Земля бушующих страстей

Битнер Розанна

У Джолин Мастерс война отняла все: родных, дом, друзей. И тогда она решает начать новую жизнь на неосвоенной земле Монтаны. Только сильная женщина способна выжить в этом диком краю, и лишь один мужчина верит в осуществление смелых планов Джолин. Горец Клинт Ривз преклоняется перед ее мужеством, но любовь этой женщины ему еще предстоит завоевать.

 

АВТОРСКОЕ ПРИМЕЧАНИЕ

Действие романа «Покорительница Монтаны» происходит в Канзасе и Монтане в 1860-х годах. В это время Монтана еще не была штатом, а являлась лишь обширной территорией под названием Небраска, простиравшейся от современной Монтаны и далее через Вайоминг, Небраску и частично Колорадо. Редко кто воспринимает северную часть этой земли как Монтану. Чтобы избежать путаницы, я в своем романе называю эту территорию Монтаной.

Роман «Покорительница Монтаны» – чистый вымысел, за исключением места действия и, конечно, гражданской войны, кровавых рейдов на Канзас и Лоренс, совершенных Вильямом Квантриллом. Возможно, читателю будет интересно узнать, что сохранилось много воспоминаний одиноких женщин, обосновавшихся на американском Западе после утверждения президентом Линкольном в 1862-м году закона о гомстедах. Эти храбрые решительные женщины – уникальное явление того времени. Женщины Запада 1860-х годов были гораздо более независимыми, чем их современницы, жившие на Востоке и Юге. Они стали первыми женщинами США, которым разрешили голосовать, и первыми освоили традиционно мужские профессии.

 

ГЛАВА 1

1863 год

Джолин приподняла юбку и, перешагивая через грязь и лошадиный навоз, перешла на другую сторону улицы. Мимо проезжали повозки, и ей пришлось отойти подальше от дороги, чтобы не быть забрызганной грязью. Недавно прошедший дождь не принес желанной прохлады, хотя превратил улицы Лоренса в сплошное месиво. Стоял душный знойный август.

Джо вытерла пот со лба, из-за жары было трудно дышать. Она остановилась перед лавкой мистера Стайлза, помедлила несколько секунд, глядя на вывеску и стараясь более тщательно обдумать, как лучше объяснить Говарду Стайлзу причину задержки уплаты долга.

«Из-за войны дела на ферме идут плохо, мистер Стайлз, – мысленно проговорила Джо. – Нет рабочих рук. Если вы отсрочите уплату за август, я смогу все вернуть в начале следующего месяца. Возможно, мне удастся продать в городе нескольких моих лошадей».

Эти рассуждения казались Джо логичными, а Говард Стайлз был порядочным человеком. И, конечно, такой преуспевающий торговец, как Стайлз, вполне мог бы подождать с уплатой еще пару недель. Как плохо, что отец оставил Джо эти долги. Перед тем, как уйти на войну, он взял кредит под залог фермы, чтобы купить лошадей и снаряжение и оставить немного наличных дочери. Отец хотел поддержать ее до своего возвращения. Но он не вернулся и никогда не вернется. Он был убит под Шилой, как и муж Джолин.

И теперь Джо находилась в отчаянном положении. Ей была ненавистна мысль о том, что придется продать лошадей. Она очень полюбила этих животных и сейчас, оставшись одна, стала любить еще больше. Но Джо убеждала себя, что нужно быть практичной. Она вполне может продать всех лошадей, за исключением тягловых – Честера и Геркулеса. Они необходимы для вспашки и посева.

Джо глубоко вздохнула и направилась к дверям лавки, но тут ее окликнула женщина, которую она знала по церковному приходу. Джо даже обрадовалась возможности отложить неприятный разговор.

– Доброе утро, Джолин! – окликнула ее Сара Грант. – Как поживаешь, детка?

Хотя Джолин было двадцать два года и, к тому же, она была вдовой, для Сары Грант она оставалась ребенком. Супруги Грант упорно называли ее полным именем Джолин, вместо Джо, как все называли ее с детства.

– Прекрасно, Сара, – ответила Джолин.

Сара подошла к ней под руку со своим пожилым, но еще довольно крепким мужем. Джо поздоровалась с Бредли Грантом, который с сочувствием смотрел на нее.

– Ты все еще работаешь на ферме одна, Джолин? – спросил он.

– Я справляюсь, Бредли.

– Это невозможно. – Пожилой человек укоризненно покачал головой. – Такая симпатичная молоденькая девушка, как ты, пытается одна справиться с такой большой фермой. Твой отец и муж не должны были оставлять тебя одну.

Боль сжала сердце Джо. Неужели прошло уже два года с тех пор, как отец и Грег ушли на войну, и целый год с тех пор, как она узнала об их гибели?

– Они посчитали это своим долгом, Бредли, – ответила женщина.

– А как дела у твоей сестры, Джолин? Прошло уже два года, как она уехала, не так ли?

– Три, – уточнила Джо. – Она приезжает в гости через несколько дней из Колумбии, Миссури.

– О, Джолин! Ведь это небезопасно. На границе орудуют банды. – Сара Грант нахмурилась. – И как она появится в Лоренсе? Ведь это город аболиционистов, а Анна замужем за конфедератом.

Джо почувствовала, как в ней растет возмущение. Она вспомнила, с какими переживаниями был связан отъезд Анны из Лоренса.

– Дэррил не вступал в армию конфедератов до тех пор, пока его не обвинили в участии в бандитских налетах, – резко ответила она. – Местные жители сами изгнали их из города, хотя Дэррил был хорошим врачом. С ним поступили несправедливо, и ему ничего не оставалось, как присоединиться к южанам. В конце концов он из Джорджии. – Джо вздохнула, чувствуя, как слезы навертываются на глаза. – Да, Анне опасно приезжать сюда, но она написала, что все равно сделает это. Мы всегда были очень близки, Сара, а Анна уехала отсюда с тяжелым сердцем. Мы все же сестры, и не должны терять связь.

Сара коснулась руки Джо.

– Конечно, нет. Мы ничего не имеем против Анны. Мы просто волнуемся о ее безопасности. Вот и все.

– Я понимаю. Спасибо за сочувствие, Сара.

– Ты придешь в воскресенье в церковь? Джо сжала руку Сары.

– Не знаю. Я сама сейчас не могу часто посещать церковь. А если приедет Анна, думаю, будет лучше, если и она не пойдет туда.

Сара покачала головой.

– Как печально, что ненависть и вражда проникли даже в церковь. Да хранит тебя Бог, Джолин. И Анну тоже.

– Спасибо, Сара.

Джо кивнула Бредли Гранту, и пожилая пара удалилась по своим делам. Грустные размышления снова охватили молодую женщину. Она ненавидела всякие воспоминания о войне. Но не проходило ни дня, чтобы люди не говорили о ней. Некоторые называли ее гражданской войной, но в ней не было ничего гражданского. Южане называли ее войной между штатами. Но не важно, как она называлась. Эта война вошла в жизнь каждого человека, отражалась на нем материально, эмоционально и физически. Отец Джолин и Грег погибли на этой войне.

Потеря отца тяжело отразилась на Джо. Мать ее умерла несколько лет тому назад. А затем погиб и ее муж Грег… Они прожили вместе всего год, прежде чем Грег ушел на войну в 1861 году на стороне Союза. Боль утраты снова пронзила ее сердце, словно это произошло вчера. Джо до сих пор не могла полностью осознать, что он больше не вернется.

И сейчас ужас и скорбь снова наполнили женщину вместе с осознанием того, что Грег больше никогда не обнимет ее, не займется с ней любовью. Джо больше никогда не увидит его улыбки и не услышит его голоса. Возможно, ей будет трудно во время приезда Анны, хотя она очень хотела увидеть сестру. Они обе потеряли отца, а Джо потеряла и мужа. И все же, Дэррил конфедерат. Как странно. Они с Анной разделяют одну и ту же скорбь от потери близких, и обе они ни в чем не виноваты. Но в результате они оказались во враждебных лагерях. Сестры были очень близки до тех пор, пока Анна не вышла замуж за Дэррила Келли, молодого врача, приехавшего в их город. Его родители были богатыми плантаторами из Джорджии. Война породила ненависть среди людей, что привело к страшным обвинениям против Дэррила и Анны и вынудило их покинуть город три года назад.

Джо направилась к дверям лавки. Ей нужно что-то решать. Она не обратила внимания на группу людей, спорящих в нескольких ярдах от лавки. Такие споры стали в Лоренсе обычным явлением и обычно заканчивались потасовкой. Но Канзас уже сделал свой выбор. Теперь это свободный штат. И кому здесь не нравится, тот может покинуть город и отправляться на юг.

Но сегодня не это волновало Джо. Она боялась потерять ферму, которую так любил ее отец. На ней работал и Грег после того, как женился на Джолин. Он тоже полюбил ферму. И в память об отце и муже Джо была полна решимости сохранить ее. Через некоторое время женщина обнаружила, что ей даже нравится такая независимость. Джо было приятно осознавать, что ей принадлежит какая-то собственность. Ей нравилось преодолевать испытания, стараясь справиться с управлением фермой. Если бы только отец и Грег были живы… Джо сложила зонтик от солнца и вошла в лавку.

– Доброе утро, миссис Мастерс, – раздался голос из-за прилавка.

Джо обратила взор своих больших темных глаз на Хэнка Биттерса, помощника Говарда Стайлза. Она кивнула.

– Доброе утро, Хэнк. Мистер Стайлз здесь? Мне необходимо поговорить с ним.

Биттерс взглянул на дверь в глубине лавки.

– Да, здесь. Но он не один. И у меня такое чувство, что у него будет плохое настроение после того, как тот мужчина уйдет.

Обескураженная, Джо нахмурилась. Ее совсем не устраивало то, что Говард Стайлз будет в плохом настроении.

– Думаю, я все же попытаюсь, – ответила она, направляясь в глубь лавки.

– Как хотите, – сказал Биттерс ей вслед, окидывая взглядом стройную фигуру молодой женщины с приятно округлыми формами и ее длинные темные волосы. На таких женщин обычно всегда оглядываются мужчины. Хэнк помнил, что Джо с детства отличалась более сильным и независимым характером по сравнению с другими девушками, и он восхищался ее усилиями сохранить ферму отца. Но сейчас Биттерс сомневался, хватит ли у нее смелости разговаривать с Говардом Стайлзом.

Джо приблизилась к двери кабинета Стайлза, и мужество покинуло ее, когда она услышала громкие крики. Это был голос Говарда Стайлза. Женщина похолодела, услышав его слова.

– Ты не должен был увозить ее отсюда! Виноваты не индейцы! Это твоя вина! Ты убил ее! Ты убил их обоих!

Глаза Джо расширились от удивления и смущения. Она никогда раньше не слышала, чтобы Стайлз повышал голос, и почувствовала неловкость за свое присутствие. Затем она услышала другой голос, низкий, полный злобы.

– Я должен был бы убить тебя за эти слова! Если бы ты разрешил этот брак, я бы никогда не увез Милли из Лоренса!

Послышался шум, похожий на драку, а затем раздался грохот и послышались сдавленные голоса. Хэнк бросился к кабинету, но в это мгновение дверь распахнулась, и на пороге появился высокий широкоплечий мужчина в штанах из оленьей кожи. Его темные красивые глаза горели от ненависти и гнева. Хэнк тут же отступил назад, словно испугавшись, но Джо осталась на месте, не сводя глаз с незнакомца. Ей еще никогда не приходилось встречать такого мужчину: немного необузданный, но удивительно красивый. Его взгляд метал молнии. Он был похож на волка, которому угрожала засада.

Незнакомец быстро взглянул на Джо, и к ее удивлению, на его лице появилось извиняющееся выражение.

– Я надеюсь, тебя ждет смерть, Клинт Ривз! – закричал Стайлз ему вслед.

Мужчина в штанах из оленьей кожи оглянулся, в его глазах сверкнула ненависть.

– Я уже умирал более тысячи раз, – ответил он низким голосом, полным скорби. Незнакомец снова взглянул на Джо и выбежал из лавки.

– Мистер Стайлз! – Хэнк бросился в кабинет. Джолин остановилась на пороге. На столе мистера Стайлза было все перевернуто. Говард Стайлз наклонился, чтобы поднять опрокинутый стул, а затем опустился на него. Когда он обернулся, Джо увидела, что его левая щека покраснела и опухла. Стайлз опустил голову на руки и, к удивлению Джо, зарыдал.

– О Боже, она умерла, Хэнк. Моя дочь и внук мертвы. Проклятые индейцы…

– Мне очень жаль, мистер Стайлз.

– Это он виноват, – простонал Стайлз. – Если бы Ривз не увез ее в Миннесоту, Милли осталась бы жива. Ублюдок! Ублюдок! Мне даже не пришлось увидеть своего внука.

Джо повернулась назад. Сейчас совсем неподходящее время разговаривать с мистером Стайлзом о своих проблемах. Она вышла из лавки, ей было тяжело слышать рыдания мистера Стайлза. Но вполне очевидно, что не он один испытывал скорбь. Этот мужчина в кожаных штанах, должно быть, зять Стайлза. На его лице тоже отражалась сильная скорбь.

«Я умирал уже более тысячи раз», – его слова звучали в ушах Джо. В них чувствовалась такая печаль, что скорбь по отцу и Грегу вновь ожила в сердце женщины. Милли Стайлз умерла. Она помнила Милли, хотя не была с ней хорошо знакома. Джо было шестнадцать лет, когда в городе распространились слухи, что дочь Говарда Стайлза убежала из дома с мужчиной, которого все называли «горцем». Значит, человек, которого она только что видела, и был виновником.

Клинт Ривз – так назвал его Стайлз. Джо вспомнила, как люди говорили, что Стайлз считал, что этот человек не достоин Милли, поэтому они и решили бежать. Джо смутно помнила, что Говард Стайлз организовал погоню, но не смог их найти.

Она снова перешла улицу и отвязала Честера. Тягловая лошадь была такой большой и сильной, что одна легко тянула повозку. Джо взобралась на сиденье и направила лошадь к продуктовой лавке. Затем она снова остановилась и привязала Честера к столбу. Войдя в лавку, Джо замерла на месте, заметив у прилавка знакомую фигуру – широкие плечи и слегка поношенные кожаные штаны.

– Я хочу уехать отсюда как можно дальше, – говорил незнакомец Лу Петерсу, владельцу лавки. – Я приехал только для того, чтобы сообщить отцу Милли об ее смерти и смерти Джеффа. Мне казалось, что я обязан сообщить ему об этом лично.

– Мне очень жаль, Клинт, – отвечал Лу. – Все это ужасно для тебя. Я помню, как ты приходил сюда, когда приезжал в Лоренс, помню, как ты говорил о Милли Стайлз. Никто из нас не знал, куда вы уехали и что у вас был сын. Сколько ему…

– Извини, Лу, но я не хочу говорить об этом, – прервал его Ривз, поднимая мешок с овсом. Он положил деньги на прилавок.

– Конечно, Клинт. Я не хотел расстраивать тебя.

– Я понимаю, что ты не имел в виду ничего плохого. – Ривз вздохнул, взял с прилавка сдачу и положил в карман брюк. – Джеффу было только три, – добавил он и закашлялся, как будто комок застрял у него в горле. – Сейчас я направляюсь на восток повидаться с друзьями, которых давно не видел. Прежде, чем отправиться в Монтану, я снова заеду в Лоренс. Мне нужно будет пополнить запасы.

– Ты найдешь меня здесь.

Ривз обернулся, и взгляд его снова наткнулся на Джолин Мастерс. Удивление отразилось на его лице, и неожиданно усмешка коснулась его губ. Джо покраснела. Неужели он подумал, что она следила за ним? Ей хотелось объяснить, что это случайное совпадение. Но если она скажет об этом, то будет выглядеть просто смешной. Мужчина прошел мимо, слегка кивнув головой. Джо приблизилась к прилавку. Лу все еще молча смотрел вслед Ривзу.

– Какая печальная история, – пробормотал он. Джо распирало от любопытства.

– Это с ним Милли Стайлз убежала шесть лет назад? – спросила она. – Я видела, как он выходил из лавки мистера Стайлза. Они говорили друг другу ужасные вещи.

Лу кивнул.

– Могу себе представить. Клинт приехал сюда, чтобы сообщить мистеру Стайлзу, что индейцы убили его дочь и внука. Но я знаю, что для Клинта это тоже тяжелая потеря. Мне его очень жаль. – Лу Петерс посмотрел на нее поверх очков. – Ты помнишь, когда все это случилось, Джолин?

– Смутно.

Лу сдвинул очки и наклонился над прилавком. Он любил поговорить и обожал показать другим, как много он знает.

– Этот Клинт Ривз часто заходил сюда, когда приезжал в Лоренс. Он родом из Сент-Луиса, но, как я слышал, он убежал из дома, когда ему было всего четырнадцать или пятнадцать лет. Он занимался доставкой грузов для армии и знает Запад как свои пять пальцев. Во время одного из визитов в Лоренс он познакомился с Милли, и девушка по уши влюбилась в высокого красивого горца.

Лавочник выпрямился и глубоко вздохнул.

– Мне не нужно говорить тебе, как отнесся к этому Говард Стайлз. Ты сама его знаешь. Все самое лучшее для своей жены и детей. Он ни за что не хотел позволить Милли выйти замуж за Клинта Ривза, такого неустроенного дикого человека, каким он его считал. Поэтому им пришлось бежать.

Обычно Джо мало обращала внимание на болтовню Лу Петерса. Он любил говорить без умолку и не давал другому вставить слова. Чаще всего он болтал о всякой чепухе. Но сейчас Джо слушала его с интересом. Инцидент в лавке Стайлза не выходил у нее из головы.

– Тогда об этом говорил весь город, – продолжал лавочник. Его глаза сверкали от удовольствия, он хвастался тем, что лично знал человека, который был героем этой истории. – Я удивляюсь, что Клинт вообще вернулся сюда, но это на него похоже. Это человек, который не боится никого и ничего. Зря Стайлз не позволил им пожениться и обосноваться здесь. Если судить по рассказам Клинта, он в конце концов стал оседлым человеком и купил небольшой домик в Миннесоте. Но в прошлом году сиу совершили набег на город. Ты, наверное, помнишь заголовки газет, не так ли? Многие белые поселенцы тогда бежали из Миннесоты. Клинт остался. И мне кажется, что больнее всего для него потеря сына. Мужчине трудно пережить такое.

– Да, конечно, – ответила Джо. Комок подкатил к ее горлу. Она совсем не знала Клинта Ривза, но ей хотелось как-то утешить его. Ведь она тоже испытала потерю близких. – Мне нужны два мешка овса, Лу, – добавила Джо. – Мои запасы уже кончились, а до собственного урожая еще далеко. Кроме того, я думаю, что в этом году он будет не очень хорошим. Хоть бы мне удалось нанять кого-нибудь на время жатвы.

Лу снова поправил очки.

– Не знаю, как ты одна справляешься с фермой, Джолин. Тебе нужно продать все и переехать в город. Здесь ты сможешь легко найти работу. Одинокой женщине трудно управлять таким хозяйством.

Джо разозлилась. Особенно ее гордость задели слова «одинокая женщина». Ей надоело, что все обращаются с ней как с ребенком, за которым нужно присматривать. Но все же Джо постаралась скрыть гнев, так как понимала, что Лу движет сочувствие.

– Я справляюсь со всем, что делали отец и Грег. И теперь, когда их нет в живых, я не хочу продавать ферму. Пока не хочу. Сейчас я испытываю финансовые затруднения, но не потому, что не могу работать. Причина в войне, нехватке рук и засушливом лете.

– Я сочувствую тебе, Джолин. – Лу вышел из-за прилавка и вытащил два мешка овса. – Я запишу это на твой счет. Можешь заплатить позже. Открой дверь, я погружу мешки на твою повозку.

– Спасибо, Лу. – Джо открыла дверь и последовала за лавочником. Петерс погрузил мешки и улыбнулся ей. – Удачного тебе дня. Надеюсь, все изменится к лучшему. Скажи, как поживает твоя сестра Анна? Она все еще замужем за тем мятежником?

– Дэррил не мятежник, Лу. Он врач, и он не виноват, что он южанин.

– Так он на войне, лечит конфедератов?

– Да. Но он всего лишь врач. Дэррил родом из Джорджии, Лу. Нельзя обвинять его за то, что он лечит людей, с которыми жил.

– Мне кажется, что после того, как конфедераты убили твоего отца и мужа, ты не сможешь хорошо относиться к нему и Анне.

Джо помрачнела.

– Анна – моя сестра, Лу. Мы всегда были очень близки. Что бы ни случилось на этой войне, она останется моей сестрой. Кстати, Анна на днях приезжает ко мне в гости.

Брови лавочника удивленно поползли вверх.

– В самом деле? Ее муж еще жив?

– Насколько мне известно, да. И для Анны он просто мужчина, которого она любит. Эта война разделила многие семьи, она почти рассорила нашу семью. Сейчас нас осталось только двое. И я надеюсь наладить отношения с сестрой, когда она приедет. Кроме нее, у меня никого нет.

– Я тебя понимаю, Джолин. Но когда Анна приедет сюда, ей лучше нигде не показываться. И пусть она меньше упоминает, что ее муж из Джорджии и что его родители владеют большой плантацией, рабами и прочее. Ты сама знаешь, какая сейчас обстановка в Лоренсе. Люди очень напряжены и раздражительны.

– Да, я знаю. – Джолин понимала, что не стоит больше ничего рассказывать этому человеку. Лу Петерс любит посплетничать, но очень любопытен и хочет все знать. Поэтому Джо решила не посвящать его в подробности приезда Анны. Это касается только их двоих. Женщина чувствовала себя такой одинокой, и мысль, что она скоро увидит сестру, очень радовала ее. Не имеет значения, что заставило Анну уехать отсюда.

Джо отвязала Честера и направилась на ферму, расположенную к востоку от города. Волнение охватило ее. Она не могла забыть ужасную историю Клинта Ривза, мысли о собственных утратах не покидали женщину. И лишь предстоящий визит Анны радовал ее. Джо подстегнула Честера, не замечая, что за нею наблюдал высокий мужчина в штанах из оленьей кожи. Он с любопытством рассматривал стройную красивую молодую женщину, с которой ему пришлось сегодня столкнуться дважды.

– Кто эта женщина, управляющая повозкой? – спросил он мужчину, стоящего рядом. Тот взглянул и усмехнулся.

– Это Джолин Мастерс. Она одна управляет фермой к востоку от города. Ее отец и муж оба погибли под Шилой.

Клинт Ривз пристально смотрел вслед молодой женщине. На востоке идет гражданская война, а здесь – война с индейцами. Наступит ли когда-нибудь мир и покой для таких людей, как Джолин Мастерс, и для него самого? Ривз повернулся и направился в ближайшую таверну. Виски, казалось, было единственным средством, помогавшим ему избавиться от преследовавших его воспоминаний. По крайней мере, сейчас Клинт Ривз находил мир и покой только в бутылке.

* * *

Джо зачесала волосы и закрепила локоны на затылке. Затем она надела небольшую шляпку из голубого шелка, которая очень шла к ее голубому платью. Это было лучшее платье Джо для особых случаев и посещения церкви, и теперь она редко надевала его. После известия о смерти отца и Грега Джо стала реже посещать церковь и появляться на людях. Работа на ферме оставляла мало свободного времени. И сейчас Джо волновалась, не слишком ли она вырядилась к приезду сестры. Кружевная кринолиновая юбка слишком шелестела, когда женщина нервно выхаживала перед почтовой станцией. Джо сама не понимала, почему ей так хотелось одеться понаряднее. Но она была уверена, что Анна, как всегда, выглядит прекрасно. Блондинка с голубыми глазами. Она вышла замуж за богатого человека и, конечно, будет одета во все самое лучшее.

И все же, судя по письмам сестры, после отъезда Дэррила дела у нее шли не очень хорошо. Анна писала, что когда-нибудь, когда кончится война, они с Дэррилом посетят плантацию его родителей. Затем Дэррил займется частной практикой, и они, конечно, станут вести светский образ жизни. Но сейчас, пока муж на войне, Анна живет вместе с женой друга и земляка Дэррила, который владеет рестораном в городе Колумбия штата Миссури. Он также отправился на войну на стороне конфедератов. Анна и Фрэн Роджерс вместе содержали ресторан, а это нелегкая работа. Но в своих письмах Анна постоянно повторяла, что все будет прекрасно, когда закончится война.

Джо надеялась, что сестра окажется права, и после войны все пойдет привычным путем, хотя у нее и были свои сомнения на этот счет. Джо хотелось выглядеть счастливой при встрече с сестрой, но она ничего не могла поделать с горечью, не покидавшей ее душу. Как могла Анна выйти замуж за человека, родители которого владели рабами, за конфедерата? Ведь такие, как он, убили их отца и Грега? И все же, как хорошо снова увидеть сестру. С болью в сердце Джо вспоминала, как дружно они росли на ферме, и только эта ужасная война разлучила их.

Наконец прибыл почтовый дилижанс, и сердце Джо учащенно забилось. Она ощущала себя такой одинокой, и поэтому радовалась приезду Анны. Джо облегченно вздохнула, когда увидела, что экипаж благополучно прибыл. С тех пор, как началась война, партизанские отряды сторонников южан и северян совершали грабительские рейды вдоль границы штатов Канзаса и Миссури, держа в страхе как поселенцев, так и путешественников. С началом войны большинство партизан вступили в Союзную армию или Армию конфедератов, но многие продолжали совершать бандитские налеты. Для Джо, как и для остальных, эти партизаны стали настоящими преступниками, которые пользовались войной, чтобы безнаказанно грабить и убивать.

Дилижанс остановился у платформы. Несмотря на продолжительный дождь, прошедший несколько дней назад, жаркое солнце иссушило землю. За экипажем клубилось облако пыли. Джо закашлялась и отвернулась.

Когда пыль улеглась, Джолин увидела в боковом окошке экипажа красивое улыбающееся лицо сестры. Она помахала Анне рукой и приказала себе отбросить все печальные мысли о Греге и том, что его убили конфедераты. Лошади заржали и зафыркали, когда кучер сошел с сиденья и открыл дверцу дилижанса. Первой из пассажиров появилась Анна. Она медленно приблизилась к сестре, их взгляды встретились. Прошло три года с тех пор, как они виделись в последний раз. Их прощальные слова были горькими и жестокими, причиняющими боль.

– Здравствуй, Джо, – первой произнесла Анна.

Кучер снял два чемодана и поставил их на землю возле Анны. Джо заметила, что сестра одета просто. На ней было светло-зеленое платье, низ которого украшала вышивка более темного тона.

Джо подошла ближе.

– Здравствуй, Анна, – ответила она. На глазах сестры выступили слезы.

– Мне очень жаль папу и Грега, – произнесла Анна. – Дэррил не мог… Он всего лишь врач, Джо. Он не сражается с оружием в руках, а только помогает раненым… даже северянам…

– Не нужно ничего объяснять, Анна. Я рада тебя видеть. – Джо протянула к сестре руки, и в следующий момент женщины обнялись. Они забыли обо всем на свете, им было все равно, смотрят на них или нет. Они снова стали просто Джолин и Аннабель Баркер, дочерьми Тома Баркера, сестрами. Обе заплакали. Женщины ненавидели войну и то, что она с ними сделала.

– О Джо, прости за те слова, что были сказаны, когда мы с Дэррилом покидали Лоренс, – рыдала Анна. Она чуть отстранилась от сестры, чтобы достать из сумки носовой платок. Джо сделала то же самое.

– Ты меня прости, Анна, – ответила она. – Я так рада, что ты приехала. Мне было так одиноко.

Анна высморкалась и вытерла глаза.

– Джо, ты должна переехать в Колумбию и жить с нами, или, по крайней мере, перебраться в Лоренс. Из-за всех этих рейдов тебе опасно оставаться одной на ферме. Почему ты так упорно настаиваешь на том, что должна сохранить ее? Для тебя это слишком тяжело.

– Я справляюсь, – ответила Джо, вытирая глаза. – Папа и Грег очень любили ферму, поэтому я и осталась там. Мне нравится работать на ней, это правда.

– Но они же не думали, что ты останешься совсем одна.

– Все изменится, когда закончится война.

– Если вообще когда-нибудь закончится. Иногда я сомневаюсь, Джо, объединится ли когда-нибудь наша страна и наступит ли наконец мир. Все это так ужасно. Дэррил пишет, что невозможно представить то, что происходит на полях сражений. Это нужно увидеть собственными глазами. Повсюду боль, страдания, смерть… – Анна решила пока не говорить сестре, что уже больше года она не получает писем от мужа.

Джо повернулась и взяла чемоданы.

«По крайней мере, твой муж жив, раз ты получаешь эти письма», – подумала Джо. Но она снова напомнила себе, что нельзя давать волю горьким воспоминаниям. Джо радовалась приезду сестры, и ничего не должно омрачать их встречу.

– Поехали домой, – громко произнесла она, направляясь с чемоданами к своей повозке. Анна последовала за ней. Джо поставила чемоданы и взобралась на сиденье. Анна села с другой стороны. Она была слишком хороша и хрупка для такой старой и грубой фермерской повозки.

– Я помню, как папа возил нас в город на этой повозке, – заметила Анна, снова смахнув навернувшиеся на глаза слезы. – О Джо, у нас нет даже могилы, которую мы могли бы навестить.

– Да, и это самое худшее, – грустно согласилась Джолин. – Но, по крайней мере, мы сможем навестить могилу мамы. – Она вздохнула. – Думаю, это еще одна причина, по которой я не хочу уезжать отсюда. Я часто хожу на мамину могилу. А на ферме я чувствую себя ближе к папе… и к Грегу. Грег любил работать вместе с папой. – Она взяла вожжи и подстегнула лошадей.

– Джо, нельзя жить прошлым. Пока ты будешь жить на ферме, ты все время будешь ждать, что папа или Грег вот-вот войдут в дверь, а этого никогда не случится. Тебе только двадцать два года. Ты должна подумать о будущем и, возможно, снова выйти замуж.

Джо покачала головой.

– Я не хочу снова выходить замуж. Слишком больно привыкнуть к человеку, полюбить его, а затем потерять. Я не хочу еще раз пережить все это. Джо направила лошадей к ферме, едва сдерживаясь, чтобы не обвинить Анну. Это ее сестра, маленькая девочка, с которой они вместе росли, единственная, кто у нее остался. Одному Богу известно, когда они увидятся снова.

– Как ты доехала, Анна? Не было никаких проблем с бандитами?

– Слава Богу, никаких. Я сама этого боялась. Прохожие внимательно рассматривали Анну, и она сжала руку Джо.

– Может, мне не стоило приезжать?

– Совсем наоборот. Я так рада твоему приезду, Анна. – Джо повернулась, и их взгляды встретились. В глазах сестры блестели слезы. – Это действительно так.

Анна глубоко улыбнулась.

– Все изменилось, не так ли?

Джо переложила поводья в одну руку, а другой обняла сестру.

– Только не наши отношения. Мы всегда останемся сестрами. Мы едем домой, и наши отношения должны быть, как у сестер. Все наладится, когда закончится эта война.

Анна тяжело вздохнула.

– Я надеюсь, Джо. Хочу надеяться.

«Если бы только узнать что-нибудь о Дэрриле», – подумала она.

 

ГЛАВА 2

– Здесь все как прежде, – заметила Анна, потягивая чай и оглядывая большую светлую кухню.

Джо переоделась в более простое платье и стала готовить пирог к ужину. Закончив делать тесто, она открыла дверцу печки и поставила форму внутрь.

– Это только так кажется, – ответила Джо. – Но в действительности все по-другому. – Она повернулась и взглянула на сестру. – Папа уже не приносит дрова для кухни, а я больше не готовлю ужин для двоих мужчин. – Джо подошла к буфету и достала для себя чашку. – И я сплю одна. – Она вздохнула и проглотила комок, подступивший к горлу. – Иногда я думаю: как плохо, что мы с Грегом проводили вместе так мало времени. Мы прожили с ним всего год, Анна.

– Я знаю. – Анна смахнула слезы со щеки. – Мы с Дэррилом прожили вместе не намного больше. Он ушел на войну вскоре после папы и Грега. С тех пор я его не видела. И сейчас я ничего не знаю о нем. – Анна еле сдерживала слезы, решив наконец рассказать о своих тревогах сестре. – Я уже давно не получаю от него писем. А последнее… я не знаю… Письмо сильно отличалось от предыдущих. Я понимаю, Дэррил волнуется о судьбе родителей и их плантации. Он считает, что Юг проиграет в этой войне. Вся промышленность находится на Севере, как и финансовые ресурсы. – Анна взглянула на сестру глазами, полными слез. – Джо, я точно знаю, если бы не эта ужасная война, папа, Грег и Дэррил могли бы стать большими друзьями. Я уверена в этом. Дэррил – очень хороший врач, Джо. Жители Лоренса были несправедливы, изгнав его из города. Джо помешала чай.

– И сейчас ничего не изменилось, Анна. Люди, которые должны бы любить друг друга, оказались во враждебных лагерях. Тяжело, когда страдают твои близкие.

Внезапно Джо вспомнила о Клинте Ривзе. Она с удивлением почувствовала, что мысль об этом человеке заставила сжаться ее сердце. Женщину охватило волнение. Вдруг Джо поняла, что если бы не визит сестры, ее мысли постоянно были бы заняты этим мужчиной в кожаных штанах. Даже сейчас, когда Анна приехала, Джолин время от времени вспоминала о нем.

– Ты помнишь Милли Стайлз? Она убежала из дому с мужчиной, которого в городе называли горцем? – спросила она сестру.

Анна нахмурилась.

– Да, что-то припоминаю.

– Вчера этот человек вернулся в Лоренс. Я ездила в город, чтобы встретиться с мистером Стайлзом… – Джо заколебалась. Ей не хотелось говорить сестре о финансовых затруднениях. Анна захочет одолжить денег, а Джо не нуждалась в подаяниях.

– Мне нужно было кое-что обсудить с ним. Я услышала громкий крик в его кабинете. Мистер Стайлз обвинял этого человека в убийстве его дочери и внука.

Глаза Анны расширились от удивления.

– Что с ними случилось?

Джо чуть помедлила с ответом, внезапно осознав, что чужое несчастье заставило ее легче переносить собственные утраты.

– Милли Стайлз уехала с ним, кажется, в Миннесоту. Там они поженились. У них родился сын. В прошлом году во время набега сиу Милли и мальчик были убиты. Ее муж приехал сюда, чтобы сообщить об этом мистеру Стайлзу, а тот обвинил во всем его.

– Бедняга! Как ужасно услышать такое!

– Я согласна. Он вышел из офиса мистера Стайлза, и мы столкнулись лицом к лицу. Мне еще никогда не приходилось видеть такую печаль в глазах мужчины. – Последние слова Джо произнесла мягко, с большой жалостью. Она задумчиво смотрела вдаль. Анна внимательно взглянула на нее и нахмурилась.

– Джолин Мастерс, клянусь, муж Милли произвел на тебя впечатление. У тебя появился какой-то особенный взгляд.

Джо посмотрела на сестру и поняла, что задумалась о Клинте Ривзе. Она слегка покраснела и поднялась из-за стола.

– Нет. Просто это очень грустная история, и мне было неудобно, что я стала свидетельницей этой сцены. Мне жаль мистера Ривза.

– Его фамилия Ривз?

– Клинт Ривз. Я снова встретила его в продуктовой лавке, и хозяин рассказал мне о нем. В течение десяти лет Ривз скитался по Западу, работая проводником при сопровождении грузов для армии. – Джо обернулась и посмотрела на сестру. – Самое ужасное, что все эти месяцы он ждал, чтобы рассказать мистеру Стайлзу о Милли и мальчике. Лавочник считает, что после того, как это все случилось, мистер Ривз некоторое время был не в себе. – Она пожала плечами. – Конечно, мистера Стайлза тоже жаль. Какие ужасные новости. Но он должен был постараться сблизиться с человеком, любившим его дочь.

Их взгляды встретились.

– Мне не хотелось бы, чтобы между нами возникла ненависть, Джо, – сказала Анна. – Я хочу, чтобы мы, как и раньше, оставались близкими.

– Я тоже этого хочу, Анна, – улыбнулась Джо. – Пойдем наверх, ты посмотришь свою комнату. Там ничего не изменилось. Мне хотелось, чтобы ты никогда не уезжала.

Анна смахнула слезы.

– Иногда мне тоже этого хочется. Но мы не маленькие девочки. Многое изменилось. Я бы хотела остаться здесь подольше и помочь тебе. Но Дэррил может вернуться в любое время, и я должна ждать его там.

Джо грустно кивнула.

– Конечно. Я понимаю. И я надеюсь, что он вернется, Анна. Я понимаю, что значит потерять любимого человека. Такого я не пожелаю никому, а моей сестре особенно.

Анна заправила за ухо прядь светлых волос.

– Я это знаю. Я должна вернуться не только потому, что мне нужно ждать Дэррила. Моя помощь необходима Фрэн в ресторане. Мне неудобно оставлять ее одну, там слишком много работы. Она, как и ты, хочет сохранить ресторан до возвращения мужа. Он потратил много сил, пока организовал свое дело. – Анна глубоко вздохнула. – Джо, я чувствую себя почти виноватой из-за того, что мой муж жив, а твой Грег погиб. В последнее время почти все, кого не встретишь, потеряли на войне близких.

– Анна, в этом виновата война, а не ты или Дэррил. И не забывай, что у тебя погиб отец.

Анна подошла к сестре.

– Ты не представляешь, как много для меня значит снова видеть в твоих глазах любовь, а не ненависть.

Они обнялись. Держа Анну за талию, Джо повела ее наверх по скрипучей лестнице старого фермерского дома. Сладкий аромат наполнил кухню и комнаты, напоминая сестрам о том времени, когда они были маленькими и помогали матери готовить пирог. Хотя бы ненадолго им нужно забыть о войне и о потере близких. Обе понимали, что должны ценить время, проведенное вместе. Какой ненадежной может оказаться жизнь! Женщинам хотелось остановиться и вспомнить счастливые дни их детства.

– Давай попытаемся забыть о войне хотя бы на несколько дней, – предложила Джо сестре, когда они поднимались наверх. – И давай завтра сходим на могилу мамы, а затем будем вспоминать прежние дни, когда мы были маленькими и ничего не знали ни о войне, ни о смерти.

– Мне бы этого очень хотелось, – тихо откликнулась Анна.

* * *

Анна намеревалась погостить на ферме три дня, а пробыла почти две недели. Когда наступило время расставания, сестры почувствовали между собой такую близость, которую не в состоянии разрушить ни годы, ни обстоятельства. Джо с грустью помогала Анне грузить вещи на повозку. Ее чемоданы стали тяжелее, чем были во время приезда. Джо отдала сестре некоторые детские игрушки, напоминавшие Анне о счастливых днях. Два года назад она уезжала так поспешно, что забыла их. Джо связала в подарок сестре свитер и несколько салфеток.

Она остановила лошадей у почтовой станции.

– Тпр-р, Честер. – Джо натянула поводья.

Анна засмеялась, вспомнив, как Джо всегда настаивала на том, чтобы давать имена всем животным на ферме, даже свиньям и курам. Но теперь не было ни свиней, ни кур. Остались только несколько лошадей, и это тревожило Анну. Прежде чем сестра сошла с повозки, Анна обратилась к ней:

– Может, я все же дам тебе немного денег? Дэррил оставил мне некоторую сумму…

– Нет, не надо, – прервала ее Джо. – Идет война. Сегодня человек может быть богат, а на следующий день все потерять. Тебе самой могут понадобиться эти деньги, Анна.

– Ты уверена? Может, ты не хочешь взять из гордости, Джо? Я тебя знаю.

– Да, уверена. – Она встретилась взглядом с сестрой. – У каждой из нас свой путь, Анна. Сейчас главное – выжить. Мы уже взрослые женщины, и в это тревожное время вынуждены думать о самосохранении. У меня есть ферма. И если дела пойдут плохо, я всегда смогу продать ее и найти работу в городе. Сохрани свои деньги и трать их осмотрительно.

Они переглянулись. Обе женщины понимали, что могут пройти годы, прежде чем они встретятся снова. Сестры обнялись и тихо заплакали.

– Думаю, пора прощаться. Экипаж сейчас отправится.

– Да. – Джо отстранилась от Анны, вытерла глаза, быстро сошла с повозки и привязала лошадь. Ее ноги были как свинцовые, когда она провожала сестру к дилижансу. Двое пассажиров уже сидели на своих местах.

Мимо Джо и Анны пробежали две маленькие девочки, хихикая и держась за руки. Воспоминания о летних днях на ферме, когда они лазили по деревьям и играли в куклы, болью отозвались в из сердцах.

– Обязательно сообщи мне, когда вернется Дэррил, и напиши, как у вас дела, – попросила Джо. – Надеюсь, ты скоро получишь от него письмо.

– Я дам тебе знать. Джо, напиши мне, если тебе будет что-нибудь нужно. Что бы ни случилось, ты всегда можешь приехать и жить со мной. Ты это знаешь. Я все же хочу, чтобы ты избавилась от фермы.

Джо снова обняла сестру.

– Не беспокойся обо мне. – Она поцеловала Анну в щеку. – Я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю. Да не покинет тебя Бог, Джо.

Кучер погрузил чемоданы Анны.

– Пора отправляться, мэм.

Анна неохотно отстранилась от сестры.

– До свидания, Джо, – сжала она ее руку. Джо хотелось попросить кучера подождать еще немного, но она понимала, что несколько минут не ослабят горечи расставания.

– До свидания, Анна.

Внутри у нее все сжалось, боль сдавила грудь. Это напоминало Джо о грустном расставании, когда уезжали отец и Грег. Почему в жизни так много прощаний? Джо продолжала держать Анну за руку, даже когда та села в экипаж.

– Я так рада, что ты приехала, Анна, – уже через окно добавила Джо.

– Я тоже очень рада. Все изменится, когда закончится война. Правда, Джо?

– Я надеюсь на это.

Кучер стегнул лошадей, и дилижанс тронулся с места. Слезы бежали по лицу Анны.

– До свидания, Джо! – помахала она рукой. Джо тоже махала ей вслед.

– До свидания, Анна! – повторяла она. Внезапно на нее нахлынула волна ужаса, все тело Джо было охвачено страхом, причину которого он не могла понять. Джо направилась к своей повозке. На сердце у нее было тяжело. Каким одиноким покажется сейчас дом без Анны!

Джо отвязала Честера, взобралась на повозку и взяла поводья. Она так была поглощена своими грустными мыслями, что не заметила человека в длинном черном пальто, наблюдавшего за ней. Вдруг он схватил Честера за сбрую, приказывая лошади остановиться.

Джо натянула поводья и, хмуро посмотрев на мужчину, узнала в нем Барта Кенделла. Он был известен в городе как участник бандитских отрядов на стороне свободных штатов. Но Кенделлу не доверяли, подозревая в том, что он участвует в рейдах против сторонников Союза, ворует лошадей у своих же соседей. Однако, доказательств против него не было. Кенделл появился в Лоренсе четыре года назад, как бродяга, никто не знал о его прошлом. Его прозвали «черное пальто» за пальто, которое он, казалось, никогда не снимал, независимо от погоды.

Джолин плохо знала Кенделла, но ей было известно его имя, и она считала его никчемным бродягой.

– Отпустите мою лошадь! – приказала Джо. Кенделл только усмехнулся. Его зубы были желтыми от чрезмерного жевания табака.

– Доброе утро, миссис Мастерс. – Он обернулся и посмотрел вслед удалявшемуся экипажу, в котором уехала Анна. – Хорошо провели время со своей сестрой?

– Это не ваше дело. Я уже сказала: отпустите мою лошадь.

Кенделл продолжал держать Честера под уздцы, сдвинув шляпу на затылок.

– После столь долгого отсутствия приезд вашей сестры может показаться людям странным. Ведь ее муж конфедерат. Вас обеих теперь можно называть шпионками, не так ли? Она приехала сюда за информацией, чтобы затем все рассказать конфедератам?

У Джо от возмущения расширились глаза.

– Ваши слова даже не заслуживают ответа! – Она рванула поводья, заставляя Честера податься назад. Лошадь была такой сильной, что Кенделл не смог удержать ее. Честер заржал, резко мотнул головой, ударив мужчину и сбив его с ног. Остановившиеся прохожие засмеялись.

– Получи по заслугам, Кенделл! – крикнул один из них.

Джо развернула Честера, чтобы отъехать, но Кенделл вскочил на ноги и ухватился за повозку руками.

– Шпионка! – закричал он на нее. – Я знаю, что ты шпионка, как и твоя сестра!

Джо так торопилась уехать, что не заметила проезжавшую мимо другую повозку. Кто-то схватил Честера под уздцы, не дав ему столкнуться с коляской. Лошадь заржала и отпрянула назад, но мужчина, остановивший Честера, был достаточно крупным и умел обращаться с лошадьми. Из-за гнева и нахлынувших слез Джо не сразу узнала человека, который помог ей. Это был не кто иной, как Клинт Ривз.

– Тпр-р, стой! – приказал он Честеру. – Успокойся, мальчик. – Он продолжал держать лошадь, пока другая коляска не проехала мимо, затем потрепал Честера по шее, успокаивая его. – С вами все в порядке?

Джо покраснела, почувствовав, как быстро забилось ее сердце, когда она встретилась взглядом с Ривзом. Этот мужчина снова так неожиданно возник на ее пути…

– Да, спасибо.

– Вы все шпионы! – снова закричал Кенделл.

– Почему бы тебе не заткнуться, Кенделл? раздался голос из толпы. – Миссис Мастерс потеряла мужа, который сражался за Союз.

– А ее сестра замужем за конфедератом. Что ей здесь надо было?

Тем временем Клинт Ривз обошел повозку кругом и приблизился к Кенделлу, который продолжал громко кричать.

– Она моя сестра и просто приехала в гости, – громко ответила Джо.

Кенделл поднял кулак.

– Расскажи это кому-нибудь другому! – продолжал кричать он.

Клинт перехватил его занесенный кулак.

– Почему бы тебе не заткнуть свой рот, как уже было сказано? – предупредил он. – Или я тебе заткну его сам.

Кенделл сплюнул табак на рубашку Клинта.

– Кто ты такой, чтобы затыкать мне рот? Мне известно, кто ты, мистер. Можно считать, что ты убил Милли Стайлз, увезя ее из Лоренса. Ты не имеешь права появляться в этом городе, Ривз.

И в следующий же момент Кенделл получил тяжелый удар кулаком в лицо. Он отлетел в сторону и приземлился на спину в яме, наполненной водой. Небольшая толпа, собравшаяся вокруг, засмеялась. Несколько человек подошли и помогли Кенделлу выбраться из ямы. Затем они оттолкнули его подальше от коляски Джолин.

– Иди выпей, Кенделл, – насмешливо заметил кто-то. – Это единственное, на что ты способен.

Кенделл, спотыкаясь, побрел прочь, сгибаясь под тяжестью промокшего пальто. Люди разошлись, а Клинт обернулся и взглянул на дрожавшую Джо.

– Вам не нужно было вмешиваться, – сказала она. – Извините меня.

Клинт набрал в руку немного песка и потер то место, куда плюнул Кенделл.

– Боюсь, что я ударил его, защищая себя, а не вас. Я не мог стерпеть его последних слов.

Джо снова почувствовала жалость к этому человеку и странную симпатию, которую трудно объяснить. Она протянула ему руку.

– Я – Джолин Мастерс.

Он вытер свою руку и протянул женщине.

– Клинт Ривз.

– Я знаю. Я спросила о вас в тот день в продуктовой лавке.

Мужчина усмехнулся. На его лице появилась милая успокаивающая улыбка, и Джо стало тепло на душе.

– Ну, я тоже уже знаю ваше имя. – Его улыбка исчезла. – Извините меня за тот инцидент в лавке у Стайлза. Я не знал, что вы там. – Он задержал ладонь женщины в своей руке, прежде чем отпустить ее, затем посмотрел вслед Кенделлу, который скрылся в таверне. – Таковы мужчины… – Ривз повернулся и посмотрел ей в глаза. – Думаю, что некоторые просто используют войну в своих целях.

– Я тоже так считаю. Он называет себя сторонником свободных штатов, но мне кажется, что он просто бродяга и преступник. Как вы убедились, мало кому в городе нравится Барт Кенделл.

Клинт снова усмехнулся.

– Надеюсь, он не причинит вам вреда. Но если и попытается, я не смогу вам помочь, так как скоро уезжаю в Монтану.

Джо натянула поводья, чтобы Честер стоял спокойно.

– Монтана? Это так далеко. Как говорят, это холодный дикий край. Почему именно в Монтану?

Ривз пожал плечами.

– Чем дальше отсюда, тем лучше. Меня не интересует эта никому не нужная война. В моей жизни уже достаточно было борьбы и смертей. А в Монтане нашли золото. Сейчас там осталось мало солдат, способных защитить поселенцев и горняков, и им нужны опытные проводники. А это один из моих немногих талантов. Мне нужно чем-то заняться, чтобы не сойти с ума. Поэтому я и отправляюсь туда. Возможно, там я буду нужен.

Джо мягко улыбнулась.

– Я желаю вам удачи, мистер Ривз. И спасибо за помощь, хотя вам не стоило этого делать. Если бы Кенделл не оставил меня в покое, я бы воспользовалась хлыстом.

Клинт засмеялся.

– Не сомневаюсь, вы сумели бы с ним справиться. Я слышал, что вы, очень самостоятельная женщина, и восхищаюсь вашим упорством.

– Спасибо. Удачи вам в Монтане, мистер Ривз. Они пристально посмотрели друг на друга, каждому хотелось сказать что-то еще.

– И вам удачи, миссис Мастерс.

Клинт отступил в сторону, кивнув ей головой. Она стегнула Честера, и коляска тронулась с места. Джо втайне бранила себя за то, что ей очень не хотелось, чтобы Клинт Ривз вообще уезжал. Она не стала оглядываться и не видела, что мужчина еще долго смотрел ей вслед.

* * *

В следующие два дня стояла жаркая и душная погода. С отъездом Анны Джо почувствовала себя еще более одиноко. Теперь ей хотелось, чтобы кто-то был рядом. Старый фермерский дом казался слишком большим и опустевшим.

Джо занималась работой с рассвета до поздней ночи, стараясь справиться со всеми делами. Она постоянно находилась в движении, чтобы заглушить чувство одиночества и постоянно возвращающиеся мысли о Клинте Ривзе. Возможно, он уже уехал в этот далекий край, который называют Монтаной.

Прошедшая ночь была особенно жаркой и душной. Джо проснулась еще до рассвета, почувствовав дуновение приятного прохладного ветерка. Она всегда очень любила печь и испытывала особую радость, замешивая тесто для хлеба, печенья или пирожков. Было время, когда Джо мечтала готовить для собственных детей, как это делала ее мать. Но мечты не осуществились. Грега не стало.

Джо искупалась и оделась, прежде чем отправиться на кухню, где она по памяти замесила тесто в большой миске. Ей уже не было необходимости заглядывать в рецепт. Джо поставила миску на небольшой столик у окна с восточной стороны. Утреннее солнце согреет тесто, поможет ему быстрее подняться. Джо накрыла миску и вышла на крыльцо, чтобы посидеть в кресле-качалке.

Солнце только начало подниматься на горизонте. Джо откинула голову назад и задремала, а затем и уснула. Сказалась бессонная ночь. Внезапно, словно от толчка, Джо проснулась, не зная, долго ли она спала. Женщина почувствовала неясное волнение и тревогу, на душе у нее стало тяжело. Джо вспомнила, что прежде чем заснуть, она думала о том, что так и не поговорила с мистером Стайлзом. Ее угнетало то, что нужно отложить уплату долга. Сначала Джо решила, что именно это разбудило ее, но внезапно поняла, что есть что-то еще.

Далеко на горизонте она заметила приближающихся всадников. Джо выпрямилась и увидела, что они скачут очень быстро. Трудно было сказать, сколько их, но ей показалось, что не меньше двухсот человек. Они направлялись в сторону Лоренса.

Джо медленно поднялась на ноги, несколько секунд наблюдая за всадниками. Ее охватило чувство опасности. Сердце женщины учащенно забилось, когда она подумала о том, что идет война.

Именно с войной связан этот рейд на Лоренс. Город и раньше подвергался нападениям. Это может произойти снова, а она – одинокая женщина. Не стоит надеяться, что приближающиеся всадники друзья, а не враги. По пути в Лоренс они вполне могут заехать на ее ферму.

Джо уже различала топот копыт и звон сабель. Холодный пот покрыл все ее тело. Она зашла в дом, закрыла дверь на засов, схватила винтовку и коробку с патронами и бросилась к окну. По мере приближения всадников Джо поняла, что их слишком много и стрелять бессмысленно. Инстинкт подсказывал ей, что они сделают с ней, прежде чем убить.

Джо поспешила к задней двери и выбежала из дома. Она бросилась к подвалу, который находился под каменным фундаментом. Там хранились продовольственные запасы. Подняв одну из тяжелых крышек, Джо быстро спустилась вниз и закрыла за собой дверь.

Уже в темноте она на ощупь отыскала бочку, которую ей отдал Говард Стайлз. Джо сняла деревянную крышку, поставила винтовку внутрь, затем подняла юбку и забралась в бочку. Ее юбка зацепилась за гвоздь. Джо рванула подол и порвала платье. Ей стоило больших усилий закрыть бочку тяжелой крышкой.

Вскоре земля буквально задрожала от стука лошадиных копыт. Джо слышала голоса всадников. Они кричали, словно индейцы, затем раздались выстрелы и звон разбиваемых окон.

– Мы проветрим этот дом! – закричал кто-то. – Остальные отправляйтесь в город!

Крики продолжались, всадники явно жаждали крови. У Джо сдавило горло, она почти задыхалась и с трудом боролась со слезами. Ужас охватил женщину. Страх сменился гневом, когда тяжелые шаги раздались у нее над головой, и негодяи стали крушить все подряд. Джо слышала, как они вошли на кухню. Раздались звуки разбиваемой посуды, которой она так дорожила. Ведь это была память о матери.

Джо слышала хриплые голоса, сдавленный смех. Сердце ныло в ее груди. Грабители разрушили все, что у нее было. Джо задавала себе вопрос, что делают те, которые отправились в Лоренс. Она слышала звуки отдаленной стрельбы, но пока не осмеливалась покинуть свое укрытие.

У Джо занемели ноги, она чувствовала тошноту из-за резкого запаха огуречного рассола внутри бочки. Дышать становилось все труднее и труднее. Она ощупала бочку и нашла маленькую дырочку, из-за которой бочка стала не нужна мистеру Стайлзу. Джо приставила нос к отверстию, втягивая в себя свежий воздух и моля бога о том, чтобы ее не нашли. Она старалась успокоиться, но когда грохот и крики наверху стали еще громче, ужас снова охватил женщину.

Прошло еще несколько минут, и все стихло. Джо ждала, моля Бога, чтобы грабители покинули дом. Но вдруг она услышала, как открывается дверь в подвал. Джо съежилась от страха и прильнула к винтовке, готовая стрелять в первого, кто обнаружит ее.

– Ты где, женщина? – раздался грубый голос. – Нам известно, что ты где-то здесь. Только женщина могла замесить тесто и поставить его подходить. Отзовись сейчас же. Мы лишь хотим, чтобы ты испекла нам хлеб.

Раздалось несколько смешков.

– Мы не причиним тебе вреда, – присоединился другой голос.

Давайте подпалим дом и отправимся дальше, – предложил кто-то снаружи. – Если здесь и была женщина, она, должно быть, сбежала. Квантрилл приказал уничтожить все, что попадется на пути, и отправляться дальше. Он будет нас ждать.

– Да, поехали, Дули. В городе полно женщин, – произнес кто-то совсем рядом с бочкой.

– Здесь должна быть женщина! – ответил сердитый голос. – Я не позволю, чтобы меня дурачила какая-то янки.

– Черт с тобой, Дули! Я уезжаю. Тебе стоит поторопиться, потому что я собираюсь подпалить дом.

– Езжайте!

Джо услышала, как заскрипели старые деревянные ступеньки: кто-то покинул подвал. Она притаилась, сердце ее стучало так громко, что, казалось, любой, кто приблизится к бочке, сможет это услышать. Все стихло, затем Джо услышала какой-то шум. Кто-то остался в подвале! Может, это тот, кого называли Дули? Джо прижала к себе винтовку и почти не дышала, чтобы не выдать себя.

– Проклятая сучка! – выругался мужчина. Она слышала, как негодяй разбивает горшки с вареньем. Насколько Джо могла определить, он был в подвале один. Мужчина осыпал ее проклятиями и крушил все, что попадалось на пути. Джо положила палец на спусковой крючок.

Вдруг она ойкнула от неожиданности, когда мужчина стукнул по бочке. Раздался громкий смех.

– О'кей, леди, игра закончена. Я слышал твой хорошенький голосок. Я знаю, что ты здесь. А теперь выходи. Я не сделаю тебе ничего плохого.

Он снова ударил по бочке чем-то твердым. Джо сжалась от ужаса.

– Давай, женщина, выходи. Я только хочу сделать тебе приятное. Доставь мне удовольствие, будь послушной. Возможно, тебе это даже понравится. Давай, выходи. Твой дом горит. Ты же не хочешь остаться здесь и сгореть живьем, не так ли?

Джо услышала треск огня. Пламя охватило старый фермерский дом, который она так любила. Гнев ее не знал границ. Она понимала, что эти люди наверняка уничтожили весь урожай и, скорее всего, украли скот. Она разорена. Теперь уже невозможно сохранить ферму.

Зловоние внутри бочки было удручающим, но Джо не собиралась выходить, даже если вокруг все сгорит. Пусть этот негодяй сам приблизится к ней, пусть он только снимет крышку и заглянет внутрь бочки! Джо молила Бога, чтобы он так и сделал.

– У тебя остался последний шанс, женщина! – произнес он. Джо догадалась, что он пьян, и надеялась, что не ошиблась. В таком случае у него будет замедленная реакция. – Выходи добровольно, иначе я сделаю тебе больно, вытаскивая оттуда.

Джо смотрела на крышку, вглядываясь в темноту. Мужчина снова ударил по бочке, и Джо молила Бога, чтобы ей хватило сил сделать то, что она задумала. Ей казалось, что она провела в бочке несколько часов, хотя находилась там минут двадцать.

На какое-то мгновение наступила тишина, слышен был только треск огня. Джо чувствовала, что мужчина рядом. Внезапно крышка слетела с бочки, и он заглянул внутрь.

Джо выстрелила. Брызги крови и кусочки человеческой кожи попали ей в лицо. Она закричала от ужаса, когда голова мужчины задергалась. Джо услышала глухой удар падающего тела. Она продолжала кричать от отвращения, чувствуя на своем лице и волосах кровь и кусочки кожи этого человека.

Джо поднялась. Через некоторое время она пришла в себя и решила сохранять хладнокровие, чтобы обдумать, что делать дальше и как вынести весь ужас случившегося. Джо сжала винтовку и вгляделась в темноту. Мужчина средних лет лежал распростертый на полу подвала. Солнечный луч проникал через приоткрытую дверь. Джо увидела, что большая часть лица мужчины раздроблена выстрелом.

Какое-то мгновение Джо неподвижно стояла и смотрела на него, не в силах поверить, что она убила человека. Затем Джо медленно выбралась из бочки и снова попыталась отряхнуть волосы и перед платья от остатков человеческой плоти. Она осторожно обошла тело и разбитые горшки с вареньем. Джо слышала, как наверху бушует пламя. Огонь уже проникал в подвал, и пол может скоро рухнуть. Нужно выбираться отсюда. Джо молилась, чтобы вокруг дома никого не было.

Она приподняла платье и по лестнице выбралась наружу, осторожно оглядываясь по сторонам. Невдалеке стояла оседланная лошадь и щипала траву. Джо быстро вылезла из подвала, побежала к ближайшему лесу и спрыгнула в яму, которую выкопала для мусора. Она стояла на кучке картофельных очисток, не обращая внимания на жуков и мух. После того, как Джо увидела дорогой для нее дом в огне, ей все стало совершенно безразлично.

– Папа, – всхлипывала молодая женщина. Слезы хлынули из глаз, года она увидела, как рухнула крыша как раз в том месте, где находилась комната Анны. Все, напоминавшее о счастливых днях, рушилось у нее на глазах. Отсюда Джо не видела, что часть ее урожая вытоптана лошадьми, а другая подожжена. Лошади вытоптали также сад и огород. Она не сомневалась, что всадники проехали и по полям овса и ржи. Не было видно скота, кроме пары лошадей.

Джо просто оцепенела. Все, чем она владела, все, что давало ей средства к существованию, исчезло у нее на глазах. Одна стена дома уже рухнула, скоро придет очередь и остальных. Джо понимала, что пол вот-вот обрушится в подвал, где лежал тот мужчина, и была рада этому.

– Пусть горит в аду, – пробормотала она. Затем Джо заметила дым, поднимавшийся над зданиями Лоренса. Он становился все гуще и гуще, и вскоре стали видны языки пламени. Город находился всего в полумиле от фермы.

– Боже мой, они подожгли Лоренс! – простонала Джо, прислонилась к песчаной стене ямы для мусора и горько заплакала.

 

ГЛАВА 3

Несколько часов Джо прождала в мусорной яме. Судя по теням от деревьев, прошло не меньше шести часов с того момента, как она слышала последние выстрелы. Запах паленого дерева щекотал ноздри. Ей не хотелось смотреть на сгоревшую ферму. Временами дым от все еще не потушенного огня поднимался над зданиями Лоренса.

Кругом стояла жуткая тишина. Наконец Джо набралась мужества и выбралась из ямы. Спотыкаясь, она направилась к развалинам дома, дрожа от мысли, что тот мужчина все еще лежит в подвале, убитый ее собственными руками. Возможно, его тело обгорело до неузнаваемости.

Глазами, полными слез, Джо смотрела на дом. Спасать было нечего, она потеряла все. Джо чувствовала странное оцепенение. Она пыталась решить, что ей делать. У нее не осталось даже одежды. Единственное, на что можно было надеяться – это небольшие сбережения в банке. Джо молила Бога, чтобы бандиты Квантрилла не украли эти деньги.

Вильям Квантрилл. Все в Канзасе знали это имя. Когда-то он жил в Лоренсе и партизанил на стороне свободных штатов, но жители города не доверяли ему. Как и Барта Кенделла, его подозревали в воровстве лошадей у своих же соседей. А когда, наконец, он был пойман с поличным, его начали преследовать бывшие друзья. Квантрилл стал предателем. В Миссури он вступил в банду конфедератов, а затем организовал собственный отряд. Его люди были вооружены револьверами, винтовками и саблями.

Квантрилл и его сообщники наводили ужас на границе, но год назад он и его банда вступили в армию конфедератов. Все, кто жил в приграничных районах, включая Джо, вздохнули с облегчением от того, что наконец избавились от Вильяма Квантрилла. А теперь они снова тяжело пострадали от его возвращения.

Джо вздрогнула при мысли об этом человеке. Когда-то давно, в 1859-м году, она однажды видела Квантрилла. Ей никогда не забыть его лица. Это был невысокий бледный мужчина болезненного вида. Но больше всего ей запомнились его глаза. Холодный пронзительный взгляд голубых глаз. Теперь Джо понимала, что это были глаза убийцы.

Она обошла вокруг сгоревшего дома, с отчаянием стараясь найти хоть одну сохранившуюся вещь. Джо знала, что не сможет забыть этот дом до конца своей жизни. Война изменила ее судьбу. Избежать этого было невозможно. Когда-то война казалась нереальной и далекой, ужасное далекое сражение унесло жизни отца и Грега. А теперь и Джо стала частью этой войны, ей самой пришлось убить человека.

Рыдания подступили к ее горлу. Внезапно Джо свело желудок. Она осознала, что кровь и кусочки кожи, которыми были перепачканы ее лицо, платье и волосы, принадлежат бандиту, который лежит в подвале. Ее стошнило. Обувь женщины отвратительно пахла помоями из ямы, подол платья тоже был перепачкан и промок от огуречного рассола.

Несколько минут Джо плакала, обессиленная. Затем гнев снова охватил ее. Квантрилл и его люди не имеют права так поступать! Как смеют они нападать на невинных людей, которые вообще ни в чем не замешаны! Одно дело, когда человек носит форму и принимает участие в военных действиях. Но это был просто акт отвратительной мести против мирных, ничего не подозревающих людей. Причем, некоторых из них Квантрилл знал лично. Джо не сомневалась, что во время рейда погибли многие жители Лоренса. Какое счастье, что Анна успела вернуться в Колумбию!

Джо судорожно решала, что ей предпринять. Она пошлет телеграмму Анне, чтобы узнать, благополучно ли та добралась до дома. Ей придется рассказать сестре о случившемся, и это разобьет сердце Анны.

Джо выпрямилась, вытерла слезы и гордо подняла подбородок. Она не должна позволить таким людям, как Квантрилл, одержать над ней верх. Джо не бросится за помощью к сестре. У Анны хватает своих проблем.

Она несколько раз глубоко вздохнула, приказывая себе успокоиться. Наверняка есть какой-нибудь выход из этого положения. Джо потеряла ферму, но если продать землю, можно выручить немного денег и расплатиться с Говардом Стайлзом. И, может быть, после того, как она помоется, Джо попросит кого-нибудь из мужчин поискать ее разбежавшихся лошадей. Хотя она не сомневалась в том, что большинство лошадей украли бандиты и их уже не вернуть. А тех, что остались, придется продать. Ей нужно начинать новую жизнь.

Джо чуть снова не расплакалась при мысли, что все, что создавали отец и Грег, уничтожено. Все ее старания пропали даром. Нет дома, нет ничего, что принадлежало родителям. Слава Богу, что она отдала кое-что Анне. Бандиты сожгли даже вспомогательные постройки. Они стерли ферму с лица земли, и сейчас Джо видела, что половина Лоренса лежала в руинах.

Женщина нуждалась в помощи, но она не знала, куда обратиться. Ей ничего не оставалось, как направиться в Лоренс, чтобы узнать, что осталось от города. Джо подняла винтовку и побрела по дороге, ее ноги были словно ватные. Полмили до города показались ей десятью милями. Повсюду она видела трупы людей. По мере приближения к городу обстановка ухудшалась. Жители бегали от здания к зданию, пытаясь погасить все еще горящие дома. Женщины и дети плакали. Вдоль дорог лежали погибшие и раненые.

Несмотря на то, что Джо была вся перепачкана кровью и растрепана, никто не обратил на нее внимания. Кругом царили хаос и разрушения. Джо перешагивала через трупы лошадей и собак, а также через тела погибших. Она с жалостью остановилась возле маленького мальчика, который сидел около перевернутого экипажа. Ребенок крутил колесо коляски, под которой лежало тело мужчины. Даже не глядя на него, Джо поняла, что он мертв. Наверное, это отец мальчика. Она только собралась подойти к ребенку, как вдруг появилась женщина. Она бежала и кричала: «Джонни!» Внезапно женщина остановилась, увидела мужчину под коляской, вскрикнула и опустилась около него на колени. Маленький мальчик повернулся и посмотрел на мать.

– Мама, – тихо произнес он и прижался к ней. Джо пошла дальше, увидела чудом уцелевшую вывеску лавки Стайлза, несколько салонов, пансион, банк и отель. Она закрыла глаза и поблагодарила Бога за то, что банк, где хранились ее деньги, уцелел. Что касается жилых зданий, то их осталось мало. Лавка Лу Петерса сгорела дотла. Сам Петерс сидел поблизости, опустив голову на руки. Джо хотелось подойти к нему, но собственное отчаяние делало ее сейчас неспособной помогать другим. Она посмотрела вдоль улицы, пытаясь решить, как поступить и куда идти. Никогда еще Джо не чувствовала себя такой потерянной и испуганной, даже когда узнала о смерти отца и Грега. По крайней мере, тогда еще у нее были дом и ферма.

Вдруг она почувствовала чью-то ладонь на своем плече. Джо рванулась и вздернула винтовку. Мужчина в кожаных штанах отступил назад и поднял руки.

– Не стреляйте, миссис Мастерс. Я только хочу помочь вам.

Джо смотрела на красивое лицо Клинта Ривза, перемазанное сажей. Она заметила, что левый рукав его куртки разорван и запачкан кровью. Взгляд темных глаз мужчины, казалось, оценивал фигуру Джо. Ей стало неловко, когда она осознала, какой отвратительный запах исходит от ее одежды. В глазах Ривза светилось искреннее сочувствие.

– С вами все в порядке, мэм? Вы не ранены?

Джо заморгала, пытаясь сосредоточиться.

– Нет… я… Они сожгли мой дом, все постройки… уничтожен урожай.

Он опустил руки и подошел ближе.

– А как вы? Они напали на вас?

Джо покачала головой, слезы выступили на ее глазах.

– Я убила одного из них. – Она посмотрела на свою винтовку. – Вот этим. – Женщина подняла глаза. – Я спряталась в бочке из-под огурцов. Он нашел меня. Я… застрелила его. Его кровь… кожа… – Дрожащей рукой Джо снова коснулась своего лица, испытывая отвращение. – Мне никогда раньше не приходилось убивать человека.

В следующее мгновение Клинт Ривз взял винтовку из ее рук.

– Гостиница, где я остановился, не сгорела. Вы можете воспользоваться моей комнатой, чтобы помыться. Сохранилась пара магазинов. Я найду вам другую одежду. Пойдемте со мной.

Джо пошла за ним, почти не соображая, что происходит. Ривз привел ее в отель, и они поднялись в его комнату. Люди были так поглощены своим горем, что никто не обратил внимания на тот факт, что Джолин Мастерс идет в комнату «горца».

Как только они пришли, Клинт усадил Джо на стул, а сам наполнил водой таз и опустился перед ней на колени.

– Вы сможете помыться сами? Я оставлю вас одну, но только если с вами все в порядке. На спинке стула висит моя рубашка, вы можете воспользоваться ею, пока я не вернусь с одеждой для вас. Вы можете лечь в мою постель и немного отдохнуть.

Постарайтесь сейчас ни о чем не думать. Вам нужен покой.

Джо смотрела на Ривза, смущенная, удивленная и тронутая его заботой. Она взглянула на рубашку мужчины.

– Вы ранены?

– Со мной все в порядке. Думаю, я ранил пару бандитов. Если бы они не напали так рано и так неожиданно, не было бы столько потерь. – Он нахмурился. – Вы говорите правду? Они не… оскорбили вас?

Джо поняла, что он имел в виду, и покраснела.

– Нет. Я спряталась… в бочке из-под огурцов. Они все уехали, все… кроме одного, который и нашел меня. Он лежит в подвале… возможно, он сгорел.

Клинт тяжело вздохнул, и Джо увидела гнев в его глазах.

– Ублюдки! – пробормотал он и поднялся. – Вы сможете сами помыться? Полотенце и мыло около умывальника.

Джо кивнула.

– Со мной все в порядке. Он коснулся ее плеча.

– Я оставлю вашу винтовку здесь у стены, если вам так спокойней. Я вернусь через некоторое время. Закройте дверь на замок. У меня есть ключ.

Джо ничего не ответила, и Ривз ушел. Тогда она поднялась, подошла к зеркалу и ахнула, увидев свое отражение.

– О Боже! – простонала молодая женщина. Лицо ее было покрыто пятнами крови и кусочками кожи. Джо заплакала и стала быстро снимать с себя одежду, испытывая желание избавиться от этого платья. Она бросила его в угол, подбежала к умывальнику и опустила руки в таз с водой, затем тщательно вымыла лицо и прополоскала волосы. Джо терла свое тело, как сумасшедшая, но вдруг остановилась, держа перед собой полотенце и неожиданно осознав, что стоит обнаженной в комнате мужчины, которого едва знает. Она поспешно сняла со стула рубашку и быстро надела ее, боясь, что Клинт Ривз может вернуться в любой момент. Рукава были слишком длинны и свисали с плеч. Низ рубашки доходил ей почти до колен.

Джо не знала, какие намерения у Клинта Ривза, и должна ли она вообще находиться в этой комнате. Но ей было некуда идти. Внезапно Джо почувствовала слабой и обессиленной. Она не хотела сейчас думать о случившемся, о том, что у нее ничего не осталось, что она убила человека и о том, что она находится в комнате незнакомца. Ей очень хотелось спать, ей был просто необходим этот спасительный сон. Если она заснет, ей не нужно будет думать обо всем, что произошло.

Джо взяла винтовку и направилась к кровати, которая не была застелена. Она поправила скомканные одеяла, легла на них и укрылась покрывалом. Джо решила положить винтовку рядом с собой, чтобы ею можно было быстро воспользоваться.

Женщина закрыла глаза в изнеможении и мгновенно заснула. Она так крепко спала, что не слышала, как вернулся Клинт Ривз. Открыв дверь, он вошел в комнату и увидел, что Джо крепко спит, а винтовка лежит рядом. Клинт усмехнулся при виде этой картины, теплое чувство проникло в его сердце. Он рассматривал красивое лицо и густые темные волосы Джо. При виде обнаженной ноги из-под покрывала у него возникло острое желание.

Но Клинт тут же упрекнул себя за то, что не мог отвести взгляда от молодой женщины. Джо прошла через ад, и он не имел права пользоваться ее беззащитностью. Клинт положил пакет с новой одеждой на стул, затем поднял старое платье Джо и скривил нос от резкого запаха соленых огурцов и помоев. Он вышел из комнаты, держа в руках одежду, и запер дверь на ключ. Затем Клинт выбросил платье в мусорный ящик и поднял глаза на окно своей комнаты. Сегодня он собирался уехать из Лоренса, но банда Квантрилла нарушила его планы. А теперь еще кое-кто задерживал здесь Ривза – хорошенькая женщина по имени Джолин Мастерс.

Джо слышала топот лошадей, треск огня, чувствовала его жар. Она пыталась убежать, но ноги не слушались ее, как будто к ним был привязан тяжелый груз. Неожиданно Джо оказалась в темном месте. Безобразное лицо с вожделением смотрело на женщину. Она закричала, выстрелила из ружья и почувствовала, как по ней потекла кровь. И снова Джо пыталась кричать, пока собственный стон не разбудил ее. Она быстро села в кровати, мокрая от пота, и оглядела незнакомую комнату, пытаясь собраться с мыслями.

Джо увидела винтовку, лежащую рядом. Она провела рукой по волосам, стараясь вспомнить последовательность событий после бандитского нападения. Ей хотелось, чтобы все это оказалось страшным сном, как и только что увиденный кошмар. Но от реальности никуда не деться. Это как приступы печали, которые охватывали Джо каждый раз, когда она вспоминала, что Грег мертв. Ферма и все ее доходы уничтожены.

Джо заметила, что на улице уже темно. Кто-то оставил зажженную лампу на туалетном столике. Джо пыталась не думать об ужасных событиях этого дня. Сегодняшнее утро казалось далеким, словно все это произошло много дней назад. Джо смутно помнила, как брела по городу, кто-то нашел ее и привел в эту комнату. Она заморгала и села на край кровати. Клинт Ривз! Это был Клинт Ривз. Джо взглянула на себя: на ней была чужая рубашка. На мгновение женщину охватила паника при мысли, что это Ривз переодел ее. Но затем она вспомнила, как срывала с себя грязную одежду. Джо взглянула в угол комнаты, куда она бросила платье. Его там не было.

Тогда Джо медленно встала, заметив на стуле возле кровати пакет с одеждой. Она вспомнила, что Клинт Ривз говорил что-то о том, что собирается принести ей новую одежду. Джо развернула пакет и нашла там светло-голубое платье, рубашку, панталоны, чулки и пояс с резинками. Молодая женщина покраснела, удивляясь, как он смог угадать ее размер.

Джо аккуратно разложила одежду на постели. Из середины пакета выпала щетка для волос и крошечный флакончик духов. Она подняла их и улыбнулась. Какой предусмотрительный этот Клинт Ривз. Интересно, почему он так заботится о ней? Джо подошла к зеркалу и внимательно оглядела себя, заметив, что не полностью смыла с лица пятна крови. Увидев, что таз уже пустой, она налила из кувшина чистой воды и тщательно вымыла лицо, пожалев, что у нее нет никакого крема. Джо надела новое платье, слегка подушилась. Как приятно снова хорошо пахнуть! Затем она вернулась к зеркалу и стала причесывать свои длинные темные волосы, когда кто-то постучал в дверь. Джо услышала, как поворачивается ключ в замке, и бросилась к винтовке, которая лежала на постели.

– Вы уже проснулись, миссис Мастерс? – спросил мужской голос. – Дверь со скрипом открылась. – Это я, Клинт Ривз.

Джо продолжала держать винтовку наготове.

– Входите.

Ривз вошел, и она медленно опустила ствол.

– Я хотела убедиться, что это вы, – объяснила Джо. Он понимающе кивнул. Мужчина все еще был перепачкан копотью и кровью.

– Вы выглядите намного лучше, чем несколько часов назад, – сказал он, окинув Джо одобрительным взглядом. – Я дважды возвращался и зажег для вас лампу.

– Спасибо… Я… я не знаю, почему вы так заботитесь обо мне. – Она дотронулась до своего платья.

– Я с вами расплачусь. У меня есть немного денег в банке.

– Не волнуйтесь об этом. – Клинт закрыл дверь, его высокая фигура заполняла собой всю комнату.

– Я заберу свои вещи и перенесу их в небольшую комнату на чердаке. Я собирался покинуть Лоренс, но думаю, что задержусь на несколько дней. Сейчас многие нуждаются в помощи. Я сказал клерку, что теперь это ваша комната. Вам нужно где-то остановиться, прежде чем вы решите, что делать дальше.

Джо нахмурилась.

– О, но это же ваша комната! Я не могу занимать ее. Да и я не могу сейчас себе этого позволить.

– Не беспокойтесь об этом. Я сам заплачу клерку. Сейчас он вообще не берет платы, так как слишком многие в городе нуждаются в крыше над головой. Люди спят прямо на полу в холле.

– Но… Это не совсем справедливо. Я тоже могла бы спать в холле или вернуться на ферму и найти там какое-нибудь укрытие…

– Я вам уже сказал, не беспокойтесь ни о чем. В такое время, как сейчас, одинокая женщина подвергается особенно большой опасности. Гораздо безопаснее, если вы останетесь здесь, а не на своей сожженной ферме или среди кучи бездомных людей. Человеку иногда приходят странные мысли, когда он остается без средств к существованию. Многие начинают заниматься грабежом. Именно сейчас люди не в состоянии здраво мыслить.

Джо сжала руки.

– Я… не знаю, что сказать. Я так благодарна за одежду, мистер Ривз…

– Клинт. Просто Клинт.

Она почувствовала, что краснеет. Его мужественная красота вызывала у Джо неожиданные желания. Она повернулась лицом к Ривзу.

– Тогда зовите меня Джо. – Женщина заметно нервничала. – Но как вы угадали мой размер?

Улыбка исчезла с его лица, в глазах снова появилась горечь и глубокая печаль, которые Джо впервые заметила в лавке Говарда Стайлза.

– Моя жена… была примерно, как вы. Их взгляды встретились.

– Я очень вам сочувствую, мистер… Клинт. Поверьте мне, я вас хорошо понимаю. Я тоже потеряла отца и мужа.

Клинт Ривз быстро отвернулся.

– Я сейчас соберу свои вещи.

– Пожалуйста… позвольте мне перевязать вам руку, – сказала Джо несколько поспешно, так как поняла, что он меньше всего настроен говорить о жене и сыне.

– С рукой все в порядке, она уже не кровоточит. Я наткнулся на гвоздь, когда стрелял в одного из людей Квантрилла. – Ривз открыл шкаф и бросил на кровать пару рубашек. – Я никогда не пойму, как могут они так поступать с мирными, невинными людьми. Его нужно бы повесить за… – Ривз направился в угол комнаты и взял одеяло. – Хотелось бы мне, чтобы Квантрилл попался мне в руки.

– Многие бы этого хотели. – Джо сжала руки, вспомнив, как убила одного из людей Квантрилла. – Наверное, мне нужно рассказать шерифу о том мужчине в подвале.

– Я уже рассказал. Он позаботится об этом. Джо вздохнула.

– Спасибо. Но я не знаю, почему вы все делаете для меня. Уверяю вас, что в этом нет необходимости. Вы едва меня знаете.

«Ты так похожа на мою Милли», – хотелось сказать Ривзу.

– Вы нуждались в помощи, и я помог вам. Мужчинам не нужны для этого причины. Я зайду за вами утром и провожу в банк. А затем мы попытаемся что-нибудь придумать на завтрак. Если поесть будет негде, мы сможем сами приготовить его. Вы не голодны?

Джо посмотрела в глаза мужчине и почувствовала, как ее тянет к нему.

– Нет, сейчас я не смогу ничего проглотить. Ривз упаковывал седло.

– У клерка внизу можно попросить кофе. Он постоянно готовит его на плите.

Джо кивнула.

– Да, спасибо. Я так и сделаю.

– Чем вы хотите заняться завтра? Что вы намерены делать с фермой?

Слезы выступили у нее на глазах.

– Не знаю.

Джо подошла к окну, многие дома еще тлели и дымились.

– У меня остались долги. Мой отец занял деньги у Говарда Стайлза, чтобы построить амбар и расплатиться с другими долгами. Он заключил с мистером Стайлзом юридический договор. Этот долг еще не выплачен, а амбара уже нет. Ничего не осталось. Думаю, мне нужно продать ферму и расплатиться с мистером Стайлзом.

Вдруг до Джо дошло, что, возможно, она снова затронула нежелательную тему. Обернувшись, она увидела ненависть в глазах Клинта Ривза.

– Вам не повезло, что вы должны именно Стайлзу. Кто-то другой, скорее всего, дал бы вам возможность встать на ноги. Стайлз не из тех, кто способен оказывать помощь другим.

Молодая женщина глубоко вздохнула.

– Извините. Мне не стоило упоминать его имя. Клинт пожал плечами.

– Ваши дела со Стайлзом не имеют никакого отношения к моим чувствам к этому человеку.

Джо хотелось расспросить Ривза о его жизни, но она понимала, что лучше промолчать.

– Я зайду к нему завтра и обо всем поговорю. Я заметила, что его лавка уцелела. Значит, все в порядке.

В темных глазах мужчины сверкнуло ожесточение.

– У таких людей, как Стайлз, всегда все в порядке. Вы постарайтесь быть с ним тверже, чтобы получить то, что вам положено.

– А как у вас дела? Я думала, вы уезжаете в Монтану.

Он грустно улыбнулся.

– Я собирался отправиться сегодня утром, но Квантрилл нарушил мои планы. Я уеду через пару дней.

Джо потрогала высокий воротник своего платья.

– Я никогда не смогу отблагодарить вас в полной мере, Клинт. Мне неудобно, что я заняла вашу комнату. Я могла бы жить на чердаке. Там должно быть ужасно жарко.

– Это ничего. Я мало нахожусь в комнате, больше на улице. – Он провел рукой по волосам, вид у него стал смущенным. – Когда я приду за вами завтра, я буду гораздо чище. В городе уцелела одна-единственная баня у Сэди Клементс. Я уверен, что смогу уговорить Сэди позволить мне помыться сегодня вечером.

Джо снова покраснела, почувствовав внезапный приступ ревности, которую не должна была испытывать. Баня Сэди Клементс пользовалась в городе не очень хорошей репутацией. Некоторые женщины брали деньги за то, что давали возможность мужчинам принять ванну. Джо слышала, что они предоставляли не только эту услугу. Ривз слегка усмехнулся, заметив, что она покраснела.

– Извините. Я забыл, с кем разговариваю. В любом случае, завтра я буду выглядеть более прилично.

– Это не так важно. Еще раз спасибо, Клинт. Вы совсем не обязаны заботиться обо мне.

– Самое приятное – делать что-то не по обязанностям. – Он тепло улыбнулся Джо. – Я думаю, вы не представляете, насколько уже поздно. Должно быть, за полночь. Вы можете снова раздеться и поспать еще. Я оставлю рубашку, которую вы надеваете. – Ривз протянул ей ключ. – Закройте дверь.

Джо подошла и взяла у него ключ, почувствовав, как ее охватило приятное тепло, когда она коснулась руки мужчины. Глаза их встретились.

– Мне очень жаль, что вы все потеряли, но я рад, что с вами все в порядке. Мне также жаль, что вы потеряли мужа и отца. Мы поговорим завтра. Если я могу еще чем-то помочь вам до моего отъезда, скажите. Я приду завтра утром.

– Спасибо.

«Как мне хочется, чтобы ты остался», – едва не произнесла Джо. Какие глупые мысли приходят ей в голову.

– Спокойной ночи, Клинт.

Он перебросил сумку через плечо.

– Мои остальные вещи уже наверху. Спокойной ночи, Джо. Вы хорошо себя чувствуете?

Джо кивнула.

– Думаю, что да. Возможно, мне будут сниться кошмары, но я переживу это.

Ривз открыл дверь. – Я вижу, что вы сильная женщина. Я восхищаюсь вашим мужеством. И не переживайте из-за того сукина сына, которого вы убили на ферме. Он это заслужил. Вы сделали то, что должны были сделать. Убивать очень трудно, независимо от того, мужчина ты или женщина. Но у вас не было другого выхода. Помните это. Когда у мужчины нет другого выхода… – Он замолчал, в его глазах появилась боль. Ривз кивнул ей и быстро вышел.

Джо заперла дверь и подошла к окну, чувствуя, что у нее начинается совершенно другая жизнь. Она потеряла своих близких, а теперь в ее жизни появился новый человек, которого она раньше не знала, и с которым чувствовала себя спокойной и защищенной. Через несколько минут Джо заметила Клинта Ривза, его высокую фигуру трудно было спутать с кем-то еще. Он перешел на другую сторону улицы и скрылся в темноте. «Вероятно, Клинт направился к дому Сэди», – подумала Джо. Ревность снова кольнула в ее сердце. Джо отошла от окна и начала быстро раздеваться, злясь на себя за то, что испытывала такие глупые чувства.

Она снова надела его большую рубашку и легла в постель. Ей совсем не хотелось спать. Нужно было очень о многом подумать.

 

ГЛАВА 4

– Если ты хочешь получить деньги прямо сейчас, я могу дать тебе триста долларов, Джолин. А ферму я продам, как только обстановка чуть изменится, – предложил Говард Стайлз. – Но, похоже, сейчас будет трудно что-либо продать. Ты все потеряла, Джолин. И ты не можешь ждать, тебе нужны деньги и одежда.

Джо изучающе рассматривала низенького полного лавочника с редкими волосами и высокомерным взглядом холодных серых глаз. Клинт прав, вряд ли она дождется помощи от Говарда Стайлза.

– Ферма стоит гораздо больше, мистер Стайлз, даже если вы вычтете то, что остался должен мой отец. Это хорошая плодородная земля.

Стайлз вздохнул и откинулся на спинку кожаного кресла. Блестящая кожа заскрипела, как бы демонстрируя свою ценность.

– Я знаю это, но в данный момент я даю тебе триста долларов буквально ни за что. Сейчас война, Джолин, а Лоренс – опасный для жизни город, не говоря уже о том, что теперь многие люди просто разорены. Могут пройти месяцы, прежде чем мне удастся продать ферму, учитывая, что там уничтожены все строения. Если ты согласна столько ждать – пожалуйста, жди. Но не забывай, что должна мне за несколько месяцев. Ты в состоянии столько уплатить?

Джо подавила приступ гнева, который чуть не заставил ее заплакать.

– Триста долларов – это небольшая сумма, мистер Стайлз.

– А ты слышала о законе о гомстедах? Ты можешь получить от государства земельный надел и обосноваться на новом месте. За триста долларов ты сможешь купить двести сорок акров земли, либо маленький домик. Тогда у тебя еще останутся деньги.

– Возможно, я сумею купить дом. Но ведь еще нужны инвентарь, семена, скот и корм для него, одежда, мебель…

Стайлз покачал головой.

– Джолин, я не могу заплатить больше. Я даю тебе деньги из своего кармана и не имею представления, когда я верну их и верну ли вообще. Я очень сочувствую тем, кто пострадал от этого рейда, и возмущен, как и все в городе. Но я тоже потерпел убытки. Я вложил деньги в несколько предприятий, а теперь все разрушено. Я потерял очень много денег и не могу заниматься благотворительностью и помогать всем, кто пострадал от этого рейда. Ты не одна, Джолин, потерпела большие убытки.

Джо поднялась, холодно глядя на мистера Стайлза. На нем был прекрасный шелковый костюм, в его кабинете стояла дорогая кожаная мебель.

– Да, я вижу, как вы нуждаетесь.

Стайлз нахмурился и тоже поднялся с места.

– В твоем положении я бы не дерзил, Джолин. Я оказываю тебе большую услугу. – Лавочник выдвинул боковой ящик своего стола и достал пачку денег. Джо наблюдала, как он наманикюренными пальцами отсчитывал триста долларов, и вдруг поняла, что этой ночью Стайлз никому не помогал. Слишком чистыми и ухоженными были его руки. Хотя Клинт мылся очень тщательно, сажа настолько въелась в кожу, что следы еще остались на лице и руках. Джо молча смотрела на Стайлза, злясь на свое беспомощное положение. Она взяла деньги.

– Я хотела бы иметь письменное подтверждение, что я не осталась вам должна.

Стайлз укоризненно покачал головой, сел за стол и достал лист бумаги.

– Пожалуйста, если ты так хочешь. Договор заключался на мое имя, поэтому я могу вообще ничего не писать.

– И тем не менее, я хочу, чтобы вы сделали это. Стайлз написал расписку и поставил подпись.

– Вот, возьми. – Он протянул расписку, и Джо почти вырвала ее у него из рук. Она быстро прочитала, сложила листок и засунула его в сумочку.

– Вы очень щедры, – насмешливо пробормотала она.

– Если ты подумаешь получше, то поймешь, что я действительно щедр. И я хочу сказать тебе еще кое-что. Я видел в окно, что ты пришла сюда в сопровождении Клинта Ривза. После этого ты вообще должна считать, что тебе повезло, что ты получила эти триста долларов. Ривз – никчемный бродяга, дорогая леди. Я бы советовал тебе держаться от него подальше.

– Я сама выбираю себе друзей. И насколько я знаю о случившемся, главным виновником были вы, мистер Стайлз. Вы не позволили своей дочери остаться жить в Лоренсе.

Она резко повернулась и быстро вышла, не дожидаясь ответа Стайлза. Джо не сожалела о своих словах. Она прошла через лавку, решив ничего не покупать. Нужно более экономно тратить деньги, так как еще не известно, что будет дальше. Сегодня после завтрака Джо и Клинт ходили на ферму. Там ничего не уцелело, за исключением коляски. К радости Джо, они нашли двух лошадей: чалую по кличке Красная Леди и рыжего мерина Сандамса. Это немного улучшило настроение женщины. Она оставила лошадей пастись за забором, там где трава не была выжжена. Сейчас ей нужно решить, продавать их или нет.

Джо вышла из лавки и подошла к Клинту, который ждал неподалеку, прислонившись к столбу. Мимо них проехал катафалк, запряженный четверкой лошадей. За ним шли несколько плачущих людей. В другую сторону ехали четыре повозки, груженные мебелью и всякими пожитками. Они направлялись на запад, в те места, где людей не волнуют вопросы права штатов и проблемы рабства.

– Все так печально, – сказала Джо Клинту, который молча наблюдал за похоронной процессией.

Он кивнул.

– В эти дни придется выкопать очень много могил. – Клинт взглянул на Джолин. – Как прошел разговор?

Джо сердито отвела взгляд.

– Он заплатил мне триста долларов.

– Низкий ублюдок! – возмущенно ответил Ривз.

– У меня не было выбора. Он сказал, что могут пройти месяцы, прежде чем удастся продать ферму, и он прав. Но я не могу столько ждать. В некотором смысле мистер Стайлз даже оказал мне услугу. Теперь его забота, что делать с фермой, а не моя. Конечно, я могла бы подождать, но тогда мне пришлось бы выплачивать ему долг. А где бы я взяла на это деньги? – Она подняла глаза на Клинта. – У меня в банке лежит двести пятьдесят долларов. Я могу купить что-то из одежды, найти какое-то жилье, начать где-то работать.

– Где? Половина Лоренса уничтожена. Сейчас будет трудно найти работу.

Джо вздохнула.

– Я что-нибудь придумаю. Я уже давно живу самостоятельно. Если мне будет совсем плохо, я могу уехать к сестре в город Колумбию. Конечно, обстановка будет напряженной, учитывая, что это сделали конфедераты, а ее муж – один из них. Но Анна очень хорошая женщина. Просто мне неприятно обращаться к кому-либо за помощью.

– Сейчас главное – выжить, Джо.

– Мне хотелось бы найти способ выжить без помощи моей сестры. В данный момент я хочу купить себе что-нибудь из одежды. – Джо внимательно посмотрела ему в глаза. Сегодня Клинт был аккуратно выбрит и выглядел прекрасно. Ее удивило сочувствие этого сурового сильного мужчины. Джо заметила, что ей нравится его прическа. Клинт носил волосы длиннее, чем большинство мужчин. Ей нравилась его улыбка, теплота его темных глаз. Джо испытывала к нему непонятное чувство, и это пугало ее. Она успела привязаться к этому мужчине.

Во время прогулки на ферму Джо рассказала ему о Греге, о взаимоотношениях с Анной и ее мужем. Она слишком много рассказала о себе этому незнакомцу, а Клинт, в свою очередь, почти ничего не сказал о себе. Джо по-прежнему почти ничего о нем не знала, за исключением того, что поведал ей Лу Петерс.

Когда в это утро они пришли на ферму, Джо стало плохо при виде пепелища. Клинт Ривз поддержал ее за плечи и помог устоять на ногах. Молодая женщина почувствовала себя так уютно от его прикосновений, что это удивило и смутило ее. Больше всего на свете Джо боялась кого-то полюбить. Так больно терять любимых людей – а она потеряла всех – и ей не хотелось снова пережить это.

– Что вам известно о законе о гомстедах? – спросила Джо.

Клинт прислонился к столбу.

– Ну, я знаю, что человек имеет право взять надел земли в сто шестьдесят акров по цене один доллар двадцать пять центов за акр. Но этот надел можно получить бесплатно, при условии, что человек какое-то время будет жить на этой земле и обрабатывать ее. Правительство хочет, чтобы люди обживали эту территорию, осваивали и развивали ее. – Он нахмурился. – Вы хотите поселиться на новой земле?

– Я еще не знаю. Нужно подумать. – Джо увидела новую похоронную процессию. – Думаю, нам пора расстаться, – сказала она, взглянув на Ривза. – Вы больше ничем не можете мне помочь, а кроме того, у вас свои дела. Спасибо вам еще раз, Клинт.

Их взгляды встретились, и Клинт протянул ей руку. Джо покраснела и протянула свою. Ее маленькая рука потонула в его большой ладони.

– Мне доставило большое удовольствие познакомиться с вами, Джо Мастерс. Вы замечательная женщина, смелая и сильная. Я желаю вам удачи.

Джо слегка улыбнулась.

– Я желаю вам того же. А также счастья. Он натянуто улыбнулся.

– Счастье и удача редко сопутствуют мне, но может, я найду и то, и другое в Монтане.

– Может быть. Спасибо вам за комнату, за завтрак, за то, что проводили меня на ферму.

– Это доставило мне удовольствие. Мне нужно сделать кое-какие покупки в дорогу. Сейчас мало что можно купить в Лоренсе, но думаю, что смогу пополнить свои запасы в следующем форте.

Джо кивнула.

Будьте осторожны в дороге. Очень приятно было познакомиться с вами. Я никогда не забуду вашей помощи.

Клинт улыбнулся в ответ. Он не мог сказать Джо, что никогда не забудет, что видел ее стройную обнаженную ногу и что ему бы очень хотелось увидеть все ее тело. Джолин Мастерс была необыкновенной женщиной, и она заслуживает уважительного обращения. Клинт понимал, что ему опасно сближаться с этой женщиной. Он может полюбить ее, а ему больше не хотелось испытывать глубоких чувств к кому-либо. Как хорошо, что завтра утром он покинет Лоренс. Клинт собирался уехать уже сегодня, но он не смог отказать себе в удовольствии побыть еще несколько часов в обществе Джо Мастерс. Он должен был убедиться, что с ней все в порядке.

– Многим людям вчера была нужна помощь. Я сделал все, что мог. – Клинт сжал ее руку, а затем отпустил.

– Благословит вас Бог, Клинт. Он кивнул.

– Вас тоже. – Клинт приподнял шляпу, повернулся и направился к конюшне. Джо смотрела вслед мужчине: на его стройные бедра, небрежную походку, развевающуюся бахрому его кожаной куртки. Внезапно на ее глазах выступили слезы. Джо быстро отвернулась и направилась на телеграф. Нужно сообщить Анне, что с ней все в порядке. Джо не станет расстраивать сестру. Об этом можно будет рассказать позже, когда она устроится на новом месте. У Анны сейчас хватает своих забот.

* * *

Джо лежала без сна, ночь казалась бесконечной. Она обдумывала свои возможности, которых осталось немного. Неожиданно в ее жизни все изменилось. Ей больше нечего делать в Лоренсе. Все, что когда-то принадлежало Джо, превратилось в пепел. Пока город не восстановится, работы здесь не найти.

Джо подумала об Анне. Она могла бы поехать в Колумбию, но для нее это означало сдаться. А если Дэррил вернулся домой, она может им помешать. И кроме того, Колумбия была ближе к месту военных действий, а Джо сейчас больше всего на свете хотелось уехать подальше от войны. Рейд Квантрилла приблизил войну к ее порогу. Джо мечтала найти место, где можно было бы скрыться от нее, начать новую мирную жизнь, хотя и без Грега.

Она телеграфировала Анне и с облегчением узнала, что та благополучно добралась домой. По ответу сестры Джо почувствовала, что Анна очень волнуется за нее. Нужно немедленно написать ей письмо и объяснить, что произошло в городе. Джо постарается убедить сестру, что у нее все в порядке, даже если это не так.

Ее мысли постоянно возвращались к Клинту Ривзу. Джо завидовала таким людям, как он, которые могли отправиться туда, куда захотят, которые хорошо знали дикие неосвоенные земли Запада. Ей страстно хотелось уехать из Лоренса, от сожженной фермы, которой она с таким трудом пыталась управлять, от грустных воспоминаний.

Такие люди, как Клинт, хорошо знали необжитые земли, каньоны, пустыни и прерии. Такие люди, как Клинт, способны выжить, где угодно. Он рассказывал Джо о снежных вершинах гор, которые не тают даже летом, об исполинских соснах, о чистых горных речках. Скоро Клинт отправится на эту прекрасную и таинственную землю. Внезапно у Джо возникло страстное желание сделать то же самое, увидеть новые, незнакомые места, испытать опасность и необычные приключения, что помогло бы ей забыть страдания прошедших двух лет.

Мысли Джо прервал громкий шум голосов с улицы. Драки стали обычным явлением в городе, но на этот раз она узнала голос Говарда Стайлза, выкрикивавший ругательства.

– Что ты делаешь в Лоренсе, Ривз? – кричал лавочник.

Несколько голосов поддержали его, и Джо мгновенно поняла, что ссора возникла между Клинтом и его тестем. Она встала с постели, подошла к окну и выглянула на улицу. Две группы мужчин стояли друг против друга: одни за спиной Говарда Стайлза, другие – за спиной Клинта.

– Оставь Клинта в покое! – сказал один из мужчин. – Он не виноват в том, что это случилось. Бедняга потерял жену и сына.

– Мою дочь и внука! – кричал Стайлз в ответ. – Этот сукин сын потащил мою дочь на дикие земли. Он знал, что Милли может погибнуть! Мужчина так не поступает с женщиной, которую любит!

Стайлз явно был пьян, Клинт тоже выпивши. Должно быть, мужчины столкнулись в салуне, а затем ссора продолжилась на улице.

При последних словах Клинт набросился на Стайлза, повалив его на землю, затем рванул на себя и нанес ему сильный удар. Тот снова упал.

– Я мог бы убить тебя, Стайлз, – прорычал он, – клянусь Богом, если бы не законы этого города и уважение к памяти Милли, я убил бы тебя!

Стайлз вскочил на колени и сплюнул кровь.

– Хватайте его, ребята! – кричал он.

Клинт не двигался с места, спокойно глядя, как несколько мужчин угрожающе надвигались на него.

– Трусы! – закричал один из друзей Клинта. – Легко справиться с человеком, если нападать на него стаей, словно волки. Может среди вас найдется смельчак, согласный встретиться с ним один на один?

– Это не важно, когда имеешь дело с предателем, – крикнул кто-то. Джо посмотрела в ту сторону и увидела Барта Кенделла в его неизменном черном пальто. – Ривз приехал в город, завел дружбу с женщиной, сестра которой конфедератка, и вскоре бандиты напали на Лоренс. О чем это говорит?

– Ни о чем! – ответил кто-то из друзей Клинта. – Клинт Ривз хороший человек! Он очень многим помог после рейда!

– Мне неизвестно, предатель ты или нет, Ривз, – прорычал Говард Стайлз. – Я только знаю, что из-за тебя погибла моя дочь!

Один из друзей лавочника набросился на Клинта, и драка возобновилась. Ривз один дрался с тремя сторонниками Стайлза. Остальная толпа тоже присоединилась к драке; некоторые из них даже не знали, из-за чего они дерутся. Напряжение в городе было таким сильным, что толпе нужно было просто выпустить пар.

Джо с сочувствием наблюдала за Клинтом. Она с изумлением смотрела, как он справляется сразу с несколькими мужчинами. Клинт сбил с ног несколько человек, прежде чем раздался выстрел. На месте драки появился шериф и выстрелил в воздух, чтобы успокоить толпу.

– Что здесь происходит? – крикнул он. Стайлз отряхивал свой шелковый костюм. Джо не удивилась, что он принял участие в драке: его ненависть к Клинту была очевидной. Стайлз снова сплюнул кровью.

– Я хочу, чтобы этот человек убрался из Лоренса! – зло крикнул он.

– Успокойся, Говард, если он не совершил ничего…

– Я хочу, чтобы он убрался из Лоренса! – продолжал вопить Стайлз еще громче.

– Ему не стоит волноваться из-за этого, – сказал Клинт, вытирая кровь под глазом. – Утром я уезжаю.

Стайлз подошел ближе.

– Постарайся уехать пораньше. Я пользуюсь влиянием в этом городе, Ривз, и тебе небезопасно оставаться здесь. Я могу сделать так, чтобы тебя вздернули как шпиона!

Глаза Клинта сверкнули ненавистью.

– Знаешь что, Стайлз? Милли была просто счастлива уехать подальше от тебя, – прошипел он. – Может, она погибла слишком рано, но она умерла счастливой. Другого она не хотела!

Стайлз снова бросился на него, но Клинт сделал шаг в сторону, и лавочник чуть не упал.

– Успокойся наконец, Говард. Тебе лучше отправиться домой. – Шериф сжал руку Стайлза. – Остальные также расходитесь по домам. У нас в Лоренсе и без того достаточно проблем, чтобы заниматься уличными драками.

Клинт усталой походкой направился в отель. Джо отошла от окна, быстро надела халат и поспешила к двери. Клинт как раз проходил мимо.

– Клинт?

Он остановился и взглянул на нее, в его глазах светилось отчаяние. Клинт отвернулся и направился к узкому проходу, ведущему наверх, в его крошечную комнатку. Джо вышла из своей комнаты, последовала за ним и тихо постучалась.

– Уходите.

Джо открыла дверь.

– Клинт, позвольте мне промыть вам раны.

– К черту раны. Я уберусь отсюда ко всем чертям на рассвете.

Молодая женщина смело вошла в комнату и закрыла за собой дверь.

– В Монтану?

Он взглянул на нее.

– Да, со временем. Это слишком далеко. Думаю, я перезимую в одном из фортов, а весной доберусь до Монтаны.

Джо подошла к нему, нервно сжав руки.

– Возьмите меня с собой, Клинт.

Он удивленно взглянул на женщину. Какая она хрупкая, как напоминает ему Милли. Ее храбрость нравилась Клинту. Эта женщина слишком нравилась ему, и он боялся этого. Ему не хотелось снова полюбить кого-то. Слишком больно расставаться с любимыми.

– Вы сошли с ума. Вы совсем меня не знаете. И совершенно не готовы.

– Сколько времени мне понадобится, чтобы купить все необходимое в дорогу? На ферме у меня стоит коляска и пара лошадей. Я много лет работала на ферме. Я умею управлять лошадьми и могу поменять колесо у повозки. Я умею готовить. Я сильная и здоровая, и я хочу уехать из Лоренса, Клинт. Я хочу уехать в совершенно новое место и начать жизнь сначала, забыть о горе, которое я испытала за прошедшие два года. Пожалуйста, Клинт! Я могу сама позаботиться о себе. Я не прошу вас нянчиться со мной. Будьте просто моим гидом, проводником. Я буду сама заготавливать дрова… Клинт отмахнулся от нее.

– Индейцы там представляют большую опасность, но белые мужчины опасны не менее. Это не место для женщины.

– Но вы же взяли с собой свою жену? Клинт посмотрел на нее таким взглядом, Что Джо пожалела о своих словах. Он встал, подошел к стене, положил на нее руки и опустил на них голову.

– Но не в Монтану. Мы с Милли жили в более спокойном месте. А кроме того, сейчас осложнились отношения с племенами сиу. – Клинт обернулся к Джо. – Вы не представляете, что значит враждовать с индейцами.

– Я не боюсь, Клинт. Вы лучше, чем кто-либо другой, должны понимать, что я сейчас чувствую. – Ее глаза наполнились слезами. – Разве вы не видите? Мне нужно забыть все, что случилось. Я хочу новых испытаний. Если мне суждено умереть, я умру. Какая разница, где это случится. По крайней мере, я совершу поступок, который никогда раньше не совершала. Там я буду бороться за выживание, и у меня не будет времени сидеть и жалеть себя, скорбить по отцу и мужу, и по всему, что я потеряла. Я хочу поехать, Клинт. Я могу бесплатно получить земельный надел согласно закону о гомстедах. Я уже почувствовала, что значит быть независимой, владеть собственной землей. Мне это нравится, Клинт. Я люблю независимость. Если я получу землю бесплатно, у меня останутся деньги на все необходимое, чтобы обосноваться там.

– И чем вы хотите заняться?

– Я еще не знаю. Может, разведением скота. Я уже все обдумала и решила ехать, независимо от того, возьмете вы Меня с собой, или нет. Я только считаю, что лучше отправляться в дорогу с тем, кого знаешь.

– Вы знаете меня всего три дня.

– Для меня этого достаточно.

Их взгляды встретились, и Клинт покачал головой.

– Неужели вы говорите серьезно?

– Совершенно.

Он изучающе смотрел в глаза Джо. Ее волосы блестели при свете лампы. Клинту совсем не хотелось в течение нескольких месяцев быть с этой женщиной и днем, и ночью. Но еще больше ему не хотелось оставлять ее здесь. Джо решила отправиться на Запад, и Клинт не хотел, чтобы она путешествовала с незнакомыми людьми. Он отвел взгляд.

– Я не знаю. Я просто не знаю. – Клинт вытер кровь с лица, затем подошел к маленькому круглому окошку и посмотрел на улицу. Ничего не увидев, он снова повернулся лицом к Джо, изучающе разглядывая молодую женщину. ~ Вы сами не понимаете, о чем просите меня. Я не хочу брать на себя такую ответственность.

– Вам не придется отвечать за меня. Вы только покажете мне дорогу. Если со мной что-нибудь случится, это будет моя вина, а не ваша. – Она подошла ближе. – Пожалуйста, Клинт. Я полночи лежала и решила, что мне делать. Чем больше я думала о том, что вы отправляетесь в Монтану, тем больше я завидовала вам. Я хочу уехать из Лоренса, Клинт. Мне нужно уехать отсюда. У меня ничего не осталось. И я не хочу ехать к сестре. Я не хочу больше этой войны, Клинт. Я просто хочу уехать отсюда как можно дальше.

Он смотрел в ее темные глаза. Этим глазам нельзя было отказать. Клинт глубоко вздохнул, чувствуя, что сдается.

– Хорошо. Будьте готовы к рассвету. Сначала мы заедем за вашей повозкой и лошадьми. Мне нежелательно больше оставаться в этом городе, поэтому мы не станем делать покупки здесь. Мы отправимся сразу на запад, а все необходимое купим в форте Райли.

Клинт достал из тумбочки у кровати сигару и закурил, меряя шагами комнату. Джо ждала, видя, что он задумался.

– Самый короткий путь в Монтану – это отправиться на север по реке Миссури, пароходом. Но это очень дорого и в настоящее время не совсем надежно, – задумчиво произнес он. – А кроме того, большую опасность представляют племена сиу.

Ривз подошел к маленькому зеркалу на стене, потрогал синяк на щеке и поморщился. Джо заметила, что суставы на его руках напухли. Клинт отвернулся от зеркала, продолжая курить сигару.

– Но ехать из форта Лереми по Боузмен также слишком опасно. На этой дороге орудует вождь индейцев Красная Туча. Мы сейчас отправимся на запад, затем немного проедем на север, и по старому Тракту Орегон доедем до форта Лереми. Остановимся в Орегоне, а затем отправимся в форт Бриджер.

Сердце Джо учащенно забилось при мысли о предстоящем путешествии. Голос Клинта также звучал возбужденно.

– Возможно, нам предстоит перезимовать в форте Бриджер. Затем мы направимся на север, в Монтану, через Скалистые горы. – Он повернулся и посмотрел на Джо. – Вы должны быть уверены в том, что хотите этого. Я не хочу снова отвечать за женщину, если она там умрет.

– Это мое окончательное решение. Я уже сказала вам, что бы со мной ни случилось, это будет моя вина, а не ваша.

Ривз оценивающе окинул Джо взглядом, словно решая, выдержит ли она.

– Ну, это легко сказать. Мужчина всегда чувствует ответственность за женщину. – Он провел рукой по волосам. – Вам лучше немного поспать. Завтра предстоит трудный день. Мы должны будем проехать большое расстояние.

Джо улыбнулась.

– Спасибо. Я вам отплачу за это.

– Мне не нужна никакая плата.

– Вы этого заслуживаете. Увидимся утром. Пожалуйста, не передумайте и не уезжайте без меня.

Клинт подумал, что, возможно, сейчас он принял самое глупое решение в своей жизни.

– Я человек, который держит свое слово. Они посмотрели друг другу в глаза, Джо открыла дверь.

– Тогда спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Джо улыбнулась и вышла из комнаты. Ей хотелось бежать и прыгать от радости. Впервые за последние месяцы ей было так легко на сердце. Она отправляется в Монтану!

 

ГЛАВА 5

Джо уложила все свои вещи в мешок из-под картошки, который она подобрала на кухне гостиницы. Этот мешок составлял весь ее багаж. На ней была простая белая блузка и коричневая хлопчатобумажная юбка, на ногах кожаные ботинки. Как хорошо, что она накануне сняла деньги со счета в банке, опасаясь, что грабители и мародеры могут снова напасть на обезлюдевший город, чтобы забрать то, что осталось.

Джо стало грустно от того, что все ее вещи уместились в мешок из-под картошки. Ей хотелось плакать, но она не позволила себе этого, стараясь думать о том, что ничего уже изменить нельзя. Слезы не вернут ни близких, ни того, что ей принадлежало. Нужно продолжать жить и думать о будущем.

Джо молила Бога, чтобы ей хватило сил перенести первый день путешествия. На сон осталось не больше двух часов. После разговора с Клинтом Джо потратила час на письмо Анне, пытаясь объяснить, почему она решилась на это путешествие, и обещая написать ей, как только устроится на новом месте. После этого Джо попыталась уснуть, но охватившее ее возбуждение прогнало сон. Женщине удалось заснуть лишь под утро, когда было нужно вставать.

Ее сердце болело при мысли, что, возможно, она уже никогда не увидит сестру. Но Джо была уверена, что приняла правильное решение покинуть Лоренс. Потеря фермы, казалось, стала знаком того, что ее жизнь должна измениться. В конце концов, Джо уже потеряла отца и мужа, и больше ее здесь ничего не удерживало.

Женщину тревожила ее растущая симпатия к Клинту Ривзу. Она знала, что должна быть осторожной в своих отношениях с ним. Джо собиралась начать новую жизнь, и эта жизнь будет принадлежать только ей. Она не хотела полюбить кого-нибудь так, как любила Грега. В ее жизни и так было достаточно страданий. Джо старалась убедить себя, что эта симпатия возникла от одиночества, и на нее не стоит обращать внимания. Она никогда не сможет никого полюбить так, как любила Грега. Ей придется самой бороться за выживание, и эта мысль возбуждала Джо; этим она бросала вызов и хотела доказать не только другим, но и самой себе, что способна на подобный шаг.

Раздался тихий стук в дверь, и Джо облегченно вздохнула. Клинт сдержал свое слово взять ее с собой. Джо открыла дверь и снова почувствовала глубокое волнение от того, как мужчина окинул ее взглядом. На нем были кожаные штаны, через плечо висели нагруженные дорожные сумки, в руке винтовка.

– Большая часть моих вещей на конюшне, – сообщил он. – Вы готовы?

– Я же сказала, что буду готова. Мне только нужно отдать письмо, чтобы его отправили моей сестре.

Ривз кивнул.

– Тогда пошли.

Джо последовала за ним вниз по лестнице, заплатила клерку, чтобы тот отправил её письмо Анне, затем поспешила за Клинтом, стараясь не отставать от него. Внешне он был спокоен, но Джо чувствовала, что в душе его кипит гнев. Ривз еще не забыл инцидент, который произошел накануне, но ему не хотелось говорить об этом. Джо молча наблюдала, как Клинт оседлал лошадь и погрузил на нее свои вещи. Она видела, что он испытывает сильную боль. Синяки на его лице стали еще заметнее, суставы на руках были воспалены.

– Обычно я беру вторую лошадь, на которую гружу все припасы. Но другая лошадь захромала, и мне пришлось ее пристрелить. Я подумал, что часть своих вещей я смогу положить в вашу повозку, если это будет удобно.

Джо подняла свой мешок с вещами.

– Думаю, мы найдем место. Он впервые улыбнулся.

– Мы купим еще кое-что в форте Райли. Туда мы доберемся через пару дней. – Ривз сел на лошадь. – Садитесь позади меня. Нужно ехать за вашей повозкой и лошадьми. Надеюсь, ваша коляска в хорошем состоянии?

– Думаю, да. Я смазывала оси несколько дней назад.

Ривз снова усмехнулся, пытаясь представить, как Джо выполняет эту чисто мужскую работу. Он наклонился, подал ей руку и вынул ногу из стремени, чтобы Джо смогла поставить туда свою. Она взяла его руку, вскочила на лошадь и села сзади. Клинт постарался не обращать внимания на то, что ноги женщины коснулись его ног. Джо, в свою очередь, слегка отодвинулась назад, стараясь не прижиматься к Ривзу. Она боялась, что ей может понравиться чувствовать рядом с собой кого-то сильного и надежного.

Клинт на прощание кивнул владельцу конюшни Маркусу Уайту, который с любопытством смотрел на Джо. «Горец» уезжал из Лоренса с другой женщиной. Джо понимала, что думал о ней Уайт, но ей было все равно. Она знала, что больше никогда не увидит этого человека. Клинт развернул своего крупного мерина, прекрасного крепкого апполоса, и выехал из конюшни.

Сердце Джо забилось от тревоги и возбуждения. Она действительно уезжала из Лоренса! Через несколько минут они подъехали к ферме. Солнце начинало восходить на востоке. Сожженный дом и постройки представляли ужасное зрелище. Джо уловила запах обуглившегося дерева. Она заставила себя не думать об этом и о том, что, возможно, уже никогда не ступит на родную землю.

Клинт пошел за лошадьми, и Джо благодарила Бога, что в последний раз, когда она пользовалась коляской, то оставила упряжь на сиденье, а не отнесла в амбар, как делала это обычно. Иначе было бы невозможно запрячь лошадей. Джо обрадовалась, увидев, что Клинт вместо двух лошадей привел четырех.

– Это ваши лошади? – спросил он. – Они паслись рядом с этими двумя, за забором.

Джо поспешила к лошадям и обняла чалого мерина за шею.

– Да, это мои тягловые лошади! Честер и Геркулес! У меня прибавилось собственности.

– Тягловых лошадей мы запряжем в коляску, а Красную Леди и Сандамса привяжем сзади повозки, чтобы они не потерялись.

Джо отвела тягловых лошадей к коляске. Это были крепкие животные, оба серо-черной масти. Честер закивал головой и тихо заржал. Джо улыбнулась.

– Думаю, они тоже хотят уехать отсюда, – сказала она Клинту. – Тот, у которого черный хвост, Честер. С серым хвостом – Геркулес.

Клинт засмеялся и покачал головой.

– А у вашей лошади есть имя? – спросила Джо, поднимая тяжелую упряжь.

Ривз взял сбрую у нее из рук.

– Я никогда не даю имена свои лошадям. Тогда слишком к ним привязываешься. Ведь я иногда вынужден продавать их. А когда даешь им имя, они становятся как член семьи. Привяжите тех двух лошадей сзади к повозке.

– А мне кажется, у каждого домашнего животного должно быть имя.

– Старину Честера и Геркулеса или тех двух лошадей позади повозки придется выменять на пару быков. Лошади не смогут тащить тяжелый груз в горах. По дороге вам придется решить, каких будете менять.

Улыбка исчезла с лица Джо. Ей очень не хотелось продавать своих лошадей, с которыми она провела долгое время одна на ферме. Но также ей не хотелось, чтобы в первый день путешествия Клинт видел, что она расстроена. Раз он сказал, что им понадобятся быки, значит Джо так и сделает.

– Когда мы приедем в форт, мы найдем колесного мастера, чтобы он соорудил над повозкой железный каркас, и затем покроем его парусиной. Таким образом, у вас будет крытая коляска, – продолжил Клинт. – Вы будете рады иметь крышу над головой, особенно во время бурь.

Джо кивнула, продолжая привязывать лошадей.

– Как скажете.

– Возьмите запасную упряжь с моей лошади и бросьте на вашу повозку.

Джо выполнила его указание, все еще переживая, что придется продать лошадей. Клинт запряг лошадей, и она взобралась на сиденье. Он подал ей вожжи.

– Мне очень жаль, что я расстроил вас, но ничего не поделаешь. Вам понадобятся быки, они обладают гораздо большей выносливостью. Я понимаю, что тягловые лошади выглядят большими и сильными, но редко кто из них выдерживает длительные перевозки. Имейте в виду, что дорога на запад будет все время идти вверх. А когда вы увидите Скалистые горы, вы сразу поймете, почему нам нужны быки. Там не хватает кислорода и такие крутые подъемы, что дух захватывает. Лошадям это не под силу.

Джо кивнула.

– Я понимаю.

Клинт сел на свою лошадь.

– Тогда поехали.

Они тронулись с места, и Джо стегнула лошадей. Интересно, не надоест ли Клинту все время замедлять ход из-за ее повозки. Если бы он ехал один на своей лошади, то, возможно, смог бы добраться до Монтаны до наступления зимы. Но из-за повозки, которая постоянно отставала, он не сможет этого сделать. Джо чувствовала себя немного виноватой, что попросилась ехать с ним, но она была полна решимости продолжить путь. Не важно, что она доставляет неудобства Клинту Ривзу. Она не изменит своего решения и доберется до Монтаны.

Солнце поднялось выше, осветив золотыми лучами верхушки деревьев на западе. Джо пыталась представить себе, как выглядят Скалистые горы. Раньше ей не приходилось видеть гор. Она зевнула и потянулась, подстегнула лошадей, чтобы те шли быстрее. Бессонная ночь уже начинала сказываться. Джо смотрела только на запад, не желая оглядываться на сожженную ферму и знакомые места, которые, вероятно, ей уже никогда не придется увидеть.

– Прощай, Анна, – прошептала Джо, сдерживая слезы. Комок подкатил к горлу, ей хотелось попросить Клинта остановиться и чуть подождать. Но какой в этом смысл? Там не осталось ничего и никого. Джо начнет новую жизнь на новой земле, которая находится далеко на западе.

* * *

Остановку на обед сделали только в три часа дня. Клинт казался непреклонным в желании проехать в первый день как можно большее расстояние. Джо с трудом удерживалась, чтобы не жаловаться, уверенная, что он испытывает ее, пытаясь заставить вовремя изменить решение и повернуть назад в Лоренс.

Но чем быстрее старался продвигаться Клинт, тем больше усталость одолевала Джо, тем больше она была полна решимости ни слова не говорить об отдыхе. Она докажет Клинту Ривзу, что может быть такой же сильной и упрямой, как и он. На ладонях Джо уже появились мозоли. Нужно будет купить перчатки в ближайшем форте.

Еще раньше, когда они были в дороге, Джо зажала вожжи между колен, чтобы надеть серо-голубую шляпку от солнца, решив не просить Клинта останавливаться из-за каких-то «женских капризов». Джо очень обрадовалась, найдя шляпку под сиденьем повозки. Ведь у нее не было времени, чтобы купить новую. Если бы не эта шляпа, ее мозги, наверное, уже расплавились бы.

Плечи Джо ломило от боли, а после полудня ей стало казаться, что она вот-вот уснет прямо на сиденье. Она так устала, что после нескольких часов езды уже ни тряска, ни покачивание повозки не могли помочь бороться с дремотой. Ритмическое поскрипывание колес начало убаюкивать женщину.

Весь день Клинт ехал впереди, вглядываясь в горизонт и следя за змеями. Наконец он подъехал к ее лошадям, схватил под уздцы одну из них и помог Джо остановить повозку. Он указал на деревья на берегу Миссури.

– Поворачивайте туда. Мы что-нибудь поедим и отдохнем пару часов.

Для ушей Джо эти слова прозвучали словно музыка. Она подъехала к деревьям и сошла с повозки; каждая косточка, каждая мышца ее тела нестерпимо болела.

– Я пойду соберу дров, – сказала Джо Клинту, чувствуя себя ходячим мертвецом, и направилась в рощу. Она заметила место, где солнце проникало сквозь листву, освещая мягкую зеленую траву. Рядом лежала сухая ветка хлопкового дерева.

Джо присела на траву, решив отдохнуть одну минутку, чтобы собраться с силами. Она притянула к себе ветку, поморщившись от боли при прикосновении к дереву. На ладонях образовались волдыри. Нежный ветерок охладил лицо Джо, и она сняла шляпку, наслаждаясь прохладой тени. Затем Джо легла на спину, ее глаза почти мгновенно закрылись, и она заснула.

Когда женщина проснулась, то увидела, что кто-то укрыл ее и положил одеяло под голову. Было темно, и где-то невдалеке ухала сова. Джо села, натянула на себя одеяло, пытаясь понять, где она. Неужели она здесь одна? Испугавшись, Джо стала звать Клинта и через мгновение услышала, что кто-то идет к ней сквозь кусты.

– Все в порядке. Это я, Клинт, – раздался голос.

– О Клинт, что случилось? Где мы?

– Мы там же, где остановились сегодня после обеда.

– Что? Ты имеешь в виду, что я проспала все это время?

– Тебе был нужен отдых. Я решил, что один день мало что изменит.

– О, нет! Прости меня! Просто я… Прошлой ночью я совсем не спада. Больше этого не случится, Клинт. – Хорошо, что темно, и он не видит ее покрасневшего лица. Джо было так стыдно. Она так старалась доказать Клинту, что не отстанет от него. Как она могла позволить себе заснуть!

– Не переживай из-за этого. Это твой первый день.

– Но мне часто приходилось работать с рассвета дотемна на нашей ферме, причем, работать как следует.

– Я же сказал, не надо переживать. Такое случается.

Джо почувствовала, что он помогает ей встать.

– Пошли к костру. Там осталось кое-что поесть и немного кофе.

– О, это ужасно. Тебе пришлось все делать самому: и распрягать лошадей, и собирать дрова, и готовить еду. Я должна была помочь тебе.

Клинт усмехнулся.

– Все это ты сможешь сделать завтра. А сейчас иди поешь, а потом поспишь еще. Завтра ты почувствуешь себя гораздо лучше. И я хочу, чтобы завтра ты надела перчатки. Мои будут тебе велики, но иначе ты совсем не сможешь держать вожжи в руках. Я заметил, когда накрывал тебя, какие волдыри у тебя на ладонях.

– У меня есть немного крема, и я смажу руки. – Джо остановилась и взглянула на Клинта. – О, Клинт! Я действительно очень сожалею.

Он внимательно разглядывал ее при свете луны, и внезапно почувствовал непреодолимое желание поцеловать женщину. Это разозлило Клинта. Он быстро повернулся и пошел вперед.

– Не переживай. Такое может случиться с каждым. Это всего лишь первый день, – резко произнес он.

Джо быстро последовала за ним, уверенная, что Клинт сердится на нее за то, что она заснула. Внезапно он стал холодным и отчужденным. Клинт подал ей жестяную тарелку и чашку, указал на кофейник и сковородку у костра.

– На сковороде немного бобов, в кожаной сумке бисквиты. Я купил их вчера в Лоренсе, и их нужно быстрее съесть, пока они не зачерствели.

Клинт направился к ложу, устроенному из одеял. Под голову он положил седло.

– Когда поешь, можешь ложиться там, где тебе удобно. Ты можешь лечь на повозке. Джо проглотила кусочек бисквита.

– А нам не нужно дежурить по очереди?

– Лошади стреножены. А что касается людей, то вряд ли мы кого-нибудь встретим. В любом случае, я слышу все, независимо от того, сплю я или нет.

Джо почувствовала себя спокойно рядом с этим мужчиной. Но она злилась на то, что позволила себе заснуть и рассердила его, проспав так долго. Джо быстро поела бобов и бисквитов и запила все крепким кофе. Она хотела сказать Клинту, что ей нужно в туалет, а отходить одна она боялась, но мужчина уже спал. Джо не стала его беспокоить и отправилась в тень кустов, надеясь, что Клинт не проснется и не поставит ее в неудобное положение. Затем она вернулась к повозке, взобралась на нее, устроила себе постель и легла.

Ночь была наполнена незнакомыми звуками, но Джо чувствовала себя под защитой этого мужчины.

Ей нужно привыкать к одиночеству, к ночным шорохам под звездами. В конце концов, Клинт не всегда будет рядом, чтобы защитить ее. Джо ругала себя за то, что уснула днем, и поклялась, что никогда больше не позволит себе такого.

* * *

На третий день после отъезда из Лоренса они въехали в форт Райли. Здания здесь были построены из известняка и представляли приятное зрелище, особенно магазины. Джо нужно было многое купить, особенно перчатки своего размера. Только бы она смогла найти их! Кроме того, она хотела купить разные мелочи, необходимые каждой женщине. Клинт объяснил ей, что хотя это был военный форт, здесь часто останавливались путешественники, чтобы пополнить свои запасы. Джо заметила рядом с фортом несколько повозок переселенцев, возможно даже из Лоренса.

Когда они приблизились к повозкам, Джо увидела некоторых знакомых из Лоренса. Почувствовав на себе любопытные взгляды, она кивнула в знак приветствия. Все смотрели на нее, как на женщину, которая одна путешествует с «горцем», выкравшим дочь Говарда Стайлза. Джо могла себе представить, что они сейчас о ней думают. Она направила лошадей вслед за Клинтом, который уже разговаривал возле одной из конюшен с каким-то мужчиной, объясняя ему, что нужно сделать с коляской Джо. Они распрягли лошадей, погрузили на них всю упряжь и отвели в форт.

– Будем надеяться, что эти два дня дождя не будет. Нам придется спать прямо под звездами.

– Джолин!

Джо обернулась и увидела приближающуюся к ней Сару Грант.

– Сара! – Она поспешила навстречу пожилой женщине и обняла ее. – Что вы здесь делаете, Сара?

Глаза Сары Грант наполнились слезами.

– Мы едем на запад, детка. С нами наша дочь Бесс с мужем. Ты знакома с Бесс и Джонни Хиллзом, не правда ли? С нами также внуки, Лонни и Джой.

– Да, я их видела в церкви. Пожилая женщина вытерла слезы.

– Во время рейда мы потеряли почти все, Джолин. Джонни давно уговаривал нас уехать в Орегон, поэтому мы решили, что сейчас самое подходящее время. Весь наш урожай погиб, хотя дом нам удалось спасти от пожара. Мы также сохранили вещи, но все равно решили уехать из Лоренса. Мы уже устали жить в постоянном страхе.

– О, понимаю, что вы имеете в виду, Сара. Я тоже решила уехать. Я направляюсь в Монтану.

– Монтану! О, детка, это такая дикая страна! – Сара взглянула на Клинта, затем вопросительно посмотрела на Джо. – Почему именно в Монтану?

– Я даже не знаю, почему, Сара. Думаю, я хочу испытать себя. Там много свободной земли и можно получить надел в соответствии с законом о гомстедах. Мистер Ривз знает, как туда добраться. Я наняла его в качестве проводника.

Сара сжала ее руку.

– Ты такая храбрая девушка, Джолин. И такая независимая. – Она глубоко вздохнула. – Люди из форта объяснили нам, что мы не сможем добраться в Орегон до наступления зимы, но, по крайней мере, мы проделаем большую часть пути. Бесс и Джонни расположились вон в той крытой повозке, рядом с нашей фермерской коляской. – Сара указала на две повозки, стоявшие невдалеке. Рядом сидели молодой мужчина и женщина, два мальчика играли в салки. – Нам повезло, что мы сохранили крытую повозку, на которой приехали в Канзас из Иллинойса, – добавила Сара. – И если учесть, что нам удалось спасти часть имущества и, благодаря некоторым сбережениям, пополнить здесь свои запасы, мы неплохо подготовились к путешествию. А ты сильно пострадала во время рейда, детка?

– Сара, я потеряла все, за исключением некоторой суммы в банке, нескольких лошадей и коляски. Мистер Стайлз купил у меня ферму, и я решила уехать как можно дальше от войны. Мой муж Грег погиб, и я хочу начать новую жизнь на новом месте. – Джо обернулась к Клинту. – Простите, что не представила вас – Клинт, это Сара Грант. Они с мужем посещали ту же церковь, что и мы с Грегом. Сара, это Клинт Ривз.

Женщина прищурилась от солнца и протянула руку.

– Здравствуйте, мистер Ривз. Я слышала о вас. Клинт вежливо пожал ее руку.

– Думаю, ничего хорошего. Но я не настолько плох, как говорят.

– Клинт – хороший человек, Сара, – добавила Джо. – Он мне очень помог сразу после рейда. Он работал проводником в армии и хорошо знает запад. Я решила, что лучшего проводника мне не найти.

– О, как тебе повезло. – Сара улыбнулась Клинту. – Боюсь, что нам самим придется искать дорогу на запад.

– Желаю вам удачи, – заметил Клинт. Он взглянул на Джо и внезапно заторопился. – Я займусь лошадьми и стоянкой на ночь, Джо. – Повернувшись, Клинт пошел прочь, оставив Джолин наедине с Сарой.

– Тебе очень повезло, что ты нашла хорошего проводника, Джо, – сказала пожилая женщина. – Но тебе не кажется опасным путешествовать одной с мужчиной, которого ты едва знаешь?

– Я знаю его достаточно хорошо, Сара, – упрямо ответила Джо. – Клинт единственный, кто помог мне после рейда, и даже отдал мне свою комнату в гостинице, купил кое-что из одежды. Он был очень добр ко мне. В ту ночь он помог многим и даже был ранен, отбиваясь от бандитов. Я доверяю ему.

– Ну, хорошо, если ты так уверена. – Сара снова посмотрела вслед Ривзу, который быстро удалялся от них. – Значит… вас только двое?

Джо рассердилась.

– Да. У нас деловые отношения, Сара.

– О, я понимаю! Я спрашиваю совсем не из-за этого. Просто я подумала… Ведь вы большую часть пути поедете по дороге на Орегон? Мой муж показывал мне карту запада. Прежде чем повернуть на Монтану, вы довольно долго будете двигаться в направлении Орегона.

– Что вы имеете в виду, Сара?

– Ну, я… – Глаза женщины наполнились слезами. – Джолин, никто из нашей небольшой группы не знает хорошо дорогу, а также эти края и то, какие опасности подстерегают нас. И, конечно, мы мало знаем об индейцах. Мистер Ривз, похоже, очень опытный человек. Всем известно, что он много лет путешествовал по западу. И мне кажется, что это Богом посланное совпадение, что он появился здесь, в этом форте, именно тогда, когда мы так хотим найти человека, который мог бы быть проводником в нашем путешествии. Джо нахмурилась.

– Вы имеете в виду… вы хотите, чтобы Клинт Ривз стал вашим проводником?

Сара умоляюще посмотрела на нее.

– Как ты думаешь, он согласится? Мы могли бы заплатить ему.

Джо взглянула на Клинта. Она и так чувствовала себя обузой, попросившись ехать с ним. Этот человек предпочитал одиночество.

– Я не знаю, Сара. Мне пришлось умолять его взять меня и не уверена, что ему понравится предложение сопровождать еще и группу людей. Кроме того, Клинт не собирается в Орегон.

– Да, но большую часть пути мы могли бы проехать вместе. Может, ты хотя бы попросишь за нас?

Джо знала, как Клинт отнесется к этой идее, но у нее не хватило сил отказать миссис Грант. По ее глазам Джо видела, как пожилая женщина боится предстоящего путешествия. Она и так много потеряла. Джо понимала, что значит не иметь крыши над головой.

– Я попрошу его, – ответила она.

– О, спасибо тебе, Джолин. Для тебя тоже будет удобнее находиться в обществе женщин.

Джо понимала, что для нее самой будет эмоционально безопаснее, если она сумеет уговорить Клинта взять их с собой. В конце концов, если в течение многих недель они будут путешествовать вдвоем, Джо не сможет контролировать свои чувства. Нельзя позволять себе влюбиться в Клинта Ривза. Миссис Грант права. Откуда ей знать, как поведет себя Клинт через несколько недель путешествия с женщиной. У него тоже могут возникнуть всякие мысли. Джо не раз замечала, как он смотрит на нее: в его взгляде сквозило восхищение, граничащее с желанием. Она понимала, что Клинт – одинокий мужчина, еще не оправившийся после потери жены.

Джо направилась на покрытую травой площадку под раскидистым хлопковым деревом, где Клинт Ривз разгружал лошадей. Она глубоко вздохнула и подошла к нему, моля Бога, чтобы Клинт не рассердился и не оставил здесь их всех, включая и ее.

– Клинт?

Он обернулся, опустив на землю седло.

– Да?

– Миссис Грант… пожилая женщина, с которой ты только что познакомился…

Клинт взглянул в направлении Сары, заметив, что та наблюдает за ними.

– Она показалась мне слишком любопытной.

– Да нет, она совсем не такая. Сара остановила нас только потому… Клинт, они так много потеряли. Все эти люди… они такие же, как я. Он выпрямился и посмотрел ей в глаза.

– И что?

Джо сжала руки.

– Они едут на Запад, о котором ничего не знают. Они даже не уверены, на правильном ли пути находятся. Я имею в виду… Возможно, сейчас несложно двигаться по дороге на Орегон, но…

– Да, это так, – ответил Клинт, снимая одеяла с лошади.

– Клинт, им очень нужен проводник. Они хотят заплатить.

Ривз продолжал стоять к ней спиной, затем медленно опустил одеяло и глубоко вздохнул.

– Джо, единственное, чего я хочу, это добраться до Монтаны. Было безумием с моей стороны, когда я согласился взять тебя с собой. Но я согласился потому… – Он заколебался. Потому что Джо так напоминала ему Милли? Как глупо это прозвучало бы, если бы он произнес это вслух. И кроме того, у Джо могло сложиться впечатление, что он влюблен в нее, а Клинт даже не хотел думать об этом. – …Потому что я знал, что ты в состоянии выдержать это путешествие, чего не скажешь о некоторых из них.

– Клинт, среди них есть пожилые люди и маленькие дети. Мне жаль их. И, может, более безопасно путешествовать большой группой?

– Только в случае, если они знают, как пользоваться винтовкой, как сохранять хладнокровие и повиноваться приказам.

– Думаю, они все это могут.

Клинт глубоко вздохнул и повернулся к Джо.

– Я уже давно не сопровождал такие большие группы, Джо. И там не только семья Грантов. Там еще другие повозки. Они все захотят ехать с нами. А я не в том состоянии, чтобы общаться с людьми.

– Но может ты… хотя бы подумаешь об этом? Мы останемся здесь, пока повозка не будет готова.

Может, ты хотя бы поговоришь с ними, объяснишь, чего нужно остерегаться. Ты бы мог сделать это, не правда ли?

Клинт рассматривал ее красивое лицо, полные губы. Сможет ли он контролировать свои чувства, находясь наедине с этой женщиной в течение многих недель? Затем Клинт взглянул в сторону повозок, увидел выражение на лице Сары Грант. Больше всего ему не хотелось опекать толпу зеленых новичков. Но если это поможет сохранить дистанцию между ним и Джо Мастерс, то стоит согласиться. Клинт удивлялся, как он мог впутаться в это дело. Теперь он сожалел, что не уехал из Лоренса до рейда. Но тогда у него не было бы возможности помочь Джо.

– Хорошо, я подумаю, – произнес Клинт; отвернулся и стал разгружать лошадей, проклиная свою слабость перед этими большими карими глазами и обаятельной улыбкой.

 

ГЛАВА 6

Джо дрожала от холода, укутавшись в одеяло и разведя костер. Восточную часть неба позолотили первые лучи восходящего солнца. Так как сегодня не отправлялись в дорогу, Джо могла поспать подольше. Но от лежания на твердой земле у нее разболелась спина, и ей не спалось. Больше всего на свете Джо хотела сейчас принять горячую ванну, но вполне очевидно, что ванна и прочая роскошь будут недоступны в течение нескольких месяцев. Что ж, ей нужно привыкать к этой жизни и к боли в спине.

Разведя костер, Джо с помощью ручной кофемолки, которую Клинт купил в форте, намолола немного кофе. Ее собственная кофемолка сгорела во время пожара. Джо осторожно высыпала размолотый кофе в небольшой полотняный мешочек, стараясь не просыпать бесценный порошок. Она все еще не могла привыкнуть к тому, что кофейные зерна стали продавать жареными. Их оставалось только помолоть и приготовить напиток. Это очень экономило время. Джо опустила полотняный мешочек в чайник с водой и поставила на огонь.

Затем она открыла жестяную банку со свиным жиром, положила несколько ложек на сковородку и начала резать картофель, счастливая от того, что у нее появилась кухонная посуда и хорошие продукты. Можно было бы купить еще много полезных вещей, которые понадобятся в дороге, но Джо знала, что должна экономно тратить имевшиеся у нее деньги. Ей придется покупать практически все, что нужно человеку, чтобы обосноваться на новом месте.

Кофе закипел, и картофель поджарился. Джо взглянула в сторону Клинта, который, казалось, еще крепко спал. После того, как вчера он согласился вести остальных на запад, Клинт почти не разговаривал с ней. Он казался обеспокоенным и раздражительным, и Джо хотелось больше узнать о его прошлом. Она была уверена, что есть что-то важное в истории гибели Милли и их сына, чего она не знает. Джо часто задумывалась над тем, почему индейцы не убили Клинта, если они убили его жену и сына. Ведь он сражался бы до конца за жизнь своих близких. Может, в тот момент его не было дома? Но Джо не осмеливалась спросить об этом.

Она заметила, что миссис Грант уже встала и тоже разжигает костер. Пожилая женщина посмотрела в сторону Джо и кивнула. Джо помахала ей рукой. Клинт тоже проснулся и сел. Он взглянул на костер и жарящийся на сковороде картофель. – Доброе утро, – сказала Джо.

– Доброе утро. – Он натянул сапоги и на несколько минут отошел от костра. Вернувшись, Клинт достал из сумки щетку для волос и причесался. – Еще не совсем рассвело, бриться нельзя.

– Да, отозвалась Джо. – Я тоже еще не причесывалась.

– Я могу поговорить с одним из офицеров, чтобы тебе позволили помыться в бане. Конечно, если хочешь, – предложил Клинт. – Следующий город на нашем пути будет не раньше, чем через две недели. Если бы мы двигались строго на запад, мы бы проехали несколько городов. Но нам сейчас нужно повернуть на север, чтобы ехать по старому тракту.

Джо казалось странным, что они обсуждают такие личные вопросы, как купание и бритье, словно они муж и жена или брат и сестра. Это тем более странно, что Джо знала Клинта всего шесть дней.

– Мне очень хочется помыться. Спасибо, что ты подумал об этом.

Он протер глаза.

– Ты должна решить насчет лошадей. Здесь есть покупатель, который согласен поменять их на быков. Я уже говорил, что ты можешь купить быков, а можешь выменять их на лошадей.

Джо помешивала картошку, глядя на пасущихся лошадей. Она долго не могла уснуть этой ночью, пытаясь решить, потратить ли часть сбережений или отдать тягловых лошадей. Если она поселится в Монтане, ей понадобятся тягловые лошади для вспашки земли. И все же, нужно сначала добраться до Монтаны, и если Клинт сказал, что понадобятся быки, значит, она должна их приобрести.

– А как насчет других? – спросила она. – Я насчитала шесть повозок и только четыре быка. Большинство используют лошадей.

Клинт присел к костру.

– Это их проблемы. Они сами это скоро поймут. А когда поймут, то найдут быков. По Орегонскому тракту ездят уже двадцать лет, там на пути встретятся форты и несколько городов, где можно приобрести быков.

– Ты хочешь сказать, что не будешь их проводником?

– Им нужно двигаться точно по колее и никуда не сворачивать.

– Клинт, дело ведь не в том, чтобы двигаться по колее. Я уже поняла это, хотя мы в дороге всего три дня. Чем больше людей, тем легче оказать друг другу помощь, если понадобится. Не надо забывать об индейцах. Газеты Лоренса много писали, как сиу нападают на поселения золотоискателей.

Клинт нахмурился, глаза его сверкнули гневом.

– Ты решила рассказать мне об индейцах? Мне слишком хорошо известно о рейдах сиу, если ты не забыла. – Он сердито взглянул на Джо. – Разве ты не понимаешь, что там, куда ты едешь, полно индейцев. Я не должен был соглашаться брать тебя с собой, не говоря уже о том, чтобы сопровождать большую группу людей. Джолин, ты не должна туда ехать. Я соглашусь сопровождать этих людей только в том случае, если ты останешься с ними, когда мы доберемся до форта Бриджер, а затем отправишься с ними в Орегон.

– Но я не хочу в Орегон. Я хочу в Монтану.

– Почему? Там нет ничего, кроме диких индейцев, диких животных и диких золотоискателей. Это не место для женщины!

Джо почти вздрогнула от этого замечания, понимая, как быстро может измениться его настроение, стоит только упомянуть об индейцах. Она смело взглянула на Клинта, ею овладел гнев.

– Что ж, этой женщине знакома тяжелая работа, эта женщина стреляла в бандитов Квантрилла, эта женщина потеряла все, но она не сдалась. Эта женщина знает, как пользоваться винтовкой, и у нее не осталось другого выбора, как начать жизнь сначала.

– Почему бы тебе не начать ее в Орегоне?

– Потому что Орегон уже хорошо заселен. Меня это не устраивает. Я хочу испытать себя, Клинт. Это поможет мне забыть прошлое. Ты должен понимать это лучше других!

Клинт наклонился к ней, взгляд его был почти угрожающим.

– О, я очень хорошо понимаю! И я гораздо лучше других понимаю, что могут сделать индейцы с белой женщиной! Я не хочу снова брать на себя ответственность, Джолин. Ты сама не понимаешь, о чем ты меня просишь!

– Это не будет твоей ответственностью. Почему ты продолжаешь твердить об этом? Твое дело – просто показать мне дорогу. Остальное касается только меня.

«Она права», – сказал себе Клинт. Почему он должен волноваться за нее? Мужчина выпрямился.

– Прекрасно. Если ты хочешь быть самоубийцей – это твое право.

– Со мной все будет в порядке. А ты пообещал, что возьмешь меня с собой. Я помню ты говорил, что ты человек слова.

Клинт закрыл глаза и отвернулся.

– Решай, что будешь делать с лошадьми, – проворчал он.

– А как остальные? Могу я сказать им, что ты согласен сопровождать их?

Клинт глубоко – вздохнул, как бы сдаваясь. Он повернулся лицом к Джо.

– Ты знаешь, несколько дней назад я был один и очень доволен собой. Я собирался добраться до Монтаны до наступления зимы. А теперь мне нужно сопровождать на запад целую группу зеленых новичков. И как это меня угораздило попасть в такую историю?

Джо чуть не плакала, мешая на сковородке картофель.

– Я тоже не знаю, как я попала в эту историю. Жизнь часто преподносит сюрпризы.

– Да, действительно. Решай насчет лошадей, и пойдем за быками.

Клинт посмотрел на миссис Грант, которая неуверенно приближалась к ним. Он раздраженно нахмурился. Пожилая женщина взглянула на них. Джо заметила выражение лица Клинта и обернулась.

– Доброе утро, Сара.

– Доброе утро. Я… я только хотела спросить… Вчера вечером я рассказала мужу о мистере Ривзе, и он также просил бы вас быть нашим проводником. Я не могла не слышать, что вы ссоритесь. Извините, если мы послужили этому причиной. Что вы… решили? – Сара вопросительно взглянула на Клинта. – Мы собрали немного денег.

Клинт перевел взгляд с Сары Грант на Джо, стараясь скрыть гнев. Затем он снова обратился к Саре.

– Хорошо, я согласен. Деньги оставьте себе. Я все равно еду по этой дороге. Вам нужно купить все необходимое. Продукты надо как следует упаковать. И скажите остальным, что в дороге понадобятся быки. Их можно обменять на лошадей. Лошади недостаточно выносливы для перевозки тяжелого груза в горах. И если среди вас есть больные или беременные, им лучше сразу вернуться в Лоренс. У нас и без этого хватит проблем. Мы отправимся, как только повозка Джо будет готова. Завтра или послезавтра. Я соглашаюсь стать вашим проводником только в случае, если все будут выполнять то, что я скажу. Пожилая женщина заулыбалась.

– Спасибо большое, мистер Ривз. Я пойду сообщу всем.

Сара ушла, а Клинт взглянул на Джо.

– У нас получится надежный караван, не так ли. Я хочу сказать вот что: если у кого-то возникнут какие-то проблемы, мы никого ждать не будем. Пусть дожидаются следующей группы. Это понятно?

– Это касается и меня?

– Конечно. – Клинт повернулся и пошел к лошади.

– Ты куда? – спросила Джо.

– Не знаю. Просто проедусь верхом. Я люблю кататься по утрам один. Ручаюсь, что такого удовольствия у меня долго не будет!

Он накинул уздечку на лошадь, легко вскочил на нее и без седла отправился верхом, не сказав больше ни слова.

Джо следила за ним взглядом. Она чувствовала себя виноватой, что взвалила на Клинта такую обузу, но ей было жаль этих людей, отправившихся в неизвестное и опасное путешествие. Может, Клинт Ривз действительно прав, и ей нужно отправиться в Орегон. Но его замечание насчет того, что женщине не место в Монтане, только возбудило в Джо гнев и укрепило ее решимость.

Она снова помешала картошку, не зная, будет ли Клинт вообще есть ее.

Прошло два часа, прежде чем он вернулся. Костер еще тлел, на сковороде осталось немного картошки. Клинт налил себе кофе и выпил его. Он оказался настолько крепким, что мужчина даже поморщился. Клинт оглянулся, ища глазами Джо, и удивился, куда она могла уйти. Вдруг он увидел двух быков, идущих мелкими шажками с той стороны форта, где располагались загоны и торговец лошадьми. Сначала ему показалось, что быки идут одни, но затем раздался громкий женский голос:

– Гей! Пошли! Пошли!

Клинт засмеялся. Весь его гнев улетучился при виде Джолин, которая тянула быков за веревку. Быки буквально тащили ее за собой, а Джо изо всех сил пыталась удержать их, погоняя палкой. Клинт поспешил навстречу, чтобы помочь женщине, но та сердито отказалась. Другие переселенцы молча наблюдали за этой сценой. Джо погоняла палкой и кричала на крупных неуклюжих животных, пока не привела их на поляну около стоянки, чтобы привязать и спутать быкам ноги.

– Давай я подержу одного быка, пока ты спутаешь ноги другому, – предложил Клинт, беря у нее из рук веревку. – Иначе они могут затоптать тебя.

Джо неохотно позволила помочь ей.

– Я должна тебе прямо сказать, что мне совсем не нравятся быки, – проворчала она. – Они уродливы и упрямы, а торговец объяснил мне, что я должна буду идти пешком рядом с ними. Я не смогу управлять быками, как лошадьми. Ты ничего мне об этом не сказал, Клинт Ривз.

Клинт засмеялся.

– Возможно, среди мужчин найдется кто-нибудь, кто согласится управлять ими вместо тебя. И я гарантирую, ты успеешь полюбить быков до конца поездки. Ты отдала за них тягловых лошадей? Я не вижу их.

– Да, – грустно ответила Джо, уже скучая по Честеру и Геркулесу.

– Когда ты попадешь в Монтану, эти быки окажутся более полезными, чем лошади, если ты решишь обрабатывать землю. Это очень выносливые животные.

– Мне хотелось бы самой научиться управлять ими.

– Это прекрасно, но сначала кто-то время от времени должен подменять тебя, иначе придется идти пешком весь путь до Монтаны.

– Возможно, другие так и делали.

– Да.

Клинт помог ей спутать второго быка, похлопывая его по спине.

– Ты правильно сделала. Быки выглядят здоровыми.

– Да. Одному всего лишь четыре года, а второму шесть. Так сказал торговец. – Джо отступила назад, изучающе рассматривая огромных, но послушных животных. – Они недавно подкованы. Джо взглянула на Клинта, довольная тем, что у него, кажется, улучшилось настроение. – Хорошую заключила сделку? Мне пришлось отдать торговцу еще пятьдесят долларов, а также лошадиную сбрую, чтобы он дал мне ярмо для быков. Помоги мне принести его. Должно быть, быки действительно очень сильные, если могут весь день тащить на хребте эту тяжелую деревянную штуку.

Клинт вернулся к костру.

– Я помогу, но сначала поем. Между прочим, ты всегда готовишь такой крепкий кофе?

– Такой кофе помогает быть всегда бодрым и энергичным. Мой отец любил крепкий кофе, и Грег тоже. – Эти слова непроизвольно вырвались у нее, и Джо рассердилась. Воспоминания о муже неожиданно причинили ей острую боль. Клинт взял вилку и принялся за картошку.

– Каким он был? – вдруг спросил Ривз. У Джо сдавило горло.

– Он был невысоким, коренастым, но очень сильным. Хорошим работником, а также джентльменом. Они с отцом вместе занимались фермой. – Джо села напротив него и налила себе немного кофе. – Мы познакомились с Грегом в 1859-м году, когда он приехал в Канзас из Иллинойса. Ему было двадцать пять, а мне восемнадцать. Через год мы поженились и прожили вместе около года. А затем он и отец ушли воевать на стороне Союза. Через несколько месяцев их обоих убили. – Она отпила немного кофе. – Трудно поверить, что прошло уже два года, как мы простились с Грегом. Долгое время я ждала, что он появится на пороге, надеясь, что сообщение о его смерти – ошибка. – Она подняла глаза на Клинта. – Тяжело, когда люди, которых любишь, умирают где-то далеко и ты не можешь быть рядом, поддержать их в последние минуты жизни, успокоить. Я не имею представления, страдал ли он. Может, умирая, Грег звал меня… – Слезы выступили на глазах Джо.

Клинт смотрел на тлеющие угли костра.

– Может быть, хорошо, что все так случилось. Находиться там… быть свидетелем… – Он вдруг бросил вилку и допил остатки кофе. – Пойдем поговорим с остальными. Посмотрим, с кем нам придется путешествовать.

Джо наблюдала за Клинтом, ей хотелось больше узнать о нем. Он был так близок к тому, чтобы рассказать, что произошло с его семьей. Значит, он находился там и видел смерть жены и сына. Как удалось ему остаться в живых? Но вполне очевидно, большего он не скажет. Клинт направился к повозкам Грантов, и она последовала за ним.

Сара быстро собрала всех членов своей семьи и послала внуков сообщить тем, кто хотел ехать с ними, что Клинт ждет их. Мужчины и женщины быстро покинули свои костры, на которых готовили завтрак, и собрались у повозок Грантов. Джо видела печаль и страх в глазах женщин. Они, как и Джо, потеряли свои дома, а некоторые, возможно, потеряли во время рейда близких. Их жизнь изменилась внезапно и трагически. «Дом» вдруг перестал существовать для них.

– Я Клинт Ривз, – заговорил Клинт, спрашивая себя, не потерял ли он разум, соглашаясь быть проводником. – Я много путешествовал по западу и хорошо знаю Орегонский тракт. Я пообещал миссис Грант стать проводником для тех, кто хочет ехать со мной. Но среди вас не должно быть больных, раненых и беременных женщин. Ваши повозки в, хорошем состоянии?

Один из мужчин кивнул.

– Большинство из нас фермеры, – ответил он.

– Нам всегда нужно держать повозки в хорошем состоянии. Я Дональд Сиверс, это моя жена Марта и дочь Роуз. Ей четырнадцать лет.

Джо рассматривала темноволосого коренастого мужчину, его жену и дочь – простых и застенчивых. Всех этих людей она иногда встречала в Лоренсе, но знакома была только с супругами Грант и их дочерью Бесс.

– Я Беннет Киль, – сказал второй мужчина, небольшого роста, худой, с лысеющей головой. – Я тоже фермер. Это мой сын Бобби. Ему семнадцать лет. Если кому-нибудь нужна помощь в управлении повозкой, Бобби может помочь.

Клинт взглянул на Джо.

– Возможно, помощь понадобится миссис Мастерс. Бобби умеет управлять быками?

– Да, сэр.

Бобби был на удивление очень высок, настолько, что возвышался над отцом. «Удивительно, как такой худой парень может справляться с быками?»

– подумала Джо.

– У вас есть жена? – спросил Клинт.

– Она умерла шесть лет назад.

– Я сожалею, – кивнул Клинт. Он перевел взгляд на мужчину, стоящего в стороне. На вид ему было около сорока лет. – А вы?

– Я Билли Старк, сапожник. – В глазах мужчины застыла безысходная тоска. – Мою жену убили бандиты Квантрилла. Ей было всего восемнадцать.

У Джо замерло сердце. Она видела Бетси Старк в городе недели три назад. Молодая женщина только недавно вышла замуж и покупала всякие вещи для дома. Старк был старым холостяком уже много лет, и Джо помнила, как Бетси говорила, что в доме еще многого не хватает, чтобы создать уют.

Взгляды Клинта и Билли Старка на мгновение встретились. Мужчины разделяли боль друг друга.

– Очевидно, почти все из вас потеряли своих близких, – обратился ко всем Клинт. – Думаю, это то, что нас объединяет.

Старк нахмурился.

– Вы были женаты на Милли Стайлз, не так ли?

Остальные с любопытством наблюдали за Клин-том.

– Да, так. В прошлом году в Миннесоте сиу убили ее и нашего сына.

Старк кивнул.

– Я вам очень сочувствую. И вы правы, большинство из нас понимают, что значит терять близких. Нам известно, что миссис Мастерс тоже потеряла на войне мужа и отца.

Клинт быстро перевел взгляд на следующую пару, желая сменить тему.

– Мы Бесс и Джонни Хиллз, – сказала хорошенькая блондинка. – Я дочь Сары и Бредли Гранта. Вы уже знакомы с моей матерью. – Она взяла под руку пожилого мужчину. – А это мой отец. Мужчина рядом с мальчиками – мой муж. Младшего сына зовут Джой, ему восемь. Лонни десять. Мы все хорошо знаем Джолин.

Клинт обвел собравшихся взглядом, подсчитывая, сколько их всего. Если включить последнюю, еще не представившуюся пару, то всего пять женщин, шесть мужчин, три мальчика и одна девочка. Всего семь повозок, и ни одна из них не перегружена, так как большинство из этих людей пострадали от пожаров. Им удалось мало что спасти. Клинт изучающе рассматривал последнюю пару, особенно женщину: суровую, сильную на вид, с иссиня-черными волосами, стянутыми на затылке в тугой узел. Ее большая грудь была так сильно затянута корсетом, что Клинт удивился, как женщина вообще в состоянии дышать.

– Я Мэри Бун, – заявила она. Ее губы так и остались сурово сжаты, на них не промелькнуло ни тени улыбки. – Это мой муж Сидней. – Мэри кивнула в сторону маленького худого мужчины, выглядевшего застенчивым и робким. Джо даже засомневалась, кто из них сильнее: Мэри или Сидней. Она с трудом подавила улыбку. – Мы владели магазином мужской одежды, – бесстрастно продолжала Мэри. – Все сгорело, удалось спасти лишь кое-что. Но все же у меня есть немного ткани, и я намереваюсь начать шить одежду в Орегоне.

Женщина говорила таким тоном, словно это касалось только ее, а муж вообще не имел права голоса.

– Мне все равно, чем вы собираетесь заниматься в Орегоне, – отозвался Клинт. – Моя задача – доставить вас в форт Бриджер. Я могу проводить вас только туда, так как потом отправлюсь в Монтану. Возможно, в форте Бриджер вы найдете другого проводника, который сопроводит вас оставшуюся часть пути. Но зиму вы должны будете провести там. Вы не сможете перебраться через Скалистые горы до наступления зимы. Я хочу, чтобы вы все пополнили свои запасы как можно лучше. И, как я уже говорил, вам понадобятся быки. Если вы не купите их здесь, вы сможете сделать это в нескольких фортах, которые попадутся нам на пути. И если кто-то отстанет, я никого ждать не буду. Вам придется добираться со следующей группой.

– А что хорошего в Монтане? – спросил Старк.

– Золото, – ответил Клинт. – Я сам не собираюсь добывать его, а лишь буду сопровождать людей, занимающихся этим делом. Монтана – замечательный край, где мужчина может быть один, если он этого желает. Особых целей у меня нет, просто хочется уехать подальше от цивилизации.

– А как насчет индейцев? – спросила Мэри Бун, лицо ее по-прежнему оставалось бесстрастным. – Если вы не смогли защитить от них свою жену и сына, то сможете ли вы защитить нас?

Джо съежилась от этих слов.

– Мэри! – воскликнул муж, смущенный словами жены.

– Это необходимо знать, – парировала она. Клинт смотрел на Мэри, понимая, почему у этой пары нет детей. Интересно, что заставило Сиднея жениться на этой черной вороне? Если бы она была мужчиной, Клинт, наверняка, нанес бы ей удар кулаком в лицо.

– Я много лет имею дело с индейцами, – сдержанно ответил он, подавляя гнев. – Я торговал с ними, жил среди них, с некоторыми подружился. А также я воевал с ними. Если на нас нападут, мои приказы должны выполняться беспрекословно. Это понятно? – Клинт обвел толпу глазами, и все согласно кивнули. Он снова посмотрел на миссис Бун. – Что касается ситуации с моей женой, то она была совсем иной. Во время того набега сиу погибло много людей, так как они оказались беззащитными, а нападение произошло неожиданно.

– А как это вы выжили? – спросила Мэри Бун. Глаза Джо расширились от гнева и удивления.

Клинт подошел ближе к женщине, возвышаясь над ней. Выражение высокомерия на лице Мэри сменилось испугом.

– У меня свои раны, – прорычал Клинт. – Но я не обязан давать вам никаких объяснений. Если вас что-то во мне не устраивает, леди, вы можете остаться и подождать следующей группы переселенцев.

Женщина презрительно фыркнула и вздернула подбородок.

– Я только хочу знать, можно ли на вас положиться, – ответила она. – Извините, если оскорбила вас.

Клинт подавил острое желание придушить эту женщину собственными руками. Он повернулся и встретился глазами с Джо.

– Перед отъездом мы соберемся еще раз, – сказал он и направился в форт. Джо тут же подошла к Мэри Бун.

– Вы очень грубая женщина, – прямо заявила она. – Мистер Ривз оказывает нам услугу. Он даже не взял деньги, которые предложила ему Сара Грант.

Женщина оглядела Джо с ног до головы.

– Я извинилась, – ответила Мэри и сжала руки. – Мы все слышали об этом «горце», миссис Мастерс. Его прошлое слишком неясно. На вашем месте я бы не решилась одна путешествовать с почти незнакомым человеком.

– Вы не я, и поэтому вам не стоит волноваться на этот счет.

– Прошлое мистера Ривза и то, кого Джолин выбирает в друзья, не наше дело, – заявила Сара Гран, подойдя к Джо. – У нас теперь хороший проводник, и это самое главное.

Мэри Бун высокомерно вздернула подбородок и направилась к своей повозке. Ее муж с извиняющимся видом посмотрел на всех и последовал за своей женой. Джо повернулась к Саре.

– Спасибо, – поблагодарила она пожилую женщину.

Сара сжала ее руку.

– Мы рады, что теперь как-то организованы. И для тебя, Джолин, так тоже будет лучше. Женщине необходимо общаться с другими женщинами во время такого долгого путешествия.

Джо улыбнулась.

– Пожалуйста, называйте меня Джо. Сара похлопала ее по руке.

– Постараюсь запомнить.

Джо уже направлялась к своей стоянке, когда заметила трех мужчин, въезжающих в форт. На одном из них было черное пальто, которое, несомненно, принадлежало Берту Кенделлу. Джо сердито нахмурилась. Почему этот человек появился именно здесь? Кенделл и его спутники гнали перед собой несколько лошадей, и Джо вдруг узнала среди них трех своих: две кобылы апполоса и рыжий мерин.

– Он украл их, – пробормотала Джо, Сара Грант обернулась в направлении ее взгляда и узнала Барта Кенделла. Почти все в Лоренсе знали этого человека.

– Что он украл, дорогая? – спросила она, оборачиваясь к Джо.

– Моих лошадей! – Джо поспешила за винтовкой, а Сара позвала своего мужа.

– Найдите быстрее Ривза, – попросила она Бредли Гранта. – Боюсь, что может случиться что-нибудь плохое.

Он поспешил в форт, а Джонни Хиллз подошел к теще узнать, что произошло.

– Джо говорит, что Кенделл и те мужчины украли ее лошадей.

Джонни наблюдал, как Кенделл и его спутники загоняли лошадей в стойла. Они свистели и покрикивали на них до тех пор, пока все пятнадцать животных не оказались в загоне.

– О Боже, кажется, я узнаю пару моих собственных лошадей! – воскликнул Джонни. – Ручаюсь, эти подонки поймали лошадей после рейда. Возможно, они собираются продать их здесь и заработать на наших животных.

Солдат закрыл ворота загона, а Кенделл и двое мужчин направились на командирский пост, чтобы узнать, с кем можно обсудить продажу лошадей армии.

Эти трое были встречены женщиной небольшого роста, державшей в руках автоматическую винтовку. Джонни Хиллз и другие стояли вокруг нее.

– Стой на месте, Барт Кенделл, – приказала Джо, направляя на него дуло винтовки.

Кенделл и его спутники остановили лошадей. Барт засмеялся.

– Ну, ну, – сказал он Джо, приподнимая шляпу. – Неужели я вижу хорошенькую маленькую леди из Лоренса, у которой сестра конфедератка. – Он нахмурился. – Это правда, что ты уехала из Лоренса вместе с «горцем»? – Кенделл засмеялся. – Кажется, старина Клинт знает толк в женщинах.

– Закрой свой грязный рот, – ответила Джо, продолжая направлять на него винтовку. – Это не твое дело. Но меня интересуют твои дела, потому что ты украл моих лошадей.

Брови Кенделла удивленно поползли вверх.

– Твоих лошадей? Черт побери, мэм! Я и мои ребята нашли этих лошадей, они бегали без присмотра. – Он обернулся к своим спутникам. – Ведь правда ребята?

Оба мужчины утвердительно кивнули, усмехнувшись.

– Вы занимались кражей лошадей, которые разбежались после рейда Квантрилла, – сказал Джонни Хиллз, сжав кулаки.

– Среди тех лошадей две мои кобылы и один крупный мерин, – заявила Джо Кенделлу. – Я бы узнала их где угодно. У одной кобылы пятно под глазом, а у другой белая звездочка во лбу. И я сразу узнала лохматого рыжего мерина. Такая лошадь в округе была только одна. Мне нужны мои лошади, Кенделл, и я намерена вернуть их.

– И я своих тоже, – присоединился Хиллз. – У вас три моих лошади.

– И две моих, – добавил Дональд Сиверс. Он уже шел от загона, осмотрев прибывших лошадей. Жена Сиверса и дочь спешили вслед за ним с испуганным видом.

Кенделл пожал плечами.

– Мы нашли этих лошадей. Вы, глупые фермеры, должны клеймить свой скот.

– В этом нет необходимости, – ответила Джо. – Мы хорошо знаем своих лошадей. И если иногда скот заблудится и попадет к другому, мы возвращали его. Вот как обстоят дела. Честные люди, живущие на небольших фермах, не нуждаются в клеймении скота.

– Это очень плохо. – Кенделл покачал головой. – Думаю, вы потеряли ваш скот. Если вы не можете доказать, что эти лошади принадлежат вам, значит вы имеете на них столько же прав, сколько и любой другой.

– Тебе хорошо известно, что наши документы сгорели во время рейда. – Голос Джо оставался твердым, в нем звучал гнев. – Ты просто ленивый никчемный человек, который сосет кровь других. Но ты не наживешься на моей собственности и собственности этих людей!

Кенделл продолжал посмеиваться.

– А я говорю, что эти лошади принадлежат мне, и я намерен продать их командиру форта. И я не думаю, что вы нажмете на курок, миссис Мастерс.

– Неужели? – Джо выстрелила, удивив всех собравшихся. Пуля пролетела в опасной близости от шляпы Кенделла. Все трое еле удержали заржавших и отпрянувших назад лошадей.

– Во время рейда Квантрилла я убила одного бандита, Кенделл, – предупредила Джо. – Мне когда-то говорили, что трудно убить первый раз, а потом уже пойдет легче. Думаю, они правы. Я потеряла все, и чтобы выжить, мне нужны эти лошади! И чтобы их получить, я готова убить тебя!

Кенделл успокоил лошадь, лицо его покраснело от злости.

– Маленькая сучка! – зло рявкнул он. – Я должен был бы…

– Что ты должен был бы сделать, Кенделл? – раздался голос Клинта. Он шел со стороны форта, за ними спешил Бредли Грант. В руках у Клинта была винтовка, и он навел ее дуло на Кенделла. – Кроме остальных твоих прекрасных качеств, ты к тому еще и убийца женщин?

Кенделл резко развернул лошадь.

– Держись подальше, Ривз! Это не твое дело!

– Я сопровождаю этих людей на запад, так что это мое дело. А теперь слезай с лошади. Мы пойдем к командиру форта, пусть он решит, что делать. Ты не работал ни дня в своей жизни, и у тебя нет ничего, кроме одежды, которая на тебе, и лошади под тобой. Всем в Лоренсе известно, какой ты подонок.

– Подонок? – Кенделл сошел с лошади и подступил к Клинту. – И ты еще говоришь о подонках? Передо мной стоит один из них. Этот человек, который увез Милли Стайлз в дикий край, чтобы ее изнасиловали и убили индейцы…

Кенделл не успел закончить фразу. Клинт поднял винтовку и прикладом нанес сильный удар в челюсть. Раздался хруст. Джо поморщилась, а остальные ахнули от неожиданности. Кенделл упал и потерял сознание. Клинт направил дуло винтовки на остальных двух мужчин, приказав им спешиться и бросить оружие. Мужчины повиновались, один из них склонился над Кенделлом. В это время появился командир форта.

– Клинт! – обрадованно воскликнул он. Мужчины обменялись рукопожатиями, и Джо с облегчением поняла, что они хорошо знакомы.

– Привет, лейтенант, – ответил Клинт. – Я приходил к вам в первый вечер, как только мы приехали сюда, но вас не было.

– Я вернулся поздно ночью, мы патрулировали местность. Когда нам сообщили о рейде на Лоренс, мы сразу же выступили, надеясь поймать кого-нибудь из бандитов Квантрилла. Но они, вероятно, прячутся на юге. – Командир нахмурился, увидев лежавшего окровавленного Кенделла. – Клинт, мне хотелось расспросить тебя, куда ты исчез, черт возьми, в последние несколько лет, но похоже, сначала нужно обсудить более важные вопросы. Я лейтенант Марк Кливер, – обратился он к остальным.

Кенделл начал приходить в себя. Громко застонав, он поднялся на колени. В это время собравшиеся объясняли Кливеру ситуацию. Командир приказал солдатам не спускать глаз с Кенделла и его дружков, а сам направился к загону с лошадьми. Переселенцы объяснили ему, что две из них принадлежат Дональду Сиверсу, три Джонни Хиллзу. Джо также узнала своих лошадей. Офицер разрешил хозяевам забрать животных, а одному из своих людей приказал телеграфировать в Лоренс.

– Пусть газеты Лоренса опубликуют объявление, – сказал Кливер. – Нужно сообщить людям, что, возможно, их потерявшиеся лошади находятся в форте. Пусть приедут и посмотрят.

– Слушаюсь, сэр, – ответил солдат и поспешил в форт.

– Судя по тому, что рассказали эти люди, я сомневаюсь, что какая-то из лошадей принадлежит мистеру Кенделлу. И мне известно, что ты честный человек, Клинт. Эти люди хотят вернуть то, что принадлежит им. Я не намерен покупать украденный скот.

Клинт кивнул.

– Спасибо, лейтенант.

Кливер взглянул на Джо и винтовку в ее руках.

– А это кто? Ко мне прибежали и сказали, что женщина задержала торговцев лошадьми.

Джо слегка покраснела, опустила винтовку и протянула руку.

– Я Джолин Мастерс. Я только хотела вернуть то, что принадлежит мне, лейтенант.

– Это ваше право, – ответил командир, пожимая ей руку. Затем он повернулся к остальным. – Идите и забирайте ваших лошадей. Только обязательно оставьте мне расписки, в которых укажите, каких лошадей вы взяли и ваши фамилии.

– Спасибо, лейтенант, – ответил Джонни Хиллз. Он и остальные направились внутрь загона, а Кливер обернулся к Клинту.

– Итак, Клинт, что ты здесь делаешь? Последнее, что я о тебе слышал, это то, что ты женился и уехал в Миннесоту.

Клинт помрачнел.

– Милли и моего сына убили сиу. Лейтенант нахмурился.

– Мне ужасно жаль, Клинт. Черт возьми, теперь у нас чаще говорят об индейцах, чем о войне. Сейчас небезопасно сопровождать этих людей на запад. Старайтесь не отклоняться на север. Красная Туча постоянно нападает на поселения золотоискателей. Поговаривают даже о ликвидации фортов вдоль Тракта Боузмен в Монтане в связи с войной.

Клинт взглянул на Джо. На его лице было написано: «Я же говорил тебе». Джо вздохнула и опустила глаза.

– Я буду иметь в виду, – ответил Клинт. Кенделл с помощью своих друзей поднялся на ноги, и Кливер приказал солдатам сопроводить их в караульное помещение.

– Вы не имеете права так поступать с нами, – проворчал один из мужчин. – На этих лошадях нет клейма! Мы имели полное право отловить их! Вы не можете утверждать, что мы украли их.

– А вы даже не пытались узнать, кто владелец этих лошадей, не так ли? – ответил Кливер. – Вы должны были знать, что большинство из лошадей просто разбежались во время рейда. А кроме того, я не хочу, чтобы вы доставляли беспокойство этим людям. Как только они уедут достаточно далеко, вы будете освобождены. Вам еще чертовски повезло, что вас не арестовали и не повесили за кражу лошадей.

Кенделл взглянул на Клинта. Одна сторона его лица вспухла и покраснела, что явно причиняло Кенделлу сильную боль.

– Ты у меня еще поплатишься за это, – прошипел он. Кенделл мог говорить только одной стороной рта, не в силах открыть его полностью. Затем перевел взгляд на Джо. – И ты тоже, крошка!

Джо крепче сжала винтовку, а Клинт подошел ближе к Кенделлу.

– Если ты еще хоть раз сделаешь что-нибудь Джолин Мастерс, ты не отделаешься одной челюстью, Кенделл. Тогда ты вообще не сможешь ничего почувствовать. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю?

Кенделл молча взглянул на Клинта и поморщился от боли, когда солдат схватил его за руку, чтобы отвести в караульное помещение. Другие солдаты толкали впереди себя дружков Кенделла.

Лейтенант Кливер обратился к Джо.

– Мэм, если вы будете рядом с поселенцами, думаю, им не о чем беспокоиться. – Он перевел взгляд на Клинта. – Приходи ко мне, когда освободишься, Клинт. Посидим и выпьем.

– Обязательно.

– Может, ты снова начнешь работать в армии проводником?

– Может быть. Но пока я буду занят некоторое время. Мне нужно позаботиться об этих людях.

– Ну, что ж, они в хороших руках. – Лейтенант кивнул Джо и удалился.

Клинт обернулся к Джолин.

– Ты, конечно, вела себя мужественно, но и немного глупо, – заметил он.

Джо вздернула подбородок.

– Я нашла своих лошадей. По крайней мере, теперь я не буду так переживать из-за продажи Честера и Геркулеса. – Она вздохнула. – Спасибо, что помог мне. Я не уверена, что смогла бы выстрелить в него, если бы возникла необходимость.

Он мягко улыбнулся.

– А я не уверен, что ты не пристрелила бы его. Но мне совсем не хочется, чтобы ты это делала. – Улыбка исчезла с его лица. – Сегодня ночью тебя мучили кошмары. Ты не проснулась, но мне было понятно, что тебя беспокоит. Возможно, Джо, ты научилась не думать об этом рейде, но забыть его ты еще долго не сможешь. Я помню, в каком состоянии ты была, когда я тебя встретил.

Она пожала плечами, ненавидя себя за слабость.

– Со мной все в порядке. Пошли заберем моих лошадей.

Джо почувствовала сильную руку на своем плече.

– Джолин, я хочу, чтобы ты еще раз подумала, ехать ли тебе в Монтану. Ты слышала, что сказал Кливер.

Сила его руки, которой Клинт только недавно поверг на землю Кенделла, заставила Джо мечтать о том, чтобы можно было опереться на такую сильную руку; ей хотелось, чтобы Клинт обнял ее, прижал к себе и сказал, что все будет хорошо. Но Джо также радовалась тому, что смогла самостоятельно противостоять Кенделлу. Она почувствовала себя более независимой, чем раньше. Джо взглянула в красивое лицо Клинта, стараясь не замечать его широкие плечи, его мужественности, потому что ей хотелось снова почувствовать себя женщиной в полном смысле этого слова.

– Я слышала, что он сказал, но не изменю своего решения. – Джо старалась заглушить в себе тайный голос, говоривший, что единственной причиной, по которой она хочет ехать в Монтану, было желание находиться рядом с Клинтом Ривзом.

Клинт смотрел, как теплый ветерок шевелит темные волосы Джо, когда она повернулась и пошла к загону. В ней чувствовалась сила, которая заставляла Клинта желать эту женщину больше, чем он желал кого-нибудь еще после Милли. Милли последовала за ним в Миннесоту, чтобы быть рядом. Она зависела от Клинта и полагалась на него. Но Джо отправлялась в незнакомый край ради себя самой, а не ради мужчины. Милли никогда бы не взяла в руки винтовку и никогда не отправилась бы в путь одна.

Клинт вскинул винтовку на плечо и последовал за Джо в загон.

 

ГЛАВА 7

Они повернули прямо на север, перешли вброд реку Канзас и направились в Альков-Спрингс, где надеялись приобрести быков или мулов. Беннет Киль с сыном были единственными людьми в группе, которые уже владели быками. Семнадцатилетний Бобби управлял быками Джо, но она все равно шла рядом с ним, наблюдая, как юноша пользовался хлыстом, какими выкриками он подгонял их и как животные реагировали на его команды. Через несколько дней Джо уже иногда сменяла Бобби и вскоре поняла, какие быки сильные и терпеливые. Она почувствовала симпатию к этим животным и дала им имена Брут и Голиаф.

Сидней и Мэри Бун, а также сапожник Билл Старк приобрели быков еще в форте. Семья Хиллзов и Грантов, забрав у Кенделла своих лошадей, имели возможность часто их менять. Они планировали купить быков или мулов в Альков-Спрингсе. Запасные лошади были привязаны позади повозки.

Временами Джо становилось смешно от того, какую разношерстную компанию представляла собой их группа, а Клинт, словно Моисей, вел ее в западную пустыню. Но она понимала, что лучше держать эти мысли при себе. Это только рассердило бы Клинта. Как всегда, миссис Бун постоянно ворчала. Марта Сиверс с дочерью большую часть времени проводили внутри повозки, словно прятались от кого-то. Бесс и Джонни Хиллз, Сара и Бредли Грант держались вместе, но, казалось, они слишком много болтали. По бокам их повозок были прикреплены клетки с курами. Птицы постоянно кудахтали и вместе с разговорами членов семьи представляли собой шумную, хотя и дружную компанию. Билли Старк держался особняком и почти ни с кем не разговаривал. Беннет Киль и его сын также были молчаливы.

Стоял конец августа, дорога была сухой и животные двигались легко. Но это также означало, что переселенцы слишком поздно отправились в путь. Сейчас был важен каждый день, каждый час. Из своих сбережений большинство смогли сделать в форте Райли необходимые запасы в дорогу: муку, кофе, сахар, бекон, бобы и другие продукты. Некоторым удалось спасти часть вещей во время рейда Квантрилла. Таким образом вся группа делилась на тех, кто «имел», и тех, кто «не имел». Те, кто «имел», охотно делились с теми, кто не мог позволить купить себе все необходимое. Одна Мэри Бун отказывалась делиться с кем-либо, заявляя, что каждый должен думать о себе, так как неизвестно, что их ждет впереди.

Джо пыталась не думать о своей неприязни к этой женщине, стараясь сосредоточиться на предстоящих проблемах. Ее повозка была наконец покрыта парусиной. Колесных дел мастер соорудил каркас из железных обручей, закрепив их по бокам болтами. Клинт Ривз попросил мастера, чтобы тот взял с Джо совсем мало денег за работу. Казалось, Клинт знал здесь всех, и все его любили.

У Джо по-прежнему возникали тысячи вопросов в отношении Клинта, но сейчас все дни были слишком заполнены дорогой и работой, и не оставалось времени на разговоры. В середине дня, когда жара становилась невыносимой, в повозке под навесом было не легче. Джо натерла ноги, но ни разу не пожаловалась. Все трудности и неудобства она воспринимала, как послание свыше, которое должно помочь Джо забыть о рейдах, о потере близких, о душевной боли.

По дороге все собирали сухие ветки под деревьями, чтобы вечером можно было развести хороший костер. Клинт приказал собирать и лепешки бизонов.

– Они горят как уголь и мало дымят, – объяснил он переселенцам. – Здесь они встречаются редко, но дальше на запад будут попадаться чаще.

– Я не буду собирать навоз этих лохматых животных! – заявила Мэри Бун.

– Тогда не вздумайте греться у чужого костра, – ответил Клинт. – Вы сами говорили, что каждый должен заботиться о себе, миссис Бун. Мы так и поступим. А при вашем отношении к окружающим не думаю, что кто-нибудь станет оказывать вам помощь.

В тот день женщина недовольно собрала несколько лепешек. Джо невольно улыбнулась, вспомнив это.

На четвертый день они добрались до Альков-Спрингса. Клинт объяснил, что отсюда они отправятся по дороге Индепенденс-Сент-Джо, на север от Орегонского тракта. Путешественники устроили лагерь на окраине этого небольшого селения. В тот вечер семья Грантов пригласила Клинта и Джо к себе на ужин.

С тех пор, как они покинули форт Райли, Клинт держался отчужденно, и Джо впервые представилась возможность посидеть рядом с ним. Ей казалось, что она стала меньше думать о нем, но как только Клинт сел рядом с ней, Джо снова ощутила тяжелый груз.

Мужчина предварительно искупался в реке и побрился. Джо уловила запах шалфея, исходящий от его кожи, заметила, какие у Клинта сильные руки, когда тот брал тарелку у Сары. Она внезапно поняла, что скучает по его обществу, скучает по вниманию, которое Клинт оказывал ей одной, когда они путешествовали вдвоем первые два дня. Джо уже сожалела о том, что уговорила его взять с собой остальных, и в то же время понимала, что так будет лучше: это помешает опасной близости, возникшей между ними. Джо сама хотела этого, и у нее было такое чувство, что Клинт думает так же. Интересно, почему он наконец согласился стать их проводником? Во время ужина Клинт рассказывал разные истории из его прошлой жизни, о том, как трудно было первым переселенцам. Все с облегчением поняли, что пока их единственной проблемой оставалась только дневная жара.

– Это не значит, что вам не предстоит испытать опасности и голод, – предупредил Клинт. – Многое зависит от удачи на охоте, от погоды, от настроения индейцев. Если кто-то из вас хочет вернуться домой, это еще можно сделать. Вы легко найдете дорогу назад.

– Только не мы, – заявил Бредли Грант. – Возможно, я стар, но я еще полон сил. Я всю жизнь тяжело работал. Моя дочь захотела уехать в Орегон, и Сара решила последовать за ней. Они никогда раньше не расставались. И я тоже не хочу жить отдельно от своих внуков.

Клинт доел кусочек кролика.

– Вы счастливый человек, мистер Грант. У вас такая хорошая семья.

– У вас еще все впереди, мистер Ривз. Жизнь должна продолжаться, и человек должен думать о будущем. Вы снова женитесь.

– Папа, возможно, мистер Ривз не хочет говорить на эту тему, – вмешалась Бесс.

Джо взглянула на Клинта, который отложил в сторону кроличью кость. Худой бродячий пес, который следовал за переселенцами от самого форта, схватил ее и убежал. Клинт выпил кофе и поднялся.

– Спасибо за ужин, миссис Грант. Я постараюсь поохотиться еще раз, когда мы тронемся в путь. Вам нужно пополнить свои запасы здесь, в Альков-Спрингсе. Мы отправимся послезавтра. – Он ушел, а Бесс взглянула на отца.

– Видишь, папа. Ты расстроил его.

– Не беспокойтесь об этом, Бредли, – сказала Джо. – Клинт не сердится, просто ему очень тяжело.

Пожилой человек кивнул, чувствуя себя виноватым.

– С ним не так легко общаться.

– Да, это так. Но лейтенант форта Райли сказал, что лучшего проводника, чем мистер Ривз, нам не найти. Он хорошо знает свое дело. Я не могу сказать, что близко знакома с Клинтом, но уверена, он честный человек. Инцидент с лошадьми показал, что он готов защищать нас.

Джо закончила ужин, наслаждаясь возможностью побыть в обществе Бесс и Сары, но не в силах не думать о Клинте. Стемнело, и она медленно пошла к своей повозке. Натертые ноги сильно болели. Джо устало взобралась в повозку, зажгла лампу и, сев на постели, стала снимать ботинки. Вдруг в свете лампы возник Клинт.

– Мозоли?

Джо покраснела.

– Да.

– Я видел, что ты прихрамываешь. Она устало улыбнулась.

– Я не хотела, чтобы ты заметил. Клинт засмеялся.

– Тебе не нужно было это скрывать. Такое часто случается. Снимай ботинки. У меня есть мазь, которая хорошо помогает.

Он исчез. Джо хотела возразить, но ей было трудно отказать себе в удовольствии побыть с ним наедине. Клинт вернулся с коричневой банкой в руках.

– Ложись на спину и протяни сюда ноги. Я вотру мазь. Гораздо удобнее, когда это делает кто-то другой.

Джо снова покраснела.

– Не думаю, что это прилично.

– К черту приличия, ложись.

Ей хотелось возразить, но боль в ногах была такой сильной, что мысль о том, что сейчас наступит облегчение, подавила другие эмоции. Джо легла на спину, Клинт сел на край повозки, и в следующее мгновение его сильные руки начали массажировать ее ступни, втирая жидкую прохладную мазь. Джо вздохнула от чувства необыкновенного облегчения, но ей приходилось бороться с желаниями, которые были вызваны этими прикосновениями. Клинт такой сильный, суровый и одновременно такой нежный. Он продолжал массажировать ее ступни, пальцы ног, суставы.

– Не будь такой напряженной и не сердись. Икры тоже надо натереть: это снимет усталость. – Как я могу возражать. Я согласна. У меня все болит. Если это поможет, я согласна. Он начал массажировать ее икры, и огонь пронзил Джо, когда она почувствовала его сильные руки, втирающие прохладную мазь. Затем Клинт взял вторую ногу и продолжил массаж. Его охватило такое сильное желание и такая боль, как после целого дня, проведенного в седле. У Джо были стройные красивые ноги. Он еще не забыл, как видел ее обнаженную ногу в ту ночь, когда Джо спала в его комнате. Клинт сомневался, что какой-либо мужчина мог легко забыть такое. Он представил, как поднимает руки выше, вверх по ее ногам.

У него возникло сильное желание сделать такую попытку, забраться глубже в повозку, лечь рядом с Джо, попробовать вкус ее губ, провести руками по бедрам. Мысли об этой женщине не покидали Клинта, ему приходилось бороться со своими чувствами. Но он понимал, что прошло слишком мало времени, чтобы можно было полюбить снова. А кроме того, Клинт достаточно хорошо знал Джолин Мастерс. Если он попытается поцеловать ее, Джо, скорее всего, поднимет такой шум, что разбудит весь лагерь.

Клинт плеснул на ладонь еще немного мази и продолжил массажировать ступни.

– Я обычно делал это своей жене, – объяснил он. В ночи громко стрекотали кузнечики. При свете лампы Клинт казался еще красивее. Джо улыбнулась, довольная тем, что он заговорил о жене.

– Ты заставил ее пешком идти в Миннесоту? – пошутила она.

Клинт засмеялся.

– Нет, но она много работала на нашей ферме, и ей очень нравилось, когда я втирал мазь в ее ступни.

Клинт нежно сжал ноги Джо, и она почувствовала приступ ревности при мысли, что когда-то Клинт лежал с другой женщиной, любил, ласкал и желал ее, имел с ней ребенка. Было время, когда Джо сама хотела иметь большую семью, много детей. Ее и Грега ждала счастливая жизнь. А сейчас Джо испытывала радость от того, что уезжает все дальше и дальше от войны.

– Кажется, тебе очень нравится одиночество, – заметила она. – Должно быть, ты слишком любил Милли, раз решил начать оседлый образ жизни.

Клинт кивнул, глядя на ее ступни и боясь взглянуть в прекрасные темные глаза женщины.

– Кто знает, что заставляет мужчину остепениться? Я никогда не думал, что такое произойдет со мной. Я убежал из дома, когда мне было всего пятнадцать лет. Мои родители умерли, и меня воспитывала тетка, которая не очень-то заботилась обо мне. Поэтому я и убежал. Меня всегда одолевали безумные фантазии, я даже не закончил школу. В течение многих лет я путешествовал по западу, а потом встретил Милли. – Он пожал плечами. – И я решил, что пора задуматься о смысле жизни. А теперь я снова скитаюсь. Жизнь – странная штука, никогда не знаешь, что тебя ждет впереди.

– Да, это верно. – Джо хотелось спросить об индейцах, но она понимала, что лучше этого не делать. Всегда, когда речь заходила о смерти Милли, Клинт обрывал разговор и уходил, отказываясь говорить на эту тему. Джо решила, что когда-нибудь он сам ей все расскажет.

Наконец Клинт решился посмотреть ей в глаза.

– Судьба часто спутывает все планы. Как у мужчин, так и у женщин.

Какое-то время он молча смотрел в глаза Джо, все его нервы были напряжены, губы подрагивали от желания поцеловать ее.

– Да, конечно.

Джо быстро села, и Клинт свесил ноги с повозки, закрывая банку с мазью.

– Спасибо тебе, Клинт. Если тебе что-то нужно – постирать или починить что-нибудь, пожалуйста, не стесняйся. Позволь мне что-то сделать для тебя. Ты мне так помог, хотя и не был обязан.

Клинт спрыгнул с повозки, опустил парусину, а затем заглянул внутрь.

– Когда мы снова отправимся в путь, посиди пару дней в повозке, пока ноги не заживут. Это приказ, а не просьба.

– Слушаюсь, сэр.

– Если хочешь, можешь ехать верхом на одной из своих лошадей.

– Хорошо, я так и сделаю. Но думаю, что лошадям тоже надо дать отдых. Дорога довольно тяжелая, а когда я доберусь до места, мне будут нужны здоровые и сильные животные.

– Это верно. Но ты весишь не так уж много. – Он собрался уходить. – И не забудь, что у тебя есть еще время передумать в отношении Монтаны.

Джо весело улыбнулась. Ее забавляли постоянные попытки уговорить ее поехать в Орегон. Джо не знала, волнует ли Клинта ее безопасность или же он просто боится находиться рядом с ней. Ее собственные чувства колебались между возникшим желанием, мыслями о возможности более серьезных отношений и стремлением не позволить себе полюбить Клинта. Слишком много печального было в ее жизни, слишком рано предаваться новым чувствам.

– Хорошо, я не забуду, – ответила Джо. Клинт скрылся в темноте. Джо нашла гусиное перо, лист бумаги и, пересев ближе к лампе, начала писать письмо.

«Дорогая Анна.

Я уже писала тебе, что отправилась в Монтану. Надеюсь, что не очень расстроила тебя своим решением, но чем дальше на запад я продвигаюсь, тем увереннее становлюсь, что оно верное. Я нашла еще трех моих лошадей. Это произошло так. Несколько человек украли их и привезли продавать в форт, где мы остановились. Мой проводник с помощью приклада винтовки как следует проучил главаря банды. Теперь у меня еще три лошади, что мне очень поможет на новом месте. Мистер Ривз и я встретили группу людей, решивших переселиться на запад, и мы путешествуем вместе. Так что мы не одни, и тебе не стоит волноваться.

Анна, в первом письме я уже писала, что Клинт Ривз сопровождает меня в Монтану. Мы с тобой говорили о нем, когда ты приезжала. Я должна рассказать тебе о своих чувствах к этому человеку. Я в ужасной растерянности. Он не тот мужчина, которого женщина может легко игнорировать…»

* * *

Вскоре Джо поняла, что худшим в их путешествии были совсем не погода, опасности или необходимость идти пешком, а монотонность. Каждый день одно и то же: ранний подъем, впрягание быков в ярмо, разведение костра и приготовление еды, причем нужно было очень экономно расходовать продукты. Затем снова упаковка вещей, мытье посуды в реке и стирка, устройство лагеря после захода солнца. А по дороге нужно было постоянно искать дрова, хворост или лепешки бизонов.

Единственное, что отвлекало Джо от монотонности путешествия, это худой бродячий пес, который все время следовал за ними. Это был кобель среднего роста, черно-белого окраса, с висячими ушами, представляющий смесь разных пород. У него явно никогда не было дома. Пес привязался к Джо и не отставал от нее ни на шаг. Джо не хотела привыкать к собаке, так как та могла исчезнуть так же внезапно, как и появилась. Но пес смотрел на женщину такими грустными карими глазами, что Джо стала бросать ему косточки, корки хлеба, постепенно привыкая к собаке.

Ее ноги зажили. Вспоминая, как Клинт втирал ей мазь, Джо представляла, каким нежным он может быть в любви. Как только эта мысль приходила ей в голову, Джо старалась прогнать ее, объясняя свое состояние тем, что у нее давно уже не было мужчины. Она напоминала себе, что сейчас в ее жизни нет места для подобных чувств. Джо должна начать все сначала, и она была полна решимости доказать себе самой, что способна одна справиться с этой задачей.

Клинт сообщил всем, что они направляются по новой дороге – тракту Оверленд – которая шла к югу от Орегонского тракта между территориями Юты и Небраски. Частично путь лежал и через восточный Колорадо. Так как дорога проходила южнее Орегонского тракта, здесь была меньше вероятность встретить индейцев. Так же вдоль тракта Оверленд располагались несколько поселений. Клинт узнал об этой дороге от кого-то в Альков-Спрингсе. Однако, он предупредил, что их путь лишь незначительно отклонится на юг, а затем снова пойдет по территории Небраски, где индейцы представляют большую опасность.

Путешественники остановились на берегу Литл-Блу-Ривер и далее некоторое время следовали вдоль реки, имея возможность поить скот, купаться и стирать одежду. Клинт предупредил, что такая роскошь у них будет не всегда. Близость реки помогала переносить жару. Но если не считать дневной жары, погода благоприятствовала путешествию, помогая быстро передвигаться, согласно плану Клинта, который предполагал до наступления зимы добраться до форта Бриджер.

Но за два дня до прибытия в форт Керни погода вдруг резко изменилась. С запада надвигались темные тучи, которые, казалось, сначала были очень далеко, но вскоре затянули все небо. Подул сильный ветер, резко похолодало.

Вдруг раздался голос Клинта:

– Выходите из повозок! – закричал он. Быстро выходите и ложитесь на землю. – Он приблизился к повозке Джо, которая в растерянности наблюдала за Клинтом. С ней был Бобби Киль. – Быстро ложитесь в канаву! Это торнадо.

Сердце Джо сжалось. Она не боялась за свою жизнь. Но если торнадо уничтожит ее повозку и все, что сейчас принадлежит Джо, она снова останется без средств к существованию. Сможет ли она тогда добраться до Монтаны? Джо бросилась к канаве, заметив, как ее обогнала Мэри Бун. Несмотря на свою комплекцию, она бежала слишком быстро. Джо оглянулась на быков; опустив головы они противостояли холодному ветру с дождем и градом, который низвергался из нависшей черной тучи. Ей было жаль бедных животных – быков и лошадей. Вдруг Джо заметила, что Клинт еще на лошади. Он подъезжал к повозкам, где были привязаны запасные лошади, и обрезал веревки, освобождая животных на случай, если повозку перевернет ветром.

– Клинт, иди быстрее сюда! – закричала Джо, но ветер заглушил ее слова. Из-за сильных потоков дождя она потеряла Клинта из вида. В этот момент Джо вспомнила, как больно терять Любимых. Она прижалась к земле, дождь и град хлестали по ее спине. Джо подумала, что Клинт тоже может погибнуть. Именно поэтому она не давала волю своим чувствам.

Ветер ревел, в канаву, где лежала Джо, грязным потоком лилась вода. Вдруг Джо почувствовала, как что-то толкнуло ее, и услышала повизгивание собаки. Повернувшись, она увидела бездомного пса, который прижимался к ней. Джо схватила его на руки, закрывая от дождя и града. Вдруг она услышала стон, что-то пролетело мимо нее. В следующий момент кто-то опустился на колени рядом с Джо и набросил на нее одеяло.

– Опусти голову, – раздался голос Клинта. Он накрыл себя и Джо одеялом, его лицо находилось рядом с ней. – Это скоро закончится, – произнес Клинт ей на ухо.

Затем раздался еще более громкий рев. Джо никогда не слышала ничего подобного. Живя в Канзасе, она лишь слышала о торнадо и об его разрушительной силе, но ни разу не сталкивалась с ним сама. Клинт обнял ее, и Джо прижалась к нему. Ветер и дождь продолжали неистовствовать. Через несколько минут все внезапно стихло, температура воздуха снова поднялась, хотя еще было прохладно.

Джолин подняла голову и посмотрела в лицо Клинту. По его глазам женщина поняла, что он думает о том же, что и она сама. Как легко можно снова полюбить и как легко можно потерять любимых. На короткое мгновение Джо наслаждалась объятиями его сильных рук, но буря уже прекратилась. И лишь в сердце Джо она еще долго не стихнет.

– Бредли! Где мой Бредли?

Услышав жалобный голос Сары Грант, Клинт быстро сбросил одеяло и покинул Джо, направляясь к пожилой женщине. Его кожаные штаны промокли насквозь. Джо поднялась, ее волосы и платье тоже намокли. Она опустила на землю пса и наблюдала, как Сара выбирается из канавы. Вид у нее был ошеломленный. Она опиралась на дочь, а ее зять бегал в поисках Бредли Гранта.

– Его не было в канаве, – крикнул Джонни Хиллз. – Он потерялся во время дождя.

Все стали искать Бредли Гранта. Джо заметила, что большинство лошадей разбежались, но, каким-то чудом, повозки не пострадали, за исключением того, что в некоторых местах оторвалась парусина. Вокруг была разбросана кухонная утварь, летели куриные перья, но сами куры не пострадали.

– Папа! – услышала Джо крик Бесс Хиллз. Она обернулась и увидела, что Бесс бежит в направлении тела, лежащего вдали. Марта Сиверс помогала идти Саре. Джо замерла на месте, на нее накатилась острая боль. Она увидела, как Сара опустилась на колени рядом с телом и поняла, что Бредли Грант мертв.

* * *

Холодный ветерок раздувал темные волосы Джо, стоявшей у могилы Бредли Гранта. Дональд Сиверс читал Библию. Джонни Хиллз думал о том, как ужасно погиб его тесть. Он держал на руках младшего сына Джоя. Бесс стояла рядом с матерью и Лонни. Они все находились в канаве, и торнадо уже начался, когда поняли, что Бредли нет рядом.

Может, пожилой человек упал и не смог подняться? Или какой-то летящий предмет сбил его с ног? Никто этого уже не узнает. На затылке Гранта нашли глубокую рану, которая, должно быть, и стала причиной смерти. Теперь Сара поедет вместе с дочерью, так как второй повозкой некому управлять. Насколько было возможно, часть вещей они перенесли в повозку Бесс, а остальное распродали поселенцам. Мужчины разобрали деревянную часть повозки, чтобы сколотить гроб для Бредли. Джонни Хиллз сделал крест и вырезал на нем имя тестя.

Интересно, как долго сохраняются буквы на кресте, прежде чем он упадет и сгниет в земле. А потом никто даже не узнает, что когда-то здесь была могила. У Джо так сильно болело горло, что боль отдавалась в ушах. Неужели она простудилась во время бури и заболела? Или эта боль от скорби? Нельзя сказать, что Джо знала Бредли Гранта или была близка с ним. Ей просто было очень жаль Сару, которая вынуждена покинуть могилу человека, прожившего с ней тридцать пять лет.

Даже неизвестно, что хуже: быть вместе с любимым человеком совсем недолго, как у нее с Грегом, или потерять его, прожив с ним большую часть жизни.

Мужчины опустили гроб в глубокую яму, выкопанную накануне. Как бы Джо хотелось знать, где похоронен Грег. Возможно, если бы она посетила могилу, ей было бы легче пережить потерю мужа. А так Джо чувствовала себя почти виноватой, хотя от нее ничего не зависело.

Она посмотрела на Клинта, заметив напряженное выражение его лица в тот момент, когда он помогал опускать гроб. Джо понимала, что похороны оживили и его старые воспоминания. Сара Грант стояла у могилы и горько плакала, дочь обнимала ее. Джо хотелось как-то успокоить женщину, но сейчас она сама страдала от потери мужа. Может, Саре станет легче, если Джо скажет, что разделяет ее боль. Но так ли это? У них с Грегом не было детей, она не состарилась вместе с ним.

Вскоре наступило время отправления в дорогу. Они смогут отдохнуть в форте Керни. Мужчины поймали разбежавшихся лошадей, починили повозки. Джо купила у Сары Грант два легких одеяла и кое-что из инструментов, которые больше не понадобятся пожилой женщине. Поскольку в повозке Джо оставалось место, она предложила переложить часть вещей миссис Грант к себе, чтобы не перегружать повозку Хиллза. Миссис Бун, конечно, не нуждалась в «старых» вещах миссис Грант. Ее суровое выражение лица нисколько не изменилось. Интересно, испытывала ли она хоть каплю сочувствия к бедной Саре, или просто сожалела, что торнадо и похороны задержали их в дороге?

Сара тихо плакала в повозке дочери, когда они снова отправились в путь. Так же, как Джо не захотела оглядываться на свою старую ферму, так и Сара сейчас не стала оглядываться на одинокую могилку. Бедная женщина больше никогда ее не увидит. Несмотря на прохладный ветер, Джо было жарко. Она попросила Бобби на минуту остановиться, намочила в бочке с водой полотенце и приложила его ко лбу. Они снова продолжили путь. Горло Джо болело все сильнее, и когда они расположились на ночевку, женщина уже почти не могла дышать. Но ей не хотелось жаловаться. Джо с трудом развела костер, так как обещала Бобби испечь печенье. Парень так хорошо помогал ей, был спокойным и дружелюбным. Большую часть пути он вел ее быков.

Джо достала немного муки и прислонилась к повозке, не в силах двигаться. Она только хотела замесить тесто, как подъехал Клинт. Он соскочил с лошади и с выражением участия на лице подошел к Джо.

– Бобби говорит, что ты заболела.

– Со мной все в порядке, – ответила Джо, быстро выпрямившись.

Клинт взял ее за руку.

– Нет, не все в порядке. У тебя горит лицо, словно ты обгорела на солнце. – Он приложил руку к ее лбу. – Боже мой, Джо, ты вся горишь! Что у тебя болит?

У Джо не осталось уже сил возражать. – Горло. Мне… трудно глотать. В следующий момент Клинт поднял ее на руки и положил в повозку.

– Лежи и не вставай, – приказал он. – Я попрошу Марту Сиверс и ее дочь помочь тебе раздеться.

– Со мной все в порядке, – возразила Джо.

– Если не будешь слушаться, будет хуже. Ты промокла и простудилась во время бури. Я удивляюсь, что остальные не заболели.

– Извини… меня, Клинт, – еле слышно произнесла Джо.

Он склонился над ней и погладил ее по щеке.

– Ни о чем не волнуйся. Выполняй то, что я скажу, хорошо?

Глаза Джо наполнились слезами.

– Я… боюсь. Мое горло…

– Не разговаривай. И не бойся. Постарайся расслабиться. Мы что-нибудь придумаем, чтобы вылечить твое горло. Все будет хорошо, Джо. – Клинт наклонился и поцеловал ее в лоб, и от его участия Джо стало легче.

Клинт вылез из повозки, на душе его было тревожно. Он вдруг понял, каким одиноким он себя почувствует, если что-нибудь случится с Джолин Мастерс, и сердился на себя за свои чувства к этой женщине. Это глупо и неблагоразумно. На протяжении всего путешествия Клинт старался сдерживать свои чувства, но когда он увидел, как страдает Джо, уже не мог ничего с собой сделать. Он только молил Бога, чтобы это оказалась ни холера, ни оспа, ни другое заболевание, способное подкосить всю группу.

И в то же время, если Джо умрет, какая ему разница, что случится с остальными? Клинт делал все только ради нее и никого больше. Он понимал, как страстно Джо хотела добраться до Монтаны, и теперь, когда она заболела, Клинт должен помочь ей осуществить эту мечту.

Он поспешил к Марте Сиверс.

 

ГЛАВА 8

Джо металась в жару, ее охватывал ужас при мысли, что она совсем не сможет дышать. Сара Грант настояла на том, чтобы самой ухаживать за Джо. Ей хотелось чем-то отвлечь себя от грустных мыслей. В бреду Джо принимала Сару за мать, которая умерла много лет назад. Только сейчас Джо поняла, как скучает по ней. Когда они с Анной были маленькими и играли на старой ферме, а их мать еще была жива, жизнь казалась счастливой и беззаботной. А теперь она преподносит Джо этот тяжелый урок.

Впервые женщина засомневалась, правильно ли она поступила, уехав из Лоренса. Но Джо старалась убедить себя, что причина этих сомнений в болезни. Клинт заглядывал к ней на каждой остановке, и каждый раз Джо умоляла его написать Анне в случае ее смерти, сообщить, что с ней случилось. Ей часто приходилось слышать рассказы о переселенцах, умирающих по пути на запад, и Джо опасалась, что окажется среди них.

– Поставь на могиле… камень, – сказала она Клинту на вторую ночь своей болезни. – Я не хочу, чтобы… могила затерялась. Я хочу, чтобы Анна… чтоб она смогла найти ее, если захочет.

– Не говори глупости. Не будет никакой могилы. Клинт прислушивался к ее затрудненному дыханию, затем пощупал лоб. Жар усилился.

– О Боже, – пробормотал он. Джо начала метаться и стонать, бормоча что-то бессмысленное. Клинт взглянул на Сару. – Думаю, у нее скоро начнутся судороги. Нужно снять жар, иначе может начаться воспаление мозга. Мне приходилось с этим сталкиваться.

Он осторожно подвинул Джо к краю повозки и взял ее на руки.

– Возьмите одеяло и идите за мной, – попросил Клинт Сару Грант. Та схватила одеяло и выбралась из повозки.

– Что вы собираетесь делать?

– Я отнесу Джо к реке. Попросите вашу дочь приготовить чай из сассафраса, хорошо? И возьмите еще мази.

Сара поспешила к дочери, чтобы та приготовила чай, а затем последовала за Клинтом.

Клинт уже подошел к берегу реки и остановился за кустами. Когда он снимал с Джо ночную рубашку, женщина застонала, ее охватила дрожь.

– Нет, не надо, – пробормотала она.

– Нужно любой ценой снять жар, Джо, – объяснил Клинт. – Я не хочу, чтобы потом ты лежала в мокрой одежде.

Под рубашкой у Джо ничего не было, и на какое-то мгновение взгляд Клинта остановился на ее обнаженном теле, любуясь полной упругой грудью и плоским животом. Клинт понимал, что ему долго не забыть того, что он видел, но в данный момент жалость и сочувствие подавляли его мужские желания.

Джо пыталась вырваться из его рук, но Клинт поднял ее и понес к воде.

– Все будет хорошо, Джо. Я помогу тебе.

Он опустил ее в воду и держал там, несмотря на стоны и сопротивление женщины. Как только холодная вода коснулась разгоряченного тела Джо, глаза ее изумленно расширились, и она рванулась, пытаясь освободиться, но руки Клинта крепко держали женщину.

В бреду Джо казалось, что кто-то напал на нее. Она чувствовала, что обнажена. Неужели ее пытаются изнасиловать? Джо старалась с кем-то бороться, но у нее не хватило сил, чтобы вырваться. Внезапно она почувствовала приятную прохладу воды. Лихорадка, казалось, стала стихать, и сознание немного прояснилось. Джо затихла, вода охлаждала ее голову и волосы. На поверхности осталось только лицо. Кто-то нежно поддерживал ее. Джо открыла глаза и увидела склонившегося над ней Клинта.

– Нужно снять жар, Джо. Это лучшее, что я смог придумать.

Она тяжело задышала, чувствуя себя униженной.

– Не смотри на меня.

Клинт вздохнул и наклонился ближе к ней.

– Сейчас для меня самое главное, чтобы ты осталась жива. Ты же хочешь добраться до Монтаны, не так ли?

Тело Джо содрогнулось от рыданий, и она кивнула.

– И ты попадешь туда, если будешь слушаться меня. Сейчас я несколько минут подержу тебя в воде, а затем заверну в одеяло и отнесу в повозку. Миссис Грант здесь со мной.

Джо оглянулась, и Сара кивнула ей. Джо заметила печаль в глазах женщины.

– Извините, что… я стала такой обузой, Сара.

– Ну что ты, Джо, дорогая. Мне сейчас необходимо о ком-то заботиться. С тобой все будет хорошо. Бесс готовит чай. Сейчас мы натрем тебя мазью.

– Мы поможем тебе справиться с болезнью, Джо, – добавил Клинт. – Когда мы доберемся до Плам Крик, с тобой уже все будет в порядке. И, возможно, мы даже устроим там танцы.

Джо посмотрела ему в глаза. Клинт старался не замечать ее наготу и не отводил взгляд от лица женщины.

– А ты… танцуешь? – спросила Джо. Он усмехнулся.

– Это зависит от того, кто мой партнер. Не думаю, что можно назвать это танцем.

– Ты потанцуешь со мной?

Их глаза встретились. Клинт чувствовал себя ужасно, его любовь к этой женщине росла. Какой же он глупец!

– Конечно, если только не отдавлю тебе пальцы. Джо с трудом улыбнулась. Впервые за последние двое суток она поверила в то, что будет жить.

– Думаю, что худшее позади, Джо. Если удастся снять жар, ты скоро поправишься.

На глазах Джо показались слезы.

– Когда мне… так плохо, я… не могу не думать… как Грег… может быть, страдал… перед смертью…

– Не надо думать о грустном, Джо. Думай о Монтане, думай о жизни. За тобой ухаживала миссис Грант. Это помогло ей легче переносить свое горе. Она относится к тем людям, которым нужно заботиться о других. – Клинт опустил одну руку в воду и омыл ее лицо. Через несколько минут он заметил, что жар спадает и Джо уже не такая красная. – Будем надеяться, что после этого купания лихорадка больше не вернется.

– Если бы только… мое горло… перестало болеть.

– Ты немного отдохнешь, и тебе станет лучше. Никто больше не заболел, поэтому я не думаю, что у тебя что-то заразное.

– Клянусь… Клинт. Я… почти никогда… не болела. Я клянусь. Этого больше… не случится.

– Это обычная история. Я тоже болел. Когда большую часть жизни проводишь под звездами, приходится пить загрязненную воду, есть испорченную пищу, промокать в сырую погоду, не имея возможности просушить одежду. Приходится отмораживать ноги, а любой порез может стоить жизни. Это еще не полный список того, что может заставить человека заболеть, не говоря уже о «не тех» ягодах.

– «Не те»… ягоды?

Он снова полил водой лицо Джо.

– Да, поев которых можно уже не надевать штаны. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Джо чуть задумалась, а затем слегка улыбнулась.

Клинт поднял ее и поставил на ноги. Сара тут же укутала Джо одеялом. Ей уже стало легче, чем до купания, но голова еще кружилась, и Джо испытывала слабость.

– Вытрись досуха, и мы снова наденем на тебя рубашку. Бесс, должно быть, уже приготовила травяной чай.

Клинт помог Джо растереть все тело. Прикосновения его сильных рук напоминали ей о чувствах, которые она испытывала, когда Клинт втирал мазь в ее ноги. О таком мужчине, как Клинт Ривз, женщина может только мечтать. Он такой опытный, такой сильный. Джо чувствовала себя еще слишком слабой, чтобы переживать из-за того, что он видел ее обнаженной. Она была благодарна Клинту за его заботу и сочувствие, Джо старалась заглушить тайный голос, который подсказывал ей, что она, возможно, влюбилась. С одной стороны, влюбляться в другого человека казалось Джо предательством Грега. С другой стороны, полюбить такого человека, как Клинт Ривз, означало рисковать потерять его в молодые годы. Клинт поднял рубашку и подал Саре.

Помогите Джо одеться, хорошо?

Сара взяла рубашку, и он отвернулся, пока женщина помогала Джо надеть ее. Каждое движение причинило боль, голова снова начала кружиться.

– Клинт, – пробормотала Джо. Он обернулся, быстро подхватил ее на руки и понес к повозке.

Миссис Бун наблюдала за происходящим от своего костра, бормоча мужу о неприличном поведении Джолин Мастерс с Клинтом Ривзом.

– Позволить мужчине искупать себя в реке! – злобно прошипела она. – Неужели у нее нет стыда? Вероятно, он раздел ее догола, и она, возможно, даже не возражала.

– Она была почти без сознания, – вмешался муж Мэри, возмущенный ее вечным недовольством. – Если мистер Ривз считает, что вода поможет избавиться от лихорадки, значит, это необходимо сделать.

– А если она умрет после этого?

– Посмотрим.

Клинт положил Джо на повозку, ей удалось натянуть на себя одеяло. Мужчина подождал, пока Сара принесет чай из трав, и помог пожилой даме забраться на повозку. Джо села и начала пить чай, горячая жидкость приятно согревала горло.

– Ты выглядишь гораздо лучше, милая, – сказала Сара. Она приложила руку ко лбу Джо. – Лихорадка прошла.

– Пока да, – вмешался Клинт. – Если температура опять поднимется, придется снова повторять процедуру. Через четыре или пять дней мы прибудем в Плам Крик. Если не наступит улучшения, там мы сможем обратиться к доктору. Спасибо вам за помощь, миссис Грант. Мне нужно отойти, чтобы проверить, как дела у остальных.

Он ушел, торопясь отойти подальше, чтобы в этот вечер не встречаться с Джо. То, что ему пришлось увидеть, будет преследовать его все путешествие. Клинт понимал, что теперь еще труднее сохранять их отношения деловыми. Он бы с радостью позволил кому-нибудь другому искупать ее в реке, но ни у одной женщины не хватило бы сил справиться с находящейся в бреду Джо. И Клинт понимал, что ей не хотелось бы, чтобы это сделал какой-то другой мужчина.

– Черт бы побрал эту лихорадку! – пробормотал он, не желая оглядываться на Джолин Мастерс.

* * *

К тому времени, как они добрались до Плам Крик, горло Джо перестало болеть, но слабость еще не прошла. Джо настояла на том, чтобы Сара помогла ей одеться и выйти из повозки, так как ей надоело лежать. Она увидела несколько бревенчатых строений и сидящих вокруг них солдат. Большинство из их группы направились к одному из этих зданий.

– Куда это все пошли? – спросила Джо Сару.

– Мистер Ривз рассказал, что это место знаменито тем, что здесь очень вкусно готовят мясо бизонов. Всем захотелось попробовать. Ты хочешь есть?

– Немного.

Джо заметила вдали Клинта, который разговаривал с одним из солдат. Значит, он знал, что здесь готовят мясо бизонов? Казалось, ему было известно все об этом крае. Джо покраснела при мысли, что Клинт видел ее обнаженной. Интересно, хорошо ли он ее рассмотрел и помнит ли об этом? Как странно, что в некотором отношении они уже очень близки, но в то же время так мало знают друг о друге.

Бродячий пес подбежал к Джо. Она улыбнулась и наклонилась, чтобы погладить его.

– Ты все еще здесь?

– Пес не отходил от повозки все это время, пока ты болела.

– Ну, что ж, думаю, у меня появился надежный друг, не так ли? – Джо снова погладила собаку и вместе с Сарой направилась к бревенчатому ресторану. Когда она вошла в зал, все, кроме миссис Бун, тепло приветствовали ее. Все поздравляли Джо с выздоровлением, а Билл Старк уступил ей свое место. Худой бородатый мужчина, явно нуждающийся в бане, принял у них заказ. Джо засомневалась, хороший ли он повар. Но когда тот принес куски зажаренного мяса, комната наполнилась возгласами восхищения.

Джо отрезала кусочек и впервые попробовала мясо бизона. К ее удивлению, мясо оказалось нежным и ароматным. Интересно, как оно приготовлено? Затем принесли большую миску отварного картофеля и моркови, а также бисквиты. Все ели с огромным аппетитом, устав от постоянной экономии продуктов. На десерт подали яблочный пирог, который быстро исчез со стола. Бородатый мужчина, называвший себя просто поваром, сообщил, что «прилично» играет на скрипке и позже может сыграть для них.

– Вы даже можете немного потанцевать.

Все захлопали от радости. За время долгого путешествия группа очень сильно сдружилась. Когда все уже поели, пришел Клинт. Увидев его, Джо покраснела. Он подошел к ней и спросил, как она себя чувствует.

– Очень хорошо, – ответила Джо, отводя глаза. Она проклинала свою болезнь и то, что проявила слабость, позволив Клинту Ривзу увидеть ее обнаженной. В каком-то смысле это дало ему преимущество над ней, показало зависимость Джо от этого мужчины. А как раз этого она и не хотела. Джо поклялась себе, что больше никогда не окажется в подобной ситуации.

– Мне очень жаль, что все так получилось. Тебе больше не придется возиться со мной. В конце концов, именно из-за меня ты попал в эту историю.

Клинт видел, что она смущена. Острое чувство симпатии, смешанное с желанием, растрогало его. Ему хотелось помочь Джо преодолеть смущение, но он не знал, как это сделать.

– Любой может заболеть, Джо.

Прежде чем уйти, Клинт коснулся ее плеча. Джо понимала, что ему хочется ей помочь, но это" прикосновение рассердило и расстроило ее. Она вновь почувствовала свою зависимость от этого мужчины.

– Дорогая, мистер Ривз хочет, чтобы ты выздоровела. – Сара успокаивающе похлопала ее по руке. – Я должна сказать, мне кажется, что он влюблен в тебя до безумия. Ты не должна отвергать такого прекрасного мужчину.

Это замечание еще больше расстроило Джо.

– Я наняла его как проводника. Вот и все, что может между нами быть, – ответила Джо, повернувшись в сторону комнаты, куда направился Клинт. Она увидела, как Клинт поставил ногу на стул, оперся на колено и стал наблюдать за группой поселенцев.

– Нам нужно поговорить, – громко произнес он. Все замолчали и повернулись к нему. – Нам нужно подождать здесь пару дней, пока прибудут грузовые повозки, направляющиеся по этому же маршруту. Я разговаривал с солдатами. Они сказали, что пока мы не повернем на юг, в сторону Джулзбурга, есть опасность того, что мы можем подвергнуться нападению индейцев. Нас слишком мало, и у нас нет опыта в отражении подобных нападений. Если мы поедем вместе, будет лучше.

Его взгляд остановился на Джо.

– Если кто-то из вас хочет повернуть назад, то сделайте это сейчас. Иногда с индейцами можно иметь дело, торговать и даже дружить. Но я лучше других знаю, какими они могут быть, если их разозлить. В данный момент сила на их стороне. – Клинт обвел взглядом толпу. – Нам может повезти, и мы ни разу не встретим индейцев. Но может случиться так, что всю дорогу по территории Небраски они будут беспокоить нас.

– А если мы дождемся перевозчиков грузов, мы будем в безопасности, не так ли? – спросил Дональд Сиверс.

– Безопаснее, чем сейчас. Но грузовые повозки тоже хорошая приманка для нападения. Они везут табак и виски, которые очень любят индейцы. У нас тоже есть кое-что, чем они не прочь завладеть, а затем поменять у белых людей на оружие и припасы. – Его взгляд снова остановился на Джо. – Это женщины и дети. Иногда индейцы обращаются с пленными очень хорошо. – В его глазах появилась печаль. – А иногда нет. – Он закончил и направился к двери. – Подумайте об этом. У вас есть пара дней, чтобы решить, что делать.

Клинт вышел. Все озабоченно смотрели друг на друга, их радостное настроение было омрачено.

– Я думаю, что он преувеличивает, – высокомерно заявила Мэри Бун. – Конечно, его жену и сына убили индейцы, но нам неизвестны подробности. В конце концов, сам-то он выжил. Ни у кого здесь не возникнет вопроса почему? Возможно, он пожертвовал жизнью жены и ребенка, чтобы спастись самому? Откуда нам знать, что он не сделает того же с нами?

Гневу Джо не было предела. Она поднялась, забыв, что еще слаба.

– Как вы смеете так говорить о мистере Ривзе? – крикнула Джо. – По выражению его лица видно, как он страдает, когда речь заходит о его жене и сыне. Каждый может сказать, что Клинт опытный и честный человек. Он бы сражался до самой смерти ради жены и сына!

– Ну, вы смотрите на него влюбленными глазами, – парировала Мэри.

Джо задыхалась от возмущения.

– А вы болтливая старая мышь, которая не имеет понятия о любви. Также вы не имеете понятия о том, что такое самопожертвование, – взорвалась Джо.

Миссис Бун поджала губы, глаза ее сверкали от злости, щеки покраснели.

– Я потеряла отца и мужа, миссис Бун, – продолжала Джо. – Сара похоронила мужа всего лишь несколько дней назад. Мистер Киль тоже потерял жену, а жена мистера Старка погибла во время рейда Квантрилла. Каждый из нас потерял почти все свое имущество. А вам приходилось страдать, миссис Бун? Вам удалось спасти большую часть своих вещей. Кто вы такая, чтобы сидеть здесь и судить других людей, особенно мистера Ривза? Вы о нем ничего не знаете. И не ваше дело, какие у меня с ним отношения. Клинт просто очень хороший человек, который помог мне после этого ужасного рейда. И я смогла бы добавить, что в тот день он помог не только мне, но и другим, сам был ранен. Я услышала, что мистер Ривз собирается в Монтану. И так как мне очень хотелось уехать куда-нибудь из Лоренса, я упросила его взять меня с собой. Любовь здесь ни при чем. Как смеете вы, сидя на своем высокомерном… высокомерном заде, судить о других!

Мэри Бун поднялась и окинула всех взглядом. Она глубоко дышала, пытаясь взять себя в руки.

– Может быть, миссис Мастерс права. Возможно, я не имею права судить о ней и мистере Ривзе. Но факт остается фактом: мы отправляемся в места, где орудуют индейцы. И нас ведет человек, у которого индейцы убили жену и сына, а сам он выжил. Мы имеем право знать, как это произошло. Разве кто-нибудь из нас хочет, чтобы его использовали в качестве выкупа, хочет попасть к индейцам, чтобы спасти жизнь других? Откуда нам известно, что Клинт Ривз не способен на это?

В комнате стало тихо, пока повар не выступил вперед.

– Вы говорите о том, о чем не имеете понятия. Клинт Ривз – самый лучший проводник, которого вы могли найти. Эта женщина, вступившаяся за него, права: он очень хороший человек. И любой, кто говорит, что мистер Ривз мог пожертвовать женой и сыном, пусть сам попадет в руки индейцев.

Пожилой повар сверлил взглядом Мэри Бун.

– Женщина, вы понятия не имеете, о чем говорите. Я знаю Клинта Ривза очень давно. Когда он останавливался здесь на пути в Лоренс, он рассказал, как все произошло. Если один человек выступает против сорока, ему остается бороться до конца. Мистер Ривз так и поступил. Индейцы, ранившие его, решили, что Клинт мертв, и бросили его. Ручаюсь, что никто не видел мистера Ривза без рубашки. Но если бы он снял ее, вам стало бы плохо при виде шрамов, пересекающих его плечи и грудь. Не многие мужчины смогли бы выжить после таких ран, какие получил он.

Повар подступил ближе к миссис Бун.

– Мистер Ривз стал бы сражаться до конца даже за такую старую сплетницу, как вы, мэм. Он защищал свою семью, пока был в состоянии. Но его ранили, и Клинт не смог помочь жене и сыну, когда их увозили индейцы. Вот как они погибли, и как выжил мистер Ривз.

Мужчина окинул взглядом присутствующих.

– Есть еще вопросы?

В комнате воцарилась тишина. Сердце Джо наполнилось симпатией и сочувствием к Клинту и благодарностью к повару.

– Я только прошу вас не говорить Клинту о том, что я вам только что рассказал, – предупредил повар. – Он не любит говорить об этом и расстроится, если узнает о нашем разговоре. Мистер Ривз не тот человек, который станет распространяться о личном. У вас впереди трудная дорога. Думаю, нужно забыть об индейцах и о том, что я вам сказал, и повеселиться сегодня вечером. Старайтесь не думать о плохом, в таких путешествиях этого делать нельзя. Вам всем нужно держаться вместе. Сегодня вечером я буду играть на скрипке. У нас есть виски и пунш для женщин. Вы также сможете сделать здесь необходимые запасы. Давайте сегодня веселиться.

Пожилой повар вернулся на кухню. Все стояли с виноватым видом, некоторые бросали презрительные взгляды на Мэри Бун. Та, разозлившись, вышла из комнаты. Джо чувствовала, как слезы подступают к ее глазам при мысли о Клинте и его семье.

Неудивительно, что он сказал ей, что, может и хорошо, что Джо не пришлось быть свидетелем предсмертных страданий мужа. Неужели его семью убили у него на глазах?

Джо внезапно стало трудно дышать, и она вышла наружу. Клинт разговаривал с солдатами и рассматривал винтовку нового образца, приподнял ее, пробуя на вес. Затем он попробовал прицелиться и вернул винтовку солдату. Джо поняла, что он готовится к возможным нападениям индейцев. Как трудно это должно быть для него.

* * *

Повар выводил на скрипке медленную мелодию. На ночном небе сверкали тысячи звезд. Джо наблюдала, как танцевали Бесс и Джонни Хиллз, Марта и Дональд Сиверс. Отец Бобби, вдовец Беннет Киль, вежливо пригласил Джо на танец, и она согласилась.

– Я рад, что вы чувствуете себя лучше, миссис Мастерс, – сказал он.

– Спасибо. Я думаю, мы уже можем называть друг друга по именам. Зовите меня просто Джо.

Мужчина улыбнулся.

– Тогда меня называйте Беном. Вы, собираетесь продолжить путешествие?

– Конечно.

Он нахмурился.

– Все еще намерены добраться до Монтаны? Вы же знаете, что Орегон более освоен.

– Да, знаю. Но меня это не устраивает. У меня… Я не знаю… Я просто хочу доказать себе, что смогу жить в диком крае. Уже очень многие говорили мне, что там не место для женщин, поэтому я решила доказать им, что они не правы. Бен тихо засмеялся.

– У меня такое чувство, что у вас все получится. Мне понравилось, как вы сегодня отбрили миссис Бун.

Джо покраснела.

– Когда я злюсь, я могу выпалить первое, что мне приходит в голову. – Она заметила, что Клинт стоит позади танцующих и спокойно наблюдает. Танец закончился, и Джо решила подойти к нему.

Клинт странно взглянул на нее.

– Ты и Беннет Киль составляете хорошую пару. Ему очень хотелось, чтобы Джо в кого-нибудь влюбилась, и он смог бы перестать думать о ней.

– Беннет Киль? – Джо улыбнулась. – Мы танцевали только один танец. Он слишком стар для меня. Кажется, вы обещали мне танец, мистер Ривз.

Его темные глаза скользнули по фигуре женщины. Внезапное желание охватило Джо, когда она вспомнила, в какой момент Клинт дал ей свое обещание. Неужели он видел ее обнаженной? И помнит ли он это?

– Кажется, обещал. Но ты рискуешь, Джо. Ты уже натирала мозоли от ходьбы. Не боишься, что я снова поврежу тебе ноги?

Повар заиграл новую мелодию, и музыка понеслась над прерией. Клинт положил руку на талию Джо и повел ее в круг. Они закружились в танце, смотря в глаза друг другу. С ним было легко танцевать.

– Ты прекрасно танцуешь.

Клинту хотелось прижать ее к себе, но он решил не давать волю своим чувствам. Ему нужно помнить о Милли и о том, как она умерла.

– С тобой легко танцевать. Джо уловила запах виски.

– Ты выпил, – тихо заметила она.

– Как и все остальные. Мужчине время от времени необходимо выпить.

– Если только он не старается с помощью спиртного заглушить старую боль. – Джо заметила его упрямый взгляд.

– У каждого мужчины может быть причина для выпивки. У некоторых это сварливая жена, а для других это способ почувствовать себя увереннее. Но для кого-то, как ты заметила, это единственная возможность забыть о старых ранах.

– Думаю, к первым ты не относишься. Скорее, это последнее.

Клинт закружил ее, и она почувствовала на спине его сильную руку, как будто он хотел еще крепче прижать к себе женщину или наоборот, сердито оттолкнуть в сторону. На его лице появилось жестокое выражение.

– Клинт, иногда может помочь, если поделиться своей болью. Нельзя вечно хранить все в себе. Это невозможно. От себя не убежишь.

– А разве ты не убегаешь? Сколько женщин предпочло отправиться в Монтану?

Джо улыбнулась.

– Думаю, в некотором смысле ты прав. Но я решила начать новую жизнь, чтобы забыть о прошлом. И я не уверена, что ты готов сделать то же самое. Ты человек, который бродит по свету без всякой цели, не думая о будущем.

Танец закончился, а Клинт все стоял и смотрел на нее.

– Вы правы, миссис Мастерс, – холодно заметил он. – Когда-то и у меня была цель в жизни, было будущее и маленький сын. Все это у меня забрали, и я не настолько глуп, чтобы начать все сначала.

Он повернулся и скрылся в темноте. Джо последовала за мужчиной, зовя его по имени, но ответа не последовало. Она услышала лишь топот копыт.

 

ГЛАВА 9

Тяжело груженные повозки въехали в Плам Крик. Джо и остальные переселенцы с облегчением вздохнули, увидев восемь вооруженных мужчин, так как всех томил страх перед предстоящей дорогой. Но теперь их мучил совсем другой вопрос: появится ли Клинт к тому времени, как грузовые повозки отправятся в путь. Он исчез в тот самый вечер, когда были танцы.

– Я думаю, он запил, – заявила Мэри Бун, когда вечером все собрались перед отъездом. – Я видела его перед танцами, он сидел один и пил виски.

Джо опасалась, что, возможно, она так рассердила Клинта, что тот решил не возвращаться. И Джо не сомневалась, что Мэри Бун говорит правду, но не хотела соглашаться с этим в присутствии остальных. Клинт Ривз пил в тот вечер, и, возможно, на него снова нахлынули печальные воспоминания. Он несчастный человек, и Джо не знала, как ему помочь.

– Мужчина имеет право выпить виски, – вставил Билли Старк. – Особенно, если он прошел через то, через что прошел мистер Ривз. Я понимаю это лучше, чем большинство из вас. Но он еще появится. Мистер Ривз дал нам слово, а его слову можно верить.

– Я тоже так думаю, – добавила Джо. – Клинт придет.

Она взглянула на Сару.

– Сара, сегодня вы можете спать со своей семьей. Я очень ценю вашу помощь, но думаю, я уже вполне могу справляться сама. Ваши внуки, должно быть, скучают без вас, особенно после смерти дедушки.

Сара грустно улыбнулась.

– Да, думаю, ты права. Спасибо тебе, Джо, ты очень внимательна. Но если тебе вдруг что-нибудь понадобится, ты в любой момент можешь прийти за мной.

– Хорошо, Сара. – Женщины обнялись. – Спасибо вам за помощь.

– Не за что. Мне это пошло на пользу. Джо, позаботься о мистере Ривзе, он хороший человек. Он нуждается в заботе, хотя и не показывает этого.

Джо нахмурилась.

– Сара, я не должна заботиться о нем. Клинт просто наш проводник.

Пожилая женщина хитро улыбнулась.

– Ты так только говоришь, детка. Это всего лишь слова. – Она подмигнула Джо и отошла. Джо только усмехнулась и покачала головой. Она отправилась к своей повозке, подбросила веток в костер и налила себе немного кофе. Спать еще не хотелось. Завтра предстоит трудный день, нужно хорошо отдохнуть. Но Джо слишком нервничала и боялась, что не сможет уснуть. Хорошо, что она почувствовала себя лучше. Ей понадобятся силы.

Джо поставила на землю кружку с кофе, подошла к повозке, взяла свою винтовку и вернулась к костру, чтобы проверить, заряжена ли она.

– Готовишься стрелять в индейцев?

Джо подняла голову и увидела Клинта, стоящего напротив нее.

– Ты очень хорошо умеешь незаметно подкрадываться.

– Я должен это уметь. Но индейцы могут делать это еще лучше.

Джо отложила винтовку в сторону.

– Хочешь кофе? Клинт потер глаза.

– Думаю, мне надо выпить весь кофейник. Говорят, кофе хорошо помогает после виски.

Она налила немного кофе в жестяную кружку.

– Значит, все это время ты пил. Некоторые сомневались, появишься ты или нет.

Клинт взял кружку и пожал плечами.

– Я слышал. Я стоял в тени. – Он отпил немного кофе. – Как сказал Билл Старк, каждый мужчина имеет право выпить, если это не вредит остальным. Не волнуйся. Когда мы отправимся в путь и нам будет угрожать опасность, я совершенно протрезвею.

– Может, я обидела тебя своими словами во время танца?

Он потягивал кофе.

– Я не хочу говорить об этом. Джо вздохнула.

– Хорошо. Но я хочу сказать тебе одну вещь. Ты должен научиться жить со своим несчастьем, Клинт. Ты не сможешь утопить свое горе в бутылке виски. Это не поможет. Каждый раз, протрезвев, ты снова окажешься один со своими воспоминаниями. Тебе нужно продолжать жить.

Клинт выплеснул остатки кофе и встретил ее взгляд. Джо была уверена, что при свете костра заметила слезы в глазах мужчины.

– Есть вещи, которые я не в состоянии забыть, Джо. Никогда. Тебе не все известно. Даже в жутких фантазиях ты не смогла бы представить, что было на самом деле. – Он закрыл глаза. – Давай не будем говорить об этом, хорошо? Прошу, не надо.

У Джо комок подступил к горлу.

«Как сильно он страдает», – подумала она.

– Хорошо. Я только хочу, чтобы ты знал, я сочувствую тебе. Как, впрочем, и многие из нас. Не обращай внимания на то, что сказала миссис Бун.

Клинт усмехнулся, быстро вытер глаза и прочистил горло.

– Я и раньше встречал таких людей. У них вместо сердца кусок льда. Говард Стайлз такой же. Просто чудо, что Милли была нежной и любящей…

Он замолчал и протянул Джо кружку.

– Налей мне еще.

Джо наполнила кружку. Какое-то мгновение Клинт молча смотрел на ее содержимое.

– Как ты готовишь кофе? – спросил он, затем сделал глоток и снова посмотрел в глаза Джо. – Ты потеряла отца и мужа. У меня никогда не было настоящей семьи, но я чувствую, что ты очень любила отца, хотела сохранить его ферму. Я восхищаюсь твоим мужеством, Джо. Потерять мужа, своими глазами увидеть, как горит ферма… Ты сильная женщина, Джо.

Она смотрела на огонь.

– Я не знаю, сила это или упрямство. Папа был очень упрямым и честным человеком. Я похожа на него. Моя сестра Анна совсем другая. Папа всегда говорил, что она похожа на маму. Анна тоже блондинка с голубыми глазами. – Джо вздохнула, сдерживая слезы. – Я очень скучаю по Анне. Я молю Бога, чтобы ее муж вернулся с войны живым и невредимым. – Она снова взглянула на Клинта. – Ты не участвовал в войне?

Мужчина покачал головой.

– Как я тебе уже говорил в Лоренсе, я не считаю нужным принимать участие в этой войне. Иногда я сомневаюсь, знают ли люди, за что сражаются. В основном здесь замешана политика. Все говорят, что это война против рабства, но дело не только в этом. Здесь у нас тоже идет война с индейцами и преступниками. Когда началась война, я как раз устраивал свою семью. Мы, как и многие другие, нуждались в защите от индейцев. Большинство солдат отправились воевать на восток, а мы с Милли оказались предоставлены сами себе.

– Ты тогда впервые решил вести оседлый образ жизни? – осторожно спросила Джо, боясь обидеть его неосторожным словом.

Клинт отпил немного кофе.

– Да. Я решил, что пора остепениться. Я много лет скитался по горам. Я не тот человек, который отказывается от свободы, но когда тебе встречается хорошая женщина… – Он пристально смотрел на пламя костра, затем перевел взгляд на Джо. «Такая женщина, как ты», – хотелось сказать Клинту. – В любом случае, ее уже нет, и моего сына тоже. Поэтому я снова вернулся к прежней жизни, для которой я, видимо, создан. – Он поднялся. – Тебе нужно хорошо отдохнуть. Ты чувствуешь себя лучше?

– Да. Осталась только некоторая слабость.

– Хорошо. Спасибо за кофе.

– Не стоит.

Он подал Джо кружку. При прикосновении его пальцев женщина почувствовала, как много еще не сказано между ними. Она понимала, что отчасти виновата сама. Джо так же боялась сказать о своих чувствах, как и Клинт. Никто из них не хотел первым касаться этой темы.

– Спокойной ночи, Клинт. «Как бы мне хотелось, чтобы ты лег рядом и обнял меня», – подумала Джо.

«Мне бы очень хотелось быть сегодня ночью с тобой, Джолин Мастерс», – подумал Клинт. – Спокойной ночи, – ответил он.

Клинт быстро ушел, и Джо почувствовала сильную боль внутри, такую же боль, какую она когда-то испытала из-за Грега. Она взобралась на повозку и устроилась на новом пуховом матрасе, который купила в Плам Крике. Слезы выступили на глазах женщины. Путешествие становилось совсем не таким, как она представляла. Джо старалась думать только о Монтане и больше ни о чем. Она укрылась одеялом и свернулась калачиком на мягком матрасе. Больше чем когда-либо за долгие месяцы Джо хотелось, чтобы Клинт обнял ее и спал с ней по ночам.

* * *

Утром они отправились в путь, предварительно договорившись, что каждая группа повозок будет ехать по очереди впереди. Никому не хотелось следовать позади всех, глотая пыль от идущих впереди повозок. Первыми отправились грузовые повозки. Их проводник, Дасти Хэген, казалось, не возражал, чтобы переселенцы ехали с ним, при условии, что они не будут отставать и задерживать доставку груза.

– Я должен доставить груз в форт Бриджер, и моя задача добраться туда, прежде чем начнутся снегопады, – объяснил он Клинту.

– У нас такие же планы. И вы должны признать, что ехать вместе безопаснее. Мы будем помогать друг другу. Кроме того, ваши люди, наверное, не откажутся от еды, приготовленной женщинами, не так ли?

Хэген засмеялся и пожал Клинту руку.

– Мистер Ривз, мы с вами никогда не встречались, но я много слышал о вас. Мне приходилось много ездить по этим дорогам. Мы должны хорошо поладить.

Джо была рада, что между проводниками установились хорошие отношения и что перевозчики грузов согласились взять с собой переселенцев. В первый же день пути она ехала одна в своей повозке, желая убедиться, что болезнь не возобновится. На второй день Джо уже шла пешком, радуясь, что мужчин теперь гораздо больше. Клинта обычно не было поблизости: он ехал впереди всего каравана, следя за дорогой и индейцами, и при удобном случае занимался охотой.

В течение нескольких дней все шло благополучно. Погода была прохладной и ясной. Индейцы не беспокоили их. Среди перевозчиков грузов один играл на банджо, другой на скрипке. Каждый вечер устраивали танцы, пели песни. Так как Джо была вдовой и путешествовала одна, она пользовалась большим успехом у мужчин, которые восхищались ее красотой и смелостью. Каждый вечер она танцевала почти все танцы, замечая, что Клинт наблюдает за ней, стоя в тени, готовый проучить любого, кто отнесется к Джо без должного уважения. Но все относились к женщине очень хорошо. В Уиллоу Бенде, почтовой станции, путешественники остановились пополнить запасы продуктов. Индейцы стали такими агрессивными, что за все лето сюда не прибыл ни один почтовый дилижанс. Охота была не очень удачной, и переселенцы не смогли купить здесь мясо. Ни Клинт, ни другие мужчины не подстрелили никого из зверей. Клинт предупредил, что нужно затянуть пояса, так как некоторое время их еда будет состоять из бобов и печенья. В грузовых повозках находились различные продукты, но они предназначались для форта Бриджер. Ими решили воспользоваться только в случае крайней необходимости. Кроме того, большую часть груза составляли ткани, горшки, кастрюли и другие товары. Только две повозки везли муку и сахар.

Многие почтовые станции, где они останавливались, были построены грузовой компанией «Пони Экспресс», которая уже прекратила свое существование из-за того, что телеграфная связь была проведена до самого Денвера по территории Колорадо. На станции Мидуэй Джо встретила человека, который вез почту на восток. Она быстро написала письмо Анне, рассказав ей о всех своих приключениях: о торнадо, о болезни и о том, что Джо узнала о Клинте Ривзе. Затем она отдала письмо почтальону, заплатив немыслимую цену – семьдесят пять центов. Но другого выхода не было: ей очень хотелось, чтобы Анна получила письмо и узнала, что с ней все в порядке.

Путешественники хорошо поели в Мидуэйе. В этом месте река Плэтт раздваивалась на Северную и Южную Плэтт. Их караван двигался вдоль южного берега Южной Плэтт, направляясь на станцию Гилмен. Там росли тенистые кедры и находилось около десятка бревенчатых строений, где располагались солдаты. Гилмен превратился в военный гарнизон с целью защиты этого района от индейцев, а также чтобы предотвратить возможные попытки конфедератов захватить западные территории. Распространялись слухи, что конфедераты планируют захватить золотые прииски под Денвером, так как они нуждались в средствах для покупки оружия и продовольствия.

Именно в Гилмене Джо впервые увидела диких индейцев. Раньше она встречала нескольких индейцев в Лоренсе, но они приняли христианство, одевались как белые и владели фермами. Их было совсем мало. Большинство оседлых индейцев жили на Индейской Территории на юге Канзаса. Здесь же, рядом с поселением Гилмен, индейские вигвамы стояли кругом, около них дымились костры. Рядом сидели полуобнаженные индейцы. Некоторые из них пили виски.

Клинт и Дасти Хэген вместе отправились верхом в лагерь индейцев. Джо шла за своей повозкой, затем помогла Бобби распрячь быков и спутать им ноги. Она собрала в корзину одежду и постельное белье и понесла к реке стирать, взяв с собой щелочное мыло. Остальные женщины тоже готовились к стирке. Бобби принес свою и отца одежду и положил возле Джо.

– Вы уверены, что хотите это постирать, миссис Мастерс? – спросил он.

– Конечно. Это самое малое, чем я могу отплатить тебе за то, что ты управляешь моими быками. Но как только я окрепну, я постараюсь делать это сама, Бобби. Когда мы расстанемся в форте Бриджер, мне придется справляться самой.

Юноша покачал головой.

– Вам нужно ехать в Орегон, мэм.

– Нет, спасибо. Я хочу только в Монтану. – Джо взглянула мимо Бобби на Клинта, который шел с Дасти Хэгеном и четырьмя индейскими воинами. Удивительно, как он может спокойно общаться с индейцами. Мужчины взошли на холм, и один из индейских воинов что-то показал, указывая вдаль.

– Индейцы, – пробормотал Бобби. – Вы считаете, что мистер Ривз знает, как с ними разговаривать?

– Думаю, да. Он рассказывал мне, что несколько лет назад жил какое-то время с индейцами.

– Странно, не правда ли? Я имею в виду, что он может с ними разговаривать и даже дружить, в то время как именно индейцы убили его жену и ребенка.

– Ну, Бобби, думаю, что среди индейцев есть хорошие и плохие люди, как и у белых. Одним можно доверять, другим нельзя.

Джо и Бобби видели, как Клинт вручил что-то одному из индейских воинов. Индейцы даже издалека казались очень высокими, крепкими, с длинными блестящими черными волосами, иногда украшенными красивыми бусами. На двух мужчинах были нарядные рубашки и кожаные штаны, тоже украшенные бусами. Двое других, почти обнаженные, без рубашек, носили необычную одежду, напоминающую набедренную повязку, идущую от пояса и оставляющую бедра открытыми по бокам. Казалось, Клинт и индейцы о чем-то весело беседовали, шутили. Затем они снова направились в индейский лагерь и исчезли из поля зрения.

Джо не видела Клинта до самого позднего вечера, когда он подошел к большому общему костру. Каждый вечер их группа собиралась вместе, чтобы послушать музыку и потанцевать. Это поднимало настроение и сближало всех. Клинт и Дасти присоединились к остальным, вместе с индейскими воинами и женщиной. Все пристально рассматривали четырех индейцев, стоящих позади Клинта и Дасти. Женщина сразу же подошла к белым мужчинам и стала пожимать им руки. Ее нельзя было назвать ни красивой, ни безобразной. По мнению Джо, ей было лет двадцать. Индианка страстно посмотрела на Клинта и положила голову ему на плечо.

Джо внезапно почувствовала такую сильную ревность, что сама удивилась. Она быстро отвела взгляд, боясь выдать себя. Индианка! Возможно, у Клинта было много индианок, учитывая его образ жизни. Но как он мог к ней прикасаться после того, что случилось с его женой? Хотя отца и мужа Джо убили белые люди, это не значит, что она никогда не полюбит белого человека.

– Индейские воины, стоящие здесь, принадлежат к племени южных чейеннов, – объяснил всем Клинт. – Они рассказали нам, что их северные братья и сиу бродят вокруг, причиняя белым много неприятностей. А это южные чейенны, они миролюбивы.

Женщина-индианка что-то произнесла, погладив Клинта по руке. Он оттолкнул ее.

– Эту женщину зовут Цветок Прерий. Она принадлежит Арапахо. Она… э… любит белых мужчин, поэтому, женщины, смотрите за своими мужьями.

Некоторые из мужчин усмехнулись, а Мэри Бун презрительно фыркнула, поднялась и направилась к своей повозке. Индианка указала на нее и что-то сказала на своем языке. Клинт утвердительно кивнул, и женщина захихикала.

– Очень важно уметь ладить со всеми индейцами, которые нам встретятся. Конечно, если это возможно, – продолжал Клинт. – Если индейцы будут предлагать вам торговать с ними, торгуйте. И старайтесь ни в коем случае не оскорблять их. – Он взглянул на Сиднея Буна. – Это касается вашей жены, мистер Бун. Вы сможете ей это объяснить?

– Я попытаюсь.

– Сделайте это. Эти индейцы миролюбивы, но все они сейчас похожи на пороховую бочку. Могут взорваться по любому поводу. Никому не известно, что стало причиной кровопролития в Миннесоте. Это может быть даже такой малозначительный повод, что белый мужчина плюнул на индейца. Сейчас у них тяжелые времена. Если вы хоть на минуту поставите себя на их место, вы поймете. Они голодают. Бизоны ушли из этих мест, а это основная пища индейцев. Они почти полностью зависят от животных. И в довершение всего белые начали селиться в тех местах, которые всегда принадлежали индейцам и где они свободно бродили. Многие, ранее заключенные соглашения, нарушаются. Индейцы перестали доверять нам, они опасаются за своих женщин и детей. Большинство из них помещены в резервации и вынуждены вести не свойственный им образ жизни. Они вымирают сотнями от болезней, которые им принесли белые люди, от голода, от виски, от безысходности. У нас и без того много проблем, чтобы добавлять к этому ненужные конфликты с индейцами.

– Как вы можете симпатизировать им, после того, что произошло с вашей женой и сыном, – спросил его Джонни Хиллз.

– Но я же называю другом белого человека, если другой белый сделал больно мне или моим близким. Я не могу ненавидеть всех индейцев за то, что сделал один из них. Я даже могу понять, почему они так поступили. Я привел сюда этих пятерых, чтобы вы привыкали к ним. Теперь они часто будут встречаться вам по пути в Орегон. Именно индейцы помогут вам пересечь реки Шошони, Чинук, Нес Персе, Кейюз, Якима. Когда вы у них что-то покупаете, платите ту цену, которую они называют. В некоторых местах нам будут помогать мормоны, но в основном это индейцы. Может, некоторым это покажется оскорбительным, но они очень хорошо знают свой край и помогут вам перебраться через реки, а также покажут правильную дорогу. Постарайтесь не забывать, что большую часть пути мы будем следовать по их территории, а не по нашей.

Джо рассматривала лица индейцев, гордые и даже высокомерные. Один из них сказал что-то Клинту на своем странном гортанном языке. Клинт ответил ему и указал на индианку. Индеец что-то ей крикнул, женщина тотчас же встала и ушла, явно недовольная.

– Это Красный Волк, – представил его Клинт. – Может, кто-то из мужчин захочет сыграть с ним в игру, где нужна ловкость рук? Но предупреждаю, играет он очень хорошо.

– А что это за игра? – спросил Джонни Хиллз.

– Он кладет бусинку под одну из скорлупок грецкого ореха, затем быстро перемешивает скорлупки, а вам нужно отгадать, под какой из них находится бусинка.

– Это несложно, – ответил Джонни. – Я сыграю.

Дасти сходил к своей повозке, принес широкую доску и положил ее у костра. Все собрались вокруг. Красный Волк сел, скрестив ноги, перед доской, положил на нее скорлупки и бусинку, затем показал всем, под какой скорлупкой находится бусинка. Затем он быстро перемешал скорлупки и кивнул Джонни. Тот неуверенно почесал затылок, изучая все скорлупки. Джо подошла ближе, чтобы посмотреть. Джонни указал на четвертую скорлупку. Красный Волк поднял ее, бусинки там не было.

Индеец широко улыбнулся и засмеялся, хлопнув Клинта по руке. Тот тоже рассмеялся. К игре подключились другие мужчины. Очень скоро Красный Волк уже выиграл чайник, немного табака, несколько монет и рубашку Беннета Киля.

Игра продолжалась до тех пор, пока все не услышали крик о помощи, идущий от повозки Мэри Бун. Все бросились туда и увидели ее и индианку, дерущихся на земле. Волосы Мэри Бун растрепались, в них запутались трава и комья грязи. Она пыталась что-то отнять у индианки, но та крепко зажала это в кулаке и ударила миссис Бун по голове.

Индейцы стояли, не вмешиваясь, и усмехались. Но Красный Волк был серьезен. Клинт и Дасти подоспели вовремя, растаскивая в стороны обеих женщин. Клинт держал вырывающуюся индианку, а Дасти крепко схватил миссис Бун.

– Что, черт возьми, здесь происходит? – спросил Клинт у Мэри Бун.

– Эта язычница украла мою брошь! – закричала та. – Пусть она мне ее вернет!

Клинт обратился к индианке, которая уже успокоилась и взглянула на него. Женщина протянула ему брошь и что-то сказала на своем языке.

– Индианка говорит, что брошь лежала на бочке, и она только хотела ее рассмотреть, – объяснил Клинт миссис Бун.

– Все они воры! Эта женщина хотела украсть брошь! Если бы я не подошла, она бы сбежала с ней!

– Вы не можете этого знать наверняка!

– Вы ее защищаете, потому что она вам нравится! – закричала в ответ миссис Бун. – Вы такой же дикарь и язычник, как и они! Я уже начинаю сомневаться в правдивости вашей истории с женой и ребенком, мистер Клинт Ривз! Вы сами готовы превратиться в индейца, когда вам это удобно!

Джо вздрогнула, заметив выражение глаз Клинта. Он что-то приказал Цветку Прерий и оттолкнул ее в сторону. Индианка продолжала сжимать брошь в руке. Клинт подошел к миссис Бун, возвышаясь над ней.

– О какой истории вы говорите, женщина? – рявкнул он.

Сидней Бун был так потрясен случившимся и так напуган выражением лица Клинта, что даже не пытался защищать жену. Но Мэри храбро смотрела на Ривза.

– История, которую нам рассказал повар. Об индейцах, которые бросили вас, считая мертвым, и поэтому вы не смогли помочь жене и сыну.

– Я не обязан ничего объяснять, женщина! Но если вы хотите посеять сомнения среди остальных, я могу предоставить вам доказательство!

Он расстегнул пояс с амуницией, которую носил через плечо, и бросил ее на землю, затем снял через голову кожаную куртку. Огонь костра осветил его великолепную фигуру, сильные широкие плечи и спину. Но через всю грудь, начиная от левого плеча и до живота, проходил глубокий безобразный шрам.

Все ахнули, а Джо на мгновение зажмурилась. Миссис Бун с ужасом смотрела на свидетельство страшной раны.

– Теперь вы удовлетворены? – со злостью спросил Клинт. – Похоже это на рану, которая может сделать мужчину беспомощным?

В воздухе повисла тишина.

– Красный Волк и остальные индейцы называют мистера Клинта Человеком, заглянувшим в лицо смерти, – сдавленным голосом произнес Дасти.

– Эту рану, миссис Бун, мне нанес непримиримый воин-сиу, жаждущий мести! Я не собираюсь вам ничего объяснять об индейцах, об их хороших и плохих сторонах. Они мало чем отличаются от белых людей! Но я знаю одно: стоит вам рассердить их, и тогда нужно очень много времени, чтобы их успокоить. Поэтому я предлагаю вам сейчас же изобразить на лице улыбку и сказать Цветку Прерий, что вы дарите ей эту брошь. Миссис Бун колебалась.

– Быстрее! – крикнул Клинт. – Или я сейчас раздену вас прямо здесь донага и отдам все этой женщине вместе с вашей брошью!

У Джо от изумления открылся рот. Если бы не серьезность ситуации, она бы рассмеялась. Ей ужасно хотелось, чтобы Клинт выполнил свою угрозу: миссис Бун заслуживала этого. Женщина широко раскрытыми глазами смотрела на Клинта.

– Вы не посмеете!

Клинт дьявольски усмехнулся.

– Неужели? Вы же сами сказали, что я такой же язычник и дикарь, как и индейцы. Не выводите меня из себя, миссис Бун! Я не хочу, чтобы у нас здесь появились враги! У этих индейцев очень много друзей недалеко отсюда.

Мэри Бун глубоко вздохнула и взглянула на Цветок Прерий. Она заставила себя улыбнуться и сказала, что та может оставить себе брошь как подарок. Клинт перевел. Цветок Прерий взглянула на миссис Бун, ее глаза пылали гневом от того, что ее назвали воровкой. Наконец индианка кивнула и, зажав брошь в кулаке, бросилась в направлении своего лагеря.

– А теперь, мистер Бун, я предлагаю вам принести немного табака, какие-нибудь безделушки, можно что-нибудь из нарядной одежды и подарить все это Красному Волку. Цветок Прерий принадлежит ему.

Джо нахмурилась. Как может мужчина «владеть» женщиной, а затем предлагать ее другому? Клинт снова натянул куртку, а Сидней Бун лихорадочно искал, что подарить Красному Волку. Затем Клинт пристегнул ремень с амуницией, одновременно объясняя Красному Волку, что произошло недоразумение. Сидней Бун принес индейцу кусок прессованного табака, отрез ярко-розовой ткани и женский пояс с серебряной пряжкой. Миссис Бун взобралась внутрь своей повозки и не показывалась. Мистер Бун извинился перед Клинтом за поведение своей жены. Красный Волк, казалось, успокоился, и ушел с тремя другими индейцами. Клинт обернулся к Буну.

– Если вам снова встретятся индейцы, постарайтесь, чтобы ваша жена не попадалась им на глаза. Вам понятно? Я буду не против того, если вы свяжете ее или заткнете ей кляп в рот. Вы в ответе за свою жену, мистер Бун. И если она снова что-нибудь выкинет, отвечать за нее будете только вы двое, а не вся группа.

– Хорошо, сэр. Я постараюсь держать ее под наблюдением. – Подошел Беннет Киль, вид у него был смущенный.

– Клинт, никто из нас… Я надеюсь, ты понимаешь, что никто из нас ни минуты не сомневался в тебе. Ты не должен был показывать нам этот шрам. Мне ужасно жаль, что миссис Бун вынудила тебя сделать это.

Клинт наклонился и поднял кожаную шляпу, которая слетела с головы, когда он держал Цветок Прерий.

– Не волнуйтесь об этом. Теперь вы все знаете, и давайте покончим с этим. Во время пути нам еще не раз придется встречаться с индейцами, и надо научиться ладить с ними. Для нас это очень важно, поэтому я стараюсь быть с ними в дружеских отношениях. А вам всем надо выполнять то, что говорим Дасти и я.

Киль кивнул, и все разошлись по своим местам. Некоторые все еще не могли забыть ужасного шрама Клинта. Через несколько минут около него осталась только Джо. Он увидел сочувствие в ее темных глазах и рассердился.

– Не говори ничего, – проворчал он. Джо быстро изобразила на лице улыбку, хотя ей хотелось плакать.

– О… Я только… я только хотела спросить тебя, ты действительно раздел бы ее перед всеми?

– Ручаюсь, я бы сделал это. Джо не смогла сдержать смех.

– О, мне так хотелось, чтобы она вынудила тебя к этому.

Она увидела, что губы Клинта начали растягиваться в улыбке.

– У меня самого было такое желание.

Он засмеялся, а Джо рассмеялась еще сильнее, протянув к нему руки и обняв его так естественно, словно всегда делала это. Женщина посмотрела на Клинта, и неожиданно оба стали серьезными. На какое-то мгновение Джо показалось, что он сейчас наклонится и поцелует ее, но вместо этого Клинт вдруг отстранился от нее.

– Тебе нужно выспаться, – сказал он. – Мы выезжаем утром. А я отправлюсь в лагерь Красного Волка, чтобы убедиться, что страсти улеглись.

Он быстро ушел, оставив Джо одну. Женщину терзали противоречивые чувства: желание, смешанное с ревностью. Может, сегодня Клинт будет спать с Цветком Прерий, чтобы осчастливить ее? Конечно, это не ее дело, с кем спит Клинт, и она не должна переживать из-за его ужасного шрама. Хорошо, что мужчина не попытался ее поцеловать, иначе бы Джо не смогла сопротивляться и дала бы волю своим чувствам.

В ее сердце и душе царило смущение. Джо не понимала, чувствует ли она жалость к Клинту, или же это настоящая любовь. Последнее пугало ее. Джо вернулась к повозке, забралась внутрь и опустила брезент, закрывающий вход в коляску. Ей не хотелось знать, когда вернется Клинт и сколько времени он проведет в лагере индейцев. Вдруг Джо услышала слабое повизгивание, выглянула из повозки и увидела бродячего пса.

– Где ты был? Я не видела тебя целых два дня.

Пес завилял хвостом. Джо достала кусок бисквита и бросила ему. Собака моментально проглотила его и с благодарностью посмотрела на Джо. Женщина улыбнулась.

– Знаешь, ты замечательный друг, – заметила она. – Ты многого не требуешь, у тебя простая душа. Все, что тебе нужно, это еда и немного внимания. И ты надежный друг. Ты не убегаешь каждый раз, когда я сердито посмотрю на тебя, чего нельзя сказать о некоторых моих знакомых.

Она посмотрела в направлении лагеря индейцев, снова завесила вход в повозку и легла, расстроенная своими чувствами. Джо закрыла глаза и вновь увидела этот ужасный шрам. Что пришлось перенести Клинту? И как, должно быть, он страдал. Но все равно, в его истории не все было понятно.

Джо завернулась в одеяло. Вдруг вдалеке раздался страшный крик. Трудно было сказать, кто это. Койот? Волк? Или, может, индеец? Джо попыталась представить, как, должно быть, страшно жить одной в окружении раскрашенных, кричащих индейцев, зная, что они хотят убить твоих близких.

Глаза ее наполнились слезами.

– О Клинт, – прошептала она.

 

ГЛАВА 10

Караван повозок въехал в Коттон-вуд-Спрингс. У повозки Киля сломалась рессора, а у одной из грузовых повозок, везущей доски – правая внутренняя ось. Нужно было отремонтировать сломавшиеся повозки.

Все с радостью наполнили бочки свежей водой из колодца. В селении был большой загон для скота, где животные могли свободно пастись. Вся станция состояла из трех бревенчатых домов и телеграфа, обнесенных частоколом. Джо нигде не заметила присутствия индейцев, но вместо этого увидела несколько белых мужчин неприятной наружности.

Когда она несла из колодца два ведра воды, к ней подошел Клинт и взял ведра у нее из рук.

– Ты не должна переутомляться, – заметил он.

– Я прекрасно себя чувствую. Я в состоянии принести себе воды.

– Ну, хорошо. Я отнесу эти два ведра, а следующие ты понесешь сама. – Он поставил ведра у повозки. – Кроме того, мне нужно поговорить с тобой. Ты, возможно, уже заметила, что здесь крутятся несколько мужчин. Известно, что сюда часто заезжают преступники, включая Барта Кенделла. Не отходи далеко от своей повозки, а то они могут что-нибудь украсть. И предупреди остальных, чтобы были осторожны.

– Хорошо. – Джо взглянула на Клинта. – Неужели ты думаешь, что Барт Кенделл может преследовать нас?

Клинт внимательно осматривал местность.

– Я не удивлюсь, если увижу его снова. Он еще долго не простит ни меня, ни тебя, я уверен в этом. Интересно, его челюсть уже в порядке?

Джо улыбнулась, вспомнив, как Клинт сбил с ног этого негодяя прикладом ружья.

– Я надеюсь, что он долго не мог есть и умер от голода.

– Джолин! Такие речи от такой хрупкой милой женщины.

– Когда дело касается таких мужчин, я не хочу быть нежной. Он не лучше того негодяя, который напал на меня в подвале во время рейда. Я застрелила его и застрелю Барта Кенделла, если понадобится.

Клинт нахмурился и покачал головой.

– Надо запомнить и стараться не сердить тебя. Она тихо засмеялась.

– Ты слишком хорошо ко мне относишься. Сколько мы здесь пробудем?

Клинт сдвинул шляпу на затылок.

– Пару дней. Можно пока не наполнять бочки. Лучше набрать свежей воды перед отъездом. Как твои быки?

– Насколько я понимаю, Брут и Голиаф – прекрасные здоровые быки.

Он усмехнулся и покачал головой.

– Почему тебе так нравится давать всем имена. Джо пожала плечами.

– Каждое животное имеет свою душу, и оно достойно уважения. Поэтому у него должно быть имя.

Клинт, посмеиваясь, прислонился плечом к повозке.

– Ты бы нашла общий язык с индейцами. Они тоже считают, что все имеет душу, даже земля, деревья, солнце. У них очень поэтическое отношение к жизни. Все, что есть на земле и на небе – дар Великого Духа человеку, чтобы он мог жить.

Джо сжала руки и нахмурилась, пытаясь не обращать внимания на мужественную красоту Клинта. На нем был жилет без рукавов, который скрывал шрам, но оставлял открытыми сильные загорелые руки.

– Интересно, как ты можешь так о них говорить, понимать их, после того, что случилось с тобой?

– Я никогда не говорил, что ненавижу индейцев, Джо. Некоторыми из них я просто восхищаюсь, а некоторых готов убить при встрече. Но даже самые дружелюбные из индейцев, если вывести их из себя, становятся настолько злобными, что ты даже представить себе не можешь. И тогда я способен всадить в них лезвие или пулю так же легко, как и они в меня. Это случается, когда какой-нибудь дурак сделает глупость. В результате начинается война, и тогда уже нельзя доверять никому из индейцев, даже тем, кого ты называл другом.

– А среди тех индейцев в Миннесоте были такие, кого ты называл другом?

В его глазах снова появилась боль. Клинт повернулся и снял крышку с бочки для воды, затем поднял одно из ведер и вылил в бочку.

– Да, пара человек. Но у одного из них убили всю семью. Кто-то убедил его, что я предатель и имею отношение к этому убийству. Поэтому он решил отомстить. Звали его Две Луны.

Джо вздохнула.

– Око за око, – тихо произнесла она, сердце ее болело от жалости к Клинту.

– Скорее жена и сын за жену и сына. – Клинт поставил одно ведро и взял второе. – Мне бы хотелось, чтобы наши разговоры не возвращались постоянно к Миннесоте.

– Тебе нужно преодолеть это, Клинт. Ты должен с кем-то поговорить. Тебе бы следовало рассказать больше отцу Милли.

Когда Клинт опустил на землю второе ведро, Джо увидела гнев в глазах мужчины.

– Он не заслуживает объяснений. Ты тоже многого не знаешь, Джо. Очень многого.

Джо с грустью посмотрела на Клинта.

– Почему не знаю? Я хотела бы помочь тебе, Клинт. Я хочу понять тебя.

Он взял ведра и протянул их Джо.

– Теперь твоя очередь идти за водой. Помни, что я тебе сказал. Следите за своими повозками.

Клинт ушел, и Джо поняла, что снова заставила его уйти своими словами. Она упрекала себя за то, что напомнила ему о Миннесоте, и пообещала себе больше никогда не говорить с Клинтом о случившемся.

* * *

Стрекотание кузнечиков наполнило ночной воздух, погода стояла сырая, но теплая. До Джо доносился смех подвыпивших мужчин. Еще днем она заметила нескольких мужчин, слоняющихся по форту. Они сидели вокруг большой квадратной доски сверху бочки. Бочки также служили стульями. Клинт и незнакомцы играли в карты, но Джо подозревала, что он просто хотел держать их под наблюдением.

Интересно, он еще с ними? Большинство мужчин из их группы уже легли спать, устав после долгой дороги и ремонта сломавшихся повозок. По совету Клинта, Джо не отходила от своей повозки, как и все остальные. День прошел спокойно, но Джо все еще пробирала дрожь, когда она вспоминала, как один из этих мужчин посмотрел на нее, когда женщина проходила мимо.

Было душно и жарко. Джо сбросила с себя одеяло и расстегнула верхние пуговицы ночной рубашки. Ей хотелось полностью раздеться, но никогда не знаешь, что может случиться ночью. Нужно быть готовым в любой момент выпрыгнуть из повозки.

Джо показалось, что она услышала чьи-то шаги возле повозки, но отдаленный смех заглушил посторонние звуки. Джо насторожилась, села и прислушалась. Несколько раз она замечала, что Сара Грант бродит по ночам около повозок, не в силах заснуть. Тогда Джо выходила и тихо беседовала с женщиной, стараясь успокоить ее.

– Сара? Это вы? – шепотом спросила она, выглядывая из повозки.

В следующий момент чья-то сильная рука зажала ей рот. Крепкие пальцы стиснули челюсти, огромная рука закрыла почти полностью лицо Джо. Темная фигура взобралась в повозку. Джо начала колотить незнакомца, но его рука была такой длинной, что женщина никак не могла дотянуться до его лица. Ее сердце бешено стучало, она старалась освободиться и одновременно пыталась схватить винтовку.

В нос ей ударил запах виски и пота. Здоровенный мужчина бросил Джо на матрас, продолжая одной рукой сдавливать ее лицо, а другой разрывал на ней ночную рубашку. Зажав в кулаке кусок ее рубашки, он на секунду ослабил вторую руку, чтобы затолкать кляп ей в рот. Джо не успела издать ни звука.

Тело его было таким тяжелым, что Джо не могла даже пошевелиться. Ей не удалось дотянуться до ружья. Она пыталась издать хоть какие-нибудь звуки, но они были такими тихими, что ее никто не слышал. Джо задыхалась и чувствовала, что ее может вырвать. Свободными руками она пыталась выцарапать мужчине глаза, пока тот не нанес ей тяжелый удар кулаком в лицо.

Все закружилось у нее перед глазами: и яркий свет луны, проникающий через брезент, и темная фигура мужчины, нависшего над ней. Джо пыталась оттолкнуть его, когда негодяй начал поднимать рубашку и стягивать с нее панталоны, но все ее усилия оказались тщетными.

– А теперь веди себя спокойно, милашка, – раздался голос мужчины. Джо снова попыталась издать какие-то звуки через нос и почувствовала во рту вкус крови. Незнакомец одной рукой заломил ей руки за спину, а другой продолжал стягивать с нее панталоны. Тяжелым коленом он раздвинул ей ноги. Джо снова попыталась издать какой-то звук через нос, изгибалась, пытаясь освободить руки.

– Сейчас ты будешь рада, что я здесь, малышка, – сказал мужчина.

Джо почувствовала между ног его руку, но вдруг тяжесть исчезла. Послышался сдавленный голос, и как сквозь туман Джо увидела; что нападавший на нее был поднят и вышвырнут из повозки кем-то, чье лицо она не смогла разглядеть. Джо услышала удары и стоны. Возле повозки собрались люди. Она села, вытащила изо рта кляп и закашлялась. Затем быстро надела панталоны и опустила рубашку, схватила платье и, прикрывшись, выглянула из повозки.

Вокруг собрались мужчины, некоторые держали фонари. Их привлек шум ужасной драки между Клинтом Ривзом и одним из мужчин, которого Джо видела днем и который посмотрел на нее леденящим взглядом. Клинт наносил ему жестокие удары в лицо и в живот, у него самого изо рта сильно текла кровь.

С широко раскрытыми глазами Джо наблюдала, как нападавший на нее мужчина наконец упал на землю и больше не поднялся. Клинт, весь в грязи, держался за живот, вытирая кровь около рта.

Неожиданно появился мужчина с ружьем в руках. И прежде чем Джо успела что-то произнести, Сидней Бун закричал:

– Мистер Ривз, осторожно!

Ружье выстрелило, и все закричали, увидев, что пуля задела плечо Клинта. Он быстро развернулся и в долю секунды последовал ответный удар. Нож вонзился в грудь мужчины, это произошло настолько быстро, что никто даже не заметил, как Клинт сделал это. Напавший на Джо негодяй какое-то мгновение смотрел на Клинта, затем на нож в своей груди. Потом его глаза закатились, и он умер.

Толпа изумленно молчала. Клинт зажал раненое плечо.

– Уберите его отсюда, – прорычал он. – Этот тип напал на Джолин Мастерс.

Несколько пар глаз обратились на Джо, в то время как Клинт, шатаясь, подошел к нападавшему и вынул свой нож из его груди. Он вытер его об одежду убитого, обернулся и бросил угрожающий взгляд на других мужчин из форта, собравшихся здесь. Клинт взмахнул ножом.

– Кто-нибудь из вас хочет отомстить за смерть этого сукиного сына? Я готов.

Пара мужчин, которые явно были друзьями убитого, подошли к телу, осторожно обходя Ривза.

– Мы похороним его, – сказал один из них. Клинт смерил взглядом остальных.

– Если кто-нибудь из вас попытается ограбить или нанести какой-то вред любому из нашей группы, то будет иметь дело со мной! Это понятно?

Мужчины отступили, а Сара бросилась к Джо.

– О Джолин, с тобой все в порядке?

Левая сторона лица сильно болела, и Джо чувствовала, как щека распухает.

– Думаю, что да, – ответила она Саре и взглянула на Клинта. – Клинт, иди сюда. Мы с Сарой осмотрим твою рану.

Он вложил нож в ножны и, спотыкаясь, направился к повозке. Подошел Сидней Бун и спросил, не нужна ли помощь. Клинт хмуро взглянул на него.

– Возможно, вы спасли мне жизнь.

– Ну, я… Я надеюсь, что да. Может этим я смог как-то отплатить за проступок моей жены. – Он протянул руку, и Клинт пожал ее, испачкав грязью и кровью. – Вы отлично дрались, мистер Ривз. Думаю, что в этом на вас можно положиться.

Клинт удивленно посмотрел на него и взобрался в повозку Джо. Сара зажгла фонарь.

– Я весь в грязи, – объяснил он Джо.

– Это не страшно. Главное, ты жив. – Джо протянула руку за старой мужской рубашкой, чтобы надеть ее. Клинт заметил полную белую грудь, почти полностью видневшуюся в разорванном вырезе ночной сорочки. Он также заметил красные ссадины на белой коже. Джо быстро надела сверху мужскую рубашку, застегнула ее и почувствовала прикосновение большой нежной руки к своему лицу.

– Ублюдок! – пробормотал Клинт. – Я играл в карты и вдруг заметил, что он исчез. Он спрашивал о тебе еще днем, и я сказал, что это не его дело. Я сразу понял, куда он пошел. – Клинт дотронулся до ее волос. – Извини меня, Джо.

– Извинить?! Ты спас меня от него.

– Мне нужно было быть более внимательным. Он не… он не сделал тебе ничего плохого?

Джо опустила глаза.

– Нет. – Ее поразило, что прикосновения одного мужчины могут быть такими омерзительными, а чуть позже прикосновения другого мужчины такими нежными и успокаивающими. – Ты пострадал больше меня. Сними жилет.

Клинт посмотрел на свое плечо.

– В этом нет необходимости. А кроме того, пуля лишь оцарапала плечо. Рана почти вся на виду. Просто промой ее виски и завяжи. Мне также надо прополоскать рот.

Джо взглянула на Сару, которая знала, что и где лежит в повозке. Та достала бутылку виски, которую Джо припасла для лечебных целей, и чистый кусок тонкой ткани.

– Сара, я могу все сделать сама. Я хорошо себя чувствую.

– Ты уверена, детка?

– Да. Идите отдыхать, Сара.

Пожилая женщина потрепала ее по плечу.

– Тебе тоже нужен отдых. Слава Богу, мистер Ривз здесь.

Джо встретилась взглядом с Клинтом.

– Да.

Сара выбралась из повозки через переднее сиденье, чтобы не беспокоить Джо и Клинта. Джо пропитала ткань виски и приложила к глубокой ране на плече мужчины. Он поморщился от боли и взял у нее из рук бутылку.

– Продолжай, – сказал Клинт, набрал виски в рот, прополоскал и выплюнул. Затем прополоскал рот во второй раз, после этого немного отпил и вернул бутылку Джо. – Черт возьми, – пробормотал он. – Когда я убедился, что этот мерзавец в твоей повозке… Надо, чтобы кто-то другой присматривал за тобой вместо меня.

– Со мной все будет в порядке. А вот твоя рана кровоточит. – Джо отодвинула жилет и снова промокнула рану, понимая, что Клинт не хочет раздеваться из-за ужасного шрама. Она крепко прижала ткань к ране. – Не знаю, чтобы я сделала, если бы он убил тебя. – Глаза Джо затуманились. – Это была бы только моя вина. С тех пор, как мы покинули Лоренс, я причиняю тебе одни несчастья. Прости меня, Клинт, но я так хотела попасть в Монтану.

– Ты попадешь туда. Все, что произошло, от тебя не зависело.

Джо вспомнила о неприятном запахе виски изо рта нападавшего мужчины и удар, который он ей нанес. Она вздрогнула при мысли, что ее чуть не изнасиловали, и не смогла сдержать рыдания, вырвавшиеся из груди.

В следующий же момент Джо почувствовала, как сильная рука обняла ее, и тихо заплакала, прижавшись к груди мужчины. Клинт закрыл глаза; близость Джо вызывала в нем еще более сильную боль, чем рана на плече. Он ощущал свежий аромат ее волос. Его снова охватил гнев и ненависть к напавшему на Джо негодяю, который посмел касаться ее тела. Клинт не мог представить, чтобы какой-то другой мужчина обнимал ее, и отчаянно боялся не сдержать своих чувств и не позволить себе лишнего.

– Я не смогла дотянуться до винтовки, – рыдала Джо. – Это произошло так быстро.

– Все это уже в прошлом.

Джо сжалась от отвращения, подумав, что могло произойти. Ей было на удивление спокойно с этим мужчиной, который обнимал ее за плечи.

– Моя главная цель – это сделать все для тебя. Ты попросила увезти тебя из Лоренса. Остальные для меня – дело второстепенное. С сегодняшнего дня я буду присматривать только за тобой. Но случившееся должно показать тебе, Джо, какие опасности могут подстерегать здесь.

Она выпрямилась и вытерла слезы.

– Больше этого не случится. Я вела себя очень неосторожно. Я думала, что это Сара, и высунула голову, даже не подумав. С этого дня я буду класть ночью с собой винтовку. И когда услышу шум, то сначала возьму в руки винтовку, а затем спрошу, кто это.

Клинт придвинулся ближе к ней.

– Зачем? Почему ты это делаешь? Или ты хочешь кому-то что-то доказать?

Его лицо было настолько близко к ней, что у Джо напрягся каждый нерв, все ее тело наполнилось желанием. Она рассердилась на себя за слабость и чуть отодвинулась от Клинта.

– Думаю, что только себе самой. Я чувствовала, что сойду с ума, если останусь в Лоренсе, и хотела начать все сначала. Женщина тоже может скитаться в поисках цели жизни, как и мужчина. Я не видела ничего, кроме фермы и Лоренса. Я испытала любовь и замужество, которое закончилось, не успев начаться. Я любила Грега, но он ушел на войну и погиб там. Все, о чем я мечтала, разрушилось вместе с его гибелью. Все перевернулось с ног на голову, и я чувствую себя такой… такой потерянной.

Их взгляды встретились.

– Я знаю, что это такое.

Джо сидела, вся напрягшись, когда Клинт вдруг наклонился к ней и коснулся своими губами ее губ, затем раздвинул их и языком проник внутрь. Одной рукой он крепко держал Джо за волосы. Затем мужчина оторвался от ее губ и поцеловал в распухшую щеку.

– Мы с тобой очень похожи, Джо, – тихо произнес он. – Мы оба знаем, чего хотим, и оба опасаемся этого, боясь новых потерь. – Клинт поцеловал ее еще раз и отстранился, тяжело вздохнув, словно был недоволен собой. – О Боже, что я делаю? Извини меня, я не имел права.

Прежде чем Джо смогла что-нибудь ответить, Клинт выбрался из повозки.

– Я попрошу Сару перебинтовать мне руку, – сказал он ей, прежде чем исчезнуть.

Джо дотронулась до своих губ, ее глаза наполнились слезами. Какой прекрасный поцелуй! Он неожиданно нарушил все ее планы, ее решение всегда быть сильной и независимой и никогда больше никого не любить. Ей хотелось снова почувствовать объятия Клинта, но Джо понимала, что он хотел сказать своим замечанием. Клинт неравнодушен к ней, но он никогда не позволит себе зайти слишком далеко. Он готов рисковать своей жизнью ради Джо, но никогда не позволит себе полюбить ее.

* * *

Во время остального пребывания в Коттон-вуд-Спрингсе Клинт держался на расстоянии от Джо. Женщина понимала, что он смущен и сердится на себя за тот поцелуй. Джо хотелось забыть этот нежный поцелуй и хотелось понять мужчину, подарившего его. Она собиралась сказать Клинту, что все как и прежде, и ничего плохого не произошло. Но он совершенно разрушил ее первоначальные планы, заставил забыть о клятве больше никого не любить.

Через два дня их караван снова тронулся в путь. На третий день после того, как они выехали из Коттон-вуд-Спрингса, Джо шла рядом со своей повозкой. К ней приблизился Клинт. Он не поднимал глаз, боясь встретиться с ней взглядом.

– Я хочу извиниться за тот вечер, Джо. Ты сидела такая грустная, и ты была так близко… Я только… Мне только хотелось успокоить тебя, сказать, что я больше никому не позволю сделать тебе больно. Кроме того, у меня не было… так долго… Я просто потерял контроль над собой.

Джо старалась заглушить страсть, которую вызвало в ней его присутствие.

– Нет необходимости извиняться. Обстоятельства иногда заставляют людей вести себя очень необычно. Нам нужно не забывать, пока мы здесь, что иногда обстоятельства таковы, что трудно сдержаться.

«Я хотела, чтобы ты поцеловал меня, – хотелось сказать Джо, но у нее не хватало мужества. – Думаю, я могла бы полюбить тебя, Клинт Ривз, но я так же боюсь этого, как и ты. Но мы могли бы попытаться вместе».

– Я отношусь к тебе, как к хорошему другу, Джо. Мне кажется, ты понимаешь меня лучше других. Это так приятно, когда тебя понимают. А когда случается, что это женщина… то трудно сдержать свои чувства. Я не имел права, и я ругаю себя за это. Я не хотел, чтобы это случилось.

Джо посмотрела ему в лицо, но он по-прежнему избегал ее взгляда.

– В этом нет ничего плохого. Я думаю, мне было очень нужно в тот момент, чтобы меня кто-то обнял и даже поцеловал. Думаю, нет ничего плохого в том, если друзья поцелуются. Я благодарна тебе за участие, за то, что ты рисковал ради меня своей жизнью.

«Я не мог даже мысли допустить, что какой-то мужчина коснулся тебя», – хотелось сказать Клинту. Он все еще чувствовал сильный гнев при виде синяка на ее щеке.

– Я обещал довезти тебя до Монтаны, и я сдержу свое слово. Что будет с тобой дальше, это твое, личное дело.

Джо снова взглянула на Клинта. Неужели он действительно так думает?

– Да, это мое личное дело. Таково было соглашение между нами. – В ней закипал гнев. Клинт пытается вести себя так, словно она ему безразлична. И если ему этого хочется, Джо не хуже его умеет притворяться. – Я большего и не жду. Твоя жизнь будет наконец принадлежать только тебе одному. Но я надеюсь, что иногда ты все же будешь заезжать повидаться ради нашей дружбы.

Наконец Клинт взглянул на нее. Легкая улыбка тронула его губы, и Джо снова вспомнила, как он поцеловал ее.

– Я буду рад иногда навещать вас, миссис Мастерс, – официальным тоном произнес он. – Мне будет очень интересно знать, как вы живете одна в этом диком крае. – Клинт снова улыбнулся и ускакал, а Джо хотелось ударить его за эти слова.

И снова она почти не видела Клинта. Пока они были в пути, он знал, что Джо в безопасности. Он занимался охотой, разведывал дорогу. Запасы воды и пищи снова стали подходить к концу, и люди затянули туже пояса. Воды они набрали в форте Макферсон, а на ранчо Морроу пополнили и запасы продуктов: сардины, помидоры, персики, а мужчины купили также виски и другие спиртные напитки. Из рассказов таких старожилов, как Дасти Хэген, Джо поняла, как им повезло, что они путешествуют не лет двадцать назад, когда на пути почти не было таких защищенных мест, как форты и ранчо. На ранчо Морроу Джо познакомилась с Джеком Морроу, еще одним хорошим другом Клинта, жена которого была индианка.

Недалеко от ранчо располагался лагерь сиу, поэтому Мэри Бун старалась держаться или рядом с мужем, или в повозке, чтобы не общаться с индейцами. Клинт большую часть времени проводил в лагере, чтобы наладить хорошие отношения с сиу. Джо, Бесс и Сара занимались починкой стеганых одеял и стиркой, как и другие женщины. Мэри Бун почти ни с кем не общалась. Джо не знала, переживает ли она из-за инцидента с Цветком Прерий, но видела, что та смущается из-за произошедшего, и удивлялась, как можно быть такой эгоистичной и жить совсем без друзей.

Они снова продолжили путь, индейцы пока не причиняли им беспокойства. Переселенцы проехали через Сэнд-Хилл Стейдж и Олд Калифорния Кроссинг, где они снова пополнили запасы продовольствия. Колодец там почти высох, поэтому бочки наполнили лишь наполовину. И только через несколько дней после Олд Калифорния Кроссинг возникли первые проблемы с индейцами. Клинт галопом прискакал к повозкам, приказал всем сформировать круг из повозок и находиться внутри него.

– Впереди племя сиу! С ними женщины и дети, поэтому они не должны напасть на нас. Но ни в чем нельзя быть уверенным. Делайте, как я сказал. Дасти, поехали со мной.

Мужчины ускакали, а Джо с тревогой смотрела им вслед. Пес, большую часть времени проводивший около повозки Джо, бросился за ними.

– Вернись, мальчик! – позвала его Джо, удивляясь, почему она до сих пор не дала имени бедняге. Пес остановился и посмотрел на Джо. Все заняли оборонительную позицию, и вскоре на горизонте появились индейцы. Казалось, их было несколько сотен человек. Страх сжал сердце Джо, она достала из повозки винтовку и проверила заряд.

 

ГЛАВА 11

Все напряженно смотрели вперед, держа наготове винтовки. Огромное племя сиу приближалось. Молодые воины ехали впереди, пожилые сзади. Большинство женщин шло пешком. Они вели лошадей, груженных пожитками, на повозках везли вигвамы, продукты и детей. Большие дети шли пешком. Многие женщины несли на спине детские колыбели. В некоторые повозки были запряжены собаки.

Джо с облегчением увидела среди индейцев женщин и детей. Как сказал Клинт, они, очевидно, совсем не настроены воевать. Но все же появление большого количества индейцев требовало бдительности. Молодые воины смело и гордо поглядывали на переселенцев, очевидно, понимая свое превосходство. Они гарцевали на своих раскрашенных пони вокруг повозок, словно высматривая, что можно забрать у перепуганных людей.

Мэри Бун высунула голову из повозки и ахнула.

– О Боже!

Джо поспешила к ней с винтовкой в руках.

– Не смейте выходить из повозки, миссис Бун.

Женщина сердито нахмурилась.

– Кто вы такая, чтобы приказывать мне?

– Это неважно. Я говорю серьезно. Если вы выйдете, я ударю вас.

Брови женщины удивленно поползли вверх.

– Вы годитесь мне в дочери, чтобы разговаривать так дерзко.

Джо смело посмотрела в глаза женщины.

– Я говорю серьезно. Мы все можем погибнуть из-за одного неосторожного слова или жеста! Забирайтесь внутрь, и чтобы никто вас не видел.

Женщина возмущенно фыркнула и скрылась в повозке. Джо вернулась к своей повозке и продолжала оттуда наблюдать за Клинтом. Она понимала, как тот сейчас нервничает из-за того, что их окружили индейцы. Клинт жестами объяснялся с одним из вождей, или по крайней мере, со старейшиной сиу. Дасти сидел на своей лошади и находился рядом с Клинтом. Иногда он тоже включался в. разговор. Старейшина, казалось, что-то требовал, а Клинт и Дасти пытались договориться с ним. Джо молила Бога, чтобы индейцы не потребовали женщин в качестве заложников.

Пока шли переговоры, молодые воины продолжали кружить около повозок. Один остановился возле Джо, внимательно рассматривая ее. Но это был не похотливый взгляд того белого негодяя в Коттон-вуд-Спрингсе. Скорее, индеец смотрел на нее с любопытством, стараясь понять, что особого в белых женщинах, чем они отличаются от индианок, каковы их различия в одежде.

Бродячий, еще безымянный пес, сидел рядом с Джо. Он вскочил и залаял на индейца. Молодой воин сердито взглянул на собаку, подъехал к повозке и начал отвязывать двух лошадей: Пэтч и Стар.

Сердце Джо бешено забилось. Ей нужны эти лошади! Она отставила в сторону винтовку, боясь случайно направить ее на индейца, за которого тут же вступились его товарищи.

– Нет! – закричала Джо. – Они мои! Возьми что-нибудь другое.

Она попыталась вырвать поводья из рук мужчины, но тот уперся ей в грудь носком мокасина и толкнул не очень грубо, но достаточно, чтобы Джо не мешала. Она пошатнулась и, не удержавшись на ногах, села. Несколько товарищей молодого воина собрались вокруг и, посмеиваясь и шутя, наблюдали за этой сценой.

Клинт услышал шум и оставил Дасти одного разговаривать со старым индейцем. Вождь требовал отдать им припасы, иначе они не отпустят путешественников.

Клинт подъехал и увидел опасную сцену противостояния между Джо и молодым воином. У женщины был сердитый вид. Она поднялась на ноги и отряхивала от пыли юбку, которая уже износилась внизу от долгой ходьбы по траве, камням и кустам. В глазах Джо блестели слезы, но Клинт видел, что она изо всех сил пытается сохранить спокойствие.

– Клинт, он забирает моих лошадей! Скажи ему, что это невозможно.

Клинт вздохнул и взглянул на молодого воина, объясняя ему что-то частично жестами, частично на языке сиу. Индеец перевел взгляд на Джо, в его глазах снова появилось любопытство. Он что-то сказал Клинту, а Клинт посмотрел на Джо.

– Он спрашивает, твоя ли это собака. Джо посмотрела на бедное преданное животное, которое сопровождало ее уже половину пути. Она полюбила пса и сожалела, что не дала ему имени.

– Я… нет. Он вообще-то никому не принадлежит.

– Я сказал ему, что ты путешествуешь одна, без мужчины, и бесчестно красть лошадей у одинокой женщины. Теперь он уважает тебя, как очень богатую женщину. Для индейца нет ничего дороже, чем хорошие лошади. Он вернет тебе их, но если собака не твоя, то он хочет взять ее.

Джо нахмурилась.

– Для чего?

Клинт снял шляпу и провел рукой по волосам.

– Возможно, чтобы съесть ее: Собака еще молодая, а ты и остальные откормили ее.

Глаза Джо расширились и наполнились слезами.

– Съесть?! О Клинт, я не могу отдать бедное животное, чтобы его съели! Собаки – друзья человека, а друзей не едят.

– У индейцев все иначе. Собаки у них тащат повозки, а некоторые предназначены для еды. У них такие обычаи, Джо. Это все равно, что мы убиваем оленя или других животных. Сейчас не время переживать из-за бездомного пса, который даже тебе не принадлежит. Ты видишь, какая сейчас напряженная ситуация.

Индеец что-то проворчал и подъехал ближе к Джо, подавая ей поводья лошадей. Она крепко сжала губы, чтобы не заплакать, взяла поводья и пошла к повозке, чтобы привязать их. Пес последовал за ней, виляя хвостом и преданно глядя на Джо.

Слезы ручьем потекли по ее щекам, она уже не могла их сдерживать. Джо наклонилась, подняла пса и обняла его, а тот в свою очередь слизывал слезы с ее щек. Она нежно потрепала его и взглянула на Клинта.

– Я не могу отдать его. Скажи, пусть возьмет одну из моих лошадей. Я не отдам ему мою собаку.

– Джо, это всего лишь собака.

– Нет! Он любит меня и доверяет! Я не позволю убить его и съесть на ужин!

Клинт с трудом подавил смех. Он посмотрел на индейца и попытался что-то объяснить ему. Было очевидно, что тот поражен решением Джо. Он внимательно посмотрел на нее, собаку, а затем перевел взгляд на Клинта. Молодой воин сказал что-то на своем языке, затем развернул лошадь и уехал с остальными индейцами. Клинт усмехнулся и посмотрел на Джо.

– Тебе сегодня очень повезло, Джо Мастерс. Джо крепко прижала к себе пса и быстро вытерла слезы.

– Почему он не забрал собаку?

– Он сказал, что у вас общая душа. И Великий Дух явно желает, чтобы собака осталась с тобой. А еще он сказал, что ты необычная белая женщина. Другие предпочли бы отдать собаку.

Джо улыбнулась сквозь слезы.

– Ты хочешь сказать, что он не заберет ее?

Клинт поерзал в седле.

– Нет. И ты можешь дать имя этому остолопу. Думаю, ты уже привязалась к нему.

– О, слава Богу – Джо еще крепче обняла собаку и направилась к повозке. Она снова взглянула на Джо. – Извини, что так получилось с лошадьми. Возможно, мне не следовало останавливать его. Это было небезопасно.

– Индейцы восхищаются смелыми людьми, Джо. Ты вела себя правильно. – Клинт засмеялся и поскакал назад к Дасти. Пока тот беседовал с вождем, индейские воины окружили повозки. Один из них схватил корыто для стирки, другой – большой нож. Двое молодых индейцев начали трясти клетку с курами, прикрепленную к повозке Бесс и Джонни, смеясь над кудахтаньем птиц внутри клетки. Бесс спряталась в повозке, а Джонни внимательно следил за ними, но не двигался с места. Казалось, каждый понимал, что нужно опасаться изменчивого настроения воинов.

К повозкам прискакал Клинт и приказал каждому выделить что-то из своих припасов и оставить себе только самое необходимое.

– Особенно им нравятся сахар, мед и табак.

– Проклятые воры, – проворчал Билл Старк.

– Успокойтесь! – обратился ко всем Клинт. – Эта земля сначала принадлежала им. Помните об этом. Мы забрали у них почти все. Нельзя обвинять их за то, что они требуют что-то назад. И у них сейчас есть преимущество. Не забывайте об этом.

– Но нам самим нужны продукты, – недовольно сказал Дональд Сиверс. – Я считал, что вы против индейцев.

– Только когда в этом есть необходимость, Сиверс. Если они нападают на нас, тогда мы вынуждены драться с ними. Но лучше, когда торжествует здравый смысл. Нужно быть более благоразумным, иначе все кончится тем, что наши повозки сожгут, всех мужчин убьют, а женщины, если их не убьют, очень пожалеют об этом. Если нам удастся решить конфликт, отдав часть припасов, нам очень повезет. А теперь прекратите жаловаться и поторопитесь. Чем дальше мы отъедем от них, тем лучше.

– Какая гарантия, что они не последуют за нами и не попросят еще? Или подкрадутся ночью и уведут наш скот? – спросил Беннет Киль.

– Никакой гарантии. Мы можем только надеяться, что этого не случится. Я знаком со старейшиной племени и думаю, он уважает меня и не позволит этого. По сравнению с тем, что происходило с другими переселенцами, можно считать, что нам чертовски повезло, что мы еще живы и наши скальпы на месте.

Все начали выкладывать наружу продукты и одеяла. Некоторые из индейских женщин осторожно приблизились и стали переносить вещи и продукты на свои повозки. Джо заметила непонятную печаль в их глазах и обратила внимание на то, что ни среди женщин, ни среди мужчин нет ни одного полного человека. А некоторые отличались особой худобой. Может, они голодали? И неожиданно Джо представила себе ситуацию, в которой находятся индейцы. Все больше и больше белых поселенцев заполняют этот край. Куда же деваться индейцам? Им приходится менять весь уклад жизни. И они правы, когда считают, что эта земля принадлежит им. А как же иначе? Джо, как и другие, вторглась на их землю. Белые считают, что имеют право поселиться там, где пожелают. Она не чувствовала себя виноватой, так как понимала, что если не она, то сотни других переселенцев готовы двинуться сюда из восточных земель вместо нее. Это будет происходить и дальше, нравится индейцам или нет. И им придется смириться с печальной и пугающей действительностью.

Несколько индейских женщин с любопытством рассматривали Джо. Когда одна из них повернулась, Джо остановила ее. Индианка по жесту женщины поняла, что та хочет полюбоваться на ребенка с большими карими глазами, лежавшего в переносной колыбели.

– У тебя очень красивый ребенок, – сказала Джо индианке, надеясь, что та ее понимает. Затем она сделала женщине знак подождать и быстро взобралась в повозку, чтобы достать цветные ленты, которые были в коляске. В Монтане ей вряд ли понадобятся эти ленты. Джо выбралась из повозки, вручила ленты молодой женщине, чьи глаза засветились от радости. Она что-то произнесла на своем языке. Джо поняла, что слова благодарности. Затем индианка развязала висевшее у нее на шее ожерелье, сделанное из перьев, бусин, косточек и нанизанное на шнурок из сыромятной кожи. Она протянула ожерелье Джо, которая удивленно смотрела на молодую женщину.

– Это мне? – Джо указала на себя, и индианка кивнула.

Джо взяла ожерелье, чувствуя, что ей оказали честь. Индианка снова кивнула и ушла, прижимая к себе ленты.

Хотя прошло всего минут тридцать, всем казалось, что прошли часы, прежде чем индейцы наконец двинулись в дальнейший путь, удовлетворившись полученными продуктами и вещами. Все, нервничая, ждали, пока индейское племя отъедет достаточно далеко. Был слышен только стук копыт и дребезжание повозок.

«Интересно, они всегда передвигаются так тихо? – подумала Джо. – Хотя, возможно, это так и есть, чтобы их не услышали и не увидели солдаты».

Все облегченно вздохнули, когда индейцы, наконец, проехали мимо, но между собой они еще долго ворчали, называя их дикарями и ворами. Клинт снова подъехал к Джо, явно довольный, что все обошлось благополучно.

– Что тебе подарила индианка? – спросил он.

– Ожерелье. – Джо достала его из кармана юбки и протянула Клинту.

Тот кивнул.

– Когда-нибудь оно может тебе пригодиться. Если тебе будут угрожать сиу, покажи им ожерелье. Не знаю, поможет оно или нет, но вреда от него не будет. Вы вели себя сегодня правильно, миссис Мастерс.

– Я очень рада, что не произошло ничего плохого из-за лошадей. Я поступила слишком необдуманно. Но лошади для меня гораздо важнее, чем продовольственные запасы.

– Да, все получилось очень удачно. Никогда не знаешь, как индеец прореагирует в подобной ситуации. Тут может помочь только Бог.

Клинт отъехал, посвистывая на быков и мулов и помогая мужчинам готовить животных в дорогу. Джо поспешила к своей повозке и прежде чем отправиться, спрятала ожерелье в одном из карманов брезентового покрытия повозки. Она проверила, хорошо ли привязаны запасные лошади, а затем наклонилась и подняла на руки бродячего пса.

– Ты чуть не стал ужином для одного из воинов, мальчик. – Она обняла пса, довольная тем, что спасла его. Но больше всего Джо была довольна тем, что с Клинтом все в порядке. – Тот индеец сказал, что у нас с тобой одна душа, мальчик. Поэтому я назову тебя Спирит. – Она опустила собаку на землю и поспешила за повозкой Бобби. Спирит залаял и побежал рядом с ней, виляя хвостом. Пес гордо держал голову, как будто знал, что с этого времени у него есть хозяйка.

* * *

Караван повозок двигался к югу вдоль нового тракта Оверленд, по направлению к Джулзбургу, поселению, возникшему лет пятьдесят назад, когда в районе Денвера на территории Колорадо нашли золото. Джулзбург считался местом, где золотоискатели останавливались, чтобы пополнить свои запасы. Также здесь отдыхали измученные дорогой переселенцы. Этот городок был очередной остановкой на их пути, с телеграфом, магазином, кузницей, складами и конюшней, а салунов здесь было больше, чем нужно. Клинт посоветовал переселенцам расположиться лагерем за городом, а женщинам держаться группами.

Повозки нуждались в серьезном ремонте, а Билли Старку нужно было купить быков. За два дня до приезда в Джулзбург один из его быков пал прямо на дороге, причем никто из мужчин так и не смог объяснить причину этого. Слава Богу, что не заболели другие животные. Но один из быков, тянувших грузовую повозку, оступился и сломал ногу, поэтому его пришлось пристрелить. Оба остались лежать у дороги. Джо было жаль, что их съедят канюки и волки.

Во время пути переселенцы часто видели скелеты животных, павших в дороге. Они также видели останки людей, которые проезжали здесь до них. Эти могилы уже никогда на увидят ни друзья, ни родственники, которые, возможно, достигли пункта назначения. Они будут лежать здесь, забытые всеми, могилы их со временем исчезнут с лица земли. От этих мыслей у Джо стало тяжело на сердце, и она молила Бога, чтобы ее собственная могила не была среди них.

Она написала еще одно письмо Анне, сообщив, что с ней все в порядке, и рассказав об инциденте с индейцами. Джо не стала описывать сестре, как на нее напали в Коттон-вуд-Спригсе. Это только встревожило бы Анну, а Джо твердо решила, что больше ее не застанут врасплох. Она также решила не рассказывать Анне о поцелуе, о прекрасном поцелуе Клинта Ривза, о котором до сих пор не могла забыть. Этот поцелуй преследовал Джо по ночам, и ей хотелось знать, вспоминает ли о нем Клинт. Может, это было всего лишь естественной реакцией, ничего не значащим жестом? Нет. Поцелуй длился слишком долго, он не был случайной прихотью. Этот поцелуй значил нечто большее, что Клинт не желал признать. А ей не хотелось иметь ничего общего с человеком, который решил никогда больше не влюбляться. Джо убеждала себя, что лучше всего забыть о случившемся, если это возможно. В конце концов, Клинт хотел того же.

Мужчины стали собирать скот, чтобы подковать заново животных, которые в этом нуждались. В течение ближайших двух дней у кузнеца будет много работы. Джо подумала, что он должен быть очень богатым человеком, так как у него всегда много работы, поскольку здесь проезжают все переселенцы на запад. Джо тоже отвязала двух лошадей, решив отвести в кузницу одного из апполосов и Шэга, большого лохматого мерина, которого ей удалось забрать у Барта Кенделла. Пусть сначала кузнец осмотрит этих двух, а потом она приведет остальных. Джо уже сама проверила копыта лошадей, и у этих двух они были в самом плохом состоянии.

Вместе с Джо отправились Джонни Хиллз, ведущий двух своих быков, Беннет Киль и Дональд Сиверс. Киль старался идти рядом с Джо, поддерживая обычный разговор. Джо знала, что вдовец, чей сын помогал ей управлять быками, интересуется ею, но сама, к сожалению, не испытывала к нему никаких чувств. Ему было, по меньшей мере, сорок, если не больше, лет и, хотя Киль был красивым и сильным мужчиной, Джо не испытывала к нему таких чувств, как к Грегу или к…

У нее перехватило дыхание, когда женщина поняла, что разговаривая с Килем, она сравнивала его с Клинтом. Как глупо думать, что в ее жизни есть место Клинту Ривзу. У нее и без того достаточно проблем, чтобы связывать себя с таким человеком, как он. Джо вообще не нужен мужчина, так как он только спутает все ее планы насчет Монтаны. Беннет Киль считал, что место женщины рядом с мужчиной, причем она должна быть зависимой и покорной. Ей не хотелось быть ни тем, ни другим. Ни один мужчина не помешает Джо поехать в Монтану.

Она понимала, что скорее бы забыла о поцелуе Клинта, если бы сам Клинт напоминал Беннета Киля. Но у Клинта более свободолюбивый характер, и Джо чувствовала, что он восхищается ее независимостью, мужеством и решительностью. Ему совсем не нужна пассивная смиренная женщина. Если бы Джо захотела выйти замуж, она бы нашла такого мужчину, как Клинт Ривз.

Джо обернулась и улыбнулась Килю, болтая о малозначительных вещах и ведя своих лошадей в кузницу.

– Мне кажется, этих двух надо подковать в первую очередь, – сказала она кузнецу. – Я Джо Мастерс и… – Джо запнулась, увидев в кузнеце человека, который внимательно смотрел на нее. Ее сердце чуть не остановилось, когда она узнала знакомое черное пальто.

– Ну, ну, красотка! – усмехнулся Барт Кенделл, подходя ближе. Он осмотрел лошадей, а затем снова перевел взгляд на Джо. – Кажется, это та самая женщина, которая украла у меня лошадей.

– Это ты воруешь лошадей, Барт Кенделл, и тебя нужно повесить! Что ты делаешь здесь, в Джулзбурге?

Он пожал плечами.

– Человек имеет право отправиться туда, куда захочет. И он может передвигаться гораздо быстрее, если не связан по ногам и рукам зелеными новичками, этими неопытными переселенцами, а также грузовыми повозками. Я даже думал, что вы вообще не доберетесь сюда. Джо нахмурилась.

– Какая тебе разница, доберемся мы или нет?

– Мне это безразлично. – Его холодные голубые глаза осматривали ее с ног до головы, словно раздевая. – Я просто ждал из любопытства, надеясь, что индейцы расправятся с вами и, может, увезут тебя с собой и сделают то, что давно нужно с тобой сделать.

– Попридержи язык, Кенделл, – вмешался Бен Киль. – Миссис Мастерс леди. И она совершенно права. Тебя стоило повесить в форте Райли. А теперь убирайся отсюда. Нам нужно решить кое-что с кузнецом.

Кенделл снял шляпу и поклонился.

– Будьте моими гостями. – Он подошел ближе к Килю. – Но больше не смей мне приказывать, фермер, иначе я найду тебя в тот момент, когда ты меньше всего будешь ждать этого, и выбью тебе все зубы.

Мужчины смотрели друг на друга. С бьющимся сердцем Джо ждала, боясь, что Киль может пострадать из-за нее. Неожиданно Кенделл засмеялся и посмотрел на Джо.

– А тот горец, которого ты подцепила, тоже здесь?

Лицо Джо вспыхнуло от злости.

– Я его не подцепила. И если ты имеешь в виду Клинта Ривза, то тебе стоит держаться подальше от него. Или ты забыл, что произошло между вами в последнюю встречу?

Она заметила, что челюсть Кенделла немного сдвинута. Мужчина невольно потянулся к ней рукой. В его глазах промелькнул страх.

– Я ничего не забыл, миссис. Почему ты решила, что я боюсь его? В следующий раз будет моя очередь.

– Тебе далеко до Клинта Ривза, – смело заявила Джо. Она прошла мимо Кенделла и вручила поводья кузнецу. – Это Шэг и Пэтч. Завтра я приведу еще двоих. Хорошо?

– Я постараюсь успеть. У меня очень много работы, мэм, но я нанял себе помощника. Он сейчас в кузнице подковывает быков.

Джо слышала тяжелые удары кузнечного молота.

– Спасибо. Я заплачу, когда работа будет сделана.

Она подождала, пока Бен и Джонни договорятся с кузнецом, а в это время Барт Кенделл не сводил с Джо глаз. Женщина не смотрела в его сторону. Когда Бен и Джонни закончили разговор, они все вместе направились к своим повозкам. Кенделл продолжал наблюдать за ними.

– Приятно было снова увидеть вас, миссис Мастерс, – крикнул он ей вслед, заставив Джо вздрогнуть. – Может, мы встретимся еще… в Монтане.

Эти слова одновременно испугали и разозлили Джо. Как смеет он угрожать ее планам и мечтам, пообещав встретиться с ней в Монтане! Джо не допустит этого. Если только она встретит Кенделла у своего дома, она застрелит его. В конце концов, в таких местах, как Монтана, не действуют никакие законы. Никто даже не станет беспокоиться, если она застрелит такого подлеца, как Барт Кенделл.

Он заслуживает, чтобы его вздернули. Джо сказала себе, что обязательно застрелит его в случае необходимости. Она же застрелила того человека в подвале, не так ли?

Тогда Джо защищала себя и снова поступит так же. Женщине в этих краях нужно быть твердой и жестокой. Здесь нет места слабости и доброте. А Барт Кенделл станет для нее еще одним испытанием.

– Не волнуйтесь из-за этого человека, миссис Мастерс, – сказал Бен. – Мы будем присматривать за ним.

– Все в порядке, Бен. Я сама решила отправиться в это путешествие и смогу защитить себя.

Киль приподнял шляпу и направился к своей повозке, думая о том, какой прекрасной женой могла бы быть Джо, если бы не ее упрямство и независимый характер, Надежды мужчины на любовь быстро таяли, Джолин Мастерс слишком независимая для него женщина.

Джо развела костер, из своих скудных запасов собрала кое-что на ужин. Нужно будет купить продукты здесь, в Джулзбурге. Ее тревожило то, что она слишком быстро тратила деньги. Джо поставила на огонь бобы и кофе, затем взяла винтовку и положила ее рядом, села на бревно и стала следить за приготовлением еды. Мысли о Барте Кентделле не покидали ее, ей хотелось плакать. Внезапно Джо почувствовала, как утомило ее это путешествие. Ей захотелось пойти и пристрелить Кенделла. Они радовались, что наконец добрались до Джулзбурга, а теперь все испорчено. Джо положила голову на руки и сжала губы, чтобы не заплакать.

Минутой позже она увидела у костра знакомые сапоги, кожаные штаны. Как всегда, Джо не слышала, как подошел Клинт. Он присел у костра и потянулся к кофейнику.

– Он еще не готов, – тихо сказала Джо. Клинт взглянул на нее и нахмурился.

– Ты выглядишь как маленький ребенок, у которого украли конфеты. Что-нибудь случилось?

Джо вздохнула, беспокоясь не только о себе, но и о Клинте.

– Я видела Барта Кенделла.

Гнев и сочувствие к ней мгновенно отразились на лице мужчины.

– Кенделл здесь, в Джулзбурге? Джо кивнула.

– Он сказал, что специально ждал, чтобы посмотреть, доберемся ли мы до Джулзбурга или нет. Будь осторожнее, Клинт. Он ищет тебя.

Клинт повернулся и пошевелил костер.

– Меня это нисколько не волнует. Мне часто приходилось сталкиваться с такими людьми, как Барт Кенделл. – Он снова взглянул на Джо. – Меня больше волнуешь ты. Он что-нибудь сказал тебе? Или что-то сделал?

Джо пожала плечами.

– Он обвинил меня в том, что я украла его лошадей. Боюсь, я наговорила ему лишнего. Со мной были Киль и Джонни. Мы встретили его в кузнице. Все в порядке, мне он не угрожал.

Клинт оглянулся и снова посмотрел на Джо.

– Что он сказал, Джо? Ты мне не все рассказала. Она посмотрела на огонь, решив не выдавать своего страха.

– Он сказал, что встретится со мной снова… в Монтане.

– Да? Он так и сказал? – Клинт встал. – Ну что ж, мне придется изменить его планы на этот счет.

– Клинт, не надо ничего делать. Это не должно тебя волновать. Я сама сделала свой выбор, и сама позабочусь о себе.

– Не будь глупой. У тебя и без того будет хватать опасностей в Монтане. Зачем везти туда дополнительные проблемы, когда их можно избежать? Я постараюсь, чтобы мистер Барт Кенделл дважды подумал, прежде чем беспокоить тебя снова.

Клинт направился мимо нее, и Джо схватила его за руку.

– Клинт, пожалуйста, не надо. Я чувствую себя виноватой и беспомощной.

Клинт взглянул на нее сверху вниз и нежно высвободил свою руку.

– Тогда считай, что я делаю это для себя. Ты сказала, что он ищет меня? Прекрасно. Он увидит меня быстрее, чем думает.

Клинт ушел, а Джо осталась одна у костра. Ей не хотелось смотреть ему вслед.

* * *

Этот вечер прошел тихо и спокойно. Никто не прибежал и не сообщил о драке. Джо немного поела, навела порядок в повозке, перетрясла постель, рассортировала одежду, отложив ту, которую завтра утром вместе с Бесс и Сарой собиралась отнести на речку. Она старалась заниматься делами, не зная, жив ли Клинт, и как он разобрался с Бартом Кенделлом, если никто не упомянул о драке.

Наступила ночь, из города доносился мужской и женский смех, кто-то играл на пианино. В лагере было тихо, все сидели возле своих небольших костров. Некоторые из перевозчиков грузов ушли в город играть в карты, так как завтра не нужно было рано вставать. Джо сходила в гости к Бесс и Саре, послушала, как Бесс читает рассказ Лонни и Джою. Мальчики уснули прежде, чем она закончила чтение. Затем Джо вернулась к своей повозке. Она сидела у костра, держа в руках винтовку.

– Еще не спишь?

Она обернулась и увидела позади себя Клинта.

– Где ты был? Что случилось?

Клинт достал из кармана жилета тонкую сигару, наклонился к костру и прикурил. Огонь осветил его руки. Клинт закурил сигарету и сел на бревно напротив Джо.

– Немного поговорил с нашим другом Кенделлом.

– Немного поговорил?

– Да, я это так называю. Возможно, мистер Кенделл назовет это по-другому.

Глаза Джо расширились.

– Ты не… убил его. Он слегка усмехнулся.

– Возможно, он сейчас хотел бы умереть. Я просто показал этому негодяю, что с ним может случиться, если он еще хоть раз потревожит тебя. Поэтому обязательно дай мне знать, если он снова встретится на твоем пути.

– Что ты с ним сделал?

– Тебе лучше не знать этого. Но не думаю, что он снова потревожит тебя.

– И где проходил ваш «небольшой разговор»?

– За городом. Я посоветовал мистеру Кенделлу уехать, как только он почувствует себя лучше.

Джо внимательно посмотрела на Клинта, но не заметила ни одного синяка.

– Но… не похоже, чтобы ты дрался.

– Скажем, что это был… несколько односторонний процесс.

– Но как? Я не понимаю…

– Не пытайся понять. Ты же знаешь, как незаметно я могу подкрадываться. – Клинт встал. – Я знаю, ты хочешь со всем справиться сама, Джо, но некоторые вещи все же дело только мужчин.

– Ты не должен был ничего предпринимать. Ты мой проводник, а не телохранитель. Я чувствую себя глупо. Мне ужасно не нравится, что я не справляюсь сама со своими проблемами.

Клинт подошел ближе.

– Джо, никто не может сам справиться со всеми своими проблемами. Поэтому мы путешествуем вместе. Поэтому я потерял свою семью. Я не смог один справиться с индейцами. Такое случается в жизни. Ты прекрасно справляешься, лучше, чем я ожидал. Я еще не встречал женщины, которая попыталась бы сделать то, что делаешь ты. Ты хочешь добраться до Монтаны, и ты будешь там.

От этих слов Джо сразу стало легче. Клинт верил в нее! Он не считал ее слабой и беспомощной. Он уважал ее решительность. Джо с благодарностью взглянула на мужчину.

– Спасибо тебе. Для меня было важно услышать это.

Клинт усмехнулся.

– Я всегда так думал, просто не говорил этого, чтобы ты не слишком зазнавалась и не стала беспечной.

Она слегка улыбнулась.

– Спасибо за то, что ты сделал с Кенделлом, хотя я не знаю, что именно.

– Для вас все, что угодно, миссис Мастерс. – Он приподнял шляпу и скрылся в ночи.

Джо еще некоторое время смотрела на огонь. Слова Клинта вселили в нее уверенность. Но мысль о том, что в Монтане она останется одна и попрощается с ним, омрачала ее настроение. Все оказалось гораздо сложнее, чем только борьба за выживание.

 

ГЛАВА 12

В Фримонд Орчаде их караван впервые свернул на север от реки Южная Плэтт. Путешественники покинули территорию Колорадо и направились в сторону Большого Лареми, Рок-Крика, Элк Маунтина и форта Халлек.

Еще до того, как они доехали до Джулзбурга, ландшафт начал меняться. До этого переселенцы двигались по равнине, и только на севере виднелись величественные вершины, являющиеся началом Скалистых гор. Джо не представляла, что такое горы, и была несколько разочарована, когда вокруг Джулзбурга снова увидела равнину. Но когда они повернули на север, в край, называющийся Вайоминг, ландшафт снова стал меняться. Холмы становились все выше и выше, что затрудняло передвижение быков, и людям приходилось идти пешком. С вершины одного из холмов Джо наконец увидела настоящие горы, приняв их сначала за темные, низко висящие облака. Холмы становились все круче, а впереди, на западе, виднелись горы. К тому времени, как путешественники достигли форта Халлек, горы окружали их со всех сторон.

Джо казалось, что она попала в рай. Сердце ее наполнялось радостью и надеждой, она ничуть не сожалела, что приехала сюда. Хотя горы и сулят опасность, они просто великолепны. Джо, словно маленькая девочка, почувствовала необычайное возбуждение, когда Клинт объяснил ей и всем остальным, что эти горы не такие высокие, как впереди, на западе. А горы Титонс на северо-западе Вайоминга еще прекраснее. Джо будет переходить через них, когда направится на север, в Монтану. А описание Клинтом горного массива Бигхорн в Монтане, где Джо собиралась поселиться, наполняло ее сердце радостным ожиданием.

Но раньше весны им туда не добраться. Сейчас конец октября, и чем выше становились горы, тем холоднее. По ночам вода в бочках покрывалась льдом, и Джо уже начала сожалеть, что не купила больше одеял. И все же, холод был лучше изнуряющей жары прерий. Новая обстановка придавала Джо новую энергию. Горы прекрасны в это время года, зеленый цвет перемежался с пурпурным. На солнце сверкало великолепное золото хлопковых деревьев, растущих вдоль реки Коттон-вуд-Крик, недалеко от форта Халлек. По утрам на почве были заморозки, а когда путешественники выезжали из форта, пошел снег.

Клинт предупредил, что вполне возможно, что еще до того, как они прибудут в форт Бриджер, их застанет в пути буран. С этого времени погода будет непредсказуемой из-за горного ландшафта. Также нужно экономить воду. Клинт сказал, что как только они пересекут реку Северная Плэтт, которая из центральной части Вайоминга поворачивает на юг, больших рек на их пути не будет до самой Грин-Ривер около форта Бриджер.

Каждый день дул ветер, бил в лицо. Клинт предупредил Джо, что надо привыкать к ветру, так как в долине Скалистых гор безветренные дни выдаются редко, особенно в Вайоминге. Но несмотря на ветер, понижение температуры и суровый климат, Джо благодарила Бога, что они прошли такой большой путь, и все ее животные здоровы. Спирит преданно следовал за повозкой изо дня в день, а по ночам спал, свернувшись клубком, около быка Брута. Это была смешная картина, и все удивлялись, что большой бык терпит присутствие маленькой собаки.

Резкий ветер не мог испортить впечатления от величия гор. Джо становилась все более уверенной, что поступила правильно. Часто она замечала лося или антилопу, пасущихся в долине. Клинт и остальные мужчины охотились, снабжая переселенцев мясом.

По ночам воздух наполнялся пугающими звуками: выли волки, ухали совы, кричали койоты. Изредка слышалось холодящее душу, угрожающее рычание снежного барса, которое пугало скот. Быки били копытами и фыркали, лошади ржали. Эти пугающие звуки и завывающий ветер лишали путешественников сна, но Клинт заверил всех, что пока горят костры и скот находится рядом, опасности нет.

Джо убеждала себя, что не стоит бояться этих звуков. Иногда Клинт сидел с ней по вечерам, объясняя, что означает каждый звук, чтобы Джо перестала бояться. Когда она услышала звук, напоминавший крик женщины, Клинт объяснил, что это всего лишь лось.

– В горах Бигхорн в определенное время года ты можешь услышать, как дерутся самцы-бараны за лидерство в женском стаде. Ты еще ничего подобного не слышала. При столкновении их огромные рога стучат друг о друга, отзываясь эхом в горах. Не знаю, почему, но когда я слышу это, то чувствую себя маленьким и незначительным. Силы природы здесь гораздо могущественнее, чем сила человека. Это прекрасная страна. Когда я уехал отсюда, я быстро начал скучать по этой земле.

Их лагерь расположился на восточной стороне Северной Плэтт, где река, изгибаясь, поворачивала на юг. Завтра они перейдут на западный берег.

– Если бы твоя семья была жива, ты бы привез их сюда? – спросила Джо.

Клинт смотрел на пламя костра. Вдалеке жалобно завыл волк, и чуть позже ему ответил соплеменник.

– Может быть. Милли немного боялась отправляться так далеко на запад. Как оказалось, лучше бы мы сразу приехали сюда.

Джо сомневалась, способен ли Клинт поселиться где-то навсегда, и поэтому убеждала себя не открывать ему своих чувств.

– Тебе когда-нибудь встречался медведь? Он засмеялся.

– И не раз. Я дам тебе несколько советов относительно медведей. Если ты поднимаешься в гору, то вполне можешь убежать от него. Но если ты спустишься вниз, то лучше лечь на землю и притвориться мертвой. Медведя легко обмануть. Он может потрогать тебя лапой, обойти вокруг, пофыркать. Медведи больше любят рыбу и ягоды, чем человеческое мясо. Они нападают от страха или защищая свое потомство. Медведи не охотятся на людей, но могут убить одним ударом лапы. Если ты пришла на озеро, чтобы половить рыбы, и встретила там медведя, то просто уйди. Это его территория. Как и снежные барсы, они никогда не нападают первыми. Медведи боятся тебя больше, чем ты их. Но они могут напасть на твой скот. Если ты увидишь, что к твоему дому приближается барс, не пугайся. Они похожи на кошек и очень любопытны. Возможно, зверь вынюхивает что-то, с чем можно поиграть.

При свете костра Джо пришивала заплатку к одной из своих юбок.

– Ты не возьмешь меня когда-нибудь на охоту? Когда я поселюсь в Монтане, я тоже буду охотиться.

– Ты раньше охотилась?

– Нет, ни разу. Но мой отец много охотился. Я часто наблюдала, как он собирается на охоту, помогала свежевать кроликов и белок. А один раз я даже помогала разделывать оленя. Я слышала много рассказов о том, как они охотились. Я знаю, как нужно выслеживать зверя. Так что мне Кое-что известно об охоте, но сама я ни разу не принимала в ней участия.

– Редко кто из женщин занимается охотой. – Клинт встал, поднимая меховой воротник куртки. – Хорошо. Когда доберемся до форта Бриджер, я возьму тебя на охоту. И когда мы будем там, я хочу, чтобы ты купила у индейцев пару зимних мокасинов. Их обычно делают из гривы бизонов мехом внутрь. Это самая теплая обувь и очень хороша для здешних зим. Ты быстро отморозишь ноги, если будешь ходить по снегу в этих ботинках.

– В форте Бриджер тоже живут индейцы?

– Да. В основном это племена кроу. Но также могут встретиться шошоны, блекфуты. Все это мирные индейцы. Больше всего нужно опасаться северных чейеннов и сиу. Нам повезло, что мы только один раз повстречались с сиу.

– Сколько времени мы проведем в форте Бриджер, прежде чем сможем отправиться в Монтану?

– Это зависит от погоды. – Клинт поднял голову и принюхался, словно животное. – Что-то подсказывает мне, что зима будет суровой. Я заметил, что у зверей в этом году более густой мех. И многие лоси уже спустились с гор. Так много лосей здесь – это верный признак предстоящей суровой зимы. – Он посмотрел на запад, на темные очертания гор вдали. – Во время суровых зим никто не может выжить в этих горах, – заметил Клинт, задумавшись. – Там не растут даже деревья. Когда мы будем в настоящих горах, ты увидишь границу, за которой уже ничего не растет. Только голые скалы, а еще выше снег.

Вдали снова завыл волк.

– Ты любишь этот край, не так ли?

– Да. Думаю, что да.

Джо вдруг пришла в голову мысль, как сильно Клинт, должно быть, любил Милли Стайлз, если отказался от дикой жизни, от этой земли, чтобы жениться на ней. Возможно, он уже не сможет полюбить так другую женщину. Чем ближе Джо была к месту назначения, к исполнению своих планов, тем яснее ей становилось, что нужно забыть о чувствах к этому человеку. Клинт любит свою беду и хочет жить один, а у Джо своя судьба.

* * *

Двумя днями позже они пересекли реку. Обычно в это время года здесь мелко, но целый день накануне шел дождь, и река пополнилась водой. Два дня путешественники ждали, пока спадет вода, но Клинт сказал, что нельзя задерживаться дольше. Все дрожали от холода в сырых повозках. Дождь постепенно перешел в густой снег, превращаясь на земле в грязное месиво. К тому времени, когда они перебрались через реку и провели уже целый день в пути, все замерзли и промокли. Некоторые повозки, включая повозку Джо, намокли изнутри. Переселенцы соорудили большой костер и развесили вокруг одеяла и одежду, пытаясь высушить вещи. Хорошо, что во время переправы Джо поместила большую часть одежды в верхней части повозки, поэтому самые необходимые вещи не намокли.

На третий день выглянуло солнце, которое принесло мало тепла. Все удивились, как они раньше могли жаловаться на жару в прериях. Грязь и глубокие колеи на дорогах затрудняли передвижение. Ноги животных скользили, все повозки были забрызганы грязью, а люди промокли так, словно шли по воде. Джо иногда ехала верхом, хотя раньше давала клятву не мучить животных. Ей не хотелось ехать в повозке, чтобы излишне не нагружать ее. Поэтому большую часть пути она ехала на Пэтч, без седла, так как еще не купила его. Джо выбрала Пэтч, привязанную позади повозки, так как было трудно управлять лошадью без седла и уздечки. А ей совсем не хотелось быть сброшенной в грязь.

Дорога становилась все труднее. Они начали путешествие позже, чем это обычно делали другие переселенцы. Большая часть отправившихся в Орегон уже добралась туда. Они перебрались через Скалистые горы в августе или сентябре.

На пятый день дорога стала суше. По ночам температура опускалась ниже нуля, но в середине дня было тепло даже без верхней одежды. Джо снова шла пешком, наслаждаясь солнцем, согревающим плечи, и любуясь видом плоскогорий, окаймленных скалами. Некоторые холмы выглядели, как разноцветные лоскутные одеяла. Путешественники проезжали через место, которое называлось Грейт-Бейсн, между двумя хребтами гор. На западе величественно возвышались вершины, покрытые снегом. Джо испытывала волнение при виде этих величавых гор, радуясь, что попала сюда. Она говорила себе, что если даже ей суждено умереть здесь, то, по Крайней мере, она увидела этот прекрасный край, о котором тысячи людей на востоке и понятия не имеют. Джо хотелось, чтобы ее сестра Анна тоже смогла увидеть эти горы. Возможно, ей удастся убедить Анну приехать к ней, когда Дэррил вернется домой… если вернется.

Почти все деревья уже сбросили листву, но окружающие холмы и горы оставались зелеными от большого количества сосен. Дорога, казалось, пошла чуть вниз, горы вокруг становились все выше, бросая тень на путешественников даже днем, солнце быстро исчезало за вершинами гор. В середине ноября они наконец достигли форта Бриджер.

Несмотря на усталость и замерзшие ноги, в первый же вечер прибытия путешественники решили устроить праздник. Наконец они добрались до места, где будут отдыхать целых три месяца. Как хорошо, что им не помешали индейцы. Грузоперевозчики подвели свои повозки к бревенчатому дому, служившему складом. Они уже добрались до места назначения.

Теперь им предстоит разгрузиться и через два дня отправиться назад. Грузоперевозчики надеялись вернуться до наступления зимы, намереваясь двигаться самым коротким путем – вдоль рек Свиуотер и Северная Плэтт. В форте Лареми они проведут зиму, а весной вернутся в Сент-Луис.

Но сейчас наступил праздник. Грузоперевозчики достали банджо и скрипку. Мужчины из форта поделились с путешественниками мясом лося, которое тут же зажарили. Все отложили свои дела, на время забыв о трудностях пути и невзгодах, и танцевали.

Форт Бриджер был крупным укреплением. Кроме нескольких бревенчатых домов здесь стояли и каменные здания, в которых жили солдаты, квартировались офицеры, находились госпиталь, почта, дорожная станция, магазин, телеграф, столовая, конюшни и загоны для скота. К тому времени, когда сюда прибыли Джо и ее товарищи, большинство солдат отправились воевать на восток страны. Остались лишь несколько человек, самым старшим из которых был сержант. Здесь также находилась группа добровольцев-горцев на случай нападения индейцев. Казалось, что почти все из них знали Клинта.

Переселенцы веселились до глубокой ночи. Несмотря на боль в ногах, Джо танцевала с каждым горцем; все относились к ней очень уважительно. Казалось, они понимали, что Джолин Мастерс – особая женщина, потому что так сказал Клинт Ривз. Джо не хотелось, чтобы о ней думали как о женщине Клинта, но она видела, что все с уважением относились к тому, что она занимала особое место в его глазах.

Но во время праздника сам Клинт ни разу не пригласил Джо на танец. Он стоял в стороне, выпивая со старыми друзьями. Позже вечером его тоже не было видно. Джо не видела Клинта и в течение следующих трех недель и уже начала сомневаться, не бросил ли он ее, предоставляя их новому проводнику и заставляя Джо постепенно забыть о Клинте Ривзе. Если он действительно решил оставить Джо здесь, то ей придется весной отправляться в Орегон вместе с остальными. Некому будет сопровождать ее в Монтану. Грузоперевозчики уехали. Расставание было грустным, так как переселенцы за время дороги успели привязаться к ним, особенно к Дасти Хэгену. Именно Дасти заверил Джо, что Клинт обязательно вернется.

– Таковы мужчины. Наступает время, когда мужчине нужно побыть одному, – успокаивающе сказал он, похлопывая Джо по руке. – Я желаю вам удачи в Монтане, миссис Мастерс. Вы смелая женщина. Любой мужчина из нас был бы горд назвать вас своей, но мы все видим, что вы прекрасно справляетесь одна. Может быть, мы когда-нибудь встретимся.

Джо со слезами на глазах наблюдала за их отъездом. Начался снежный буран, и переселенцы наслаждались тем, что им позволили занять освободившиеся солдатские бараки. Как приятно не спать больше в повозках или на земле. В бараках уже затопили печи. Женщины решили по очереди готовить еду. Джо иногда скучала по уединению, но убеждала себя, что нужно наслаждаться дружеским общением, пока есть возможность, потому что как только наступит весна, у нее будет столько уединения, сколько она захочет. В последнее время даже Мэри Бун, казалось, стала дружелюбнее.

Когда Джо хотелось побыть одной, она, если позволяла погода, одевалась потеплее, обувалась в индейские мокасины, которые купила в форте по совету Клинта, брала из конюшни одну из лошадей и отправлялась на прогулку. Лагерь индейцев располагался за городом, но Джо быстро привыкла к их присутствию. Она даже подружилась со старой индианкой, которая всегда старалась сделать что-то приятное для Одинокой Белой Женщины – так она называла Джо. Старую индианку звали просто Старая Женщина. Она подарила Джо ожерелья, пояса и еще одни мокасины. Джо старалась объяснить, что не нужно делать ей подарки при каждой встрече, но той, казалось, это нравилось.

Когда Джо отправлялась на прогулку, горцы, от которых часто неприятно пахло, предупреждали ее, что не стоит отходить далеко от форта. Поблизости могут околачиваться люди, которые могут напугать женщину. Несмотря на то, что горцы часто были грязными и небритыми, Джо постепенно стала доверять им. Она знала, что может рассчитывать на их помощь в Монтане. Нельзя судить о людях по внешности. Джо научилась читать по глазам, сразу чувствуя уважение или неуважение к себе.

Горцы, казалось, восхищались ее мужеством и независимостью. На востоке благопристойные мужчины и женщины называли определенным словом женщин, которые предпочитали не выходить замуж и вести независимый образ жизни. Но здесь, на западе, все было по-другому. Человек, будь он мужчиной или женщиной, мог делать то, что ему хочется. Такие женщины, как Джо, здесь были редкостью, и мужчины, казалось, ставили их на пьедестал, благоговея перед ними. Но все же Джо не настолько глупа, чтобы считать, что так думают все мужчины в этом крае, поэтому никогда не отправлялась на прогулку без винтовки. В Коттон-вуд-Спрингсе она получила хороший урок.

Наступило Рождество. Его отпраздновали, срезав сосну и украсив ее попкорном, свечами и самодельными игрушками. Джо с трудом скрывала свою грусть, вспоминая, как она праздновала Рождество в Лоренсе, когда была маленькой девочкой; она вспоминала, как вместе с Анной открывала подарки, а отец с матерью наблюдали за ними. Также Джо вспоминала свое первое Рождество с Грегом. А теперь никого из них нет рядом. Джо надеялась увидеть хотя бы Клинта, связала ему в подарок шарф, но он так и не появился. Может, ему особенно больно вспоминать Рождество, после того, как погибли его жена и сын.

Джо написала еще одно письмо Анне, послав ей один из поясов Старой Женщины в качестве рождественского подарка. Она молила Бога, чтобы у сестры все было в порядке, и надеялась, что Дэррил уже вернулся домой.

Дни проходили скучно, один похож на другой. Выпало много снега, и теперь в течение двух-трех месяцев переселенцы не смогут покинуть форт. Женщины шили, готовили, ходили друг к другу в гости. Мужчины рубили дрова, курили, играли в карты и выпивали. В конце января выдался один из необычайно теплых дней, и Джо вывела Шэга на прогулку к скалистым валунам, с которых ветер всегда сдувал снег. Привязав лошадь к небольшому дереву, она взобралась на одну из скал, откуда открывался вид на форт. Джо любовалась величественными вершинами гор и чувствовала себя совсем иным человеком, совсем не той Джолин Мастерс, которая покинула Лоренс всего шесть месяцев назад. Казалось, все изменилось с тех пор, как она убила человека по имени Дули и потеряла все, что у нее было.

Вдруг Джо увидела приближающегося всадника, ведущего за собой груженую лошадь. Он ехал с севера и направлялся в форт. Даже на расстоянии Джо знала, кто это. Она ненавидела себя за то, что так рада снова видеть Клинта, и одновременно сердилась на него за то, что он уехал, не сказав ей ни слова. И все же Джо понимала, что мужчина имеет на это право, и решила вести себя так, словно ей безразлично, где он был.

Клинт остановился и изучающе посмотрел на Джо. Было видно, что он жил где-то вдали от цивилизации и отпустил бороду.

– Я думала, ты решил оставить меня здесь, – заметила Джо.

Он усмехнулся.

– У меня было такое желание.

– Где ты был?

Клинт бросил взгляд на окружавшие их горы.

– Там. Решил отдохнуть от людей и их проблем. Мне хотелось побыть одному и подумать.

Джо взглянула на груженую лошадь, через спину которой были переброшены туши двух оленей.

– Похоже, ты привез с собой немного еды. Он кивнул.

«Я соскучился по тебе, Джо», – подумал Клинт. – «Слава Богу, с тобой все в порядке».

«Я так боялась, что ты не вернешься, и я никогда больше не увижу тебя», – хотелось сказать ей.

– Да, немного. И я не забыл своего обещания. Ты не хочешь отправиться на охоту на пару оленей?

Глаза Джо загорелись при мысли, что можно будет пару дней забыть о монотонной жизни в бараках, пустой болтовне женщин и запахе сигар мужчин. Она улыбнулась.

– Я могу отправиться прямо сейчас. Клинт засмеялся и почесал подбородок.

– Ну, мне сначала нужно избавиться от этих туш и найти баню, иначе животные учуют запах за десять миль.

Джо не знала, продолжает ли он страдать, думает ли по-прежнему о Милли и своем сыне. Или, может, Клинт думал о ней, Джолин Мастерс, не зная, что делать со своими чувствами к ней? Они вместе направились к форту, и Джо решила больше ни о чем его не спрашивать. Она понимала, что для такого человека, как Клинт, одиночество так же необходимо, как дыхание. И потом, он всего лишь ее проводник. Чем он занимается – его личное дело. Джо радовалась, что Клинт вернулся, и с волнением ожидала свою первую охоту.

* * *

Он появился перед ее глазами так же тихо, как падающий снег. Джо уже очень долго сидела в засаде и чуть не уснула. Когда она открыла глаза, то с трудом поверила в то, что увидела. Это был огромный лось-самец, чьи рога напоминали дерево.

Джо не знала, далеко ли Клинт, но она не могла его позвать. Это был ее шанс. Они уже охотились два дня, и никого, кроме зайцев, не встретили. Джо нравилась такая жизнь, она любила приключения, любила этот дикий край. Ей нравилось ночевать под одеялами, присыпанными снегом. Теперь она понимала, что мужчинам может нравиться эта жизнь, но сама Джо не смогла бы жить так всегда. Женщина внутри нее желала иметь собственный дом, семейный очаг, печь для приготовления еды. Джо решила, что все это у нее будет, и довольно скоро. Следующей весной. Она отправится в Монтану, и у нее будет свой дом. Но чтобы выжить, надо уметь добыть себе пищу.

Джо медленно и спокойно положила винтовку на упавшую ветку, упершись в плечо прикладом. Затем прицелилась, как учил ее Клинт. Произнеся про себя небольшую молитву и прося прощения за то, что убивает такое прекрасное животное, Джо решила доказать Клинту, что она может это.

Сердце женщины билось так сильно, что она боялась, что животное услышит и убежит. Но лось продолжал стоять, грызя кору дерева. Джо нажала на курок. Винтовка уперлась ей в плечо, и на какое-то мгновение Джо вспомнила, как убила Дули. Она не могла забыть, как кусочки плоти забрызгали ее лицо. Джо передернуло, и вдруг она увидела, как животное споткнулось, немного пробежало и упало.

– Джо? С тобой все в порядке? – раздался сзади голос Клинта.

– Иди быстрее сюда! Я убила лося! Я попала в него! – Она бросилась к животному, едва способная поверить в то, что попала в лося с одного выстрела. Клинт быстро догнал ее, и они вместе подбежали к животному.

– Да, черт возьми!

– Мне просто повезло, Клинт. Я почти заснула, открыла глаза, а он стоит передо мной, словно мне послал его Господь Бог. – Джо подошла к животному и погладила его. – Какой он красивый! Мне плохо от того, что я убила его, Клинт.

– Большинство людей, любящих животных, не любят убивать их. Но это необходимо, Джо. Поступай, как индейцы: они благодарят Дух за то, что тот послал им животное. А у тебя хорошо получилось. Давай-ка посмотрим, хватит ли тебе сил освежевать его.

Джо взглянула на Клинта и поморщилась.

– Освежевать? Он засмеялся.

– Если ты собираешься охотиться одна, то должна уметь выпотрошить животное. Ты говорила, что один раз помогала отцу свежевать лося.

Джо посмотрела на лося и снова погладила его.

– Да, помогала, но он уже был выпотрошен.

– Значит, тебе необходимо научиться это делать. И свежевать нужно сразу, пока лось не испортился. – Клинт вытащил нож – тот же нож, которым он убил человека, напавшего на нее в Коттон-вуд-Спрингсе. – Вот, бери нож, и давай начинать.

Джо взяла нож у него из рук и поднялась, осматривая животное.

– Я не знаю, с чего начать.

– Чтобы было легче, нужно связать передние и задние ноги, чтобы не мешали. – Клинт связал ноги лося, взял нож из рук Джо и приставил его к груди животного, прямо между ребер. – Нужно сделать прямой разрез вниз. Посмотрим, хватит ли у тебя сил. Голову мы сохраним – сделаем из нее чучело. Тебе захочется иметь ее на память, повесить над камином, когда у тебя будет собственный дом.

Эти слова музыкой прозвучали в ушах Джо. Клинт произнес их так, словно не сомневался, что у нее будет собственный дом. Джо опустилась на колени рядом с лосем, закрыла глаза, мысленно произнося молитву, благодаря Великого Духа, как это делают индейцы. После молитвы она почувствовала себя лучше. Джо снова взяла нож из рук Клинта и приставила его там, где показал Клинт, затем сильно нажала, стараясь не жалеть животное – лось уже был мертвым. Ей понадобились все силы, но все же Джо удалось разрезать живот посередине. Она понимала, что Клинт сделал бы это одним сильным движением. Несмотря на холод, Джо вся покрылась потом, поэтому сбросила с себя пальто из медвежьей шкуры, купленное в форте в обмен на посуду. Такое пальто было для нее более важным, чем кастрюли и чашки. Ей хватит той посуды, которая у нее осталась.

Джо сбросила пальто, глубоко вздохнула и вонзила нож глубже, стараясь добраться до внутренностей. Она чувствовала странное родство с этим лосем, его теплую кровь на своих руках, и неожиданно обрела большую, чем когда-либо, уверенность, что выживет на этой земле.

Клинт с радостью и восхищением наблюдал за ней. Последние несколько недель он спорил с самим собой о Джолин Мастерс, думал, сможет ли снова полюбить женщину, и решил, что не хочет испытывать новую боль. И пока он не примет решения, пока не скажет вслух, что любит Джо, пока не займется с ней любовью – до этих пор Клинт смог бы пережить, если что-то случится с ней. Он потеряет хорошего друга, но не любимую женщину, свою жену, может быть, мать своего ребенка. Клинт был убежден, что не предназначен для оседлой жизни. Вот почему Бог забрал Милли и Джеффа, и другой миссис Ривз никогда не будет.

Кроме того, ему хотелось, чтобы Джо всему научилась и осуществила то, что задумала. Клинт не хотел разрушать ее мечты и решимость доказать, что женщина способна выжить на этой дикой земле. Поэтому он будет сидеть и наблюдать. Ему хотелось представить Джо возможность самой завоевать эту землю и полюбить ее так, как любит он. Но проблема не в том, что Клинт тайно влюбился в Джолин Мастерс: чем больше она стремилась доказать свою независимость, тем сильнее он любил ее. Клинт никогда не думал, что будет ценить дружбу женщины так, как ценил мужскую дружбу. Но Джо не была похожа ни на одну женщину, даже на Милли.

Она подняла на него глаза, взгляд ее был полон возбуждения и сомнений.

– Я правильно делаю?

Клинт изучающе рассматривал ее. Интересно, приходила ли хоть раз ей в голову мысль, как трудно удержаться, чтобы не залезть к ней под одеяло, почувствовать тепло ее тела и прижать к себе. Клинт уехал на несколько недель, чтобы побороть свои чувства, но это не помогло. Даже несмотря на то, что он заставлял себя думать о Милли, только о Милли.

Клинт взял нож из рук Джо.

– Не совсем. Я покажу тебе пару приемов.

Джо наблюдала за его работой. Ей хотелось прыгать от радости. Она убила лося! Она не дождется, пока все увидят это! Как бы ей хотелось, чтобы здесь была Анна. Скорее бы добраться до Монтаны. У нее будет свой дом и камин, над которым она повесит голову лося. Это ее первая охотничья добыча.

 

ГЛАВА 13

«Дорогая Анна.

Сегодня мы покидаем форт Бриджер. Весна наконец наступила. А весна в горах – это великолепное зрелище, какого я никогда не видела. Разнообразие диких цветов просто невероятно, а краски – настоящее чудо. Многие цветы появляются прямо из-под снега. Вполне возможно, что в пути нас застанет снегопад, но Клинт считает, что от этого никуда не деться.

Хотя я счастлива, но на сердце у меня тяжело. Приходится расставаться с людьми, с которыми мы несколько месяцев добирались до форта Бриджер. Мы стали так близки. Я буду скучать даже по миссис Бун, которая так груба со всеми. Прошлую зиму я ухаживала за ней, когда та болела пневмонией. С тех пор она стала добрее, но все равно считает меня непредсказуемой женщиной из-за того, что я отправилась на охоту с Клинтом. Не знаю, что думают по этому поводу другие, но мне все равно. Я убила лося, его голова и рога у меня в повозке. Я везу их в Монтану».

Джо посмотрела на бараки, где спали поселенцы. Сама она спала сегодня в повозке, так как все свои вещи перенесла туда. Клинт решил отправиться в путь на рассвете. Джо пристроилась к бочке, писала на коленях, пальцы ее окоченели от холода. Глаза Джо затуманились, когда она вспомнила о вчерашнем ужине, устроенном в ее честь. Сара специально испекла пирог и подарила ей несколько салфеток, которые вышивала для «нового дома». Пожилая женщина со слезами на глазах обняла ее, Джо тоже плакала, как будто расставалась с собственной матерью.

Она продолжила письмо, рассказывая Анне об этом ужине и подарках. Мэри Бун подарила Джо набор тарелок, Марта Сиверс две банки консервированных персиков, которые везла еще из Лоренса. От Бесс Хиллз Джо получила вязаный шерстяной платок, Старая Женщина подарила ей изделие из кожи буйвола, украшенное бусами. Индианка пришла на прощальный ужин, но скромно сидела в углу, отдельно от других.

«Беннет Киль подарил мне очень хороший топор, – продолжала Джо письмо. – Он сказал, что мне понадобится второй, когда мой затупится и выйдет из строя. Он посоветовал мне запасти побольше дров на следующую зиму. Бен не верит, что я смогу выжить одна в Монтане. Мне кажется, у мистера Киля были серьезные намерения на мой счет, поскольку он вдовец. Он не раз предлагал мне изменить планы и поехать в Орегон. Бен хороший человек, но не тот, за которого я могла бы выйти замуж. Я не хочу, чтобы мне постоянно указывали, что и как делать.

Я писала тебе раньше о своих чувствах к Клинту Ривзу, но он несчастный человек, предпочитающий одиночество. Он не тот человек, которого я могла позволить себе полюбить. Сейчас я думаю только о том, как обоснуюсь в Монтане. Надеюсь, что когда-нибудь ты сможешь приехать ко мне в гости. Клинт считает, что со временем сюда проведут железные дороги. В это трудно поверить, но если это произойдет, мы сможем приезжать друг к другу на поезде.

Мне пора идти. В любую минуту мы можем отправиться в путь. Я надеюсь, ты сможешь прочитать это письмо. Я пишу его при тусклом свете лампы, а мои пальцы закоченели от холода. Я люблю тебя и очень по тебе скучаю, Анна. Да поможет тебе Бог. Когда я устроюсь, я напишу снова и сообщу свой адрес. С любовью, Джо».

Она сложила письмо, заклеила конверт, затем погасила костер. Они с Клинтом уже позавтракали. Джо сходила на почту и отдала письмо Баку Уэбстеру, бородатому горцу с длинными волосами, которого Джо хорошо знала. Бак обещал отправить письмо с первым грузоперевозчиком, прибывающим из Солт-Лейк-Сити. Когда Джо вернулась к повозке, Клинт уже седлал Сандамса, ее черного мерина.

– Что ты делаешь?

– Ты поедешь верхом. С нами отправляются восемь горцев, которые хотят попытать счастья на золотых приисках, и Билл Старк. – Клинт закрепил подпругу под животом Сандамса. – Старк решил отправиться вместе с золотоискателями в Вирджиния-Сити. Возможно, там он сумеет открыть дело и неплохо заработать на пошиве обуви. Он одинокий человек, и для него не имеет значения, куда отправляться – на запад или на север.

– Клинт, где ты взял это седло? Я не могу позволить себе купить его.

Он еще раз проверил подпругу, убедившись, что она хорошо закреплена.

– Это подарок от меня. Тебе вчера все что-нибудь дарили. Это лучшее, что я мог придумать.

Сердце Джо переполнилось благодарностью, она чувствовала свою вину перед Клинтом – он слишком много для нее сделал.

– Клинт, уже то, что ты согласился взять меня с собой, подарок для меня. Ты так помог мне.

– Просто прими подарок и не возражай. Еще слишком холодно, чтобы идти пешком. Кроме того, тебе не придется управлять быками каждый день, вместо тебя это будут делать по очереди все мужчины. А когда наступит твоя очередь, ты тоже сможешь управлять ими. Таким образом, это ни для кого не будет утомительным. Сегодня ты поедешь верхом. – Он обернулся и посмотрел на Джо, положив руку на круп лошади. – Садись. Тебя поддержать?

Глаза женщины снова наполнились слезами.

– Не знаю, что сказать… Все так добры ко мне.

– Все желают тебе удачи в Монтане. И я тоже.

Джо рассматривала красивое лицо Клинта, желая, чтобы обстоятельства были другими, и в их прошлом не было столько боли. Если бы они встретились раньше, все могло быть иначе. Возможно, они смогли бы полюбить друг друга и даже стать мужем и женой.

– Спасибо, – тихо ответила она. Джо подошла, вставила ногу в стремя и вскочила на лошадь. Юбка задралась, приоткрыв ногу. Джо быстро одернула юбку, но Клинт успел увидеть стройную лодыжку. Это напомнило ему тот день на реке, когда он держал в воде обнаженную Джо. Клинт не мог забыть ее полную грудь, плоский живот, стройные ноги. Как он мечтал обладать этим прекрасным телом! Клинт отвернулся, боясь взглянуть в глаза Джо.

– Сейчас придут остальные. Я схожу за своей лошадью. Сегодня твоих быков поведет Хью Рид.

Клинт отправился за своей лошадью. Вторая вьючная лошадь уже стояла, привязанная к столбу. Вскоре подошли остальные. Хью Рид подъехал к повозке Джо, спешился и привязал свою лошадь к повозке.

– Вы уверены, что хотите вести моих быков, Хью? – спросила Джо.

– Нет проблем, мэм. Мы все будем делать это по очереди. – Хью Рид достал из повозки Джо плетку и хлестнул ею быков, которые уже были запряжены и готовы к дороге. Он прикрикнул, и Брут и Голиаф снова потащили повозку. Они отдыхали всю зиму, окрепли и набрались сил.

Мимо Джо проехали несколько мужчин. Одни просто приподнимали шляпу, другие кивали и здоровались, третьи желали счастливого пути в Монтану.

Джо понимала, что она в надежных руках. У всех этих мужчин был опыт общения с индейцами, все они были хорошими охотниками. Они знали этот дикий край как свои пять пальцев. Кроме Хью Рида, здесь был Мос Баркли, Лэрри Блэк, Бен Уизз, Рэнди Макгрегори, Джон Дюпре, которого все называли «французом», и «счастливчик» Гарольд Стрикленд. Джо не могла описать каждого из них в отдельности, за исключением Лэрри и Рэнди, которые были моложе остальных, возможно, ровесники Клинта, примерно лет тридцати. Другим было около сорока, а Мосу Баркли и Счастливчику – почти пятьдесят. Но все они были сильными суровыми людьми, закаленными жизнью под открытым небом. Большинство были одеты в кожаные штаны и куртки, меховые шапки. Все носили бороды и были хорошо вооружены.

Джо понимала, что если бы не ее присутствие, то Клинт был бы таким же небритым и грязным, как и остальные. Но в это утро он был чисто выбрит, кожаные штаны и куртка выглядели новыми. Возможно, он купил их у местных индейцев. Когда Джо подошла к Клинту, чтобы сесть на лошадь, она уловила едва ощутимый запах мужчины и кожаной одежды, который всегда волновал ее.

Джо и Клинт следовали за Мосом и Беном, а Билл Старк шел последним, управляя своими быками.

Джо оглянулась на бараки, где спали те, кого она считала своими лучшими друзьями в течение нескольких месяцев. Они будут ждать здесь попутчиков до Орегона. Ей вдруг стало грустно: ведь она может никогда не увидеть их снова. Особенно Джо будет скучать по Саре, ей также жаль расставаться со Старой Женщиной. Бесс стала для нее словно сестра, и даже стеснительная Марта Сиверс доверилась ей и стала хорошей подругой. Глаза Джо наполнились слезами. Она снова оглянулась, вспоминая тот ужасный день, когда покидала Лоренс.

«Жизнь полна расставаний», – сказал ей тогда Клинт.

Джо взглянула на него, понимая, что наступит день, когда ей придется расстаться с Клинтом Ривзом.

– Поехали, – сказал он. – Поезжай впереди меня, я расскажу тебе, как работал проводником в армии. Я научу тебя, чего нужно остерегаться, когда будешь жить одна: как читать следы, как узнать, не проехали ли впереди индейцы.

Клинт пустил лошадь галопом и обогнал всех. Джо следовала за ним. Как приятно снова ехать верхом. Садамс стремительно выскочил на поляну, покрытую снегом и пробивающимися сквозь него полевыми цветами. Поднимающееся над восточным краем гор солнце отбрасывало красивый отсвет, хотя самого солнца еще не было видно. Все говорило о том, что их ждет прекрасный день. Джо решила не думать о грустном расставании и больше не оглядываться, как она делала, прощаясь со своей старой фермой. Сейчас она направлялась в Монтану.

* * *

Они проезжали по живописной местности, стараясь держаться у подножия Скалистых гор и направляясь в горный массив Титонс. Джо принимала участие в охоте и управляла быками. Это зрелище заставляло посмеиваться мужчин, особенно когда она старалась властно покрикивать на животных. Джо казалась такой маленькой и беспомощной по сравнению с огромными быками, но вскоре доказала, что может справляться с ними не хуже мужчины.

Повсюду радовали глаз распустившиеся цветы, начали появляться зеленые листочки осин. Но ночи по-прежнему были очень холодными, и Джо спала около костра, с головой укрывшись кучей одеял и медвежьей шкурой, которую ей дал Мос Баркли. В их группе не было ни одного мужчины, кто не мечтал бы забраться под одеяло к этой храброй женщине из Канзаса. Но это были лишь мечты. Никто никогда не решился бы на это, так как все знали, что Джолин Мастерс заставила бы их очень пожалеть о содеянном.

Через две недели их настиг снежный буран, заставив путешественников укрыться в пещере глубокого каньона, через который они проезжали. В течение двух дней выл сильный ветер, какой бывает только в горах. Ветер завывал так, что Джо казалось, что она покинула землю и находится где-то на одинокой планете. Когда она по необходимости выходила из пещеры, она каждый раз молила Бога, чтобы ее не засыпало снегом и она смогла благополучно вернуться в теплую пещеру. Ветер был таким сильным, что, казалось, мог унести ее обратно в Канзас.

– Трудно путешествовать с такой хорошенькой женщиной, Клинт? – спросил как-то Бен Уилз, когда Джо не было в пещере.

– А как ты думаешь? Я путешествую с ней девять месяцев, с самого Канзаса.

Все мужчины усмехнулись.

– Ты хочешь ее, не так ли, Клинт? – вопрос исходил от Хью Рида.

Клинт взглянул на Билла Старка, который был из первой группы переселенцев, затем снова посмотрел на костер, держа над огнем кусок оленьего мяса, нанизанный на конец палки.

– Какой мужчина откажется от этого. Но после того, что произошло в Миннесоте, я больше не хочу связывать себя с женщиной. Кроме того, Джо независимая женщина, и у нее свои собственные планы.

– Я никогда не встречал такой женщины, – включился в разговор Лэрри Блэк. – Она не намного моложе меня. Как ты думаешь, я могу ей понравиться?

Клинта охватил приступ ревности, который он попытался скрыть.

– Сейчас ей не нужен мужчина. Запомните все. В этой войне она потеряла отца и мужа. Джо хочет, чтобы ее оставили в покое. Поэтому приберегите свои желания для проституток в Вирджиния-Сити. Кроме того, ты не ведешь оседлую жизнь, Лэрри. А Джо не из тех женщин, с которыми можно переспать, уйти и забыть. Она никогда…

Вошла Джо, и разговор прекратился. Все мужчины странно смотрели на нее, и Джо покраснела, почувствовав, что говорили о ней. Она не боялась ни одного из них, но все же были моменты, подобные этому, когда она чувствовала себя неловко, словно ее выставили на всеобщее обозрение.

Клинт рассмеялся и протянул ей мясо.

– Вот твой ужин, – сказал он и повернулся к остальным. – Вы тоже займитесь ужином. Достаньте колоду карт или что-то еще и прекратите пялиться на миссис Мастерс. Она одна из нас, запомнили? Она может ездить верхом, освежевать оленя не хуже любого мужчины.

Все отвели глаза, неожиданно смутившись, некоторые нервно покашливали. Француз засмеялся и достал колоду карт. Джо благодарно посмотрела на Клинта, взяла у него из рук мясо и села ужинать.

* * *

Через два дня они решили снова отправиться в дорогу, пробираясь через снежные заносы, стараясь избегать речек, слишком бурных в весеннее половодье. Путешественники решили не подниматься в горы, а ехать через долину, опасаясь схода снежных лавин, и несмотря на то, что дороги внизу были очень грязными. Но иногда у них не оставалось иного выхода, как подниматься в горы. Чтобы облегчить езду верхом, Джо разрезала одну из юбок прямо посередине и сшила вместе половинки. У нее получилось что-то вроде брюк, похожих на юбку. Теперь она могла вскакивать на лошадь, не волнуясь о том, что что-то будет видно. В Вирджиния-Сити Джо купит себе мужские брюки, которые очень удобны для жизни за городом. Она уже давно перестала стараться выглядеть и одеваться, как «приличная женщина».

Джо сомневалась, наступил ли когда-нибудь время, когда она снова сделает себе красивую прическу и наденет платье, украшенное кружевом. Все это казалось теперь таким малозначительным. Ей больше нравилось вести себя как мужчина. Но Джо знала, что глубоко внутри она обладает одним женским инстинктом, который ей пока удается скрывать, но однажды он выйдет на поверхность. Джо редко думала об этом, за исключением тех мгновений, когда Клинт Ривз находился слишком близко к ней или случайно касался ее. Только тогда в ней возникало болезненное желание, напоминавшее, что она все еще женщина, а Клинт мужчина в полном смысле этого слова. Хорошо, что рядом столько мужчин, и они не имеют возможности быть наедине. В присутствии посторонних Джо было легче вести себя естественно и держать данное себе слово не связывать свою жизнь ни с одним мужчиной.

Они добрались до гор Титонс только через три недели. Джо не могла налюбоваться ими. Однажды Клинт даже взял под уздцы ее лошадь, так как женщина не могла оторвать взор от живописных вершин, покрытых снегом, которые, казалось, все время менялись по мере движения солнца. В неприступных горах они видели ущелья, хребты и долины. Иногда горы казались фиолетово-голубоватыми, подернутыми дымкой. Затем вдруг становились ярко-серыми, и вдруг снова розовыми.

Путешественники направились через Джексон Хоул, широкую долину, заполненную лугами и топями, хлопковыми деревьями, осинами, соснами, озерами и речками. Через долину протекала шумная Снейк-Ривер. Клинт предупредил, что в этих местах часто скрываются преступники. Но не преступники потревожили их послеобеденный сон. Сначала послышались громкие крики, а затем на противоположном холме показалась группа приближающихся раскрашенных воинов.

– Сиу! – закричал Мос.

Джо не сомневалась, что пожилой человек прав. После многих лет, проведенных на этой земле, он мог уже на расстоянии определить, какое из индейских племен приближается к ним.

– Быстрее! Спрячемся в скалах! – закричал Клинт. Бросайте повозки! – Он обернулся к Джо. – Держись рядом со мной!

Хью Рид бросился к повозке Джо, отвязал свою лошадь, вскочил на нее и поскакал к Биллу Старку. Мужчины присоединились к остальным. Индейцы следовали за ними по пятам.

Прижимая винтовку, Джо скакала словно ветер, довольная тем, что под ней Сандамс, ее самая быстрая лошадь. Грязь и снег летели из-под копыт, когда группа людей скакала к холму, усеянному валунами. Они еще не успели подъехать, как Джо почувствовала, как сильная рука стянула ее с лошади. Клинт на ходу соскочил со своей лошади, схватил Джо на руки, забежал за большой валун и опустил ее. Джо вскинула винтовку, другие мужчины тоже приготовились к стрельбе. Она увидела, как Билл Старк упал с лошади Хью Рида со стрелой в спине.

– О Боже! – воскликнула Джо.

Хью постарался захватить с собой как можно больше лошадей, быстро заведя их за валуны и привязав. В это время индейцы подскакали к повозкам, объехали их вокруг, проверяя, что внутри.

– Может, они ограбят повозки и оставят нас в покое, – тихо заметил Счастливчик Клинту.

– Если бы так. Но что бы ни случилось, они не получат женщину. Понятно?

– Никто из мужчин не допустит этого, – ответил Бен Уилз.

Джо покраснела, чувствуя себя обузой для всех. Она взглянула на Клинта, лицо его посуровело, глаза горели гневом, когда он прилаживал винтовку к выступу скалы, готовясь стрелять. Джо понимала, о чем он думает в этот момент.

– Они жаждут крови, Клинт, – закричал Рэнди. – Я вижу это по их глазам.

– Я тоже вижу, – пробормотал Клинт. – Всем приготовиться. Подпустим их ближе. Берегите патроны. Если мы сейчас не отобьемся, они могут продержать нас здесь довольно долго.

С тяжелым сердцем Джо наблюдала, как индейцы грабили ее повозку. Она молила Бога, чтобы они не сожгли ее. Индейцы сложили добычу в кучу и еще раз объехали вокруг повозки. Затем они поскакали к скалам, крича и гикая. Их лица были раскрашены яркими полосами, винтовки и стрелы наготове. Джо тоже прицелилась, но решила подождать, когда начнут стрелять другие, а затем нажала на курок, почувствовав толчок в плечо.

К ее изумлению, индеец, в которого она целилась, упал с лошади. Она была так удивлена и ошеломлена, что так просто застрелила еще одного человека, что ей понадобилось какое-то время, чтобы снова прицелиться и выстрелить. На этот раз она промахнулась. На взгляд Джо, индейцев было около тридцати человек. Мужчины рядом с ней стреляли метко, и семь индейцев уже лежали мертвыми. Джо старалась не думать о бедном Билле Старке, пронзенном стрелой. Лучше бы он отправился в Орегон. Джо уже начала сомневаться, правильный ли она сделала выбор.

Индейские воины снова начали атаку. Мос Баркли вскрикнул, когда стрела попала ему в верхнюю часть плеча. Стиснув зубы, он вытащил ее и продолжал стрельбу, кровь текла у него из раны. Сейчас не время было удивляться, как человек его возраста может быть таким отважным и сильным. Джо выстрелила снова. Увидев, что вместо индейца ранила его лошадь, она сильно расстроилась, понимая, что убить животное гораздо труднее, чем человека.

Лошадь встала на дыбы и рухнула, придавив собой индейца, который остался неподвижно лежать. Джо перезарядила винтовку. Клинт продолжал целиться, убив еще двух воинов. Он подал ей свою винтовку и достал пистолет.

– Заряди для меня, хорошо?

Джо безмолвно повиновалась, выхватив патроны из своей сумки, висевшей через плечо. Она почти закончила заряжать винтовку, когда вдруг лошадь индейца перескочила через валун, за которым прятались Клинт и Джо. Женщина была так напугана, что даже не вскрикнула. Индеец спрыгнул с лошади прямо на Клинта, повалив его на спину. Джо видела, как пистолет выпал из рук Клинта. Она подползла, подняла пистолет и, решив попытаться помочь мужчине, выстрелила в индейца.

– Джо, осторожно! – вдруг закричал Хью Рид. Джо услышала выстрел из ружья Хью, и индеец, стоявший на скале позади Джо, замер на секунду, получив пулю в грудь. Он упал вперед, и Джо едва успела отскочить в сторону, чтобы он не рухнул прямо на нее. Женщина снова взглянула на Клинта и увидела, как тот выбил нож из рук индейца, а затем этим же ножом нанес ему удар в грудь.

Джо поморщилась, отвернулась, пробралась к скале, где лежала ее винтовка, и снова прицелилась в индейца. Он упал с лошади, но снова вскочил, кровь текла из раны на его руке. Индеец вскочил на лошадь и ускакал. Клинт опять был рядом с Джо. Он молча зарядил винтовку, руки его были в крови индейца, которого он только что убил. Клинт поднял винтовку и прицелился, и Джо заметила глубокий разрез на рукаве его меховой куртки. Рукав весь промок от крови.

– Клинт, твоя рука!

– Не беспокойся об этом! Продолжай стрелять! Джо повиновалась, но индейцы отъехали уже далеко. Они снова окружили повозки, собирая добычу. С невыносимой болью Джо наблюдала, как они отвязали двух ее апполосов и рыжего мерина. Вскоре индейцы ускакали.

– Мы показали им! – закричал Лэрри. – Правда, Мос? Мы убили половину индейцев!

Клинт наблюдал, как сиу уезжали. Казалось, ему было плохо. Он стоял, прислонившись к скале и опустив голову.

– Как ты думаешь, Мос, они вернутся? – спросил Лэрри своего друга.

– Не думаю. Во-первых, они забрали припасы, а во-вторых, им достались три прекрасные лошади. Они считают, что хорошо проучили нас. А кроме того, индейцы убедились, что мы тоже опытные стрелки. Не так ли, Клинт?

Клинт поднял голову и глубоко вздохнул.

– Клинт, давай я перевяжу тебе руку, – предложила Джо.

Он странно взглянул на нее, в его глазах снова промелькнула глубокая печаль. Клинт засунул пистолет в кобуру, вскинул на плечо винтовку и пошел прочь.

– Клинт.

– Оставьте его, миссис. Оставьте его в покое. Сейчас мы отправимся к повозкам и посмотрим, чем мы можем помочь Мосу. У него ранено плечо.

Джо посмотрела вслед Клинту. Его груженая лошадь засеменила за ним. Он остановился, достал из сумки буйволовую кожу и направился к отдаленному холму, исчезнув в сосновой роще. Хью осмотрел тело Билла Старка.

– Он мертв, – сообщил Хью. – Давайте похороним его.

Несколько человек помогли отнести тело, затем вернулись к повозкам. Джо увидела, что большая часть продуктов исчезла, как и часть одежды и кухонной посуды.

Счастливчик похлопал ее по плечу.

– Не переживайте, мэм. В такие моменты надо радоваться, что не случилось ничего худшего. Они не сожгли повозки, мы потеряли только одного человека, и они не добрались до нас. Нам также повезло, что украден не весь наш скот.

– Мне были очень нужны те лошади, Счастливчик.

– Я знаю. Но послушайте, у нас осталась повозка Старка, и в ней много вещей. Ручаюсь, он хотел бы, чтобы все досталось вам. У вас появятся дополнительные быки, еще одна повозка и кое-какие припасы. У него там есть инструменты. Вы можете продать то, что не нужно, в Вирджиния-Сити, а на вырученные деньги купить лошадей, продукты и все остальное. Все будет хорошо.

Джо смотрела в сторону холма, за которым исчез Клинт.

– С ним все будет в порядке? Счастливчик покачал головой.

Мистер Ривз очень страдает. Он потерял жену и ребенка, и это оставило глубокую рану в его сердце. Он никогда никому не рассказывал обо всем, что произошло. Нашел ли он свою семью, и что индейцы с ними сделали, – никто не знает. Я думаю, Клинт просто не в силах говорить об этом. Поэтому оставьте его. Через некоторое время он вернется. А вы займитесь раной Моса.

– Но Клинт тоже ранен.

– Он сам о себе позаботится. Мы все умеем это. Но поскольку вы здесь, Мосу будет гораздо легче, если ему поможет красивая женщина.

Джо грустно улыбнулась и начала наводить порядок в повозке, пытаясь найти виски и марлю. Индейцы не заметили бутылку виски, спрятанную глубоко в повозке. Джо смотрела на оставшиеся вещи, не зная, с чего начать. Она вылезла из повозки и занялась раной Моса. Остальные мужчины копали могилу для Билли Старка. Затем они похоронили его, устроив траурную церемонию. Клинт так и не вернулся. Путешественники поднялись с повозками и скотом на более высокое место и расположились на ночлег.

Следующие два часа Джо потратила на наведение порядка в повозке. Она нашла кое-какие продукты в повозке Старка и была благодарна за них. Но ей хотелось плакать из-за украденных лошадей. Она так заботилась о них и так к ним привязалась.

Стемнело, и неожиданно у костра появился Спирит. Джо вспомнила, что не видела пса во время нападения индейцев. Она подняла собаку и обняла ее.

– Где ты был, мальчик?

– Хитрый пес, – заметил Француз. – Как только появились индейцы, он скрылся.

Все засмеялись. Джо опустила Спирита на землю и пошла к ближайшим кустам. Луна ярко освещала местность. Джо поднялась выше на холм и вдруг увидела высокую широкоплечую фигуру Клинта.

– Клинт?

Мужчина стоял словно тень, но Джо знала, что это он.

– Клинт, с тобой все в порядке? Неожиданно он схватил ее за руки и притянул к себе. Его горячие губы впились в губы Джо, сильные руки обняли ее.

 

ГЛАВА 14

Все тело Джо разрывалось от желания, которое она так долго прятала в глубине себя и которое заставило ее со страстью ответить на поцелуй Клинта. Но разум подсказывал ей, что она ведет себя глупо и неправильно. Клинт застонал, проникнув языком между ее губ, и опуская Джо на землю.

В первый момент, охваченная страстью, Джо не обратила внимания на запах виски изо рта мужчины. Внезапно Клинт положил ее на землю и навалился сверху. Джо почувствовала, как его твердая плоть упирается ей в пах. Поцелуи его стали настойчивыми, причиняя боль. Джо старалась прислушиваться к здравому смыслу, хотя только сейчас поняла, как сильно она хотела этого мужчину. Но она не могла этого допустить, по крайней мере, таким образом. Клинт был пьян и принимал ее за кого-то другого. Ей удалось отвернуть от него свое лицо.

– Клинт, не надо. Это нехорошо.

– Почему нет? – почти прорычал он. – Я хочу тебя, а ты хочешь меня. Зачем это отрицать? – Он начал целовать шею женщины. Джо с трудом сдерживала свои желания. Это был не тот Клинт Ривз, которого она знала и хотела. В его движениях не чувствовалось нежности, когда он схватил Джо за грудь. Ей не хотелось ставить Клинта в неловкое положение и кричать, чтобы услышали остальные. Она схватила его за руку и снова оттолкнула.

– Прекрати, Клинт! – прошептала Джо.

Он снова начал целовать ее. Клинт был слишком сильный мужчина, чтобы его можно было остановить, просто оттолкнув. Но Джо знала, что он никогда насильно не овладеет ею, даже будучи пьяным. Она только собиралась дать ему понять, что не хочет, чтобы это произошло таким образом. Клинт продолжал целовать ее шею, опускаясь все ниже. Джо отпрянула назад и изо всех сил ударила его кулаком в ухо. Клинт заворчал и выругался, отстранившись от нее. Джо быстро вскочила на ноги.

– Извини, – тихо сказала она. – Но ты пьян, Клинт. Ты не меня хотел. Ты не можешь отрицать, что думаешь о другой.

Клинт прижал руку к уху.

– Черт возьми! – Он медленно поднялся на ноги, потирая ухо, и подошел ближе к Джо. – Почему, черт возьми, ты всегда считаешь себя правой?

Неожиданно Джо почувствовала сожаление и угрызения совести. Клинт действительно хотел ее, Джолин Мастерс, а не другую. Может, ей нужно было уступить? Может, это уменьшило его страдания? Нет. Не имеет значения, как сильно страдает Клинт. Джо не собирается жертвовать своей гордостью и достоинством, чтобы успокоить его. Он бесцеремонно разбудил в ней нестерпимые желания, и Джо не хотела переживать все заново.

– Боже, ну что с тобой происходит, Клинт? простонала она. – Почему ты так пьешь? – Глаза ее наполнились слезами. – Или это из-за нападения индейцев? Клинт, с нами все в порядке.

Он схватил Джо за руки и крепко сжал.

– Да, на этот раз все в порядке. На этот раз! Почему они не ускакали тогда, в Миннесоте? Зачем они забрали с собой Милли и Джеффа, пока я лежал без сознания?

– Клинт, это уже в прошлом! Ты должен перестать вспоминать об этом снова и снова. И перестань пить. Виски тебе не поможет. Это только погубит тебя!

Клинт еще сильнее сжал ее руку.

– Ты не знаешь всего, не знаешь… – простонал он.

– Чего я не знаю? Ты был тяжело ранен. Ты пытался спасти их, но не мог. Такое случалось и с другими. По крайней мере, Милли и твой сын мертвы. Индейцы убили их, и они больше не страдают.

Клинт покачал головой.

– Нет! – вырвалось у него вместе со сдавленными рыданиями. – Я… Я убил их, – задыхаясь, выдавил он. – Я не хотел, чтобы они мучились…

Глаза Джо расширились от ужаса. Она положила руки ему на грудь.

– О Боже, – прошептала она. – Клинт, прости меня.

Неожиданно раздался голос Хью Рида.

– С тобой все в порядке, Джо? Я слышу голоса. Джо слышала, что Хью направляется в их сторону.

– Все в порядке, Хью, – быстро ответила она. – Это Клинт.

– Клинт? Ну ладно, скажи, пусть возвращается в лагерь. Завтра утром мы отправляемся.

Хью вернулся к костру, а Джо снова взглянула на Клинта.

– Как это произошло, Клинт? Ты должен обо всем мне рассказать, и тебе станет легче. Иначе это погубит тебя.

Клинт убрал ее руки со своей груди.

– Я уже погиб, – сказал он и пошел прочь. Джо звала его, но мужчина исчез в темноте.

Она опустилась на бревно. Хорошо, что ее скрывала темнота. Где-то вдали выл волк. Джо подумала о том, как сейчас страдает, а, возможно, и плачет, Клинт Ривз. Ее уже не пугали ночные звуки. В данный момент Джо не думала об опасности ночи. Ее мысли были заняты Клинтом Ривзом. Она думала о том ужасе, который преследует его, и о страсти, которую он возбудил в ней. Как приятно прижаться к его широкой груди, ощущать его прикосновения, почувствовать желание.

Джо знала, даже не испытав, какое наслаждение может доставить Клинт женщине. Может, грех думать о таких вещах, но прошло уже почти три года после смерти Грега, и с тех пор Джо только пожимала мужчинам руки. А сейчас ей встретился настоящий мужчина, но слишком поглощенный своим горем, чтобы стать частью довольно сложной жизни Джо. Если бы он не был так непредсказуем… если бы не пил… Но горе заставляло его продолжать пить.

Нет. Джо не позволит себе полюбить его, она не должна позволить своим желаниям брать верх над благоразумием. Клинт Ривз – это не тот человек, которого может полюбить женщина. Он бродяга с непредсказуемым характером, весь поглощенный своим горем, и никак не может забыть свою жену. А у Джо свои собственные планы на дальнейшую жизнь.

Она коснулась рукой губ, затем груди. Интересно, будет ли Клинт помнить об этих прикосновениях? Но самым трудным для Джо было то, что она желала этого, и на какое-то короткое мгновение даже хотела позволить ему все. Джо боялась, что одиночество и нестерпимое желание могут превратить ее в порочную женщину, и поклялась себе никогда не поступаться моральными правилами и своим достоинством ради краткого мгновения страсти. Это должно быть настоящее чувство. В глубине души Джо верила, что это возможно, при условии, что Клинт Ривз не был бы таким сложным непредсказуемым человеком и сама она была бы уверена в собственных чувствах.

Джо отправилась в кусты по личной необходимости, а затем, все еще ошеломленная, вернулась к своей повозке.

– А где Клинт? – спросил Хью.

Джо пригладила волосы и покраснела. Неужели они что-то заподозрили?

– Он собирался прийти поговорить с вами, но встретил меня и попросил передать вам, что утром будет здесь, – солгала Джо. – Вы сами знаете, каким может быть Клинт. Он снова исчез.

Хью внимательно смотрел на нее, затем кивнул.

– Утром мы отправляемся в путь, мэм. С Клинтом или без него. Он в любом случае сможет нас догнать.

Джо отвернулась. Хью заметил в ее волосах несколько листьев, но промолчал.

* * *

Они закончили завтрак, и все мужчины поблагодарили Джо за прекрасный кофе и бисквиты.

– Некоторое время я не смогу печь вам бисквиты, так как индейцы забрали почти всю муку. Нужно беречь оставшиеся продукты, пока мы не сможем пополнить запасы.

– Это будет не раньше, чем через две недели, – ответил Рэнди. Он оглянулся. – Интересно, вернется ли Клинт, как обещал?

– Не волнуйся о Клинте, – вмешался Мос. – Он догонит нас.

При упоминании имени Клинта Джо боялась поднять глаза. Она быстро убрала посуду и потушила костер, надеясь, что выдержит предстоящую дорогу и не свалится с лошади. Бессонная ночь и волнение за Клинта совершенно измучили ее. Джо оседлала Красную Леди, сердце женщины по-прежнему болело из-за украденных лошадей. Но все же у нее еще оставалась Красная Леди и Сандамс.

Они отправились в путь. На этот раз Лэрри погонял быков, а Француз вел быков, которые тащили повозку Билла Старка. На сердце Джо было тяжело. Еще одна могила осталась позади. Интересно, как дела у переселенцев из форта Бриджер? Джо поняла, как бессмысленно привязываться к кому любо. Никогда не знаешь, когда тебя подстерегает смерть или другие обстоятельства, разлучающие людей. Джо решила раз и навсегда, что не позволит себе привязаться к Клинту. С ним все казалось особенно безнадежным. Если их не разлучат смерть или стихия, то это сделают собственные проблемы Клинта.

Хью повернул лошадь назад и подъехал к Джо.

– Клинт точно обещал вернуться сегодня утром, мэм?

Джо встретила его взгляд, глаза мужчины изучающе смотрели на нее.

– Нет, но я… Я не хотела ничего объяснять остальным, Хью. Он был пьян и в полном отчаянии. Я пыталась поговорить с ним, но он снова ушел.

– Ну, тогда не стоит беспокоиться. Он появится, когда захочет. Если Клинт действительно сказал, что придет, значит так и будет. Он человек слова. Я боялся, что придется отправиться на его поиски. – Хью внимательно посмотрел на Джо. – Клинт не был груб с вами, миссис Мастерс?

Джо вспомнила поцелуй и тяжесть его тела.

– Нет, – ответила она. – Клинт очень плохо себя чувствовал. Похоже, ему хотелось с кем-то поговорить… но потом он все же решил уйти.

Хью заметил, что губы Джо припухли с одной стороны.

– Виски иногда заставляют мужчину делать странные вещи. И в большинстве случаев он сожалеет об этом на следующий день, особенно такой человек, как Клинт. Но он бы никогда… я имею в виду, даже совершенно пьяный, никогда бы не сделал ничего плохого такой хорошей женщине, как вы.

– Я тоже так думаю, Хью. Не говорите ему ничего, когда он вернется. – Джо покраснела, поднося руку к губам. – А что думают другие?

– О, никто ничего не сказал, не волнуйтесь, мэм. Мы относимся к тем людям, которые считают, что не стоит вмешиваться в личные дела мужчины и женщины. И мы знаем, каким может быть мужчина, если у него на сердце боль и если он пьян. Но вот что я вам скажу, мэм. Скажу откровенно. Когда ваша группа переселенцев прибыла в форт Бриджер, я сразу понял, что старина Клинт испытывает к вам сильные чувства. И он боится этого. Вот почему он тогда уехал так надолго. И я ручаюсь, что теперь он скрылся по той же причине. Кроме того, если этот след на ваших губах то, о чем я думаю, то сейчас Клинт очень сожалеет о случившемся. Только не надо судить его слишком строго. Джо снова прикоснулась к губам.

– Я не собираюсь делать этого, Хью. – Она проглотила комок, подступивший к горлу, ей хотелось плакать. – Нам еще далеко до Монтаны?

– О, мы доберемся туда за четыре-пять дней, если нам повезет и мы снова не встретим индейцев.

Джо посмотрела на север. Она надеялась, что Клинт вернется до того, как они доберутся до Монтаны. Было бы ужасно проехать вместе весь путь и оказаться в Монтане без него.

* * *

Неожиданно начался сильный снежный буран, который задержал путешественников еще на два дня. Они расположились лагерем в огромной долине, окруженной величественными горами, у подножия которых росли высокие сосны. Повсюду, куда ни кинешь взор, текли шумные ручьи. Клинт все еще не появлялся.

– Это место называется Йеллостоун – территория индейцев, – сказал Джо Бен Уилз. – Поэтому нужно держать ухо востро. Здесь есть места, где бьют горячие минеральные источники. Там очень приятно купаться. Мы найдем такое место, и вы сможете принять настоящую горячую ванну.

– Среди этого снега?

– Когда вы погрузитесь в горячую воду, это уже не будет иметь значения. Разве вы не хотите принять настоящую ванну?

Джо оглянулась на остальных.

– А как же быть со всеми этими мужчинами? Бен засмеялся.

– Мы не помешаем вам. Нам будет нелегко, так как вы женщина, но каждая женщина мечтает о горячей ванне. Вы слишком долго жили, как мужчины, мэм. И если после этого вы наденете красивое платье, старина Хью сыграет на скрипке. Мы найдем для стоянки хорошее укрытие, сходим на охоту, принесем свежего мяса и приготовим ужин, затем послушаем музыку и потанцуем. Может, вы окажете нам честь и потанцуете с каждым из нас?

Джо улыбнулась и кивнула.

– Если вы хотите. Вы все так много сделали для меня.

Еще часа два они ехали по земле, которая казалась Джо опасной и нереальной. Нужно было быть очень осторожным, чтобы не провалиться в горячую, булькающую грязь. Часто ощущался сильный запах сероводорода, который заставлял Джо морщить нос.

Наконец они расположились лагерем у небольшого пруда, с поверхности которого поднимался пар. Мужчины быстро соорудили на берегу загородку из одеял. Столбики сделали из деревьев, закрепив одеяла с помощью веток. Заграждение получилось надежным. Джо могла раздеться и выкупаться. Она только молила Бога, чтобы никто не подъехал с другой стороны пруда. Но вода выглядела так заманчиво, что уже ничто не могло остановить Джо.

В нескольких ярдах от нее мужчины разбили лагерь. Счастливчик сразу же отправился на охоту. Джо глубоко вздохнула, надеясь, что мужчины не появятся в тот момент, когда она будет обнажена. Она разделась и быстро вошла в воду, пока на поверхности не осталась одна голова.

Теплая вода доставляла истинное наслаждение. Она ласкала уставшие плечи Джо, которая вдруг снова почувствовала себя женщиной. Она опустила голову в воду и вымыла волосы. Ей хотелось бы часами не выходить из воды. Вымывшись, Джо еще долго сидела в пруду, затем вышла на берег, вытерлась и уже представляла, как напишет Анне об этом необычном приключении.

Она быстро надела нижнее белье, бросая взгляд на великолепный окружающий пейзаж – темно-зеленые сосны выделялись на фоне черного и серого гранита. Сегодня путешественники проезжали мимо ревущих водопадов, белая пенистая вода срывалась со скал, сделав их гладкими. Также они проезжали мимо нагромождений скал, которые словно трубы органа поднимались в небо. Часто огромные валуны нависали над дорогой. Переселенцам пришлось ехать по узким тропинкам, вьющимся по краю гор, таких высоких, что у Джо кружилась голова, когда она смотрела вниз. Тропинки вились по склонам гор, словно змеи, и Джо сочувствовала мужчинам, которым пришлось вести быков на такой опасной высоте.

В горах им пришлось испытать сильный снегопад. А теперь вокруг были тоже горы, но они казались более безопасными. В некоторых местах земля была постоянно теплой, без снега, но воздух все еще оставался холодным.

Джо закончила одеваться и причесала волосы, затем с помощью зеркала уложила их. Она с удивлением заметила, как похудело ее лицо, а платье стало велико. Дорога была слишком трудной. Джо туже затянула пояс платья и, собрав свои вещи, вернулась в лагерь. Она надела зеленое платье из мягкой ткани, которое нельзя было назвать нарядным, но, по крайней мере, более женственное, чем коричневая юбка-брюки, что Джо носила уже несколько недель.

Мужчины жарили на огне двух кроликов. Все обернулись на нее. Поверх платья Джо надела меховое пальто, но мужчины видели низ платья и понимали, что на ней что-то нарядное. Лицо Джо стало бело-розовым, волосы подняты по бокам и закреплены заколками, губы чуть подкрашены. Горцам она казалась самой прекрасной женщиной, которую им когда-либо приходилось видеть. Ее естественная красота далеко затмевала раскрашенных проституток, которых было очень много в этих краях.

– Мэм, вы самая красивая женщина, приехавшая в эту часть страны, – произнес Лэрри, его темные глаза осмотрели Джо с головы до ног.

Лэрри был моложе остальных, и Джо видела, что нравится ему. Но ей он был безразличен.

– Спасибо, Лэрри. – Она покраснела, затем повернулась к остальным. – Почему бы и вам не пойти помыться? Я присмотрю за кроликами. Все замолчали, продолжая сидеть.

– Вы пойдете мыться, не так ли?

Мос взглянул на остальных.

– Да, конечно. – Он предостерегающе взглянул на товарищей. – Пошли, ребята. Леди считает, что нам нужно помыться. Я ручаюсь, что все мы пахнем хуже медведя, покинувшего свою берлогу. Давайте все пойдем и примем ванну.

Все вскочили с притворной готовностью, но некоторые все же что-то недовольно ворчали себе под нос, доставая из сумок одеяла и полотенца и направляясь к пруду. Джо усмехнулась. Их попытки убедить ее, что мужчины хотят помыться, оказались безрезультатными.

Вскоре раздались крики и плеск воды, перемежавшиеся с проклятиями. Только Богу было известно, сколько времени тела путешественников не погружались в воду. Джо перевернула кроликов, вдыхая соблазнительный аромат, капли жира падали в костер.

В этот момент она услышала лошадиное ржание. Обернувшись, Джо увидела приближающегося всадника. Он вел за собой лошадей, которых у нее украли индейцы.

* * *

– Пэтч! Стар! – Джо вскочила и бросилась навстречу лошадям, обнимая каждую за шею. На крупе у Пэтч были нарисованы рука и солнце, а в хвост Стар вплетены бусы. – О, вы только посмотрите на них! Как они замечательно выглядят! – Джо обернулась к Шэгу и обняла его. Затем она взглянула на Клинта, слезы блестели в ее глазах. – Клинт, как тебе это удалось?

Он соскочил с лошади.

– Ты же знаешь, что я могу подкрадываться не хуже индейцев. Я обнаружил их лагерь и дождался ночи. Тогда я прокрался туда и забрал то, что им не принадлежало. – Он привязал лошадь и повернулся лицом к Джо, глаза его были полны печали. – Я должен был что-то сделать, чтобы ты простила меня за ту ночь. Иначе я не смог бы смотреть тебе в глаза. Прости меня.

– Клинт! Эй! Клинт вернулся и привел лошадей миссис Мастерс! – закричал Лэрри.

– Заткнись и оставь их в покое! – услышала Джо голос Хью. – Все оставайтесь пока здесь.

Джо держала лошадей за поводья. Под взглядом Клинта она покраснела.

– Это все из-за меня, – сказала она, опустив глаза.

– Не только. Виски или нет, но я не имел на это права. Я вел себя как осел.

«Боже, как я хотел тебя», – едва не добавил он.

– Надеюсь, я заслужил прощение, вернув тебе лошадей?

Слезы наполнили глаза Джо.

«Ты заставил полюбить тебя еще сильнее», – подумала она. – «Если бы ты только не касался меня. Все ли ты помнишь, Клинт? Как сильно ты хотел меня, Джолин Мастерс? Как бы мне хотелось поверить в твои чувства».

Джо посмотрела ему в глаза.

– Конечно. Я очень рада, что ты вернул моих лошадей. Но ты не должен был рисковать. Тебя могли убить.

Он грустно улыбнулся.

– Я привык действовать так, чтобы выжить. – Клинт вздохнул, окинув Джо взглядом. – Я не сделал тебе тогда больно?

Она отвернулась, чтобы спрятать слезы. Почему ей было так легко убеждать себя, что она не любит Клинта, когда тот находился далеко? Когда Джо видела его, в ней снова возникало страстное желание, чувство любви к этому мужчине переполняло ее. Она погладила лошадей.

– Нет. И извини, что я… ударила тебя. Я не знала, что делать.

– В данный момент мне хотелось бы, чтобы у тебя в руках было ружье, чтобы ты прицелилась мне в голову и нажала на курок. – Он подошел ближе. – Джо, я… когда у нас будет возможность… Я хотел бы объяснить тебе… о Милли и Джеффе.

Джо кивнула, боясь посмотреть ему в лицо, боясь, что он увидит любовь в ее глазах.

«Черт бы тебя побрал, что ты делаешь со мной?» – подумала она.

– Да. Я думаю, тебе станет легче, если ты расскажешь все человеку, который… любит тебя… как друга. Нельзя держать это в себе, Клинт. – Джо обняла Стара. – О Клинт, спасибо тебе. Ты столько делаешь для меня. Я никогда не смогу отплатить тебе.

Он с любовью посмотрел на нее.

– Ты уже отплатила мне, поговорив со мной. Этого больше никогда не случится, Джо. Теперь до конца поездки я не возьму виски в рот. Обещаю тебе. А ты прекрасно вела себя, когда на нас напали индейцы. Была совершенно спокойной, даже пристрелила пару индейцев. Ты чертовски сильная женщина, Джо. В тот день… я только и думал о Миннесоте. Я боялся, что индейцы могут схватить тебя. Мы с тобой… хорошие друзья. Мне бы было действительно тяжело… если бы с тобой что-нибудь случилось. Тогда я вспомнил, что произошло с Милли и Джеффом… Каждый раз, когда я вспоминаю об этом, я пытаюсь с помощью виски заглушить боль.

– Я знаю. – Джо снова взглянула ему в лицо. Какой он красивый, высокий и сильный! Джо снова вспомнила его поцелуй, его руки на своей груди. Она понимала, что должна сердиться на Клинта, может, даже ненавидеть. Но она чувствовала только любовь и печаль.

– Привяжи лошадей, хорошо? Мне нужно дожарить кроликов. – Джо прошла мимо него и обернулась. – Я рада, что ты вернулся до того, как мы добрались до Монтаны. Хью говорит, что осталось всего два дня. Я… мне не хотелось приехать туда без тебя. Я имею в виду, что это было бы… после всего, что мы пережили вместе… Мы должны вместе пересечь границу Монтаны.

Клинт засмеялся. От его красивой улыбки сердце Джо растаяло.

– Я буду с тобой. Поэтому я так спешил, чтобы догнать вас. Я знал, что скоро конец пути.

Джо улыбнулась в ответ, их взгляды снова встретились.

– Я прошу у тебя прощения, Джо. Я вел себя не лучше того негодяя, который напал на тебя в Коттон-вуд-Спрингсе.

– Это совсем не так, и ты знаешь это. Я все понимаю, Клинт. И я не могу долго сердиться на тебя. В тот вечер я действительно разозлилась, но я не испугалась.

Клинт внимательно посмотрел на нее.

– Этого больше не случится.

Клинт повернулся к лошадям, а Джо к костру.

«Может, мне хочется, чтобы это произошло снова», – подумала она.

К костру подошли остальные мужчины, они шутили и поздравляли Клинта с удачей, расспрашивали, как ему удалось украсть у индейцев лошадей. Затем все поужинали, а потом Хью Рид играл на скрипке. Мужчины по очереди танцевали с Джо, за исключением Клинта. С болью на сердце Джо понимала, почему он не танцует с ней. Он боялся снова коснуться ее. Джо хорошо понимала его, потому что тоже опасалась не сдержать своих чувств.

В эту ночь Джо лежала в своей повозке, ожидая, что Клинт придет и расскажет ей о Милли. Но он не пришел. Казалось, он старался не оставаться с ней наедине. В последующие три дня пути у них не было возможности поговорить, пока наконец Клинт не подъехал к ней и не схватил ее лошадь под уздцы.

– Это Йеллоустоун, река, вдоль которой мы ехали и которую пересекали раз или два. Как только мы пересечем ее здесь, мы окажемся на территории Монтаны.

Сердце Джо быстро забилось. Она снова задумалась о своих чувствах к Клинту, ведь скоро им придется расстаться, у нее будет собственный дом.

Джо сидела и смотрела на реку, пока остальные проезжали мимо них.

– В Монтане мы будем ехать вдоль реки Руби, а затем направимся в Вирджиния-Сити. Это займет две-три недели. Там ты сможешь пополнить запасы, а также посетить земельную контору. Я помогу тебе устроиться. – Он положил руку ей на плечо. Это был первый интимный жест с той ночи, которую они оба старались забыть. – Ты достигла своей цели, Джолин Мастерс. Как ты себя сейчас чувствуешь?

Глаза Джо наполнились слезами.

– Прекрасно. Я чувствую себя прекрасно, Клинт! Я чувствую себя так, словно совершила что-то важное. Я чувствую, что принадлежу этой земле. Она такая прекрасная. Я никогда не смогла бы снова вернуться в Лоренс. Никогда!

– Ну, тогда ты поступила правильно. Но ты должна знать, что здесь будет нелегко. То, что ты уже совершила, это самое простое.

– Мне все равно. Я знаю, что смогу жить здесь. Мужчины перешли реку, что было довольно опасным, так как вода поднялась очень высоко.

– Держись крепче, – посоветовал Клинт. – Вода почти по пояс. Как только перейдем реку, нужно будет развести костер и высушить одежду.

– Я не боюсь. Поехали, – сказала она и пустила лошадь галопом. Джо вскрикнула, когда холодная вода окатила ее с ног до головы.

 

ГЛАВА 15

Они въехали в широкую долину, покрытую густой зеленой травой и множеством полевых цветов. Их красные, желтые, сиреневые цветки колыхались на ветру, как волны океана. Джо остановила лошадь, упиваясь красотой долины, через которую протекала река Руби. Окружающие горы поражали величием, вершины их были покрыты снегом. Окраска хребтов менялась от серого до пурпурного, подножия гор темно-зеленые от покрывающих их сосен. В небе кружил орел, а где-то вдали шумела река.

Джо отъехала от остальных путешественников, восхищаясь великолепием долины и ощущая необыкновенную радость от того, что все это принадлежит ей. Умиротворение снизошло на нее, она чувствовала себя дикаркой, частью этой прекрасной природы.

Остальные продолжили путь, а Клинт подъехал к Джо.

– Что ты делаешь? Не отставай от других, – позвал он ее.

Джо с улыбкой обернулась к нему, и у Клинта перехватило дыхание. В этот момент он увидел ее сидящей верхом, темные волосы женщины развевались на ветру, фигура выделялась на фоне величественных гор. Джо показалась ему самой прекрасной женщиной, которую он когда-либо видел. Клинт вспомнил, как прикасался к ее полной груди, вспомнил сладкий запах ее волос и вкус губ.

– Вот здесь, Клинт, – сказала Джо, когда он подъехал ближе.

– Что здесь?

– Здесь я хочу поселиться. Именно в этой долине. Это самое великолепное, самое прекрасное место, которое я когда-либо видела. – Ее темные глаза сверкали от возбуждения.

– Джо, это слишком далеко от Вирджиния-Сити.

– Мне все равно. Я даже рада, что далеко. Эта долина будет принадлежать мне, Клинт. Вся эта долина. Она так прекрасна.

– Здесь повсюду бродят индейцы. А также преступники.

– Мне все равно, что бы ты ни сказал. Я хочу поселиться здесь. Попроси остальных сделать здесь остановку. Мы разобьем лагерь, и ты поможешь мне отметить территорию. Мы запишем все данные для земельной конторы, когда приедем в Вирджиния-Сити. Я действую согласно закону о гомстедах. Я только надеюсь, что это место еще никто не занял. Мне кажется, что оно пока никому не принадлежит. Здесь нет дома и никаких признаков поселения.

– По вполне понятным причинам. Нужно быть сумасшедшим, чтобы поселиться здесь. Этого не сделал бы даже мужчина. А для женщины жить здесь просто смешно.

– Но не для меня. Я хочу жить именно здесь.

– До Вирджиния-Сити целых десять миль.

– Мне все равно, хоть пятьдесят. – Она отъехала от Клинта, направляясь к дальнему холму. – Поехали. У меня есть бумага и карандаш. Я хочу быть готовой, в случае если можно занять это место.

Некоторое время Клинт молча смотрел на нее, комок подступил к его горлу при мысли, что скоро придется расстаться с Джо. Но он решил, что обязательно сделает это. И если Джо настолько глупа, чтобы поселиться здесь, то это ее проблемы. Ему нужно было доставить ее сюда, и он это сделал. Клинт оглянулся на окружающие горы и понял, что если бы он искал место для жилья, то тоже выбрал эту долину. Но однажды он уже пытался начать оседлую жизнь, и это закончилось трагедией.

Клинт догнал остальных и сказал, чтобы они остановились и разбили лагерь.

– Для чего? – недовольно проворчал Рэнди. – Мы за полдня доберемся до города.

– Наша компаньонка решила, что хочет обосноваться здесь, – ответил Клинт, в его голосе звучал сарказм. – Она хочет отметить границы, прежде чем ехать в Вирджиния-Сити.

– Здесь? Поселиться здесь? – удивленно спросил Счастливчик.

– Да, здесь, – проворчал Клинт. – Женщин вообще трудно понять, не так ли? Они могут быть храбрыми, умными, красивыми и независимыми, а затем совершить невероятную глупость. – Он взял молоток, банку с красной краской, которую посоветовал купить Джо, чтобы отметить место, где она собирается жить.

– Давайте, разбивайте лагерь, Хью. Я вернусь через несколько минут.

Клинт уехал, чтобы догнать Джо. Остальные мужчины смотрели на него и качали головами.

– Она сошла с ума, – пробормотал Мос.

– Черт возьми, может быть, дела у нее пойдут успешнее, чем у мужчин, пытающихся найти золото, – вставил Бен.

Клинту пришлось долго искать Джо, так как она не дождалась его и ускакала на дальний холм в восточной стороне долины. К тому времени, как Клинт догнал ее, Джо была уже на самой вершине гребня, откуда открывался вид на еще одну небольшую долину, позади которой начинались горы.

– Мне нужно больше, чем сто шестьдесят акров. Возможно, когда я обоснуюсь и начну получать доход, я смогу купить больше земли сама, а не ждать пять лет, пока я снова смогу подать заявку на землю, – заявила Джо, когда Клинт подъехал ближе. – О, ты не забыл про краску. Пометь вот эту скалу, а я помечу ее на бумаге. Здесь будет моя восточная граница.

Клинт неохотно соскочил с лошади и нарисовал на камне знак «X». – Напиши мою фамилию. Я хочу, чтобы люди знали, что это место чья-то собственность. Клинт хмуро взглянул на нее.

– Это просто нелепо. Джо лишь улыбнулась.

– Это самое интересное событие в моей жизни. Не надо ворчать. Это мое решение, а не твое.

Он написал на камне: «Дж. Мастерс».

– Лучше не писать имя полностью, – предупредил Клинт. – Тогда посторонние не будут знать, что здесь поселилась женщина. Они могут подумать, что это Джон, Джозеф или кто-то еще. – Мужчина снова взглянул на Джо. – Ты собираешься сама соорудить забор, построить дом, выкопать колодец, построить ветряную мельницу и, к тому же, заготавливать дрова? И успеть все это до наступления зимы?

– О, я что-нибудь придумаю. Я найму кого-нибудь в Вирджиния-Сити.

Клинт закатил глаза.

Найдется полно добровольцев, которые будут надеяться получить что-то взамен, решив, что одинокая женщина в таком месте может стать легкой добычей.

Джо покраснела.

– Ну, должны же быть приличные мужчины в городе, такие как Хью, Мос и остальные.

– Такие люди, как Хью и Мос – это горцы, бродяги. Они столько же знают, как построить мельницу или дом, как антилопы, бегающие здесь. Но даже если ты сможешь найти приличных мужчин, чем ты собираешься платить им? Своей улыбкой?

Джо нахмурилась и отвела взгляд.

– Я еще не знаю, но я что-нибудь придумаю.

– Это невозможно, Джо. Мне даже не стоило делать эти пометки на скалах. Мне нужно приковать тебя цепями к столбу в Вирджиния-Сити и запретить возвращаться сюда.

– Ты не имеешь права. – Она резко повернула лошадь. – Не пытайся все испортить, Клинт. Это прекрасное место будет моим, и что бы ты ни сказал, тебе не отговорить меня. А что касается забора и дома, то я что-нибудь придумаю. Я знаю, что Бог хочет, чтобы я осталась здесь. Я чувствую это сердцем. Я остаюсь, и у меня все получится. Ты сам это говорил. Почему же сейчас ты пытаешься помешать мне?

– Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось, Джо. Мы с тобой хорошие друзья, не так ли? Разве друг не вправе переживать за друга? Джо, ты будешь в десяти милях от всякой цивилизации. Я только хочу, чтобы ты как следует подумала.

– Я уже подумала. Если даже по какой-то причине я не смогу поселиться здесь в первый год, по крайней мере, земля будет моей. Она будет зарегистрирована на мое имя. Я хочу, чтобы эта долина принадлежала мне, Клинт. Пожалуйста, помоги мне поставить пометки.

Он поправил шляпу и, прижав к себе банку с краской, вскочил на лошадь.

– Поехали, найдем следующее место для отметки.

Джо улыбнулась сквозь слезы.

– Спасибо. – Она повернула лошадь и направилась на север, скача по подножию холма. – Как ты думаешь, я смогу найти землемера в Вирджиния-Сити?

– Несомненно.

– Тогда я смогу точно измерить свой участок. А пока мы замерим приблизительно. Я хочу, чтобы участок был прямоугольным, туда войдет большая часть долины.

– Когда ты будешь делать окончательный замер, постарайся, чтобы там было достаточно высокое место. Река Руби непредсказуема и иногда ведет себя очень плохо. Я бы построил дом на высоком месте.

Джо кивнула.

– Это хорошая мысль. Спасибо за подсказку.

– Не за что, – ответил он, все еще хмурясь. «Мне следовало бы выбросить эту краску, стянуть тебя с лошади и заставить вспомнить тебя, что ты женщина», – подумал Клинт. Если бы он так не боялся полюбить снова, он забрал бы Джо в Вирджиния-Сити и женился бы на ней. И тогда бы у него было право сказать ей, что нужно делать. <<Ты трус и дурак, Клинт Ривз», – сердито подумал он.

Они потратили пять часов, объезжая долину. Клинт красной краской писал на камнях, скалах и деревьях: «Дж. Мастерс», а Джо помечала границы на бумаге, сделав чертеж долины и отметив протекающую по ней реку Руби. С высокого места можно было видеть, как река зигзагами течет по долине «ее земли». Джо остановила лошадь около водопада.

– О Клинт, как здесь красиво! Он подъехал ближе.

– Я согласен с тобой. Трудно найти лучшее место для поселения, как мужчине, так и женщине.

«Или мужчине вместе с женщиной», – подумала Джо.

Какая здесь прекрасная трава. Возможно, тут пасутся буйволы. Может быть, я построю здесь ранчо, – задумчиво проговорила она. – Для меня это будет легче, чем заниматься фермерством. Мне понадобится много рабочей силы. А кроме того, я люблю животных. Возможно, в Вирджиния-Сити мне удастся найти хорошего племенного жеребца, чтобы спаривать его с Красной Леди или Стар.

– Может быть. Мужчинам в здешних краях нужны лошади. Но хорошие лошади нужны также индейцам и преступникам. Я не пытаюсь отговаривать тебя, Джо. Я просто констатирую факты. А тебе надо помнить об этом. Мужчины будут считать, что с тобой легко справиться.

– Ну, что ж, тогда они убедятся в обратном. Я уже застрелила одного преступника и двоих индейцев. И я пристрелю любого, кто попробует сделать мне плохо.

Клинт засмеялся, вспомнив, как Джо ударила его в ухо.

– Возможно, ты будешь опасным противником. Она тоже засмеялась.

– Клинт, ручаюсь, здесь много оленей, лосей и других зверей. У меня будет много мяса.

Он кивнул.

– А также антилопы и бараны. Когда наступит осень, ты услышишь, как они бьются рогами. Я уже рассказывал тебе об этом. По всей долине будет такое эхо, словно великан крушит скалы. И ты услышишь, как трубят лоси.

При последних словах голос Клинта стал задумчивым, и некоторое мгновение они сидели молча, прослушиваясь к шуму ветра, свистевшего в горах.

– У меня не было другого выхода, Джо, – вдруг заговорил он. Джо взглянула на него, догадываясь, что Клинт хочет поведать ей о своей жене. По какой-то причине он решил рассказать все именно ей. И она молча слушала, боясь неосторожным словом нарушить их близость. Джо просто слушала, глядя вдаль, давая Клинту выговориться. Она не знала, что заставило его снова коснуться этой темы. Возможно, он вспомнил, что тогда тоже выбирал место для поселения, как и сейчас.

– Я был тяжело ранен, – продолжал он. – Я ничего не мог сделать, когда увидел, что индейцы схватили Милли и Джеффа. Я знал, как были настроены индейцы в тот момент… и что ждет мою жену и ребенка. Я не знаю, как мне это удалось, но я смог взобраться на лошадь. Я держал винтовку в левой руке, но пользоваться рукой не мог. Я испытывал боль, какой никогда не испытывал раньше. Странно, но несмотря на жуткую рану, кровотечение не было сильным, хотя к тому моменту я уже потерял достаточно крови и даже какое-то время находился без сознания.

Как бы там ни было, я поехал по следу индейцев. Я нашел их лагерь. К тому времени я… – Клинт на мгновение запнулся. – Это было совсем не так, как с лошадьми, Джо. Я не мог ждать, пока стемнеет, чтобы попытаться вызволить Милли и Джеффа. Они… их мучили, пытали. Если бы я стал ждать темноты, то продолжил бы их невыносимые мучения. Даже если бы они были живы, они не смогли бы идти, а у меня не хватило бы сил вынести их оттуда. Я знал, что выбора у меня нет. Абсолютно никакого выбора. Я был вынужден пристрелить их, чтобы избавить от мучений. Я знал, что индейцы обнаружат меня, но мне было все равно. Я хотел умереть.

Клинт замолчал, достал из кармана тонкую сигару и закурил. Джо продолжала молчать, горло ее сжимала боль, ей хотелось плакать.

Он откашлялся и продолжил:

– Я… положил винтовку на скалу, так как не мог держать ее в руках. Затем я… прицелился. Я знал, что Джефф… – Клинт снова остановился, голос его дрогнул, беззвучные слезы текли по щекам. Джо ждала. – С Джеффом мне было труднее всего. Я очень любил Милли… но сын… ему было всего лишь три года. Его плач раздирал меня на части, как будто из меня вынимали все внутренности. Я надеялся, что попаду с первого выстрела. – Он вытер рукой слезы. – Я представляю, как выстрел ошеломил индейцев. Они замерли и повернулись в мою сторону. Мне удалось снова прицелиться, зажав винтовку между скалой и правым плечом… Индейцы… отступили назад… как будто понимали, что последует дальше. Милли была уже почти мертва. Она даже не поняла… что убило ее.

Клинт снял шляпу и провел рукой по волосам, затем снова вытер слезы.

– Если бы их не было так много, и если бы я не был так тяжело ранен… может быть, тогда я нашел бы другой выход. Я… после этого я потерял сознание. Когда пришел в себя, кто-то уже промыл мне рану и перевязал меня. Милли и Джефф лежали рядом, завернутые в одеяла и приготовленные для захоронения. Около каждого было воткнуто в землю копье с перьями. Я знал, что это знак уважения. Очевидно, я поразил индейцев. Они перевязали меня, а тела подготовили к погребению. Была вырыта большая могила. Индейцы знали, как белые люди хоронят своих. Думаю, они понимали, что сам бы я не смог вырыть могилу. Мне удалось обнять Милли и сына и попрощаться, и я… похоронил их вместе. Милли хотела бы, чтобы ребенок был… рядом с ней.

Голос Клинта снова задрожал. Он развернул лошадь и направился вниз, в долину. Джо осталась одна и молча плакала. Она плакала не только о горе Клинта, но и обо всех бессмысленных смертях. Джо прочитала, что на востоке страны тысячи людей уже погибли на войне. Она молила Бога о муже Анны. Почему люди убивают друг друга? Бедный Клинт. Мало кому пришлось пережить такое горе. Неудивительно, что он пытался заглушить боль с помощью виски и его мучили приступы депрессии. Но его рассказ только подтвердил, что Клинт глубоко несчастный человек, и что у него достаточно своих проблем, чтобы связывать свою жизнь с кем-то еще.

Джо дала волю слезам, почувствовав, что это принесло облегчение. Она уже давно не плакала так открыто. Джо не представляла, как Клинт мог жить с этими воспоминаниями. Ей хотелось успокоить его, но такое забыть невозможно. Только время способно залечить раны, хотя полностью они не заживут никогда.

Джо отыскала в кармане юбки носовой платок, высморкалась и вытерла глаза. Она смотрела на прекрасную долину с ее яркими красками – темно-зелеными склонами и серым гранитом скал.

Возможно, жизнь в этих местах будет очень трудной, но по крайней мере, здесь можно найти мир, которого нет в других краях. Это, несомненно, одно из самых благословенных мест на земле. Здесь человек может обрести душевное спокойствие, здесь можно быть наедине с Богом и природой, здесь можно залечить старые раны. Джо чувствовала себя частью этой природы, как деревья или животные. Ей казалось, что она уже была здесь, возможно, в прошлой жизни. Интересно, когда человек поступает по собственному выбору и когда по воле божьей? Конечно, Бог хотел, чтобы она приехала сюда. И если Он этого хотел, значит, он поможет ей выжить здесь.

Но каковы Его намерения в отношении встречи Джо с Клинтом Ривзом? Хотел ли Он, чтобы Джо влюбилась в него, что уже произошло? Почему Бог послал ей такого непредсказуемого человека, когда она вообще не хотела встречаться ни с одним мужчиной? Может, он забрал Грега для того, чтобы Джо стала частью жизни Клинта Ривза? И все же, ей не хотелось брать на себя ответственность, и Клинт, конечно, тоже не готов к этому.

Джо снова вытерла глаза, не желая, чтобы мужчины поняли, что она плакала. Женщина подождала, пока прохладный воздух не осушил ее глаза. Тупая боль сжимала сердце Джо, когда она вспоминала рассказ Клинта. Направляясь вниз, к лагерю, она увидела, как Клинт быстро скачет на север.

– Куда уехал Клинт? – спросила она Хью Рида. Хью пожал плечами.

– Не знаю. Подъехал, оставил краску и сказал, что уезжает, чтобы какое-то время побыть одному. Вы же знаете его.

Джо закрыла глаза и вздохнула.

– Да. – Она спрыгнула с лошади, подошла к костру и налила себе кофе. – Нет смысла подогревать для него еду. Возможно, он не вернется сегодня вечером.

Хью протянул бутылку виски.

– Клинт дал мне эту бутылку и просил передать вам, что на этот раз она ему не нужна. – Он подмигнул Джо, как будто понимал, что между ней и Ривзом что-то произошло. Джо улыбнулась. Она почувствовала желание выпить. Джо была рада, что Клинт на этот раз не будет пытаться заглушить боль спиртным.

* * *

На следующее утро, когда Джо проснулась, Клинт уже был в лагере и запрягал ее быков в повозку. Она быстро причесалась, оделась и выбралась из повозки. Ночи по-прежнему были слишком холодными, чтобы полностью раздеваться. Джо опустила ковш в бочку с водой, разломав тонкую корочку льда и достав холодной воды, чтобы прополоскать рот. Она заметила, что костер уже горит, и кофе готовится. Клинт впрягал быков в ярмо.

– Доброе утро, – сказала Джо.

– Доброе утро, – ответил он, не оборачиваясь. – Сегодня моя очередь идти за быками, поэтому я решил сам их запрячь.

Джо молча смотрела на него, решив не вспоминать о вчерашнем разговоре. В конце концов, что бы она ни сказала, ничего не изменится. Независимо от того, что скажет Джо, это только всколыхнет его боль.

– Сегодня мы доберемся до Вирджиния-Сити?

– Возможно, если ничего не случится в дороге. На всем протяжении пути нас ждут горы. Мы можем и не успеть. – Наконец он обернулся к ней лицом, и Джо изо всех сил постаралась не выдать своего изумления. Лицо его выглядело осунувшимся, под глазами круги. Видимо, Клинт не счел нужным и побриться.

– Постарайся запомнить дорогу, – посоветовал он. – Потом тебе придется совершать этот путь одной. Очень опасно заблудиться в горах. Они убьют тебя быстрее, чем любые индейцы или преступники. Нам придется долго ездить по этой дороге, пока тебе не построят дом и пока ты не поселишься здесь. К тому времени ты сама будешь должна знать дорогу.

Клинт ушел, больше ничего не сказав. Наконец они отправились в путь, и вскоре дорога стала крутой, скользкой от тающего снега. Животные с трудом тащили повозки, а некоторые участки пути становились такими узкими, что почти свисали с уступов гор, заставляя двигаться очень медленно, с большими предосторожностями. В этот вечер они разбили лагерь высоко в горах, откуда был виден свет ламп и газовых фонарей Вирджиния-Сити. До наступления темноты путешественники не успели добраться до города.

Только на следующий день переселенцы оказались в Вирджиния-Сити. Они ехали по грязным улицам, представляющим собой месиво из лошадиного навоза, снега и грязи. Быки изо всех сил старались тащить повозки, Рэнди кричал на них и стегал кнутом, чтобы заставить их двигаться быстрее, сам он шел по колено в грязи. Счастливчик ехал сзади в повозке Билла Старка. Его ругательства были слышны на всю улицу. Путешественникам встречались самые разные люди, большинство мужчин были небритыми, но некоторые в модных костюмах, выставляли напоказ золотые часы. Почти из каждого салуна доносились звуки пианино. Джо поражалась, как можно было по горным дорогам привезти тяжелое пианино.

Навстречу протарахтела повозка, и Спирит, бежавший позади Джо, чуть не попал под колеса. Счастливчик быстро подхватил пса и забросил его в повозку Старка, привязав его, чтобы тот не убежал.

По тротуарам прогуливались проститутки, некоторые вышли на балконы и стояли, опершись на перила. Они отпускали зазывающие замечания Клинту и остальным, а одна из них узнала Ривза и окликнула его. Клинт оглянулся на темноволосую женщину, примерно его возраста. Она казалась самой красивой среди остальных. Джо считала, что женщины ужасно накрашены, некоторые слишком толстые, большинство с обыденными лицами. Но темноволосая женщина отличалась особой привлекательностью. Когда Клинт подъехал, чтобы поговорить с нею, она перегнулась через перила балкона. Ее грудь так сильно выступала через вырез платья, что Джо казалось, она сейчас вывалится наружу.

Приходи сегодня вечером, милый! – крикнула брюнетка вдогонку Клинту, когда тот присоединился к остальным.

Джо быстро отвела взгляд в сторону, в ней вспыхнула болезненная ревность. Она пыталась убедить себя, что это в порядке вещей, что Клинт Ривз сейчас общается именно с такими женщинами. И все же Джо не могла заставить себя не думать, как какая-то другая женщина наслаждается его поцелуями, его объятиями, его силой…

– Эй, ты привез нам новенькую? – Неопрятный, плохо одетый мужчина с бутылкой виски в руке подбежал к лошади Джо. – Послушай, мы уже давно не видели здесь такой красивой женщины, – обратился он к ней, схватив ее за ногу.

Джо рванула лошадь в сторону, и в тот же момент Клинт ударил мужчину носком сапога, и тот повалился в грязь, смешанную с навозом. Все проехали мимо него, а наблюдавшие за сценой прохожие засмеялись. Джо чувствовала, как кровь бросилась ей в лицо, она боялась взглянуть на Клинта.

– Земельная контора налево, – сказал Клинт. – Не позволяй этим людям приставать к тебе. Как только они узнают, что ты приличная женщина, они оставят тебя в покое.

Их небольшая группа остановилась перед земельной конторой.

– Думаю, что здесь мы расстанемся, мэм, – обратился Хью к Джо. – Мне и остальным нужно заняться своими делами. – Он взглянул на проходившую мимо рыжеволосую женщину с сильно накрашенным лицом, в платье из красной тафты. Хью засмеялся и кивнул ей, и Джо поняла, какие дела он имел в виду. – Нам тоже надо выяснить в отношении получения земли. – Он поднес руку к шляпе. – Для нас было большой честью познакомиться с вами, миссис Мастерс. Это действительно так. Я и остальные желаем вам всего наилучшего. И если у вас возникнут трудности или вам понадобится помощь, пришлите за нами. Людям будет известно, где нас найти. В здешних местах своя система сообщать новости.

– Спасибо, Хью. – Глаза Джо затуманились. Она развернула лошадь и взглянула на остальных. Счастливчик привязал ее быков и через грязь пробирался к своей лошади. – Спасибо всем вам. Если бы не вы… то напавшие на нас индейцы… – Джо еле сдержала слезы. – И спасибо, что помогли довести моих быков. Я очень благодарна всем вам. Я буду скучать без вас.

– Мы тоже будем скучать, мэм, – ответил Лэрри. Он с восхищением смотрел на Джо. – Вы удивительная женщина. Все в Вирджиния-Сити станут уважать вас, когда узнают, почему вы здесь. Ручаюсь в этом.

Француз подъехал ближе и протянул руку.

– Au revoir, madame. Джо пожала его руку.

– До свидания, Француз.

Все мужчины по очереди пожали ей руку.

– Мне хотелось бы вас всех обнять.

– Нам бы этого тоже хотелось, мэм. Но если бы вы так сделали, то окружающие мужчины неправильно бы вас поняли, и у вас возникли бы проблемы, – с усмешкой ответил Бен.

Джо снова вспыхнула.

– Я надеюсь, что мы еще встретимся. Приезжайте навестить меня, если хотите. Вам известно, где я буду жить. Пожалуйста, приезжайте в гости.

– Мы обязательно приедем, мэм. – Счастливчик приподнял шляпу. – В этом городе есть приличные мужчины, вам только нужно немного освоиться здесь. Клинт найдет кого-нибудь, кто поможет построить дом и прочее. В городе золотоискателей всегда полно мужчин с востока, которым не очень повезло и у них кончились деньги. Им нужны средства, чтобы снова вернуться на восток. Некоторые согласятся работать для вас за еду и жилье.

– Будьте осторожны и держите винтовку всегда наготове, – предостерег Мос. – Если вы будете действовать, как тогда с индейцами, то все будет в порядке.

При этих словах все засмеялись и снова попрощались, пожелав удачи и Клинту. Затем мужчины разъехались в разных направлениях. Джо смотрела им вслед и думала, какие они странные люди – хотя и близкие по духу, но одиночки, дружба которых длится недолго. Они понимали, что нет смысла привыкать к кому-то. Смерть всегда рядом, готовая разлучить в любую минуту. Джо взглянула на Клинта, который спешился и привязывал свою лошадь. Он тоже похож на них – человек, с которым невозможно сблизиться. Он позволил себе это один раз, и все закончилось катастрофой.

Джо тоже соскочила с лошади, понимая, что ей придется пока забыть о своем женском желании постоянства и о домашнем уюте. Еще долго у нее не будет соседей, семьи и близких друзей. Ее другом станет собственная земля. А пес Спирит – самым близким и надежным товарищем. Он лаял в повозке, но Джо решила не отвязывать его, чтобы не потерялся на улицах Вирджиния-Сити.

Клинт привязал лошадь, и Джо ступила на деревянный тротуар, довольная тем, что идет по чему-то твердому. Мимо прошла еще одна накрашенная женщина, которая внимательно осмотрела Джо, словно пытаясь решить для себя, приличная ли это женщина или же будущая соперница. Джо кивнула ей.

– Здравствуйте.

Женщина улыбнулась и взглянула на Клинта.

– Здравствуйте, здравствуйте, – кокетливо ответила она, осматривая фигуру Клинта. Затем она обернулась к Джо. – Он твой?

Джо снова невольно покраснела.

– Нет. Он мой проводник.

Женщина засмеялась, взглянув на Клинта.

– Ты можешь проводить меня в любое место и в любое время. – Она протянула к нему руки. – Привет, Клинт.

Они обнялись. К огорчению Джо, они уже были знакомы. Непонятная ревность охватила Джо, когда Клинт поцеловал женщину в шею, прежде чем отпустить ее.

– Как давно я тебя не видела, бездомный бродяга, – смеялась незнакомка.

Несмотря на сильный макияж, Джо видела, что женщина очень красива. Она была натуральной блондинкой с аккуратно уложенными волосами, заколотыми красивыми шпильками. Женщина снова осмотрела Джо, а затем взглянула на Клинта.

– Ей нужна работа?

Клинт сдвинул шляпу на затылок, смерив женщину взглядом.

– Это миссис Джолин Мастерс, вдова из Канзаса. Она порядочная женщина, и я могу добавить, что она мой очень хороший друг. Джо приехала, чтобы обосноваться здесь, в долине реки Руби. Она собирается получить землю в собственность, в соответствии с законом о гомстедах.

Брови женщины удивительно взметнулись вверх. Она снова посмотрела на Джо.

– На реке Руби? Так далеко отсюда? Одна? Джо гордо выпрямилась.

– Да, – ответила она, вскинув подбородок.

Женщина усмехнулась.

– Ну, малышка, вы очень смелая. Трудно сказать что-то еще. Боже мой, я желаю вам удачи. Одному Богу известно, что вам придется испытать. Но если вы передумаете и решите стать богатой, возвращайтесь сюда и найдите меня. Такая хорошенькая, как вы, может быстро разбогатеть в этом городе.

Джо смело взглянула ей в глаза.

– Я предпочту умереть в этом диком крае. Женщина засмеялась, а Клинт ухмыльнулся.

– Ну, такое вполне может случиться. Но мы, женщины, должны держаться вместе. – Она протянула руку. – Меня зовут Салли Таррел. Я живу в самом красивом в городе доме, он выкрашен в розовый цвет. Если вам понадобится помощь, приходите ко мне. Я не имею в виду ничего неприличного. Любая помощь: продукты, болезнь или другие проблемы. Друзья Клинта – мои друзья.

Джо удивилась ее словам. Она осторожно пожала руку женщины. Салли Таррел была полноватой, далеко за двадцать. Джо предположила, что если они с Клинтом давно знакомы, то, значит, женщина начала свою карьеру совсем в юном возрасте. Было что-то жестокое во взгляде ее зеленых, широко посаженных глаз, как будто ей пришлось уже многое испытать в жизни. Джо казалось, что Салли была бы гораздо миловиднее, если бы не красила так сильно глаза и губы, а также если бы на ней было обычное платье и простая прическа.

– Спасибо, мисс Таррел.

– Вообще-то, я миссис. Я тоже вдова. Я снова взяла свою девичью фамилию после того, как мой муж был убит во время драки в баре. А что случилось с вашим мужем?

Джо удивилась, что эта женщина была замужем.

– Погиб на войне. Под Шилой. Женщина нахмурилась.

– Очень жаль. Что заставило вас приехать в этот Богом забытый край?

Джо слегка улыбнулась.

– Решила бросить вызов всем. Мне хотелось уехать подальше. Конфедераты напали на Лоренс, сожгли мою ферму, погубили урожай. У меня ничего не осталось. Я познакомилась с мистером Ривзом. Он собирался в Монтану, и я попросила его взять меня с собой.

Салли взглянула на Клинта.

– Ну, какой же мужчина смог бы отказать такому прекрасному созданию? – Она порочно улыбнулась. – И за все время пути вы… ну, я имею в виду, вместе путешествовали и прочее…

– Между нами не было ничего неприличного, – быстро ответила Джо, гордо вздернув подбородок.

Брови женщины удивленно приподнялись, она увидела усмешку на лице Клинта и снова посмотрела на Джо.

– Что ж, вы сильнее, чем я думала. – Салли перевела взгляд на Клинта. – Лично я обязательно бы воспользовалась ситуацией. Как у тебя дела, милый?

– Нужен целый день, чтобы обо всем рассказать.

– У меня достаточно времени. Приходи ко мне. Прошло столько лет, как мы не виделись.

– Я не знал, что ты была замужем. Прими мои соболезнования по поводу мужа.

Салли постаралась скрыть свою грусть.

– Что ж, такие люди, как ты и я, не предназначены для семейной жизни. Я слышала от других, что с тобой случилось. Это ужасно. – Салли наклонилась к Клинту, поцеловала его и подмигнула. Затем кивнула Джо. – Я говорила серьезно насчет помощи. Не стесняйтесь, обращайтесь ко мне.

Женщина ушла, а Джо смотрела ей вслед. Лицо ее пылало, губы надулись.

– Не обращай внимания на ее поведение. У Салли доброе сердце. Она искренне предлагала тебе помощь.

«Но я не хочу ее больше видеть», – хотелось крикнуть Джо. Но она напомнила себе, что эта сторона жизни Клинта ее не касается. Джо поклялась забыть о своих чувствах к Клинту Ривзу и сосредоточить все внимание на своем новом доме.

– Ну, что ж, пойдем оформим мою заявку, – она повернулась и открыла дверь в земельную контору.

Клинт последовал за ней, думая о том, что предпочел бы разделить постель с Джолин Мастерс, чем с Салли Таррел. Но в данный момент он чувствовал себя безопаснее и спокойнее с женщинами легкого поведения, которым не важны его чувства. Ему даже захотелось побыстрее помочь Джо устроиться и больше не встречаться с ней. Но Клинт понимал, что ему будет очень нелегко уйти от этой женщины.

 

ГЛАВА 16

– Она моя, Клинт! Она моя! – Джо возбужденно сжимала бумаги, которые гарантировали ей владение долиной. – Я так боялась, что кто-нибудь уже подал на нее заявку.

– Больше никому не захотелось иметь дело с индейцами, – проворчал Клинт.

– У меня нет ничего, что представляло бы для них ценность. Я не ищу золото или что-то в этом роде. И буду хорошо присматривать за лошадьми.

Джо шла чуть впереди, и Клинт смотрел на ее длинные волосы, вспоминая, как видел ее обнаженной в реке, во время болезни. Для преступников самым ценным будет сама женщина, но Джо даже не осознает этого. Мысль о том, что ее могут изнасиловать, уничтожить ее гордость и счастье, привела Клинта в бешенство. Он также злился на себя за то, что слишком много думает об этой женщине. С одной стороны, Клинт хотел, чтобы Джо принадлежала ему, хотел обладать ею и быть уверенным, что все знают, что она женщина Клинта Ривза. Но с другой стороны, ему не хотелось снова кого-то полюбить. Джо обошла повозку Билла Старка, взобралась в нее и стала перебирать вещи.

– Мы продадим повозку Билла и все, что там есть. Я возьму только то, что мне нужно. А также быков. Мне придется продать Брута и Голиафа, хотя мне очень не хочется. Когда придет время пахать землю, я найду тягловых лошадей. А пока я не буду ничего покупать. Я сохраню деньги, чтобы заплатить людям, которые будут строить дом и забор. Придется строить из моих собственных деревьев, так как это ничего не будет стоить. У меня останутся деньги, чтобы купить необходимые запасы на зиму. Посадкой я займусь следующей весной. К тому времени, как мы построим дом, выроем колодец, построим ветряную мельницу и все остальное, уже поздно будет заниматься посевной. Но, по крайней мере, я смогу посадить для себя небольшой огород. Самое главное, чтобы было чем кормить лошадей зимой. Летом у них будет достаточно прекрасной травы.

Она продолжала болтать, доставая из повозки различные сапожные инструменты. Клинт молча наблюдал за ней, восхищаясь ее упорным решением обосноваться в долине, удивляясь, что Джо уверена, что со всем может справиться сама.

– Я даже не знаю, для чего это, – сказала она, изучая инструмент странной формы. – Нет смысла хранить эти инструменты. В городе есть сапожник? Может, он захочет что-то купить?

Клинт засмеялся и покачал головой, чувствуя себя как человек, проигравший в какой-то игре.

– Ты пока рассортируй вещи, а я пойду узнаю, – ответил он. – И я также спрошу, не купит ли кто-нибудь быков и повозку. А потом я найду для тебя комнату в отеле.

Он ушел, а Джо выглянула из повозки, ее сердце возбужденно стучало. Вирджиния-Сити – довольно большой город, жизнь здесь бурлит. Вдали виднелись пурпурные горы, а где-то на западе находилась ее долина.

– Моя долина, – громко произнесла Джо. – Ты уже здесь, Джолин Мастерс. Ты смогла добраться сюда.

* * *

Найти комнату в отеле оказалось довольно трудным делом. В город хлынуло много мужчин, ищущих работу, а также проводников, которые поведут их в те места, где есть вероятность найти золото. Конечно, Клинту будет совсем не трудно отыскать здесь работу, и Джо чувствовала себя неловко из-за того, что отнимает у него столько времени. Но Клинт сам настоял на том, чтобы найти людей, которые построят ей дом и выроют колодец. Он убедил Джо, что лучше него никто не разберется, кому можно доверять, а кому нет. Так как Джо очень хотелось вернуться в долину и начать работу, она не спорила с Клинтом. Она занималась тем, что распродавала ненужные вещи и беседовала с различными людьми.

Наконец Клинт нашел ей приличную комнату, заплатив кому-то, чтобы ее освободили. Но для самого Клинта комнаты не было. Он просто исчезал по ночам, а утром снова появлялся. Джо догадывалась, где он проводил ночи. Эта мысль не давала ей спать, ее мучили желание и ревность при мысли, что Салли Таррел наслаждается телом Клинта Ривза. Такому красивому мужчине, как Клинт, никогда не трудно найти место, где провести ночь. Возможно, жилье не стоило ему ни цента. Ему только приходилось платить за «дополнительные» услуги, хотя, скорее всего, Салли не брала плату со своего старого друга.

Клинт никогда не упоминал, где проводил ночи, а Джо не спрашивала, решив доказать ему, что ей это безразлично. Потребовалась неделя, чтобы закупить все необходимое и продать ненужное, и наконец Джо была готова отправиться «домой».

Клинт нанял шестерых мужчин: двоих плотников и четырех фермеров, которые знали, как нужно строить забор и рыть колодец. Все они приехали сюда с востока, у большинства дома остались семьи. Все они быстро разочаровались и потерпели неудачу в Вирджиния-Сити. Некоторые приехали сюда двумя годами раньше, и только один – месяц назад. Найти золото оказалось не так просто, как говорили, что оно валяется чуть ли не под ногами. Это оказалось очень трудной работой, а результат не соответствовал затраченным усилиям. Когда открыли месторождение золота, у большинства золотоискателей не хватило ни опыта, ни денег, чтобы правильно начать разработку. Тогда появились опытные люди, скупившие эти земли за минимальную цену и уже нанявшие других старателей для этой изнурительной работы.

– Беда в том, что когда попадаешь сюда, этот край покоряет тебя, – рассуждал плотник по имени Джим Бахус по пути в долину. – Сейчас мне уже не хочется возвращаться назад, на восток. Я хочу привезти сюда семью и обосноваться здесь. Я решил, что сюда приезжает очень много людей и я всегда найду себе работу.

– Возможно, дела у тебя пойдут лучше, чем у большинства золотоискателей, – ответил Клинт. – Так всегда бывает в городах, где полно старателей. Только поставщики, строители и инвесторы делают здесь хорошие деньги. Большая часть золотоискателей терпит неудачу, а те, кто что-то находит, продают золото, затем тратят деньги и снова остаются у разбитого корыта. Некоторые сделали охоту за золотом своей профессией. Я видел мужчин, которые так долго занимались раскопками в горах, что стали похожи на сумасшедших, потеряли всякую связь с реальностью.

– Такое может случиться, – ответил Бахус. – После того, как я провел в горах несколько месяцев, я могу понять этих людей. Человек не может так жить постоянно. Нельзя все время жить в одиночестве.

– Это верно, – ответил Клинт. – Но иногда человек может быть окружен людьми и все равно оставаться одиноким.

Джо взглянула на него из своей повозки, которой теперь управляла сама. Повозку тянули большой лохматый мерин и чалая лошадь, Красная Леди.

«Да, – подумала она. – Ты именно такой человек, Клинт Ривз, который всегда одинок среди людей».

Затем нанятые мужчины стали расспрашивать Джо, что привело ее в Монтану и как она думает выжить здесь. Казалось, она всех приводила в изумление. Мужчины восхищались ее красотой, но независимость Джо заставила их держаться на расстоянии от нее. Она служила постоянной темой для разговоров и предметом восхищения, но не сексуальных домогательств. Сила и решительность женщины вызывали у всех большое уважение.

У Бахуса в Иллинойсе остались жена и трое детей. Это был мужчина приятной наружности, темноволосый, подтянутый, с мозолистыми от тяжелой работы руками. Второго плотника звали Ньют Джеймс, ему было около тридцати. Фермеры Уэстон Риверс, Джон Мейсон, Мэтт Симмз и Лукас Адамс были женатыми людьми. Мейсон продал свою ферму в Миссури, его жена и дети жили у родственников и ждали известий от Джона. У Симмза было трое взрослых детей, которые занимались фермой в Айове. Адамс оставил в Иллинойсе жену и четверых детей и приехал в Монтану вместе с Бахусом. Уэс Риверс имел жену и троих детей, которые ждали его в Кентукки.

– Может, здесь и красиво, но это слишком дикий край для меня, – заговорил Мейсон. – Я хочу вернуться в Миссури, как только закончим строить дом и забор. Я решил заработать на дорогу еще немного денег.

– Что касается меня, я остаюсь здесь, как и Джим, – включился в разговор Люк Адамс. – Я никогда не видел более прекрасных мест. Мы с Джимом приехали сюда вместе, и оба решили остаться. Возможно, мы тоже воспользуемся законом о гомстедах, как это сделала миссис Мастерс.

– А я решил вернуться, – сказал Мэтт Симмз. – Я слишком стар для всего этого. Трое моих сыновей работают на ферме. Я скучаю по ним и по внукам. Думаю, я вернусь, буду сидеть на крылечке и смотреть, как они работают.

Все засмеялись. Джо чувствовала себя счастливой и взволнованной. Клинт нашел честных людей, порядочных и уважительных. Эти мужчины знали свое дело, они помогут построить небольшой дом и поставят прочный забор. Следующей весной Джо увеличит поголовье лошадей, разработает поле. Возможно, ей придется нанять пару мужчин, но об этом она будет волноваться, когда придет время. Джо убеждала себя не строить сразу слишком много планов и не волноваться преждевременно. Сейчас самое главное – построить небольшой домик. Некоторые замечания мужчин заставляли замирать ее сердце. Правильно ли она поступила? Кто-то из них прямо сказал, что это глупо с ее стороны. Даже некоторые из этих мужчин предпочитали вернуться на восток, а не оставаться здесь.

Но как только они оказались в долине и им открылся великолепный вид, сомнения Джо сразу исчезли.

– Вот мы и приехали. – Глаза ее затуманились. – Посмотрите, разве здесь не прекрасно?

Двое мужчин сняли шляпы и вытерли лбы. Был необычно теплый майский день, и все сняли куртки.

– Миссис Мастерс, это самое прекрасное место, которое я видел в этих краях, хотя здесь везде красиво, – ответил Бахус.

– Да, мэм, это действительно прекрасное место, особенно для разведения лошадей, а также для фермы, – добавил Уэс Риверс. – Только посмотрите, какая здесь трава.

– А посередине течет река, – вставил Люк Адамс.

– У нас много работы, – сказал Клинт. – Давайте спустимся вниз и начнем. Миссис Мастерс хочет построить дом вон на том холме, чтобы не пострадать от наводнения.

– Крыльцо должно выходить на запад, чтобы я могла видеть восход солнца, и как его первые лучи окрашивают горы, – сказала Джо. Ее сердце колотилось от счастья. Она подумала, как было бы прекрасно, если бы ее чувства к Клинту не доставляли столько боли. – Я люблю раннее утро.

Клинт подумал, как прекрасно было бы проснуться рядом с ней прохладным утром, прижать ее к себе, заняться любовью, когда птицы только начинают петь.

– Клинт, посмотри, сколько здесь цветов, как они красиво смотрятся на фоне зелени. Ты когда-нибудь видел что-либо более прекрасное?

Джо упивалась красотой пейзажа, а Клинт не сводил с нее глаз. Волосы женщины сияли на солнце. Он пустил лошадь галопом, а Джо стегнула своих лошадей, уже мысленно представляя свой будущий дом и то, как она его украсит.

* * *

Несколько последующих недель были заполнены часами тяжелой работы с рассвета дотемна. Мейсон, Симмз и Адамс поселились в сосновом лесу у подножия горы. Они валили деревья, рубили их на бруски и обламывали ветки. Клинт и Уэстон подвозили лес или к месту, где сооружался забор, или туда, где Ньют Джеймс и Джим Бахус строили дом.

Все мужчины решили по окончании строительства дома помочь сооружать забор.

Джо проводила время, разрабатывая участок под огород, а также готовила еду для мужчин. Но большую часть дня она занималась разведением густого раствора из гравия и воды, служащего для скрепления бревен дома. Эту работу она выполняла почти одна. Джеймс и Бахус плотно подгоняли бревна друг к другу, а Джо затыкала оставшиеся между ними щели щепками, специально для этого сложенными в кучу возле дома. Она тщательно заделывала каждую щель, желая как можно лучше утеплить дом, чтобы было тепло во время суровых зим Монтаны.

Ньют соорудил прочные ставни, которые можно будет закрывать во время сильного ветра и в случае нападения индейцев. В доме будет только три окна: два в передней части и одно в спальне. Джо не могла позволить себе купить стекла для большего количества окон, а Клинт посоветовал не делать много окон, что безопаснее на случай нападения.

Из грубых неотесанных столбов соорудили крышу, на стены положили прочные балки, на которых стали прибивать плоские доски – единственный лесоматериал, который Джо купила в Вирджиния-Сити. Джим Бахус расщеплял сосну на щепу для покрытия крыши.

Через месяц дом был готов и можно было начинать крыть крышу. Этим занимался Бахус. Тем временем Ньют и Уэстон Риверс начали делать каменный камин в одном из концов дома. Они оставили отверстие для дымохода и сложили из камня высокую трубу. Клинт и остальные мужчины, рубившие лес, оставили свою работу специально, чтобы собрать достаточно камней для дымохода. Затем они снова возобновили рубку леса для забора.

Джо была очень благодарна всем за их тяжелую работу. Но она не имела возможности поговорить с Клинтом наедине, а к концу дня все слишком уставали, чтобы разговаривать, и быстро засыпали. Лошади паслись в долине, отдыхая после долгого путешествия, откармливаясь на сладкой траве. Джо любовалась лошадьми, пасущимися на склонах гор. Иногда слышался крик орла, покинувшего свое гнездо высоко в горах и парящего над долиной. По ночам выли волки, но Джо уже привыкла к этим звукам. И все же иногда она задумывалась, хватит ли ей смелости, когда Клинт и остальные мужчины уедут отсюда. Во время долгого путешествия Джо научилась заботиться о себе сама, но сейчас она поняла, что ей еще никогда не приходилось быть одной. А чрез месяц-два она останется одна. Джо не имела ничего против того, что другие уедут, хотя она уже стала считать их друзьями и будет скучать по ним, как скучала по попутчикам из Лоренса и горцам, с которыми добиралась до Монтаны.

Но как быть с Клинтом? Неужели Джо сможет пережить, если он уедет навсегда? И неужели он действительно уедет? Конечно, уедет, поскольку Джо сама настаивала на этом. И она будет продолжать настаивать. Ведь Клинт не создан для оседлой жизни, и женщине нельзя положиться на него. Возможно, он будет продолжать пить. И в кого он тогда превратится? Джо даже не знала, как Клинт относится к ней, любит ли он ее, Джолин Мастерс, или же пытается найти утешение, как делает это с проститутками, чтобы забыть Милли Стайлз. Как может не измениться человек, перенесший такую боль?

У Джо защемило сердце, когда она подумала об отъезде Клинта. Но он, конечно, уедет, и она позволит ему сделать это.

* * *

Дом получился прочным и надежным. Приютившийся у подножия холма, он смотрел на долину. Джо встала с кровати, которую ей соорудили плотники: из веревок сделали сетку и положили на нее пуховый матрас. Женщина глубоко вздохнула; в воздухе пахло свежевырубленной сосной.

Стояла середина августа. Забор был уже почти закончен. Джо надела халат, вышла в большую комнату и открыла дверь. Ей очень нравилось здешнее лето – нет такой влажной жары, какая обычно бывает в Канзасе в конце лета. Даже комаров здесь немного. Воздух сухой, прозрачный и свежий.

Джо вышла на крыльцо и ощутила запах кофе. Кто-то уже поставил кофейник. В это время года удобнее готовить на открытом воздухе, чем растапливать камин в доме. Джо видела, что мужчины уже работают, заканчивая последний пролет забора. Они также соорудили около дома загон для скота и сарай для лошадей. Поблизости был слышен шум работающей ветряной мельницы, подающей воду из глубин земли в каменный колодец, находившийся в нескольких ярдах от дома. Это было еще одно сооружение Ньюта Джеймса и Джима Бахуса.

Джо прищурилась, пытаясь найти Клинта. Обычно его было нетрудно узнать, так как он выше остальных мужчин и шире в плечах. Но сейчас Джо не видела его. Осталась пара дней, и Клинт уйдет из ее жизни. Лето быстро подошло к концу.

Джо приблизилась к костру и налила себе кофе, глядя на яркое голубое небо и вдыхая прохладный утренний воздух. Ее место здесь. Она уверена в этом. Теперь у нее есть новый дом, который принадлежит только ей. И здесь она сможет забыть прошлое – боль от потери Грега, а также ужас, который она испытала при виде сгоревшей фермы. Все лето Джо писала Анне длинное письмо, рассказывая сестре об этой долине и о новом доме. Единственное, чего она не могла объяснить ей, это свои чувства к Клинту. Джо сама не понимала себя.

Она спустилась вниз по холму, наблюдая за работой мужчин.

– Джо? – раздался голос позади нее.

Джо обернулась и увидела Клинта. Она покраснела и плотнее запахнула халат. Помнит ли он тот день, когда нес ее к реке, и ту ночь, когда касался ее груди?

– Клинт, я думала, ты вместе с остальными.

– Я предупредил, что приду немного позже.

– Да? Почему?

– Я… Я хотел побыть немного с тобой, чтобы сказать тебе несколько слов перед тем, как я уеду.

Сердце Джо ушло в пятки. Она надеялась, что Клинт не поймет это по ее глазам.

– О! – она запнулась. – Я… Ты скоро уезжаешь, да?

– Думаю, завтра.

Сердце ее сильно заколотилось.

– Завтра! – Джо думала, что это будет не так скоро, втайне надеясь, что он не уедет никогда. – О Боже! – Она улыбнулась, стараясь скрыть разочарование. – Я даже не подозревала, что вся работа уже сделана.

Клинт кивнул, вид у него был взволнованный. Он нервно теребил в руках шляпу.

– Они построили тебе хороший, прочный дом. Забор тоже надежный, лошади не смогут перепрыгнуть его. Но помни, что для волков такой забор не преграда. Ночью держи лошадей в загоне около дома.

Джо кивнула.

– И закрывай на ночь ставни. Держи винтовку заряженной, а дверь закрытой на засов, – пошутила она, округлив глаза. – По ночам я буду пленницей в своем собственном доме.

Клинт усмехнулся. Взгляд его остановился на Джо, и улыбка исчезла.

– Я буду скучать по тебе, Джо.

Она быстро отвела глаза, отпив немного кофе.

– Я тоже буду скучать по тебе, Клинт. Я хотела тебе… заплатить… Хотя невозможно оплатить за все, что ты для меня сделал.

Клинт рассматривал каскад ее темных волос, которые ласкал утренний ветерок.

– Ты знаешь, что мне не нужна никакая плата. – Он глубоко вздохнул. – Джо, если бы… все было иначе… если бы я мог преодолеть определенные вещи…

– Не надо говорить об этом.

– Я должен тебе сказать. Черт возьми, Джо, я испытываю к тебе большие чувства. То, что случилось в ту ночь… Это было не только из-за виски. Но я только… Я не могу позволить себе полюбить снова.

– Я понимаю, – ответила Джо, стараясь говорить как можно безразличнее, хотя сердце ее бешено стучало. – То же самое и со мной. Для меня сейчас самое важное – это узнать, сможет ли Джолин Мастерс выжить одна здесь, без всякой помощи, сможет ли полагаться только на себя. В конце концов, человек должен надеяться только на себя, не так ли? Мы не должны полностью зависеть от других людей, потому что их может забрать смерть и другие обстоятельства. Мы с тобой это хорошо знаем. – Она обернулась и взглянула в лицо Клинту, успев заметить, какой любовью светились его глаза. Но он быстро отвел взгляд. У Джо перехватило дыхание, она с трудом проговорила:

– Мы очень хорошие друзья, не так ли, Клинт? Он слегка улыбнулся, в глазах его блеснули слезы.

– Да, это верно. – Джо понимала, как он страдает от одиночества, но он пытался спокойно попрощаться с нею, как будто Джо – одна из его друзей-горцев. – Я горжусь знакомством с тобой, Джо. Я… не знал, помогая тебе в тот день, после рейда, к чему это приведет.

Она шагнула к нему.

– Ты хороший человек, Клинт Ривз. У меня не было возможности поговорить с тобой после того, как ты рассказал мне о Милли, но это все время преследовало меня. Я очень сочувствую тебе. Я надеюсь… Я надеюсь, ты сможешь со временем забыть об этом… ведь жизнь продолжается, и ты… снова полюбишь.

Клинт грустно улыбнулся, подошел к костру и налил себе кофе.

– Такие люди, как я, не предназначены для семейной жизни. Я получил хороший урок.

– Это не так, Клинт. Со временем ты в этом убедишься.

– Может быть.

Глаза Джо наполнились слезами.

– Поставь кружку, Клинт. По крайней мере, я могу крепко обнять тебя. Я чувствую себя так, как будто… я прощаюсь со своим братом, с кем-то, кто гораздо ближе, чем друг… или проводник… – Голос ее дрогнул. Клинт быстро поставил кружку, подошел к женщине и обнял ее. Джо обвила руками его шею, и он крепко прижал ее к себе, так крепко, что ей стало трудно дышать.

– Джо, – прошептал он.

Она подняла лицо, и их губы встретились в поцелуе, какого Джо еще никогда не испытывала. Этот поцелуй совсем не походил на поцелуй в повозке или на грубый поцелуй той ночью, когда Клинт был пьян. Сейчас это был поцелуй влюбленного человека, мужчины, который страстно желал женщину, боготворил ее. Продолжая крепко обнимать Джо одной рукой, второй Клинт взял ее за волосы, его язык раздвинул ее губы и жадно проник внутрь. Его поцелуй был жарким и страстным. Джо ответила ему с такой же страстью, все ее желания пробудились в ней с новой силой. Ей хотелось, чтобы мужчина обладал ею, и чтобы этим мужчиной был Клинт Ривз.

Клинт перестал целовать ее, крепко прижав голову Джо к своей груди.

– Я буду волноваться о тебе, Джо.

Как ей хотелось, чтобы он сказал: «Я люблю тебя».

– Со мной все будет в порядке. Я уверена, Клинт. Я чувствую это сердцем. Может быть, когда-нибудь… когда-нибудь все изменится… и ты вернешься… и мы оба будем готовы к чему-то большему. Но если ты никогда не вернешься… я пойму тебя.

Джо чувствовала, как он дрожит, держа ее в своих объятиях.

– Я пошлю кого-нибудь проведать тебя; тех, кому я доверяю. Тебе понадобятся еще припасы. Я пришлю повозку с продуктами.

– Я дам тебе деньги. У меня еще осталось…

– Я сам заплачу за все.

– Клинт, я не могу позволить тебе…

– Я хочу сделать это, Джо. Пожалуйста, позволь мне.

Он неохотно отпустил ее. Хорошо, что поблизости работают мужчины, которые могут вернуться в любой момент. Иначе Клинт не был бы уверен, что смог бы сдержать себя. Он чувствовал, что было бы нетрудно убедить Джолин Мастерс пустить его в свою постель. Но это будет несправедливо по отношению к ней, так как Клинт еще не был уверен в своих чувствах. Может быть, он просто тянется к ней из-за собственного одиночества.

– Хорошо, – ответила Джо, освобождаясь от объятий Клинта. Лицо ее пылало. Она плотнее запахнула халат. – И вот еще что я тебе скажу, пока мы одни, Клинт. Я тоже испытываю к тебе определенные чувства. Ты, конечно, понимаешь это… Иначе я бы никогда не позволила тебе… – Джо поднесла пальцы к губам. – Но мне тоже нужно время, чтобы побыть одной. – Ее глаза снова наполнились слезами, одна из них скатилась по щеке. – Да благословит тебя Бог. И спасибо тебе… за все… за все…

Спирит подбежал к Джо, виляя хвостом. Она быстро наклонилась и взяла его на руки. Крепко прижав собаку к себе, Джо убежала в дом. В этот момент она поняла, что если бы Клинт Ривз коснулся ее еще раз, то сегодня ночью он бы не спал в одиночестве. Но Джо не могла позволить себе этого. Она закрыла дверь, села и прижала к себе собаку. Ее сердце разрывалось, а слезы текли так сильно, словно Клинт Ривз умер и она оплакивала его. Спирит слизывал слезы с ее щеки и скулил.

 

ГЛАВА 17

Джо подложила дров в огонь. Ночи становились холоднее. Как хорошо, что Клинт и остальные мужчины запасли для нее много дров. Первые несколько недель после отъезда всех Джо испытывала такое горькое одиночество, какого не испытывала даже тогда, когда узнала о смерти отца и Грега. По крайней мере, тогда город был рядом, и друзья тоже.

Джо понимала, что причиной ее страданий является то, что Клинт, возможно, никогда уже не вернется. Она понимала, что страх перед новой любовью может заставить его уехать далеко отсюда, чтобы быть подальше от Джо. И все же он настолько вошел в ее жизнь, что временами ей хотелось отправиться в Вирджиния-Сити и умолять его вернуться. Но гордость и здравый смысл не позволяли женщине совершить подобную глупость.

Она подошла к столу, который ей сделали мужчины, и начала замешивать тесто на хлеб, поглядывая на Спирита. Пес сидел и смотрел на нее большими карими глазами.

– У меня ничего нет для тебя, так что иди на свое место. Ты знаешь, что не должен вертеться около стола.

Спирит поднял голову, затем встал и засеменил на свое место, где в углу комнаты лежала подстилка. Джо засмеялась, не зная, как бы она пережила одиночество, если бы не собака. По крайней мере, она могла разговаривать с псом, хотя тот и не мог ответить ей. Но казалось, что Спирит все понимал, и Джо было легче.

Она разделила тесто на две части и положила его на две сковороды, затем поставила их в маленькую каменную печь, встроенную в одну из стен камина. Открыв железную дверцу под печью, Джо добавила дров. Она с благодарностью подумала о Джиме Бахусе, так как это была его идея насчет печки. Дым от огня в печи с помощью железного ограждения направлялся в дымоход камина. Это было очень удобно для выпечки хлеба.

Джо помыла руки и накинула меховое пальто.

– Пошли, Спирит, – позвала она. Женщина с собакой вышли из дома.

Джо отправилась в огород, где еще оставался последний кабачок. Ночи стали холодными, кабачок мог замерзнуть и испортиться. Как хорошо, что она купила семена раньше. Джо даже не могла вспомнить, где и когда это было. Может, в Уиллоу-Бенде? Или в Рок-Крик? Джулзбург? Какое длительное путешествие она совершила. Как ей хотелось узнать, что стало с переселенцами, отправившимися в Орегон. И как бы она хотела снова увидеть всех, особенно Сару.

Джо работала на огороде, стараясь не думать об одиночестве. Урожай оказался не таким хорошим, как ей хотелось бы. Зеленые бобы плохо вызрели, помидоров было мало. Но Джо вырастила неплохую капусту, кабачки, картофель, морковь и черные бобы. Ей еще нужно приспособиться к здешнему климату, так как в этих местах надо хорошо поливать огород – летних дождей здесь не так много, как в Канзасе.

Джо положила кабачок в корзину и отнесла его к крыльцу, снова окидывая взглядом долину. Она не могла налюбоваться на окружающую красоту. Лошади паслись в низине. Индейцы и преступники пока не беспокоили Джо. Вой волков она слышала только по ночам с дальних холмов. Сейчас ей не хватало лишь мяса. Джо понимала, что даже собаке нужно мясо, и если бы она сумела подстрелить лося или оленя, то могла бы отдать ненужное Спириту.

Она вернулась в дом, положила кабачок и занялась штопкой, следя за выпечкой хлеба. Как только он испекся. Джо вынула сковородки и поставила хлеб охлаждаться. Затем она надела мокасины и зимнее меховое пальто, взяла винтовку, сунула несколько патронов в карман пальто и открыла дверь. Спирит поспешил за ней, но Джо приказала ему вернуться на место.

– Оставайся дома. Если мне кто-нибудь попадется, то ты только спугнешь зверя. Ты не охотничья собака, – сказала она псу, закрывая дверь. Джо направилась в ближайший сосновый лес, слыша, как скулит Спирит. Она старалась запомнить дорогу и шла так, чтобы все время долина была по правую сторону.

Дом быстро исчез из вида. Джо прошла несколько сотен ярдов, прохладный чистый воздух и яркое голубое небо придавали ей бодрости. Она все еще с трудом верила в то, что все это принадлежит ей, и молила Бога, чтобы на следующий год она могла заработать денег и купить еще земли. Если Джо собирается разводить лошадей, этой земли будет недостаточно. И ей обязательно нужно купить племенного жеребца. Следующей весной она посадит больше овощей, чтобы затем продать часть урожая в Вирджиния-Сити.

Наконец около небольшого ручья Джо заметила следы оленя, которые вели вниз, к реке Руби. Она чувствовала, что находится уже в полумиле или даже дальше от дома. Джо видела долину, но уже не видела лошадей, и молила Бога, чтобы с ними ничего не случилось. Ей нужно запастись мясом на долгую и холодную зиму. Будут дни, когда она, возможно, не сможет выйти из дома. У нее достаточно соли и свиного сала, а большую часть мяса Джо закоптит в коптильне, которую соорудил для нее Ньют Джеймс. Она отдала почти все свои деньги за выполненную работу, но это стоило того. Джо не смогла бы выжить здесь, ночуя в повозке.

Она спряталась за большим валуном и затаилась, надеясь, что какой-нибудь олень пройдет мимо. Ей не хотелось надолго оставлять дом. Ветер с запада дул в лицо Джо. Любое животное, которое подойдет к ручью, не услышит ее запаха.

Джо вспомнила, как она охотилась с Клинтом, своего первого подстреленного лося. Голова этого лося теперь висела над камином, как и обещал Клинт. Француз сделал из головы чучело. Джо очень гордилась этим трофеем. Она прислонила голову к скале и закрыла глаза. Воспоминания нахлынули на нее. Она вспомнила, как вернула своих лошадей, украденных Бартом Кенделлом, вспомнила ссору между Клинтом и миссис Бун во время путешествия, то, как Клинт обошелся с напавшим на нее негодяем, вспомнила тот первый поцелуй в повозке. Джо вспомнила, как сильная рука Клинта ласкала ее грудь в ту ночь, когда он набросился на нее в лесу. Но больше всего ей вспоминался его последний, прощальный поцелуй. Джо казалось, что ее губы до сих пор горят от этого поцелуя.

Джо подумала об Анне. Как хорошо, если бы она смогла сейчас поговорить с сестрой. Что сказала бы Анна о Клинте Ривзе? Джо надеялась, что Анна скоро получит письмо, которое она отдала Клинту. Она не имела понятия, получила ли сестра хоть одно ее письмо. Теперь для Джо и Лоренс, и Колумбия казались такими далекими.

И все же, когда Джо особенно скучала по сестре или сомневалась, правильно ли она поступила, уехав из Лоренса, ей стоило только выйти из дома рано утром и полюбоваться, как первые лучи солнца золотят вершины гор на западе, и все ее сомнения уходили прочь. Этот край так быстро стал ее домом, что Джо знала, что даже если бы ей дали возможность уехать отсюда, она не сделала бы этого.

Внезапно ее мысли прервал какой-то шорох. Джо осторожно выпрямилась, выглянула из-за скалы и увидела двух самок лося, пьющих воду из ручья. Она осторожно подняла винтовку и прицелилась в более крупное животное, затем нажала на курок. Оба лося сорвались с места.

Джо выскочила из-за скалы и бросилась за ними. Одно животное вдруг упало, и Джо с облегчением вздохнула. Хорошо, что она не промахнулась. Лось был еще жив, бил ногами, глаза полны ужаса. Джо подошла ближе и закрыла глаза.

– Спасибо тебе, дух лося, – тихо произнесла она. Небольшая молитва принесла ей облегчение. После этого Джо приставила ствол к голове животного и выстрелила, чтобы прекратить его мучения.

Затем она отставила в сторону винтовку и достала из ножен большой нож для разделки мяса. Солнце поднялось выше. Стоял необычно теплый для ноября день. Разделывая тушу, Джо вспотела. Прежде чем продолжить работу, она сняла пальто и отбросила его в сторону. Прошел целый час, прежде чем она закончила работу. Джо встала и подошла к реке, чтобы вымыть руки. Она надеялась, что у нее хватит сил дотащить тушу до дома, жалея, что не взяла лошадь. Но лошадь могла бы спугнуть лося.

Она направилась к животному, чтобы обвязать его веревкой, как вдруг услышала рычание, какого не слышала никогда раньше. Это был не волк. Джо взглянула в сторону, откуда раздался звук, и увидела снежного барса, прижавшегося к ветке дерева над тушей лося.

Казалось, сердце Джо перестало биться. Сначала она смотрела на животное, пытаясь вспомнить, что говорил о них Клинт.

«В большинстве случаев они боятся нас больше, чем мы их», – сказал он тогда. В это момент Джо сомневалась, правду ли он говорил. Она никогда еще не испытывала такого страха. Джо не думала, чтобы дикое и полуголодное животное испугалось женщины, особенно при виде свежего мяса.

Она проклинала себя за то, что отошла к ручью и не взяла с собой винтовку. Джо медленно поднялась, не зная, успеет ли она добраться до винтовки, прежде чем зверь бросится на нее. Барс снова зарычал, прижавшись к ветке, которая, казалось, с трудом удерживает его. Сердце Джо бешено колотилось, она стала приближаться к месту, где лежала винтовка, понимая, что только в ней ее спасение. Эта кошка собирается лишить ее мяса, которое ей так нужно. Джо подумала, что можно было бы крикнуть на барса, но страх лишил ее голоса.

Она не спускала глаз со зверя, медленно продвигаясь к винтовке. Клинт говорил, что барс не нападает на человека, пока не почувствует опасность для себя. Вдруг Джо пришло в голову, как она выберется отсюда, если зверь ранит ее.

– Боже, помоги мне, – молилась она, приближаясь к винтовке. Джо медленно согнулась и взялась за ствол. Зверь наблюдал за ней, все время рыча, сжимая ветку огромными лапами. Хвост его лежал неподвижно. Джо удивлялась, как быстро барс учуял запах мяса. Но, возможно, он находился поблизости и собирался напасть на двух лосей у ручья, а теперь злился на человека, опередившего его.

Джо стала медленно поднимать винтовку. Зверь словно только этого и ждал. Джо едва успела вскинуть винтовку и приставить ее к плечу, как барс прыгнул с ветки. Она выстрелила, и в тот же момент зверь упал на нее. Джо почувствовала, как когти барса впились в ее левую руку, задев и левую сторону груди. Она услышала собственный крик.

В следующий момент барс уже лежал на земле, корчась в предсмертной агонии. Джо вскинула винтовку, прицелилась и выстрелила ему в голову. Слезы облегчения текли у нее из глаз, но страх все еще сжимал сердце женщины. Спотыкаясь, она отошла от мертвого зверя и взглянула на свою руку.

– О Боже, – пробормотала Джо, увидев текущую по руке кровь. Все произошло так быстро, и от шока она не почувствовала боли.

Джо понимала, что теперь она не сможет дотащить лося. Сейчас главное промыть рану и перевязать руку. А затем она сможет привести сюда лошадь и забрать тушу. Джо не знала, можно ли есть мясо снежного барса, но решила, что, по крайней мере, разделает его, а мясом станет кормить Спирита.

Она подняла пальто и пошла прочь. Полмили показались ей как две, Джо с трудом передвигалась. Сердце ее все еще сильно билось, глаза вспухли от слез. К тому времени, как Джо добралась до дома, она едва не теряла сознание от большой потери крови.

Джо вошла в дом, закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, пытаясь прийти в себя. Она слышала запах свежего хлеба, кабачок все еще лежал на столе. Каким-то образом вид дома и запах хлеба успокоили ее и вернули чувство безопасности. Она подошла к шкафу, достала кастрюлю и налила в нее воды из ведра. Затем оторвала разорванный рукав платья и осмотрела рану. Джо поморщилась, при виде крови, не зная, останутся ли шрамы.

Она взяла чистое полотенце, опустила в воду, отжала и приложила к глубокой ране, оставленной когтями барса. Джо нашла бутылку виски, открыла ее и, держа руку над кастрюлей, полила рану. Она закричала от резкой боли, но никто не мог ее услышать. Спирит странно посмотрел на нее, а затем начал нюхать пол и слизывать кровь, капающую с ее руки.

Джо снова полила виски на рану, а затем нашла в шкафу марлю. С помощью подбородка она зажала конец марли и стала туго бинтовать руку, затем взяла еще кусок марли и приложила к ране на левой груди.

Рука очень болела, и у Джо кружилась голова. Она закрыла дверь на засов и легла на кровать, моля Бога, чтобы с лошадьми ничего не случилось, пока она поспит. У нее не было сил спускаться в долину и загонять их в сарай.

Комната кружилась перед глазами Джо, когда она ложилась в постель. Последнее, что она запомнила, был Спирит, лежащий на половике возле ее кровати и с любопытством смотревший на хозяйку.

* * *

Когда Джо проснулась, солнце уже заходило за вершины гор на западе.

– О нет, – пробормотала она, скоро станет совсем темно, а лошади все еще внизу, в долине. А кроме того, в лесу осталась лежать разделанная туша лося. – Я должна привезти это мясо.

Джо села в постели, вскрикнув от боли и только тогда вспомнив, что заставило ее прилечь. Она взглянула на повязку и увидела, что та промокла от крови. Рана сильно болела, не давая сгибать руку. Джо приказала себе быть сильной, загнать в загон лошадей и привезти мясо. Она должна выжить, она не может позволить себе сдаться, прожив здесь только два месяца.

Джо заставила себя подняться. Какое-то время она стояла неподвижно, собираясь с силами, а затем вышла в большую комнату и с трудом надела пальто. Спирит лежал у двери, ожидая, когда она откроет дверь.

Бедняга, – сказала Джо. – Долго же тебе пришлось ждать, пока я проснусь. Ты весь день сегодня просидел в доме. – Она взяла винтовку и вышла на крыльцо, вздрогнув от холодного ветра, дувшего в лицо. Затем Джо сняла уздечку, висевшую над дверью, и направилась в долину. В этот момент ей больше всего хотелось снова оказаться в своей теплой постели. Но она сама говорила, что сможет справиться одна, и сейчас ей нужно закончить работу.

С помощью одной руки Джо удалось надеть уздечку на Стар. Она подвела лошадь к скале и взобралась на нее, затем верхом направилась к другим лошадям, свистя и покрикивая на них.

Несмотря на холодную погоду, ей было жарко, голова продолжала кружиться. Джо закрыла ворота загона и направила Стар к месту, где оставила лося. Она услышала громкий лай Спирита, до нее доносился вой волков. Лошадь заржала и стала упираться. Тогда Джо соскочила, привязала Стар и пошла дальше, держа в руках винтовку. Слезы наполнили ее глаза, когда она увидела стаю волков, рвущих на части барса и лося, которых подстрелила Джо. Вся ее работа пошла насмарку. Стрелять было бесполезно, так как волков много и они уже почти полностью разорвали туши. Да и она бы не стала есть мясо после волков.

Три волка обернулись и зарычали на Джо, словно предупреждая, что ей лучше убраться. В этот момент женщина даже радовалась, что у волков было свежее мясо, которое привлекало их гораздо больше, чем она сама и Спирит. Джо повернула назад и позвала пса, лаявшего на хищников, стараясь разозлить их. Но Джо знала, что бы случилось с собакой, если бы волки отнеслись к ней серьезно.

Она поспешила назад к Стар, прикрикнув на Спирита и приказывая ему вернуться. Пес наконец догнал ее и бежал рядом, пока Джо вела Стар к дому и завела кобылу в загон. Она знала, что сегодня можно не опасаться волков, так как они уже достаточно насытились свежим мясом. Но даже если бы это было не так, Джо была не в состоянии что-то сделать. Она вошла в дом, Спирит последовал за ней. Женщина закрыла дверь на засов и устало опустилась на самодельный стул, понимая, что этот край действительно не для всех. На этой земле люди мало чем отличаются от животных – каждый стремится найти свой способ выживания.

Джо решила, что в следующий раз, когда отправится на охоту, возьмет с собой лошадь. Если бы она сделала это сегодня, то смогла бы дотащить тушу до дома и постаралась бы как-то подвесить ее к дереву, чтобы дикие звери не смогли до нее добраться.

Джо положила голову на стол и бессильно заплакала. Она злилась на себя за то, что еще плохо ориентируется в окружающей жизни, за то, что не взяла с собой на охоту лошадь, злилась на волков за то, что те съели мясо. При мысли, что придется снова отправиться на охоту, Джо охватило отчаяние. Но еще неизвестно, когда это произойдет. Рука слишком больна, чтобы она смогла быстро поднять винтовку и выстрелить. А ей придется делать это, если она снова собирается охотиться. В этот момент Джо вспомнила Клинта. Как сильно, должно быть, болела его рана, когда он отправился искать Милли. Какую боль он испытал, когда поднимал винтовку и стрелял. И теперь, испытывая сильную боль в руке, Джо понимала, как трудно ему было сделать точный выстрел. Она радовалась, что сейчас Клинта нет рядом и он не видит, какой неудачей обернулась ее первая охота. И все же Джо представляла хитрую улыбку на его лице и насмешливое выражение глаз.

* * *

В следующие два дня у нее поднялась высокая температура, и Джо уже представляла, как умрет здесь одна, а весной найдут ее потемневший зловонный труп. Она лишь смогла подняться, чтобы выпустить Спирита и затопить печь. Джо ела хлеб и сырой кабачок, не в силах что-то приготовить, и ела лишь для того, чтобы поддерживать свои силы.

Рука болела так сильно, что Джо не могла двигать ею. Женщина понимала, что в рану попала инфекция. Она продолжала промывать ее виски и менять повязки, боясь, что может умереть. Каждое утро Джо видела, что краснота распространяется по руке и вся рука становится неприятного темного цвета. Она уже думала, что, возможно, придется отрубить себе руку, но понимала, что не способна сделать это, да и сил не хватит.

Джо не выпускала лошадей из загона, моля Бога, чтобы с ними ничего не случилось, чтобы им хватило травы и воды, пока она снова сможет выпустить их. Ветер усилился, и в доме стало холоднее. Джо удалось развести огонь, Каждый раз, подкладывая дрова, она мысленно благодарила мужчин, которые нарубили ей много дров.

Через пять дней боль в руке уменьшилась, ею стало легче двигать. Джо не замечала признаков распространения инфекции. Температура упала, и женщина плакала от радости, что не умрет. Потребовалось еще пять дней, пока к ней вернулись силы. Когда Джо стало лучше, ей удалось сходить в сарай и принести лошадям несколько корзин корма. На седьмой день она выпустила их из загона, чтобы они паслись и сами нашли себе воды, предоставив их воле Божьей. Джо не могла больше держать их в загоне, так как еще недостаточно окрепла, чтобы наносить им воды.

На двенадцатый день она снова отправилась на охоту, взяв на это раз с собой Стар. Ей пришлось довольно долго поджидать добычу, пока не попался большой олень-самец. Мяса у него меньше, чем у лося, но все же, это лучше, чем ничего. Джо решила разделать мясо на небольшие кусочки и есть его очень экономно, так как погода ухудшается, и зима может наступить в любой день, что не позволит ей покинуть дом. Большую часть мяса Джо закоптила, часть насушила. Непригодные для еды остатки она сложила в мешок из-под картошки и повесила высоко на дереве, чтобы мясо замерзло и не привлекало запахом волков. С помощью веревки она будет опускать его, отрезать по кусочку и кормить Спирита.

По ночам Джо рассматривала руку и грудь в небольшое зеркало, беспокоясь, что Клинт посчитает шрамы безобразными. Она ругала себя за то, что все время думает о Клинте, который, возможно, никогда не увидит ее шрамы. Клинт Ривз исчез.

Небо становилось все более темным, ночи холодными, и Джо ждала наступления долгой зимы. Ее путешествие на запад, месяцы, проведенные с Клинтом, казались далеким прошлым. Все это было так давно. А сейчас ей необходимо сосредоточить все свои мысли только на выживании.

Прошел месяц после нападения барса, рука еще не зажила, следы когтей оставались розовыми. Но Джо знала, что с рукой все будет в порядке. Она решила, что до наступления метелей сможет еще раз сходить на охоту, и это будет в последний раз. Джо проверила винтовку и взяла пальто, как вдруг услышала ржание лошадей и дребезжание повозки. Взяв винтовку, она подошла к окну и выглянула наружу.

– Мос! – закричала она и бросилась к двери.

 

ГЛАВА 18

Джо открыла дверь, чтобы поприветствовать Моса Баркли, спешившего к ней. Позади него управлял повозкой Счастливчик Стрикленд.

– Рады видеть вас, мэм, – сказал Мос, снимая шляпу. – Мы привезли вам продукты и прочие припасы. Извините, что не приехали раньше, но в Вирджиния-Сити не хватало продуктов, и мы ждали следующей поставки.

Джо схватила Моса за руку и потащила его к крыльцу, радуясь, что снова видит старых друзей.

– Входите в дом, – обратилась она к ним. – Я уже думала, что никто больше не приедет. Возможно, мне самой следовало поехать в город, но мне очень не хотелось оставлять лошадей и дом без присмотра на такое долгое время. Но думаю, мне все же придется съездить в Вирджиния-Сити.

Мос последовал за ней в дом, удивленный и тронутый теплым приемом. Счастливчик покачал головой и усмехнулся. Он вылез из повозки и последовал за Мосом и Джо. Войдя в дом, мужчины осмотрели чисто прибранную комнату. Спирит радостно лаял и прыгал вокруг.

– Ну-ну, ты только посмотри, Счастливчик, – заговорил Мос, – разве это не прекрасный дом? И все так хорошо устроено. – Он снова обратил свое внимание на Джо. – Мэм, вы хорошо выглядите. Мы рады видеть, что с вами все в порядке. Мы все очень беспокоились за вас. – Он обнял Джо за плечи и сжал их, показывая, как рад видеть ее. Женщина поморщилась от боли. Мос отпустил ее и нахмурился. – Что с вами, мэм?

Джо дотронулась до руки.

– Ничего страшного. Просто… несчастный случай.

Мос нахмурился.

– Несчастный случай? Что за случай? Джо слегка покраснела.

– Мне даже неудобно. Это случилось на охоте.

– Расскажи нам, что произошло, – настаивал Счастливчик. – Вы выздоровели? Может, вам нужен доктор?

Джо направилась к шкафу и достала оттуда хлеб и мед.

– Я отлично себя чувствую. Я получила хороший урок, вот и все. Барс и я не поладили из-за туши лося, которого я только что убила и разделала.

– Барс! – Счастливчик смотрел на Джо так, словно перед ним стояло привидение. – На вас напал снежный барс?

– Не совсем так. Он прыгнул на меня, но я убила его. Ему лишь удалось поранить мне руку, когда он падал на меня. В рану попала инфекция, но сейчас уже все в порядке. Прошло больше месяца с тех пор, как это случилось, так что я уже не умру от этого.

Мос и Счастливчик переглянулись.

– Мэм, это могло очень плохо кончиться, – сказал Мос. – Вы вполне могли умереть. Клинту все это очень не понравится.

Джо положила хлеб на стол.

– Он об этом не узнает, потому что вы ему ничего не скажете. Я хочу, чтобы вы мне это пообещали. Иначе, я не буду считать вас своими друзьями. Я не хочу, чтобы Клинт прискакал сюда, считая, что я не могу позаботиться о себе. Я сказала, что смогу жить одна, и я пытаюсь доказать это. Я не хочу, чтобы первая же неудача испортила все мои планы.

Обоим мужчинам был известен характер Джо и ее решительность. Мос теребил шляпу в руках.

– Вы уверены, что с вами все в порядке?

– Я прекрасно себя чувствую. Пару недель назад я подстрелила оленя и запаслась мясом.

– Мы с Мосом повстречали целое стадо баранов по пути сюда, так что у нас есть для вас мясо. Конечно, если хотите, – предложил Счастливчик.

Джо глубоко вздохнула и села.

– Спасибо, Счастливчик. Я с удовольствием возьму его. Садитесь к столу. Извините, если я была с вами резкой, но все ждут, что у меня ничего не получится. А я хочу доказать обратное. Такое могло бы случиться и с мужчиной, не правда ли?

Мос засмеялся.

– Ручаюсь, что могло. И у меня, и у Счастливчика были несчастные случаи на охоте, когда мы чуть не погибли. Такое случалось со всеми мужчинами, включая и Клинта.

Джо начала нарезать хлеб.

– Как дела у Клинта? – спросила она, стараясь казаться безразличной.

– Думаю, что хорошо. Первые две недели после отъезда отсюда он провел в одном из салунов.

При этих словах сердце Джо замерло. Значит, он снова стал пить. Может, на этот раз он старался забыть ее, Джолин Мастерс, а не Милли Стайлз. Но в любом случае Джо не одобряла, что он пьет.

– Кажется, время от времени он увлекается этим.

– Мы со Счастливчиком считаем, что Клинт переживает из-за вас. Он никогда ничего не говорит, но мы знаем, что вы ему очень нравитесь.

Джо вспыхнула, подавая кусок хлеба, намазанного медом, Мосу. Затем она приготовила второй кусок для Счастливчика.

– Сейчас Клинт сам не знает, что ему нравится, а что нет. Я приготовлю вам кофе. Можете сказать Клинту, что у меня все прекрасно. У меня есть кабачки, картофель и морковь. А с теми продуктами, что вы привезли, я благополучно перезимую.

– Индейцы не появлялись? Или какие-нибудь типы не слонялись здесь?

– Нет, никого не было. – Она постаралась улыбнуться. – Мы здесь вдвоем со Спиритом. Я очень рада видеть вас всех, рада, что могу поговорить с вами.

– До весны кроме нас здесь уже никто не появится, – сказал Счастливчик, – Вы точно решили перезимовать здесь?

Джо удивленно посмотрела на него.

– Конечно. Но спасибо, что волнуетесь обо мне.

– Мы привезли достаточно продуктов, – сказал Мос. – Мы сделали все, как сказал Клинт.

Джо повернулась, чтобы взять с огня кофейник, не желая, чтобы мужчины заметили внезапно выступившие на глазах слезы. Она вспомнила обещания Клинта прислать ей продукты, и знала, что он сам за все заплатил.

– Я очень благодарна вам за продукты.

– Мы или кто-то еще проведаем вас, как только закончится зима, – добавил Мос.

«Кто угодно, но только не Клинт», – подумала Джо.

– Мы очень уважаем вашу смелость, мэм, – продолжал Мос, – и ваши способности. В здешних краях принято навещать друг друга. Если бы вы были мужчиной, мы сделали бы то же самое. Так что не думайте, что мы волнуемся только из-за того, что вы женщина. Но вам придется долго быть одной, и если вы переживете зиму, это станет вашей заслугой, а не нашей. Вы знаете, в Вирджиния-Сити все только и говорят о вдове, которая поселилась одна на реке Руби. Одни называют вас смелой, другие сумасшедшей, но все желают вам удачи.

Джо улыбнулась.

– Не знаю насчет смелости, но сумасшедшая – это более точное определение. – Она отпила кофе и погладила Спирита. – Раз я приняла это решение, я уже не могу отступать. Такой уж я человек. Если бы я вернулась в город, я бы считала, что потерпела поражение. Когда я вспоминаю о Лоренсе, я понимаю, что уже не смогла бы вернуться туда. Но в то же время, я хочу повидаться со своей сестрой. Я надеюсь, что у нее все в порядке.

– Она похожа на вас, мэм? – спросил Счастливчик.

– Вообще, по характеру мы похожи. Анна блондинка с голубыми глазами, она любит красивые вещи, любит хорошо одеваться. Ей никогда не нравилось работать на ферме. Но она сильная, и может все делать сама, если нужно. Ее муж – преуспевающий врач с Юга. Если он вернется с войны, у Анны будет обеспеченная жизнь, и я желаю ей всего самого лучшего. Я только хочу, чтобы ее муж… вернулся.

– У вас муж погиб на войне, не так ли? – спросил Мос.

Джо кивнула.

– Под Шилой. Возможно, вы ничего не слышали о Шиле.

Мос пожал плечами.

– Для нас здесь все, что восточнее гор Бигхорн и Великих равнин, это как чужая страна. Мы мало обращаем внимания на то, что там происходит. У нас здесь хватает проблем с индейцами. Вам тоже стоит помнить об этом. То, что они еще не были здесь, не значит, что они не появятся и в будущем. Ручаюсь, зимой все будет спокойно. Обычно зимой индейцы собираются все вместе, приводят в порядок свое оружие и просто пытаются выжить. А весной и летом они доставляют много беспокойства. Так что будьте осторожны.

– Хорошо. – Она взглянула на Моса. – А чем занимаетесь вы и остальные? Я думала, что вы отправились на поиски золота.

Мос покачал головой.

– Это занятие не для меня. Мне нравится ездить. Мы, как и Клинт, помогаем доставлять продукты и припасы. Но с наступлением весны мы собираемся уехать в другое место. Но мы всегда сможем найти людей, которым доверяем, чтобы они приехали навестить вас.

– Возможно, в следующем году, если, конечно, у меня будут деньги, мне понадобится помощь одного-двух мужчин, – ответила Джо. – Я хочу купить племенного жеребца и начать выращивать лошадей. Здесь всегда нужны хорошие лошади. Может, я смогу что-то заработать на лошадях, а также на овощах, продавая их в Вирджиния-Сити. Тогда я куплю еще землю и не буду ждать пять лет, когда можно снова получить бесплатный надел. Мне понадобится земля для пастбищ.

Счастливчик покачал головой.

– Ну, вы меня удивляете. Вы уже планируете расширить дело. Но вы сначала переживите эту зиму, а потом стройте новые планы.

– Нужно обо всем думать заранее, Счастливчик. Я устала постоянно вспоминать о прошлом. Это то, чего никак не может понять Клинт.

– Да, я согласен, – ответил Мос. – Но в то же время, когда такой человек, как Клинт, решает, что любит женщину и хочет на ней жениться, это должна быть большая любовь, а не мимолетное увлечение.

Сердце Джо сжалось.

– Да, конечно. – Она глубоко вздохнула и через силу улыбнулась. Разве когда-нибудь Клинт сможет полюбить ее так? – Не хотите еще хлеба с медом?

– С удовольствием, – ответил Счастливчик. – У вас очень вкусный хлеб.

Джо приготовила ему еще один кусок хлеба с медом. Ей было хорошо в компании этих мужчин, несмотря на их необразованность. Как приятно снова поговорить с людьми! Но Джо не могла унять тупую боль в сердце, потому что с ними не было Клинта. Очевидно, он снова стал пить, как только вернулся в Вирджиния-Сити. Может, виной тому его чувства к ней? Если бы Клинт признался в своих чувствах, возможно, она бы отказалась от одиночества. Джо могла бы поселиться здесь как жена Клинта Ривза. Вместе они могли бы создать в Монтане свою империю. Но, очевидно, Клинт совсем не хочет вести оседлый образ жизни.

* * *

Ветер с новой силой подул с северо-запада, образуя снежные заносы. Джо ежедневно ходила в сарай проверять лошадей и была вынуждена каждый раз прочищать себе путь лопатой. Сугробы по бокам дорожки становились все выше и выше, ей даже трудно стало забрасывать наверх снег. Поэтому Джо сгребала снег в стороны, и тропинка становилась все уже. Джо радовалась, что намело такие сугробы – они защищали ее, когда она ходила к лошадям в сарай. Ветер постоянно завывал среди густых сосен и в долине, напоминая торнадо. Клинт и остальные были правы. Зимы в Монтане долгие и жестокие. Джо воспользовалась советом Моса Баркли и привязала веревку от дома до сарая и колодца.

– Возможно, вы не поверите, мэм, но многие погибали здесь в десяти футах от собс