Питер направил фонарик на шумную толпу и чуть было не упал от удивления:

– Папа! Как ты здесь очутился! Ба, да это Мэтт! Подумать только: здесь папа, и Мэтт, и садовник – и они поймали всех трех мужчин!

Фонарики освещали шестерых мужчин и взволнованную собаку. Женщины нигде не было видно – она незаметно улизнула, как только ей представилась такая возможность!

– А теперь ведите себя тихо, – раздался низкий голос Мэтта. Для пастуха настал его звездный час! Он умел управляться с быками и коровами, лошадьми и баранами, бог знает, с кем еще – так что ему ничего не стоило справиться с двумя-тремя перепуганными мужчинами, тем более что ему помогали отец Питера и дюжий садовник.

– Папа! Ой, папа! Как ты узнал, что нам нужна помощь – мы же не смогли подать сигнал! – воскликнул Питер, в то время как его отец связывал руки одному из мужчин за спиной.

– Привет, Питер, с тобой все в порядке? – отозвался отец, – Сейчас затащим этих людей в их же фургон, запрем, Мэтт отвезет их в полицейский участок. Не сомневаюсь, что переночевать им придется именно там! Мы видели их фургон недалеко отсюда, он был готов отправиться в путь – с картинами, разумеется! А ваши велосипеды стоят на дороге чуть ниже!

– Ой, папа! Глазам своим не верю, что ты здесь! – Питера переполняла благодарность. – Это Джанет сказала тебе, куда мы поехали? Мы можем как-то помочь тебе?

– Нет, с этими бандитами я разберусь сам, а вы отправляйтесь на поиски картин, – ответил отец. – Они слишком ценные и не могут долго находиться в сырости и холоде. А пойманные конечно же не признаются, куда они их дели.

– Возможно, картины забрала женщина, – предположил Мэтт, толкая высокого мужчину впереди себя. – Она дала стрекача, как кролик.

– Нет, она не забирала картины, – возразил Питер. – Я знаю, где они, я принесу их.

Питер и остальные мальчики побежали вниз по холму со своими фонариками, чтобы найти свернутые в трубочку картины. Так где же они? А что, если убежавшая женщина нашла их? Нет, слава богу, вот они – лежат себе целые-невредимые, разбросанные по всему склону холма!

– Отлично! – воскликнул Питер и рванул за ними.

Скоро мальчики собрали все картины и побежали к фургону, в который уже втолкнули воров. Те со злостью смотрели на свернутые холсты в руках мальчиков.

Мэтт сел за руль, а отец Питера и садовник вернулись к машине, на которой они приехали.

– Мальчики, отправляйтесь домой на велосипедах, не возражаете? – крикнул отец Питера. – А как быть со Скампером?

– Возьми его в машину, папа! – попросил Питер, поднимая переволновавшегося пса. – Он так долго бежал сюда, наш добрый старина Скампер, и, конечно, ужасно устал!

Скампер с радостью забрался в машину. Отец Питера переложил бесценные полотна, чтобы Скампер не добрался до них, и они отправились в путь: впереди машина, за ней фургон с ворами.

И какое же веселое собрание состоялось у ребят в комнате для игр, когда они вернулись в дом Питера. Девочки и мама были так рады видеть их и с великим нетерпением ожидали, когда они расскажут обо всем, что с ними приключилось, – и с каким же вниманием они выслушали ребят!

– У вас было просто замечательное приключение! – Глаза Джанет сияли. – Как бы мне хотелось быть с вами! И что скажут Сьюзи и Бинки, когда обо всем узнают! Да, кстати, вы нашли в замке нашу подзорную трубу? Воры, наверное, хорошенько ее запрятали.

– Нет, подзорную трубу мы не нашли! – ответил Джек. – Черт побери! Нам нужно было спросить про нее у тех мужчин – ведь именно наша замечательная труба подарила нам такое приключение!

– А вот и папа возвращается. – Питер услышал, что открылась входная дверь, а вслед за тем раздался лай Скампера, взбегавшего вверх по лестнице. Питер открыл дверь комнаты, и Скампер радостно кинулся к нему.

– Папа! Мы все здесь, и мама с нами! – позвал отца Питер. – Ой, папа, спасибо тебе, что пришел нам на помощь. Мы даже не могли подать вам сигнал и до сих пор торчали бы в этом ужасном подземелье, если бы вы нас не выручили. Все было так захватывающе!

– Прошу прощения, – взволнованно сказал Джек. – А воры ничего не говорили про мою подзорную трубу? Ведь они украли ее, потому что знали – мы наблюдаем за замком.

– Да, они признались, что украли ее, – сказал папа Питера. – Но они не донесли ее до замка, а где-то на полдороге выбросили в реку. Очень жаль.

– Ну надо же! – с горечью вздохнул Джек. – Вот это удар так удар. Такой замечательной трубы у меня больше никогда, никогда не будет.

– Будет! – улыбнулся отец Питера. – Тем, кто найдет эти картины, обещана награда, весьма и весьма приличная. И, само собой, достанется она «Секретной семерке». Не сомневаюсь, что на следующем вашем собрании будет принято решение купить тебе самую что ни на есть лучшую подзорную трубу, и у «Семерки» останется еще достаточно денег, чтобы как следует отпраздновать Рождество – вы это заслужили!

– А ты, Скампер, получишь самую большую кость, какую мы только сможем достать! – Джанет ласково погладила Скампера по шелковистой голове. – Я жду не дождусь следующего собрания «Секретной семерки» – нам есть о чем поговорить!

Это собрание обязательно состоится, Джанет! И мы с удовольствием послушаем всех, когда вы будете обсуждать ваше вознаграждение: новая замечательная труба для Джека и Сьюзи, косточка для Скампера, прекрасное Рождество для всех. И я не сомневаюсь, что ваш следующий пароль будет звучать так:

«КАРТИНЫ»! Мы правы, Питер?