Но прежде чем Сьюзи смогла продолжить, снаружи послышались шаги, и кто-то поскребся в дверь.

– Пароль! – крикнул Питер, и тут же раздалось:

– Гав-гав-гав!

– Входи, Скампер, – сказал Питер. – Но ты слишком много раз повторил «гав»! Умный пес, помнишь пароль!

Все засмеялись, даже Сьюзи. Скампер обежал всех, радостно лизнул каждого, а потом, запыхавшись, улегся у ног Питера.

– Ты опоздал, Скампер, – сказал Питер. – Собрание уже закрыто. Сьюзи, если ты хочешь что-то сказать, говори. И уходи.

– Ладно, – согласилась Сьюзи. – Подарок мы с Джеком получили от нашего дяди Боба, который раньше был моряком. Это подзорная труба, очень хорошая!

– Подзорная труба! – Все разволновались. Джек с угрюмым видом начал разворачивать ткань, в которую был завернут подарок, а Сьюзи продолжила:

– Джек хотел принести трубу сюда и отдать «Секретной семерке». Но мама сказала, что я тоже могу пользоваться ею, и я не понимаю, почему «Секретная семерка» должна полностью завладеть этой трубой. Я знала, что никогда не смогу посмотреть в нее, если вы установите ее в вашем сарае. Поэтому я и стала спорить с Джеком…

– Ты так кричала, что стены тряслись! – буркнул несчастный Джек.

– Мама услышала, пришла и сказала, чтобы Джек разрешил мне пользоваться подзорной трубой. Но она совсем не возражала, чтобы и «Секретная семерка» пользовалась подарком. А Джек заявил, что ему все равно, что сказала мама, что он не позволит мне пользоваться трубой, поэтому мне пришлось прийти на ваше собрание, чтобы рассказать обо всем этом вам.

– И оставила меня с рассерженной мамой, – пожаловался Джек. – Извините, ребята. Я хотел поставить трубу здесь, в сарайчике, чтобы мы все могли смотреть в нее на всякие далекие предметы: на машины, которые едут по дороге через холм, на замок на холме, на цапель, которые живут на пруду. Это было бы очень интересно.

– Да, вам было бы весело, а я осталась бы с носом! – возразила Сьюзи. – И как насчет Бинки? Ты хочешь разрешить смотреть в трубу Питеру, Джанет и всем остальным, а я хочу разрешить это Бинки!

– Да Бинки, наверно, даже не знает, что такое подзорная труба! – разозлился Джек. – У нее в голове две извилины, ей подзорная труба на дух не нужна.

– Послушайте. – Питер, похоже, нашел выход. – Джек, тебе придется уступить Сьюзи, раз так велела твоя мама. Но почему нам и в самом деле не хранить трубу здесь, в сарайчике, чтобы каждый из нас мог пользоваться ею, когда захочет? Не обязательно только тогда, когда мы устраиваем собрания.

– В таком случае нам придется запирать дверь, – сказал Джек. – Дядя упомянул, что труба эта очень дорогая. И придется сообщить Сьюзи, где будет находиться ключ.

– Ну а почему бы нам не сказать ей, где ключ, если она не будет приходить на наши собрания или срывать их, как сегодня, – пожал плечами Питер. – Так будет справедливо. Я уверен, если бы мне подарили что-нибудь вроде подзорной трубы, то мама обязательно заявила бы, что я должен давать ее Джанет. Так что поступим по справедливости.

– Ладно, – согласился Джек. – Поступайте, как хотите. Но не обвиняйте меня, если Сьюзи и Бинки будут шпионить за нами и узнают все наши секреты и пароли.

– Давайте поедим, – предложила Джанет. – Сразу станет веселее. Ты можешь остаться, Сьюзи. Когда сердишься, всегда есть хочется.

– Нет, мне не хочется. – Сьюзи встала. – Но все равно спасибо, Джанет. Я понимаю, что меня не хотят здесь видеть. И пришла только сказать, что тоже хочу пользоваться подзорной трубой.

– Подожди, не уходи. – Колин видел, что Сьюзи вот-вот расплачется. – Надо договориться, где будем прятать ключ.

– Скажите Джеку, а он передаст мне! – крикнула Сьюзи, убегая. – Пока, воображалы! Вот приедет Бинки, тогда узнаете!

Она хлопнула дверью так, что Скампер залаял. Джек посмотрел на ребят. Ему было стыдно за сестру.

– У Сьюзи такой ужасный характер, – пробормотал он. – Извините, что так получилось.

– Давайте не будем больше говорить о Сьюзи, – сказала Джанет. – Она ушла не потому, что не захотела есть с нами, а потому, что боялась заплакать. Представляете, каково бы ей было, если бы она расплакалась перед всеми нами.

Ребята последовали совету Джанет и набросились на булочки с изюмом, миндальное печенье и какао. Скампер тоже получил угощение и громко хрустел им. Он подошел к большому странному свертку, который принес Джек, и обнюхал его со всех сторон.

– Похоже, никому, кроме Скампера, не интересен мой подарок, – вздохнул Джек. – А ведь всем не терпелось его увидеть.

Питер похлопал его по плечу:

– Конечно, не терпелось! Давай раскрывай сверток!