Прошло время, и можно дать объективную оценку проделанной работе и сделать определенные выводы. Конечно, надо учитывать, что достижения команды - и многих служб клуба, профессиональность которых влияет на организацию дела, на создание необходимых условий для плодотворной работы. К тому же перед нами стояли максимальные задачи на сезон и в первенстве, и в Кубке России. Конечно, никто не делал скидок ни на то, что это первый сезон, и что до меня работали два совсем разных тренера: Муслин и Долматов, что команда на пороге смены поколений и необходимы не только новые игроки, но и, самое главное, - время для создания новой команды. Создавать новую команду и добиваться результата с колес, с читстого листа, практически невозможно.

Здесь надо учесть и специфику российского футбола, где вокруг команд и президентов клуба крутится такое количество проходимцев, что для людей, любящих и знающих дело, свободного пространства уже не хватает. Чемпионат практически предсказуем. За рубежом, в той же Италии, понижают за махинации «Ювентус» - великий клуб, а не никому не нужного аутсайдера - в серию В; в Германии отдают под суд арбитров; в Португалии отстраняют от работы президента «Порто» - и мы видим, как поддерживается борьба с коррупцией в европейском футболе. А у нас - вот парадокс - действовали против меня, тренера и человека, который в течение двадцати пяти лет боролся за чистоплотность в футбольной среде, работая в сборных командах СССР, в «Динамо», «Зените», «Локомотиве», что косвенно подтверждает истину: сначала ты ищешь правду, а потом работу.

Мне долго не давали работать, и я был рад предложению возглавить «Локомотив» и не жалею об этом. Несмотря на сложности, проблемы с руководителями, болельщиками, прессой было интересно еще раз испытать себя на профессиональность, достоинство. Я думаю, что выигрыш Кубка и футбол, показанный командой в матчах с «Зенитом», «Спартаком», «Москвой», и начатый процесс очищения, который послужил причиной тех перемен, которые произошли в клубе, дают мне право говорить: сезон удался, он не потерян - как этап в развитии команды и клуба.

Сегодня мы не видим обструкции тренеров и команды со стороны СМИ и болельщиков, нет проблем с полями, с селекцией, переносами игр, необъективным судейством, а главное - нет противоречия между командой, клубом и спонсорами. И я рад, что сегодня тренеры могут работать комфортно, сосредоточившись только на проблемах качества игр и результата. Конечно, произойди это в 2007 году и займи руководство клуба твердую позицию, изменив атмосферу вокруг команды и главного тренера после победы в Кубке, мы выиграли бы чемпионат. Такое качество игры было показано командой во многих матчах, что даже неблагосклонные к нам люди увидели в нас реальных претендентов на медали. Но произошло обратное, и причины этого надо искать еще в одной проблеме: влиянии на распределение мест в турнирной таблице. В футбольной России две напасти: внизу власть тьмы, наверху - тьма власти. Гиляровский так сказал, только не про футбол.

В нашем футболе понятие цеховой солидарности, порядочности подменено групповщиной, и это совсем не безобидное объединение, а определяющая сила, имеющая связи в «верхах» и «внизу», лоббирующая тренеров и футболистов, контролирующая прессу и телевидение, ряд отдельных журналистов и комментаторов, которые делают свою работу не бесплатно, чуть ли не «сидят на зарплатах». Мне кажется, очень точно об этом явлении сказал Товстоногов (это утверждение имеет отношение и к искусству): «Нет ничего страшнее объединившихся посредственностей, тормозящих все новое, талантливое». Это мы видим в футболе и в шоу-бизнесе, когда раскручивают очередную бездарность, претендующую на пьедестал. Или когда превозносят команду, тренера или игрока, не говоря о том, какой ценой они достигли своих успехов. Мне вспоминается яркий пример: в Абердине на пресс-конференции перед матчем Кубка УЕФА я предложил прессе написать проблемную статью, сказав, что будет полезно для дела и можно хорошо заработать. На что один из журналистов, наверное не имея в виду себя, достаточно цинично заметил: «А зачем писать и работать, когда десяти строчек о Бышовце достаточно для того, чтобы все себя окупило». Понятно, каких строчек.

Да, гадко читать, слышать заказной лепет и осознавать, что место и значение человека, его судьба и здоровье зависят от кучки безграмотных негодяев. Что касается меня, я к этому привык. Жалко, когда из-за этого страдает молодой специалист, я имею в виду Черчесова, который показал свою состоятельность в 2007 году, будучи вторым в чемпионате, да и в следующем сезоне оставил команду в тройке. Он - независимый человек, и поэтому у него проблемы с болельщиками и прессой. Как здесь не вспомнить слова героя пьесы Островского «На всякого мудреца довольно простоты», рассуждающего о пропаже дневника, компрометирующего его: «Если взяла тетка, то это трагедия, оскорбления женщина не простит, а если взял журналист, то не страшно - этот продаст». Насколько сегодня актуален и востребован Островский и настолько точен в оценке журналиста, который, мало того что ворует, так еще и, шантажируя, продает тому, у кого ворует. А ведь совсем недавно мы знали других журналистов: Витта, Филатова, Радчука, Винокурова, Сегеневича, Кучеренко, с их аналитическими статьями, глубиной знания предмета и принципиальностью. Мне пришел на память случай с Олегом Кучеренко, бывшим главным редактором еженедельника «Футбол - Хоккей» и моим другом, которому в одной из поездок я предложил суточные, полагающиеся членам делегации. Они же ездили на нищенских условиях. Так он, узнав, что не в списке прессы, отказался со словами: «А как же я смогу потом объективно написать отчет?» Те же принципы были у комментаторов Озерова, Набутова, Е. Майорова, Саркисянца, остались у Маслаченко и Орлова. У всех этих людей свой стиль, знание предмета, культура слова, а главное - объективность. С ними было приятно общаться и легко работать. Однажды, разговаривая с Геннадием Орловым, с которым у меня давние дружеские отношения - лет сорок, я вспомнил историю нашего с ним интервью и его оценку. На мой вопрос о впечатлении, неожиданно для меня он сказал: «Когда ты говоришь, то всегда ощущение, что за свои слова отвечаешь». Я думаю, что те, о ком вспомнил, относятся к этому типу людей, и уверен, что именно такого качества, присущего сильному человеку, не хватает отдельным руководителям.

Да, многое изменилось. Нас заставляют играть по другим правилам, и обороняться все сложнее. Многие друзья, болельщики понимали истинное значение травли, клеветы, говорили о том, чтобы я подал в суд, но выигрыш будет жалким - только прославление негодяя. И я, понимая, что только и ждут, чтобы я разменялся на эти интриги, отшучивался. Кто-то ударил Сократа, и ему предложили подать в суд на обидчика, на что в ответ услышали: «Если бы тебя лягнул осел, ты бы на него подал в суд?» Правда, в моем случае это были не ослиные, а осиные укусы, тонко рассчитанные на разрушение рабочих отношений и атмосферы в команде, на подрыв авторитета.

Я сегодня удивляюсь, как нам в такой обстановке удавалось держать команду в исключительно боевом состоянии, как к концу сезона, играя в жестком микроцикле вместе с «Зенитом» и «Спартаком» в матчах Кубка УЕФА, мы победили их, показывая качественную, зрелищную игру. При этом я бы отметил рост игроков - игру Билялетдинова, который на равных с Жирковым был лучшим в сборной, Сычев заиграл разнообразно, эффективно и стал основным игроком сборной. Иванович дорос до «Челси», воскрес Самедов, Ефимов из игрока дубля превратился в кандидата в сборную. Стал полноценным игроком Янбаев, пришедший из дубля «Кубани», к концу сезона восстановились после операции Родолфо, Кочиш и Асатиани, хорошие игры показывал Одемвинге.

Но, к сожалению, удачные матчи чередовались с провальными, и, что обидно, это были матчи с худшими, но крайне нуждающимися в очках командами, когда у нас еще оставались шансы на «бронзу». Единственным условием для завоевания успеха является единство среди руководителей, а, как показало время, его не было. Мы находились на разных уровнях профессиональности, нравственности, задач и интересов при отсутствии элементарного доверия и большой амбициозности у всех. Прав оказался Якунин, когда поддержал меня, разграничив функциональные обязанности главного тренера, президента и спонсора, но в реальности, к сожалению, так не получилось, и влияние на игроков - не впрямую, а за моей спиной - существовало. По этому поводу я приводил пример Жанны д’Арк. Когда ее допрашивали: «Зачем ты настраиваешь солдат на борьбу? Разве ты отрицаешь, что наше дело правое и что Бог дарует нам победу?» - она ответила: «Да, Бог дарует нам победу, но солдаты должны сражаться». Разве игроки не должны были играть, несмотря на отсутствие единства среди руководителей? А разве не должны были пресечь игроков и болельщиков, которые ходили в клуб за благословением на клеветнические интервью, баннеры и кричалки, срывая игры и вынуждая меня тем самым к преждевременной добровольной отставке - что автоматически делало президента Семина главным тренером.

Когда я говорил игрокам о больших футболистах - о Яшине, Стрельцове, - то для того, чтобы на примере великих спортсменов показать, за счет чего они стали великими. Мне все равно, что кто-то считает, что я говорил в первую очередь о себе, - это же не игроки придумали, а те, кому нужно было вывести меня из равновесия, создать образ человека с определенной репутацией. Чтобы исключить препятствие, мешающее спокойному существованию в дальнейшем.

Доходило до смешного, когда некоторые начинали в прессе рассказывать о том, что в 2007 году «Локомотив» был плохо подготовлен физически. Но давайте уж прямо спросим: почему в одном матче, скажем с «Зенитом», команда показывает лучшую игру в туре, а потом едет во Владивосток и уже не знает, как играть? Или мы играем в УЕФА вместе с тем же «Зенитом» и «Спартаком», в том же самом жестком графике, что и они, - за 12 дней по три матча, - и, тем не менее, обыгрываем и тех и других в очных встречах в чемпионате! Если мы готовы плохо, то какая же подготовка у чемпиона и у серебряного призера? Удивительная вещь, нелепая, трагикомичная…

Раздуть подобные бредни - легче легкого. Достаточно вбросить «проблему» в массы, убедить в этом игроков, которые изначально имели предубеждение, - и вот, пожалуйста! Вся страна читает, что «Локомотив» не готов.

В том, что предубеждения были, достаточно удостовериться, вспомнив игры с «Томью» или «Лучом». Разве те матчи не наводили на странные мысли? Перед игрой во Владивостоке Сергей Павлов встретил меня с комплиментами: дескать, у «Локомотива» сейчас лучшая игра в России. Я его остановил: «Давай-ка лучше после матча поговорим на эту тему». Ибо представлял себе, что нас ждет. В Черкизово ведь уже висели баннеры…

Владимир Лютый, олимпийский чемпион 1988 года, помощник Анатолия Бышовца в «Локомотиве» в 2007 году:

Того, чего Анатолий Бышовец достиг как футболист и как тренер, не добился ни один футболист и ни один тренер в СССР. Этого достаточно? И в качестве игрока, и в качестве тренера он сделал много для славы нашего футбола, за Бышовца говорят его успехи. То же, что произошло в «Локомотиве» год назад, считаю несправедливостью, и это лишь подтвердил прошедший сезон, когда железнодорожники выступили намного хуже. Нельзя было допускать ситуацию, чтобы Семин и Бышовец работали вместе. Эта проблема была ясна мне с самого начало, и кризис «Локомотива» был неизбежен, даже несмотря на то, что в 2007 году нам удавались яркие матчи и победы над трудными соперниками.

* * * Сегодня, к счастью, многое изменилось вокруг команды, и нет раздора среди руководителей. Улучшилась организация дела, нет передела сферы влияния, и это качественно сказалось на селекции: приобретены Торбинский, Муджири, Левенец, Чех, Перейра, Баши, что, конечно, укрепит команду, усилит игру в созидании. Для меня как тренера этот сезон оказался очень сложным, и в то же время в творческом плане интересным. Он дал много полезной информации для размышлений. Ведь во многих играх приходилось находить новые идеи, чтобы это было неожиданно. К примеру, играя против «Спартака», в каждом матче появлялись голевые моменты, ведущие к победе, особенно последний, когда мы проигрывали 0: 2. Сделали замены, перестроили игру в середине поля и увеличили число атакующих, и это все по ходу матча.

В игре с «Москвой» после 0: 1 пришлось отказаться от игры в двух опорных игроков, и при этом не только спасли игру, но и были в шаге от победы. А вот второй матч с ними стоит особняком потому, что цена победы оказалась очень высока. После грубейшей необязательной ошибки, сделанной игроком обороны, в раздевалке началась драка - не как в кино, а в кровь, по-настоящему. И как удалось успокоить, снять напряжение, как хватило самообладания донести замечания, поменять тактику командных действий в этой ситуации и довести игру до победы - это дорогого стоит. Цейтнот. Твоя реакция на происходящее должна быть мгновенной и безошибочной.

К сожалению, нужно признать, что в «Локомотиве», впрочем как и в «Шахтере», тогда мы заняли только второе место, во многом работа была схожей - успешной, но неполноценной. В «Локомотиве» меня оценили по занятому месту в чемпионате, но забыли об условиях, в которых я работал, и о том, что все хорошее досталось Рахимову. Ведь трудно представить, если бы все осталось так, как в начале 2007 года. И мне от души хочется пожелать ему успехов. Более того, тот сезон стал хорошим уроком для тех, кто остался в «Локомотиве».

И еще раз повторю: «Локомотив» в лучшем случае этап для меня с бесценным опытом, в худшем - очередной жизненный этап и в профессиональном плане, и в человеческом. Ведь вопрос в том, как оценивать и кто оценивает. И я вспоминаю великого Якушина, который после 1992 года - чемпионата Европы, говорил мне: «Нас сняли за четвертое место в Европе. Тебя критиковали за провальный матч с шотландцами. А почему не оценили игру и результат с сильнейшими командами: чемпионами мира - Германией 1: 1 и чемпионами Европы - командой Голландии 0: 0? Разве это не говорит о том, что создана конкурентоспособная команда к чемпионату мира 1994 года, тем более что по контракту задача стояла создать новую команду, а не выиграть чемпионат?»

Оценка такого человека, любого из тех, кого я перечислил, стоит в десятки тысяч раз дороже, чем мнение всех несовершеннолетних фанатов, которыми манипулируют в грязных целях. Нельзя отдавать на откуп негодяям воспитание нашего нового поколения, мы несем за это ответственность. У меня у самого было два разных педагога - учительница русского языка и литературы Анна Васильевна Деркаченко и преподаватель математики Матвей Ефимович Гутман. Удивительная вещь: первая была страшно требовательна, могла поставить «двойку» за четыре ошибки, придиралась ко мне неимоверно. Я недоумевал, выходил из себя: «Да почему я?! Почему этому за то же самое "три", а то и "четыре", а мне - "два"?!» «Потому что - "два", - отвечала Анна Васильевна. - С тебя особый спрос». Я ее, чисто по-детски, ужасно не любил. А Матвей Ефимович был болельщиком. И говорил мне: «Ты вот это выучи и завтра мне расскажешь». Щадил меня. В итоге я знаю язык и литературу. И безумно благодарен Анне Васильевне Деркаченко. А Матвей Ефимович Гутман был прекрасный, изумительный человек. Но я не знаю алгебры и геометрии! Вот в чем смысл жизни! За что я уважаю Лужкова, Табакова, Юрзинова, Карполя, Зонина, Тарпищева, Гомельских? За то, что они могут сказать мне в лицо правду! Знаю, что Ширвиндт тоже способен на это. Если он сказал как-то, что «Бышовец физиологически чувствует футбол», то, основываясь на личных впечатлениях. Он вспоминал, что мы были как-то на футболе в холодную погоду, грелись в застекленной ложе. А потом якобы я сказал: «Пора на трибуну, сейчас будет гол». И действительно был гол…

Мне всегда говорят правду моя жена и мои дети. Я им за это благодарен. Помните: до правды надо дорасти! А лесть - это сладкая ложь. И мы видим, что в футболе вокруг отдельных тренеров и вокруг руководителей-олигархов снуют толпищи лизоблюдов, которые никогда не откроют глаза на истинное положение вещей. Мне Романов почти кричал в «Хартс»: «Ну почему вы мне все время противоречите?!» - «Да потому что я знаю». - «А почему другие мне не говорят этого?» - «Ну, если вы будете слушать их, то готовьтесь платить деньги еще и еще…» Есть отношение именно к делу, и именно этому делу ты не можешь изменить.

* * * Многие задают мне вопросы о моих планах и вижу ли я себя на посту главного тренера команды Премьер-лиги? Да. И даже вижу себя тренером национальной команды. А куда денешь опыт в работе с национальными командами, ведь в 72 играх мы добились прекрасных результатов: 48 побед, 17 ничьих и только 6 поражений. А если говорить об официальных играх сборной олимпийской СССР и национальной СССР, то в 25 матчах всего лишь одно поражение! Так что основания для продолжения борьбы у меня есть. Тем более что у меня остались самые добрые и приятные впечатления от работы с футболистами «Локомотива», многие из которых сегодня играют в национальной команде.

Раз мы затронули вопрос о сборной нашей страны, наверное, есть смысл поговорить о результатах сборной России на чемпионате Европы-2008, который лично у меня оставил двоякое впечатление. С одной стороны, радость от результата, а с другой стороны - первый и последний матчи с испанцами наводят на грустные размышления. Достигнутые иностранными тренерами результаты и в сборной, и в «Зените» говорят о кризисе в нашем тренерском сообществе и о недоверии к нам со стороны руководителей и федерации, и клубов. Но тогда надо сказать, что никто из нас и не работал в таких идеальных условиях, которые были созданы для этих тренеров. И какую составляющую в успехе несут люди, создающие режим наибольшего благоприятствования и, может быть, несущие ответственность за результат перед руководителями страны больше, чем тренеры! Футбол стал национальной идеей. Нам только искоренить азиатчину в наших отношениях среди тренеров, избавиться от унижающего, указующего перста хозяев клуба, и тогда можно будет действительно выигрывать большие соревнования - Лигу чемпионов, чемпионат мира и Олимпийские игры. А в том, что у нас есть талантливые игроки и тренеры - мы убедились на этом чемпионате. Нам надо воскресить наши традиции, нашу методику и не уповать на сомнительные технологии. Я понимаю, что должно пройти определенное время, чтобы не деньги определяли степень ума, знаний и порядочности. Я неслучайно говорил о религии, потому что без духовности невозможно возвыситься до подвига, а без общей культуры - стать выдающимся тренером, или режиссером, или политиком. И, наверное, неслучайно Александр Македонский стал самым выдающимся полководцем, потому что его учителем был Аристотель. В своей работе ты пытаешься передать свои знания, опыт и делишься впечатлениями о спектакле, о книге. Вспоминаю «Анжи» в Питере, когда я вместо предыгровой тренировки организовал игрокам прогулку на пароходе по рекам Петербурга с их неповторимой красотой и утреннюю зарядку в Летнем саду. И они выдали прекрасную игру - и это с «Зенитом»! Что значит красота! Что значит психология! Они выше арифметики, и даже мастерства!

Футбол открыл для меня мир, сделал меня независимым человеком. Это значит, что у меня есть право выбора. Но главная проблема заключается в следующем:

нужно уметь жить тем, что ты имеешь, и не жить тем, что есть у другого.

Конечно же, у меня есть друзья и очень много поклонников, болельщиков по всему миру, которым я очень благодарен и дорожу ими. Конечно, есть и недоброжелатели. Но они тоже нужны, чтобы находиться в форме. Вспомните А. В. Суворова (тренеры ведь тоже полководцы, только, к счастью, не на войне), сказавшего после победы над французами в Италии, где Россия воевала совместно с австрийцами, не столько помогавшими, сколько вредившими нам: «Мы победили потому, что с нами Бог». Ему задали вопрос: «А что же с австрийцами?» - «А Бог с ними, с австрияками этими!»

Недавно перечитывал Монтеня, который писал о Франции конца XVI века: «Трагедия, когда должности в суде покупаются, а приговоры - окупаются». Это 1580 год! И мы живем в точно такое же время! Поэтому, когда некий человек, занимающий высокий пост, говорит с позиции силы, ты понимаешь, что это - временно. Человек остался человеком, пусть и прошли тысячи лет. У нас сегодня богатый имеет такие привилегии, что с ним невозможно бороться. Деньги определяют степень ума, порядочности, знаний. Ты вынужден с этим считаться.

Я понимаю, что без денег не может быть футбола. Но важен же не бюджет, а то, как им распоряжаются. Мастерство, в конце концов, не зависит от зарплаты. Когда меня спрашивают, кто такой профессионал, то я отвечаю, что уж точно не тот, кто, в первую очередь, получает деньги. Профессионала выделяет отношение к делу, а не сумма на счету.

У меня нет желания кого-то удивить, не тянет пускать пыль в глаза. Наверное, это та стадия развития, когда понимаешь - есть хорошие вещи, есть здоровая пища, есть правильные отношения. И главное именно это. Жена до сих пор может произнести фразу: «Это же дорого!» Летом нам нужно было лететь отдыхать, а билет в бизнес-класс стоил чуть ли не несколько тысяч долларов. Но мы решили, что там не настолько комфортнее, чтобы так переплачивать за полтора-два часа полета. Конечно, существует вопрос имиджа, но… Я не хозяин фирмы, не олигарх, у меня есть внуки, дети, и я должен думать о них. И в то же время могу смело заявить, что я никому не должен. А тем, кто должен мне, - я прощаю.

Вернусь ли я? Да. Несмотря на все те препятствия, о которых я говорил. Это вопрос времени. И востребованность все равно будет, я не сомневаюсь. И футбол смотрю постоянно. Смотрю и переживаю за тех, кто все еще его любит.