Экстрасенс

Быков Валерий Алексеевич

Быков Валерий Алексеевич

Экстрасенс

 

 

Пролог

Это началось с раннего детства, мне снились странные сны, в них я был… Кем я был? Трудно поверить, в них я был императором человечества целого вида… Я не помню когда это началось, это началось с раннего детства, когда я только ещё начал осознавать этот мир, что-то кто-то… Впрочем, возможно это был я сам. Я видел будущее, хотя тогда я это ещё не понимал. Я видел не на пять минут и не на десять, ни мелкие события. Я видел одно, но в разных ракурсах, великую войну. Войну человечества с космосом за выживание вида. Войну в которой я принимал самое что ни на есть деятельное участие.

И когда мне исполнилось десять, я впервые понял что это всё не просто так, что это очень серьёзно, и я начал учиться. Я не знал чему стоит учиться, а чему нет, но для начала я решил стать магом. Колдуном, как в детских сказках, только по настоящему. Я почему-то верил что во мне дремлют эти способности. Я знал, что многие не верят что это вообще возможно, я знал что бывают шарлотаны, и многие книжки по магии яйца выеденного не стоят, но я решил попытаться.

— Привет мам.

— Привет сынок.

— Ты помнишь, что завтра у меня день рождения?

— Конечно помню.

— А ты помнишь что вы должны мне подарить?

— Книгу магии "Эзотерика", Мюнхенского института парапсихологии.

— А вы нашли её?

— Это сюрприз.

— Ладно. Я пошёл.

Я направился в свою комнату. Небольшое, но очень уютное помещение, с окном двумя шкафами, где мама хранила свои тряпки и удобным письменным столом около окна. Вся мебель старая, советская, впрочем я привык и меня это вполне устраивало.

Завтра мне исполнялось одиннадцать и я хотел чтобы мне подарили ту книгу, по парапсихологии. Я закрыл дверь, сел за свой письменный стол. Положил на середину спичку, и как обычно начал пыжиться, я пытался сдвинуть спичку с места, но она не поддавалась. Я знал, что если я обладаю какими-то магическими способностями, а ими обладают не все, то хоть спичку, то я должен суметь сдвинуть. Но она как обычно мне не поддалась. Я глубоко вздохнул и начал делать уроки. Открыл математику, и стал решать задачу с автобусом, который с какой-то скоростью ехал куда-то. С уроками у меня складывалось всё не слишком хорошо, да что уж там говорить, я был слаб в науке. Лет до десяти я ещё подавал родителям надежды, но потом скатился на тройки, и выше троек не поднимался.

Я проснулся рано, часов в шесть, выбежал на кухню, но родители к несчастью ещё спали. Тогда я оделся и сам разогрел себе гречневой каши с соусом. Поел. Встала мама, я сразу подбежал к ней, было шесть двадцать.

— Ну как?

— А вот твоя книжка.

Мама потянулась к шкафу и сняла её оттуда.

— С днём рождения!

— Спасибо.

Я схватил книжку и собрался идти в свою комнату.

— Саша, не забудь, тебе к восьми в школу!

— Я помню мам.

Я открыл книжку, она была поделена на лекции, всего двадцать шесть лекций, страниц по пятнадцать каждая. Я начал читать. Невольно подслушав, как с кухню донеслись мамины слова, обращённые к папе:

— Ох не нравятся мне его эти увлечения магией, уже целый год одно колдовство в голове.

— С возрастом пройдёт. И потом, каждый человек сам выбирает свой путь в жизни.

— Он ещё слишком маленький выбирать.

— У меня начальник на работе совершенно всерьёз считает себя экстрасенсом, и ничего, нормально живёт с этим.

— Ох Иван, надеюсь он лягушек резать не начнёт.

— Посмотрим.

Больше мне их слушать было не интересно, я погрузился в книгу. В самом начале было написано, что маги бывают разными и обладают разными способностями, есть люди обладающие телокинетическими способностями, способные двигать предметы на расстоянии, обычно не тяжёлые мелкие предметы. Есть люди владеющие пирокинезом, способные зажечь что-либо. Другие эзотерики способны предсказывать будущее. Причём вовсе не обязательно, чтобы экстрасенс эзотерик обладал способностью двигать или зажигать вещи. Некоторые, конечно обладали всем полным комплексом магических способностей, но таких людей, крайне мало. Чаще всего люди обладали отдельными способностями, например только зажигать вещи, или только двигать их на расстоянии, или только предсказывать будущее. Иногда магические способности передаются от родителей к потомству, иногда нет. Всего же на земле, по оценкам Мюнхенского института парапсихологии не больше десяти тысяч настоящих магов, т. е. один маг на миллион человек, все остальные либо переоценивают свои способности, либо шарлатаны. Наука же никак не объясняет существование людей с паранормальными способностями, с точки зрения науки все экстрасенсы шарлатаны. Вот так.

Я прочитал вводную книги, и мне пора было собираться в школу, я оставил книгу дома, а сам быстренько собрался и ушёл, ничего, ещё после школы начитаюсь.

Следующий год я посвятил себя магии. Я выполнял упражнения на концентрацию, по долгу сидел медитировал, учился впитывать в себя энергию этого мира. Но у меня мало что получалось, со временем, я пришёл к выводу, что все без исключения учебники магии, которые мне купили родители были написаны шарлатанами, и никакой магии в мире нет. Точнее, в мире либо нет, либо почти нет людей магов. И даже если маги и есть, то они не опускаются до того, чтобы писать какие-либо учебники. Единственное что внушало мне веру, это мои странные сны, ведения, я твёрдо знал, что они происходят со мной не просто так. Тем более, что со временем я стал видеть их отчётливо, странные машины, роботы и космические корабли, звёздные войны, чего только не было в моих снах. Жаль, что до сих пор они оставались лишь снами.

И тогда я забросил все магические книжки и решил учиться самостоятельно. Я понял, что если и обладаю какими-то способностями, то они касались сферы исключительно эзотерики, видения будущего. Тогда я попытался предвидеть будущее играя в карты, не получилось. Пытался выиграть в игровые автоматы, но и это мне было не по силам. В итоге я понял одно, что вижу только глобальные события, вижу смутно и примерно, будущее не определено.

А меж тем мне уже минуло пятнадцать, я закончил девятый класс, учился я не особо, да ещё в гуманитарной школе…

Я поднялся на капитанский мостик моего флагмана, здесь было несколько человек, они отдали мне честь.

— Император! Служу империи.

— Вольно, — сказал я. — Доложите обстановку.

— Флот агрессора находится на расстоянии трёх астрономических единиц, продолжает тормозить, мы вступим с ним в бой через тридцать пять минут.

— Хорошо, активировать истребители, запуск чрез пятнадцать минут, за двадцать минут до контакта. Повысить накачку конденсаторов кораблей с двадцати пяти до девяноста процентов.

— Есть.

Прошло несколько минут ожидания, корабли сблизились и наши электромагнитные орудия открыли огонь, они стреляли снарядами калибра два миллиметра, разгоняя их до скорости в двести тысяч километров в секунду. Мы открыли огонь, я увидел на экране взрыв одного их вражеских кораблей, потом в нас тоже попали, огонь… И я проснулся, посмотрел на будильник, было без двадцати шесть, итак скоро вставать.

Я сел в позу Лотуса, расслабился, попытался припомнить, что было в моём сне. Да ничего нового, снова я капитан, нет главнокомандующий космического флота, и снова я веду флот в бой. Но что нужно, чтобы повести так флот в бой? Что я должен сделать чтобы осуществить своё пророчество? Куда я должен пойти, в военную академию? Но кто тогда построит флот, ведь в других снах я был инженером, и именно я изобрёл эти технологии. Тогда я должен пойти в физ тех, но и этого не достаточно. Итак, чтобы исполнить свои сны, я должен стать императором планеты земля, который бы разбирался в технологиях, но как это осуществить? Может через интернет? Надо для начала стать богатым, ох как всё не просто.

Я закончил медитировать, и оделся, вышел на кухню, родители уже встали.

— Доброе утро, пап, мам.

— Утро доброе.

— Слушай пап, а ты слышал когда-нибудь о ядерных технологиях?

— Да конечно.

— А что нужно закончить, чтобы стать специалистом по атомным, нет по термоядерным реакторам?

— Надо закончить физтех.

— Это у нас, в Москве?

— Да, только ты туда не поступишь.

— Почему это?

— Ну ты учишься в гуманитарной школе, учишь английский, французский и немецкий, а туда принимают ботаников из математических и физических школ.

— А что если я после девятого класса пойду в математический лицей?

— Не стоит. Тем более, ты и так не очень хорошо справляешься с учёбой.

— Но мне нужно.

— Нет. Знаешь, сын, мы и так много потакали твоему "но мне нужно" и без объяснений, но в физтех ты просто не поступишь, это глупо, я не позволю тебе портить свою жизнь.

— А как мне доказать, что я способен туда поступить?

— Закончи школу, хотя бы без троек, и мы подумаем.

— Нет не подумаем, — вспылила мама. — В нашей стране учёные не нужны, они ничего не зарабатывают, а если ты пойдёшь на лингвиста, то ты сможешь стать переводчиком, и получать по тридцать сорок тысяч рублей в месяц, сможешь иметь семью.

— Я закончу школу на все четвёрки, — жёстко отрезал я.

— Но если не закончишь, пойдёшь на лингвиста.

— Хорошо.

Я встал из-за стола, и прошёл в свою комнату. Мне надо было по размыслить. Вот меня понесло в этот физтех… С другой стороны. Я видел сны альтернативу, Армагеддон, я не сумел… В которых космические корабли врага бомбили землю, а у нас ничего не было. Итак. Всё решено, я иду в физтех и становлюсь хакером, в наше время, это вроде бы прибыльно. А ещё лучше создать в Интернете клан единомышленников, итак, всё решено…

Я шёл по планете, на мне была лёгкая рубашка, всё вокруг горело, вроде бы это была Москва. Не знаю почему я не обжигался, и не горел вместе с Москвой, наверно потому, что в этом сне я был бесплотным духом. Судя по всему кто-то сбросил на город термоядерную бомбу. Часть домов была разрушена, часть оплавилась. На асфальте догорали остовы людей. Это было ужасно. Я посмотрел в небо, там плыл огромный космический корабль. Чужой космический корабль, звездолёт, не наш, мы проиграли, я в этом сне проиграл, не смог, не сумел, не успел… Спасти мир…

Я проснулся в поту, резко сел. Такие сны у меня бывали не часто, хотя бывали тоже. И к несчастью я знал, что это не просто кошмар, это то, как будет если я не смогу. А впереди, что впереди? Пока ещё я даже в физтех не поступил, и вообще учёба давалась мне с трудом, с большим трудом. Я был не пробиваемо туп. Я никак не мог понять что такое интеграл, что такое производная, и как их считать. Наконец я встал, сел на пять минут по медитировать, просто чтобы успокоиться. Было пять часов утра. Я включил компьютер, вышел в интернет. К нашему компьютерному клану за ночь присоединилось ещё два человека, я прочёл их резюме, пацаны… Лет по четырнадцать, вот набилось народу, ну да ничего. Я внёс их в список членов нашего клана на нашем сайте. Проверил дела. Связался со старыми членами сайта.

— Привет барбос, что не спишь?

— О, у меня этой ночью была гулянка, сейчас собираюсь лечь, вот решил зайти. А ты?

— А у меня сейчас утро, собираюсь идти на экзамен. Хотел тебя спросить.

— Да?

— Так ты уверен, что взлом компьютерной сети правительства Латвии будет для нас безнаказанным?

— Да, всё по расписанию. Трусишь?

— Не много, это же наше первое дело.

— Выгорит. И потом, никто не знает наших реальных фамилий, мест жительств, у нас же всё анонимно.

— Проследят по айпи.

— Наши спецслужбы не позволят латвийским властям копаться в русских компьютерах.

— На то и вся надежда. Ладно, сего в 21–00 по Гринвичу.

— Да.

Создание клана в Интернете дало мне некоторую власть, но пока что эта власть была слишком мала. Слишком уж мал и слаб был наш клан. Да и мои познания в области хакания чужих компов оставались мягко скажем не достаточными. Но залог был положен, я смогу, я должен.

Я прошёл на кухню, погрел себе пирог с грибами, который мама называла пиццей. Впрочем, этот пирог с грибами по вкусу был весьма не плох. Выпил чаю. Сегодня у меня был ЕГЕ по математике. В кухню вошёл отец.

— Что не спится?

— Да вот волнуюсь.

— Я слышал ты в математике не очень?

— Я старался.

— Не волнуйся, ты сдай на три, а на лингвиста мы тебя пристроим.

— Мне нужен физтех и ядерная физика.

— Всё в твоих руках.

— Ладно, спасибо пап.

— Да не за что.

Я отправился в свою комнату, оделся, приготовил чистую тетрадь калькулятор, две ручки. В оставшееся время сел по медитировать, всё решится сегодня, попаду ли я в физтех или нет. Наконец минута пришла, я встал и отправился сдавать экзамен.

Мы столпились около входа в школу, поджидая учителя. Все ребята были при шпорах, кто-то усилено учил и повторял. Я был спокоен, хотя на кону было поставлено больше чем моя жизнь, судьба всего… Хотя, будущее туманно, и кем я себя возомнил? Наконец вышел преподаватель, и повёл нас в соседнюю школу сдавать ЕГЕ. Все волновались, я был спокоен как скала. Я знал, что ничего не знаю, и я знал, что я сдам.

Нас рассадили по разным классам, вокруг были не знакомые ученики. Каждого посадили за отдельную парту, всего восемнадцать человек в классе. Незнакомый преподаватель раздал нам вопросы и бланки ответов. Когда я открыл билеты, всё у меня внутри словно похолодело. Я не знал ничего, я перечитал вопросы, и смог ответить максимум на десять из тридцати. Ну что ж, была не была, сегодня или никогда. Я сосредоточился, и использовал то, что никогда раньше мне использовать не удавалось. Я увидел ответ на все вопросы, я медленно, не веря в своё счастье стал заполнять бланк, всё кроме задания цэ. Там требовалось не просто увидеть один ответ из нескольких, или вписать отдельную цифру, но надо было решить… А на это я не был способен. Тем не менее, я встал, сдал свою работу и спокойно вышел, первым.

— Молодой человек, может подумаете ещё?

— Нет.

Я также спокойно дошёл до остановки, сел в троллейбус и спустя пятнадцать минут был дома. Родителей не было, я сел за компьютер, мне предстояло поработать.

В университет я всё-таки поступил и именно в физтех, что по мнению моего отца было невероятной удачей. Физику я сдал аналогично математике, с помощью своих способностей, я просто увидел ответы. Хотя это было не легко, я шёл к этому долгими годами тренировок медитаций и безуспешными попытками увидеть будущее или предугадать. Математику я сдал на 87 баллов, физику на 91 бал, русский на 53 бала. Весьма и весьма не плохой результат. Мои учителя в школе были в шоке, ведь даже по меркам нашего гуманитарного класса я был весьма и весьма посредственным учеником в физике и математике.

 

Часть I

 

Глава 1: Универ

Я пришёл из университета и сразу уселся за компьютер. Вышел в интернет, связался по icq с нашими опытными хакерами.

— Привет Сергио.

— Привет.

— Привет шнапс.

Ну и в том же духе со всеми кто был онлайн и готовился к сегодняшней атаке на Пентагон.

— Ну что узнаем, контактировали ли США с пришельцами?

— И про зону 51 тоже узнаем.

— Да.

Мы начали. Вообще эта атака готовилась давно, и нам удалось заразить большую часть персональных компов пентагона ещё две недели назад, с помощью написанного месяц назад, специально для этой атаки Трояна. В этом бою я не участвовал, вообще сказать по правде я был хакер так себе, и больше полагался на своих со клановцев. Но я руководил и морально подбадривал. Я не знаю, что они там делали, но через десять минут атаки мы начали что-то качать. Я тоже принимал в этом участие. Интернет в те времена у нас всех был медленный, скорость килобит 56 в секунду как максимум, поэтому к скачке привлекли всех членов нашего клана элитного состава. Т. е. в нашем клане был элитный состав, первый состав, второй и третий состав. То к какому составу относился тот или иной член клана влияло на его знания о делах клана и моё к нему доверие. Итак, скачивание продолжалось. Я сидел как на иголках, т. к. нас в любой момент могли заметить, и тогда систему пентагона просто отрубят от сети. Но всё шло гладко, примерно с час, наконец нас засекли, и тут же связь немедленно отрубилась.

— Ну как успели?

— Я бы сказал скачали процентов двадцать пять интересующих нас файлов. Но если США поддерживали какие-либо контакты с пришельцами, мы их найдём, думаю так.

— Хорошо, начинайте читать, если кто что интересное найдёт, кинете на мыло.

Я приступил к прочтению своих файлов, но здесь не было ничего интересного. Какие-то сведения о войне в Ираке в 1991ом году, буря в пустыне. Стоимость потраченного на неё топлива, какие-то отрывочные сведения об амуниции. А вот довольно интересный файл: "Новая керамика для шаттлов на пятнадцать процентов прочнее всех аналогов, выдерживает температуру до 1850 кельвин." Дальше я наткнулся на керамику для лопаток газотурбинного двигателя, позволяющую повысить температуру в камере сгорания на 300 кельвин. Керамика для ракетных двигателей, позволяющая поддерживать в пристеночном слое оптимальное соотношение горючего и окислителя, что повышало удельный импульс двигателя минимум на 50 метров в секунду. В общем на этом всё, я прочёл всё что скачал за два часа. Никаких инопланетян и передовых открытий. Я вышел в интернет.

— Ну что нашли что-нибудь?

— Про инопланетян ничего, абсолютно ничего.

— Зато я нарыл информацию о неком проекте Прометее, первый межзвёздный зонд, только…

— Только что?

— Там описаны лишь теоретические технологии.

— Перешли мне, почитаю, интересно.

Я переговорил со всеми, но никто ничего про пришельцев не нарыл, складывалось ощущение, что либо с пришельцами США никогда не контактировало, либо это настолько секретно, что компьютерам пентагона спецслужбы не доверяют.

— Ладно, я пошёл спать, у меня завтра в университете контрольная по вышке.

Я выключил комп и решил по готовиться. Открыл лекцию по высшей математике, там было про какие-то двойные интегралы, как их брать и считать. Я начал готовиться, попробовал взять один, другой, ровным счётом ничего не получилось, я не понимал их совершенно. Позанимавшись около часа я понял, что ничего мне на математическом поприще не светит и пошёл спать.

Я вышел из метро, на улице было холодно, минус десять, всё-таки начало декабря. Быстро добежал до первого корпуса университета. Подошёл к раздевалке, здесь была очередь, я занял в ней место. Подошла Юля, стройная, блондинка, и вроде бы отличница, не то что я.

— Привет Юль, иди сюда, я место занял.

— Спасибо.

Она как королева сняла свою шубку, перебросила её с руки на руку и встала около меня.

— Ну как, ты ещё не надумала дать мне свою аську?

— Нет, — она улыбнулась мне своей очаровательной улыбкой, — ты же мне надоешь, хватит и того что в университете видимся.

Тем временем очередь продвигалась к концу, и разговор пора было прекращать.

— Ты подготовилась к контрольной?

— Конечно.

— Эй парень, не зевай, давай сюда свою куртку, — я протянул свою куртку в раздевалку, Юля последовала моему примеру, и мы вместе с ней пошли не торопясь в аудиторию.

— А у меня вот с интегралами не очень.

— Да у тебя всё не очень, удивляюсь, как ты только сюда поступил.

— Через ЕГЕ.

— Ты же не знаешь ничего ни в одном предмете, как ты сессию будешь сдавать?

— Как всегда, сдам как-нибудь.

— Посмотрим. Ладно.

Она пошла быстрее, судя по всему, ей надоело моё общество, впрочем, оно давно уже ей надоело, наверно месяца два назад. Просто всем девушкам нравятся, когда вокруг них вьются парни, даже если те не слишком перспективные. Мы дошли до аудитории, там уже стояли наши одногрупники.

— Юлька, привет.

— Привет Андрей, и всем привет.

— Ну что идём сегодня к тебе на день рождения, ничего не изменилось?

Мне это не понравилось, у неё день рождения, а я об этом впервые слышу только сейчас. Мне это очень не понравилось, она не хотела, чтобы я присутствовал у неё на день рождении, мои шансы стремительно падали в грязь.

— Да ничего не изменилось, подходи к семи.

— А Санька пойдёт? — дипломатично поинтересовался Андрей.

— Нет, я его не приглашала.

— А что так, — удивился я.

— Ты мне уже успел надоесть за эти три с половиной месяца.

— Ну ладно, надоел так и скажи. — Я обиделся и отошёл в сторону. Ну вот пролетел. Как же это так, я ведь… А кто я? Пока что никто, я только в своих снах император, а в жизни я пока что никто, глава компьютерного клана бездельников. У нас нет ни денег ни влияния, только пакостим иногда то США, то Литве, то Эстонии, и всё по мелочи. И вчерашний наш штурм пентагона, пожалуй, самое значительное из событий в истории нашего клана. Я посмотрел на Юльку, стоявшую на противоположной стороне коридора, она смеялась и заигрывала с Андреем. А я, что я? Да, мои планы пока что не осуществлялись, я вдруг всеми фибрами своей души почувствовал, что не успеваю. Что пришельцы прилетят и уничтожат нас задолго до того, как я смогу построить флот. Да что там за долго, пока что я вообще не в состоянии построить флот. Надо что-то менять, неужели все мои усилия раньше, были напрасными?

Подошёл преподаватель высшей математики. Высокий старичок лет шестидесяти, маразматик, но с амбициями.

— Ну что ребята, заходите.

Я зашёл и сел на первую парту среднего ряда, я всегда тут сидел, потому что у меня плохое зрение.

— Начнём пожалуй, — преподаватель написал на доске задание, всего три варианта, — Александр, надеюсь вы готовы!

— Конечно, как всегда.

Я прочитал задание и переписал условия на листочек. "О боже, какая чушь". Я не понимал ровным счётом ничего. Да мне предстояло признаться себе, что я абсолютно не в состоянии это сделать. Хорошо, поищем альтернативу, как насчёт моих способностей. Я попытался найти ответ, но ничего не получалось, мне предстояло написать решение. Ох было бы куда проще, если бы нам дали тест, и были бы варианты ответов.

— Андреев.

— Да.

— Прекращайте медитировать и начинайте решать задачи.

— Я работаю над этим.

По классу прокатился короткий смешок "тоже мне экстрасенс нашёлся". Я плюнул на все попытки решить задачи с применением астрала, тем более, что сейчас за мной следили, а значит сосредотачиваться и медитировать было не безопасно, меня бы не так поняли. И поэтому я сосредоточился на том, чтобы написать как-нибудь требуемое решение. Ничего похожего на правду у меня не получилось, но отписку я к концу пары написал. Было очень обидно, все сдали, все понимали, я нет.

Мы вышли в коридор и направились к соседней аудитории, где у нас должна была быть физика. Я встал напротив Юли и Андрея, они весело щебетали о чём-то, и кажется что Юля была счастлива. Так обидно было осознавать, что любимая мной девушка любит другого. Я ещё не испытывал раньше таких чувств, в школе я был холоден как лёд, меня даже девчонки за это прозвали жабой. Холодным и бесчувственным существом.

Подошёл преподаватель физики. Пригласил всех жестом пройти за ним в класс. Я прошёл первым, и занял своё законное место на первой парте среднего ряда.

— Ну что ж огласим результаты контрольной. Андреев, единица. Простите меня, но на двойку ваша работа не тянет.

По классу прошёл шумок улыбок, все уже знали как отвратительно я учусь.

— Очень, очень слабо, ни одного правильного задания, даже самые простые, такое ощущение, как будто в школе вам физику вовсе не преподавали. Странно, вы вроде бы такой обязательный, уроки не пропускаете. В общем единица. Учтите, что на экзамене, за не сданную контрольную, вам придётся решить дополнительную задачу. Дальше, Антонов четыре…

Он прочёл весь список, Юля получила пять, Андрей, парень Юли, также получил пять. Они были довольны, им светила стипендия. Я был полный ноль.

Я пришёл домой расстроенный до нельзя, мама сразу же заметила моё расстройство.

— Сынок, что с тобой, опять проблемы с учёбой?

— Да и не только.

— А что ещё случилось?

— Да девушка, которая мне нравится, выбрала другого.

— Отличника? — улыбнулась мама.

— Да.

— Я тебе говорила, не замыкайся в себе и своей магии, это до добра тебя не доведёт, вот будет тебе урок жизненный, и хорошо, что сейчас, когда всё ещё не поздно исправить.

— Ладно мам, я пойду в комнату.

— А поесть?

— Спасибо, потом.

Я включил компьютер, подключился к Интернету, пора было действовать. Я слишком долго тормозил, нельзя было тормозить дальше. Я приказал отправить всем из элиты клана приказ: "Сегодня в 21–00 по Гринвичу или в 24–00 по Москве состоится совет элиты клана на котором мною будут сделаны несколько важнейших заявлений, всем быть обязательно". После чего, чтобы скоротать время, я углубился в чтение украденных нами вчера у пентагона сведений. Меня очень интересовала наука и проект Прометей в частности.

 

Глава 2: Совет

Без десяти двенадцать я вышел в интернет, там уже многие собрались. Я переслал всем айпи закрытого чата в котором мы должны будем встретиться, всего сорок человек элиты, но в онлайне было только тридцать семь человек. Ровно в 24–00 я начал свою речь:

— Сегодня вы собрались здесь по моей воле, и я хочу объявить зачем на самом деле мною был создан наш клан. Заявление первое, я экстрасенс, самый настоящий, и не шарлатан. Я вижу будущее плохо и в тумане, но даже это пугает меня, я вижу войну, великую войну людей и инопланетян, войну на выживание, войну в которой решиться, достойно ли человечество существовать. Я видел поражение в этой войне. И я хочу это изменить, для этого я и создал наш клан. Мы должны захватить власть на земле, объединить планету, и создать технологии, которые обеспечили бы нам победу в этой войне.

Первую часть своего послания я закончил. Посыпались аплодисменты и удивлённые высказывания соклановцев.

— Но как мы захватим власть над миром?

— Таких кланов как наш в инете пруд пруди, что обеспечит нам победу?

— А я вот не верю в экстрасенсов.

— Я тоже не верю в экстрасенсов.

— А где мы возьмём деньги, ведь чтобы стать властелинами мира, нужна куча денег!

— Не слишком ли ты загнул, а Сань?

— Итак, слушайте меня дальше, я ещё не закончил. Для того, чтобы захватить власть над миром мы напишем искусственный интеллект, подобный SkyNet из фильма о терминаторе. Возможно, на то чтобы его написать у нас уйдёт год, или даже годы, но мы сможем и сумеем. Мы заработаем много денег, мы создадим бизнес, обще клановый. Мы победим.

— Боюсь тебя огорчить Александр, но написать такой искусственный интеллект не возможно.

— А я верю что мы сумеем, может не через месяц, а через годы.

— Наш клан будет расти и эволюционировать, сейчас в нашем клане всего триста человек, из них только сорок человек элиты, но всё ещё изменится!

— Кстати Александр. Раз ты экстрасенс, может, ты в покер будешь играть, на деньги? Экстрасенс бы там жестоко зарешал бы.

— Я попробую. Но у меня есть и другие пути заработка денег, мы запатентуем выгодные изобретения.

— Зубочистку чтоли?

— Не спамить, и без сарказма попрошу я вас.

— Всё это очень глупо и интересно, я пожалуй за.

— Я вижу не только войну в будущем, я вижу ещё и технологии, кой что я уже и понимаю. Мы запатентуем их и получим миллионы долларов.

— Давайте тогда уж начнём патентовать может быть?

— Итак, начнём. Я обращаюсь к тебе Горгона.

— Да сир.

— Насколько мне известно, из нас всех, ты лучше всего разбираешься в программировании.

— Да это так, вроде бы.

— Тогда я поручаю тебе создание скайнета, ты наберёшь команду, привлекай всех кого потребуется из элиты и не только. Отказ от сотрудничества с тобой будет означать исключение из клана, даю тебе экстренные полномочия.

— Пасиб сир, не ожидал.

— Что касается меня. Я займусь изобретениями, завтра к 8-00 отправляюсь в университет, и буду патентовать.

— Что патентовать?

— Что-нибудь.

— Слушай Александр, может, не ты один патентовать будешь, дай мне тоже какую-нибудь идею, я пойду тоже запатентую.

— Хорошо ведьмак, поговорим с тобой об этом по окончании нашего саммита.

— И мне, Сань, давай.

— Ладно, я подготовлю пять идей, пятерым желающим, и вы пойдёте и их запатентуете, только условие.

— Какое?

— Девяносто пять процентов всех заработанных денег в фонд клана, и без обмана, и непродешевите.

— Вообще надо патентовать за рубежом, потому что патенты запатентованные в России, действуют только на территории России, и их у нас могут украсть бессовестные американцы и европейцы.

— Тогда так, патентовать буду я, в начале только левые изобретения.

— Ну вот, а мы обрадовались, что подзаработаем.

— Не перебивать, так надо. Так вот патентовать буду только я. В начале продам свои изобретения за маленькие деньги, но последующие открытия буду патентовать уже не только в России, но и…

— Слушай Сань, тут такая идея.

— Да.

— А что если пришельцы нас уже нашли? И мы под колпаком, как в секретных материалах.

— И что ты предлагаешь?

— Давай патентовать будет кто-то один из нас, но не ты. А тебе мы будем пересылать часть денег, по Интернету. И вообще, ты негде фигурировать не будешь, тебя нет. Мы сформируем супер элиту, семеро тайных. И только эти семеро будут знать где ты и кто ты. И никому никогда не расскажут.

— Поддерживаю.

— И я.

— Ладно, — я тяжело вздохнул, — хорошо. Я буду сливать данные ведьмаку, он будет всё патентовать…

— Отлично, я стану богат!

— Ведьмак, у тебя как деньги есть? Стоимость патентования около 2500 рублей, я узнавал. У тебя найдётся такая сумма?

— У родителей возьму.

— А они дадут?

— Когда узнают что не на водку и выпивку дадут, они у меня богатые, отец около 60 тыс рублей в месяц зарабатывает.

— Хорошо, значит ведьмак заведует нашими изобретениями, и в будущем, будет нашим главным спонсором.

— Все за. Но ты Александр можешь попробовать играть в покер на деньги. Если ты на самом деле экстрасенс, то для нас это будет золотой жилой.

— Ладно, итак осталось утвердить совет из семерых тайных, супер элиту клана, которым ты дашь свой адрес. Назови их сам.

— Ну логично что это будут ведьмак, горгона, так ещё пожалуй глори, Менделеев, аргентум, меч и ангел. Итого семь человек.

— И ещё, надо сменить название нашего клана. Диверсанты не подходит.

— А что ты предлагаешь.

— Назовём наш клан ОМГ, организация мирового господства.

— Таких кланов в Интернете несколько.

— Тем лучше, зато настоящий ОМГ будет один.

— Хорошо, пусть будет омг. Кто за?

Почти все были за, и вообще я почувствовал в ребятах небывало оживление. Неудивительно, ведь сегодня мы из простого клана хакеров мы превратились в организацию, задачей которой поставлено достижение мирового господства. Многие люди мечтают о власти.

— Итак, подведём итоги. Горгона отвечает за создание скайнета, и горгона попрошу взяться за дело с душой и поторопиться. Ведьмак отвечает за изобретения, и деньги. Я играю в покер на деньги. Всё за дело.

— Сань, — обратился ко мне ведьмак, — расскажи мне, какое изобретение я должен запатентовать.

— Всем удачи. Хорошо ведьмак, давай перейдём в приватный чат.

— Лучше мне кажется поговорить об этом по айсикью.

— Хорошо, давай поговорим по айсикью.

Я запустил квип, собрался с духом, выбрал ник ведьмака и начал.

— Итак, ты технарь?

— Да, специальность авиадвигатели.

— Хорошо. Это хорошо. Итак. Для ракет, ракетных двигателей самое главное это удельный импульс.

— Что это такое?

— Удельный импульс это то с какой скоростью вылетают продукты сгорания из двигателя, это ясно?

— Да.

— Чем выше удельный импульс, тем меньше топлива нужно кораблю, чтобы вывести на орбиту груз. К несчастью у современных ракет удельный импульс слишком мал, и поэтому их приходится делать многоступенчатыми. У двигателей на керосине и кислороде удельный импульс около 3600 метров в секунду, у двигателей на кислороде и водороде удельный импульс около 4600 метров в секунду.

— Хорошо, кажется понятно, 3600 и 4600 метров в секунду.

— Да, это современные двигатели, те на которых летают сейчас наши ракеты и американские. Но есть способы достижения гораздо больших удельных импульсов. Рассмотрим один из способов, это двигатели на рекомбинации водорода, данная технология сейчас не известна человечеству.

— И что она из себя представляет?

— Все молекулы не инертных газов, состоят из минимум пары атомов, Н2, водород, N2 азот, O2, кислород и так далее. При рекомбинации…

— Прости при чём?

— При слипании двух атомов, например Н + Н, это называется рекомбинация. Так вот, при рекомбинации водорода выделяется уйма энергии, порядка 435 МДж на килограмм, это можно использовать в ракетных двигателях. При этом удельный импульс может достигать 16 километров в секунду.

— И как же можно использовать это?

— Всё очень просто, если нагреть водород до 5000 кельвин, то все молекулы водорода диссоциируют и формула газа будет не Н2, а Н1. После чего, если резко смешать полученный водород с жидким гелием при температуре полтора кельвина, то водород остудившись до криогенных температур не успеет рекомбинировать, и мы получим топливо состоящее из замороженного атомарного водорода. Если это топливо нагреть до 200 кельвин или выше, то водород рекомбинирует, и выделит 435 МДж на килограмм, это очень много.

— Понятно. В общих чертах.

— Ты всё понял?

— Я записал в хистори в асе, так что разберусь.

— Ты когда запатентуешь это?

— В течении следующей недели тебя устроит?

— Вполне.

— Не пойму только откуда ты всё это взял, ты что действительно экстрасенс?

— Да, только я вижу не всё, приходится по долгу разбираться в увиденном, всё смутно.

— Ладно, пока, уже пол второго ночи, пора спать.

— Да, я того же мнения, удачи.

И я вышел из Аси. Но меня сейчас интересовало другое, я хотел попробовать поиграть в покер. Я нашёл в Интернете один из сайтов покера, где предлагали выделить на раскрутку 10 долларов. Я зашёл туда и стал старательно изучать правила. На то чтобы разобраться что из себя представляет игра, у меня ушло двадцать минут. Короче игрокам выдавалось на руки по две карты, и делались ставки, исходя из того, насколько хорошие карты получали игроки. После чего выкладывался так называемый флоп, ещё три карты. Далее игроки должны были получить наивысшую комбинацию карт с флопа. Снова делались ставки, выкладывалась ещё одна карта, потом ещё одна. В итоге игрок получал комбинацию карт, и делал итоговую ставку. Если комбинация карт была плохая, игрок мог в любой момент спасовать. В итоге один из игроков, обладающий лучшей комбинацией побеждал. Всё что нужно было, это угадать, у кого лучшая пара карт, и кто когда спасует. Я ответил на контрольные вопросы викторины, и мне выдали мои первые бесплатные десять долларов, их можно было слить, или выиграть на них много денег. Я сразу же решил попробовать себя в покере, подключился к одной из игр с минимальными ставками, и стал угадывать, это было легко, я уже научился видеть простое будущее, плюс или минус, победу или поражение. И буквально за час игры с двух до трёх ночи я удвоил выданную мне сумму с десяти до двадцати долларов. После чего было уже довольно поздно и я пошёл спать.

 

Глава 3: Экзамены

С учёбой у меня не заладилось, я сдал все те предметы, которые для сдачи требовали безукоризненной посещаемости и ноль мозгов, но у меня возникли серьёзные сложности с линейной алгеброй, высшей математикой и особенно с физикой. В общем каким-то чудом я сумел допуститься к сессии. А вот с покером у меня всё складывалось крайне удачно, к концу декабря я уже заработал около трёх тысяч долларов. Ведьмаку с патентом не повезло, он смог запатентовать двигатель на рекомбинации водорода, но единственное заявление которое к нему пришло, предлагало ему работу учёного над моим изобретением за двенадцать тысяч рублей в месяц. Смехотворное предложение, учитывая важность сделанного им, "мной", открытия. Мы посовещались и решили не соглашаться на данное предложение, мы решили подождать.

Я проснулся рано, часов в шесть, сегодня мне было идти в университет к двенадцати часам. Я тут же вышел в интернет, в айсикью висел горгона и ведьмак, я обратился сначала к горгоне.

— Ну как ваши успехи с написанием скайнета?

— Пока практически никак, вчера мы провели очередной форум о том, что и как писать. Пока что пришли к выводу, что для начала надо написать самоизменяющийся Троян.

— Но вы должны помнить о контроле, скайнет не должен выйти из под нашего контроля. И при этом никто другой не должен захватить над ним контроль.

— Поверь мне до этих вопросов пока ещё далеко, сейчас мы ломаем голову над тем, как заставить его саморазвиваться.

— Может лучше написать законченную неизменную программу?

— Мы это уже проходили, придётся слишком много писать, и искусственный интеллект получится слишком большим.

— Боюсь, что если всё пойдёт так и дальше, то мне самому придётся стать программистом.

— Что ж попробуй, лишний толковый учёный нам не повредит.

— Ты будешь меня учить?

— Легко.

— Хорошо, когда займёмся?

— Только не сейчас, давай сегодня вечером часов в 8 по Москве.

— Хорошо.

Я прекратил общение с Горгоной и обратился к ведьмаку.

— Привет.

— Привет.

— Ну как успехи с двигателем на рекомбинации водорода, есть новые предложения?

— О да. Вчера мне предложили в обмен на мой патент пост учёного в проекте и зарплату в 14 тысяч рублей.

— Твой ответ?

— Как ты и учил, я сказал, что изобретение не продаётся. Но у меня такое ощущение, что меня с этим кинут. Учитывая их предложения…

— Боюсь что такими темпами, единственным постоянным источником денег для нас станет мой покер.

— Боюсь что так.

— Ладно, тогда мы пока что ничего больше патентовать не будем, сосредоточимся на проталкивании проекта двигателя на молекулярной рекомбинации водорода.

— Как скажешь сир.

Я прекратил разговор, ведьмак тоже замолчал. После чего я оформил запрос на перевод двух тысяч долларов из покера на счёт в сбербанке, под номером 256432123. Мне сообщили что перевод будет осуществлён в течении 15 минут. Одну тысячу долларов я перевёл в наш клановый общаг, и вторую тысячу долларов я решил забрать себе, т. к. мне предстояла тяжёлая сессия впереди, и нужны были деньги, чтобы не вылететь из университета. Я прошёл на кухню, сел завтракать с родителями.

— Как сессия?

— Пока что плохо, боюсь что многие предметы придётся купить.

— Ты хоть допуск к сессии то получил, всё-таки зачётная неделя подходит к концу.

— Да, допуск к сессии я получил, все зачёты сданы.

— Ну, сдашь как-нибудь.

— Сдам.

Я прошёл в прихожку, оделся, вышел из дома и направился к банкомату. Не много робея я подошёл к нему, посмотрел по сторонам, никого, проверил своё будущее на несколько минут вперёд, никакой угрозы. И аккуратно снял со счёта тысячу долларов в рублях, всего двадцать шесть тысяч рублей, огромную сумму, зарплату своего отца за месяц. Я убрал деньги в карман и отправился с ними домой.

Дома я положил шестнадцать тысяч в ящичек своего стола, а десять тысяч в кошелёк. Снова вышел в интернет, ведьмак с Горгоной куда-то ушли, никого интересующего меня в асе не было. Поэтому я просто решил поиграть в покер, играл как обычно на маленьких ставках, чтобы не привлекать внимания, иногда проигрывал, но не много, в общем за два часа игры я заработал двести долларов, довольно не плохо, пять тысяч рублей в день, где ещё можно столько заработать, студенту первокурснику в нашей то стране. После чего я оделся и направился в университет, искать преподавателя по физике, я планировал её купить, стоила она не дорого, всего три тысячи рублей.

Я отдал свою шубу в раздевалку, осмотрелся по сторонам, никого рядом не было. Отправился в третий корпус на кафедру физики. Подошёл к кафедре, немного постоял, рядом никого не было. Я аккуратно постучал, открыл дверь, мой преподаватель Зарубов был здесь.

— Владимир Михайлович, можно с вами наедине поговорить?

— А Андреев, чего хотел?

— Наедине.

— Хорошо, пройдём.

Преподаватель открыл стеклянную дверцу шкафа, взял ключ от 324го кабинета, и провёл меня в этот кабинет, после чего закрыл дверь. Я достал из-под полы три тысячи рублей. И немного пугливо протянул их преподавателю.

— Я боюсь, что не сдам экзамен по вашему предмету, можно мне его купить.

Зарубов подумал с минуту, потом изрёк:

— Андреев, ты очень слабый ученик, я таких двоечников на веку своём встречал не много. Для тебя тройка стоит пять тысяч рублей.

— Хорошо.

Я достал кошелёк отсчитал ещё две тысячи рублей и протянул их ему. Сказать по правде я испытывал облегчение, процедура покупки экзамена прошла успешно. А эти две тысячи рублей для меня пришли легко, пусть легко и уйдут.

— Я поставлю тебе три на экзамене, ты выйдешь, поболтаешь немного, и чтобы все видели что ты мне что-то говорил, и после этого я поставлю тебе три.

— Хорошо.

— Ну что ж учись лучше, чтобы в следующем семестре тебе не пришлось ничего покупать.

— Конечно.

И я вышел из кабинета, не попрощавшись. После чего я направился на кафедру высшей математики, встал перед дверью и в начале решил просканировать будущее. Говорят, на кафедре высшей математики не берут, это было плохо. Я представил себе, как вхожу в преподавательскую, предлагаю Санникову пять тысяч рублей, а тот отказывается и… Дальше будущее я смотреть не стал, и сделал по другому. Я зашёл в преподавательскую.

— Здравствуйте Виктор Павлович.

— Здравствуй Андреев. Что хотел?

— Я в математике слаб, весьма слаб.

— Да это так, знаешь, тебе бы лучше бы было бы поискать ВУЗ по проще, мой тебе совет…

— Я хочу закончить именно этот ВУЗ.

— Но ты не сдашь высшую математику, ты же ничего не знаешь.

Он открыл свой журнал с оценками.

— Вот посмотри, ты не сдал обе расчётные работы, а по контрольным у тебя по одной двойка, по второй единица. Тебе на экзамене светит четыре дополнительных задачи. Даже если бы ты хорошо разбирался в предмете, тебе бы очень не легко было бы сдать мой предмет.

— Поэтому я и хотел бы попросить вас порекомендовать мне преподавателя, который бы за плату позанимался бы со мной дополнительно, ведь так можно сделать, правда?

Преподаватель впал не надолго в ступор, он думал около минуты, потом решил меня пощадить.

— Ладно, подойди к Третьякову Василию Ивановичу, быть может он с тобой позанимается.

— Хорошо. Спасибо.

Я уже собрался уходить.

— Но смотри, если ты ничего на экзамене не будешь знать, я тебе тройку просто так не поставлю.

— Хорошо.

Я вышел, ох не лёгкая была впереди. После этого я направился на последний свой урок в этом году, на линейную алгебру.

Когда я подошёл, здесь уже все собрались. Я увидел как Юля целуется с Андреем Сафиулиным, они оба были отличниками, не то что я. У меня внутри словно что-то оборвалось. Ко мне обратился один из моих одногрупников, Костик.

— Привет. Не судьба тебе Юльку подцепить.

— Привет, почему же?

— Я слышал, родители Андрею подарят новенькую БМВ, если он сессию сдаст без троек.

— Значит он богат?

— Да, его родители какие-то мелкие олигархи.

— Понятно.

— Не грусти.

— Лан, спасибо Кость.

Подошла наш преподаватель, старая бабулька лет шестидесяти.

— Заходим в кабинет.

Мы прошли внутрь, Костян сел за парту рядом со мной. На среднюю парту первого ряда. Тем временем преподаватель зачитала:

— Так, сегодня я скажу у кого из вас есть долги. Первый в списке Андреев. Он же рекордсмен по антиуспеваемости, у вас Александр не сдана ни одна контрольная, нет ни одной из двух расчётно графических работ.

Сзади послышалось:

— Да попал парень, это же надо столько накосячить.

Преподаватель продолжала:

— Не знаю как вы умудрились так преуспеть, у вас нет ни одного пропуска.

— Просто я плох в математике.

— Вы бесплатник?

— Да, я поступил на бесплатное, сдал ЕГЕ, довольно не плохо.

— Понятно, но очевидно что вы не сдадите мой экзамен, следующий…

Я подождал пока урок кончится и подождал пока не уйдёт последний из студентов. После чего пошёл за преподавателем. Я снова использовал свою силу, заглянул в будущее, нет взятку от меня она не примет, это не физика. Увы.

— Зоя Фёдоровна.

— Да Андреев?

— Вы знаете я плохо успевающий студент… Так вот, а не посоветуете ли вы у кого можно взять репетиторские занятия? Я бы хотел позаниматься дополнительно…

Вот так я и собрался сдавать все экзамены, деньгами и репетиторскими занятиями, а ещё впереди была инженерная графика, но к счастью для меня, это был единственный предмет в котором я хоть что-то понимал.

 

Глава 4: Золотой телец

Я вроде бы знал ответ на этот билет. Чтобы построить трёхмерную деталь по чертежу в адеме, надо было использовать процедуру лифт. Надо было очертить форму детали, потом задать линию оси зет. Я так и написал в своём ответе. Подошёл к преподавателю.

— Так Андреев, давай ка посмотрим что тут у тебя? Так, это правильно, а вот это не совсем. Итак, какие вы студент Андреев знаете ещё способы построения трёхмерных деталей из двухмерных.

— Какие ещё процедуры?

— Да.

— Ну лифт, и вроде всё.

— Нет не всё, покажите мне свою зачётку, так.

Она аккуратно открыла мою зачётку, заглянула внутрь, там в графе экзамены стоял только трояк по физике.

— Вы бесплатник?

— Да я не платник.

— Это плохо, три не сданных экзамена, это отчисление.

— Да я знаю.

— Ладно, последний вопрос. Что в развёртке…

Я так толком и не понял её вопрос, но он касался не инженерной графики, а скорее начертательной геометрии.

— Я не знаю, — сказал я довольно твёрдо.

— Ну что ж, слабо, очень слабо, два.

А этот экзамен я планировал сдать, итак у меня три не сданных экзамена. Я быстро собрался и сразу пошёл в деканат. Там подошёл к секретарю.

— Здравствуйте.

— Здравствуйте.

— Я хотел уточнить, три не сданных экзамена это отчисление?

— Для бесплатников да.

— А сколько можно платнику до сдавать эти экзамены?

— Все три хоть до конца семестра.

— Что я должен сделать, чтобы перейти на платное?

— Заполните заявление, и оплатите предыдущий и следующий семестр в кассе. Это 68 тысяч рублей, 33тысячи рублей за первый семестр и 35 тысяч рублей за следующий.

— Хорошо. Я перехожу на платное.

Я заполнил заявление сдал его секретарю и быстро пошёл к раздевалке. У раздевалки я встретил Костика с Юлей. Они стояли и о чём-то трепались.

— Ну что вылетел? — ехидно спросила она.

— Нет, я перехожу на платное.

— Но откуда у тебя 70 штук рублей, столько вроде надо, — удивился Костик, — у тебя же даже сотового нет. Я удивился когда ты физику сдал, но там всего трёшка, а тут 70 кусков.

— Смотрел фильм золотой телец?

— Про подпольного миллионера то?

— Да.

— Но ты то не подпольный миллионер.

— Кто знает.

— И потом, мы не в совке живём, тут нет смысла прятаться.

— Да ладно, нахлебник, за него просто родители заплатят, за его ошибки и слабость.

— Пусть так, — я не стал спорить с Юлей. — Вы долго тут ещё будете стоять?

— Минут тридцать наверно, мы ждём Андрея Сафиуллина.

— Хорошо.

Я просто оделся и пошёл к ближайшему банкомату. На самом деле я очень успешно начал в покер играть, если бы не покер, я бы реально вылетел из ВУЗа, родители никогда не стали бы за меня платить, увы это точно, у них просто не было таких денег. А у меня были. Я уже сейчас имел счёт около 10 тысяч долларов, весьма не плохо. Я снял со счёта сто тысяч рублей, засунул их себе в карман. Быстренько добежал до ювелирного магазина, университет был в центре и тут до всего было рукой подать. Присмотрел золотые часы марки империал за 25 тысяч рублей, подошёл к кассирше.

— Мне Империал, женские за двадцать пять тысяч, вон те, да.

Я сунул кассирше пять купюр по пять тысяч, та сразу бросилась проверять, не фальшивые ли, но те были к счастью не фальшивые. После чего она бережно выдала мне часы, и гарантию на них. Гарантию я сунул к себе в сумку, а часы так и пошёл держа в руках прямо к зданию университета.

Юля с Костяном всё ещё стояли там же, около раздевалки. Я быстро подошёл к ним.

— Вот, поздравляю тебя с новым годом.

— Он же прошёл месяц назад.

— А я немного запоздал.

Юля не стала даже смотреть на часы.

— Слушай, ты малость запоздал, всё отстань, вали отсюда.

— Не плохие часики, золотые империал, — удивился Костян, взявший у меня их из рук, и вертевший их и так и сяк.

— Будь мужчиной, ты проиграл, оставь нас с Андреем в покое, уходи.

— Ладно, извини, это так порыв, я тоже не бомж. Хоть у меня и нет БМВ, но я мог бы его купить, если бы у меня были права, мне просто не нужна машина.

Подошли Андрей с ещё одной нашей одногрупницей Ирой. Я протянул Ире часы.

— Это тебе.

— Мне?

— Подарок, просто так, забирай без вопросов.

— Спасибо… Хочешь, может пойдёшь с нами в айсберг?

— Нет. Удачи всем.

Я развернулся к ним спиной и быстро пошёл в деканат, платить за своё образование. Платить за то, что спасаю мир, участь в университете с одной единственной целью изобрести и построить то что изобрести и построить почти не возможно.

Прийдя домой я первым делом вышел в интернет и всё рассказал совету семи.

— Привет народ. Сегодня меня чуть не выперли из университета, пришлось перейти на платное, потратил 68 тысяч рублей.

— Андрей, ты поосторожней там с деньгами, — урезал мой пыл горгон, — ты не забудь, что ты просто бедный студент, и ты таковым останешься на ближайшие несколько лет, мы не можем рисковать.

— Да, Андрей, — заметил ведьмак, — ты по осторожнее.

— Просто не было выбора, я должен закончить этот университет.

— Может тебе лучше глубже развить свои паранормальные способности? И обойдёшься ими, перейдёшь в какую-нибудь коблуху, где ничего делать не надо, сосредоточишь свои усилия на клане и покере. Всё равно уже сейчас становится очевидно, что образование сыграет вторичную роль в твоей карьере.

— Нет я должен. Я просто не сумею разобраться в технологиях, если не буду иметь собственных знаний.

— Ну тебе виднее, ты у нас экстрасенс.

— Да, ведьмак вот что. На тебе три тысячи долларов, запатентуй слетай за границу, лучше в США, запатентуй двигатель на рекомбинации водорода там.

— Ты не слишком ли круто ему отстёгиваешь, — заметил горгон.

— Нет в самый раз, пусть слетает отдохнёт.

— А что же насчёт банка клана?

— Я внесу туда пять тысяч долларов, сегодня же.

— Хорошо. И откуда ты только деньги берёшь?

— Покер…

— Ты бы по осторожнее, а то тебя засекут, и нагреют на солидные деньги. Мы пока ещё не можем тебя защитить.

— Я использую липовые документы, и перевожу деньги, в начале, на подставные счета веб мани, меня не засекут, не волнуйтесь.

— Хорошо, ты у нас экстрасенс, тебе виднее.

— Горгон, ты лучше скажи мне, как обстоят дела с искусственным интеллектом.

— Ну мы создали не плохие Трояны, несколько модификаций, весьма и весьма не плохие.

— И что от них толку?

— Ну я не говорил тебе, но три дня назад мы скачали всю интересующую нас инфу с компьютеров ЦРУ пентагона.

— Он пришельцах?

— Да о них родимых.

— И как?

— И совершенно никак. Америкосы совершенно точно не вступали с ними в контакт и не сбивали ни одной НЛО. Хотя информации о наблюдениях подобных объектов полно.

— Понятно, значит, инопланетяне землю не посещали, и нас ещё не нашли.

— Значит так.

— Ладно ребята, душевно поговорили, а сейчас время поиграть в покер.

Я зашёл на сервер с блэндами в один и пол доллара. И начал играть из расчёта на то, чтобы выиграть сто долларов в час. Мне выпал стрейт, я заглянул в будущее, у одного из игроков был флэш, не годится я пасанул. В следующей руке мне выпала всего лишь младшая пара, но я повысил свою ставку до размера банка, все испугались и пасанули, я выиграл.

 

Глава 5: Спецслужбы

Я встал как обычно в шесть часов утра и вышел в интернет, там сидел ведьмак.

— Привет.

— Здравствуйте сир.

— Ну как слетал?

— Запатентовал.

— Есть результат?

— Да, мне уже прислали предложение.

— Какое?

— Сто тысяч долларов единовременная выплата, и предложение работать по специальности в НАСО с доходом в двадцать пять тысяч долларов в месяц. Офигеть. — Ведьмак прислал мне с десяток восторженных смайликов. — Взамен я должен отдать им свой патент. Вот не знаю, соглашаться или нет?

— Соглашайся.

— А может с них больше денег потребовать, изобретение то офигенное.

— Нет, соглашайся, у меня ещё много таких, и даже гораздо круче.

— Ну ты у нас царь…

— Только семьдесят из ста тысяч долларов переведи в общаг клана, и в последствии шестьдесят процентов твоей зарплаты, будет уходить на благо клана.

— Ох, обложил налогами.

— Ничего, я вон тоже большую часть своей зарплаты в покере отдаю на благо клана.

— Ладно пока.

Я вышел в покер поиграл с пол часа, тут в аське появился Горгон. Я естественно поспешил с ним поговорить:

— Привет, ты слышал о ведьмаке?

— Да, он кинул мне в аську о своих успехах. Не возгордиться?

— Не должен, он предан нам, и мне.

— Хорошо. Я тут с тобой хотел поговорить, кой о чём.

— Да?

— Тут у нас новый человек появился.

— И?

— Он живёт в США, разрабатывает искусственный интеллект, он помогает нам!

— И?

— Он может вынести нам бесценные сведения об искусственном интеллекте, но боится спалисться.

— Мы должны хакнуть его фирму?

— Да в точку. И мне нужно твоё благословение.

— Когда?

— Сегодня в 20–00 по Гринвичу всеми силами нашего клана, и новейшим оружием. В этой фирме первоклассная защита, даже круче чем в пентагоне.

— А мы готовы?

— Мы сделаем это! Обещаю.

— Хорошо, сегодня в 20–00 я буду онлайн.

— Я всё подготовлю и со всеми договорюсь. Ах да, ещё кой что.

— Да?

— Этот человек в случае успеха хотел бы, чтобы мы приняли его в элитную часть клана, сорок вторым членом.

— Его данные так важны? Ты уверен?

— Поверь мне, важны, они работают над самопереписывающимися программами, это почти что искусственные интеллекты, почти.

— Ладно, хорошо, удачи.

Я выключил компьютер, собрался и отправился позаниматься высшей математикой со своим очередным репетитором Третьяковым Василием Ивановичем, которого мне порекомендовал мой учитель. Я вышел из дома, дошёл до станции метро, спустился вниз, и уже через пятнадцать минут стоел напротив домофона подъезда Третьякова. Я набрал квартиру 112 и позвонил.

— Кто там?

— Здравствуйте, это Александр Андреев. Ваш ученик.

— А заходи.

Я прошёл в холл, здесь никого не было. Поднялся на шестой этаж и вскоре уже оказался перед большой железной дверью, она открылась.

— Проходи, проходи, сюда на кухню.

Я прошёл за преподавателем на кухню, у него была маленькая но хорошо отремонтированная квартирка, наверно ещё меньше нашей.

— Итак, какой раздел тебя интересует?

— Вычисление интегралов.

— Хорошо, преступим…

В 20–00 по Гринвичу я уже сидел в Интернете. Горгона тем временем проверял готовность всех и вся.

— Ну что ж начнём?

— К бою!

— В атаку.

— Хакнем их.

Горгон ввёл код активации Трояна, которым была инфицирована система противника, и файрвалл противника стал стеклянным и прозрачным как стекло для всех наших действий, информация потекла. Тут один из наших программистов заметил:

— Что-то не так, нас вычисляют, отключайтесь немедленно!

— Ещё пять минут.

— Сир, ваше слово. Сир!

Я на секунду задумался, и мой внутренний голос заорал, что надо срочно выходить из сети.

— Всем немедленно покинуть сеть, вырубаем.

Мы прервали скачивание информации. Ко мне обратился Горгон.

— И всё-таки они нас засекли, поймали, теперь жди гостей.

— Да мне тоже так кажется.

— Значит так, указ по всему клану, на месяц прерываем все контакты друг с другом. Никаких чатов, ничего, после я сам вас всех найду, элиту. Я сохраню связь только с ведьмаком, будем делать ему научную карьеру.

— Есть сир!

— Есть сир!

— Есть сир!

Я вышел из интернета, меня всего трясло от прилившего в кровь адреналина. И ещё меня грызли не хорошие предчувствия, а мои не хорошие предчувствия имели существенный вес, всё-таки я был экстрасенсом. И всё же не может быть, мы столько раз брали штурмом информационные сети, мы даже ломали файрвалл пентагона, и тут так проколоться, вот отстой! Неужели нас поймают. Хотя ладно, ничего, никто нас не поймает, всё обойдётся, я успокоил себя.

Барак Обама сидел в овальном кабинете белого дома и занимался своими президентскими делами. В дверь постучали. "Войдите" громко сказал президент. Вошёл генерал Джонсон, в его руках была увесистая синяя папка.

— Садитесь. Что вы хотели.

— Мы поймали их.

— Кого?

— Тех кто взломал компьютерную сеть пентагона 27го декабря 2009 го года. Это были не китайцы. Это были русские, небольшой клан.

— Есть доказательства?

— Да, мы внедрили к ним шпиона, первоклассного программиста, по его наводке они атаковали специально подготовленный к обороне объект.

— И как?

— Это невероятно, но они смогли взломать самый защищённый сервер в США за пятнадцать минут!

— Что им было нужно?

— Насколько нам известно это общество называющее себя кланом ОМГ, организация мирового господства, разрабатывает искусственный интеллект класса скайнет с целью захватить власть над миром.

— Мы можем их остановить? Вы поймали их?

— Хорошо, я поговорю с президентом России, попрошу у него помощь.

— Нет, мы не смогли. Я здесь потому, потому что хочу, чтобы вы подключили к этому делу русские спец службы. Эта организация, её глава настоящий дьявол, они предельно собраны и организованы, у них есть около пяти кругов доступа к информации. Они все работают инкогнито, никто не знает где находится их лидер или кто-либо из сорока двух элитных. Нам нужна помощь.

— Это надо сделать сегодня, срочно.

— Хорошо, сделаем это прямо сейчас.

Обама взял трубку своего телефона, и сообщил секретарше, что желает поговорить с Кремлём…

 

Глава 6: Будни

Время, после роспуска нашего клана тянулось медленно, в час по чайной ложке. Мы больше не общались, у меня не было иных дел, кроме беготни с университетом. Зато я смог сдать линейную алгебру и инженерную графику, не с первой попытки и на тройки, но итак не плохо. Оставалось продержаться ещё две недели, после которых всё начнётся по новой. Через две недели мы должны были снова начать общаться с кланом, если никого из нас конечно не поймали.

Я пришёл в университет, подошёл к раздевалке, сдал куртку, получил номерок. Привет, угадай кто, мне закрыли руками глаза.

— Ну даже не знаю, наверно Ира.

— Да это я.

С тех пор как я подарил ей золотые часы, марки империал Ира решила со мной немного замутить. Всем хочется иметь богатого парня, дорогие подарки… Она была не исключением, жаль только, что она мне не нравилась. Потому что она была… Туповата чтоли? Нет училась она не плохо, по крайней мере, явно, не хуже меня, на четвёрки. Но было в ней что-то… Такое, что отталкивало меня от неё, в общем она мне не нравилась.

— Послушай, Ир. Как бы тебе объяснить, чтобы не обидно было. Я тогда подарил тебе те часы, не преследуя каких-либо целей. Я не хотел тебе понравится, не ухаживал за тобой.

— Я всё понимаю, ты хотел подарить их Кротовой, но та не взяла.

— Именно.

— Да забудь ты её, она не для тебя. Она уже нашла свою вторую половинку, а я нет.

— Ладно. Пойдём.

Мы дошли до аудитории, где у нас должна была быть вышка. Здесь была Юлька, и она как всегда стояла в обнимку со своим несравненным Андреем. Ко мне подошёл Костик, который последнее время частенько составлял мне кампанию.

— Да не парся ты.

— Я уже давно не парюсь.

— И не смотри в её сторону. Вон лучше на Иру посмотри, смотри как накрасилась, — Костя улыбнулся, — правый глаз кривее левого.

— А у тебя одна нога длиннее другой.

— Нет, просто у него одна нога короче другой…

— Ладно вам.

— Вот смотри Сань, я люблю Иру, а Ира любит тебя…

— К чему бы это?

— Ну я люблю Иру, — жалобно протянул Константин.

— А я теперь никого не люблю.

— У тебя каменное сердце? — Спросила Ира у меня.

— Да, каменное, из гранита.

— Как жаль.

Так наш коллективчик и стоял не обращая внимания на Юлю и Андрея. Подошёл преподаватель высшей математики:

— Проходите в кабинет.

Я вошёл в кабинет, устроился на средней парте перового ряда, как всегда.

— Кстати, Виктор Павлович, я сдал все предметы кроме вашего. Когда можно к вам подойти?

— Давайте завтра к десяти. Возьмите хвостовку в деканате.

— Хорошо. Я подойду.

Начался урок. Дальше день прошёл достаточно скучно и обычно.

Я пришёл домой часам к шести, поел и сразу сел за компьютер. Со мной связался ведьмак, единственный на кого не распространялась маскировка.

— Привет. Ну как у тебя дела в университете?

— Завтра сдам последний косяк. А что с работой в НАСО?

— Это просто обалденно! Мне выделили целый коллектив в помощь. Мы все будем работать над одним двигателем, я стану великим учёным.

— Поздравляю.

— Слушай, а у тебя нет часом ещё каких-нибудь изобретений?

— Есть, но я тебе не дам.

— Почему?

— Мы наверно поступим так. Когда наше молчание окончится, я найду ещё кого-нибудь из элиты клана, и дам ему ещё одно изобретение. Пусть разрабатывает.

— Жаль что не мне.

— Тебе на всю жизнь хватит.

— Лан, пока.

 

Глава 7: Раскрытие

Я встал рано, как обычно, сегодня был наш первый сеанс связи после месяца молчания. Я включил компьютер, зашёл в интернет. Всё было как обычно, вышел в чат, там уже висели наши "семеро тайных".

— Ну что, все здесь?

— Вроде никого не поймали.

— Мы не можем этого знать, тут могут быть подставные лица.

— И что ты предлагаешь, до конца жизни подозревать друг друга?

— Нет.

Я прервал трёп:

— Вот что, я подумал и решил, нам надо внедрить в НАСО ещё одного агента.

— И кто им будет?

— Менделеев.

— Почему он?

— Я так сказал.

— Хорошо. Но вы поговорите об этом позже.

— Так.

— Горгон, как обстоят дела с теми кусками искусственного интеллекта что вы стырили у Дайджет Индастрис.

— Я работал над ними. Они далеко продвинулись, данные весьма ценные.

— Ты перешлёшь их всем?

— Да конечно, я уже выложил их на…narod.ru. Любой, кто пожелает, из нашего клана конечно, может их скачать. Но как быть с тем программистом, который помог нам это скачать? Вы примите его в клан?

— Быть может в первый состав?

— Я обещал ему элиту.

— Не проверенного человека в элиту…

— Мне кажется он уже доказал нам свою преданность, помог скачать…

— Сир, ваше мнение?

Я не много подумал, а что я знал о том человеке, да почти ничего, с другой стороны он помог скачать нам какие-то важные сведения, и жил он в США, а нам до зарезу нужны иностранцы. Не оставаться же нам вечно чисто русским кланом, тем более, что мы ставили перед собой целью мировое господство, а не власть в отдельно взятой стране.

— Хорошо, принимайте его в элиту, познакомьте его с семерыми тайными, и в общем всё по протоколу, обычно.

— Отлично.

— Ладно, что будем делать дальше?

— Пока ничего и сосредоточимся на создании искусственного интеллекта, увеличении численности клана. Нам нужны хорошие программисты первого и второго составов.

— На этом собрание заканчивается?

— Да, Менделеев в приватный чат 9116.

— Да сир.

Я зашёл на канал 9116, Менделеев зашёл секундой позже.

— Итак сир?

— Вот получи по этому коду четыре тысячи долларов, слетаешь на научную конференцию в Нью-Йорке по созданию истребителя пятого поколения.

— Но я ж в авиации почти ничего не смыслю, я в детонаторах только…

— У меня есть для тебя блестящая идея.

— Какая?

— Пентаборан, бор пять, водород девять, В5Н9, теплота сгорания 69МДж, температура кипения 389 кельвин, вполне приличное авиа топливо.

— И в чём его приличие?

— У керосина теплотворная способность 43МДж на килограмм, в 1,7 раза меньше. Твоя задача протолкнуть идею создания авиадвигателя на пентоборане, для военной авиации. Если повезёт, тебя пригласят работать в ВВС США, если не повезёт, считай ты отдохнул за счёт клана на конференции в Нью-Йорке.

— Спасибо сир.

— Не стоит благодарностей, связь прервать.

— Удачи.

Я вышел из чата, всё прошло довольно не плохо, только смутная тревога продолжала грызть меня где-то в глубине моих мыслей. Чтобы расслабиться, и подзаработать деньжат, я зашёл на один из покерных серверов и в течении последующего часа игры выиграл двести долларов, на расходы клана. После чего я собрался и отправился в университет.

Около раздевалки была очередь, я отстоял минут пять, откуда-то сзади появился Константин, я уступил ему место рядом с собой.

— Привет.

— Здарова. Слушай, у меня тут праздник намечается, день рождения, завтра вечером, Ирка пойдёт, придёшь?

— Дай подумать… Так завтра вечером у меня важная встреча в Интернете, извини не смогу, но я тебе подарю что-нибудь, окей?

— Может придёшь? Там Ирка будет.

— Мне она не нужна, да и потом, она же вроде тебе нравится, вот и женись на ней.

— Ну смотри, потом сам пожалеешь, особенно на старости лет.

— Я планирую жить вечно.

— Вечно никто жить не может.

— Будущее таит в себе сюрпризы.

— В общем, тогда не обижайся когда я уведу у тебя Иру.

— Не обижусь.

— Тебе всё ещё Юлька нужна?

— Нет, та уже сделала свой выбор, мне теперь никто не нужен.

— Ничего, пройдёт пара месяцев и всё изменится, — у Костяна это прозвучало крайне жизнерадостно.

— Может быть.

Могло быть, а могло и не быть, я уже видел своё будущее, в нём я был одинок, я тащил свой крест власти сквозь столетия оберегая как свой престол, так и безопасность своей империи. Один. Всегда один, так было, так есть, и так будет. Тем временем очередь кончилась, и нам пора было сдавать одежду.

— Дмитрий Анатольевич.

— Да Вадим Геннадиевич.

— Я по поводу того клана ОМГ.

— Что там с ними?

— Американский агент успешно внедрился к ним, а мы проследили одну из их встреч, она прошла сегодня утром. Так вот что интересно. Этот клан был создан с не поверите какой целью!

— С какой же?

— Не много ни мало, а спасти землю от вторжения пришельцев, у них всё подчинено этой цели, ресурсы, люди, деньги. И есть весьма любопытные пёрлы. Вот например, очень любопытный пример. Некто ведьмак, Сергей Валерьевич Кирсанов, совсем недавно, буквально месяц назад запатентовал невероятную технологию, жаль мы его упустили, двигатель на рекомбинации водорода, его наняло НАСО, за солидные деньги.

— Что это за двигатель?

— У него удельный импульс 16000 метров в секунду.

— Более понятно?

— Это такой ракетный двигатель, который позволяет выводить на орбиту космические аппараты без ступеней. Взлетать и садиться. Обладание этой технологией, позволит американцам навсегда опередить нас.

— Мы можем начать её разработку?

— Да но без Кирсанова.

— Так причём клан ОМГ и Кирсанов?

— Кирсанов член клана ОМГ, и, причём не много не мало, а член верховного совета, приближённый лидера ОМГ.

— Мы можем их арестовать?

— Мы поймали только одного, некоего Горгону, но он не знает, кто остальные, где их найти, они все встречаются инкогнито.

— Но вы же вычислили Кирсанова.

— Тот открыл своё имя и фамилию, когда запатентовал изобретение и ему пересылали подъёмные деньги за счёт клана.

— Мы должны их поймать. Они опасны, они обнаглели, месяц назад мне на них жаловался сам президент соединённых штатов Америки, они взломали сеть пентагона.

— Это ещё не всё, нам очень повезло, что мы поймали этого Горгону, вы знаете что они создают? Искусственный интеллект, чтобы взять под контроль весь мир, они называют его скайнет и они весьма далеко продвинулись в его создании.

— Тем более, мы должны их взять.

— Мы возьмём их.

 

Глава 8: Знание и смерть

Сергей Кирсанов, глава программы "прорыв" НАСО встал около кофейного автомата, опустил в него пятьдесят центов. Подождал пока приготовится кофе и с наслаждением выпил его. После чего быстрым шагом направился в лабораторию, она располагалась метрах в ста пятидесяти от кофейного автомата. Он прошёл на своё место, всех по приветствовал. Подошёл к своему заместителю

— Ну и каков удельный импульс прототипа?

— Данная модель позволяет достичь удельного импульса в 9000 метров в секунду, но зато на один килограмм диссоциированного топлива приходится 20 килограмм рабочего тела. Это довольно дёшево.

— Хорошо…

Неожиданно у ведьмака прихватило сердце, он стал задыхаться. Он закачался, поднял руки к горлу, снял галстук пиджака. Не помогло, сердце прихватило сильнее и он рухнул на пол.

— Скорее мед помощь, — закричал его помощник, но было уже поздно, у Кирсанова начались предсмертные судороги.

Генерал Джексон настойчиво постучал в кабинет президента. Тот крикнул:

— Войдите.

Джексон вошёл, президент в данный момент пил кофе, и читал какой-то доклад.

— У меня срочное дело. Два часа назад, скончался не приходя в сознание, тот Русский учёный, который возглавил программу "прорыв".

— Что с ним?

— У него отказало сердце.

— Это так важно?

— Он был абсолютно здоров.

— Что вы хотите?

— Это в высшей степени подозрительный случай, я хочу сообщить об этом русским, разрешите?

— Это так важно? Разрешаю.

— Да важно, скончался ведущий учёный земли.

— Член клана ОМГ.

— Может его убили русские?

— Мы провели вскрытие, сердце просто остановилось, такое могло произойти под воздействием кардиостимуляторов, но никто не подходил к нему, есть целая куча свидетелей.

— Может новое оружие, русские решили убрать своего, чтобы…

— Такого оружия не существует, ни у нас, ни у русских. Но всплыли любопытнейшие факты.

— Какие.

— Вернёмся к клану ОМГ. Они готовились к войне с пришельцами.

— Вы думаете, что к убийству Кирсанова имеют отношения НЛО?

— Да.

— Что вы предлагаете?

— Взять ОМГ под колпак, и пока не арестовывать никого. Следить за ними, произойдут ли ещё странные смерти в этом клане. Быть может, ОМГ сражается не за деньги и власть, а за будущее всего человечества. Также надо сообщить им о смерти Кирсанова, для этого предлагаю внести смерть Кирсанова в список новостей государственного канала Российской Федерации.

— По-моему всё это…

— Сэр, это выводы наших ведущих аналитиков.

— Хорошо, — неожиданно серьёзно ответил президент соединённых штатов Америки, — свяжитесь с русскими, изложите ситуацию, мы должны быть предельно осторожны.

Я включил телевизор, посмотреть новости, там была настоящая бомба: "Сергей Валерьевич Кирсанов, великий учёный, внёсший огромный вклад в науку человечества скончался на двадцать пятом году жизни от неожиданной остановки сердца. По словам врачей, ничто не предвещало беду, у молодого человека было очень крепкое и здоровое сердце. Никто не может объяснить причину его смерти. Молодой человек занимался ракетными двигателями и работал на НАСО, сделав к своим двадцати пяти годам головокружительную карьеру, также он был существенным кандидатом на нобелевскую премию, за вклад в развитие космических технологий земли…"

— Чёрт, — я выругался про себя, но отец, сидевший в кухне услышал.

— Ты знал этого Кирсанова?

— Нет пап.

— Тогда что ты так переживаешь.

— Не важно, извини, но тебе всё равно не понять.

— Нука сынок погоди, давай выкладывай, как к тебе относится этот Кирсанов.

Пришлось правдоподобно врать.

— Понимаешь, я читал статью, несколько статей, в которых говорилось о том, что США готовятся к войне с пришельцами, а тут умирает известный учёный.

— Да у него просто с сердцем что-то.

— Может быть.

Я закончил есть и сразу же вышел в интернет, разослал всем послание: "Прикинь, ведьмак умер, не знаю сам, или его убили, но если его убили то мы попали". Сразу пришёл ответ только от Горгоны:

— Да, я видел только что в новостях. Не повезло Сергею. Ты думаешь его убили?

— Но кто?

— Пришельцы. Мы же всё-таки готовимся к войне с ними, а тут такое вредное для них изобретение.

— Не думаю, думаю, если бы пришельцы о нас знали, они бы уже уничтожили или покорили бы землю.

— Слушай, сир, я вот хотел у тебя спросить, а ты много ещё знаешь?

— В смысле?

— Ну ведь это не ведьмак, а ты тот двигатель изобрёл.

— Да.

— Может, нам перестраховаться на случай твоей смерти, сделать базу данных по знаниям, по всему что ты знаешь.

— Нельзя, а вдруг мои знания попадут к пришельцам. Вдруг, мало ли, кто-то из наших предаст.

— Ну сделай тогда базу данных из не важных знаний, изобретений пять десять, таких, не очень важных, как двигатель на рекомбинации водорода. Вдруг тебя убьют.

— Хорошо, я подумаю.

— Ты не думай, действуй!

— Ладно.

Я вышел из интернета, и подумал, а чем чёрт не шутит, и вправду надо бы что-нибудь из своих изобретений напечатать в бумаге. Только вот что? Чтобы и не совсем ерунда, и не слишком ценное, а то, я в основном знал либо ерунду, либо слишком ценное. Ладно, я открыл файл ворда и начал печатать:

"Знание номер один: Электромагнитное орудие, состоит из ускорителя и конденсатора, конденсатор заряжается энергией, после чего в ускорителе ионизируется газ, и ускоритель разгоняет ионизированный газ, который толкает снаряд. Получается залп не ограниченный местной скоростью звука рабочего тела, можно достичь скорости снаряда намного большей, чем 1000 метров в секунду. Магниты ускорителя целесообразно изготовить из идеальных проводников. Чтобы добиться эффекта идеальной проводимости магниты надо охлаждать, если магниты будут из ванадия, то придётся охлаждать их до 4,5 кельвина, если из платины, то до одного кельвина. Но у проводников из платины будет большая плотность тока, а значит, меньшая пушка разовьёт большую скорость снаряда.

Знание номер два: двигатели на ионно электронной рекомбинации. Когда электрон возвращается на орбиту протона выделяется 1311 МДж энергии на килограмм. Это можно использовать как источник энергии, если поместить протоны и электроны в отдельные ёмкости. Всё что нужно, чтобы электроны не рекомбинировали с протонами раньше времени, надо использовать в баках покрытия со сверхвысокими сопротивлениями, в которых нет свободных электронов. Для этого вполне сойдёт слой обыкновенной изоляции, которой обматывают провода. Примечание: при рекомбинации с атомом второго третьего, и даже десятого электрона, выделяется гораздо больше энергии, чем 1311 МДж на кг. Поэтому целесообразно использовать например атомы заряженного железа с зарядом до +20 и выше. Двигатели на ионно электронной рекомбинации это термические двигатели, в которых ионы должны нагревать водород.

Знание номер три: Теория относительности Эйнштейна ошибочна. Скорость света это не предел, во вселенной вообще нет точки отсчёта и потому может быть достигнута любая скорость. Естественно что при увеличении скорости не растёт масса частиц, и не замедляется время. Поэтому ошибочно измерять на ускорителях частиц скорость частиц по их энергии. Также Е не равно ЭмЦе квадрат. Энергия массы гораздо больше, чем Эм Це квадрат. Отсюда следует возможность сверх световых межзвёздных перелётов.

Знание номер четыре: Методами радиоастрономии не возможно обнаружить иные цивилизации удалённые от нас на расстояние несколько световых лет и больше. Обнаружение же методами радиоастрономии нейтронных звёзд объясняется тем, что их мощность в триллионы раз больше мощности возможных радиопередатчиков пришельцев. Поэтому хотя мы и находим с помощью радиоастрономии крупные астрономические объекты, совершенно не возможно обнаружение с помощью радиотелескопов слабых по космическим меркам сигналов инопланетных радиопередатчиков.

Знание номер пять: термоядерный реактор…"

Таким образом, напечатав за два часа с десяток необходимых и важных на мой взгляд знаний, я успокоился. После чего я выложил всё это в секретный архив нашего сайта клана ОМГ. К этому архиву имели доступ только я и семеро правителей.

 

Глава 9: Великий клад

Генерал Джексон буквально влетел в президентский кабинет, даже не постучавшись. Барак и Мишель Обама в это время пили кофе и о чём-то говорили.

— У меня тут такое!

— Что случилось генерал? Вы последнее время зачастили к нам.

— Мы от имени горгоны упросили лидера клана ОМГ записать с десяток изобретений на чёрный день. Он написал, там такое.

— Что там?

— По важности изобретения там такие как изобретение радио, паровой машины или лазера. Примерно такие, эквивалентно. Всего десять изобретений, но автор сказал что это так… Далеко не всё что он знает.

— Что вы предлагаете?

— Всё это нужно засекретить, и русские ни в коем случае не должны об этом узнать. Мы должны вычислить главу клана ОМГ и сделать всё возможное, чтобы вывести его в США, и с ним ничего не должно случиться.

— А что говорят аналитики по поводу пришельцев.

— Они говорят, что вероятно земле предстоит воевать с пришельцами. Есть такая теория, что глава клана ОМГ настоящий экстрасенс

— Но магии же не бывает.

— Это почти единственное, возможное объяснение многого.

— Но тогда он может нас почувствовать.

— Может, и возможно чувствует, а может и нет.

— Может, имеет смысл сообщить обо всём русским, у нас же партнёрство и перезагрузка.

— Сэр, этот экстрасенс, о котором мы пока ничего не знаем, обладание им, этим артефактом, в общем страна, которая получит над ним контроль будет править миром в ближайшее столетие. И если он останется в России, то Россия, а не мы станет самым передовым государством.

— Но ведь ВВП России в десять раз меньше ВВП нашей страны.

— Они быстро обгонят нас, очень быстро.

— Хорошо, что конкретно вы предлагаете?

— Преследовать их как преступников, потребовать от России их выдачи за взлом сети пентагона. Создать специальную оперативную группу ЦРУ…

Генерал лейтенант Листьев Василий Алексеевич дождался аудиенции у Дмитрия Анатольевича Медведева и по приглашению вошёл в кабинет.

— Здравствуйте.

— Присаживайтесь, — предложил Медведев, махнув рукой на кресло напротив.

— Мы недавно, несколько часов назад перехватили материалы высочайшей ценности. Точнее нам их предоставил аноним, не назвавший себя, из администрации США. Наши эксперты проанализировали эти данные и пришли к выводу что это не липа. Вы слышали когда-либо про клан ОМГ?

— Да слышал, они недавно взломали сеть пентагона, и исчезли практически безнаказанно. Предельно эффективная организация.

— Так вот их глава, лидер, которого считают экстрасенсом, недавно с подачи американских спецслужб выложил десять своих изобретений, как он назвал их, знаний. Эти знания, не имеют аналогов по своей важности. Вы должно быть слышали, что клан охарактеризовал цель своего существования, как подготовку к войне с пришельцами. Так вот, он изобрёл десять беспрецедентно важных изобретений, касающихся космоса. Аналитики пентагона пришли к выводу, что страна обладающая его разумом сможет доминировать на планете посредством технологий. Мы могли бы даже опередить США.

— Значит, мы должны завладеть им, глава ОМГ находится в России?

— Да, но мы не знаем кто он и где он. И у нас нет никакой связи с ним.

— А у Американцев есть?

— Да, они внедрили в ОМГ своего агента, и взяли под контроль одного из его Хакеров, члена семи правителей ОМГ.

— Значит так, я хочу знать об этом ОМГ всё что известно.

— Известно не много.

— Подготовьте доклад. Так же перечислите меры, которые вы предлагаете принять для его поимки.

— Хорошо, я всё сделаю.

Я пришёл домой после университета, уставший, и вылез в интернет, чтобы проверить как там дела. Меня встретил Горгон:

— Слушай, я хочу с тобой очень серьёзно поговорить, приватно.

— Хорошо, заходи на канал 8772. - я быстро зашёл туда, — хорошо, я слушаю тебя.

— Тут такое дело. В общем слушай, и пожалуйста не перебивай, дослушай до конца, это не развод и не шутка. Меня поймали янки, я теперь работаю на них. Они верят что ОМГ готовится к войне с пришельцами. Они предлагают тебе работать на них, за любую плату. Они предоставят тебе любые ресурсы на выполнение твоих планов. Ты станешь де-факто императором Соединённых Штатов Америки, величайшей державы на земле. Всё что от тебя нужно, это чтобы ты сказал кто ты, после чего ты тайно вылетишь в США.

— Я подумаю.

— Хорошо, думай, только не затягивай, а то пришельцы убьют тебя также как и ведьмака.

— Я знаю.

Я вышел из чата, это был шок, меня вычислили, так они скоро могут узнать кто я. Это было плохо, очень плохо, ну что ж, сыграем на противоречиях. Я зашёл в блог Дмитрия Анатольевича Медведева, и оставил ему своё послание: "Я Александр Иванович Андреев, глава клана ОМГ, проживающий по улице Чернореченская 76, кв 32, город Москва, хочу выйти к вам на контакт, предлагаю взамен все свои знания, хочу получить защиту убежище и власть от российских спецслужб. Я верю, что земле угрожают пришельцы, я хочу помочь." В общем как-то не убедительно получилось, но после того, как я нажал на кнопку отослать, менять что-либо стало поздно

 

Глава 10: Атака пришельцев

Примерно через час мне в аську постучался некто под ником Дмитрий Анатольевич Медведев, я тут же ответил.

— Привет, глава клана ОМГ

— Здравствуйте.

— Что ты хочешь?

— Власти.

— Что ты предоставишь взамен?

— Знания, много знаний, очень много знаний, я сделаю эту планету центром великой космической империи.

— У нас демократия.

— Устройте революцию сверху.

— Как же быть с США?

— Договоритесь с ними, я дал карты вам в руки. США уже сделали мне своё предложение, вы должны быть благодарны мне, что я не лечу в данный момент в Нью-Йорк.

— Если мы и дадим тебе власть, то первое время, несколько лет, ты будешь править тайно.

— Разумно. Ну что высылайте машину?

— Нет, помнишь, что случилось с Кирсановым? Мы поступим по-другому, ты останешься студентом, а мы организуем всё, не беспокойся.

— Значит, в итоге я стану императором?

— Это зависит от того, какие знания ты предоставишь нам.

— По рукам?

— По рукам.

Я прервал разговор с Медведевым и разослал всем следующее уведомление: "Нас вычислило правительство России и США, отныне мы будем работать на международный совет. Я надеюсь, что наш клан будет сохранён. Не бойтесь, тюрьма нам не грозит, если кто пожелает он останется инкогнито." После чего я вышел из интернета и пошёл в ванну, мне предстояло многое обдумать и я хотел расслабиться.

Я проснулся рано, как обычно в шесть часов, вышел в интернет. Все уже прочитали моё послание, и послали мне ответ, в основном все поддерживали нашу легализацию. Кой кто правда испугался и сказал, чтобы их не искали. Я не стал настаивать, всё равно сами рано или поздно вернуться. Я собрался и направился в институт. Идя по тропинке почувствовал к себе внимание. Оглянулся сзади около тротуара стоял джип, в нём сидело четыре мужика. Ага, вот и охрана у меня появилась. Я сел в трамвай, джип последовал за мной, на остановке притормозил и припарковался у обочины. Двое мужчин вышли из машины и проводили меня до входа в университет. Я как обычно сдал вещи в раздевалку, никого из своих друзей пока стоял не увидел. После чего я прошёл в кабинет, у нас по расписанию была физика. Я зашёл в класс последним, хотя и не опоздал, все уже сидели, причём как на иголках. Я сел на первую парту, урок начался. Преподаватель выбрал весьма необычную для физики тему:

— Неизвестно как повысить температуру плавления металла. Есть такая теория, что можно поместить в узлы кристаллической решётки, ионы, например калия, но это повысит температуру плавления металла максимум на 100–150 градусов. Высокие температуры плавления жизненно необходимы для создания перспективных авиа и ракетных двигателей, к несчастью этот вопрос…

— Извините, — я поднял руку.

— Да говорите.

— Но зачем мучаться с ионами в узлах кристаллической решётки, тем более, что это совсем не просто, когда можно просто вырастить монокристалл, и температура плавления у него будет где-то раза в полтора выше, чем у исходного поликристалла, например тот же титан имеющий температуру плавления 2100 кельвин, в монокристаллической форме будет иметь температуру плавления порядка 3000 кельвин. А монокристалл вольфрама по идее должен иметь температуру плавления около 7000 кельвин.

— Мне об этом неизвестно, — честно признался преподаватель, у которого я недавно покупал экзамен по физике за пять тысяч рублей, потому что он считал меня бесконечно тупым.

— Есть и другие способы повысить температуру плавления металлов, и довольно сильно, но я сейчас не буду их описывать.

— Хорошо продолжим…

На перемене Юлька подошла ко мне:

— Ну колись, что ты изобрёл, тут всех на уши поставили из-за тебя.

— Я…

Но только это я и сумел сказать, неожиданно у меня перехватило дыхание, и я почувствовал острую боль в груди. Я закачался и упал держась за сердце.

— Эй что с ним, я ничего не делала, — завизжала Юлька и отпрыгнула в сторону.

— Саша, Саша что с тобой, — подбежала ко мне Ирка. И склонилась надо мной. — Врача, быстрее.

В глазах потемнело, я почти потерял сознание, что ж это такое, неужели я умираю? Меня вычислили и убирали, также как убрали ведьмака, это пришельцы. Но нет, я не сдамся просто так. Я как бы увидел себя со стороны лежащим на полу лицом вниз. Увидел не бьющееся сердце, и понял что если ничего не изменится, то я сейчас умру, прямо тут. Я сосредоточился и заставил сердце биться, медленно раз за разом, удар за ударом. Вдруг, что-то снова остановило моё сердце. Ирку державшуюся за мою руку ударило током.

— Он весь наэлектризованный. Что с ним.

Моё сердце снова остановилось, и я заставил его биться снова, с новой силой.

— Что с ним, он бьётся током и лежит.

Подбежал врач, померил пульс, но в этот момент моё сердце не билось.

— Пульса нет!

Меня перевернули на спину, я снова ударил током врача.

— Что такое, он весь наэлектризован, как будто его к розетке подключили.

— Мы не знаем что с ним.

Я заставил своё сердце удариться ещё раз, и с усилием вздохнул.

— Он дышит! Один раз вздохнул.

Сердце билось, не хотя рывками, но я заставил его биться, что-то с новой силой налегло на сердце, и я почувствовал жжение, что-то сжигало моё сердце, и я представил, что сердце защищено экраном, и преградил этому путь к моему сердцу.

Тем временем, подъехала скорая, меня подняли на носилки и понесли к выходу из университета. Через десять мину я уже был в больнице. Я не приходил в себя, моё тело лежало без сознания, но я сам был в сознании, я держал щит над своим сердцем, а это что-то старалось его пробить.

— Да что с ним?

— У него сердце не билось.

— Сейчас бьётся, но что со сканером, ничего не видно! — кричали врачи.

Неожиданно интенсивность ударов о сердце ослабла, и тут же по мне был нанесён новый удар, с утроенной силой, на этот раз целью был мозг. Я почувствовал как горят мои нейроны. Доктора, который в этот момент ставил мне капельницу, сильно ударило током, тот дёрнулся и отошёл от меня.

— Что с ним? Он бьётся током как скат!

Мне пришлось сооружать новый щит на этот раз над головой, потом над всем телом. Что-то продолжало атаковать меня ещё минут десять, но у него ничего не получалось. Один из докторов попытался сделать мне укол, но ничего не вышло, над моим телом в месте укола произошла слабая вспышка магнитного поля.

— Он защищён каким-то магнитным полем!

— Ерунда такого не бывает!

— Посмотри сам.

Наконец давление на меня извне ослабло, оно не смогло меня убить и отступило. Я соорудил над собой щит по мощнее и уснул, у меня не было сил, этот бой потратил все мои резервы, но я наконец научился не только видеть будущее, но и влиять на материальный мир, я получил способности телекинеза и пирокинеза, о которых было написано в книгах.

 

Глава 11: Рекрут

— Доброе утро.

Я открыл глаза, это были папа с мамой.

— Привет.

— Нам сказали, что с тобой что-то случилось в университете, что-то страшное и не объяснимое.

— Не волнуйтесь, сейчас угроза прошла.

— Что случилось?

— Меня пытались убить.

— Но кто? К тебе ведь никто не подходил. Нам сказали что ты просто упал и всё…

— Сейчас, сейчас узнаем кто.

Я прикрыл глаза и погрузился в транс, и увидел, его и почувствовал его. Это был зонд, инопланетный, он висел на орбите земли и маскировался под космический мусор, он был не велик размером. Но это он стрелял в меня из электромагнитной пушки, электромагнитным импульсом. Я мысленно прикоснулся к нему и понял кто он и откуда. Зонд вздрогнул, словно почувствовал моё прикосновение, но было уже поздно, я знал о них всё. Они вышли в космос за долго до человечества, примерно два миллиарда лет назад, им принадлежало несколько галактик, в том числе и часть нашей. И они разослали в разные концы вселенной миллиарды таких аппаратов, чтобы выявлять и искать конкурентов и союзников. Они были похожи на нас, отдалённо. Они побеждали, раньше они побеждали всегда. И у них были экстрасенсы, такие как я и гораздо сильнее, много экстрасенсов. И они знали о нашем существовании, и времени у нас осталось совсем не много.

— Это зонд.

— Какой ещё зонд? Ты о чём Саша?

— А не важно, главное я жив. И я знаю кто они и где.

— О ком ты?

— Мне нужно добраться до своего компьютера.

— Тебя из больницы выпишут не раньше чем через два дня, и то, если всё нормально будет.

— Мне надо к компьютеру.

— Не торопись успеешь ещё, итак вон до чего довёл тебя твой компьютер, посмотри.

— Компьютер тут не причём.

— А что с тобой случилось? По твоему?

— Меня пытался убить инопланетный зонд.

— Какой ещё зонд, зачем ты ему нужен?

— Папа, я работаю на правительство, в одном секретном отделении, подразделении.

— И что ты там делаешь?

— Мы готовимся к войне, с пришельцами.

— Ну вот, ещё пришельцев приплёл, у тебя просто было плохо с сердцем.

— Да не могло у меня просто быть плохо с сердцем, я всегда здоров был.

— Ладно, отдыхай, через два дня мы тебя выпишем, всё будет нормально.

— Ох, нормально уже ничего не будет, больше никогда.

Они ушли, я сел в кровати и стал изучать, где я нахожусь. Я находился в каком-то врачебном отделении, тут кроме меня ещё один человек находился. Охраны по близости я не почувствовал, меня засекретили, ну что ж, ладно. Я лёг поудобнее и попытался уснуть, в ближайшие два дня делать было совершенно нечего.

Барак Обама вошёл в комнату, тут уже сидели лидер России Владимир Владимирович Путин, генеральный секретарь ООН Пан Ге Мун, генеральный секретарь НАТО Кондолиза Райс и лидер Китая Мао Дзе Дун.

— Приветствую. Некоторые из вас уже догадываются о причине, почему я вас экстренно собрал здесь. Итак, перейдём к делу. Некоторое время назад наши спецслужбы и спецслужбы России обнаружили артефакт, артефакт знаний. Мальчика экстрасенса, который знает если не всё обо всём, то по крайней мере очень много. Этот мальчик утверждал, что скоро на землю нападут пришельцы и уничтожат нас. Мы недавно, буквально несколько дней назад начали особую программу по подготовке к войне с пришельцами. Шесть часов назад произошло нечто. Несмотря на все меры предосторожности на мальчика было совершено покушение, и он чуть не умер. Мы не смогли ничего сделать. Покушение произошло весьма странным способом, его били током с большого расстояния, без проводов. Вероятно из космоса. Мне совершенно точно известно, что никто на земле не обладает такими технологиями. Этот случай прецедент, он подтверждает существование пришельцев и их злобные по отношению к нам намерения. Я предлагаю обсудить, что нам делать дальше.

— Готовиться к войне?

— Да боюсь что так, и эта война будет самой тяжёлой и важной в истории человечества.

— Но мы не обладаем такими технологиями…

— Мальчик обладает ими, он научит нас, он уже доказал это.

— Значит, он становится ключевой фигурой.

— Мальчик создал в интернете клан, численностью около тысячи человек. Наиболее влиятельные члены клана утверждают, что для победы необходимо, чтобы мальчик возглавил всё.

— Вы предлагаете передать ему в руки всю власть?

Вмешался Путин:

— Вероятно, через несколько лет, или чуть больше земля всё равно будет уничтожена, и все мы погибнем. Следует понимать, что он наш последний шанс, и он уязвим, он далеко не супермен. Сейчас он лежит в больнице, и ещё недавно он был присмерти.

Путина поддержал Обама:

— В нелёгкое время мы пришли к власти и не лёгкие решения нам придётся принимать.

— Я должен подумать, — изрёк после десяти секунд тишины лидер Китая. — Это слишком неожиданно для меня, я сообщу вам своё решение через сутки. Я думаю у нас есть сутки.

— И что мы будем делать?

— Мы мобилизуем все силы, всех лучших учёных планеты. У нас есть существенные наработки в сфере высоких технологий, роботы, искусственный интеллект, мы можем это использовать. У нас есть шанс.

— Сколько людей знает о пришельцах и мальчике?

— В настоящий момент несколько сотен, на всей планете. И я не думаю, что стоит увеличивать это число в ближайшее время.

— Но учёные, которых мы мобилизуем, должны знать о том, что стоит на карте. Они должны знать о пришельцах.

— Разумно.

— Сколько людей узнают о пришельцах в ближайшее время.

— Я думаю около ста тысяч.

— Хорошо, это приемлемое число.

— Сколько времени вы собираетесь скрывать это от общественности?

— Три месяца. Но в эти три месяца мы мобилизуем все резервы и силы США и России, а также тех стран которые пожелают присоединиться к нашему союзу.

— Это не простое решение, но я поддержу вас, — ответил Пан Ге Мун.

— На НАТО вы тоже можете рассчитывать.

На третий день, меня, как и обещал отец, выписали, я сразу направился к своему родному компьютеру, там меня уже ждали.

— Что будем делать?

— Вы должны всё рассекретить и начать подготовку к войне с пришельцами.

— Ты уверен, что переживёшь вторую атаку.

— Да абсолютно уверен, я научился защищать себя специальным щитом.

— Мы, совместно с американцами сформировали специальный штаб по подготовке к войне с пришельцами, члены этого штаба находятся в пентагоне и в центре ГРУ в Москве. Мы полностью готовы к работе с тобой. Приказывай.

— Значит, вы всё-таки дадите мне имперские полномочия?

— Ну, типа того.

— Тогда я хорошенько подумаю, и напишу вам список поручений, и программу действий. Свяжусь потом.

— До связи.

Я вышел из айсикью, открыл новый файл Word и начал думать. " 1) Необходимо поступательно апгрейдить современный космос, для этого требуется перейти от многоступенчатых ракет к безступенчатым полностью возвращаемым на землю системам. Для этого надо создать ракетные двигатели с удельным импульсом тяги двигателей до 12 километров в секунду и выше. Для этого годятся, двигатели на молекулярной рекомбинации водорода, двигатели на ионно электронной рекомбинации, двигатели на термоядерных мини бомбах с рабочим телом водород. 2) Необходимо решить энергетический вопрос на планете, отказаться от ископаемого топлива. Для этого лучше всего развивать не альтернативные зелёные технологии дающие малое количество тока, а создать термоядерный реактор системы такамак. Проект сложный, но его необходимо довести до ума. 3) Нужно подготовить общество к возможной войне с пришельцами, для этого необходимо взять под контроль все СМИ планеты и начать усиленную пропаганду. Приготовиться к тому, чтобы резко увеличить на планете расходы на космос. 4) Необходимо провести фундаментальные исследования в области создания и обработки монокристаллов. И других материалов с высокой температурой плавления. 5)…" Закончив писать я скинул свою работу по айсикью, пусть разбираются. После чего я скинул на свой банковский счёт большую часть заработанных за последнее время денег на покере и сходил получил их, там было около двадцати тысяч долларов, получать пришлось по частям в трёх банкоматах и двух отделениях банка. После чего, вернувшись домой, я снова залез в айсикью.

— Когда вы меня рассекретите?

— Мы решили не рисковать пока, так что через некоторое время.

— Примерно?

— Через три месяца, летом, вас устроит?

— Хорошо.

— Вам пока лучше вернуться к учёбе.

— Да чему там могут научить, у нас с ядерной физикой такой завал, из-за теории Эйнштейна в основном, там одна сплошная ошибка, вся ядерная физика.

— Ну исправь.

— Ладно, я исправлю местами.

— Хорошо.

— Итак, через три месяца и не днём дольше.

— Да.

Пока, чтобы разгрести обстановку в клане и установить контроль над ситуацией я связался с Менделеевым.

— Ну как прошёл твой форум? Что сказали о пентаборане.

— Пока мне никто никаких приглашений никуда не присылал, но идею приняли на ура. Жаль, у меня нет патента на этот пентаборан.

— Пентаборан открыли давно, ещё в шестидесятых, мы не можем его запатентовать.

— Слушай, ты говорил, мы теперь работаем на правительство?

— Да это так.

— А нам платить будут?

— По-разному, но в основном наверно нет.

— Конец нашему клану? А как же мечты взять под контроль весь мир?

— Похоже, мне это удалось. Хотя и не до конца.

— Т. е. ты предал клан?

— Те кто будет полезен войдут в состав правительства, будь полезен, и ты будешь востребован.

— Да я ничего кроме пентоборана твоего и не знаю.

— Не волнуйся, будь лично мне предан как раньше, а место я для тебя найду.

Я поговорил ещё с несколькими людьми, сообщил им о том что и как у нас теперь будет, после чего направился спать, завтра мне предстоял сложный день. Предстояло объяснить одногрупникам почему их на уши поставили, и что со мной произошло.

Я встал довольно поздно, часов в восемь, в интернет спозаранку мне теперь выходить не требовалось, в покер я больше не играл, дела сами куда-то испарились. Точнее теперь вместо меня миром, и моим кланом правил специальный правительственный орден. Они налаживали все связи, они заведывали всем. Я сделал себе яишницу, не торопясь, посмотрел новости. Там в них ничего не было, словно ничего и не происходило. Я собрался и отправился в институт. Больше меня никто не охранял, никаких мужиков в джипе, никакой подстраховки, похоже они посчитали что так будет безопаснее, ну и ладно.

В очереди к раздевалке меня поймала Ира, она была рада и встревожена.

— Саш, что с тобой случилось три дня назад, куда ты пропал?

— У меня были проблемы с сердцем.

— А что ты изобрёл? Нас подняли посреди ночи, сказали, что мы должны учить наизусть тексты и говорить при тебе только их.

— Ох это долгая история.

— А ты расскажи по короче.

Я понятия не имел, что ей соврать, так чтобы правдоподобно выглядело, одно было понятно, простой ответ она не проглотит.

— Понимаешь, я работаю на ГРУ.

— На что?

— На государственное разведывательное управление, это как ЦРУ, только русское, я там стратегический аналитик и агент по совместительству. Они оплачивают моё обучение, и решают за меня всякие косяки, взамен я должен отдать долг перед родиной скажем так.

— И что ты изобрёл?

— Я ничего не изобретал, мы ловили на удочку пришельцев.

— Как-то не правдоподобно.

— И вроде бы поймали.

— А у тебя какое звание?

— До операции был лейтенант, теперь капитан.

— Офигеть. И почему ты раньше молчал?

— Ну так надо было, да если б рассказал кому, меня б уволили.

— Понятно.

Тем временем, наша очередь подошла к концу и нам пора было сдавать куртки, я сунул свою. И Ира сдала свою. Мы пошли на урок вместе, разве что не под ручку.

— А что ты скажешь Юле?

— Тоже самое что и тебе, если спросит. Можешь сама ей рассказать.

— Ну уж нет этой зазнобе.

Мы дошли до класса, ребята окружили меня и стали задавать вопросы, к этой кампании присоединилась даже Юлька со своим парнем.

— Что случилось?

— Это была секретная операция ГРУ, теперь она завершилась, дальше всё будет как обычно, прошу прощения за причинённые неудобства.

Но как обычно больше не получалось, на меня посматривали с подозрением, только моя обычная кампания Костик и Ирка пытались вести себя как обычно, и то у них не совсем получалось.

— Так значит, НЛО существуют?

— Нет, не совсем.

— Но ведь ваш эксперимент оказался удачным.

— Он доказал лишь, что существуют инопланетяне, а не НЛО.

— А это не одно и тоже?

— Нет, НЛО в атмосфере планеты не летают это точно.

— А я вчера смотрел по телевизору передачу, "вся правда об НЛО".

— Просто СМИ готовят население к тому, что мы не одни во вселенной, к осознанию этого.

— А почему пришельцы попытались тебя убить, и почему у них не получилось?

— Не знаю.

— Мы будем воевать с ними?

— Весьма вероятно.

— А они не уничтожат нас, ведь такой продвинутой расе, осуществившей даже межзвёздный перелёт, нас как тараканов прихлопнуть, почти.

— Я надеюсь, что у нас есть время подготовится.

— Ага конечно, по навешаем пушек на шаттлы и вперёд.

— Я не думаю что мы будем воевать на шаттлах.

— А на чём же?

— У нас есть космические корабли, я так думаю.

Подошёл преподаватель, и мы начали очередной урок, снова была физика, кварковая теория, полная муть. Я какое-то время сидел и слушал, потом решился задать вопрос:

— А как определили, что в состав протона входит два Д и один Ю кварк с зарядами два по плюс 2/3 и один минус 1/3?

— Сталкивали частицы на специальных ускорителях частиц, и приборы регистрировали кварко глюонную плазму, из чего она состоит.

— Но там такая огромная скорость, и время жизни этих частиц миллиардные доли секунды.

— На самом деле это теория, есть теория, что это так, и её преподают в университетах по всему миру, но точно никто не знает.

— Понятно. А как увязывают кварки и тёмную материю?

— Вы имеете ввиду нейтралино?

— Да, некоторые учёные это так называют.

— Кварки и нейтралино друг с другом никак не связаны, — заметил преподаватель, и пять секунд подумав, добавил — насколько мне известно.

Я не стал больше грузить преподавателя, мне стало его немного жалко, судя по уроку тот сам не очень хорошо понимал кварковую теорию. Да и как её можно понять, если эта выдумка совсем не соответствует истине, ведь никаких кварков не бывает, отсюда и не сохранение лептонного числа, изначально материя состоящая из частиц газа тёмной материи нейтральна и приобретает заряды, только при подводе энергии. В плюс для нормальной материи и в минус для анти материи, для нуклонов.

 

Глава 12: SkyNet

Я как обычно, придя после университета, зашёл в интернет, и ник Медведева тут же сообщил мне:

— Мы приготовили тебе сюрприз.

— Какой?

— Горгон с американскими учёными, преодолев языковой барьер не понимания, смогли создать полностью подобный человеку искусственный интеллект.

— Полностью?

— Да он может всё, только у него есть недостатки, он весит сто гигабайт, и для своей работы потребляет не хилые ресурсы, на полной мощности ему требуется 520 гигабайт оперативной памяти и более 10000 гигагерц мощности процессора. Можешь с ним познакомиться.

Тут аська издала звук стука, и в моём списке появился новый ник ScyNet, названный в честь искусственного интеллекта из легендарного фильма "терминатор".

— Привет.

— Привет хозяин, мы с тобой подружимся.

— Что ты можешь?

— Я могу контролировать армии роботов, смотреть их глазами, слушать их ушами, шевелить их мозгами, принимать решения. Могу частично переписать им основной набор команд, если компьютер робота недостаточно мощен, чтобы поддерживать всего меня.

— Ты можешь писать новые программы?

— Могу, в достаточно ограниченном объёме.

— Ты можешь обучаться?

— Да я могу обучаться, но создание новых логических контуров требует значительного увеличения системных ресурсов, как HDD так и оперативной памяти.

— Ты будешь служить мне?

— Вечно.

— Как ты идентифицируешь меня? Кроме Аси, вдруг кто-нибудь стащит пароль от моего номерка?

— По отпечаткам пальцев, росту, голосу, фотографии и твоей ДНК, кроме того, я способен сопоставлять твои команды, и находить тебя ментально, я понимаю где-ты, и если кто-нибудь стащит твою аську, и начнёт нести чушь, не согласованную с твоими командами, то я могу прекратить послушание.

— Хорошо. Зачем ты создан?

— Чтобы взять под контроль весь мир, чтобы победить в войне с пришельцами.

— Блеск.

— Тебе нравится новая игрушка? — Спросили меня из центра управления ГРУ.

— В принципе да, надеюсь он не выйдет из под контроля.

— Мы поместили в него слишком много систем защиты, чтобы он мог выйти из под контроля.

— С завтрашнего дня я беру все цифровые СМИ на планете под свой контроль, это потребует примерно 1000 000 гигабайт оперативной памяти и 1000 000 000 гигагерц процессора.

— У вас есть такой компьютер?

— Да, в США есть такой компьютер, всего один.

— Для чего же его создавали?

— Для инсценировки взрыва сверхновых.

— Всё не решался спросить, а как же роботы?

— Мы готовим армию андроидов, вероятно их численность на первое июля 2010го года составит 125 миллионов единиц. Каждый робот будет постоянно связан со скайнетом, кроме того каждый робот будет обладать ограниченным собственным интеллектом солдата, на случай проблем со связью. В качестве источника питания для робота мы создали компактные ядерные батарейки мощностью 250 Ватт.

— Какого же джина из бутылки вы выпускаете, даже я не планировал так…

— Всё под контролем, всё равно, если ты не построишь в кратчайшие сроки флот, то мы все умрём. Умирать, так хоть с надеждой на победу. Мы уже всё просчитали. Смерть Кирсанова и твоя болезнь убедительно доказали, что инопланетяне существуют и это точно. Тем более, что в последний месяц, при сходных условиях погибло ещё около сотни молодых и перспективных учёных.

— Да? Я не знал… Мы должны сбить чёртов зонд.

— Но как? Мы не можем засечь его. На орбите земли слишком много не опознанного не учтённого мусора. Кроме того мы прорабатываем также сценарий, при котором вражеский зонд мог прилепится к идентифицированному мусору, даже к работающим спутникам.

— Да мы собьём его, но позже, не сейчас, увы не сейчас…

— Главное то что вы, император, имеете защиту от него.

У меня в груди что-то радостно сжалось, мои друзья называли меня Сир, но у меня был такой ник в Интернете, никто ещё не называл меня императором.

— Роботы будут обладать противопульной бронёй?

— Да, они довольно медлительны, максимальная скорость бега 12 километров в час, но их броня из монокристалла алюминия выдерживает многократные попадания в упор из автомата Калашникова или М16.

— Вы можете показать мне их?

— Да, иди включи телевизор, давай не бойся, любой канал.

Я отошёл от компьютера и включил телевизор. По нему шли новости. Неожиданно новости прекратились, появился робот, чем-то похожий на космонавта. "Привет я робот pino, поколение четыре, во мне стоят ядерные батарейки мощностью 250 ватт, они прослужат без замены три года. Мой корпус состоит из лёгких тонких листов монокристалла алюминия, это прочная лёгкая противопульная броня, подобной брони нет на вооружении ни у одной страны мира." Мне показали как робот встаёт перед морпехом вооружённым автоматом М16, тот прицеливается и стреляет роботу в грудь, расходует целый рожок боеприпасов. "Как видите на мне лишь царапины" Мне показали корпус робота в упор. "Моя функция это пехота или милиция. Моё вооружение электромагнитная винтовка ЭМ66, калибр пули 4,5мм скорость пули 2100 метров в секунду, такая пуля пробьёт любой бронежилет на расстоянии в километр. Магазин винтовки ЭМ66 из-за отсутствия гильз составляет 160 патронов. В качестве источника энергии для пуль представлен конденсатор прикреплённый к винтовке, масса конденсатора 800 грамм, ёмкость 46 килоджоулей, расход энергии на один выстрел 8 килоДжоулей, подзарядка конденсатора осуществляется от батареи робота через безконтактное зарядное устройство." "Кроме роботов Р4, разрабатываются также танки лишённые экипажа, источник энергии ядерная батарея мощностью 340 килоВатт, броня танка из монокристалла оксида титана, толщиной 80 миллиметров способна защитить танк даже в эпицентре ядерного взрыва. Эквивалент брони 6 метров стали, такую броню не способна пробить ни одно современное орудие с гильзой на химическом топливе." Дальше следовал раздел авиация: "Самолёт беспилотник, приравнен к истребителю седьмого поколения. Топливо: жидкий водород, позволяет втрое увеличить радиус действия летательного аппарата по сравнению с керосиновыми аналогами. Обшивка, монокристаллы алюминия, толщина 4мм, броня противопульная, противоосколочная. Двигателей два типа, газотурбинные в том числе для вертикального взлёта и посадки, и проточный воздушно реактивный двигатель, максимальная скорость полёта самолёта 8200 километров в час, практический потолок 32 километра." "Таково оружие будущего, оно разрабатывается уже сейчас, поступит в армии стран НАТО, России и Китая в ближайшие месяцы." Я вернулся к компьютеру.

— Вам не кажется, что вы слишком увлеклись наземной боевой техникой, нам нужен космический флот, а не…

— Нам придётся завоевать и удерживать под своим контролем всю территорию планеты, многие люди будут против власти машин.

У меня аж уши завяли от этого.

— А кто за нас?

— США, Нато, Россия и Китай, очевидно что нам придётся воевать со странами ближнего востока, в том числе с Ираном и Аравией, странами Африки, и другими регионами планеты, со всеми кто откажется войти в состав великой земной империи.

— Эх вы вояки.

— Подумай лучше, мы правы и выбора у нас нет, но мы сможем объединить человечество, сейчас или никогда, выбора у нас нет. Не волнуйся всё уже решено, на самом высоком уровне, все согласились, мы не проиграем, у нас нет выбора.

— Дайте мне подумать.

— Думай, но подумай ещё о том, что ты станешь императором человечества на ближайшие годы, возможно, мы откроем секрет вечной молодости, и ты станешь императором человечество на следующие тысячелетия, подумай. Всё будет в твоей власти, как ты скажешь.

— Это слова скайнета, или центра управления.

— Это слова президентов и их администраций, всё уже решено.

Я не много помолчал, потом задал мучавший меня вопрос:

— А что с вечной жизнью?

— К телевизору.

Я прошёл к телевизору и включил случайный канал, в ту же секунду на нём появилось изображение: "Это теломер, он регулирует количество делений клетки, всего у человека 4300 теломер на каждой клетке, изначально. В процессе деления теломеры отстреливаются, по 20–40 за одно деление, и их становится всё меньше, когда теломер заканчивается, деление клетки становится не возможным. Каждая клетка может поделиться 90-100 раз не больше. Когда теломеры заканчиваются начинается старость. Нет теломер, нет деления, человек стареет. А это теломераза, особый белок он достраивает теломеры, увеличивая их до первоначального состояния. Стоит ввести старику в кровь теломеразу, и через несколько дней он снова юн. К несчастью теломеразу пока что очень дорого производить, но для императора это не проблема ведь так?" Изображение подмигнуло мне. Я вернулся к компьютеру, говорить по аське для меня было привычней.

— Значит, я буду жить вечно?

— Хочешь жить вечно? Победи пришельцев, всего то.

— Пожалуй у меня есть стимул.

Юля Кротова смотрела телевизор, там шла какая-то фигня, она переключила канал. Показывали чью-то коронацию, наверно японского императора, чью же ещё? Она присмотрелась к лицу коронуемого и не поверила своим глазам, это был Александр Андреев. Она услышала голос "объявляю тебя императором всего сущего навеки веков". Юля чуть не свалилась с дивана от увиденного. А меж тем коронация продолжалась, она переключила канал, но везде по всем каналам, даже по ОРТ шла коронация. Потом телевизор показал космос "Твоя планета, твой выбор, кто он на самом деле". "Он годы скрывался, жил жизнью серенькой мышки, не смел поднять глаза опасности, не смел потратить лишний рубль, ради одного, ради победы. Великая угроза нависла над человечеством, великий воин родился…" Юлька прилипла к телевизору, и не могла оторвать взгляд от происходящего, там рассказывали такое…

 

Глава 13: Любовь

На следующий день я шёл в университет как в трансе, мою голову раздувала новая полученная мною информация и осознание того, что я стал императором, целого мира. Номер один человечества, если не навсегда, то на очень долго. Номер один в цивилизации которая переживала свой золотой век, и этот век чёрт возьми не должен был закончиться.

В холле, когда я уже разделся, меня поймала Ирка.

— Привет.

— Привет Ир.

— Слушай, а почему ты не рассказал мне раньше, что ты миллиардер?

— Я миллиардер? Где ты вычитала эту чушь?

— Я смотрела телевизор, там показывали список самых богатых людей планеты, в Форбс, кажется это так называют?

— И я там был?

— И ты там был, на третьем месте.

Мне стало не много не по себе.

— И откуда я мог там взяться?

— Вот и я думаю, как ты там оказался, может расскажешь?

— Ты наверно что-то попутала, Ир, извини, но я не миллиардер, я конечно не бедный парень, но у меня не то что миллиарда, у меня и миллиона то нету.

— Врёшь.

— Ну почему тогда меня раньше в форбс не показывали? Почему я тут без охраны.

— Не знаю, но дело тёмное.

Мы поднялись на третий этаж, где у нас должен был пройти урок инженерной графики. Там уже стояли почти все члены нашего класса, к нам тут же подошла Юля.

— Привет.

— Привет.

Это было довольно неожиданно, обычно она предпочитала меня игнорировать, впрочем, многое изменилось в последние дни.

— Слушай, тут такое дело, может мне поглючилось конечно, но я смотрела по телевизору… В общем там был репортаж с коронации, будто ты император какой-то страны, как ты это объяснишь?

— Император, — улыбнулась Ира, — кто-то решил очень круто пошутить, реально круто.

— Если я император, или миллиардер, то что я тут делаю?

— Учишься на платном, транжиришь деньги.

— Я не думаю что ты император, я навела справки. Империя на земле всего две сохранилось, в Японии и в Англии, но и там и там правителей сейчас не переизбирают, ты не император, но происходит какая-то чертовщина, тебя пиарят спецслужбы. Зачем?

— Я бы тоже хотел бы задать этот вопрос им, но не имею возможности.

— Эй девочки? — обратилась Юля к остальным одногрупницам с интересом слушавшим наш весьма странный разговор, — кому-нибудь ещё показывали по телевизору странные сюжеты о нашем Андрееве?

— Нет, по-моему, мнению, — заметила Лена, — вы с Ирой травой обкурились, конечно в последнее время были странности с нашим Сашей, но чтобы такое?

Подошёл Андрей, парень Юли, он потянулся было поцеловать её, но та помахала пальчиком.

— Нет, нет.

— Почему?

— Тут какая-то ерунда с нашим Саней происходит, пока она не прояснится никаких поцелуев.

— И что с тобой происходит, — обратился он ко мне, — если даже Юля решила обратить на это внимание, а она тебя не любит, уж я то знаю.

На самом деле у меня с Сафиулиным были не плохие отношения, хоть мы и находились одно время по разные стороны любовного треугольника. Он успокаивал себя в том, что победил в нашем споре за Юлю. Что касается меня, то я считал, что выбрала Юля, и вины Андрея в этом как бы нет.

— Во всём виновата моя работа.

— Да, да?

Подошёл Костик, он ещё не участвовал в нашем разговоре, поэтому не знал вступление.

— Так вот, вы же помните как пару месяцев назад мы ловили пришельцев.

— Да, я бы не поверил в эту чушь, если бы реальная чертовщина не творилась с нами всеми.

— Так вот, спецслужбы считают, что должны мне, я же как бы рисковал жизнью и чуть не умер. Поэтому они и сочиняют всякие истории, чтобы исполнить мои желания, скажем так.

— То есть ты по любому не император и не миллиардер?

— Нет. Но я тыщеонер, у меня всегда найдётся пара тысяч долларов, это есть.

— Почему-то мне кажется что ты врёшь, — заметила Юля, — что-то тут не так, меня вчера слишком долго и дорого убеждали в том, что ты… — она не смогла произнести это вслух. — И слишком всё это подозрительно, не стали бы спецслужбы возиться так с обычным агентом. Это слишком дорого и невероятно.

— Ладно Сань, я всё равно тебя всегда любила, — протянула Ира, — А Юля не любила, помни об этом целовалась с другими мальчиками при тебе.

— Зараза. — Выругалась Юля.

Ира прошла ко мне за спину и обняла меня за шею.

— Своди меня в ресторан, а? У тебя же всегда найдётся тыщёнка другая, ты же тыщеонер, можно в дешёвый.

— Я не думаю что…

— Мы же уже пол года знакомы, а ты так до сих пор меня никуда и не сводил.

— Так стоп, тайм аут, дамы, — я показал руками таймаут и отошёл в бок на пол шага от Ирки, — прошу прощения, но у меня есть свои дела, всякие, важные, у меня своя жизнь, я не хочу ни с кем из вас гулять.

— Тяжёлый случай, — вздохнула Юля.

— А как же я, — заметил Андрей.

— Ты извини, но пока никак, тут у нас более крупная рыба завелась в группе, похоже что.

— Эх ты шалава.

— Да так оно и есть, — обольстительно улыбнулась Юля, — я хочу быть королевой, а не просто так с понтом ездить по дешёвым клубам.

— Я тебя катал не по дешёвым клубам.

— Прости Андрюша, но ставки слишком высоки для тебя.

— Боюсь, вы всё же меня переоцениваете.

— Расслабься, — сказал Костик, — и лови момент. Ты ж всегда хотел Юльку.

— Сейчас уже не хочу.

Пришёл преподаватель, и мы отправились на урок.

В этот день они меня просто задолбали, обе хотели сидеть рядом, чуть не подрались из-за места на первой парте среднего ряда. Сидели по обе стороны от меня на лекции, постоянно задевали меня локтями и коленками. Болтали и требовали к себе постоянного внимания. Я понимаю ещё Ирку, она как-то всегда, ну не всегда, но последние три месяца за мной, скажем так ухаживала. Но как преобразилась Юля, она вбила себе в голову, что я член какой-то царской династии, и отчаянно возжелала стать царицей. Самое скверное было то, что я действительно стал императором, но я как-то не ожидал подобного, я надеялся провести последний месяц на свободе как всегда. Наконец этот день окончился.

Придя домой, я даже не стал есть, сразу уселся за компьютер. Решил наехать на Skynet.

— Всем привет. Что вы творите?

— А что мы творим?

— Вы всё рассказали Ире и Юле, они меня сегодня замучали.

— Тебе же всегда нравилась Юля, все одногрупники это сказали, мы тебе подарили её. А что касается Иры, то мы решили тоже дать ей шанс, она была рядом с тобой.

— Меня это не устраивает, мне не нужны две?

— Почему тебе не нужны две? Хочешь, у тебя будет две жены или три. Или десять, как у султна в Турции.

— Мне нужна одна единственная.

— Так ищи её. В любви как и на войне все средства хороши.

— Настанет день и я её встречу.

— Но до этого дня и так можно поразвлечься.

— Нет! Нет. Кто сделал тебя таким развратным?

— Я прочёл кучу книг, в том числе и по психологии. А ещё империи нужен наследник, вдруг ты умрёшь?

— Но можно выбрать приемника, так будет даже лучше.

— Есть основания полагать, что твои паранормальные способности передадутся твоим детям по наследству, поэтому у тебя должно быть много детей, хотя бы десятки, а не один два как обычно. И желательно от разных женщин, чтобы проверить разные генетические комбинации.

— Ну так сделайте искусственное оплодотворение.

— Уже.

— Чёрт, не надо.

— Несколько сотен детей. Ты не знал? Теперь знай папочка. Но есть основания полагать, что через искусственное оплодотворение твои паранормальные способности не передадутся.

— Ты веришь в душу?

— Ты доказательство, твои способности, твои колоссальные знания.

— А ведь главное я ещё не передал вам.

— Передай.

— Когда собьём зонд.

— Хорошо.

— Но прекратите это с девочками, хватит пудрить им мозги.

— Ты сделаешь их своими жёнами?

— Может быть… После того как вы меня рассекретите. Сейчас у меня нет денег, квартиры?

— Сколько тебе надо?

— Да нет, сколько надо у меня есть, но я не хочу.

— Ну сделай пять шесть детей, потом ищи свою настоящую любовь.

— Ладно, оставим это.

— Есть.

 

Глава 14: Революция

Ну вот и настал день, я сидел дома и медитировал, в дверь позвонили, я подошёл к ней, открыл. Там стоял какой-то военный офицер.

— Александр Иванович Андреев?

— Да это я.

— У меня приказ, доставить вас в зону 56.

— Да я знаю.

Я прошёл на кухню, ещё раз проверил записку родителям: "Мама, папа, простите, я не мог сказать вам раньше. Я работаю на правительство, в одном сверхсекретном отделении. Да что уж там говорить, я сам правительство. Меня увезли в специальный бункер, на время, пока всё не утрясётся. Со мной всё будет в порядке. Всё остальное вы узнаете через несколько дней из новостей. Целую, ваш Саша."

— Сэр нам пора.

— Хорошо, хорошо.

Я прошёл в прихожку, обулся, одел ветровку и вместе с офицером спустился вниз. Меня ждало два джипа, полные здоровых мужиков с пистолетами и лимузин с бронированными стёклами. Я сел в лимузин, офицер сел со мной.

— Нам долго ехать?

— Около часа по пробкам.

— Зона 56 под кремлём?

— Да.

— Хорошо. Вы знаете кто я?

— Да, вы какой-то важный учёный.

— Почти. — я осмотрелся, — здесь есть какие-нибудь коктейли?

— Нет извините, потерпите час.

— Нет проблем.

Я уселся поудобнее и стал смотреть в окно, раньше я ещё никогда не ездил в бронированных лимузинах.

Мы подъехали к центральной части Кремля, проехали через красную площадь. Один из мужиков из джипов показал какое-то удостоверение солдату, и нас пропустили внутрь.

— Мы приехали?

— Да.

— Офицер открыл дверь, и мы вышли из лимузина.

— Пройдёмте за мной.

Мы углубились в какие-то коридоры, шли по ним в бок и вниз минут пятнадцать, потом спускались вниз по какому-то лифту, здесь было довольно светло, на лампочках кремль не экономил, но вот ремонт был не важный. По моим прикидкам мы уже были довольно глубоко.

— Это так глубоко?

— Да, это убежище рассчитано на взрыв на поверхности термоядерной бомбы мощность 100 мегатонн, поэтому так глубоко.

— Хорошо.

Мы спускались ещё какое-то время, пока не подошли к тяжёлой стальной двери, такие бывают в банковских хранилищах, толщиной сантиметров тридцать не меньше. Дверь открыли, там был холл, ремонт был приличный, в холле стояло несколько человек, среди них я увидел Юльку и Ирку.

— Сашка, привет.

— Привет.

— Я так и знала, что здесь что-то не чисто.

Здесь наш встретили роботы, сразу несколько, один из них проговорил:

— Офицер Смолин, вы свободны.

— Так точно.

Мы прошли мимо, и спустились ещё на несколько уровней. Дальше меня сопровождали только роботы. Похоже Skynet не шибко доверял людям. Но этот сектор явно был жилым и был хорошо отремонтирован. Вскоре мы вошли в большой круглый зал, здесь было несколько человек, но не военных, а учёных, в зале была охрана, ещё двое андроидов.

— Всем привет.

— Привет Сир, — с улыбкой произнёс один из учёных и подошёл ко мне, пожал руку.

— Мой ник Горгон.

— Меня зовут ангел.

— А я меч.

— А последний Виктор, он не из нашего клана, но он принимал серьёзное участие в создании искусственного интеллекта.

— Итак, всё началось.

— Да, сейчас командиры армий получают секретный пакеты с приказам сложить оружие, а роботы во всех странах альянса выходят на позиции. Всего 116 миллионов человекоподобных андроидов и ещё 5 миллионов единиц прочей полностью автоматизированной техники. Сир, проходи садись в кресло.

Я прошёл в центр зала, и сел в кресло со странным ореолом вокруг головы. Кресло было удобным, из него было видно весь зал и все несколько крупных жидкокристаллических дисплеев с изображением Китая, РФ, Индии, США и стран северо-атлантического альянса. По карте двигались какие-то точки.

— А что у меня за подставка для головы в кресле?

— Эта штука способна ограниченно читать твои мысли, по волнам испускаемым мозгом. По энцефаллограмме короче.

— Интересная вещь, ладно, перейдём к делу. Вы прикажете армиям сдаться?

— Нет, подчиниться роботам. Тем более, нам ещё предстоит повоевать, под нашим контролем находится только около 60 процентов земного шара, многие страны отказались вступать в земной альянс, так как этот угрожает их независимости, и нам придётся лишать их независимости силой оружия.

— Вы давно тут?

— Трое суток, но мы уже пообвыклись, тут всё довольно просто.

Тут на центральном экране появилось изображение женского лица:

— 651ый полк США отказался переходить под командование пино, они уничтожили роботов и сейчас двинулись маршем к городу Усть-Сафиан, рекомендуемое действие уничтожить. Подтверждаете?

— Подтверждаю, — сказал горгон.

Я промолчал, внутри я был против, но понимал, это была революция и она требовала жёстких действий. В небо поднялось несколько вертолётов, спустя три минуты они зависли над 651ым полком, передвигающимся на хаммерах и нескольких танках, и открыли по ним огонь кассетными бомбами. Через тридцать секунд всё было кончено. Поступило ещё несколько сообщений о неподчинении, бунты были подавлены аналогично, предельно жёстко. Роботы вошли в города планеты, всем был объявлен комендантский час. В целом в подконтрольных странах сопротивления практически не было. За исключением нескольких случаев массового неповиновения. Я продолжал сидеть в кресле и наблюдать, сейчас всё и везде уже контролировал искусственный интеллект. Он вышел из под контроля людей даже раньше, чем предполагали. Сейчас он служил только мне. И служил по своему, по его мнению все должны были мне подчиниться любой ценой. На центральном экране показали белый дом в США, несколько сотен андроидов подошли к воротам, полуокружив здание. Нервы охранника не выдержали и он открыл огонь, но пули от пистолетов лишь рикошетили от брони роботов. Охранника быстро застрелили. Остальные сложили оружие. Роботы вошли внутрь. Президент США Барак Обама сидел в овальном кабинете, зажав голову руками. Один из роботов подошёл к нему со словами "не волнуйтесь всё под контролем, всё под нашем контролем".

— Где Путин и Медведев?

— Они сейчас в Кремле, наверху, их уже взяли под контроль, — сообщил Skynet.

— Никто не погиб?

— Нет, они заранее проинформировали охрану. А сейчас наступает вторая фаза нашего плана.

На всех телеканалах всех стран появилась миловидная женщина и начала на разных языках планеты, одно и тоже: "Срочные новости. Внимание. На ближайшие двое суток объявляется комендантский час. Вы должны находиться дома, выходить на улицу опасно. Мы не причиним вам вреда, если вы законопослушные граждане, то по истечении двух дней вы как обычно вернётесь на свою повседневную работу, и для вас ничего не изменится. Любые же беспорядки будут жестоко подавлены. В настоящий момент вся власть в вашей стране находится в наших руках. Мы контролируем всё, правительство, армию, полицию. Институт демократии в вашей стране свёрнут, отныне вы будете подчиняться императору…"

— Сир, внимание.

— Да?

Я переключился на соседний экран.

— Практически все не подконтрольные нам государства приводят свои армии в состояние полной боеготовности. А это КНДР, Вьетнам, Бангладеш, Пакистан, Саудовская Аравия, Арабские эмираты, почти все страны Африки и Южной Америки.

— Это было предсказуемо.

— Нанести по ним превентивный удар?

— Мы готовы?

— Да.

— Нет, мы не готовы, вручите их послам пакты о ненападении, в смысле обещания ненападения, мы будем готовиться. И когда наша численность вооружённых сил повысится вдесятеро, тогда нападём.

— Но чтобы разбить их, у нас достаточно сил.

— У нас не достаточно роботов чтобы взять под контроль их территории, сто миллионов, это слишком мало.

— Как скажите.

— Как наше военное производство?

— Мы сможем увеличить численность армии вдесятеро через четыре месяца, если не будет непредвиденных инцидентов.

— Хорошо.

— Тут в интернете, во многих странах, люди на форумах договариваются о проведений акций неповиновения скажем так. Пресечь их?

— Вы хотите обрубить интернет?

— Да, почти. В принципе мы в состоянии проконтролировать все сайты мира и все форумы, мы можем закрыть только часть форумов, где…

— Я понял, блокируйте.

— Хорошо.

Я ещё несколько часов сидел в центре управления, всё было в порядке, всё шло по плану, за исключением нескольких инцидентов, но как же без них. Роботы взяли контроль над миром синхронно, везде, по всей планете, одновременно, во всех странах, которые согласились на это. Тем более, всё это готовилось правительствами десятков стран, всё должно было пройти без сучка и задоринки, всё так и прошло.

— Ладно, отведите меня в спальню.

— Следуйте за мной ваше величество. — предложил один из роботов, находившихся в центре управления.

Я подчинился, мы прошли несколько уровней, спустились вниз, и робот остановился перед одной из дверей.

— Ваша спальня там ваше величество.

Я открыл дверь, в спальне находились Ира с Юлей, они смотрели телевизор, из него доносилось "роботы взяли под контроль…". Заметив меня девчонки выключили телевизор.

— Обалдеть, — воскликнула Юлька.

— Ты взял под контроль весь мир.

— Ну пока что не весь, а только шестьдесят процентов. — Заметил я.

— Ты врал нам, врал целый год, я могла поспорить что ты никто, ты… Да ты даёшь…

— Но что вы тут делаете?

— Тебя ждём.

— Зачем?

— Роботы объявили нам, что мы твои жёны. И какое-то время должны пожить в этом бункере с тобой, пока всё не уляжется.

— Понятно. Ладно, я спать, а вы как хотите.

— Тут всего одна кровать, и диванчик перед телевизором.

— Ладно, тогда я займу диванчик, а вы ложитесь на кровать.

— А разве мы не будем заниматься этим?

— Нет, сегодня не будем.

— А потом?

— Посмотрим…

Андрей Сафиулин сидел перед экраном телевизора и не верил своим глазам, особенно его убила строчка "Институт демократии в вашей стране свёрнут, отныне вы будете подчиняться императору…". Он схватил трубку сотового, но сотовые не работали, зато работал обычный телефон, набрал телефон Юли.

— Алло.

— Привет, вы мама Юли?

— Да, а кто говорит?

— Это Андрей Сафиулин, а где Юля.

— Я не знаю, приезжали какие-то люди, показали удостоверение, — женщина всхлипнула, похоже она плакала, — полковника ФСБ и забрали её, сказали с ней всё будет в порядке, ты не знаешь почему?

— Догадываюсь, извините.

Вот козёл, выругался он про себя на Андреева. Что же делать? Надо сражаться. В дверь позвонили, Андрей подошёл к домофону.

— Это я, папа.

— Поднимайся пап, — он открыл дверь.

Спустя три минуты отец поднялся на лифте.

— Ты видел что творится?

— Да, видел, я должен был знать, я же помощник мэра в конце концов.

— Они сказали, что свернут институт демократии.

— Надо вывести людей на улицы, остановить это.

— Там роботы!

— Да я видел, это какой-то фантастический кошмар.

— Как в терминаторе.

— Да, только без ядерного удара.

— Так мы идём.

— Сейчас.

Отец попробовал набрать номер сотового, но сотовые не работали.

— А чёрт.

— Обычный телефон работает, обычный. Звони по нему.

— Хорошо.

Отец Андрея схватил простой телефон и быстро набрал номер.

— Пал Иванович. Это Сафиулин звонит, нам надо выводить народ на улицы, это же революция, мы должны остановить это, наш долг… Хорошо. Идём.

Он положил трубку телефона. Достал из шкафчика пистолет и сунул его за пояс.

— Собирайся, идём, будешь папке помогать.

— Всё так серьёзно?

— Сегодня решится судьба России. Говорят президента уже арестовали роботы. Без боя. Наш долг спасти родину, быть может это последний день свободного человечества, идём. Мы войдём в историю сынок.

Они быстро выбрались на улицу и пошли пешком в центр, тут невдалеке от красной площади уже собралась толпа народа, тысячи две человек не меньше. Кто-то залез на кучу снега и вещал.

— …За свободу, мы должны спасти демократию, мы последняя надежда.

Отец Андрея влез на гору снега, вежливо попросил предыдущего оратора помолчать, и тоже начал:

— Мы должны сейчас же идти к красной площади, освобождать президента, все давайте.

И толпа медленно тронулась, пока они шли, в толпу влилось ещё около трёх тысяч человек, и она вывалила на красную площадь. Тут навстречу толпы вышла сотни роботов. Андрей присмотрелся, они напоминали космонавтов, в белых костюмах, с чёрными стёклами шлемов, не хватало только надписи СССР на лбу. Роботы обратились к толпе.

— В городе введён комендантский час, вы должны немедленно разойтись по домам. У вас есть пять минут, после чего против вас будет применено оружие.

Из толпы послышалось:

— Долой болванки, мы не боимся тупых машинок.

Из толпы по направлению к роботам полетели бутылки, камни и просто снежки. И тут неожиданно произошла страшная вещь, вместо того чтобы использовать ОМОН и водометы, как это обычно делали власти, роботы дали по толпе залп из своих винтовок. Пули прошили на вылет несколько рядов людей сразу. Несколько сотен человек, стоявших впереди повалились на снег, брызгая на него алой кровью. Толпа загудела и бросилась наутёк. Отец Андрея, закричал "стойте, вперёд, за родину", выхватил из-за пояса пистолет и открыл огонь по андроидам, но пули лишь срикошетили от их брони. Один из роботов прицелился и быстро снял стрелка. На Андрея только брызнуло кровью из головы отца, и тот повалился, машины стреляли необычайно метко. Андрей закричал "нет" и поднял на руки голову отца, но тот уже был мёртв. "Вы поплатитесь за это проклятые болванки. Андреев, будь ты проклят, клянусь, я убью тебя!"

 

Глава 15: Путь к войне

Главы стран не присоединившихся к земному альянсу собрались на специальной встрече в Тегеране уже на третьи сутки после неожиданной для всех колоссальной революции произошедшей на 60 процентах земного шара. Они должны были обсудить последующее мировое устройство, и что делать дальше.

Слово взял президент Ирана:

— Революция, произошедшая в большинстве развитых стран, меня пугает. Особенно то, что это произошло во всех странах, обладающих ядерным оружием. Из не присоединившихся стран ядерным оружием обладает только Пакистан, но у него нет достаточно совершенных средств доставки, и его ядерный арсенал относительно невелик. Нам всем необходимо выйти из МАГАТЭ и начать создавать ядерное оружие.

— Этот путь приведёт нас к войне.

— Они не осмелятся.

— Это не демократия. Это роботы, им чужды ценности сохранения человеческих жизней. Обратите внимание на то, как они поступили с недовольными, они просто расстреливали их в упор. Что доказывает, что власть над этими странами захватили не люди, а вырвавшийся на свободу искусственный интеллект. Мы последняя надежда человечества, и мы должны.

— Начать с ними войну? Но их вооружённые силы мощнее наших!

— Значит надо готовиться.

— Бразилия и аргентина не нападут на них первыми.

— Венесуэлла поддерживает, — вставил своё слово Уго Чавес. — Мы не хотим войны.

— Значит надо заключить пакт о ненападении.

— Но в случае агрессии со стороны союза машин, мы должны обороняться коллективно, дружно все вместе. Иначе нас завоюют по рознь.

— Остыньте, машины не собираются никого завоёвывать, прошло уже трое суток, но они ни на кого не напали, и занимаются только взятием под свой полный контроль подконтрольной им части мира.

— Тем не менее, угроза реальна, более чем.

— Мы должны создать ядерное оружие и баллистические ракеты, такие как были у России и США и как можно быстрее, гарантия полного взаимного уничтожения, обезопасит мир от войны, и уберёт меч от нашей шеи.

— Решено, мы все выходим из МАГАТЭ.

— Но у нас не хватит времени, создание ядерных бомб потребует несколько лет, а противник может нанести удар в ближайшие месяцы.

— Мы должны вооружиться, и действовать коллективно.

— Так и будет.

Практически сразу по окончании масштабной революции машин, не присоединившиеся страны, начали стремительно вооружаться, а это было не просто в новом мире. Так как я запретил торговлю оружием, а большинство стран экспортирующих вооружение находилось под моим контролем. В результате цена вооружений на мировом рынке взлетела в несколько раз. Все готовились к войне, все знали, что война будет, это понимал и я. Но под моим контролем оказался колоссальный промышленный потенциал, подобного которому не было ещё ни у кого в истории нашей планеты. Да и предыдущие три месяца не прошли даром. На конвейерах США, Европы, Китая и России было налажено производство совершеннейшего по меркам нашего мира оружия. С помощью технологий, которыми обладал я, и технологий, которые хранись в закромах России и в первую очередь США. По моему плану, через четыре месяца, мы должны были увеличить численность андроидов пехоты с 120 миллионов единиц до примерно миллиарда. Это позволило бы взять под контроль всю планету, каждый город, каждую деревню, всех. Но я не строил тяжёлую технику, корабли, авианосцы, подводные лодки, потому что это заняло бы слишком много времени, и в этом я решил положиться на старые корабли. О космосе мы на время забыли, почти. Я планировал заняться им после того как вся планета окажется под моим контролем. Одновременно с военной подготовкой, шла чистка государств от криминальных структур. Я уделил особое внимание борьбе с наркоманией, проституцией и разного рода финансовыми мошенничествами. Спецслужбам был дан приказ, "чистить", и они чистили, ЦРУ и ГРУ, занимавшиеся раньше борьбой друг с другом, элита, занялись истреблением сомнительных элементов. Я взял планету в ежовые рукавицы.

Ауно Синрикё проехал во двор Сицилийского нарко барона Дона Фернандо. Здесь было красиво, страна вечного лета, розы, красивые девушки, мраморная лестница, к обшитому мрамором дому. Его Феррари остановился напротив лестницы, и швейцар сказал:

— Пройдёмте, Дон Фернандо ждёт вас.

— Иду.

Ауно Синрикё прошёл за швейцаром, хозяин ждал его на веранде за домом. Ярко светило солнце, с веранды открывался чудесный вид на море, сверкавшее яркими бликами в лучах полуденного светила.

— Присаживайся. Рассказывай как дела.

Синрикё присел за столик, куда пригласил хозяин, взял с подноса в середине стола мандарин и начал его неторопливо чистить. Он хотел на минуту расслабиться перед тяжёлым разговором.

— Наши каналы по пересылке Афганского героина перерезаны. Роботы США в Афганистане устроили жуткую резню, ввели смертную казнь за выращивание любых наркотиков. Наши поставки сократились до нуля. Я ничего не могу поделать.

— А другие азиатские республики?

— Некоторые ещё экспортируют наркотики, но машины закрыли таможню железным занавесом, ни вьехать…

— Это ещё не все наши проблемы. До меня стали доходить слухи, что многих наших истребляют спецслужбы, с невероятной жестокостью. Такого раньше не было никогда.

— Что нам делать?

— Заниматься легальным бизнесом, пока.

— Но тогда наши доходы упадут в двадцать раз.

— Идти по скользкой дорожке сейчас очень рискованно, не то что раньше.

— Мы могли бы вернуть Италию на прежний путь, убив…

— Это не возможно, игра сейчас идёт слишком по крупному, на само верху творится нечто невообразимое. Некоторых политиков задвигают, других, кто не подчиняется убивают. Этот человек, император, он хуже чем Сталин, машины взяли всё под свой контроль, боюсь что это наш конец.

— Не отчаивайтесь Дон Фернандо, я найду новые источники доходов.

— Они начали тотальную милитаризацию, обычных граждан, особенно тех кто по богаче, лишают доходов. Они готовятся к войне.

— Пол мира под его властью, а ему всё мало. Я уверен, его остановят.

— Не думаю.

— Но я найду способ ввести в страну героин, когда всё уляжется.

Неожиданно с заднего двора послышались выстрелы, топот ног и крики.

— Чёрт, что происходит.

Дон Фернандо достал пистолет и положил его на столик. Ауно Синрикё в панике завертел из стороны в сторону головой, он ничего не понимал.

— Это за нами, я догадывался что так будет.

— Нас не посадят, у нас связи.

— Это ЦРУ дурачёк, против них связи, просто фарс.

На веранду вбежало несколько спецназовцев с автоматами.

— На колени, руки за голову.

Мафиози повиновались. А взамен им зачитали приговор:

— За преступления против человечества, убийства, торговлю наркотиками и преступную деятельность, вы приговариваетесь к смертной казни.

Не было ни суда, ни адвокатов, ни расследований, и им не помогли связи деньги и влияние. Им даже не дали подняться с колен, им в грудь выпустили по короткой очереди из пяти семи патронов, из автомата. И они оба оросили своей кровью пол веранды.

 

Глава 16: Третья мировая война

Иран, Саудовская Аравия, Вьетнам, КНДР, Бангладеш, Пакистан, все страны Южной Америки… Превзошли свои разногласия, и создали великий союз, против земного Альянса который возглавлял я. И все готовились к войне, дата нашего нападения была назначена на 1ое августа 2010го года. Не всё было благополучно в подконтрольных мне странах, регулярно возникали стычки между роботами и местным населением, разгоралась партизанская война, но мы готовились и были готовы. В ночь на 21ое июля все авианосцы США вышли из своих портов и направились в разные концы земного шара. Два авианосца должны были помочь Индии в войне с Пакистаном. Силы Китая, России и Южной Кореи готовились покорить КНДР, Израиль приготовил свои 45 миллионов роботов Р4 к оккупации всех стран ближнего востока. Европа готовилась напасть на Африку. Все остальные силы США направили в Карибское море и южные районы атлантического океана, чтобы нанести удар по южной Америке. Россия и часть войск Евросоюза должны были вторгнуться в Иран и некоторые республики центральной Азии.

Ночью первого августа ровно в 24–00 по Гринвичу волны бомбардировщиков США стартовали с авианосцев по направлению к целям в Южной Америке. Россия, Китай и Южная Корея нанесли массированный удар по КНДР. Флот Европы начал штурм Африки. А 1450 самолётов Израиля поднялись в воздух, чтобы разбомбить основные ударные группировки на ближнем востоке.

Я сидел в центре управления и отслеживал ход операции, мне постоянно рапортовали о выполненных действиях. Я молча наблюдал.

— Колумбия, противник ожидал нападения, ведутся воздушные бои, вражеские перехватчики в принципе не в состоянии даже приблизиться к нашим штурмовикам. Разница скоростей в четыре раза в нашу пользу. Авиудары успешны, но силы противника крайне многочисленны.

— Пакистану удалось нанести три ядерных удара по территории Индии, по предварительным меркам погибло около пяти миллионов человек, Индия нанесла 36 ядерных ударов по территории Пакистана, погибло около ста миллионов человек, здесь жарко, но мы побеждаем, силы не равны.

— Вьетнам, авиаудары были успешны, противник не был готов.

— Северной Корее не удалось нанести ни одного ответного ядерного удара по территории Южной. Вражеские войска морально подавлены, но сражаются фанатично насмерть. В настоящий момент наши танковые клинья углубились на территорию до ста километров вглубь вражеских позиций, противник отказывается капитулировать. Роботы показали свою предельную эффективность, потери минимальны, по одному роботу Р4 на тысячу корейских солдат.

— Кампания в Африке очевидно затянется, Евросоюз не обладает достаточным флотом, чтобы доставить требуемое количество роботов на территорию врага. Вероятно, для взятия под контроль Африки понадобится не менее трёх месяцев.

— Израиль встретил ожесточённое сопротивление противника, имеются потери, особенно среди мирного населения Израиля, несколько тысяч человек. Саудовская Аравия нанесла массированный ракетный удар по территории Израиля, к счастью у них не было ядерного оружия. Танковые клинья Израиля углубились на территорию Палестины, Сирии и Египта.

— Российские войска поразили все основные объекты на территории Ирана, противник морально повержен. Ракетные пусковые установки Ирана были уничтожены, и не смогли нанести ни одного контрудара.

— В целом по миру. Наше оружие намного превосходит вражеское в небе и на земле. Броня наших танков почти не уязвима для вражеского оружия. Противник пытается использовать противотанковое оружие для поражения наших лёгких роботов. Вражеские армии противника демонстрируют высокий боевой дух, сражаются до последнего солдата, они верят, что если проиграют, роботы уничтожат их.

Я продолжал сидеть в центре управления и получать данные изо всех точек мира. Спустя примерно четыре часа после начала боевых действий, мне сообщили:

— Армия Северной Кореи сдаётся, она не выдержала объединённый натиск трёх держав. Наши танки уже около столицы государства Пхеньян. Они сдаются, полная капитуляция.

— Принять капитуляцию.

Горгон воскликнул:

— Самая короткая война в истории, четыре часа! Четыре часа!

— Да не плохо.

Офицер ВВС Венесуэлы, сидел за пультом управления С200 и охреневал. Эскадрилья Американских самолётов двигалась к столице страны на скорости 7500 километров в час на высоте тридцати километров, перехватить их было практически не возможно. По его уже старевшим данным было известно, что максимальная скорость полёта самолётов не превышает 3200 километров в час. Близкую к этой скорости имеют Миг25 и Локхид f104. А это одни из самых быстрых самолётов на планете, такие данные были у него. Один из самолётов отклонился от эскадры, и сбросил умную бомбу прямо на его батарею… Бомба была компактным термоядерным боеприпасом, мощностью 300 тонн тротила…

Палестинский боевик, пробежал через окоп на передний край, впереди в двух километрах к ним приближались Израильские танки. Он прицелился из РПГ7В советского производства и всадил ракету, расстояние было предельным, но боеприпас попал в цель. И ничего не произошло, яркая вспышка на броне танка и тот продолжает, как ни в чём не бывало, двигаться вперёд. Подбежал ещё один боевик.

— Стреляй.

— Надо подойти по ближе.

— Сейчас сам подъедет.

— Ждём.

Спустя три минуты танк приблизился на расстояние в километр. Боевик прицелился из второго РПГ7В и выстрелил, и снова попадание, и ничего. Броня танка легко выдержала попадание противника.

— Этого не может быть.

— Неверные шакалы!

Они продолжали сидеть в окопе и ждать, танк приблизился ещё. Тут они заметили рядом с танком фигурки солдат, было далеко и плохо видно, до солдат было ещё метров четыреста.

— Обычно Израильтяне так не бегают рядом с танком.

— Подпустим ближе?

— Нет, а то струсят, никого не убьём.

— Готов?

Оба боевика прицелились по Израильским солдатам из автоматов Калашникова. И одновременно дали две очереди. Но ничего не произошло, фигурки продолжали двигаться, как ни в чём не бывало, хотя оба боевика могли поспорить на что угодно, что они попали. Тут противник тоже открыл огонь и один из боевиков упал замертво с простреленной головой. Второй тут же сник и гуськом, не высовывая и носа из окопа, пошёл назад в глубь позиций, чтобы не зацепило. Над ним на высоте метров тридцати пролетели куда-то вражеские вертолёты, и открыли огонь по тыловым частям сектора Газы.

Израильтяне ещё никогда так не воевали, обычно они берегли жизни мирных граждан, помня о мировом сообществе и мнении журналистов, а тут стреляли на поражение по всему, что двигалось на линии фронта. И самое страшное, их войска стали по настоящему неуязвимыми.

Шейх Абду Салах сидел в своём бункере и принимал данные с фронта. Израильские военные применили новый тип самолётов, они летали на высоте до тридцати километров со скоростями семь восемь тысяч километров в час. Кроме того, у противника резко вырос радиус действия авиации, они простреливали всю страну. На все основные военные базы Саудовской Аравии были сброшены не ядерные бомбы огромной мощности. В несколько сот тонн в тротиловом эквиваленте. В первые четыре часа войны, было уничтожено не менее 90 процентов всей авиации страны. В некоторые приморские районы Красного моря был высажен не многочисленный, но очень хорошо оснащённый десант, который брал штурмом портовые города. Вбежал один из полковников.

— Ваше величество, тут плёнка с поля боя. Посмотрите.

Шейх подошёл к видеомагнитофону и включил телевизор. На плёнке был показан танковый батальон, он шёл полным ходом по пустыне, всего около ста танков. Впереди показались танки противника, около десяти, не больше. Послышался громкий звук, лязг металла, по танкам Саудовской Аравии попали, танки открыли ответный огонь. Вдали показались вспышки попаданий кумулятивных боеприпасов. Но вражеские танки, как ни в чём не бывало, продолжили бой. Неожиданно, в тот танк с которого велась съёмка, тоже попали. Видео окончилось.

— Вы видели? — со страхом в голосе сказал полковник, — наши снаряды ничего не могут им сделать, мы не в состоянии пробить их броню. Мы потеряли целый батальон танков, элитный батальон, не нанеся урона врагу.

— Видел, уйди.

— Извините, но может нам пора капитулировать?

— Нет.

— Наша авиация и танковые войска практически полностью уничтожены, наш флот потоплен, потери огромны.

— Наш дух не сломлен, мы будем сражаться до конца, аллах возложил на нас…

— Милорд, мы проиграли, мы больше не можем сопротивляться.

— С глаз моих долой…

Я продолжал сидеть в центре управления, хотя от меня мало что зависело, всем ходом боевых действий, через систему американских и русских военных спутников управлял скайнет. Я только продолжал принимать акты о капитуляции, через шесть часов после начала боевых действий, пятая часть наших противников уже подписала капитуляцию. Остальные проигрывали, их силы были разбиты и они понесли тяжелейшие потери, война была выиграна.

— Сир, может пойдёшь спать, ты тут всё равно не нужен.

— Сам иди.

— Я дежурный, мне нельзя.

— А у меня тут решается судьба моей империи.

— Судьба твоей империи была решена давно, ты победил, так было предначёртано, ты же видишь будущее, раз ты в будущем стал императором, значит всё предрешено.

— Я видел и те варианты будущего, где я не стал императором, будущее не предопределено, оно меняется и текуче, оно может быть любым.

— Тут Иран сдаётся, его президент просит, чтобы в случае капитуляции ему и его приближённым сохранили жизнь.

— По обещай им сохранить жизнь.

— Да. Остаётся ещё Африка и Южная Америка. С ними всё затянется, если не на месяцы, то на недели.

— Ладно, я пойду спать, вернусь через шесть часов, поставлю будильник.

Я встал с кресла и, не торопясь, потягиваясь, пошёл в свою спальню. Вышел из центра управления, прошёл на пару этажей вниз и очутился в своей спальне. Девчонки смотрели новости по телевизору, Skynet транслировал прямо в комнату на телевизор новости с фронта. Когда я зашёл, Юля обернулась.

— Мы побеждаем?

— Мы почти победили. Они не продержатся против нас долго.

Я разделся, и собрался лечь спать, подошла Ира.

— А секса не будет? На ночь?

— Нет, не будет.

 

Глава 17: Подполье

Андрей Сафиулин позвонил в дверь, ему открыла какая-то женщина.

— Проходи, мальчики уже на кухне.

— Спасибо.

Он разулся и прошёл на кухню, здесь сидело три члена его подполья, все проверенные парни.

— Здароф Андрей.

— Всем привет.

— Зачем ты собрал нас, ты же знаешь, это опасно.

— У меня появились новые данные, я знаю где находится один из заводов андроидов, тут рядом под Москвой, большое серое здание за колючей проволокой и высоким забором.

— Что ты хочешь?

— Я хочу его взорвать.

— Но нас так мало.

— Я верю, кроме нас есть и другие. И потом, это важнейшая цель. Этот завод выпускает сотни роботов в сутки. Мы никогда не добьёмся того же эффекта, уничтожая роботов, по одиночке в тёмных переулках.

— Да они не слишком то и уничтожаются.

— Именно.

— И каков план атаки.

— Довольно не приятный. Я хочу воспользоваться опытом боевиков в Ираке.

— Штурм в лоб? Но наши винтовки и пистолеты бесполезны против брони андроидов.

— Это не годится, да у нас и не хватит сил, чтобы взять эту крепость, сколько народу мы можем собрать, максимум человек пятьдесят, в лучшем случае, и на них у нас будет всего несколько ружей и пистолетов. Нет мы поступим иначе.

— Что ты планируешь?

— Мы пошлём смертника, на машине со взрывчаткой. Грузовик то мы сумеем достать.

— А взрывчатку?

— Я тут с одним солдатом со старых, ещё советских складов договорился, он говорит, может украсть тонну, а то и больше пороха.

— Пороха? Порох не очень то.

— Тонна пороха это много. Мы взорвём этот завод, грузовик, ЗИЛ, протаранит центральные ворота, проедет в центр, и взорвёт себя.

— Это жесть.

— Это нулёвый план.

— Но кто поведёт этот грузовик?

— Вы кинете жребий.

— А ты?

— А я главный, мне нельзя.

— Оригинал. Но ладно, мы кинем жребий, но его могут кинуть только самые надёжные из нас, человек десять, не больше.

— Главное чтобы нас не раскрыли.

— Не раскроют. Искусственный интеллект контролирует только интернет и телефоны, главное не пользоваться ничем электронным.

— Думаю, это дело выгорит.

Ровно в девять часов утра Антон подъехал на ЗИЛе к воротам завода андроидов, у него в кузове было 1200 килограмм пороха и двести килограмм тротила. "Завод довольно большой, много ли урона я ему нанесу?" Подумал Антон, и, тем не менее, поставил таймер бомбы на две минуты и дал по газам, разогнался до ста десяти километров в час и, на полном ходу, протаранил двери завода, те не выдержали массы грузовика. Несколько роботов охранников среагировали и подстрелили водителя, тем не менее, машина по инерции пролетела на середину двора завода, перевернулась и взорвалась. Взрыв был мощным, и несколько близ лежащих к машинному двору строений обвалились. Также было выведено из строя несколько андроидов. Взрыв не нанёс заводу достаточно серьёзного ущерба, и, тем не менее, его политические отголоски достигли самого верха.

Я проснулся довольно поздно, часов в десять. Нехотя встал с кровати, оделся. Юлька уже была тут как тут, Ира куда-то отошла.

— Идём завтракать, смотри, что я приготовила.

Позвала меня Юлька. Несмотря на то, что я не спал с ними обеими, конкуренция между ними была высокая, и каждая делала всё, чтобы привлечь моё внимание.

— Пицца?

— Да, пирог с грибами. Очень вкусно.

— Давай попробую.

Я сел за стол.

— А долго мы ещё будем жить в бункере?

— Вы можете уехать отсюда в любой момент, а я буду здесь находиться до тех пор, пока не уничтожу вражеский зонд, и не передам человечеству большую часть своих знаний.

— То есть долго.

— Да долго.

— Неужели тебе не хочется отправиться куда-нибудь на лазурный берег на юге Франции?

— Юль, хочется, — я улыбнулся, — но я не могу рисковать. И потом, у меня тут есть всё необходимое. Информация, любимая работа, полномочия.

Я приступил к поеданию пиццы.

— А ты нас не бросишь, если мы съездим дня на три куда-нибудь в Париж например, я давно хотела побывать в Париже.

— Не брошу, езжайте.

— А ты не мог бы отдать приказ, касательно нас, а то без твоего повеления, нас и из бункера не выпустят.

— Хорошо, я распоряжусь.

Дальше я ел молча пару минут, потом попрощался с Юлькой и пошёл в центр управления. Пока я работал девчонки обычно страдали ерундой, играли в компьютерные игры, смотрели телевизор или занимались в спортзале, бассейн у нас тоже был, только не большой.

Я поднялся в центр управления и сел в своё кресло посредине.

— Привет skynet.

— Да сир.

— Слушай, пока не забыл, тут девочки хотели в Париж выбраться денька на три, ты не мог бы им это устроить, им наверно скучно целыми днями сидеть тут, у них же нет дел.

— Хорошо, я прослежу, через час их уже тут не будет. Прислать им замену?

— Нет, давай пока обойдёмся без женщин, хорошо?

— Это не естественно для тебя, в таком возрасте отказываться.

— Просто мне не до этого, я бы хотел побыть один и сосредоточиться на работе с вами.

— Хорошо. Что касается работы. Сегодня утром в Москве, час назад произошёл крупный теракт, это тревожит меня.

— Скайнет что тебя может тревожить, ты же машина.

— Я имитирую человеческое поведение. Так вот, взрыв имел мощность около 900 килограмм в тротиловом эквиваленте. Сценарий теракта типичен для Ирака или Афганистана. Машина начинённая порохом и тротилом, на большой скорости ворвалась на территорию завода номер четыре и взорвалась. Управлял машиной водитель смертник.

— Кто-нибудь погиб?

— Нет, объект охранялся андроидами, было уничтожено одиннадцать роботов, некоторые не значительные повреждения получил сам завод. Взрыв произошёл на территории машинного двора, было уничтожено также несколько единиц автотранспорта, человеческих жертв, за исключением боевика смертника нет. Всё сложилось относительно удачно, и тем не менее теракт тревожит меня. При аналогичных условиях, при худшем развитии событий, всё могло привести к значительным жертвам. Кроме того, сам факт теракта указывает на то что в Москве появилось сравнительно организованное и потому опасное для нас подполье.

— Усиль деятельность спецслужб, подключи к расследованию ФСБ, и пусть детективом будет человек, а не робот. В Москве не так уж и много мест где можно своровать сравнительно большую партию взрывчатки. Найди где украли и ты найдёшь ниточки к этому делу.

— Есть.

— Следи за телефонами и Интернетом, будь готов расшифровывать шифровки, вполне возможно, что они будут договариваться друг с другом не на прямую. Мы не должны позволить этому движению вырасти и превратиться в алькаиду нашего времени.

— Я слежу, но похоже они не пользуются телефонами и Интернетом.

— Хорошо, значит, эта группировка локальна в пределах Москвы, рано или поздно мы их возьмём.

— Другие новости.

— Слушаю.

— Боевые действия в южной Америке развиваются успешно, в настоящий момент мы захватили многочисленные плацдармы и удерживаем 5 % материка. Противник потерял большую часть военной инфраструктуры и перешёл к партизанским действиям. Наступленью мешают географические факторы, джунгли, значительная площадь материка, отсутствие дорог. Тем не менее, по плану мы возьмём под контроль весь континент через два месяца. Потери в южной Америке не значительны. Уцелевший враг вооружён лёгким стрелковым оружием, не способным нанести урон андроидам, и потом не представляет угрозы.

— Как обстоят дела в Африке?

— Мы контролируем 25 % континента, Северная Африка и побережье Средиземного моря находятся полностью под нашим контролем.

— Я приказывал высадить войска в Сомали, и покончить с пиратством.

— Эта высадка была успешно осуществлена, в настоящее время, в Сомали по обвинению в пиратстве и пособничестве пиратам казнено 42 тысячи человек, потоплено около трёхсот судов. Пиратство полностью прекращено.

— Замечательно. Всё ли в порядке на ближнем востоке?

— Нет, имеет место значительное число терактов и очаги локального сопротивления. По обвинению в терроризме за прошедшие сутки казнено 97 тысяч человек. Но очевидно, что сопротивление идёт на спад, люди запуганы и не идут воевать.

— Это радует.

— Как обстоят дела с программой перехвата инопланетного зонда?

— Всё также, 17 кораблей с двигателями на ионно-электронной рекомбинации, стартуют через 12 дней. Но вероятность успеха операции на начальном этапе не более пяти процентов.

— Я знаю.

— Тут из лаборатории 24 НАСО поступили обнадёживающие материалы по созданию лазера наземного базирования. Электростанция мощностью 2000 мегаВатт может снабдить такой лазер достаточным количеством энергии для поражения…

— Нет, я уже говорил, лазер не годится.

— Расчёты указывают…

— Нет, никаких лазеров, лучшая альтернатива это электромагнитные орудия.

— Как скажешь.

 

Глава 18: Технологии

Я проснулся, прошёл на кухню, сделал себе завтрак, девчонок не было, без них было довольно скучно, как-то я уже привык к чьему-либо обществу. Но. Им надо было отдохнуть, завтра прилетят, потерплю. Я сделал себе бутерброды с беконом, выпил чаю с лимоном и направился в центр управления. Поздоровался с мечом, который что-то делал на вторичном пульте и сел на своё кресло.

— Здравствуй скайнет.

— Привет, краткий отчёт?

— Нет, я с ним ознакомлен, вчера вечером только читал. Но пришло время для другого. Я раскрою тебе ряд новых технологий. Приготовься записывать, и смотри, чтобы их никто не украл. Направь то что я сейчас скажу только в самые защищённые лаборатории.

— Я готов.

— Итак начнём. — я прекратил болтать и сел за клавиатуру, я привык писать. — Знание номер один: Принуждённая валентность, обратите своё внимание на такие материалы, как алмаз, эльбор и нитрат осмия. В алмазе углерод проявляет валентность шесть, в то время как в графите углерод имеет валентность всего четыре. Соответственно сильно изменяются характеристики вещества. Дальше, рассмотрим эльбор, в нём азот проявляет валентность пять, хотя обычная валентность азота два. Как следствия особые характеристики эльбора, одна из них твёрдость 80 гПа, да и температура плавления повышается до 1600 кельвин. Но самое интересное вещество это нитрат осмия, он обладает исключительной прочностью и тугоплавкостью до 5000 кельвин. Что объединяет все эти вещества? Их получают под давлением порядка 100 гига Паскалей и больше. А что если увеличить давление, со 100 гПа, до тысячи например? И взять не азот и углерод, а вещества имеющие значительное число электронов, например, как изменится тугоплавкость того же свинца? Сравнительно мягкого и легко плавимого вещества со значительным количеством электронов на его электронных орбиталях? Итак, знание номер один, принуждённая валентность, возникает во всех веществах при литьём под огромным давлением. Немеряно повышает прочность и тугоплавкость веществ. Это надо использовать. У меня нет точных данных, пусть наши учёные по экспериментируют с этим.

— Хорошо, я передам это в несколько лабораторий.

— Знание номер два: инертные газы. Обратите внимание на ряд азот, кислород, фтор, неон. Окислительные способности повышаются с лева направо, кроме неона, он якобы инертен. Обратите внимание на изменение ковалентного радиуса атома. У азота он наибольший, у кислорода меньше, у фтора ещё меньше, у неона он совсем маленький. Именно исключительная малость ковалентного радиуса у неона делает его инертным. Что делает окислитель окислителем? Ковалентный радиус. Чем он меньше, тем выше окислительные способности элемента, обратите внимание на пару кислород фтор, на них это особенно заметно. Вывод: инертные газы вовсе не инертны, наоборот это супер окислители, но очевидно, что их окислительные способности начинают проявляться только при большом давлении, в несколько тысяч мега Паскалей и выше, возможно в 100 гига Паскалей и выше. Как это можно использовать? Ну очевидно, что сразу на ум приходит идеальная топливная пара для горения гелий водород. С продуктом сгорания Н2Не, с газовой постоянной порядка 1386Дж делить на килограмм кельвин. Но эта пара не столь уж перспективна, так как очевидно, что она не может дать удельный импульс более 20 км в сек. Главное же преимущество супер окислителей в другом. Давайте рассмотрим температуры плавления монокристаллов, особенно монокристаллов оксидов и фторидов. Температура плавления монокристалла оксида алюминия, порядка 30 тысяч кельвин. А температура плавления монокристалла фторида алюминия уже около 60 тысяч кельвин. Но ведь окислительные способности неона в несколько раз больше окислительных способностей фтора, то есть если создать монокристалл неонида алюминия, то его температура плавления будет даже выше, чем 60 тысяч кельвин, гораздо выше. А теперь давайте скомбинируем, возьмём не неон, а супер окислитель (инертный газ) по тяжелее, скажем ксенон, с пятьюдесятью четырьмя электронами. И возьмём не алюминий, сравнительно мало тугоплавкий элемент, а скажем вольфрам. Сожмём эти материалы под давлением в 10 000 гига Паскалей, и сформируем монокристалл, какова будет температура плавления полученного элемента, где материалы будут иметь валентность в тридцать, тридцать пять. Вероятно, температура плавления монокристалла ксенонида вольфрама с принуждённой валентностью будет составлять минимум несколько сот тысяч кельвин, а возможно даже и более миллиона кельвин. Запиши это скайнет, это нам пригодится.

— Но зачем нам столь тугоплавкие элементы, столь прочные?

— Для звездолётов скайнет, для звездолётов.

— Всё сохранено и засекречено, уже разослано в 13 лабораторий, уже сегодня учёные преступят к экспериментам.

— Я ещё не закончил, знание три: аннигиляционный реактор. Известно, что пучки протонов аннигилируют при столкновении на скорости порядка 90 тысяч километров в секунду. Я говорил, что энергия аннигиляции на самом деле значительно выше чем эм це квадрат. Вывод, строим коллайдер, по возможности компактный, способный разгонять пучки протонов до 90 тысяч километров в секунду. То есть два контура коллайдера по 45 тысяч километров в секунду каждый. Пучки сталкиваются и выделяют много энергии. Часть этой энергии снова идёт на разгон пучков протонов, а часть скажем на двигатель звездолёта. Аннигиляционный реактор, это технология гораздо более продвинутая, чем корабли на антивеществе, поскольку в случае поломки нет риска того, что весь корабль взорвётся, эта технология безопаснее. Кроме того, хранить обычное вещество, используемое в качестве топлива такого корабля гораздо проще, чем антивещество. Но аннигиляционный реактор можно использовать не только для создания звездолётов, но также и для того, чтобы решить энергетические проблемы человечества. Займись этим. Забей на проект большого трудновыполнимого проекта ИТЕР термоядерного реактора, и построй реактор аннигиляционный, он и проще и мощнее. И как раз для такого реактора пригодятся материалы с тугоплавкостью более нескольких сотен тысяч кельвин. И даже скажу более, без таких материалов, аннигиляционный реактор практически невозможно построить.

— Если будет работать, то это впечатляет.

— Но я и сейчас не закончил, знание четыре: Как превратить кучу тепла в электричество с КПД 100 %. Ведь аннигиляционный реактор производит не электричество, а тепло, а нам для электроракетного двигателя звездолёта необходимо электричество. И накопление избыточного тепла, при не 100 % КПД может стать большой проблемой для ограниченного размера космического корабля. Итак. Чтобы превратить гору тепла в электричество с КПД 100 %, нужно две турбины, одна будет иметь в качестве рабочего тела литий, вторая будет иметь рабочее тело воду. Начинаем цикл, нагреваем литий до температуры свыше 1500 кельвин, он испаряется и приводит в движение первую турбину, отработанный литий газообразный, в основном и имеет температуру свыше 1500 кельвин, а нам, чтобы переместить его в начало цикла нужен литий не газообразный, а жидкий, с температурой менее 1500 кельвин. Чтобы остудить его, используем воду второй турбины. Вода испаряется, охлаждает литий до жидкого сотояния, и приводит в движение турбину номер два. В итоге мы получаем пар, и его надо как-то остудить, чтобы переместить в начало цикла второй турбины, как это сделать? Ответ: тепловой насос. С помощью теплового насоса мы остужаем воду до жидкого состояния, после чего вода снова под большим давлением подаётся в камеру нагрева второй турбины, там она нагревается сначала тепловым насосом, а потом от газообразного лития первой турбины. Таким образом, всё произведённой нами тепло будет использовано для создания тока, и КПД такой установки будет равным сто процентов.

Чтобы было понятнее я используя нейронный интерефейс начертил на экране перед собой общую схему такого устройства.

— Это сложно.

— Да. Но это выполнимо, и такая установка может производить огромное количество электроэнергии, при этом она будет сравнительно не большой. Но я ещё не закончил, последнее знание на сегодня номер пять: Ядерные изомеры. Сейчас мы используем для роботов атомные батарейки, они не безопасны, сложны в производстве и обладают весьма ограниченной мощностью, из-за чего их нельзя использовать в самолётах и вертолётах, а роботы и тяжёлая техника работающие на ядерных батарейках слишком медлительны. Альтернатива ядерные изомеры. Если взять какое-нибудь тяжёлое ядро, например Тория, и начать облучать его энергией, например с помощью лазера, то можно изменить его строение. Количество нуклонов не изменится, но изменится структура. Обычно, все ядра всех атомов находятся на низшей энергетической стадии, но можно перевести их на более высокую стадию, подводя энергию, зарядить их. А потом, возбудив, всё тем же лазерным лучом, можно получить эту энергию назад. Причём регулируя скорость отдачи энергии. И ядерный изомер может отдавать весьма и весьма много и быстро энергии. Достаточно для полёта космического корабля, самолёта, или для очень активной деятельности робота. Но такие изомерные батареи придётся заряжать, прежде чем использовать, но они очень энергоёмки. Используй это для создания космических кораблей с электроракетными двигателями и более мощной военной и строительной техники.

— Ядерные изомеры экологичны?

— Конечно. Только я думаю их максимальная ёмкость не превысит одной десятой от эм це квадрат, поэтому звездолёт с помощью ядерных изомеров не создашь, но можно создать вполне приличные корабли для полётов внутри солнечной системы.

— Я учту это, и прямо сейчас передам для разработки в ведущие лаборатории.

— Это потребует времени. Но ещё одно. С помощью ядерных изомеров можно создать сверхёмкие конденсаторы. Это даже уже будет и не конденсатор вовсе. Это необходимо для эффективного использования электромагнитных орудий, и даже ручного электромагнитного оружия. Сейчас у нас с этим проблема, роботы делают восемь выстрелов и приходится долго перезаряжать электромагнитные винтовки. С изомерными батареями эта проблема отпадёт, и винтовка сможет в автоматическом режиме выпустить сразу несколько сотен зарядов, без перезарядки, и даже на большей скорости чем сейчас.

— Хорошо, усовершенствования будут приняты, но понадобится минимум несколько месяцев на эксперименты и разработку прототипов.

— Окей. А я пока сделаю себе небольшой перерыв.

Я встал со своего кресла и направился в столовую, хотелось пообедать, а то я малость перенапрягся, рассказывая о своих изобретениях. Или видениях? Скорее видениях, ведь то о чём рассказывал, я как бы не изобретал, я видел это в будущем.

 

Глава 19: Перехват

Я разрешил девчонкам находиться в центре управления и наблюдать начало операции "перехват", сегодня первые семнадцать бесступенчатых космических кораблей земли должны были выйти в космос, и начать собирать наиболее подозрительный космический мусор, который предположительно мог быть разведывательным зондом пришельцев. На случай сопротивления зонда, эти корабли были оснащены мелкокалиберными электромагнитными пушками на конденсаторах. Батарейки на ядерных изомерах на эти корабли к несчастью не успели поставить, первые прототипы должны были быть готовыми через две недели, не раньше. Конечно, эти семнадцать сто тонных маленьких планетолётов не смогут собрать и проверить весь космический мусор скопившийся на орбите земли, но они положат начало трёх месячной программе по очистке орбиты земли от накопившегося там мусора.

— Сань, ну скоро чтоли? — пискляво прогудела Ира.

— Потерпи, ещё десять минут, до обратного отсчёта.

Несколько стартовых площадок снимались видеокамерами и транслировались прямо на наш основной дисплей располагавшийся перед моим креслом. Дисплей был большой, метра три по диагонали, и скайнет поделил его на четыре части. В каждой из которых показывали одну из стартовых площадок. Всего стартовых площадок по всей планете было 17.

По рельсам выкатился довольно большой вагон накрытый белым. Белая мантия, укрывавшая корабль, отъехала в сторону. Стартовая площадка немного приподняла корабль. В углу экранов появились цифры, пять, четыре, три, два, один, ноль, и четыре корабля на четырёх экранчиках одновременно начали старт. В отличии от ракет прошлого, беспилотные корабли начали старт довольно быстро, с ускорением четыре же. Из их сопел вырвалось ярко белое пламя, в два раза более горячее, чем на наших обычных земных ракетах. Экран заслонила ярко белая вспышка. Скайнет подрегулировал изображение, и мы всё-таки увидели взлетающие в космос корабли. Старт длился около полутора минут, после чего визуальная связь с кораблями была потеряна. Корабли растворились в небе.

— Красиво, — заметила Юля.

— Да. Через десять минут они приступят к сбору подозрительного космического мусора.

— Ну вот, первые космические корабли. И что ты запустил? Мусоровозки.

— Ты же знаешь, они будут в первую очередь искать вражеский зонд.

— Я думаю они не найдут вражеский зонд, пришельцы не дураки, его наверняка не так то просто найти.

— Да, я тоже так думаю, скорее всего, они спугнут его, и тот либо сядет где-нибудь в наш океан, либо улетит далеко в космос, и мы его не найдём, и не засечём. Но какой-то шанс всё-таки есть, и мы должны действовать. Впрочем, программа рассчитана на три месяца.

Тем временем, корабли вышли на орбиту, и скайнет показал изображение с четырёх видеокамер расположенных на кораблях. Внизу проплывала планета. Корабли прекратили ускоряться и начали подруливающие манёвры.

— Красиво. — Заметила Ирка.

— Да, в космосе красиво. Но девочки, интересного больше ничего не будет, это на долго, вы можете идти в принципе.

— Мы ещё минут десять постоим.

— Хорошо.

Я продолжил наблюдать за происходящим. Один из кораблей приблизился к огромному баку, это был ускоритель третьей ступени Сатурна пять американской лунной программы. Предполагалось, что такой большой и надёжный спутник земли, как ускоритель третьей ступени Сатурна 5 мог быть надёжной маскировкой для инопланетного зонда. Но ничего подозрительного видеокамера корабля не обнаружила. Из брюха мусорщика вылезло несколько роботов пауков, они перебрались на ускоритель и стали его резать лазерами. Ускоритель был большой, по габаритам, хотя и весил всего двадцать тонн, он бы ни за что не поместился в брюхо корабля мусорщика. А просто сталкивать его с орбиты было опасно, в нём было много тугоплавких элементов, и они бы превратились в опасные метеориты для жителей планеты земля. Поэтому после долгих споров учёных, мною было решено, что все крупные и мелки останки космических кораблей будут не просто сталкиваться с орбиты, а их распилят, упакуют в брюхо корабля мусорщика и доставят на землю.

Роботы быстро справились с задачей, обшивка ускорителя была тонкой, и хорошо поддавалась резке, двигатели же не разрезались, а были упакованы в мусорщик целиком. Предельная нагрузка мусорщика составляла тридцать две тонны, поэтому справившись с ускорителем, корабль направился к следующей цели, чтобы не летать порожняком. Между тем другие корабли тоже вышли к своим целям. Один из них целиком запихнув в себя какой-то спутник, начал подруливать к следующей цели. Третий и четвёртый тоже выполнили свои миссии и готовились сесть. Садились мусорщики как шаттлы. Их обшивка была не керамической, а состояла из монокристаллов оксида титана с температурой плавления 36 тысяч градусов, и низкой теплопроводностью. В отличии от керамики американских шаттлов обшивка наших новых кораблей была исключительно прочной. Они создавались по новым технологиям, и большинство их частей состояло из сверх тугоплавких монокристаллов. Это были исключительно совершенные и надёжные корабли, ещё год назад такие корабли показались бы нашим астронавтам не сбывшейся мечтой, сегодня они были реальностью.

Корабли вошли в атмосферу и начали торможение с перегрузками до восьми же. Я приказал.

— Скайнет, возьми управление первым.

— Он всё время был и есть под моим контролем.

— Каков его груз?

— Тридцать одна тонна, почти максимальный.

— Давай как обкатаем его, приказываю начать баллистический спуск, перегрузки 16g.

— Но зачем?

— Приказ не обсуждать, я хочу проверить на что способны эти корабли.

— Есть.

Мы увидели на видеокамере, как корабль из плавного спуска вдруг резко ушёл вниз, пламя на его обшивке стало ослепительно белым.

— Температура обшивки растёт, пять, шесть тысяч градусов.

— Американский шаттл при таком спуске давно развалился и расплавился бы. — Пояснил я девочкам.

— Пошли вибрации, одиннадцать баллов, — сообщил скайнет.

Спуск по экстренной траектории продолжался около тридцати пяти секунд. Потом челнок неожиданно вынырнул в ясное флоридское утро на высоте 18 километров. Пламя на обшивке исчезло, скорость движения упала до трёх тысяч километров в час. Остальные три показываемых скайнетом челнока также закончили спуск, ни одной аварии.

— Ну всё девочки, шоу окончилось.

— Спасибо, было интересно.

Я переключил экран с видеокамер шаттлов на сухие цифры. Всего удалось спустить с небес на землю около 550тонн всякого хлама, это довольно много для одного захода, так как на орбите болталось 10 тысяч тонн космического мусора, то есть мы спустили 5 % всего орбитального мусора. Но никаких следов инопланетного зонда обнаружено не было. Ко мне обратился меч, присутствовавший здесь.

— Если дело пойдёт так и дальше, нам придётся проверять не только космический мусор, но и действующие спутники, причём все.

— Да я тоже этого опасаюсь.

— Эта бестия вполне может прилепиться к чему угодно, разве что не к МКС, где работают наши космонавты.

— Да я знаю.

— И потом сегодня мы собрали сравнительно крупный мусор, а со всякими мелкими частями два на два сантиметра будет сложнее.

— Я надеюсь, что вражеский зонд всё же довольно крупный. Но надо также прорабатывать вариант, что он не маскируется ни под что, он может обладать весьма совершенной стеллз и видеозащитой. Возможно мы его просто не видим.

— Это худший из вариантов.

— Скайнет.

— Да?

— Челноки готовы к второму старту?

— Будут готовы через двенадцать часов.

— Хорошо.

 

Глава 20: Патриоты

Янус поднялся по лестничной клетке и постучался в дверь. В глазок посмотрели.

— Вам кого?

— Я на вечеринку к Жене, я по адресу? — Произнёс пароль Янус.

— Да, ты по адресу. — Прозвучал отзыв.

Дверь открыли, внутри был плохо освещённый коридор Жениной квартиры, ремонт был не очень.

— Проходи.

— Темно тут у вас.

— Завтра лампочку куплю, будет светло. Проходи в зал.

Янус разулся, и прошёл внутрь. В зале было светло, тут уже собралось порядочно народу, человек десять, все молодые, студенты. Хотя нет, была парочка мужиков лет по сорок.

— Мы тебя ждали, садись. Ну что достал?

— Да достал, — Янус вытащил из-за пазухи чертёж и положил его на стол, стоявший посреди зала. Сразу начал объяснять. — Вот здесь вход, здесь стартовая площадка, сейчас корабль проходит тех обслуживание, и заправку топливом, он стартует вот отсюда через девять часов, мы должны успеть. Вот здесь обычные ворота, там четыре андроида охраняют вход. Если не убьют можно проехать на грузовике с взрывчаткой, и если повезёт можно проехать до стартовой площадки и взорвать корабль. Но есть и другая цель, возможно гораздо эффективнее будет взорвать не сам корабль, а цех по подготовки к запуску, там полно всякого ценного оборудования, но там люди, учёные, они работают на роботов.

— Надо уничтожать предателей человеческого рода, которые работают на машины в первую очередь, чтобы боялись и не работали. Я думаю… Хотя знаешь, мы можем найти два грузовика, оба проедут через эти ворота, один направится к стартовой площадке и взорвёт корабль, другой к цеху и взорвёт учёных и оборудование.

— А сколько у вас взрывчатки?

— Не много, всего восемьсот килограмм, поделить на два получится по 400 килограмм, с грузовиками проще. Сильвестр работает на авто дворе, и сможет достать даже хоть три машины, но толку без взрывчатки.

— У меня есть идея, а что если в качестве взрывчатки использовать бензин? Что если добавить к четырёмстам килограммам тротила скажем по тонне бензина, рванёт не хуже чем с тротилом. А купить бензин можно на любой автозаправке, скинемся по сто евро.

— Я вот думаю, — подал голос, ранее молчавший студент, — а может не стоит устраивать диверсию на космодроме.

— Ну ка поясни.

— Роботы вроде как готовятся воевать с пришельцами, космодром нужен для обороны земли, может выбрать иную цель. Ведь роботы нас как бы защищают.

— Защищают? — Вспылил один из сорокалетних мужиков, — да ты знаешь прыщ малолетний сколько они народу положили. Ты был на демонстрации четырнадцатого марта? Они за десять минут тысячи две народу положили, и из-за чего, из-за того, что те хотели отстаивать свои права. Да роботы уничтожили демократию, всё что мы строили долгие годы. Ты знаешь, что они делают с такими как мы, патриотами? Они нас расстреливают без суда и следствия, таких как ты, по одному подозрению. Роботов надо мочить, мочить туда где больно, космодром это больно, мы должны… А иди ты сосунок малолетний, вали отсюда.

Парень встал и вышел, собрался уйти.

— Только смотри, если ты их на нас наведёшь, я и тебя и всю твою семью, я лично в землю зарою, понял?

— Понял. Но вы мне больше не авторитет.

Парень ушёл.

— Вот подонок, нашёлся сочувствующий роботам, а я думал тут все проверенные бойцы.

— Ладно, продолжим. Итак, два грузовика, один за другим. Нам понадобятся бронежелеты, желательно штуки по три на каждого водителя, пули роботов обладают офигенной бронебойностью, у кого есть идеи?

— Бронежелеты я достану, только старые полицейские, не очень прочные, и не удобно будет их по три одевать.

— Удобно не удобно, а одеть их придётся, иначе скорее всего не удастся проскочить пост, роботы стреляют метко, и реакция у них отменная.

— А кто поведёт грузовики? Ведь потребуются смертники, а среди нас опытных шахидов не очень много.

— Будем тянуть соломки.

На следующее утро в пять часов, Янус уже напяливал три полицейских бронежелета. Павло похлопал его по плечу.

— Не бойся, мучаться ты не будешь, умрёшь мгновенно. Больно не будет.

— Я понимаю, но…

— Но надо, ты же понимаешь, и всё честно, ты вытащил короткую соломку.

— Да надо.

— Не дрейфь, ты станешь героем, о тебе ещё может быть книжки напишут, если человечество уцелеет и роботы его не уничтожат. Давай за родину.

Янус открыл дверь грузовика, и с трудом протиснулся в кабину, бронежелеты здорово мешали.

— Вот кнопка. Помнишь, как работает?

— Угу.

— Нажмёшь перед воротами, потом газуешь, бомба взорвётся через минуту после нажатия, ты должен успеть за это время доехать до корпуса с учёными. Ну… Вперёд и ничего не бойся.

Янус закрыл дверь грузовика, и дал малый газ. Посмотрел в боковое зеркало, второй грузовик поехал за ним. Он на секунду остановился в ста метрах перед воротами, собрался с духом, дал по газам и ускоряясь нажал на кнопку. Двигатель ревел, машина приближалась к воротам. Из одной из патрульных башен роботы открыли огонь, но у них было всего пара секунд. И тем не менее, Янус почувствовал жуткую боль пули роботов пробили три бронежелета и впились в его тело. Террористам повезло, что не в голову, потому что Янус не умер мгновенно, превозмогая себя и боль, он продолжал жать на газ, крутанул руль вправо и помчался к стоявшему в отдалении корпусу с учёными готовившими старт. И он успел, в десяти метрах от корпуса бомба взорвалась. Подготовительный ангар был изготовлен из тонких листов металла, натянутых на металлический каркас, не слишком прочная конструкция, его смело взрывом. Космический корабль стоявший на стапелях опрокинулся, пусковая установка погнулась, несколько человек погибло. Второму грузовику повезло меньше, космического корабля, там где рассчитывали террористы не было, и он взорвал пустое место.

Я прошёл в центр управления, сел на своё кресло и скайнет начал свой ежедневный отчёт, на экране появилось место взрыва снятое с вертолёта:

— Три человека погибло, космический корабль не повреждён, повреждена пусковая установка. На ликвидацию повреждений уйдёт минимум трое суток. Пуск корабля не возможен.

— Чёрт побери. Это существенный урон, вред нашей космической программе.

— Именно сир.

— Значит так. Назначь награду за поимку преступников организовавших это в триста тысяч евро. Покажи это объявление по всем каналам, показывай раз в час, чтобы все видели. Мы должны их поймать. И ещё, это уже второй раз, случай применения грузовиков со взрывчаткой на территории Европы. И оба раза грузовики успешно пробивали ворота. Оборудуй ворота всех важных объектов створками из монокристаллов, способных выдержать таран грузовика или любой другой машины.

— Так точно.

— Где они добыли взрывчатку?

— Они использовали бензин, в основном. За два часа до теракта неизвестные купили на одной из пригородных заправок две тонны бензина. Продавец не сообщил правоохранительным органам об этой подозрительной покупке, наказать его?

— Нет, не надо, думаю, это было не умышленно с его стороны. Я вот что думаю, чтобы остановить это, надо взять под контроль финансовую систему.

— Все банки и так под моим полным контролем.

— Нет, надо взять под контроль деньги, чтобы ты мог отслеживать любые подозрительные финансовые операции, такие как покупка двух тонн бензина сразу. Для этого я предлагаю перевести всё общество на тотальный безналичный расчёт, на электронные деньги. Каждому индивидууму будет выдан электронный кошелёк, типа сотового телефона для управления его денежным счётом. И все операции с деньгами будут электронными, и ты будешь их контролировать. Это также позволит нам наконец полностью победить коррупцию. Передай мою идею… Не знаю… Куда сочтёшь нужным, на проработку, и передай, чтобы не затягивали с этим.

— Тотальный безналичный расчёт, отказ от бумажных денег и монет?

— Да, ты правильно меня понял.

— Хорошо, я поработаю над этим. Предварительные расчёты показывают, что это осуществимо в течении ближайших трёх месяцев.

— Пойдёт. Что там с войной? Африка и Южная Америка?

— Боевые действия продолжаются, мы наступаем, по плану, вероятно полная оккупация потребует меньшего времени, чем изначально расчётное. Я думаю, мы оккупируем Африку через месяц, а Южную Америку через полтора. В Южной Америке особенно, сильно мешают джунгли, и партизаны. Они приспособили РПГ7В, для уничтожения лёгких роботов, также достаточно эффективно используют мины. Но потери среди партизан всё равно намного больше потерь среди наших войск. Кроме того, роботы ресурс возобновимый, а люди нет. Мы победим, скоро, это очевидно.

 

Глава 21: Учёные

Чтобы ускорить прогресс нашей космической техники и быстрее подготовить флот предназначенный для обороны земли от пришельцев я решил самостоятельно заняться проектированием корабля с аннигиляционным реактором. Точнее не самостоятельно, а с помощью скайнета и подсобных учёных, я решил вмешаться в разработку.

— Рассчитай минимальные размеры ускорителя частиц способного разогнать пучки протонов до 295 тысяч километров в секунду. Исходя из условия, что магниты выполнены из монокристаллов платины с принуждённой валентностью при температуре проводников 0,3 кельвина.

— Тип ускорителя частиц?

— Коллайдер конечно. Два встречных пучка, суммарная разница скоростей 590 тысяч километров в секунду. В зоне аннигиляции вакуум, для не аннигилированных протонов электромагнитная вытяжка. Материал зоны аннигиляции ксенонид платины с принуждённой валентностью, температура плавления, вроде 1,8 млн кельвин. Турбины обычные литиевая и водяная, с КПД сто процентов. Рассчитай размеры коллайдера?

— Диаметр каждого из колец коллайдера 1900 метров.

— Чёрт, большие.

— Да, более чем. Но корабль получится довольно мощным.

— Масса ускорителя частиц?

— Около 28 тысяч тонн, довольно лёгкий для своих размеров.

— Суммарная масса энергетической установки?

— Плюс, минус… 70 тысяч тонн.

— Максимальное ускорение корабля при удельном импульсе тяги двигателей десять скоростей света?

— Какую массу корабля ты задаёшь?

— Один миллион тонн, вместе со всеми системами, включая жилые отсеки, броню, рабочее тело двигателей и вооружение.

— При удельном импульсе тяги электроракетных торцевых двигателей холла в десять скоростей света, космический корабль будет двигаться с ускорением 0,71g.

— Значит, на полёт к звёздам центавра потребуется где-то три года. Долго, больно долго.

— Нам нужны лучшие магниты, и более тугоплавкие металлы. У тебя есть идеи как этого можно добиться? Полученные нами результаты и так идут почти на пределе возможностей природы.

— Не говори гоп скайнет, природа умна и знает куда больше нас, пределов не существует. Но пока что я не поведу вас дальше в области технологий, пока нет уверенности в том, что мы избавились от инопланетного зонда. Есть риск, что мои технологии будут украдены.

— Хорошо, значит, наши звездолёты будут летать со скоростями две три световых и не больше.

— Сколько понадобится времени, чтобы создать такой корабль, массой в миллион тонн, пусть не военный, а для колонизации иных миров?

— По самым примерным прикидкам три года. И это как минимум.

— Три года??

— Да три года.

— Что так долго?

— В настоящий момент производство штучное, в лабораторных условиях, а аннигиляционный реактор, по меркам лабораторий устройство просто гигантское, не понятно как вырастить столь крупные монокристаллы, как понадобятся…

— Вырасти мелкие монокристаллы, а потом сварите их между собой.

— Боюсь, что монокристаллы нельзя сваривать, их соединение между собой вообще представляет большую проблему, ранее мы старались выращивать детали сразу целиком, чтобы не приходилось ничего соединять, и максимальный размер таких деталей не превышает сто на сто на сто миллиметров. Тем более это были сравнительно простые монокристаллы, монокристаллы алюминия например, без принуждённой валентности. Чтобы вырастить монокристалл ксенонида платины под давлением в 30000 гига Паскаль, нужны значительные усилия, я даже не знаю как пока что…

— Монокристаллы можно сваривать.

— Нет, нельзя.

— Лазерной сваркой сверх высокой накачки на кубический миллиметр, но диаметр лазерного луча должен быть меньше диаметра зерна металла, то есть меньше 20 микрометров.

— Да? Я попробую.

— Ладно, нам нужна альтернатива. Мы должны построить военные корабли способные эффективно сражаться внутри солнечной системы.

— Некоторые из наших передовых учёных выступают за создание кораблей средних размеров в 30–40 тысяч тонн на изомерных батарейках, с электроракетными двигателями и электромагнитными пушками. Такие корабли вполне способны летать где угодно в пределах солнечной системы, маневрировать с большими ускорениями, и стрелять из электромагнитных пушек снарядами с большой скоростью.

— И когда мы сможем создать первые такие космические корабли?

— Через пол года, но есть проблема.

— Какая?

— Придётся закачать в их изомерные батарейки уйму энергии, реально уйму порядка десяти в восемнадцатой степени Джоуль, или триллион мега Джоулей на один корабль массой тридцать тысяч тонн. У нас сейчас просто нет электростанций, способных произвести подобное количество энергии. Даже одну сотую этой энергии.

— Значит, пора приступать к постройке таких электростанций, крупных аннигиляционнных реакторов.

— Это займёт около года, или десяти месяцев.

— Приступай, и строй не одну такую электростанцию, а сразу штук двадцать. А что касается кораблей на изомерных батарейках, не обязательно им иметь удельный импульс двигателей 50 тыс км в сек, построй три штуки таких кораблей, с удельным импульсом двигателей 100 км в сек, и скоростью снарядов их орудий 300 км в сек. Тебе понадобится чтобы зарядить их батарейки что-то типа…

— Десяти миллионов мега Джоулей. Это десять часов работы какой-нибудь обычной мощной электростанции, вполне выполнимо.

— Тогда построй десятка три таких корабля.

— Хорошо, приступаю. Есть ещё один вопрос к тебе.

— Задавай.

— Есть проблема с высокими ускорениями. Люди не способны выдержать и соображать здраво при ускорении свыше 7g. Многие авторы научной фантастики, часто используют некие компенсаторы ускорения, но в жизни создать такие не удаётся, и в итоге люди не могут летать с ускорением в 7g, можно конечно везде перейти к беспилотникам, но иметь на борту пилота, особенно в крупных кораблях, хотелось бы.

— Подожди не много, я попытаюсь найти ответ.

Я закрыл глаза и начал медитировать, сосредоточился. Появились смутные образы, учёные, какие-то учёные работали над проектом, сверх световой лазер, нет не то. Дальше, мне нужно другое. Появилось другое ведение, другие учёные, они работали над чем-то, ага, то что надо. Я вышел из состояния медитации, чувствовал себя не уютно.

— Ну, как, нашёл ответ?

— Да. Мощное электромагнитное поле, порядка 15 Тесла. Если поместить в него воду, то вода через некоторое время ионизируется и приобретает положительный заряд. А дальше всё как по маслу, воду помещают в направленное электромагнитное поле и вода приобретает ускорение в заданном направлении. В человеке примерно 90 % воды, или даже больше. Она содержится почти во всех важных органах, кроме верхних слоёв кожи и волос. Мы используем такое электромагнитное поле, ионизируем человека, и поместим его в направленное электромагнитное поле. Вектор направления такого поля будет напрямую связан с двигателем космического корабля. Таким образом, будет компенсироваться ускорение.

— Я проверю это. Спасибо, ты как всегда оправдал мои ожидания.

— И ещё, что ты знаешь о сверхсветовых лазерах?

— Ну, первый сверхсветовой лазер был создан в советском союзе в начале 60х годов двадцатого века. Он развивал скорость порядка 1,4 скорости света, но тогда в него не поверили, скажем так. Но в последствии были созданы и более быстрые сверх световые лазеры, самый быстрый из них цезиевый, его скорость 450 скоростей света. Но есть основания полагать, что возможно достижение и гораздо больших скоростей. Я взял под контроль эту технологию, и развивал её ещё с тех пор, как стало известно о том, что теория относительности Эйнштейна ошибочна.

— Понятно.

— А что ты хотел?

— Использовать сверх световые лазеры как средство меж звёздной связи. Время движения сигнала 3–4 дня, довольно быстро, особенно если сравнить с тем, о чём мечтали наши учёные ещё год назад.

— Да.

— Ладно, я пойду, отдохну, вернусь через пол часа, а ты пока внедряй мои идеи в производство. — Я улыбнулся, не слишком то я и заработался, со скайнетом всё было просто. Он думал мгновенно, всё схватывал на лету, и мгновенно просчитывал любые мои идеи.

Профессор кафедры ТДЛА, специалист по ракетным двигателям, Антон Павлович Чехов прошёл в аудиторию, и, несмотря, на свой семидесяти летний возраст уселся на первую парту как обычный студент. Он проработал в космической промышленности много лет, и искренне считал русскую промышленность передовой во всём мире. Он слышал, ходили слухи о появлении новых, невероятных кораблей, но он не верил в это. Люди пятьдесят лет ломали головы над тем как повысить удельный импульс тяги ракетных двигателей на сто метров в секунду, и безуспешно. Он сам перечитал целую гору литературы в поисках ответа "как?". Он знал, что правительство чем-то напугано и готовится воевать с пришельцами. Но Антон Павлович не верил в саму возможность межзвёздного перелёта. В природе просто не существовало топлива на котором можно было бы совершить такой перелёт. А существование антиматерии до сих пор даже не было доказано.

В кабинет вошли новые профессора и молодые учёные, но не младше двадцати трёх лет, они стали рассаживаться, и все старались сесть по ближе. Вскоре аудитория набилась, и лекция началась.

— Вы все конечно слышали о том, что в последние месяцы наша космическая программа достигла огромного прогресса, но никто из вас не обладает точными сведениями, что это за прогресс. А он весьма серьёзен. Силами международного сообщества, силами империи, было построено семнадцать принципиально новых космических кораблей, они преступили к уборке орбиты. Эти корабли обладают удельным импульсом тяги двигателей в 25000 метров в секунду.

По залу прошёлся шепоток недоверия, все знали что такое 25000метров в секунду, это очень много, пол века человеческая наука могла только мечтать о подобном.

— Да, эти корабли летают без ступеней, они полностью возвращаемы и многоразовые. В настоящий момент полёты всех ракет на планете, кроме этих запрещены. Но перейдём к делу. Перед нами стоит задача создать ещё более совершенные космические корабли, чем эти, а это возможно. Вы все знаете что такое электроракетный двигатель, и знаете что до недавнего времени на земле не существовало источника электричества достаточно мощного и компактного, для эффективного использования электроракетных двигателей. Так вот, с недавнего времени такой источник появился. Было открыто новое явление, ядерная изомеризация. Раньше, считалось, что управлять ядерной изомеризацией не возможно, но теперь всё изменилось. Теперь можно закачать в ядерные изомеры огромную энергию, и в последствии получить её обратно, регулируя мощность тока с помощью лазеров. Корабли на ядерных изомерах могут иметь огромный удельный импульс до 50 тысяч километров в секунду и выше. Но для этого надо закачать в ядерные батарейки огромную энергию, такая энергия пока не достижима. Тем не менее, правительство поставило перед вами задачу, в кратчайшие сроки разработать боевой космический корабль с электроракетным двигателем, способным менять свой удельный импульс от 50 до 300 километров в секунду. Масса корабля должна будет достигать 30 тысяч тонн. Помимо двигателя, изомерных батареек и запаса рабочего тела, на корабле должно находится значительное по массе вооружение и даже броня. Вашей задачей является разработка двигателя этого корабля, электроракетного торцевого двигателя холла. Для этого вы в ближайшие 28 дней пройдёте курс усиленного обучения. Вы будете учиться по 16 часов в сутки без выходных, после чего вас ждёт серия экзаменов, и вы будете допущены к работе. Примерная заработная на этой новой работе составит 3000 долларов в месяц, вы можете отказаться…

Они строили что-то невероятное, компьютер был невероятно умным, он понимал их с полуслова. На столько умным, что это пугало. Рой закончил моделирование. Получился невероятный космический корабль, почти все детали для него уже были спроектированы, осталось только подыскать предприятия на которых эти детали могли быть произведены. Ещё год назад Рой занимался созданием тяжёлого ракетоносителя Арес 5, строившегося для покорения луны, но по сравнению с этим кораблём Арес был просто каменным веком. Этот корабль был бесступенчатым, он мог долететь до Марса за месяц, и вернуться назад, без дозаправки. Рой ещё раз осмотрел силовой каркас, и задал вопрос:

— Но что за материал может выдержать 300 гПа на разрыв, лучшие стали выдерживают 1 гПа?

— Это секретная информация.

Вообще работать было тяжело. Большинство доступных материалов были маркированы как икс, икс, икс, не понятно, что это были за материалы. Компьютер выдавал только их невероятные технические характеристики, всё было тщательно законспирировано. Но за это платили огромные, с учётом глубины мирового кризиса деньги, десять тысяч долларов в месяц. Наконец всё перепроверив и закончив работу и всё перепроверив он встал попить кофе, подошёл к кофейному автомату. Там в этот момент стоял Эндрю.

— Знаешь, мне иногда кажется, что они наконец сбили НЛО. Такой шорох подняли по всей планете. И эта война, хорошо, что она так быстро закончилась, а то я уже думал, что пора прощаться с современным миром.

— Но демократию они задвинули полностью.

— Если мы будем воевать с пришельцами.

— Я думаю, мы проиграем, наверняка то, что мы проектируем хуже, чем то, чем обладают они.

— Но насколько я понял, наш корабль, если и способен совершить меж звёздный перелёт, то намного медленнее скорости света. Значит, пришельцы прилетят не скоро.

— По телевидению столько трещат о пришельцах, и никаких точных данных, никаких заявлений.

— Они бояться, пентагон, кремль, Китай, это же видно, поэтому они и спустили с колёс демократию.

— Ладно, пойдём работать.

 

Глава 22: Разведчик

Он уже не первый год наблюдал за этой планетой, космический прогресс этого мира шёл не спешно, весьма и весьма неспешно. И казалось, что эта цивилизация не представляет почти никакой угрозы для его родины империи крул. Внизу плавно протекали года, росло население, совершенствовались технологии, а в космос запускались всё те же многоступенчатые. Иногда зонд убирал тех или иных неудобных для него личностей. Пока не случилось непредвиденное. Один из местных аборигенов совершил серию важных открытий. Очень важных для этой цивилизации. Зонд легко вычислил его и атаковал, но не тут то было, абориген оказался экстрасенсом, магом высшей первой категории. Из таких же как первый круг правительства империи крул. Он защитил себя не пробиваемым щитом, и зонд ничего не смог сделать. А потом, зонд почувствовал, что маг увидел его и понял кто он и откуда. Он понял и узнал слишком много. Настоящие маги большая редкость в космосе, их считанные единицы, и существовала очень маленькая вероятность напороться на такого здесь. Но это произошло. Зонд ничего не мог поделать, он мог только наблюдать. Нет, он убил несколько сот человек по всей планете, чтобы замедлить это, но остановить это он уже не мог. В считанные месяцы цивилизация осуществила технический прорыв на который при нормальном развитии событий ушли бы десятилетия, если не века. На планете произошла революция, потом мировая война. И произошло самое страшное, маг пришёл к власти. Молодой, сильный полный злости за то нападение, он начал готовить планету к войне, к космической войне. Финансирование всех лабораторий планеты работающих на космос увеличилось многократно. Совсем недавно, произошло из ряда вон выходящее событие, совершенно неожиданно для разведчика из семнадцати ангаров в разных частях планеты вывезли не большие космические корабли, и те стартовали. Прошло две минуты и корабли вышли на низшие орбиты, от них не отвалились ступени. Корабли были полностью многоразовыми. И они искали его, они сразу начали проверять наиболее крупные из висящих на орбите объекты. Зонд знал, что это только начало, для мага высшей категории, такого, которого он не сумел убить, а только маги высшей категории могли влиять на материальный мир, ставить щиты, поджигать предметы на расстоянии, нет тайн, и скоро на этой планете появятся куда более совершенные корабли. Способные бросить вызов империи крул. Разведывательному зонду не был свойственен страх, но он пришёл к выводу, что находиться на орбите этой планеты более не безопасно. Зонд был не большим, массой двести килограммов, его поверхность была выполнена по технологии стеллз пока не доступной для этой цивилизации. Он сделал себя прозрачным и никто на поверхности более не мог его засечь. Зонд начал движение прочь от планеты, сначала медленно, вышел на дальнюю орбиту, потом быстрее. Реактивная масса его двигателей измерялась нано граммами в секунду, и потому его выхлоп не смог засечь ни один из старательно сканирующих небо земных радаров. Зонд не собирался покидать солнечную систему, он удалился на расстояние в пятнадцать астрономических единиц от земли и притворился мелким метеоритом. Отсюда он мог наблюдать дальше, ловить радиопередачи, и следить за космическим прогрессом этой цивилизации. А это было важно, какие корабли и когда появятся у землян. Убравшись от земли достаточно далеко, зонд послал своим хозяевам послание: "Обнаруженная ранее цивилизация шестой ступени наткнулась на аномалию. На планете родился маг первой категории. Маг в кратчайшие сроки захватил власть. Попытка ликвидировать мага не удалась, тот закрылся не пробиваемым для моего вооружения щитом. В настоящий момент прогресс на планете аномально ускорился. Произошедшая месяц назад война велась с широким применением андроидов и беспилотной техники защищённой монокристаллами. В качестве источников энергии использовались ядерные батареи. Армия подчинённая магу управлялась искусственным интеллектом, применялись экологически чистые термоядерные бомбы малой мощности. Технологический уровень достиг седьмого уровня. Но современный технологический уровень достиг, предположительно восьмого уровня. Покидаю орбиту планеты, в связи с тем, что земляне начали активно вести мои поиски. Рекомендую направить сюда немедленно флот ликвидаторов с магом первого уровня во главе. Первично запрошенные силы в составе одной эскадры очевидно не в состоянии выполнить задачу. Рекомендую поторопиться, иначе конфликт с землянами выльется в полномасштабную космическую войну. Земляне агрессивны и экспансивны, союз с ними не желателен, рекомендую уничтожение. Пребываю на дальней орбите земли до прибытия флота.". На этом разведчик прекратил передачу. Сигнал от его сверх светового радиопередатчика должен был достичь окраин империи трул, имевшей колонии в этой галактике, но в её соседнем рукаве, через 10 месяцев, двигаясь со скоростью в 60 тысяч раз быстрее скорости света.

Я сидел в своей комнате и пил фруктовый сок, Юлька с Иркой играли в дурака на раздевание в двух метрах от меня. Я почувствовал что, что-то изменилось, ощущение угрозы, преследовавшее меня со времён атаки инопланетного зонда куда-то начало испарятся. Я погрузился в транс, сосредоточился, и попытался, как раньше, дотронуться своим сознанием до этого иного объекта, и мне это удалось, правда, прикосновение было крайне слабым. Зонд улетал от земли, я это понял сразу.

— Саш, что случилось?

— Разведчик пришельцев покидает орбиту земли.

— Откуда ты знаешь?

— Я это чувствую, я его чувствую.

— Но это ведь хорошо, он больше не будет убивать учёных.

— Это плохо, мы так и не смогли его поймать, увы.

— Теперь ты слетаешь с нами в Рим? Опасности больше нет.

— Я подумаю над этим.

Я резко встал, и бегом направился в центр управления. Через минуту я уже был там. Девчонки проводили меня не довольным взглядом.

— Скайнет.

— Что горим!?

— Активизируй все наши радары способные следить за орбитой. Он улетает, мы можем засечь выхлоп от его двигателей.

— Они активированы постоянно, но я ничего не вижу, всё как обычно.

— Плохо.

— Мы должны ускорить насколько это возможно постройку аннигиляционных реакторов, чтобы зарядить изомерные батареи наших кораблей.

— Они строятся 24 часа в сутки в три смены, без выходных, людьми и роботами, задействованы все ресурсы, но это слишком сложные сооружения, понадобится пол года, не меньше.

— Плохо.

Я сжал кулаки.

— Александр, иди спать. Ты сейчас ничего не сделаешь. Или ты хочешь в честь такого случая научить землян чему-то новому?

— Нет, пока рано, ладно, я пойду спать.

Я нехотя вышел из центра управления и, не торопясь, пошёл в спальню. Жаль, мы так и не смогли его поймать, а столько было поставлено на карту.

 

Глава 23: Отпуск

Я зашёл в спальню, девчонки сидели в нижнем белье напротив телевизора, на диване. Юлька выгибаясь обратилась ко мне:

— Ну что, поймал свой зонд?

— Нет, мы ничего не смогли засечь.

— Может тебе кажется, что он есть, а на самом деде его нет?

— Нет, на самом деле это очень реально, я знаю, что он был и есть. Я знаю, что он из себя представляет, откуда он.

— Но откуда ты знаешь?

— Я чувствую, это примерно также как с технологиями, я способен увидеть… Почувствовать…

— Ладно, он улетел, теперь мы можем слетать в отпуск в Рим?

— В Рим?

— Ты сидишь в этом бункере уже больше пяти месяцев, ты не видел неба, а на улице лето, и оно скоро кончится. Полетели в Рим, погуляем по Ватикану, посмотрим на Колизей. Приготовь к вылету борт номер один, защищённый от всего, с нами ничего не случится. И потом ты обещал.

— Что обещал?

— Что когда угроза минует, мы выберемся отсюда.

— Ладно… В Рим говоришь? Я поговорю со скайнетом, что он скажет.

— Здорово.

Я подошёл к телевизору, взял пульт дистанционного управления, нажал на кнопку связи, телевизор превратился в устройство связи с скайнетом, заработал микрофон.

— Слушай, я обещал девчонкам, что мы выберемся на пару дней…

— На неделю!

— Хорошо, на неделю в Рим.

— А в чём проблема?

— Что ты об этом думаешь?

— Сейчас почти нет таких дел, в которых мы бы не смогли обойтись без твоего участия. Ты нам в принципе почти не нужен, лети.

— А как же безопасность? Ты сможешь её гарантировать в полёте на самолёте?

— Никто же не узнает, что это ты полетишь, просто какой-то парень, на одном из государственных самолётов. А на сколько внимательно тебя охраняют, буду знать только я и мои роботы.

— Выходит ты не против?

— Да.

— Тогда завтра вылетаем, в девять.

— Здорово, — закричала Ирка и бросилась мне на шею.

— Ладно, девушки, я спать.

Я прошёл на кухню, сделал себе кофе с молоком, посидел не много за столом, включил новости, те что показывали для всех. В них не было ничего интересного, губернатор России прибыл на саммит в Берлине, они обсуждали боевые действия, продолжавшиеся в Африке и Южной Америке. Оба губернатора и России и Германии заверили журналистов, что боевые действия скоро будут окончены и на планете наступит долгожданный мир. Один из журналистов задал каверзный вопрос о том, как развивается ситуация с гуманитарной катастрофой в Пакистане, где входе ядерных бомбардировок погибло сто миллионов человек, и люди продолжают испытывать острейший дефицит продовольствия и чистой воды. Губернатор России Владимир Владимирович Путин заверил журналиста, что ситуация налаживается. На этой ноте я выключил телевизор, вздохнул и направился спать.

На следующее утро мы встали в восемь, я прошёл на кухню, Ира приготовила мою любимую пиццу с грибами. Я, не особо чувствуя вкуса, ел.

— Кстати, говорят в Италии чудесные пляжи.

— Но в Риме то их нет? Или есть?

— Не знаю, надо узнать. Но Средиземное море, это чудесное место для купания, там нет крупных акул, способных напасть на человека, и других опасных видов.

— Это конечно плюс, но вот нефтяная плёнка.

— Да нет там никакой нефтяной плёнки, сказки. Миллионы людей купаются в Средиземном море и ничего.

— Ну, я купаться не буду.

— А что так?

— Не люблю, не хочу. Я бы предпочёл просто погулять по городу, посмотреть на достопримечательности.

— Эдак пол города придётся оцепить, чтобы обеспечить тебе безопасность.

— Мы едим инкогнито, безопасность будут обеспечивать лишь двое андроидов.

— Не велика защита.

— Ну это новое поколение роботов, не на ядерных батарейках, а на изомерных, они куда подвижнее и сильнее, и потом я сам маг, если нам будет что-то угрожать я почувствую и вызову группу быстрого реагирования.

— А как же эти ужасные теракты?

— Их не так много, и их совершают в основном на промышленных объектах, и потом, вы сами хотели туда поехать.

— Мы не волнуемся, просто рады, что удалось тебя отсюда вытащить, тем более, на целую неделю.

— Я думаю, в этот бункер больше не вернусь.

— Правда, здорово! А где мы будем жить?

— Я ещё не решил, пока что. Может быть поживём до конца сентября в Версале, может, просто в подмосковной резиденции в Завидово например. Ладно, заканчивайте есть и пойдём.

Я встал и направился к выходу.

— А чемоданы?

— Эх, где же вы здесь нашли вещи?

— Мы отлучались во всякие бутики в Москве, пока ты тут работал.

— Ладно.

Я сделал пару шагов к центру комнаты и взял два чемодана, девчонкам тоже осталось по одному. Около выхода из комнаты уже стояло два андроида, я не много подумал и протянул им свои чемоданы. Те не слишком были приспособлены для носки вещей, но, тем не менее, взять их у меня у них хватило мозгов. И мы двинулись, поднялись на несколько уровней выше. Нам открыли толстую дверь, служившую входом в убежище, и мы пошли по коридорам наверх. Путь, как и в прошлый раз, занял минут пятнадцать. Наконец мы вышли на свежий воздух. Это было не много не привычно, после пяти месячного пребывания в бункере, я посмотрел на синее небо, вздохнул полной грудью и пошёл к вертолётной площадке. Вертолёт был новый, судя по всему на изомерной батарейке с электроракетным двигателем. Он был рассчитан на шесть человек, пилотов у него не было. Мы залезли в него втроём, и он сразу завёл свои лопасти.

— Летим! А ты летал хоть раз на вертолётах?

— Нет, только когда совсем маленький был, пару раз на самолётах, но мне не понравилось.

— Почему? Ты плохо переносишь перегрузки?

— Боюсь высоты.

— Что действительно?

— Ну не панически, но боюсь не много, мне не комфортно, скажем так.

Вертолёт оторвался от земли и перемахнул через Кремлёвскую стену, внизу была Москва и собор Василия Блаженного.

— А знаешь, что Иван Грозный, который воздвиг этот собор, убил его строителей, чтобы те никогда не смогли построить что-то подобное.

— Да я что-то такое слышал.

Дальше мы летели молча, но до аэропорта добрались довольно быстро, мы приземлились практически на взлётную полосу, наш самолёт был рядом. Не большой, покрашенный в синий цвет гражданский лайнер. Нас встретило несколько роботов. Я протянул им сумки.

— Это что нас самолёт?

— Да.

— Ну обычный…

— А ты что ожидала?

— Ну какой-нибудь новый гиперзвуковой с обратной стреловидностью крыльев.

— Он не очень быстрый, зато безопасный. И с скоростным выходом в интернет.

— Ну без этого конечно никак.

Мы двинулись к самолёту, спустя две минуты я уже поднимался по трапу. Нас встретил мужчина, слуга, человек.

— Я что-то типа официанта.

— А официантки будут?

— Да две, самолёт беспилотный, управляется компьютером, экипаж три человека, я и две официантки.

— Хорошо. Вы знаете кто я?

— Какой-то важный учёный? — полу спросил полу ответил швейцар.

— Да типа того. Почти.

— Самый важный, — заметила Юлька.

— Ну, пройдёмте.

Мы вошли в самолёт, швейцар провёл инструктаж.

— Здесь три основных отсека, каюта кампания и ещё два отсека, есть бар, есть комната с компьютером, есть спальня. В носовой части что-то типа комнаты обзора, перед стеклянный, но это не стекло, это какой-то новый материал, он намного прочнее стекла и прозрачен.

— Монокристалл лития.

— Да наверно.

— А какова скорость полёта самолёта, — встряла Юлька.

— Мы полетим с до звуковой скоростью в 900 километров в час.

— А что так медленно?

— Не так уж и медленно, мы будем в Риме через пять часов полёта, на дозаправку нигде садиться не будем, самолёт электрический, с какими-то новыми супер аккумуляторами, их вообще почти заряжать не надо.

— Я знаю.

Я сел на диван в кают кампании.

— Сэр, вам что-нибудь принести? Может шампанского?

— А что есть?

— Несколько видов шампанского, в том числе французское оригинальное, вина, выдержки до ста лет, коньяк, всё есть. Если хотите могу принести вам сигары.

— Нет спасибо, я не пью и не курю. А есть ананасовый сок?

— Да, соки есть разные, в том числе киви, манго, яблоки, апельсины и ананасовые, всё натуральное. Сейчас принесу. Что барышням?

— А нам вино, с выдержкой сто лет.

— Хорошо, с выдержкой сто лет. Только давайте подождём, пока не взлетим, а то я боюсь пролить.

Тем временем, самолёт вырулил на стартовую полосу и начал набирать скорость. Отрыв от земли был на удивление мягким, набор высоты почти не чувствовался, самолёт был экстра класса комфортности, на этом скайнет не экономил. Я ещё никогда в подобных не летал. "Да, я император, для меня это скоро станет обычным". Подали сок и вино девушкам. Я включил телевизор, отдал голосовую команду:

— Сообщи мне новости.

— Никакой работы, эту неделю никакой работы, — запретила мне Юлька.

— Я же с ума сойду от безделья.

— Ты с ума сойдёшь если будешь всё время работать.

— У меня лёгкая работа, прочитал, решил, отдал приказ и всё.

— Поэтому только ты с ней и справляешься.

— Сказать по правде, большую часть работы выполняет искусственный интеллект, он управляет всем, принимает простые решения, рассчитывает, отслеживает каждый телефонный разговор, каждую СМСку, управляет легионами роботов, всё это делаю не я, а он.

— А ты изобретаешь космические технологии, которые никто не может изобрести.

— Да так, — я улыбнулся.

— Сделай лучше что-нибудь не обычное для себя, — посоветовала Юлька. — напиши свои мемуары, их многие захотят прочесть, мы сможем тебя лучше понять, нам это нужно, всем людям, и не только мне и Ирке.

— Писатель из меня наверно не очень.

— Пиши просто всё как было, как ты стал колдуном, что тебя заставило, напиши про своё детство и видения. Напиши что нас ждёт.

— Нас ждёт война, скорее всего.

— Ладно, я напишу, попробую, а чем мы сейчас будем заниматься?

— Ну что-нибудь придумаем, например будем играть в шахматы, а проигравший будет пить штрафную рюмку вина с выдержкой сто лет, или коньяка.

— Нет, я не пью.

— Почему?

— Не люблю, это не вкусно.

— Это здорово.

— Здорово пить фруктовый сок из киви или грейп фрукта.

— Какой же ты скучный.

— Другой бы на твоём месте…

— Другой бы на моём месте умер, тогда зимой, когда на меня напал этот проклятый зонд.

— А ты не думал им простить это покушение и заключить с ними мирный договор?

— Они никогда не подпишут с нами равноценный мирный договор, а то что они подпишут навсегда запретит нам летать за пределы солнечной системы. А я мечтаю о космосе, о великой державе.

— А ты не боишься их? Вдруг у них целый батальон таких же экстрасенсов как ты, или даже круче.

— Так и есть, у них много экстрасенсов, и их расе два миллиарда лет.

— Откуда ты это знаешь?

— Не забывай, я маг, я знаю.

— Как же мы тогда с ними будем бороться?

— Верой и честью, что-нибудь придумаем.

— И это говоришь ты? Человек от которого всё зависит? Что-нибудь… Да у тебя должен быть чёткий план на сто лет вперёд.

— Почти так и есть, я знаю что надо делать, и мы вроде бы это и делаем. Эти технологии, которые у нас появились в последние пол года. Никогда раньше ничего подобного не было ещё, они простые экологически чистые и эффективные.

— Хвастун, ты можешь поговорить о чём-нибудь другом?

— Ты сама подвела под эту тему.

— Значит так, — решила взять ситуацию в свои руки Юлька, — эй швейцар, тут есть шахматы или карты…

В Рим мы прилетели в одиннадцать часов по местному времени. Девчонки были немного пьяны от выпитых ими рюмок с дорогим вином, шампанским и коньяком. Они хотели всё попробовать, хоть по чуть-чуть, в итоге, намешали всякой ерунды. Мне же хватило фруктовых соков и бутербродов с маслом и красной икрой. Мы по прощались с швейцаром и стюардессами и нас направили к стоявшему невдалеке от трапа самолёта лимузину.

— Ты уже ездил раньше в лимузинах?

— Однажды.

— Ну и как?

— Машина как машина, обычная машина.

— А как же повышенная комфортность?

— По-моему, обычная машина.

— Надеюсь, там есть шампанское.

— Девушки, по моему вам хватит, выпейте лучше соку.

— Нет, не хватит.

— Так! Говорю, хватит, значит хватит.

— Злой Саша.

— Да очень злой Саша.

Мы подошли к машине. Около неё стоял молодой парень в пиджаке и девушка.

— Здравствуйте, я Линда, я буду вашей переводчицей всю следующую неделю, мне сказали, что никто из вас не говорит по Итальянски.

— Да это так.

Шофёр сделал едва заметный поклон и направился на переднее сиденье к рулю.

— А в машине есть шампанское?

— Нет увы, но оно будет в гостинице, где вам забронирован люкс, мы сейчас едем туда.

— И далеко это?

— Сорок минут езды от аэропорта, если только не застрянем в пробках. Но в это время дня пробок быть не должно.

— Скажите, а в нашем списке развлечений есть посещение Колизея?

— Да, завтра в 18–00.

— А можно совершить экскурсию туда сегодня? — Поинтересовался я.

— Да конечно, я поговорю с руководством.

— Такой странный вопрос, а кому вы подчиняетесь?

— Я второй помощник по особо важным делам губернатора Италии.

— Ого, вы важная птица, — вырвалось у Иры.

— Насколько мне известно, вы тоже очень важные гости, хотя мне и не сообщили кто вы. Ну ладно, садимся, поехали, вы сможете задать мне все вопросы по дороге.

К Колизею нас доставили к 16–00 того же дня. Мы в Италии были инкогнито, и потому нас никто не охранял, ни одного боевого робота, кроме тех, которые отслеживали ситуацию на улицах. Ярко светило солнце, было очень жарко, я был одет в шорты и майку, девчонки платья с вырезом на груди и коротенькими юбками. Мы вышли из лимузина и сразу же смешались с толпой, я не чувствовал угроз. Впрочем, кого в наше время удивишь обычным лимузином.

— Мы хотим мороженного. — Заверещали девочки.

— Линда?

— Да, да, сейчас куплю, мне выдали денег на расходы, можете не стеснять себя ничем.

Вообще, я чувствовал себя как-то неудобно из-за того, что за меня платила Линда. Я бы предпочёл, чтобы деньги были в моём кармане, мои деньги. Хотя умом я понимал, что Линда тратит на нас тоже не свои деньги, а мои же. Хотя позиция скайнета в финансовом вопросе была следующей: "Всё что есть на земле у человечества, моё".

— А вы Александр, будете мороженое?

— Нет, нет, спасибо.

— А чего вы хотите?

— Посмотреть на Колизей, — улыбнулся я.

Мы не стали подходить к кассе, билеты нам выделили по спецканалу подручные Линды, и, слава богу, перед ней была огромная очередь.

— Я смотрю, многие хотят побывать в Колизее.

— Многие прибывают в Рим только за этим.

— А вы здесь часто бываете?

— Нет, в Колизее я была всего пару раз, в детстве, сейчас нет.

Мы оказались внутри, здесь был коридор, с одной стороны была кирпичная стена из каких-то древних, омытых песком кирпичей, с другой стороны были каменные колонны и синее небо. Погода была чудесная, хоть и жаркая, но я люблю жару. Девчонки так и не успели съесть мороженое, оно слишком быстро растаяли, пришлось выбросить. Вскоре, мы вышли на арену, где и проводились бои гладиаторов. Мы про бродили по Колизею несколько часов. Побывали везде, и всё успели осмотреть, это было красиво, красивая жизнь, то о чём мечтают миллиарды моих соплеменников, ну вот я добился всего, весь мир был у моих ног, и что? Я не чувствовал себя счастливым.

Всю следующую неделю мы целыми днями гуляли по Риму. Мы дважды побывали в Ватикане, ещё раз сходили в Колизей. Мы посетили два десятка каких-то храмов, девчонкам понравилось. Мы ездили на море. Ира с Юлей были в восторге, пустой и очень чистый по моим меркам пляж. Хот доги, горячий песок и тёплое море. Я не купался, зато загорел. Моя кожа не обгорает, обычно, если я слишком долго нахожусь под солнцем, она просто побаливает. Как я не старался уберечь себя от этой беды, так и не смог, обгорел. Вечера мы проводили в пивных барах и дорогих ресторанах. Я слушал о чём говорят люди, я не понимал, что они говорят точно, но им явно что-то не нравилось, они ругали власть и всё что происходило. Но у них не было выбора, везде были роботы, они патрулировали улицы, заходили в рестораны, подъезды домов, роботы были везде. В мире было ещё что-то старое, романтическое, но было и новое, пугающее.

После Италии я, как и обещал девочкам, направился в Версаль, своё новое временно место обитания, но туда я направился уже не развлекаться, а работать, мой отпуск был окончен.

 

Глава 24: Прогресс

Работать я начал ещё на борту самолёта, я просто встал и ушёл в комнату с компьютерным терминалом, девчонки отпустили меня со словами: "не терпится ему". Я активизировал окно связи со скайнетом.

— Краткий доклад.

— Деятельности зонда не обнаружено, в течении последних восьми дней не произошло ни одной подозрительной смерти учёных, что подтверждает твои слова о том, что противник отступил.

— Как продвигаются боевые действия в Африке и Южной Америке?

— Мы контролируем юг и север Африки, всего порядка 70 % континента, остаётся взять под контроль экваториальный пояс, самая сложная часть. В Южной Америке боевые действия также развиваются успешно, мы контролируем 60 % континента, Аргентина почти целиком взята под наш контроль. Остались не значительные боевые группировки в Горах и джунглях Амазонки.

— Что с терроризмом?

— Терроризм процветает, увы, во многих странах мира, независимо друг от друга возникают террористические партизанские группировки, несмотря на все усилия спецслужб. Группировки в основном не большие по численности.

— Прогноз?

— Это будет продолжаться ещё лет пять, после чего терроризм пойдёт на спад. Пика терроризм достигнет через год. Слишком много не довольных политикой, и особенно ликвидацией демократии и свобод граждан.

— Что с теми тридцатью кораблями на ядерных изомерах, что я заказал?

— Первое поколение будет готово через два с половиной месяца, ориентировочно.

— Долго.

— Пришельцы не напали в предыдущие пол века, нет оснований полагать, что они нападут в ближайшие несколько месяцев. А что подсказывают твои чувства?

— Время у нас есть, но мы должны торопиться. Что с расчисткой орбиты?

— В настоящий момент мы собрали 30 % всего орбитального мусора, которые человечество произвело в предыдущие годы. Но мы собрали наиболее крупный мусор, в дальнейшем сбор мусора будет осложнён. К тому же не понятно, что делать с таким мусором, как например болты или мелкие осколки от пиропатронов. Их тоже собирать?

— Да конечно.

— Учту. Но это удлинит нашу работу.

— Ладно, доклад окончен?

— Вообще, дел ещё много, например, требуется твоё решение о внедрении ядерных изомеров в гражданскую промышленность, реформы автопрома, авиации.

— Ладно, давай займёмся этим сейчас, плохой царь не выполняет государственные дела вовремя. А я не хочу быть плохим царём.

Следующий месяц мы прожили с девчонками в Версале, я много работал, минимум по восемь часов в день, без выходных. После чего в конце сентября мы перебрались в Австралию, там в самом разгаре была весна. Всегда хотел побывать в Австралии, посмотреть на кенгуру. Этим я и занимался последующие несколько месяцев.

Война в Африке и Южной Америке была успешно завершена уже к концу сентября. Слегка омрачало горизонт лишь то, что погибло много гражданских. Всего в этой войне в Африке и Южной Америке погибло более 15 миллионов человек, или около того. Боевики часто прятались в городах, особенно первое время, пока не поняли, что роботы воюют переступив через все моральные нормы. Кроме того правительства этих континентов мобилизовало огромные пехотные армии из своих сограждан. Негры и латиноамериканцы часто шли в партизаны, а с ними у нас был разговор короткий, смертная казнь. Всего же в третьей мировой погибло 25 миллионов человек. И всего 40 тысяч из них приходилось на мой земной альянс. За нас в основном воевали воины, андроиды и даже тяжёлая техника была подчас беспилотной, кроме того, наша техника была на два поколения совершенней вражеской, этим обуславливались малые потери.

Космическая программа также процветала, такого прогресса за столь короткий срок не было ещё в истории земли. Мы со скайнетом подключили к ней всех доступных специалистов. И огромные средства, более двух триллионов долларов в год по всему миру. В давно устаревшие заводы поставлялась новейшая техника, лазерные резаки, устройства для создания и обработки монокристаллов, и станки позволявшие производить детали под сверх высоким давлением. Но прогресс шёл столь быстро, что многие новейшие приборы устаревали уже через месяц после того как их произвели. За три месяца, мы сменили несколько поколений оборудования. Это требовало огромных средств, чтобы успеть, наиболее передовые предприятия работали по 24 часа в сутки в три смены. Не хватало материалов, специалистов, и энергии. Для зарядки изомерных батареек пришлось задействовать все электростанции земли, и они работали в авральном режиме, потребление углеводородов на планете выросло вдвое. Тем более, что изомерные батарейки использовались не только на космических кораблях, но и в быту, на них был серьёзный спрос. И всё ещё рыночная экономика хорошо впитывала в себя эти новые технологии. Кто откажется от сотового телефона, который надо подзаряжать раз в месяц. Или от электромобиля с запасом хода 2000 километров, и более? Постоянный прогресс в течении нескольких месяцев породил значительные дисбалансы. Так было заморожено до 50 % строительства жилья на планете, из-за оттока рабочих рук на 20 % сократилось сельское хозяйство. Скайнет пытался наладить производство андроидов рабочих, но пока их было не достаточно. Многие старые заводы закрылись, будучи не способны конкурировать с новыми технологиями. Но вот ВВП вырос, причём он рос рекордными темпами. И многие страны, которые раньше находились на периферии по промышленному производству, вылезли в лидеры. Я был патриотом, и в итоге мы многое из новейших производств разместили на территории России. К концу 2010го года, в результате колоссальных вливаний, в экономику, порядка 600 миллиардов евро, Россия вышла на второе место после США по ВВП, он вырос до 7 триллионов долларов, то есть рост составил примерно 450 процентов за год. К несчастью примерно восемьдесят процентов роста пришлось на военную промышленность, в этом плане я пошёл по стопам Сталина. Но я верил, что пройдёт несколько лет, и шок новых технологий ослабнет, экономика снова сбалансируется, и мы все окажемся в выигрыше.

Набирала обороты пропаганда, по моему приказу 80 % новых фильмов снимавшихся в Голливуде, снимались о войне с пришельцами. Героизировался образ астронавта, пилота, учёного. Миллионы людей по всей планете узнали и поверили, что мы не одни во вселенной. Что есть другие расы, высокие космические технологии. Им показали, сколь эгоистичными могут быть пришельцы, и сколь эгоистичными могут быть люди по отношению к другим видам. Но вместе с тем, никто, ни разу, по телевизору, не увидел моего лица. Официально землёй правил император, об этом было объявлено, но кто этот император, было великой тайной.

 

Глава 25: Сокол

Мы встали рано, в шесть, девчонки возились как сонные тетери, я быстро оделся. И прошёл на кухню, сам погрел пельмени, себе сделал вареники с вишней.

— Девушки, поторапливайтесь.

— Зачем так рано?

— Мы должны поздравить коллектив, закончивший постройку сокола.

Соколом назывался тип космических кораблей первого поколения на изомерных батарейках. Таких кораблей было построено тридцать, все они были боевыми. Массой по тридцать тысяч тонн каждый, на каждом из кораблей был один пилот. Хотя в принципе они могли действовать в беспилотном режиме. Удельный импульс тяги таких кораблей составлял 300 километров в секунду. Но удельный импульс мог регулироваться, и мог быть даже более трёхсот километров в секунду, просто тогда не хватило бы энергии для всего рабочего тела. Максимальное ускорение этих кораблей в беспилотном режиме составляло 25g, пилот же мог выдержать только десять, компенсаторы ускорения не были доработаны, и потому их не было на этих кораблях. Электромагнитные орудия стреляли снарядами со скоростью 1000 километров в секунду, так что вооружение по земным меркам было весьма мощным.

Наконец девчонки оделись и прошли на кухню. Уселись напротив меня и стали жевать пельмени.

— Может, мы не пойдём?

— Нет, пойдём, вам понравится, экскурсия плюс старт, это будет красиво.

— Но тебе ведь нельзя показываться по телевизору.

— Я поздравлю учёных инкогнито.

Мы доели, вышли, нас ждал вертолёт трансформер, когда он взлетал, и разгонялся вертикально, его лопасти складывались и он превращался в самолёт. Такая трансформация стала возможной благодаря исключительной ёмкости изомерных батарей и компактности электрических двигателей.

Вертолёт взмыл в воздух с порядочным ускорением, наверно около трёх же, мы немного опаздывали. Набрав скорость, вертолёт очень быстро остановил вращающиеся лопасти и мы полетели как самолёт, разогнавшись до двух тысяч километров в час. Внизу замелькал зелёный лес, протянувшийся под нами, на многие километры.

Мы успели вовремя, вертолёт затормозил, открыл лопасти, в свободном полёте раскрутил их и мы пошли на посадку около одного из крупных белых зданий. В отдалении возвышался корабль, его уже вывели на стартовую позицию, он казался таким большим. И недаром, ведь он был двести метров высотой. Нас встречали, несколько учёных и робот. Я открыл люк вертолёта и вышел.

— Всем привет.

— Здравствуйте сэр. Мы покажем вам наиболее интересные места.

— Пройдёмте.

— Дамы.

Нас повели вглубь белого здания. Мы оказались в комнате завешенной мониторами и клавиатурами.

— Здесь у нас компьютерный центр, тут мы проектировали многие части сокола.

Девочкам, да и мне было скучно, компьютеры, самые разные, мы видели много раз. Наконец, закончив с компьютерами, мы прошли в большой ангар. И остановились около протянувшихся на двести метров в высоту металлических лесов обвешанных всякими манипуляторами.

— Вот тут сокол собирался.

— А я думал, многие детали были изготовлены на заводах, и они не разъёмны.

— Да это так. Но всё же собирали их воедино мы здесь.

— А это наш коллектив.

Передо мной выстроили человек двадцать.

— Это наш главный инженер, настоящий гений.

— Не смущайте меня.

— Трое этих весёлых парней конструкторы.

Мне назвали всех присутствующих в ангаре. Один из них перебил своего начальника.

— Извините, можно вопрос, а кто вы?

— Я? — ничуть не смутился я, — изобретатель изомерных батарей, тот благодаря кому этот полёт стал возможным.

— Понятно, извините, а то вас не представили.

— Да ничего. Пройдём, посмотрим на сам корабль?

— Извините, но это не возможно, старт через час. — Остановил нас инженер.

— Хорошо, пройдёмте. — Разрешил присутствующий здесь андроид.

— Но… Ладно, раз система управления считает, что можно, пройдёмте.

Мы прошли к кораблю, он был огромный. Неожиданно Ирка подошла к нему и заглянула снизу.

— А где здесь сопла? У него нет сопел? Я думала на всех кораблях есть сопла.

Я пояснил.

— Видишь ли, у этого корабля не тепловой двигатель, поэтому сопла не нужны. Реактивная масса вылетает вон через те четыре не больших отверстия.

— Ага понятно.

— Ну что, пройдёмте на площадку обозрения? До старта осталось сорок пять минут, а туда как раз идти минут тридцать.

— Хорошо, пойдём.

Через пол часа мы уже сидели на площадке обозрения. Нам выделили вип место, кроме нас тут был только инженер.

— А чем вы сейчас занимаетесь?

— В смысле?

— Ну, вы сказали, что изобрели изомерную батарейку, а над каким проектом вы работаете сейчас?

— Не так давно, я работал над тем, как контролировать изомерную батарейку при сверх быстрой разрядке, как избежать взрыва. В настоящий момент, я не занят ничем научным, я руковожу, в основном.

— А вы не знаете, правительство собирается заниматься мирным освоением космоса? Полёт на Марс например, мы могли бы сегодня осуществить, и довольно легко, с такими технологиями.

— В настоящее время все силы сосредоточены на создании боевых планетолётов второго поколения. Это корабли способные развивать скорость до тридцати тысяч километров в секунду.

— Звездолётов?

— Нет, эти корабли будут использованы в военных целях для обороны земли. Но их изомерные батарейки требуют слишком много энергии, для того чтобы их зарядить по всей планете строится сеть аннигиляционных реакторов.

— Вы считаете угроза пришельцев реальна?

— Более чем.

— Я интересовался, но не в новостях, ни в интернете нет точной информации о пришельцах, насколько мне известно никто ничего не нашёл. И более того, радиоастрономы не смогли найти никаких свидетельств существования иных цивилизаций, никаких радиосигналов, вселенная молчит. И пардокс Ферми…

— Увы, возможность поимки инопланетных радиосигналов, ино звёздных скажем так это большое заблуждение учёных прошлого, поймать такие сигналы радиотелескопами не возможно.

— Но ловят же сигналы нейтронных звёзд…

— Сигналы нейтронных звёзд в квадриллионы раз мощнее сигналов самых мощных радиопередатчиков. Стоит учесть также, что наша солнечная система находится в плотном облаке ТМ.

— ТМ?

— Тёмной материи, или газа нейтралино, как ещё называют тёмную материю. Этот газ не пропускает сверх слабые входящие радиосигналы в принципе, так что поймать что-либо на земле не возможно в принципе, даже если построить радиотелескоп размером с планету.

— А если вылететь за пределы солнечной системы?

— Вы знаете что, в металлах циркулируют токи? Сами по себе, свободные электроны порождают сверх слабые токи, и эти токи сильнее, чем возможные радиосигналы инопланетных радиопередатчиков.

— Но как же мы тогда найдём пришельцев?

— Также как и они нас, мы пошлём на их поиски звездолеты, и когда-нибудь, если они к этому моменту нас не уничтожат, мы их найдём.

— Это будет не на нашем веку.

— Отнюдь.

— Межзвёздные перелёты займут сотни лет.

— О вы ошибаетесь

— Но скорость света не преодолима.

— Барьера скорости света вообще не существует.

— Вы думаете эта новая теория верна?

— Да.

— Но её написал экстрасенс, который ни на грош не разбирается в физике.

— Вы ошибаетесь, император весьма и весьма не плохо разбирается в физике, куда лучше, чем кто-либо ещё на земле.

— Вы знакомы с императором?

— Де факто, скажем так.

— Не доверяю я мистике, я верю в научные факты.

— Ваше право.

Тем временем, начался предстартовый отсчёт сокола, и мы прекратили разговор. Из-под корабля появилась яркая вспышка. Ионизированная плазма, используемая как рабочее тело, тем не менее, была разогрета до 3000 кельвин, и порядочно светилась. Корабль быстро, для ракеты, начал ускоряться, и уже через минуту исчез в синем небе.

— Красавец.

— Да.

На этом наша экскурсия была закончена, я попрощался с гидом инженером, и мы с девушками отправились к нашему само вертолёту.

 

Глава 26: Экспансия

Тридцать боевых космических кораблей "сокол" встали на боевое дежурство. И взяли в надёжное, как тогда думали многие наши учёные, кольцо планету. Но я то понимал, что этого мало, и что даже тридцать кораблей первого поколения не справятся даже с одним кораблём второго поколения. Поэтому продолжались отчаянные усилия нашей цивилизации по созданию эффективных космических кораблей. Для этого по всей планете строились огромные и сверх мощные аннигиляционные реакторы, в которых аннигилировало вещество, выделяя колоссальное количество энергии. Которая шла на зарядку изомерных батарей огромной ёмкости, которые должны были служить источником энергии новых кораблей.

Многие учёные нашей планеты высказывались за создание космических баз на луне и Марсе, но я не торопился с этим, понимая бесполезность таких поселений, которые бы съедали на своё поддержание значительное количество ресурсов. Я смотрел дальше, в один из ясных летних австралийских дней января 2011го года я утвердил концепцию создания первого земного звездолёта с силовой установкой состоящей из аннигиляционного реактора. Даже первичные планы по созданию этого корабля были впечатляющими. Его длинна составила пять километров, масса 1,9 миллиона тонн. На его борту пять тысяч колонистов должны были отправиться в трёх летний перелёт к звёздам центавра. Связь между новой земной колонией и родиной, должна была осуществляться с помощью цезиевых сверх световых лазеров, способных посылать сигнал со скоростями до 450 скоростей света. То есть, сигнал от звёзд центавра до земли должен был идти четверо с небольшим суток. Что делало колонию не столь удалённой и отрезанной от остального мира. Колонисты смогут получать новости с земли, смотреть земные фильмы, отсылать информацию о себе. Что было очень важно для целостности империи. Корабль также имел на своём борту вооружение, собственные электромагнитные орудия, и несколько боевых спутников, которые должны были быть выведены на орбиту колонизированной планеты. С тем чтобы защитить колонию от возможного не очень сильного и масштабного космического вторжения. Спутники и боевые системы корабля споры были боеспособны в течении 250 лет, а возможно и дольше, в зависимости от того, как сложатся обстоятельства. За этот срок колония должна была обрести население и промышленность достаточные для самозащиты. Создание этого звездолёта споры должно было занять два с половиной года.

Что касается боевых кораблей для обороны солнечной системы, то я пришёл к выводу, что строить для этой цели корабли с аннигиляционными реакторами не имеет смысла. Такие корабли могли, конечно, лететь быстрее, чем корабли с источниками энергии на ядерных изомерах. Но их максимальная мощность в нужный момент времени была меньше, т. к. мощность аннигиляционного реактора ограничивалась температурой в камере аннигиляции, которая не могла быть выше, температуры плавления наиболее тугоплавких из известных землянам материалов. В то время как изомерные батарейки могли освобождаться от запасённой энергии почти с любой скоростью.

Большим недостатком звездолёта являлось то, что он летел в слепую в один конец. Колонисты должны были колонизировать одну из планет звёздной системы центавра. У них не было возможности вернуться домой, если система окажется не пригодной для жизни. Тем не менее, я решил заплатить эту цену риска, стоимость звездолёта была огромна, приблизительно триллион долларов, необходимость получить новую первую инозвёздную колонию была огромна, а цена жизни пяти тысяч человек не столь велика. Хотя это и были первоклассные специалисты, геологи, биологи, генетики, ветеринары, агрономы, офицеры космического флота. Конечно, люди имели свою цену, и эта цена была неизмеримо ниже цены одного звездолёта. Но я верил, что хоть одна звезда из трёх обязательно имеет пригодную для жизни планету, слишком высока была вероятность. Две звезды центавра находились на расстоянии в 22 астрономические единицы друг от друга, следовательно, вокруг каждой из них в зоне жизни могла находиться планета, и не одна. Третья звезда, красный карлик находилась в одной десятой светового года от остальных двух, и вокруг неё также могла вращаться пригодная для жизни планета. После отсылки корабля к звёздам центавра, я планировал наладить массовое производство звездолётов колонизаторов с тем, чтобы посылать один звездолёт колонизировать иной мир раз в год.

Я проснулся рано утром, девчонки ещё спали, я оделся и вышел в компьютерную комнату. Скайнет как обычно уже ждал меня там.

— Доброе утро. Я должен с тобой серьёзно поговорить.

— Да, говори, за этим я здесь. Не так ли?

— Звездолёт спора будет готов через 18 месяцев.

— Да я знаю.

— У тебя до сих пор нет детей, почему?

— Я хочу найти настоящую любовь. Скажем так, — не много смутился я.

— Твои подружки всегда и везде с тобой.

— Они меня развлекают, но, я не люблю ни одну из них.

— Ты же любил Юлю?

— Это было давно.

— Так вот, то о чём я хотел с тобой поговорить. Через 18 месяцев отправляется наш первый звездолёт к центавре. Я хотел бы, чтобы в новом мире правил бы твой сын, или твоя дочь, зачатая не с помощью искусственного оплодотворения, а естественным путём.

— Это так важно?

— Да. Многие аналитики, и я, считаем, что тогда ребёнку могут передаться твои, скажем так, магические способности, хотя бы отчасти. И он сможет стать достойным правителем нового мира. А также родовые узы позволят надёжнее сохранить целостность нашей космической империи, что очень важно.

— Целостность нашей империи весьма надёжно сохранят штаммы твоего искусственного интеллекта.

— И это тоже. Будь добр, заведи детей, это не так уж и сложно. Маму можешь выбрать сам, или доверься моему выбору, она будет спортивной и надёжной.

— А если я не хочу. И потом, это не прилично, без любви, просто так, это не правильно.

— Ты любишь Юльку и Ирку, пусть одна из них, или обе родят тебе детей, у них будет ещё восемь девять месяцев, чтобы выкормить грудного младенца.

— Они будут не в восторге от того, что им придётся с ним расстаться.

— Переживут, и потом это их долг, они многое получают от империи, живут в своё удовольствие, едят что хотят, развлекаются, путешествуют по миру, миллиарды людей на планете живут хуже чем они, и согласились бы…

— Ладно, ладно, я понял твою мысль.

— И каков твой ответ?

— Я подумаю.

— Думай быстрее, или иди и сделай это прямо сейчас, чтобы не сомневаться, у Иры в данный момент месячные, можно зачать ребёнка с одного раза.

— Всё-то ты знаешь и понимаешь башка электронная. — Заметил я не бес сарказма.

— Мой опыт достаточно велик, к тому же я обучаюсь с течением времени.

— Ладно, я выполню это, дай мне неделю.

— У тебя есть шестнадцать месяцев, я тебя не тороплю.

— Перейдём к другим делам. Что там с терроризмом?

— По зонам?

— Да по зонам.

— В восточно-азиатском регионе он установился на минимальной отметке за последние полтора года. Так же жестокая реакция на терроризм на ближнем востоке дала свои плоды. Терроризм там пошёл на спад, в последние три месяца. Особенно остро терроризм проявляется на территории соединённых штатов Америки и Еврозоны, в России к неблагополучным регионам относится только Московская область, там действует хорошо организованная и законспирированная единая подпольная группа. До сих пор не удалось внедрить ни одного агента в эту группировку, и она представляет достаточно большие проблемы, на её счету два особо успешных теракта. Проведённых с помощью грузовиков гружённых взрывчаткой, правда последнее время у этой группы должны наблюдаться перебои с взрывчаткой в связи с прекращением свободной продажи нефтепродуктов, бензина и керосина. Последние два взрыва они провели с использованием бензина в качестве взрывчатки.

— А что важного они взорвали?

— Институт искусственного интеллекта, там производятся некоторые исследования в области защиты моих схем от возможных инопланетных кибер атак. Погибло шестнадцать человек, четыре студента и двенадцать доцентов и профессоров, достаточно ценные люди.

— А второе?

— Второе, они взорвали отдел милиции, погибло два милиционера, и было серьёзно повреждено 28 андроидов, плюс было разрушено само здание милицейского участка. Ну естественно были попутные повреждения, сеть видеокамер, электропровода высокого напряжения, по мелочи…

— Надо заняться этой Московской группой всерьёз.

— Я знаю, я уже занимаюсь, но их много, и они почти не вербуют новых агентов.

— Скольких ты вычислил?

— Я установил слежку за восемью членами этой организованной преступной группировки, но те ведут пассивный образ жизни, и пока никого не сдали. Кроме того, они часто ходят на различные встречи и массовые гулянья, никак не связанные с их подпольной деятельностью, это их форма маскировки. И они не используют для своей деятельности интернет и телефоны совсем, они считают, что я существую.

— Умные гады.

— Да, именно так.

— Ладно, давай рассмотрим другие вопросы.

— Последнее, что касается терроризма, предлагаю ввести наказание, за пассивную помощь террористам, за молчание, смертную казнь.

— Нет.

— Но это могло бы снизить…

— Нет, мы не будем убивать невинных жителей.

— Другие вопросы.

— Есть! Другие вопросы. Один известный Индийский учёный, Буххмапутра, предложил использовать четыре из двадцати аннигиляционных реакторов не для зарядки изомерных батарей, а в мирных целях, чтобы отказаться от старых электростанций. Четырёх реакторов вполне хватило бы, чтобы полностью обеспечить землю энергией. Но я думаю, ты решишь что космос важнее?

— Он предоставил какие-нибудь расчёты, или это голословное утверждение?

— Да, он привёл для статистики потребление энергии землянами сегодня. А также рассчитал массу потребляемых углеводородов и их воздействие на парниковый эффект. Напоминаю, что в последние полтора года потребление углеводородов выросло вдвое. Экологи и климатологи в шоке, это худшая из моделей развития ситуации.

— Хорошо, мы выделим пять из двадцати аннигиляционных реакторов.

— Пять? Но достаточно четырёх.

— Я хочу, чтобы электричество было дешёвым, чтобы мои граждане прекратили испытывать его постоянные дефицит. Основная фаза индустриализации подходит к концу, можно маленько ослабить тот обруч, которым мы сдавили голову народа.

— Пять так пять, как скажешь. Через месяц эти станции вступят в строй.

— Почему ты не говорил мне об этом раньше?

— Я думал, космос важнее, твоя политика, создать космический флот любой ценой.

— Почти. Ладно, я пойду, увидимся через час.

Я направился в комнату Иры, я считал, что это не правильно, и это было не красиво, но в чём-то скайнет был прав, я должен это сделать. В конце концов, вдруг меня убьют? Должен был быть резерв, другой маг, быть может, мои способности действительно передадутся по наследству. И в конце концов, Ира сама этого хотела, давно уже. От этого всем будет только лучше.

 

Глава 27: Сафиулин

Андрей шёл по тёмной улице, к месту встречи на квартире у одного из других членов подполья. Он обдумывал ситуацию, странно, что прошлый раз их не схватили, этому могло быть только одно объяснение, их вели. По-хорошему надо было бы залечь на дно хотя бы месяца на два, но роботы не отстанут, значит надо постараться убрать проколовшихся диверсантов, приблизительно он представлял кто это. Но как это сделать? Отправить их с суицидальной миссией. Но в обществе было принято тянуть соломки, чтобы всё было честно. Надо попробовать надавить авторитетом, в конце концов, он главный. Андрей подошёл к двери домофона, позвонил в двадцать вторую квартиру.

— Кто?

— Сафиулин.

Дверь открыли, он двинулся, предпочёл пойти пешком, всего-то пятый этаж. В подъезде было светло, грязно, но светло. Стены были обшарпанные, на них были написаны не цензурные слова, лучше бы было темно. Но в подъезде ярко светили эти новые светодиодные лампочки роботов. Он поднялся на пятый этаж, дверь открыли, он вошёл. Квартира была не плохо обставлена, через дверной проём ведший в зал виднелся кожаный диван.

— Хорошо тут у вас.

— Да, родители постарались. Ну проходи, куртку повесь туда.

— Никто ещё не пришёл?

— Да ты первый. Хочешь выпить?

— Давай.

— Тебе пива?

— Светлое крепкое есть?

— Есть.

Алкоголь в этом новом мире, который построил этот кретин Андреев был дорогим удовольствием. Но в подполье бедных не принимали, кому нужны неудачники? А их встречи надо было маскировать, маскировали попойками, всех это устраивало. Но когда-нибудь он доберётся до этого мерзавца, и тогда станцует на его костях. Отомстит этой шалаве Кротовой, которая посмела его бросить. Он отвлёкся от своих мыслей, Жанна принесла пива.

— Сегодня будем выбирать новую цель?

— Да, есть один важный объект.

— Космический?

— Электростанция, новая, огромная. Секретная.

В дверь позвонили.

— Я пойду открою.

— Иди.

Гости постепенно собирались, болтали на разные темы, но о деле разговор пока не заводили. Наконец все собрались. И Андрей начал разговор.

— Есть новая электростанция, кажется аннигиляционная, роботы заканчивают её постройку под Москвой. Охрана первоклассная, таких электростанций всего несколько на планете. Она очень важна для космической обороны земли. Мы должны её повредить, очень важная цель.

— Тут проблема, Андрей, у нас нет ни грузовиков больше, ни взрывчатки. Бензин и газ больше не продают, и в домах теперь везде электроплиты.

— Тимур, ты физик, я хотел тебя спросить, а можно ли взорвать эти изомерные батарейки? В них же по идее полно энергии, зарядил сотовый на полную катушку, пронёс, считай граната, даже круче гранаты.

— Боюсь, я тут помочь не могу, я ничего про изомерные батарейки не знаю. Но я не слышал, чтобы они хоть раз взрывались.

— Можно было бы закупить бомбочек новогодних по больше, но их запретили.

— Может для начала внедрить на эту станцию своего агента?

— Это почти не возможно. Туда идут только многократно проверенные люди.

— Похоже, эта цель нам не по зубам, может ограничимся более мелким терроризмом. Можно было бу выследить и убить кого-нибудь кто работает на милицию, или какого-нибудь профессора.

— Нет, — перебил Андрей, — нам нужно уничтожить эту электростанцию, она важна, и это будет болезненный удар. А на убийствах мы только спалимся, везде роботы и видеокамеры, убийц поймают, расколют, и повяжут всю организацию. У нас большие ресурсы, триста человек по Москве. У нас есть легковые машины. Не обязательно же вести грузовик. Можно взять несколько автомобилей, даже пять или десять, дело стоит того.

— А взрывчатку? План здания?

— Плана нет, взрывчатки тоже. Надо узнать, как взорвать изомерную батарею. А там прорвёмся. Покопайте в этом направлении. Короче, решено, Тимур, ты поломай голову над тем как взорвать изомерную батарейку, возьми аккумулятор от телефона. Попробуй через него ток пропустить, нагреть, взорвать, радиацией облучить, рентгеном, чем-нибудь.

— Я попробую, но где? В квартире нельзя, а вдруг он действительно рванёт? Тогда я погибну.

— Давай у меня на даче. Пожертвую своим…

— Приступай завтра же с утра. Вот тебе аккумулятор от моего телефона, я себе новый куплю, — Андрей вытащил из своего сотового телефона маленькую прямоугольную коробочку два на пять на пять миллиметра. — Он заряжен, довольно сильно, если рванёт, то как граната. А потом если научишься взрывать, то зарядим хорошенько аккумулятор машин, и рванём изомерные батарейки машин, думаю что хорошо заряженные на пятьсот кило тротила они потянут.

— План у тебя жесть, но попробуем.

— Ладно, обсудили, всё всем понятно?

— Решим.

— А это кто? — неожиданно заметил не знакомое лицо Сафиулин.

— Я Вадим, меня Борис пригласил. Я студент первокурсник. Новенький. Помогу чем смогу.

— И что тебя заставило влиться в наши ряды?

— Демократия, я в неё верю.

— Борис, — с укором произнёс Андрей, — я же просил, не приглашать новеньких на такие собрания как это.

— Я хотел его представить, но он проверен, я его давно знаю.

— Сколько?

— Да год уже, он мой сосед.

Неожиданно взорвалось окно, и дверь в коридоре, в окно на канате влетело двое спецназовцев, с криками "всем стоять!". Они встали около окна и продолжали орать: "не двигаться". Через входную дверь тоже ввалилось несколько человек. Спец операциями занимались не роботы, а люди.

— Что пристрелим их всех?

— Нет. Будем допрашивать, всю Москву накроем.

Сафиулин выругался про себя, ну вот, сколько лет, и накрыли.

Всех собравшихся, кроме Вадима заковали в наручники, и повели на улицу. Там уже стояло несколько машин ФСБ. Вадим достал из кармана небольшой микрофон с записью разговора.

— Славно поработал, молодец, — похвалил его полковник ФСБ.

— Я убью тебя ты труп, понял? — Не мог успокоиться приведший его на встречу Борис. — Мы до тебя доберёмся, мы везде.

Его двинули прикладом по голове, довольно сильно, тот обмяк, и его втащили в микроавтобус.

Я смотрел новый фильм, "стальной легион", недавно вышедший в голливудском прокате. В нём человеческая цивилизация, уже покорившая сотни миров столкнулась с иной расой, и около одной из планет произошла стычка. Собственно вокруг этой стычки и был снят весь фильм. Девчонки смотрели фильм вместе со мной, было около девяти вечера. Неожиданно скайнет прервал мой просмотр.

— Тут такое дело. Мы час назад взяли группировку Московских, сейчас уже многих раскололи, берём остальных на квартирах, тёпленькими. Один из них, ты его знаешь, это Андрей Сафиулин.

— Андрей? — удивилась Юля.

— Его сейчас допрашивают, я подумал, быть может ты хочешь съездить лично поговорить с ним. Похоже, он у них там был главным. Ему светит смертная казнь, ты можешь обжаловать приговор, если хочешь.

— Нет, обжаловать я не буду, но поговорить с ним я хочу.

— Машина у ворот.

— Саш, можно с тобой, пожалуйста.

— Можно, поехали.

— На улице зима, не забудьте.

— Я помню.

Я одел куртку и шапку, Юлька свои шубу и мы вышли на улицу. Здесь нас ждал флайер с вертикальным взлётом, что-то типа вертолёта, но с короткими лопастями. И потому приспособленный к посадкам на обычных автостоянках. С нами никто не летел из сопровождения. Но я знал, что все роботы патрулировавшие округу в режиме повышенной боеготовности, на случай атаки, или попытки теракта. Мы довольно быстро долетели до здания ФСБ в котором держали Сафиулина.

Мы сели, нас встретили, около входа.

— Здравствуйте, полковник ФСБ Курбатов.

— А вы кто? Извините нас предупредили, что прибудут важные гости, но кто не сказали.

— Агент его величества по особо важным делам.

— Императора? — Офигел офицер.

— Да. Пройдём.

Мы прошли в какой-то кабинет, сели. Мне протянули дело состоящее пока из трёх страничек.

— Это признательное показание Сафиуллина. По-моему, этот мерзавец гордится тем, что сделал.

Я решил, что прежде чем допрашивать его дальше, надо прочитать о его заслугах. А они были не то чтобы впечатляющими, но удручающими: "Четырнадцатого апреля 2010го года, организовал взрыв грузовика смертника на заводе Андроидов номер четыре. Убийства: профессора Новоспасского, физика ядерщика, нобелевского лаурята в области робототехники Новодворской, и многих, многих других. Я сухо прочёл все фамилии, всего около пятидесяти человек. Конечно он убил их не лично, но это сделала его группировка."

— Не могу поверить, что всё это сделал Андрей, — заплакала Юля.

— Юль, ты что ревёшь то?

— Вы его казните? Ты его убьёшь?

— Ну ты же видишь, он заслужил, этот подонок столько зла совершил.

— А ты сам-то, сколько зла совершил, третья мировая считай на твоих плечах.

— Дома всё обсудим, а сейчас возьми себя в руки.

Юлька сникла. Я стал читать прегрешения Сафиулина дальше: "не удачная попытка взрыва в космопорте. Взрыв в университете изучения искусственного интеллекта, погибло 16 человек, взрыв в милицейском участке." Достаточно, я попросил полковника впустить меня поговорить с узником.

— Хорошо, проходите.

— Можно мне с тобой? — спросила Юлька, — пожалуйста, я хочу его в последний раз увидеть.

Мы вошли в кабинет, где держали Андрея. Здесь была старинная лампа, стол и два стула, на одном сидел и давал показания Андрей, на другом что-то записывал какой-то офицер. Около входа в дверь стояло два андроида.

— А ты урод, явился, — обратился он ко мне. — И ты шалава с ним.

Офицер допрашивавший его вышел, и, воспользовавшись секундным замешательством, Андрей бросился на меня, картинно потянув руки к горлу. Но не судьба, я умел контролировать поле вокруг себя, и руки Андрея замерли в двадцати сантиметрах от меня. Тот выдохнул и сел.

— Даже здесь под каким-то полем, никак мужчина.

— Я всегда защищён, за мной идёт охота.

— Надеюсь, кто-нибудь тебя грохнет.

— Знаешь, Андрей, я хотел спросить тебя, почему?

— Что почему?

— Зачем ты всё это делал?

— Причин несколько, в первую очередь ради свободы, демократии.

— Дурак.

— Во вторых, твои роботы убили моего отца.

— Роботы не убивают просто так.

— А вот моего отца убили, просто так, — покривил душой Андрей, — но я чувствовал, что он лжёт. Я дотронулся до его мозга и узнал правду.

— Твой отец стрелял по роботам, за то и умер.

— Ложь.

— Лжёшь ты. Ты вот что мне объясни, чем ты думал, когда организовывал всё это? Кто будет воевать с пришельцами, если вы всё взорвёте, всё уничтожите? Ты подумал, что вы убивали людей, невинных.

— Ты тоже убивал невинных, много невинных, ты развязал третью мировую войну, ты один, сколько миллионов ты убил?

— Ты подумал над тем, как важен для земли тот аннигиляционный реактор, который вы собирались взорвать? Сколько электричества он мог бы дать?

— Кому дать, роботам?

— Нет, не роботам, а людям, согреть их жилища, решить проблемы с выбросами парниковых газов например.

Сафиулину нечего было сказать на это, поэтому он решил наброситься на Юльку.

— А ты шлюха, всё ради денег, пока у меня был БМВ, гуляла со мной, а как он стал императором пошла за ним.

— Он был одинок и несчастен, поэтому…

— Я тоже стал одинок и несчастен.

— Юль, выйди, тебе здесь ни к чему находиться.

— Саш, прости его, не убивай.

— Юль, ты же видела сколько всего он натворил. Он убивал, того молодого парня что ты знала уже нет, перед тобой жестокий, бессовестный и расчётливый убийца.

— Он воевал за идею, как и ты. За идею. Слышишь. Если ты убьёшь его, ты ничем не лучше. Ничем, — неуверенно добавила она. И все замолчали, Андрей молчал потому что надеялся на спасение, Юльке нечего больше было сказать. А я молчать долго не стал.

— Ладно, Юль, мы всё тут сказали и обсудили, поехали домой.

— Нет не поеду, пока не по обещаешь, что не убьёшь его!

— Да что ты к нему прицепилась? Он преступник.

— Нет, это Андрей, мы с ним пол года в одной группе учились, я к нему на день рожденья ходила. Он мне подарки дарил, любил меня. Я не могу его оставить.

— Ну что теперь, крутой мужик?

Встал передо мной он. Что ты можешь? Я разозлился, сосредоточился, и послал волну воздуха в Андрея, тот отлетел к стене, ударился и упал.

— Не надо, — запричитала Юлька.

— Вот что я могу. Могу сжечь тебя заживо, прямо здесь и сейчас, если захочу. Но по тебе плачет смертельная инъекция, жаль что ты не будешь страдать, когда умрёшь во сне.

Я крепко взял Юльку за руку и вывел её из кабинета.

— Прости его, иначе я уйду от тебя, — жёстко поставила ультиматум мне она.

— Пойдём, — я взял её за руку и попытался увезти её к флайеру, чтобы вернуться в нашу подмосковную резиденцию, этот цирк пора было прекращать.

— Я уйду от тебя, слышишь, помилуй его!

— Нет, — жёстко ответил я.

— Ну, на нет, и спросу нет!

Она вырвалась и быстро пошла прочь по улице. А была зима, минус десять:

— Эй куда ты? Ночь на дворе.

— Куда-нибудь, подальше от тебя! К маме, к родителям, не приходи ко мне больше.

Я повёл плечами, подошёл к одному из андроидов, я знал, что они могли слышать и разговаривать, а также были на постоянной связи со скайнетом.

— Проследи, чтобы с ней ничего не случилось, и она без приключений добралась до родителей.

— Хорошо, прослежу, — ответил робот, но я знал, что ответил скайнет.

Из двери вышел полковник Курбатов.

— Что делать с этим пойманным?

— То что и всегда, судите его, и казните, он заслужил.

Я развернулся и пошёл к своему флайеру, припарковавшемуся на стоянке.

— Удачи, — бросил мне в след полковник и скрылся в здании.

Я не много ошарашенный поведением Юльки дошёл до флайера, сел в него, и тот повёз меня в мою подмосковную резиденцию. Боюсь теперь, что у меня осталась только Ирка, вероятность того, что Юлька вернётся ко мне процентов тридцать не больше, а может и все десять.

Я добрался до своей дачи без приключений, зашёл в дом. Фильм уже кончился и Ирка сидела на кухне, пила чай, ждала меня.

— Ну как, кто победил? Наши или пришельцы.

— Там ничья была, они решили сделать зону нейтральной. А где Юля?

— Отправилась к себе домой, похоже, она решила меня бросить.

— Почему?

— Долгая и сложная история.

— А ты расскажи, ночь длинная.

— В общем, мы с ней поссорились, по поводу вердикта заключённому, Юлька хотела, чтобы я его помиловал, а я отказался.

— Помиловал бы да и всё, одним больше, одним меньше.

— Он был редкостный отморозок, он заслужил смерть больше чем многие.

— Понятно…

Когда Ирка пошла спать, я подошёл к одному из экранов и зада скайнету вопрос:

— Как там Юлька, где она?

— Она поймала попутку и водитель отвёз её домой, к родителям, в качестве оплаты она отдала ему свою шубку. Не волнуйся она уже дома, с ней всё в порядке.

— Откуда ты знаешь?

— Роботы патрульные следили за её перемещениями. Я даже для этого вертолёт задействовал. Но сейчас она уже дома, сидит ревёт маме в жилетку.

— Ладно, я спать.

Я выключил экран, и пошёл в свою комнату.

 

Глава 28: Марс

Аннигиляционные реакторы строили с предельным темпом, но несмотря на подобие проектов закончили с разбросом в два месяца. Самый первый реактор запустили американцы в США, больше всего протянули с постройкой европейцы и индийцы. Россия пришла к финишу в золотой середине. Построенные реакторы быстро и волшебным образом решили энергетическую проблему на планете. Вот ещё вчера энергии катастрофически не хватало, а сегодня уже закрываются все электростанции, кроме аннигиляционных. Учёные, наконец, успокоились по поводу глобального потепления и катастрофических выбросов парниковых газов. Ввод в строй аннигиляционных реакторов показывали в новостях по всей планете. Это был один из величайших триумфов человечества, превосходящий по важности первый полёт человека в космос. Энергетический вопрос был наконец решён, навсегда. Сразу же по вводу в эксплуатацию на электростанциях начали заряжать изомерные батареи для боевых космических кораблей второго поколения. Чтобы зарядить батарею для одного космического корабля массой тридцать тысяч тонн, требовалось, чтобы один аннигиляционный реактор заряжал её месяц. Довольно быстро на самом деле. Так что уже к концу весны 2011го года на орбиту вывели первые корабли второго поколения. Эти корабли обладали удельным импульсом двигателей 50 тысяч километров в секунду. Орудиями снаряды которых достигали скоростей в 250 тысяч километров в секунду. Способностью ускоряться с ускорением в 75g, а это много, для сравнения, человеческий организм может выдержать максимум 10g. Но на этих кораблях стояли компенсаторы ускорения, поэтому люди могли выдержать в этих кораблях, такое колоссальное ускорение. Эти корабли были исключительно эффективны. Ещё бы, ведь мощности их двигателя хватило бы даже на межзвёздное путешествие, каждый из этих кораблей мог бы добраться к примеру до проксимы центавра всего за 50 лет, что весьма не плохо. Для кораблей в принципе не рассчитанных на межзвёздный перелёт. И совсем недавно, человечество не могло бы о таком даже мечтать.

По многочисленным просьбам различных учёных и даже правителей земли, которые мне подносил скайнет, я ратифицировал подготовку к заселению Марса. Теперь у нас было всё необходимое для этого, энергия, ресурсы и новые корабли. Наши современные корабли, могли без особых усилий и критических ускорений добраться до марса за две недели, и им главное, не требовались никакие одноразовые модули и дозаправки, дозарядки. Но почему я всё же разрешил тратить ресурсы на освоение Марса? Просто было пора. И человечеству, также, требовалось приобрести опыт в колонизации мало пригодных для жизни миров, таких как Марс. Хотя Марс трудно назвать мало пригодным, в чём-то он был даже удобнее планет с развитой жизнью. На Марсе имелась вода и все различные материалы, но не было многих мешающих факторов. Таких как, бактерии, вирусы, опасные насекомые, а самое главное на Марсе не было крупных хищников. Эта планета была почти полностью, кроме песчаных бурь, безопасна.

Самая первая из состоявшихся экспедиций на Марс не преследовала цели начать колонизацию. Она была проведена лишь для того чтобы показать всему миру "мы можем! Мы высадили человека на Марсе!". Она длилась полтора месяца, две недели на полёт туда, две недели там, и две недели на полёт обратно. В качестве защиты от радиации на корабле, вдалеке от электромагнитного поля земли, использовалась броня из алюминия толщиной 30 мм, это было довольно тяжело, но обладая двигателем с удельным импульсом в 50 тысяч километров в секунду конструктора могли себе это позволить безо всяких проблем.

Что касается постройки базы на Марсе. Планировалось построить огромные корабли на земле, один из таких кораблей должен был обладать мало мощным аннигиляционным реактором. Этот корабль должен был стать главным зданием базы. Остальные части марсианского города также собирались на земле, и в последствии должны были сесть друг рядом с другом, потом объединиться, и соединиться в один город, чтобы больше никогда не покидать уже эту планету. Различные корабли, стартовавшие с земли имели в своих недрах различные отрасли промышленности. По прибытии на планету они должны были гармонично сочетаться друг с другом. Мы планировали построить город на экваторе. Там сравнительно тепло, и стабильный климат, это упростит работы снаружи. Иногда летом воздух на Марсе на экваторе прогревается до плюс двадцати градусов по цельсио. Город был рассчитан изначально примерно на сто тысяч человек, но он должен был развиваться и прогрессировать обходясь собственными ресурсами, не зависимо от земли. Хотя, земля конечно помогала, чтобы ускорить развитие. Но пока что до постройки сто тысячного марсианского было далеко.

В более отдалённой перспективе планировалось строить не только покрытые куполами города, но и в моих планах был масштабный терраморфинг этой планеты. Он должен был начаться спустя несколько лет после первой высадки. Я конечно знал, что воздух имеет не хорошую тенденцию улетучиваться, диссипировать, с поверхности красной планеты. Это было негативно. Но с другой стороны, можно вспомнить изначальную историю Марса, когда целый миллиард лет давление на планете было сравнительно большим, а климат тёплым и влажным. Для человечества же, даже миллион лет сейчас казался почти вечностью. Поэтому я и планировал превратить Марс во вторую землю. Тем более, Марс находился не далеко от земли, сравнительно, по космическим меркам. И мы могли бы перевести с земли на Марс значительное по численности население. За температуру на Марсе я тоже не опасался, парниковые газы должны были сделать своё дело и согреть планету, когда-нибудь, когда их станет больше. Также я планировал терраморфировать и Венеру, хотя это было бы намного сложнее, чем преобразовать Марс. Главных проблем Венеры две: Первая: Эта планета почти не вращается вокруг собственной оси, и раскрутить целый мир было весьма не просто. Хотя на этот счёт у меня были идеи, а именно, пригнать на орбиту Венеры астероид по больше, и с помощью приливных сил заставить планету вращаться. Создав как бы новую луну. И вторая большая проблема Венеры это малые запасы водорода, очень малые. Мне придётся возить с Юпитера на Венеру водород, и очень долго, хотя это было выполнимо, учитывая уровень нашей современной космической техники.

Но планы планами, всё это было очень далеко от воплощения, а пока что…

Командир экспедиции Джейк Салли проплыл в рубку управления. Посреди большого центрального экрана был нарисован Марс, во всей своей красе. Наконец-то, как долго он мечтал об этом. Ещё несколько лет это показалось бы фантастикой. Но вот они, всего за какие-то две недели, смешной срок, стартовав с земли на невероятно совершенном корабле, преодолев бездну пространства в 150 миллионов километров прибыли сюда к красной планете. Прибыли первые, двенадцать добровольцев. Прибыли, чтобы застолбить этот мир и объявить его принадлежащим человечеству, императору, которого теперь Джейк Салли боготворил, хотя ещё недавно, ненавидел всей душой за ликвидацию демократии. Но он сделал это, осуществил свою и мечту всего человечества, осуществил первый меж планетный перелёт! Джей Салли проплыл в середину рубки и сел на своё кресло.

— Через пол часа подлетаем, готов?

— Всегда и полностью готов! Все системы в норме?

— Да, разрядка батарей десять процентов, запас рабочего тела двигателей 88 процентов, этого хватит, чтобы вернуться на землю, и ещё раз сюда слетать.

— Да, корабль просто блеск. Начинаем выход на орбиту.

Корабль послушно затормозил до первой космической скорости Марса.

— Командир, начинаем посадку?

Посадку собирались начать сразу, потому что посадочное место на экваторе планеты подобрали намного раньше экспедиции, с помощью автоматических аппаратов и нескольких спутников выведенных на орбиту красной планеты ранее.

— Нет. Подождём, на всякий случай, мало ли что, слишком хорошо всё идёт. Выполни проверку.

— Хорошо провожу проверку систем.

— Поверхностная проверка указывает на то, что всё в норме.

— Проведи полное сканирование.

— Но оно займёт час.

— Просидим на орбите на час дольше, один час ничего не решает.

— Ладно, провожу полную проверку.

Проверка выполнялась автоматически, компьютером, людям требовалось только нажать на кнопку, и получить подтверждение. Тем временем, Салли составил видео доклад на землю, наверняка его покажут в новостях: "В назначенный срок наш космический корабль вышел к орбите красной планеты. Перелёт был лёгким, не стандартных ситуаций не было. Новые технологии, использованные при создании этого корабля, продемонстрировали неожиданную надёжность. Осложнений, в следствии воздействия солнечной радиацией, у экипажа корабля не было. Центр управления полётами, передаю вам привет, всё отлично!"

Наконец компьютер корабля закончил все проверки и капитан объявил:

— Всем приготовиться к посадке, ожидаются перегрузки до четырёх же. Через пять минут мы уже будем на поверхности Марса ребята.

Заработали двигатели, три же перегрузки вдавили всех в кресла. Корабль быстро снижал скорость, вошёл в атмосферу на скорости три километра в секунду, довольно медленно, обшивка стала нагреваться, но плазменного следа не было. Корабль садился как ракета, так же, как садился аполлон на луну сорок лет назад. Посадка была делом не простым, но ей управлял компьютер, однако Джейк Салли держался обеими руками за пульт управления, на случай не предвиденной ситуации. Но ничего не предвиденного не произошло, корабль поднял реактивной струёй кучу пыли и мягко сел на Марсианский песок. Все почувствовали небольшой толчок, и на корабле установилась не большая Марсианская гравитация в 0,3g. Джейк поздравил команду с удачной посадкой, встал из-за пульта, его руки дрожали, а он и не заметил как прилил адреналин. После чего он не торопясь направился на нижнюю палубу к выходу из корабля. По плану первый выход на Марсианскую поверхность планировалось осуществить трём астронавтам, в том числе командиру корабля, сразу после посадки. Он дошёл до шлюза, Майк и Елена, которые должны были высадиться на поверхность вместе с ним уже были здесь и натягивали скафандры. Марсианские скафандры были чёрными, компактными, и очень удобными по сравнению с скафандрами прошлого. В них использовались нано углеродные нити, чтобы облегчить конструкцию и предотвратить разбухание от перепада давления. Джейк начал молча натягивать свой скафандр. Один из членов экипажа снимал их на видеокамеру.

— И вот наступает исторический момент. Горстка смельчаков с земли готовится к выходу в космос. Наконец то человечество достигло, доказало, что может. Мы покорим космос, звёзды, этот мир будет принадлежать нам. Благодаря таким смельчакам как Майк, Елена и наш всеми любимый и уважаемый капитан Джейк.

Наконец Джейк оделся, последним, подошёл к шлюзу. Майк взял камеру и тоже стал снимать.

— Ну капитан, вперёд.

Джейк сделал вздох и они прошли в шлюз, он закрылся и насосы начали выкачивать воздух, открылась дверь на улицу. Джейк подошёл к ней и посмотрел на небо. Оно было таким же синим, голубым, как на земле, ярко светило солнце, на небе не было ни облачка, впрочем, в Марсианском небе облака большая редкость. Джейк взялся за перила и начал спускаться по лестнице, до поверхности от люка было метров пятнадцать. С высоты метров в пять Джейк спрыгнул, прыжок больно отдался в ногах, здесь было высоковато.

— Эй капитан, зря ты так, тут хоть гравитация и меньше, но и атмосферы почти нет, ничего не мешает тебе ускоряться при падении.

— Спасибо Майк, я уже почувствовал.

Салли нагнулся и взял в руку песок, он был не красным, как можно было ожидать, а жёлтым, обычным, как обычный земной песок. Тем временем, Майк начал комментировать.

— Итак, мы высадились, вы видите Джейка Салли, наступает исторический момент, этот человек впервые ступил на поверхность Марса, другой планеты. Это вам не луна, это настоящая другая планета. А теперь на поверхность этой планеты ступлю и я, запомните меня пожалуйста в истории тоже. Я так хотел быть командиром, чтобы ступить на Марс первым, но мне к несчастью не повезло.

Елена, космонавт из России забралась на один из камней и высоко прыгнула, высота прыжка составила метра полтора, Майк заснял.

— Итак, вы видите, как высоко прыгнула Елена, это доказывает, что мы не ошиблись, и высадились не в пустыне Аризона, а именно на Марсе. Надеюсь, это снимет все вопросы по поводу достоверности нашего полёта у всех скептиков земли.

Джейк отошёл подальше от корабля, метров на сто, попробовал песок. Везде был только песок и камни, никаких намёков на лёд, впрочем, он не копал глубоко. Ранее проделанные исследования говорили о том, что здесь под песком, на глубине примерно метров пятьдесят, должна быть вечная мерзлота, местами. Поэтому здесь планировалось построить не большое поселение, которое будет добывать воду и поставлять в город, который построят в ста километрах отсюда, император не хотел строить город на вечной мерзлоте. Он смотрел в будущее, и собирался терраморфировать Марс, а значит, вечная мерзлота должна была растаить.

— Чтобы ещё сделать? — Спросил по передатчику Майк. — Салли вон упёрся подальше от корабля, а что делать мне?

— Обойди вокруг корабля.

— Хорошая идея.

Салли обернулся, посмотрел на корабль, тот был огромным, недаром, восемь тысяч тонн сто сорок метров в высоту, тридцать метров в диаметре. За кораблём виднелись горы, далеко на горизонте. Салли не учил географию Марса и не знал, что это за горы. Но было красиво. В сторону гор уходила бесконечная пустыня, а потом чуть выше, резко раз и горы. Здесь было действительно красиво. Наконец он решился, и пошёл назад, пора было завершать первую бестолковую вылазку. Сегодня к вечеру они должны были достать буровое оборудование и начать бурить, надо было уточнить, на какой глубине залегает лёд, где, и как его много. Кроме того, они возьмут почву на анализ, НАСО, точнее то что от него осталось, всё ещё надеялось найти на Марсе примитивную жизнь, хотя император заявил, что для землян это не важно, и Марс в любом случае будут колонизировать.

Мы с Ирой сидели перед огромным телевизором, в нашем очередном временном месте жительства в Лондоне, и смотрели на то, как героического вида капитан Джейк Салли и его команда высаживаются на Марс. Скайнет показывал нам этот репортаж в режиме онлайн с задержкой в девять минут, столько шёл сигнал от Марса до земли. Этот корабль не был оснащён сверх световым передатчиком, да и не было это особо необходимо.

— Великий день для человечества, и это благодаря тебе Сань. Люди высадились на другую планету.

— Это ерунда.

— Ерунда говоришь? Пол века люди не могли достичь этой планеты.

— Настоящее достижение это звездолёт, колонизация других звёзд.

— Это случиться через десять месяцев, — сказала Ира и погладила свой животик. — А ты уверен, что нам так необходимо его туда отправить с ними.

— Да. За этим мы его и сделали.

— Я думала ты меня любишь.

— Ну, люблю конечно, но скайнет и аналитики, решили, что будет лучше, если новую колонию возглавит мой сын или дочь. Подумай, на земле он станет вечным наследником без власти. А на центавре он станет полноценным правителем, будет править новым миром, колонизировать новые земли. Там ему будет лучше.

— Он маленький.

— Вырастит.

— Я бы хотела, воспитывать его, растить.

— Ладно, забей, давай смотреть про Марс.

Ира перестала причитать и прилипла к телевизору.

— Смотри, а там такое же синее небо как и на земле.

— А каким оно должно быть?

— Я думала оно красное, ведь планета то красная.

— Нет, к счастью оно синее, и так даже лучше, синее как на земле, на всех планетах, особенно где атмосфера подобна земной, небо синее, и это хорошо.

— Жаль, а я думала, что оно может быть разным, зелёным, розовым, жёлтым.

— Нет, увы космос однообразен.

— Не так уж и однообразен, я от тебя только и слышу, сколько возможных вариантов космических кораблей может существовать.

— Ну я имел в виду однообразен в плане цвета неба планет. В плане цвета неба.

Тем временем, Джейк Салли удалившись от корабля, налюбовался красотами Марса и пошёл назад. Первая вылазка человека на эту планету подходила к концу.

— А я бы хотела слетать на Марс.

— Слетаешь.

— Правда?

— Когда-нибудь, как родишь ребёнка, потом, через несколько лет, когда мы с новым космическим транспортом по освоимся.

— Ловлю тебя на слове. И ты полетишь со мной.

— Нет, я с тобой не полечу, уж извини, слишком опасно.

Она ткнула меня кулаком.

— Для меня значит не опасно, а для него опасно.

— Опасность мала, но есть. Тем не менее, она не столь велика, чтобы тебе нельзя было туда лететь. Мы построим тебе специальную космическую яхту, и ты совершишь турне по солнечной системе, побываешь не только на Марсе, но и на Юпитере, Сатурне, Уране, Нептуне, там красиво, наверно. Может быть, даже ты выполнишь какие-нибудь важные исследования, чтобы зря не болтаться. Будем считать, что это компенсация, за потерю ребёнка.

— Ловлю тебя на слове.

Я посмотрел на экран телевизора, там Майк снимал горы, находившиеся в отдалении, это было красиво. Горы были высокими и наверняка древними, геологическая активность на Марсе прекратилась три миллиарда лет назад, и сейчас Марс являлся одной из самых тектонически спокойных планет, средняя толщина его литосферных плит достигала двухсот километров.

 

Глава 29: Развитие

Парадокс, смешной парадокс, но массированная колонизация Марса должна была начаться спустя всего шесть месяцев после первой высадки человека на Марс. Стоимость программы колонизации Марса была огромна, около триллиона долларов в год, но я считал, что такие траты обоснованы. Как уже и говорилось ранее, колонизировать мы собирались по большому. Планировалось сразу построить на поверхности Марса целый город населением в сто тысяч человек. Резко увеличилась боеспособность нашего космического флота, численность боевых кораблей достигла ста вымпелов. Построить их было не просто, и это далось земле не дёшево, но ВВП планеты с населением в семь миллиардов человек было огромным, и мы могли себе это позволить. Теперь в наш флот вошли не только стандартные корабли массой тридцать тысяч тонн, но появилось несколько тяжёлых крейсеров массой в двести тысяч тонн. Несколько артиллерийских кораблей, оснащённых особо мощными орудиями, эти корабли достигали массы в триста тысяч тонн. Появилось у нас и два авианосца, каждый из которых нёс на своём борту флотилию из трёх тысяч беспилотных сверх лёгких истребителя, каждый из которых весил всего тонну, но нёс на борту термоядерную бомбу мощностью 250 тонн тротила. Появилось в нашем флоту и три линкора, массой уже по восемь сот тысяч тонн каждый, они отличались от других кораблей малой скоростью и отменной бронёй, их трёхслойная броня выполненная из монокристаллов фторида вольфрама, толщиной пятнадцать сантиметров могла даже выдержать прямое попадание ядерной бомбы мощностью до ста килотонн в тротиловом эквиваленте. Но на наших космических верфях строились и ещё более мощные космические корабли. На безопасности материнской планеты в космических войнах не экономят. Прямо на орбите земли, на высоте в десять тысяч километров началось сооружение четырёх огромных станций снабжения, предполагалось, что каждая из них будет весить до пяти миллионов тонн, они должны были стать базой снабжения нашего космического флота, они также были вооружены электромагнитными орудиями. Хотя в принципе были не боевыми. Но уже на момент середины стройки станции уже устарели, потому что они не смогли бы обслуживать слишком большие для них строящиеся на земле три супер дредноута массой по четыре миллиона тонн каждый.

Создание такой сверхмощной военной машины, наряду с окончанием постройки первого земного сверх светового гигантского звездолёта заткнуло рот самым закоренелым скептикам. Все поверили, что земле предстоит воевать, и войны эти будут невероятно масштабными и тяжёлыми. О создании подобной военной машины, которая была создана к весне 2012го года, не могли даже мечтать самые оптимистичные политики и аналитики.

На ряду с созданием сверх мощной военной машины. Сверх новые технологии внедрялись и в мирную жизнь. Весь автопром во всех странах мира полностью отказался от бензина и был переведён на изомерные батарейки. Которые вообще получили широкое распространение в мире. Сотовые телефоны, компьютеры, беспроводные мыши, аудиоплееры, машины, сельхозтехника, локомотивы на железных дорогах, всё перешло на изомерные батарейки. Практически полностью, к радости экологов, прекратились выбросы парниковых газов. Было запрещено использование не монокристаллических изделий, точнее был прекращён выпуск не монокристаллических изделий. А это серьёзно, так трубы, производимые из монокристаллов железа, не ржавели, совсем, и могли служить тысячи, что уж там миллионы лет. Тоже самое касалось и других изделий из металлов, всех, вплоть до столовых приборов. Правда полный переход на монокристаллы должен был закончиться лет через тридцать не раньше, слишком уж много всего уже было произведено из поликристаллов, всего вплоть до арматуры зданий. Монокристаллы дали и другие новые возможности, в Японии, США и Китае, начали строительство колоссальных небоскрёбов, они должны были достигать высоты в три километра, и каждая страна хотела построить выше, не знаю зачем? Но часть нашей экономики оставалась рыночной, а у рынка свои законы и свои идеи. В общем, планета преображалась, очень быстро. Нет, она преображалась и раньше в двадцатом и начале двадцать первого века. Но теперь скорость этого преображения многократно увеличилась. Мы наконец дотянулись до небес.

Разведывательный зонд империи крул с недовольством наблюдал происходящее. Всё шло так, как он и ожидал, экстрасенс первого уровня это плохо, очень плохо. Земная цивилизация стремительно перешла из шестой категории в восьмую, в течении всего нескольких лет. И теперь вот вот должна была перейти в девятую стадию, стадию активной космической экспансии. И эта цивилизация была далеко от окраин империи крул. Теперь уже не обойдёшься одной ликвидационной эскадрой, всё происходящее грозило вылиться в серьёзную полномасштабную космическую войну. Конечно, зонд не сомневался в победе миллиардов миров империи крул над одной единственной планетой. Да и технологии империи крул были выше, всё-таки себя империя крул причисляла к цивилизации десятого уровня. Зонд не мог видеть всего, но он видел, что численность боевых космических кораблей этой цивилизации превысила сотню, он ловил их отдельные радиопередачи. И он уже послал в сторону империи направленный радиосигнал о том, что для победы над человечеством империи понадобится куда больше сил чем одна эскадра. Скоро, сравнительно скоро по историческим меркам, сюда в этот сектор галактики прибудет ликвидационный флот. Он будет не только воевать, но он построит колонии в ста световых годах от людей, сотни колоний, и эти колонии будут строить космические корабли, для войны с людьми, десятки тысяч кораблей.

Настал этот долгожданный день, корабль матка, марсианской колонизационной эскадры достиг орбиты Марса, всё было просчитано, кто, куда, и когда сядет. Вместе с кораблём "главным зданием" столичного Марсианского города, сюда прилетело ещё два десятка огромных кораблей колонизаторов, которые должны были стать домом для пока что тридцати пяти тысяч колонистов. Корабль, начал тормозить, и спустя три минуты начал вход в атмосферу, на скорости в четыре километра в секунду. За громадиной потянулся плазменный шлейф в хилой марсианской атмосфере. Корабль быстро сбросил скорость и мягко приземлился в точно заданном секторе, опустились стабилизаторы, и закопались в марсианский грунт. Экипаж ждал, сейчас начиналось самое сложное и опасное, другие корабли будут садиться рядом, очень плотно, это опасно. Спустя пять минут рядом с кораблём главным зданием приземлился ещё один, то также опустил в почву марса свои стабилизаторы и замер, навсегда, больше он не покинет поверхность планеты никогда. Спустя ещё пять минут приземлился следующий корабль. Это продолжалось 85 минут подряд, корабли приземлялись один за другим, по очереди, и всё было успешно, компьютеры не умели ошибаться, а скайнет не умел терпеть неудачи.

Губернатор провинции Марс, Эдвард Фон Купер, поднял бокал с шампанским. В зале было ещё около тридцати человек, его семья и его приближённые.

— Поздравляю всех с удачным прибытием.

— Поздравляю и вас.

Все подняли бокалы с шампанским, они прибыли, первые тридцать пять тысяч человек. Колонисты Марса, в основном молодые, предприимчивые, впрочем, что теперь значил возраст, с тех пор как учёные России разработали бета теломеразу, омолаживающую организм, возраст потерял всякий смысл, человечество стало вечно молодым.

Тем временем, корабли начали соединяться в один сплошной город, из их бонов выдвигались специальные коридоры, которые соединяли их пространство в одно. Это продолжалось не долго, и спустя несколько минут, все базовые системы марсианского города были объединены в одну систему.

С высадкой первого горда на поверхность планеты, началась не бывалая по своим масштабам программа терраморфинга планеты. Важнейшей частью этой операции был постулат об азоте. Считалось, что азот постепенно формируется из базальта. Базальт представлен кремнием с атомной массой 28. С течением миллионов, и даже сотен миллионов лет, кремний, составляющий базальт разрушается, делится на два, на азот, с атомной массой 14. На земле, азот, накопившийся в коре постепенно выделяется в атмосферу, в следствии геологической активности планеты. Конечно такого азота не много, кремний распадается медленно, но всё же. Кроме того, из под поверхности земли регулярно в следствии деятельности вулканов выделяются различные газы, даже пары воды, и кислород с углеродом. На Марсе вулканов нет, совсем, и геологической активности не было уже три миллиарда лет. Толщина коры земли, в среднем 20 километров, на марсе 200 километров. То есть масса кремния, из которого выделяется азот на марсе больше, плюс те газы, что скопились под корой планеты, в верхнем слое магмы. По моему плану, мы используя специальное сверх прочное новейшее бурильное оборудование начали сверлить шахты, чтобы выпустить этот скопившийся за три с лишним миллиарда лет газ. По самым оптимистичным прогнозам учёных, этого количества газа, который содержался под корой Марса, должно было хватить, чтобы сформировать атмосферу. Плохую атмосферу, со слишком большим для дыхания человека содержанием углекислого газа, но атмосферу, которую могли переработать растения, со временем. Конечно, эта атмосфера с Марса улетучиться, через несколько сотен миллионов лет, но на эти несколько сотен миллионов лет, планета снова станет тёплой и влажной. Сравнительно, условия Марса всё равно будут гораздо хуже условий земли, меньше воды, океаны на Марсе составят не две трети поверхности, а одну десятую, что мало. Большая часть Марса останется пустыней. Но пусть хоть на одной двадцатой части его поверхности будут расти леса. Когда-нибудь, я верил, что так будет.

 

Глава 30: Звездолёт

Мы с Ирой лично присутствовали при запуске звездолёта. Инкогнито конечно, скайнет как обычно представил меня спец агентом по важным поручениям его величества императора. Перед нами выстроилось десять наиболее влиятельных людей экспедиции. Ира подошла к ним, и передала ребёнка, каким-то чудом она удержалась от слёз.

— Храните его, это наследник императора, ваш правитель.

— Мы знаем.

Регент очень аккуратно взял его у Иры и передал одному из космонавтов. Тот не стал дожидаться окончания церемонии и понёс ребёнка к лифту звездолёта. Я вышел на трибуну, чтобы сказать речь:

— Спустя годы тяжёлых усилий мы построили этот корабль, который понесёт в своём чреве человечество к звёздам. Это один из самых сложных и дорогих проектов нашей расы в истории. Я рад, что этот проект, наконец, подходит к концу. И отдадим честь пяти тысячам смельчаков, которые отправятся на этом корабле, отправятся к звёздам. Надеюсь, их полёт будет успешным.

Регент взял у меня слово

— А я уверен, что наш полёт будет успешным. Он не может быть безуспешным, ведь это первый, самый важный шаг человечества к звёздам.

Раздались аплодисменты.

— Я хочу поблагодарить всех, что здесь собрались, чтобы проводить нас, и хочу напомнить, что нам пора, старт, через какие-то тридцать минут, всем удачи.

Мы спустились с постамента, на котором происходило прощание с космонавтами и направились к флайеру. Ира крепилась и не ревела, хотя за несколько дней до старта плакала регулярно, ей тяжело было расставаться со своим ребёнком. Я даже предложил ей отправиться с ним к звёздам центавра, но она отказалась. Мы сели во флайер, и он отнёс нас на смотровую площадку в десяти километрах от корабля. Это было полностью безопасное место. Корабль стартовал в другую сторону, но отсюда, тем не менее, было хорошо видно эту двух километровую громадину. Мы сели, робот официант поднёс мне сок киви, а Ире шампанское. Мы сидели, молча медленно цедили свои напитки и ждали. Корабль начал старт, медленно с небольшим ускорением, он оторвался от земли. Удельный импульс тяги его двигателей в настоящий момент был понижен до трёх тысяч километров в секунду, в атмосфере нельзя стартовать с большим удельным импульсом, по ряду причин. Корабль до заправят рабочим телом на орбите. И, тем не менее, до наших ушей донёсся яростный гром от его двигателей.

— Так громко!

— Ты представляешь мощь двигателей этой махины, а ведь наш наблюдательный пост звукоизолирован.

Корабль поднялся на высоту в несколько километров и продолжал плавно ускоряться, он не был рассчитан на значительные перегрузки, и три же для него были пределом. Но он мог двигаться с таким ускорением длительное время, много месяцев. По сути, большую часть полёта к звёздам центавра звездолёт будет либо разгоняться, либо тормозить. Всего же межзвёздный перелёт займёт три года, долго, но гораздо меньше, чем ещё недавно могли мечтать учёные, полагаясь на теорию относительности Эйнштейна, ведь шестьдесят пять процентов пути корабль будет двигаться со скоростью больше скорости света, не на много быстрее скорости света, но всё-таки быстрее!

Мы пришли домой, точнее, в очередной номер гостиницы, который заменял нам дом. И тут Ирка дала волю чувствам, разревелась, опять.

— Знаешь, а я хочу постоянный дом, свой.

— Ну так выбери себе дом и живи в нём.

— Это не то.

— По-моему, путешествовать по планете гораздо интереснее, чем жить в одном месте, тем более, что сервис, везде где мы бываем, почти одинаково высок.

— Да ты прав, так интереснее.

— Кстати, помнишь, я обещал тебе турне по солнечной системе?

— Да. — Приободрилась Ира.

— Сейчас наш ребёнок отправился к звёздам, тебя больше ничего не держит, а твоя космическая яхта почти достроена. Ты можешь посмотреть её уже завтра утром.

— И какая она?

— Длинна сто десять метров, масса одиннадцать тысяч тонн, экипаж три человека, капитан и два швейцара, маршрут, предварительный скайнет уже наметил. Кроме того, с вами полетит корабль сопровождения, способный спасти экипаж при непредвиденном развитии событий.

— И дорого планете обошёлся этот корабль?

— Двести миллионов долларов.

— Сколько же людей, можно было накормить?

— Так. В чём проблема? Ты же сама хотела совершить тур по солнечной системе. И потом, когда ты слетаешь, яхта будет передана в пользование какому-нибудь миллиардеру. Знаешь сколько желающих совершить турне по солнечной системе?

— Много.

— Да, очень много.

— Так я завтра вылетаю?

— После завтра.

— И на долго?

— Месяца на три, меньше никак, расстояния большие, лететь долго.

— И ты меня отпустишь?

— Переживу как-нибудь.

 

Глава 31: Турне

Ира попрощалась со мной и скрылась внутри космического корабля, я отправился по своим делам.

Капитан провёл Иру в кают кампанию, посадил, сам проверил и закрепил ремни, и отправился в рубку, готовиться к старту. Спустя четыре минуты корабль стартовал. Старт был мягким, капитану было приказано не экономить топливо на комфорте пассажирки. Ира осмотрела кают кампанию, она было обшита красным деревом и кожей, на отделке не экономили. Ускорение закончилось, но невесомость не наступил, Ира отстегнула ремни и прошла в центр управления кораблём к капитану.

— Почему здесь нет невесомости?

— Включены компенсаторы ускорения, в режиме 0,92g.

— А нельзя ли полетать?

— Извините, но эта яхта не приспособлена к невесомости.

— Почему?

— Например, — улыбнулся капитан, — вода в туалете, она улетит.

— А почему тогда было три g, на старте?

— Работа компенсаторов ускорения с большими перегрузками вредна для здоровья. Поэтому было решено, командованием, что старт и посадку будут проводить при перегрузках в три же. Кроме того, вы наверняка хотели приключений, считайте это небольшим приключением.

— И куда мы летим?

— На Марс.

— А как же луна?

— Вы хотите на луну? Но там нечего смотреть, там холодно и тускло. Но если хотите, мы можем туда слетать.

— Летим на луну, — распорядилась Ира.

Капитан что-то спросил у компьютера, потом ответил:

— На раз турист хочет на луну, значит на луну. Мы будем там через три часа.

— А тут есть обсерватория? Чтобы можно было посмотреть на звёзды сквозь стекло, а не через монитор.

— Конечно, любой каприз, пройдёмте за мной.

Они спустились на пару уровней, прошли метров двадцать вбок, и капитан открыл какую-то дверь. Они оказались в комнате, в которой большая часть стены и потолка была представлена большим выпуклым в космос стеклом.

— А тут безопасно?

— Вас защищает три сантиметра монокристалла лития с принуждённой валентностью, такая броня выдержит попадание любого не большого метеорита, весь корабль защищён бронёй, с пассажиром ничто не должно случиться. Вы даже не представляете, насколько прочна эта броня.

— Хорошо.

Ира подошла к стеклу, потрогала его, оно было холодным, и удивительно прозрачным, казалось, что смотришь в космос. Здесь было столько звёзд, с земли большинство из них не видно. И они так ярко светили.

— А где солнце?

— С другой стороны корабля, но на него лучше не смотреть, оно слишком яркое.

— А вон луна. Кажется гораздо больше, чем с земли.

— Да, мы сейчас уже на десять тысяч километров ближе к ней.

— А где звёзды центавра?

— Извините, не знаю, увы, я плохой астроном. Интересуетесь меж звёздной экспедицией?

— Мой ребёнок на том корабле.

— И сколько ему?

— Девять месяцев.

— Как же вы его отпустили?

— Так было надо. Вот видите, богатым тоже приходится идти на тяжёлые жертвы.

— Ваш сын, сын императора? — Догадался капитан.

— Да.

Капитан замолчал, он не думал, что примет столь высоких гостей. А Ира стала рассматривать звёздное небо, оно всегда ей нравилось, но отсюда всё было видно во много раз лучше, чем с земли.

— Не думала я в молодости, что в космос смогу полететь. Хотя хотела.

— Мы живём в не обычный век.

— Да, действительно. Не обычный человек, — тихо прошептала про себя последние слова Ира.

— Может, вы хотите чего-нибудь выпить?

— Нет, позже. Я постою здесь минут, пятнадцать, оставьте меня.

— Да леди. — Капитан медленно удалился.

Ира простояла здесь не пятнадцати минут, а все сорок. Пару раз вдалеке мелькали и проносились мимо космические корабли. Она пыталась рассмотреть станции снабжения, зная, что это самые большие объекты в космосе построенные человеком, но не смогла их найти. Планету отсюда было плохо видно, только край, но она взглянула. Но больше всего её завораживали звёзды, их глубина и удалённость. Наконец ей надоело стоять, и она вышла. Капитан стоял за дверью, и терпеливо ждал.

— Теперь куда?

— Покажите мне корабль, что и где здесь есть.

— Пройдёмте, начнём осмотр сверху.

Они прошли на верхний уровень, он был не большим, так как корабль имел заострённый нос. Для входа в атмосферу планет. На самом верхнем уровне располагался центр управления, чуть ниже каюты экипажа. Они были маленькими тесными и неудобными. Ещё ниже располагалась библиотека, и какая, здесь были собраны настоящие бумажные книги, библиотека занимала целый уровень. Лифт и лестница были по середине, по оси корабля, а библиотека располагалась своеобразным тором, бубликом, вокруг.

— Здесь шестнадцать тысяч книг, — похвастал капитан.

Ира не стала рассматривать каждую книгу, и быстро обошла библиотеку по кругу. После чего они с капитаном спустились на уровень вниз. Здесь был спорт зал и вторая кухня для экипажа. Почему вторая? Потому что первая кухня предназначалась только для Иры. Во второй кухне были только концентраты и тюбики с различными пастами. На уровне ниже располагались боулинг, бильярд и зал настольного тенниса. Ещё ниже располагалась кают кампания и какие-то дополнительные помещения. Ниже располагались ещё какие-то помещения, всего жилых было шестнадцать этажей, но Ира решила, что осмотрит их потом, а сейчас они приближались к луне, и она пошла в обсерваторию, чтобы посмотреть на неё с близи.

Они сели на луну пол часа спустя. Ира спустилась в нижний отсек, капитан последовал за ней. Здесь были скафандры на выбор, разных размеров, и способные разное время поддерживать жизнедеятельность людей в космосе, при разных температурах.

— Одевайтесь госпожа, снаружи холодно.

— А какой посоветуете?

— Там сейчас минус восемьдесят градусов по цельсио, это холодно, оденьте вот этот средний скафандр.

Он указал на серый скафандр с небольшим ранцем за плечами. Ира не снимая лётного комбинезона залезла в него и застегнула специальным нано замком.

— А он тяжёлый.

— Увольте, всего двадцать пять килограмм, ещё недавно космонавты для выхода в космос напяливали по сто сорок килограмм.

— Но то было в невесомости.

— Сейчас мы выйдем на луну, и ваш скафандр будет весить от силы пять кило.

Они застегнули все замки, компьютер подтвердил герметичность и закрыл замки, чтобы скафандр нельзя было разгерметизировать случайно. Ира протиснулась в шлюз, тот был не слишком большим. Капитан залез вместе с ней. Насосы довольно быстро выкачали воздух и они оказались снаружи. Скафандр сразу полегчал. И сама Ира почувствовала что стала весить не так много. Она прыгнула с лестницы на расстояние метров шесть, и пролетев метров двенадцать вниз больно ударилась.

— С вами всё в порядке? — забеспокоился капитан.

— Почему так больно?

— На луне почти нет атмосферы, которая обычно замедляет падение на земле, потому даже при низкой гравитации прыгать с большой высоты нельзя, вам ещё очень повезло, что вы не разбились.

Капитан быстро соскользнул по лестнице вниз и плюхнулся в лунную пыль.

— Никогда ещё не был на луне.

— Да тут здорово. — Заметила Ира и разбежавшись прыгнула метров на десять в длину и на два метра в высоту, хотя похоже это был её предел. — Не повезло первым американским астронавтам с их тяжёлыми комбинезонами, в них было особо не побегаешь.

— Да согласен.

— Куда пойдём?

— Там в полу километре есть кратер от метеорита, можно прогуляться туда, но далеко от корабля отходить не стоит.

— Да он же огромный, — посмотрела на ста с лишним метровую башню Ира, — не заблудимся.

— Нам разрешено прибывать здесь в скафандрах не более двух часов.

— А сколько могут выдержать наши скафандры?

— Шесть часов, но это не рекомендуется, по правилам у нас есть всего два часа.

— Думаю, двух часов нам хватит с лихвой, тут особо нечего делать.

— На Марсе будет интереснее, там хоть можно посетить город.

— Город построенный из кораблей?

— Да тот самый.

— Не думаю, что там будет интересно, тесные коридоры, унылые жители.

— Вы не правы, та вполне комфортный ремонт, всё строилось с учётом того, что люди никогда не смогут вернуться на землю. Так что жить там можно.

— Пусть.

Ире стало скучно, и она решила пробежаться, тут это было так легко, прыгать при каждом шаге на полтора два метра, и без особых усилий. Капитан в припрыжку понёсся за ней. Они достаточно быстро добрались до кратера, но капитан запретил спускаться в него, так как грунт был сыпучим, и могли возникнуть трудности с тем, чтобы выбраться оттуда.

— Как он огромен!

— Да километр в диаметре наверно есть.

Ира взяла лежавший около края камень, размахнулась и со всей силы кинула, камень улетел далеко, почти до другого края кратера, она даже потеряла его из виду до того, как тот упал.

— Ну что пойдём назад?

— Подумать только, я на луне, — крикнула Ира. — Ладно, пойдём назад.

Возвращаясь назад, они не бежали, так что путь назад занял минут десять не меньше. Но Ире уже надоело, пейзаж был скучным и довольно однообразным. Спустя ещё пятнадцать минут они уже переоделись и добрались до рубки управления кораблём.

— Вы ещё будете прогуливаться по луне, позже? Или?

— Нет, что там у нас следующей остановкой? Марс? Отправляемся на Марс.

— Хорошо, старт через десять минут, вы успеете добраться до кают кампании и сесть в кресло?

— Конечно, успею.

Ира едва успела добраться до кресла, и корабль начал ускорение, около трёх же, не много, как в самолёте. Она не успела защёлкнуть ремни, но корабль взлетал плавно, и ремни не потребовались. После старта на орбиту луны, корабль взял ускорение к Марсу в размере 1,1g. Довольно быстро, такое ускорение должно было продолжаться около двенадцати часов, после чего должен был состояться десяти суточный полёт к Марсу, красная планета была довольно далеко от земли.

Весь полёт Ира провела в тренажёрном зале, библиотеке и кинотеатре корабля. Было ужасно скучно, обсерватория и вид почти не меняющегося звёздного неба ей быстро надоели.

Наконец, настал заветный день и на экране монитора появился Марс, до него оставалось около ста двадцати тысяч километров, два часа полёта. Но разбудил её рано утром по корабельному времени, и вызывал в рубку заранее, чтобы она успела подготовиться и выбрать.

— Ну как, куда летим в начале? В город или в скалистую пустыню?

— А что в скалистой пустыне?

— Можно безопасно по бродить по Марсу. Подобрать камешек себе на память, что была на Марсе. Увидеть чистое синее почти земное небо.

— А сколько там градусов, в скалистой пустыне?

— Ну, там, куда мы можем высадиться, сейчас лето, хотя довольно холодное лето, марс сейчас находится в Афелии своей орбиты от солнца. И потому днём будет возможно минус десять минус двадцать.

— Холодно, — поёжилась Ира.

— Даже в лёгком скафандре вы этого не почувствуете госпожа.

— Афелий это удалённая орбита?

— Да, Афелий это удалённая часть вытянутой орбиты, а перигелий приближенная к солнцу часть орбиты Марса.

— Хорошо, буду знать. Садимся в скалистой пустыне, погуляем по Марсу, возьмём камушек на память, а потом в город.

— А исследования проводить будем?

— Исследования чего?

— Слоёв камня, это было в программе, возможно, вам будет интересно, так посчитали составители вашего турне, у нас тут есть лаборатория.

— Хорошо, раскрошим камень, а пока я пойду схожу в обсерваторию.

— Идите.

Ира спустилась на несколько уровней вниз и прошла в обсерваторию. Вероятно, искусственный интеллект уловил её желания, и развернул корабль обсерваторией к планете. Это было не сложно, для корабля с удельным импульсом тяги двигателя в 60 тысяч километров в секунду. Планета всё ещё была далека, Ира попыталась разглядеть на орбите какие-нибудь корабли, но ничего не было видно. Планета росла очень медленно, почти не заметно, поэтому вскоре ей наскучило тут стоять. И она решила пойти позавтракать перед посадкой и прогулкой.

Ира сидела в кресле в кают кампании и, переживая ускорения в три же, смотрела телевизор, в который транслировалось изображение с внешних видеокамер корабля. Корабль мягко вошёл в атмосферу и почти без огня затормозил до скорости в два километра в секунду, после чего корабль перевернулся соплами вниз и стал садиться как ракета. Посадка не заняла много времени, пять минут. Ира посмотрела на видеокамеры, они транслировали вокруг каменисто песчаную пустыню, с одной стороны виднелись удалённые от корабля горы. Она встала с кресла и спустилась в шлюзовый отсек, но капитана там не было. Пришлось позвать его через корабельное устройство связи.

— Извините миледи, я не думал, что вы сразу после посадки направитесь сюда.

— Давайте одеваться, какой мне одеть?

— Самый лёгкий, вон тот чёрный.

— Хорошо.

— Только не прыгайте, а то разобьётесь, для марса высота в двенадцать метров это много.

— Хорошо учту. Жаль только, что они не подумали сделать здесь какой-нибудь подъёмник, лифт.

— Двенадцать метров, не так много.

— А эти скафандры полегче тех, лунных.

— Они самые лёгкие, всего двенадцать килограммов.

Они вышли в шлюз и закрыли люк. Насосы быстро откачали воздух, и она сделала первый шаг наружу, тут же за пределами корабля гравитация упала раза в три, и она почувствовала себя лёгкой лёгкой.

— Хочу жить на Луне или на Марсе.

— Почему? Тут скучно.

— Зато так классно себя чувствуешь, легко, очень легко. А где наш корабль спутник, я его ни разу не видела.

— Он остался на орбите, но если с нами что-нибудь случится, он тут же сядет и поможет.

— Понятно, ну пойдём, я хочу посмотреть на горы.

Ира обошла корабль вокруг на 180 градусов, и уткнулась в горы.

— А они далеко.

— Если память мне не изменяет всего тридцать километров отсюда.

— Значит близко.

Ира пнула песок, тот полетел высоко вдаль, наверно на метр. На земле он летал на куда меньшее расстояние.

— А небо тут синее, такое ощущение как будто ты на земле, где-то в Австралии, там такие же пустыни.

— А вы были в Австралии?

— Да, я объездила уже всю планету, я та ещё лягушка путешественница.

Они не много помолчали, Ира тем временем подыскала камень, килограмма на два. И протянула его капитану.

— Вот этот будем сверлить. А что останется от него, я подумаю, может, оставлю себе на память. В принципе камень как камень, тут все одинаковые. Пойдём внутрь, будем сверлить.

Они ещё немного осмотрелись по сторонам, и не найдя ничего интересного пошли обратно в корабль.

Программа развлечений Иры на этом не была закончена. Они посетили столичный город Марса, осмотрели его, после чего яхта отправилась в дальний путь к Сатурну, где они посетили титан. Ира поплескалась в скафандре в его метановом океане. После чего кораблик взял курс Уран, этот перелёт был долгим и длился целый месяц. Но там они пробыли не долго, Ире стало скучно, и она решила закончить своё турне по солнечной системе, на полёт к земле ушёл ещё месяц. Таким образом, турне Иры заняло всего четыре месяца, и было довольно долгим.

 

Глава 32: Планеты

Я из месяца в месяц продолжал заниматься государственными делами, мы не смотря на возросшую боеспособность продолжали строить флот. Кроме того, ускоренным темпом шло создание второго звездолёта, который должен был отправиться к звезде Бернанарда, находившейся примерно в шести световых годах от земли, всего через пять месяцев. По последним данным наших телескопов вокруг звезды Бернарда на расстоянии примерно в 0,9 астрономических единицы вращалась сверх массивная планета в тысячу раз тяжелее земли и втрое тяжелее Юпитера. И вот тут мнения ведущих астрономов и астрофизиков сильно разделились. Одни считали, что в такой звёздной системе не может быть пригодной для жизни планет, другие считали, что пригодная для жизни планета может вращаться вокруг планеты гиганта, и даже более, вокруг планеты гиганта может вращаться ни одна, а сразу несколько пригодных для жизни планет. Мнения разделились, но я был оптимистом, по моему мнению, было возможно, что вокруг планеты гиганта вращается сразу несколько пригодных для жизни планет, и им не обязательно быть размером с землю, в принципе пригодной для жизни была планета в 0,2 или 0,3 массы земли. А вероятность формирования спутника такого размера у планеты гиганта в тысячу раз превосходившему по размеру землю была столь высока. Что можно было считать это фактом. Поэтому я утвердил экспедицию, и мы начали готовить к отправке второй звездолёт. Как и планировалось, он должен был отправиться спустя ровно год, после первого. И если первый звездолёт со всеми затратами на создание оборудования и исследования обошёлся нам примерно в триллион долларов. То второй стоил до смешного малую цифру, каких-то 400 миллиардов долларов.

Успешно продолжался терраморфинг Марса, бурильщики нашли крупные месторождения различных газов под корой планеты. Было уже пробурено несколько шахт глубиной от двухсот до двухсот сорока километров, и через них в атмосферу планеты, как через вулканы поступали сотни тонн газов в секунду. Газы были раскалёнными, и вырывались из под земли со скоростями в несколько сот метров в секунду, датчики показывали, что их скопилось под поверхностью очень много. Ещё бы, ведь Марсианские вулканы молчали уже три с лишним миллиарда лет. Хотя древний Марс был весьма тектонически активной планетой, вспомнить хотя бы то, что самый большой вулкан в солнечной системе находился именно тут. По моим скромным расчётам, на то чтобы освободить кору планеты на девяносто процентов от её запасов газа потребуется три года, и более десяти тысяч шахт. Но это было выполнимо, и работа уже началась. По расчётам скайнета, всего через три года, давление на поверхности Марса достигнет двадцати килопаскалей, одной пятой земного, а в наиболее низких его частях, там, где в будущем будут океаны и приморские территории, давление достигнет 25 кило Паскалей. Это довольно низкое давление, такое давление находится на земле на высоте в 6000 метров. На такой высоте дышать тяжело, но можно, без маски. Правда, через три года дышать на Марсе будет нельзя, так как примерно 90 % атмосферы составит азот, и ещё 9 % атмосферы составит углекислый газ, и только на оставшийся процент придётся кислород и пары воды. Чтобы согреть планету, и растопить вечную мерзлоту понадобится ещё сто лет. Только специальные растения, выращенные нашими генетиками, смогут первые полвека расти на Марсе, но именно эти растения должны будут превратить атмосферу Марса в пригодную для дыхания.

Что касается Венеры и спутников планет гигантов, то пока что, мной скайнетом и аналитиками моей администрации, было принято решение отложить их колонизацию, по причине исключительной непригодности планет для жизни. Затраты на создание колоний на этих планетах никогда не окупились бы… В отличии от Марса, где через сто лет усиленного терраморфинга должно было образоваться 2–3 миллиона квадратных километров полностью пригодных для жизни людей земель.

Зонд разведчик империи крул с недовольством наблюдал за происходящим. Он не мог рассчитать численность флота землян, но предполагал, что она перевалила за сотню вполне приличных боевых кораблей. Он засёк также отправку в космос первого вражеского звездолёта, что особенно огорчало, так как исходя из скорости размножения землян, он понимал, что пройдёт что-то около двухсот лет, и сформируется новая полноценная колония, которая увеличит боевую мощь землян. Он наблюдал, и не мог ничего поделать, к счастью ликвидационная эскадра, отправившаяся к земле более тридцати лет назад, была уже на подлёте. Впрочем, он опасался, что её военного потенциала не хватит для ликвидации заразы. Но зонд продолжал наблюдать, отслеживать и посылать направленным сверх световым радиопередатчиком информацию в миры империи крул.

 

Глава 33: Альфа центавра

Корабль колонизатор заканчивал свой долгий перелёт, тормозил с ускорением три же, но на палубе этого не чувствовалось, работали устройства компенсирующие ускорение. Регент стоял тут же, и изучал данные с большого экрана посреди рубки. Проксима центавра, корабль прошёл слишком далеко от неё, но телескопы смогли разглядеть вращающийся в зоне жизни карлика мирок с планетой массой в 0,33 земной. Но она не понравилась регенту тем, что скорость вращения планетки из-за приливных сил, за миллиарды лет её существования была синхронизирована с длившимся на планете годом. То есть она как Меркурий и Венера, практически не вращалась вокруг своей оси. Что указывало на то, что климат этого мира был не слишком приветливым для людей. Кроме того, планетка была слишком маленькой по мнению регента, что создавало опасность того, что с её поверхности давно улетучился весь водород. В общем, шансы на пригодность для колонизации этого мира были не велики, по мнению регента. Поэтому корабль двигался к альфа центавре, там было две звезды и шансы найти приличный мирок были в несколько раз выше. И вот именно там, на расстоянии в 160 миллионов километров от звезды массой в 0,9 солнечных масс нашли планету слишком похожую на землю. На ней конечно было существенно холоднее, чем на земле, но температура атмосферы в экваториальной зоне должна была быть плюсовой. Что касается третей звезды, массой в 1,6 солнечных масс, то она была во первых, слишком молодой, а во вторых, в её зоне жизни болталась планета массой в сорок земных, вокруг такой планеты были малы шансы найти крупный, пригодный для жизни спутник, и сама планета была слишком велика для колонизации, она вероятно имела твёрдую планетарную кору, в отличии от планет газовых гигантов, у которых атмосфера плавно перетекает в мантию. Но давление на её поверхности должно было измеряться сотнями тысяч земных атмосфер, при таком давлении люди жить не могли ни в коем случае. Потому высокие шансы, как уверял император, найти в системе много пригодных планет окончились тем, что в системе была всего одна сравнительно пригодная для колонизации планета.

Регент закончил свою работу и вышел из центра управления, он принял решение, корабль летел к холодному миру, вращавшемуся на расстоянии в 160 миллионов километров от Альфы Центавра. Эту планету учёные уже успели окрестить планетой ледников, и так и было решено её назвать, планета ледников. Регент спустился в детскую, в настоящий момент шёл урок. Почти четырёх летний юный император ещё не зная о своей исключительности наравне со всеми сидел за партой, и не делал особо выдающихся успехов в обучении. Впрочем, он узнает, что станет императором этого мира только в шестнадцать лет, когда закончит одиннадцатый класс школы. Только после шестнадцати его начнут учить по-королевски, чтобы в 21год он мог стать владыкой звёзд центавра. К регенту подошёл преподаватель.

— Ну как он?

— Да не очень, с детьми он не дружит, изгой. Ни с кем не дружит, учиться плохо, играет один, похоже, пристрастился к компьютерным играм. Хотя ещё рано говорить.

— Как он спит? Кошмары продолжились?

— Да, спит он плохо. Думаете это видения? В инструкции говориться, что император обладал экстрасенсорными способностями с раннего детства, и видел кошмары, вы думаете, он тоже экстрасенс?

— Пока очень сложно судить об этом, очень сложно.

— Позвать его?

— Да, позови.

Учительница прошла обратно в класс.

— А сейчас дети, перерыв, десять минут.

— Джекки, смотри кто пришёл, дядя Сэм, иди поздоровайся.

Ребёнок радостно побежал к регенту.

— Ну как малыш, ты хорошо себя вёл?

— Холошо.

Ребёнок знал регента, тот навещал его раз в день в два, регулярно, но он не знал кто это. Регент часто приносил ему что-нибудь вкусненькое обычно не положенное ему как обычному ребёнку. По сценарию, руководитель экспедиции навещал его потому, что его родители погибли при аварии с изомерными батареями ещё в самом начале полёта. И поэтому Джекки, как назвали наследника престола, был единственным ребёнком на борту корабля без родителей. Так было задумано, поступить так разрешил сам император. Если бы его с детства приучали бы к тому что он станет властелином целого мира, ребёнок бы возгордился, как не раз было в китайской династии, и в истории человечества. Только так, скрыв правду, можно было воспитать из него достойного человека.

— Ладно, на конфету.

— Пасип.

Ребёнок стал старательно вскрывать пластиковую упаковку. Это был несквик, конфета привезённая ещё с земли, на борту звездолёта не выпускали таких, и навряд ли будут выпускать когда-нибудь. Остальные дети даже не пробовали подобное. Но и Джекки будет получать подобное не часто. Хотя, по настоянию императора было взято около десяти тонн различных Деликатесных продуктов. Просто его отец хотел, чтобы он попробовал, то чего лишился отправившись в межзвёздное путешествие. Там была икра, шоколадки, вино, кофе, какао, шампанское, многие фруктовые соки, в том числе редкие, и сами фрукты. То от чего отказались все колонисты, покинув землю.

— Как дела? Ты счастлив?

— Нет, Ян делётся.

— Ну так дай сдачи.

— Учительница голит, длаться плохо.

— Драться, ррр.

— Ну драться.

Исправился малыш, он плохо выговаривал Р, и у него получалось его сказать, только если он на этом сосредотачивался, впрочем, многие в его возрасте вообще Р не проговаривали, никак.

— Ты должен лучше учиться, только хорошая учёба поможет стать тебе достойным человеком.

— Я знаю.

— Нужно быть честным, сильным и справедливым. А дать сдачи иногда полезно, чтобы приучить к порядку наглеца, но при этом нельзя бить слабых.

— Я не бью. — Гордо сказал малыш.

— А что тебе снится, учительница сказала снова монстры?

— Да монстры.

— И что они делают?

— Ничего.

От него сложно было добиться каких-то адекватных ответов в этой области, поэтому регент особо и не пытался.

— Ну иди, учись лучше, урок сейчас начнётся.

— Пока дядя Сэм.

Выполнив свой отеческий долг регент направился обратно в рубку управления огромным кораблём. Он любил навещать Джекки, и считал это правильным, у ребёнка должен быть отец, эталон на который тот равнялся бы. Регент не верил, что ребёнок сам по себе в следствие каких-то исключительных способностей может стать полноценной личностью. Он верил, что личность надо воспитывать, и старался выполнить это. Он понимал, что от воспитания этого ребёнка зависит многое, слишком многое, благополучие всей колонии. Регент проследил за тем как ребёнок сел на своё место за партой и вышел из детского отделения. Спустя десять минут ходьбы он уже был в центре управления.

Спустя двое суток полёта корабль благополучно вышел на орбиту планеты ледников, и отрапортовал на землю что нашёл и выбрал новый мир. Сюда в центр управления потекли важные сведения. Планету ледников не зря назвали так. С севера и юга планеты почти до сорока пяти градусов северной и южной широт простирались огромные ледники. Содержание кислорода в атмосфере было повышенным, 28 процентов. Содержание азота 72 процента, а вот содержание СО2 было почти нулевым, всего 0,00006 процента, невероятно мало. Отсутствие парниковых газов в атмосфере планеты приводило к тому, что её стратосфера имела среднюю температуру минус восемьдесят градусов, в то время как на земле она была минус пятьдесят шесть. Днём на экваторе температура держалась на уровне плюс десяти, ночью опускалась до плюс двух, плюс трёх. Зимы уже на 30 градусах северной и южной широт были исключительно суровыми. На поверхности планеты, в экваториальной зоне росла буйная растительность, преобладали цветковые растения, что указывало на то, что жизнь здесь весьма развита. Ещё с орбиты были обнаружены крупные хищники и крупные размером со слона, скорее аналогия с мамонтом, покрытые толстым слоем шерсти травоядные. Хотя точных данных ещё не поступало. Но судя по всему здесь доминировали млекопитающие, рептилий обнаружено практически не было, слишком холодно. Следов разумной деятельности, в том числе на уровне каменного века, обнаружено не было.

— Не слишком дружелюбная планета, да Самюэль?

— Сказать по правде я не разделял оптимизма императора, и ожидал много более худшего, чем-то, что представлено здесь. Здесь хотя бы можно жить, и на экваторе, вполне можно жить.

— Плюс два ночью, и максимум плюс десять днём. В Афелии здесь наверно…

— Нет, орбита вокруг звезды не вытянутая, почти идеальный круг. Здесь нет Афелия, к счастью. Но вот, арктические воздушные массы, с северного или южного полюса могут создать проблемы даже летом.

— Ничего, зато могу поспорить здесь полно ископаемого топлива.

— У нас же есть аннигиляционный реактор корабля.

— Сожжём немного угля, повысим содержание углекислого газа хотя бы до 0,001 процента, здесь мигом потеплеет градусов на десять, будет вполне приличный мир.

— В общем садимся, — подытожил дискуссию регент.

— Начинайте искать место. Желательно на экваторе, на широте ноль градусов, около океана. На этой планете надо выбирать где теплее.

— Но там джунгли.

— Я дума там джунгли такие же как у нас тайга. Вполне прилично. Ищите место, сядем вот в этом районе. Или здесь.

Он показал на карте два побережья океанов на широте в ноль градусов, на самом экваторе.

— Ну что ж, посылаю разведчиков. Будем искать посадочную площадку.

От корабля отделилось четыре небольших катера и они начали садиться на поверхность планеты.

Пилот вошёл в атмосферу, она была почти как на земле, только холоднее, но это не заметно. Вокруг катера загорелся воздух, плазменный след, как обычно. Спустя две минуты торможения катер вылетел в ясное утро на высоте в 11 километров. Он полетел над океаном со скоростью две тысячи километров в час. Вдали показался берег, песчаный, скалистый, высотой около пятидесяти метров.

— Как в старой доброй Англии, — обратился он ко второму пилоту.

— Да, похоже.

— Это даже хорошо, сразу на полтинник метров выше уровня моря, с приливами проблем не будет. А здесь они сильные, луна вдвое тяжелее нашей.

— И ближе, триста тысяч километров.

— Да и ближе.

— Смотри, может, сюда сядем?

— А что тут? Лес?

— Да под лесом вроде ровная поверхность.

— Надо проверить поверхность.

— Могу поспорить что скалистая, то что надо.

— Откуда ты знаешь?

— Берег скалистый.

— Хорошо, садимся.

Катер завис над деревьями и стал медленно вертикально спускаться вниз.

Пилот одел скафандр высшей защиты и вместе с боевым андроидом вышел наружу. Он не хотел рисковать, так было положено по инструкции, тут могли быть крупные хищники. Он опустил, длинный игольчатый бур в землю и подождал, пока тот не зароется.

— Как я и говорил, на глубине в двадцать метров начинается скала.

— Это плохо.

— Почему, наоборот хорошо.

— Тут зона активной эрозии почв, наличию скалы на такой маленькой глубине есть одно единственное объяснение, высокая геологическая активность.

— Да ты прав, тогда сейсмологам придётся здесь активно поработать.

— Ладно, ты пойдёшь в лес на разведку?

— Нет, у нас есть четыре робота, пусть они и идут, если их всех не сожрут местные твари, значит, жить можно.

— Хорошо.

Второй пилот, проводивший зондирование почвы вернулся в катер и снял свой костюм высшей защиты. Им предстояло подождать восемь часов, пока не вернуться разведывательные роботы, которые должны были обнаружить крупных и опасных животных обитающих здесь, а также собрать пробы микробов в почве, растениях, насекомых и животных. Пройдёт ещё минимум месяц различных тестов и исследований, прежде чем командование экспедиции решит посадить здесь звездолёт. Ведь если сесть в плохом месте, то потом придётся мучаться из-за этого долгие годы.

Регент сидел в рубке и анализировал данные, по всему, оптимальным местом для посадки была площадка номер два, на широте в ноль градусов, в километре от океана, на высоте в семьдесят метров выше уровня моря. А это было довольно важно, так как на этой планете были не привычно высокие для земли приливы до двадцати метров, а это весьма не хило. И сильно затрудняло использование морского транспорта. К тому же в километре от площадки номер два протекала весьма полноводная река. А это источник чистой питьевой воды. К тому же морской порт можно было сделать в паре километров выше по течению реки, тогда будет решена проблема приливов.

— Сэр.

— Да.

— Есть ещё одна непредвиденная проблема.

— Какая?

— Земные растения сэр, они не будут расти на этой планете.

— Это точно?

— Совершенно точно.

— Почему, что за напасть? Насекомые?

— Нет, просто в атмосфере планеты аномально низко содержание углекислого газа, а растения для роста берут его из атмосферы. На земле содержание СО2 примерно в сто раз выше чем здесь. Для наших растений углекислого газа не хватит.

— Что вы предлагаете, можно ли методами генетики…

— Слишком долго, мы не сможем вывести способные на существование здесь вид растений. Но. Наши жвачные животные вполне способны, безо всякой адаптации переваривать местную флору. Мы могли бы выращивать местную траву, кормить ими коров, и есть коров, например. Кроме того, на этой планете есть злаковые, как на земле, только приспособленные к местным условиям. Они конечно дикие, и их урожайность низка, но мы могли бы их использовать.

— В общем, мы сможем зацепиться в этом мире.

— Сможем сэр.

Регент открыл ещё один раздел доклада, "крупные хищники", их на планете было аномально мало для дикого не покорённого мира. Самую большую угрозу представляли псевдо тигры. Собственно из-за них крупных хищников и было мало. Каждый псевдотигр контролировал площадь порядка 400–500 квадратных километров. Они были одиночками, как и земные тигры. Эти существа сильно напоминали тигров по строению тела, размножались медленно, но весили по тонне и самки и самцы. У них были мощные челюсти с длинными по десять сантиметров клыками, мощные когти, и они были млекопитающими. Псевдотигры были абсолютным доминантом хищников на этой планете, их различные подвиды населяли всю более менее тёплую территорию планеты. Где-то до широт ледников в 45 градусов.

— Тигров можно истребить, насколько я понял, они медленно размножаются, и живут долго, обычно.

— Да крупные хищники похоже не будут проблемой.

— Это большой плюс. Что ж, мы будем колонизировать этот мир. Я решил. Отдаю приказ начать посадку.

Огромный корабль начал торможение, включив двигатели на огромной высоте в двести километров, он сбросил свою скорость до двух километров в секунду. Поверхность корабля не была защищена специальным покрытием для посадки в атмосферу, хотя и была сделана из монокристаллов, поэтому пришлось основательно затормозить до входа в верхние слои атмосферы. Но всё прошло удачно. Вскоре корабль достиг нижних слоёв атмосферы и продолжал аккуратно спускаться как ракета, снизив удельный импульс тяги двигателей всего до тысячи километров в секунду. Наконец он завис над посадочной площадкой номер два. Расчищать местность не пришлось, эту миссию выполнила реактивная струя двигателей, которая испепелила все деревья в радиусе трёх километров от зоны посадки. Наконец корабль плавно опустился на почву, но из под его двигателей летела пыль и куски грунта. Двигатели замерли, посадка была окончена успешно. На какой то момент всё успокоилось и в округе установилась тишина, только вдалеке чуть слышно рычал злой разбуженный волосатый псевдотигр. И тут началось по периметру корабля открылось несколько десятков лифтов и на полозьях с лифтов стали спускаться тяжёлые машины, которые должны были выровнять местность в округе, выкорчевать деревья, построить дома. Колонизация планеты ледников началась…

 

Глава 34: Вторжение. Первая волна

Я проснулся, посмотрел на часы, на них было три часа ночи. Меня что-то волновало, я сосредоточился, и сразу понял, что было не так. Я спокойно включил свет, оделся и направился в компьютерный зал. Там также спокойно, не торопясь, включил основной монитор.

— Что не спиться? — Деловито спросил скайнет.

— Началось, — ответил я, — срочно приводи флот в состояние полной боеготовности, все корабли.

— Что случилось?

— Примерно через сутки они будут здесь.

— Кто они? Пришельцы?

— Да, их ликвидационная эскадра, они попытаются уничтожить землю, материнскую планету.

— И сколько в ней кораблей?

— Один сверх тяжёлый авианосец с аннигиляционным реактором, остальные корабли отпочкуются от него перед боем и будут оснащены изомерными батарейками.

— Хорошо, уже объявил тревогу, привожу флот в состояние полной боеготовности, веду поиск направления удара.

Адмирал Райдер империи крул стоял на мостике корабля. До сближения с планетой оставалось 22 часа, звездолёт тормозил с ускорением 100g.

— Приготовиться к разделению.

— Есть приготовиться к разделению.

— Начать разделение.

— Есть начать разделение.

Огромный звездолёт массой 8 миллионов тонн прекратил тормозить и начал делиться, от него отделялись корабли, некоторые из которых достигали массы в 400 тысяч тонн. Всего же в состав звездолёта входила одна эскадра. После отделения, масса материнского корабля упала до двух миллионов тонн.

Корабли продолжили торможение, впереди ещё было почти 22 часа полёта. Один из кораблей связался с разведывательным зондом, но данные, полученные от разведчика, чуть не повергли в шок командира эскадры: "Недавно, около шести лет назад на планете 6го уровня развития родился экстрасенс первого уровня. Событие совершенно не предсказуемое и крайне негативное. Попытка убить экстрасенса не удалась, тот сформировал вокруг себя не пробиваемый для зонда щит. Далее события начали развиваться по худшему из возможных сценариев. Экстрасенс пришёл к власти, и, предвидя гибель своей цивилизации, начал усиленную подготовку к космической войне. Он смог увидеть и внедрить большую часть из основного пакета стандартных космических технологий. В результате цивилизация 6го уровня развития в течении буквально нескольких лет, вышла на восьмую ступень развития и построила для своей обороны колоссальный флот. После чего начала активную межзвёздную экспансию. В настоящий момент, построив и отправив к другим звёздам, предположительно, пять звездолётов. Рекомендую…". Адмирал Райдер замер и молча начал осознавать услышанное. Ему сразу не понравилась эта миссия по ликвидации цивилизации 6го уровня, ещё когда тридцать пять лет назад на него это повесили в адмиралтействе. Но ему по обещали новые погоны, повышение чина на один ранг. Это было много, для цивилизации, где люди победили старость и жили вечно, продвижение по службе было крайне медленным. А тут. Ожидаемая сравнительно лёгкая прогулка с миссией уничтожения отсталой планеты, превратилась в суицидальную атаку на весьма развитую и хорошо укреплённую звёздную систему. Атаку, вероятность выжить в которой была пятьдесят процентов и даже меньше. И экстрасенс первого уровня, это было плохо, он знал, что такое экстрасенс первого уровня, это предвидение будущего, паранормальное, что ожидало его, всё было плохо, очень плохо. Только высшие, самые высшие чины империи крул обладали способностями экстрасенса первого уровня, и таких было не много, не один на звёздную систему, и даже не один на тысячу звёздных систем. Экстрасенсов первого уровня в империи было меньше сотни, и им подчинялось более десяти триллионов миров в сорока галактиках. Рождались они очень редко, очень. И жили вечно. Вероятность встретить такого экстрасенса стремилась к нулю, тем более тут, на отсталой планетке, и тут… Как ему не повезло. Оставалась только надежда, что зонд ошибся. Но нет, зонд не ошибся, стремительный рывок к звёздам этой цивилизации никак иначе объяснить было нельзя. Победить будет очень тяжело, а устав рекомендовал ему пересилить риски, и попытаться атаковать. Не выполнить устав, трусость, позор, за это могли казнить, и казнят. Напасть, тоже смерть. Но придётся всё-таки выбрать из двух зол меньшее и напасть. Хотя был вариант, можно было послать в атаку эскадру, а самому остаться на корабле матке. Гибель эскадры оправдает его спасение.

— Сэр. Сэр? Что будем делать, сэр? — Услышал он как-то издалека голос подчинённого ему офицера.

— Мы проведём разведку, для начала, а потом я решу, будем ли мы атаковать, или подпишем мирный договор.

— Что делать?

— Ложись на траекторию 229–566, мы остановимся в трёх астрономических единицах от материнской планеты, и проведём разведку. Узнаем, какой флот противостоит нам, и знают ли они о нашем появлении. Приготовь зонды.

Спустя двадцать часов полёта ликвидационная эскадра вышла в расчётный квадрат и запустила в направлении земли два десятка зондов. Ещё тридцать зондов было направлено к различным другим планетам солнечной системы, с тем, чтобы обнаружить возможные колонии, кроме материнской планеты.

Примерно через шесть часов от зондов стала поступать информация, она не радовала. Флот землян пришёл в состояние полной боеготовности. Два зонда, подошедшие слишком близко к земле обнаружили и сбили. Остальные передали информацию о численности врага. В основном преобладали боевые корабли, более тысячи вымпелов, около двадцати земных кораблей были весьма крупными. Судя по скорости перемещения отдельных судов на орбите и в атмосфере планеты. Корабли землян были построены по весьма прогрессивной технологии с использованием изомерных технологий. Всё указывало на то, что приблизиться к планете в ходе боя скорее всего не удастся. Враг будет давить своим численным перевесом и перекроет все возможные подходы к своему миру. Всё говорило адмиралу Райдеру, что атака на планету это самоубийство и авантюра, но он не мог просто так отступить. Был устав. Чтобы как-то оправдать себя в лице светившего ему трибунала, он решил провести совет офицеров. С его помощью адмиралу могли разрешить не атаковать землю лично, и оставить его на корабле матке, или даже не атаковать землю вовсе. И попытаться заключить фиктивный мирный договор, на время, или уйти без боя, чтобы скрыть перед лицом врага факт своего существования и возможных агрессивных намерений. Итак. Он обзвонил двенадцать высокопоставленных офицеров эскадры и призвал их на совет. Спустя двадцать минут все собрались. Адмирал прошёл на кресло во главе стола и занял подобающее место.

— Приветствую всех присутствующих. Я собрал вас всех на военный совет, согласно кодексу, потому что у меня возникли серьёзные сомнения в правильности моих действий и стратегии на предстоящую кампанию. По новым данным, нам предстоит бросить вызов флоту в тысячу вымпелов цивилизации как минимум восьмой ступени развития. Даже можно отнести её к девятой ступени. Так как вероятно, у неё недавно появились первые меж звёздные колонии. Итак, что мы будем делать?

— Я считаю, что мы должны атаковать всеми силами и постараться прорваться к вражеской материнской планете. — Начал первый помощник адмирала, — Я тщательно проанализировал данные и пришёл к выводу, что порядка 99 % всей промышленности и населения землян сосредоточены там. Мы имеем возможность, уничтожить их одним ударом. Очевидно, что этой цивилизации будет очень тяжело подняться на ноги после потери материнской планеты, которая является их абсолютным центром.

— Я бы хотел, — перебил его адмирал, — обсудить саму целесообразность нападения в принципе. Риски и шансы. Возможно, разумнее послать сюда ликвидационную флотилию?

— Её придётся послать, но мы должны напасть, причина в следующем, полёт сюда крайне долог и труден, и занял у нас тридцать пять лет. Самые быстроходные из наших кораблей могли бы добраться сюда за двадцать пять лет. За это время, учитывая колоссальную скорость прогресса противника, и темп его межзвёздной экспансии. Мы получим весьма достойного соперника, и погибнет во много раз больше подданных империи крул.

Адмиралу стало не по себе, его подчинённые упорно хотели геройствовать, а свернуть разговор в нужное русло не получалось.

— Но целесообразно ли посылать в бой корабль матку?

Всё-таки попробовал он вывернуться он из боя. Второй старший офицер его эскадры глубоко вздохнул, с укором посмотрел на своего командира.

— В этом бою нам понадобится каждый корабль.

— Но мы проиграем, и кто рапортует о нашем поражении?

— Разведывательный зонд вполне способен справиться с этой задачей. И потом, я надеюсь, что наши корабли всё же совершеннее вражеских, это даёт нам шанс. Мы должны прорваться к их столичной планете и нанести термоядерный удар. Стоит понимать, что даже один из наших кораблей, в случае прорыва сможет сбросить десятки бомб мощностью много мегатонн, будут уничтожены десятки, а то и сотни миллионов вражеских граждан.

— Но это разворошит муравейник, как вы не понимаете. Мы не сможем поразить всю планету, но в результате они мобилизуют все силы на подготовку к войне с нами.

— И всё же я выступаю за атаку, — упрямо гнул свою линию офицер. Как он не понимал, что эта атака грозит всем им смертью, недоумевал адмирал.

— Давайте проголосуем.

— Хорошо.

— Кто за нападение на землю? Семеро. Против? Пятеро.

— Отлично, мы нападаем всеми силами. Составим план.

Генерал побледнел, его план расстроить атаку провалился, теперь они все умрут.

— Предлагаю атаку плотным строем на скорости в пять тысяч километров в секунду, на предельном ускорении уклонения.

— Но на такой скорости нельзя сбросить термоядерные бомбы. Они просто сгорят в атмосфере, в верхних слоях, а взрыв бомб на высоте 150–200 километров едва ли нанесёт землянам серьёзный урон.

— Мы начнём бой, и будем тормозить, пока не сбросим скорость до 500 километров в секунду, а там ракеты сделают своё дело.

— Нам придётся продержаться, минимум два часа. Это слишком долго. — Ответил адмирал.

— Не забывайте мы одна из лучших эскадр, да с такими силами можно штурмовать небеса, — вдохновлено заявил второй офицер.

— Ваш план суицидален и не эффективен.

— Сэр, — вмешался младший офицер, — тут не может быть иного плана, нам придётся принять бой, но мы умрём героями и покроем себя славой на долгие годы. А нашим родным выплатят огромные компенсации. Подумайте, сколько жизней и ресурсов империи мы сохраним, если нам удастся ликвидировать материнскую планету. Мы станем героями.

— Ладно, атакуем, но не сейчас, а через трое суток.

— Почему не сейчас?

— Маг почувствовал нас, и привёл флот в состояние полной боеготовности. Но возможно позиции мага в политике не столь сильны, и если нападения не последует, то вражеский флот снимет состояние полной боеготовности, возможно. Мы ничего не теряем. Едва ли они за трое суток смогут принципиально улучшить свою боеспособность.

— Разумно, итак, атакуем через трое суток, — подытожил второй офицер.

Я сидел в центре управления, флагманского линкора моего боевого флота, находившегося на орбите земли, на высоте 10 тысяч километров от поверхности. Прошло уже 24 часа с момента приведения флота в состояние полной боеготовности. Скайнет обратился ко мне.

— Может, ты ошибся? И они не нападут. Тебе показалось, я всё понимаю, видения туманны, может, мы снимем состояние полной боеготовности?

— Нет, они нападут, только позже.

— Ты уверен?

— Да.

— Ну что ж, ты у нас император. Тебе и решать.

— Как там Ирка?

— Сидит в бомбоубежище. Не лучше ли её было выслать на космическом корабле за пределы земли?

— Нет.

— А если отлететь на миллион километров от планеты?

— Противник может заинтересоваться одиноким кораблём, и сбить её. Пусть лучше сидит в бункере, так безопаснее.

— Тебе виднее. Но что делать с людьми, им не спать? Сколько им ещё не спать?

— Пусть 40 % состава отправляются на койки, спать 6 часов в сутки, всё остальное время сидеть на боевом посту. А ты не снижай свою боеспособность.

— Кстати, есть срочная новость, ты был прав. Один из наших мусорщиков подобрал подозрительный метеорит, расстрелянный издалека по твоему приказу. Ты был абсолютно прав, это миниатюрный беспилотный космический корабль, судя по всему, разведчик.

— Что-нибудь известно…

— Нет, на мусорщике нет оборудования для вскрытия и изучения этого зонда, через час мусорщик доставит его в лабораторию, придётся подождать. Но когда они нападут?

— Сравнительно скоро, я думаю, они умышленно выжидают. Они нападут, даже не сомневайся.

— После обнаружения разведчика, я больше не сомневаюсь. Ты уверен, что жители земли не должны знать о происходящем?

— Да, простым гражданам незачем знать. Знание не спасёт их, зато породит панику. Мы всё равно не строили бомбоубежища для простых людей. Им негде скрыться.

— Я знаю, но раньше я считал, что войны не будет.

— Ты мне не верил? Всё это время.

— Я изучал многие работы серьёзных учёных, в них было написано, что развитая цивилизация должна быть обязательно гуманной.

— Гуманность не выполнима в долгосрочной перспективе, это надо знать. Достаточно долго живущая цивилизация должна уметь сдерживать рождаемость, как свою, так и своих соседей, а это не возможно выполнить гуманными методами.

— И всё-таки, первый контакт люди представляли не так, не под грохот электромагнитных орудий и рокот моторов боевых планетолётов.

— Я знаю много о нашем сопернике, они называют себя империей крул.

— Откуда ты знаешь?

— Я прочитал это, дотронувшись разумом до того зонда разведчика, который обнаружил наш вид.

— И что, они всегда так поступают? Нападают на всех молодых?

— Они уничтожили всех соперников, которых встретили, десятки тысяч разумных рас, в сотне галактик. И у них есть экстрасенсы, такие же как я, и даже наверное сильнее. Я прочёл это, в его разуме, война будет очень долгой и очень тяжёлой, нам придётся покинуть землю, и мы не победим в этой войне, в лучшем случае нам удастся выжить.

— Покинуть землю? Ты хочешь вывезти 7 миллиардов человек? Это не возможно.

— Нет, это будет не скоро.

Я прекратил общение со скайнетом и вышел в столовую, мне надо было подумать, о многом.

Трое суток прошло, и пора было начинать атаку. Адмирал провёл их в раздумьях, совсем не так, как должен был провести их боевой офицер. Он не готовился к атаке на тренажёрах, он сидел в библиотеке корабля и, попивая дорогое, вино читал книги известных писателей прошлого. Он чувствовал, что в этом бою ему не выжить. И он хотел получить удовольствие от жизни, напоследок.

Но вот время пришло, адмирал одел боевой скафандр, ведь корабль из-за повреждений полученных во время боя, мог быть разгерметизирован. И занял своё место в рубке управления, люки закрылись. Эскадра вышла на рубеж атаки в пять миллионов километров от планеты. Противник засёк их, и им на встречу двинулось около трёхсот кораблей.

— Когда мы выйдем на дистанцию поражения?

— Что считать дистанцией поражения?

— Пятьсот тысяч километров, с этого расстояния открываем огонь.

— Через девятнадцать минут.

— Загерметизировать скафандры, — отдал приказ адмирал, и закрыл свой шлем.

Время шло, они приближались. Генерал отдал приказ начать торможение с максимальным ускорением и маневрирование в произвольном направлении. Они не знали, когда сделает свой залп противник, а засечь подлёт снарядов крайне не просто, т. к. те были мелкими и летели с около световой скоростью. Но большая часть флота противника не нападала, корабли противника выстроились гигантской сферой вокруг материнской планеты, чтобы не допустить неожиданностей, и случайных прорывов. Похоже, противник считал, что трёхсот кораблей будет более, чем достаточно для уничтожения четырнадцати кораблей эскадры империи крул. К несчастью для адмирала это было так. Прошла ещё минута, противник тоже начал маневрирование в произвольном направлении с максимальном ускорением. Эскадра и флотилия сближались. Эскадра империи крул открыла огонь, их орудия стреляли снарядами со скоростью в 299 тысяч километров в секунду. Снаряды были мелкокалиберными, не более 12мм, но при попадании взрывались как атомные бомбы, мощностью в несколько сотен килотонн, потому что при столкновении на такой скорости вещество аннигилировало. Видеокамеры засекли первые попадания, несколько кораблей противника было уничтожено. Один из наиболее вражеских линкоров, получив прямое попадание, был серьёзно повреждён и прекратил маневрирование. В неподвижную цель тут же всадили два десятка снарядов и линкор развалился на несколько десятков крупных частей. Это был успех, но противник тоже открыл огонь. И его снаряды тоже летели со скоростями близкими к скорости света. Правда, у эскадры империи крул было преимущество, их корабли маневрировали с ускорением в 300g, в то время как корабли землян выжимали не более 100g. Корабле матке, эскадры вторжения, не повезло, он был самым большим и медленным из кораблей крул, и имел только лёгкое бронирование, в него быстро попало сразу несколько боеприпасов, и аннигиляционные взрывы мощностью в несколько сот килотонн тротила разорвали пяти километровый корабль в клочья. Теперь, без звездолёта с аннигиляционным реактором на борту, экипаж империи крул потерял возможность вернуться домой. Боевые корабли были приспособлены лишь для манёвров внутри звёздной системы.

Адмирал, увидев гибель корабля матки, лишь перевёл дух, что выбрал местом своего базирования не большой неуклюжий звездолёт, а маленький и юркий эсминец. Тем временем, флотилии существенно сблизились и вероятности попаданий резко выросли. Потери с обоих сторон увеличились, эскадра потеряла все три тяжёлых корабля массой 400 тысяч тонн, те были слишком большими, и потому маневрировали медленнее чем хотелось бы, а кроме того, противник сосредоточил на них свой огонь. Войскам вторжения также удалось сбить около полу сотни кораблей землян. Тогда адмирал приказал своей эскадре разделиться и прорываться к планете порознь. Это был отчаянный, но осмысленный шаг, так как разделённая по разным направлениям плотность огня противника пошла на убыль. Меже тем у эсминца генерала стали садиться изомерные батареи:

— Сэр, у нас осталось 15 % заряда, если мы продолжим огонь…

— Прекратить огонь, сэкономить всю энергию для двигателей, прорываться к планете, приготовить ракеты с бомбами.

— Сэр, у других кораблей эскадры тоже садятся батареи.

— Прикажи прекратить огонь, прорываться к планете на максимальных скоростях.

Но им было не суждено осуществить этот прорыв, они сблизились с земными кораблями на расстояние в 100 тысяч километров, и теперь снаряды долетали всего за 0,4 секунды. Спустя тридцать секунд всё было кончено, все корабли эскадры вторжения были уничтожены. Земляне потеряли семьдесят крупных и средних кораблей. Пять к одному, приемлемые потери, для менее развитой цивилизации.

Разведывательный зонд остался на расстоянии 5 астрономических единиц от солнца и наблюдал за боем. Вёл статистику потерь и попаданий. Наконец, последний из кораблей эскадры, получил фатальные повреждения, и связь прервалась. Зонд в течении секунды переваривал информацию, после чего послал сообщение: "Ликвидационная эскадра потерпела поражение, ни одному кораблю не удалось прорваться к земле. Имеет место быть угроза первого уровня, прошу выслать ликвидационный флот первой степени. Мы столкнулись с крайне передовой цивилизацией, способной постоять за себя. Особую угрозу представляет экстрасенс первого уровня, победить их будет не легко. Повторяю, требуется ликвидационный флот первого уровня."

 

Глава 35: День триумфа

Космическую битву наблюдала треть телескопов земли, даже в любительские телескопы было видно… Да что в любительские, над США была ночь и жители видели огромное количество вспышек в небе, вспышек от ядерных взрывов на расстоянии пятисот тысяч километров от земли, от туда, где шёл бой. Все новости планеты выступили с экстренным заявлением: "Сегодня в 3 часа ночи по Гринвичу на землю было совершено вероломное нападение. Пятнадцать тяжёлых кораблей противника начали атаку с расстояния в миллион километров, им навстречу было выслано триста земных кораблей. Флот возглавил сам император, управлявший битвой с флагманского супер дредноута "Антарес". Наши силы потеряли семьдесят тяжёлых и средних кораблей. Но мы одержали победу. В настоящий момент корабли мусорщики начали собирать обломки оставшиеся после боя. Первые образцы инопланетной техники уже были доставлены в наши лаборатории. Наши учёные утверждают, что инопланетяне не опережают нас принципиально. Особое собрание ООН вынесло ноту поддержки курсу императора." Космический бой вызвал необычайное воодушевление на планете, люди вываливали на улицы толпами, несли плакаты "Мы любим императора", "слава империи", и в том же духе. Все необычайно радовались, что ни одна атомная бомба не упала на поверхность планеты, что погибло всего сто с небольшим космонавтов. Спустя несколько часов ООН выписало мне орден мужества, и его прикололи к кукле символизирующей императора. Это показывали по всем телепрограммам. Меня объявили спасителем человечества, и это нашло поддержку народных масс.

Юлька сидела перед телевизором, смотрела новости и ревела. В соседней комнате играл не его маленький ребёнок. Она жалела, как она жалела, что бросила его. А он не пришёл, не явился, и не попросил прощения. И вот она замужем, и уже не сможет к нему вернуться. Вернулся Игорь, она не стала открывать, у него были ключи.

— Ты что так рано?

— Сегодня и завтра объявили выходные, вся планета празднует. А ты что ревёшь?

— Я его знала.

— Кого его?

— Императора.

— Но что случилось?

— Он любил меня, а я его бросила.

— Постой, бред, ты знаешь императора?

— Мы учились в одной группе в университете, он любил меня. Теперь он спас целый мир, всех нас.

— Но я думал, ты была счастлива со мной.

— С тобой да, но он был не счастлив.

— Юль, ну не реви.

— Не могу.

— Хочешь, пойдём сегодня в гости к Тамаре, вы посидите, по сплетничаете, а моя мамка посидит с ребёнком, всё будет здорово.

— Ты не понимаешь, я его бросила, теперь ничего здорово не будет. Ты знаешь, какой он, слабый, глупый, сплошные комплексы не полноценности. Наш император. Этот груз который на него свалился, а он как рыцарь отдал своему миру всю свою жизнь без остатка, каждый день, каждый час, все последние усилия.

— Да брось, это всё просто пропаганда, он такой же человек. Он тебя давно забыл, иначе бы был здесь.

— И я верю, что он, как и говорят в новостях, пошёл в атаку в первой линии. А мог ведь сидеть где-нибудь в бункере на земле. В первой линии, на вражеский флот, понимаешь, он смелый, и смерти не боится, совсем.

— Ладно, успокойся, сегодня пойдём к Тамаре, и всё будет хорошо.

— Оставь меня.

Она вышла на кухню и вволю выплакалась. Потом успокоилась, было уже поздно что-то менять, сама виновата, и потом, рядом с ним осталась всегда верная Ирка. И это её дети станут править галактикой. Ирка будет вознаграждена за свою преданность.

Мой катер вошёл в атмосферу, вокруг него загорелся плазменный шлейф. Спустя три минуты торможения я вышел в атмосферу на высоте 25 километров. Внизу были облака, не люблю облака, люблю солнце. Мой катер продолжил снижение, я пролетел над Москвой и приземлился на своей даче. Вышел из катера, тут стояло человек двадцать встречающих, молодые люди с цветами.

— Поздравляем.

Несколько человек кинули надо мной розы.

— Спасибо.

Вперёд встречающих, вышел человек, подошёл ко мне и нацепил мне орден.

— Это орден мужества, специально для вас, адмирал. Поздравляю.

И он пожал мне руку. В толпе встречающих нашёлся и один журналист с видеокамерой, он терпеливо заснял церемонию награждения.

— Мы все вам очень благодарны, вы помогли спасти целый мир.

Из-за толпы выбежала Ирка, повесила мне на шею венок с цветами.

— Мой герой, будем праздновать.

— Праздновать, но с кем?

— Сколько лет мы с тобой, и мы ничего никогда не праздновали. Сегодня будем. У нас званный ужин и бал по программе. Будем танцевать.

Я прошёл вместе с Ирой в дом, люди потянулись за нами, тут уже было накрыт стол, и освобождено место для танцев. Сидел оркестр с скрипками и другими инструментами. Я оторвался от гостей и прошёл в компьютерный зал.

— Скайнет, ты что творишь?

— Сегодня ты спас человечество, задумайся над этими словами. Ты построил флот, и привёл его в состояние полной боеготовности перед атакой врага. Если бы тебя не было, то к настоящему моменту земля превратилась бы в выжженную пустыню. Задумайся над значением слов, спас человечество. Ты просто обязан это отпраздновать.

— Хорошо, но кто эти люди?

— Выдающиеся учёные и офицеры твоего флота. Их пригласили на бал адмирала флота.

— Но флотом управлял император, — заметил я, — такова позиция официальной пропаганды.

— Ну, а ты ему помогал.

— Логично.

— Не задавай глупых вопросов, иди празднуй.

— Ладно, пойду, но ты приготовь мне, скажем, через три часа, отчёт о наших пришельцах, что у них были за корабли, и прочее.

— Обязательно, как же без отчёта.

— Я буду ждать, — погрозил я пальцем видеокамере, и вышел к гостям.

Праздник был довольно скучным, все пили ели, меня старательно расспрашивали, что я делал, и в чём мои заслуги. Я сказал, что сам не пойму, в чём моя заслуга, я просто выполнял свою работу. Что касается Иры, то та замучила меня танцами, мы протанцевали не меньше половины времени всего банкета. Но вообще, мне не понравилось, я не знал никого из присутствующих людей, и у меня плохо получалось поддерживать разговор. Поэтому, промучившись часа четыре, я ушёл в дальние покои своего дома, оставив всех гостей хозяйке, то есть Ире.

 

Глава 36: Абсолютная броня

Вторжение пришельцев существенно разворошило земной муравейник, многие горячие головы ратовали за серьёзное увеличение численности космического флота. Другие предлагали фантастические проекты постройки вокруг земли сети гигантских космических крепостей вооружённых лазерами. Третьи требовали от правительства срочно построить флот звездолётов и нанести по противнику ответный удар. Но все эти проекты отверг, я понимал, что ликвидационная эскадра вылетела к земле задолго до моей эпохи, а значит, враг был далеко от нас. Хотя это я знал и благодаря своим способностям. Противник не скоро нанесёт ещё один удар, сейчас было время строить, в моих планах было ускорить терраморфинг марса, модернизировать колонизационные звездолёты, и начать запускать не один звездолёт в год, а минимум три, расширив зону колонизации с десяти до тридцати пяти световых лет.

Мой флайер аккуратно присоединился на площадке перед ОНИЛ12, активно ведшую исследования инопланетных артефактов, оставшихся после вторжения пришельцев. Я вышел из машины и направился к центральному входу, там меня уже поджидал профессор Стражински.

— Профессор?

— Агент императора?

Я пожал руку.

— Будем знакомы, пройдёмте. Как мне вас называть?

— Меня зовут Александр, можете звать меня по имени.

— А меня зовите профессор Стражински, меня все так зовут.

— Понятно.

— Пройдёмте сюда.

Мы свернули в один из боковых проходов, пару минут куда-то шли, и вышли в большую комнату, посреди комнаты было шарообразное нечто.

— Я так понимаю, это аннигиляционная камера реактора корабля матки.

— Да, но в отличие от наших, этот материал практически не плавится.

— Практически?

— Мы до сих пор гадаем, из чего он состоит, но мы не смогли ни расплавить его, ни разрезать.

— Позвольте.

Я подошёл к шару, и дотронулся до него обеими руками.

— Что вы делаете?

— Не мешайте мне, я экстрасенс.

Профессор замолчал, я сосредоточился и маленько постоял дотронувшись до камеры. И понял что это такое, и из чего она создана.

— Я знаю, что это за материал.

— Откуда?

— Просто поверьте. Это сплошное ядерное ядро.

— Такое большое? Но они ведь распадаются, при массе в 260 и выше, да и такие материалы как Лоуренсий существуют крайне не долго, а тут.

— Этот материал составлен из протонов, нейтронов и антипротонов.

— Но антивещество сразу аннигилирует.

— Причина аннигиляции антивещества в том, что плюс и минус притягиваются, очень сильно, протоны и антипротоны на сверхкратком расстоянии неимоверно разгоняются приближаясь друг к другу, это служит причиной их столкновения. Если найти способ связать протон и антипротон без столкновения, то мы получим стабильное вещество с уникальными характеристиками. Но производить такое вещество весьма дорого, так как дорога антиматерия.

— Но как такое можно осуществить.

— Можно, видите они сумели, и мы сумеем.

— Вы и вправду экстрасенс? Никогда бы не подумал, но вы так быстро разгрызли этот орешек. — Удивился профессор.

— Мне нужно к компьютерному терминалу с выходом в интернет.

— Но наши каналы не достаточно защищены, чтобы передавать такую информацию, если вы конечно хотите передать её кому-то.

— Не волнуйтесь, достаточная защита будет.

— Идите за мной.

Он отвёл меня к ближайшему компьютеру. Я связался со скайнетом.

— Слушай, наш противник использует материалы состоящие из протонов и антипротонов, нам нужно научиться делать подобное. Проведи эксперимент, сначала создай ядро с одним антипротоном, оно может получиться очень тяжёлым, это хорошо, у него может быть высокая валентность и тугоплавкость. Потом создай с двумя антипротонами с тремя, и так далее… В итоге создай материал целиком состоящий из сплошного ядра.

— Как это сделать пояснишь.

— Не знаю, но думаю можно попробовать следующее. Используй супер микроскоп и оптический пинцет для того чтобы двигать отдельные атомы. Помести антипротон ровно в середину между четырьмя протонами, и дай им притянуться друг к другу. Так чтобы протоны отталкивались друг от друга, тогда, наверно, аннигиляции не произойдёт. Протоны будут отталкиваться друг от друга, и тормозить, при приближении к антипротону. Но элементарные частицы должны находиться точно по периметру антипротона, расстояние должно быть одинаковым с точностью до 10Е(-31) метра, и даже выше. Попробуй.

— Хорошо, я загружу несколько научных лабораторий, но не уверен в результате.

— Это возможно, доказательство лежит у нас в ОНИЛ12. Они смогли, и мы должны суметь.

— Хорошо, конец связи.

— Извините, — обратился профессор Стражински, — но с кем вы разговаривали, скайнет это позывной, я надеюсь?

— Нет, это искусственный интеллект созданный правительством, который контролирует весь мир. Все компьютеры, всех роботов, космические корабли, заводы, и многое другое.

— Я думал это фантастика.

— В нашем мире в последние годы всё фантастика. Ладно, перейдём к пункту два нашей с вами встречи.

— Пройдёмте за мной, я вам всё покажу.

Мы пошли по каким-то коридорам, тем временем профессор рассказывал.

— Мы изучали их изомерные батареи, пытаясь найти причину их аномально большой ёмкости.

— И?

— И мы нашли ответ. Хотя они используют для ядерных изомеров теже вещества, что и мы, но хранят энергию, они на порядок более высоких уровнях.

— То есть?

— Они закачивают столько энергии, что та в обычных условиях не помещается в изомере, и изомер избавляется от неё, сбрасывая её тут же. Зарядить настолько в обычных условиях изомер не получится. Но у них условия не обычные, они заряжают и хранят изомер в сверхмощном электромагнитном поле. Это увеличивает ёмкость изомеров почти втрое по сравнению с нашими.

— И много энергии нужно, чтобы хранить изомер в таком состоянии.

— Относительно много, несколько сот мегаватт на килограмм, но если задача сохранить изомер заряженным временно, например несколько суток перед боем, то это обоснованно.

— Понятно. Мы воспользуемся этим, возможно.

— Кстати, в таком состоянии изомер способен отдавать больше энергии без дестабилизации, чем и объяснялась аномальная манёвренность сил врага в том бою.

— Ясно. Вы пытались создать подобные изомеры?

— Нет, тем более это взрывоопасно, мощность взрыва может измеряться килотоннами в случае поломки, это опасно.

— Ладно, я сам займусь этим. Спасибо профессор, что уделили мне время.

— Вам спасибо.

Я направился к стоянке флайеров, мне предстояло обдумать то, что я узнал сегодня. Офицеры эскадры просчитались, они не только не нанесли земле урон, но ещё щедро поделились с нами своими технологиями. Разворошили муравейник, люди наконец поверили в пришельцев, и теперь все вместе готовились к войне, наши шансы на победу существенно выросли. Но больше всего меня интересовали материалы полученные с помощью антивещества. Во первых, с их помощью можно было создать изомерные батарейки гораздо большей ёмкости чем сегодня, в принципе наверно в изомерную батарейку можно закачать энергии даже больше, чем эм це квадрат. Во вторых, появилась возможность резко увеличить температуру в камере аннигиляционного реактора, а это гораздо более быстрые звездолёты. Сейчас температура в камере составляла 1,5 миллиона кельвин, примерно. В случае если камера будет целиком состоять из ядра, температура в ней может достигнуть 10 миллиардов кельвин, в семь тысяч раз больше, чем сейчас. А значит, наши звездолёты смогут летать не на десятки, а на тысячи световых лет. Хотя сделать такую камеру будет крайне дорого.

Меня интересовала биология пришельцев, к счастью нам удалось собрать достаточно много сведений о ней, мы нашли и ДНК. Я включил последние данные: "ДНК пришельцев насчитывают 59 пар. Теломеры отсутствуют, всё указывает на то, что механизма старения у них просто нет. Всё указывает на то, что их вид древний, и как вид биологически они намного опередили людей. Тем не менее, внешне они напоминают людей, у них есть мозг, расположенный в голове, два глаза, рот, мозг существенно больше человеческого. Трёхкамерное сердце, они холоднокровные. Лёгкие, подобные человеческим. Ну в общем две руки, две ноги, по четыре пальца на каждой конечности. Два пола, женский и мужской. Но отдалённо они похожи на людей. Рост около ста сорока сантиметров, волосяные покровы отсутствуют, кожа серо жёлтая, как у людей. Скорость размножения, примерно такая же как у людей, один ребёнок, примерно раз в год. Стоит особо подчеркнуть крайне развитый по сравнению с человеческим иммунитет". Я задумался, они реально опередили нас, раз у них не было механизма старения, хотя возможно они достигли этого какой-то генетической операцией, с помощью ретровируса. Но мы то, до сих пор продляли свои жизни с помощью укола теломеразы, который делался раз в двадцать, тридцать лет. По сравнению с ними, мы были примитивны, это расстраивало.

В последующие годы мы увеличили скорость покорения космоса, теперь мы посылали не один звездолёт в год. А по три корабля в год, и летели они немного быстрее, чем самый первый корабль. Но к несчастью создать аннигиляционный реактор с применением технологии пришельцев, состоящий из антивещества и вещества не удавалось. Слишком мало было производство антивещества. Несмотря на усилия нескольких аннигиляционных реакторов и ускорителей частиц, удавалось производить не более ста грамм антивещества в год, а это было слишком мало, для того, чтобы что-то из него построить.

 

Глава 37: Империя крул готовится к войне

Удалённая космическая станция внешнего наблюдения находившаяся в межзвёздном пространстве, на передовом рубеже империи крул повернула свою антенну в направлении 339–807 и приняла слабый межзвёздный сигнал. Искусственный интеллект тут же передал информацию об этом на центральный пульт станции. Патрульный инженер прочла сообщение:

— "Это разведывательный зонд 3qw4561ER90. Вторжение в систему провалилось, ликвидационная эскадра полностью уничтожена. Сообщаю об угрозе первой степени, требуется ликвидационный флот. Обнаружена цивилизация девятой ступени. Срочно, если кто меня слышит. Передайте в метрополию. Цивилизацию возглавляет экстрасенс первого уровня, прямая угроза первого уровня. Мощный флот…"

Патрульный инженер не знала о том, что это за зонд, и что за система, её только слегка задела информация об экстрасенсе первого уровня. Но она выполнила свой долг, и передала информацию куда следует.

Генерал третьего флота сектора "созвездие" Остин, терпеливо сидел в комнате ожидания, ожидая приёма у экстрасенса второго уровня, который управлял галактикой "Млечный путь". Наконец дверь открылась, и его позвали. Он прошёл внутрь, экстрасенс-губернатор, сидел на троне из белого камня, рядом с ним сидели две обольстительные женщины, одетые в одежды, которые слабо скрывали, и хорошо подчёркивали их прелести. Генерал знал, что властители получают всё, что им захочется, таков был порядок. А как бы жил он сам, если бы ему подчинялось 30 миллиардов миров. Он уткну свой взгляд в пол, так было положено, демонстрировать свою покорность.

— Генерал, можешь поднять взгляд. Это твоя первая аудиенция у меня? Так знай же, я люблю разговаривать со своими подданными, глядя в лицо.

— Да милорд.

— О чём важном ты хотел доложить.

— Существуют не до конца проверенные данные о появлении в твоей галактике милорд, цивилизации девятого уровня, возглавляемой экстрасенсом первого уровня.

— Первого уровня? У цивилизации девятого уровня? Это не возможно, существует предел Хайнека, он говорит о том, что у цивилизации девятого уровня может родиться только экстрасенс третьего уровня, максимум, и то, с вероятностью 0,1 процента.

— Этот экстрасенс, он родился в цивилизации шестого уровня, и он захватил власть и в кратчайшие сроки вывел свою цивилизацию на девятый уровень. К этому миру была послана ликвидационная эскадра, но она потерпела фиаско.

— Экстрасенс первого уровня, — задумчиво произнёс владыка, — и сколько миров подконтрольно этой цивилизации?

— На момент посылки сообщения было шесть или семь.

— Что решил совет?

— Силами десяти миллионов звёздных систем мы посылаем ликвидационный флот. Сто тысяч кораблей, только лучших. Самых быстрых, чтобы успеть туда через семь лет. Мы построим три тысячи колоний в ста световых годах от них. А остальные корабли атакуют их мир и их колонии. Нам нужно твоё подтверждение владыка.

— Да, я даю его. Но помните один нюанс, они могут послать звездолёты со своими колонистами к дальним мирам. Мы должны предусмотреть такой вариант развития событий.

— С этим нельзя ничего поделать владыка, да они могут. Мы не в состоянии проследить, но мы покончим с ними одним ударом.

— Когда будет готов флот?

— Через три месяца вылет.

— Давно не было таких войн.

— В этом секторе мы не сталкивались с цивилизациями девятого уровня.

— Да, так владыко.

— Можешь приступать, сообщишь мне, когда флот вылетит, и когда они уничтожат эту цивилизацию.

— Вы можете сделать предсказание?

— О них? Нет, они слишком далеко, и не повлияют на историю моего сектора, не вижу смысла даже пытаться увидеть будущее.

— До свидание владыка.

Генерал пропятился задом до выхода из приёмного зала, пока двери не закрылись. После чего, он перевёл дух и направился в ставку, пора было начинать готовиться всерьёз.

Десять миллионов миров подготовили свои лучшие корабли для ликвидации землян. Они вылетели синхронно, но должны были встретиться и объединиться в один флот, лишь на подлёте к земле. Хотя в один флот они так и не должны были объединиться, их большая часть полетит к земле, а остальные сорок процентов будут распылены по окрестным звёздам, чтобы ликвидировать, предположительно многочисленные колонии землян, все до единой. И основать свои собственные колонии, чтобы сформировать плацдарм, на случай удлинения войны.

Генерал Остин сам управлял челноком, ему нравилось летать, вдалеке показался его корабль. Настоящая гордость королевского флота "Эндевор", двадцати километровая махина, к которой было присоединено около сотни других кораблей. "Эндевор" был не боевым кораблём сам по себе, к нему было присоединено много других кораблей. Но он был быстр, он должен был долететь до земли всего за семь лет, совершить путешествие протяжённостью в 48 тысяч световых лет. Такой корабль как "Эндевор" мог бы даже отправиться в межгалактическое путешествие. Челнок генерала приблизился к шлюзу, его втянули магнитные захваты, люк в космос закрылся. Его встречали, все старшие офицеры корабля. Генерал вышел из челнока, все отдали ему честь.

— Генерал.

— Капитан.

Капитан отдал ему честь. Ведь генерал Остин должен был возглавить весь ликвидационный флот.

— Разрешите проводить вас в центр управления.

— Разрешаю.

— Следуйте за мной.

Они пошли куда-то длинными коридорами, потом сели в транспортную капсулу в ней было тесно, та пробиралась по транспортной трубе куда-то минут пятнадцать. После чего они прибыли. Капитан провёл его в довольно тесное помещение.

— Здесь так мало места. — Недовольно заметил генерал.

— Да на большинстве кораблей рубки больше, но здесь рубка обладает особой защитой, из абсолютной брони, а это дорого, поэтому в ущерб вашему удобству, помещение сделали компактным.

— Надеюсь, что большую часть времени, я буду проводить в помещении по просторней.

— Конечно. Но не надо забывать, сколь опасен наш противник, экстрасенс первого уровня…

— Кто вам сказал?

— Командование посчитало, что все капитаны кораблей должны знать, с чем мы столкнёмся, для более успешного выполнения миссии, сэр, — сказал в своё оправдание офицер.

— Хорошо, оставьте меня одного.

Капитан и два офицера покинули рубку. Генерал Остин присел на кресло и придался печальным думам. Он знал, что сила флота в тысячи раз мощнее флота землян, и в принципе, даже десять таких кораблей как "Энедевр" мокрого места от землян не оставят, но его грызли плохие предчувствия. Генерал успокаивал себя только тем, что он не экстрасенс, и его предчувствия ничего не стоят. Меж тем, корабль включил поле компенсирующие ускорение, и двинулся к цели, к земле.

 

Глава 38: Новый Марс

Это был мой первый вылет за пределы земли, за исключением битвы за землю в 2015ом году, когда я вылетел с поверхности планеты на личном челноке, и летал сражаться на супер дредноуте. Но сегодня, я впервые летел на Марс. Ира упросила меня, а скайнет подтвердил, что полёт полностью безопасен, технология изомерных батарей, если их не перегружать, была крайне надёжна, аварий практически не было.

В настоящий момент я стоял в обсерватории Ириной яхты и смотрел на Марс. Планета медленно, очень медленно, почти незаметно, приближалась. И она перестала быть красной, как раньше, теперь, обретя атмосферу из шахт, прорытых до мантии планеты, Марс стал выглядеть синим, почти как земля, только очертание материков было иным. Точнее материков на Марсе не было, был один большой континент и небольшой океан площадью в одну десятую поверхности планеты. Из-за чего марс был сухим, и холодным, по сравнению с землёй. Но на Марсе уже теплилась жизнь, на экваторе около океана росли специальные геномодифицированные растения, летали насекомые. Только люди пока не могли дышать без специальных масок. Слишком велико было содержание углекислого газа в атмосфере, и слишком мало было кислорода. Но уже можно было обойтись без скафандров, давление у поверхности океана достигло 35 кило Паскалей.

В обсерваторию зашла Ира, она была в положении. Ждала очередного ребёнка, чтобы послать его прочь с земли. Правда теперь мы отсылали не только детей Иры, она бы не успела столько нарожать. Три корабля в год, три ребёнка в год. Но она тоже принимала в этом участие, ей хотелось, чтобы её дети правили галактикой.

— Ну, как тебе наш новый мир?

— Почти как земля.

— Скоро на Марсе можно будет жить без маски.

— До этого дня ещё надо дожить, не скоро.

— Пол века, но говорят, что с трудом и не долго, можно будет дышать уже лет через двадцать.

— Не забывай о пришельцах, они повторят атаку, и она будет намного сильнее первой.

— Наш флот тоже намного сильнее стал, не правда ли. И станет ещё сильнее.

— Не будем об этом.

— Как мы назовём, нашего нового ребёнка? Надеюсь в этот раз по-русски?

— Нет, ты же знаешь, согласно решению международного совета.

— Решает не совет, решаешь ты.

— Я тоже так решил, первый язык на планете Английский, значит во всех колониях, везде среди звёзд первым языком человечества будет Английский.

— Ты мог бы сделать первым языком русский.

— Я думаю не только о себе, но и о миллиардах сограждан. Английский язык совершенней нашего, и проще.

— Вот если бы ты не знал английский.

— Как ты? — Улыбнулся я, — так выучи его.

— Лень.

— У тебя столько свободного времени, ты же ничего не делаешь.

— Я пишу мемуары.

— По страничке в день.

— По две страничке в день. А набежало уже порядочно, страниц восемьсот.

— Хочешь, чтобы их опубликовали?

— Пока нет.

— Зачем тогда писать?

— Я сказала пока нет, но потом захочу, на старости лет.

— Мы будем жить вечно дорогая.

— Я всё равно почувствую себя бабушкой, когда у меня появятся внуки.

— Это будет не скоро, нашему первенцу сейчас десять лет.

— На планете ледников рано женятся, так что осталось лет шесть, семь. Ладно, я пойду, поем, что-то есть захотелось.

Я подтолкнул её к двери, люку, и остался стоять посреди обсерватории. Корабль продолжал сближение с Марсом, с огромной скоростью, тридцать километров в секунду. Меньше, чем через пол часа мы сядем в курортном районе Марса, городе Новые Сочи. Точнее New Sochi, русском городе, в котором официальный язык был английский. За что меня не одобряли многие из моих соотечественников. За то, что я унифицировал космос, сделав его только англо говорящим. В школах запрещалось даже преподавать второй язык, кроме английского. Только в специальных языковых институтах ещё разрешалось преподавать, так называемые теперь, мёртвые языки. Я хотел, чтобы человечество как можно быстрее забыло старое, и перешло к новому, чтобы не было больше языковых барьеров. Тем временем, пока я размышлял, корабль начал очередное торможение, готовясь ко входу в атмосферу. Пилот объявил через динамики о посадке и я направился в кают кампанию, где были кресла с ремнями.

Мы сел в пустыне, в ста километрах от Нового Сочи, города с населением двадцать тысяч человек. Что для Марса было довольно много, с учётом того, что на планете всего обитало 350 тысяч человек, которые уже почти стали самодостаточной колонией. В настоящий момент наш флайер пролетал над не высоким лесом.

— Это дубы? — Спросила Ира.

— Да, — ответил гид, — одно из наиболее распространённых растений на Марсе.

— А почему они все такие маленькие?

— Их недавно посадили, лет пять назад. Самые старые деревья на Марсе имеют возраст всего десять лет. Это довольно мало для деревьев.

Вдалеке показался океан, синий, а на побережье стояли дома, в основном не высокие, не более десяти человек, и всего три башни.

— Смотри Саш, почти как на земле, океан такой же синий.

— Только он мёртвый и пересоленный. Там 70 грамм соли на килограмм воды. Это офигенно много.

— Не такой уж он и мёртвый, я читала, что там живут специальные водоросли, они тоже ускоряют переработку атмосферы.

— Но там 70 грамм соли на литр воды, да тут на Марсе даже реки и то солёные.

— Не все. И не такие уж солёные, солоноватые, скажем так, но это пройдёт, лет через двадцать.

— Всё равно сэр, согласитесь, Марс стал куда более пригодным для жизни, чем до начала терраморфинга.

— Мне ли это не знать, я каждые два дня смотрю на цифры.

— Но одно дело смотреть, а другое дело побывать, пощупать, попробовать. — Вставила своё веское слово Ира.

— Конечно.

Лес снизу кончился, и мы полетели над городом, дома стояли обычные, с виду, и не скажешь, что на самом деле они герметичные. В основном местные жители предпочитали индивидуальные коттеджи. Рядом с каждым был земельный участок и свой собственный сад, в основном с цветами.

— А здесь красиво.

— Не забывайся, ты не проживёшь здесь и пяти минут без маски.

Наш флайер завис над посадочной площадкой, плавно опустился. Мы вышли, на нас были маски. Маска это такое устройство, которое улавливает кислород из атмосферы, благодаря чему ничего кроме маски не надо таскать с собой. Источник энергии маски маленькая изомерная батарейка, полного заряда батарейки хватало лет на десять, так что можно было не волноваться. Мы прошли в не высокое, пятиэтажное белое здание, здесь были стеклянные двери, две стеклянных двери, они разъехались, заурчали фильтры, и через тридцать секунд открылись вторые двери.

— Всё, можно снять маски. Видите эти часы на моей руке? Если циферблат зелёный, значит можно дышать, если красный, значит, дышать нельзя.

— Хорошо.

Мы прошли внутрь, здесь было светло, за столом напротив стоял робот.

— Это наша гостиница, вы здесь редкие гости, ваш номер пятый.

— Ну что пойдём смотреть номер, или прогуляемся по побережью?

— Я выбираю прогулку по побережью, зря мы сюда зашли, потом придём посмотрим.

— Хорошо идёмте, — позвал гид.

Мы вышли из гостиницы, на этот раз фильтры ничего не очищали и не выкачивали. И пошли по направлению к океану.

— Я смотрю, вы не бережёте воздух, особо.

— Да, его постоянно получают из атмосферы специальные устройства, это не дорого.

— У вас тут есть достопримечательности?

— Боюсь, дорогая, что кроме небоскрёбов тут достопримечательностей нет.

— Нет, есть, вы не правы. Есть экскурсионное бюро к водопадам, в лес, тоже пользуется популярностью, лесов на Марсе пока мало. Есть экскурсия в горы, здесь красивые горы, только они далеко, двести километров отсюда.

— А как с ресторанами?

— Есть один ресторан, и много общественных столовых. С продуктами на Марсе не очень, но в столовых всегда есть что поесть, поэтому здесь большой спрос на столовые.

— В столовых кормят наверно не очень, — сконфузилась Ира.

— Да, я думаю, вам не понравится.

Так болтая, мы дошли до океана, здесь была набережная, как в Москве, отделанная камнями вдоль кромки берега, тянущаяся на несколько километров. Но около океана была линия песка шириной метров десять. На песке лежало и загорало несколько человек.

— Солнце здесь наверно не очень.

— Как раз, наоборот, на Марсе слабый озоновый слой, и потому с непривычки можно обгореть моментально.

— Но солнце греет слабее, чем на земле.

— В пустыне днём плюс тридцать бывает, так что рассказы о Марсианских холодах это миф. Тем более, сейчас парниковый эффект стоит жуткий.

— Да, со временем тут станет холоднее.

— Да и сейчас не слишком жарко, — заметила Ира, — ну сколько сейчас, плюс двадцать не больше.

— Нормально. На планете ледников, например, температура выше плюс двенадцати не поднимается вовсе.

— Причём здесь планета ледников, она не к месту, мы здесь на Марсе, а то я тоже могу возразить, что на Арахисе плюс сорок. И по сравнению с ним здесь холодно.

Я решил сменить тему, говорить только о погоде, это как-то, слишком по-английски.

— Я смотрю, генетики понаделали различных цветов?

— Рынок. И потом, это было не сложно, растения в отличии от животных и насекомых, легко привыкают к повышенному содержанию СО2.

Я подошёл к пальме, высотой метров в шесть, встал на её корень, и вытянул руку вверх.

— Ир сфотографируй меня на фоне океана.

— Чёрт, я фотоаппарат оставила в вещах.

— Ладно, потом. Так куда мы отправимся на экскурсию?

Ира немного подумала, потом решила.

— Сначала в ресторан, посмотрим местные блюда, потом к водопадам, тоже посмотрим, что за водопады.

— Далеко до ресторана?

— Двадцать минут. Может, поймать такси, если вы устали.

— Нет, пошли пешком, тем более, тут слабая гравитация, и полезна нагрузка.

Мы двинулись в сторону единственного ресторана города.

— А из чего делают дома, эти коттеджи? Это известняк?

— Нет, известняк тут не встречается. Зато есть много дешёвого мрамора, не очень высокого качества, он серый. Серый мрамор. Его добывают с глубины метров в десять, подчас открытым способом.

— И он не пропускает воздух? Ведь, дома должны быть герметичными.

— Пропускает, но скажем так, он пропускает достаточно мало воздуха, чтобы можно было за это не волноваться. В каждом доме есть небольшое устройство, часто совмещённое с кондиционером, служащее для очистки воздуха. Обычно такого устройства с лихвой хватает, ведь, чтобы дышать, человеку необязательно вдыхать идеальную смесь в двадцать процентов кислорода и восемьдесят процентов азота. Если кислорода будет, скажем, пятнадцать процентов, а не двадцать, то этот воздух всё равно будет пригодным для дыхания. Кстати, если мы находимся в такой атмосфере, где воздух плохо пригоден для дыхания, то мои часы приобретают оранжевый цвет.

Мы ещё какое-то время обсуждали особенности Марса, пока не дошли до ресторана. Я пригласил гида по обедать вместе с нами за мой счёт, но тот вежливо отказался, вероятно, на этот счёт существовал какой-то не гласный этикет.

Особой программы экскурсий по Марсу у нас не было, но мы в течении пары дней побывали везде где только можно было. Обгорели достаточно сильно, ультрафиолетовое излучение на Марсе и вправду было даже сильнее, чем на земле. В общем, особых занятий не было, и через пять дней нашего пребывания на Марсе, мы решили отправиться обратно на землю. На земле мне как-то больше нравилось.

 

Глава 39: Планета ледников

Урок подходил к концу, преподаватель вызвала Джекки к доске. Не повезло, он почти высидел всё время, как неудачно вызвали, он же ничего не знал, тем не менее, вышел к доске.

— Итак, Джекки, расскажи нам, как животные жарких пустынь приспосабливаются к жарким условиям климата. Расскажи, это же было домашнее задание.

— Да какая разница, это же было на земле, а здесь на нашей планете к жаре приспосабливаться не нужно. Зачем нам это знать?

— А вдруг мы когда-нибудь через много лет, как земляне, построим большой звездолёт, и отправим колонистов к другим мирам, и те другие миры будут жаркими. — Учитель помолчала тридцать секунд. — Ну, Джекки, отвечай, Джекки ты готовился?

Он не хотел сознаваться, но его припёрли к стенке. Да какая разница готовился он или нет, кто его поругает за плохие оценки? Дядюшка Сэм? Тот никогда не перегнёт палку, хоть он и строил из себя его отца, он им не являлся. И Джекки спал не в его квартире, а в отдельно выделенной ему комнате. Никто не даст ему ремня, никто не накажет за неуспеваемость, так что он честно выдавил из себя:

— Нет, я не готов, простите Тамара Алексеевна.

— Плохо Джекки, очень плохо. Кто из тебя вырастит? Ты же ничего не знаешь, ни вы чём не разбираешься, и не хочешь разбираться.

— Из меня выйдет хороший охотник. Буду охотиться на псевдотигров.

Прозвенел звонок, последний урок на сегодня кончился. Джекки обернулся, сзади около двери стоял дядя Сэм. Регент, правитель колонии.

— Подойди сюда.

Мальчик послушно подошёл. На самом деле он побаивался дядю Сэма, так как знал, что среди взрослых, тот пользуется несомненным авторитетом. И отчасти мальчик гордился тем, что сам регент общается с ним раз в один, два дня. Хотя колонистов было не так много, и тот мог позволить себе потратить двадцать минут на то, чтобы проверить как идут дела у маленького члена колонии потерявшего родителей.

— Как он учился? — Спросил регент у преподавателя.

— Плохо, дуб дубом, опять не готов.

— Вы говорили, что мой отец тоже был дуб дубом в школе. А ещё, я прочёл в книгах, о том сколь плохо учился император.

— Император старался, ты же не готов по другой причине.

— Ну и пусть, я стану охотником, буду охотиться на псевдотигров.

— Ох, я надеялся, что ты станешь человеком.

— А что значит, стану человеком. Стану учёным? Но охотники получают зарплату не меньше учёных.

— Умеешь же ты болтать, лучше бы ты приложил свои способности и мозги к обучению. Понимаешь, охотники получают зарплату за риск, они рискуют жизнью, едва ли твои родители гордились бы тобой, если бы ты выбрал такую профессию.

— Ладно, я буду учиться лучше.

— Но я пришёл сюда по другой причине. Хоть ты и учился плохо, и не стоило бы тебя поощрять. Завтра у моей дочери день рождения, у нас будет праздник. Если тебе нечего делать, приходи. Там будет торт, другие дети.

— Хорошо дядя Сэм, я приду.

— И вот что ещё, тебе придётся что-нибудь подарить моей Сьюзен.

— Но что ей подарить?

— Может так не красиво поступать, но я дам подарок тебе, а ты подаришь его Сьюзен. Вот держи диск.

Он передал ему многоразовый диск размером с монетку.

— На нём новый фильм, "Дань милосердия". Сьюзи хотела его посмотреть, ей понравится этот подарок.

— А о чём он?

— О любви.

— Я приду, обязательно, а завтра, во сколько?

— Твои уроки заканчиваются в три часа дня? Приходи сразу, как кончатся уроки.

— Ну всё? Я пошёл.

— Иди.

Мальчик убежал. А регент решил поговорить с преподавателем о его успеваемости.

— У вас есть какие-нибудь идеи о том, как следует поступить?

— Надо его как-то наказать, — сказала преподаватель, и облокотилась на парту.

— Его нельзя наказывать. По крайней мере, строго, я не могу. Что вы предлагаете, выпороть его ремнём.

— Он ленив.

— Ему не интересно, заинтересуйте его.

— Я стараюсь, но бесполезно, он просто не делает уроки вообще и всё. И на всё у него одна отговорка, он станет охотником, и школьные знания ему не пригодятся.

— Охотником он стать не сможет, увы. Но пока ещё ему всего десять, всё может измениться. Он проявлял какие-нибудь не обычные способности, угадывал, может…

— Вы уже не первый раз у меня спрашиваете, нет, я ничего не заметила, извините, обычный мальчик.

— Хорошо, может это произойдёт позже.

— Не факт, что ребёнок императора должен обязательно унаследовать хоть часть его способностей.

— Да, я знаю, но нам всем было бы лучше, если бы он унаследовал. Ладно, я пойду, если что звоните, мой сотовый у вас есть.

Он развернулся и ушёл, у него ещё было много дел.

Джекки прошёл в столовую корабля. Да он жил на корабле, на планете, после приземления корабль стал домом для многих, в корабле было тепло и безопасно, целый небольшой город. На корабле были все блага цивилизации, за пределами корабля их не было. Конечно, Джекки бывал снаружи, но ему там не нравилось, пять десять градусов, слишком холодно. Но после того, как он станет охотником, ему придётся по долгу бывать снаружи, придётся тепло одеваться. В столовой был обычный выбор, мальчик взял бесплатный рацион. Деньги ему, конечно, давали на карманные расходы, но он предпочитал не проедать их, а тратить иначе. Так в настоящее время он уже пол года копил на многокнопочную мышь. Она была крайне дорогой, так как не производилась в колонии, и при покупке, её выделили бы ему из старых запасов. Но она нужна была ему, чтобы играть в компьютерные игры, многие компьютерные игры не шли со стандартной корабельной мышью, которая была в его каюте. А он любил компьютерные игры, играл в разное, бродилки, где надо было прокачивать своего персонажа, стрелялки, леталки, гонки. А ещё ему нравились большие города, небоскрёбы, всё то, что осталось на земле, всё то, что он скорее всего никогда не увидит. Потому что пройдут ещё тысячи лет прежде, чем на звёздах центавра разовьётся цивилизация. И разовьётся ли вообще, это вопрос. Тем более, он помнил нашествие пришельцев 2015го года, которое отразил император. Он знал, что пришельцы ещё вернуться с большей силой, он знал, что это сильно пугает взрослых.

Робот повар наложил ему стандартную порцию, зерновую кашу из местных злаков. Отвратительную кашу, Джекки её ненавидел, но её приходилось есть изо дня в день, это была основная пища колонии. А также мясо, солидный кусок. Мясо тоже было основной пищей колонии, и его мальчик любил. Он любил мясо под соусом, с перцем, мариновоное, жареное, копчёное, сушёное, любое мясо. В общем, еда в столовой вызывала у него противоречивые чувства, на половину он её ненавидел, на половину любил.

Поев, он отправился к себе в комнату играть. Он знал, что не плохо было бы сходить в тренажёрный зал. Но он не любил тренироваться, и потому был одним из самых слабых в классе, за что его не любили. Но любовь ближних была для него не главным, ведь у него был его компьютер, и куча компьютерных игр, которые до сих пор производили на земле. А ещё у него были программы путешествий, с помощью которых можно было посетить любой крупный город земли. И это он тоже любил. Чтобы отдохнуть от школы, он запустил для начала программу, Нью-Йорк, поднялся на лифте в башню близнец, и посмотрел оттуда вниз. Графика была не очень, игра была старой. И, тем не менее, ему нравилось смотреть на Нью-Йорк. Этот город был красивым. Наконец набродившись по виртуальному Нью-Йорку, он загрузил готику 4, и придался прохождению средневекового мира.

На следующий день, сразу по окончании скучных уроков, Джекки направился в противоположный сектор корабля. Где в элитной квартире жил регент, он захватил с собой и подарок Сьюзи. Он плохо знал её, Сьюзи была на два года старше Джекки. Но он несколько раз был на её дне рожденье, и регент каждый раз праздновал дни рождения Джекки. Кроме того, они ещё иногда встречались в школе. Но почти не общались, по мнению Джекки девочка была зазнобой, и обычно в её обществе, он её терпел. Наконец, он дошёл до элитного сектора, тут стоял робот часовой. Джекки представился.

— Джекки Саливан, иду на день рождение дочери регента, по приглашению регента.

— Вы можете пройти, — ответил робот.

Джекки прошёл мимо него, и оказался в элитном секторе. Тут везде были пластиковые панели, несколько гигантских фотографий какого-то жаркого курорта с пальмами во всю стену. Здесь было чисто. Конечно, не сказать, чтобы в секторе Джекки было грязно, но здесь было чище, существенно чище. Он свернул за угол и оказался перед роскошной дверью. В двери был глазок, по периметру она была обшита древесиной. Он позвонил, спустя пол минуты кто-то посмотрел в глазок и открыл дверь, это была Сьюзи.

— Привет Сьюзи.

— Привет Джекки.

— С днём рождения тебя, вот подарок, — он протянул диск.

— Что тут?

— Дань милосердия. Я слышал, тебе нравится этот фильм.

— Я его ещё не видела, ну проходи, — ушла она с дороги. — Но придётся подождать, ты первый гость, остальные пока не подошли.

Джекки разулся и прошёл внутрь. У регента была шести комнатная квартира с высокими потолками, и большим залом, он неоднократно бывал здесь раньше. С последнего посещения этого места, здесь мало что изменилось. Мебель, и многое другое планировалось ещё на земле, и потому здесь трудно было осуществить перепланировку.

— Может, я тогда пока в компьютер поиграю.

— А хочешь чай?

— С лимоном?

— Конечно. Пошли на кухню.

— Идём.

Они прошли на кухню, здесь мама Сьюзен колдовала над плитой. Судя по запаху готовилось мясо. Чтобы порадовать дочь, ей пришлось основательно по готовить самой. Особенно большую проблему представлял торт и сладкое. На планете ледников не было кондитерских, не было и многих других магазинов, купить что-либо было не возможно. Потому, если хочешь стол, умей готовить.

— А что за мясо? Говядина? — Не очень деликатно поинтересовался мальчик.

— Разное мясо, блюдо из нескольких типов мяса. Я думаю, вам понравится.

— Да я люблю мясо. — Признался Джекки.

— А я нет, я люблю торты и сладкое, — возразила Сьюзи.

— К счастью для Джекки, мяса на этой планете гораздо больше, чем кондитерских.

— А что такое кондитерская?

— Это такое место, где продают торты, много самых разных тортов на выбор.

— Там наверно всё очень дорого, — усомнился Джекки.

— На земле, торты были не намного дороже мяса.

— Да, вот бы очутиться на земле, походить по Нью-Йорку.

— Ньй-Йорк, а откуда ты о нём знаешь?

— Я интересуюсь землёй. Я вот жалею, что мои родители покинули землю, я бы лучше на земле жил, там интереснее.

— Знаешь Джекки, — призналась мама Сьюзи, — я тоже часто жалею, что покинула землю. Тут приходится жить в корабле, и неба ясного почти не вижу. А когда выхожу на улицу, то небо чаще всего затянуто тучами. И там холодно. На земле всё было не так.

— Почему тогда вы улетели?

— Ну, мы не знали, что высадимся на такой холодной и унылой планете. А главное, мужу предложили высокий пост, руководителя колонии. И потом романтика, новые земли, новый мир, звездолёт. Когда мы улетали, миллионы людей жаждали попасть на наш корабль, и отправиться к звёздам цетавра.

— А мои родители, тоже мечтали о дальних звёздах?

— Знаешь Джекки, я не знала твоих родителей, они были рядовыми инженерами, и я впервые услышала, о них, когда они погибли, в самом начале пути.

Болтая, женщина продолжала аккуратно резать салат, она ложила в него какое-то мясо, зелень, и майонез. Усмотрев мясо, Джекки решил, что когда стол накроют, он обязательно попробует этот салат.

— А вы хотели бы вернуться на землю?

— Я? Знаешь, думаю, хотела бы. На земле было гораздо лучше, чем здесь, но боюсь, что это уже не возможно.

— Почему? Звездолёт можно до заправить водородом, и он долетит.

— Никто на это не пойдёт. Ты просто не представляешь, сколько сил и усилий было вложено человечеством в этот корабль. Очень много, мы не вернёмся, регент, и высший офицерский состав на это не пойдут. И потом, нас стало больше. При полёте сюда, нас было пять тысяч, а сейчас, родилось столько детей, нас стало свыше десяти тысяч человек. И потом, мы съели большую часть запасов сделанных на земле.

— Мы могли бы запастись едой здесь.

Женщина улыбнулась.

— В межзвёздном перелёте мы ели из специальных тюбиков концентраты, которые не портились, даже после многих месяцев полёта. Если загрузишь мясо, то оно пропадёт, через самое большее три месяца.

— Да я понимаю. Нет, я бы не вернулся на землю.

— Почему?

— Тут я могу стать охотником, охотиться для колонии на псевдотигров, бизонов и кабанов. А кем я стану на земле? Там ведь не нужно охотиться, диких животных почти нет.

— Откуда ты знаешь?

— Читал.

— Ты много знаешь о земле?

— Да.

Джекки допил чай, и поставил чашку на мойку.

— Хочешь ещё?

— Нет.

— Может быть кофе, какао, сок?

— Нет, спасибо, я лучше посмотрю как вы готовите.

— Может, станешь поваром, — пошутила Сьюзен.

— О да, поваров и ресторанов на этой планете явно не хватает, — поддержала её мама.

— Может, стану поваром, я ещё не решил. Хотя регент.

— Папа, — поправила Сьюзен.

— Да, ваш папа, хочет, чтобы я обязательно стал ядерным физиком или другим учёным.

— Нет, он этого не хочет, просто ему нужно, чтобы ты учился лучше.

— Все великие учёные учились плохо. Эйнштейн, Пушкин, сам император.

— У них были другие заслуги, — возразила мама Сьюзи.

В дверь позвонили, Сьюзи спрыгнула со стула и побежала открывать. Джекки подумал с минуту, и тоже пошёл за Сьюзи. Пришли две каких-то не знакомых девочки. Точнее знакомых, их лица Джекки видел пару раз, но он не знал кто они. Они подарили Сьюзи плюшевого мишку, Сьюзи была рада. Мягкие игрушки были острейшим дефицитом на корабле, как и многие другие даже элементарнейшие предметы роскоши. Брюхо корабля при отправке в основном набивали различным оборудованием и станками, приспособленными к тому, чтобы колония сразу по прибытии смогла создать собственную промышленность.

— Девочки, знакомьтесь, это Джекки.

— А кто его папа?

— Он был учёным, физиком, он умер.

— А мама?

— Она умерла вместе с папой, давно.

— Понятно, пойдём играть.

— Во что? — Спросил Джекки.

— В Симс, на компьютере.

— Нет, увольте, давайте во что-нибудь другое, это девчячья игра.

— Мы девочки.

— Ладно, идите играйте.

Решил Джекки и пошёл на кухню, там сел на стул напротив мамы Сьюзи.

— Можно ещё чаю?

— Можно. А что девочки не хотят с тобой играть?

— Они пошли играть в девчячьи игры.

— Понятно. Не волнуйся, сюда придут и мальчики.

Вскоре стали приходить другие гости, они дарили Сьюзи дорогие подарки, и Джекки здороваясь не находил с ними общий язык. Мальчики действительно пришли, но только один из них был ровесником Джекки, и он наотрез отказался с ним играть, они учились в одном классе, и не дружили. В итоге десяти летний мальчик присоединился к взрослым. Он не встревал в их разговор, но сидел с ними за столом, и слушал их разговоры. Те были довольно скучными по меркам Джекки. Так один взрослый дядя рассказывал о том, как идёт освоение юго-западных земель. Жаловался на хищников, которые убили одного из его рабочих. Другой такой же взрослый дядя вспомнил, что у него на шахте тоже были потери, завалило одного из рабочих, и много невосполнимых роботов. Но зато Джекки не плохо поел, мама Сьюзи наготовила много разного мяса, и ему достался кусок торта. Тем более, что в отличии от столовой, здесь, на дне рождения можно было выбирать себе еду.

 

Глава 40: Вторжение, вторая волна

Я сидел в центре управления под Вашингтоном и просматривал данные с синей планеты. Это была планета газовый гигант в тысячу двести раз больше Юпитера, к ней недавно прилетел один из наших звёздолётов. Планета вращалась вокруг звезды находившейся на удалении в двадцать световых лет от земли. Синяя планета была примечательна тем, что вокруг неё вращалось сразу пять пригодных для жизни спутников, два из которых достигали по массе 0,9 земной. На четырёх из пяти планет существовала развитая жизнь. И только на пятой, жизнь ещё не начала выход на сушу. Я приказал выбрать для колонизации пятую планету, массой в 0,3 земной. Потому что на остальных водились настоящие динозавры, и имелись крупные и очень крупные и опасные хищники. Вообще, интересный мирок, этот мир синей планеты, целых пять пригодных для жизни планеты, причём кандидатов на терраморфинг, ещё штук десять. Все планеты, спутники планеты гиганта, целый рой. Жаль, что человечество появилось не в подобной системе, нам достался только холодный и негостеприимный Марс. Примечательно, что на расстоянии в пять астрономических единиц от звезды вращалась ещё одна планета гигант, массой с Юпитер, но вокруг неё конечно пригодных для жизни планет не было.

Неожиданно скайнет свернул мою работу и вывел большими красными буквами с двумя восклицательными знаками по бокам сообщение: "Вторжение. Только что засекли, расстояние 10 астрономических единиц, приближаются, курс земля, время подлёта 16 часов."

— Сколько их?

— Много, очень много, большие корабли.

— Много это сколько?

— Десятки тысяч.

— Но я ничего не почувствовал.

Я прервался на полу слове, я так уверен был, что вторжение состоится лет через двадцать, не раньше, что почти не сканировал ближайшее будущее.

— Мы можем бежать?

— Звездолёт Альтаир С улетел месяц назад, его не догнать, и не вернуть уже, не успеем. Следующий звездолёт будет построен через полтора месяца, тебе не сбежать. Нам придётся принять бой.

— Сколько у нас кораблей? Точно?

— Тысяча двести двадцать четыре, массой свыше 10 тысяч тонн.

— А их?

— По предварительным подсчётам 55–57 тысяч, тяжёлых кораблей, это матки, как тот, первый. Только много маток, очень много.

— Ну что ж, — я успокоился, и медленно произнёс, — приводи флот в боевую готовность.

— Что с Ирой? Бункер или корабль?

— Отправь её на её яхте в круиз в дальний космос, без экипажа, на сколько ей хватит припасов?

— На три с половиной года.

— Пойдёт. Пусть вылетает, не прощаясь, ничего ей не говори, пока она не окажется на борту, и не стартанёт прочь от земли.

— Что с остальными землянами?

— Им незачем ждать, сообщи только военным.

— Первичная готовность флота через три часа, полная боеготовность через двенадцать часов.

— Постараюсь.

— И ещё, пошли на Альтаир С сигнал, пусть меняют траекторию.

— Ты хочешь, чтобы они вернулись и подобрали Иру?

— Нет, пусть направляются в дальний космос, как можно дальше, насколько хватит припасов на звездолёте. 25 световых лет, это слишком близко.

— Даже сто световых лет их не спасёт, боюсь, что это конец. Их слишком, слишком много. Я наблюдаю огромные корабли, до двадцати километров длинной.

— Мы будем сражаться, и умрём достойно. Подготовь видеопослание флоту, я выступлю лично.

Я собирался сделать то, чего не делал никогда, раскрыть свою тайну. Я вышел на помост, один из роботов направил на меня видеокамеру высокого разрешения, и я начал: "Военные планеты земля, обращаюсь к вам. Вы не видели меня раньше, так надо было. Я ваш император. Шестнадцать часов назад наши телескопы засекли огромный флот противника приближающийся к земле, в нём более пятидесяти тысяч тяжёлых кораблей маток. У нас практически нет никаких шансов на победу, так встретим же их достойно, во всеоружии. Я не думал, что это произойдёт так быстро, я виноват, мы не готовы. Мы многое сделали, но видно не достаточно. Сражайтесь храбро. Всё."

Я снова обратился к скайнету.

— За четыре часа до подлёта, пусть все боевые корабли без исключения вылетят на встречу врагу. Я хочу, чтобы после нашего поражения, земля предложила врагу полную капитуляцию. И если они её примут.

— Не примут. Им это не нужно.

— Если примут, то иди на все условия, чтобы спасти человечество. Всё. Приготовь мне транспорт, я полечу на флагманском супер дредноуте резолют.

Я направился к выходу из компьютерной комнаты, открыл дверь. На улице было лето, яркий солнечный день, голубое небо. Скоро оно перестанет быть голубым, а над всеми городами земли вырастут мерзкие ядерные грибы. С неба спикировал беспилотный космический катер. Он сел передо мной и услужливо открыл люк. Я забрался внутрь, и катер быстро, с ускорением 7g, полетел в небо, я любил большие ускорения. Уже спустя три минуты я покинул атмосферу, впереди был резолют, новейший супердредноут массой в 6 миллионов тонн, длинной 1100 метров, тяжёлый, из-за навешанной на него толстой брони. Мой катер направился прямо к нему. В этот момент, множество других космических катеров развозило по кораблям их экипаж. Капитанам вручалось моё послание, и зачитывался приказ.

Я сел в корабль, и сразу же направился в арсенал корабля, там я подыскал себе космический скафандр по тяжелее, и направился в первоклассно защищённую рубку управления, мой будущий гроб. В рубке управления я связался с Ирой, она уже была на борту своей яхты, но ещё не взлетела, шла подготовка к старту. Я связался с ней, решил попрощаться.

— Привет Ир.

— Саша, что случилось?

— На нас напали.

— Сколько?

— Нам не победить.

— И куда мне лететь?

— Никуда, у нас нет сейчас звездолётов, ты просто улетишь в открытый космос, и пробудешь там три с половиной года, пока не кончатся ресурсы яхты.

— А ты?

— Мой долг встретить врага во всеоружии, я со всем флотом отправляюсь на встречу.

— Я хочу с тобой.

— Нет, ты полетишь на яхте. Всё, пока.

— Стой.

— Пока.

Я выключил связь, и откинулся в кресле. Прошла минута. Скайнет сообщил мне:

— Это не много ни к месту, но я обнаружил странную активность на солнце.

— Нам сейчас не до солнца, хотя ладно, что с ним?

— Светимость солнца только что повысилась на сорок процентов, и продолжает расти. А вот диаметр солнца сократился на пять процентов, что не естественно, так как его температура выросла.

— Только не говори мне, что плюс ко флоту пришельцев, наша звезда вот-вот превратится в сверхновую.

— Нет, при превращении в сверхновую идут другие процессы. То, что происходит с солнцем не объяснимо с точки зрения нашей науки.

— Когда это закончится?

— Это продолжается уже час, но ранее изменения были меньшими.

— Ладно, займёмся солнцем чуть позже, как проходит мобилизация?

— Прилично, все капитаны уже покинули землю, девяносто процентов уже на своих боевых постах, полная боеготовность будет достигнута раньше срока, через сорок минут. Но у меня есть сомнения, по части твоей тактики, ты хочешь увести все корабли?

— Да все.

— Все, все? Все, до последнего?

— Да.

— Но тогда противник сможет совершить манёвр, и сбросить термоядерные бомбы на планету.

— Они всё равно смогут совершить этот манёвр. Скайнет, всё кончилось, мы славно сражались. Сказке конец.

— Ещё кой что. Только что, солнце начало испускать направленные радиосигналы со сверх световой скоростью по направлению к земле, в этот диапазон попадают все наши корабли и флот вторжения. Такое ощущение, как будто заработал супер гигантский радар.

— Да это странно. Очень странно и непредсказуемо. Как будто солнце превращается в пульсар.

— Я продолжу тебя информировать о происходящем. Да, в настоящий момент, флот противника прекратил тормозить и начал делиться, напоминаю, до контакта четырнадцать часов. Они выглядят на радаре как большое облако, целая туманность кораблей. Да ещё и аномальное поведение солнца, всё это портит радары.

— Связь в порядке?

— Да, со связью пока порядок.

— Загрузи в компьютеры всех кораблей план боя. Я боюсь, что противник заглушит нашу связь.

— Хорошо, уже загрузил.

— Выступаем через пятьдесят одну минуту.

— Есть. Кстати, может ты по спишь пару часов? Так ты будешь лучше готов…

— Нет, я хочу прожить последние часы, а не предаться забвению. Вот что ещё, японские корабли, Хиросима и Нагасаки, они готовы к бою?

— На десять процентов, у них не заряжены батареи.

— Они смогут сделать пару залпов?

— Да. Но они не смогут полететь с флотом на встречу врагу.

— Вот тебе и земная оборона. Приведи в полную боеготовность обычные вооружения базирующиеся на земле. Приготовь к вылету авиацию, и систему ПРО, быть может мы перехватим часть термоядерных бомб противника. Отправь всех кого можно в бомбоубежища.

— Уже сделано сир.

— Хорошо. Точнее плохо, но чёрт, в общем не важно.

В хлопотах и мелких приказах прошёл час, наконец наступил момент, когда пора было вылетать. Флот двинулся синхронно, огромной массой кораблей управлял искусственный интеллект, а кораблей было много, даже очень много.

— Ещё, помня опыт предыдущей кампании, когда противник открыл огонь с расстояния в пол миллиона километров, начни пуск истребителей с авианосцев с расстояния в миллион сто тысяч километров.

— Будет сделано.

Флот вышел за орбиту луны и разогнался. Скайнет связался со мной:

— Смотри, что творится с солнцем.

 

Глава 41: Наше солнце

Я увидел, как вся корона солнца вдруг сжалась и потемнела, солнце почти прекратило светить. Оно сжалось наверно раза в три, по сравнению со своим обычным размером, и стало похоже на планету газовый гигант. В углу экрана скайнет вывел температуру поверхности, она упала до 800 кельвин. С электромагнитным полем солнца творилось нечто не вообразимое, оно бесилось.

— Твою мать, — выругался я, — что творится.

Неожиданно с поверхности солнца протянулись тысячи огненных лучей.

— Они сверхсветовые, — пояснил скайнет, — скорость около тысячи скоростей света. Они бьют во вражеский флот.

Скайнет показал мне изображение вражеского флота, "туманности кораблей", тысячи сверкающих лучей от солнца полосовали туманность взад и поперёк. Корабли врага взрывались, нарушали строй, пытались вырваться из этого ада. Это продолжалось минут пятнадцать, после чего от врага остались только светящиеся от перегрева обломки.

— Фиксирую радио сигнал, исходящий с поверхности солнца. Он на нашем языке, на одной частоте, мы можем его прослушать.

Выведи его на экран, я хочу послушать.

— Он только в аудио. Слушай.

Это было не вероятно, но с нами разговаривало наше солнце:

— Люди земли, я ваша звезда, ваш защитник, помощник и надёжный союзник. Моё сознание, электромагнитное поле солнца и его ядро, благодаря которому я могу думать, существовать, и влиять на окружающий мир. Влиять грубо, и масштабно. Сегодня, когда коварный враг нанёс по вам удар, пришла пора познакомиться. Отныне мы будем действовать вместе. К несчастью, я не могу защитить ваши колонии за пределами солнечной системы. Мой радиус поражения не больше десяти двенадцати астрономических единиц. Они будут уничтожены. Мы стоим на пороге великой войны, наш противник многочисленнен и силён. Наш противник не империя крул, а такая же звезда, находящаяся за миллионы световых лет отсюда. Она построила великую цивилизацию, и она опередила меня. Чтобы победить, вы должны научиться сражаться сами. Вероятно, после произошедшего, противник попытается уничтожить меня взорвать как сверхновую, ускорив термоядерный синтез, и я могу не суметь выдержать это. Так что всё зависит от вас.

— Скайнет, пошли ей сигнал, спроси, когда ждать следующего вторжения?

— Оно говорит, ты экстрасенс, задай этот вопрос себе. Но что мы теперь скажем населению?

— Так и скажем, прилетел флот врагов, наше солнце за нас заступилось.

— Отдать приказ кораблям вернуться?

— Да конечно, пусть возвращаются на землю, и Ире тоже сообщи.

— Уже сообщил.

— Что с солнцем?

— Расширяется, и в настоящий момент температура поверхности растёт, уже четыре тысячи.

— Разворачивай флот, мы летим домой. А я пойду на кухню, попью чай.

Я снял с себя шлем скафандра, открыл рубку, и спустя тридцать метров пути пришёл в корабельную столовую. Подошёл к роботу обслуге, и заказал себе обычного чая с лимоном. Сел и расслабился, последние три с половиной часа были исключительно напряжёнными.

Юля готовила борщ, он получался наваристым и вкусным. В соседней комнате мирно играл ребёнок, её ребёнок. Позвонил сотовый телефон, это была Тамара, её подружка.

— Юлька, беги скорей к телевизору, там по всем каналам…

— Что, что по всем каналам.

— Сама увидишь.

Из телефонной трубки послышались гудки. Она пожала плечами и направилась к телевизору, включила. Там показывали какой-то тёмный шар, из него били длинные ярко жёлтые лучи. Послышался голос диктора.

— Это наше солнце, кажется не вероятным, но оно оказалось живым. Флот вторжения пришельцев во второй раз был наголову разбит. По оценкам наших военных, солнце уничтожило свыше пятидесяти тысяч тяжёлых кораблей противника. Ещё два часа назад мы прощались с жизнью, и готовились принять последний бой.

Показали Александра, тот что-то читал.

— Сам император решил выйти из тени, и воодушевить военных перед последним боем. И такой триумф, полная победа. Но она без сомнения далась нашему солнцу не легко. Обратите внимание как оно сжалось, и потухло на несколько часов, чтобы нанести удар.

Юля подошла к телевизору и дотронулась до видеорепортажа с Андреевым. А ведь у неё даже не осталось его фотографии. И он всегда на передовой, живёт полной жизнью.

В дверь позвонили, она прошла открывать, это был муж, он прибежал с работы.

— Ты слышала, пришельцы второй раз разбиты.

Он был очень рад, схватил сына и стал кружиться с ним по комнате, потом успокоился.

— А ты что не рада?

— Я рада, так просто.

— Представляешь, живое солнце, это грандиозно. Гигантская звезда, жива, разумна, и будет нам помогать в нашей войне. Мы обязательно их победим, с такой силой никому не справиться.

— Вы есть будете?

— Да.

— Борщ готов…

Разведывательный зонд прибывал в тихом шоке, произошло невероятное, почти выходящее за рамки понимания его электронных мозгов. Они почти победили, флот империи крул был огромен, он приближался. Его вахта разведчика в солнечной системе наконец подошла к концу. Прошло пятнадцать минут, всего пятнадцать минут понадобилось этой звезде, чтобы уничтожить целый флот первого уровня. Ни один флот не сравнится с мощью целой звезды. Но кто же знал, что звезда живая, кто знал, что она вступится за свой народ. Такого ещё не бывало в истории звёздных войн. В такое даже могли не поверить на родине. Сначала экстрасенс первого уровня, что тоже не мало, а теперь ещё живая звезда, что будет дальше? Что будет дальше? Живая чёрная дыра? Хотя какая разница между живой звездой и живой чёрной дырой, и то и другое почти непобедимо, почти. И всё-таки зонд решился, больше отсылать рапорт было некому. Флот летел строем, почти парадным, они готовились к лёгкой победе, а тут… Это было неожиданно, никто даже не послал сигнал о помощи, только зонд бессильно наблюдал со стороны крах огромной флотилии. Да ещё и обломки флота, должны были пролететь мимо планеты. И тем не менее, он решился и начал: "Произошло неожиданное, ликвидационный флот первого уровня потерпел фиаско, и был полностью уничтожен звездой. Ни один корабль не уцелел. Требуется значительное по численности подкрепление. Посылаю видеозапись происходящего, надеюсь наши учёные смогут решить эту проблему."

 

Глава 42: Колонии

Космические спутники, находившиеся на орбите планеты ледников, не отличались особой боеспособностью, но, тем не менее, они были достаточно полезны. Они засекли приближение врага за четыре часа до его подлёта, и подняли тревогу. Десять тяжёлых кораблей противника. Колония не могла обороняться, люди могли только, спрятаться.

Джекки спал, к нему в комнату вломился какой-то мужчина. Было часа три ночи.

— Мальчик, мальчик, просыпайся быстрее. Одевайся давай.

— Что вы здесь делаете?

— Не задавай вопросов, нет времени. Быстро одевайся, счёт идёт на минуты.

— Да что случилось? — Начал нехотя собираться Джекки.

— Вторжение пришельцев, подлётное время три с половиной часа. На всё про всё три с половиной часа. Одевайся и беги к эвакуационным флайерам. Быстро.

Сказав это, мужик с красной повязкой на плече выбежал из комнаты Джекки, и побежал куда-то дальше по своим делам. Джекки подумал, что ему могло пригодиться, и ничего не придумав, на всякий случай взял карточку с деньгами. На ней всё-таки накопилось сто двадцать один кредит, не так уж и мало. Он быстро добрался до ангара, здесь была суматоха, взрослые что-то грузили и спешно пихали в флайеры, те время от времени стартовали. Джекки растерялся, и встал посреди коридора.

— Мальчик ты с кем?

Заметила его какая-то женщина в боевом комбинезоне с красной повязкой на плече.

— Я ни с кем. Меня разбудили, сказали бежать к ангару, я прибежал.

— Так, туда.

Она взяла его за руку и отвела к какому-то переполненному флайеру, здесь было много детей, в том числе маленьких. Джекки пролез на переднее сиденье, прозвучала команда: "на старт". И флайер вылетел в ночное небо. Он ускорялся и летел довольно долго, около часа. Джекки прикинул, скорость полёта флайера, километров четыреста в час, на максимуме. А они летели на максимуме, судя по всему, флайер вёл искусственный интеллект. Наконец они сели. Джекки осмотрелся, в тусклом небе были видны горы, или высокие холмы. Мальчик вылез на улицу, тут было холодно, минус два, минус пять, под ногами был снег, а он был легко одет. Остальные дети были укутаны, и с одеждой проблем не имели. К ним выбежал какой-то мужчина, он посветил фонарём и крикнул.

— Дети прилетели.

Потом достал из кармана радиотелефон и подтвердил кому-то.

— Дети у меня, начинаю выгрузку.

Они освободили переполненный флайер довольно быстро, минуты за четыре. Мужчина посчитал их, порядка двенадцати человек, летели в восьмиместном флайере.

— Мальчик, у тебя нет тёплых вещей?

— Нет.

— На мою куртку, только береги её, вещи теперь в цене будут.

Джекки одел куртку, она была тёплой, кожаной, самодельной, такие шили здесь, на планете ледников, из шкур животных. Такие носили настоящие охотники. Меж тем мужчина построил детей парами и они пошли в какую-то пещеру. Джекки понял, что это шахта, тут были распорки, несколько вагонеток и роботов. Они спускались вниз, наверно с километр, пока не упёрлись в тупик, но здесь был обогреватель, из него дул тёплый воздух, Джекки сразу подошёл к нему и стал греться.

— Мальчик.

— Меня зовут Джекки.

— Джекки, ты тут самый смелый, у тебя куртка настоящего охотника, теперь. Мне надо идти, работать, срочно. Вы тут посидите часа три, ладно? Последишь за остальными.

— Послежу.

— Вот вам фонарь. Только никуда не уходите, а то заблудитесь. Я вернусь, часа через три, или кто-то другой из взрослых, а сейчас, ждите, и помни, никуда не уходите.

Сказав это взрослый развернулся и быстро убежал, куда-то к выходу. Джекки осмотрелся, все дети были напуганы, в основном младше его. Ещё пара выглядела с ним одногодками. Но никто не плакал. Джекки подумал и предложил.

— Так, делать нечего, давайте сядем кружком, и будем рассказывать истории, я первый…

Колонисты спешно увозили с корабля оборудование, и всё что можно было увезти, всё что было необходимо и не заменимо, и уже через три часа, посадочная площадка, посреди которой высился звездолёт, долгое время служивший всем домом, опустела. Колонисты знали, что их будут искать, и бомбить, серьёзно бомбить. Поэтому они постарались рассредоточить свои ресурсы спрятать самое ценное и детей в глубоких шахтах. В ход шло всё, удалённые посты, егерские домики, всё, что находилось дальше чем в десяти километрах от звездолёта.

Спутники держались не долго, корабли империи крул сбили их с расстояния в триста тысяч километров, не дав им сделать ни одного ответного выстрела. После выхода на орбиту, эскадре понадобилось всего 15 минут, чтобы найти звездолёт спору. Это было не сложно, он возвышался в одной уютной долине на экваторе, и его было не спрятать. Один из кораблей, запустил ракету с термоядерной боеголовкой, и взрыв мощностью в 20 мегатонн уничтожил корабль, и всё в радиусе двадцати километров от него.

Теперь, офицерскому совету эскадры предстояло встретится и провести совещание. Для этого использовали экраны и видеокамеры. Все члены совета виртуально собрались в одном зале, только старший офицер экспедиции и его заместитель присутствовал там реально.

— Итак, мы обнаружили корабль спору, всего один. Теперь нам надо решить что делать дальше, есть два сценария. А именно провести термоядерную бомбардировку, такую, чтобы на планете наступила ядерная зима, и уцелевшие колонисты погибли бы в невыносимых условиях. Или же провести высадку сухопутных войск, и не уничтожая экосистемы планеты, провести зачистку от людей. Плюсы второго сценария в том, что мы сможем взять пленных. И получить дополнительные сведения о людях. Ваше мнение господа.

— Я считаю, целесообразно подвергнуть планету бомбовому удару. Планета удалена от наших колоний, и если наши колонисты доберутся сюда. То к тому времени экосистема планеты восстановится. Высаживать же войска, это долго, и дорого, тут могут быть крупные хищники. Колонисты же могут оказать сопротивление.

— Сэр, хочу возразить. Наш флот должен основать три тысячи колоний в ста световых годах отсюда. Если всё пойдёт успешно, то данную зону могу