Дженет разлила лимонад по кружкам, а Питер раздал пряники.

– Чуть черствые, – сказал он, – но все равно вкусные. По две штуки на брата и одна – старине Скамперу. Прости, Скампер, но ведь ты, в конце концов, не настоящий член Тайной Семерки, иначе ты тоже мог бы получить парочку пряников.

– Не мог бы, – заметил Джек, – ведь здесь только пятнадцать штук, но я, например, всегда считал Скампера равноправным членом.

– Нет, так не получится. Мы ведь Семерка, а со Скампером нас получилось бы восемь, – возразил Питер. – Но он всегда будет вместе с нами. Теперь послушайте, сегодняшнее наше собрание можно считать последним…

Сразу же раздались удивленные возгласы.

– Последнее собрание?.. Что это значит?..

– Последнее? Ты ведь не думаешь совсем распустить Тайную Семерку?

– Ой, послушай, Питер, ты ведь не хочешь сказать…

– Дайте мне договорить, – перебил их Питер. – Это наше последнее собрание до следующих каникул. Вы же знаете, что мы, мальчики, идем в школу завтра, а девочки пойдут послезавтра. К тому же во время учебы никогда не происходит ничего интересного. Да и мы будем слишком заняты, чтобы искать приключения. Так что…

– А вдруг все же что-нибудь произойдет? – сказал Колин. – Нельзя ведь знать обо всем заранее. По-моему, глупо приостанавливать деятельность Тайной Семерки на время учебы.

– Я тоже так считаю, – сказала Пэм. – Мне нравится быть членом Тайной Семерки, носить значок и запоминать пароль.

– Что ж, значки вы можете продолжать носить, если хотите, – согласился Питер. – Хотя я сначала думал, что сегодня, когда все мы в сборе, я заберу у вас значки и спрячу их у себя до следующих каникул.

– Я не отдам свой значок, – твердо заявил Джек. – И ты можешь не беспокоиться – я не допущу, чтобы моя вредная сестрица Сьюзи его нашла и утащила. У меня есть для него отличный тайник!

– Ты только представь себе – а вдруг что-нибудь приключится в учебное время? – с жаром воскликнул Колин. – Только представь, вдруг кто-нибудь из нас натолкнется на что-то таинственное, что-то из ряда вон?.. Что же мы будем делать, если Тайная Семерка будет распущена до Рождества?

– Во время учебы никогда ничего интересного не подворачивается, – повторил Питер, который всегда любил настаивать на своем. – И к тому же мне предстоит очень трудная четверть. Отец был не слишком доволен моими отметками за предыдущую.

– Ладно, трудись вовсю и до Рождества можешь не участвовать в нашем тайном обществе, – предложил Джек. – Я буду вести его вместе с Дженет. Мы станем тогда Тайной Шестеркой, и наш значок все равно будет в силе. Это Питеру совсем не понравилось. Он нахмурился.

– Нет, – сказал он. – Во главе буду я. Но я вижу, что вы со мной не согласны, и вот что предлагаю: мы не станем проводить регулярных собраний, как до сих пор, но если вдруг что-нибудь действительно приключится, сразу же соберемся. Хотя, я уверен, ничего стоящего не произойдет!

– Значит, мы сохраняем наши значки и пароль? – спросил Колин. – И сохраняем наше тайное общество, даже если ничего интересного не произойдет, а когда вдруг что-то случится, то сразу же соберемся?

– Да, – ответили все разом, глядя на Питера. Им очень нравилось ощущать себя единой Тайной Семеркой. И даже несмотря на то, что не часто подворачивалось нечто достойное их тайного расследования, все равно они ощущали всю важность своей миссии и дорожили ею…

– Ладно, – решил Питер. – Как насчет нового пароля?

Все крепко задумались. Джек поглядел на Скампера, который, казалось, тоже размышлял.

– А как насчет слова «Скампер»? – спросил Джек. – Это был бы хороший пароль.

– Нет, нет, не подойдет, – возразила Дженет. – Всякий раз, как ты назовешь пароль, Скампер вообразит, что это подзывают его!

– Давайте в качестве пароля возьмем имя моего пса – Роувер, – предложила Пэм.

– Нет, лучше кличку собаки моей тети, – сказал Джек. – Нахальный Чарли. Это хороший пароль.

– Да! Нахальный Чарли! На этом и остановимся, – согласился Питер. – Никто никогда не подумает, что это и есть пароль, верно? «Нахальный Чарли» очень подходит!

Пряники пошли по второму кругу. Скампер жадно пожирал их глазами – свой пряник он давно уже съел. Пэм пожалела его и отломила ему половинку, Барбара сделала то же самое. Съев их кусочки, Скампер устремил скорбный взгляд на Джека, который тоже не устоял и отдал ему большую часть своего пряника.

– Ну и ну! – засмеялся Питер. – Скампер получил больше, чем каждый из действительных членов Тайной Семерки. Этак он скоро вообразите что может командовать нашим тайным обществом!

– Гав, – тявкнул Скампер, колотя хвостом по земле и глядя на пряник Питера.

Лимонад кончился. Скампер слизнул последние крошки угощения. Заходящее солнце заглянуло в окно сарайчика.

– Ну все, пошли поиграем, – поднимаясь, сказал Питер. – Завтра в школу! Что ж, у нас были славные каникулы! Все члены Тайной Семерки знают новый пароль? Думаю, что до самых рождественских каникул он нам не понадобится, так что запомните его хорошенько!