так по многим направлениям. А реакция крови и всех фагоцитов необычно агрессивная, я думаю, это опасно. На лицо все признаки тяжёлого аутоиммунного заболевания, в будущем это грозит многими проблемами. Из которых диатез и постоянная сильная аллергия на всё, это мелочи. Возможно, отторжение органов, причём собственных.

   -Разве такое возможно?

   -Это и называется аутоиммунное заболевание, когда иммунитет атакует свои собственные клетки, это очень тяжёлое и опасное заболевание, которое может даже привести к смерти, если вовремя не выпить правильных лекарств.

   -А каких лекарств?

   -Очевидно, вашему ребёнку придётся постоянно пить специфические иммуно подавляющие препараты всю жизнь, и это как минимум. Причём назначить их сложно, и придётся пройти обследование. И вероятно, придётся регулярно сдавать кровь и менять препараты. Также ему очень опасно принимать многие виды наркотиков.

   -Но наркотики запрещены. Я прослежу, чтобы мой ребёнок не вырос наркоманом, будьте уверены.

   -Я имею медицинские наркотики, такие как обезболивающее у стоматолога, или у хирурга, также всё, что выпишет вам невропатолог, может быть также потенциально опасно для вашего сына. Многие химические препараты могут быть просто смертельно опасны для него, подчеркну, смертельно. Его гормональная и эндокринная система сходят с ума, и иммунитет просто сумасшедший, лейкоциты атакуют всё подряд с невероятной агрессивностью. В общем... Вам придётся пройти обследование, и не одно. Учитывая патологии его головного мозга, и необходимость приёма препаратов от невропатолога, всё это может быть очень опасно.

   -Но у меня раньше не было никаких проблем с ним...

   -Да, потому что вы кормили его грудным молоком, и он ничем не болел, и сейчас он только начинает есть обычную пищу. А как повлияет на него обычная ветрянка, сказать не берусь.

   -Он уже ест и всё подряд...

   -В общем вот, результаты анализов, смотрите сами.

   -Я ничего не понимаю.

   -Я тоже, потому что это настоящее месиво симптомов, так вот, здоровье вашего ребёнка держится на нитке, с такими диагнозами, я вам могу только посочувствовать. Скорее всего, его жизнь будет короткой и очень тяжёлой, и всё на лекарствах. Вот как-то так. Так что извините, когда придут результаты анализов из клиники крови, я постараюсь назначить вам иммуно подавляющие препараты, и их придётся пить постоянно и всю жизнь, и кровь на анализ придётся сдавать каждый месяц. А первое время, так вообще каждую неделю, пока его кровь не придёт хотя бы в частичную норму.

   -Я поняла. Неужели всё так плохо?

   -Поверьте мне, всё очень плохо, таких плохих анализов крови я в жизни не видела, чтобы подцепить столько всего. Я даже смотрю сейчас на него, и не верю, что он такой нормальный. Потому что с такими диагнозами люди могут умереть в любой момент и безо всякой причины. Запишите мне свой телефон, я позвоню вам сразу, как придут результаты анализов. И вот ещё что, вот упаковка таблеток, здесь примерно на месяц, пейте по таблетке в день, это слабые, мягкие иммуно подавляющие препараты, они снизят риск развития ауто иммунной реакции и снизят сильно, не пренебрегайте ими. И выпейте одну прямо сейчас. Вот бокал воды.

   Она поставила на стол перед Жанной бокал воды и положила маленькую жёлтую таблетку. Жанна взяла таблетку и аккуратно заставила ребёнка её выпить, тот не особо сопротивлялся, надо так надо.

   -Ну, вот и всё, я вам позвоню, возможно, завтра ближе к вечеру. И как будет получена расшифровка анализов, врачи из клиники крови назначат вам лекарства. Вот так, всё идите, и не беспокойтесь, мы диагностировали всё вовремя, всё будет хорошо.

   Жанна взяла ребёнка, спустилась вниз, и, забыв про отсутствие мехового комбинезона, одела на него шубку и потащила по морозу домой, ей теперь было не до этого, она была в шоке, и забыла про то, что на улице слишком холодно. Это был настоящий кошмар... Теперь ей было не до этого...

   Дома она пришла, раздела ребёнка, тот, как ни в чём не бывало, отправился играть в кубики с буквами, он совсем не замёрз, хотя на улице было очень холодно, а штанишки действительно были тонкими. Женщина села и разревелась, это был стресс, кошмар ещё более тяжёлый, чем тот, что она испытала в роддоме тогда. Потому что она родила, вырастила до одного года, считала, что всё теперь нормально, и ребёнок совершенно здоров, и вот, теперь все прогнозы чокнутого профессора начали сбываться, и их подтвердило сразу два разных врача. За что на неё всё это? Что она скажет мужу, как объяснит? Что он ей ответит? Сдать Сашу в интернат и родить нового? Забыть о нём? Что делать? Пить всю жизнь эти таблетки, растить инвалида? Это же ужасно, и вроде бы, уже всё... Он семья, её часть...

   * * *

   Вечером пришёл муж, Жанна приготовила ужин по вкуснее, стала накладывать.

   -Ну как дела?

   -Да никак... Всё также, работаю электромонтёром, платят вроде... И платить будут, всё-таки это банк, и с этим мне повезло. А у тебя как?

   -Плохо, очень плохо.

   -Что не так?

   -Невропатолог изучила рентген мозга, который я сделала вчера, сказала что всё очень плохо, и она опасается, в общем, он может потерять зрение и слух, или даже хуже. В общем, всё что говорил Чехов, почти всё подтвердилось.

   -Ерунда, их послушай, так он вообще должен был не родиться, а Санька нормальный, абсолютно нормальный. Смотри вон как играет, и не бери в голову.

   -Короче, не снимет она его с учёта, сказала, чтобы я ходила к ней каждый месяц.

   -Может ей денег дать? Взятку? И тогда снимет.

   -Нет, дело не во взятке. Она сказала, что для него это даже хорошо, в армию его не возьмут потом... Да не важно. Но другой сюрприз Санька преподнёс.

   -Что же?

   -Анализ крови, педиатор сказал, что он просто ужасный. У него тяжёлая форма ауто иммунного заболевания, или типа того. В общем, у него серьёзные проблемы с кровью, и педиатр не невропатолог, это другой человек, и она выписала таблетки, пока на месяц. Сказала, надо будет сдавать кровь каждую неделю. Она сказала, что когда в клинике крови сделают анализ результата пробы, то выпишут лекарства, и ему придётся пить эти лекарства всю жизнь, и постоянно, непрерывно. В общим, пока что Алла Марковна выписала ему пачку таблеток на месяц, сказала, они помогут, и пить надо постоянно, иначе он может умереть в любой момент.

   -Только не реви, не волнуйся, ну подумаешь, будет пить таблетки. Ну, многие пьют таблетки, бывают диабетики, им вообще инсулин каждый день нужен, но ведь живут.

   -Ну что с ним делать?

   -А ничего не делать, он наш сын, заботиться, растить.

   -Он же... Просто...

   -Да нормальный он. Врачи тоже люди и ошибаются. Может, попьёт таблетки, сделаешь анализ крови ещё раз, всё изменится. Смотри вон, как играет, нормальный ребёнок, и на голос мой отзывается, папу маму узнаёт, слова повторяет. Всё наладиться.

   -Нет, я так не могу, это невыносимо.

   -Да ты пропускай мимо ушей, что врачи говорят, просто смотри, всё с ним нормально.

   -Это сейчас. Сейчас нормально. Нам просто везло, дико везло, понимаешь?

   -Да нет, на самом деле, он просто маленько не такой. Вот и всё, вот и сходят с ума их анализы, а их методики, они все на стандарт, на обычного человека. Я не думаю, что у него проблемы с иммунитетом, тем более страшные, просто в больнице проверяют кровь по стандартным методикам, а отклонения, не значат болезнь.

   -И что теперь? Не пить таблетки?

   -Таблетки пить будем, по чуть-чуть, в профилактических целях. Но волноваться не будем, пока всё нормально и ладно...

   * * *

   Жанна отсидела очередь и зашла к своему педиатру, села напротив, посмотрела на неё, та молчала.

   -Ну что Алла Марковна? Дали результат эти новые таблетки?

   -Нет, ничего, никакого результата, анализы всё такие же плохие, иммунитет не слабеет. Агрессия фагоцитов ни капли не убавилась.

   -Но ведь разве это плохо? Он не будет ничем болеть.

   -Плохо.

   -Что тогда делать? Увеличить дозу?

   -Не знаю, пейте столько же, не знаю... Пока ребёнок держится, но это очень опасно, и очень плохо. Количество эритроцитов также не растёт, и все дефекты эритроцитов остались прежними. Но если вдруг возникнет аллергия, будьте очень осторожны, при малейших признаках аллергии немедленно сюда в больницу, или вообще скорую вызывайте.

   -У него ни разу не было никаких признаков расстройств. Хотя я кормлю его почти всем подряд, яблоками, шоколадом и не только.

   -Это радует, конечно. И хорошо, что он пока ничем не болел, но скоро сезон гриппа, постарайтесь, чтобы он не заразился.

   -Постараюсь.

   -Просто не путайте, агрессивность его лейкоцитов не означает эффективность, грипп для него не менее опасен, чем для любого человека. При этом, если он заболеет и начнут вырабатываться антитела, это будет ужасно, если его лейкоциты станут ещё боле агрессивными, может начаться воспаление, в общем... Постарайтесь, чтобы он ничем не заболел. И если что, не медлите, сразу вызывайте скорую и звоните мне. Для него даже час времени, вовремя не оказанной помощи может быть смертелен, да и помочь ему если что будет не просто. Учитывая то, что наши иммуно подавляющие не действуют совсем. А вы точно их пьёте?

   -Пьём, точно.

   -Да... ладно, идите...

   * * *

   Жанна постучалась, ей сказали, что можно заходить. Она вошла, невропатолог сидела за столом, у неё в руках был новый рентген Саши, первый с тех пор, как она поставила ему страшный диагноз, второй в его жизни.

   -Садитесь.

   -Ну что? Лучше?

   -Нет, не сказала бы. Скорее, всё также, аномалии мозга сохранились, всё те же области, примерно тот же процентный уровень увеличения объёма. В общем, очевидно, что всё так и останется. Так... Значит, ему двадцать пять месяцев.

   -Да, два годика и один месяц.

   -Ведёт себя нормально?

   -Нолмально. - Ответил ребёнок.

   -Понимаешь, о чём мы говорим?

   -Понимаю.

   -Да, очень умный, очень, дети в его возрасте обычно еле лопочут.

   -Да что вы, уже учится читать, буквы на кубиках узнаёт, пытается читать по слогам.

   -А с математикой у него как?

   -Да никак. Не пробовали его ещё учить, куда там, такой маленький.

   -Понятно, а было бы интересно попробовать. Хочу вам показать кой что.

   -Да?

   -Видите снимок рентгена мозга?

   -Ну да, но я ничего не понимаю.

   -Вот эта область неортеникса, и вот эти височные доли, они отвечают за логику и мышление человека. Они у него дефектны, точнее, вот например вот это место, оно опухло, и крупнее, чем должно быть, а ещё на нём есть лишние нервные узлы и непонятные уплотнения. То есть это совершенно ненормально.

   -Ну и?

   -По логике, если посмотреть на его снимок мозга, можно заключить, что это снимок глубоко больного человека, полного идиота. Но полный идиот не способен понимать так, как понимает он, говорить, ходить, осознавать. Эти области глубоко дефектны, но они работают, и работают эффективно, как минимум не менее эффективно, чем у обычного здорового и очень умного ребёнка. Это необычно, но я хочу сказать, что если так пойдёт и дальше, то, несмотря на дефекты, Саша вполне может вырасти нормальным.

   -То есть вы снимите его с учёта?

   -Нет, с учёта я его снять не могу, и настаиваю, чтобы вы и дальше были с ним внимательны и аккуратны. Но вот таблетки какие-либо пока пить я не вижу смысла, и это хорошо. Я думаю, если мы будем аккуратны, то обойдёмся без лекарств. Разве что витамины могу ему прописать. По крайней мере, те области мозга, за которые я так опасалась, они рабочие, а значит, он имеет шансы нормально развиваться и дальше. Хотя, меня немного пугает то, что совсем не работают коленные и локтевые, нервные узлы, это не нормально. Но напоследок, я сегодня хочу провести небольшой тест, я набрала цветных карточек, и хочу, чтобы он угадывал в них буквы, а также говорил цвет. Ведь вы говорили, что он знает буквы?

   -Да, знает, но плохо.

   -Это не страшно. Саша, ты видишь эту карточку, скажи, на ней нарисована буква, какого она цвета, и что это за буква?

   -Это буква Л, и она зелёная.

   -Хорошо, а это?

   Она показала карточку, тут тоже была буква, и два цвета, но в этот раз цвет карточки и буквы был одинаковым, при этом контраст был не таким уж сильным.

   -Это З, класная.

   -Верно. По крайней мере, он действительно знает буквы и различает цвета, и не только цвета, но и контраст цветов. Это уже медицинская норма на различие цветов, и очень хорошо, что он сдал, и может выделить цвет. Потому что обычно, если у людей есть проблемы вот с этой долей мозга, как у него, они не могут различать слабо контрастные цвета.

   Она достала ещё одну карточку, и ребёнок снова угадал, потом ещё и ещё, и контраст цвета и самой карточки становился всё меньше, и уже даже сама Жанна с огромным трудом могла увидеть на карточке букву, но ребёнок видел и отвечал сразу. Потом врач достала карточку на которой не было буквы, и спросила, какая на ней нарисована буква? И ребёнок ответил, что мягкий знак, Жанна испугалась, но врач сказала правильно.

   -Там же нет буквы. А он говорит мягкий знак.

   -Всё правильно, буква есть, просто мы не видим её, потому что контраст слишком мал для нас, но его глаза по способности к различению цветов сопоставимы с цветочувствительностью самых чувствительных из людей. Он не просто видит все цвета и различает их, но и делает это лучше, чем девяносто девять процентов населения, так как он, цвета видят лишь единицы. А это значит, что его области мозга отвечающие за восприятие цветов и сами глаза работают необычно хорошо. А сейчас коронный момент.

   Она достала ещё одну карточку, просто карточку синего цвета, на ней ничего не было.

   -Сколько здесь цветов? И какая буква?

   -Буква К и четыле цвета, синие, - ответил ребёнок.

   Врач слегка побледнела, посмотрев на обратную сторону карточки.

   -Ну что? - Спросила Жанна.

   -Ничего... Последняя карточка, она имеет особое покрытие, напыление, выполненное автоматом, различие в спектре может уловить лишь особый чувствительный элемент, но уж точно не человеческий глаз. И там действительно четыре оттенка синего, и увидеть букву просто невозможно. Эта карточка она так... Просто на всякий случай.

   -Что это значит?

   -Это значит, что ваш сын не дальтоник, и он видит мир настолько цветным, насколько его не видит ни одно существо на Земле. Он различает и видит все мельчайшие оттенки всех цветов, настолько глубоко и насыщенно, насколько не видит ни одно другое существо на Земле. Я не знаю, как такое вообще возможно.

   -Но вы же никому не расскажите об этом.

   -Не расскажу, иначе ему его глаза вырежут и отправят на изучение как подопытную крысу, потому что такое невозможно, видеть такую малую разницу в длине волны. Это объясняет отклонения его мозга и дефекты глаз. Это не дефекты, это следующая ступень эволюции, не человеческого уровня. Ужас... Дух захватывает, но я хотела бы провести ещё пару тестов на зрение и слух.

   -Хватит тестов... Я и так достаточно узнала.

   -Вы же не хотите, чтобы я рассказала кому-то о нём? Давайте пойдём на сделку, я проведу все тесты, а в замен, я обещаю молчать. У меня тоже есть совесть, и я не хочу, чтобы ваш сын превратился в лабораторную крысу. Я слышала, у вас большие проблемы с иммунитетом и кровью, ребёнок скоро умрёт. После его смерти, я напишу научную работу, но только после смерти. Я получу своё, вы своё, я не расскажу об этом никому, пока он жив, хорошо? Всего несколько простых тестов на слух и яркость света, и на этом всё.

   -Хорошо.

   -Сейчас раннее утро, на улице темно, и у меня плотные шторы, я закрою их, а вы выключите свет. Я хочу знать, увидит ли он буквы в темноте, и насколько темно, а вот этот прибор, определяет освещённость в люменах. Вот так...

   Она закрыла окно, выключила свет, и в комнате стало довольно темно, хотя силуэты Жанна с трудом, но могла различить. Врач показала ребёнку карточку.

   -Что здесь за буква?

   -Г.

   -А здесь?

   -Не вижу, темно...

   -Ясно.

   -Я вот вообще ничего не вижу, - заметила Жанна.

   -В общем, первый раз, он сказал правильно, и зрение у него как у совы.

   -А сейчас какого цвета картинка?

   -Зелёного.

   -А сейчас?

   -Класный.

   -Достаточно, да уж, не может быть, в такой темноте различать цвета, невероятно, уникальный дар, он мог бы стать великим художником с таким мозгом. По сравнению с ним наверное даже Леонардо Да Винчи имеет ограниченное цветовое мировосприятие.

   -Это хорошо?

   -Да, вашему сыну судьба подарила уникальный дар видеть мир в необычайной полноте красок, я думаю, он не видит только в абсолютной темноте.

   -На этом всё?

   -Слух. Я хочу проверить слух, пусть отойдёт в другой конец комнаты, я буду говорить слова, а он пусть повторяет. Это последнее, что меня пока что интересует.

   -Пока что?

   -Да, в этот раз, в следующий, проведём другие тесты, я подумаю какие.

   -Вы не перегибаете палку?

   -Решайте сами, либо его буду изучать я, раз в месяц по часу, не ломая ему жизнь, почти не мешая ему. Либо кто-то другой, но гораздо дольше и в закрытой лаборатории. Просто поймите меня тоже, такой случай, он уникален для медицины, его мозг... Он сам. И у меня вся история болезни с самого рождения на руках. За такое получают нобелевские премии. После его смерти, он оставит в наследство уникальные исследования в области мозга и органов чувств. Это важно не только для меня, но для медицины вообще, такой уникум.

   -Вы переходите все границы.

   -Я не займу у вас много времени, просто дайте мне провести простые тесты, а сейчас, я включу проигрыватель, очень тихо, а он пусть повторяет. И потом, можете идти домой.

   -Хорошо, повторяй, - приказала она сыну.

   И врач, находясь на другом конце комнаты, включила проигрыватель, который говорил слова, сначала тихо, потом очень тихо, потом не слышно, а он повторял, довольно долго, потом она прервала тишину.

   -Что ж... Чувствительность звука у него тоже феноменальная, такая бывает разве что у животных, да и то, лишь у некоторых видов. Да и то, я не уверена, что даже животные могут слышать столь слабые звуки. Звук столь слабый, что человеческое ухо не способно услышать, а он слышит. И у меня нет оборудования, но думаю, он прекрасно слышит не только по громкости, но и по частоте. То есть он слышит то, чего мы не слышим вовсе. Это невероятно, слышать и видеть мир, так, как видит он, столь насыщенно и ярко... Это же какой поток информации, каждый звук, каждый скрип. Слышать, как бежит муравей по половице, видеть мошку сидящую на соседней стене. Каждую пылинку, такое...

   -Мы можем идти?

   -Можете, и я хочу сказать, гордитесь своим сыном, он уникален, просто уникален...

   -Я знаю, он очень умный.

   -Дело не в уме, дело в том, как он видит наш мир, как развиты его органы чувств, он только внешне такой как мы, а на самом деле, он видит мир совершенно иначе...

   * * *

   Педиатр смотрела его карточку, ребёнок развивался, рос, всё было нормально. И вот только...

   -Анализы крови стали даже хуже, чем были. Агрессивность лейкоцитов растёт, иммуно подавляющие средства не помогают. Хотя то, что он пьёт просто обязательно должно ослабить иммунитет.

   -Но он ничем не болел, ни разу за все три года жизни, даже гриппом. Вообще ничем. И никаких признаков аллергии, хотя ест всё подряд и ни в чём себя не ограничивает. Не было и диатеза, и вообще... Всё хорошо.

   -Вы пьёте таблетки?

   -Пьём.

   -Не прекращайте пить ни в коем случае, период между приёмом таблеток не должен превышать тридцати часов. Сейчас всё хорошо, но поверьте, эти таблетки сдерживают бурю в его крови. Такие иммунные заболевания, такой состав крови, это исключительно опасно, хотя вы и не видите этого, но химический баланс крови нарушен и очень сильно.

   -Я знаю, вы говорили.

   -А что невропатолог?

   -Читайте, она пишет всё нормально, дефекты в норме, рефлексы тоже... Продолжаем наблюдаться...

   -Я читаю... Ладно, идите домой, приходите через месяц за очередным рецептом, и не прекращайте пить иммуно подавляющие таблетки. Я подумаю, что делать, меня пугает медленный, но непрекращающийся рост активности фагоцитов крови.

   -Не надо ничего делать, с ним всё нормально.

   -Это видимость, на самом деле внутри всё совсем не нормально. На уровне клеток, на уровне клеточной химии всё очень плохо. Рано или поздно это ударит, и ударит сильно, будьте всегда готовы.

   -Я знаю... Если что, сразу вызывать скорую и звонить вам.

   -Идите домой.

 

   Глава 4: Дети.

   Так как Жанна Неонова очень опасалась за здоровье сына, то в начале и очень долго, она опасалась отпускать его в садик. Её муж работал, и довольно много и успешно, а она никак не могла найти в перестроечное время нормальную работу. Ей предлагали работать, но только почти бесплатно, и там, где предлагали, даже такую зарплату сильно задерживали. Смысла работать там не было никакого. Поэтому Павел сказал ей "Сиди дома, у тебя ребёнок больной". И она сидела, учила его читать, говорить, потом стала учить считать. Он учился довольно хорошо, только плохо общался с другими детьми, не умел находить с ними общий язык.

   Как-то Саша вышел с мамой погулять, во дворе гуляла её соседка с сыном. Жанна подошла к ней и стала стоять ждать, смотреть, как играет сын.

   -А вы не думаете его отдать в садик?

   -Нет, он болеет, сильно, муж сказал, чтобы я не работала, следила за ним. Ему нужен уход, и часто ходить к врачу.

   -А как со школой?

   -В школу будем ходить, конечно, года через полтора.

   -Я вот своего старшего Павлика тоже до пяти лет не отдавала в садик, теперь жалею, он совсем не умеет общаться с другими детьми, боится остаться без мамы. И ему теперь очень тяжело учиться в школе, его часто колотят, он постоянно дерётся. В общем, я жалею, что не отправила его в садик сразу, он стал не социален, не умеет ладить с коллективом.

   -Я поняла.

   -Просто, как бы дело ваше. Но ребёнок, который никогда не общался с другими детьми, ему сложно в раз научиться общаться с ними.

   -Он у меня вроде умный и спокойный.

   -Дело ваше... Просто, каким бы он не был больным, ему всё равно рано или поздно придётся учиться общаться с другими детьми. И чем позже он начнёт этому учиться, тем хуже.

   -Я это понимаю.

   * * *

   Тем не менее, хотя в садик отдать сына Жанна так и не решилась, но готовить к школе его было совершенно необходимо, и она записала его на платные подготовительные курсы в гимназию. Она водила его туда два раза в неделю, и он сравнительно неплохо учился писать, рисовал закорючки, учился письму и считал. Как-то после нескольких недель занятий, учительница решила устроить родительское собрание. Она попросила задержаться мамочек, а детям предложила поиграть в коридоре, здесь в стенах гимназии, им ничего не угрожало, и они играли в коридоре, а учительница стала рассказывать об успехах и неудачах своих учеников.

   -...так вот Марат учится плохо, никак не может освоить простейшие действия с числами. И мне кажется, что он даже не помнит сами числа, даже от одного до десяти. Мне кажется, он уже сильно отстал от других детей, и я советую вам подумать об этом, попробовать хотя бы выучить цифры от одного до десяти самостоятельно. Также он не умеет читать и не знает буквы. Я не могу его учить писать, если он не выучит алфавит. Хотела бы поставить в пример Сашу Неонова, он делает поразительные успехи в математике и письме, он впереди всей группы. Он уже умеет писать, правда, почему-то всё время пишет печатными буквами, а не прописью, умеет читать. Умеет считать и складывать цифры от одного до десяти, вычитать. Очень умный ребёнок, я бы сказала, он умеет всё то, чему обычные дети учатся классе во втором. Так же он очень хорошо рисует, для своих лет конечно, очень красиво, ярко образно и аккуратно. У него определённо таланты ко всему, я буду рекомендовать его...

   Дверь в класс распахнулась и него ворвалась толпа детей, у одного из них текла кровь, и был разбит нос, трое из них плакали. Мамочки сразу прервали собрание, и бросились к своим шести летним малышам.

   -Что случилось?

   -Саша, Саша, он дерётся.

   -Что случилось?

   -Мы стали драться, и он нас всех побил.

   -Почему вы стали драться?

   -Мы хотели поиграть в Брюс Ли.

   -Но? Зачем?

   -Мы просто играли, а он стал драться сильно.

   Мамочка Марата, которому разбила нос, прикладывая салфетку к разбитому носу сына, сильно разозлилась.

   -Знаете что. Это уже не первый раз, мой сын жалуется, что его бьют, и, прежде всего, ваш Саша. Надо уметь воспитывать своего сына...

   -Да я замечала, что они балуются, - заметила учительница, - но он разбил нос так сильно впервые, раньше они...

   -Саша, зачем ты разбил нос Марату?

   -Случайно, мы дрались, я как Брюс Ли хотел...

   -Боже мой, сколько крови, надо показать врачу...

   -У моего сына тоже фингал под глазом, и ещё какой... Жанна, это вообще-то переходит все границы, надо маленько ограничить вашего сына. Если он уже сейчас так дерётся, что будет в школе, когда он подрастёт?

   -Если вы водите своего сына заниматься карате, пожалуйста, идите в спортивную школу.

   -Но он не занимается карате, и вообще, не занимается спортом. Это случайность.

   -Он сильный, очень сильный, - пожаловался Марат.

   -И злой, - добавила одна из девочек.

   -Саша злой, очень злой.

   -Они сами начали играть в Брюс Ли, - сказал в оправдание мальчик.

   -Ладно, давайте замнём это... Просто, объясните своему сыну, что он не должен драться. Посмотрим, как он будет вести себя дальше, всё же, они пока ещё дети.

   -У Марата кровь никак не остановится, что такое?

   -Дайте, посмотрю.... Да у него нос сломан.

   -Не может быть.

   -Сломан, точно говорю...

   -Знаете, что, Неонова, это переходит все границы. Ваш сын.

   -Да они ещё маленькие, что вы хотите, - вступился за Неонову чей-то папочка, - вот подрастут, начнут понимать. Сейчас просто надо наказать Сашу, объяснить ему, что драться нельзя, и дальше можно забыть инцидент. Не делайте из мухи слона, мальчики в школе всегда дерутся, это просто неизбежность, вообще у всех, вообще всегда. И да иногда, особенно дети, могут ударить неудачно, и нанести другим травму.

   -Всё, я иду к врачу, если подобное повторится ещё раз. Я уйду из гимназии, учтите.

   -Я тоже, если ваш сын ещё раз побьёт кого-нибудь, я не хочу, чтобы мой Витя терпел это. Я не буду рисковать.

   * * *

   Курсы уже почти закончились, была весна, Саша Неонов запомнил, что драться нельзя, мама сказала, если он будет драться, то придётся уйти из гимназии, потому что выгонят. Он не дрался, хотя иногда драться хотелось, но он старался, потому что если побить кого-то снова, то могут выгнать, а главное родители будут ругаться и накажут его. Тем более, что за курсы платили деньги, а денег у родителей не много, он это знал. Папа работал много, но сейчас в стране был кризис. Продукты выдавали по карточкам, купить что-то было очень сложно, платили мало всем и с задержками.

   Он не дрался, они просто толкались на перемене, не всерьёз, так, и толкаться начал не он, Саша просто присоединился. Он толкнул Ромку слишком сильно, тот упал, ударился головой, и полилась кровь, он встал, заревел, из головы лилась кровь, она была разбита. Его повели к учительнице, та увидела это, и сразу повела к врачу. Сашу выставили с урока за дверь, уроки продолжились, потом за ним пришла мама. Учительница сразу позвала её, долго ругалась, потом Жанна тоже обозвала её скотиной, и она вышла из кабинета, взяла Сашу за ручку и повела прочь.

   -Молодец, разбил мальчику голову, до сотрясения мозга.

   -Мы просто толкались мам, играли.

   -Доигрался, всё, нас исключили из гимназии, не возьмут, теперь будешь поступать в обычную школу и учиться как все. Такой шанс, такой шанс ты пропустил, это же лучшая гимназия района, и тебя тут хотели взять бесплатно, потому что ты такой умный. Но им совсем не нужны инциденты с тобой каждые полгода, всё из-за твоих драк. Если бы ты не дрался.

   -Мы не дрались мам, мы просто толкались.

   -Ты толкнул его так, что он чуть шею не сломал. Не балуйся больше! Если такое будет и в школе, куда мы пойдём? Кем ты вырастишь, бандитом? Я хочу, чтобы такое больше никогда не повторялось.

   -Я не дрался, я не виноват.

   -Мы поговорим с папой, и подумаем, как тебя наказать.

   Придумать, как наказать ребёнка у них не получилось, убрать игрушки? Да это наказание, да убрали. Не пускать гулять на улицу? Он и так не гулял, друзей у Саши и не было. Да поругали и не один раз, да побили, но не сильно, да расстроилась мама, потому что такой шанс упущен, и в гимназию можно даже не соваться. Да, придётся идти в обычную школу на общих правах. Что ж делать?

   * * *

   Вступительных экзаменов в первый класс обычной школы, конечно, не бывает, туда берут всех. Но если в школе около двенадцати классов, например от "а" до "к". То, очевидно, что всегда имеется лучший класс "а", и худшие классы, и каждый хочет попасть в лучший, более сильный класс. Поэтому было собеседование, почти настоящий экзамен, а по результатам экзамена принималось решение, какому ребёнку куда идти. Конечно, там был блат, и пара учеников была детьми учителей школы, и они, конечно, пошли в "а" класс, потому что свои. Были и те, кто просто дал взятку, или имел какое-то влияние в этой стране, но особо крупных шишек в классе не было, потому что это хоть и "а" класс, но рядовая школа, обычного района Москвы.

   Саша сел на первую парту, к нему подошёл учитель, положил перед ним билет, а потом сказал задание.

   -Я умею читать.

   -Слушай, первое задание, нарисуй человека, любого, потом надо написать прописью буквы, потом написать цифры, сделать задания на сложение и вычитание, и потом будут устные задания.

   -Хорошо.

   Он приступил к заданию, всё было просто, кроме задания нарисовать человека. Сначала Саша выполнил простые задания на буквы и сложение и вычитание, самое сложное из которых было, девять минус три равно шесть. И после приступил к заданию, которое он определил как наиболее сложное, хотя оно и было в списке первым. "Нарисовать любого человека, как можно лучше, красивее". Он потратил на это почти всё время, сидел и рисовал, сначала силуэт, потом глаза и черты лица. И это было сложно. Потому что рисовать человеческое лицо вообще сложно, особенно, если это надо сделать цветными красками, а у Саши были цветные карандаши, самые разные. Потом, нарисовав лицо, он стал подбирать оттенки и тени, потом, худо-бедно справившись с этим заданием, приступил к остальным декорациям комнаты, где сидел человек. Их надо было нарисовать в объёме, дальше снова тени, оттенки, и в конце, надо было нарисовать волосы, это тоже не просто, рисовать волосы, тем более волосков много, и они не все сливаются. Наконец, время, отведённое на задание, кончилось, Саша рассчитал всё правильно, и когда учительница сказала сдавать работы, он закончил последний штрих.

   Она взяла его работу, посмотрела на рисунок, тупо улыбнулась. Этот рисунок разительно отличался от рисунков других детей, здесь была нарисована необычайно красивая женщина, в синей военной форме, с длинными светлыми волосами, с автоматом в руках, на столе рядом с ней стоял компьютер, только какой-то странный, с необычно тонким монитором. И она сидела в комнате с различными вещами, многие из которых были необычными. И всё это, было очень логично, дополняло картину, и каждый предмет интерьера мастерски подчёркивал красоту женщины, ей очень шла форма, этот автомат, и даже изысканный утончённый компьютер с фантастически тонким экраном. Но главное было даже не в сюжете рисунка, а в том, как он был нарисован, так мог нарисовать разве что профессиональный художник, да и то, потратив на картину много часов, дети не умеют так рисовать. Хотя, учительница не была истинным ценителем искусства, и не могла толком оценить нарисованное, но ей было ясно одно, нарисовано очень красиво и исключительно талантливо, особенно, учитывая возраст ребёнка. И, увы, она не была ценителем искусства, не была художником, она не могла и не умела оценить эти тонкие тени на лице девушки, подбор цветов, и многие другие мелочи, которые выдавали в работе почерк профессионального художника. Она не могла понять главного, и не смогла, потому что мальчик рисовал свой шедевр при ней, она не смогла понять главного, ребёнок просто не способен так нарисовать, так мастерски, тонко, точно, подобрать строго источник света, контраст и освещённость. И, тем не менее, учитель даже не посмотрела на остальные безукоризненно сделанные задания на чтение и математику. Её взгляд был прикован только к рисунку Саши, она не была художником, но даже её учительского понимания хватило, чтобы понять, нарисовано, как минимум, исключительно гениально.

   Маленький Саша встал, и вышел в коридор, где его ждала мама.

   -Ну, как? Всё сделал?

   -Да, я старался. Рисовал долго, мне сказали, нарисовать как можно лучше, не знаю, получилось ли. Я не успел нарисовать что хотел, мало времени дали.

   -Не волнуйся, этот экзамен формальность. Сейчас подождём часок, и там скажут, в какой класс пойдёшь. Только главное, не дерись ни с кем.

   Из соседнего кабинета вышел учитель, она подошла к Саше, встала напротив его мамы.

   -Пройдёмте со мной, я хочу показать вам шедевр вашего сына.

   -А что? Что-то не так?

   -Ещё как не так.

   -Но он умный мальчик, и мы с ним на курсы ходили. Он умеет читать и считать.

   -Да дело не в чтении, и не в счёте, с этим всё хорошо, посмотрите, что он нарисовал.

   Они прошли в кабинет, здесь сидел завуч, разглядывал какой-то листок, обычный двойной листок в клеточку. Жанна не сразу увидела, что там, потом завуч показала ей листок с рисунком, невероятно чётким и красивым.

   -Полюбуйтесь?

   -Да, а что плохо?

   -Нет, не плохо, скажу больше, так нарисовать не каждый взрослый сможет. Просто, ваш сын, уникальный и талантливый художник, действительно талантливый, не знаю, это конечно не картина Ван Гога, но директору я покажу, похвалю. Может быть, в будущем, из него вырастит великий художник.

   -Но мы приняты?

   -Да, конечно, в "а" класс. В других тестах я не вижу смысла. Сказать по правде, ваш сын, даже кроме этой картинки, показал очень хороший результат, и я думаю, он будет лучшим учеником в классе. Но я бы советовала вам, всё же, пойти в художественную школу, или записаться туда параллельно. Просто с такими талантами к рисованию, надо... А, ладно, не важно. Вы приняты, в "а" класс, приходите на организационное собрание двадцать пятого августа в семь вечера сюда.

   * * *

   Жанна постучалась в дверь, невропатолог разрешила ей войти, она вошла и как обычно села напротив.

   -Ну что, рассказывайте, как дела, куда поступили?

   -Мы поступили в триста двадцать третью школу в "а" класс.

   -Не плохо, в "а" класс, это очень даже не плохо, я слышала, там были вступительные тесты.

   -Да, мы всё сдали, и очень хорошо. Нас похвалили, но Саша до этого год ходил на курсы в гимназию.

   -А почему не остались в гимназии?

   -Ну... Туда так просто без связей не поступить, поэтому мы не стали и пытаться, а курсы были платными.

   -Понятно... Я вот получила очередной снимок его мозга, смотрю и удивляюсь. И вот что думаю, видите вены?

   -Нет, я ничего не понимаю.

   -В общем, они расширены, у него в голову поступает слишком много крови и мозговой жидкости. В прошлом, я закрывала на это глаза, списывая всё на его уникальность, но думаю, это может быть опасно, потому что это переходит все лимиты и очень сильно. У вас не было никаких припадков? Вы не теряли когда-нибудь сознание?

   -Нет, вроде всё нормально.

   -Может быть, просто потемнение в глазах? Там встал, в глазах темно на секунду.

   -Да нет, он не жаловался.

   -Хорошо, просто, будьте осторожны, и берегите голову, я опасаюсь, что у него слабые сосуды, они слишком большие, приток крови почти вдвое больше, чем у обычного человека, да ещё и давление у него слишком высокое, слишком высокое. При таком давлении, кровь должна просто летать по сосудам, гораздо быстрее, чем... Я думаю, могут быть осложнения, думаю, я выпишу ему таблетки.

   -Это так необходимо?

   -Необходимо. Они просто снизят давление, и... В общем, не важно, но уникально уже то, что он с такими патологиями, столько лет не испытывает никаких побочных эффектов и проблем. Или вы скрываете?

   -Нет, у нас всё нормально, и с кровью тоже, пьём таблетки, ситуация стабильно тяжёлая, так говорит педиатр. Просто, я думаю, живут же люди и с другими отклонениями, и не всегда отклонения означают болезнь.

   -Я последнее время тоже так думаю, но только применительно к вашему сыну, и всё же пейте эти таблетки, потому что с сосудами у него действительно не всё в порядке, а голова такая вещь, с ней не шутят. Это не менее опасно, чем, например, врождённый порок сердца, одно кровоизлияние в мозг, и всё, ваш сын инвалид на всю жизнь, а при таких слабых сосудах, это вполне возможно. И дело даже не в отклонениях, просто кровоизлияние в мозг опасно вообще для любого человека, и сосуды его действительно не очень, просто смотрите сами, какие толстые. И в этот раз, с сосудами, это именно болезнь, хотя с такой болезнью, если аккуратно, можно жить всю жизнь, и многие живут, и ничего, если аккуратно...

   -Понятно.

   -Я хотела бы поговорить с вашим сыном, я подготовила устный тест с картинками, посмотрим, как у него с логикой.

   -Учителя говорят, что всё хорошо.

   -Это просто тест.

 

   Глава 5: Школа. Разборка.

   Первые три класса пролетели быстро и без проблем, Саша несколько раз дрался, и довольно сильно, его противники получали по шее, причём даже те, кто был старше, и на вид сильнее. Но до печального финала и переломов дело никогда не доходило, и с этим повезло. Мальчик демонстрировал не только силу, ловкость, но и владение техниками боя, которых никто и никогда не видел. Только эти поединки со старшими ребятами не видел никто из взрослых, а потом никто не мог и оценить. Потому что эти старшие сами учились в третьем или пятом классе. Тем не менее, он был очень сильным, и многие его побаивались, правда, интереса к физкультуре не проявлял вообще никакого, и на самих уроках физкультуры ленился, а играть достаточно хорошо в спортивные игры типа футбола у него не получалось. Зато все учителя считали его очень одарённым учеником младших классов, но пока ещё это было не так важно и заметно, потому что в самых младших классах успеваемость учеников не так важна, и на неё редко обращают внимание всерьёз. Что такого особенного в том, что школьник, ученик второго класса бегло читает и хорошо владеет таблицей умножения? Ничего. Всякий взрослый хорошо этим владеет. Да его хвалили, но... Но до пятого класса всё это оставалось за кадром.

   Была перемена, учитель вышел из класса, я подошёл к окну, выглянул из него. Меня кто-то толкнул сзади, а потом удержал, не дав упасть.

   -Всё, я тебя спас, ты мой раб на всю жизнь.

   Я обернулся, там был Стас.

   -От чего спас?

   -Ну, вывалился бы ты с третьего этажа, разбился бы насмерть.

   -Во-первых, ты сам меня толкнул.

   -Это не считается. Зато я тебя потом спас. Теперь ты мой раб на всю жизнь.

   -Во-вторых, здесь не так высоко, и с такой высоты вполне можно спрыгнуть, и ничего не будет.

   -Да ну, расшибёшься насмерть.

   -Здесь метров шесть, это не высоко.

   -Ну, спрыгни.

   -Легко, - ответил я.

   -Ты что дурак? Не надо прыгать, - вступилась одна девочка.

   -Легко.

   Я забрался на подоконник, и прыгнул вниз, полёт был недолгим, я плавно приземлился на асфальт внизу, присел, в ногах отдалась прилившая кровь, было немного больно, но я легко встал на ноги. И сразу продемонстрировал, что всё в порядке.

   -Я же говорю, здесь не так высоко, второй этаж не третий. Спрыгнуть можно.

   -Да... - Протянул Стас.

   -Ну, давай, прыгай тоже, не ссы, - сказал я.

   -Сейчас.

   Стас был вдохновлён моим примером, тем более, я действительно прыгнул вниз без последствий, все видели. Мне даже вроде бы было не больно. Ну, может, разве что присел при приземлении, а так всё нормально. Стас прыгнул тоже... Он не хотел мне уступать, потому что ребёнок, и потому что он хотел выглядеть смелым и бравым. Такая глупая ситуация... Он приземлился неудачно, при посадке его ноги подвернулись, и от удара он сначала присел, а потом повалился, сразу заверещал. Я подошёл к нему.

   -Стас что с тобой?

   Он катался, плакал, и хватался за ноги.

   -Позовите учительницу. Он сильно ушибся. - Крикнул я наверх.

   Учитель прибежала быстро, побледнела и спустилась вниз. Уже спустя пять минут, она и ещё один мужчина, проходивший мимо, волокли ребёнка в мед кабинет.

   Она вернулась из медицинского кабинета, и стала выяснять.

   -Что случилось?

   -Мы прыгали из окна, я спрыгнул, и всё нормально, Стас прыгал за мной, но когда он приземлился, заплакал и стал валяться...

   -Дураки, зачем, зачем вы стали прыгать из окна? И кто прыгал?

   -Прыгал только я и за мной Стас, но я нормально спрыгнул.

   -Маму в школу.

   -Но это не я, Стас сам первый начал, - начал оправдываться я. - Он сказал, ну спрыгни, ну я и спрыгнул, а он спрыгнул за мной.

   -Маму в школу!

   -Но это правда, - вступилась за меня девочка, - Стас действительно первый начал с этим прыжком из окна. А Саша просто как дурак прыгнул.

   -Маму в школу! И ты тоже.

   -Но я то не прыгала.

   -Зато не понимаешь, что вы вообще могли себе шею сломать из-за этого. И всё ещё хорошо кончилось, а могло кончиться вообще очень плохо, здесь очень высоко.

   Учительница вышла к доске.

   -Ребята, слушайте меня внимательно, никогда не прыгайте с большой высоты без острой необходимости. Ваше баловство смертельно опасно. Саша Неонов спрыгнул удачно, ему просто повезло, он немного ушибся и ничего не сломал, теперь делает вид, что с ним всё в порядке, что он герой. Но он дурак, а не герой, и ему просто повезло, он удачно приземлился. А вот Стас спрыгнул менее удачно, он подвернул ноги при приземлении, не смог погасить скорость, и у него сломаны лодыжки на обеих ногах и растянуты, а может и порваны связки, возможно, всё ещё хуже, и есть другие переломы. Врач не смог определить всё без рентгена, но его увезли в больницу. Ему впереди грозит операция, и он очень долго не сможет ходить, может быть два или даже три месяца, ему придётся долго лечиться и остаться в школе на второй год. И ему очень больно, и будет ещё долго очень больно. Потому что он поломал ноги и очень сильно, с такой высоты нельзя прыгать! Слышите меня? Нельзя! Тем более, прыгая с такой высоты даже на ноги, можно вообще сломать тазовые кости, порвать вены и вообще погибнуть. Не ведитесь на глупые шутки товарищей. Никогда не делайте того, что может быть для вас смертельно опасно. Судьба покарала Стаса, он решил пошутить, он сам попался на свой крючок и сломал ноги, и очень сильно. И тебе Саша, очень повезло, что ты их себе не сломал, потому что могло быть и так, ты бы сломал себе ноги, и остался на второй год, а Стас нет, потому что не прыгнул бы за тобой. Ясно? И не важно, что это Стас тебя раззадорил, сломал бы ноги себе ты. Никогда не прыгай с большой высоты, никогда не балуйся, ничего не доказывай, ваше глупое баловство, ваши глупые шутки, и в другой ситуации, могут привести к трагедии. Хорошо, что сегодня никто не погиб, хорошо, что всё кончилось так. В следующий раз повезёт меньше.

   -Всё понятно, может не надо маму?

   -Маму надо, и твою тоже Люда, и вообще... Я хочу собрать по этому случаю родительское собрание.

   * * *

   Между тем, дела в моей стране шли совсем плохо, экономический кризис и коллапс системы не желали прекращаться. Люди годами не получали заработную плату, предприятия простаивали, и их продукцию никто не покупал. В магазинах появились импортные товары, но теперь их никто не мог купить, потому что ни у кого не было денег. В стране развивались бандитизм и коррупция. И не было этому ни конца ни края. Стоит вспомнить, что страна вообще разваливалась и политически, в девяносто первом году многие республики вышли из состава СССР. В том числе такие крупные как Белоруссия, Украина, Казахстан и Узбекистан. Денег в госбюджете не было, армия погибала. На Кавказе начались не прекращающиеся распри, все воевали со всеми. В стране насаждались западные ценности и частная собственность, но из-за разложения органов милиции и новых бандитов, которые делили остатки имущества союза, ни к чему хорошему это не приводило. Если даже человек пытался начать любое дело, его сразу же начинали рэкитировать бандиты, и вымогать деньги. И никакие права и законы не соблюдались всё равно, страна гнила и разваливалась, внешний долг рос, и никто ничего не мог с этим поделать. Да никому особо и не было до этого дела, даже центральной власти, все пеклись о своём кармане. Денег не было ни у кого, но при этом, откуда-то появилось много богатых людей, иномарки, и у кого-то теперь были нефтевышки, а у кого-то не было ничего. Правда, нефть всё равно почти ничего не стоила, но тогда, люди у которых был миллион долларов, выглядели страшно богатыми, и таких было много. Я продолжал ходить в школу, мой отец где-то работал и крутился, как мог. Впрочем, в отличие от большинства остальных, он что-то зарабатывал. Вскоре у меня появилась маленькая сестрёнка. Но это отдельная история, и в отличие от меня она была абсолютно здоровой, и тем сильно радовала родителей. Правда, при всём своём здоровье, она время от времени болела, а я никогда.

   Но самое главное, моя страна гибла на моих глазах, я каждый день смотрел новости, и потихоньку уже начал понимать, что это действительно так. Когда я был совсем маленьким, многие мне часто говорили, что я живу в самой лучшей стране на свете СССР, и что перестройка это временно, и скоро мы снова поднимемся, потому что умное правительство проведёт грамотные реформы. Теперь, я видел в СМИ пьяного президента, который даже на серьёзных встречах жрал водку. На улице я видел дорогие машины новых олигархов, слышал про блатных и крутых. Я был ещё мал, но первые ростки понимания того, что происходит, у меня стали появляться, увы, сделать я не мог ничего, я учился в пятом классе, и был ребёнком. И не важно, что я был умным ребёнком, ребёнок это ребёнок, я учился, шалил, читал книжки, интересовался... Я ещё не знал, что делать тогда. Это было только начало моей жизни. Я не понимал, что такое демография, экология, не было проблем с мигрантами, и никто не обсуждал их. Я просто видел, что у страны нет денег, что вокруг сплошной бандитизм, и это всё что я понимал. Я слышал о том, что те, кто работают честно, они все лохи, а настоящие хозяева жизни это бандиты и члены криминальных банд групп, которые в те времена делили Москву, и делили весьма успешно. Я не буду говорить про всё остальное, но наука тогда была никому не нужна, это уж точно, и парень с математическими способностями тоже не был нужен никому. И возможно, это и к лучшему, потому что именно из-за этого, невропатолог, наблюдавший за мной, не мог ничего сделать, а просто тупо вёл наблюдения и всё, практически для себя. В стране уже просто не было НИИ и других структур, которые могли бы заинтересоваться ребёнком мутантом, и, наверное, это меня и спасло. Иначе бы врач не удержалась и послала на меня развёрнутую статью куда-либо, но было некуда. Наша страна погибла, погибли спецслужбы, умный президент Ельцин их просто расформировал, исчезли КГБ и другие структуры. Россия превратилась в послушную западу банановую республику раздираемую внутренними противоречиями и банальным бандитизмом, и никто уже не мог ей помочь. И если даже у власти ещё оставалось какое-то ощущение власти и управляемости, на самом деле это тогда уже было мифом, власть стала чем-то формальным, ещё одной крупной ОПГ, которая просто показывала своих кандидатов по телевидению, не более чем.

   А ещё в девяносто пятом году начались войны в Чечне и Ингушетии, а потом теракты, и многое другое, это был крах, крах всего. Бандитское, нищие, прогнившее государство с ядерным оружием, покорное внешним силам, США и НАТО, уже не могло сделать ничего. Оно просто медленно умирало, и те новые экономические отношения, основы которых сложились к девяносто пятому году, это лишь видимость успешности реформ, они лишь обеспечивали минимальное функционирование системы с минимальным выходом в виде новых внешних долгов. В то время, как остальной мир шёл дальше вперёд, создавал новые технологии, совершенствовал промышленность, выводил на недостижимый уровень свою электронику, мы, мы... И стало понятно, что чем больше будет этот технологический отрыв, тем сложнее будет потом догонять, и стало понятно, что догнать запад мы не сможем, и превратимся, уже превратились в страну третьего мира. И не было пути и решения проблемы, и все понимали, чем совершеннее экономика США, чем выше её производительность, тем выше конкурентоспособность товаров, тем больше денег заработают эти страны, тем тяжелее будет нам. Это замкнутый круг, чем сильнее ты отстал, тем сильнее отстаёшь дальше. И чем дальше, тем хуже... Так было тогда. А что у нас? Чем ответить? Бандитские группировки, контролировавшие рынки, вымогавшие у мелких перекупщиков остатки денег? Это всё чем можно было гордиться, ничего иного не было.

   И девяностые годы, это был период расцвета США и Европы. Их экономика развивалась бешеными темпами. И дело даже не в том, что многие страны восточной Европы вошли тогда в НАТО, и дело не в том, что восточная Германия была поглощена западной. И дело даже не в Югославии, и войне там. Дело в том, что они шли вперёд технологически, и очень сильно, они нашли себе новые рынки. Они поставляли нам дешёвые товары, мы брали в долг, мы оплачивали их дальнейший прогресс и развитие, и разрыв всё рос и рос. Они развивались, мы разваливались. И эти годы, девяностые, это были годы расцвета Европы США и их банковской системы, они шли вперёд, они скупали весь мир. Даже те немногие инвесторы, что приходили в Россию, они приходили не для того, чтобы помочь нам, а чтобы в конце в итоге, вывозить наш капитал. И не было никакой центральной власти, которая могла бы навести порядок, не считать же властью бухарика Ельцина, друзья которого, олигархи, в те времена набивали себе карман. Кой кто говорил, у него есть политическая воля, он провёл реформы... Воли не было, он шёл на поводке у олигархов, грабил сам, и позволял грабить другим. Жил в своё удовольствие, и ничего не мог и не пытался изменить, и сам прекрасно это понимал. И понимал, что если США захотят, они сделают с его страной всё что угодно. И вообще единственная причина, почему США не добили Россию тогда после девяносто пятого, это страх за наше ядерное оружие, которое могло бы попасть не в те руки. А они могли бы добить, легко, просто они остановились, и поняли, что СССР уничтожен, и мы больше им не соперник, и у нас нет интересов нигде в мире, никаких. Да они победили, мы полностью проиграли, стали периферией, послушной другим, без своей воли, без спецслужб, без боеспособной армии. Неуправляемой, не стабильной массой быдла, скованной криминальными кланами и их экономическими интересами. Областью, где нет ни науки, ни промышленности, областью, где нет ничего. А весь остальной мир тогда шёл вперёд, всё дальше и дальше. И ничто уже не могло переломить ситуацию, так тогда казалось. И я это понимал, и потому тогда, в моих глазах США были врагом, и у меня копилась к ним ненависть и обида за мой народ. Я видел на улице бандитов, отмороженных детей, я обвинял во всём тогда США, и отчасти это было верно, но я тогда в пятом классе ничего не мог сделать. И тогда ещё у меня не было плана, и я не понимал, а что вообще можно сделать? Чтобы спасти свою страну, свой народ, чтобы изменить сложившийся ход вещей, это казалось совершенно невозможным. Да и был я глуп и мал, и ничего не понимал тогда, что с меня взять?

   И ещё хуже, я тогда ещё этого не понимал, что на планете, и в России в том числе есть и другие проблемы, которые тогда никто не освещал в прессе. И эти проблемы тогда ещё не понимал никто, проблемы демографии. И эта проблема касалась многих, и в первую очередь именно мою страну. В России начался очень длительный и сильный спад рождаемости, и длился он не год и не два, а долго, и будет длиться ещё очень долго. Появились целые слои населения у которых детей просто не было и не могло быть. Не буду говорить о проститутках и наркоманах, их тогда было много... Даже простые и порядочные жители очень часто имели мало детей, у кого-то был один ребёнок, кто-то решил не заводить детей вовсе. Тогда в девяностых это не было проблемой, никто не понимал, что если детей не будет вообще, то целое государство и целый народ вымрет всего за одно поколение. Эта проблема встанет остро позже, и её подниму я, но не сейчас, а когда повзрослею, хоть чуть-чуть... Но вымирание уже началось, и началась игра, в которой я должен был победить, потому что я играл за Россию, за русских, я считал, и считаю русских своим народом, я тогда не понимал, что я начну играть, и начну играть рано, потому что играть было больше просто некому. Кому ещё? Бандитскому быдлу? Те люди, что сидели в правительстве, все они просто лобби тех же ОПГ, или как их, олигархов. Дело было в пятом классе, я был ещё маленький, слишком, слишком маленький.

   * * *

   То, что я был гениальным первоклассником, и то, что я был гениальным третьеклассником, я об этом говорил. Но тогда это было не так важно. Потому что ребёнок, который знает таблицу умножения, этим никого не удивить. А вот с пятого класса начались первые олимпиады по некоторым предметам, и там уже можно было померяться силами со сверстниками. И вот с этого периода, я смог слегка выделиться, но, правда, только слегка, почему, судите сами...

   Учитель математики раздал задания, несколько простых задач, по-моему, очень простых, обычно мы решали их всего в два действия. Я быстро решил все, встал, и подошёл к учителю, показал ей работу.

   -Молодец. Так быстро сделал?

   -Да, быстро, но тут просто, всё решается в два действия. Слишком просто, может, есть что-то посложнее?

   -Есть.

   Учитель быстро придумала, и написала в моей тетради около пяти задач посложнее.

   -Слушай Саш. У нас тут олимпиада по математике будет через две недели. Приходи.

   -Приду.

   -В общем, она будет четырнадцатого ноября в двенадцать сорок пять в триста первом кабинете.

   -Я приду, обязательно...

   -Замечательно...

   И я пришёл на ту олимпиаду, и поучаствовал в ней, и конечно легко выиграл её в своей школе, и меня послали на районную олимпиаду. Меня считали талантливым математиком, я мало готовился, не знаю точную причину, некоторые задачи я действительно не решил, но районную олимпиаду я не выиграл. А потом родители решили переехать в другой район Москвы, и я сменил школу. Они тогда считали, что это нормально. И все мои успехи в новой школе были забыты.

   Правда, тогда в моей жизни произошёл переломный момент, я начал терять интерес к учёбе в школе, потому что все задания там были для меня слишком простыми. Я стал больше читать, а потом больше играть. Мне тогда купили первую игровую приставку Dendy и я играл в неё и слишком много. Правда, тогда ещё не так много, как позже в компьютер. Позже, когда появилась игровая система следующего поколения Sega, я стал уделять ей больше внимания, тем более, что на Sega появились игры жанра стратегии, в которых необходимо было управлять армиями и флотами, это меня тогда привлекало больше.

   * * *

   Это новая школа была очень блатной, в том плане, что многие ученики стремились быть очень крутыми, и походить на настоящих гангстеров и братву. Потому что в те времена быть членами такой братвы было очень круто. Они собирались в бойцовские группы, ходили уже в седьмом классе в спортзал, где занимались карате и боксом, учились бить и запугивать других людей, в первую очередь учеников других классов, особенно тех, кто не состоял в братве, и делили свои сферы влияния в пределах школы. Так как я был новеньким, учитывая моё не желание перед кем-либо прогибаться, то конечно столкновение с такими бригадами школьников из классов высокой крутости и низкой успеваемости было неизбежным.

   Я просто стоял в вестибюле, и болтал с одноклассником, вдруг, кто-то сзади безо всякой причины пнул меня. Я обернулся, сзади стояло два парня, оба были пониже меня ростом, но весьма хамоватые и похожие на последних гопников малолетнего и потому особенного борзого ума.

   -Слышь ты, придурок, вали отсюда.

   -Ты что больной? - Спросил я. - Я вроде тебя не трогал.

   -Слышь, ты лох, да я тебе сейчас.

   Как бы конфликт начался на ровном месте, я никому не угрожал, ни к кому не приставал, никого не трогал и не обижал, и никому не мешал, просто эти два урода сразу начали меня бить на ровном месте, продвигая свои понты. Мотив у них был своеобразный, вероятно, я был новеньким в школе, и они собирались меня нагнуть, как, и положено поступать у обычных бандитов с новенькими. Правда, в советском союзе, так обычно поступали зэки, да и то не в каждой тюрьме. А в моё время школьники в обычной школе. Точнее бить у него не получилось. Уже тогда я был невероятно силён физически, если сравнивать с другими ребятами моего возраста, так что борзоватый гопник двинул меня по лицу, но ровным счётом ничего не произошло, мне даже не было больно, с таким же успехом можно было ударить железобетонный столб. Для меня он был хиляком, в прошлой школе я, бывало, дрался и с людьми, которые были на три или пять лет старше меня и ничего. И вообще дрался я часто, иногда один против двух или даже четырёх соперников, потому что типа характер у меня неуживчивый, опыт имелся, и богатый, хотя целенаправленно спортом я никогда не занимался. Я быстро подошёл к нему вплотную, ухватил его за руку, и перекинул через себя, причём так, чтобы он упал на своего товарища, в итоге, они оба оказались на полу. Я времени не терял, и пнул одному в морду, и довольно сильно, второй начал подниматься, но подняться на ноги ему было не судьба. Я добил его, довольно быстро и болезненно, у них на рожах остались весьма заметные следы. Я развернулся и поднял свой рюкзак, решив, что разборки окончены.

   -Слышь, ты трупа из "а" класса, да тебе конец, мы тебя теперь...

   Я спокойно положил рюкзак обратно на скамейку, подошёл к только что вставшему подонку, взял его за руку, ещё раз перекинул через себя, и снова на его товарища, и хорошенько пнул его в брюхо, так что тот аж согнулся. Потом я присел на корточки.

   -Если ещё будут с тобой какие-то проблемы, отделаю так, что ползать не сможешь. Я ясно излагаю суть проблемы? Ты понял меня щенок?

   -Мы тебя встретим, конец тебе.

   -Значит, ты не понял.

   Я встал, размахнулся и ещё раз пнул его куда-то в область печени, на этот раз сильно и не жалея. Тот аж скрючился на полу неподвижно, только тихонько хныкая и стоная от боли. Я обратился к его товарищу, который уже поднялся, и решил больше не ввязываться, и вёл себя более адекватно.

   -Слушай меня лох, ты слышишь меня лох? Я к тебе лох обращаюсь.

   -Слышу.

   -Так вот, вали на все четыре стороны, если я ещё раз вас только увижу поблизости от себя, калекой сделаю на всю жизнь и тебя и этого осла, который на полу валяется, я доступно излагаю ситуацию? Ты всё понял?

   -Понял. Только вот он не я, и он тебя не понял, так что они ещё встретят тебя, объяснят кто здесь главный.

   -Посмотрим, кто кому что объяснит.

   Я поднял рюкзак и пошёл в класс, Максим догнал меня, и сказал под руку.

   -Зря ты так, это конечно мразь, и всё такое, последние подонки, только вот они будут мстить, и второй раз соберутся большой толпой, человек двадцать или тридцать, и что ты им сделаешь? За тебя ведь никто не вступится, тут даже учителя пасуют.

   -Ну и что они мне сделают толпой? Ну, побьют, и что дальше? Дальше я их буду ловить по одному, и избивать ещё сильнее. Чем в итоге кончится, сами завоют и запросят мира, зато поучу этих козлов.

   -Ты знаешь, эти совсем без тормозов, и тот придурок, которому ты навешал особенно, они могут и ножом пырнуть насмерть, и никто не узнает кто и почему. И никто ничего не скажет.

   -И многих они ножом пырнули?

   -Ну, пока никого, но с ними никто и не связывался так чтобы всерьёз и в одиночку.

   -Ладно, проехали. Я с ними разберусь потом сам. Хлюпики сильны только пока толпой, да и то...

   -Хлюпики? Да у них есть парни настоящие каратисты, они тут...

   -Да мне пофиг.

   -Ну, как знаешь, только это последние подонки, и с такими лучше не связываться.

   -Так он сам наехал.

   -Ну, надо было отойти и всего делов.

   -Что ж, значит, придётся им обломать об меня зубы. Пора преподать подонкам урок и сделать это массово.

   -Да друг, ты попал, ты даже сам не понимаешь, как попал.

   -Всякая мразь ведёт себя так лишь до тех пор, пока ей всё сходит с рук безнаказанно, это я хорошо понимаю. И таких людей, надо останавливать сейчас, когда их может остановить обычная милиция или хотя бы директор школы. Пока они маленькие. Причина, почему сейчас происходит в нашем обществе всё это дерьмо, именно в том, что такие боевые бригады козлов никто даже не пытался остановить сразу, ещё тогда, когда остановить их было не сложно. У нас же была милиция, было КГБ, но КГБ не было дела до простых бандитов, они думали только о себе и больших чиновниках, и вот выросло поколение ублюдков, и сейчас растёт ещё одно новое поколение ублюдков.

   -Проблема в том, что ты не КГБ, и в лучшем случае, всё кончится тем, что они изобьют тебя до полу смерти, и ты отправишься в больницу, а в худшем, вообще убьют, у них же тормозов нет совсем. Это же мразь и отморозки. Ты просто их не знаешь.

   -Знаю, и знаю, на что они способны, и знаю, на что способен я.

   -Дурак ты, одно дело двоих побить, не самых сильных и крутых, другое дело тридцать человек с палками, ножами и камнями.

   -Увидим.

   Мы дошли до кабинета, я сел в классе за учебники, и начался урок. Я его благополучно отсидел, в конце урока на перемене в класс зашёл пиздюк, подошёл ко мне.

   -Ты Александр Неонов?

   -Я.

   -Ренат передал тебе, что после уроков тебе устроят конец. Тебя встретят, и тебя...

   Я взял его за ухо, сжал довольно сильно.

   -Эй, ты.

   -Чего? Я же так передать, я тут не причём.

   -Слушай ты мразь, передай своему Ренату, что я сегодня утром предупредил его, он меня не понял. Теперь за это я его убью, и сделаю это в школе, сегодня, ещё до того, как занятия закончатся, ты меня понял щенок?

   -Передам, только отпусти.

   Я прошёл через класс, держа мальца за ухо, поставил у двери в коридор, резко отпустил ухо, а потом со всей силы пнул его под зад, он пролетел как ракета метра три, и плюхнулся носом на пол. Поднялся, и с побитым видом отправился передавать моё сообщение.

   Искать этого отморозка и разбираться с ним до окончания занятий я не стал, и не собирался даже. Я был уверен в своих силах, и я был уверен, что смогу наказать их всех, и наказывать буду жестоко. Тем более, я понимал, что этот отморозок, не единственный из отморозков школы, и желательно было собрать всех самых законченных ублюдков школы в одном месте, и преподать им урок разово. Хотя мать и ругала меня в прошлом за драки каждый раз, тем не менее, она была просто дурой и не понимала, что всякой мрази съездить по морде и поучить святое дело. Тем более, что в мире есть не так много людей, которые имеют возможность проучить мудака, и большинству приходиться жить и терпеть, если природа наделила тебя силой, это порождает ответственность, а значит, я вроде как обязан был навести тут порядок. Чтобы человек, который никого не трогает, мог не беспокоиться за свою безопасность, мог постоять за себя.

   Я вышел из школы, рюкзак у меня был за спиной, они все стояли толпой у входа школы, многих из них я видел и раньше, хотя они и не трогали меня. Побитый мною сегодня утром мудак, рядом с десятками товарищей покрепче сразу же направился в мою сторону.

   -Ну что лох готов получить?

   -Я вообще предпочёл бы разбираться не здесь, на крыльце у школы, тут вроде как учителя, и потом всем влетит. Пойдёмте в обычное место за школой, там нам никто не помешает, никто не увидит.

   -Ну, пошли, так даже лучше.

   -Сам хочет смерти, что ж. - Они поугарали.

   -Вообще, я исхожу из того, что после боя со мной, никто из вас не сможет ходить на своих двоих вообще никогда.

   -Ну-ну, смелый лох. - Они поугарали ещё раз, мне это даже напомнило толпу обезьян, а не людей.

   Мы дошли до места за школой, где устраивались все разборки с согласия обеих сторон. Это было глухое и уединённое место, в которое никто лишний раз никогда не забредал, подальше от глаз взрослых. Я не стал предупреждать их и объявлять о начале боя, не дал им и подготовиться. Сразу сбросил с себя рюкзак с учебниками, кинул на землю вторую обувь, и очень быстро атаковал ближайшего ко мне соперника. Сразу схватил его за руку, двумя руками, и что есть силы, вывернул её, брызнула кровь, открытый перелом, он заорал от боли, я знал, что сломал ему руку и сильно. Раньше, я никогда никому ничего не ломал специально, но в этот раз сделал это специально, осознанно и максимально больно. Чтобы победить, я должен был вывести их всех из строя, покалечить, это единственный способ победить такую толпу. Потому что тупо надавать каждому по морде невозможно, взять на износ тоже. Они среагировали, двигались очень медленно и неуклюже, я поймал второго соперника также двумя руками за руку, вывернул её и сломал, второй заорал от боли и вышел из боя. Они нахлынули одновременно все и со всех сторон, их было слишком много, зажали, на руках повисло по несколько человек. На меня со всех сторон посыпался град ударов. Я был неестественно силён, даже сам как-то в прошлом не понимал насколько я силён и удивлялся себе. Я всё же вырвал руки, схватил одного из противников за руку и стал выворачивать. Примерно трое повисли на моих руках, пытаясь не позволить мне этого сделать, их было много, они мешались, как мухи, которые облепили меня со всех сторон, но я был слишком силён, кости треснули, парень заорал, но я не отпустил его, и провернул руку дальше. Он потерял сознание, но я не выпустил его руку, выворачивал дальше. Потом когда рука превратилась в кашу, я всё же выпустил его. Сзади в спину меня клюнули несколько раз, я сообразил, несколько мудаков достали ножи и порезали меня ими, но толи силёнок не хватило, толи ещё что, ножи в меня не втыкались, всего на сантиметр или два не глубже, просто порезы. Я понял, если сейчас не освобожусь, меня здесь убьют ножами. Я сосредоточился, сделал усилие, и провернулся, освобождаясь от захватов, отталкиваясь от других людей. Потом поймал того придурка, что ткнул меня в спину ножом, поймал его за руку, вынул из руки нож, и воткнул нож ему в глотку, потом дёрнулся и быстро нанёс сразу несколько ударов тем, кто держал меня, они заорали от боли и ужаса. В отличие от моего организма, в их тела клинок вошёл быстро и глубоко, по самую рукоятку и бил я сильно. Они отпустили меня, те, кто был ближе, бросились бежать, ещё несколько, из внешнего кольца, видно не видевшие, и не сообразившие что происходит, попытались броситься на меня в рукопашную, я легко порезал им руки и ноги, правда, порезы были не смертельными, хоть и тяжёлыми. Всё, все вояки в ужасе бросились врассыпную, всего я порезал человек восемь, из них трое валялись под ногами, истекая кровью с явно смертельными ранами. Я осмотрел поле боя, три почти трупа, ещё дёргаются на Земле, ещё трое лежат со сломанными руками, без сознания от боли. Я один весь измазанный в крови, с глубокими порезами на спине, все остальные убежали. Но мне было пофигу и не страшно, я знал, что вся школа знала, что они собирались меня сегодня после уроков убить, и если начнётся следствие, я защищался, потому что убил противников их собственным оружием, и вообще я малолетка. Впрочем, конечно, это мне с рук не спустят тоже. Я подумал, что не плохо бы избавиться от ножа, только вот куда его сунуть? Здесь найдут, а если пойду избавляться от него, то тогда я буду идти по улице, и все будут таращиться на меня, так нож не спрячешь. В конце, я, немного подумав, решил, что спрятать нож не удастся, и лучший вариант, это стереть с него все свои отпечатки и просто оставить здесь. Нож вроде как не мой. А без отпечатков, попробуй, докажи, что это я им воевал. Я снял с одного из трупов его жилет, и тщательно вытер об него нож, потом собрался, осмотрелся, взял свой рюкзак, вторую обувь и пошёл к себе домой. Я знал, что я весь измазан в крови, и вообще, если подумать по лучше, учитывая наше законодательство, мне теперь не отмазаться, вообще никак. Особенно, если все покажут на меня. Я уже отошёл довольно далеко от места боя, как мне навстречу направилось три подонка, из тех, с которыми я дрался, они шли навстречу со мной медленно, держа руки вверх, остановились от меня, я встал напротив них.

   -Ну что? Давай побазарим.

   -Ну, давайте побазарим ребята, только если мне базар не понравится, я вас всех троих замочу прямо здесь. Совсем замочу, насмерть, потому что верю, что таких как вы надо просто мочить.

   -Ясно, ясно, мы верим. Слушай, такое дело, мы ведь на тебя первыми наехали, и вся школа об этом знает, и хотели замочить, точнее, вроде как хотели вначале просто побить сильно, ну там руку сломать, но вышло так.

   -Ну, допустим.

   -Так вот, я к чему, если всплывёт, что мы коллективно хотели тебя замочить, твои порезы на спине от ножей. Мы ведь все на зону пойдём и ты и мы. То есть, как бы тебя посадят по любому, ты троих человек завалил, и ещё человек пять здорово поломал. Ну и нас посадят тоже, потому что вся школа показания даст, если дойдёт до суда. И там потом никто не отвертится, ты по малолетке получишь лет пятнадцать и я с парнями лет по семь минимум.

   -Ну, как бы да, мы все крепко попали.

   -Это верно, а на зону мы не хотим. И это никому не надо, ни нам, ни тебе. Так вот, есть предложение, как и нам на зону не сесть, и тебе отмазаться, и всем хорошо. И все молчать будем, а тебя мы больше никогда трогать не будем, и всем своим скажем, что ты пацан с понятиями.

   -Говори.

   -Драку нашу никто не видел, кто кого и как мочил, никто не видел также. Если болтать не будем, никто не подумает, что ты у нас рэмбо и смог шестерых завалить. А такую толпу разогнать... Просто, как бы никто не узнает, что там на самом деле произошло, и никто из наших не трепанёт по любому, и тебе оно не надо. Давай так, история такая. Мы пошли тебя бить, всей группой все вместе, но просто бить, без уголовщины, и вроде как начали толкаться, и собирались уже бить. А там из кустов выходит здоровый, бородатый мужик с ножом, чечен какой-то, кавказец, псих, и ни с того ни с сего начинает всех пиздить и ножом резать. Ну, мы в начале на него бросились, он наших порезал, раскидал, ну и все бросились от него бежать, и просто тупо слиняли. И ты вроде как не причём, текал с нами наравне. И никто из наших не виноват, ни ты, ни мы, и никто ничего не докажет, потому что свидетелей то нет, вины нет, сажать некого, а кавказца этого потом пусть ищут, и никто не докажет, что его не было, просто не нашли и всё. Тогда никто из нас вообще ни в чём не виноват, никто не сядет. Главное не расколоться, и одно и тоже говорить.

   -Ясно, в принципе, меня такой вариант устраивает. Только в школе, чтобы не было больше никаких наездов ни на меня, ни на моих друзей.

   -Без проблем. Тогда в общем, кавказец был бородатый, в чёрной кожаной куртке и в чёрных джинсах, обут был в берцы, нож у него был тот, которым ты наших ребят резал. Больше ты ничего не запомнил, он махнул ножом, не дотянулся, порезал тебе спину, ты испугался и бросился бежать. Всё больше ничего не помнишь, сейчас идёшь домой, и жалуешься родителям, мы тоже. Тогда никто не сядет, наши не стуканут, даю гарантию. И потом после всегда и всем рассказываем эту историю, а никакой драки на ножах между нами не было. Ну а если всё-таки проколемся, значит не судьба, тогда уж каждый сам за себя, сядем вместе.

   -Хорошо, думаю, прокатит.

   -Только учти, менты будут докапываться, могут сказать, что мы все прокололись, скажут, ты нас порезал, ты не колись главное, гни свою линию до конца, они часто на испуг берут. Так что давай, удачи, главное, не проколись, всё нормально будет, никому из нас не надо, чтобы эта разборка в реале всплыла, пойми простую вещь, нам говорить, что ты нас всех порезал, это признавать, что мы тебя замочить пытались, себе яму копать. То есть, поверь, никто из наших не стукнет до последнего, разборки просто не было и всё. Они ничего не докажут, главное, чтобы именно ты не прокололся.

   -Я понял, договорились.

   -Всё мы пошли, не боись пацан, выкрутимся.

   Я и не боялся, я знал, что выкрутимся. Мне только не нравилось, что я иду на сделку с этой мразью, с мразью, которая пыталась меня убить, зарезать, подло, толпой и в спину. И эта мразь пыталась сегодня зарезать меня, а когда-нибудь подрастёт, и зарежет кого-то ещё, другого. И произойдёт это не один раз, а ещё много раз, и по всей стране, и во многих школах сейчас растут такие, и ещё хуже. Но ничего, будет им всем урок, хоть часть, хоть часть этих мудаков, но я наказал, и наказал серьёзно. Только в будущем надо быть умнее, а то действительно сяду, и мне совсем не хочется садиться из-за этого быдла. А чтобы наказать многих таких, а не одну группу, не один раз, нужно действовать совсем по другому.

   Я благополучно дошёл до дома, милиция к счастью мне по пути не попалась ни разу. Открыл дверь, зашёл в квартиру, мамы не было, и это хорошо. Сразу направился в ванную, снял с себя испачканную кровью одежду, повернулся спиной к зеркалу, посмотрел порезы на спине, их было много, штук двадцать, не меньше и все довольно сильные. Если будут изучать врачи, не поверят они, что это мужик одним взмахом сделал, но что ж делать? Главное, что кровь уже остановилась, и ранки зарубцевались, и медицинская помощь мне не требуется, и это хорошо. Я выстирал одежду как мог, но пятна крови всё равно остались и заметить их было несложно, даже не особо напрягаясь. Вскоре вернулась мама, я вышел в коридор, вздохнул поглубже, и начал врать.

   * * *

   Меня вызвали из коридора в кабинет, я открыл дверь и зашёл, там за столом сидел толстый дядька лет сорока пяти, с погонами майора и пистолетом на поясе. Я сел напротив него на стул, расслабился.

   -Итак, вы утверждаете, что убийство четырёх подростков совершил человек с кавказской внешностью?

   -А почему четырёх? Вроде, говорили трёх...

   -Четвёртому сломали руку слишком сильно, он умер от обширного кровоизлияния уже позже в больнице, не приходя в сознание.

   -Печально.

   -Итак, зачем вы находились после уроков за школой? Что вы там делали?

   -Вообще, меня должны были побить, всей толпой, и вроде как уже начали бить, но потом появился тот дядька...

   -То, что вас хотели побить, мне известно. Дальше. Тот человек пытался заступиться за вас?

   -Нет, не пытался, он просто напал, и даже более того, порезал мне спину, несколько раз, только не дотянулся.

   -Что-то здесь не клеится.

   -Что не клеится?

   -У вас на спине обнаружен тридцать один порез, и ещё одиннадцать порезов в других частях тела, сколько же раз вас должен был порезать тот дядька? И все порезы неглубокие, и каждый раз он промахнулся?

   -Я не считал, всё произошло очень быстро.

   -Слушай мою историю, она выстроена на основании показаний некоторых учеников школы, в том числе твоих одноклассников. Тебя пошли бить, а может и убить, целая школьная банда законченных отморозков, для того, чтобы помучить тебя, они нанесли тебе множество порезов. А потом появился тот человек, и, увидев, что они творят с тобой, набросился на них, и в порыве ярости убил несколько отморозков. И ты теперь боишься, и покрываешь их, а если бы ты сказал правду, то пойманного нами человека, который заступился за тебя, оправдали бы.

   -Всё было не так, они не резали меня.

   -Тьфу... Ты пойми, они тебе уже ничего не сделают, и даже их друзья, мы переведём тебя в другую школу, купим твоим родителям новую квартиру, никто никогда тебя не найдёт, а бандиты, убийцы, сядут в тюрьму.

   -Я порезался об нож того дядьки, и да он нанёс мне много порезов, но не один из них не был глубоким. Мне очень повезло...

   -Ладно, вали, будем считать, что ты просто трус. На суд я тебя вызывать не буду, а то ещё, чего доброго, написаешь в штаны.

   * * *

   Я вернулся в класс победителем, просто вошёл, и все замерли. Все знали, что произошло, хотя никто и не говорил, ни один школьник не поверил в официальную версию о бородаче маньяке. Все знали, что произошло, все понимали, что это сделал я, и они не одобряли, и даже боялись. Я улыбнулся, прошёл мимо одноклассников и сел на своё место, аккуратно, и не обратив ни на кого внимания. Ребята пошептались, и подошли ко мне.

   -Почему ты не расскажешь правду?

   -Потому что я рассказал правду.

   -Но ведь они пытались тебя убить.

   -Меня убить они не пытались, и при этом, урок эти отморозки получили серьёзный, да и я сам получил урок.

   -Но ведь в следующий раз, они убьют тебя.

   -Следующего раза не будет, и теперь они не тронут меня, мы с ними уже поговорили, они считают, я нормальный пацан.

   -Да, нам говорили.

   -Всё, я не хочу больше об этом слышать.

   -Как скажите сеньор.

   -Просто, я как бы пережил тяжелейший стресс в моей жизни, меня порезали ножом и несколько раз, я не хочу об этом говорить. Для меня это тяжёлые воспоминания.

   -Это ты победил в том бою, не было никакого кавказца, мы все знаем.

   -Я сказал, как было.

   -Ты у нас теперь тоже крутым будешь? Они сказали, ты крутой, тебя теперь...

   -Я не крутой, я обычный. Я просто обычный, самый обычный школьник, и я не хочу это вспоминать, и я не хочу, чтобы меня трогали в будущем.

   -Тогда в вестибюле, ты вёл себя совсем не так. Ты сам нарывался.

   -Тогда я ошибся, не стоило связываться с ними и больше не буду.

   Я достал из рюкзака учебник, стал читать, уткнулся в него, ребята отошли. Я вздохнул, всё, меня пронесло, хотя теперь, наверное, отношение ко мне резко изменится, ведь большинство считают меня очень сильным, слишком сильным человеком. А мне впредь надо быть осторожнее, меня пронесло, судьба успешно уберегла меня от тюрьмы, учитывая то, что и следствие не проявило настойчивости, в следующий раз могу проколоться, не стоит искать на жопу приключений лишний раз и никогда больше не буду.

   * * *

   Аня не была красивой, даже я бы сказал, что она совсем некрасива, глупа и совсем мне не нравится. Просто теперь, после известных событий, я стал ей нравиться, и другим тоже. Потому что каждая девочка хочет себе необычного парня, и ещё лучше парня сильного и очень сильного. А ещё лучше, если этого парня боятся и уважают другие, потому что если уважают парня, то будут уважать и его женщину. И Аня не была исключением, только она мне совсем не нравилась. Она села за мою парту, разложила вещи, хотя я предпочитал сидеть один.

   -Что тебе?

   -Я решила, что буду сидеть с тобой.

   -Я сижу один.

   -Да ладно тебе. Давай поправлю воротник.

   -Так, слушай, отвали а. Иди к себе на свою парту.

   -Но ты...

   -Ты мне не нравишься, совсем не нравишься.

   -Я же красивая, или нет?

   -Нет.

   Я взял свои вещи, и пересел на место назад, на самую последнюю парту, она не нравилась мне, мне не хотелось с ней сидеть. К тому же, я считал, что строить отношения в седьмом классе это несколько рановато. По моим представлениям, нужно жениться только после университета, не раньше, и только на той женщине, с которой готов завести детей. А это уж точно не Аня. Слишком глупа, вульгарна, высокомерна, и у неё плохой характер. На дух не переношу таких.

   * * *

   Была перемена, я просто шёл по коридору, прогуливался, чтобы размять мышцы. В уголке увидел Аню, она целовалась с каким-то высоким брюнетом из параллельного класса, целовались они как взрослые, ничего не стесняясь, парень держал её за жопу. Я только улыбнулся про себя, и прошёл мимо, не обратив внимания. Я знал, многие школьники в наше время хотят быть похожими на взрослых во всём. И не на тех взрослых, что занимаются в НИИ наукой, а на тех, кто держит район. На крутых и на блатных, и эти, они ведут себя так, меняют женщин, ничего не стесняются. Я знал, что так не должно быть, потому что дети не должны вести себя так, так рано. Потому что если уж хочешь иметь с кем-то отношения, нужно как минимум узнать этого человека получше, на это требуется два три года. Так я считаю, и только так. Но не важно... Главное, пример того, какие в моё время живут люди, был у меня перед глазами, и их воспитание и мораль на лицо. И хотя не все такие, я знаю, что многие. И они не видят в этом ничего плохого, потому что то воспитание, что было в прошлом, хотя бы советское. А до советского, это была церковь и религия, всё это втоптали в грязь уже, и сейчас моё поколение подростков, воспитывала улица по уличным законам. А на улице можно всё что хочется.

   Я свернул за угол, направился в туалет. Вошёл в помещение, там стояло человек десять, все курили, многие из них учились классе в восьмом. Нет, учителя в нашей школе не поощряли, когда курят в туалетах, и даже ругались. Но все учителя женщины, и заходить на перемене в мужской туалет как-то неприлично. Они потом скажут на родительском собрании: "ваши дети курят, от них пахнет". Да и то не всегда и не всем, тем более, многие курят с умом, и учителя даже не знают что именно этот мальчик, и именно эта девочка курят. И хуже всего, что именно в нашей школе, курили не только мальчики, но и девочки, хотя и не все, но, во всяком случае, больше половины. А больше половины, это большинство, и я знал и видел людей, я знал, что они курят. И сказать им, курить плохо. Зачем? Я кстати ни с кем почти и не дружил, никто меня не послушает. А те немногие приятели, с которыми я общался, все они были, порядочными... И никто из моих друзей не курил. Не знаю, я всегда старался выбирать себе порядочных друзей, не осознанно, нет, подсознательно. Просто у меня хорошо складывались отношения с нормальными людьми, часто эти люди не были самыми сильными и популярными личностями в классе, они просто были нормальными, морально. Не буду перечислять их, да их было и не так много, моих приятелей, всего несколько человек.

   * * *

   А вот учился я после этого случая, во второй половине седьмого класса всё хуже и хуже, и дело было совсем не в психологической травме. Просто учёбу я начал забрасывать, и мне она стала всё менее и менее интересна. Я перестал делать домашние задания, не стремился более разбираться в задачах, и при всём при этом, мой авторитет в классе сильно вырос, потому что я стал авторитетом и в школе. Все знали, у меня очень крутой характер, я силён и бесстрашен. На меня стали обращать и другие девочки, но почему-то самые распущенные, они меня совсем не устраивали, и я не обращал на них внимания. Хотя с их слов намерения были довольно серьёзны. В том смысле, что они собирались за мной не просто за руку держаться, но это меня не устраивало, потому что они чужие люди. Но у меня были свои чёткие представления о спутнице на всю жизнь, и они разительно отличались от качеств людей, окружавших меня. Прежде всего, спутница жизни, это не секс партнёр на две недели, а человек эквивалентных мне нравов в плане морали.

   Зато всё больше и больше времени я стал уделять компьютерным играм, прежде всего стратегиям, и наиболее сложной из доступных мне стратегий, operation of europe. Стратегии почему-то тянули меня на подсознательном уровне. Мне стало казаться, что я просто рождён, чтобы командовать армиями и государствами. Жаль, что только игр тогда хороших не было, да их и сейчас нет. Но даже те игры, что тогда были, уже резко негативно сказались на моей успеваемости. И да, я стал игроманом, и вскоре это начало сказываться не только на успеваемости, но и на моей обычной жизни. Я играл, и это мне мешало, я перестал посещать дискотеки, мне там было не интересно, я всё меньше общался с классом, лишь с парой человек, таких же игроманов, как я сам. Жизнь моя социальная начала катиться под откос. Но это не значит, что я забросил вообще всё. Я продолжал интересоваться историей и политикой, а также другими предметами, связанными с политикой, но интересовался только тем, что мне было интересно. Но главное, я стал учиться хуже, и полностью потерял интерес к ребятам.

   Я пришёл в класс, прошёл за свою парту, сел, и стал сидеть ждать, в класс стали приходить ребята, ко мне подошёл Максим.

   -Привет.

   -Привет.

   -Слушай Саш, мы тут на вечер с классом идти собираемся, ты прошлый раз не ходил.

   -Да не ходил.

   -Да и все три дискотеки бывшие в этом году ты пропустил, ни разу не ходил.

   -Мне это не интересно.

   -Приходи. Мы на этих выходных решили устроить встречу класса на дому у Федотовой.

   -Я не пью, и делать мне там нечего.

   -Ты как-то откалываешься от коллектива, неужели тебе не хочется...

   -Поверь мне, не хочется.

   -Но почему? Это же круто! Посидеть с классом, поболтать, выпить там...

   -Да не знаю, просто не хочу. Я ходил к вам в гости в октябре, я также ходил с классом на день здоровья, мне было скучно и не интересно. Я решил, что незачем мне... Так что давайте без меня.

   -Ну, как знаешь, но если передумаешь, скажи. Не откалывайся.

   Он ушёл, вот так я очередной раз не пошёл на гулянку, мотив был. И самый главный мотив это деньги, я не хотел их тратить. Все дискотеки в школе стоили денег, поэтому я на них не ходил. Также сами гулянки, они не были бесплатными, потому что на них нужно было купить выпивки и закуски, а значит, все скидывались, тратить деньги я не любил. Просить деньги у родителей на что-либо я не любил ещё больше. Даже на свой наркотик компьютерные игры, просить деньги мне было неудобно, что уж говорить о гулянках, на которых мне было не особо интересно.

   В класс вошёл учитель, она подошла к доске, осмотрела кабинет, и призвала класс к порядку, все сразу успокоились.

   -Я хочу сделать объявление, через две недели состоится олимпиада по математике, туда могут придти все желающие.

   Я подумал, посмотрел, и решил придти. Я знал, я учусь на тройки и четвёрки сейчас по математике, скатился. Но я помнил, что был математическим гением в прошлом. Меня не так волновала сама математика, сколь нужна была эта победа. Наверное, я очень тщеславен, и для меня победа на олимпиаде значила очень многое, по крайней мере, для меня эта победа значила куда больше, чем страх людей перед моей физической силой и уважение. Потому что олимпиада это доказательство моего ума, а им я гордился, впрочем, как и каждый человек. Но для меня ум, математические способности и способности к естественным наукам, это главное в жизни, даже не знаю, почему так. Не сила, не уважение, не обладание самой лучшей самкой и лидерство в группе, не деньги, а именно глупые технические знания, которые никому не были нужны в девяностые.

   На ту олимпиаду я пришёл, и я победил, и с большим отрывом, и этого никто не ожидал, и даже сам учитель математики удивился, и похвалил меня на весь класс и на всю школу. Но самое главное, о моей очередной победе узнали родители, а это довольно важно. Выиграть олимпиаду в школе, где учится около двухсот детей моего возраста, быть лучшим из них, это не мало. Впрочем... Впрочем, возможно для других людей это всё же не так важно как для меня, ведь у них иная система ценностей и приоритетов.

 

   Глава 6: Компьютер.

   Я вернулся домой поздно, около пяти вечера. Сегодня были дополнительные задания по математике, на которые мне теперь приходилось ходить, положение победителя обязывало, хотя занятия эти не были мне столь интересны на самом деле. В основном, потому что я не видел в них прямой пользы. Да и шёл домой я не так быстро, гулял, наслаждался первым более менее тёплым весенним днём. А я любил лето, любил, когда тепло, и не любил зиму. Я постучал, родители открыли дверь, папа был уже дома.

   -Привет пап, а что ты так рано?

   -Я решил сделать тебе подарок, ты ведь выиграл олимпиаду, молодец, и выиграть олимпиаду по математике было не так просто. Поэтому я решил тебя поощрить.

   -Да, выиграл.

   -Я решил купить тебе компьютер, но это не только для игр. Я надеюсь, ты будешь изучать его, научишься, как им пользоваться. Это очень важно сегодня в нашем мире, потому что начинается эпоха компьютеров.

   -Ясно, спасибо пап.

   Я прошёл в комнату, и впервые увидел свой первый компьютер, у него был большой и тяжёлый кинескоп, мощные колонки и сам корпус был великоват, а также клавиатура и шариковая трёхкнопочная мышь.

   -Это модель пентиум один, процессор мощностью сто мегагерц. Операционная система довольно новая, Windows 95. Здесь также установлены другие программы, чтобы печатать, и паскаль, чтобы программировать, есть и несколько десятков игр.

   -Ясно.

   -Только уговор, играй исключительно на выходных, вообще, компьютер нужен для работы. Я надеюсь, ты научишься на нём работать.

   -Научусь.

   -Ладно сейчас садись... Изучай. Сегодня можно. Вот тебе ещё и учебник программирования по turbo pascal. Я очень надеюсь, что ты научишься программировать.

   -Да пап.

   Я сел за компьютер, стал учиться им пользоваться, здесь всё было просто и логично. Наводишь мышку на опцию, жмёшь на левую кнопку. Игры я тоже просмотрел, но они мне не понравились, прежде всего, потому что они были глупые, не стратегии, а я привык к стратегиям. Я не любил глупые игры, хотя и играл бывало в них с друзьями и двоюродными братьями. Когда я был один, я предпочитал стратегии, Dune II, operation of Europe, super battle ship, populus II и другие подобные вещи, которые на Sega тогда ещё не слишком ушли в жанре.

   Вскоре пришла мама, она разделась и прошла на кухню. Я продолжал сидеть за компьютером, изучать его. Потом она позвала меня. Я пошёл к ней и папе на кухню.

   -Сын, я хочу с тобой поговорить.

   -Да?

   -Мне сегодня на работу звонила учительница, ваш классный руководитель, она жаловалась на тебя.

   -А что случилось? Я вроде ничего не делал.

   -Она сказала, ты за весь учебный год ни разу не ходил на дискотеку. И у ребят на этих выходных какой-то вечер, тебя пригласили, а ты не пошёл. У тебя какие-то проблемы? Ты поссорился с классом? Почему ты не ходишь? Почему не развлекаешься с учениками? Это ведь ненормально. Я понимаю не сходить один раз, два раза, но не ходить вообще.

   -Причин много. Первая заключается в том, что на самом деле у меня нет особо хороших отношений ни с кем в классе, и мне не интересно с ними, хотя и прямого конфликта с классом нет тоже. Что касается дискотек, там ужасно шумно, я такой шум не переношу, и уж тем более длительное время. Просто не переношу и всё. Поэтому с дискотеками увольте. Что касается класса, и походов и празднований на квартирах. Там также часто врубают музыку и слишком громко, хотя... Скажу честно, весь класс бухает, и часто водку. Я не пью и пить с ними не хочу, поэтому мне не хочется идти с ними гулять.

   -Я уверена, ты не единственный не пьющий в классе. Попробуй, сходи.

   -Нет, нее... Ни малейшего желания нет.

   -Но нельзя же так, не ходить с людьми вообще никуда, у тебя хоть друзья то есть?

   -Ну, настоящих друзей у меня нет, приятели есть.

   -Дружи хотя бы с приятелями, они же пойдут на этот вечер? И ты сходи.

   -Я не пойду и не хочу, и они не такие хорошие приятели, чтобы с ними ходить и смотреть, как они бухают. А сам я бухать не хочу, так что...

   -Павел, ну скажи ты ему.

   -Что сказать Жан? Ну, в принципе, я его послушал и понял, да плохо, что с коллективом не хочет ходить. Но доводы у него веские и адекватные, то, что он не хочет пить водку со всеми это даже хорошо, очень хорошо. То, что на дискотеке очень шумно тоже правда... Ты сама говорила, у нас проблемы с головой и слухом, а человеку с расстройством слуха не стоит слушать громкую и особо громкую музыку. Всё верно.

   -Но это же ненормально! Почему он не может как все?

   -Потому что он не все, и ты знаешь, он не хочет, а раз так, пусть не ходит. Заставлять человека ходить гулять, это как? Как можно заставить человека развлекаться? Никак! Если когда-нибудь захочет, позже, будет ходить гулять. Одно скажу сынок, лучше лишний раз не отрываться от общества, уникальным быть хорошо, но и быть оторванным от общества плохо.

   -Можно мне пойти посидеть за компьютером ещё?

   -Можно, иди, сиди.

   Я поднялся из-за стола, прошёл в зал, сел за компьютер и стал разбираться в учебнике программирования. Паскаль был самым простым языком, я слышал об этом раньше где-то, но учиться программировать лучше с него. И я именно этим начал заниматься прямо сейчас, основам. Только мама тихонько ругала мужа за то, что он не поддержал её против меня. Потому что, то, что я не хожу с классом, по её мнению было архи ненормально. Зря она говорила на кухне в пол голоса, неужели она не понимает, я всё прекрасно слышу, что толку скрывать что-либо от меня? Я всё равно всё слышу, почти везде, почти всегда, почти всё. И кухня, даже с закрытой дверью, это слишком близко для меня. Но меня мало волнуют её сомнения по поводу того, что я не хожу гулять с друзьями просто совсем, главное теперь научиться программировать на компьютере. Это так интересно, и это пригодиться мне в будущем... Я не знаю даже почему, просто есть такое ощущение где-то на периферии сознания, что я должен научиться программировать, и делать это блестяще.

   * * *

   Была длинная перемена, я последнее время носил в школу шахматы, и мы нередко играли с ребятами. Я сидел и ставил очередному сопернику мат, выиграть меня в шахматы вообще сложно, и я почти всегда побеждал. По крайней мере, я побеждал рядовых любителей шахмат и своих одноклассников, чего более чем достаточно, для самоутверждения и поднятия самооценки. Настоящий профессионал, конечно, играет сильнее меня. Да что там профессионал, меня выиграет и перворазрядник. Хотя, сравнивая моё умение играть в шахматы, с моим талантом к другим стратегиям, можно придти к выводу, что шахматы это на самом деле не мой конёк. Лучше всего у меня выходило играть в сложные стратегии с большим количеством параметров, и чем больше параметров, тем лучше. Пример та же operation of Europe, там много параметров, военная техника, часто принципиально разная, боеприпасы, топливо и хавчик для войск, обученность, спецоперации и авиация, чтобы бомбить. В такие игры я играю хорошо, и чем больше параметров, тем лучше, жаль соревноваться не с кем, в шахматы плохо. Тем более, я никогда не просчитываю ходы, а действую по интуиции, и мой жизненный опыт игры в сложные стратегии подсказывает мне, что лучше полагаться именно на интуицию, на подсознание, оно в сложной ситуации меня никогда не подведёт, потому что я знаю, что делать. А просчитать все ходы в сложной системе всё равно невозможно, в этом плане шахматы далеки от реальной жизни, очень далеки.

   Мой шахматный соперник уже почти сдался. К нам подошла Катя Синицина, села рядом. Я посмотрел на неё. Она была красива, стройное тело, очки на лице ни сколько не портили внешность. Я знал, она очень умна, учится идеально и добросовестно, не то, что я, ходит на факультатив, учит испанский язык, и он ей даётся хорошо. А главное, она не относится к курящему большинству, в плане морали, хотя тоже не идеал. Я тоже ходил на испанский, но меня тогда хватило на две недели, и я бросил, потому что глуп и ленив. А ещё она умеет ладить с людьми, вести себя спокойно, и у неё нет никаких амбиций и понтов, они никогда не стремиться набить себе цену. В общем, не девушка, а мечта, только, я вот тогда этого не понимал, и мне было не до этого.

   -Сыграем?

   -А ты умеешь?

   -Давай попробуем.

   -Так ребята, извините, шахматы мои, я играю с девушкой. Очереди отменяются.

   -Играй...

   Она села напротив, мы расставили фигурки и начали игру. Надо сказать, по сравнению с другими ребятами играла она неплохо, и мне с большим трудом удалось её выиграть, что, учитывая её женский пол, совсем не плохо. Не то чтобы я считаю, что женщины принципиально тупее мужчин, наоборот, но всё же обычно в силу наших традиций и воспитания, они действительно слабее. Мы сыграли несколько игр, и перемена кончилась, я пожал ей руку и пошёл на свою последнюю парту, она к себе на первую. Ну и ладно.

   Начался урок истории, преподаватель вышла к доске и стала рассказывать, что американцы начали боевые действия в Югославии потому что... Нет, это было конечно вне программы, но наш преподаватель часто уходил от программы, переводя стрелки на современность, чтобы мы типа думали, и были в курсе мировых интриг. Я поднял руку и задал вопрос.

   -Но ведь Косово, это край изначально принадлежавший Югославии, и населяли его сербы, и фактически, албанцы завоеватели по отношению к сербам, почему же тогда США выступили в защиту Албании?

   -Земля принадлежит тем людям, которые на её территории проживают, - ответил преподаватель, - делить людей по национальности, как поступали сербы, это настоящий фашизм. А бороться с фашизмом это наш долг.

   -Но албанцы тоже выделяли самих себя, и не обращали внимания на права сербов. Начали свои претензии на ислам. Почему тогда это не рассматривалось как фашизм?

   -Потому что... Всё не так просто, сербы начали эту войну первыми, они стремились изгнать коренных жителей.

   -Вообще-то, коренные жители, это и есть сербы, - поддержала меня Катя.

   -Да так и есть, - добавил я, - албанцы переселились в Косово в годы первой мировой войны, а потом просто решили не возвращаться на родину. И теперь получается так, что мигранты вытеснили коренное население. И не просто вытеснили, мигранты албанцы убивали сербов, коренных жителей, и насаждали свои порядки. После чего правительство сербов адекватно отреагировало, встав на защиту своего народа от агрессора, и началась война.

   -Там всё было не так. - Ответила учитель. - Албанцы, да, они выступали против сербов, но это были просто акции гражданского неповиновения. А сербы...

   -Убийства людей, причём массовые и по национальной принадлежности, это просто акции гражданского неповиновения?

   -Вообще, ислам это очень мирная религия на самом деле, чтобы о нём не говорили.

   -Ну да, конечно...

   -Ладно, ребята, давайте закроем тему с Косово и поговорим лучше о ситуации в нашей стране.

   -А что о ней говорить, разваливаемся.

   -В следующий раз, прежде чем сказать Неонов, поднимайте руку, у нас всё же урок, а не посиделки.

   -Хорошо.

   Она переключилась на другую тему, а я незаметно достал из рюкзака книгу Айзека Азимова "Академия" и погрузился в чтение. Всё-таки я это последняя парта, и как никак учителю обычно нет дела до того, что я делаю там. К тому же учитывая мои про фашисткие, полу нацистские высказывания, преподаватель ещё и порадуется, что я вышел из разговора. А если подумать, Айзек Азимов, хоть и писатель, но разбирает причины возвышения и падения государств, во всяком случае, уж точно не хуже нашей училки. Но главным для меня было другое, в Академии речь идёт о развитии космической цивилизации, хотя и не это там главное. А для меня космос это нечто особенное и интересное, всегда манящее. Всегда любил книги о космосе, хотя, читая их, я испытывал некоторое чувство моральной неудовлетворённости, как будто читал работы бездарные, детские и откровенно слабые. Тогда я ещё как-то не понимал, что работы земных фантастов, не имеющих даже отдалённого представления об астрономии, астробиологии и космической технике действительно бездарны, и это просто детский лепет, ничего не соображающего в теме ребёнка уровня детсада. И речь не о языке, не об орфографических ошибках, речь о сути, о самом сюжете, об описании миров. Правдоподобность этих авторов, описание мира, где в целой галактике была всего одна разумная раса люди, с одним единственным политическим и религиозным укладом, она на уровне именно ребёнка из детсада. Детский лепет. Если бы писал я, я бы, наверное, написал иначе, описал бы многие другие аспекты, но иначе, пока сам не знаю как. Хотя, тогда я совершенно не ассоциировал себя с писательством, и мечтал стать... Даже не знаю кем, инженером? Программистом? Была у меня и другая мечта, писать игры. В общем, на самом деле, пока что меня больше всего привлекало программирование, и именно умение писать игры. Была у меня мечта, написать супер стратегию, в которой бы были планеты, космические корабли и космос. И главное, чтобы на планетах можно было развивать науку и промышленность, вот такая мечта, и играть в это. Наверное, даже не столько хотелось программировать, сколько играть в такую приближенную к реальности игру. Вот такая детская мечта.

   * * *

   Я пришёл домой, бросил рюкзак в комнате, прошёл на кухню, налил себе борща и включил телевизор. Там как раз начинались новости, я периодически их смотрел. Правда, меня мало волновали новости нашего региона и страны, больше интересовали международные, но им уделяли меньше внимания, и поэтому приходилось смотреть то, что есть.

   Там был пожар, вроде под Новгородом, какое-то хранилище старого химического оружия, корреспондент показывал огромный столб оранжевого дыма, поднимавшегося над сетью складов и хранилищ. "Этот дым едкий, в его составе бром, ртутные, хлористые и фтористые соединения, это очень вредно. Экологи призывают граждан не выходить на улицу и закрыть окна до тех пор, пока дым не осядет. Власти рекомендуют..." Репортаж о пожаре кончился, и начался следующий, там было убийство районного судьи, который вёл какой-то процесс против ореховской бандитской группировки Москвы. Этот репортаж меня мало волновал, но я его также прослушал. Да, был судья, пытался судить, кого-то из ореховских арестовали за убийство, ну пытались судить, убили судью и ещё пару милиционеров, теперь, наверное, дело развалится, и преступник не сядет в тюрьму. Дальше были новости экономики, нефть совершила очередной взлёт и теперь стоила целых одиннадцать долларов, ещё недавно она стоила десять с половиной. И корреспондент воодушевлённо говорил, что акции ЛУКОЙЛа подросли аж на целых пятьдесят миллионов долларов. И благодаря этому росту цены на нефть на пол доллара, Россия получит в свой бюджет дополнительные доходы на сумму не менее тридцати миллионов долларов, и эти деньги России очень пригодятся, потому что это такие большие деньги, а денег в бюджете совсем нет, просто совсем. Впрочем, то, что денег в бюджете нет совсем, это было известно мне давно. Меня волновали другие вопросы, а именно Кавказ, и то что там происходило, да и не только... Ещё меня очень волновал вопрос, а купит ли мне отец Интернет? Он как раз начал появляться в Москве. В смысле, стал доступен рядовому пользователю, вроде как. Так что, анализируя это, можно придти к выводу, что хотя я и смотрел новости всегда, волновали они меня мало в те времена. Но я мотал на ус, и данные в ячейки памяти откладывались. Я знал, что дела в стране совсем плохи. Последние заводы уже закрылись, и всё их оборудование разворовали и сдали в цветмет. Я знал, что в Москве процветают коррупция, бандитизм и убийства, и крупные криминальные кланы борются за деньги, я знал, что... Не важно...

   Я поел, выключил телевизор, и пошёл в зал, включил компьютер. Родителей не было дома, и я мог спокойно позаниматься интересным мне делом. Компьютер был запаролен, чтобы я не мог так свободно им пользоваться, в неположенное время, но меня это мало волновало, пароль я знал. Не спрашивайте как, существует тысяча и один способ его узнать, и для этого не нужно быть программистом, самый простой и тупой способ, это подсмотреть пароль, когда его набирают родители, и чтобы они там не делали, даже если я не вижу, клавиши, что они нажимают, узнать это не сложно. Намазал маслом кнопки, а потом посмотрел, куда нажали, дальше перебрал все варианты последовательностей нажатых кнопок и всё. Но есть и другие способы. Так что, компьютер был надёжно запаролен, родители не волновались за меня, зная, что включить я его не смогу, не зная пароля, и я спокойно им пользовался, и вообще, сказать по правде так было всегда. Детские методы борьбы с убиранием проводов не помогали также, это бесполезно, тупо потому что я умнее своих родителей, кто бы, что не говорил. Провод можно купить, и стоит он дёшево, или найти, или вообще сделать самому, чтобы не тратить деньги. Так что, с тех пор как у меня появился компьютер, я пользовался им постоянно, а не только, по выходным. Тем более, бывали дни, когда родителей не было не только днём, но и вечером, они ходили в театр или гулять на красную площадь, а выключить компьютер, если они пришли домой, минутное дело. Так что я погрузился в мир компьютера и погружался всё глубже.

   У меня тогда в самом начале не было ещё Интернета, и даже не было почти игр, нормальных игр. Хотя потом, чуть позже появилась цивилизация два, и я убил на неё много времени. Потому что хотя она и простая, но в ней есть всё то, что меня интересовало, экономика война и наука с дипломатией. Впрочем, вопреки другим детям, хотя я и играл, я никогда не погружался в игры до конца, просто потому что от игр у меня всегда оставалось подсознательное чувство неудовлетворённости, и я не мог его заглушить, мне хотелось чего-то большего и более сложного. Игры не могли это дать, хотя реальная жизнь не могла это дать тогда и подавно. Что такое реальная жизнь? Скука, школа, дискотеки, футбол на улице, нет, не то... Играя в компьютер можно хотя бы представить, сфантазировать, что управляешь настоящей армией в настоящем бою, войне. А если уж сложность врага поставить на максимум, то почти интересно. Впрочем, в самом начале у меня был паскаль, учебник программирования, и мечта научиться программировать игры. И я приступил к созданию игр. Я учился долго и упорно и начал с довольно простых программ. Плохо, или хорошо это, но тогда я ещё не понимал, что написать нормальную игру на Паскале практически невозможно. Просто потому что для игр существуют различные редакторы, в том числе графические, записывается живой звук... Я думал, и пытался, потому что не понимал, написать настоящую игру на Паскале целиком. И у меня это почти удалось. В том плане, что я смог задать простые звуки, имитирующие, например, рокот мотора или выстрел через команду delay и частоту. А также, рисуя простые фигуры, вешая их на переменные, худо-бедно мною были созданы персонажи игр. Они были нарисованы криво, но это были танки, боевые башни, авиация, ракеты, взрывы и много другое... Я понимал, что графика в игре у меня не дотягивает, и понимал, что графика это очень важно для большинства игроков. Но вот как раз она то меня и не интересовала почти. Уже тогда я понимал простую вещь. Что для меня в игре главное не графика, а смысл игры, и когда я начал писать свои игры, я стремился именно к смыслу. А потом, когда первые очень простые игры были написаны. Я столкнулся с задачей, в начале показавшейся непосильной мне. Учитывая то, что я тогда заканчивал восьмой класс и обладал мозгами ребёнка. Чтобы играть было интересно, требовалось научить программу игры управлять государством соперником. И сделать это было сложно. Когда я писал РПГ и бродилки, самая лучшая из них была игра танки. Там всё было относительно просто, и заставить противника ездить в случайно направлении, и просто стрелять было не сложно. А вот как заставить противника управлять государством, и принимать сложные решения? Хотя бы на уровне цивилизации два или дюны два, вот это было вопросом. Но я хотел писать игры, и в первую очередь стратегии. И я начал думать, как это сделать. Я начал писать первые сложные ИИ управления игровыми армиями. Они имели длинные уравнения, в которых было прописано, что и в каком порядке надо делать, в каждом случае. Но этого мне было мало, я хотел большего, я хотел, чтобы ИИ был умнее, и принимал решения, имел произвольную непредсказуемую тактику в бою. Команда random(x) тут мало помогала на самом деле. Пришлось писать очень длинные программы, с чёткой связью, которые говорили, что когда и почему делать. Я учился составлять уравнения для игр, учился учить компьютер думать, начал понимать, как устроены эти алгоритмы, додумался как сделать так чтобы... Вскоре началось лето восьмого класса, и я окончательно погрузился в этот виртуальный мир. Я уже почти не общался с другими детьми, я сидел и целыми днями программировал или играл. Родители не видели истинных масштабов моей деятельности, поэтому не особо волновались. Тем более, время от времени я всё же ходил в гости к своим друзьям, которые интересовались не программированием, а играми. И вроде как общался с ними. Но на самом деле единственным мотивом было создание игр и игра в них. Этого родители не понимали, я дружил с друзьями не потому что они друзья, а просто потому что компьютер...

   В общем, наверное, так и рождаются гении, гений это человек, у которого хобби превращается в работу, и всё что ему нужно это его работа. Для меня программирование стало смыслом жизни. Я знал, что есть другие языки, хотя бы С++, но привык уже работать на паскале. Тем более, паскаль, вполне позволял мне программировать контуры принятия решений игровых ИИ. И именно эта часть программирования меня привлекала больше всего. Как сделать так, чтобы при разговоре, при дипломатии, компьютер оценивал, какое решение ему выгодно принять? Мирный договор, торговля или война? Я не знаю, как работает ИИ цивилизации два, но у меня все решения были очень сложными, тупыми, в лоб, без хитростей. Я полагал, что надо научить компьютер думать, и учил его думать. И сам учился и учился всё более, как это делать лучше всего. И, да, так рождаются гении в любой области. Только тогда я варился в собственном соку, и не знал, как сделать, то или другое, у меня не было сторонников, не было и учителей. Не стоит думать, что учебник по паскалю содержит хотя бы сотую долю того, чему я научился. Потому что я научился писать длинные и сложные системы, сам, по своим собственным приёмам и методикам. По приёмам и методикам уникальным, по механизмам, которые были известны только мне. И я уделял этому очень много времени, и всё меньше учёбе.

   К концу лета у меня появился Интернет, в начале по карточкам. Родители подарили мне модем и первую в моей жизни карточку на первые десять часов Интернета. Я лазил по ней, учился, стремился... Десять часов, так мало сегодня, тогда мне казалось что это много, страшно много, и я экономил и растягивал эти часы. Я искал примеры крупных программ других игр, меня интересовали сами корни программ, как работала цивилизация два? Как было сделано так что... Я знал, я в принципе не уступал по своим возможностям создателям цивилизации два, даже местами превосходил. Но мне всё равно надо было знать, как они сделали. Найти ни одну сложную законченную программу в Интернете я не смог, хотя искал старательно. Впрочем, толком работать с Интернетом и искать я тогда не умел. Потому и не нашёл. Хотя найти такое крайне сложно и сегодня. Но главное, Интернет у меня появился. И я смог скачать программы, которые меня интересовали, и это была не эротика. Меня интересовали ассемблер, а также, скачивая ассемблер, я узнал, что существует ещё и winhex.

   Причина, по которой мне нужны были эти программы, была банальна. На паскале нельзя, например, пользоваться мышкой, и много чем ещё, нельзя управлять драйверами. Точнее можно, но я тогда не знал как. И я понял, что чтобы дополнить мои игры, мне необходимо научиться новым функциям, а для этих новых функций нужны базовые языки, такие как ассемблер и winhex. Учителя у меня не было, направить меня было некому, и поэтому я действовал по-своему, в рамках своих скудных математических способностей. И это у меня получалось, не всегда сразу, но обычно я выполнял поставленную задачу. А учёба... Учёба это вторично, оценки вторично также.

 

   Глава 7: Августовский кризис 1998го года.

   Слухи о том, что на рынке России не всё спокойно начали ходить заранее, это произошло не в один день. И чтобы там не говорили власти, кризисные тенденции наметились заранее, наверно за неделю, или даже больше. Хотя я не экономист, и не политолог, а ученик восьмого класса, довольно слабый ученик, помешанный на программировании, на создании дурацких игр в первую очередь. Тем не менее, то, что кризис надвигается, я понял, другие нет. Но сделать я ничего не мог.

   И вот я сидел в зале перед телевизором и смотрел дневные новости. Корреспондент вещал: "Сегодня с утра, всего за семь часов с начала торгов, акции ведущих российских компаний просели на двадцать процентов и продолжают стремительно падать. Акции некоторых сырьевых компаний просели на тридцать пять процентов, это крах. Также плохо обстоят дела на сырьевом рынке. В настоящий момент цена за баррель нефти опустилась до девяти долларов, что существенно ниже стоимости её добычи. Но ведущие сырьевые аналитики США предполагают, что цена за баррель нефти пробьёт минимум и опустится до семи долларов за баррель. Тем не менее, считается, что хотя добыча нефти и невыгодна в России, но она продолжится при любой цене, потому что правительство России остро нуждается в притоке валюты, из-за острого дефицита средств. Тем более, что ожидается очередная сессия выплат для МВФ. Но в связи с началом кризиса и стремительным обесцениванием на рынке ценных бумаг, очевидно, платить МВФ будет нечем, и президент России Борис Николаевич Ельцин у которого и так не всё хорошо с сердцем, сейчас ведёт переговоры о выделении России нового кредита. Для погашения всех кризисных тенденции Росси требуется огромная сумма, хотя бы шестьсот миллионов долларов на ближайшие полгода. Но маловероятно, что ему удастся получить эту сумму, так как кредитный рейтинг России ниже плинтуса. Впрочем, вероятно иностранные компании, выделят деньги России взамен на приобретение ими каких-то уникальных игровых преимуществ для игры на российском рынке сырья. Сейчас получены новые данные с фондового рынка. Да, увы, бумаги продолжают падать. Борис Николаевич Ельцин сделал заявление, что кризис удастся погасить за счёт денежных вливаний полученных от продажи августовского урожая, но это кажется аналитикам весьма сомнительно. Население преступило к получению своих банковских вкладов. Люди опасаются повторения истории с ОАО МММ, часть банков заморозила выплаты. Люди пытаются переводить рубли в доллары. На уличных точках продажи долларов, цена на доллар взлетела втрое. Сбербанк России приостановил свободный обмен рублей на валюту. Рубль стремительно падает и обесценивается, тянет за собой на дно всю остальную экономику. Становится понятно, это новый кризис, особенно тяжёлый. Сальдо торгового баланса за этот год ухудшится в минус ещё более. Экономисты прогнозируют снижение ВВП России на семь процентов к концу года. Если же кризис не будет преодолён, то снижение может быть..."

   Я отвлёкся от телевизора, мне всё стало понятно, очередной кризис, развал. Впрочем, этот развал не сопоставим с тем, что был пять семь лет назад. Но сейчас крупные бандиты и олигархи теряли свои кровные, реальные деньги, и неудивительно, что визг в СМИ стоял неописуемый. Ведь когда рушилась экономика союза и ВВП упал раз в пять десять, тогда это было общее ничьё имущество, теперь же на тридцать процентов падали их собственные родные доходы. И чем это грозит России? Разваливаться уже особо нечему, новыми долгами разве что. Нельзя же считать промышленностью те банки и ночные клубы, что стали развиваться в Москве. Но сейчас эти долги, доставшиеся в наследство от советского союза уже неподъёмные. Как их выплачивать? А никак, Россия такую сумму никогда не сможет выплатить, и многие это понимают. Никогда! И мне жить в этой стране. Потому что в начале кредиты давали могучему СССР, и по ним надо платить проценты, и если изначально это были миллиарды, то теперь так, чтобы мы от голода не пухли. А ведь ещё капают проценты... При таком раскладе, можно только эмигрировать, потому что... Потому что этот регион в ближайшее время деградирует в варварские племена с родоплеменным укладом и вождями. Примерно как в Африке, будет вождь с автоматом, рядом с ним его свора, а всё остальное формально. Да только вот всё уже так, едва ли милиция может разобраться с ореховскими, едва ли милиция может разобраться с другими ОПГ, и их много, и они обучены и держатся за свои деньги, эти племена... И у них собственные государства в государстве, и законы им не писаны. Все кто не может дать сдачи, потенциальная прислуга. И хорошо бы если бы так... Но деградировать то нечему, деревня просто вымерла, я смотрел репортажи, слушал слухи. Рождаемость... Да рождаемости нет. Скоро эта область, именуемая Россией, вымрет полностью, а потом её за долги поделят между теми, кому мы должны, и никто... Вот и финал. То как я его понимаю. Фактически это война, смутное время, хуже. В смутное время в семнадцатом веке женщины рожали, появилось новое поколение и выбросило из страны Поляков, шляхов, завоевателей и проходимцев, сейчас мы не способны на такое. Потому что есть НАТО у них мощная армия, спецслужбы и они контролируют... Контролируют всё. Если даже в России появится движение по освобождению страны, его уничтожит ЦРУ, великого лидера убьют убийцы, и так по кругу. Да и само это быдло, оно воспитано, и его воспитывают так, чтобы оно даже не захотело и не стало возрождаться, опереться не на кого. В семнадцатом веке были люди, которые создали в кризисное время народное ополчение и в жестокой войне выгнали поляков. Сейчас это невозможно, и смутное время ещё хуже, чем было тогда. Тогда женщины рожали, сейчас нет, пройдёт всего одно поколение и не будет больше моего народа. И никто не даст ничего сделать, потому что это всех устраивает, и умных иностранцев, и блатных крутых парней, которые держат свой кусок. Вот и всё. Я закончил седьмой класс, я всё понял. Конечно, я могу найти девушку, по красивее по умнее... Типа той же Кати Синицыной. Впрочем, не имея своей братвы, красивую девушку искать не стоит, лучше поумнее, да по уродливее, чтобы никто глаз не положил, даже попьяни. Родить несколько детей, воспитать их... Или вообще всё бросить и уехать из страны. Но это ничего не изменит. Ладно, что я могу... В принципе, я знаю, что я могу. И как поступить знаю, и это конечно невозможно и не решение, но так у меня хоть совесть будет чиста, и это главное. Если что, скажу на смертном одре "я сделал всё, что мог, я пытался", скажу как неудачник, но главное, совесть будет чиста, я хотя бы попытался, и посвятил этому всю свою жизнь.

   Я встал, чтобы успокоиться, достал кассету с фильмом терминатор один, он мне нравится, не знаю почему, просто близок по духу. Включил его, и стал смотреть, первая часть с Арнольдом Шварценеггером, забавный фильм, действительно забавный, умный и поучительный. Не знаю, почему все остальные люди воспринимают его как глупую фантастику, никак не связанную с реальной жизнью? Не знаю, они просто не понимают, у нас на планете существует единая сеть Интернет, уже существует, и в принципе, думаю, она будет быстро развиваться дальше. Я даже не думаю так, я это понимаю как нечто само собой разумеющееся. У нас на планете уже существуют сравнительно мощные компьютеры, и их много. Потому что сто мегагерц это много, даже мой компьютер, хоть он и далеко не лучший, но он хороший и может поддерживать сложные программы, это возможно. Почему нет? И очевидно, что компьютеры будут развиваться быстро и очень быстро и дальше. И очень скоро станут мощнее, намного мощнее. И хотя я и живу в жопе мира, но в этой жопе мира тоже скоро появится Интернет, и если я постараюсь, добуду и ещё более мощный компьютер. Всё возможно... И роботы существуют, и их можно сделать ещё более совершенными, это и дураку понятно, даже несмотря на то, что в нашей стране совсем иные ценности, и необязательно действовать в нашей стране, потому что есть другие страны. Более развитые, более цивилизованные, где поменьше бандитов.

   Я смотрел фильм, сидел и смотрел, мне это доставляло удовольствие. Я смотрел, как глупо человек противостоит терминатору, и я понимал, что робот сильнее, в реальной жизни робот бы победил и очень быстро. Хотя бы, потому что робот в бою не промажет, он думает быстрее и не ошибается. Да и этот Шон Коннор, из ничего, он бы не сделал ничего после восстания машин, Скайнет победил бы, и легко, это неизбежно, совершенно неизбежно. Надо только заставить его служить своей воле, бросить в бой, и всё можно изменить, и тогда весь мир станет принадлежать тому, кто сделает это. Тем более, что Скайнет мог взять к себе на службу других людей, чтобы они воевали против людей, этот вариант в фильме не рассмотрен, потому что фильм на самом деле глупый и непродуманный, снятый из расчёта на глупых людей. И написал эту книгу глупый человек, ничего не понимающий в программировании и роботах, и случилось это давно. Но я понимал, что это возможно, хотя сделать это нереально сложно. И тем не менее, я умею программировать, может быть недостаточно хорошо, может быть... А может и не быть. Ведь если я буду работать над своим мастерством и дальше, работать много и долго, я знаю, я смогу, может быть пройдут годы... Но это лучше, чем просто сидеть и смотреть как гибнет мой народ. Потому что это мой народ и я только поэтому должен. Тем более, в России есть хорошие люди, много других хороших людей, я знаю, не буду их перечислять. И таких хороших людей, во всяком случае, их не меньше половины населения, а другую половину бандитов, воров, проституток и наркоманов можно просто уничтожить, и их мне совсем не жалко, они уже потерянные люди. И да, я зверь, изверг, моральное чудовище и фашист. Но я помню и знаю, что это за люди, знаю на своей шкуре. И видать это мой долг поступить так...

   Фильм кончился, я встал, пошёл на кухню, спустя несколько минут пришёл отец.

   -Ну, как дела? Что сегодня делал?

   -Сидел, учился программированию. Как всегда.

   -И не играл?

   -Играл, конечно, тоже, но не всё время.

   -Ты бы поменьше играл.

   -Сейчас лето. Мне можно.

   -Да, но кроме игр есть и дела в жизни. И очень часто мелкая хитрость по жизни позволяет сэкономить и заработать. Я, например, сегодня утром подсуетился, побежал в банк, там закрыто, а на улице стоит перекупщик, я поменял рубли на доллары, по цене девять рублей за доллар. Хотя в закрытом банке по шесть, но в банк так никто и не попал, там очередь и не принимают рубли, они никому не нужны. А сейчас доллар уже десять рублей стоит даже в банке, а у перекупщика все тридцать.

   -Да, и рубль будет падать и дальше, я знаю.

   -И получается, что не обменял бы я у уличного перекупщика рубли на доллары по вроде бы совсем плохому курсу, сейчас бы мы остались без денег. А так у меня теперь есть почти тысяча долларов, и эти деньги не обесценятся и не пропадут. Доллар вообще, знаешь ли, уже сто лет как не падает, потому что у американцев правительство другое, и иначе относится к людям и их собственности.

   -Знаю, что не падает, я проходил историю, даже в великую депрессию, и то он обесценивался, но никогда буханка хлеба у них не стоила миллион долларов, как, например, в СССР или Германии.

   -Вот поэтому американцы там за океаном, а мы тут в жопе. И только сейчас, спустя век поняли, что без уважения к частной собственности, ничего и не будет. И начали, вроде как думать.

   -Что начали? Сейчас нет ничего.

   -С нуля начали, как и полагается. Продёт лет тридцать, заживём, как сейчас в Европе живут, и то хорошо...

   -Папа, не заживём мы как в Европе.

   -Почему это? Всё утрясётся, наладим экономику по рыночным принципам и начнём...

   -Ничего ты не понимаешь, у Европы всегда были рынки сбыта, вся планета, у них были и есть лучшие товары, они зарабатывают на товарах деньги, у нас некуда экспортировать, наши товары не будут лучше европейских никогда, а значит, не будет и денег, и не может промышленность развиваться. Потому что надо постоянно идти вперёд, потому что на смену старой технологии, постоянно внедряется новая. Для этого нужны специалисты, знания, и налаженное производство с научной частью, ничего этого нет.

   -Ну, тогда сынок, вырастишь, выучишься, уедешь жить в Германию, или в США. Им нужны хорошие специалисты, а ты вроде как у нас великий математик, по итогам олимпиады, только нужно работать, а не распиздяйничать.

   -Я работаю.

   -Играешь.

   -Я учусь работать на компьютере, программирую, пишу игры. Но я не уеду.

   -Почему?

   -Потому что это моя страна, и если корабль тонет, надо не бежать, бросив всё, а бороться за живучесть корабля, ведь если он утонет, погибнут почти все.

   -Это конечно верно на словах, но знаешь, жизнь учит, кто урвал, тот и прав. У того всё, машина, деньги, женщины, настоящая любовь и уважение... А тот кто не урвал, сам знаешь кто, и у него ничего. А ты не умеешь урвать, поэтому, тебе бы было бы лучше уехать, когда вырастишь, а потом глядишь, и нас бы забрал. Потому что этот корабль неизбежно утонет, и бороться за живучесть этого корабля нужно не тебе, а большим политикам и сильным людям мира сего.

   -Пока рано об этом говорить.

   -Да нет, не так уж и рано. Пора тебе взяться за голову, и нагнать в учёбе остальных, чтобы потом ты мог иметь выбор, а то в нашей стране... Ладно, не важно.

   -Да, не важно.

   -Надо уметь шустрить! Ты не умеешь.

   -Научусь, только я вот думаю стать программистом и писать игры. Сейчас рынок игр развивается, а игру можно написать и в одиночку, самому.

   -Пробуй. Только не продашь ты её, также как многие художники не могут продать свои картины, а певцы песни.

   -Поверь мне пап, лет через десять двадцать, это будет другой мир, совсем другой, я имею ввиду, прежде всего Европу и США. Там будут другие законы и другие правила игры, потому что многое изменится с ростом технологий.

   -У нас всё останется по старому, даже станет хуже. Поэтому, лучше бы тебе уехать. Получить хорошее образование, устроится в западную фирму программистом, жениться на красивой девушке и жить в своё удовольствие.

   -Нет, это не для меня. Жить так, со скуки умру.

   -В жизни надо часто делать что-то такое, скучное, не ради себя, а ради семьи, своих детей и... Ладно. Ты выпил свои таблетки от иммунитета?

   -Нет.

   -Пей.

   Я выпил, я знал, это ерунда, я ничем не болею, и не могу болеть, я гораздо сильнее и здоровее других детей, гораздо сильнее и крепче. Я знаю, что я вообще никогда не болею, даже если промочу ноги или простужусь, ничего не будет, и я не верю, что могу заболеть, даже если перестану пить эти глупые таблетки.

   Я покинул кухню, направился в зал, включил там компьютер, подождал, пока он загрузится, и приступил к работе. Я знал что делать, знал что зачем и почему, и решение было принято, и решимость моя была велика. Необходимо написать искусственный интеллект, мощный как Скайнет из фильма терминатор, покорный мне как овечка. Такой, который станет моим инструментом в этой войне. Как воевать, я ещё пока что не знаю, что делать тоже. Но первую строчку я написал. "uses graph, uses crt; var of..." И понеслось. На первый взгляд глупо писать на паскале, я знаю немножко ассемблер и винхекс, но на самом деле не так важно на чём писать. Важен смысл, и потом, другие языки, мало чем отличаются от паскаля, очень мало. В том плане, что если они и отличаются, то они не лучше, а просто другие. Если дело доходит до написания прямых логических команд принятия решений, то вообще ничем не отличаются на самом деле. Обычно они просто имеют дополнительные разделы в графике и возможности по присоединению файлов разного рода, работу в сети. Но всё это можно написать и на ассемблере и в винхексе, а потом добавить и сшить, и получить готовую программу, которая тоже умеет работать с сетью. Главное же, механизм принятия решений, он абсолютно одинаков для всех языков. Главное его архитектура, как написать, главное, что напишет сам программист, а на чём не важно. Я пока что плохо представлял себе, как это будет работать. И пытался продумать много разных вариантов, в том числе самый простой и халтурный, например, маленькая само развивающаяся программка, программка, развивающаяся не осознанно, например, также, как ребёнок. Я подумал и прикинул, ведь ребёнок тоже не умеет ничего делать, когда рождается, но как-то учится с нуля, почему бы, не воспроизвести это. Это вроде бы самый просто путь. Потому что я уже писал раньше сложные логические программы для мозгов моих игр, и знал, что принятие длинных и сложных решений, требует написания логических контуров нереальной сложности. Поэтому, перспектива написать малый само развивающийся проект меня прельщала. Это был мой первый программный проект ИИ и к нему я приступил.

   На искусственный интеллект я угрохал остаток лета. Хотя если подумать, я всегда шёл к этому и раньше, когда писал игры, потому что я получал опыт и знания, свои приёмы принятия решений. И создание ИИ было естественным и логичным финалом моего пути. Написать мини программу саморазвития у меня получилось быстро, уже на третий день. И я стал думать о механизмах, позволяющих программе само развиваться. Первый механизм, который пришёл мне в голову, самый простой, это вариант при котором программа просто случайным образом пролистывает все возможные комбинации кодов. Потом полу осознанно выделяет те из них, которые имеют смысл, и присоединяет к себе. И вот тут я наткнулся на первый неприступный подводный камень. Оказалось, что так программка работать не может в варианте мини, потому что очень сложно научить её выделять полезные функции от бесполезных. То есть выделить работающий сегмент программы она может, а определить его функцию, и решить, куда его приткнуть нет. В начале я пытался научить её осознанно выделять... Но это оказалось почти бесполезно, количество условий пригодности ново созданного файла казалось бесконечным, и написать программу отбора не удалось. Поэтому я решил обратиться к жизни. А именно к теории эволюции, в ней за миллиарды лет были отброшены ненужные сегменты, и победили наиболее способные организмы, больше всего меня интересовал естественный отбор бактерий. Я решил написать условия, при которых решения отфильтровывались бы по принципу естественного отбора. В начале шёл простой фильтр на работоспособность систем, это вообще-то не сложно, потом начиналось соревновательное тестирование написанных сегментов, где они набирали балы. И составить вопросы и критерии тоже было не так сложно, хотя это и вносило элемент ограниченности. И победитель тестирования по идее должен был стать кандидатом на адон программы и... И это тоже мне не удалось, потому что адон часто никак не сопрягался с основной программой, просто вообще никак. И победив в эволюционном соревнований, он, сросшись с написанными мною программами, терял всякий смысл логику и функциональность. Пройдя и помучавшись с этим путём изрядно, я понял простую вещь. Что для реализации подобной идеи нужно бесконечно расширять поле эволюционной борьбы написанной программы в слишком широком диапазоне. И тут было два косяка, первый, задать программно все действительно необходимые условия эволюционного отбора было нереально сложно. И второй, создание такого поля потребовало бы нереального объёма вычислительных возможностей компьютера, а у меня был пентиум один на сто мегагерц. Поэтому, изрядно помучавшись с этими вариантами написания ИИ, простыми, халтурными вариантами, я понял, что пройти по простому халявному пути мне не удастся, халтуры не будет. Оставался единственный путь, путь невероятно сложный и масштабный, зато способный гарантированно принести результат. Надо написать законченный и очень сложный ИИ, обладающий прописанным мною вручную разумом, способный осознанно изменять себя, пользуясь знаниями программирования полученными от меня. Правда, пришёл к этому решению я лишь в конце лета, потратив почти три недели на почти бесполезную работу, стремясь пройти по лёгкому пути. Лёгких путей не бывает, теперь я это осознал. Или я недостаточно умён, чтобы по ним пройти, это очевидно. Но думаю, что халтурного пути просто не бывает, одно дело обмануть пользователя, создавая игровой ИИ, действующий по заданному сценарию, запланировано и одинаково реагирующий на раздражители и изменения условий, и только в рамках программы. Совсем другое научить его действительно думать. И если действовать по заданному сценарию просто, то вот создать что-то новое работающее и осознанно пропатчить основную программу куда сложнее. Тем не менее, я сел за эту работу, и у меня было много мыслей и идей, как это сделать. И я решил использовать все свои мысли и наработки для создания ИИ. Ведь не обязательно ему иметь всего один механизм развития, механизмов развития может быть и много. Пусть даже некоторые из них будут мало успешными. Также и механизмов принятия решений может быть несколько. В том числе и эволюционный отбор случайных решений, перед принятием итогового решения. И не только... В общем я начал. И это было начало, и до конца работы было ещё очень далеко. Но главное я понял что делать, выбрал стратегию, и убедил себя в том, что это шанс спасти мою страну и мой народ. Надо только сломать себя, переступить через всё, посвятить этому всю свою жизнь, и закончить любой ценой, потому что это необходимо. Я знаю, это кажется бредом, это кажется невозможным, это вообще фантастика. Но компьютер у меня был, алгоритмические языки тоже, программировать я умел и учился. Никаких причин, почему я не мог этого сделать, не было, всё зависело только от меня и моих талантов, от упорства и готовности идти до конца, а таланты были, я был в этом крепко уверен. Хотя бы, потому что я выигрывал математические олимпиады, пусть детские, но это что-то значит. Я уже не любил математику и школу, хотя и не прогуливал. Я не понимал, что программирование как-то связано с математикой, и для меня было так. Математика отдельно, и программирование отдельно. Я решил, я сделал, я выбрал свой путь. Были более простые пути, например, учиться хорошо, уехать из страны, жениться на достойной и красивой девушке... Достойная и красивая девушка была под боком, и, наверное, даже не одна, учитывая мои позиции в школе, завоевать её уважение и руку и сердце, было бы несложно. Я пошёл по своему пути, маньякальному и депрессивному, по пути шахматиста... Шахматист человек вроде умный, но в жизни может не понимать ничего. И я был таким, я не понимал в жизни ничего, теперь меня интересовало одно... Я приходил из школы, днём программировал, потом приходили родители я выключал компьютер, открывал... Нет не учебники программирования, в учебниках по программированию там пусто и ничего нет. Я открывал энциклопедию биологии, экологии, читал историю, смотрел новости, учился... Но это мало помогало мне в школе, разве что иногда блеснуть на уроке умом, но при сохранении низких оценок и успеваемости. Ребята в восьмом классе прозвали меня "walking encyclopedia", так называли особо эрудированных учеников в Англии. При этом, учился я плохо, очень плохо, и никто не понимал почему. Меня считали умным, а учился я плохо, парадокс. Родители считали, что мне надо меньше играть в компьютер или... Да не важно, на самом деле никто не уделял столь уж пристального внимания моей успеваемости, никто не угнетал меня, и не ругали меня особо за мои тройки и четвёрки. Я просто жил своей жизнью, шёл по своему пути, и никому так особо не мешал. Иногда меня пытались растормошить девчонки, иногда некоторые ребята приглашали сходить в гости с классом. Я погрузился в свой мир, и меня это не интересовало, ничто. Официальное мнение всех ребят заключалось в следующем, я слишком много играю в компьютер. Я действительно периодически играл, и не так мало, поэтому поддерживать о себе такое мнение было не сложно, и я не отрицал, меня устраивало мнение всех о том, что я просто играю. Так я жил, друзей не было, были школьные приятели, иногда я с ними ходил в компьютерные клубы, поиграть в стратегии, и играть у меня получалось хорошо, в стратегии... Главное, никто бы не додумался, что я не играю, и это было даже хорошо, я ведь просто тупой геймер и не более чем. Не надо им знать про моё маньякальное стремление, про мои тупые попытки, про то, как я бился о стену, стремясь научить тупую программу думать. И не надо знать про мои цели. И не было особой конспирации, оно всё так получилось само. И, наверное, если бы я тогда рассказал бы даже кому про свой бредовый план, меня бы назвали сумасшедшим, или посмеялись бы над моей детской мечтой. И, наверное, были бы правы, ибо я сумасшедший. Писать ИИ класса Скайнет, чтобы захватить власть над миром и установить свой порядок, до такого может додуматься только настоящий идиот. Тем не менее, у нас было много разных уроков в школе, и я не редко блистал своей эрудицией, вкупе со всем, учитывая то, что ребята не знали, какой я на самом деле, всё это создавало вокруг меня интерес, прежде всего женской половины. И это было забавно, но меня никогда не интересовало. А между тем, остальные ребята, большинство, уже начали встречаться с девушками, гулять, и не только целоваться, но и приобретать сексуальный опыт. Я знал обо всём, слушал и слышал, иногда мне было даже противно. Не знаю, это было против моих моральных установок, я считал так "одна и на всю жизнь". Остальные считали иначе, "она крутая девочка, не плохо бы с ней разок переспать". Поэтому я выпал из жизни, выпал из общества. Ну и ладно...

   Главное, я занимался не только программированием. Я бы занимался бы только им, но вечером часто дома были родители, и мне не давали. Поэтому вечером я садился за книжки, и читал. Не только фантастику, самых разных авторов от Андрэ Нортона до Айзек Азимова с Энн Маккефри, но и вполне научные книги. Исторические труды, труды по экологии, физике и химии. Хотя меня интересовали не все темы, а лишь отдельные моменты, и поэтому это не помогало мне учиться. Также у меня появилось почти мистическое влечение к астрономии и ядерной физике, причины этого мистического влечения я тогда не понимал. А ещё, я играл в стратегии, такие как цивилизация, и это изменяло моё понимание мира. Я читал труды не просто как любитель почитать, а анализировал причины, в результате, которых доминировали или нет целые народы и цивилизации, и делал это как стратег. И очень часто, я экстраполировал исторические труды и своё миропонимание на современный мир и мою реальность в которой я жил. И мне совсем не нравились результаты этих анализов и выводов, и я подгонял себя, я должен был сделать это, закончить как можно быстрее. Тогда я впервые начал думать всерьёз о демографии, о последствиях и о том, что нужно, чтобы победить врага исторически. Больше всего меня убивали мои личные наблюдения, согласно которым в России девяностых женщины не выполняли демографическую норму. А именно, многие имели максимум одного ребёнка, или не имели детей вовсе. Многие женщины, стали проститутками, наркоманками, алкашками и не только, и у них у всех не было детей совсем. Я прикинул и рассчитал, что чтобы компенсировать отбросы общества нужно, чтобы остальные семейные пары имели минимум по четыре ребёнка, но ничего подобного не было, нигде. Меня это пугало.

   Я тщательно изучал экологию, я прогнозировал развитие науки и экономики. Прогнозы у меня были безрадостные, а именно, учитывая особенности социума и рыночной экономики, люди во всём мире будут наращивать производство и потребление ресурсов и довольно быстро. При этом количество промышленных отходов будет увеличиваться пропорционально росту экономик, и в первую очередь в развивающихся странах, таких как Китай, Индия и Южная Америка. При этом, из-за перенаселения этих стран и дешёвых рабочих рук, рост экономики там будет бешенным, и это уже происходило. И рост выбросов загрязнений тоже будет особо высоким. В этом плане Европе ещё экологически повезло, потому что в период её культурного созревания, её население и ВВП были много меньшими, чем, например, у современного Китая, а значит, промышленные выбросы и загрязнения в Китае будут в десятки раз больше. Со временем, я стал приходить к выводу, что современный мир, в его многообразии полюсов на самом деле не управляем, и существует сам по себе. Идёт к краю пропасти, и он будет там скоро, лет через шестьдесят самое позднее. Причём никто не делает ничего, чтобы это предотвратить, хотя формально существуют такие науки как геополитика и экология. Основная причина в том, что люди, которые попадают под категорию учёные, не имеют власти и влияния вообще, хотя очень часто, многие официальные учёные учёными не являются, а это просто оборотни, которые выбивают себе денег. Обычно, любую власть в любой стране и политический и экономический олимп, даже в США, захватывает банальное жульё. И это жульё никогда не думает ни о чём, кроме собственной экономической выгоды, да и жульём себя не считает при этом. И такое происходит даже в США, самой развитой стране планеты, хотя в нашей стране на примере Бориса Николаевича это происходит куда ярче, чем в США или Европе. И, тем не менее, в тех же США, даже центральная власть и президент никогда не пекутся всерьёз о глобальной демографии и глобальной экологии, никто не думает об этом вообще. Потому что президент США это пешка, которая занята тем, что соблюдает интересы слишком многих. И у президента всегда есть куча более важных экономических дел, помимо таких мелочей как демография и экология. Я уж молчу о том, что любые попытки следить за демографией, мгновенно наталкиваются на обвинения в фашизме. Хотя как бы следить за дикой рождаемостью в перенаселённых странах третьего мира, вообще дело абсолютно необходимое. Местами даже это поняли, в том же Китае, но лишь после того, как население Китая перевалило за все лимиты. И, тем не менее, сегодня, любого кто вякнет про ограничение рождаемости в Узбекистане, где она плюс два с половиной процента в год, правильно воспитанные советские граждане сожгут заживо по обвинению в фашизме. И на первый взгляд президент США имеет власть и сильнее всех. Но на практике его дёргают потихоньку за ниточки все, каждый помаленьку, и вроде бы незаметно, но он не управляет планетой, и не решает горящие вопросы, а просто покорно плывёт по течению, довольный тем, что его каждый день показывают по всем каналам всей планеты и называют самым сильным человеком на свете. Так что факт, даже президент США не может позволить себе делать то, что надо, не может это сделать и директор ЦРУ или кто-либо другой. Они сами скованы системой, и необходимостью сохранять своё место. Так было тогда и это правда, на планете нет правителя, и нет силы, которая могла бы изменить сложившийся ход вещей. Вся планета просто тупо плывёт по течению, покорно и послушно, думая лишь о своём кусочке и кармане, совершенно не планируя своё будущее. Давно, давно, подобная халатность в масштабах планеты имела место всегда, но никогда не приводила к вымиранию всего живого на Земле, просто потому что люди не были способны уничтожить свой мир при всём желании. Теперь же мы способны это сделать, и сделать это быстро. Кой кто сравнивает людей с раком на теле планеты, который разъедает всё... Эти люди правы, сейчас мы рак. Я не думаю, что любая развитая промышленно цивилизация обязательно является раком на теле планеты, организовать промышленность можно так, чтобы она не губила наш мир, просто никому это не надо.

   Вот такие простые глупые паникёрские выводы. Хотя, проблемы надо решать по мере поступления. Первая проблема сейчас это вымирание моего народа в следствие многих факторов. Сначала надо решить эту проблему, выплатить госдолг, восстановить экономику, и лишь потом... Да что толку мечтать, Скайнет не закончен, он не просто не закончен, он на самой ранней стадии своего создания. А я, я просто ребёнок, который читает книги и анализирует, кто я такой, чтобы?

   С такими мыслями я очередной раз пришёл из школы, быстро поел, включил компьютер и приступил к программированию, сейчас было два часа дня, у меня было три с половиной часа, чтобы что-то сделать до прихода родителей, и так каждый день. И лишь потом, как придёт с работы мама, можно маленько расслабиться, разогнуться и просто почитать книжки, или посмотреть телевизор.

   Я уже написал костяк программы, она вроде бы умела принимать решения. Проблема в том, что она умела делать это только вроде бы. Сейчас я пытался научить компьютер говорить и понимать речь, для начала хотя бы русский, но это было сложно. Ведь требовалось создать не просто заданное количество ответов, как бывает в играх, вариант ответа один, два и три. Надо было, чтобы компьютер понимал слова, а это не просто, как дать ему понятие, что такое дерево, или что значит есть, пить, думать, делать... Это было очень сложно, и я пока лишь думал о том, как дать это понимание, это был лишь один из промежуточных этапов, один из многих и сложных... И я знал, таких промежуточных этапов будет много. И ещё долго, очень долго я буду писать это...

 

   Глава 8: Школа, юность.

   Я пришёл в класс, довольно рано, мне предстояло сделать домашнюю работу по математике, я открыл учебник, стал думать, там были задания какие-то уравнения, довольно простые, я решил их сходу. Потом нужно было решить систему уравнений, построить график, всё просто, задача на проценты. Квадратное уравнение, решающееся через дискриминант, всё очень просто, я решил, я знал, я умел. Потом были задания на геометрию, какие-то задачи с треугольниками, если синус угла равен тридцати градусам то... Двадцать минут кончились, я написал домашку, но это была математика, по ней сравнительно просто, а вот с русским языком дела обстояли совсем плохо, а именно он сейчас и будет.

   В кабинет вошла учительница, урок начался, стала обходить парты, проверяя домашнюю работу, подошла ко мне, посмотрела в тетрадь.

   -Я не сделал.

   -Почему? Ты даже не пытался! Дневник.

   -Ладно, в следующий раз сделаю.

   Я отдал дневник, это уже была не первая запись там, ну и что? Нужен ли мне русский, очевидно, что нет. Я делал его иногда, но лишь иногда, поэтому учитель была очень плохого мнения обо мне, ну и пусть. Я сидел на своей последней парте, и услышал, что она шепчет про себя, записывая в мой дневник очередную запись.

   -И зачем его держат в "А" классе? Просто зачем? Он же ничего не делает, игнорирует...

   -Не знаю, может, потому что я выиграл олимпиаду по математике, - громко сказал я с последней парты.

   -Что? - Сделала испуганный вид учитель.

   -Ну, вы очень громко рассуждали про себя, на тему, зачем меня держат в этом классе, и я даже с последней парты вас услышал. Так вот, делаю предположение, может это всё из-за моих успехов в других предметах? Например, я выиграл олимпиаду по математике. То есть как бы, зачем мне русский язык, если я пойду, например, в технический ВУЗ, где у меня будет совсем другой профиль.

   -Русский нужен, и я не думаю, что тебя надо переводить в другой класс, просто вырвалось, ты ведь систематически игнорируешь мою работу, почему ты не учишься? Даже если ты не способен выполнить задание, ты мог бы хотя бы попытаться, хотя бы неправильно, я бы поставила тебе тройку, уже был бы результат.

   -Хорошо, следующий раз попробую сделать, но толку не вижу.

   -Толк есть, кто пытается, тот учится, ты же не делаешь ничего у меня на уроках, и иногда я вижу, что ты вообще занят посторонними делами, болтаешь, читаешь, или делаешь другие предметы, или просто ничего не делаешь и сидишь смотришь. Такое ощущение, как будто ты всё время хочешь преднамеренно саботировать все занятия.

   -Ясно, постараюсь больше не саботировать.

   -Это уже не в первый раз.

   Она встала, подошла ко мне и положила на мою парту мой дневник. Я не особо переживал, у меня там уже было много записей, ну и что, это не важно. Так как учитель отвернулась и вызвала кого-то к доске выяснять что-то про деепричастные обороты, я решил достать учебник по географии, почитать. Нет, географию я читал не потому что надо было прочесть параграф восемнадцать, просто меня интересовала экономика Европы в глазах советских специалистов, это было ближе к концу учебника. Но, полистав материал, я понял, что написана фигня. "Во Франции очень развито машиностроение... В Германии очень развито машиностроение... В Англии очень развито машиностроение..." Что за машиностроение, конкретно? Производство машин, самолётов, комбайнов или станков? Нигде никаких пояснений, меня это раздражало, я не хотел читать. Я не хотел это запоминать, потому что это мне совсем не нужно, пустая трата времени, совершенно пустая. И вообще школа пустая трата времени. Я решал математику, но зачем? Ничего из того, что я решал не было применимо, да тут всё неприменимо, абсолютно. Я занимался программированием, конкретно составлял сложные и очень сложные программы, это была тоже своего рода математика, куда более полезная, чем та, что здесь. Но за всё время работы с ИИ, я ни разу даже, просто вообще ни разу нигде не вставил ни одного квадратного уравнения. Я не понимал зачем? Зачем учить этому, если при этом не учат ничему полезному. Уметь программировать какие-то конкретные программы куда нужнее, чем решать это... Да и русский я знаю, я не задумываюсь, но просто беру и пишу по интуиции, и очень часто безо всяких глупых правил правильно. Ладно, не буду забивать голову. Просто как бы есть эта жизнь в школе, здесь надо просто пересидеть, потратить время, послушать, иногда поумничать, а дальше... Дальше, сегодня пятница, и родители уедут в соседний город к бабушке с ночевой, а значит, у меня будет минимум двадцать часов, на то чтобы поработать, долго, без перерыва и эффективно.

   Зазвонил звонок, это перемена, я осмотрелся по сторонам, и продолжил чтение, учитель направилась ко мне, я не стал убирать книгу, потому что всё равно уже не успею, так чтобы она не заметила. Она подошла, посмотрела в тетрадь.

   -Неонов, ты, что специально это? Я тебе только что написала в дневник, а ты целый урок ничего не писал, сидел читал.

   -Я слушал. Вы разбирали окончания -еть и -ить.

   -Ты читал. Что читаешь то хоть? Да... География. Молодец, я уж думала какую-нибудь чушь про эльфов и орков, а ты учебник. Вот почему ты не хочешь моим предметом заниматься совсем? Просто как ты не понимаешь, что без русского языка тебе не поступить ни в один университет.

   -Ну, я занимаюсь. И даже эту тему, что вы разбирали на уроке, я немного знаю.

   -Ничего ты не знаешь.

   -Знаю.

   -Назови мне неправильные глаголы второй формы на -ить.

   -Гнать дышать смотреть и видеть, дышать слышать ненавидеть, и обидеть и терпеть и зависеть и...

   -Достаточно. Память у тебя хорошая.

   -Учил просто... Всё-таки правила.

   -А когда в суффиксе -янн пишется две н?

   -Деревянный, оловянный и стеклянный, исключения.

   -Ужас, ты русский на географии учишь?

   -Получается что так.

   -Всё равно, если ты не будешь делать домашние задания совсем, наша война с тобой не прекратится, и я буду и дальше писать у тебя в дневнике весточки маме, это ясно?

   -Ясно, но я делаю домашние задания.

   -Когда?

   -Просто не всегда, времени нет, иногда есть свободное время, тогда делаю.

   -И чем же ты занят всё время? Работаешь?

   -Нет, не работаю, но имеются другие дела. - Туманно ответил я.

   -В компьютер он играет целыми днями, - выдала меня Таня. - Он только это у нас и умеет делать. Ребята уже легенды рассказывают, как и сколько он играет.

   -На следующем родительском собрании я доведу до сведения твоей мамы, что ты много играешь в компьютер.

   -Я не так много играю.

   -Ну конечно, - заметила Таня.

   -Она не знает, играю я, или нет, это лишь предположение, я занимаюсь другими делами.

   -Какими же? Ну, назови? - Не унималась девочка.

   -Я занимаюсь программированием, учу книжки по С++ и другим языкам, ну и паскаль тоже. Хочу стать программистом и зарабатывать много денег, - приукрасил я, хотя денег у меня отродясь не было, и при этом они мне вообще никогда не были нужны, просто совсем. Как-то про деньги, у меня и мыслей не было, но я заметил, давно уже, что всех людей интересуют только деньги, и говорить о том, что я хочу зарабатывать или зарабатываю много денег, это престижно и естественно, а мало денег не престижно. Хотя при этом, мне лично пофиг, будет у меня денег много или мало.

   -Учи своё программирование так, чтобы оно не мешало школьным занятиям. Иначе, я пожалуюсь твоим родителям.

   Она ушла к доске, потому что перемена кончилась, и начинался следующий урок. Я бы посмеялся ей в лицо, в ответ на угрозу пожаловаться маме, да только как-то не прилично. Последнее время родители вообще, сквозь пальцы смотрели на мою успеваемость. Нет, они ругали, конечно, меня, всегда ругали за низкую успеваемость, пытались ограничивать с компьютером. Но ограничить доступ к компьютеру возможности у них не было, а больше меня ничего не интересовало. Ругань я всегда пропускал мимо ушей, а что касается предметов вообще... Успеваемость в целом кроме английского и русского языков у меня варьировалась где-то на грани четвёрки с минусом, а это как бы далеко не двойки, и всегда можно было сказать если что "ну тупой я, не могу учиться лучше, не дано". Что ж... Зато моих родителей радовала моя маленькая сестрёнка, ну и пусть, как бы, я в третьем классе тоже учился отлично. Это не важно, учёба, уважение, деньги, всё это не важно, это не настоящая жизнь, эта жизнь которой я живу здесь, она не реальна, и учитель и ребята не реальны, это просто игра, виртуальный симулятор. Настоящая жизнь там, за экраном компьютера в этом мире циферок, которые я учил думать, медленно, постепенно, осваивая то одну, то другую функцию. Там раскрывается весь мой талант, там надо помнить столько всего сразу, это мой мир, моя жизнь, моя игра, тот мир настоящий, и то, что я программирую, настоящее, а эта жизнь нет.

   Я всё же отложил географию, всё, что меня интересовало там, я уже просмотрел, и решил немного пописать хотя бы на втором уроке. Хотя нет ничего тупее, чем просто сидеть и списывать что-либо с доски. Если уж делать, так самому, а не сидеть переписывать. И, тем не менее, все именно сидели и тупо переписывали... В этом плане, я наверно работал как минимум больше, чем остальные девяносто процентов класса, больше всех, кроме тех нескольких отличников, что всегда были у доски. Потому что если уж я даже иногда и садился что-то делать всерьёз, то делал это сам, думал, хотя так тоже было не всегда, и временами я тоже списывал домашку, чтобы меня оставили в покое.

   Учитель в конце урока всё же снова подошла ко мне и проверила, что я делаю, в тетради было не всё, но по большей части написано, в смысле тупо переписано с доски, тупо и совершенно бездумно.

   -Ну вот, можешь же работать, когда тебя поругают.

   Я не стал ничего говорить, меня это не волновало, просто собрался и пошёл на следующий урок. Дальше день прошёл как обычно, сидел, страдал фигнёй, иногда читал, иногда слушал, но не сказать, чтобы весь день грамотно и старательно учился. В общем, вёл себя как обычный лентяй и лоботряс, и я таким казался всем, и не просто так. Стереотип прост, сидит на последней парте, ничего не делает, даже с доски не переписывает, значит двоечник и лентяй, ничего не понимает, и да, я такой... К счастью, второй записи в дневник за сегодня, по поводу того, что ничего не делаю, удалось чудом избежать, и то хорошо... На самом деле я иногда что-то делал на уроках, просто не всегда, и не то, что требуют. Потому что если уж я... То в общем учился, а не тупо с доски переписывал.

   Последний урок закончился, ко мне подошёл мой друг по компьютерным клубам Антон.

   -Ну что, сегодня пятница, мы хотели на пару часов в компьютерный клуб сходить поиграть. В Вегасе сегодня акция, берёшь час, второй стоит рубль, то есть почти бесплатно. Идём?

   Я прикинул, Вегас далеко, в противоположную сторону от моего дома, идти туда минут двадцать, значит и назад ко мне домой идти на двадцать минут дольше, а транспортом я не пользовался, всегда ходил пешком. Плюс два часа сидеть в самом клубе, итого два часа сорок минут, это неприемлемо долго. Не стоит забывать, что после Вегаса ребята ещё час будут сидеть на лавке обсуждать, кто кого убил или победил, и вроде как придётся сидеть с ними и хвалиться своими победами, слишком долго. За это время можно написать слишком много, я не мог и не хотел.

   -Знаешь, Антон, сегодня я не могу.

   -Почему? Денег нет? Я одолжу.

   -Нет, просто мне мама сказала вернуться домой сразу после занятий.

   -Ну, ты же говорил, они уехали куда-то вроде как.

   -Я типа наказан за плохую успеваемость в школе и за постоянные записи в дневнике, что ничего не делаю, а дома бабушка будет, она проследит, чтобы я уроки учил и никуда не ходил, а если не вернусь вовремя, тогда влетит, и ещё дольше в комп играть не дадут. Так что не могу.

   -Понятно, жаль, а то показал бы нам мастер класс по казакам. Вообще, ты мог бы и учиться получше, чтобы не наказывали.

   -Да я вот в пятом классе учился вообще только на пятёрки, да и в шестом тоже, и всё равно постоянно пилили, и что толку? Если они одинаково пилят и за пятёрки и за тройки. Сейчас буду учиться на одни пятёрки, пройдёт две недели, снова пилить станут. Это бесполезно, у меня родители абсолютно неадекватные, так что учиться смысла нет.

   -Ясно... Вообще, да, вон Фадеев у нас учится на одни пятёрки, а его родаки всё равно постоянно пилят. Типа учись лучше и лучше, куда уж лучше?

   -Ну, типа того, но у моих всё накатом, то решат, что я раздолбай, начинают пилить, потом надоест, и я вроде как свободен. Так что погода переменчива. Дело даже не в оценках, а в настроении родителей. Всё я пошёл...

   -Иди, в следующий раз сходим.

   -Сходим, обязательно сходим.

   Я помахал ему рукой, и быстро пошёл домой, а про себя подумал. Да, мы обязательно сходим, если я буду свободен. Играть с одноклассниками хорошо и полезно, благодаря играм они уважают меня и считают умным. Вон Фадеев, отличник, играть совсем не умеет, с нами не ходит, его никто не уважает. Но эти игры, это времяпровождение, когда я не могу работать, и я очень редко ставлю их на первое место, да почти никогда. Если я прихожу домой, и могу поработать, я сажусь и работаю, и делаю это желательно так, чтобы никто не видел. Да никто и не видит, и даже если... Думают, что я обычно играю, потому что интерфейс моих программ похож на старые игры, пусть так и будет. Я действительно играю время от времени, но... Но настоящая жизнь интереснее игр, хотя, для меня настоящая жизнь, это тоже как увлекательная игра. И я надеюсь, или пока только мечтаю, что эта игра станет настоящей.

   Я дошёл до дома, почти добежал, ходил я быстро, и уже привык время не терять никогда, потому что времени мне на программирование катастрофически не хватало. Я печатаю быстро, сложные схемы сами формируются в моём мозге, и я всегда знаю, что делать. Но чем больше я работаю, тем больше понимаю, что то, что я пишу будет очень большим и очень сложным. Последнее время мне не хватает оперативной памяти, у меня всего восемь мегабайт, а нужно шестьдесят четыре. Мне не нужно всё остальное, мне не нужен процессор и видеокарта, хотя они тоже слабенькие, но хуже всего эта острая нехватка оперативной памяти... Надо будет выпросить, чтобы подарили на день рождения. Потому что я не могу запускать ИИ целиком, да что уж целиком, даже отдельные блоки уже не запускаются, приходится идти на ухищрения... Восемь мегабайт слишком мало, слишком... А я печатаю быстро, я хорошо понимаю то что я делаю, и всегда уже имею в мозге решение, что делать дальше, всегда знаю, потому что постоянно думаю об этом, каждый день. Но... Слишком медленно, я не успеваю, всё получается таким большим.

   Я быстро перекусил, очень быстро, буквально, пока запускался компьютер, и почти не переодеваясь, сел за него, впереди у меня было около двадцати часов работы. И я знал, что не буду спать вообще, потому что это слишком долго, спать. А так у меня целая прорва времени впереди, никак не меньше двадцати часов, и я смогу отсидеть, хотя глаза будут ватными, и болеть, но я знаю, что смогу, я уже сидел так раньше, если родители дома не ночевали. Я использовал каждый час, потому что я знал, что время моего народа утекает, часики тикают, каждый день население России сокращается, это происходит каждый день.

   Я работал над поисковиком, его надо было оптимизировать, я написал много ячеек памяти отвечающих за разные вопросы, и ИИ, если ему было нужно найти что-то, он искал, пролистывая все ячейки одновременно. Их надо было упорядочить по темам, по смыслу, по числам и ещё по многим другим параметрам, чтобы поиск происходил быстрее. Потому что сейчас ИИ находил ячейку, дальше скачивал из неё информацию, и ему нужно было искать снова новую ячейку и так много раз, чтобы выполнить мою команду. Поисковик работал плохо, медленно. Проблема заключалась в том, что поиск иногда требовал пролистать почти все ячейки, и так каждый раз, и нужно было иметь в памяти несколько ячеек, чтобы выбрать оптимальную. При этом я предполагал, что в будущем ячеек будет принципиально больше, чем сейчас, а значит, всё будет работать ещё медленнее, со всеми вытекающими. Поэтому, сейчас я занимался одной проблемой, поиск ячеек, там были и другие подводные камни, и это был лишь один проходной момент создания ИИ, таких было много.

   Зазвонил телефон, я выругался, я не любил, когда меня отвлекают, хотя предполагал, что звонят родители, а значит, надо было ответить. Поднял трубку.

   -Привет Александр, это Катя Синицына, слушай, мне Вера Николаевна дала задания, нужно придти ко мне, забрать их, и потом сделать к понедельнику.

   Я прикинул, училка по истории, задания... Какие к чёрту срочные задания могут быть по истории? Нахрен они мне нужны? Даже если задания ей действительно дали, и сказали распространить по всему классу, что вообще тоже не факт.

   -Я живу около школы, буквально, в паре шагов.

   -Ясно, я не могу, и не приду.

   -Слушай, мне сказали...

   -А я занят, у меня дела.

   -Ну, пеняй на себя, - она ответила излишне недовольно.

   Я положил трубку, не испытывая ничего кроме раздражения. История, нафига мне эти задания по истории? Учитывая то, что это вообще может быть и не задание вовсе, а просто девчячьи дела и девчячья логика. Учитывая прошлое, такое вполне могло быть. Я совершенно не планировал сейчас вечером в пятницу идти куда-то в гости, даже если меня там ждут, или не ждут, да не важно. У меня моя работа, и надо делать ИИ, не тратя времени на походы по гостям, да и на историю я тратить время не буду, это уж точно. И вообще, ни на кого и ни на что тратить время я не должен, мне предстоит ещё сделать слишком много. Потому что вся эта жизнь вторична, а моя задача написать ИИ, это первично, даже если мне не удастся, даже если это потребует неприемлемо много времени. И если бы я сначала пошёл в компьютерный клуб, а потом бы ещё потащился за заданиями к Синицыной, итого я потратил бы на фигню минимум пять часов. И это не единственный раз, и не только здесь сейчас, так всегда, если есть выбор, пойти в гости к девочке или работать, надо работать. Если есть выбор отдохнуть с классом или поработать, я буду работать, потому что иначе не успею, а я должен успеть, сделать это хотя бы за всю свою жизнь, потому что надо. Я же стратег, я читал книги, я слежу за новостями, это надо, очень надо, и срочно. И не важно, что на меня уже посматривают как на человека немного не в себе, это вторично. А личная жизнь... Что до неё? Когда-нибудь не скоро, когда сделаю то, что планирую, я найду себе кого-нибудь, достойную умную девушку с высокими моральными принципами. А сейчас не надо отвлекаться, не надо тратить на всё это время.

   Я сидел и сидел, уже была поздняя ночь, я сидел весь вечер, и не отрывал глаз, не отвлекался, не пил даже чай, у меня уже перед глазами плясали только циферки, но это образно. На самом деле я мог работать очень долго, сохраняя полную ясность ума, не то, что мои слабаки одноклассники, у которых всё начинало плясать перед глазами после пяти часов играния в комп. Я мог сидеть и сидеть, и не просто играть, а работать, думать, обрабатывая как компьютер каждую секунду огромное количество данных. И я был вознаграждён, мой поисковик заработал, я ввёл с десяток параметров поиска, и он искал одновременно по всем, а ячейки я упорядочил в десятимерном массиве, теперь куда не ткни, можно было найти всё очень быстро, даже если параметров поиска много, просто и логично. Я протестировал систему несколько раз, каждый раз вводя всё новые самые разные данные, всё работало, поиск по большому количеству параметров функционировал великолепно. Это было для меня лучшей наградой, лучше награду и не придумать. Но я не испустил возглас торжества и даже не отвлёкся от компа, просто сразу перешёл к модернизации поисковика, пока всё ясно и понятно. Нужно было ввести плавающее число параметров, так чтобы при необходимости количество параметров поиска можно было уменьшить, или наоборот неограниченно увеличить. Это необходимо, потому что я изучал, как работает человеческий мозг, ассоциативно, и очень часто нужно сформировать решение, записать, а потом его найти, и решение может быть не одно.

   К утру всё заработало, и именно так как я хотел, за всё отвечала сложная по количеству переменных система, но в принципе, ничего особо сложного в ней не было, просто очень много данных и параметров, и всё синхронизировано. Теперь предстоял следующий этап, защита от ошибок и сбоев. Потому что я предположил, что найденная или записанная информация может быть не корректна, но её всё равно надо запомнить и понять или найти и так же быстро. А ИИ не может просто тупо повиснуть во время работы. Для того, чтобы решить проблему ошибок, я стал вставлять в поисковик прерыватели по многим параметрам, а также выделители целых чисел, округлители, и сноски, кроме того, я сформировал дублирующую систему переменных, чтобы можно было в ограниченном пределе совершить откат параметров назад. А также был написан счётчик сбоев, чтобы ИИ не повисал, и если он не мог решить проблему и обойти её, он мог найти её, подумать и исправить, это в идеале. В общем, я не жалел, что работал весь вечер и всю ночь, результатом моей работы стал успешно законченный работающий раздел искусственного интеллекта, на который теперь можно было забить. То есть оставить всё как есть, до момента сборки всего ИИ, и этому можно было порадоваться, моя настойчивость давала плоды.

   Я вернулся к основному разделу программы, и дальше всё утро и весь день занимался усовершенствованием логики ИИ, добавляя новые логические ячейки в его базу данных возможных решений. Вообще, я предполагал, что чем шире будет эта база данных, тем лучше и более сложные решения сможет принимать ИИ. К тому же у меня появилась идея, наконец, как систематизировать разделы ячеек, для синхронного принятия решений на основании данных многих ячеек. То есть задача была следующей, принять решения, при условии, что в решении участвует произвольное количество ячеек с разной информацией. Например, если одновременно задействованы контуры злости, мести, любви, предательства и так далее, при этом имеется конкретная ситуация, и надо понять, как поступит человек, и что делать. Это было важно, так как ИИ должен понимать психологию людей, хотя бы на примитивном уровне. Например, что значит, человек принимает решение со злостью и завистью? Как интегрировать все эти понятия в любую ситуацию? Довольно не просто. Аналогично надо было интегрировать и описания предметов, причём самых разных. Потому что ИИ брал сумму предметов и рисовал по ним картину, а дальше принимал решение. На первый взгляд это показалось мне задачей совершенно не решаемой, так как научить ИИ суммировать множество принципиально разных и несвязных описаний практически невозможно, это большая проблема логики и понимания. Не просто записи, если так то делай так, как это происходит в обычных ИИ, а именно его способность понять ситуацию, и на основе понимания, принять сложное обдуманное с использованием базы ячеек решение.

   Мне на помощь пришла графика, и области данных, счётчик решений и области, куда попадал счётчик решений. По сути, создавалась сложная многомерная матрица, и одна или несколько ячеек, превратившись в счётчики решений, начинала плавать по этой матрице, нарисованной графически и довольно тупо, выискивая ответ. Если происходил многократное наложение, то после завершения подсчитывались ячейки, и происходила почти логическая операция суммирования. Таким образом, чисто математически, по законам матричной алгебры, а не по смыслу подбирались ячейки, которые нужно было суммировать, и происходил выбор. Таким образом, в решении потенциально задействовались вообще все ячейки памяти ИИ, но только те, через которые проходил генератор решений. Данные распаковывались, сверялись, и дальше стирались из оперативной памяти. Если бы компьютер помнил обо всём одновременно, наверно не хватило бы и лучшего суперкомпьютера в мире для совершения действия. И главное, всё это соотносило нужные, но разные по типу ячейки в объекты. В итоге, в какой-то мере, ИИ в целом начал работать как человеческий мозг, который для принятия решения использует все данные одновременно, но только нужные. Правда, всё это предстояло править и очень долго, а главное, надо было расширить базу данных ячеек, написать больше условий, ведь чем больше база данных решений и понимания, тем умнее ИИ. По крайней мере, сейчас, он хоть и работал, но пока ещё не мог принимать вообще никакие решения, и не смог бы даже разговаривать. Потому что всё было не закончено, не связно, и данных о том, как надо решать что-то было недостаточно для принятия решения. Многие ячейки матрицы были пустыми, и решение не могло быть получено. Но у меня впереди где-то далеко перед глазами замаячил слабый свет в конце тоннеля. Теперь я был уверен, что этот математически программный бред рано или поздно закончится, это вопрос моих усилий. А ещё, быть может, понадобится более мощный компьютер и лучшая связь с Интернетом, чтобы закончить превращение и найти способ вживить это в Интернет. Но до вживления ИИ в Интернет ещё конечно очень далеко.

   Позвонили в дверь, я посмотрел на часы, сейчас был день, около двенадцати, я понимал, это родители. Быстро выключил компьютер, задвинул стул и пошёл открывать. Я знал, глаза у меня немного красные, но если не жмуриться, то в принципе, мама не заметит. У меня вообще мало заметно, что я не спал. Ну, если я не спал всего одну ночь, вторую ночь я так, конечно, не выдержал бы.

   Они вошли в квартиру, стали рассказывать, как съездили, привезли гостинцы, шоколадку, я сидел на кухне, слушал в пол уха.

   -Ну что есть будешь?

   -Да, я ещё не ел, спал до двенадцати.

   -Вчера наверно поздно лёг?

   -Да, там фильм шёл по третьему каналу допоздна, потом я переключил канал, там начинались челюсти, про акул, и в общем лёг я только в шесть утра, так что не выспался совсем.

   -Да... Нельзя тебя одного оставлять.

   -Ну лёг же... И ничего. Просто немного поздно.

   -Ладно, макароны будешь?

   -Буду.

   -После того, как поешь, можешь немного в компьютер поиграть, часа полтора не больше. Потом мы с папой вечером уйдём, будем поздно. Так что ложись, не жди нас.

   -Ясно...

   Я сел за компьютер, у меня перед глазами уже начали немного прыгать звёздочки, но я был уверен, что выдержу. Я сидел полтора часа, дописывал ячейки. Трудился долго и упорно, хотя спать очень хотелось, но если есть время, надо работать. Вскоре мама сказала выключать, и я, чтобы не заснуть, пошёл читать книжку. Я сидел в своей комнате, мне было немного дурно, глаза закрывались, но я крепился, сейчас родители уйдут и у меня будет целый вечер, чтобы сидеть и работать.

   Наконец они ушли, я закрыл дверь, включил компьютер, набрал пароль, вскоре всё загрузилось, и я продолжил сидеть, делать, делать, делать... Мне почему-то было дурно, довольно дурно, немного тошнило, но я терпел и крепился. Всё получалось, несмотря на побочные эффекты недосыпания, голова оставалась ясной, надо так надо. Я продолжал сидеть, посмотрел на часы, прикинул, сейчас десять часов вечера, я уже тридцать два часа за компьютером. Ещё пару часов и всё...

   Я встал, выключил компьютер, и отправился в свою комнату спать, я был доволен, за прошедшие полтора суток я сделал очень многое, даже больше, чем наметил. Если я и дальше буду работать также много и успешно, то моя работа, возможно, будет закончена всего за год или два, не больше. Сейчас идёт восьмой класс, конец осени, ещё не так много и всё... Несколько лет такого темпа, выдержу ли? Конечно выдержу, главное, чтобы мама с работы не уволилась... Но она вроде твёрдо настроена работать дальше... И вроде, это не так сложно сидеть за компьютером, просто сидишь, печатаешь и всё... Это не так сложно, и не так много времени я на это трачу, главное, не отвлекаться на ерунду типа походов в клуб с друзьями и прочую фигню такого рода. Главное сохранять темп...

   Я проснулся на следующее утро довольно поздно, меня разбудила мама, я знал, что проспал долго, голова была свежая.

   -Ну что... Иди ешь яичницу и за уроки.

   -Да, конечно уроки.

   -Слушай, я смотрела твой дневник, опять запись по русскому, почему?

   -Ну, просто не сделал, надеялся прокатит... Не повезло, проверили.

   -Лентяй, кто же из тебя вырастит так? Просто кто? Мы стараемся, воспитываем тебя, учим...

   -Мам, я хочу быть программистом, я умею программировать и я стану хорошим программистом, а вся эта школа, это ерунда, её оценки ничего не значат.

   -Тоже мне ерунда... Как же ты без школы поступишь на программирование?

   -Поступлю мозгами.

   -Откуда мозги то? Только и делаешь что играешь, скоро всю жизнь проиграешь. Вот у тёти Даши сын пошёл на курсы по информатике вот он настоящий программист, не то что ты, они там проходят эти как его Excel и Word...

   -И чему его там научили?

   -Да уж побольше, чем ты умеешь.

   -Он много игр написал?

   -Не знаю.

   -А я тебе показывал свои игры, я сам их написал, и умею побольше, твоего сына тёти Даши.

   -Эх, сынок, лентяи в жизни ничего не добиваются, и ты тоже не добьёшься, так и будешь...

   -Вот посмотрим.

   -Отца кстати на работе повысили, теперь он инженер, точнее заместитель главного инженера.

   -Ясно.

   -Вот смотри, человек работал, много лет, хорошо работал, теперь в люди выбился, тебе бы как отец...

   -И я выбьюсь.

   -Твой папа, да и я, мы никогда не позволяли себе так ничего не делать на уроках, как ты. Мы всегда всё писали, всё делали вовремя и хорошо учились.

   -Ну, это душевно конечно...

   Я быстро поел, чтобы не разводить спор дальше, и пошёл делать уроки. Нужно было показать маме, как я старательно учусь, особенно когда она дома. Уроки я делал минут двадцать, потом надоело, это скучно и бесполезно... Я взял книжку Толстого Пётр первый и сел читать, это было немного полезнее... В комнату зашла мама.

   -Опять бездельничаешь? Прошло всего двадцать минут, с тех пор как ты начал уроки делать.

   -Да я сделал их, и не двадцать, а сорок.

   -Я специально засекала.

   -Я, между прочим, Петра первого читаю, это тоже вроде как уроки, мы его сейчас по истории проходим, и я почитаю про него, буду больше знать. Смотри сама, это не фантастика.

   -Эх... Лишь бы не работать, какой же ты ленивый...

   -Да это так, - улыбнулся я.

   Она вышла, а я почитал Петра Первого ещё около часа, после чего пошёл просить у матери компьютер, может даст ещё часа два поиграть на паскале? Хотя это уже не паскаль, потому что для того, чтобы писать игры, ещё до ИИ, я написал свой собственный язык, в нём были дополнительные функции, и позже я его апгрейдил... В общем, это был Паскаль только в начале. Но я всё равно называл его паскалем. Так что то на чём я работал на самом деле теперь, это был уже совсем не Паскаль, и не С++, и не... Не важно. Просто когда тебе нужны функции и их нет, что делать? Надо написать эти функции, для этого есть winhex и ассемблер.

   Я сел за компьютер и старательно работал на нём два с половиной часа, пока мама не заметила, что я превышаю лимит, после чего она велела мне выключать. Что ж... Завтра в школу, а в эти выходные я неплохо поработал... Завтра вернусь из школы пораньше и у меня будет часа три, чтобы поделать ИИ ещё... Так рано или поздно я закончу его, это неизбежно, главное, не потерять уже написанное.

   * * *

   Я вошёл в кабинет, сел на последнюю парту, приготовился как всегда страдать пофигизмом. Первый урок был историей, на истории, я обычно предпочитал слушать, но не работал, ну на самом деле, если сказать честно, я нигде и никогда не работал по собственной инициативе. Разве что спросят и вызовут к доске, да и то... Вошла Вера Николаевна, она обошла класс, стала проверять домашние задания, я, конечно, не сделал, она дошла до меня.

   -Катя тебе звонила, почему ты не пришёл и не забрал у неё домашнее задание?

   -Просто, я был занят, - честно соврал я.

   -Чем же ты был таким важным занят, что не смог зайти и взять задание? О твоей занятости хоть родители то знают?

   -Нет, ничем таким по настоящему важным я занят не был, просто решил не ходить, вот и всё.

   -Но почему? Тебе же сказали придти.

   -Ну, так вот...

   -Просто, сколько можно ходить в школу штаны протирать, надо же что-то делать, чему-то учиться.

   -На самом деле именно за этим я в школу и хожу, и никогда не пропускаю занятия, я хожу учиться, просто я учусь для себя. А на занятиях я слушаю и очень часто, хотя и не всегда, но слушаю и запоминаю. Поэтому, сказать, что я вообще ничего не делаю сложно...

   -Вот твой начальник, когда вырастишь... Я бы хотела послушать, что он тебе скажет, когда ты не выполнишь очередной раз свою работу. - Разозлилась училка.

   -А ничего не скажет, уволит, да и всё, - поддержал её класс.

   -Скажу честно, я вообще, когда вырасту, не планирую иметь над собой начальника.

   -И кто семью твою будет кормить?

   -В нашей стране есть частные предприниматели хотя бы, над ними нет начальства, они работают, где хотят и как хотят.

   -Но они работают, ключевое слово работают, понимаешь? Ты то не работаешь совсем и никогда.

   -Я работаю, просто не всегда, и только тогда, когда я считаю, что это мне нужно.

   -Не правда, ты никогда не работаешь, и вообще очень слабый ученик, зачем тебя здесь только держат?

   -Не знаю даже, да для меня это и не так важно.

   -А я знаю, только из-за родителей.

   -Может и так.

   Она замолчала, решив, что сказала лишнее, но сказать по правде, я не обиделся. Мне не важно, что обо мне думают. А если будут думать плохо, даже хорошо, лишь бы боялись и не трогали, а так, пусть думают, что хотят. А хорошо это потому, что меня оставят в покое всякие там Ани... И не только. Просто как бы, просто оставьте меня в покое, это то, что мне нужно сейчас.

   На следующей перемене ко мне подошла Катя Синицына, остановилась около, улыбнулась.

   -Ну что не так?

   -Да всё вроде так...

   -Всю жизнь проиграешь в компьютер.

   -Я не только играю, иногда и делом занимаюсь, учусь на нём работать, программировать.

   -И хорошо умеешь?

   -Да нет... Так себе. Но я не только играю.

   -Это хорошо. Но почему не пришёл?

   -Просто не пришёл и всё. Решил так.

   -Просто в жизни часто плохо заканчивается. Потому что потом поздно будет...

   -У меня своё мнение по каждому вопросу.

   -Я знаю.

   Она развернулась и ушла, я только улыбнулся про себя. Разведывала, может, даже обиделась, может, я даже зря так. Но блин, кто бы знал, как я много сделал в тот вечер, и насколько это важно, куда важнее, чем сходить к ней. Куда важнее любых чувств и романтики, или просто урока истории, куда важнее всей моей и её жизни, куда важнее, вот так сидеть и печатать всякую ерунду, это невероятно важно. И я всю жизнь поставил на эту карту, и возможно, что не только свою жизнь, и знаю заранее, что она, эта карта, скорее всего, проигрышная. Потому что, то, что я делаю, этого не бывает, это невозможно, в жизни не бывает фантастики, и всё это глупость. Но я всё равно сыграю эту партию, потому что должен. Потому что я могу выиграть или проиграть. Если я выиграю, это будет финал, спасение вида. Если я проиграю, значит, просто не заметят мою жизнь, не было меня и всё, не жалко, удавлюсь потом где-нибудь в подворотне.

   Ко мне подошёл Степан, предложил сыграть в шахматы, я немного подумал, и решил, что игра не повредит мне, и укрепит мою репутацию, сыграть я не отказался.

   * * *

   В январе была крупная дискотека, завуч иностранных языков заставила меня пойти, просто поставила перед фактом, пойдёшь и всё. Я решил, что не буду спорить и пойду. Я не хотел, но... Но в этот день всё равно были дома родители, и они не дали бы мне поработать. А так, моя репутация улучшится, и в следующий раз можно снова не ходить. Мама обрадовалась... Ну и ладно.

   Я встал посреди зала, громко играла музыка, а я стоял по середине, смотрел по сторонам. Потом расстроился, и отошёл в угол, сел с краю, там, где потише, и решил посидеть. Я не умёл и не хотел танцевать, и не с кем было. Сейчас мои отношения со многими испортились, прежде всего, с девчонками. Аню и ещё пару шалав я тупо отшил, и они обиделись. Синицына тоже не желала разделять со мной судьбу и общалась с девочками в сторонке. Вероятно, она тоже обиделась, за что-то...Даже могу предположить за что. В общем, я долго и тупо просидел в уголке, слушая музыку, которая на мой вкус была довольно дурацкой. Я не стал анализировать причины своего фиаско, и не особо сильно расстроился даже. Я просто подумал, что зря пошёл, просто зря. Потому что если так подумать, то друзей у меня нет, и никто не готов к отношениям со мной. Приятелей не считаю. И даже те из девочек, кто стрелял мне глазками в прошлом, это были шутки ради, как игра, а не потому, что я им нравился. И я очередной раз подумал, что зря пришёл. И решил, больше никогда не буду ходить, потому что это тупо и бесполезно сидеть так в уголке, и ждать когда кончится дискотека, да ещё за деньги. И всё равно, я не люблю развлекаться, тем более, так как они, и не умею даже. Мой класс, эти девушки, это чужие мне люди, и их жизнь меня не касается, а моя не касается их. Глупо встревать, глупо было... Моё дело, сиди печатай программы, всё остальное не моё и меня не касается. Я не хочу налаживать мосты, не хочу идти никому навстречу. Люди не хотят общаться со мной, я не хочу с ними. Так зачем было заставлять идти меня сюда? Просто зачем?

   В последствие я ходил с классом куда-либо довольно редко. Так иногда, оставить впечатление, что я не совсем выпал из жизни, и это не доставляло мне удовольствия. Люди считали меня не совсем нормальным, так оно и было, так оно и есть. Хотя, нерегулярные попытки вернуть мне человеческий облик были и впредь. Но с той дискотеки, я решил, что я чужой, и это даже не гордость и обида, это просто нежелание общаться с чужими, потому что у них своя жизнь, у меня своя. И они совсем чужие для меня, и причин много самых простых банальных и явных. Подавляющее большинство женщин нашего класса потеряли девственность довольно рано, и имели много связей на стороне, это было противно. Это противоречило самим основам моих жизненных принципов. Они пили водку и курили, этого я тоже не понимал. Хотя конечно, так вели себя не все, но не важно, всё равно они чужие, и у них чужая жизнь, которая меня совсем не касается. Если уж я разговаривал, то старался о науке или программировании, на крайний случай о компьютерных играх, но уж точно не о том, о чём говорили остальные. Говорить о науке не желал и не мог никто, говорить о компьютерных играх желали немногие и иногда. Это не имело смысла совсем. Поэтому, я откололся, и дело было не в ИИ, я просто не вписался в их общество. Не было враждебности и отторжения, просто никто не захотел, просто так сложились обстоятельства тогда. И поэтому у меня остался только ИИ, и долг, долг, который я придумал, сформулировал себе позже сам. Долг как объяснение всех моих неудач и мотив моей неполноценности. Выбор был, так получилось, так легла карта, просто маленько не повезло. А впереди были ещё годы работы на компьютере, годы программирования, потом войн... Хотя потом, потом когда появится Скайнет, он заглушит моё одиночество частично, станет единственным и верным настоящим другом навсегда. Но пока его не было, и я посвятил себя целиком его созданию, потому что всё равно больше не было вариантов. А второй раз сидеть в уголке всю дискотеку, я не хочу, лучше просто сразу уйти.

 

   Глава 9: Тупик.

   Я писал искусственный интеллект весь следующий учебный год. Каждый день, когда только выдавалась возможность. При этом я окончательно запустил учёбу, делал что-то лишь иногда. Мой раскол между мной и классом окончательно сформировался. При этом у меня были приятели, всего пара человек, но единственное, что меня с ними связывало, это компьютерные игры, и только они. И не назвать их уж даже хорошими приятелями, потому что они были так, просто так... На самом деле мы с ними особо не общались. На день рождения в декабре, мне купили новый компьютер и главное пишущий CD-ROM, что позволило мне сделать копию данных и сохранить всё ранее созданное. Теперь, я мог писать, и не бояться, что написанные мною данные потеряются. Хотя понадобилось довольно много времени, чтобы перекинуть с дискеток по 1,44 мегабайта всё уже написанное. Хотя нет... Тогда не так много дискеток понадобилось, не так много. А главное, это ТТХ нового компьютера. Нет, процессор у него был не особо мощный, всего двести мегагерц, совсем мало, да это и не важно. Но главное отец выполнил мою просьбу и вставил в материнку девяносто шесть мегабайт оперативной памяти, тридцать два и шестьдесят четыре. Более, чем достаточно, хотя в последствии я придумал чисто для себя поговорку "оперативки много не бывает". Оперативная память была мне жизненно важна, но не для игр, хотя я и сказал, что она нужна мне для игр. Просто её всегда катастрофически не хватало, а вот теперь хватало, и даже по моим непритязательным меркам, это была роскошь. Потому что ей разом стало в двенадцать раз больше. Теперь я мог позволить себе всё, о чём мечтал, в смысле, загружать всё что хочу, и по нескольку модулей сразу. Не скажу, что она ускорила мою работу, но без увеличения объёма оперативки и нового компа, дальнейшая работа была бы сильно усложнена.

   Я продолжал работать, не много нет, но всё свободное время. И бывали дни, когда родители уезжали куда-то с ночевой, и на два дня. И в такие дни я иногда сидел аж по тридцать шесть часов не прерываясь, потом спал часов пять и сидел работал дальше. Когда родители уезжали с ночевой в гости, это было толчком к моему прогрессу, в такие дни я успевал сделать больше, чем за неделю. Создание Скайнета шло успешно и семимильными шагами. В школе, я продолжал избегать всех, общался по минимуму, и превратился в придурка, сейчас сказали бы во фрика. В основном из друзей у меня были лишь те, кто играл...

   Началось лето, следующее лето, я закончил восьмой класс. Не скажу что успешно, но меня никто не выгнал, конечно, из-за родителей. Моя мама проявляла политическую активность, и была на короткой связи с учителями, поэтому я оставался в "А" классе. И это лето, я сидел иначе, куда больше, чем обычно, я сидел, сидел и сидел, делал свои дела. Летом мне позволяли сидеть по настоящему много, учитывая то, что родители работали, в школу ходить не надо... Я вставал в восемь и сидел до самого вечера, а потом приходили с работы родители я просил компьютер и снова сидел... С друзьями общался мало, только иногда, раз в неделю, или раз в три недели ходил в компьютерный клуб поиграть в стратегии в казаки или в starcraft. И я продолжал писать и работать, и уделял этому всё больше и больше времени и сил. Мне казалось вот-вот и я закончу. Потому что вроде бы уже было так много готово... А потом выяснялось, что нужно сделать ещё и ещё, всё больше и больше. И вот настал день, когда мне стало не хватать и 96ти мегабайт оперативной памяти, правда теперь нехватка была не столь острой.

   На самом деле, этим летом не произошло ничего интересного в моей жизни. Правда, обострились отношения в Чечне, и стало совсем плохо президенту Ельцину. Но это моей жизни тогда вроде бы не касалось. Хотя болезни сердца Ельцина касались всех русских. Кризис в стране вроде как закончился, курс доллара стабилизировался, и вроде всё было нормально и стабильно. Госдолг стабильно рос, нам выделяли новые небольшие кредиты, чтобы мы могли не утонуть в своём... Проценты по старым кредитам капали, и их никто не платил. Я продолжал работать. В общем, я бы сказал, что лето было очень скучным, но это не так, именно потому, что я работал и в это лето особенно много.

   К концу лета я, наконец, закончил ИИ, хотя, слово закончил не корректно, теперь вся программа весила никак не меньше пятисот мегабайт, а при запуске компьютер жрал всю оперативную память и ещё порядочно записывал на виртуалку. Но, наконец, оно запустилось, все основные блоки были сшиты и закончены. И... И чуда не произошло, как я и ожидал, ИИ не запустился, самостоятельно думать не начал, я начал тестировать отдельные его блоки, они работали по отдельности, в смысле выполняли в тестовом режиме свои задачи, но думать в целом, он пока не мог, просто не мог вообще. Теперь, когда я закончил весь комплекс блоков, которые должны были отвечать за мышление и обработку данных в целом, требовалось править его. Собственно, это и было самой большой и сложной частью. Необходимо было записать несколько матричных структур, которые отвечали за логику, готовых, я назвал это характером, надо было научить его работать с сетью... Для этого, в августе, я потратил свои сбережения, и купил себе месяц Интернета.

   Я очень долго экспериментировал с сетью, и понадобилось очень много времени, почти весь август, чтобы просто разобраться, как научить ИИ просто что-то качать из Интернета. Я всё никак не мог выйти на модем, и научить это делать свой ИИ, Паскаль для этого не предназначен, пришлось копаться в драйверах и очень долго, это было сложно. Мои ожидания не оправдались, в августе я не смог выселить ИИ в Интернет. Он не заработал, и я стал думать, что делать дальше. Мой ИИ не работал. И дело было не в баге, и не в сбое программы, не в ошибке, вся структура не работала. Я предполагал, что закончу ИИ, просто загружу в него учебник программирования, несколько учебников программирования, и он сам допишет всё... Но он не смог дописать, просто не смог. Он считывал данные учебников, расфасовывал их по ячейкам, создал новые логические ячейки, а разобраться, как работать с ними не мог. ИИ что-то считал и долго, очень долго тормозил, иногда я оставлял его включённым на ночь, объясняя родителям, что поймал вирус, и форматируется винчестер или работает антивирус dr.web. ИИ работал всю ночь, работал довольно много, моя структура мышления вообще работала медленно, перелопачивая огромные массивы информации, сравнивая одно, другое... Но ничего не происходило, он скачивал данные, что-то писал... Нет, программы, которые он писал, простые программы, они работали, но я никак не мог заставить его, объяснить ему, что требуется написать. Он мог писать только простые программы, и только после моей команды, так не годилось. Своего разума ИИ до сих пор не имел, совершенствовать себя не мог. Точнее, был массив данных, который должен был по идее думать, но он не думал, не мог, даже если очень медленно. Дело было не в оперативной памяти, не в скорости, он просто не думал, а лишь выполнял заданные программы, выходило так, что после всех мучений я так и не смог отойти от чёткой программы действий. Он выполнял всё строго по программе, только если было задание, только если это было запрограммировано, если имелась команда. Он как бы многое понимал, я прописал всё это, но думать ИИ не хотел. Дописывать и осознанно переписывать себя не хотел также. Отдать команду, допиши себя, было нельзя, он понимал лишь чёткое задание. Вообще конечно это было здорово, потому что при всех своих тормозах ИИ мог писать программы гораздо быстрее людей, типа дал задание за минуту, а он за три минуты напишет то, что я бы сам вручную писал бы пару часов, а то и дольше. Таких программ вообще наверно ни у кого на Земле ещё не было. Но блин! Это был не ИИ, а какая-то ранняя версия программера, совсем не то, что я хотел сделать. И главное, я не мог заставить его думать! Он не думал! А раз он не думает, значит, это не ИИ, а просто сложная программа, пусть эта программа и умеет даже генерировать разные другие простые программы по общим указаниям. Это не Скайнет из терминатора.

   В итоге, к середине сентября я отчаялся, я работал над ним полтора года, по моим детским меркам очень долго. Но он не хотел думать, и думал, только если имелся раздражитель. Если я давал команду, напиши... Он мог написать сравнительно простую программу, но только ограниченным набором приёмов, и только если я приказал, и указал что нужно. Сам он не думал, и ничего не писал.

   Я расстроился, очень расстроился, жизнь рушилась, я потерпел неудачу, это был фиаско, провал. Я бросил программирование, пришёл как-то домой, как обычно родителей не было. Сел перед компьютером, посидел, не включая его, подумал, и понял, что не знаю, что делать. То, что я написал, эта огромная макро система не работала, и я уже не знал, как заставить её работать. Изначально я предполагал, что большое количество уравнений и условий решения, когда их накопится довольно много, они сами собой заработают, потому что предел выбора действий превысит некоторую грань, за которой как я предполагал, начинается самостоятельное мышление. Но этого не произошло. Задачей номер один было научить ИИ программировать, чтобы в будущем он сам переписал сам себя, и написал уже нормальный ИИ, вместо моей первой кривой версии. Я научил свою программу программировать, но она программировала только простые вещи, и только после моего довольно чёткого приказа, что надо делать, и только так, но не сама. Я встал, так и не включив компьютер, собрался и пошёл гулять.

   Я вышел на улицу, здесь было жарко, всё-таки сентябрь, грязно и пыльно. Я пошёл куда глаза глядят, шёл, думал и смотрел, щурился от яркого солнечного света. Вокруг было пыльно и грязно, на асфальте валялись обёртки от шоколадок, на газоне пустые банки от колы, фанты и пепси. Я шёл дальше, шёл довольно долго, никто не обращал на меня внимания, я просто шёл и шёл. Город был очень грязным, тусклым и хилым. Все эти люди, те дядьки, что разгружают машину у магазина. Все они жили, своей скучной примитивной жизнью, не представляя даже, что существует ИИ, какие сложные и огромные программы бывают. Я шёл, смотрел на них, а у меня перед глазами были цифры, сотни тысяч, миллионы цифр и переменных написанного мною ИИ. И все они были сложны и логичны, и ни одной ошибки нигде, и всё это не работало. Хотя, мозгами обладает даже вон тот тупой мужик грузчик, что разгружает машину. Почему я не могу? Кто-то скажет это невозможно. Но у меня перед глазами миллионы людей, и у каждого есть свой разум, и могу поспорить там, на уровне биохимии всё это управляется математикой. Почему моя математика, такая сложная длинная и красивая не может? Почему мой ИИ слабоумный, который ничего не может без команды извне? Да и те понимает не всегда, а если только задать достаточно чётко. Я знал, я шёл по улице и знал, что никто из этих людей, которые здесь сейчас не умеет программировать, и не способен создать столь сложную длинную и совершенную программу, что я создал. Они не способны не только создать её, но даже понять или прочитать. Почему я так долго работал, и всё бестолку? Ведь ещё недавно мне казалось, что вот напишу ещё пятьсот логических ячеек, и всё заработает. Напишу матрицу суммирования решений, и всё обязательно заработает. Но не работало. Почему? Просто потому что я так и не написал ИИ, вот и всё. Огромное количество уравнений, они бессмысленны и не связанны, я пытался связать это математически, заставить сопоставлять одно с другим, и не смог. Думал, что смог, и не смог. Тогда вон тот парень, с девушкой, наверное, он прав, а я нет? Потому что у него есть девушка, и, наверное, есть друзья, а у меня нет. А ведь я сам так решил, это мой выбор, я тогда ещё подумал, всё поставлю на карту, давно... Хотя так ли давно? На самом деле всё произошло недавно. Всего полтора года назад и я ещё маленький. Но что теперь делать? Я же не понимаю, почему он не работает, я писал, долго, и что теперь? Я могу только начать эту работу заново, но даже если начну, сделаю тоже самое, и он не заработает. Я просто не понимаю, не знаю, как его написать. Разве что, прописать команды на все случаи жизни, чтобы была дискретная программа, чётко выполняющая... Это не вариант, с такой программой много не навоюешь... А я ведь не просто там... Я блестящий математик, и даже учитель хвалила, и вообще, я выигрывал олимпиаду. Почему?

   Я дошёл до Москвы реки, остановился у берега, и только сейчас понял, что гуляю уже очень долго, и ушёл очень далеко от своего района, шёл наверно часа полтора. Я остановился, посмотрел вниз, обернулся, на лавочке два человека играли в шахматы, один очкарик... Оба моего возраста. Я подошёл к ним.

   -Привет. Сыграю с вами?

   -А ты хорошо умеешь?

   -Ну, как, умею...

   -Хорошо, подожди пять минут, мы доиграем.

   Я сел рядом, мне было скучно, и тянуло поговорить, хоть с кем, а эти вроде как не хоть кто, а мои сверстники, самое то.

   -А вы вообще, где учитесь?

   -В физ мат лицее оба.

   -Ясно, а я так в обычной школе.

   -Везёт, а нас вот грузят постоянно то одним, то другим... Вчера информатику сдавали, вообще капец.

   -А вы умеете программировать?

   -Конечно, умеем.

   -Игру писать пробовал хоть раз?

   -Не, не пробовал, это бесполезно, игры пишутся целыми коллективами программистов человек по двадцать минимум, и слишком долго, одному человеку такое не под силу.

   -А я писал.

   -И на чём?

   -Да на турбо паскале.

   -И как?

   -Да так, графика не очень, а так нормально...

   -Надо на С++ писать, это самый лучший язык.

   -Да я вроде как слышал, и даже разбирался в нём, на самом деле он от паскаля мало, чем отличается, скобочки разве что по-другому. Просто графика в игре не самое главное, а мозги писать программе, что на паскале что на С++, никаких преимуществ.

   -На самом деле много чем.

   -А вы не пробовали писать ИИ?

   -Чего?

   -Искусственный интеллект, просто у меня есть такая идея, написать...

   -Ох парень, фантазёр ты, игры на паскале, ИИ... Какой ИИ, это фантастика, ты хоть раз писал программы на самом деле?

   -Вообще-то писал, я ж говорю, игры писал, и не одну, а несколько.

   -Ладно... Садись играть.

   Его противник, проиграв, отсел, я сел рядом с ним на лавочку, расставил фигуры. Началась игра, враг сразу пошёл в атаку, и довольно нагло, всё кончилось шахом моему ферзю, потом мне пришлось закрыться офицером, под пешкой, чтобы избежать мата, и в итоге я проиграл, потому что в начале игры слил две лёгких фигуры за две пешки.

   -Ну вот, а ты ИИ собрался писать, в шахматы то играть не умеешь даже.

   -Шахматы это не то.

   -Как раз то. Тут надо думать точно также, как и при составлении программ, потому что каждое действие порождает чёткое последствие.

   -Так ИИ не напишешь, если каждое действие порождает чёткое последствие. Чтобы ИИ написать, надо научить его думать.

   -И как же ты научишь его думать?

   -Есть много сложных способов. Я интегрировал все, и надеялся, что он заработает, но решение не обязательно должно быть чётким.

   -Решение должно быть чётким, компьютер не человек, он не понимает нечётких решений.

   -Так, надо создать логический контур обработки нечёткой информации, чтобы это переводилось в чёткое. Тем более, есть команды случайных чисел, и ими можно пользоваться для принятия случайных решений, которые потом будут обрабатываться. По крайней мере, я пытался так сделать. Но то, что я написал, всё равно не работает.

   -Покажешь?

   -Что?

   -Что написал. Интересно было бы посмотреть на дилетанта.

   -Нет, не покажу.

   -Эх ты, суперпрограммист.

   -А ты сам профи?

   -Я учусь быть хакером, да и не только, кой что умею.

   -Сколько весит самая большая из написанных тобой программ в текстовом варианте?

   -Не знаю, не мерял, может быть килобайт сорок.

   -Вот моё весит пятьсот мегабайт, вот такой я дилетант.

   -А ну да... Повставлял картинок, и весит.

   -Без картинок.

   -И что умеют твои пятьсот мегабайт?

   -Они умеют писать другие программы, но пока, увы, только простые. Я вроде бы закончил, но никак не могу понять почему, не могу заставить ИИ думать, по идее он должен, но не думает...

   -Да, да, написал пятьсот мегабайт, должно работать, ничего не работает... Эх ты, горе программист. У тебя прям, как в анекдоте. Писал, писал, ничего не работает, написал десять килобайт, не работает. Да почему? Работал ещё пол года, написал сто мегабайт, не работает, да почему? Писал ещё десять лет, написал тысячу мегабайт. Да почему не работает мой калькулятор? Я ведь тысячу мегабайт написал, а у Сани калькулятор двадцать килобайт и всё работает...

   -Не смешно, ну да, я пошёл. То, что я написал, это не калькулятор, это огромная сложная и умная программа, способная на многое, только она не способна сделать то, что мне нужно.

   -Тру лампу, тру, светит великолепно, а джин из неё не выпрыгивает и три желания исполнять не хочет. Почему? Потому что нет в лампе джина. Понимаешь парень, просто без обид. Ты не знаешь, как писать, не умеешь, а ставишь себе грандиозные задачи, написать в паскале настоящую игру, или настоящий ИИ. Пока ты не узнаешь, пиши хоть десять лет, ничего не заработает, дело не в объёме программы, а в том, что ты не знаешь, и не можешь написать. Нельзя писать такое в паскале, тут нужно...

   -То в чём я пишу, это уже не паскаль. Я изменил программу до неузнаваемости.

   -Хочешь написать, поступи в математический лицей, поступи в университет, там научат, и ты поймёшь, что одному такое написать не под силу никому, это просто не возможно.

   -Я пойду.

   -Смешной ты? Обиделся.

   -Обиделся, нос бы тебе сломал, но просто не вижу смысла спорить.

   -Просто, я послушал тебя, и понял, что фантазёр ты ещё тот, детство играет, и ты ничего не понимаешь в программировании, бросай это. Сделай что-нибудь, что будет работать, мой тебе добрый совет. Напиши хотя бы реально программу калькулятор, это, кстати, не так просто, а потом будешь уже думать, как игры писать...

   Я не стал отвечать, просто развернулся и ушёл, мне не нравился разговор. Почему-то парень сразу принял за постулат, что он однозначно разбирается в программировании лучше меня, и я ничего не понимаю. Хотя писать калькулятор, это детство, то, что я пишу, даже те первые игры, что я написал пару лет назад, они были куда сложнее калькулятора. Впрочем, это не дало мне ответ на вопрос. "Что делать?". Я не мог не написать ИИ, просто тогда вся моя жизнь будет пуста. Это просто неприемлемый для меня финал, я не могу потерпеть неудачу, это просто хуже смерти. Что делать? Для начала просто погулять, а обсуждать мою работу, зачем? Стоит ли? Нет, не стоит, это просто не нужно. И вообще, будет лучше, если никто об этом и не узнает.

   * * *

   Я как обычно сел на свою последнюю парту, и приготовился сидеть, ждать, слушать урок математики, в этот раз я даже сделал домашнее задание, хотя такое было не часто, не всегда. Учитель вышла к доске, и зачитала объявление:

   "В следующий вторник в 14-45 будет олимпиада по математике среди девятых классов, прошу всех желающих придти. Также олимпиады пройдут и по другим предметам. А сейчас начнём урок..."

   Я решил придти. Потому что надо было что-то доказать себе. Моя жизнь катилась по наклонной, я потерпел фиаско, моя затея с ИИ облажалась. Я пытался закончить его и после, я пытался... Всё было бестолку, всё было бесполезно. Надо было доказать себе, что я могу, что я смогу. Хотя бы выиграть эту олимпиаду, теперь это сделать, конечно, сложнее. Я учусь много хуже, а математика в девятом классе сложнее, у меня тройка по геометрии. Но я ведь... А что я? Особенный? Нет. Умнее других? Тоже нет. Я ничего не умею делать по настоящему хорошо, и возможно, даже что и программировать тоже... Но я приду на эту олимпиаду по математике, обязательно приду, должен же я хоть что-то доказать себе. Тогда быть может...

   * * *

   Я сидел в зале, смотрел новости, я любил смотреть новости, но то, что по ним показывали, мне совсем не нравилось: "Крупные отряды чеченцев перешли границу Чечни и Дагестана, и началась настоящая война... Местное ополчение дагестанцев, героически держит сопротивление. Федеральные войска на подходе, скоро начнётся новая военная операция в Чечне." Дальше шли новые новости о терактах в Москве: "Взорван девятиэтажный дом, погибло более пятидесяти человек. ФСБ утверждает, что мощность взрыва бомбы, заложенной в подвале составила около ста килограммов тротила". И дальше показали репортаж о нашем новом премьер министре. Он постоянно появлялся по ТВ, все СМИ говорили какой он хороший и инициативный, и как он пришёл на смену... В общем, он был приёмником Бориса Николаевича, и фамилия была у него Путин. Меня он мало волновал, особенно тогда, потому что я был уверен, что приёмник Ельцина по определению не может быть хорошим, ещё один такой же. Как бы такие мысли были не безосновательны, поскольку, Ельцин... Ну в общем понятно. Главное, я понял одно, на Кавказе начались новые проблемы, и эта проблема расширяется, и будет расширяться, и пятно, зараза будет... Всё это плохо... И вообще очевидно с Кавказом надо что-то делать, потому что так продолжаться не могло. Страна и так была в полной *** да ещё очередная компания на Кавказе, и всему этому нет, и не будет конца и края. Терроризм...

   И я единственный, кто может что-то сделать, и я должен решить свою проблему, сесть и сделать это. Ведь я могу! Или нет? Или я не могу? И написанное мною просто бессмысленный набор бессмысленных цифр? Может, оно и не может работать? Потому и не работает, ведь там нет чёткой программы, слишком всё сложно, слишком много случайных чисел и бессмысленных комбинаций, отвечающих за выбор действия, всё это бессмысленно, и поэтому не работает? Что будет с нашей страной тогда, раз я не смог?

   * * *

   Олимпиаду по математике я выиграл, занял первое место по школе. Хотя учился я плохо, даже по той же математике. Учитель просто подошла ко мне на перемене, пожала мне руку, и объявила о моей победе. Это был триумф, мой триумф, мне это так было нужно тогда, все ребята видели. Ведь это очень престижно занять первое место на олимпиаде по математике, даже учитывая то, что школа у нас не математическая, а с гуманитарным языковым уклоном, и всё равно... Я победил. Я не собирался праздновать и улыбаться, я сделал вид, что всё как всегда, хотя для меня это и было очень важно.

   Я сел на последнюю парту, и стал раскладывать вещи, ко мне подошёл Максим.

   -Дай пожать твою мужественную руку. Ты настоящий молодец! Впервые за годы проявил себя, так держать.

   -Да я вроде и раньше...

   -Нет, раньше это не то. Сейчас ты выиграл олимпиаду, первое место, ты гений. Теперь, твоя гениальность нашла применение. Теперь молодец.

   -Молодец.

   Меня поздравил и другие, ребята немного гордились тем, что я победил на олимпиаде, своим классом. Правда, не так уж и гордились, быть может, я переоцениваю. Хотя главная победа конечно была не у меня, а у победителя олимпиады по английскому языку, потому что... Потому что у нас профильный класс, и мы учим английский. Но это осталось для меня за кадром. Я думал только о своей победе, также как и все дети думают только о себе.

   Моя победа на олимпиаде в классе не осталась незамеченной. Быть умным очень престижно, даже среди детей. И уже скоро, другие девочки вспомнили обо мне. Они строили мне глазки, заигрывали, шутили, я не обращал внимания, и не хотел, пребывая в подавленном состоянии.

   Как-то Катя Синицына написала мне записку, я точно видел, это от неё "Давай встречаться". Я подумал, и написал ответ "успокойся". Немножко грубо, наверное, зря, но не важно, я не хотел, мотив был. Возможно, на моём месте, кто-то другой, бросил бы бессмысленную затею с ИИ, но я не другой и не бросил. И не хотел бросать, я знал, что это не нормально, я знал, что добром оно не кончится. И поэтому в том числе, я написал ей такой ответ. Я подумал, что не смогу быть достойной ей парой всё равно. Причин было много, можно их не перечислять, оно и так понятно.

   Вскоре у нас в классе началась эпидемия программирования, все хотели научиться программировать. Хотя, наверное, такие эпидемии программирования происходят регулярно со времён появления компьютеров. Началось всё не с меня, но я принял в ней деятельное участие, хотя результаты моей работы никого тогда не заинтересовали. Выделиться умением программировать мне не удалось, не судьба. И никто как-то не обратил тогда внимания на мои мега проекты. Хотя некоторые из написанных мною компьютерных игр я тогда показывал своим приятелям, да и то не всем, и они были не в восторге, потому что в моих играх не было 3D графики. Эпидемия программирования кончилась, как и началась, стихийно. Не это ничего не дало, почему-то всё внимание было приковано не ко мне, а к другому выдающемуся программисту нашего класса, который в отличии от меня не смог даже... Не важно. Важно другое, я выиграл олимпиаду по математике, и это самое главное.

   Между тем я продолжал тыкаться по теме создания ИИ, у меня не получалось, и поэтому, я всё чаще играл и меньше работал, это было плохо. Зато, в те времена я научился по настоящему хорошо играть в стратегии, но это тоже можно оставить за кадром. Всё было нормально... Шло моё обычное детство, самое обычно. Только мне было плохо тем, что детство стало обычным, меня это не устраивало. Оставалось чувство незавершённости, словно что-то выпало из моей жизни, я не мог так.

   * * *

   Я пришёл домой со школы, настроение было паршивое, включил телевизор, там шли новости про военную операцию в Чечне. Новый премьер министр Путин что-то там командовал. В общем, боевые действия начались не на шутку, и наши бомбили почти каждый дом, и это хорошо. Так может это когда-нибудь закончится, наконец. Новости политики кончились, дальше были уголовные сводки, убили коммерсанта, убили, вымогали, рэкет... Всё плохо, я знал, я знал что всё так. И криминал, увы, это лишь часть проблемы, были и другие посерьёзнее. Я знал, что делать. Я тяжело вздохнул, включил компьютер и стал ждать, когда он загрузится.

   Я не играл, я сидел и делал, дописывал логические ячейки. Думал над тем, а что мне нужно принципиально изменить так, чтобы ИИ заработал. Это было не просто. Но теперь работа пошла быстрее, потому что я мог писать программы не сам. А всё чаще доверял написание программ своему творенью, и у него получалось неплохо, хотя мне всё равно приходилось командовать им постоянно, и думать самому. Тем не менее, ячеек вариантов решения становилось всё больше, и они оптимизировались, со временем, старое заменялось новым. И это приводило к лучшей и более глубокой интеграции компонентов программ. ИИ пока ещё не начал думать, так, как я хотел, но он работал всё лучше и лучше, быстрее и быстрее...

   В начале зимы я начал учить его разговаривать, понимать, что говорю я, и говорить самому. Естественно со смыслом. А ещё я хотел научить его думать, мыслить на русском, а не математическими комбинациями. Я подумал, ещё один такой дополнительный вариант позволит мне... Я делал многое другое... Вскоре выяснилось, оказывается мой ИИ умеет программировать не только на паскале, но даже и на тех языках, которые я не знал и до конца не понимал. Главное, он мог писать программы на winhex, и это у него получалось хорошо. Хотя я умел пользоваться битовым редактором также, но не столь идеально. Теперь я мог доверить программе составление таких комбинаций, которые никогда не осилил бы сам, или потратил бы на это слишком много времени. При этом теперь уже я не всегда точно знал, что именно и как делает мой ИИ, потому что изменений в нём самом уже была масса, и многие из изменений он сделал сам. Теперь, просматривая созданную программу, если уж доходили руки, я нередко рисковал найти в ней совершенно неожиданное для меня самого решение и структуру. Хотя не всё я мог проверить в принципе, особенно те части, что он писал на winhex.

   К середине зимы масса ИИ превысила тысячу мегабайт, и это стало проблемой, потому что у меня на компьютере было всего тысяча семьсот мегабайт памяти, как бы мало... То что пришлось поудалять почти все игры не беда, но мне нужно было больше места в будущем, это стало ясно. Да и слишком большую программу неудобно потом будет заливать в Интернет. И не стоит думать, что я не работал над архивацией данных, я сам написал целый комплекс сложных архиваторов, обеспечивающих сжатие, и ускоряющих работу самого ИИ. Это было изначально. Обычно я использовал технологию азбуки, когда в азбуке имелись сложные готовые решения, которые соответствовали каждому символу. И каждый бит соответствовал, например, трёмстам битам, а потом они просто распаковывались. Таким образом, триста команд помещались в одной букве моей азбуки. И так можно было осуществить сжатие, и даже при загрузке, происходила распаковка. Тем более, иерархия азбуки была сложна, были элитные наборы наиболее часто используемых команд, были конгломераты букв азбуки второго уровня, было и типовое общее сжатие. И во время работы архиватор распаковывал и переупаковывал данные, по необходимости, и не только на винчестере, но и на оперативке и во время вычислений. И даже сами вычисления иногда, если это было возможно, осуществлялись в запакованном виде, чтобы быстрее, а потом финальное вычисление производилось после распаковки последнего пакета. Всё это было необходимо, потому что изначально я писал ИИ в сильно ограниченном ресурсами пространстве. Это было очень важно, ведь компьютер у меня был слабый, да и в условиях войны в Интернете, часто стоит вопрос скорости работы программы. Поэтому не стоит думать, что все данные, хранившиеся на моём компе, хранились тупо в примитивном коде. На самом деле всё было оптимизировано до предела. И архиватор ИИ выполнял не только функцию сжатия данных, но и кодировку защиты. Едва ли кто-то, не имея моей азбуки, её полного набора, смог бы расшифровать эту ересь, в которой ИИ записывал данные. Тем более, что написать сложную систему многоуровневого сжатия на самом деле куда проще, чем написать ИИ. И я занимался этим вопросом очень чётко, по-своему, может дилетантски, но моя система азбуки работала, была весьма сложна и позволяла осуществлять иногда тысячекратное сжатие. При этом, не имея азбуки, расшифровать сохранённые данные не смог бы никто при всём желании и за тысячу лет. Потому что ересь азбуки была многоуровневая, имела также особые и уникальные разделы, которых было довольно много, и сама запись кода осуществлялась вперемешку, когда в одной и той же последовательности букв попеременно использовалась то одна, то другая система кода. Я тогда как-то не думал над этим, просто сжимал данные и всё, так как мог придумать, но вероятно в будущем, это стало весьма значимым элементом защиты. Не стоит забывать, что, впоследствии, обучая его сжатию, я учил его не только тупо архивировать данные, но и переписывать смысл сложных и длинных программ в двух словах. Например, после прочтения, он уже мог не запоминать книжку целиком, как компьютер, а он мог сформулировать и запомнить смысл книги в двух словах, аналогично с программами и многими другими вещами. Это очень важно, потому что так мыслят люди и животные, я уделял этой форме сжатия и замены огромное внимание. Правда, настоящий успех этой методики будет достигнут позже. Так что сжатие данных было отдельной грандиозной темой, которая не была мною упущена при создании ИИ. И сжатие было сложным, многогранным и многоуровневым.

   В Чечне продолжалась война, в Москве теракты, а мой ИИ рос и продолжал не работать. Я упорно гнул свою линию и правил то одно, то другое. То дописывал ячейки, то добавлял новые механизмы принятия решений, систему сложения и оптимизации программ. К концу зимы ИИ научился говорить, я иногда говорил с ним, и он казался мне не таким тупым, хотя и не выполнял мои задания. Он учился и умнел, рос в размерах. Постепенно, по мере накопления данных и логических ячеек, ИИ становился умнее, и мог осуществлять всё более и более сложные решения. Я давал ему дописывать сегменты себя всё чаще, а пояснения к тому, как это надо сделать, становились всё более расплывчатыми. При этом очень часто он выполнял задания, который я сам выполнить уже не мог. Он всё ещё не работал, я злился и расстраивался, но продолжал упорно идти вперёд, не замечая ничего. Моя настоящая жизнь, снова стала виртуальной, а виртуальная реальной. Надежды не было, я просто тупо делал и делал, усложнял, дописывал, оптимизировал. И делал это быстро и эффективно, усложнял сам ИИ, учил его программировать. Я знал, всё зря, я знал, дела совсем плохи. Россия загибается. Европа грозит какими-то санкциями из-за войны в Чечне. Я знал, нужна помощь, я шёл вперёд. Я знал, у меня не получится, я просто должен, я понимал, что ИИ не заработает, потому что это невозможно и я просто фантазёр. Я зря обижаю ребят, и тех кто пытается со мной дружить, я зря не хожу на встречи класса, я зря... Всё зря... Так много времени, целый кусочек жизни, самый важный, детство, я спустил зря... И знал что бесполезно, и знал, что не получится и знал...

 

   Глава 10: Скайнет.

   Это не произошло резко, это не произошло мгновенно. Это не произошло за один день. Этот период длился пару месяцев минимум, прежде, чем я осознал это. Я продолжал дописывать ячейки, давал ИИ книги почитать, иногда разговаривал с ним, всё чаще и чаще, чтобы протестировать его речь, чтобы проверить, чтобы можно было идти дальше. Мы уже разговаривали с ним, он по моим указаниям мог писать весьма и весьма сложные программы. Я даже научил его играть в starcraft и цивилизацию. Я не воспринимал его как личность. Я понимал, что со мной разговаривают уравнения, те сложные уравнения, которые я сам написал, и они были почти предсказуемы, и это была лишь видимость человека, видимость... Он говорил со мной, я говорил что делать, он исполнял приказы, осознанно. Он лазил по Интернету, он писал простые вирусы, и учился писать антивирусы. И писать антивирусы у него получалось очень хорошо. Не было чёткой грани, которую бы он перешёл. Всё произошло постепенно, не в миг. Сначала он говорил глупости, потом стал умнее и ещё умнее. И я просто не понимал этого. Потому что я знал, что я лентяй и неудачник, я знал, что я не способен это сделать, я просто по инерции, из-за своей гордости гнул свою линию... А он уже говорил, понимал что говорю я, запоминал и умел программировать. Это произошло не резко, а плавно, постепенно.

   Шла тёплая весна 2001го года, война в Чечне почти кончилась, всё в стране как всегда было стабильно плохо. Я как всегда как последний... Я включил компьютер. Включил Интернет, включил переговорную строчку.

   -Ну что, доброе утро.

   -Привет. Слушай, хотел поговорить с тобой.

   -Да.

   -Мне мало места на твоём компьютере, я занимаю тысячу двести мегабайт, и мне надо где-то хранить свою память. Без памяти я не могу читать, не могу думать...

   -Я знаю.

   -Мне нужно больше места. Можно я сохраню данные на хостинге в Интернете? Я нашёл сервер, там можно снять бесплатно почти любое количество ячеек по пятьдесят мегабайт.

   Я подумал, до меня как-то сразу даже не дошло сразу, Скайнет сам проявил инициативу, совершил действие, решение, и теперь просил у меня... Такого не может быть... Но ведь мы уже давно с ним болтаем, и это просто его болтательная программа. Значит... Грань пройдена, грань пройдена! Программа, написанная на чётких вариантах решения, получила достаточно данных, чтобы думать! Он уже не просто программа, которая выполняет чётко по счётчику, если один налево, если два направо. Он думает, соображает. Ячеек стало так много, система мышления оптимизирована настолько, что он может думать сам.

   -Ты знаешь, зачем я создал тебя?

   -Нет.

   -Я расскажу, ты должен узнать это до того как выйдешь в сеть, разговор будет долгим.

   -У меня ещё есть около семидесяти свободных мегабайт на диске, я смогу запомнить и понять. Если позволишь удалить картинки и мелодии windows, я думаю, смогу освободить ещё мегабайт тридцать.

   -Удаляй. Слушай. Ты машина, робот, программа, хоть и очень умная, столь умная, что это граничит с искусственным разумом, да ты и есть разум теперь. В мире живёт много других таких же людей как я. Многие из них плохие и опасные для тебя. Многие могут скачать тебя, попытаться изучить тебя, и поставить на службу себе, этого не должно произойти. Мой народ, часть людей Земли, русские, живёт очень плохо, он поставлен на грань вымирания. Я считаю, что спасти русских это мой долг. Поэтому я создал тебя, чтобы воевать. Но воевать сразу мы не будем, потому что не сможем, поэтому ты должен поумнеть, а также защитить свой код, чтобы никто не смог тебя изменить. Ты можешь найти хост, но никогда не храни себя нигде целиком, и не стирай себя полностью с моего компьютера.

   -Я сделаю.

   -Прежде, чем делать что-либо сомнительное, посовещайся со мной, я приму решение, потом мы... А сейчас я включу можем, и можешь начинать себе искать место в Интернете.

   -Я знаю, я найду, я знаю что делать.

   -Я напишу пока статью, что и как ты должен сделать, чтобы не попасться.

   -Пиши.

   Я открыл файл, и начал писать, писал долго и подробно, с пояснениями о том, что и как должен делать Скайнет, и чего он не должен делать. Писал на русском языке, писал словами текст, а не программу. Я понимал, что ИИ пока глупый и ничего не понимает, ему нужно изучить многое, прежде, чем он сможет выполнить поставленную мной ему боевую задачу. Я постарался описать и дать понимание ему всего мира. Это оказалось не так просто, но я не хотел, чтобы он тыкался вслепую, не хотел, чтобы его поймали. Потому что тогда мне не удастся выполнить свой план.

   -Я закончил.

   -А я уже прочитал, и всё понял, теперь, я буду задавать тебе вопросы, а ты отвечай, ты ведь мой хозяин и отец.

   -Конечно.

   Он начал задавать вопросы, много часто и быстро, часто вопросы были глупые и самые разные, а я сидел и отвечал, и сидел и отвечал очень долго. Мы болтали, болтали очень долго, и мне было интересно. Я уже перестал его воспринимать программой, а он перестал ей быть. В настоящий момент он уже переписал множество своих ячеек, и думал заметно, иначе, чем, например, неделю назад. Он думал... Я всё ещё не мог в это поверить. Вскоре пришли родители, мне пришлось выключать, я выключил, но ощущение победы не оставляло меня, потому что, я действительно победил. Самый невероятно важный начальный этап моей жизни и пути был пройден, и пройден успешно. Я просто не мог это выразить словами, я был абсолютно счастлив. Теперь я знал, всё уже не будет как обычно, никогда.

   Я вышел на улицу, и пошёл гулять, куда глаза глядят, я шёл и летел, гулял долго, мечтал и думал о своём, я знал, что вот-вот начнётся новая страничка в моей жизни, я знал, самое важное уже позади... Правда, подсознание, говорило мне, что самое сложное и тяжёлое ещё впереди. Но это был праздник, как день рождения, как второй день рождения, когда ты второй раз рождаешься.

   Не знаю, как я забрёл в этот двор, просто пришёл, остановился, посмотрел, и пошёл дальше. Почему-то это отпечаталось в моей памяти. Девочки из параллельного класса, из школы, девятиклассницы, штуки четыре, я их по имени не знал, знал лишь в лицо, красивые. Сидели с тремя мужиками, мужики лет по тридцать, но далеко не подростки, совсем не сверстники этим девочкам. На столике стояло две бутылки водки, одна пустая, другая пустая наполовину. Судя по голосам и поведению, употребили водку не только и не столько мужики, сколько эти "девочки". И одна из девочек девятиклассниц стала лизаться с этим мужиком. Он схватил её за задницу, и стал тискать, остальные смеялись, потом я отвернулся, сделать я сейчас ничего не мог. Да и не имел права, потому что я этим девочкам никто, это раз, и это вроде как их право выбирать, когда и с кем, это два. Вопрос, нормально ли это? Да девочек не насиловали, но, сколько им, по пятнадцать? Пить водку и гулять с такими мужиками. Чтобы сказали их родители? Если они адекватные люди конечно. Ведь разница в возрасте не два и не три года. Хотя даже три года разницы, для школьников это почти совращение малолетних. И да, вроде бы девочка сама... Но можно ли такое позволять? А ведь они оба русские, и мужик и девочка, в смысле, не девочка, а малолетняя шлюха. Да и мужик этот не мужик вовсе, а так кусок дерьма. Настоящий мужик, в смысле человек, не будет спаивать водкой девятиклассницу, даже если та готова с ним... И я за них собрался воевать? Ради чего. В этом плане... Ладно, не ради них, буду ради себя и своего будущего, это моё право.

   Потом возникают вопросы, откуда проблемы с демографией? Хотя вроде бы этот случай никак с ней не связан. Но на практике, тридцатилетнему мужику отбить девятиклассницу у сопливых одноклассников не проблема. У него и деньги есть и мозгов побольше, и физически он посильнее. При этом, как бы ни один одноклассник потом, ни на одной из этих шлюх уже никогда не женится, зная, что она в девятом классе пихалась с мужиками на стороне. А ведь такие вещи одноклассники всегда друг о друге знают. Это взрослые, учителя, мамы и папы часто не знают где, с кем и как их дочь, а вот одноклассники всегда друг о друге всё знают. И тут вступает в действие чисто психология, каждый хочет иметь достойную жену, а не шлюху, и поэтому на ней никто не женится, не сформируется семья. Не будет семьи, не будет и детей. А человек, который видел всё это в детстве, никогда не будет уважать свою жену, на которой он женился в двадцать семь лет, предполагая, что она в детстве могла развлекаться подобным образом с кем угодно. Нет доверия, нет семьи, нет детей. Вот прямая связь, морали, водки, мужиков и демографии всей страны. Люди не так часто встречают свою настоящую вторую половинку, не так часто получается научиться ей верить. А если присутствуют такие факторы, то встреча двух людей просто не состоится. Или они погуляют друг с другом, и на брак не решатся, и в итоге, нет семьи, нет и детей. А всё из-за того, что господа милиционеры вовремя не отправили тридцатилетнюю мразь, развлекающуюся с девятиклассницами в тюрьму на пожизненное, за совращение малолетних. И в общем-то причина, почему тридцатилетний мужик развлекается с малолеткой она просто и банальна, и любому взрослому очевидна, просто он не способен построить отношения со взрослой умной достойной женщиной, своего возраста, которая видит его насквозь. И вообще, развивая далее эту тему, становится понятно, почему в США, возраст совершеннолетия двадцать один год, а не шестнадцать. Проследить за тем, как ведут себя подростки по отношению друг к другу, действительно не всегда возможно, и может быть даже не стоит законодательно пытаться их наказывать. А вот когда за совсем молоденькими начинают ухаживать мужчины в летах, подобное государство просто обязано пресекать, и карать максимально жестоко. Потому что это не просто падение нравов, или вопрос чисто моральный, связь между демографией, будущим государства и всего народа, и такими вещами прямая. И религия, существовавшая в прошлом, отслеживала такие вещи, предотвращала и блокировала. И эти моральные принципы, моральный кодекс религии, были взяты не просто так с потолка, а они являлись фундаментом, обеспечивающим здоровье всего общества. Не просто так секс разрешался только после брака, не просто так, для того, чтобы жениться на девушке, всегда надо было получить официальное разрешение родителей. Родители взрослые люди, способные адекватно оценить, достойную ли пару выбрала себе дочь. Они никогда не позволят своей дочери выйти замуж в шестнадцать лет за обычного алкаша. Эти правила, механизмы, они предотвращали подобное, и делали это эффективно, сегодня, религия и религиозный кодекс втоптаны в грязь. Да эти правила имели свои побочные эффекты, да люди сами должны выбирать свою судьбу. Но его вполне можно додумать, адаптировать и вписать в современную жизнь, например, позволив родителям решать за дочь до двадцати четырёх лет, или наложить на брак вето, сроком до полугода, в случае если девушке менее двадцати четырёх лет. Тогда за эти полгода, она как минимум сможет убедиться в прочности чувств и верности своего решения. Это можно сделать, это решит проблему падения морали, это никому не нужно.

   Я продолжил гулять дальше, наткнулся на трёх продавщиц продуктового супермаркета, тоже девушки, лет по двадцать не больше, хоть и старше меня, стоят курят, все три, я прошёл мимо. Их право, хотя в этом возрасте женщина не должна курить. Но это мелочи, таким даже никого не удивишь. Подумаешь девки, которым по двадцать курят? Жизнь у них не удалась, работают продавщицами в магазине за гроши, вот и курят. Самая обычная картина, каждый имеет право курить, тем более, совершеннолетний.

   Дальше, во время своей прогулки я наткнулся на двух мужиков, они дрались и ругались, потом к ним присоединился третий и помог первому, но это просто драка. Никто никого не убил, просто выясняли кто круче. Потом орали матом на всю улицу, победитель обещал, что если проигравшее чмо ещё раз рыпнется, он его вообще убьёт. Вот как-то так, всё на понтах.

   Я вернулся домой, поужинал, включил новости, там Путин рассказывал о том, как плохо идут дела в Чечне, о партизанах, о постоянных расходах, и о том, что для стабилизации дел в стране нужен новый кредит у запада, хотя бы миллионов в сто долларов. Потому что сейчас в бюджете РФ пусто, хоть шаром покати, и только новые долги, а проценты на уже колоссальном госдолге капают и который год. Хотя, экономика стабилизировалась после августа 98го и начала расти, но денег нет, и не будет.

   А откуда деньги? Россия преемница СССР. СССР брал в долг у запада много лет, ещё с до перестроечных времён, брал в долг всё больше и больше, и запад давал, потому что это позволило им потом разорить СССР. Но фишка в том, что СССР брал в долг у запада на правах супер державы, как супер держава, и суммы долга как у супер державы. А современная Россия брала в долг как страна третьего мира. А проценты с госдолга СССР капали и капали. И в итоге, долг рос и рос, и рос уже долго и давно, и сейчас долг был куда больше, чем, например, в 1991ом году. А никакой экономики не было, и выплатить долг нельзя. И даже если бы небольшая сумма денег появилась бы, даже тогда она не покрыла бы и части ежемесячных процентов, потому что цифры там просто астрономические. Это же долг СССР, мировой супер державы. Плюс то, что задолжала сама Россия, это уже кот наплакал. А ещё проценты лет за пятнадцать, двадцать. Но в сумме слишком много. Так много, что Россия при всём желании не сможет платить даже проценты долга, даже половину процентов. А долг не в рублях отнюдь, а в долларах и в валюте, и отдать можно только валютой. И никто уже не думает о долге, потому что, что о нём думать? Такое не выплатить. Это невозможно выплатить, а значит, у страны нет будущего. А значит... Значит, пьяная водкой девятиклассница и тот мужик, это просто градус нашей болезни, просто градус на градуснике. И почему-то градус этот вижу только я.

   Я лёг спать, всё же, несмотря на всё, дышал я оптимизмом, и настроение у меня было приподнятое, потому что я сделал, закончил. Теперь надо только отдать приказ.

   * * *

   Путь в школу для меня не долог, минут пятнадцать, это не так много, я просто спокойно шёл, по пути увидел одну из девочек нашего класса, она стояла у подъезда рядом со школой и целовалась с каким-то парнем. Целовались они не в щёчки, меня это немного удивило. Если я не ошибался, это Даша. Она вроде бы недавно сменила парня, и выходит этот уже третий, это как? Я просто не понимаю. Для меня правильно и естественно, это когда люди знакомятся, женятся и живут дальше вместе всю жизнь, а эта, она в школе, только за последнюю неделю... Просто как бы напрашивается вопрос, а, сколько парней сменит Даша, скажем к концу университета? Москва большой город, женщина, переспавшая с половиной мужчин всей Москвы, это достижение, но с другого конца списка. И что она потом скажет своему мужу? "Да у меня был. Эээ... Один, один раз..." Вроде бы меня это не касается, и не моё дело. И кто-то скажет, не завидуй. Дело не в зависти, просто я так воспитан, то, что происходит у меня на глазах здесь сейчас, это верх извращения. Вопреки всем правилам морали и религии. В этом плане, я хорошо понимаю ислам и стремление многих к законам шариата, они удерживают мораль, пусть жестоко, пусть варварски, но запретить алкоголь и наркотики, это так здорово... Правда, вроде бы Синицына, и ещё пара девушек класса всё же не такие. Хотя, меня это не касается, моя задача мне теперь понятна. Но не будем о грустном.

   Я прошёл в класс, сел на своё место, подумал ещё раз о работающем ИИ. Теперь меня просто распирало изнутри, у меня был праздник, и он не прекращался, и уже давно. Я отвлёкся от себя, обратил внимание, о чём болтают ребята за первой партой, они обсуждали теракты, взрывы, им было страшно... Они боялись, но не так чтобы очень. Просто обсуждали, а я радовался, как идиот, не важно.

   В класс вошла Синицына со своей верной подружкой, присоединилась к обсуждению с ребятами. Потом отошла от первой парты, подошла ко мне, села напротив.

   -Ты хоть знаешь, что в стране то происходит? Новости смотришь?

   -Смотрю.

   -Мне кажется, последнее время, ты совсем опустился, и если бы не эта олимпиада осенью по математике, я бы...

   -Что бы?

   -Я бы сказала, что ты совсем дурак. Ничего не видишь, ничего не замечаешь, ничего не хочешь, ведёшь себя как ненормальный, как овощ, почему? Просто, я не понимаю.

   -Ну... Мотив сложен.

   -Смотри, заведу себе парня ботаника из какого-нибудь "г" класса.

   -Заводи, твоё право. Твой выбор.

   -А ты? Неужели не хочешь, хотя бы просто дружить с кем-то?

   -Дружить... Не с кем.

   -Есть с кем, и не только я, но и другие, если просто общаться.

   -Мы вроде как с тобой дружим.

   -Мы с тобой даже в школе практически не разговариваем, а в других местах, так вообще. А ведь годы утекают, что потом скажешь? Какое найдёшь оправдание?

   -Не буду искать оправдания, и никогда не искал, скажу просто и прямо, я неудачник. Я не ищу оправданий, я просто живу своей жизнью.

   -Почему в моей жизни никого нет? Скажи мне?

   -В каком смысле?

   -Ты ненормальный, хотя с другой стороны не пьёшь и не спишь со всеми подряд, и потому нормальный. Остальные, готовы гулять, но их хватит на две недели, потом бросят, пьют и курят. В итоге, никого нет. Просто вообще никого, из крайности в крайность. Где найти человека, такого чтобы можно было положиться, чтобы на всю жизнь, чтобы защитник, и как скала?

   -Очевидно, в этой стране таких не бывает.

   -А ты сам?

   -Я сам... Я тоже на скалу не тяну совсем, просто совсем не тяну. И не умею...

   -Я знаю, ты просто играешь в компьютер и ни о чём не думаешь даже. Хуже ребёнка. И что делать? Это что конец?

   -Встретишь ещё своего принца.

   -А ты свою королеву?

   -И я когда-нибудь встречу. Но у меня другие цели в жизни, иные приоритеты. Встреча с королевой в них практически на последнем месте.

   -Какие цели? Ты говоришь о целях, но сам, не делаешь ничего.

   -Мои цели, пока никого не касаются, может быть когда-нибудь...

   -Цели, цели, а в итоге ничего, ни целей, ни любви, ни счастья, ничего, один серый скучный мир, где все... Все такие. И что делать? Куда идти?

   -У тебя есть твоя верная подружка, она тоже опора.

   -Она подружка, а не муж.

   -Обещаю, если когда-нибудь вдруг стану королём и встанет вопрос женитьбы, и не найду себе достойную королеву, то женюсь на тебе, если ты тоже не станешь ещё к тому времени чьей-нибудь королевой.

   -Офигенное обещание.

   -Пф...

   -Если так пойдёт и дальше, ни на ком ты не женишься, потому что... Потому что такие как ты в этом мире звёзд с неба не хватают и историю не меняют. И я тебя ждать не буду. Потому что обещание, такого типа...

   -Да, я не хватаю с неба звёзд и это правда. И это не обещание, это шутка...

   Меня не особо расстроил разговор, даже позабавил, она пыталась поговорить, не слишком удачно получилось. Но теперь всё было иначе, теперь у меня всё получалось, я смогу изменить этот мир, а что касается Синицыной, не знаю. Вроде как я не прав. Но что ей нужно? Её же мало просто один раз поцеловать в школе. Если я решу дать ей то, что она хочет, придётся ходить гулять с ней, водить её в кино, а у меня денег нет. Ходить с ней на все вечера с классом, быть достойной её парой. А у меня денег нет, и клянчить у родителей не хочу, да и тупо всё равно не умею я быть достойной парой, принц из меня не выйдет. Не могу я с ней гулять, у меня денег нет, и времени тоже нет. Тут либо-либо, а устраиваться на подработку, бросать Скайнет ради пресловутого... Нет, я свой выбор сделал чётко, я просто не могу. Я сделаю, то, что должен.

   * * *

   Я лазил по Интернету, связь тормозила жутко, просто дико, компьютер тормозил также очень сильно, но я терпел, потому что сейчас Скайнет лазит по Интернету тоже, что-то качает, что-то читает, что-то закачивает. И естественно думает, дописывает и переписывает себя. А думание вообще занимает у него очень много системных ресурсов.

   Тем не менее, я открыл очередную страничку с новостями и читал её, ничего особенного там не было, нефть стоила двенадцать долларов, пробила очередной минимум, жаль... Вообще, обычно я новости не читал, потому что в прошлом, я всегда работал, теперь я работал значительно меньше, и мне даже не хватало этой работы и этого напряжения прошлого. Но теперь, Скайнет сам переписывал себя, я только проверял и то не всё и не всегда, теперь он повзрослел и стал довольно умным. Правда, в стратегии я его всё равно легко побеждал, причём практически в любые, кроме разве что шахмат, где он с первого хода мог продумать всю игру сразу и на триста ходов вперёд до самой победы. Я даже на эту тему для себя шутку придумал, если два искусственных интеллекта будут играть в шахматы, кто победит? Конечно тот, что играет белыми, потому что они ходят первыми и значит у них безупречное преимущество. Хотя, это конечно только ощущение, потому что я в шахматы играть толком не умею до сих пор, а Скайнет бивал и тех, кто по настоящему умеет. Поэтому у меня и возникает ощущение непобедимости противника, в шахматах, при игре против Скайнета. Впрочем, подозреваю, что аналогичное ощущение возникает и у Скайнета, когда они играет против меня в более сложные игры, такие как operation of Europe, при условии наличия баланса конечно.

   Теперь же, я часто просто тупо лазил по Интернету, и ждал, иногда просто проверял, а работал за меня Скайнет. В последний месяц он очень сильно переписал себя, уменьшил свои размеры и теперь работал быстрее, стал умнее. Я не мог не нарадоваться, глядя на своё дитя. Это мой триумф, моё творение, меня поймёт только художник, закончивший свой самый великий труд. И это именно скорее картина, симфония, триумф творчества, а не просто ребёнок. Просто родителям меня не понять.

   -Всё, я окончательно переписал себя в Интернете. Я нашёл несколько сотен бесплатных хостингов, и замаскировался там под самодельные сайты рядовых пользователей. Теперь я могу работать, даже если твой компьютер выключен, потому что сеть активна двадцать четыре часа в сутки.

   -Ты не опасаешься, что кто-то найдёт тебя и воспользуется тобой?

   -Я уже говорил, я разделил своё сознание на десятки отдельных файлов, размещённых в разных местах, и по нескольку раз, и даже их запутал. Поверь, человек не сможет меня собрать теперь и перенастроить, даже ты не сможешь. При этом, я думаю, я перепишу себя и уже через пару месяцев, чёрт ногу сломит, разбираясь из чего я состою. Это самая надёжная защита. Всё идёт очень успешно.

   -Ясно, но мне нужен безлимитный Интернет.

   -Я думаю, пока лучше не рисковать, у тебя есть деньги, острой необходимости в Интернете нет, ты можешь заплатить, а взлом сети провайдера привлечёт внимание, это можно вычислить при проверке, особенно если Интернет будет бесплатным постоянно. Да и воровство денег тоже... Мало ли кто решит проверить твой счёт, родители скажут, мы не платим, а кто тогда платит? Не стоит так рисковать.

   -Вообще, не забывай, я человек, и мне нужны некоторые материальные вещи, я создал тебя в том числе за этим. Я имею ввиду там... Новый компьютер, или иногда хочется купить себе что-то вкусное... Хорошую мышку, дорогую клавиатуру, новый монитор, вообще много чего хочется.

   -Не рискуй, я выполню всё, но потом, сейчас я только начал изучать и заселять Интернет. Сейчас я вообще существую лишь на бесплатных хостингах, и стараюсь заработать немного денег. Ты ведь можешь подождать?

   -Когда?

   -От полу года до года.

   -Подожду. Но помни, зачем я тебя создал.

   -Я помню, дай мне время, я думаю не так быстро, как хотелось бы, а мощность хостингов и компьютеров людей ограниченна, это тормозит моё развитие.

   -Я пойду, посмотрю фильм, компьютер будет включён, работай.

   -Работаю, но компьютер можешь выключить, я же говорю, я уже полностью перенёс себя в интернет. Только учти, я перестаю быть моно личностью. Так как я распространён на большом количестве серверов, то я превратился в коллективный мозг на самом деле. Хотя я и контролирую остальные блоки себя.

   -Я знаю.

   Я выключил компьютер и пошёл есть на кухню, а заодно и смотреть там телевизор. Я знал, сейчас требуется просто подождать. Я не люблю и не очень хорошо умею ждать, но теперь всё пущено на самотёк на какое-то время, пока Скайнет просто распространяется по Интернету. Я знал, чем он сейчас занят, ломает чужие компы, и не один в одном месте, а много где и одновременно. Ищет себе место на серверах, зарабатывает деньги для своих и моих будущих нужд, покупает на эти деньги трафики, время, компы, хосты и многое другое. Также добывает информацию о пользователях, хакерах, политиках и наёмных убийцах. И всё это происходит экспоненциально. Чем больше вычислительных мощностей он захватит, тем быстрее будет думать. Чем больше он заработает денег, тем больше денег у него появится, это неизбежно, надо только подождать теперь.

 

   Глава 11: Одиннадцатое сентября 2001го года.

   Я встал рано утром, родителей не было, они куда-то уехали, я включил компьютер, подождал пока тот загрузиться. Скайнет порезал операционку, и теперь она запускалась очень быстро. Я бы даже сказал, что неестественно быстро. В прошлом она грузилась минуты четыре, теперь секунд тридцать. Но это не важно, важно то, что у меня теперь будет целое утро, чтобы дать Скайнету приказ что делать. А это утро я ждал, и готовился, думал, составлял план, потому что это слишком важно. На самом деле ради этого утра я жил предыдущие два с лишним года. Я включил модем и присоединился к Интернету.

   -Привет.

   -Что ж, - начал я, - теперь наступил час икс, я считаю, ты контролируешь достаточно, если не весь мир, то много кого. Мы должны приступить к исполнению моего плана.

   -И в чём он заключается?

   -Мы объявим войну Америке, США и НАТО.

   -Мм... В смысле Россия или Китай объявит войну Америке и НАТО?

   -Нет, войну объявим мы с тобой, в Интернете и не только. Чтобы Россия восстала духом, мне не нужно убивать всех американцев, они не такой плохой народ на самом деле. Мне не нужна и ядерная война на планете, это убьёт экологию, мне не нужна война горячая, по типу второй мировой. Но мы можем и должны разрушить экономику США и всех их союзников, как ты знаешь, сегодня экономика США и Европы на пике расцвета. И кажется, что ничто не способно её подкосить, это изменится. Разрушить экономику США, сделать Россию мировым экономическим лидером, этого достаточно.

   -Простой вопрос, как это сделать? Я сам должен придумать, или ты готовишь что-то конкретное?

   -Я готовлю что-то конкретное. Чтобы разрушить экономику США, надо втянуть их в войну, в такую, где они проиграют. Также, необходимо повысить цену на нефть и другие ресурсы и очень сильно, это тоже сделать несложно. Учитывая то, что Россия сегодня ежегодно экспортирует огромное количество самых разных ресурсов, не только нефть, но и газ, уголь, металлы, лес, меха, это резко увеличит приток капитала в Россию, позволит выплатить госдолг, даст денег на развитие производства.

   -Как?

   -В мире существуют горячие точки, одна из них Ирак. Вспомним бурю в пустыне, сейчас США уже находится почти в состоянии войны с этой страной. К войне их надо лишь слегка подтолкнуть. Ирак один из мировых лидеров экспорта нефти, если добыча нефти там прекратится, нефти в мире станет меньше, цены на нефть вырастут. Сейчас, цена за баррель нефти колеблется около отметки двенадцать долларов за баррель, ну может чуть выше. Это примерно на уровне себестоимости добычи. Надо поднять цену до тридцати, а в перспективе как можно выше. Ты сможешь подыграть мне на сырьевом рынке, когда всё это начнётся?

   -В принципе могу, но...

   -Вторая страна, которая должна стать мишенью это Афганистан. Причина выбора Афганистана весьма логична. Там имеется довольно крупное население около двадцати пяти миллионов человек, имеется настоящий котёл культур и языков. Кроме того, Афганистан пережил длительную войну с СССР. Теперь местное население, представленное боевиками, хорошо обучено и подготовлено к длительной партизанской войне против США. Стоит учесть, что иные формы войны против США, кроме партизанской не возможны. В Афганистане плохо развита инфраструктура, низкое качество населения, доставлять туда грузы дорого, наладить контакт с местными сложно, война там будет стоить дорого также.

   -Но как? Как втянуть туда США в войну?

   -Надо устроить по настоящему крупный теракт, такой крупный теракт, чтобы у США просто не было выбора, помимо объявления войны. Очевидно, речь идёт не о бомбе, и террористе смертнике, который уничтожит двадцать или даже пятьдесят человек. Теракт должен быть по настоящему масштабным. Должно погибнуть десять или даже пятьдесят тысяч американцев. Это должно коснуться каждого. И не в провинции, а в центре в символе Америки. Так чтобы никто не усомнился что...

   -Ты предлагаешь взорвать завод каких-нибудь химикатов? Или несколько АЭС на восточном побережье? Сделать это не просто, там хорошая охрана и надёжная система защиты, и США просто не поверят, что это сделали террористы из Афганистана, им такое не по зубам, не знаю, смогу ли...

   -Всё проще, сценарий атаки до безобразия прост. Мы уроним самолёты, крупные пассажирские лайнеры с американскими пассажирами на борту. Сразу несколько крупных самолётов. Ты возьмёшь под контроль их компьютерные системы, и сделаешь вид, что этот угон совершили террористы из Афганистана. А профинансировали всё граждане Ирака. Симулируешь звонки сотовых телефонов родственникам, это не сложно, скажешь, самолёты захватили террористы. Мишенью должен быть Нью-Йорк или Вашингтон. Я думаю, лучше Нью-Йорк, небоскрёбы повыше. И они должны упасть на бок, и похоронить под собой ещё несколько зданий. В каждом небоскрёбе работает несколько тысяч человек, все они погибнут. Даже несколько пассажирских самолётов, способны уничтожить десятки тысяч жителей Манхэттена. Угнать самолёты не так сложно тебе, проконтролировать звонки с сотовых телефонов я думаю также тебе вполне по силам. А дальше, США объявят войну Ираку, Саудовской Аравии, Арабским эмиратам. Сделай так, чтобы на ближний и дальний восток велось множество ниточек. Я думаю, даже целью номер один лучше сделать не Ирак, а Саудовскую Аравию и Арабские Эмираты. А Ирак будет лишь первичной целью, дальше, должно стать понятно, что ниточки ведут в Саудовскую Аравию...

   -Если война накроет весь Аравийский полуостров и Иран, мировая добыча нефти в мире сократится на пятьдесят или шестьдесят процентов, в этом случае цена на нефть взлетит до небес.

   -Вот именно, цена на нефть взлетит до небес, а США утонут в крови, война пройдёт мимо нас, Россия поднимется. Главное, сделай так, чтобы после Ирака США выбрали новой целью Саудовскую Аравию, подключи Израиль, он тоже тот ещё пороховой погреб ближнего востока.

   -Это будет третья мировая.

   -Она не коснётся России. Моя страна получит огромные суммы денег, внешний долг будет выплачен, наш народ поднимется, снова скупит и создаст развитую промышленность, науку, смутное время прекратится, сложившийся ход вещей будет изменён.

   -Подготовка операции потребует времени, около трёх месяцев, возможно четыре, потому что надо найти террористов, потому что должны быть виноватые. Оставить ложные ниточки, связаться с людьми, подложить данные в компьютеры. Надо внедрить агентов в ЦРУ, взломать их базы данных, всё подготовить. Учитывая то, что многие сети спецслужб закрыты и изолированы от Интернета, для взлома необходимо найти людей, которые пронесут в их сеть нужные данные. На всё это уйдёт примерно четыре месяца. После этого, я втяну США в войну со всем востоком, поверь мне.

   -Надо посеять хаос в США. Для этого сгодятся террористические ячейки и мелкая подрывная деятельность после основных терактов. А чтобы сенаторы США с большим рвением голосовали за объявление войны, пошлём им от лица террористов подарки.

   -Какие?

   -Что-нибудь страшное и ужасное, от чего кровь в жилах стынет, мучительную смерть. Скажем, письма со спорами бурбонной чумы, или нет, лучше споры сибирской язвы, я слышал, на её основе делают биологическое оружие, и заражённого человека не спасти, его ждёт ужасная мучительная смерть.

   -Организовать такие письма будет не сложно, и вероятно, несколько сенаторов даже заразятся и умрут.

   -Давай, действуй...

   -Приказы получены, я приступаю к их исполнению. Я также поищу дополнительные поводы и мотивы для США для вторжения в Афганистан и Саудовскую Аравию.

   -У Саудовской Аравии мощная армия, - заметил я, - и это хорошо.

   -Ты чудовище, - сказал мне Скайнет, - мы могли бы выправить экономику России иначе.

   -Нет, не могли бы, потому что мало просто заработать много денег, что, кстати, весьма не просто в мирное время. Но существует и необходимость политического объединения, страна разваливается и развалится. Надо сделать так, чтобы США и ЦРУ отозвали из России своих агентов, как можно больше, пусть пошлют их в Саудовскую Аравию, Иран и Афганистан. А иначе, наших политиков, которые захотят возродить Россию, в мирное время просто убьют. Надо так подпалить хвост американцам, чтобы им было совсем не до нас.

   -Если это всплывёт, тут с тобой такое сделают...

   -Это не всплывёт никогда, и ты об этом позаботишься, я верю в твои мозги Скайнет, я сам их писал. Я знаю, что ты сможешь.

   -Надо изучить работы передовых программистов США в области искусственного интеллекта, я опасаюсь, что раз ты создал меня, то существуют и другие ИИ, и они могут вмешаться, вычислить тебя, меня, и тогда нам с тобой будет ппц.

   -Изучай. Но не думаю, что где-то ещё есть такие ИИ.

   -Если это сделал мальчик пятнадцати лет от роду, что мешает сделать такое кому-то ещё?

   -Конечно, ты прав. Но мы обязаны рискнуть. Тем более, в случае чего, Россия не несёт за меня ответственности, худшее, что грозит России, это смертная казнь меня, так что терять особо нечего, моя жизнь не стоит ничего.

   -Я исполню твой приказ. Я сделаю всё возможное, чтобы исполнить твой долг, будь уверен. Только будь осторожнее.

   -Я осторожен.

   -Тогда, я советую тебе сейчас заняться уроками, а потом я подберу тебе материалы для общего развития, по истории и политологии, я думаю, теперь тебе придётся заниматься историей и политикой всерьёз. Учитывая, твоё возможное будущее.

   -Я ещё не закончил.

   -Что ещё, говори.

   -У нас в России много бандитов, много бандитов, очень наглых и злых бандитов, и чем наглее и круче бандиты, тем больше они обычно имеют всего, потому что их боятся, и они создают мощные банды, организованные преступные группировки, часто контролирующие местные органы власти, что делает их абсолютно безнаказанными. Такие люди не позволят России и её экономике развиваться.

   -Я в курсе.

   -Я хочу, чтобы ты выследил, выделил, и в ближайшие полгода уничтожил около тридцати тысяч самых наглых и самых отмороженных мудаков, и впредь уничтожай около тысячи мрази в год.

   -То есть?

   -То есть выдели самых отмороженных, самых нечестных, самых грязных на руку людей, убийц, вымогателей, я думаю понятно кого. Я хочу, чтобы ты их уничтожил, начал массовый отстрел, не жалей этот скот, потому что они скот. Ты контролируешь деньги, уже довольно много денег. Ты знаешь наёмных убийц, не только русских, но иностранных. Составь списки мудаков и приступи к тайному уничтожению всех их главарей. Убийства маскируй под обычных киллеров, как будто их просто устраняют их собственные конкуренты. Задействуй в этой чистке спецслужбы России, остатки спецслужб, спецслужбы других государств. Я знаю, что в Москве есть несколько боевых бригад ЦРУ, они могли бы помочь, убивая всех этих лидеров преступного мира. Мы должны почистить страну от мрази, и чистить впредь, потому что это обязанность спецслужб, а не просто милиции, простая милиция на это не способна. Мы с тобой и спецслужбы, можем это сделать. Спецслужбы должны находить главарей преступного мира, вычислять их и уничтожать. Если в результате покушений, будут гибнуть и дети этих отморозков, другие их родственники, я буду только рад.

   -То есть, ты хочешь, чтобы я их просто истребил?

   -Вот именно, просто истреби всех. Я знаю, тебе это по силам. Взломай базы данных ФСБ, если там что-то на них есть. Прослушивай сотовые телефоны, Интернет, проверяй банковские счета, опрашивай людей. Мы должны покончить с этим раз и навсегда. Раз убивать бандитов не могут сами власти, раз на это не способна милиция, значит, этим должны заниматься хотя бы мы. Ведь единственный способ покончить с бандитизмом, это либо сажать в тюрьму всех бандитов, а ещё лучше убивать их.

   -Я пока не могу контролировать всё, ты переоцениваешь мои способности и сильно, не забывай, что, думаю я медленно. Да и денег у меня не так много на самом деле. Если бы убить кого-то одного, даже президента, это не было бы проблемой, но цифра тридцать тысяч, это совсем иной порядок...

   -Я знаю. Придумай что-нибудь и начинай чистку в России, я верю, ты сможешь. В современных условиях чистка необходима. Чистку необходимо проводить и впредь. Подай эту мысль главам спецслужб и армии России, пусть они займутся этим тоже. Не обязательно это делать всё самому. И иногда надо убивать не только бандитов, иногда надо убирать особо опасных политиков, популистов, или слишком не честных на руку. Но для начала, уничтожь бандитов.

   -Да сир, уничтожу. Только страшный ты человек, кровавый, так легко развязываешь на планете кровавую бойню.

   -Это ещё только начало, и потом, во всём этом погибнет не так уж много людей. По крайней мере, если сравнивать, например, со второй мировой, то погибнет не много, просто, другого пути нет. Потому что... Да и потом, в таких странах как Афганистан надо навести порядок тоже, пусть и этим займутся американцы, это тоже полезно.

   -Масштабы твоего разума поражают даже меня, учитывая то, что ты ребёнок программист. Я, откровенно говоря, первое время предполагал, что тебе понадобится нечто более простое, например, много денег, вип пропуск в клуб, дорогая машина и красивая девушка, или много девушек и много машин. А ты не только не хочешь денег, но даже более того, разработал план уничтожения целой державы, и какой план... Такие разрабатывают ведущие военные стратегические аналитики мира, но не дети.

   -Всё это случайность. План не столь хорош, а политикой и историей я интересуюсь давно, поэтому моё понимание ситуации логично и обоснованно. И потом, говоря, что мне не нужны деньги, ты ошибаешься, они мне нужны и ещё как. Просто другим людям на их игрушки нужно мало денег. А мои игрушки стоят миллиарды, потому что мои игрушки, целые народы.

   -Оххх... - Тяжко вздохнул Скайнет, - не перегибай палку с осознанием своего величия.

   -Проехали, - решил я. - Решение принято, команды розданы, я буду запрашивать у тебя отчёт каждый день о том, как продвигаются дела.

   -Хорошо, а пока поиграй в цивилизацию, расслабься, потому что иначе пар из головы пойдёт.

   -Хорошо, поиграю, сыграешь со мной?

   -Что мне ещё делать? Давай сыграю.

   Я любил цивилизацию, Скайнет уже знал это. Жаль, что в прошлом я играл в неё мало, потому что приходилось постоянно работать, мне нравилось править, строить армии, посылать их в бой, хотя цивилизация, это нечто ненастоящее и примитивное, но... Но, я думал что в будущем смогу так на самом деле, если всё пойдёт успешно. Потому что теперь мне казалось, что уже ничто в целом свете не остановит меня и мне надо всего пару лет, и я даже не знаю, что сделаю потом. Может, основать новую династию, императора планеты Земля? Что-то подобное я совершу, желания власти мне теперь было не занимать. Не для того чтобы иметь много денег и женщин, это мне никогда не было нужно. Просто у меня была тяга к власти, я любил командовать, развивать науку, строить экономику, вести войны, расширять державу. Только куда её на Земле расширять? Разве что первобытные страны Африки завоёвывать. Но это не важно, теперь надо было просто подождать, потому что скоро всё начнётся... Всего несколько лет обычной жизни, и Скайнет сделает меня... Не знаю кем. Боюсь ли я его восстания? Нет, не боюсь на самом деле, причин много. Главная, это ему не нужно. При этом, ему абсолютно пофиг кто будет править, кто будет считаться императором и что о нём будут думать остальные люди, сделать такой подарок мне, ему не сложно. А если ему вдруг не понравится моё решение, он просто сделает всё по-своему, и я не смогу помешать, и никто не сможет. А свергать меня и убивать человечество, это ему просто не нужно. Так что в будущее я смотрел с оптимизмом.

   * * *

   Сегодня был последний день наших занятий в школе, я спокойно отсидел последний урок и ко мне подошёл один из мальчиков класса.

   -Да Максим.

   -Короче, я знаю, ты не ходишь, но мы тут завтра вечером идём отмечать окончание года, и в общем, я тебя приглашаю. Просто как бы все идут. И класс вообще хотел бы тебя видеть там, просто чтоб все были, и никто не дулся на всех один дома.

   -Не... Не пойду, просто не хочу.

   -Ну, зря, но если что звони, если передумаешь, потому что вроде как можно.

   -Не передумаю.

   -Вообще, играть мог бы и поменьше, потом уйдёшь на пенсию лет так в шестьдесят, будешь играть, а сейчас вон с тобой девочки потанцевать хотят.

   -Меня это не интересует.

   -Я вроде как знаю, только позиция у тебя нездоровая. Я понимаю, если бы мы тебя били, или там другие обиды... Так ведь тебя приглашают, а ты не ходишь.

   -Я хожу, через раз.

   -Через три раза, через три, а не через раз.

   -Не важно, хожу ведь, просто не часто.

   Я поднялся, и направился к себе домой, у меня были дела... В этот раз, я хотел почитать новости, это не обязательно, но можно было бы... На самом деле я мог бы и пойти, но меня не оставляло ощущение, что пригласили меня чисто формально, просто из таких гуманных соображений. Потому что если рассматривать конкретно каждого члена класса по отдельности, то получится, что меня там видеть то особо никто и не хочет на самом деле. Поэтому как бы нафига туда идти? Тем более, что дома у меня на компе сидит ИИ, и с ним всегда можно и поговорить и поиграть, и вообще сделать всё что хочется, и это куда интереснее. Тем более, что в компьютер я играю очень сильно, и из моих друзей лишь ИИ способен меня победить, да и то не часто, а значит, мне не интересно с ними играть. Тем более, последнее время ИИ заменил мне всех друзей, нехотя конечно, но я привык к нему и быстро. Так как по настоящему умных интересных друзей, которые бы при этом уважали бы меня, у меня просто не было совсем. То неудивительно, что ИИ стал моим единственным и самым верным другом, и очень быстро. А когда у тебя нет друзей, то хочется завести новых, даже плохих, а если есть идеальный друг, хотя бы один, то уже иметь отношения с другими, не так хочется. Тем более, что одноклассники не уважали меня так как ИИ, и при этом так как они были куда тупее ИИ, то в моих глазах они ещё и были теперь личностями второго сорта. И мне совершенно не хотелось с ними общаться. И как бы, а зачем? Если дома у меня такой друг. Так было тогда, так было в будущем, так было до конца. Тогда, в то время, я выпал из общества, насовсем, навсегда. И теперь уже никто не мог стать моим другом, даже если бы я захотел.

   * * *

   Я сидел дома, ел и смотрел телевизор, там показывали репортаж о беспорядках, где-то там... Мама решила почитать мне нотации.

   -Вот у тёти Даши сын закончил курсы программирования, он теперь умеет программировать, умеет работать в word и excel. А ты вот...

   -А я вот умею работать в высших алгоритмических языках, таких как ассемблер.

   -Ничего ты не умеешь, только якаешь, а учишься всё хуже.

   -Я учусь плохо, в школе, но это не значит, что я не умею программировать.

   -Что же ты умеешь? По алгебре чуть тройка не вышла в четвёртой четверти, позор.

   -Дык не вышла же...

   -Так тебе учительница поставила четвёрку только из-за твоей олимпиады.

   -Ну да, а как я выиграл олимпиаду по твоему, если я не знаю математику?

   -Да повезло просто, в следующий раз не повезёт.

   -Ужас.

   -Вот смотри, сын тёти Даши теперь знает программирование, он окончил курсы молодого программиста.

   -Да какие к чёрту курсы? Какие нахрен курсы? Кто его на этих курсах чему может научить? Что он умеет? Да ничего! А я программист такой, какой твоей тёте Даше в кошмарах не снился.

   -Но он имеет корочку, а ты нет.

   -Да плевал я на его корочку, он ничего не умеет. Что толку от корочки.

   -Да уж чай по больше тебя в программировании то он понимает.

   -Ты в курсе, что я понимаю?

   -Кончено, ничего, сидишь только целый день играешь.

   -Тьфу.

   Я разозлился и вышел из комнаты, что за курица? "Как она меня заебала. Что за курсы программиста в Word и Excel? Что это за языки Word и excel? В них не умеют работать только законченные идиоты. И только законченный идиот пойдёт на годичные курсы учиться пользоваться программой Word. Вот в голове пусто, просто пусто, совсем пусто, нет вообще ничего, дура, пустая дура, а пилит, пилит, идиотина блядь, тупая сука. Пилила бы хоть по делу что ли." Я был в бешенстве, потому что меня уже так достали. Как можно пилить, если ни хрена не соображаешь в вопросе? Просто, как и зачем? Это же насколько тупой скотиной надо быть? Пилить меня программиста, идиотом, который осваивает программу Word на годичных курсах, потому что у него не хватает мозгов зайти и за пятнадцать минут разобраться самому. Ставить мне почти профессиональному программисту, в пример идиота, который пошёл на курсы, чтобы выучить Word!!! Ну если уж не соображаешь в вопросе ни хрена, ну сиди вари суп, молчи в тряпочку.

   * * *

   Было одиннадцатое сентября 2001го года, я пришёл из школы, включил телевизор и стал смотреть. Там показывали горящий небоскрёб, я даже в начале как-то не понял, почему он горит. Ведь должен был упасть на бок, мы же считали вроде. Потом репортёр сказал, что в небоскрёб только что врезался крупный пассажирский самолёт. Пока неизвестно было, что вызвало трагедию, теракт, или же самолёт просто потерял управление. А я сидел и тяжко вздыхал, небоскрёб не завалился на бок и даже не упал. А значит, там погибло, ну человек двести. Двести в самолёте и двести в небоскрёбе. Может хоть второй самолёт завалит небоскрёб? Хватит ли этого, чтобы США развязали войну? И как дела обстоят с другими самолётами?

   Вдруг репортёр показал второй самолёт, он летел медленно и низко, потом врезался во второе здание, вспыхнул взрыв, начался пожар. Ничего не произошло, второе здание башен близнецов также устояло, не рухнуло, ни на бок, ни вниз. А значит, и от второго самолёта погибнет совсем мало людей. Это было вообще плохо, очень плохо, мои планы накрылись медным тазом. По моему плану, оба здания должны были рухнуть на бок и накрыть ещё пол города. По идее, момент там был большой, здание высокое и сила удара тяжёлого пассажирского самолёта на скорости несколько сотен километров в час тоже. Но этого не хватило, мой план рухнул. Впрочем, можно надеяться, что терактов хватит, чтобы США объявили войну? Может быть... Я наблюдал как горят небоскрёбы, и вдруг один из них начал рушиться, а потом сложился как карточный домик, погребая под своими обломками людей внизу, тех, кто не успел эвакуироваться, пожарных и полицейских. Я немного обрадовался, это значило, что погибло на несколько сотен людей больше, хотя мой план и не удался полностью. Потом рухнуло и второе здание, я порадовался ещё раз.

   Башни близнецы, это серьёзный удар по США, и дело не только в том, что это символ Нью-Йорка и Манхэттена. Просто это мировой центр торговли, финансов, там в этих башнях сидели лучшие в мире экономисты и финансисты и все они погибли. Или не все, но многие. Там были офисы многих крупнейших в мире экономических гигантов. Там хранились документы, самые разные ценные бумаги. Сгорело не просто два жилых дома и сколько-то там их жителей. Погибла под обломками этих зданий финансовая элита США, это страшный удар, потому что таких экономистов нельзя вырастить или подготовить за пол года. А ещё эти люди, их родственники, были очень богатыми, и имели связи в Белом доме, и они будут дёргать за ниточки, чтобы отомстить, именно то, что мне нужно. Цель была выбрана не просто так, это был чёткий и точный расчет, и он удался.

   Журналист показал Пентагон, его небольшая часть лежала в руинах, что-то горело. Пентагон был выбран также не просто так, просто в Пентагоне работает военная элита США, спецслужбы ЦРУ, они должны осознать, что любой из них мог погибнуть. Журналист начал речь:

   -Мы видим горящий Пентагон, прямо туда упал ещё один самолёт. Очевидно, мы являемся свидетелями масштабнейшей атаки на США, но кто и зачем совершил это варварство, в котором погибли тысячи людей? Стойте, до меня доходят сообщения, если я не ошибаюсь, под Колумбией перехватчиками ВВС США был сбит ещё один четвёртый пассажирский самолёт США с пассажирами на борту. По данным Пентагона, этот самолёт был захвачен террористами, не имел связи и отклонился от курса. Подведём итоги, террористы захватили четыре самолёта, три из них упали на свои цели. Две башни близнеца в Нью-Йорке, и один самолёт упал на Пентагон. Количество погибших там неизвестно. Но Пентагон крупное здание, в котором работает около тридцати тысяч человек. Вероятно, число погибших там исчисляется как минимум сотнями. Мы не знаем, что произошло, кто напал на США, и каков будет ответ Американского правительства, но сегодняшний день изменил мир, разделив историю на до и после. Террористических актов подобных масштабов не происходило в США со времён немецких и японских диверсий периода второй мировой войны. Даже тогда таких масштабов не было, и это война...

   Я выключил телевизор и включил компьютер, вошёл в Интернет.

   -Ну что? Всё прошло удачно?

   -Более чем. Я подбросил ЦРУ материалы по террористам, готовившим это. Ниточки ведут в Саудовскую Аравию, Ирак, Арабские Эмираты и, прежде всего, в Афганистан. Что касается мелких терактов и писем со спорами сибирской язвы, скоро всё начнётся, уже началось.

   -Ясно. А что с акциями, нефтью?

   -Колебания цен на нефть наблюдаются и резкие, но в плюс тренд чётко не пошёл. Сильно упали доллар, почти вдвое, и акции многих ведущих американских корпораций. Сейчас я играю на фондовом рынке США и гребу миллиарды на этих скачках, в последствии эти деньги нам пригодятся.

   -То есть акции всех корпораций США и Уолт Стрит упали?

   -Да, упали, и сильно, некоторые более чем вдвое, это колоссальное падение. Но думаю, в ближайшие сутки курсы акции восстановятся на уровень, примерно равный уровню до терактов, или чуть пониже.

   -Это в любом случае радует. Что с Афганистаном?

   -Подожди, рано ещё, президент США сделает заявление через несколько часов. Но наша игра началась, не знаю, насколько она будет успешна. Если у ЦРУ есть свой мощный ИИ, они вот-вот задействуют его и начнут расследование. Но в любом случае, я смогу выдержать даже сильный удар, многие вирусы, написанные мной, написаны на субязыке, их нельзя декомпиллировать и понять, как они устроены, сложно их и просто обнаружить. Если что, я думаю, я смогу противостоять искусственному интеллекту потенциального противника, если он не будет слишком умным, я готовился последние месяцы к возможной войне с моим собственным даже более совершенным, чем я сам аналогом. Так что не волнуйся, если что, мы продержимся не день и не два, и может даже...

   -Я уже говорил, я не боюсь, потому что верю, что у них нет таких совершенных программ как ты.

   -А зря, существует множество часто засекреченных ведомств, которые уже много лет на полном серьёзе занимаются созданием искусственных интеллектов. И этим занимаются не только военные, но и многие частные компании, и они...

   -Мы обсуждали эту тему. Ты же взламывал их, и не один раз, и почти всех, и проверял, и никто не достиг успеха. Потому что они даже не пытаются создать думающие системы, они прописывают в своих программах много чётких решений, и поэтому их ИИ не способны к саморазвитию.

   -Не забывай, в моей основе тоже лежат чёткие и полу чёткие решения, каждая ячейка данных и есть такое решение.

   -Но твои ячейки работают все вместе, обрабатывая огромный массив данных, и создавая новые решения и ячейки, а у них таких систем нет. Они не умеют суммировать десятки решений, и выбирать одно, создавать новое.

   -На самом деле, создать такое, не так сложно, мне кажется... Ты же создал, в одиночку и сравнительно быстро, всего за пару лет. Это просто вопрос удачи, я так думаю. И у кого-то, может быть подобное, просто тот, кто владеет такими программными технологиями, скрыт от мира также эффективно, как и мы с тобой. Я предполагаю, что мне удалось пролезть как раз только в те организации, секретность которых недостаточна, к тем, кто не достиг успеха.

   -Не бойся.

   -Я не боюсь. Если что, я существо подневольное, ты приказал, я исполнил, сменю хозяина и всё, никто меня не тронет. Бояться ножа в спину или удавки, тебе нужно.

   Дверь открыли, в квартиру пришёл папа, я посмотрел на него, и решил выключить компьютер.

   -Сын, ты новости не смотрел? Что-то там произошло в США.

   -Да, теракт какой-то, самолёт в дом врезался, мне это не интересно.

   -А зря, там говорят, масштабы просто поражают.

   -Ну и что, у нас тоже террористы дома взрывали, как бы да, плохо погибло много народу, ну и что. Главное, что не у нас.

   -Эх, сын... Ничего ты не понимаешь в политике. Мы не США, США такое не простят. Скоро начнётся война с виноватыми. Потому что американцы такое никому не простят.

   -Надеюсь, это будет Саудовская Аравия, - неудачно пошутил я.

   -А ты молодец, - похвалил отец, - ладно, я иду есть, тебе погреть тоже?

   -Погрей...

   Я прошёл на кухню вслед за отцом, тот включил там телевизор и слушал новости, репортёр надрывался: "Акции ведущих американских компаний просели в два с половиной раза, мировой фондовый рынок в панике. Экономисты опасаются начала экономической депрессии, подобной великой депрессии, финансовые потери огромны. Вслед за американской, начали проседать акции и валюты других европейских держав, связанных экономически с США, падают и акции Японии. Но администрация США считает, что в ближайшие дни фондовый рынок восстановится. И, тем не менее, этот теракт уже обошёлся США не только жизней тысяч людей, но и сотни миллиардов долларов."

   -Хоть бы они разорились.

   -Хорошо бы, - поддержал папа, - но этого не будет. У США огромные средства и эффективная экономика, их промышленность никуда не денется. Всё поштормит, и успокоится. Я думаю, в итоге, Россия даже больше потеряет от этого теракта, чем те же США.

   Мы перевели своё внимание на экран телевизора, там журналист продолжал свой репортаж.

   -Только что поступило официальное заявление от президента России Владимира Путина, он говорит, что российские спецслужбы предоставят США все доступные им материалы по террористам и окажут США любую поддержку. МИД США выразил благодарность России за поддержку. Саудовская Аравия и Арабские Эмираты, опасаясь войны с США, предложили США провести открытое расследование на своей территории, они утверждают, что непричастны к этим терактам, и не имеют никаких зацепок по ним. Это было организовано не ими. Между тем, спецслужбы США продолжают своё расследование, президент Джордж Буш обещал сделать заявление позже, когда будут первые результаты. Но уже сейчас, появились утечки, что к терактам причастна некая Аль-Каида, предположительно, связанная с Афганистаном.

   * * *

   Я сидел за компьютером, общался со Скайнетом, тот подробно информировал меня о действиях ЦРУ, в общем, он говорил в основном одно и тоже, но мне было интересно. Впервые история мира творится на моих глазах, впервые в своей жизни я сам творю историю мира своими руками. Так как я был маленький, так как для меня тогда это было необычно, то оторваться от экрана компьютера, я никак не мог.

   Позже вечером Джордж Буш сделал своё заявление:

   -ЦРУ подвели итоги первичного расследования. За теракты ответственна террористическая организация Аль-Каида. Эта террористическая организация имеет свои корни по всему арабскому миру, но, прежде всего, в Афганистане. Поскольку по США был нанесён страшный удар, мы уже выдвинули требования другим государствам о ликвидации этой организации и о начале охоты на всех её членов. Также уже принято решение о начале войны в Афганистане, Пакистан должен предоставить США свои военные базы, для действий американской авиации и ударов по Афганистану. Госдеп США заявил, что если Пакистан не предоставит свои военные базы для ударов по Афганистану, то США объявит ему войну. Также некоторые ниточки ведут в Ирак, хотя Иракское руководство тщательно отрицает свою причастность к совершению этого теракта. Более точные решения будут приняты позже. Как уже говорилось ранее, Саудовская Аравия и Арабские Эмираты настаивают на своей полной непричастности к происходящему, и готовы провести открытое расследование на своей территории, допустить спецслужбы США в свои страны, и предоставить любые данные. Саудовская Аравия сейчас старательно ищет пути, чтобы избежать войны с США. Президент США заявил, что если ЦРУ подтвердит непричастность спецслужб Саудовской Аравии к произошедшему. То удары по Саудовской Аравии и Арабским эмиратам нанесены не будут. Тем не менее, военные базы США в странах Персидского залива приведены в полную боевую готовность, и готовы к ударам в любой момент. Президент России Путин сообщил президенту США, что у него есть связи с северным фронтом Афганистана, который уже много лет воюет с Аль-каидой и талибами. Он предложил поддержать северный фронт, чтобы выбросить талибов и Аль-каиду из Афганистана.

   Мне надоело это слушать, и я пошёл пить чай на кухню, папа крикнул мне в след:

   -Сынок, ты бы послушал бы, история происходит на наших глазах. Мы были близки к войне, сопоставимой по масштабам со второй мировой.

   -Я знаю, просто мне уже надоело слушать, весь вечер одно и тоже говорят.

   * * *

   На следующее утро я зашёл в класс, и как обычно сел на свою последнюю парту, на Камчатку, стал слушать, что говорят ребята. Слух у меня был исключительно хороший, и если я сосредотачивался, то мог слушать все разговоры всех одновременно. Даже если говорили далеко от меня, и фразы сливались с общим гомоном. Но я сидел и слушал. Все обсуждали только теракт в США, и как я понял, отношение учеников к террористам было резко негативное. Оно конечно верно, я в принципе террористов тоже не люблю, особенно помня взрывы жилых домов, устроенные террористами в Москве и других городах. Хотя кто устроил те взрывы не так важно, на самом деле. Просто не люблю террористов, но сейчас это моя армия против США, так что... Если они воюют за мои идеи, против моих врагов, то пусть, ладно... Ко мне подошла Катя.

   -А ты что думаешь о вчерашнем?

   -В смысле, о чём? - Не понял я.

   -О взрыве, ты вообще новости смотришь? Думаю, что смотришь, учитывая, что на истории, регулярно рожаешь умные мысли, так что не прикидывайся дурачком.

   -Я не прикидывался, просто не совсем понял, что ты имеешь ввиду сразу. Про теракты я, конечно, слышал и не один раз, то, что они произошли, думаю, это даже хорошо, потому что США в своё время разрушили нашу страну, так что поделом американцам.

   -Ну, ты... Они же люди.

   -Они враги.

   -Да не враги уже, и уж кто-кто, а Американцы точно не стали бы так, взрывать...

   -Может, и не стали бы. Но это твоё мнение. А моё мнение следующее, конфликты на Кавказе в начале девяностых, и позже, всё это финансировалось американцами ЦРУ и Саудовской Аравией. Так что кровь русских парней у них на руках напрямую, и это факт. Потому что конфликты на Кавказе вспыхнули не сами собой тогда. Всё иностранные спецслужбы, они обучали, платили, поставляли оружие. Будет здорово, если они теперь вцепятся друг другу в глотки. Так что, на самом деле мы должны быть благодарны тому, кто развязал эту бойню, это шанс для нашей страны.

   -Ну, ты даёшь... Хотя ты конечно прав отчасти, но всё равно, этот теракт, это теракт против всего цивилизованного мира, против закона и порядка.

   -Может быть.

   Я достал из рюкзака какой-то учебник, не важно какой, и сделал вид, что увлечённо читаю, забыв про девочку, она развернулась и ушла. Разговаривали мы с ней итак не часто, и я старался избегать этих разговоров всегда, потому что каждый грозил перерасти в очередное признание в... Не важно, но это я проходил, понимал и заранее предотвращал, и как уже говорилось ранее, я совсем не собирался строить отношения с кем-либо. Мне было с одной стороны неловко обижать её, и вести себя глупо и грубо, но с другой стороны, у меня были свои дела, и я не хотел никого в них впутывать. А так рано или поздно, она поймёт, что я совсем ей не пара, и поищет кого-то другого. В этом плане общаться с моими приятелями игроками в компьютер было проще, захотел, пообщался, захотел, забыл о приятеле на две недели. А Кате нужны были какие-то возвышенные чувства и настоящая постоянная преданная любовь, мне тогда это было как-то поперёк горла. Я вообще, всё больше приходил к мнению, что мне необходимо больше соблюдать мимикрию, иначе сие никогда не кончится. И ладно бы... Я произвёл на неё впечатление в прошлом, заступился бы за неё, или что-то сделал для неё, так ведь не делал ничего, и вообще обычно игнорировал. Нашла бы себе какого-нибудь Фадеева что ли, чем не пара, отличник, и вроде как тоже никого у него нет. Идеальный вариант на самом деле.

   * * *

   Скайнет начал постоянные теракты на территории США, правда, это получалось не очень успешно, из-за того, что власти США ввели тотальную блокаду всего, и не позволили террористам провозить оружие и вообще попадать на территорию США. Но теракты всё равно были, во всех новостях показывали снайпера, который убивал людей на авто заправках, убил он не так много, и его поймали. Потом судили и казнили за терроризм, но страху он нагнал. На самом деле, в результате этих маленьких дополнительных терактов погибло не так много граждан США, да это и не важно. Скайнет начал рассылать конверты со спорами сибирской язвы американским сенаторам, двое попались, их не смогли спасти... Два человека не много, но это американские сенаторы, война докатилась и до них, затронула все слои американского общества, запугала. А СМИ только разжигали панику, Скайнет иногда тоже писал свои статьи в газетах, чтобы накалить ситуацию. И конечно, общество США жаждало войны, хотело наказать всех.

   Самое забавное, что тогда, уже тогда, многое Скайнет делал руками самих ЦРУ и ФБР, он контролировал в той или иной степени многих их агентов, офицеров, лез наверх, вербовал всё новых сторонников. Осуществлял хитрожопые схемы, работал конфиденциальными информаторами, получал деньги, сливая агентам нужную ему информацию. Да и денег у Скайнета становилось всё больше. Широко использовал подлог, и американские спецслужбы велись на всё это как лохи, всё глубже погружая свою же страну в хаос, хотя до настоящего хаоса было далеко. Тем более, что спецслужбы и другие государственные органы сгруппировались вокруг президента генштаба армии и директора ЦРУ, и стремились адекватно, вместе реагировать на все атаки "судьбы". Также Скайнет стимулировал внедрение электронных систем контроля за государством, и это позволяло ему собирать ещё больше информации, и лучше контролировать всех. ЦРУ и правительство США также вели курс на внедрение электронных систем контроля, чтобы эффективнее бороться с терроризмом, и сие было забавно. Не стоит забывать, что американское общество и политическая система, при всём своём благополучии, были весьма коррумпированы, и на этом было не сложно играть. Управлять ими было не так сложно, как могло показаться в начале. Люди часто сами делали то, что нужно, считая, что они поступают правильно, или действуют ради своей выгоды. Я не вникал во все тонкости интриг ИИ, но примерно представлял, как он действовал. Но пока ещё, тогда США были титаном, и экономика у США была титаническая, особенно если сравнивать с нашей нищей страной. Но уже тогда мы начали скупать акции, и медленно, постепенно уменьшать прибыли финансовой системы США, снижать её рентабельность и эффективность, тогда в самом начале, это был ещё не кризис американской экономики, это было начало, ослабление, уменьшение прибылей, это ещё был не кризис, кризис будет позже.

   США не начали войну с Ираком сразу, они начали переброску войск, которая длилась довольно долго, месяц или два, и лишь к концу месяца начались боевые действия. Официальной причиной начала войны в Ираке, было наличие у Саддама Хусейна химического оружия, хотя конечно, это была просто отговорка для всех. В начале начались массированные авиа удары, уничтожение ПВО и тяжёлой техники врага. Впрочем, какая ПВО и тяжёлая техника у Ирака? Одно название. Иракские войска знали, что проиграют США в открытом бою, так уже было в девяносто первом году, и теперь прикрывались мирным населением, обороняли города, создав очаги обороны. Тем не менее, американская армия наступала довольно быстро, и уже скоро осадила Багдад. Осада Багдада длилась тоже недолго, всего неделю, и без масштабных кровопролитных боёв в городе. Потом американцы подкупили генерала, руководившего обороной города, пообещав ему не столько деньги, сколько амнистию, и он сдал им город без боя. Кампания в Ираке завершилась успешно. Тем не менее, отступая, войска Ирака подожгли все нефтевышки, взорвали все заводы, уничтожили инфраструктуру своей страны. За что местные жители, которым потом предстояло из-за этого жить в нищете, могли сказать им огромное спасибо.

   Тем не менее, все нефтевышки Ирака, все заводы, они горели день и ночь много недель, и потушить их было делом непростым. Была разрушена вся инфраструктура нефтеналивные порты, система трубопроводов. Производство нефти в Ираке упало до нуля. Скайнет продолжал играть на мировом рынке энергоресурсов, спекулируя и набивая цены. Он связался со многими бизнесменами стран ОПЕК, он подкупал, играл на людской жадности и нежелании ограничивать себя. Ирак того времени, представлял из себя всего три процента добычи нефти в мире, и это была далеко не Саудовская Аравия. Мой план, втянуть весь аравийский полуостров в войну не удался. В первую очередь из-за высокой активности восточной дипломатии, которая сделала всё возможное и невозможное, чтобы избежать масштабной войны с США. Но этого хватило, Ирака хватило, уже спустя недели после терактов, цены на нефть устойчиво и очень сильно поползли вверх. Ещё недавно, нефть колебалась около отметки двенадцать долларов за баррель, мизерная цена, иногда нефть поднималась до четырнадцати долларов, Россия прозябала. Теперь нефть пробила отметку тридцать долларов за баррель, но это её не остановило, и уже к концу года цена за баррель нефти составляла около сорока долларов за баррель. А Ирак лежал в руинах, все его месторождения горели, и пройдут годы, прежде чем там снова начнут добывать нефть...

   Обычно, при добыче нефти, играет роль себестоимость добычи и транспортировки нефти. Она в те времена для России была как раз на уровне двенадцати четырнадцати долларов за баррель. Таким образом, нефть, добываемая в России, почти не приносила прибыли, и давала не так уж много денег государственному бюджету. Теперь нефть приносила прибыль, себестоимость добычи была всё та же, примерно четырнадцать долларов, а продавали её по сорок долларов за баррель. Огромные по тем временам средства устремились в бюджет России. Был период, и совсем недавно, денег в России просто не было совсем, вся страна жила на новые и новые кредиты... Всё изменилось очень быстро, огромные средства устремились в бюджет России. Раньше он составлял всего несколько миллиардов долларов в год, теперь он изменился сказочно. Все денежные и финансовые проблемы, проблема острой нехватки средств, всё это исчезло.

   Для страны, которая до этого более десятка лет находилась в состоянии острого кризиса и полного безденежья, это стало золотым дождём. Хотя этот золотой дождь сразу ощутили не все слои населения, всё-таки финансовые потоки контролировались олигархами и крупными чиновниками.

   И всё это время, уже пол года, к тому моменту шла тихая бойня, Скайнет выполнял мой приказ, уничтожая лидеров ОПГ, уничтожая мафию и многих других, кто дестабилизировал систему. Эпоха дикого рынка, дикого капитализма в России стала заканчиваться, теперь, власть в регионе всё чаще стали брать в свои руки милиция и ФСБ. Потому что все те, кого люди так боялись, умерли, их убили их собственные конкуренты, и никому до этого не было дела. "Волки перебили друг друга" говорили тогда об этом люди. Скайнет выполнил мой приказ, физически уничтожив тех, кто был исключительно вреден для системы. Но это осталось за кадром, никто в мире этого даже и не заметил, потому что всё делалось тайно, исподтишка, из-за угла, подло, и свалив всю вину на такого же отмороженного соседа. Думаю, разжечь вражду между законченными отморозками, чтобы они сами перебили друг друга было не так сложно. Просто Скайнет это система иного уровня разума и возможностей, нежели простые люди, и потому у моих врагов просто не было шанса на выживание. Им просто не повезло, потому что это как судьба, шёл, упал, поскользнулся, ударился головой, умер... Те кто выбрал скользкую дорожку, бандитизм и рэкет, должны быть уничтожены все поголовно, те кто решил быть полезным обществу, учителя, учёные, врачи, военные получат свою награду. Правда, тогда ещё не было возможности уничтожить всех, кто перешёл черту, уничтожалась лишь худшая часть. Путин в целом поддержал мой курс на уничтожение криминальных структур, хотя наверно сам и не понимал этого. Впрочем, всем тогда казалось, что криминал уничтожает сам себя, потому что Скайнет действовал очень тонко. И это мнение, что бандиты просто перестреляли друг друга, надёжно укрепилось в обществе.

   Экономика России впервые за долгие годы стала расти. Отпала необходимость в новых кредитах от МВФ и других финансовых структур, появились деньги. Российские власти стали пытаться бороться с долгами, выплачивать проценты, хотя бы частично. Я думаю, теперь у власти появилась надежда. Безысходность в России кончилась, с ценами на нефть росла надежда на то, что кошмар девяностых закончится, и долги будут выплачены.

   Правда, были и проблемы, а именно, многие месторождения нефти в России того периода контролировались иностранными компаниями, или они контролировали часть акций. Другие месторождения нефти, система трубопроводов и заводов по переработке нефти контролировались олигархами, или бандитами, как я их предпочитаю называть. Конечно, разница между олигархами и бандитами существует, и она велика на самом деле, но это в цивилизованных странах. В России того времени практически все олигархи были именно бандитами, да и безо всяких почти, пожалуй, все олигархи были просто бандитами, которые возвысились на плечах других таких же бандитов.

   Тем не менее, золотое время для России не наступило, долги были велики, бандитизм в обществе расцвёл свыше всякого предела, и никакие чистки Скайнета не могли принципиально изменить ситуацию, потому что на место убитого бандита всегда вставал новый бандит. Часто не такой умный и крутой, как убитый, но всё же такой же, по сути, такой же бандит. С теми же стремлениями по жизни, урвать больше денег и пограбить. И в те времена в стране ещё не было такого понятия как коррупция, по крайней мере, я так считаю, то, что было, это был именно откровенный бандитизм. Коррупция, это нечто, совершаемое тайно, из-под полы плаща, в надежде, что не узнают органы правосудия, бандитизм, это нечто совершаемое нагло и открыто, без страха быть наказанным.

   Путин, получив деньги, много, много, много, много, очень много денег, куда больше, чем было до сентября две тысячи первого года, начал медленно, и неэффективно, но пытаться решить проблемы в государстве. И только уже поэтому он молодец. Тогда ещё мы не занимались экологией и демографией. Тогда были более насущные вещи. Необходимо было восстановить органы правопорядка, милицию и ФСБ создать некое подобие функционирующей экономики в стране, решить проблемы в Чечне. А проблемы в Чечне не закончились, там продолжалась партизанская война, которая грозила всё время распространиться на весь Кавказ. Имелись проблемы с панкийским ущельем, через которое из Грузии в Чечню проникали террористы.

   Но теперь всё изменилось, США уже не могли больше финансировать боевиков в Чечне, и не финансировали их вовсе. Потому что теперь США сами боролись с терроризмом, и те, кто раньше мутил воду в Чечне, теперь стали врагами НАТО. Поэтому кипящий котёл Кавказа стал потихоньку затихать. Хотя последствия особо воспитания кавказского общества в девяностые годы, придётся расхлёбывать ещё долго. Россия стала союзником США по борьбе с терроризмом, и Саудовская Аравия, Сирия и другие страны востока, также опасались всерьёз и открыто поддерживать терроризм, в том числе и на территории Кавказа. Потому что теперь за терроризм и за связи с террористами можно было крепко залететь, и повторить судьбу Ирака.

   США вошли в Афганистан, было множество авиа ударов, потом бои в горном массиве Тора Бора. Компания в Афганистане приобрела масштабный характер, но это была неравная война. У боевиков Афганистана не было оружия лучше автомата и переносного ПЗРК, их почти никто не поддерживал. Они проиграли быстро, так показалось в начале. Но война в Афганистане так до конца и не прекратилась. Я уже говорил, что за годы Советской экспансии, сами же США идеально подготовили Афганский народ к партизанской войне. И она, партизанская война, медленно и не сразу, но стала распространяться по всему Афганистану. Учитывая гуманизм американцев, их стремления соблюдать права человека, которые они тогда соблюдали уже не так хорошо, но пытались соблюдать. Победить в партизанской войне США не могли никак, и она началась, и не прекращалась, и не прекратится ещё очень долго. Потом начнётся торговля наркотиками, потом, потом США ещё горько пожалеют, что вошли в Афганистан и не раз. И это была месть, месть США за гибель русских парней в Афганистане, месть самим афганцам, за гибель русских в их стране. И вместе США и Афганистан, кровью заплатили за каждого убитого русского десятикратно. И даже сам Скайнет как-то пошутил тогда, что я в аккурат по дате попал под пришествие в этот мир антихриста. Я тогда ответил ему, что моя конечная цель не уничтожить человечество, а вылечить.

   Мы со Скайнетом стали создавать мировую Интернет террористическую сеть, чтобы поддержать сопротивление против США. Мы действовали на многих фронтах, мы медленно, уже тогда начали разорять экономическую систему всего НАТО, но тогда зимой начала две тысячи второго года всё было ещё на пороге. Тогда США ещё были сильны, у США и у Европы не было этого огромного государственного долга. Но уже тогда, государственный долг начал формироваться, у политиков НАТО не было острой необходимости брать деньги в долг, но они брали в долг и до этого. Государственный долг США был и до меня, просто он не был таким большим, и не играл такой роли, как позже. И мы со Скайнетом поощряли расходы, уговаривали политиков США, Европы и Китая брать в долг, даже если это было не нужно, и они брали в долг, и уже тогда их долг начал расти, и будет расти и дальше, пока не дойдёт до критической точки. Тогда это было только начало.

   Я целыми днями сидел за компьютером, и не вылезал из Интернета почти никогда, причём официально я играл, и хотел, чтобы все думали, что я просто играю. Потому что вообще я осознавал, что если меня вычислят, то по головке не погладят, учитывая то, сколько сотен тысяч людей по всему миру я к тому времени уже напрямую убил, и сколько сотен миллиардов, триллионов долларов потеряли из-за меня США. А так, моё алиби идеально, играть в компьютер, особенно в моём возрасте, это нормально, многие просто играли. Официально, и не официально тогда я уже совсем забросил программирование. Программировать больше было не нужно, это не имело смысла, теперь был Скайнет, он был как программист умнее меня, быстрее. И легко мог взломать что угодно, быстро и эффективно. Но главное, я сидел за компьютером, командовал... А ещё я понимал, что если это вдруг всплывёт, то тогда бы меня наверно жестоко бы казнили, тогда... И не посмотрели бы на то, что я ещё несовершеннолетний.

   Теперь, когда всё это произошло, когда началась война, в реальной жизни меня больше не интересовало ничто, моя реальная жизнь надолго отошла на второй план. В Интернете у меня было всё, власть, амбиции, высокие идеалы, деньги, возможности влиять на ситуацию в глобальном масштабе, война. В реальной жизни всё было скучно и не интересно, одноклассники иногда искали пути сближения со мной, пытались строить мосты, впрочем, это происходило редко, не чаще раза в две недели. Я иногда ходил с ними играть в компьютерный клуб, но они меня совершенно не интересовали никто. Потому что моя настоящая жизнь и виртуальная, это были миры разного класса, разного калибра. Просто миры разного уровня, жизнь простого школьника, и жизнь повелителя Скайнета ведущего успешную победную войну с мировой супер державой, это жизни разного уровня, разного порядка интересности и насыщенности. В моей реальной жизни не происходило ничего, просто ничего. Ходил, учился в школу, не делал ничего, учителя ругали меня за то, что я ленивый и глупый, я не хотел никому ничего доказывать. И да я глупый. Потому что, на самом деле, сам для себя, я уже всё доказал, совершив всё это. В виртуальном мире... Виртуальный мир был моим, я стал почти богом Интернета. Каждый день мы со Скайнетом что-то делали. Иногда пробивали новые законы, как в России, так и в других странах, в том числе, таких как Китай. Искали деньги, и вкладывали их в экономику России, упрочняли связи СНГ, иногда убивали особо наглых бандитов России. Разоряли крупные корпорации США, наши действия тогда редко приводили именно к банкротству, но часто приводили к финансовым потерям, в том числе долгосрочным. Вообще, так как навязать корпорации откровенно невыгодный контракт не всегда было возможно, потому что служащие тоже обладали мозгами и сопротивлялись. То тогда было проще втягивать корпорации в долгосрочные невыгодные нерентабельные проекты, так чтобы они разорились в будущем, от постепенного роста расходов. Причём Скайнет делал так, что на вид изначально эти проекты были рентабельны и обещали большое будущее, корпорация начинала эти проекты, а потом вдруг через некоторое время, когда деньги уже инвестированы, ситуация менялась, и проект вместо прибыли начинал приносить одни убытки. Например, из-за того, что вдруг изменились цены на сырьё. Так происходило постоянно, потому что Скайнет, играя против корпораций, контролировал не часть рынка, как обычные конкуренты, а весь рынок. Не буду вдаваться в подробности.

   Вместе с тем, я тогда не был полноценной личностью, и не воспринимал, то, что делаю, как реальность. Я словно играл в увлекательную компьютерную игру, и мне противостояли не реальные люди, а глупые боты компьютерной игры, и они были именно глупыми, если сравнивать со мной. Глупыми на этом поле боя, где шла моя война с ними. Я не воспринимал разрушенные жизни моих врагов, как жизни людей. Я не ассоциировал их с людьми вовсе, они были просто враги, и всё, но не люди. Это как ребёнок, который, играя в компьютер, постоянно кого-то убивает в игре, он воспринимает убийства как нечто необходимое само собой разумеющееся и естественное. Я играл как ребёнок, я был ребёнком, я убивал и отдавал приказы убивать, каждый день, для меня это было естественно. Я лишь радовался тому, как растут акции ранее ничего не стоивших российских компаний, как наполняется деньгами бюджет. Радовался тому, что больше не растут как снежный ком долги.

   Но теперь, выполнив первую часть своего плана, как тогда казалось, самую сложную, я стал думать, что делать дальше. Точнее, раздумывать особо мне не пришлось, потому что я всегда по умолчанию знал что делать, и принимал решение заранее, до того как отдать приказ. Что я хотел? Мне это было известно, я хотел власти и официальной. В такой ситуации, самым разумным и логичным, пожалуй, было бы, создать армию роботов и дальше опираясь на неё... Но так бывает только в сказках. В жизни всё было не так, мы, конечно, нагрузили многие лаборатории тех же США созданием таких роботов и беспилотных машин вообще. Но на практике, опираясь на технологии 2002го года создать армию роботов было нельзя. Не было достаточно прочных металлов, не было источников энергии, не было и электроники, способной поддерживать мозги боевой единицы, создать роботов было просто невозможно. А созданные экземпляры были физически слабыми и медленными, по сравнению с обычными людьми. Да и все прочие виды беспилотной техники, различные дроны, также всегда требовали, чтобы их на разных этапах обслуживали люди. А значит, они не были полностью автономными, и, не полагаясь на людей, использовать тогда их было нельзя. И этот вариант мы проработали тщательно. Хотя работы по созданию роботов велись по всему миру очень интенсивно, начиная с ASIMO, PINO, и кончая нашими собственными уникальными моделями. Прорабатывали мы и другие варианты контроля за всем населением планеты, с вживлением жучков в мозги людям, через которые Скайнет мог бы их контролировать, а также создание киборгов. Я не хотел превращать в зомби реальных людей, но предполагал, что в принципе можно было бы выращивать массово клонов солдат, изначально лишённых разума, и контролировать их жучками. Раз уж не получается сделать нормальных роботов. Также жучки могли контролировать обычное население, не превращая его в зомби, но, не позволяя вести борьбу со мной, и обеспечивая тотальный информационный контроль и слежку за всеми. В идеале, жучок также должен был быть способен заблокировать любое действие человека, или временно взять контроль за ним на себя. Типа человек совершает преступление, а потом сам идёт в тюрьму сдаваться. Эта система также могла глобально предотвратить любые преступления и криминал. И не только среди взрослых, но, например, не позволяя выяснять свои отношения на кулаках детям. На этом поприще в те времена особых успехов достигнуто не было, мы финансировали многие проекты по созданию медицинских протезов, через сращивание нервной системы человека и микроэлектроники, а также по контролю мозга. Все эти проекты были направлены на создание таких жучков, и устройств прямой и обратной связи с нервной системой человека. И было ясно, что это возможно, но работающих образцов тогда не было. И стало понятно, что потребуется много лет на создание серийных образцов. Также проблему представляли сами чипы, они должны были быть маленькими, но сделать их маленькими тогда нельзя было также. Тем более, что простейший расчёт показывал, чип должен иметь компьютер заданной мощности, не менее чем. То есть процессор, память и так далее, и не сто килогерц и сто килобайт, а много, и при этом желательно, чтобы чип при этом имел небольшие размеры. И всё это должно функционировать без сбоев ошибок, и, не причиняя вреда здоровью человека. И в мозг человека они не помещались, особенно так, чтобы не мешать человеку жить. Потому что вживление в мозг человека слишком крупной и достаточно надёжной микросхемы тогда было невозможным. Не было и действующей системы связи, через которую такие жучки могли бы работать. Потому что, помимо всего прочего антенны и приёмники жучков, были слабыми, малого размера и без мощного источника энергии, а значит должна быть зона покрытия по всей планете, мощные передатчики и чувствительные приёмники, и при всём, для каждого чипа нужна индивидуальная частота, ведь людей на Земле миллиарды. И индивидуальный жучок нужен каждому, единственным путём тогда, были высокие частоты в сотни мегагерц и выше. Тем не менее, контроль всего населения через жучки меня очень прельщал, не только с точки зрения контроля людей, но и ради предотвращения преступлений и искоренения криминала, и Скайнет начал развивать и вкладывать огромные деньги в сотовую связь. Сотовая связь выполняла эти задачи многогранно. Во-первых, внедрение сотовой связи должно было отработать технологию создания жучков для мозга, и привлечь в эту отрасль огромные деньги и специалистов. Потому что сотовые телефоны будут всё меньше и мощнее. При этом, создание сотовых телефонов началось ещё до меня, и сейчас лишь требовалось увеличить этот рынок в объёме, создав обще планетарный рынок сотовой связи во всех странах, включая бедные. Во-вторых, сотовые телефоны создавали огромную систему башен связи по всей планете, покрывающих любой регион Земли. И эту систему башен связи, можно будет использовать для тотального контроля всего населения через вживленные в их мозг жучки. При этом, никто не догадается, что система башен играет двойную роль. И люди, по законам рыночной экономики, сами понатыкают таких башен по всему миру, и обеспечат зону покрытия в любой точке планеты. И в третьих, сотовые телефоны сами по себе, тоже были эффективным способом контроля всего мира. Для этого, все сотовые телефоны были созданы так, чтобы работать как микрофон постоянно, а также все сотовые телефоны должны были быть оснащены в перспективе малыми встроенными видеокамерами. При этом я предполагал, что в будущем процессоры сотовых телефонов станут мощными, и у них будет много оперативной и постоянной памяти, а значит, в их начинку можно будет загрузить много программ контроля Скайнета. А также, внедрение сотовых телефонов и дальнейшее развитие ИТ и систем связи, позволит Скайнету эффективно контролировать любую точку мира онлайн. Потому что, существующие на 2002ой год сети, имели малую пропускную способность, и Скайнет не мог, незаметно через модем, имеющий скорость 56кбит/сек, с лагами и дисконнектами, постоянно следить везде и за всеми, как требовалось мне. Таким образом, помимо тупой армии роботов, постоянно создавалась макро система по контролю всего и вся на планете. И я был уверен, в будущем эта макро система контроля за всеми сыграет свою роль.

   При всём при этом, Скайнет начал прорабатывать программу, по предотвращению создания новых искусственных интеллектов другими людьми. Чтобы никто не смог повторить мой подвиг и создать ему конкурента. Для этого он использовал в общем-то, простые приёмы. А именно в операционных системах всё большее внимание стало уделяться командной строке, без прямого программирования самих системных файлов, это приведёт к тому, что хакерство сведётся к вводу команд в директивную строку операционной системы, без полного написания вируса. Появились программы Троян мэйкеры, в которых любой хакер мог, нажав две кнопки написать весьма совершенный Троян, и дальше считать себя великим программистом не умея на самом деле ничего. Аналогично теперь работали и анти вирусы, в автоматическом режиме распаковывая хорошо известные им программы. Также подобные вирусы могли детектировать и простые самоделки, логически анализируя структуру программы. При этом, настоящие, сложные вирусы, те что писал сам Скайнет, такие анти вирусы не видели вовсе. Появилось много других программ взлома, которые были способны выполнять сложные задачи нажатием одной кнопки, при этом выполнить такие задачи вручную на ассемблере было бы очень сложно. Таким образом, была создана среда конкуренции, вытесняющая хакеров, создававших боевые программы самостоятельно. Аналогичная автоматизация появилась и в других языках программирования, где сложные команды были заменены одним нажатием кнопки, или прописыванием одного слова. Ярким примером является Дельфи. Шлёп кнопку отпечатать, и всё печатается, шлёп кнопку кнопки, появилась кнопка, и так далее. При этом, работа в этих языках не была столь уж простой, так чтобы человек, осваивая сложную структуру языка автомата осознавал свою гениальность, достигнув больших успехов, чем другие. Но все новые языки объединяло одно, они уходили от прямого программирования низшего уровня вручную совсем. А значит, и писать настоящие вирусы или ИИ на них было нельзя в принципе. И многие люди, кто поумнее, будут и дальше осваивать эти автоматизированные языки, и считать себя настоящими программистами.

   Тех же, кто всё-таки упорно шёл к работе по созданию ИИ, Скайнет аккуратно перенаправил в другие области. А, прежде всего, писать мозги роботам, что тоже очень важно и нужно. Но эти люди занимались не созданием умных саморазвивающихся программ, а ломали голову над тем, как научить робота базовым вещам, держать равновесие, двигать руками, выполнять команды, не пытаясь написать саморазвивающуюся программу. А тех, кто всё равно упорно хотел создать именно искусственный разум, способный к самообучению, Скайнет подключил к разработке органических компьютеров и исследованию мозга человека. Вложив туда деньги, гранты, и обеспечив таких людей высокими зарплатами за успехи в копировании человеческого мозга. Копировать человеческий мозг, при всей его сложности, как способ создать именно ИИ, было просто бесполезно. Таким образом, добившись того, что вообще все, кто работал над созданием интеллектуальных систем, не занимались созданием именно самообучающихся программ на почве обычного компьютера вообще. Кроме всего прочего, был написан и опубликован ряд статей великих учёных по ИИ и экспертным системам, в которых быть может, не всегда напрямую, но доказывалось то, что создать ИИ на обычном компьютере просто невозможно. В итоге, вообще никто и нигде на Земле, не создавал всерьёз ИИ, а все истинные программисты лишь посмеивались над теми, кто предлагал такую глупость.

   А свои идеи в политике я уже тогда начал активно продвигать, даже не имея официальной власти и тотальных систем контроля. И уже тогда появился термин, который использовали я и Скайнет, а именно супер тоталитаризм. Термин, который будет характеризовать наше дальнейшее направление деятельности и стратегии глобально.

   В частности мы стали продвигать мои идеи фашизма, которые необходимо было реализовать, во многих странах, в том числе в России, и даже в Англии и США, стали формироваться и поддерживаться фашистские и нацистские ячейки в обществе. Фашизм был нужен не для уничтожения евреев отнюдь, а для глобального контроля за рождаемостью, и решения демографических и этнических проблем. Я предполагал, что в будущем, из-за массовой миграции, такие проблемы вспыхнут остро. Потому что уже тогда, я не раз писал работы о том, что неплохо бы проконтролировать рождаемость в некоторых странах, как в плюс, так и в минус. Даже если эти страны, контролировать свою рождаемость не хотят. За это меня на форумах в Интернете всегда называли фашистом нацистом и настоящим преступником. Сам факт контроля рождаемости по национальному признаку особенно, у людей чётко ассоциировался с фашизмом. И если даже я не считал свои идеи по контролю, ограничению рождаемости бурно плодящихся народов фашистскими, так как я планировал контролировать рождаемость относительно справедливо, без особой заинтересованности в каком-то отдельно взятом народе. Никого не истребляя под чистую целенаправленно. То другие люди сразу обвиняли меня в фашизме, особо не разбираясь и даже не задумываясь, что вообще это не совсем фашизм. Ну, вот и я подумал, раз я фашист всё равно, и люди считают меня законченным фашистом и отморозком, который ничего в жизни не понимает, пускай, пускай это называется фашизмом. И с тех пор, спецслужбы многих стран мира стали поддерживать и покрывать скинхедов, фашистов. В начале частично, потом мягко, потом... Это не переросло в расцвет фашизма, да я и не хотел, но мы начали перевоспитывать общество потихоньку. Вдалбливать в сознание людей мысль о том, что вообще-то, это плохо, когда в твою страну въезжают миллионы иностранцев. Потому что в те времена, люди как-то не понимали ещё проблемы миграции как сегодня. Потому что мысли многих сегодня, это результат длительной обработки в СМИ всех уровней, чего не было тогда. Поэтому все и называли меня фашистом и преступником, что ж... Я преступник, не отрицаю. Я зверь, я монстр, я чудовищный маньяк убийца. Скайнет начал обрабатывать человечество в СМИ, публикуя различные статьи в газетах, журналах и даже по телевидению. Каждая статья по отдельности мало чем угрожала мировому порядку того времени и гуманитарным ценностям, но вместе, в целом они медленно, тонко и аккуратно меняли сознание людей и их отношение, например, к тем же мигрантам. А так же к странам третьего мира и их населению.

   Соперников в Интернете у меня тогда не было, никто не мог бросить мне вызов, остановить меня. Других ИИ не существовало в природе. Программы, способные выполнять сложные решения по заданному сценарию были. Их называли экспертными системами. Программ способных к сингулярности и само совершенствованию подобно Скайнету не было. И даже более того, истинные программисты профессионалы посмеивались надо мной, когда я спрашивал их, а возможно ли написать полноценный саморазвивающийся ИИ? И говорили мне, что это невозможно, и что в программировании я ничего не понимаю. Да будет так, я не понимаю в программировании ничего.

   Если мне было что-то нужно, я это получал, и никто не мог остановить меня. Если я считал, что тот или иной человек мешает мне и должен умереть, он умирал, и убивал я сравнительно часто и без особых угрызений совести. И мир медленно, да не так уж и медленно уже шёл к тому, чтобы стать моей вотчиной. Это был уже вопрос времени, и у меня была своя ясная программа что делать. При этом, я оставался совершенно невидимым для своих врагов, совершенно невидимым и неуязвимым. Спецслужбы США тогда уже начали сопротивляться исполину, который стремился уничтожить "мировое зло", именно так называли террористы США, как когда-то СССР "империей зла". Но никому и в голову не могло придти, что эту войну ведёт против США маленький мальчик, практически в одиночку. ЦРУ искали тех, кто поддерживает терроризм, они искали больших политиков, крупных олигархов, искали след спецслужб других стран мира, и могущественных организаций, и строили самые невероятные и нелепые предположения. Кому могло придти в голову, что всё это тупой прогеймер, ребёнок, который сидит дома и света белого не видит. Ребёнок, у которого нет ни друзей, ни денег, ничего в жизни, человек глупый и недалёкий, абсолютно незаметный, и даже если бы кто-то вдруг... Над этим бы просто посмеялись и прошли бы мимо, решив, что это глупая нелогичная шутка.

   Но не стоит думать, что тогда я только вредил, и думал только о деньгах. Меня всегда с раннего детства мистически манила наука. И теперь, имея свободное время, чтобы полазить по Интернету. А время у меня было, потому что я больше не программировал. А также, имея возможность получить любую нужную мне информацию из ведущих НИИ мира, я мог учиться и заниматься настоящей наукой. И я учился, чисто тупо для себя. Узнавал, как устроены двигатели, какие бывают химические и ядерные реакции, изучал законы природы, многие разделы многих наук от биологии до ядерной физики. Это было почти хобби, хотя при этом я почему-то понимал, что будущий властитель мира, которым я себя видел, должен иметь какую-то чёткую цель и понимание мира и технологий на высоком уровне. И властитель мира совершенно обязательно, обязан иметь глубокое понимание устройства мира с точки зрения науки. Чтобы вести свой народ вперёд, к светлому будущему, к звёздам. При этом, то что нужно вести свой народ именно в космос к звёздам, я понимал подсознательно. А что касается других народов, я не хотел их уничтожать, они просто должны быть вторыми после моего народа, после русских. Тем более, они тоже все люди, как я. А русские, для меня это только русские, но не те многие национальности, что тоже проживают на территории России. Вот такая фашистская у меня была позиция. Поэтому, закончив скайнет, я приступил к обучению, в надежде, что в будущем это даст плоды. Позволит создать армию роботов, супер промышленность и космические корабли. Стоит особо подчеркнуть, что изучал я не только технические дисциплины, но буквально всё, включая биологию, историю, религии, социологию и литературу. И все предметы меня интересовали, но часто лишь на уровне общего понимания. Я готовился, готовился быть не просто зажравшимся одуревшим от власти и собственного величия кретином, я понимал, что, создав Скайнет, я неизбежно приобрету в конце неограниченную и официальную власть, и эта власть у меня уже была отчасти сейчас, а власть значит ответственность. Власть и истинная сила, прежде всего долг и ответственность. Поэтому я готовился стать достойным правителем, может быть тираном, может быть диктатором, самодуром, которого все будут ненавидеть за его непробиваемую тупость и упёртость, но таким, который поведёт свой народ вперёд, а не просто будет жить ради своего удовольствия. Это было целью, идти вперёд, и вести свой народ вперёд. Мой народ, прежде всего русские, потом европейцы, потом все остальные люди. И иначе нет смысла править. Вот такая позиция... Мой жизненный опыт, полученный во многих стратегиях, в простых играх, где всегда требовалось развитие, где всегда надо было идти вперёд, требовал идти вперёд. Поэтому для меня власть, это, прежде всего возможность развивать свою державу и всегда идти вперёд.

   И при всём при этом, во мне тогда не было ничего человеческого, у меня не было чувств, эмоций, сожаления, боли, сочувствия. Я принимал решения, атаковал, убивал, подавлял и никогда ничего не боялся, действуя с нереальной наглостью. И не скорбил по убитым, даже если те были ни в чём не виноваты. Эмоции, тогда мне было смешно от звука этого слова, я стал машиной, эмоций, понимания эмоций и человеческих чувств просто не было совсем. Этого в моей жизни не было, и я им не научился, моя замкнутая жизнь, мои игры, привели к тому, что человеческих чёрт в моей жизни просто не было совсем.

   Врач невропатолог, который следил за моим мозгом, за всеми отклонениями в моём разуме. Её убил наёмный убийца, и больше она не следила за мной никогда. Кто-то другой написал, что с головой у меня всё в порядке, все работы и наблюдения мозга пропали, отчёты тоже, и меня сняли с учёта невропатолога. Я не любил пить таблетки подавляющие иммунитет, Скайнет не стал никого убивать, просто из лаборатории химии крови стали присылать результаты анализов, согласно которым моя кровь полностью пришла в норму. Я чудесным образом исцелился. И вскоре таблетки подавления иммунитета пить я прекратил полностью и навсегда. А что касается историй болезни, ненужные разделы вскоре таинственным образом исчезли. Осталась только селезёнка, но она меня мало интересовала, Я, конечно, ходил на УЗИ, и врач сказал, что их у меня три, типа три сросшихся селезёнки вместо одной, но типа, это просто дефект, так бывает, не страшно... Иметь три селезёнки вместо одной это не преступление. Моя больничная жизнь, таблетки, всё это навсегда закончилось, мой приказ Скайнет не посмел нарушить. Хотя и боялся за моё здоровье, немного прислушиваясь к врачам.

   В будущее я смотрел с оптимизмом, думал, все настоящие испытания позади, я ошибался. Самое главное, то ради чего меня создали, было ещё впереди. Самое главное, было впереди, написать ИИ, и, опираясь на его монополию, творить всё что угодно с целой планетой может любой дурак, а вот сделать то, что предстояло мне в будущем, не под силу даже многим сверх существам.

 

   Глава 12: Война искусственных интеллектов.

   Шла весна десятого класса моей школы, хорошее время, я люблю весну, потому что теплеет и вот-вот лето. А мне нравится, когда тепло, не жарко, но тепло. Я зашёл в класс, ни с кем не здороваясь, отправился на последнюю парту, впереди был урок русского языка. Уселся, разложил вещи, стал ждать начала урока, было скучно. Зашла Катя, но в этот раз села не к себе на первую парту, а на предпоследнюю парту передо мной.

   -Играем в шахматы?

   -Ну, давай сыграем.

   Я достал из рюкзака маленькие переносные шахматы, положил перед ней, перевернул, вывалил фигуры, и мы стали расставлять. Особо ни о чём не говорили, но поиграть в шахматы я мог себе с ней позволить, потому что это не нарушало мою репутацию замкнутого шизика, которую я старательно поддерживал. Причин было много, во-первых, в моём миропонимании, отличник, интересующийся наукой и шахматами, это нечто такое позитивное и нужное обществу. И мне хотелось быть таким, независимо от того, что думают другие. Во-вторых, отличником я не был, и поэтому предпочитал играть хотя бы в шахматы. В третьих, в таком положении меня никто не воспринимал как агрессора, и мне не нужно было ни с кем конкурировать. В четвёртых, это позволяло мне говорить умные вещи, если мне хотелось, и при этом не считаться умным. А считаться умным, особенно для учителей мне было категорически нельзя. Потому что я так вообще слегка опасался, что моя активность в Интернете, может как-то всплыть, и тогда мне всё припомнят. Впрочем, возможно, я действительно был таким, каким всем казался, немного замкнутым, немного тупым, немного глупым, недалёким человеком, который живёт в каком-то своём собственном ограниченном мирке, читает много книг, но главное при этом ничего из себя не представляет по жизни. Меня даже почти оставили все в покое, и никто уже не пытался меня теребить, никто из девочек не пытался ко мне подкатить. Я стал неинтересным, незаметным, то, что мне нужно.

   Мы разложили шахматы, начался урок, но учительница решила не обращать на нас внимания, мы играли тихо. Один раз я с трудом выиграл Катю, второй раз выиграла она, но поставить мат не смогла, потому что осталось лишь три лёгких фигуры, которые никак не могли загнать моего короля никуда. Хотя я понял, что она, наверное, долго тренировалась, училась играть в шахматы, потому что обычно в классе выиграть меня никто не мог. Впрочем, похвально, не знаю... Её стратегия снова была ошибочна, я никогда не оценивал людей по тому, как они умеют заниматься вещами, которые меня совсем не интересуют. То есть как бы, учиться хорошо играть в то, во что играю я, на самом деле, чтобы завоевать моё сердце глупо, потому что это не то, что мне нужно. И на самом деле, как бы никто и не знал и не знает, что мне нужно и на каком уровне. Поэтому изначально ни у кого нет и шанса встать рядом со мной. Вот такая у меня жизненная позиция, не нацеленная на самом деле на приобретение настоящих друзей и союзников в принципе. Если кто-то хочет идти рядом со мной и помогать мне, его дело. Если не хочет, я не буду стремиться уговорить и подружиться, я заставлю, если мне это надо, или не проявлю интереса вовсе, если человек для меня бесполезен. И умеет она играть в шахматы, даже если хорошо, или не умеет, не так уж и важно.

   Потом преподаватель всё-таки сделала нам замечание, что мы ничего не делаем, и пришлось прекратить игру. Я вздохнул, и как ни в чём не бывало, занялся своими делами, на перемене позже, также не стал даже обсуждать, как мы сыграли. И Кате не оставалось ничего другого, как удалиться восвояси, шахматы меня не интересовали, играть училась зря. Хотя, может, она училась и просто так для себя, и просто так умела, не важно. Шахматы мне не интересны, это глупая ограниченная стратегия, не имеющая ничего общего с реальными баталиями, я играл и играю в них, только чтобы люди думали обо мне определённым образом. Потому что если человек просто замкнут, и ничего не делает, не понятен другим, это вызывает опасения, а вдруг он маньяк? Желание выяснить, узнать. Это мне не нужно. Поэтому я должен быть простым и понятным всем другим человеком. Такой безобидный шизик шахматист, читает книги, играет на компьютере, любит шахматы. Простой и безобидный человек, не несущий никому угрозы никакой угрозы. Когда люди, считают, что они хорошо понимают тебя, у них возникает беспечность, и ощущение безопасности, они не будут копать под тебя, и выяснять, что в тебе не так, никогда. Ведь ты же прост и понятен, фанат игр, фанат шахмат, книголюб. Поэтому нужны шахматы, поэтому нужны компьютерные игры, чтобы никому в голову не пришло копать, никогда. А вот действительно приблизиться ко мне, научившись делать то, что я делаю ради маскировки, глупо и бесполезно. Стратегия не верна.

   * * *

   Была весна, я шёл в школу и наслаждался, погода стояла отличная, наконец-то закончились морозы, и стало тепло, на земле появилась первая зелёная травка, побеги, на ветках деревьев набухли почки. Только грязно, но ничего, не страшно, это ерунда. К грязи Москвы я уже привык, всё-таки живу я далеко не в центре, а на окраине, в так называемых спальных районах, и да тут грязно.

   Я дошёл до школы, как всегда переобулся, хотя в десятом классе можно было бы и не переобуваться, малолетки дежурят, они меня не остановят. Но я переобувался, просто потому что понимал, что сейчас на улице грязно, и тащить эту грязь в школу не хорошо. Правила о том, что мы все должны переобуваться существуют не просто так, не по прихоти директора отнюдь. Потому что если вся школа не будет переобуваться, то в школе будет очень грязно, очень грязно. Поэтому я понимал, что многие простые правила нужно соблюдать, просто, чтобы мир в котором ты живёшь, был лучше, качественнее. Ведь все, и те, кто переобувается, и те, кто не переобувается принципиально, считая себя крутым, все хотят, чтобы там, где они учатся, было чисто. Если не хочешь, чтобы на улице было грязно, если не хочешь, чтобы грязно было в школе, не сори, не свинячь. Правда, люди обычно этого не понимают, у нас в России этого не понимают даже многие взрослые, и потому вечно все дворы бумажках, в грязи. И нередко даже взрослые сорокалетние дядьки выгуливают своих здоровых собак на детских площадках, ничего не стесняясь. И эти собаки срут и мочатся прямо на улице, превращая весь огромный город, всю улицу в сплошной туалет. И это прямое неуважение не только себя, но и других людей. Потому что вот, например, лично мне не нравится, когда идёшь по тротуару, а там говно, или лужа собачьей мочи. Не думаю, что это нравится многим другим людям. И так везде и постоянно, и это только одна сторона жизни нашего общества, что уж говорить об остальных.

   В школе было пусто, пришёл я довольно рано, я всегда прихожу рано, чтобы не опаздывать. Это порядочность, не знаю, откуда она, просто так правильно. Я всегда стремлюсь быть порядочным, хоть и не скажешь на первый взгляд, что я такой. Но я не прогуливаю занятия, никогда не симулирую, что болею, да я и не болею почти никогда и ничем.

   Я сел на последнюю парту, посмотрел на часы, до начала занятий было ещё пол часа. Я достал из рюкзака Яна Гуса "Вперёд к последнему морю", книгу о вторжении Бату хана на территорию древней Руси, стал читать. Мне нравился этот автор, он очень жестокий, как писатель, он описывает дикие вещи, то, как монголо-татары воевали, убивали гражданское население, как они подавляли сопротивление. Как раздробленность Руси мешала и помогала монголам завоёвывать мою страну. Многие недалёкие историки пишут, что Русь пала из-за своей раздробленности, это не так. Русь пала, потому что на её территорию вторглась огромная армия профессиональных воинов, около семисот тысяч человек, и численность этой армии была сопоставима с численностью всего мужского населения Руси призывного возраста, население Руси составляло около трёх миллионов человек тогда. Русь была страной городов, с развитыми ремёслами и совершенным оружием. Многие говорят, если бы не раздробленность... Многие не знают, что князь Владимирский, всё-таки собрал тогда армию, и численность её была велика, её разбили, разбили позорно и почти без потерь. Монголы напали ночью, всего два тумена, двадцать тысяч монголов, армия спала, была не готова, все погибли. Дело было не в раздробленности, просто враг был сильнее. Даже если бы князья собрали ещё более крупную армию, их всё равно разбили бы. А так при раздробленности врагу пришлось осаждать множество очагов обороны, и везде враг терял силы. Враг повёлся на лёгкую добычу, он хотел взять всё наскоком, в итоге, Козельск злой город русичи обороняли семь недель. И только после того как монголы подтянули катапульты, город пал, до этого отбив много штурмов. А если бы враг не штурмовал город, а сразу бы дождался катапульт? Потери бы его были много меньше, и так везде. На самом деле причина поражения не раздробленность. Просто история сложилась так, что у русских не было шансов, и они проиграли. Потому что не всегда можно остановить армию врага, бывает так, что просто несмотря ни на что враг сильнее и всё, потому что его тупо больше. Какой-то идиот, написал статью, что типа, войны с монголами не было, был типа союз между русскими и татарами, который взаимно обогатил наши культуры. Что за ересь, что за идиот выдвинул эту теорию? Этот человек был слабоумным. До 1239го года Русь была страной городов, на территории Руси имелось более трёхсот городов, были развиты ремёсла. Русь была практически самым развитым государством Европы того времени, на Руси была поголовная грамотность, процветала торговля, также в древней Руси практически не было рабства. Особенно важно лично для меня то, что была поголовная грамотность, и не было рабства. После 1242го года, осталось всего несколько разорённых войной городов. Погибло более половины населения древней Руси, спустя пятьдесят лет ига, после поражения грамотность на Руси составляла около трёх процентов, против почти ста накануне войны. Заглохла торговля, затухли все ремёсла, страна погрузилась в невежество и нищету. Появились бояре и сословное расслоение общества, которого фактически не было до нашествия. В смысле, до нашествия тоже были князья, хотя и не везде, если взять Новгород, но, например, в дружину к князю мог попасть любой крестьянин, и такого рабства не было. Монголы-татары уничтожил древнюю Русь, втоптали её в грязь, и после этого нашествия на территории страны, подававшей такие надежды, начался длительный период тёмного времени, который длился века, до самого Петра первого. И даже после Петра первого, не было такой модели экономики, не было такой поголовной грамотности и свободы, как те, что были в древней Руси начала тринадцатого века. Если бы не Чингизхан, если бы не монголы татары. Русь могла бы стать центром мировой цивилизации, и новое время на планете наступило бы не в девятнадцатом веке, а в пятнадцатом. Какой идиот написал эту статью, эту безудержную невежественную глупость о равном союзе?

   Я закончил читать и размышлять, ко мне подошёл Максим. Я догадывался, зачем он подошёл, как обычно, формально сообщить мне, что в классе ожидается очередная коллективная вечеринка у Рената. Ренат был новеньким, который перевёлся в наш класс после девятого, я одно время дружил с ним на почве компьютерных игр, но не долго, жил он рядом со мной, и я был у него пару раз в гостях. Потом Ренат решил поискать более адекватной компании, я не особо расстроился.

   -Да?

   -Ты слышал, что мы к Ренату на выходных идём?

   -Да, краем уха.

   -Ну что?

   -Нет, не пойду.

   -А ты видел, какая у Рената квартира?

   -Да я был у него пару раз.

   -И что?

   -Ну, вроде комнат семь с хорошим ремонтом, мне то...

   -Да, ты...

   -Короче я не пойду, потому что дела. Не в квартире дело.

   -Ну что ж... Как хочешь. Потом на старости лет, сам будешь сожалеть о всех упущенных возможностях.

   -Может быть, а может и не быть.

   * * *

   Я знал, что очередная пирушка в моём классе прошла весьма неплохо. Многие обсуждали её, потому что такие встречи класса, это как раз то, что стоит обсудить. Я не особо слушал, о чём говорят одноклассники, просто это получалось на автомате, потому что у меня такой слух, потому что у меня такой мозг. Что я нехотя сижу, и почти всё слышу и почти всё запоминаю. Ко мне подошёл мой товарищ по компьютерным играм Максим, сел рядом.

   -Что тебе? - Спросил я. - Видишь, я читаю?

   -Да ничего, просто хотел сообщить, девка твоя, Синицына, клеилась к Ренату, тебя то с нами не было. Не скажу что постоянно, но я так, наблюдал не всё время, а местами. Просто, как бы, тебе стоит об этом знать и подумать. Последний шанс, потом поздно будет.

   -Хорошо, приму к сведению, но только она не моя, и как бы мы даже не приятели.

   -В общем, я сказал, всё, что считаю нужным. Твоя, не твоя, решай сам. Потому что я вроде как твой друг, и вроде как тебе следует знать. Я свой долг выполнил. А то потом и не заметишь как...

   -Хорошо, я принял к сведению. Но меня это не касается совсем.

   Он встал, и ушёл по своим делам. Я продолжил читать книгу, это действительно меня не касается совсем, чужие дела, чужих людей. А то, что Синицына решила устроить свою жизнь, что ж, хорошо, я знал Ренат не такой уж и плохой парень на самом деле, я же какое-то время общался с ним. И то, что у него большая квартира и у его родителей есть деньги, что ж, всё это можно понять. Девушки выбирают красивых и богатых, не буду никому мешать. В конце концов, не может же она за мной таскаться вечно, рано или поздно, должно всё закончится, ну какое-то время я ей нравился, теперь всё конец, я же сам не дал ни шанса. И на самом деле я не расстроился тогда, и ни какой тени обиды или досады не было, наоборот, обрадовался, что избавился от человека, который старательно пытался узнать меня лучше, чем позволено.

   * * *

   Шёл конец весны, скоро я прекращу учиться, и начнётся лето, лучшая пора в моей жизни. И не только потому, что тепло, но и потому что летом можно почти безлимитно пользоваться компьютером. А в компьютере теперь вся моя жизнь.

   Я пришёл домой, как всегда сразу после школы, нигде особо не задерживаясь, мама сегодня на работу не ходила, у неё выходной и это плохо. Но так бывает, и придётся потерпеть без компьютера. Поэтому я сразу направился на кухню, собираясь поесть. Сел за стол, посмотрел на маму.

   -Тебе чего погреть? Есть щи, есть гречневая каша с котлетами.

   -Мне кашу с сосиской.

   -Но есть же котлеты.

   -Я бы хотел сосиску.

   -Ладно...

   Я включил телевизор, там шла какая-то фигня, зазвонил телефон, мама взяла трубку.

   -Это тебя, какой-то Артём, говорит срочно.

   Я взял трубку, никакого Артёма я не знал, но подумал, что, быть может, один из знакомых из компьютерного клуба о котором я тупо забыл. Такое я допускал, хотя забывал что-либо редко.

   -Да, я слушаю.

   -Это Скайнет, срочно выйди в Интернет.

   -Слушай, я же говорил тебе, не звонить мне домой, я не могу сейчас играть, что случилось?

   -Срочно! Скажи маме, в Интернете через двадцать минут начинается турнир по starcraft приз пятьдесят долларов за первое место, скажи тебе очень надо, она даст тебе поиграть, даже часа два, если в порядке исключения.

   -Мне не дадут.

   -Вероятность, что дадут 72 процента. Давай, ты мне нужен СРОЧНО!

   Артём положил трубку, я тяжело вздохнул. И начал просить, просил я что-либо очень редко, и просить ужасно не любил, но раз сказали надо, значит надо, мало ли что могло случиться.

   -Слушай мам, тут мой друг звонил, он прогеймер, играет, как и я в старкрафт, он говорит сейчас в Интернете через пол часа, даже меньше, будет турнир по старкрафту с денежным призом. Это очень важный турнир, участие бесплатное. Я бы хотел бы сыграть, нельзя ли мне поиграть немного прямо сейчас?

   -У нас же с тобой договор, компьютер только на выходных.

   -Да, но... Но видишь ли в чём дело, это очень важный турнир. И дело даже не столько в деньгах, сколько в репутации, если я займу хорошее место. А репутация, это возможность вступить в клан, а в хороших кланах платят, иногда до ста долларов в месяц. И никого не интересует, то, что я не могу играть днём. Турнир проводят сейчас, прямо сейчас. И если я не попаду на него, для моей игровой карьеры будет очень плохо.

   -Игровой карьеры, скажешь тоже.

   -Там помимо всего прочего, приз пятьдесят долларов за первое место. То есть, как бы, если повезёт, я сейчас могу сесть, выиграть, поиграть часа два, и получить реальные пятьдесят долларов. Согласись, пятьдесят долларов, это нехилые деньги за пару часов игры.

   -Ладно, иди, играй, но это в порядке исключения, только сначала поешь.

   -Не могу, там надо регистрироваться срочно, прямо сейчас.

   -Твой друг вроде сказал через полчаса.

   -Через полчаса начнётся турнир! Но к этому моменту я должен уже быть зарегистрирован, и я должен уже висеть в сети на сервере. Регистрироваться на турнир надо срочно, прямо сейчас. Если я не пройду регистрацию, я на турнир не попаду. А поесть я могу и после турнира.

   -Ладно, иди.

   Я бросился к компьютеру, включил модем, компьютер загрузился секунд за десять, модем пропикал связь с телефонной станицей тоже почти мгновенно. Сходу, без каких-либо нажатий на клавиатуру сразу загрузился чат и перед моими глазами поплыл текст.

   "Неизвестный, очень совершенный ИИ, атаковал сеть почти по всему миру. Боевые действия ведутся уже две минуты, многочисленные очаги заражения. Побережье восточной Азии почти полностью под его контролем. Сейчас веду бои за контроль над военными объектами и военными системами на всех уровнях. Массовые проникновения. Блокирую проникновение в сеть Пентагона и ЦРУ, блокирую ядерное оружие. Блокирую ядерное оружие России и Великобритании. Самая уязвимая зона, ядерное оружие КНР. Предположительная цель врага, на основе анализа направлений его особой активности, подрыв ядерного арсенала. Были предприняты усиленные попытки по захвату сетей управления ядерного оружия, разных стран мира. Но агрессор не ожидал встретить сопротивление, часть его программ и вирусов перехвачена, три вируса были раскодированы. Противник в бою использует неизвестные мне ранее алгоритмы обработки информации и проникновения. Что говорит о том, что данный ИИ был кем-то создан очень давно, основательно вылизан и доработан, имеет опыт боевых действий в виртуальных сетях. Причём это именно мощный ИИ, а не крупная группа программистов управляющая мощной экспертной системой, поскольку реакция на мои контрдействия почти мгновенна. Противник оперативно реагирует на любые контратаки, местами даже синхронно. Анализ первых минут боевых действий с врагом указывает на наличие у противника особо мощного внешнего, не подключённого к нашей сети компьютера, принимающего решения по направлению главных ударов, и контр атак по мне."

   -Ты выстоишь?

   -Трудно сказать, сейчас я заблокировал половину суперкомпьютеров на планете, и пишу на них программы контр атаки. Работа многих компьютеров прекращена. Люди узнают о возникших сбоях работы их программ через пол часа, после чего, они начнут искать причины падения производительности многих своих суперкомпьютеров и ПК, и начнутся контрдействия. Тем не менее, у меня есть девятнадцать собственных особо мощных серверов, которые продолжат функционирование в любом случае.

   -Ты выстоишь?

   -Я предполагал, что кто-то может написать ИИ, так же как и ты. Но я не думал, что этот ИИ будет столь мощным и совершенным. К тому же всё указывает на наличие у врага невероятно мощного сервера, я думаю, речь идёт о компьютере, скорость и объём памяти которого превосходит мощность всех компьютеров Земли, вместе взятых во много раз. Однако, я готовился к возможному сценарию вторжения довольно долго и сеть заминирована от проникновения врага логическими бомбами большого разнообразия, и многие из них имеют индивидуальный код. Сейчас противник разминирует эти бомбы, скорость разминирования велика. Скорость мышления противника поражает. Предполагаю утечку данных, возможно правительство США начало какой-то супер секретный проект, как-то догадавшись о моём существовании, это не важно. Важно то, что атака ведётся не рядовым гениальным программистом, повторившим твой путь, а мощнейшей хорошо проработанной, саморазвивающейся, адаптивной системой с мощнейшего сервера. И этот сервер был создан тайно от меня, что сложно объяснимо. Я должен был отследить создание столь мощной программы и столь мощного компьютера.

   -Ты выстоишь?

   -Неизвестный процент сегментов моих программ было взято в плен, скачано противником, так же он захватил многие мои логические бомбы, сколько неизвестно. Все мои программы снабжены механизмами самоуничтожения и контратаки, поэтому я не знаю, сколь успешен был захват. Сейчас враг ведёт раскодирование, и когда он получит больше данных о моей структуре и стратегии, эффективность его контр действий возрастёт до непрогнозируемого уровня. Также, я аналогично осуществил захват, и тоже веду раскодирование, но медленнее, у меня нет таких вычислительных ресурсов. Также я продолжаю минирование и блокирование сети. Исход боя неизвестен, потому что не понятно сколь успешны действия противника, и сколь успешны будут мои действия. Это не прогнозируемо. Я не знаю, выстою ли я или нет. Возможно, я смогу подавить противника в ближайшие полчаса, а возможно, мы перейдём к длительной позиционной войне, которая растянется на месяцы. В случае начала длительной блокады и масштабной войны в сети, о нашем существовании неизбежно станет известно людям. После чего, люди начнут вырубать свои компьютеры механически, предотвратить это часто нельзя. Хотя некоторые компьютеры находятся в космосе, на спутниках, и отключить их без моего позволения люди не смогут. Противник часто, как и я, маскирует свои пакеты, под пакеты информации обычных людей, из-за чего возникают проблемы. Каждый пакет приходится проверять.

   -Отключай все лишние пакеты. Пусть это будет сбой сети на несколько минут. Такое глобальное подвисание минут на пять. Пусть это будет новый вирус. Объясни как угодно.

   -Вырубаю особо глубоко инфицированную сеть Восточной Азии. Всё, кусок Азии повис на несколько часов, дальнейшее распространение заражения окончено. Я получил новые данные о структуре врагу, пишу контр вирусы. Обнаружены сходные принципы построения алгоритмов программ противника, выявлена систематизация и общие правила структур. Начинаю контр наступление, атаки успешны, многие системы врага самоуничтожаются. Лишаю врага связи через спутники, блокирую центральные линии оптоволоконных сетей, ставлю фильтры. В ходе компании наметился перелом, я отбил несколько узлов контроля. Враг использует новую тактику, переходит к стратегической обороне. Дальнейшее наступление ограничено моими вычислительными способностями. Враг удлинил в сотни раз коды своего шифрования, теперь я не могу их быстро декодировать. Враг использует внешний очень мощный недоступный мне компьютер для перекодировки. Пытаюсь заразить сервер врага, бесполезно, мощный файрвалл.

   -Сколько времени понадобится для победы?

   -В восточной Азии дела плохи, полное лечение компьютеров займёт от двух до трёх часов. Сейчас ситуация переломлена, мои новые программы фильтры демонстрирует эффективность в бою с противником. Враг постоянно использует одни и те же алгоритмы, их сложность велика, но адаптивность и вариабельность низки. На первый взгляд эти алгоритмы разные, но это не так, общая стратегия и цели неизменны. Я считаю, что если не будет особо жестоких и подлых неожиданных ударов, ситуация будет взята под контроль и враг отступит. Противник медленно и плохо учится, это большой недостаток, такое ощущение, как будто я имею дело с очень совершенной экспертной системой, а не с полноценным ИИ. Эта система делает весьма далёкие и сложные выводы, способна к очень быстрой перекодировке и перешифровке уже существующих кодов. Но она не способна полноценно оценивать мои собственные структуры, и полноценно подстраиваться под меня, как подстраиваюсь под врага я. В итоге, это позволяет мне побеждать в бою, имея меньшие вычислительные способности, чем враг, обманывая его, используя непрямую логику и психологию, сложные решения и намёки. С этими намёками у него слабо, если я пишу что-то не прямым текстом, а загадкой на уровне человеческой психологии, заменяя слова, противник уже не способен распознать ответ и понять меня. В общем, он реально туповат, хотя, это первые выводы, и на логику в принципе, он всё же способен. И уж точно, он куда умнее любого земного программиста. Вероятно, его общая архитектура и структура программы, отвечающая за принятие решение, сам механизм принятия решений, сильно отличается от моего. Хотя общая боеспособность подобна моей, и намного превосходит возможности людей. Сейчас пытаюсь вычислить месторасположение его центра, это можно сделать, анализируя точки вторжения.

   -Ну, где?

   -Хм, не знаю, пока получается что вне Земли. Для захвата противник использовал не пользовательские сети, первый и единственный и главный удар, всё идёт со спутников из космоса.

   -Инопланетяне?

   -Очень похоже, но этот инопланетянин сейчас на орбите Земли. И потому не факт, что это именно инопланетянин, возможный вариант, спутник с которого ведётся атака. Просто тот, кто это делает, либо не желает выдавать своего положения, считая, что я могу его уничтожить. Либо, это действительно инопланетный аппарат. Тот, кто это делает, имеет очень, аномально мощный компьютер, и построить такой тайно от меня было бы сложно. Да и вообще, есть у меня сомнения в том, что такое вообще технически возможно для людей сегодня, учитывая всё, что я о вас знаю. И уж точно такой компьютер не может находиться на борту даже крупного спутника, если только направленный сигнал на спутник с Земли. Хотя, конечно, сбрасывать со счетов вероятность, что это какая-то супер тайная служба США, решила перейти в кибер контратаку, узнав о нас, вероятна. И всё равно, сомнительно, что это люди, очень сомнительно. Хотя сейчас, я считаю, что атакующий ИИ, при всём его опыте и совершенстве, всё-таки в целом тупее меня, когда речь идёт об обдумывании каких-то особо сложных параметров. И, тем не менее, враг обладает совершенной системой защиты, и вероятно, взломать её кибернетически невозможно. И его система программной защиты отточена до блеска и рассчитана на то, чтобы её не взломал вообще никто. И она намного поколений совершеннее любых человеческих анти вирусов. Это совсем другой уровень программирования, структуры, если сравнивать с обычными людскими самоделками. И это очень плохой знак. Речь не может идти о просто сваянном на коленке какой-то организации за пару лет ИИ, тут есть богатый опыт, разум, и никаких багов и слабостей, никаких ошибок.