Прошел еще один день, наступила суббота. Субботним утром состоялось общее собрание Тайной Семерки – но ребятам почти нечего было сообщить друг другу. По правде говоря, после возбужденной атмосферы предыдущего собрания нынешнее протекало довольно скучно. Семерка расселась в сарайчике, поедая печенье, которым наделила Джека его мать, а Скампер, как обычно, дежурил у дверей.

Шел дождь, и Семерка с унынием поглядывала в сад.

– Ни гулять не отправишься, ни в футбол не сыграешь, – сказал Питер. – Давайте затеем какую-нибудь игру здесь, в сарайчике.

– Принеси свою железную дорогу, Питер, – сказала Дженет. – А я принесу свою сборную ферму. Проведем железнодорожные пути среди деревьев и зданий фермы и будем играть в загородную ветку железной дороги. У нас навалом всяких штуковин в этом фермерском наборе.

– Ой, давайте так и сделаем, – сказала Пэм. – Мне так нравится твоя ферма! Это самый большой и хороший набор, какой я когда-либо видела. Принеси его. Мы соберем ферму, а мальчики – железную дорогу.

– Да, в такое дождливое утро игры получше просто не придумаешь! – обрадованно поддержал Джек. – Мне на днях, когда Джефф был в гостях у Сьюзи, так хотелось поучаствовать в сборке его чудесной железной дороги, но он ведь был гостем моей сестры, и она бы точно не позволила мне участвовать в их играх. Ты знаешь, Питер, она сильно подозревает, что мы занимаемся каким-то расследованием. Она все время спрашивает меня, не произошло ли чего-нибудь в тот вечер в Хижине Тайгера.

– Просто отшивай ее, и все, – сказал Питер. – Скампер, дверь больше охранять не надо. Можешь присоединяться к нам, старина – собрание закончено.

Обрадованный Скампер обежал всех ребят по очереди, виляя хвостом. Питер принес железную дорогу, а Дженет и Пэм – большой набор сборной фермы. В нем было абсолютно все, от людей и животных до деревьев, оград и кормушек!

Ребята принялись собирать ферму и железную дорогу – мальчики складывали рельсы, а девочки собирали настоящий сельский уголок, с деревьями, оградами, животными и фермерскими постройками. Вот было здорово!

Внезапно Питер уловил краем глаза какое-то движение в окне и поднял взгляд. В окне он увидел чье-то лицо – и вскочил на ноги с таким яростным воплем, что все подпрыгнули от испуга!

– Это Джефф! – заорал он. – Небось шпионит для Великолепной Пятерки! Взять его, Скампер!

Но Джефф уже пустился наутек, хотя ничего бы страшного не случилось, даже поймай его Скампер, потому что спаниель хорошо знал Джеффа и любил его.

– Да наплевать, что Джефф подглядывал! – сказала Дженет. – Все, что он мог увидеть – как мы очень мирно играем! Если ему так хочется, пусть глядит к нам в окошко и мокнет под дождем!

Железную дорогу наконец собрали. Составили три поезда с тремя замечательными заводными паровозиками во главе. Два поезда были пассажирскими, и один – товарным.

– Я буду управлять одним поездом, ты – другим, Колин, а ты веди третий, Джек, – распорядился Питер. – Дженет, ты подавай сигналы. У тебя это хорошо получается. А ты, Джордж, управляй стрелками, чтобы у нас не было аварий. Если есть угроза, что два поезда могут столкнуться, сразу переводи один из них на другой путь.

– Хорошо, буду управлять стрелками, – сказал довольный Джордж. – Я это люблю! Люблю смотреть, как поезд переходит с главного пути на боковой.

Ребята завели паровозики, и поезда поехали. Они стремительно носились по рельсам, а Джордж ловко переводил их с одного пути на другой, если возникала угроза аварии.

Они были захвачены игрой, когда Дженет вдруг резко выпрямилась и громко провозгласила:

– НЕТ, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

Все остальные на нее поглядели.

– В чем дело? – сказал Питер. – Чего не может быть? Почему у тебя такой вид, словно ты вот-вот взорвешься?

– Стрелки! – возбужденно завопила Дженет. – Стрелки! – И она указала на Джорджа, переключавшего стрелки, чтобы поезда вовремя переходили с одного пути на другой. – Ой, Питер, не будь таким глупым! Ты что, не понимаешь? Эти люди в Хижине Тайгера говорили о стрелках. Джек сказал, они то и дело их упоминали. Так вот, они наверняка имели в виду СТРЕЛКИ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ!

Наступило короткое молчание. Затем заговорили все разом.

– Да! Почему бы и нет? Почему мы об этом раньше не подумали? Разумеется! Стрелки железной дороги!

Игра сразу же была заброшена, и началось азартное обсуждение.

– Зачем им использовать стрелки? Наверняка для того, чтобы перевести поезд с одного пути на другой!

– Да, поезд, в котором находится нечто, что они хотят украсть – вероятно, свинец!

– Значит, это товарный поезд! И в одном из вагонов будет свинец, за которым они охотятся!

– Брезент! Не будет ли груз укрыт брезентом? Разве не помните? Брезент должен быть помечен белым в одном углу, чтобы его могли опознать!

– Да! Им нельзя будет терять время на осмотр всех платформ, чтобы найти ту, которая им нужна! В грузовых поездах бывает до тридцати-сорока вагонов и платформ! Белые метки на брезенте сразу дадут им понять, что именно этот груз им и нужен!

– Гав! – разделяя общее возбуждение, подал голос Скампер.

Питер повернулся к нему.

– Эй, Скампер, ступай опять охранять дверь, старина! – тотчас сказал он. – Мы опять открыли собрание! Охранять!

Скампер отправился нести дозор. Тайная Семерка, охваченная внезапным ажиотажем, придвинулась поближе друг к другу. Только подумать, что одно-единственное словечко мгновенно включило в работу их сознание и навело на верный след!

– Ты настоящая умница, Дженет, – сказал Джек, и девочка просияла.

– А, это могло прийти в голову кому угодно, – сказала она. – Просто у меня словно колокольчик в голове прозвенел, когда вы заговорили про стрелки. Питер, как по-твоему, где эти стрелки?

Питер в этот момент обдумывал нечто другое.

– Я думаю сейчас вот о чем, – с сияющими глазами проговорил он. – Эти цифры, которые то и дело упоминались… Шесть-две, семь-десять.:

Не может ли это быть расписанием поездов?

– Ох, да! – вскричала Пэм. – Ведь и папа говорит, что хочет успеть домой на семь-двадцать или семь-двенадцать! Шесть-две – это, должно быть, время выхода поезда откуда-то! Или прибытия куда-то!

– И им нужна очень туманная темная ночь, потому что в такую ночь легко будет направить поезд на боковой путь! – сказал Джек. – Сильный ночной туман – вот что было бы для них замечательным! Тогда машинист вряд ли увидел бы, что его поезд движется не по тому пути. Он бы ехал, пока не достиг какого-нибудь стоп-сигнала, а грабители были бы там уже наготове, чтобы украсть свинец из помеченного вагона!

– И, надо полагать, разобрались бы с захваченным врасплох машинистом, и охранником тоже, – заметил Колин.

После этих слов наступило молчание. Семерку тут осенило, что в таком серьезном ограблении наверняка должна участвовать очень крупная банда.

– По-моему, нам надо об этом кому-то рассказать, – сказала Пэм. Питер покачал головой.

– Нет. Давайте выясним побольше, если сумеем. Да, конечно, сумеем! Например, давайте возьмем расписание и посмотрим, есть ли в нем поезд, который приходит куда-то в две минуты седьмого – в шесть-две.

– Ничего не получится, – сразу же возразил Джек. – Товарные поезда в расписании не указаны.

– Да, конечно. Я об этом забыл, – сказал Питер. – Но почему бы тогда кому-то одному из нас, мальчишек, или можно вдвоем, не отправиться на станцию и не порасспрашивать о товарных поездах – в какое время они проходят через нашу станцию и откуда следуют? Мы знаем, где расположены эти фирмы, «Даллинг» и «Хаммонд». Как же это местечко – Петлингтон, верно?

– Да, – сказала Дженет. – Отправиться на станцию – это хорошая мысль, Питер! Вот и дождь перестал. Почему бы тебе ни пойти прямо сейчас?

– И пойду, – сказал Питер. – Ты пойдешь со мной, Колин. У Джека и Джорджа было уже столько приключений – надо, чтобы и нам что-нибудь досталось! Пошли со мной на станцию.

И два мальчика отправились на станцию. У них прямо дух захватывало! Теперь они и в самом деле идут по следу!

Питер и Колин подошли к станции как раз, когда прибывал поезд. Они понаблюдали, как он проходит. На платформе были два носильщика и человек в грязной спецовке. Этот человек работал на путях и при приближении поезда вспрыгнул на платформу.

Мальчики подождали, пока поезд пройдет, а потом подошли к одному из носильщиков.

– А грузовых поездов не ожидается? – спросил Питер. – Нам нравится на них смотреть.

– Грузовой пройдет минут через пятнадцать, – ответил носильщик.

– Он длинным будет? – спросил Колин. – Я как-то насчитал сорок семь вагонов в одном грузовом составе.

– Самый длинный проходит нашу станцию вечером, – ответил носильщик. – Сколько в нем обычно вагонов, как по-твоему, Зеб?

Мужчина в грязной спецовке провел рукой по лицу и сдвинул шапку на затылок.

– Ну, может, тридцать, может, сорок. Всяко бывает.

Мальчики поглядели друг на друга. Зеб! Носильщик назвал путейца Зебом! Может ли быть… Может ли это быть тот самый Зеб, который участвовал в тайной встрече в Хижине Тайгера?

Мальчики поглядели на него. Глядеть особенно было не на что: худой и невысокий человечек с неприятным лицом, очень грязный, обросший слишком длинными волосами. Зеб! Это настолько необычное имя, что друзья не сомневались: они встретились лицом к лицу с тем самым Зебом, который присутствовал в Хижине Тайгера!

– Гм… А во сколько проходит этот вечерний грузовой поезд? – спросил Питер, обретя наконец дар речи.

– Около шести часов, два раза в неделю, – ответил Зеб. – По расписанию он должен проходить в шесть-две, но он, бывает, запаздывает.

– А откуда он идет? – спросил Колин.

– Он через уйму мест проходит! – ответил Зеб. – Терли, Идлсстон, Хэйли, Гартон, Петлингтон…

– Петлингтон! – вырвалось у Колина, не сумевшего сдержаться. Это был городок, в котором располагались фирмы «Даллинг» и «Хаммонд». Питер, нахмурившись, взглянул на друга. Колин поспешил исправить свою ошибку и отвлечь внимание собеседников от названия городка, который их так интересовал.

– Петлингтон, да, а дальше какие станции он проходит? – спросил Колин.

Путеец сообщил им еще целый ряд названий, а мальчики слушали. Но они уже узнали очень многое из того, что им было нужно.

«Шесть-две» – это был грузовой поезд, ходивший два раза в неделю; по пути он проходил Петлингтон, и, вероятно, там к нему прицепляли вагон-другой – со свинцом от «Хаммонда» и «Даллинга»! Свинцовые трубы? Свинцовый лист? Мальчики даже понятия не имели, да это на самом деле вовсе ничего и не значило… В любом случае, это был свинец, ценный свинец – вот что решало дело! Свинец, который Нахальный Чарли отправлял по поручению этих фирм.

– Мы сегодня все утро играли с моей железной дорогой, – сказал Питер, вдруг придумав, как перевести разговор на стрелки и разъезды. – У меня просто отличная железная дорога, со стрелками, чтобы переводить поезда с одного пути на другой! Эти стрелки просто отменно сделаны – совсем как настоящие!

– Ну, насчет стрелок тебе надо потолковать с моим приятелем, – сказал Зеб. – Он их знает как свои пять пальцев. Он как раз и переводит стрелки перед товарняками. Ведь товарняки часто следуют на боковые пути.

– А «шесть-две» он переводит на боковой дуть? – спросил Питер. – Или тот напрямую идет дальше, по главному пути?

– Напрямую дальше, – сказал Зеб. – Нет, Ларри ведает только теми товарняками, которые разгружают в наших местах. «Шесть-две» идет прямо на Суиндон. Ты увидишь его, если подойдешь вечером.

Питер кинул быстрый взгляд на Колина: обратил ли тот внимание на имя приятеля Зеба – Ларри! Зеб и Ларри – до чего же колоссальная удача! Колин быстро подмигнул Питеру: да, еще бы, он это заметил! Вид у него становился все более возбужденным.

– Хотелось бы нам увидеть, как Ларри переводит стрелки, – сказал Питер. – Это, должно быть, очень здорово! Наверно, они сильно отличаются от тех, что на игрушечной железной дороге.

Зеб рассмеялся.

– Еще бы не отличались! С нашими навозишься! Вот что, если хотите, можете прогуляться со мной по путям, а я покажу вам стрелки, которые переводят поезда на боковой путь. Это примерно в миле отсюда.

Питер поглядел на часы. Он сильно опоздает к обеду, но ведь это так важно – может быть, он увидит те самые стрелки, которые однажды туманной и темной ночью должен перевести Ларри!

– Смотри, чтобы парнишки под поезд не попали, – предостерег Зеба носильщик, когда путеец повел ребят за собой.

Мальчики обиженно на него взглянули. Как будто они не заметят приближающегося поезда!

Шли они по путям очень долго. Зебу предстояла работа неподалеку от стрелок. Оставив инструменты у того железнодорожного полотна, которое ему нужно было ремонтировать, он подвел ребят туда, где пересекалось и набегало друг на друга множество путей. Там он объяснил им, как работают стрелки.

– Чтобы перевести на тот путь, надо сдвинуть этот рычаг, ясно? Видите, как передвигаются рельсы, и поезд не пойдет дальше по этому пути, а перейдет вон на тот.

Колин с Питером сами попробовали переводить стрелки, и это оказалось очень трудным делом.

– А «шесть-две» проходит по этому пути? – с невинным видом спросил Питер.

– Да. Но он пойдет прямо – его не переводят на боковой путь, – сказал Зеб. – Он никогда не везет грузы для нашего района и проходит прямо на Суиндон. И никогда сами не болтайтесь на путях, не то у вас будут неприятности с полицией!

– Мы не будем, – пообещали ребята.

– Ну ладно, мне надо браться за работу. – Зеб сказал это так, словно ему вовсе этого не хотелось. – Пока! Надеюсь, я рассказал вам все, что вы хотели знать…

Да, это было так – и рассказал он им чуточку побольше, чем сам мог представить. Колину и Питеру едва верилось в свою удачу. Они перешли к боковому пути и немного там постояли.

– На самом деле, нам бы сейчас пройти дальше и обследовать этот боковой путь, – сказал Питер. – Но мы и так кошмарно опаздываем. Проклятье! Мы забыли спросить, по каким дням недели ходит товарный из Петлингтона.

– Давай вернемся и наведаемся сюда после обеда, – сказал Колин. – Я ужасно голоден. А выяснить, в какие именно дни недели ходит этот товарный поезд, мы сможем, когда будем исследовать запасной путь.

Они ушли с путей и вышли на дорогу. Оба были так взбудоражены, что не могли наговориться.

– Только подумать, наткнуться на Зеба! На самого Зеба! И услышать, что стрелочником работает Ларри! Да, все яснее ясного! Как же здорово, что Дженет осенило сегодня насчет этих стрелок! Вот это да, ну и везунчики мы!! После обеда как можно скорее вернемся сюда, – сказал Питер. – Я за то, чтобы мы пошли все вместе! Честное слово, это становится все интересней!