Подзорная труба имела огромный успех. «Секретная семерка» наблюдала в нее за множеством разных вещей, и в сарайчик для собраний все время кто-нибудь приходил.

– Питер, я пишу реферат о поведении чаек зимой, – сказал приехавший однажды в обеденный час и запасшийся множеством бутербродов Джордж, – и решил понаблюдать в подзорную трубу за чайками на поле твоего отца. В это время года их там много.

Джордж неторопливо поглощал бутерброды с ветчиной и изучал в подзорную трубу поведение встревоженных чаек, снующих в поисках еды по свежевспаханному полю. Ничего удивительного, что за свой реферат он получил наивысшую отметку.

Колину хотелось наблюдать за большими реактивными лайнерами, которые постоянно летали у них над головами.

– Мне кажется, я вижу даже, что у пассажиров на обед, – сказал он ошеломленной этим признанием Джанет. Но ее самолеты не интересовали – ей нравилось наблюдать за людьми, идущими или едущими по дороге.

– Такое впечатление, что они прямо у нас в саду, – говорила она. – Питер, я видела едущую на своем трехколесном велосипеде старую миссис Кинг и сосчитала луковицы у нее в сетке – их было двенадцать. И еще видела ужасного маленького Гарри Джоунса, он подъехал к тележке торговца фруктами и быстро стащил апельсин.

– Держу пари, Гарри ужаснулся бы, если бы знал, что ты рассматриваешь его издалека!

Подзорную трубу использовали и по вечерам, «Семерка» поражалась тому, как близко от них луна. Им приходилось приставлять трубу к окошку, потому что на улице было уже холодно.

Сьюзи тоже пришла как-то посмотреть в подзорную трубу со своей подружкой Бинки, которая, как всегда, хихикала. Они взяли ключ и вошли в сарай. Затем вынесли трубу в сад и поставили ее на стену. Питер увидел их и подошел поближе.

– Ой, Сьюзи, бежим! – Бинки притворилась, что испугалась. – Питер, ты нас не съешь? Я тебя боюсь.

– Я пришел проверить, умеете ли вы обращаться с подзорной трубой, – холодно сказал Питер. – Я подумал, может, Сьюзи нужно помочь.

Сьюзи была занята – внимательно смотрела в подзорную трубу. Сначала направила ее на стоящий вдалеке дом, затем перевела на соседнее здание.

– Мистер Ронео красит свою теплицу, – сказала она. – Лестница у него такая шаткая. А теперь я вижу мисс Феллоуз, она моет окно изнутри. Еще видна крыша старого большого дома, которая возвышается над деревьями. На крыше люк, он открылся, и кто-то выбрался из него! Ой-ой-ой!

Ее неожиданные крики заставили Питера насторожиться.

– В чем дело? Что случилось? – потребовал он ответа. – Дай я взгляну. – Но к подзорной трубе Сьюзи Питера не подпустила, ее к ней будто приклеили. – На крышу забрался кто-то еще! – закричала она. – И преследует того, первого. Господи, он упал с крыши! Питер, что делать? Нужно сказать твоей маме и позвать кого-нибудь на помощь.

– Мамы нет дома, – заволновался Питер. – Я сам туда побегу и посмотрю, что можно сделать. Напротив того дома живет доктор. Я могу привести его. Хорошо, что ты увидела, как человек упал с крыши!

Питер побежал по саду, но, добравшись до калитки, услышал нечто, заставившее его остановиться. Это было довольное хихиканье!

Питер с самым сердитым видом вернулся.

– Над чем ты смеешься, Бинки? Сьюзи, ты на самом деле видела, как с крыши упал человек, или нет?

– Ну… возможно, он и не падал, – протянула Сьюзи. – Взгляну-ка еще разок. – Она снова приложилась глазом к подзорной трубе. – Я вижу его! У него нога попала в решетку на крыше! О, несчастный, он висит на одной ноге. К нему подошел кто-то, он…

– Дура! – возмутился Питер. – Конечно же все выдумала! А я едва не помчался за доктором и хотел еще выяснить, куда делся второй незнакомец. Ты, наверно, считаешь, что удачно пошутила?

– Да, мы так считаем! – От смеха на глазах у Сьюзи выступили слезы. – Это очень забавно, Питер, ты бы видел свое лицо, на нем был настоящий ужас. Ну до чего же замечательная труба. Интересно, что я увижу в следующий раз? Бинки, теперь твоя очередь, ты тоже постарайся увидеть что-нибудь необычное.

– Убирайтесь отсюда. – Питер решительно взялся за подзорную трубу. – Если вы хотите использовать трубу именно таким образом, то мне придется запереть ее. Идите домой, вы, обе!

И, боже мой, Питер выглядел таким сердитым, а Скампер так громко залаял, что Сьюзи и Бинки повиновались и с завидной прытью рванули прочь.