Сказка о похищенной принцессе

Биллевич Виктор Всеволодович

Эта сказочная история начинается с загадочного исчезновения Принцессы Мани. Царю и многочисленным придворным стало известно, что её похитил Дракон Кавардак. На поиски Принцессы в сказку отправляется детский писатель Тутукин с Котом Гарольдом и говорящим Орехом. В то же время, рассчитывая на награду в полцарства, коварный мошенник Дядька пытается раньше спасателей найти Маню и обманом завладеть её сердцем и рукой. О том, как развивались события и чем закончилась эта занимательная, полная приключений история, вы узнаете, прочитав нашу книгу.

 

Виктор Биллевич

Сказка о похищенной принцессе

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Принцесса Маня исчезла неожиданно.

После обеда она, как обычно, пошла гулять и пропала.

В пять часов, когда настало время полдника, начальник охраны снарядил для поисков двух стражников. Они тщательно обыскали весь дворец, подвалы и чердаки, сад и огород.

Принцессы и след простыл.

— Она ушла-а-а от нас, — рыдала Королева Эльза, размазывая слёзы по лицу шёлковым платочком. — Она такая ранимая, моя Ман-я-а-а! Девочка моя-а!

— Я прошу тебя, замолчи! — Король Опять Двенадцатый терпеть не мог женских рыданий. — Она обязательно найдётся! Может быть, заблудилась в лесу. Она же уже взрослая девушка.

— Какой ты чёрствый, Опять! Маленькая девочка… пятнадцать лет… Красавица… Умница… Её похитили! — продолжала причитать Королева.

— Приди в себя, Эльза, — кричал Король. — Что за глупости ты говоришь?! Кому она нужна?! Где Госс?!

— Я здесь, Ваше Величество. — Королевский госсекретарь Госс стоял в другом конце зала и разглядывал глобус Опятьского королевства. — Принцесса вышла на прогулку, как обычно, в сопровождении свиты из двадцати семи человек. Вот список.

— Читайте! — приказал Король.

— Две придворные одевалыцицы, придворная портниха, придворный натуралист, придворный шут, три охранника в чёрных очках, полевая кухня в полном составе, повар, истопник… Тут много ещё.

— И вся эта орава не уследила за Принцессой?

— Получается, что так. Позвольте читать дальше? Абдарахман аль Рахман…

— Это ещё кто такой?

— Персидский сказочник, которого вы выписали из-за дальнего моря.

— Он ещё здесь?! Я же повелел вернуть этого Рахмана восвояси! Он же по-нашему ни бум-бум.

— Используют как снотворное, Ваше Величество, — пояснил Госс, — когда он начинает рассказывать свои сказки, все вокруг моментально засыпают.

— Он так тихонько булькает по-своему, и глаза сами закрываются, — добавила Королева Эльза, шмыгнув носом.

— Боже мой! Сколько же у нас дармоедов развелось! Значит, так. В Королевстве вводится чрезвычайное положение. Выполняйте!

— Есть, Ваше Величество! — Госс поклонился и попятился к двери.

На самом деле Принцессу Маню никто не похищал.

Она сбежала сама. Ей надоели эти вечно сюсюкающие няньки и тупые охранники, которые не могли связать двух слов.

Учителей она ещё как-то терпела и была лучшей ученицей в классе, круглой отличницей. Тем более что, кроме неё, в классе больше учеников не было. Она училась одна, а это было ужасно скучно. Иногда по ночам ей снилась настоящая школа. Чаще всего — большая переменка. Мальчишки и девчонки бегали, толкались, смеялись, играли в чехарду и прятки. И счастливая Маня была среди них.

Особенно ненавидела Маня послеобеденные прогулки с этой бесконечной свитой. Это где же такое видано, чтобы на прогулку тащили целую полевую кухню с поварами, официантами и истопниками! Вот придут на полянку, разожгут свою кухню и начинают варить манную кашу. Дым коромыслом! Запах ужасный! Зачем — спросите вы? А вдруг Принцесса пожелает поесть манной кашки! Ну, какая манная каша после обеда! И вся эта орава каждый раз вынуждена была сама есть ненавистную манную кашу. Представляете — съесть целую полевую кухню манной каши! А они ели и ещё добавку брали. Для этого они тащили с собой пятьдесят банок вишнёвого варенья.

Одним словом, Принцесса решила сбежать.

План побега был простой. Когда все начнут трескать манную кашу, они потеряют бдительность, и она незаметно нырнёт в кусты, а там и до леса недалеко.

Трубач сыграл сигнал на манную кашу — «бери ложку, бери хлеб, собирайся на обед» (они и горниста с собой таскали!) — все схватили свои мисочки и ринулись к полевой кухне. Началась давка. Какую-то полную женщину уронили, затоптали, и она стала вопить. Чтобы ликвидировать панику, один из охранников выстрелил в воздух. Но попал в другого охранника. От этого толпа совсем обезумела.

«Пора!» — решила Маня и рванула в кусты.

Ветки хлестали её по лицу, но она не останавливалась. Она бежала, спотыкалась, падала, вставала на ноги и снова бежала.

Сколько она так бежала — не помнит. Очнулась, только когда поняла — вокруг дремучий лес. Чёрные вековые деревья стояли стеной. Под ногами трещал валежник. Где-то вдалеке ухал филин.

«И что дальше? — подумала Маня. — Чего я этим добилась?.. Сбежать-то я сбежала, а куда идти — не знаю».

Она села на пенёк. Приложила листок подорожника к ссадине на колене. «Пока светло, пойду на север. Там Мохнатая гора, там живут люди», — решила Принцесса.

Она была отличницей и хорошо знала географию родного края. На севере, у Мохнатой горы, действительно было несколько небольших деревень, в которых жили ткачи.

Как определить направление на север, Маня тоже знала. «Север — это с той стороны, где на деревьях растёт мох», — вспомнила она.

Принцесса осмотрелась вокруг, внимательно ощупала несколько деревьев и медленно стала пробираться через бурелом.

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

Разбойники возвращались домой. На плечах они несли котомки и мешки с награбленным.

Добыча сегодня была великолепная. Почти новые сапоги и тулуп они отобрали у крестьянина, который направлялся на рынок. Потом им сказочно повезло — попался чужеземец, который неизвестно как попал в Королевство и заблудился. Они сняли с него заморскую куртку, штаны, шляпу с пером, отобрали курительную трубку, очки и сумку, в которой было десять пар запасных носков, мыло, ножницы и баллончик с вонючей жидкостью «Дезодор». В карманах чужеземца разбойники обнаружили гребешок, несколько королевских монет и две зелёные бумажные денежки неизвестного государства, на которых был изображён какой-то мужик с бакенбардами.

Они сняли с простофили даже фуфайку и кальсоны. И остался чужеземец стоять посреди леса голышом, как пупсик. Он дрожал от холода и унижения и только повторял на ломаном русском языке: «Майн Готт!.. Я есть доктор… Туристо… Так это… не можно делать… это некарашо!»

«Корошо, корошо! — ржали в ответ разбойники. — Тебе, доктор, будет очень корошо! А нечего по другим государствам шастать, шпион!»

Разбойники были грязные, немытые и нечёсаные. Одетые в кое-как залатанные лохмотья, они походили на огородные пугала. Их было семеро: Кочерга, Плут, Жмот, Шут, Пузырь, Кудрявый и Шеф. Главарём был, разумеется, Шеф.

Огромным ключом Шеф отпер дверь. Все устремились в лачугу.

При этом длинный и худой, как жердь, Кочерга сильно стукнулся о притолоку двери и набил себе шишку на лбу. Впрочем, он всегда стукался лбом, входя в дверь, и это была не шишка, а настоящая мозоль.

Пузырь был такой толстый, что самостоятельно в дверь не проходил. Его проталкивали в дверь хором. Отходили и с разбегу, с криком «Поберегись!» вбивали Пузыря в лачугу.

В лачуге была два помещения. Одно служило одновременно прихожей, кухней, гостиной и кладовой. По сути, это была настоящая мусорная свалка. В другой комнате, так называемой спальне, они спали.

Скинув котомки и мешки на пол, разбойники повалились тут же, чтобы немного передохнуть с дороги.

Шеф в недоумении покрутил усами.

— Ребята! Здесь что-то не так! В доме кто-то есть. — Он оглянулся по сторонам. — Шут, ну-ка осмотри дом?

Шут встал, заглянул за печку, под стол, несмело подошёл к двери в спальню, тихонько приоткрыл её и осторожно вошёл внутрь. Через секунду он выскочил оттуда.

— Там!.. Там на кровати лежит сама Пыр-пыр… Прынцесса Маня!! — стуча зубами от страха, прошептал Шут.

В это время из спальни донёсся капризный голосок Принцессы:

— Вот теперь я хочу манной каши!

— Чего она хочет? — испуганно спросил Кочерга.

Опять раздался писклявый, нетерпеливый, сердитый голосок:

— Я кому сказала?! Манной каши хочу.

— А ну-ка марш, ребята! — шёпотом приказал Шеф. — Сварите ей манной каши!

— А как её варить? Мы не знаем, что это такое? — Разбойники стали бестолково бегать по кухне. — Мы можем сварить только чесночную похлёбку!

— Правильно, пусть ест чесночную похлёбку, — проворчал хмурый Жмот.

— Королевской особе, Принцессе — чесночную похлёбку! Ты спятил?! — закричал Шеф.

Он поплевал на ладони и, пригладив лохматые волосы, постучал в дверь. Потом осторожно приоткрыл её и заглянул в комнату.

— Добрый день, Ваше Ве-величество!

— Что вам надо? — испугалась Маня. — Где я?

— Вы в лесу, у Мохнатой горы.

— Кто вы такой?

— Мы, извините за выражение, разбойники. — Он смутился, — Добро пожаловать к нашему шалашу! Милости пардон!

— Разбойники? Что вы здесь делаете?

— А что мы здесь делаем? Мы здесь живём… собираем… ягоды, грибы… и другие предметы первой необходимости, — заикаясь, произнёс Шеф.

— А как я здесь оказалась? — спросила Маня.

— Не имею чести знать, милостивая Принцесса.

Принцесса задумалась. Она совершенно не помнила, как попала в эту хижину.

— Я всё поняла. Вы меня украли. — Принцесса спрыгнула с кровати.

— Да что вы такое говорите? Мы украли! Мы и красть-то не умеем! — стал оправдываться Шеф. — Вы уже были здесь, когда мы вернулись… с грибами.

— Молчать! Я знаю: раз вы разбойники, то вы украли меня и хотите заколдовать! Не думайте, что мой папенька Король оставит вас без наказания! Он завтра же объявит по всей стране, что я пропала, и за мной прискачет Принц на Огненном коне. И одним махом превратит вашу лачугу в щепки!

— Что вы, уважаемая Принцесса! — испуганно бормотал Шеф. — Мы не умеем колдовать. По всей вероятности, вы, голубушка, гуляли и заблудились. Если вам, Ваше Величество, угодно, мы проводим вас к опушке леса, а оттуда рукой подать до Королевского дворца!

— Ну, уж дудки! Раз я попала сюда, то останусь здесь до тех пор, пока не примчится за мной Принц, Вот так! А теперь пусть придёт матушка-одевалыцица и поможет мне привести себя в порядок.

— Извините, нас… семеро, — бубнил Шеф, — но ни одной матушки…

— Хорошенькая у вас компания! Я есть хочу! Дайте мне манной каши! — вдруг закричала Принцесса.

— Прошу вас, потерпите. Скоро мы вас покормим, — уговаривал её Шеф. — Мы ведь не знаем, что такое манная каша и как её варят. А похлёбочку приготовим вкусную. Эй, Кудрявый, затопи плиту и свари похлёбку!

— Убирайтесь отсюда! Я выйду и скажу, что нужно делать, — приказала Принцесса.

Шеф прикрыл дверь. Весь вспотевший от напряжения, он вернулся в кухню. Разбойники сидели жалкие, как мокрые курицы.

— Ребята, влипли мы в прескверную историю! — сказал Шеф.

— Пожалуй, надо делать отсюда ноги! — предложил Кочерга.

— Куда? В соседнее королевство? Там, дитятко, везде стрельцы. С ними шутки плохи, — горько усмехнулся Шеф.

— Лучше попасть в лапы к стрельцам, чем оставаться с Принцессой Маней! — сказал Пузырь.

В это время открылась дверь и вошла Принцесса. Она улыбалась.

— Я вспомнила, — сказала она. — Я долго бежала через лес, и, когда силы уже почти покинули меня, я увидела эту лачугу. Я решила передохнуть. И заснула. Ну, разбойнички, давайте знакомиться.

— Так, минуточку, минуточку, — радостно засуетился Шеф. — Я — Шеф, руководитель этой банды… простите, компании… Этот длинный — Кочерга, рядом с ним толстяк — его зовут Пузырь. Вот этот горбатый — Шут, этот, с хитрой рожей, — Плут, такой задумчивый — Жмот, а в углу блестит лысиной — Кудрявый.

— Ну и имена у вас! — удивилась Принцесса. — Я таких отродясь не слыхивала. Ну что, господа разбойники! Как вы живёте?! У вас в доме грязнее, чем в королевском хлеву, честное слово! Повелеваю — немедленно будем заниматься уборкой!

Разбойники удивлённо переглянулись. Они не знали такого слова — «уборка».

— Для начала выбросьте из дома всё лишнее, вытрите пыль, вымойте полы, побелите стены, — начала командовать Принцесса. — И потом, посмотрите, на кого вы похожи? — добавила она. — Неужели вам не стыдно ходить в таком виде? Вы же общаетесь с людьми! Что они подумают о вас, когда вы будете их грабить? Люди, конечно, скажут, что ваша матушка — неряха, если разрешает вам гулять в таком виде. Я сама займусь вами. Вы должны выглядеть по-человечески. Выполняйте всё, что я скажу. Итак, начнём!..

Разбойники вынесли мусор во двор. Принцесса показала им, как надо снимать со стен паутину и подметать пол, а потом сама прибралась в спальне.

Вечером Принцесса приказала им лечь спать пораньше, чтобы не жечь зря керосиновую лампу. Разбойники без разговоров улеглись и, укрывшись грубыми одеялами, начали роптать, вспоминая старые добрые времена. Раньше после очередного разбоя они пили до чёртиков и всю ночь резались в карты. Но Шеф прикрикнул на них, и они утихомирились.

Принцесса легла в спальне и тоже долго не могла заснуть — она думала о том, как привести разбойников в человеческий вид, чтобы не краснеть от стыда, когда какой-нибудь Принц прискачет за ней.

Маня села, зажгла лампу и стала писать письмо.

ПЕРВОЕ ПИСЬМО ПРИНЦЕССЫ МАНИ

Опятъское королевство, дом № 1.
Ваша Маня.

Их Величествам Королю и Королеве

Дорогие, любимые папочка Король и мамочка Королева!

Вчера, во время прогулки, на меня неожиданно напала вооружённая до зубов группа злодеев.

Они утащили меня в Золотую рощу к страшному Дракону Кавардаку.

Его дом находится в тёмных дремучих лесах, далекодалеко. Вокруг нет ни одного человечка.

Дракон — уродливый и страшный.

Я чувствую себя здесь очень хорошо.

Моё письмо доставит вам Ворон, почтальон Дракона и ближайший помощник во всех его грязных делах.

Шлю сердечный привет.

Крепко вас целую.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Утром Маню разбудил шум. Она открыла дверь и оцепенела от изумления.

Разбойники были уже на ногах. Одни умывались, другие убирали кухню. Сегодня они причесались, подкрутили усы и уже не походили на дикарей. Кудрявый варил что-то на ржавой плите. Отвратительный запах заполнил всю кухню.

— Какой мерзкий запах? — Маня зажала нос пальцами.

Разбойники молчали, смущённо поглядывая друг на друга.

— Это чесночная похлёбка, Ваше Величество, — робко сказал Кудрявый. — Мы ничего другого не едим.

— Отныне никаких похлёбок, слышите?! — Принцесса топнула ножкой. — С завтрашнего дня по утрам будем пить кофе или шоколад.

— Это что за беда такая — кофе? — спросил Кочерга.

— Вонючую гадость — сейчас же на помойку! — приказала Маня. — Дом вы более или менее привели в порядок, но сами — чучела огородные. Чувствуется, что у вас в доме нет зеркала. Нужны ножницы, мыло, духи, гребешки и щипцы для завивки волос.

— Разрази меня гром!.. Это ещё зачем? — не понял Шеф.

— Будем наводить красоту.

— Может, не надо красоту? — испугались разбойники.

— Надо! — уверенно ответила Принцесса. — Если у вас нет всех нужных вещей, я схожу за ними домой.

— Вот правильно, — обрадовался Шеф. — И уж раз вы идёте домой, то и оставайтесь там на радость родителям!

— Ишь какой хитрец! Хочешь от меня отделаться? Где это видано, чтобы пропавшая принцесса сама возвращалась домой, как заблудившаяся коза? Нет, дорогие мои, вам придётся подождать. Я остаюсь. А вы идите на работу. Оружие оставьте — возьмите корзинки и соберите грибов и ягод. К людям не приставайте — со старым покончено! А заодно отнесёте письмо. Аккуратно, чтобы никто не видел, бросьте его в почтовый ящик у дороги.

Разбойники взяли письмо и корзинки, вышли из лачуги и уныло побрели в лес.

— Лучше страдать в тюрьме, — сказал Жмот, — чем всё время умываться и причёсываться.

— Вздорная девчонка, — заметил Пузырь.

— Мне в прошлом годе свояк предлагал место на мануфактуре, где варят дёготь, — сказал Кудрявый. — Работа, конечно, грязная, зато так командовать не будут.

— А давайте спалим лачугу, и она уйдёт, — предложил Плут.

— Нельзя! — сказал Жмот. — Лачуга тоже денег стоит.

— Так, стоп! Не мелите чепуху! — одёрнул их Шеф. — Раз мы попали в такую переделку, надо выбираться. Советую вам помалкивать и слушаться меня! Может быть, действительно, за ней приедет какой-нибудь Принц на коне, и наши мучения закончатся. Так что пока будем терпеть, а там видно будет.

Принцесса не в шутку взялась за разбойников.

Пока они гуляли, в куче награбленных вещей она нашла мыло «Белый телёнок», ножницы и даже щипцы для завивки волос. Когда банда вернулась, Маня стала по очереди мыть в тазу грязные головы разбойникам, и те фыркали, как лошади на водопое.

Когда волосы у разбойников высохли, принцесса завила их горячими щипцами. Она напомадила им локоны и только тогда отпустила, чтобы они немного опомнились после этой мучительной процедуры.

Выбежав из лачуги, разбойники бросились к кустам. Они страшно стыдились своих кудряшек. Им казалось, что теперь они стали похожи на пуделей.

А Маня уже задумала новое дело: как прилично одеть всю эту команду.

Принцесса запрыгала от радости, когда среди награбленного барахла в углу лачуги нашла два тюка ткани — синей и белой.

«Отличный материал! — обрадовалась она. — Я сошью им синие курточки, синие колпачки и белые панталоны. Жаль, что я не захватила с собой никаких модных журналов — можно было бы сшить по последней моде».

Три дня и три ночи Принцесса кроила и шила одежду для разбойников. Все пальцы себе исколола иголкой. После небольшого скандала разбойники были приглашены на примерку. Красные от стыда, они надели новые костюмы.

— Вот теперь я спокойна, — сказала Маня. — Теперь вы выглядите очень даже прилично. Посмотрите, как хорошо сидят на вас костюмчики.

После этих слов Принцесса провела инструктаж: ходить по лесу осторожно, не прислоняться к стволам деревьев, не садиться на замшелые пни. Тот, кто поставит на костюм пятно, будет сурово наказан. «Поставлю его в угол на горох на целый час. И ему будет запрещено курить в течение недели».

 

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Молодой детский писатель Антон Тутукин сидел на веранде своей дачи в самом центре посёлка Средние Кукуши и скучал.

Вот уже третий день без остановки шёл мелкий, противный дождь. Было сыро, всё вокруг потеряло цвет, стало серым и скучным.

«Кто это сказал, что в такую погоду хорошо пишется? — думал Тутукин. — Наоборот, ничего в голову не лезет, думаешь только об одном — когда кончится этот бесконечный дождь».

Капли дождя стекали по стёклам веранды извилистыми ручейками. От этого казалось, что сидишь не на веранде, а в аквариуме.

Пойти некуда — все дачные друзья-приятели, как назло, разъехались.

Например, Даниил и Мока уехали на целых две недели. Их пригласили на 32-й Международный фестиваль сказки в город Суздаль. Там собирались дети из разных стран, для того чтобы обсудить сказочные проблемы современности. Даниилу поручили сделать доклад на тему «Почему не смеялась царевна Несмеяна?». К этому событию он готовился всю весну, даже лично встречался с Несмеяной, которой очень льстило, что про неё пишет доклад такой умный мальчик.

Во время встречи с Даниилом Несмеяна ни разу не улыбнулась, хотя он всеми силами пытался её рассмешить. «По сути дела — она глубоко несчастный человек! — грустно сказал он, вернувшись из Тридесятого государства. — И мне её немного жаль. Без смеха — это не жизнь. Ей бы пару серий „Ну, погоди!“ посмотреть, но это нереально».

Даня всё-таки узнал, почему она не смеялась, но тайну эту никому не раскрывал, как его ни пытали. Сказал, что после его доклада это будет настоящей сенсацией.

Кот Гарольд тоже просился в Суздаль. Но организаторы категорически запретили брать его с собой, хоть он и говорящий. С котами, сказали, нельзя. «Абсурд! — жаловался Гарольд, возмущённо размахивая лапами. — Мы же с ребятами одна команда! Мы везде вместе! А в Суздаль, видите ли, с котами нельзя! Что там, в этом Суздале, белых говорящих котов не видели? Ну, ничего, я в марте поеду в Мапуту, столицу Мозамбика, на съезд говорящих животных — оторвусь там по полной программе!»

Ну и погодка! От нечего делать Тутукин покатал грецкие орехи, которые лежали в сухарнице на столе.

Шумно катающиеся по стенке сухарницы орехи напоминали мотоциклистов в цирке шапито, которые приезжали на гастроли в прошлом году.

Вчера мама, вернувшись из города, высыпала орехи в сухарницу и сказала, что они очень полезны для работы мозга.

Тутукин взял молоток, прицелился, расколол один орех, очистил его и съел. Мякоть была вкусная и ароматная.

Когда он занёс молоток над вторым орехом, кто-то жалобно пропищал: «Не на-до-о!!» Тутукин замер. Потом оглянулся вокруг. На веранде, кроме него, никого не было. Он снова поднял руку с молотком. И снова голос остановил его: «Я очень прошу! Не делай этого! Умоляю!»

— Кто это говорит? — спросил Тутукин.

— Это я. Орех на твоём столе, — ответил голос.

Тутукин взял орех и повертел его в руках.

— Я, я, не сомневайтесь, — пропищал Орех.

— Разве орехи разговаривают? — спросил Тутукин.

— Только некоторые, — ответил Орех. — Один из триллиона.

— Этого не может быть. — Тутукин не верил своим ушам.

— Я же говорю — это очень редкий случай, — продолжал Орех. — Я самый настоящий думающий грецкий орех. Ты, наверное, заметил, что ядро грецкого ореха очень напоминает человеческий мозг, только в миниатюре. Два полушария, извилины, всё как положено. Так почему же эти полушария и извилины не могут думать?

«Логично рассуждает!» — подумал Тутукин.

— А что же тогда все грецкие орехи не разговаривают? — спросил он.

— Не созрели, как следует, наверное…

— Но как же ты разговариваешь? У тебя же рта нет!

— Мы общаемся с тобой на телепатическом уровне.

— Передача мыслей на расстоянии?

— Вот именно. Меня далеко не каждый услышит. Ты услышал, — значит, мне здорово повезло. И я не получил от тебя молотком по голове.

«Ну и дела! Думающий грецкий орех! — Тутукин был поражён. — Прикольно, как сказал бы мой друг Мока Сапочкин».

— Может быть, и остальные орехи тоже думающие? — спросил Тутукин, взял из сухарницы ещё один орех и занёс над ним молоток.

— Душа болит, когда я такое вижу, — печально сказал Орех. — Как ни крути — они мои собратья.

— Ладно, не буду. — Тутукин положил молоток.

— Спасибо. Надеюсь, мы будем дружить, — сказал Орех. — Давай знакомиться. Меня зовут Вэлнат. А тебя?

— Меня — Антон Тутукин. Или просто Тутукин. Я молодой детский писатель.

— Очень приятно иметь дело с культурным человеком, — сказал Вэлнат и засмеялся. — Что будем делать, Тутукин?

— А хочешь, сходим в гости к говорящему Коту Гарольду? — спросил Тутукин. — Он мой друг и коллега. Я вас познакомлю.

— Давай сходим, — согласился Орех. — Только я ходить не умею. Я буду лежать у тебя в кармане. Ты меня не потеряешь?

— Зачем же я тебя буду терять, — Тутукин встал со стула и стал искать резиновые сапоги и дождевик, — если ты такой уникальный орех!

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

Через десять минут Тутукин уже подходил к дому на Цветочной улице, где жили Даня и Кот Гарольд.

Ксении Эдуардовны, бабушки Даниила, дома не было — ушла в магазин за мукой.

Кот Гарольд сидел, развалившись, перед компьютером и лениво водил «мышкой» по «коврику».

— Привет, Тутукин! — сказал он, не отрывая глаз от экрана монитора. — Представляешь, Мозамбик, оказывается, экспортирует креветки. Ты любишь креветки, Тутукин?

— Не очень.

— А я обожаю. — Кот облизнулся. — У меня, знаешь, две слабости — огурцы и креветки. А деньги у них в Мозамбике, знаешь, как называются? Метикалы!

— Да зачем мне это знать, Гарольд? — спросил Тутукин, Уж очень хотелось ему побыстрее поделиться с Котом своим открытием, а тут какие-то деньги.

— Тебе ни к чему, а мне надо знать. Вот поеду в Мозамбик и на границе поменяю рубли на эти метикалы. И буду гулять напропалую. Всё истрачу, до последней метикалинки!

— Слушай, Гарольд! — Тутукин достал из кармана орех и протянул его на ладони Коту. — Это что, по-твоему?

— Это? — Кот оторвался от экрана и скривился. — Это грецкий орех. Я их не люблю. Они не вкусные.

— Это не простой орех. Он думающий.

— Чем это он думающий? — удивился Гарольд.

— У него внутри мозг, — торжественно заявил Тутукин. — Он разговаривает со мной.

— Ты как себя чувствуешь, Тутукин?

— Нормально я себя чувствую. Вот смотри. Скажи, Вэлнат, как ты себя чувствуешь?

— Отлично! — сказал Орех. — Я просто счастлив!

— Слышал?! Он просто счастлив!

— Ничего я не слышал, — признался Кот. — Может быть, у тебя температура? Ксения вернётся из магазина — попрошу поставить тебе градусник.

— Ты ничего не слышал?! — Тутукин был поражён.

— Я ничего не слышал, — подтвердил Кот. — Говорящих орехов не бывает.

— А говорящие коты, значит, бывают?

— Обижаешь!

— Он и не услышит никогда, — заметил Орех. — Я же тебе говорил, это передача мыслей на расстоянии. Мы с тобой общаемся, а другим это не дано природой.

— Шёл бы ты домой, — предложил Кот, — выпил бы горячего чаю с малиной и лёг под тёплое одеяло. Ты, наверное, простудился, брат Тутукин. Погода во-о-н какая нелётная…

— Я в порядке, Гарольд, — сказал Тутукин и убрал орех в карман.

Когда Тутукин подходил к своему дому, дождь прекратился. Из-за облаков робко выглянуло солнышко.

Его обогнал мотоцикл с коляской. За рулём сидел местный участковый, в коляске громоздилось что-то, накрытое брезентом.

— К вам гость, Тутукин, — крикнул участковый и заглушил двигатель.

Он откинул брезент, и Тутукин увидел, что в коляске сидит странный бородатый человек. Одет он был в длинный красный кафтан со стоячим воротником и с серебряным шитьём на груди, в такую же красную шапку с меховой оторочкой. На ногах сапоги. Кафтан подпоясан синим кушаком. В руках он сжимал секиру.

— Видал маскарад? Я этого ряженого поначалу хотел задержать — уж больно вид у него вызывающий, — зачастил участковый. — Но потом вспомнил — в соседнем посёлке историческое кино снимают. Он, видно, оттуда, артист, стрельца изображает. Желает вас видеть. Говорит, что у него срочное дело.

— Может быть, это Тутукин? — спросил стрелец.

— Тутукин, Тутукин, — закивал головой участковый.

Стрелец вылез из коляски и стал приседать.

— Ноги затекли? — спросил Тутукин.

— Может, и затекли, — отрезал стрелец.

— Вы в кино снимаетесь? — спросил Тутукин.

— Может, и в кино, — опять неопределённо ответил стрелец.

— Ну, я поехал. — Участковый понял, что здесь ему больше делать нечего.

Он завёл мотоцикл, газанул и, разбрызгивая веером лужи, уехал.

— Давайте зайдём в дом, — предложил Тутукин.

— Можно и в дом.

Вошли на веранду, сели за стол.

— Слушаю вас, — сказал Тутукин.

— Может быть, и слушаете, — сказал незнакомец, — а, может быть, у меня к вам письмо.

Он расстегнул кафтан, достал свиток, перевязанный ленточкой с красной сургучной печатью, и протянул Тутукину.

Тутукин развернул свиток и стал читать странное на вид послание:

Милостивый государь Тутукин!
Моё королевское Величество Опять Двенадцатый!

Мне очень нужна ваша помощь!

Моя дочь Маня пропала!

Мерзкий Дракон Кавардак её похитилI

Мне посоветовал обратиться к Вам Король Дарвидон!

Мне известно, какой вы герой!

Молю о помощи! Помогите!

Мой посыльный доставит Вас к Нам!

— Вашего короля зовут Опять? — спросил Тутукин.

— Может быть, и зовут, — невозмутимо ответил стрелец: он не очень-то утруждал себя разнообразием речи.

— Оригинальный у вас король. Ну, это не важно. Эх, жалко Дани с Мокой нет! — Тутукин встал. Он почувствовал, как в предвкушении нового сказочного путешествия мурашки побежали по спине. Наверное, так чувствует себя в засаде настоящий охотник, когда к нему приближается хищный зверь. — Я готов.

— Может быть, пойдём? — спросил стрелец.

— Пойдём. Только обязательно возьмём с собой Гарольда. — Тутукин нащупал в кармане говорящий орех.

— Может быть, и возьмём, — буркнул стрелец, как будто знал, кто такой Гарольд.

 

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Пришлось снова идти на Цветочную улицу.

Ксения Эдуардовна уже была дома и встретила Тутукина очень радушно:

— Антон, как давно вы у нас не были! Раздевайтесь, проходите в дом!

Кот Гарольд сидел на шкафу и ел огурец. В доме пахло пирогами.

— Как вы думаете, с чем у меня сегодня пироги? — спросила старушка.

— С луком и яйцом, — ответил Тутукин.

— Неправильно, — расстроилась старушка. — С капустой.

Она взяла с полки огромный журнал, открыла его и спросила:

— Извините, Антон… Всё время забываю… Фамилия ваша?

— Тутукин, — ответил за Антона Кот Гарольд.

— А ты не подсказывай. — Старушка надела на нос очки. — Садись, Тутукин, два! Это уже восьмая двойка в этой четверти. Придётся вызвать ваших родителей.

— Странная старушка, — удивился Вэлнат.

— Не обращай внимания. — Тутукин пояснил: — Ксения Эдуардовна всю жизнь учительницей проработала. До сих пор всем оценки ставит, по инерции.

Ксении Эдуардовне Тутукин пообещал:

— Мама обязательно зайдёт к вам.

— Ну, вот и хорошо! — Ксения Эдуардовна поставила журнал на полку. — А это кто? — Она стала разглядывать экзотического гостя.

— Это гонец от Короля, — сказал Тутукин. — Прибыл за мной. У них в Королевстве беда: Принцесса пропала.

— Хотите пирожков? — Старушка поставила миску с пирожками на стол.

— Может быть, и хочу, а что? — сказал стрелец. Он бросил свою секиру на пол, торопливо уселся за стол и стал один за другим запихивать в рот горячие пирожки.

— Плохой ответ. — Старушка нахмурилась. — Так старшим не отвечают. Надо сказать: «Спасибо! Я сыт!» или: «Благодарю! С удовольствием съем один пирожок!» Какой вы невоспитанный! — И она потянулась за своим журналом.

— Сейчас пару ему вкатит по поведению, как пить дать! — сказал Кот.

— Он не из нашей школы, Ксения Эдуардовна, — спас стрельца Тутукин. — Он вообще из другого города приехал.

— Точнее — из деревни. Абсолютно серый парень, — добавил Гарольд, умываясь после еды. — Так что случилось, объясни, Тутукин?

— Некий Король со странным именем Опять прислал вот этого гонца с письмом. Вот смотри. — Тутукин отдал Коту свиток.

Кот быстро пробежал письмо глазами.

— Имя у Короля, конечно, будь здоров! Что за имена себе придумывают? «Опять», «Вновь»! Ещё назвал бы себя «Отнюдь Шестнадцатый»! — возмутился Кот.

— Пойдёшь со мной? — спросил Тутукин.

— А як же! — почему-то по-украински ответил Гарольд. — Ты ж без меня пропадёшь. Слушай! А ведь к тебе пришла настоящая слава. Уже один сказочный король рекомендует тебя другому! Ты допрыгался, Тутукин! Скоро твоим именем назовут улицу в какой-нибудь Тьмутаракандии. А там недалеко и до «звёздной болезни».

— Не боись, Гарольд! Мне это не грозит. Ну что, пошли? — Тутукин повернулся к стрельцу.

— Может, пошли, а может, и доедим, — сказал с полным ртом стрелец, хотя есть было уже нечего. Он уничтожил все пирожки.

— Какой ужас! — всплеснула руками Ксения Эдуардовна. — Что за воспитание!

Стрелец прожевал, смахнул в рот крошки с бороды и сказал:

— Однако пошли отсюдова.

Он поднял с пола свою секиру и пошёл к выходу.

— Может, спасибо скажете? — Ксения Эдуардовна надеялась перевоспитать гостя.

— Может, скажу, а может, и нет, — отрезал наглый стрелец и, хлопнув дверью, вышел из дома.

Стрелец, Тутукин и Гарольд молча прошагали через весь посёлок к озеру.

— А что, уважаемый, мы как в сказку переходить будем? — поинтересовался Гарольд. — А то у нас разные пути есть. Скажем, через колодец. Или зарывшись в песок на карьере. А может, через дупло старого дуба? Можно ещё через болото. По-всякому.

— Посчитаемся, — односложно ответил мрачный стрелец. — Придёт время — посчитаемся.

— Смотри-ка, угрожает, подлец! — Гарольд выразительно посмотрел на Тутукина.

— Ему виднее, не обращай внимания, — успокоил его Тутукин, — В данной ситуации он хозяин положения.

Стрелец стал отвязывать лодку.

— Тебе не кажется, что он решил нас утопить, как Герасим Муму, — заметил Гарольд. — Учти, я ведь плаваю, как топор.

— Не бойся, — ответил Тутукин. — Я думаю, мы куда-то поплывём.

И в самом деле, стрелец оттолкнул лодку от берега и жестом пригласил Тутукина и Гарольда садиться.

После дождя над озером висела лёгкая дымка. Монотонно скрипели уключины, булькала вода под вёслами, и Тутукин подумал, что хорошо бы сейчас порыбачить, а он в какое-то сказочное государство в поисках приключений подался.

Неожиданно стрелец бросил вёсла, оглянулся по сторонам и сказал:

— Здесь посчитаемся.

Потом вздохнул полной грудью и забормотал:

Ox! Ox! Ox! Дуня сеяла горох, Уродился он густой, Мы погнали, ты постой!

На последнем слове он ткнул себя в грудь и исчез.

— Оба-на! — удивился Гарольд. — Смылся!

— Какой смысл ему смываться? — Тутукин зачем-то заглянул под лавку, на которой только что сидел стрелец.

Тут стрелец вновь образовался в лодке.

— Сидеть тихо! Это была плохая считалка, — сказал он. — Будем сызнова считаться.

Он опять глубоко вздохнул и забубнил:

Эна, бена, раба, Квинтер, финтер, жаба. Эна, бена, рес, Квинтер, финтер, жес!

В этот раз его палец указал на Гарольда, и тот мгновенно испарился.

— Один есть! — обрадовался стрелец и снова начал считать.

Эна, бена, раба…

Тутукин почувствовал, как неведомая сила подхватила его, закружила волчком и стремительно понесла куда-то вверх…

 

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Тутукин оглянулся по сторонам.

Он оказался сидящим на лавке за длинным столом.

Рядом, на той же лавке, сидел Гарольд.

По другую сторону стола сидел Король.

— Добрый день! — поздоровался Тутукин.

— Здравствуй, Тутукин. — Король улыбнулся. — Так вот, значит, ты какой, Тутукин. Я-то думал увидеть перед собой могучего богатыря, а ты оказался… такой щуплый паренёк. Даже не верится, что ты герой. Тем не менее я благодарен Королю Дарвидону, что он посоветовал найти тебя.

— А вы, насколько я понимаю, Король Опять Двенадцатый?

В этот момент на скамье между Тутукиным и Гарольдом образовался уже знакомый стрелец. Он снял с головы шапку и вытер ею красное, потное лицо.

— Это ещё что такое?! Вон отсюда! — рявкнул Король.

— Дык… — Стрелец растерянно развёл руками.

— Сделал дело — гуляй смело! — приказал Король.

— Дык… — опять промямлил стрелец.

— Фу-ты, ну-ты! Совсем забыл! — Король встал и стал считать:

Сива, ива, Дуба, клён, Шуга-юга, Вышел вон!

С последним словом он указал пальцем на стрельца, и тот исчез.

— Никакой дисциплины, — пожаловался Король. — Вы уже знаете, что случилось с моей дочкой?

— Можно подробнее об обстоятельствах дела, Ваше Величество? — попросил Тутукин.

— Можно! — Король звонко хлопнул в ладоши.

В залу вбежал человек с большой папкой под мышкой.

— Это мой госсекретарь. Можете называть его коротко, просто Госс. Доложи гостям обстановку, Госс! — приказал Король.

— Слушаюсь! — Госс открыл папку и стал читать: — «Первое. Его Величество запретило все увеселения в государстве.

Второе, — продолжал Госс. — Все газеты поместили портрет Принцессы.

Третье. Понаехали журналисты со всех концов земли. Они повсюду: толпами ходят по Дворцу, фотографируют комнату Принцессы, её любимые вещи, выпытывают у окружающих подробности её жизни, привычки и капризы.

И самое главное, — сообщил Госс, — Принцессу обязательно должен освободить храбрый Принц на богатырском коне, и всё это должно завершиться свадьбой! Завистливые дочки других королей утверждают, что ни один порядочный Принц не станет драться из-за Мани и она останется у Дракона навсегда».

— Ну, это мы ещё посмотрим, — заметил Тутукин.

— На данную минуту ни одного желающего освободить Принцессу не объявилось. Ждём-с! — сказал Госс и захлопнул папку. — Как раз сегодня мы получили от Принцессы второе письмо. Вот!

Он протянул письмо Тутукину.

— С вашего позволения, я буду читать вслух, — сказал Тутукин. — А то один мой друг читать не умеет.

— Орех, что ли? — скривился Гарольд.

— Помолчи, Гарольд, — сказал Тутукин.

ВТОРОЕ ПИСЬМО ПРИНЦЕССЫ МАНИ

Опятъское королевство, дом № 1
Ваша дочь Маня.

Их Величествам Королю и Королеве

Мои милые папа Король и мама КоролеваI

Я продолжаю находиться у страшного Дракона Кавардака.

Чувствую я себя хорошо. Иногда хожу за табаком и пивом для Дракона. Когда я капризничаю и не иду за пивом, Дракон злится. Я беру золотую кочергу и почёсываю ему башку. Он успокаивается и ласково мурлычет, как наш кот Лобзик.

Кормят меня здесь хорошо. Я ем кремовые трубочки с вкусным-превкусным кремом.

Единственный слуга Дракона — старый Ворон. Когда он вытирает слёзы лапкой, мне кажется, что он — заколдованный принц. Поэтому я очень вежлива с ним и называю его «молодой человек».

Выло бы хорошо, если бы меня освободил какой-нибудь храбрый Принц на Огненном коне.

Не беспокойтесь и ждите меня.

— Странное письмо, — сказал Орех. — Что-то тут не так. Но сейчас, в присутствии Короля, я бы не хотел это обсуждать.

— Кто это сказал? Почему — странное? — удивился Король, заглядывая под стол. — Нормальное письмо. И почему это вы не хотите при мне его обсуждать?

— Оп-па! А ведь Король меня тоже слышит, — тихо сказал Орех.

— Вам показалось, Ваше Величество, — нашёлся Тутукин. — Мне потребуется время, для того чтобы всё это обдумать. Ситуация очень не простая.

— Да, мы должны всё обдумать, — важно добавил Гарольд. — А сейчас хорошо бы слегка заморить червячка.

— Разумеется, дорогие гости, — сказал Король. — Вас проводят в трапезную и накормят. А потом вы сможете отдохнуть в отведённой для вас опочивальне.

— Извините за любопытство, Ваше Величество, — спросил Гарольд. — Откуда у вас такое редкое имя?

— Госс, доложи! — приказал Король.

— Это давняя история, — начал Госс. — Давным-давно, когда умер прапрапрадед Его Величества Густав Двенадцатый, его сын, прадед Его Величества, — а был он очень суеверный человек, — ни в какую не хотел стать Тринадцатым и издал указ о том, что он нарекает себя опять Двенадцатым. С тех пор так и пошло-поехало. Все предшественники Его Величества были Опять Двенадцатые, и отец, и дед тоже. Теперь это уже традиция.

— Так вы сможете мне помочь? — Король встал из-за стола. — Я вас щедро награжу, по-королевски.

— Что вы! — замахал руками Тутукин. — Мы помогаем из чистого интереса. У нас хобби такое, понимаете?

— Конечно, понимаю, — сказал Король и, обернувшись к Госсу, приказал: — Запиши себе, потом доложишь: узнать, что такое хобби.

 

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Обед, которым потчевали гостей, удался на славу.

Каких только яств здесь не было! Кулебяки, курники, ватрушки, пироги с брусникой и яблоками, блины со сметаной, оладьи с вареньем, кислая капуста, мочёные яблоки, грибы, винегрет, студень…

От медовухи Тутукин вежливо отказался, а вот кваса с изюмом и мятой выпил три кубка.

После сытного обеда гостей проводили в опочивальню.

— Что будем делать? — вяло спросил Тутукин.

— Послушайте меня, — сказал Орех. — Эта девочка Маня всех разыгрывает. Её никто не похищал, она просто сбежала. И Дракон, и Принц-освободитель на Огненном коне — всё это плод её фантазии.

— Видишь, что Орех говорит? — спросил Гарольда Тутукин.

— Нет, не вижу. И не слышу, — лениво ответил Кот. — Твой орех ничего не ел, а сытый голодного не разумеет.

— Он говорит, что Принцесса Маня всё это выдумала.

— А нам от этого не легче, — парировал Гарольд. — Нам всё равно её искать надо и маме и папе возвращать.

Кто-то постучался в дверь.

— Войдите. — Тутукин встал с кушетки.

Вошёл Госс и какая-то бедно одетая женщина средних лет. Женщина в пояс поклонилась.

— Вот, познакомьтесь, — представил её Госс. — Мать Шалбера.

— Очень приятно. — Тутукин тоже поклонился. — А кто такой Шалбер?

— Есть у нас такой рыцарь, из местных. Живёт с матерью в Лягухиной заводи. Здоровый бугай. Силища необыкновенная. Почти три аршина ростом, косая сажень в плечах.

— И он желает освободить Принцессу? — поинтересовался Гарольд.

— В том-то и дело, что не желает, — пояснил Госс. — Он для этого слишком ленив. Расскажи, мать, что случилось.

— Мы с сыном живём в Лягухиной заводи, третий дом от угла. Живём мы бедно, но я целый день тружусь не разгибая спины, чтобы заработать себе и сыну на кусок хлеба…

— Это лирика! — перебил женщину Госс. — Ты не о себе — о сыне рассказывай.

— Мальчик он у меня тихий, мухи не обидит. Лежит цельный день на печи, никому не мешает. И вот надо же, когда меня не было дома, пришла эта горбатая старуха и нагадала ему всяку всячину: что, мол, победит он Дракона, освободит Принцессу и женится на ней.

Женщина заплакала.

— Так, так, так! — сказал Гарольд, спрыгивая с кушетки. — А вы говорите — нет рыцаря! Вот вам и рыцарь!

— Мы можем познакомиться с вашим сыном? — спросил Тутукин.

— Можете, а почему нет, — ответила женщина.

— Только всё это без толку, — мрачно добавил Госс.

— Почему? — спросил Тутукин.

— Этот Шалбер — лентяй, каких мало. Если ему зевнуть охота, зовёт мать, чтобы она ему рот открыла.

— Ничего, — сказал Гарольд, — мы его быстро на ноги поставим.

— Король лично пожелал ехать с нами в Лягухину заводь, — сказал Госс, — уже заложили карету. Это, конечно, не положено, чтобы Король разговаривал с каким-то деревенским парнем, но тут такое дело — речь идёт о жизни дочери. Его можно понять.

 

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

С раннего утра во дворе дома, где жил Шалбер, выстроилась длинная шумная очередь. Не только дальние и близкие родственники со всей округи, но и посторонние люди считали своим долгом зайти к богатырю и поговорить с ним. Их интересовала масса вопросов. Будет ли Принцесса жить в доме Шалбера после свадьбы? Будет ли она помогать матери по хозяйству? Не продадут ли они поросёнка и корову? Уживётся ли Шалбер с Королевой Эльзой, если переедет в Королевский дворец? и т. д.

Первыми заявились, конечно же, журналисты и фотокорреспонденты.

Их было человек двадцать, а то и больше. Фотографы, установив свои аппараты на треногах, начали фотографировать, сверкая магнием, а репортёры, облепив бедного Шалбера, как мухи, наперебой задавали ему свои каверзные вопросы. Многие из них нагло уселись на Шалбера верхом и так строчили в своих блокнотах.

Наконец, Шалбер не выдержал, привстал и гаркнул что было силы:

— Пошли вон отсюдова!

Журналистов как ураганом снесло.

Тут в горницу вбежал запыхавшийся толстяк. Он уселся на скамейку и, тяжело вздыхая, принялся вытирать пот с лица. Потом ласково сказал:

— Я Бармент, владелец самого известного ресторана «У заморённого червячка».

— Ну и что тебе надо, толстый? — лениво спросил с печки Шалбер.

— У меня к вам важное дело, ваша светлость, — шёпотом продолжал толстый трактирщик. — Я не знаю, про какого именно Дракона все говорят, но я недавно получил письменное требование от Дракона, без подписи. Требует, чтобы каждый день ему доставляли к обеду по одной девушке. Мало этого. Видимо, этот Дракон окончательно выжил из ума: у него, видите ли, день рождения, и подавай ему теперь Принцессу с гарниром из свежих огурцов.

— Что ты несёшь, трактирщик? — Шалбер даже сел от неожиданности. — Как Дракон может требовать себе Принцессу, если она у него и так в плену?

— Значит, это другой Дракон, — спокойно ответил трактирщик. — Я как-то читал, что в наших краях водится около ста видов разных Драконов. Пойди их разбери. А тут, как назло, Принцесса пропала и огурцов страшный неурожай. Вот я и подумал, может быть, вы выручите меня? Может быть, убьёте Дракона? А я, в свою очередь, приглашу вас в мой ресторан. Вы отведаете уникальных заморских вин, пообедаете на французский манер, а?

— Как вы мне все надоели! — закричал Шалбер. — Оставьте меня в покое с этими проклятыми Драконами! Зачем старая кочерга нагадала мне эту ерунду? Весь день идут и идут, идут и идут! «Шалбер, убей Дракона! Убей Дракона!» Я не собираюсь убивать никакого Дракона! Я никого не хочу убивать и никого не хочу видеть!

 

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Королевская карета с грохотом подкатила к дому Шалбера, и толпа расступилась. Из кареты вышли Король, его секретарь Госс и какой-то щуплый молодой человек в куртке с вышитой на спине надписью «ADIDAS». Последним из кареты выпрыгнул огромный пушистый белый кот.

Толпа возбуждённо зашумела.

— Ваше Величество, — обратился Тутукин к Королю, — позвольте, я их успокою?

Король утвердительно кивнул головой.

Поднявшись на крыльцо, Тутукин сказал:

— Уважаемые жители Опятьского государства! Мы вполне понимаем ваше любопытство, но богатырю нужен отдых перед сражением. А вы своими нелепыми вопросами его нервируете. Позвольте нам разобраться, что к чему. Все новости вы узнаете из завтрашних газет. Мы убедительно просим всех разойтись.

Народ пошумел-пошумел немного и нехотя стал расходиться.

Гости вошли в дом.

— Так вот, значит, как выглядит дом национального героя? — оглядывая убогую горницу, сказал Король. — Ну, здравствуй, добрый молодец!

— Здорово! А тебе чего надо? — ответил Шалбер. Он лежал на печи, отвернувшись лицом к стене.

— Грубость вас не украшает, — заметил Тутукин.

— Переверните меня на другой бок! — потребовал Шалбер. — Так я вас не вижу.

— Счас, разбежались! — возмутился Кот. — Сам перевернёшься!

— Ну, как хотите, — обиделся Шалбер. — Меня всегда переворачивают, когда хотят поговорить. А не хотите, и разговору не будет.

— Встать немедленно! — приказал Госс. — Встать, когда к тебе Король обращается!

Впервые в жизни Шалбер сам перевернулся на другой бок. С трудом, кряхтя и стоная, но перевернулся.

— О! И вправду Король! — удивился он. — Здрасьте!

Тутукин подошёл поближе к печке, на которой возлежал богатырь.

— Пора вставать! Вас ждут великие дела!

— Какие дела? Никуда я не пойду!

— Надо победить Дракона, — сказал Тутукин. — Раз вам выпала такая честь.

— Брось дурака валять, Шалбер, — добавил Кот. — Вставай.

— Вы что, смеётесь надо мной? — расхохотался Шалбер. — Да я в жизни ни разу с этой печки не вставал. Меня Драконы не волнуют. Они лично мне ничего плохого не сделали. Катитесь отсель подобру-поздорову!

— Чтоб ты провалился, Шалбер! — разволновался Король. — Слезай с печки! Или я сейчас огрею тебя жезлом! Никакой дисциплины в государстве! Честное слово, лучше быть портным, чем Королём в такой сказке! Чего ты валяешься, как тюлень?!

— Мне не во что переодеться, Ваше Величество. Кроме того, я зарёкся ни за что не слезать с печки! — ответил Шалбер.

Опять Двенадцатый покраснел от злости и в сердцах замахнулся на Шалбера своим жезлом.

— Ну, дорогой, не дури, слезай с печки, — ласково сказал Госс. — Прихлопни этого Дракона, чего тебе стоит, и получишь на чай.

— На чай? И всё? — удивился Шалбер. — Да вы меня разыгрываете! Мне положено получить Принцессу в жёны, а не на чай! Так предсказала кочерга старая!

— Хорошо, обещаю, ты получишь её, как только убьёшь Дракона! — сказал Госс.

— Раз вы все так просите, я бы убил его, — заявил Шалбер. — Но для этого придётся тащиться неизвестно куда. Пусть этот Дракон приходит сюда, я стукну его по башке — и делу конец. А с печки я не слезу, даже не упрашивайте.

— Моё терпение лопнуло! — закричал Король и так треснул жезлом по столу, что во все стороны щепки полетели. — Отродясь не видел такого лодыря! Погоди, ты у меня ещё попрыгаешь!

Король, хлопнув дверью, выбежал из дома.

— Есть такое выражение — «сказочный лентяй», — заметил Орех. — Так вот, это он и есть. Он никуда не пойдёт. Гиблое дело.

— Я это уже понял, — сказал Тутукин. — Пошли отсюда.

Все вышли. Король сидел на ступеньках крыльца, сдвинув корону на затылок и обхватив голову руками. Он чуть не плакал от бессилия.

— Что будем делать? — спросил Тутукин.

— Я уже дал распоряжение искать Дракона и тащить его сюда. — Король растерянно развёл руками. — А что делать?

— А мы с утра, пожалуй, отправимся на поиски Принцессы, — сказал Тутукин.

 

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Худой лохматый старичок в чёрном тренировочном костюме с пузырями на коленях и в стоптанных кедах метался по своей пещере, бубнил заклинания и что-то переливал из одного сосуда в другой. Это был не кто иной, как злой колдун Занзибад.

В зеркалах, развешанных всюду, многократно отражались пробирки и реторты, в которых кипело-шипело неведомое зелье. Неожиданно что-то пыхнуло, взорвалось, и по пещере стал расползаться едкий жёлтый дым.

Колдун удовлетворённо хихикнул и аккуратным девичьим почерком записал результат в большую амбарную книгу.

Засветилось огромное зеркало в центре зала, и равнодушный металлический голос сообщил:

«Приближается объект „Дядька“. Расстояние до пещеры — 30 м. Скорость движения — 2 км в час. Объект без видимых повреждений на корпусе. Уровень злобы по шкале Реймс лера в пределах нормы. Запрос на допуск».

— Опять принесла его нелёгкая, — буркнул себе под нос колдун. — Открой ему! — крикнул старик.

Зеркало погасло.

Через минуту в пещеру вошёл Дядька — лысый крепыш, с маленькими бегающими глазками на красной физиономии. На нём был дорогой, вышитый золотом камзол.