И мать Питера, и мать Колина очень рассердились на своих сыновей за то, что они опоздали к обеду. Дженет просто сгорала от любопытства, ей не терпелось узнать, что им удалось разведать на станции. Питер сурово поглядывал на нее, уплетая жаркое – он боялся, она начнет совсем некстати задавать вопросы при маме.

Он отправил ее созвать всю Тайную Семерку, и все они собрались очень быстро – кроме Колина, который запоздал, потому что должен был закончить обед.

Питер все им рассказал, и они слушали как зачарованные. Ну и история! Наткнуться на самого Зеба – и вытянуть из него все, что им надо было узнать!

– Он, конечно, и не догадывался, почему мы задаем ему столько вопросов! – ухмыльнулся Колин. – Должен сказать, он был с нами очень мил, хотя морда у него противная и глазки бегающие.

– Сейчас мы все отправимся на запасной путь, – сказал Питер. – А заодно выясним, по каким дням ходит интересующий нас поезд шесть-две.

И они отправились в путь. Сперва они зашли на станцию и повидались с тем же самым носильщиком. Ему нечего было особенно делать, поэтому он был рад поболтать с ребятами. Он рассказывал им о том о сем и о всякой всячине, и потихоньку Питер перевел разговор на товарные поезда.

– А вон один идет, – сказал носильщик. – На нашей станции он, однако, не остановится – да и зачем, если пассажиры из него не выходят и в него не садятся. Хотите сосчитать вагоны? Этот поезд не очень длинный.

В основном поезд состоял из открытых платформ, и каких только грузов на них не было: уголь, кирпичи, станки, ящики! Поезд медленно прогрохотал мимо станции, и Тайная Семерка насчитала тридцать два вагона.

– Мне бы больше хотелось увидеть тот грузовой поезд, о котором рассказывал Зеб, – сказал носильщику Питер. – По-моему, он говорил, поезд проходит через Петлингтон, а нас минует в шесть-две. Вот у него иногда бывает очень длинный состав, да?

– Да. Тебе надо бы подойти во вторник или пятницу, чтобы его увидеть, – ответил носильщик. – Но сейчас в шесть вечера уже темнеет, так что много ты не разглядишь. Смотри, охранник этого товарняка машет вам рукой!

Ребята помахали в ответ. Удаляющийся поезд все уменьшался и уменьшался вдали и наконец исчез.

– Интересно, не воруют ли с открытых платформ? – с невинным видом спросил Питер.

– Воруют, воруют, – сообщил носильщик. – В последнее время было немало краж, и даже, представьте себе, с одной из платформ украли автомобиль! Говорят, дело рук какой-то банды. Ума не приложу, как это им удается! Ну ладно, ребятишки, меня вон работа ждет. До скорого!

Тайная Семерка двинулась дальше. Они шли вдоль железнодорожного полотна приблизительно с милю, пока не дошли до тех стрелок, которые им утром показывал Зеб.

Питер указал на них.

– Вот где они планируют перевести поезд на запасной путь. Эх, если бы мы знали, когда это будет! По-моему, совсем скоро, потому что в той записке, которую получил Джордж, говорилось, что все готово и идет нормально.

Ребята пошли вдоль запасного пути, держась рядом с рельсами. Этот путь петлял и петлял, пока не закончился на небольшом товарном складе, на данный момент казавшемся абсолютно безлюдным.

Большие ворота, ведущие на склад, были открыты, чтобы грузовики, которые перевозили вещи, отгружаемые с вагонов, могли свободно выезжать отсюда. Но сейчас на складе стояли лишь пустые вагоны и поблизости не было видно ни одной живой души. Было очевидно, что на какое-то время прибытия грузовых поездов не ожидается.

– Очень уединенное местечко, – сказал Колин. – Если поезд загонят сюда, то никто ничего не увидит и не услышит, кроме тех, кто будет его поджидать! Спорить готов, сюда тихонько заедет их грузовик, чтобы принять свинцовый лист, или трубы, или что бы там ни было из того вагона, на котором брезент будет помечен белым!

– А что, если прийти сюда во вторник вечером, просто на случай, если ограбление планируется именно на этот день? – вдруг предложил Джек. – Без девочек. Только мальчики… И если мы увидим, что здесь что-то происходит, то позвоним в полицию. И полиция явится, не успеют Зеб, Ларри и двое других закончить перегрузку из вагона в грузовик. Разве это не будет чертовски здорово?

– Не знаю. Мне кажется, нам и в самом деле надо связаться с нашим другом, инспектором полиции, – сказал Питер. – Мы знаем вполне достаточно, чтобы не сомневаться в своих словах. Единственное, чего мы не знаем – состоится ограбление в этот вторник или попозже…

Они стояли, увлеченные спором, и никто не заметил дюжего полицейского, проходившего мимо открытых ворот. Увидев ребят, он замер на месте и стал за ними наблюдать.

– Мне бы хотелось увидеть эти стрелки, – сказал Колин, уставший от спора. – Покажи их мне, Питер. Мы будем очень осторожными на путях.

Питер забыл, что детям не дозволено находиться на железнодорожных путях. Он прямо по шпалам повел друзей к тому месту, где находились стрелки.

Их окликнул громкий голос:

– Эй, сорванцы! Что вы там себе воображаете, разгуливая по путям? А ну-ка, идите сюда, я хочу кое-что вам сказать!

– Давайте сбежим! – в панике сказала Пэм. – Только бы он нас не поймал!

– Нет. Нам нельзя убегать, – сказал Питер. – Я забыл, что по путям ходить нельзя. Вернемся и объяснимся – если мы принесем извинения, то все будет в порядке!

И он повел Тайную Семерку назад на склад. Нахмурившийся полицейский подошел к ребятам.

– А теперь слушайте! – сказал он. – В последнее время дети много проказят на железной дороге. Мне думается, что надо записать ваши имена и адреса и крепко поговорить с вашими родителями.

– Но мы ничего не делали! – возмущенно сказал Питер. – Мы извиняемся, что зашли, куда нельзя, но, честное слово, мы не делали ничего плохого!

– А что же вы делаете на складе? – вопросил полицейский. – Уверен, замышляли какую-нибудь шалость!

– Вовсе нет! – сказал Питер.

– Тогда зачем же вы сюда забрались? – спросил полицейский. – Валяйте выкладывайте! Вы ведь здесь не просто так.

– Скажи ему, – чуть не плача, взмолилась перепуганная Барбара.

Полицейский сразу же насторожился, заподозрив неладное, едва понял по этим словам, что ребята здесь не без скрытой причины.

– Ага! Значит, вам действительно есть, что рассказать! – сказал он. – Выкладывайте все, не то я запишу ваши фамилии и адреса!

Питер ничего не собирался рассказывать этому сварливому придире. Во-первых, он просто не поверит в необыкновенный рассказ Тайной Семерки, а во-вторых, Питер не выдает просто так своих секретов! Нет, уж если он будет об этом рассказывать, то либо своему отцу, либо их другу-инспектору!

Кончилось тем, что здоровяк полицейский совсем раскипятился и записал фамилии и адреса всех ребят. Просто с ума сойти от досады! Только подумать, что они забрались на этот склад, потому что хотят помочь поймать шайку ловких воров, а угодили в записную книжку полицейского как обыкновенные озорники!

– Ох, и влетит мне, если отец узнает об этом! – грустно сказал Колин. – Питер, давай все расскажем нашему славному инспектору до того, как этот полицейский наведается с жалобой к нашим родителям!

Но разозленный Питер заупрямился.

– Нет! – сказал он. – Мы справимся с этим делом сами, а полицию позовем в последний момент, когда все уже будет сделано. Хорошо бы среди полицейских оказался этот противный дылда, записавший наши фамилии! Вот будет у него лицо, если однажды ночью он явится сюда арестовывать воров, которых выследили для него мы! Я с огромной радостью над ним посмеюсь!

– Я бы тоже хотела оказаться здесь в тот вечер, – сказала Дженет.

– Нет, этого нельзя! – сказал Питер, сразу став истинным главой Тайной Семерки. – Девочки не пойдут. Посмотрите, как плачет Барбара, потому что полицейский записал ее имя и адрес! Какой с нее будет толк, когда тут опасности на каждом шагу? Нет, пойдем только мы, мальчики, и больше никто, и точка на этом!