На следующее утро Джанет и Питер после завтрака пошли в сарай, чтобы убраться там после вчерашнего.

– У нас с тобой двадцать минут до школы. – Питер нагнулся за ключом, который обычно лежал под камнем. – Здрасте, ключа-то нет! Куда же он подевался? Я прекрасно помню, что вчера вечером положил его под камень.

– Наверняка его взяла Сьюзи! – нахмурилась Джанет. – Просто чтобы досадить нам. Вот злыдня!

Они подошли к двери сарая, чтобы проверить, не сорвала ли Сьюзи знак «С7», который висел на двери. Нет, он был на месте, но тут Джанет в изумлении воскликнула:

– Питер! Ключ торчит в замке! Сьюзи забыла вынуть его – ну и идиотка! Кто угодно мог забраться в сарай и стащить все, что вздумается, раз он открыт.

Ребята вошли в сарай донельзя рассерженными. Все вроде бы стояло на своих местах. И все-таки что-то было не так. Джанет нахмурилась.

– Подзорная труба! – закричала она. – Питер, где труба? Пропала!

– Ее забрала Сьюзи! – Питер пришел в такую ярость, что начал заикаться. – Это потому, что я сказал, чтобы она не смела ее брать, а еще потому, что мы не поверили в ее дурацкую историю о том, что кто-то в замке кому-то сигналил! Я иду звонить Джеку.

Джек пришел в ужас, услышав новости, которые сообщил ему Питер. Он мигом кинулся к Сьюзи.

– Подойди к телефону и скажи Питеру, где вы спрятали подзорную трубу! – крикнул он. – В сарае ее нет.

– Мы положили ее на место. – В голосе Сьюзи прозвучало такое неподдельное изумление, что Джек почувствовал, она говорит правду. – Действительно, мы так и сделали.

– А дверь вы заперли? – спросил Джек. Сьюзи взглянула на Бинки и вдруг залилась краской.

– Ой, Джек, нет. По-моему, я ее не запирала. Я была так сердита на Питера за то, что он мне не поверил, что просто втащила трубу в сарай и захлопнула дверь. И убежала вместе с Бинки. Не помню, чтобы я запирала дверь и прятала ключ.

– Мы совсем забыли об этом, – очень тихо сказала Бинки. – Да, забыли. Джек, так что случилось с этой замечательной подзорной трубой? Неужели ее украли?

– Похоже, что так. – Джек бросился к телефону. – Идиотки! Ты, Сьюзи, скоро влипнешь в большие неприятности. Это так же верно, как и то, что это наша труба, а не чья-либо еще.

Он сообщил Питеру, что Сьюзи и Бинки положили подзорную трубу на место, но забыли запереть дверь. Питер был вне себя от злости.

– Выходит, любой проходимец мог забраться в сарай, – процедил он сквозь зубы. – Теперь ясно, что труба украдена – ведь это самое ценное из всего, что было в сарае! Мне придется обо всем рассказать папе.

– Пожалуйста, подожди немного! – взмолился Джек. – У Сьюзи будут ужасные неприятности. Я знаю, что она кошмарная девица, но ведь она моя сестра… И, ну ты представляешь, каково мне.

– Ладно, Джек. Подождем до вечера, – согласился Питер. – Давайте лучше созовем собрание ровно в половине шестого. Только не надо говорить об этом Сьюзи.

– Я ничего не буду ей говорить. Но она так обеспокоена и огорчена случившимся, что ей сейчас ни до чего! – пролепетал бедный Джек. – Я тоже очень беспокоюсь. Я понимаю, вполне можно подозревать Сьюзи и Бинки в том, что это они стащили подзорную трубу, просто из вредности. Но ты же знаешь, что Сьюзи никогда не врет, хотя других недостатков у нее полно.

– Да, знаю, – ответил Питер. – Значит, договорились, сегодня в пять тридцать. Я сообщу остальным.

В половине шестого «Семерка» в весьма подавленном настроении находилась уже в старом сарае. Скампер не мог понять, что происходит с ребятами, бегал туда-сюда, виляя хвостом и стараясь подбодрить их.

Собрание было очень серьезным. Ребята уже знали про подзорную трубу, потому что Джанет на перемене рассказала обо всем девочкам, а Джек и Питер – Джорджу и Колину. И что же они теперь должны были предпринять?