Тайна голубой лагуны

Блайтон Энид

Четверо друзей и попугай отправляются на летние каникулы вместе со своим другом, секретным агентом Биллом, на маленький остров на севере Англии. Они решили просто отдохнуть и понаблюдать за птицами. Но приключения настигают их и на затерянном островке…

 

ТОЛЬКО НИКАКИХ ГУВЕРНАНТОК!

– Вы не забыли, что сегодня пятое мая? – мрачно спросил Джек. – Сегодня все ребята пошли в школу.

– Как жаль, как жаль! – крикнул попугай Кики, точно воспроизведя интонацию Джека.

– И все эта ужасная корь! – жалобно простонала Люси. – Сначала эту гадость где-то в городе подхватил Филипп. Потом от него заразилась Дина, от нее – я, а в заключение и Джека свалило.

– Но теперь-то уж все прошло, – послышался из угла голос Дины. – Не понимаю, почему доктор не разрешает нам идти в школу? Говорит, нам нужно, видите ли, переменить атмосферу, и для этого хочет упечь нас еще на две недели куда-то на море. Как будто в школе у нас не будет перемены атмосферы! Идиотизм какой-то! Ведь летняя четверть – самая интересная.

– Это точно, – вступил в разговор Филипп. – Меня наверняка взяли бы в первую футбольную команду. – Он раздраженно отбросил волосы со лба. – Да и постричься давно пора. Я уже оброс, как девчонка!

На каникулах все четверо дружно заболели корью, особенно тяжко пришлось Джеку. Да и Дине досталось: она «заработала» осложнение на глаза, впрочем, исключительно по собственной вине. Доктор строго-настрого запретил ей читать, а она не послушалась. И вот, теперь у нее постоянно слезятся глаза и она не выносит яркого света.

Врач предписал ей строжайший режим. О школе запретил даже думать.

– Разумеется, барышня полагала, что разбирается в медицине лучше всех, и потому не соизволила следовать моим предписаниям, – язвил он. – Теперь же остается только молить Бога, чтобы все обошлось и ей не пришлось носить очки.

– Только бы мама не заслала нас в какой-нибудь жуткий пансион, – сказала Дина. – Сама-то ведь она работает и поехать с нами не сможет. Только бы ей не пришло в голову отправить нас туда в сопровождении гувернантки!

– Гувернантки?! – взвился Филипп. – Еще чего! Во всяком случае – без меня! А потом, как только она увидит моих белых мышек, то все равно тут же слиняет.

Филипп обожал животных и постоянно носился с разными зверюшками, послушно выполнявшими все, что он от них требовал. Люси была твердо убеждена в том, что, окажись он в джунглях, ему было бы под силу приручить самого дикого и свирепого титра. Для этого Филиппу было бы достаточно протянуть ему руку, и тигр, мурлыча, как обыкновенная домашняя кошка, с нежностью и покорностью принялся бы ее вылизывать.

Дина с отвращением взглянула на брата.

– Если я увижу хотя бы одну твою гадкую мышь, я закричу! – дрожа от ярости, пригрозила она.

– Ну так давай – кричи! – невозмутимо ответил Филипп. – Эй, Пискунчик, ты где?

В ту же секунду из-за воротника его свитера высунулся маленький белый мышонок и громко пискнул, как будто желая показать всем, что по праву носит свое имя.

Дина испустила ужасный вопль.

– Филипп, сейчас же убери эту мерзость! Что ты развел у себя этот мышатник! Эх, жалко у нас нет кошки! Она бы избавила нас от этой дряни.

– Чего нет, того нет. – Филипп затолкал Пискунчика обратно за воротник.

– Мои милые уточки, – заявил Кики и, вытянув шею, принялся с интересом наблюдать, не появится ли Пискунчик снова на всеобщее обозрение.

– Ошибка, Кики! Не милые уточки, а всего лишь один маленький мышонок. – Джек вытянул руку и слегка дернул попугая за хвост. – Ты мне лучше вот что скажи, Кики, ты-то почему, собственно, не заболел корью?

Кики обожал беседовать с Джеком. Он громко крякнул от удовольствия и, ласкаясь, подставил ему голову.

– Сколько тебе говорить, закрывай дверь! – заверещал он. – Сколько тебе говорить, вытирай ноги! Вытри дверь, закрой ноги, вытри…

– Стоп, стоп, у тебя что-то заело! – смеясь перебил его Джек. Вслед за ним захохотали и остальные ребята. Было невозможно без смеха слушать, как попугай начинал выкрикивать свои любимые изречения. Вообще-то Кики любил потешать людей. Поэтому он тут же гордо выпрямился, вздыбил гребень на голове и принялся громко стрекотать, изображая газонокосилку.

– Прекрати, Кики! – Джек легонько щелкнул его по клюву. – Перестань сейчас же!

Однако Кики очень любил воспроизводить именно этот звук. Он вспорхнул на карниз, с которого свешивались гардины, и с новой силой принялся изображать газонокосилку, причем требующую срочной смазки.

В дверях показалась миссис Меннеринг.

– Дети! Сейчас же прекратите этот ужасный грохот! У меня гостья.

– Интересно знать кто? – быстро спросил Филипп, – Неужели гувернантка, которую ты собираешься послать с нами на море? Нет, мама, ты этого не сделаешь!

– Да, Филипп, ты угадал. Я как раз принимаю у себя эту даму. – Скользнув взглядом по несчастным лицам детей, она продолжала: – Вы же знаете, что я не могу поехать с вами, потому что занята на работе. Конечно, если бы я заранее знала, что вас всех угораздит заболеть, а потом вы сделаетесь такими ужасными нытиками…

– Ничего мы не нытики! – возмущенно перебил ее Филипп. – Слово-то какое гадкое!

– Нытик, нытик! – с энтузиазмом подхватил Кики новое слово и гнусно захохотал. – Нытик, нытик!

Джек запустил в него подушкой. Потом повернулся к миссис Меннеринг.

– Тетя Элли, зачем нам сопровождающий? В конце концов, мы уже достаточно взрослые, чтобы позаботиться о себе.

– Нет, нет и нет, – решительно заявила миссис Меннеринг, – Я знаю – стоит вас на каникулах оставить одних, как вы тут же впутаетесь в какую-нибудь ужасную историю! В жизни не забуду прошлогодние летние каникулы. Это же представить себе невозможно забраться в чужой самолет и бесследно исчезнуть в какой-то Богом забытой долине!

– Замечательное было приключение! – заулыбался Филипп – Если бы еще раз пережить такое! А то в последнее время – ничего, кроме этой отвратной кори! Ну, пожалуйста, мама, отпусти нас одних!

Но миссис Меннеринг оставалась непоколебимой.

– Ни за что! Вы отправитесь на хороший морской курорт. В сопровождении опытной гувернантки, чтобы тихо и спокойно отдохнуть на море.

– Тихо и спокойно! – проскрежетал Кики. – Тихо и спокойно, тихо и спокойно! Миссис Меннеринг вздрогнула.

– Ужас какой! Мне кажется, ухаживая за вами, я несколько переутомилась. Кики действует мне на нервы. Только когда его здесь не будет, я смогу наконец вздохнуть свободно.

– Спорим, что и гувернантке он не понравится, – сказал Джек. – Тетя Элли, ты уже рассказала ей о Кики?

– Нет еще, – со вздохом призналась миссис Меннеринг. – Будет лучше, если я просто приглашу ее сюда и, не откладывая все это в долгий ящик, познакомлю с вами и с Кики.

Когда она вышла из комнаты, ребята в отчаянии посмотрели друг на друга.

– Я так и знала! – мрачно вздохнула Дина. – Вместо того чтобы идти в школу, где всегда столько интересного, придется теперь изнывать от скуки в обществе какой-то унылой гувернантки. Слушай, Филипп, когда она здесь появится, ты не смог бы сотворить что-нибудь отвратительное со своими мышами? Если она узнает, что ты вечно носишься со всякими грызунами, жуками и ежами, она наверняка постарается исчезнуть отсюда как можно быстрее.

Филипп просиял.

– Откровенно говоря, не часто тебе в голову приходят светлые мысли, но тут ты, кажется, правильно сообразила, – похвалил он сестру. – Эй, Пискунчик, ты где? Бегунок, Усач, – на выход!

Дина тут же ретировалась в самый дальний угол комнаты и оттуда с ужасом наблюдала за веселой возней шустрых мышат. Сколько же их у Филиппа? Даже под угрозой смерти она не согласилась бы приблизиться к ним.

– По-моему, Кики мог бы тоже внести посильный; вклад в общее дело, – ухмыльнулся Джек. – Эй, Кики, – пуфф, пуфф!

Это был знак для попугая приступить к коронному номеру программы под условным названием – «гудок скорого поезда». Он радостно раскрыл клюв, его шея мощно раздулась. Не часто случалось, что ему предлагали изобразить этот всеразрушающий, зубодробительный шумовой эффект. Люси предусмотрительно заткнула пальцами уши.

В этот момент отворилась дверь и на пороге появилась миссис Меннеринг в сопровождении рослой дамы с суровым взглядом. Едва ребята взглянули на ее лицо, им тотчас стало ясно: рядом с такой гувернанткой не может произойти ничего сколько-нибудь интересного. Какие там приключения! Казалось, на лбу у нее аршинными буквами было написано – «тишина и спокойствие».

– Дети, это мисс Редлих… – начала было миссис Меннеринг, но тут же голос ее потонул в громогласном гудке скорого поезда в исполнении Кики, прозвучавшем в этот день особенно шумно и протяжно. Кики действительно постарался на славу.

Мисс Редлих вздрогнула и невольно отступила на шаг. В первый момент она не заметила Кики и подумала, что этот ужасный вой изобразил кто-то из ребят.

– Кики! – загремела всерьез рассерженная миссис Меннеринг. – В чем дело, ребята? Мне стыдно за вас.

Закончив свое выступление, Кики скособочился и вызывающе уставился на мисс Редлих.

– Вытри ноги! – скомандовал он. – Закрой дверь! Где твой носовой платок?

Лицо миссис Меннеринг залила краска гнева.

– Немедленно убери Кики из комнаты! – велела она Джеку. – Простите, пожалуйста, мисс Редлих! Это Кики – попугай Джека. Как правило, он ведет себя вполне прилично.

Мисс Редлих кисло улыбнулась в ответ.

– Я не очень привыкла общаться с попугаями, – проскрипела она. – Какая необходимость брать его с собой? Во всяком случае, я снимаю с себя какую бы то ни было ответственность за него, а в пансионе…

– Поговорим об этом позднее, – торопливо перебила ее миссис Меннеринг. – Джек, ты слышал, что я сказала? Убери Кики из комнаты!

– Попка, поставь котел на огонь! – снова пристал Кики к мисс Редлих, которая демонстративно отвернулась от попугая. Тогда он яростно зарычал, как злая собака, заставив ее испуганно вздрогнуть.

Наконец Джеку удалось поймать его и водрузить себе на плечо. Покидая комнату, он с ухмылкой подмигнул друзьям.

– Как жаль, как жаль! – успел гаркнуть Кики, прежде чем за ним закрылась дверь.

Миссис Меннеринг с облегчением вздохнула.

– Джек и Люси Трент – мои приемные дети, – снова обратилась она к мисс Редлих. – Люси, поздоровайся с мисс Редлих! Люси и ее брат – близкие друзья моих детей и живут вместе с нами. Все они учатся в одном интернате.

Маленькая, рыжеволосая, зеленоглазая Люси понравилась мисс Редлих с первого взгляда. Она доброжелательно взглянула на девочку. Как же она похожа на своего брата! Потом ее взгляд остановился на кареглазых Дине и Филиппе, на их непокорных, торчащих в разные стороны темных волосах. Она тут же решила про себя, что непременно добьется от детей послушания, а также аккуратных и гладких причесок.

К гувернантке приблизилась Дина и вежливо протянула ей руку. Психологический портрет мисс Редлих сложился в ее голове окончательно и бесповоротно: очень пунктуальная, очень строгая, очень скучная и, самое главное, очень благопристойная.

Последним на авансцену вышел Филипп. Только мисс Редлих собралась одарить мальчика поощрительной улыбкой, как вдруг он торопливо отдернул протянутую для приветствия правую руку, судорожно схватился за воротник, потом за правую штанину, одновременно торопливо шаря левой рукой по животу. Мисс Редлих подняла на него удивленные глаза.

– Простите… тут, знаете, мои мышки, – сбивчиво пробормотал Филипп. И потрясенному взору мисс Редлих предстали Пискунчик, резво семенящий по круглому воротнику вокруг шеи мальчика, Бегунок, без устали шастающий по одному ему известным дорожкам, проложенным под одеждами Филиппа, и с любопытством зыркающий на нее уморительный Усач.

Лицо мисс Редлих побледнело как полотно. Очевидно, у этого отвратительного мальчишки вся одежда битком набита разным зверьем!

– Я искренне сожалею, миссис Меннеринг, – чуть слышно выдохнула она, – что вынуждена отказаться от предложенной вами работы.

 

ВСЕ ПЛАНЫ – НАСМАРКУ!

После того как мисс Редлих поспешно распрощалась со всеми и за ней захлопнулась дверь, миссис Меннеринг медленно возвратилась в детскую.

– Такой подлости я от вас не ожидала, – сердито заявила она. – Джек, как ты мог допустить столь отвратительное поведение Кики? А твои мыши, Филипп! Зачем было устраивать эту преступную демонстрацию?

– Знаешь, мама, я ведь никогда не согласился бы поехать на море без своих мышек, – принялся оправдываться Филипп. – Так что, по-моему, я поступил очень порядочно, сразу же показав мисс Редлих, что ее ожидает. Я считаю…

– Ты вел себя безобразно, – перебила его мать. – Ты сам это прекрасно знаешь. Вам ведь сказали, что в школу пока ходить нельзя. Вы стали такими тощими, бледными, и вам необходим отдых. А в то время, пока я из сил выбиваюсь, чтобы найти кого-нибудь, кто согласился бы поехать с вами, вы даже пальцем не пошевелили, чтобы помочь мне.

– Простите, пожалуйста, тетя Элли! – сказал Джек, заметив, что миссис Меннеринг рассердилась всерьез. – Но знаете, такие каникулы не пошли бы нам впрок. Мы уже не дети малые, чтобы ходить строем под командой такой вот мисс Редлих. Конечно, если бы на ее месте был наш добрый Билл…

Добрый Билл! При одном упоминании имени Билла Смагса лица ребят просветлели. Настоящая его фамилия была Каннингэм, но поскольку во время их первой совместной поездки он представился ребятам как Билл Смагс, то так они его и называли.

– Да, если бы Билл смог поехать с нами! – мечтательно протянул Филипп, нежно поглаживая розовую мордочку Пискунчика.

– Чтобы вместе с ним тут же снова впутаться в какую-нибудь жуткую историю? – сказала миссис Меннеринг. – Я прекрасно знаю нашего Билла!

– Да нет, что вы, тетя Элли, это мы попадаем в разные истории, а уж потом впутываем в них Билла, – возразил Джек. – Дело обстоит именно так, а не иначе. Но все равно – мы уже целую вечность ничего не слыхали о Билле.

Да, в самом деле, Билл как сквозь землю провалился. На письма ребят не отвечал, не давал о себе знать и миссис Меннеринг. Он и дома-то у себя не появлялся уже долгое время. Правда, все это было им не в новинку, поэтому никто по этому поводу особенно не беспокоился. Билл был вечно занят выполнением каких-то секретных и опасных заданий и надолго исчезал из их поля зрения. Ребята были уверены, что в один прекрасный день он снова объявится у них дома.

Хорошо бы, конечно, это произошло сегодня, сейчас! Если бы Билл поехал с ними, они тут же перестали бы тосковать по школе.

Но Билл не появлялся, и нужно было наконец принимать какое-то решение. Миссис Меннеринг в отчаянии смотрела на своих непокорных детей.

– Ну ладно! – прервала она наконец молчание. – Хотите поехать куда-нибудь на море наблюдать за гнездованием птиц? Джек давно уже мечтает об этом, да вот все никак не получалось, потому что это время всегда совпадает с вашей учебой и…

– Тетя Элли! – вне себя от радости завопил Джек. – Это самая гениальная идея, которая посетила вас с самого рождения!

– Верно, мама, потрясающая идея! – подхватил Филипп и радостно забарабанил по столу.

К общему веселью тут же подключился и Кики, несколько раз звонко постучавший клювом о стол. Потом принял подчеркнуто серьезный вид и громко крикнул:

– Войдите!

Но ребята были в таком ажиотаже, что не обратили на его проделку никакого внимания.

Люси сияла. Она знала, каким счастьем для Джека было общение с его обожаемыми пернатыми. А если счастлив братик, то счастлива и она. Что до Филиппа, который любил всякую «живность» – независимо от рода и вида, то он просто не мог прийти в себя от изумления, услышав из уст матери такое неожиданное и прямо-таки сногсшибательное предложение.

Только Дина не разделяла всеобщей радости. К животным она относилась прохладно, честно говоря, даже их побаивалась. А вот птиц переносила довольно сносно, хотя и была далека от восторженного увлечения мальчишек. Но жить на море, в уединенном месте без всякого присмотра, носить старую одежду (в которой так уютно себя чувствуешь), делать что захочешь, каждый день ходить в походы – это великолепно! По мере того как эти заманчивые образы представлялись ей, улыбка все шире расцветала на ее лице, и наконец она, полностью дозрев, примкнула ко всеобщему бурному ликованию.

– Неужели мы поедем одни?

– Когда ехать-то?

– Завтра! Можно мы поедем завтра?

– Мама, как тебе пришла в голову такая идея? Это просто чудо какое-то!

Кики, утвердясь на плече у Джека, внимательно вслушивался в звонкое ребячье многоголосие. Мыши, прячущиеся в одеждах Филиппа, насмерть перепугавшись от внезапного взрыва эмоций, юркнули в самые дальние и потаенные уголки и там затихли.

– Дайте сказать, иначе вы так никогда ничего и не узнаете! – крикнула миссис Меннеринг. – Через несколько дней для исследования нескольких необитаемых островков на севере Англии отправляется экспедиция – несколько ученых-натуралистов и с ними еще мальчик, сын орнитолога доктора Джонса.

Ребята знали, кто такие орнитологи – это люди, изучающие птиц, их жизнь и повадки. Отец Филиппа, скончавшийся несколько лет назад, тоже был большим любителем пернатых. Мальчик всегда страшно переживал, что никогда не видел отца, потому что именно от него унаследовал безмерную любовь и горячий интерес к животным.

– Доктор Джонс? Он ведь был лучшим другом отца, – сказал Филипп. Мать кивнула.

– Да! Я встретила его на прошлой неделе, и он рассказал мне о готовящейся экспедиции. Сын едет с ним, и он спросил, нет ли и у вас желания присоединиться. Вы были тогда еще очень слабенькими, и я отказалась. Но теперь..

– Теперь мы едем! – Филипп бросился матери на шею и восторженно прижал ее к своей груди. – Одного не могу понять – ты знала об экспедиции и все-таки вытащила откуда-то эту пронафталиненную мисс Редлих?

– Видишь ли, путешествие это неблизкое, – попыталась объяснить миссис Меннеринг, – а ваши каникулы я представляла себе несколько иначе. Но раз вы горите желанием отправиться в экспедицию с доктором Джонсом, я ему позвоню Возможно, он согласится взять с собой еще четверых.

– Конечно, согласится! – воскликнула Люси. – И у сына его будет хорошая компания. Ах, тетя Элли, пожить в такую погоду на островах – это просто мечта!

На полдник ребята собрались в прекрасном настроении. Они не могли говорить и думать ни о чем другом, кроме предстоящей экспедиции на север. Им было известно, что на некоторых островах обитали только птицы. Ребята собирались участвовать в научных походах, а в свободное от открытий время – купаться и ходить под парусом. И проводить наблюдения за сотнями, нет – тысячами морских птиц.

– Там обитают кайры и тупики, – мечтательно проговорил Джек. – В период гнездования их собирается на островах десятки тысяч. Я уже давно мечтаю о том, чтобы серьезно понаблюдать за ними. Они такие забавные.

– Пуфф, пуфф, – вдруг прервало разговор пыхтение Кики, явно вознамерившегося повторить свой знаменитый «гудок скорого поезда».

Но Джек этого не допустил.

– Прекрати, Кики! Вот приедем на острова, тогда пугай себе на здоровье всяких там бакланов, кайр и тупиков. Но здесь с этого момента объявляется полный запрет на все акустические эффекты, они слишком действуют на нервы тете Элли.

– Как жаль, как жаль! – печально воскликнул Кики. – Пуфф, пуфф, чш, чш, чш!

– Ах ты, дурачок! – Джек нежно пригладил попугаю перья. Тот немедленно подошел маленькими шажками поближе и потерся клювом о его плечо. Потом, воровато оглянувшись, клювом выудил клубничину из банки с джемом.

– Джек, мне это надоело! – рассердилась миссис Меннеринг. – Ты же знаешь, что я не люблю, когда Кики сидит во время еды на столе Он постоянно таскает ягоды.

– Немедленно положи клубнику на место! – крикнул Джек. Но и это не удовлетворило миссис Меннеринг. Она вздохнула. Нет, в самом деле, когда же наконец эта беспокойная компания уберется отсюда и она сможет насладиться одиночеством!

И за ужином не прекращались оживленные разговоры о предстоящем путешествии. Наутро мальчики достали бинокли и принялись их усердно надраивать. Джек внимательно осмотрел свой великолепный фотоаппарат.

– Сделаю там шикарные снимки тупиков, – сказал он, обращаясь к Люси – Надеюсь, мы доберемся туда вовремя, чтобы застать период гнездования. Я даже боюсь, что мы приедем немного рано.

– Они живут на деревьях? – поинтересовалась Люси – Может быть, ты сможешь сфотографировать и сами гнезда, и сидящих в них тупиков.

Джек громко рассмеялся.

– Тупики устраивают гнезда не на деревьях, – поучительно заметил он, – а в земляных норах.

– Как кролики? – удивленно воскликнула Люси.

– Да, они даже пользуются иногда кроличьими норами. Будет ужасно интересно понаблюдать, как они прячутся в своих подземных апартаментах. Они там наверняка совершенно непуганные, потому что никогда не видели людей, а стало быть, и не боятся их.

– Ты сможешь запросто приручить парочку тупиков, – сказала Люси. – Во всяком случае, Филипп наверняка это сделает. Готова биться об заклад, что стоит ему только свистнуть, как все тупики в округе, высунув язык, наперегонки бросятся приветствовать его.

Все рассмеялись.

– Высунув язык, – проскрипел Кики и задумчиво почесал голову. – Высунув язык! Бедный маленький Пуцли-Вуцли!

– Что ты несешь, Кики? – удивился Джек.

– Бедный маленький Пуцли-Вуцли! – серьезно повторил попугай. – Высунув язык, высунув я…

– А-а, знаю, о чем это он, – засмеялся Филипп. – Он вспомнил историю о волке и маленьком гноме. Помните то место, где волк примчался, высунув язык, и сдул домик Пуцли-Вуцли? У Кики просто феноменальная память!

– Да, тупикам предстоят веселые деньки, – сказала Дина. – Они там обалдеют, когда наш пострел навестит их, чтобы рассказать пару забавных историй. Ой, что это? По-моему, телефон!

Джек взволнованно спрыгнул со стула.

– Это, наверное, доктор Джонс. Тетя Элли звонила ему, чтобы сказать, что мы хотим принять участие в экспедиции. Его не было дома, и она попросила, чтобы он позвонил, как только вернется.

Ребята бросились в прихожую, где стоял телефон. С трудом сдерживая волнение, они обступили миссис Меннеринг, стараясь не пропустить ни слова.

– Алло, – сказала миссис Меннеринг, – доктор Джонс? А-а, здравствуйте, миссис Джонс! Да, это миссис Меннеринг. Что вы сказали? Господи, какой ужас! Крепитесь. Надеюсь, ничего серьезного. Да, понимаю. Конечно, все переносится… возможно, на следующий год. Как только что-то узнаете, сообщите нам, пожалуйста, хорошо? До свидания!

Она положила трубку и повернула к ребятам печальное лицо.

– Не повезло вам, ребята. Доктор Джонс попал сегодня утром в автомобильную катастрофу. Он в больнице. Экспедиция отменяется.

Все пропало! Не будет никаких птичьих базаров! Прощай, вольная жизнь на диком берегу беспокойного Северного моря! Какое ужасное разочарование!

 

ТАИНСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ

Все великолепные планы пошли насмарку. Конечно, ребята жалели доктора Джонса. Но поскольку они не были с ним знакомы, а только знали, что он был другом покойного мистера Меннеринга, себя они в общем-то жалели гораздо больше.

– Мы столько говорили обо всем этом, строили такие планы, так все хорошо подготовили! – Филипп мрачно посмотрел на бинокли, в коричневых кожаных футлярах висевшие на стене. – Теперь мама кинется, конечно, добывать для нас новую мисс Редлих.

– Какой смысл? – вздохнула миссис Меннеринг. – Придется мне, видно, бросить работу и ехать с вами самой. На ваши разочарованные физиономии без слез смотреть невозможно!

– Нет, дорогая тетя Элли, не делайте этого! – Люси обняла миссис Меннеринг. – Мы этого не допустим. Но что же нам делать?

Все молчали. Внезапное разочарование парализовало их мысли, и никому решительно ничего не приходило в голову.

Птичьи острова, птичьи острова – ни о чем другом ребята не могли думать. День прошел в мрачных размышлениях и взаимном неудовольствии. Между Филиппом и Диной произошла ожесточенная стычка. Они накинулись друг на друга, как два бойцовых петуха. Такого с ними не случалось уже больше года. Люси расплакалась, а Джек тщетно пытался урезонить друзей:

– Филипп, перестань! Ты делаешь Дине больно!

Но Дина отнюдь не была беззащитной овечкой и, улучив момент, залепила Филиппу мощную оплеуху, прозвучавшую как пистолетный выстрел. Рассвирепев, он крепко схватил ее за руки. Шипя, как дикая кошка, она дергалась во все стороны, тщетно пытаясь освободиться. В заключение, потеряв равновесие, они рухнули на пол и покатились, награждая друг друга увесистыми тумаками. Люси, всхлипывая, отбежала в сторону. Кики взлетел на люстру и громко загоготал. Он думал, что ребята просто играют.

В комнате стоял такой грохот, что никто не услышал, как в прихожей снова зазвонил телефон. Миссис Меннеринг сняла трубку. Поговорив по телефону, она с сияющим лицом появилась на пороге детской.

Однако, увидев Филиппа и Дину, катающихся по полу, она резко помрачнела.

– Дина! Филипп! Немедленно встаньте! И не стыдно вам? Мне казалось, что для подобных потасовок вы уже слишком взрослые. И вообще, у меня пропало всякое желание рассказывать вам, с кем я только что разговаривала.

Филипп медленно выпрямился и потер пылающую щеку. Дина продолжала держаться за ноющую от боли руку. Люси вытерла слезы, Джек мрачно просмотрел на драчунов.

– Нечего сказать – хороши детки! – процедила миссис Меннеринг. Но тут ей вспомнилось, что дети только что переболели корью. Ничего удивительного, что после пережитого горького разочарования у них так резко испортилось настроение. – Угадайте, кто звонил! – мягче сказала она.

– Может быть, миссис Джонс? – спросила Люси. Миссис Меннеринг отрицательно покачала головой.

– Нет. Это был наш Билл.

– Билл? Ура! Наконец-то он прорезался! – орал Джек. – Он приедет?

– По телефону у него был ужасно таинственный голос, – продолжала миссис Меннеринг, – он даже не хотел называть своего имени. Я, правда, сразу узнала его. Он только сообщил, что заскочит к нам сегодня поздно вечером, если мы будем одни.

Вздорное настроение и раздражительность у ребят как рукой сняло. Мысль о скором свидании с Биллом подействовала на них как лекарство.

– Ты рассказала ему, что мы болели корью и поэтому до сих пор торчим дома? – поинтересовался Филипп.

– Нет, он очень быстро повесил трубку, – ответила миссис Меннеринг. – Наш разговор продолжался не более полуминуты. Неважно, самое главное – сегодня вечером он будет здесь. Остается только догадываться, почему он так настойчиво интересовался, будем ли мы дома одни.

– Наверное, потому что никто не должен знать, где он, – предположил Филипп. – У него наверняка опять какое-нибудь секретное задание. Мам, ты позволишь нам дождаться Билла?

– Да, но не позже чем до половины десятого. – Миссис Меннеринг вышла из комнаты. Ребята переглянулись. Наконец-то они снова увидятся со своим большим другом. Только бы он приехал до половины десятого.

– Ни за что не пойду спать до его приезда, – решительно заявил Джек. – Интересно, с чего это он напустил в разговоре с тетей Элли столько тумана?

Весь вечер ребята сидели как на иголках, постоянно прислушиваясь к звукам, доносившимся с улицы. Но время шло, никакие машины к дому не подъезжали, никто не приближался к входной двери. Наконец часы пробили половину десятого, а Билла все не было.

– Вам пора спать, – сказала миссис Меннеринг. – Мне очень жаль, но у вас такой изможденный вид, что вам просто необходимо идти укладываться. Эта ужасная корь вас прямо-таки подкосила. Надо же, как не повезло с этой экспедицией! Это было как раз то, что вам нужно.

Недовольно бурча, ребята отправились наверх. Их спальни располагались в смежных комнатах: в дальней была спальня девочек, а в проходной помещались Джек с Филиппом. Джек открыл окно и выглянул на улицу. Там было тихо и темно. И ни малейшего звука приближающегося автомобиля.

– Я буду у окна ждать Билла, – сказал он, обращаясь к Филиппу. – А ты ложись. Когда он появится, я тебя разбужу.

– Будем дежурить по очереди, – сказал Филипп, ложась в постель. – Разбуди меня через час! Я тебя подменю.

Девочки были уже в постели. Люси неотступно думала о Билле. Она его очень любила. Он был такой надежный, сильный и умный. Она давно лишилась родителей и часто представляла Билла в роли своего отца. Тетя Элли стала для нее настоящей матерью. Но ее муж, отец Дины и Филиппа, умер несколько лет назад. Поэтому все четверо тосковали без отцовской ласки. Люси твердо решила не спать и дождаться приезда Билла. Но прошло немного времени, и она заснула. В глубокий сон погрузилась и Дина. Часы пробили половину одиннадцатого, потом – одиннадцать.

Джек растолкал Филиппа.

– Твоя очередь, Хохолок. В мое дежурство ничего не произошло. Странно, что он решил заявиться так поздно, правда?

Филипп уселся у окна. Зевнул. На улице царила полнейшая тишина. Вдруг в сад упала яркая полоса света. Ага, это мама отодвинула занавеску и выглянула наружу.

Неожиданно Филипп замер как громом пораженный. В кустах, росших возле калитки, мелькнуло что-то белое. Это было человеческое лицо! Мелькнуло – и тут же пропало в густой тени листвы, но Филипп успел его заметить. Кто-то прятался в кустах около калитки! С какой целью? Конечно, это не Билл, тот просто прошел бы в дом. Значит, кто-то прятался, поджидая его. Ничего себе!

Он бросился к кровати, растолкал Джека и шепотом поведал ему о своем открытии. Джек подскочил к окну и выглянул наружу, но не смог ничего разглядеть. Миссис Меннеринг задернула занавеску, и сад снова погрузился в полную темноту.

– Надо что-то срочно делать! – Джек весь пылал от возбуждения. – Если тот тип в самом деле поджидает Билла, он оглушит его чем-нибудь, как только увидит. Как нам предупредить Билла? Он, конечно, знает о грозящей ему опасности. Иначе не секретничал бы так по телефону и не расспрашивал бы так настойчиво тетю Элли о том, кто дома. Скорей бы она пошла спать! Сколько сейчас может быть времени? Вроде бы только что пробило одиннадцать.

Внизу щелкнул выключатель, затем скрипнула дверь.

– Мама пошла спать, – сказал Филипп. – Наверное, ей надоело ждать. Что ж, теперь, когда весь дом погрузился в темноту, этот тип, надо полагать, исчезнет.

– Все равно, нам нужно быть уверенными, что он отвалил, – сказал Джек. – Как ты думаешь, Билл все-таки придет? Ведь уже очень поздно.

– Раз он сказал, что придет, значит, придет. Тсс! Мама идет.

Мальчики прыгнули в свои кровати и притворились спящими. Миссис Меннеринг тихо открыла дверь и зажгла свет. Убедившись, что они крепко спят, она быстро погасила его. Проделав то же самое в комнате девочек, она отправилась к себе в спальню.

Через мгновение Филипп снова сидел у окна, напряженно прислушиваясь к ночным шорохам. К какой-то момент ему показалось, что кто-то тихо откашлялся.

– Он все еще здесь, – прошептал Филипп Джеку. – Наверное, ему откуда-то стало известно, что Билл должен прийти к нам.

– Скорее, враги Билла, зная о его дружбе с нами, каждую ночь посылают сюда своих людей в засаду, – возразил Джек. – Видимо, они рассчитывают на то, что он рано или поздно здесь объявится. У Билла наверняка множество врагов, поскольку он постоянно выслеживает всяких преступников.

– Послушай-ка! – сказал Филипп. – Я сейчас тихо спущусь по черной лестнице и через живую изгородь проберусь в соседский сад. А оттуда незаметно вылезу на улицу. Там я дождусь Билла и предупрежу его о грозящей опасности.

– Грандиозная идея! – сказал Джек. – Я с тобой.

– Лучше я один, – возразил Филипп. – Кому-то из нас нужно наблюдать за тем типом в саду. Так что лучше побудь пока у окна!

Джек с большим удовольствием взял бы на себя увлекательную задачу проползти по темному саду и предупредить Билла. Но, подавив свое нетерпение, он только произнес:

– Передавай Биллу привет от всех нас! И скажи ему, чтобы позвонил, как только сможет. Встретимся с ним где-нибудь в надежном месте.

Филипп тихо выскользнул из комнаты. В маминой спальне все еще горел свет. Стараясь не скрипеть, он осторожно спустился по лестнице. Не к чему ей рассказывать о том прятавшемся типе – только волновать понапрасну!

Он беззвучно отворил заднюю дверь, потом так же неслышно прикрыл ее за собой и оказался в темном саду. Карманный фонарь он специально не взял с собой, чтобы, не дай Бог, не выдать себя.

Пробравшись сквозь дыру в живой изгороди, он очутился в хорошо знакомом ему соседском саду. Потом осторожно зашагал по газону, стараясь не наступать на дорожку, чтобы не скрипеть гравием.

Вдруг послышался какой-то шорох. Филипп остановился и прислушался. Неужели где-то поблизости еще кто-то прячется? Может быть, эти типы вовсе не за Биллом охотятся, может быть, это самые обыкновенные взломщики? Может быть, ему лучше вообще вернуться домой и позвонить в полицию?

Он снова напряженно прислушался. При этом он никак не мог отделаться от чувства, что поблизости кто-то есть. И этот кто-то стоит совсем рядом с ним, прислушивается к его дыханию и ждет, что он первым не выдержит и сдвинется с места. И нужно признаться, мысль эта не доставляла ему, стоявшему посреди обступившей со всех сторон темноты, ни малейшего удовольствия.

Он нерешительно сделал шаг вперед. И тут на него внезапно кто-то набросился и, завернув руки за спину, швырнул лицом на землю. Филипп погрузился прямо в мягкую клумбу, в рот ему полезла влажная рыхлая земля. Он начал задыхаться. Он не мог выдавить ни звука, не мог позвать на помощь.

 

ВИЗИТ БИЛЛА

Движения человека, схватившего Филиппа, были спокойными и уверенными. Все произошло молниеносно и абсолютно бесшумно, и поскольку мальчик был не в состоянии даже пискнуть, никто, конечно, ничего не услышал. Филипп задыхался, припечатанный лицом к мягкой земле, и отчаянно извивался, пытаюсь освободиться.

Неожиданно нападавший резко перевернул его лицом кверху и сунул ему в рот плотный кляп. Руки у мальчика были связаны за спиной. Он замер в ожидании. Неужели этот тип подумал, что ему удалось схватить Билла? Неужели он не знал, что Билл был рослым и сильным мужчиной? Филипп тщетно пытался выплюнуть набившуюся в рот землю и освободиться из железных объятий бандита.

Между тем его подняли с земли и бесшумно отволокли в находившуюся поблизости беседку.

– Ну а теперь быстро признавайся, сколько вас еще здесь сшивается, – прошипел ему в ухо нападавший. – И говори правду, иначе – очень пожалеешь! Кашляни два раза, если здесь есть еще кто-то, кроме тебя.

Филипп молчал. Он не мог решить, кашлять ему или нет. В конце концов, он коротко простонал, выражая тем самым крайнее неудовольствие количеством земли, набившейся ему в рот.

Бандит ощупал его, потом достал из кармана маленький фонарик и посветил Филиппу в лицо. Увидев знаменитый хохолок, он удивленно воскликнул:

– Филипп! Осел несчастный, что ты ползаешь здесь в темноте?

С удивлением и радостью Филипп узнал голос Билла. Значит, это Билл на него напал! В ту же секунду он совершенно забыл о противной земле, набившейся в рот, и, издавая булькающие звуки, попытался вытолкнуть кляп изо рта.

– Только тихо! – предостерегающе шепнул Билл и вытащил кляп. – Нас могут услышать. Если хочешь мне что-то сказать, говори тихо и на ухо.

– Билл, – прошептал Филипп, плотно прижавшись губами к его уху, – в кустах у калитки нашего сада прячется человек. Мы его хорошо видели, вот я и выбрался из дома, чтобы предупредить тебя. Будь осторожен!

Когда Билл развязал мальчику руки, тот осторожно принялся растирать ноющие запястья. Ничего не скажешь, связывать Билл умел. Хорошо еще, что он не пустил в ход свои увесистые кулаки!

– Наш черный ход открыт и, насколько я знаю, не охраняется, – прошептал Филипп Биллу на ухо. – Можно попытаться забраться в дом оттуда. Тогда и поговорим спокойно.

Они тихо двинулись к дыре в живой изгороди, через которую Филипп только что пробрался сюда из своего сада. При этом они старательно избегали наступать на покрытую гравием дорожку, чтобы не нашуметь и не выдать себя притаившемуся врагу. Перебравшись на ту сторону, Филипп взял Билла за руку и осторожно повел его к дому, стараясь держаться в тени деревьев. Дом был погружен в темноту. Света не было даже в комнате миссис Меннеринг.

Филипп тихо отворил заднюю дверь, и они вошли в дом.

– Света не зажигай! – предостерегающе прошептал Билл. – Они должны думать, что в доме все спят.

Он закрыл дверь, и они на цыпочках стали подниматься по лестнице. Одна ступенька слегка скрипнула. Тут же к двери подскочил Джек, нетерпеливо ожидавший возвращения друга. К счастью, света он зажигать не стал.

– Это я, – прошептал Филипп. – Со мной – Билл.

– Слава Богу! – С облегчением вздохнув, Джек втащил их в комнату. Билл крепко пожал ему руку.

– Первым делом, мне нужно прополоскать рот, – сказал Филипп. – Земли у меня там набилось немерено. Пока мы были в саду, я старался не плеваться, поскольку шуметь было не велено. Ух, какая гадость!

– Прости меня, Филипп, – извинился Билл, – откуда мне было знать, что это ты. Я думал, что меня кто-то подстерегает, ну и решил немного опередить события.

– У тебя это здорово получилось! – Филипп набрал полный рот воды. – Куда делась моя зубная паста? Мне нужно обязательно почистить зубы. Ой, черт!

Шаря в темноте руками в поисках пасты, он зацепил стакан, который со страшным звоном и грохотом разбился о раковину.

– Сбегай посмотри, не проснулись ли девочки, и позаботься, чтобы ©ни не зажгли свет, – быстро сказал Билл, обращаясь к Джеку. – Давай! По пути загляни к тете Элл и.

Люси проснулась, и Джек едва успел помешать ей включить свет. Дина продолжала спать В комнате у миссис Меннеринг также было все тихо. Ее спальня находилась несколько на отшибе, поэтому она, очевидно, ничего не слышала.

Люси удивилась, когда Джек появился в ее комнате.

– Что случилось? – сонно спросила она. – Опять кто-нибудь заболел?

– Да нет! – нетерпеливо ответил Джек. – Надень халат и разбуди Дину! У нас Билл. Но только ни в коем случае не включайте свет, слышишь?

Вдруг послышалось тихое кряхтение. Что-то пролетело над головой Джека.

– Это ты, Кики? С каких это пор ты спишь в комнате у девчонок? Ладно, лети сюда и поздоровайся с Биллом!

Дина очень удивилась, когда ее разбудила Люси. Девочки поспешно набросили на себя халатики и устремились в комнату к мальчикам. Нежно курлыкая, Кики уже покусывал клювом мочку уха Билла.

– А вот и вы, – приветствовал Билл девочек. – Так, давайте разбираться – кто есть кто. А разбираться сегодня я могу только на ощупь. Ага, это, похоже, Люси, чувствую запах веснушек.

– Вот еще выдумал, веснушки вовсе не пахнут, – хихикнула Люси. – Но это в самом деле я. Ах, Билл, где ты пропадал столько времени? Ты не ответил ни на одно наше письмо.

– К сожалению, это чистая правда, – согласился Билл. – Дело в том, что мне поручили очень важное дело – выследить банду отпетых преступников. Но пока я разбирался что к чему, они откуда-то узнали о моей деятельности и сами принялись ходить за мной по пятам. Так что мне пришлось исчезнуть с театра военных действий и перейти на нелегальное положение.

– А почему? Они грозились тебя похитить? – со страхом в голосе спросила Люси.

– Понятия не имею, что они задумали, – как-то несколько легковесно ответил Билл. – Вполне вероятно, что у них в отношении меня самые серьезные намерения. Но, как видишь, я здесь, с вами, так что пока все в порядке.

– Значит, этот тип у калитки в самом деле поджидает тебя, – сказал Филипп. – Скажи, зачем ты пошел на такой риск, пробираясь к нам? Тебе нужно что-то конкретное?

Билл немного помедлил с ответом.

– Мне придется на какое-то время скрыться, – сказал он потом. – Вот я и хотел раньше переговорить с твоей мамой и передать ей на хранение некоторые вещи, на случай… ну, на случай, если я вдруг не вернусь. Все-таки я у этой банды в черном списке, как человек, который слишком много знает.

– Ой, Билл! И куда же ты пойдешь? – озабоченно спросила Люси. – Неужели ты нам не скажешь? Ведь не можешь же ты просто исчезнуть в неизвестном направлении!

– Не знаю, придется пожить где-нибудь в глуши, пока эти типы не откажутся от мысли поймать меня или же сами не будут пойманы. Не думай, что я исчезаю по собственному желанию, я этих типов не боюсь. Но начальство настаивает. Поэтому – хочешь не хочешь – придется мне на какое-то время скрыться, причем вчистую: без права поддерживать связь с вами и даже своей собственной семьей.

В комнате воцарилось молчание. Все, о чем шепотом поведал Билл, звучало как-то неправдоподобно и невероятно, особенно сейчас, посреди темной ночи, в обстановке таинственности. Люси испуганно схватила Билла за руку.

Он успокаивающе погладил ее по плечу.

– Не вешать носа! В один прекрасный день вы снова обо мне услышите – может быть, через год или через два. А пока мне придется пожить где-нибудь на Аляске, замаскировавшись горнорабочим или… или, может быть, орнитологом на каком-нибудь необитаемом острове.

И тут Джека осенило. Он вскочил.

– Билл! У меня потрясная идея!

– Тсс! Не так громко! – прошептал Билл. – И сними, пожалуйста, Кики с моего плеча. А то через пару минут у меня от уха ничего не останется.

Джека прямо-таки трясло от возбуждения.

– Слушай, Билл! У меня появилась грандиозная идея! Как раз сегодня нас постигло ужасное разочарование. Но – обо всем по порядку.

– Ну давай рассказывай! – сказал Билл, обрадовавшись, что его наконец избавили от Кики.

– Тебе, наверное, не известно, что мы всем скопом переболели корью? – спросил Джек. – Поэтому нам пока не разрешают ходить в школу. Доктор считает, что для полного выздоровления нам необходимо побыть на свежем воздухе. И вот тетя Элли решила отправить нас на север с доктором Джонсом, который организовал маленькую орнитологическую экспедицию. Где-то там есть пара необитаемых островов, на которых живут одни птицы и куда, может быть, редко-редко забредает какой-нибудь безумный любитель пернатых.

– Да, я знаю эти острова. – Билл внимательно слушал.

– Ну так вот – как раз сегодня доктор Джонс угодил в автомобильную катастрофу, – продолжал Джек. – Экспедицию пришлось отменить. Но… почему бы тебе не отправиться туда с нами, замаскировавшись под страстного любителя птичек? Мы могли бы там все вместе прекрасно провести каникулы. Ты растворишься в нашей компании, а потом, когда мы вернемся, ты просто останешься там еще на какое-то время.

На секунду в комнате воцарилось молчание. Ребята с нетерпением ждали, что ответит Билл. Казалось, даже Кики замер в напряженном ожидании.

– Ну не знаю, – нерешительно сказал Билл. – Получается, что я в каком-то смысле использую вас в качестве прикрытия, и это мне не нравится. Ведь стоит только этим подонкам что-то заподозрить, как всем нам будет совершенно не до смеха. Нет, наверное, так не получится.

Однако ребята были решительно не согласны с его мнением. Пылая от возбуждения, они набросились на Билла, стараясь переубедить его и выдвигая все новые и новые доводы в пользу замечательного плана Джека.

– Мы сегодня чуть не рыдали, когда узнали, что экспедиция не состоится. А то, что мы предлагаем, – прекрасный выход из положения. В конце концов, мы пробудем с тобой вместе каких-то пару недель, потому что потом нам все равно придется возвращаться в школу.

– Ты ведь так здорово умеешь гримироваться и маскироваться. Вот и изобразишь такого заумного орнитолога, страшно серьезного естествоиспытателя, с пытливым взором, устремленным в сверкающую даль, с мозгами набекрень на почве птичек и обязательным биноклем через плечо.

– Никто тебя не узнает. А эти острова – идеальное убежище. Ты только подумай, какая красота там как раз сейчас, в мае. Голубое море – тучи птиц – и скалы, покрытые морскими водорослями.

– Ты будешь в полной безопасности, Билл. Ни одной собаке даже и в голову не придет искать тебя там. А нам нужно обязательно отдохнуть. Потому что корь нас окончательно доконала.

– Потише! – снова воззвал к ним Билл. – Все равно мне вначале нужно будет переговорить с миссис Меннеринг. Идея неплохая. Вряд ли они ожидают, что я могу уехать, так сказать, на глазах у всего честного народа. И потом, должен признаться, каникулы с вами и, конечно, с Кики – мне очень по вкусу.

– Билл, ты поедешь с нами, правда? – Люси обняла его и крепко прижалась к его груди. – Ох, какой ужасный был день! Но теперь все образуется.

 

ПРИГОТОВЛЕНИЯ К ОТЪЕЗДУ

Ночь Билл провел в маленькой комнате для гостей, о чем миссис Меннеринг, конечно, и не подозревала. Билл решил поговорить с ней только утром. Он с облегчением узнал от ребят, что в доме, кроме них и миссис Меннеринг, никого нет. Служанка, выполнявшая разные работы по хозяйству, приходила утром, а вечером отправлялась к себе домой. Однако в своих комнатах ребята убирались сами. Они пообещали Биллу утром принести завтрак наверх, чтобы никто не узнал о его появлении.

Но следующий день принес новые волнения. Девочки проснулись оттого, что миссис Меннеринг стучала в стенку, разделявшую их спальни. Дина побежала к маме узнать, что произошло.

– Случилось ужасное, – встревоженно встретила ее миссис Меннеринг. – Представь себе, я тоже подхватила корь! Мне казалось, что я переболела ею, когда была в твоем возрасте. Но сейчас вижу, что рано радовалась. Видишь, какая сыпь? Ах, детка, и как это я сплоховала и не взяла на работу мисс Редлих! Тогда бы вы еще вчера уехали с ней на море. А что мы теперь будем делать?

Справившись с первым волнением, Дина вспомнила, что ночью в доме появился Билл.

– Сейчас я принесу твой халат и немного приберусь в комнате, – весело заявила она. – У нас тут дожидается один человек, который просто сгорает от нетерпения засвидетельствовать тебе свое почтение. Может быть, он сможет нам помочь. Ты знаешь его, это – Билл.

– Билл! – изумленно воскликнула миссис Менне-ринг. – Когда же он появился? Вчера вечером я ждала его до одиннадцати. Но потом не выдержала и легла спать. Может быть, Билл согласится поехать с вами? А я попросила бы служанку присмотреть за мной.

– Конечно, он согласится, – с облегчением сказала Дина. – Бедная мама! Первые дни – самые тяжелые, потом становится легче. Тебе так удобно лежать? Ну, тогда я пошлю к тебе Билла.

Известие о болезни миссис Меннеринг очень расстроило ребят. Неужели и взрослые болеют корью? Бедная мама, бедная тетя Элли! Понятно ее желание, чтобы ребята уехали куда-нибудь на время ее болезни.

– Билл, она хочет поговорить с тобой, – сообщила Дина. – Надеюсь, ты болел корью?

– Я? Да, и не раз, – рассмеялся Билл, вставая, – Не вешайте нос, ребята! Все образуется.

– Корью болеют только один раз, – попыталась было поправить его Люси. Но дверь уже захлопнулась, и послышались его удаляющиеся шаги.

Ребята спустились в столовую завтракать. Мальчики были, как всегда, голодны, а девочки вяло ковырялись в тарелках.

Дина взглянула на Люси.

– Твои веснушки почти исчезли, да и у Джека тоже. Нам всем нужно на солнце. Хочешь салат? Я нет. Господи, когда же наконец Билл спустится? Страшно интересно, о чем он говорит с мамой.

Спустя некоторое время наверху послышался звук открывающейся двери, потом – тихий свист. Видимо, Билл опасался нарваться на служанку. Но Хильда как раз отправилась за покупками.

– Все в порядке, – крикнула Дина. – Хильда ушла. Спускайся к нам завтракать. Появился Билл.

– Твоя мама просит на завтрак чаю и несколько тостов, – сказал он. – Займись хлебом, Дина. А я пока вскипячу воду. Как только тосты будут готовы, заварим чай и отнесем ей наверх. Потом я вызову доктора. Кроме того, нужно будет позвонить подруге мамы, мисс Баум. Может быть, она сможет приехать и пожить здесь с ней, пока Миссис Меннеринг не выздоровеет.

Ребята молча выслушали его.

– А что будет с нами? – не выдержал наконец Джек. – Ты говорил с тетей Элли об этом?

– Конечно. Она попросила меня провести с вами ближайшие две недели. Я сообщил ей, что мне необходимо исчезнуть на некоторое время и поэтому мы все вместе отправимся на север. Чтобы не волновать ее понапрасну, я не стал объяснять причин своего вынужденного затворничества. Она чувствует себя неважно да и, кроме того, была так рада, что вы будете под присмотром, что не стала у меня ни о чем допытываться.

– Значит, едем? – Джек не мог скрыть радости, хотя, конечно, ему было очень жаль тетю Элли. – Это великолепно, просто замечательно!

Лица ребят сияли от счастья. Кики воспользовался случаем и засунул клюв в банку с апельсиновым джемом. А поскольку никто не обратил на это внимания, он успел еще стибрить из сахарницы кусок сахара.

– А справится мисс Баум с уходом за мамой? – озабоченно спросил Филипп. – Если маме нужна помощь кого-нибудь из нас, я согласен остаться.

– Совсем наоборот. Ей станет много легче, когда вы наконец уберетесь отсюда, – сказал Билл, взяв с тарелки кусок ветчины. – Она совершенно измучена и срочно нуждается в полном покое. Корь, конечно, страшная гадость, но из-за нее мама будет вынуждена какое-то время провести в постели. А это как раз то, что ей сейчас нужнее всего.

– Значит, мы можем спокойно ехать, – радостно крикнул Джек. – Да, Билл, ты всегда появляешься в самый нужный момент.

– Хильда идет! – сказал Филипп. – Билл, дуй наверх и захвати свою тарелку. Когда понесем маме завтрак, притащим и тебе чай и тосты. Дина, когда наконец они будут готовы?

Дина как раз засунула в тостер последний кусок хлеба.

– Отвали, Кики! – прикрикнула она на попугая. – Ты только взгляни, Джек, он измазался джемом прямо с головы до ног. Надеюсь, этот обжора оставил нам хоть чуть-чуть.

Билл быстро взбежал по лестнице. Хильда прошла в кухню и занялась стряпней. Услышав от Дины о болезни миссис Меннеринг, она всплеснула руками.

– С работой по дому я как-нибудь справлюсь, – сказала она. – Только бы вы здесь не пугались под ногами.

– Не тревожься, – успокоила ее девочка. – Мы отправляемся в орнитологическую экспедицию. А за мамой будет ухаживать мисс Баум, она скоро приедет. И…

– Хильда! Хильда! – неожиданно завопил кто-то в столовой так зычно, что девушка испуганно шарахнулась в сторону.

– Хозяйка зовет, – сказала она. – А ты говоришь, что она больна. Да, иду, иду!

Но когда Хильда ворвалась в столовую, то обнаружила там одного Кики, который, сидя на столе, заливался смехом.

– Вытри ноги! – скомандовал он. – Не шмыгай носом! Сколько можно тебе говорить…

Хильда повернулась и, выйдя из комнаты, громко хлопнула дверью.

– Уж так и быть, – разгневанно крикнула она, – я готова выполнять приказания людей, у которых служу. Но чтобы мной командовала какая-то дурацкая птица, это уж слишком. – Заметив хихикающую Дину, она разъярилась еще больше. – Будете уезжать, заберите с собой этого отвратительного попугая! Не желаю тут с ним возиться. От него рехнуться можно.

– Ну конечно же, мы заберем его с собой, – успокоила ее Дина. – Ведь Джек жить без него не может.

Спустя некоторое время приехал врач, а следом за ним – мисс Баум. Хильда немедленно согласилась ночевать у них дома. Все постепенно улаживалось. Билл заперся в комнате для гостей, чтобы случайно не налететь на служанку или мисс Баум. Ребята получили от него ценные указания.

– Теперь пакуйте вещи и закажите такси на завтра, на восемь часов вечера. Поедем ночным поездом. Сегодня вечером я смоюсь, чтобы приготовить все необходимое к путешествию. Встретимся на вокзале в Лондоне. Я появлюсь там не как Билл Смагс, а в качестве естествоиспытателя доктора Уокера. Как только вы там объявитесь, я вас громко окликну, и мы, так сказать, познакомимся. Не исключено, что на платформе будет кто-то, знающий нас в лицо. Ну а потом – в путь!

Все это звучало весьма интригующе. Невольно возникала мысль, что они снова стоят на пороге увлекательных приключений. Впрочем, ребята ничего не имели против приключений, хотя что могло произойти на затерянных в море, практически необитаемых островах? Там не было никого, кроме птиц, птиц и еще раз птиц.

Под вечер Билл скрылся из дома. Никто его так и не увидел. О том, что он находился в доме, не знала даже мисс Баум, устроившаяся в гардеробной, рядом со спальней подруги. Миссис Меннеринг была вынуждена пообещать Биллу ни в коем случае не упоминать о его присутствии, чтобы не подвергать его жизнь опасности. Вообще же она весь день провела в полусне, мысли ее были как в тумане. Так что она не вполне была уверена в том, действительно ли Билл приходил в ее комнату и говорил с ней, или же ей это только приснилось.

Ребята бросились с бешеной энергией паковать вещи. Выходная одежда им явно не понадобится. А вот шорты и свитера, спортивные ботинки, купальные костюмы, плащи и – в придачу – несколько носовых платков – это то, что надо. Может быть, стоит захватить еще и пару шерстяных одеял? Билл ничего не говорил о том, где они будут спать. Может быть, в палатках? Вот было бы здорово! Они решили не брать одеяла. Билл, конечно, позаботится обо всем необходимом.

– Бинокли, блокноты, карандаши, фотоаппарат и канат, – чтобы не забыть, монотонно перечислял Джек.

Люси посмотрела на него с удивлением.

– Канат? Зачем канат?

– Чтобы взбираться на скалы, если, конечно, мы собираемся исследовать птичьи гнезда, – объяснил Джек.

– Ладно, взбирайся на скалы, если тебе так хочется, только без меня. – Люси поежилась. – Благодарю покорно! Лазить по отвесным скалам, почти без страховки, с какой-то жалкой веревкой на поясе, дрожащей ногой нащупывать место для опоры и не находить его.

– Джек, Кики спер у тебя карандаш! – крикнула Дина. – Веди себя прилично, птица! Иначе не возьмем в гости к тупикам.

– Тупики, пряники, эники-беники ели вареники, – залопотал Кики и разразился радостным смехом. – Тупики, пряники…

– Прекрати сейчас же! – завопила Дина.

Кики тут же встал по стойке смирно и возгласил.

– Боже, храни короля!

Люси расхохоталась.

– Что только подумают о нем птицы на островах? Слушай, Джек, может быть, нам лучше засунуть Кики в корзинку? Ты же знаешь, как он себя ведет в пути, То завопит «Тревога!», то начнет свистеть как дежурный по станции, то примется требовать от окружающих вытирать ноги.

– Да ладно, пусть себе путешествует у меня на плече, – сказал Джек. – Мы ведь поедем в спальном вагоне. Прекрати наконец трещать, Кики! Всем уже надоели твои дурачества.

– Попка плохой! – проверещал попугай, – Клим-меркичикачаБомбамирабелладикараффа.

Филипп запустил в него подушкой, после чего Кики с оскорбленным видом ретировался под потолок, на карниз. Ребята продолжали без устали строить планы на предстоящие каникулы.

– Ну и здорово же, что мы поедем на каникулы с Биллом! – не мог сдержать радости Джек. – Поездка будет наверняка приятнее, чем с доктором Джонсом. Наверное, у нас будет своя лодка. Ух, меня прямо распирает от радости, когда я думаю о предстоящем путешествии! А если повезет, мы, чем черт не шутит, сможем увидеть даже гигантскую гагару.

– Знакомая песня! – Филипп пожал плечами. – Не заводись ты снова со своей гигантской гагарой. Тебе ведь отлично известно, что они давно вымерли. Другое дело – разные виды обычных гагар, ну и уж во всяком случае – тысячи и тысячи кайр.

Следующий день тянулся для ребят бесконечно долго. Миссис Меннеринг почти все время спала. И мисс Баум даже не позволила ребятам разбудить ее, чтобы попрощаться.

– Давайте не будем ее беспокоить, – сказала она. – Я передам ей приветы от вас. И не забудьте почаще писать письма. Это что уже – такси приехало? Я провожу вас до машины.

В самом деле – возле дома их дожидалось такси. Ребята покидали в него багаж и дружно расселись по своим местам. Сначала им предстояла дорога в Лондон. Там – встреча с доктором Уокером, а потом путешествие длиной в сотни километров на север. На этот раз они обойдутся без приключений, с них будет довольно обыкновенных веселых каникул в компании друга Билла.

– Все по местам! – зычно гаркнул Кики, заставив испуганно вздрогнуть водителя такси. – На старт! Внимание! Марш!

 

ДАЛЕКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Нагруженные чемоданами и плащами, ребята столпились в том месте на вокзале, где они договорились встретиться с Биллом. Он еще не подошел, и они приготовились ждать.

Филипп осторожно огляделся по сторонам.

– Представляете, что будет, если одному из врагов Билла стало известно о нашей встрече с ним здесь, на вокзале. Он неожиданно появляется откуда-нибудь из-за угла, подходит к нам и заявляет, что он Билл. Потом уводит нас отсюда, и мы исчезаем навсегда.

У Люси испуганно округлились глаза. Она в ужасе посмотрела на Филиппа.

– Кошмар какой! Ты в самом деле думаешь, что это возможно? Надеюсь все-таки, что мы сумеем узнать Билла. Иначе как мы пойдем с ним?

В этот момент к ребятам подошел улыбающийся толстый мужчина. В нем все было преувеличенно крупным: голова, тело, ноги, даже зубы. Сердце Люси испуганно затрепетало. Неужели это Билл? Как ему удалось раздуться до таких размеров? А может быть, это член банды, преследующей Билла? Она боязливо ухватилась за руку Филиппа.

– Малышка, – обратился к ней толстяк. – Ты уронила свой плащ на землю. Подними его, а то украдут.

Люси смертельно побледнела. Она повернулась, испуганно взглянула на валявшийся в пыли плащ и быстро подняла его с земли. Вспыхнув от смущения, она пробормотала слова благодарности.

Толстяк рассмеялся.

– Не бойся. Я тебя не съем.

Люси, очевидно, думала иначе, потому что тут же спряталась за спину Джека.

– Горностай убыл! – как всегда, к месту заявил Кики.

– Умная птичка! – Толстяк протянул руку, чтобы погладить Кики. Но тот замахнулся на него клювом и издал паровозный гудок.

Добродушная улыбка тут же исчезла с лица прохожего.

– Опасная зверюга, – сердито прорычал он и, повернувшись, затерялся в толпе.

Ребята с облегчением перевели дух. Они не думали всерьез, что он член преступной банды, Филипп сказал это так, в шутку. Однако, если бы он прицепился к ним надолго, Билл не решился бы приблизиться. Ребята нетерпеливо оглядели платформу в поисках своего друга, но не обнаружили ни единого человека, хотя бы отдаленно напоминавшего Билла.

В этот момент шаркающей походкой к ним подошел сутулый чернобородый мужчина, облаченный в длинный плащ и клетчатую кепку. С плеча у него свешивался бинокль. Из-за очков с толстыми стеклами зорко смотрели внимательные глаза.

– Здравствуйте, ребята! – приветствовал он их. – Очень рад, что вы не опоздали. Ну что ж, будем считать, что экспедиция началась.

На лице Люси расцвела счастливая улыбка. Это Билл, это его теплый, добрый голос. Несмотря на бороду, на весь его странный вид, они его сразу узнали. Переполненная радостью, она уже собралась было кинуться ему на шею, но была остановлена бдительным Джеком. Он отодвинул ее в сторону и вежливо протянул Биллу руку.

– Добрый вечер, доктор Уокер!

Его примеру последовали остальные ребята. Со стороны должно было казаться, что ребята приветствуют учителя, сопровождающего их в поездке.

– Пройдемте, нам туда, – сказал «доктор Уокер» и подозвал носильщика. – Пожалуйста, возьмите этот багаж и доставьте его к десятичасовому поезду. Благодарю вас!

Скоро они сидели в вагоне ночного экспресса. Ребята ужасно радовались, разглядывая свои маленькие «спальни». Люси особенно понравилось, что все находящиеся в них предметы мебели убирались вверх, вниз и вбок и ничто не мешало им свободно носиться по купе.

– Надеюсь, вы сможете здесь хорошенько выспаться. А завтра утром доктор Уокер вас разбудит. – Билл с улыбкой посмотрел на ребят сквозь толстые стекла очков.

– А куда мы, собственно, направляемся? – поинтересовался Джек.

– Общее направление – на север. Вначале едем этим поездом, потом пересаживаемся на другой, а в самом конце пути поплывем на катере, – рассказывал Билл ребятам, не сводившим с него горящих глаз. Убедившись, что дверь хорошо закрыта, он вытащил из кармана карту. – Это карта островов, разбросанных у северо-западного побережья Шотландии. Их там бесчисленное количество, а некоторые такие крошечные, что даже не указаны на этой карте. Они мало изучены и заселены только птицами. Предлагаю разместить на одном из них нашу штаб-квартиру, откуда мы будем совершать вылазки на соседние острова для наблюдения за жизнью птиц и фотографирования.

Ребята были в восторге. Им предстояло провести на море множество дней, наполненных солнечным светом, путешествиями от острова к острову, походными обедами на ветру под открытым небом, бездумным отдыхом, когда сидишь на нагретых солнцем скалах, болтая ногами в прозрачной морской воде. Как же это будет здорово!

– Может быть, мне удастся приручить пару тупиков, – сказал Филипп. – Я еще ни разу не видел живого тупика, только чучело. Они выглядят очень забавно.

– Ты обучишь их хорошим собачьим манерам, а также умению говорить «пожалуйста», – рассмеялся Билл.

– Тупики и пряники! – крикнул Кики. – Боже, храни короля! – Но никто не обратил на него внимания. Все были слишком увлечены построением прекрасных планов на будущее.

– А когда вы поедете домой, я там задержусь немного, – сказал Билл. – Без вас мне будет, правда, довольно скучно, но ваши прирученные тупики смогут составить мне компанию.

– Это просто ужасно, что ты останешься совсем один, – сказала Люси. – И долго тебе там придется пробыть, Билл?

– Думаю, долго. Во всяком случае, до тех пор, пока мои враги не позабудут обо мне или же не будут уверены в том, что меня нет на свете.

– Кошмар какой! – Люси была вне себя от ужаса. – И зачем тебе только нужна такая безумная жизнь, Билл? Занялся бы чем-нибудь другим.

– Например? Стать садовником или трамвайным кондуктором, так, что ли? – Билл рассмеялся, глядя на озабоченное личико Люси. – Ну уж нет, дорогая моя Люси, представь себе, жизнь, которую я веду, нравится мне. Я защищаю закон и порядок, и ради этого, поверь мне, стоит иногда идти на риск. Силы зла могущественны, но и я не слабак. И я отдам все, чтобы одолеть их.

Люси посмотрела на него с восхищением.

– Да, ты прав. И я совершенно уверена, что ты выйдешь победителем из любой схватки. Но разве не ужасно, что тебе приходится прятаться от них?

– Не говори, я просто места себе не нахожу от ярости! – И хотя, произнося эти слова, Билл выглядел достаточно спокойным, то, как он их произнес, выдавало его гнев и неудовольствие, что ему приходилось прятаться вместо того, чтобы активно действовать. – Но приказ есть приказ. Как бы то ни было, благодаря этому мы сможем вместе прекрасно отдохнуть. Ну что, молодые люди, карту уже выучили наизусть?

Мальчики тщательно штудировали карту островов. Джек ткнул в нее пальцем:

– Видишь здесь Крылатый остров? Хорошее название. Там, должно быть, птицы кишмя кишат.

– Проверим, – отозвался Билл. – Нам наверняка придется там здорово поплутать. Но это неважно. Что может быть прекраснее, чем скользить по лазурной поверхности моря от острова к острову, теряя рассудок и спокойствие от всепокоряющей красоты окружающего мира?

– Звучит как песня! – покорение воскликнула Дина. – Ой, глядите, Кики сейчас выдернет пробку из раковины!

Кики уже успел прочесать «спальню» вдоль и поперек и даже попробовать воды из графина. Теперь он уселся на маленькой перекладинке, через которую перебрасывалось полотенце, смачно зевнул и сунул голову под крыло. В этот момент по всему поезду захлопали двери. Кики немедленно вынул голову из-под крыла и завопил:

– Закрой дверь! Горностай убыл! Позови доктора!

Раздался свисток к отправлению, и поезд плавно тронулся, медленно выползая из-под крыши вокзала. Кики ужасно перепугался, когда вся комната вдруг зашаталась, и от неожиданности едва не свалился на пол.

– Бедный Кики! Как жаль, как жаль! – проскрипел он и в поисках спасения перемахнул на плечо к Джеку. Билл поднялся.

– Пора спать.

Ребята никак не могли привыкнуть к его густой черной бороде и очкам с толстыми стеклами. Слава Богу, хоть эту отвратительную клетчатую кепку он закинул на полку.

– Нам что – придется здесь спать вчетвером? – Люси с сомнением посмотрела на две узкие полки.

– Конечно же, нет, глупышка, – сказал Билл. – Здесь будете спать вы с Диной. Рядом с вами – мое отдельное купе, а за ним – купе Джека и Филиппа. То есть я ночую как раз между вами. И если вам вдруг что-то понадобится, достаточно просто стукнуть мне в стенку.

Люси облегченно вздохнула.

– Прекрасно. Билл, ты будешь спать с бородой?

– Наверное. Я ее так крепко приклеил, что сдирать ее будет довольно-таки болезненно. Когда приедем на острова, где нас никто не будет видеть, вот тогда и сниму ее окончательно. Тебе что – моя борода не нравится?

– Не очень, – призналась Люси. – Ты в ней какой-то не родной. И я успокаиваюсь, только когда слышу твой голос.

– Ну тогда, чтобы не пугаться, закрой глаза, – со смехом посоветовал Билл. – Спокойной ночи, барышни! Молодые люди, пойдемте я отведу вас в ваше купе.

Утром я вас всех разбужу, и мы отправимся завтракать в вагон-ресторан.

– Вообще говоря, мне уже сейчас есть хочется, – сказал Филипп. – Мы, правда, довольно плотно поужинали, но с тех пор прошло >же столько времени.

– Подожди минутку. Я сейчас притащу пару бутербродов и бананы, – сказал Билл. – Только особо не засиживайтесь, уже поздно.

– Ах, еще только десять, – сказала Дина и громко зевнула. За ней зевнул Кики, а вслед за ним, как по команде, и остальные.

Билл принес из своего купе бутерброды и бананы. Потом пожелал девочкам спокойной ночи и отвел Джека и Филиппа в их «спальню». Ребятам все ужасно нравилось. Нравилось переодеваться в раскачивающемся вагоне поезда, мчащегося в ночи со скоростью восемьдесят километров в час. Улегшись в постель, они еще долго прислушивались к звонкому перестуку колес.

«Мы едем, едем, едем в далекие края», – напевали колеса на ухо Люси. Она устало сомкнула веки, а колеса продолжали петь ей свою колыбельную песенку: «Мы едем, едем, едем в далекие края»…

Несмотря на все треволнения, ребята быстро заснули. Не трудно предположить, что им виделось во сне: изумрудная морская вода, прозрачная, как хрусталь, пенистые белоснежные облака, бегущие по бесконечно далекому голубому небу и… птицы, птицы, птицы.

«Мы едем, едем, едем в далекие края…»

 

МОРЕ, МОРЕ!

К следующему утру они одолели уже больше половины пути. Билл постучал по стенкам своего купе, чтобы разбудить ребят. Они быстро оделись и голодной толпой помчались в вагон-ресторан. Каждый раз, вылезая в грохочущий тамбур, Люси испуганно хватала Билла за руку.

– Мне все кажется, что стоит мне войти в тамбур, как вагоны начнут разъезжаться в разные стороны, – смущенно объяснила она под издевательский смех друзей. Только Билл не смеялся, и каждый раз, подходя к опасному месту, бережно брал девочку за руку.

За завтраком Кики вел себя безобразно. Рассерженный тем, что ему не досталось ни одной баночки с джемом, он принялся хулиганить, разбрасывая вокруг куски тостов. Предложенные ему семечки Кики отклонил, сопроводив свой отказ наглыми замечаниями. Когда же он заметил бурный интерес, проявляемый к его персоне сидевшими в ресторане попутчиками, его форменным образом понесло.

– Да замолкни ты наконец! – не выдержал Билл и чувствительно врезал попугаю по клюву. Разъяренный Кики с пронзительным криком кинулся на Билла и вырвал у него из бороды целый клок волос. После этого он незамедлительно ретировался под стол, где принялся, задумчиво приговаривая что-то, тщательно разбирать отдельные волоски добытого трофея. Он все никак не мог понять, откуда на лице у Билла вдруг появилось это непонятное новообразование.

– Оставь его в покое! – сказал Билл Джеку, наклонившемуся, чтобы вытащить своего любимца из-под стола. – Так он, по крайней мере, хотя бы недолго будет при деле. – Потом озабоченно ощупал свой подбородок. – Наверное, выгляжу я ужасно?

– Да нет, совсем не заметно, – успокоил его Джек. – Кики по дороге всегда немного взвинченный. А хуже всего бывает, когда я возвращаюсь с ним из школы домой. То он начинает свистеть как дежурный по станции, то вдруг призывает всех вокруг срочно высморкаться и вытереть ноги. А когда поезд въезжает в туннель, он начинает так вопить, что просто уши закладывает.

– И все равно он – лапочка, – заступилась Люси за товарища по играм, скрыв от присутствующих, что как раз в этот момент Кики успешно развязал шнурки на ее туфлях и ловко вытащил их из дырочек.

Поездка продолжалась очень долго. На большой, оживленной станции они сделали пересадку. Новый поезд, в котором они оказались, был короче первого и ехал гораздо медленнее. Он доставил их в город, расположенный на берегу моря. И вот наконец вдали сверкнула узкая голубая полоска, заставив восторженно забиться ребячьи сердца. Море, море! Как же они его любили!

– Только сейчас я почувствовала себя по-настоящему на каникулах, – сказала Люси. – Для меня каникулы начинаются только тогда, когда я вижу море.

Люси своими словами выразила общее настроение всей компании. Вне себя от радости, они принялись буквально ходить на головах и вопить дикими голосами. Да и Кики, можно сказать, пошел в разнос, пустившись исполнять на багажной полке какой-то экзотический индейский танец. На плечо к Джеку он вернулся не раньше, чем поезд остановился и все вышли на перрон.

Ребята восторженно вдыхали полной грудью свежий морской воздух. Волосы девочек и борода Билла развевались на ветру. Кики старательно поворачивался клювом против ветра, потому как терпеть не мог, когда его перья были растрепаны.

Сытно пообедав в гостинице, они отправились на пристань. Катер Билла только что подошел. Человек, доставивший катер, хорошо знал Билла, и ему было известно, в каком обличье тот должен был появиться.

– Здрасьте, доктор Уокер! – громко сказал он —

Погода для вашей экспедиции самая что ни на есть подходящая. Все готово.

– Продуктов заготовили достаточно, Хенти? – спросил Билл, зорко взглянув на него сквозь толстые стекла очков.

– Достаточно, чтобы пересидеть осаду, – ответил Хенти. – Я выведу вас в море, а потом вернусь в гавань на веслах.

Они взошли на борт катера с маленькой каютой на носу. Увидев множество банок с консервами, Джек удовлетворенно улыбнулся. Маленький холодильник в каюте тоже был забит до отказа. Стало быть, с едой проблем не будет. А это – дело первостепенной важности, считал Джек, потому что, если целый день торчишь на воздухе, есть хочется постоянно.

Хенти вывел катер из гавани. Его маленькая весельная лодка плясала на волнах позади катера. Когда они вышли в открытое море, он начал прощаться.

– Удачи вам! – сказал он и крепко пожал Биллу руку. – Будем регулярно ждать ваших сообщений. Передатчик в полном порядке. На борту имеется также комплект запасных батарей. Еще раз всего наилучшего! Через две недели я буду здесь, чтобы забрать ребят.

Он прыгнул в свою лодку и энергично погреб к берегу. Плеск весел быстро удалялся, лодка становилась все меньше и меньше, а скоро и вовсе исчезла из виду.

– Ну наконец-то мы в море. – Билл удовлетворенно вздохнул – Можно наконец избавиться от этой дурацкой бороды и от очков с плащом в придачу. Филипп, ты ведь, кажется, умеешь управлять моторной лодкой, да? Бери штурвал, а я пока пойду приведу себя в человеческий вид. Здесь меня уже никто не увидит, так что можно снова стать самим собой. Держи курс на норд-норд-ост!

Филипп гордо встал к штурвалу. Мотор работал как часы, и катер быстро помчался, рассекая носом водную гладь. День выдался великолепный. Майское солнце светило, как летом, в небе парили крохотные белые облачка, солнечные лучи, танцуя, играли на волнах.

– Красота! – Довольно покряхтывая, Джек опустился на лавку рядом с Филиппом. – Так жить можно!

Люси, счастливо улыбаясь, мечтательно всматривалась вдаль.

– Да, первый день каникул – всегда самый лучший! Тебя охватывает какое-то непередаваемо радостное чувство в предвкушении бесконечно долгих, пронизанных солнцем и наполненных блаженным бездельем дней отдыха, как будто ты погружен в чудесный волшебный сон.

– Все это для тебя плохо кончится: ты станешь поэтессой, – ядовито заметил Филипп.

– Что ж, если поэты живут, наполненные такими чувствами, я не возражаю, – ответила Люси. – Единственно неприятное во всем этом – необходимость писать стихи.

– Три маленьких негритенка бежали по следу котенка, – послышался неприятный голос Кики. Ребятам показалось, что попугай возжелал принять посильное участие в обсуждении путей развития поэзии. Однако вскоре выяснилось, что причиной всплеска его поэтического творчества стали три белых мышонка, неожиданно дружно появившихся на всеобщее обозрение. Подобно вырезанным из кости статуэткам, они застыли на плече у Филиппа, держа по ветру нежные розовые мордочки и принюхиваясь к соленому морскому воздуху.

Дина сдавленно пискнула.

– Тьфу на тебя, Филипп! А я-то втайне надеялась, что ты оставил этих мерзких грызунов дома. Чтоб их чайки сожрали!

Но сегодня даже Дина была не способна злиться долго. Как завороженная, смотрела она на пенную струю, подобно хвосту кометы сопровождавшую юркий катер, стремительно скользивший по зеленым морским волнам.

Когда Билл наконец вышел из каюты на палубу, ребята встретили его дружным «ура».

– Билл! Наконец-то ты снова наш старый добрый Билл!

– Чтоб мы больше никогда на тебе этой бороды не видели!

– Ура, доктор Уокер сгинул! Дрянной был, в сущности, мужичонка.

– Ну-ка, посмейся. Слава Богу, у тебя снова появился рот.

– Ох, как приятно! – Билл с облегчением глубоко вздохнул и принял штурвал из рук Филиппа. – Если погода не испортится, мы скоро станем черными как негры. Но лучше не снимайте рубашек, мальчики. А то сгорите.

Плащи и куртки были давно сброшены и свалены кучей на палубе. Несмотря на свежий морской ветер, солнце жгло немилосердно. Море вдали переливалось васильковым шелком.

– Пусть хоть эти каникулы пройдут без всяких авантюр, – сказал Билл, стоя за штурвалом в белой, полощущейся на ветру рубашке. – Трижды пришлось нам вместе переживать опасные приключения. И сейчас я мечтаю о спокойных, абсолютно нормальных каникулах.

– Согласен, – поддержал его Джек. – С сегодняшнего дня наш лозунг – «Да здравствуют каникулы! Долой приключения!».

– Я приключениями наелась досыта, – вмешалась Люси. – Обычные каникулы гораздо приятнее, чем необходимость вечно от кого-то прятаться, ползать по всяким потайным ходам и спать в пещерах. Жаль только, что с нами нет тети Элли. Впрочем, может быть, ей здесь вовсе и не понравилось бы.

– Надеюсь, она поправляется, – сказала Дина. – Здесь вообще-то суша есть? Я что-то не вижу никаких островов.

– Завтра насмотришься, – заверил ее Билл. – Сможешь даже выбрать себе персональный остров.

Ближе к вечеру было устроено роскошное чаепитие. Девочки обнаружили в кладовке свежий хлеб, клубничный джем и здоровенный пирог и принялись накрывать на стол.

– Ешьте хорошенько, пока все свежее! – посоветовал Билл. – Мы потом долго еще не увидим свежего хлеба. Вряд ли мы обнаружим на каком-нибудь из этих крошечных островков крестьянский хутор. Я, правда, прихватил с собой целую кучу галет и печенья, но такой вот роскошный пирог я вам в ближайшие две недели явно не смогу предложить.

– Не важно, – великодушно ответила Дина, довольная состоянием продовольственных припасов. – Если я голодна, мне абсолютно все равно, что есть. А в эти каникулы есть мне, похоже, будет хотеться постоянно.

Солнце, вспыхнув золотом, медленно стало опускаться за горизонт, маленькие облачка, только что белые, окрасились в розовые тона. А катер все мчался и мчался по бесконечно огромному морю, постепенно багровеющему от жара прячущегося в нем солнца.

– Море поглотило солнце! – воскликнула Люси. – Я только что видела, как последний кусочек его тихо утонул в воде.

– А где мы сегодня ночуем? – поинтересовался Джек.

– У нас на борту имеются две палатки, – сообщил Билл. – Как только пристанем к приглянувшемуся нам островку, поставим палатки и заночуем. Возражения есть?

Ребята были в восторге. Все, как один, подняли головы, всматриваясь в горизонт в поисках прекрасного необитаемого острова. Но повсюду, куда не кинь взгляд, не было видно никакой суши. Билл передал Джеку штурвал и принялся изучать карту.

– Мы идем в этом направлении, – показал он, – и вскоре должны упереться в эти вот два острова. На одном живут несколько человек и, стало быть, должен иметься причал. Думаю, сегодня вечером высадимся там, а завтра с утра продолжим наше кругосветное плаванье. Сегодня уже слишком поздно искать какой-то другой ночлег.

– Вообще-то еще довольно светло. – Филипп взглянул на часы. – А дома уже наверняка стемнело.

– Чем дальше мы будем продвигаться на север, тем позднее будет темнеть, – сказал Билл. – Только не спрашивай меня, Бога ради, почему так происходит. Я тебе не смогу этого с ходу объяснить.

– Не бойся, – ухмыльнулся Филипп. – Мы это уже проходили в школе. Видишь ли, солнце…

– Изыди! – перебил его Билл и снова встал за штурвал. – Глянь-ка лучше, один из твоих любопытных мышат, по-моему, слишком нахально принюхивается к попугайскому хвосту. Забери-ка его оттуда, а то, не дай Бог, произойдет смертоубийство.

Но, очевидно, Кики опасался применять силу к питомцам Филиппа. Он ограничился тем, что гаркнул в ухо Пискунчику в такой силой, что тот в полном ужасе рванул под защиту Филиппа, молниеносно взлетел по его голой ноге и бесследно исчез в складках шортов.

Море набросило на себя серо-зеленые покрывала. Стало прохладно, и ребята натянули теплые свитера. Спустя некоторое время они увидели вдали, что из воды поднимается какая-то темная масса.

– Это – остров, – обрадованно сказал Билл. – Курс был верен. Скоро будем на месте.

Вскоре катер приткнулся к примитивному каменному причалу, на котором стоял рыбак в длинной куртке из синей шерсти и удивленно таращился на нежданных гостей. Билл объяснил ему вкратце, что они собираются делать.

– Сколько вас, однако? – удивленно спросил тот. – Где ж вам ночевать-то? Моя хибара маловата будет. Ребята с трудом разобрали его слова.

– Вытаскивайте палатки! – скомандовал Билл. – Надо их поскорей поставить. Потом попросим у жены рыбака чего-нибудь поесть. Может, удастся добыть молока и масла, все же какая-никакая экономия.

Накормленные до отвала, они растянулись на одеялах в палатках. От свежего морского воздуха они так обессилели, что вскоре все уже спали как убитые.

– Ну не обормоты ли? – поделился рыбак с женой своим недоумением. – На такую маленькую лодку столько народу, прям как сельди в бочке! Разве так можно? Ну не обормоты ли?

 

ПТИЧИЙ ОСТРОВ

На следующее утро наши путешественники позавтракали овсяными хлопьями со сливками и жареной сельдью. Наевшись досыта, они сняли палатки и погрузились на катер. Название «Счастливая звезда», которое красовалось на его борту, вселило в ребят радостную уверенность в успехе их предприятия.

С Кики семья рыбака не смогла подружиться. Они еще никогда не видели попугая, и их путало, что он умел разговаривать как человек. Они боязливо держались поодаль, очевидно, страшась его острого кривого клюва.

– Боже, храни короля! – возгласил Кики, по опыту знавший, что этот лозунг неизменно производит на окружающих потрясающее впечатление. Но после этого он, не удержавшись, присовокупил: – Король убыл! – и этим, конечно, все испортил.

Погрузив палатки на катер, они продолжили плавание. Катер резво бежал, рассекая носом морские волны. Жарко палило солнце. Под его лучами море сверкало хрустальной голубизной, рассыпая повсюду мириады золотых бликов.

Люси опустила в воду руку и, ощущая приятную прохладу упругой морской струи, подняла на стоящего за штурвалом Билла светящиеся счастьем глаза.

– Мы сегодня доберемся до Птичьих островов, Билл? – спросила она.

– Обязательно, – сказал Билл и прибавил газу. Каскад брызг, вырвавшийся из-под носа судна, с головы до ног накрыл всех членов веселой команды. Ребята взвизгнули от неожиданности и разразились радостным смехом. Какой прекрасный охлаждающий душ!

Прошло уже несколько часов плавания, когда раздался крик Джека:

– Острова! Видите на горизонте маленькие черные точки? Это наверняка Птичьи острова.

Вскоре на воде и в воздухе появилось множество самых разных птиц. Джек упоенно перечислял их названия:

– Вот это буревестник, замечательное название, правда? А это – гагары, а вот еще гагары, только другого вида!

Мальчики, хорошо разбиравшиеся в названиях птиц, едва не попадали в воду от воодушевления. Птицы не испытывали перед грохочущим маленьким судном ни малейшего страха, они продолжали невозмутимо покачиваться на волнах, уступая ему дорогу лишь в самый последний момент.

– А это хохлатый баклан! – вопил Джек. – Смотрите, вон он нырнул и прямо под водой ухватил рыбину. Как он ловко плавает под водой! А в воздухе выглядит таким неуклюжим. Черт, жаль фотоаппарата нет под рукой!

Кики искоса поглядывал на скопление незнакомых птиц. Похоже, ему не очень нравилось, что Джек проявляет к ним такой горячий интерес. Когда над катером появилась медленно парящая чайка, он с воплем взмыл в воздух и, стремительно подлетев к ней, ловко исполнил цирковой кульбит. Чайка перепугалась, испустила истошный крик и обратилась в паническое бегство, отчаянно набирая высоту. Кики немедленно завопил ей вслед, идеально воспроизведя ее голос. Чайке, верно, подумалось, что она нарвалась на какого-то неизвестного ей дальнего родственника. Она сделала пару кругов над ним и неожиданно бросилась в стремительную атаку. Кики ловко вильнул в сторону и опустился на плечо к Джеку. Очутившись в безопасности, он снова заорал ей что-то на ее языке. Чайка еще раз изучающе взглянула на нахала и, медленно размахивая широкими крыльями, полетела восвояси.

– Ну и дурак же ты, Кики! – накинулся на него Джек. – Достукаешься, что чайки сожрут тебя на обед.

– Бедный старый Кики! – вздохнул попугай. Билл рассмеялся.

– Что он скажет, когда увидит тупиков, разгуливающих в зарослях вереска и морской гвоздики? Наверняка устроит страшный переполох в их безмятежных рядах.

Чем ближе они подходили к первому острову, тем большее количество птиц мелькало в воздухе и на поверхности моря. Они стремительно проносились мимо, оседлав воздушные потоки, ныряли за рыбами или спокойно раскачивались на волнах, похожие на подсадных уток. Воздух был до предела насыщен птичьим многоголосием. У одних голос был резким и визгливым, у других – мягким и мелодичным, у третьих – глухим и утробным. И все эти голоса сливались в один мощный хор!

Тем временем катер подрулил к самому острову. Оцепенев от изумления, ребята молча взирали на могучую скалу, вздымавшуюся из шипящей, покрытой белой пеной воды. Всю ее сверху донизу облепили бесчисленные стаи птиц.

Джек с Филиппом не могли оторваться от биноклей. Птицы, птицы, птицы! Тысячи птиц стояли и сидели на выступах скал. Тут были и северные олуши, и кайры, и множество других птиц, которых они были не в состоянии распознать. Не только мальчики, но и Билл с девочками были захвачены поразительным зрелищем. Вся эта безумная нескончаемая суета! Каждую секунду на карнизах приземлялись все новые птицы. И каждую секунду сотни птиц взлетали со своих мест и устремлялись по неотложным делам в разных направлениях. Гомон стоял умопомрачительный.

– Они совершенно не следят за своими яйцами! – возмущенно воскликнула Люси, взглянув на скалы в бинокль Филиппа. Она ужаснулась при виде того, как беспечно обходятся птицы со своими драгоценными яйцами. Взлетающие птицы то и дело неосторожно задевали яйца, которые падали вниз и разбивались об уступы скал.

– Они еще снесут, – утешил ее Филипп. – Дай-ка мне бинокль! Ох, это потрясающе! Сегодня вечером нужно будет все это обязательно записать в дневник.

Билл осторожно направил катер в обход скал. Теперь ему было не до птиц, он должен был внимательно следить за дном, чтобы, не дай Бог, не посадить катер на камни. Постепенно берег становился более пологим. Билл напряженно всматривался в береговую полосу в поисках подходящего места для высадки и вскоре обнаружил очень подходящую, маленькую бухту, закрытую со всех сторон от ветра. Он повернул катер в нее.

Судно со скрипом врезалось в песок, и Билл спрыгнул на берег. С помощью мальчиков он закрепил якорь на берегу.

Дина огляделась по сторонам.

– Ну что – устроим здесь свою штаб-квартиру?

– Нет! – тотчас возразил Джек. – Нужно найти остров, на котором обитают тупики. Лучше всего устроиться где-то посреди Птичьих островов, чтобы, когда захочется, спокойно переезжать с одного на другой. А вот переночевать сегодня можно было бы и здесь.

День выдался великолепным! Вначале все отправились к крутым скалам, которые они заметили на подходе к острову. Над скалами с криком кружились тысячи птиц, очевидно, не испытывавших перед ними ни малейшего страха. Не только в небе, но и на земле все кишело от птиц, и ребятам приходилось быть предельно осторожными, чтобы случайно не наступить на гнездо или открыто лежащие яйца. Некоторые птицы угрожающе тянулись клювами к ногам ребят, но не трогали их. Это было просто предостережение.

Втянув голову, Кики молча сидел на плече у Джека. Он выглядел довольно напуганным. Но Джек знал, что вскоре он освоится в новой обстановке. Пройдет совсем немного времени, и он начнет разговаривать с птицами, призывая их вытирать ноги и вообще вести себя цивилизованно.

Взобравшись на верхушку скалы, Билл и ребята были оглушены царящим там шумом. Тысячи крыльев со свистом рассекали воздух, тысячи птиц вертикально взмывали в небо или круто падали вниз, выделывая попутно в воздухе головоломные фигуры высшего пилотажа.

– Удивительно, но факт – они почему-то никогда не сталкиваются друг с другом, – заметила Люси. – Я не видела ни одной аварии.

– Наверное, у них есть своя дорожная полиция, – усмехнулся Билл. – Кто знает, может быть, птицы допускаются в воздух только при наличии под крылом водительского удостоверения.

– Кто о чем, а полицейский… – рассмеялась Люси. – Но вообще они молодцы, что ухитряются в таком столпотворении не врезаться друг в друга. Правда, вопят они просто ужасно! Себя не слышишь.

Когда они подошли к краю скалы, Билл на всякий случай взял Люси за руку. Скала почти отвесно обрывалась в бездну. Ребята улеглись на живот и осторожно заглянули вниз. Глубоко-глубоко под ними лежало море. Тяжело переваливаясь, оно лениво наползало на берег и медленно откатывалось обратно. Шум прибоя доносился сюда невнятно и глухо.

Люси ухватилась за кустик морской гвоздики, торчащий рядом из скалы.

– Мне все кажется, что я могу съехать с этого утеса, – неуверенно рассмеялась она. – И хочется за что-то зацепиться. Такое чувство, будто все вокруг вращается.

Билл обнял ее за плечи. Очевидно, у девочки от высоты закружилась голова, нужно было ее подстраховать. Билл одинаково любил всех ребят, но к маленькой Люси относился с особой нежностью.

Птицы безостановочно носились над их головами. Ребята без устали следили за их полетами. Джек не отрывался от бинокля и не мог нарадоваться, наблюдая, как птицы, поминутно задираясь и отпихивая друг друга, толпятся на узких выступах скал.

– Они прямо как дети малые, – заметил он. – Один говорит другому: пропусти меня, а то врежу. И врезает. Но тому наплевать, что его спихнули. Он просто расправляет крылья и с легкостью взмывает в воздух. Честно скажу вам: я с удовольствием хотел бы побыть морской птицей. Погулять по пляжу, покачаться на волнах, понырять за рыбками или часами планировать над морем в восходящих воздушных потоках, ни разу не взмахнув крыльями. Я с удовольствием хотел бы…

– Что это? – неожиданно перебил его Филипп. Ему внезапно послышался шум, никак не связанный с гомоном морских птиц. – Слышите? Самолет!

Напряженно прислушиваясь, они всматривались в небо. И вот далеко-далеко они заметили в прозрачной голубизне небесного свода маленькую точку, упорно продвигавшуюся вперед. До них все отчетливее стал доноситься далекий рокот моторов.

– Самолет! – изумленно воскликнул Билл. – Вот уж чего не ожидал здесь увидеть!

 

ОСТРОВ ТУПИКОВ

Ребята никак не могли понять, отчего Билл так удивился, обнаружив самолет вблизи Птичьих островов. Чего здесь особенного?

Билл торопливо выхватил бинокль из рук Джека и замер, вглядываясь в небо. Но самолет уже пропал из виду.

– Гидросамолет или нет? – бормотал он себе под нос. – Да, очень странно!

– А чего здесь такого странного? – спросила Дина. – Самолеты летают повсюду.

Билл ей ничего не ответил. Он возвратил Джеку бинокль и сказал ребятам:

– Нужно перекусить, а потом браться за палатки. Я думаю, лучше всего будет устроиться на ночлег у речушки, которую мы пересекли по дороге сюда. Это недалеко от берега. И если навалимся вместе дружно, перетащим все в мгновенье ока.

Они установили палатки, расстелили непромокаемые подстилки и побросали на них одеяла. Потом, устроившись на пологом склоне с видом на море, принялись за ужин.

– Я считаю, – начала Люси, с удовольствием уплетая галеты со сливочным сыром, – я считаю…

– Стоп! – воскликнул Джек. – Можешь не продолжать. Мы заранее знаем, что ты скажешь, и полностью с тобой согласны.

– Интересно, откуда это вам известно, что я собираюсь сказать! – обиженно вспыхнула Люси.

– Ничего сложного, – вмешался Филипп. – Эту фразу ты повторяешь на каникулах каждый раз, как только мы устраиваемся есть под открытым небом.

– Ты хочешь сказать: «Я считаю, что на природе еда особенно вкусна», правда? – присоединилась к мальчикам Дина.

– Правда, – удивленно призналась Люси. – Неужели я действительно говорю это каждый раз? Впрочем, так оно и есть. Я считаю…

– Ладно, ладно, – снова перебил ее Джек. – Ты всегда рассказываешь нам одно и то же. Но это не страшно. Мы думаем всегда об одном и том же, хоть и не талдычим об этом поминутно. Кики, вынь сей момент свой загребущий клюв из сливочного сыра!

– Кики совсем обнаглел, – сказала Дина. – Он спер уже целых три галетины. Наверное, ты даешь ему слишком мало семечек.

– Семечки! – саркастически воскликнул Джек. – Да он на них и не смотрит, когда на столе столько всяких вкусностей. Вот Филипповы мышата не такие привереды. Намедни я застукал Пискунчика у себя в кармане за опустошением моих запасов семечек.

– Надеюсь, ему это не повредит, – озабоченно откликнулся Филипп. – Смотрите, чайка летит. Совершенно нас не боится. Ей тоже наверняка хочется отведать галет.

Так и оказалось. Чайка с высоты заметила, с каким энтузиазмом Кики поглощает галеты, и решила принять участие в разделе имущества. Недоверчиво косясь в ее сторону, Кики чуть отодвинулся. В этот момент чайка внезапно перешла в стремительное пике, схватила галету и устремилась ввысь. Разгневанный Кики бросился за ней вдогонку, поливая ее всякого рода малопристойными выражениями, которые чайка, впрочем, не могла оценить по достоинству. После тщетных попыток догнать быстроходную птицу, оскорбленный до глубины души, Кики возвратился к ребятам.

– Вообще говоря, у тебя нет ни малейшего основания разыгрывать из себя обиженного, – заметил ему Джек. – Если бы ты не стащил галету из коробки, чайке никак не удалось бы увести ее у тебя. Так что вы квиты.

– Как жаль, как жаль! – пропел Кики и украдкой сделал несколько маленьких шажков по направлению к коробке с галетами.

Билл со смехом стряхнул крошки со свитера.

– Кики – настоящий клоун. Ну что – пойдете со мной на катер послушать по радио последние новости? Кстати, мне нужно отправить радиограмму. Миссис Меннеринг, например, совершенно очевидно хотелось бы узнать, как мы добрались до места.

Все радостно изъявили желание немного размяться и дружно отправились к морю по огромному ковру морских гвоздик, раскачивающих на ветру свои маленькие розовые цветки. На катере ребята с интересом наблюдали, как Билл поднимал радиомачту и возился с аппаратурой для передачи и приема радиограмм.

– Раз ты каждый вечер будешь связываться с домом, то нам, наверное, не нужно писать письма тете Элли, – высказалась Люси.

Ребята разразились хохотом.

– Как это ты собиралась отправлять отсюда письма? – поинтересовался Джек. – Что-то я здесь не обнаружил пока ни одного почтового ящика. Люси, какая же ты все-таки дурочка!

Люси покраснела.

– Ну да, конечно, отсюда нельзя посылать письма. Здорово, Билл, что у тебя есть радио! Ведь может случиться, что с кем-нибудь из нас, не дай Бог, что-то произойдет. Тогда ты сможешь немедленно позвать на помощь.

– На случай нужды у нас есть и катер, который домчит в мгновенье ока куда угодно. Но без передатчика я бы ни за что не отважился отправиться с вами в такую глушь. Каждый вечер я буду передавать радиограммы в Лондон, откуда по телефону их содержание тут же сообщат вашей тете Элли. Таким образом она будет постоянно в курсе всех наших перемещений и развлечений.

Когда Билл закончил передачу, ребята еще немного послушали радио. Но вскоре их одного за другим начала одолевать неудержимая зевота. Смеркалось. Все собрались и дружно отправились к палаткам, где их дожидались уютные теплые одеяла. Со скал по-прежнему доносился пронзительный крик птиц, смолкнувший лишь с наступлением полной темноты. Остров окутала неправдоподобная тишина.

Следующий день выдался ужасно душным. Билл тревожно посмотрел на небо.

– Надвигается шторм. Нужно немедленно отправляться на поиски главной стоянки, чтобы быть во всеоружии, когда разразится гроза. Для каникул нужна хорошая погода. Сильная буря сдует нас вместе с палатками как перышки. Хотелось бы этого избежать.

– Прежде чем мы уйдем отсюда, мне ужасно хотелось бы сделать пару снимков птичьих скал, – сказал Джек. – А вы пока свернете лагерь. Может быть, обойдетесь на этот раз без меня? – Поскольку никто не возражал, он взгромоздил Кики к себе на плечо и удалился. Билл успел еще крикнуть ему вслед, чтобы он ни в коем случае не залезал на крутые скалы. Джек успокаивающе покивал головой. Раз Билл говорит, чтобы он не лез, стало быть, не полезет.

Вскоре все вещи были погружены на катер, качавшийся на приливной волне. Все нетерпеливо высматривали Джека, который не заставил себя ждать. Он вынырнул из-за скал с биноклем и фотоаппаратом через плечо. Лицо его сияло.

– Удалось заснять несколько уникальных экземпляров, – радостно доложил он. – Кики был просто незаменим. Я выпустил его погулять по скале, и все птички тут же слетелись толпой, чтобы, не дай Бог, не пропустить незабываемое зрелище. Ну я их тут же «щелк» – и на пленку. Фотографии должны выйти потрясающие.

Билл улыбнулся при виде его восторга.

– Тебе нужно опубликовать специальную книгу с фотографиями птиц. «Мастерские снимки» Джека Трента, цена – один фунт пятьдесят центов.

– Вот было бы здорово! – Глаза Джека светились. – Плевать на один фунт пятьдесят центов. Но книга о птицах с моей фамилией на обложке!..

– Ладно, лезь быстрее на борт! – нетерпеливо сказал Филипп, поскольку Джек все еще топтался на берегу. – Пора отплывать. В этой жаре свариться можно. В море будет полегче.

В самом деле, температура для майского дня была какой-то неестественной. Все обрадовались, когда катер вырулил в открытое море и свежий морской ветер несколько охладил их разгоряченные лица. Люси снова опустила руку в воду. Как приятно!

– С удовольствием сиганул бы в воду! – крикнул Филипп, повернув к друзьям нос, покрытый мельчайшими капельками пота. – Билл, нельзя нам искупаться прямо с катера?

– Лучше подожди, пока пристанем к берегу, – посоветовал Билл. – У меня нет особого желания болтаться посреди моря. Духота просто удушающая. Я прямо чувствую, как в воздухе, что называется, «пахнет грозой». Нужно поскорее где-то причалить. Смотри-ка, снова показались какие-то острова. Может быть, на одном из них обнаружатся ваши тупики.

Вдруг Люси вздрогнула. В воде что-то коснулось ее руки. Поскольку она боялась медуз, то тут же выдернула руку из воды и с любопытством перегнулась через борт. К своему величайшему изумлению она обнаружила там апельсиновую корку, танцующую на волнах.

– Билл! – взволнованно крикнула она. – Ты только посмотри, в воде плавают апельсиновые корки. Откуда они могли здесь взяться? Неужели, кроме нас, здесь есть еще какие-то любители птиц?

Все изумленно уставились на оранжевую корочку, тихо прыгавшую на волнах и постепенно уменьшавшуюся в размерах. Она была здесь совершенно не к месту. Билл удивленно покачал головой. Конечно, может быть, на островах обитает несколько рыбаков, однако вряд ли они питаются апельсинами. Да и естествоиспытатели тоже едва ли стали бы загружать свой багаж подобными припасами. Откуда же взялась эта несчастная корка? Здесь не бывает кораблей. Они находились в совершенно пустынной, забытой Богом и людьми местности, которую регулярно посещали только страшные бури, вздымавшие на море гигантские волны.

– Ничего не понимаю, – беспомощно признался Билл. – Только ананаса нам еще не хватает! Гляньте-ка, этот остров сравнительно плоский. Похоже, на нем могут быть тупики. Пристанем здесь?

– Нет! Давай покурсируем еще между островами, – взмолился Джек.

Они продолжили плавание между островами, внимательно приглядываясь к окрестностям. Наконец они приблизились к острову с высокими скалами, с востока и запада окружавшими широкую долину.

Джек, не отрывавшийся от бинокля, взволнованно закричал:

– Тупики! Несметное количество! Видишь их, Филипп? Похоже, весь остров изрыт их норами. Билл, давай к берегу. Здесь на скалах наверняка безумное количество всяких птиц плюс сотни тупиков в глубине острова. Остров здоровенный, на нем обязательно найдется питьевая вода. А скалы надежно прикроют нас от ветра. Вперед – к острову Тупиков!

Билл не возражал. Он внимательно огляделся по сторонам и направил катер к острову. Вокруг лежало множество маленьких островков, судя по всему, населенных только птицами.

Море заволновалось, на его поверхности появились маленькие крутые волны. Когда катер описал вокруг острова почти полный круг, Филипп вдруг крикнул:

– Билл! Смотри, здесь, в этой каменной бухте, – замечательное место для стоянки. Тут должно быть глубоко. Нам не нужно будет вытаскивать катер на берег, достаточно привязать его к скале. А чтобы его не било о скалы, вывесим кранцы за борт.

Билл направил катер в расщелину между скалами, образующую естественную маленькую гавань. Как верно предположил Филипп, бухта оказалась очень глубокой. С одного края в воду спускалась продолговатая каменная плита, которую они могли использовать в качестве причальных мостков. Лучшего нельзя было и желать! Под крики «ура» они причалили к острову Тупиков.

 

ЗНАКОМСТВО С ОСТРОВОМ

Расщелина в скалах, в которую Билл завел катер, представляла собой идеальную маленькую гавань, казалось, специально созданную для стоянки «Счастливой звезды». Билл спрыгнул на каменную плиту, образующую естественный причальный мосток.

С обеих сторон вздымались высокие скалы. На их уступах рядами сидели птицы, которые то и дело ныряли в воду, охотясь за рыбой, и снова возвращались к своим гнездам. Нередко, взлетая, они спихивали вниз яйца. Одно прямиком угодило в ботинок Билла, окрасив его в желтый цвет.

– Точное попадание! – крикнул он кружащим вокруг птицам под смех ребят.

Они закрепили катер, привязав его к скале якорным канатом. Он тихо закачался на волнах, проникавших в бухту через узкую горловину.

– Сейчас у нас прилив, – сказал Билл. – Но даже когда начнется отлив, катер останется на плаву. Правда, тогда он окажется намного ниже теперешнего уровня. Надеюсь, нам удастся обнаружить тропинку, ведущую из этого каменного мешка на равнину, и не придется каждый раз часами карабкаться по скалам.

Они внимательно огляделись по сторонам. Джек, отбежавший в конец каменного причала, обернулся к друзьям и крикнул:

– Эй, давайте сюда! Кажется, здесь можно взобраться наверх. На этой скале масса уступчиков, которые образуют что-то вроде лестницы. А дальше, наверху, маячит какая-то расселина, через которую, по-моему, мы сможем выбраться наружу.

– Ну, тогда отправляйтесь на разведку без меня! – сказал Билл. – Я лучше останусь при катере, чтобы его, не дай Бог, не расколотило о скалы. Хорошенько осмотритесь на острове и попытайтесь отыскать какую-нибудь хорошо защищенную бухточку, где можно было бы вытащить катер на берег.

Ребята попрощались с Биллом и начали подъем на скалы. Казалось, что море, столетиями направлявшее сюда во время штормов бурные потоки воды, выбило в скале ступени для великанов. Ребята с большим трудом принялись карабкаться вверх. Кики, крича как чайка, быстро взлетел наверх и уселся на краю видной снизу скальной расселины. Взобравшись туда, ребята обнаружили, что нужно лезть дальше. И только спустя еще несколько минут они, тяжело дыша, выбрались на верхушку скалы.

Отдышавшись, они огляделись по сторонам. Над ними сияло бездонное небо. Далеко впереди до самого горизонта простиралось синее море. А вокруг острова, на котором они находились, в море теснилось множество других островков, самые дальние из которых, казалось, были укутаны в голубые полупрозрачные покрывала.

Вдруг Джек завопил с такой силой, что все едва не попадали со скалы:

– Тупики! Тупики! Сотни тупиков!

Взгляды ребят последовали за указующим перстом Джека. И тут между кустиками вереска и морской гвоздики они разглядели самых странных птиц, которых им только доводилось видеть в жизни. У них было черно-белое оперение и ярко-оранжевые лапы. Но удивительнее всего были раскрашены их клювы: в бело-красную полоску с голубым основанием. Ребята с восторгом разглядывали сборище птиц, с гордым видом расхаживавших по траве.

– У них почти такие же здоровые клювы, как у Кики, – отметила Люси.

– Тупиков еще называют морскими попугаями, – объяснил Джек, которому явно не хватало еще пары глаз, чтобы пытливым взором охватить всю панораму великолепного зрелища.

– Как они на нас смотрят! – расхохотался Филипп. – А какая у них гордая осанка!

Наблюдать за тупиками было чрезвычайно интересно. Сотни, нет – тысячи птиц толпились на равнине, оживленно крутя головами во все стороны и снова с серьезным видом направляя свои обведенные красным глазки на ближайших соседей. Другие прогуливались взад-вперед, лихо переваливаясь из стороны в сторону, подобно бывалым морякам. То и дело десятки птиц, словно маленькие самолетики, отрывались от земли и быстро устремлялись в сторону моря.

– Смотрите, что вон тот тупик вытворяет! – воскликнула Люси, пальцем показывая на птицу, с такой энергией шуровавшую в земле, что комья веером летели от нее во все стороны.

– Наверное, он роет нору, – сказала Дина. – Они ведь гнездятся в земле, правда, Джек? Джек кивнул.

– Своими норами они, наверное, изрешетили весь остров. – Он медленно двинулся к птицам. – Давайте подойдем к ним немного поближе. Кики, оставайся у меня на плече и не вздумай пугать их своими производственными шумами!

Кики заинтересованно посматривал на забавных птичек.

– Орр, орр! – послышались их низкие горловые голоса. Кики тут же ответил им «орр, орр», в точности воспроизведя тембр их голосов и интонацию и тем самым явно повергнув их в изумление и замешательство.

Ребята с восторгом убедились, что тупики их совершенно не боятся. Когда они подошли к ним вплотную, птицы невозмутимо продолжали оставаться на своих местах. И только когда Филипп, запнувшись за кочку, едва не рухнул прямо на одного из тупиков, тот, взъерошив перья, попытался достать его клювом.

Люси пришла в восторг от поведения этих забавных птиц.

– Какая прелесть! – сказала она. – Никогда не думала, что птицы могут быть такими ручными.

– Вообще говоря, ручными их назвать нельзя, – возразил Джек. – Они дикие птицы, просто они никогда не видели людей и потому не боятся их.

Ребята двинулись дальше, медленно пробираясь сквозь строй пернатых. То и дело их ноги проваливались в покрытую розовыми морскими гвоздиками землю. Она была как сито из-за множества вырытых в ней нор, и тонкий слой дерна, лежащий сверху, конечно, не выдерживал тяжести человеческого тела и тут же проваливался, стоило ребятам наступить на него.

– Остров в самом деле как решето, – сказал Филипп. – Да и запашок здесь, доложу я вам, не самый приятный.

Пахло вокруг действительно не слишком здорово. Впрочем, мальчики притерпелись к этому запаху довольно быстро, а вот девочки долго еще продолжали морщить носы.

– Ужас какой-то! – жаловалась Люси. – Вблизи поселения тупиков нельзя будет разбить палатки. Вонища тут – ну прямо как в хлеву.

– Кончай причитать! – одернул ее Джек. – Эй, Кики, пойди-ка сюда!

Кики слетел на землю, чтобы поближе познакомиться с представителями тупикового племени. Тупики встретили его серьезными изучающими взглядами.

– Орр! – вежливо сказал Кики. – Орр! Боже, храни короля!

– Орр! – ответил один из тупиков и вперевалочку, как маленький матросик, направился к Кики. Потом они изучающе уставились друг на друга.

Дина хихикнула.

– Сейчас Кики отвесит поклон и протянет ему для приветствия свою лапу. Оба они выглядят в высшей степени благовоспитанно.

– Попка, поставь котел на огонь! – сказал Кики.

– Орр! – ответил тупик и, доковыляв до своей норы, исчез в ней. Кики последовал за ним. Но, очевидно, в норе находился еще один тупик, которого появление Кики почему-то не обрадовало. Неожиданно из-под земли раздался истошный вопль, и попугай появился из отверстия норы гораздо проворнее, чем влезал в нее. Очутившись в безопасности на плече у Джека, он печально пожаловался:

– Бедный Кики! Как жаль, как жаль!

– А ты не суй свой дурацкий клюв, куда не просят! – выговорил ему Джек. В этот самый момент он наступил на кустик морской гвоздики, земля осыпалась, и Джек провалился в глубокую нору. Обитателю норы присутствие чужой ноги, очевидно, не понравилось, и он изо всех сил долбанул по ней своим железным клювом.

– Ой! – Джек повалился на землю и с кряхтением потер ногу. – Нет, вы только посмотрите! Этот зверь чуть было не выдрал у меня из икры целый кусок мяса.

Они двинулись дальше через огромный птичий город. Тупики были везде: на земле, в воздухе и на воде. Орр, орр, орр! Отовсюду неслись их гортанные крики.

– Фотографии здесь получатся совершенно гениальные, – восторженно проговорил Джек. – Жаль только, что птенцы еще не вылупились. Да и вообще неизвестно, отложили они уже яйца или нет.

Тупики гнездились главным образом в зеленой долине, раскинувшейся между высокими скалами. Филипп огляделся в поисках подходящего места для лагеря.

– Я думаю, нужно будет окончательно обосноваться на этом острове, – сказал он. – Джека все равно отсюда за уши не оттащишь, это точно. Скалы, на которых гнездятся кайры и бакланы, долина, битком набитая тупиками, – для него это настоящий рай.

– Да! – Джек энергично кивнул головой. – Остаемся здесь. Думаю, тупики возражать не будут.

– Но прежде всего нужно отыскать хорошее место для стоянки, – сказал Филипп. – А потом перетащим сюда с катера весь свой скарб и поставим палатки. Лучше всего было бы устроить лагерь на берегу какой-нибудь речки, если, конечно, здесь таковая имеется. Самое главное – найти питьевую воду. А потом отыщем хорошее спокойное место для катера: в этой дыре между скал ему оставаться нельзя.

– Смотри-ка, там внизу – премиленькая бухточка! – Дина махнула рукой в сторону моря. – Там и купаться можно. И лодку можно будет вытянуть на берег. Нужно по-быстрому сообщить Биллу.

– Лучше я схожу один, – предложил Филипп. – Джек все равно не в состоянии расстаться с тупиками. Мы с Биллом отведем катер к новой стоянке. А вы, барышни, тем временем поищете место для лагеря. Когда мы причалим, общими усилиями перетащим вещи на берег.

Он быстро помчался к Биллу, чтобы показать ему новую бухту. Джек уселся вместе с Кики на землю и погрузился в наблюдения за тупиками. Дина и Люси отправились бродить по окрестностям в поисках подходящего места для лагеря.

Радостно и безмятежно шагали они по освещенной солнцем зеленой долине. Между поселением тупиков и высокими скалами на другом краю острова они обнаружили небольшую лощинку, заросшую вереском. Кое-где из земли торчали маленькие, потрепанные ветром, кривые березки.

– Место – лучше не найдешь! – удовлетворенно сказала Дина. – Здесь мы совершенно закрыты от ветра. И все близко: и тупики, и купание, – было бы желание.

– Чудесно! – рассмеялась Люси. – А вода тут есть? Как выяснилось, реки на острове не было. Зато Дина обнаружила нечто иное.

– Люси, иди сюда! – крикнула она. – Гляди-ка, что я нашла – здоровенную скалу с углублением, заполненным водой. Надеюсь, она не соленая.

Люси быстро подбежала к ней. Неторопливо подошли и Джек с Кики. Дина наклонилась над природным резервуаром и зачерпнула пригоршню воды. Ко всеобщей радости, она оказалась пресной и очень чистой.

– Дождевая, – довольно констатировала Дина. – Ну вот, с водой все в порядке, по крайности, пока этот бассейн не высох. А теперь пора отправляться за вещичками. Таскать нам их – не перетаскать.

– Лучше дождемся, пока Филипп с Биллом переберутся в новую бухту, – возразил Джек. – Тогда продемонстрируем им это место и все вместе перетащим палатки.

Вскоре в бухту вошел тарахтящий катер. Билл спрыгнул на берег и глубоко зарыл якорь в песок. Заметив Джека с девочками, он помахал им рукой.

– А вот и мы! – крикнул он. – Как у вас дела? Нашли место для лагеря?

Через короткое время он с Филиппом присоединился к остальным и удовлетворенно принялся расхаживать по лощинке.

– То, что нужно. Теперь пошли перетащим с катера все необходимое.

Нагрузившись всевозможными вещами, они совершили несколько рейсов между катером и местом для лагеря. Транспортная операция заняла некоторое время, но, поскольку они работали впятером, все удалось завершить сравнительно быстро. Даже Кики не остался в стороне – он перенес по воздуху колышек для палатки. Естественно, все это он проделал, чтобы произвести впечатление на тупиков. Их удивленные глаза, не отрываясь, следили за ним, когда он с колышком в кривом клюве пролетал над ними.

– Орр! – крикнул он им на лету.

– Не выпендривайся! – одернул его Джек. – Ты, задавака!

– Орр! – повторил Кики и уронил колышек Джеку на голову.

Ребята энергично принялись за обустройство лагеря. Согласно плану, Билл с мальчиками должны были спать в одной палатке, а девочки, как водится, – в другой. Прямо за палатками Люси обнаружила под каменным выступом просторную сухую нишу.

– Идеально для хранения припасов, – гордо заявила она. – Джек, забрось туда, пожалуйста, консервы и одежду, которая нам пока не понадобится. Тут для всего места хватит. Ах, как же чудесно мы проведем здесь время!

 

ВОРКУН И КУРЛЫКА

– Не пора ли нам перекусить? – Появился Джек, тяжело нагруженный консервными банками. – Когда читаешь все эти потрясающие воображение надписи типа «Свинина» или «Отборные персики» и не можешь отвести глаз от вкуснейшего шоколада, начинаешь прямо-таки захлебываться слюной.

Билл посмотрел на часы, потом – на солнце.

– Черт побери, а ты прав! Скоро солнце зайдет. Время пролетело, я и не заметил!

Вскоре все мирно восседали на мягкой подстилке из вереска и морской гвоздики и с нескрываемым удовольствием поглощали мясо с галетами. На десерт все получили по целой тарелке консервированных персиков. Кроме того, Билл притащил с катера несколько бутылок лимонада. С учетом царящей жары это было весьма кстати, и они решили в этот раз не кипятить воду для чая или какао.

С застывшей счастливой улыбкой на лице Люси обратила свой взор к высокому синему небу.

– Какая красота! Здесь чувствуешь себя совершенно оторванной от привычной жизни. Я с трудом могу представить, что где-то кто-то ходит в школу. А мясо это – потрясающе вкусное!

Филипповы мышата с этим утверждением были согласны. Едва они учуяли съестное, как тут же появились в полном составе из таинственных глубин одежд своего хозяина и повелителя и расселись кто куда. Один, мелко дрожа усатой мордочкой, примостился к нему на колено. Другой, ухватив кусок чего-то, мгновенно исчез в одном из темных карманов Филиппа. Третий мельтешил у него на плече.

– Перестань щекотать мне ухо, – давился смехом мальчик. Дина тут же отпрянула в сторону. Но и она была в этот момент слишком счастлива, чтобы начинать очередной скандал.

Все ели с отменным аппетитом, не отрывая глаз от заходящего солнца и сверкающего моря, постепенно окрашивающегося в вечерние тона.

Люси взглянула на Билла.

– Ну как, Билл, разве не приятно бывает иногда перейти на нелегальное положение? Билл улыбнулся.

– На две недели – конечно. Однако не могу сказать, что меня особенно радует перспектива остаться после вашего отъезда на этих Богом забытых островах в полном одиночестве. Предпочитаю жизнь, полную опасностей, такому вот мирному прозябанию в духе местных тупиков.

Дина живо представила себе, каково будет Биллу, когда он останется совсем один, в компании с книгами и радиоприемником, не имея возможности перекинуться с кем-нибудь даже словом.

– Могу оставить тебе своих мышат для компании, – великодушно предложил Филипп.

Но Билл почему-то не захотел принять подарка.

– Нет, нет, благодарю покорно! Знаю я этих мышей. Нарожают бесчисленное количество детей, и когда я соберусь уезжать отсюда, остров тупиков превратится в мышиный остров. Ну а потом – я не такой горячий поклонник белых мышей, как ты.

– Ой, смотрите, кого это к нам несет! – вдруг крикнула Дина. Какой-то тупик выбрался из своего расположенного поблизости гнезда и с важной миной вразвалочку направился к ним. – Наверное, он тоже решил поужинать.

– Ну тогда спой нам что-нибудь, не стыдись, – обратился Джек к птице.

– Орр! – низким голосом громко проворковал тупик, заставив всех рассмеяться. Потом он направился прямиком к Филиппу и остановился рядом с мальчиком, не спуская с него глаз.

– Филипп явно заколдовал птичку, – с завистью констатировала Люси. – Филипп, раскрой секрет, пожалуйста, как тебе удается так быстро втереться в доверие к любому животному или птице? Ты только посмотри на этого тупика! Он уже от тебя без ума.

– Я и сам не знаю, как это получается. – Филипп тихо радовался новому другу. Он нежно погладил его по голове, и тупик тихонько заворковал от удовольствия. Потом мальчик дал ему кусок мяса, который тот проглотил в мгновение ока, ни на секунду не отрывая глаз от Филиппа.

– С этой минуты он наверняка будет таскаться за тобой повсюду, как преданная дворняжка, – сказала Дина. – Ну что ж, тупик все-таки лучше, чем мыши… или блохастый еж… или отвратительные жуки-олени… или…

– Сжалься, Дина! – взмолился Билл. – Нам и так известно, что Филипп представляет собой бродячий зоопарк. Лично я не возражаю против того, чтобы он использовал глупого тупика в качестве домашнего животного. Совершенно ничего не имею против. Жаль только, что мы не догадались захватить с собой на остров ошейник и поводок.

Тупик снова что-то гортанно крикнул, на этот раз несколько громче, чем раньше, и, гордо выпрямившись, заковылял прочь. Его роскошный клюв сверкал в лучах заходящего солнца.

– Что-то ты нас слишком рано покидаешь, дорогуша, – разочарованно крикнул ему вслед Филипп. Тупик исчез в своей норе, но вскоре появился вновь в сопровождении второго, несколько более миниатюрного тупика с клювом, еще более великолепно раскрашенным, чем у первого.

– Сладкая парочка! – рассмеялся Джек. Ребята с удовольствием наблюдали, как птицы «плечом к плечу», переваливаясь, направились к Филиппу.

– Как мы их назовем? – спросила Дина. – Раз они присоединяются к нашей компании, у них должны быть имена. Вы только послушайте, как они воркуют и курлыкают.

– Воркун и Курлыка! – крикнул Кики. – Воркун и Курлыка!

– Воркун и Курлыка! – восхищенно повторила Люси. – Кики, это гениально! Лучше придумать невозможно.

Все засмеялись. Эти имена замечательно подходили птицам. Тупики вплотную приблизились к Филиппу и опустились рядом с ним на землю.

Кики это совершенно не понравилось. Презрительно скособочившись, он вызывающе посмотрел на тупиков. Те, застыв в неподвижности, уставились на него своими круглыми глазками с красным ободком. Наконец Кики отвел от них взгляд и зевнул.

– Они переглядели Кики! – воскликнул Джек. Это вам не хухры-мухры.

Белые мыши в целях предосторожности держались от Воркуна и Курлыки на почтительном расстоянии. Они сгруппировались вокруг шеи Филиппа и оттуда с любопытством поглядывали на птиц. Однако стоило Воркуну сделать легкое движение, как все трое молниеносно исчезли в недрах рубашки мальчика.

Билл потянулся.

– Я устал. А вы как? Уже темнеет. Думаю, нужно убрать посуду и ложиться спать. Завтра нам предстоит чудесный день. Будем загорать, купаться и наблюдать за птицами. Я постепенно начинаю привыкать к этому нескончаемому птичьему гомону. В первое время у меня от него просто уши закладывало.

Девочки убрали остатки еды. Люси принесла из каменного резервуара миску чистой воды, чтобы все ополоснули руки.

– Я думаю, нам не надо мыться прямо в резервуаре, правда, Билл?

– Господи, да ни в коем случае! – в ужасе воскликнул тот, – Стоит нашим мальчуганам один-единственный раз опустить в него ноги, как вода навсегда станет черной. Эту воду будем брать только для питья и готовки.

Джек встал.

– Перед сном мне нужно обязательно окунуться разок. Нет, нет, Люси, я не полезу в твой незамутненный родник. Не гляди на меня так сокрушенно! Я спущусь в бухту, где причален наш катер. Филипп, пойдешь со мной?

– Конечно! – Филипп легонько оттолкнул в сторону Воркуна и Курлыку. – Эй, вы, посторонитесь-ка! Дайте пройти.

Билл выбил трубку.

– Пожалуй, я тоже с вами. Купание непременно освежит меня. А как вы, барышни? Люси покачала головой.

– Я лучше останусь здесь и займусь постелями.

Дине тоже не захотелось идти купаться, она чувствовала себя совершенно измученной. Перенесенная болезнь все еще давала о себе знать, а прошедший день выдался нелегким. Таким образом, они остались в палатках, а мужчины отправились на пляж.

Маленькая песчаная бухта была идеальным местом для купания. Билл и мальчики быстро скинули одежду и бросились в приливную волну. Вода была кристально чистой и оставляла на коже ощущение прохладного шелка.

– Ох, здорово! – загоготал Билл и саженками бросился в погоню за мальчиками. Громко вопя и поднимая каскады брызг, те норовили ускользнуть из его рук. При этом они устроили такой кавардак, что Воркун и Курлыка боязливо залегли на пляже подальше от купающихся. На пути в бухту они то летом, то бегом сопровождали Филиппа. Добравшись до места, они задумчиво уселись на берегу, не сводя с мальчика глаз. Филипп тихо радовался при виде этой идиллической картины. Он подозревал, что стал первым в мировой практике орнитологии обладателем двух ручных тупиков.

Тем временем девочки копошились в палатках, расправляя подстилки и укрывая их одеялами. Вдруг Дина замерла, удивленно прислушиваясь.

– Что это ты? – спросила Люси. В следующую секунду ей тоже послышался какой-то шум. – Неужели снова самолет?

Девочки выбежали из палатки и уставились в небо.

– Вон! Вон! – возбужденно закричала Люси, указывая на запад. – Неужели не видишь? Ой, Дина, что это там?

Дина не могла ничего разглядеть и только напрасно напрягала зрение.

– Где бинокли мальчишек? – крикнула Люси. – Быстро, Дина, тащи их сюда!

Дина никак не могла их отыскать. У Люси чуть глаза не лопались от напряжения.

– Какая-то штука отделилась от самолета и медленно опускается на землю. Что-то белое. Я точно видела. Что это может быть? Не дай Бог, с самолетом что-то случилось!

– Билл разберется, – сказала Дина. – Наверняка он тоже все видит. Мальчишки, наверное, взяли бинокли с собой. Я нигде не могу их найти.

Окончательно потеряв самолет из виду, девочки вернулись к своим занятиям. С расстеленными одеялами палатки стали смотреться довольно уютно. Снаружи было по-прежнему очень тепло, и Дина откинула входные полотнища в сторону, чтобы открыть в палатки доступ воздуху. Она изучающе посмотрела на небо.

– Духота все не спадает. А грозы нет как нет.

– Мужчины возвращаются, – крикнула Люси. – В сопровождении Воркуна и Курлыки. Дина, прелесть какая, у нас теперь есть целых два личных тупика.

– Ничего не имею против тупиков, – сказала Дина. – Но мышей ненавижу. Эй, Билл, самолет видели?

– Самолет? Нет. Вы в самом деле видели самолет? Где он пролетал? Почему же мы ничего не слышали?

– Ну если учесть, что мы подняли дикий шум, то могли и сотню самолетов не услышать, – рассмеялся Джек.

Люси повернулась к Биллу.

– Это еще не все. Когда я наблюдала за самолетом, из него вывалилось что-то белое.

Билл задумчиво уставился перед собой.

– Может быть, парашют? Тебе не удалось разглядеть получше?

– Нет, самолет был слишком далеко. Возможно, это был парашют… или облачко дыма – не могу сказать. Я видела только, как что-то отделилось от самолета и начало медленно опускаться вниз. Почему ты так помрачнел, Билл?

– Потому что… мне кажется… все как-то странновато с этими самолетами. Сбегаю-ка я на катер, отстучу радиограмму. Может быть, конечно, все это и ерунда, а, может быть… Кто знает?

 

БИЛЛ УХОДИТ В ОДИНОЧНОЕ ПЛАВАНИЕ

Утопая ногами в мягкой земле, Билл быстро зашагал к бухте, где был причален катер. Ребята смотрели ему вслед.

У Люси был задумчивый вид, почти такой же задумчивый, как у Воркуна и Курлыки, которые стояли рядом с Филиппом, привалившись к его ногам и в раздумье повесив свои широкие увесистые клювы.

– Да, дела! – произнесла она наконец. – Что имел в виду Билл? Неужели нам снова предстоят неприятности? И где – на этих пустынных островах, на которых нет ничего, кроме воды, ветра и птиц! Что здесь вообще может случиться?

– Во всяком случае, от Билла ты этого не узнаешь, – сказал Филипп. – И не надо мучить его ненужными вопросами. Я иду спать. Брр! Я весь продрог! Быстрей под одеяло! Воркун и Курлыка, вам, друзья, придется ночевать на улице. В палатке слишком тесно даже для нас троих, Кики и мышек.

Воркун и Курлыка переглянулись. После чего подошли вплотную к палатке и, вздымая пыль до небес, принялись усердно шуровать в земле.

Люси рассмеялась.

– Они роют себе нору, чтобы не расставаться с тобой, Филипп. Какие же они смешные!

Кики глубокомысленно обошел вокруг тупиков, пытаясь разобраться в причинах их лихорадочной землеройной деятельности. И тут же получил в физиономию заряд пыли.

– Орр! – возмущенно вскрикнул он.

– Орр! – извинились тупики.

Через полчаса вернулся Билл. Ребята лежали под одеялами, а Люси уже спала. Послышался негромкий голос Дины:

– Билл, все в порядке?

– Да. Я получил сообщение из Лондона. Твоей маме лучше, хотя прихватило ее прилично. Хорошо еще, что вы не сидите у нее на шее!

– А как с твоей радиограммой, Билл, – насчет самолета? – с любопытством спросила Дина. – Удалось ее передать?

– Да, – коротко ответил Билл. – Не ломай себе над этим голову, Дина. Спокойной ночи!

Спустя две минуты все уже крепко спали. Пискунчик и его родичи маленькими выпуклостями выделялись под одеждой Филиппа. Кики снова оседлал живот Джека, хотя мальчик уже раз сто безуспешно пытался перебазировать его на другое место. Воркун и Курлыка устроились на ночлег в свежеотрытой норе, доверчиво возложив клювы друг на друга. Луна мирно катилась по небу, высвечивая серебристую дорожку на поверхности неспокойного моря.

На следующее утро над островами снова сияло чистое синее небо. Непогода, похоже, прошла мимо. Духота исчезла, воздух был напоен свежим ароматом моря. Проснувшись, ребята помчались на пляж купаться. Они бежали так быстро, что Воркун и Курлыка, не поспевая за ними пешком, были вынуждены обратиться к воздушному способу передвижения. Тупики последовали за ребятами в воду и теперь раскачивались на волнах, как поплавки. Покачавшись, они принялись нырять за рыбой. Быстро и ловко скользили они под водой, время от времени выскакивая на поверхность, держа в клюве трепещущую добычу.

– Воркун, поделись с нами рыбкой! – крикнул Филипп и попытался выдернуть одну из клюва тупика. Но Воркун не поддавался. Вздернув клюв, он сделал неуловимое движение, и рыбина целиком исчезла в его глотке.

Джек рассмеялся.

– Тебе нужно научить их рыбачить для нас. Тогда у нас всегда будет свежая рыбка. Эй, Курлыка, перестань сейчас же, это – не рыба, а моя нога!

За завтраком ребята обсудили планы на день.

– Нужно обследовать весь остров и дать названия всем его частям, – предложила Люси. – Место, где стоят палатки, можно было бы назвать «Ночной долиной», потому что мы здесь ночуем.

– А место, где мы купаемся, обзовем «Лягушатником», – подхватила Дина. – А каменную бухту, где вначале стоял катер, – «Потайной гаванью».

Все утро Билл был непривычно молчалив. Наконец к нему обратился Джек:

– Что ты собираешься делать, Билл? Пойдешь с нами на разведку?

– Если не возражаете, – к большому удивлению ребят, сказал Билл, – я возьму катер и немного помотаюсь на нем между островами. У вас здесь и без меня дел предостаточно, так что на разведку вам сегодня придется отправиться одним.

– Что? Ты собираешься уйти в плавание без нас? – удивленно воскликнула Дина. – Как бы не так! Мы едем с тобой.

– Мне хотелось бы поплавать одному, – возразил Билл. – В следующий раз я обязательно возьму вас с собой, но не сегодня.

– Что-нибудь… что-то случилось? – спросил Джек.

– Да ничего не случилось, – благодушно улыбнулся Билл. – Просто мне хочется побыть одному, больше ничего. А в следующий раз я продемонстрирую вам все достопримечательные места, которые мне удастся сегодня обнаружить.

– Ну что ж. – Похоже, Джека ему убедить не удалось. – Конечно, ты можешь поступать, как тебе нравится. В конце концов, ты тоже на отдыхе, хоть и не совсем по своей воле.

Таким образом, Билл отправился в плавание один. Еще некоторое время до ребят доносилось тарахтение мотора катера, но вскоре все стихло. Очевидно, Билл решил повнимательнее изучить близлежащие острова.

– Он что-то задумал, – заявил Филипп. – Готов поспорить, что все это из-за самолетов. Почему он нам ничего не сказал? Правда, он всегда молчит до поры до времени.

– Только бы с ним ничего не случилось, – озабоченно проговорила Люси. – Если он не вернется, мы окажемся в отчаянном положении. Ни одной живой душе не известно, где мы находимся.

– Страшное дело! По правде говоря, мне это и в голову не приходило, – воскликнул Джек. – Но Билл не станет напрасно подвергать себя опасности. Он знает, что делает.

День выдался великолепный. Вначале ребята отправились к скалам, где долго наблюдали за бесчисленными морскими птицами. Потом уселись посреди огромного города тупиков и погрузились в созерцание увлекательной повседневной жизни этих странных носатых пернатых. Люси достала платок и обмотала себе нос. Она не могла больше выносить резкого кисловатого запаха, который распространяли вокруг себя птицы. Остальные ребята быстро принюхались и никаких неудобств не ощущали. К тому же вскоре с моря подул свежий ветер и рассеял неприятные запахи.

Воркун и Курлыка не отходили от ребят ни на шаг. То пешком, то перелетами они сопровождали ребят повсюду, даже если те отправлялись купаться. Кики вначале ревновал и все пытался прогнать их. Но затем получив от Воркуна чувствительный удар пестрым клювом, счел за благо держаться от тупиков на почтительном расстоянии, довольствуясь лишь оскорбительными замечаниями в их адрес:

– Высморкай нос! Сколько тебе говорить, вытирай ноги! Гадкий мальчишка! Все бы им ворковать и курлыкать! Курлыка убыл!

Попив чаю, ребята спустились в Ночную долину и уселись ждать Билла. Солнце уже стояло низко над горизонтом. У Люси было бледное и озабоченное личико. Куда подевался Билл?

– Не бойся, он скоро вернется! – попытался успокоить ее Филипп. – И глазом не успеешь моргнуть, как его катер затарахтит у тебя под носом.

Однако солнце зашло, а Билла все не было. Когда совсем стемнело, стало очевидно, что ждать больше нет смысла. Напуганные ребята удалились в палатки и, завернувшись в одеяла, улеглись спать. Но сон не шел.

Спустя некоторое время девочки перебрались в «мужскую» палатку и уселись на одеяла рядом с мальчиками. Все четверо погрузились в тихую беседу. Вдруг издалека послышался слабый рокот мотора. Ребята вскочили и бросились наружу.

– Это Билл! Конечно, это он! У кого есть фонарик? Пошли на пляж!

Спотыкаясь на каждом шагу, они ринулись через колонию тупиков, всполошив несколько спящих птиц. Недалеко от пляжа они столкнулись с Биллом, спешившим им навстречу. Обезумев от радости, они повисли у него на шее.

– Билл! Дорогой Билл! Что случилось? Мы уж думали, ты пропал.

– Ах, Билл! Больше никогда не отпустим тебя одного!

– Простите, что напугал вас, – сказал Билл. – Но я сознательно не хотел возвращаться засветло, чтобы меня не застукал какой-нибудь самолет. Пришлось ждать, пока стемнеет, хоть я и догадывался, что это обеспокоит вас. Но, как видите, я все-таки вернулся.

– Но объяснять нам ты, конечно, ничего не собираешься? – накинулась на него Дина. – Почему ты не захотел возвращаться до наступления темноты? Кто мог тебя заметить? И почему, собственно, это запрещается?

– Да, – медленно начал Билл, – дело довольно странное. В этой глуши явно что-то происходит. Пока не знаю, что именно, но очень хотелось бы в этом разобраться. За весь день я не видел ни одной живой души, хотя прочесал несчетное количество островов. Честно говоря, я на это не очень-то и рассчитывал, поскольку, если кому-то пришло в голову провернуть в этих местах какие-то темные делишки, вряд ли этот кто-то будет слишком высовываться. Однако я очень надеялся, что удастся обнаружить хотя бы какой-то след.

– А разве та апельсиновая корка, которую мы обнаружили в воде, не является доказательством того, что мы на островах не одни? – резонно спросила Люси. – Но что может понадобиться людям в этой глуши, где нет ничего, кроме птиц?

– Вот и мне хотелось бы это узнать, – сказал Билл. – Контрабанду можно исключить, потому что побережье охраняется так тщательно, что там и мышь не проскочит. Но что тогда?

– Ты уверен, Билл, что тебя никто не видел? – опасливо спросила Дина. – Может, на каком-нибудь острове устроен потайной наблюдательный пункт, с которого за тобой незримо велось наблюдение?

– Возможно, но маловероятно. Те, кто занимаются в этой глуши чем-то запрещенным, вряд ли ожидают сюда вторжения посторонних. Поэтому маловероятно, что они выставили пост наблюдения.

– И все-таки нельзя исключить, что тебя мог кто-то увидеть, – упорствовала Дина. – Не будем забывать, что ты находишься здесь не совсем по своей воле. А что, если это твои враги напали на след?

– Враги, от которых я прячусь, вряд ли будут ошиваться именно здесь, – рассмеялся Билл. – А кто-то другой едва ли смог бы узнать меня на таком расстоянии. Если меня кто и заметил, то наверняка принял за сумасшедшего любителя птиц или еще какого-нибудь не слишком юного натуралиста.

Счастливые, что Билл вернулся, ребята проводили его к палаткам. В чистом небе сияли звезды. Воркун и Курлыка облегченно вздохнули, когда их новая семья наконец-то угомонилась. Они весьма неодобрительно относились к ночным вылазкам.

Люси долго еще не могла заснуть, одолеваемая беспокойными мыслями. «Опять мы вляпались в какую-то историю», – размышляла она. «Я просто кожей ощущаю, как что-то надвигается на нас. А я уж было обрадовалась, что здесь-то с нами ничего не случится».

Люси была права. На них надвигалось очередное испытание. Более того – они были от него в каких-то двух шагах.

 

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ НОЧЬЮ?

На следующее утро все, казалось, было в наилучшем виде. Ребята забыли о своих ночных страхах, Билл хохотал и шутил, как будто ничего не произошло. Однако его не покидало чувство внутреннего беспокойства. Когда в небе появился самолет, сделавший несколько кругов над островом, ребята были вынуждены по команде Билла растянуться на земле прямо посреди колонии тупиков, которую они в тот момент исследовали.

– Думаю, палатки они вряд ли заметили, – сказал он.

– Никто не должен знать, что мы здесь? – поинтересовался Джек.

– Нет, – коротко ответил Билл. – Во всяком случае, пока. Если услышите самолет, немедленно ложитесь на землю! И обойдемся пока без чая, костер тоже могут заметить. В конце концов, лимонад ничем не хуже.

День выдался ужасно жарким. Ребята то и дело отправлялись купаться и потом долго валялись на берегу, обсыхая под лучами солнца. Кики ревновал ребят к Воркуну и Курлыке, которые купались вместе с ними.

Брошенный всеми, он стоял на берегу и отчаянно орал во все горло:

– У попки насморк. Вызови доктора. Апчхи! Джек хохотал и брызгал в него водой. Кики оскорбленно отбегал в сторону и начинал жаловаться:

– Бедный Кики, как жаль! Бедный жаль, что Кики!

– Что Кики! – передразнил его Джек и нырнул, чтобы дернуть Билла за ногу.

Они взяли фотоаппарат Джека и наделали массу замечательных снимков. Особенно удобно было фотографировать Воркуна и Курлыку. С неизменным достоинством птицы невозмутимо смотрели прямо в объектив, не делая даже попытки сдвинуться с места.

– Мне все кажется, что они вот-вот положат руки на плечи друг другу. – Джек щелкнул. – Искренне благодарен, очень мило с вашей стороны! Но в следующий раз просьба улыбнуться. Кики, выйди из кадра и не трожь, пожалуйста, колышки! Он повыдергивает все колышки из земли.

Под вечер небо заволокли темные тучи, солнце исчезло.

– Похоже, надвигается шторм, – сказал Билл. – Только бы палатки не унесло.

– Посмотрим, – философски заметил Джек. – Ночная долина – самое защищенное место на острове. Насколько я знаю, пещер здесь все равно нет.

– Может, снова пронесет? – Филипп вытер пот со лба. – Фу, ну и жарища! Пожалуй, я еще разик искуп-нусь.

– Ты купался сегодня уже восемь раз, – заявила Дина. – Я считала.

Из-за сплошных облаков, затянувших небо, стемнело раньше, чем накануне. Ребята, зевая, забрались под одеяла.

Билл взглянул на светящийся циферблат своих наручных часов.

– Я по-быстрому сбегаю на катер передать радиограмму. Возможно, будут какие-то новости. Спите спокойно, я скоро вернусь.

В ответ мальчики буркнули что-то нечленораздельное. Билл на цыпочках выскользнул из палатки. Девочки уже спали и не слышали, как он уходил. Филипп тут же крепко заснул, а Джеку пришлось еще пару минут провести без сна, в пятый раз сгоняя Кики со своего живота.

Попугай с оскорбленным видом перебрался на живот к Филиппу и принялся караулить мышей. Ничто не могло ускользнуть от его зорких глаз. И когда вдруг прямо у него под ногами шерстяное одеяло чуть вздыбилось, он нанес разящий удар клювом.

Филипп с диким воплем подскочил на месте.

– Кики, скотина несчастная! Джек, убери его от меня! Своим ужасным клювом он чуть не вспорол мне живот. Его счастье, что я ничего не вижу, иначе прихлопнул бы на месте.

Кики выбрался наружу и уселся на самую верхушку палатки. Ему по-прежнему абсолютно не хотелось спать.

А тем временем Билл сидел в каюте катера перед радиоприемником. Вследствие атмосферных возмущений, вызванных штормом, из аппарата слышался лишь треск помех. «Если так будет продолжаться дальше, мне вообще не удастся принять сегодня радиограмму», – раздраженно подумал Билл. Может быть, целесообразней было бы перегнать катер в каменную бухту, нареченную ребятами «Потайной гаванью»? Должно быть, там прием будет лучше. Биллу было совершенно необходимо связаться с Лондоном именно сегодня вечером. Он решительно завел мотор, и скоро катер уже ходко бежал по направлению к Потайной гавани. Он осторожно провел его через узкий проход и пришвартовался к каменному причалу.

Билл снова принялся колдовать над приемником. Через минуту ему показалось, что снаружи доносится какой-то шум. Он выключил приемник и прислушался. Ничего. Вероятно, шум возник из-за усиливающегося ветра.

Он опять включил радио и стал напряженно вслушиваться в эфир. Одна радиограмма уже прошла. Центр радировал, что через минуту передадут очень важное сообщение. Из приемника доносились треск, шипение и завывание. Билл терпеливо ждал. Вдруг снаружи раздался шум. Билл испуганно вскинулся. Неужели кто-то из мальчишек последовал за ним?

Но это оказался не мальчишка. Сверху на Билла смотрел взрослый мужчина с резкими чертами лица и кривым носом. Обернувшись, Билл не смог сдержать возгласа удивления. На лице его было написано крайнее изумление.

– Ты? Что ты тут делаешь? Что тебе известно о…

Билл вскочил. Но в тот же момент мужчина размахнулся и обрушил на него удар дубинки. Билл рухнул как подкошенный. Ударившись об острый край радиоприемника, он медленно осел на пол и потерял сознание.

Тип с кривым носом громко свистнул. В дверях каюты показался второй мужчина, который вопросительно взглянул на кривоносого.

– Что ты на это скажешь? – кивнул тот на Билла. – Маленький сюрприз, а? Как думаешь, он что-нибудь подозревает?

– Наверное, раз он здесь, – ответил второй, на лице которого выделялся тонкогубый злой рот, обрамленный короткой густой бородой. – Свяжи-ка его, он нам еще пригодится. Нужно будет его хорошенько допросить.

Билла спеленали, как грудного младенца. Он не шевелился, глаза его оставались закрытыми. Мужчины вытащили его из каюты и перенесли на маленькую лодку, привязанную к «Счастливой звезде». Отвязав причальный конец, они погребли к своему катеру, стоявшему на якоре неподалеку от острова.

– Как ты думаешь, может быть, здесь еще кто-то есть? – спросил кривоносый. – На борту, правда, вроде никого больше не было.

– Нет, он один. Когда мы вчера засекли его катер, на борту был только один человек: он сам. – Бородатый расхохотался. – Он и не подозревал, что мы сели ему на хвост.

Другой продолжал стоять в нерешительности.

– Наверное, он в самом деле здесь один. Как ты думаешь, может, стоит на всякий случай вывести катер из строя?

– Да, и радио тоже, – сказал бородатый. Порывшись недолго в каюте, они достали из кучи инструментов кувалду и сильными ударами вдребезги разбили мотор катера и красивый маленький радиоаппарат. Потом, положив бесчувственного Билла на дно лодки, они направились к своему катеру. Скоро тишину ночи прорезал треск мотора. Катер побежал прочь от острова, треск мотора постепенно ослабевал, а потом и вовсе смолк вдали. На острове Тупиков только Кики да морские птицы слышали эти посторонние шумы.

Ребята же так и не заметили исчезновения Билла. Они мирно проспали всю ночь и видели веселые сны, в которых стаи тупиков носились над синими морскими волнами и песчаными пляжами.

Джек проснулся оттого, что Кики дергал его за мочку уха.

– Оставь меня в покое, Кики! – Он отпихнул попугая в сторону. – О, Господи, теперь еще и Воркун с Курлыкой тащатся!

Тупики, переваливаясь с боку на бок, приблизились к постели Филиппа и терпеливо сели на хвосты возле спящего мальчика.

– Орр! – с величайшей нежностью в голосе пропел Воркун.

Открыв глаза и увидев рядом с собой птиц, Филипп громко рассмеялся.

– Доброе утро, Джек! – сказал он, зевая. – Билл уже встал?

– Похоже на то. Наверное, он уже ушел купаться. Мог бы, между прочим, и нас разбудить. Вставай, зайдем за девчонками и приступим к утренним водным процедурам!

Скоро все четверо уже мчались под горку к пляжу. Вопреки ожиданию Билла на пляже не оказалось. Его вообще нигде не было видно.

– Где он может быть? – Люси беспокойно огляделась по сторонам. – Смотрите-ка, и катера нет!

Действительно, катер исчез бесследно. Куда он делся? В полной растерянности ребята глядели на место, где он недавно стоял.

– Билл наверняка отвел его в Потайную гавань, – заявил наконец Джек. – Может быть, был плохой радиоприем. В штормовую погоду часто бывают помехи.

– Надо сбегать туда и посмотреть, – предложил Филипп. – Может, он вчера так устал, что решил заночевать в каюте.

– Наверняка так и было, – с облегчением воскликнула Дина. – Наверное, он все еще спит там как сурок. Бежим! Гаркнем ему хором в ухо, чтоб он подскочил до потолка. Соня несчастный!

– Если, конечно, он и в самом деле там. – Люси колотило от страха и холода.

Ребята, поеживаясь от утренней свежести, натянули на себя одежду. Солнце спряталось за черными тучами, и было довольно прохладно.

– Только бы погода не испортилась! – сказала Дина. – Все так здорово начиналось. Ой, Воркун, прости, пожалуйста, но ты сам попался мне под ноги. Я тебе там ничего не отдавила?

Однако, судя по всему, тупик даже не обратил внимания на то, что Дина наступила на него ногой. Он с громким криком взмахнул крыльями и устремился вслед за Курлыкой, старавшейся не отстать от Филиппа.

Они пересекли колонию тупиков и взобрались на скалы. Там, далеко внизу, тихо покачивался на волнах их катер.

– Вот он! – радостно крикнула Дина. – Билл в самом деле уплыл на нем туда.

– На палубе его нет, – сказал Джек. – Стало быть, он в каюте. Давайте по-быстрому спустимся вниз! Однако Люси остановила его.

– Сначала нужно убедиться, что он действительно там. – И прежде чем ребята успели ей помешать, она громко крикнула: – Билл, ты здесь?!

Никто не отозвался на ее крик, и ребятами начало овладевать беспокойство.

– Билл! – изо всех сил крикнул Джек. – Билл, вылезай!

Однако на катере по-прежнему царила мертвая тишина. Подстегиваемые страхом, ребята торопливо полезли вниз. Задыхаясь от волнения, они прыгнули на палубу и заглянули в каюту.

– Его тут нет! – растерянно воскликнула Дина. – Куда же он делся?

– Раз катер здесь, значит, он на острове, – резонно заметил Джек. – Наверняка ползает где-то рядом по скалам и скоро вернется.

Только они собрались выйти из каюты, как вдруг Филипп резко остановился и судорожно схватил Джека за руку. Лицо его смертельно побледнело.

– Что с тобой? – испуганно спросил Джек. Филипп молча ткнул пальцем в радиоаппарат.

– Сломан, – глухо прошептал он, – разбит вдребезги. Кто это сделал?

Люси начала всхлипывать. Джек вышел на палубу, чтобы собраться с мыслями и осмотреться. Он был растерян и подавлен. Испуганный голос Филиппа позвал его на корму.

– Вы только посмотрите! Мотор тоже весь разворочен. Господи, что же здесь произошло?

– И где Билл? – прошептала Дина.

– Его… похитили! – медленно выговорил Филипп. – Напали ночью. Наверняка решили, что он здесь один. Поэтому они даже не подозревают о нашем присутствии. И теперь мы на острове, как в тюрьме!

 

ВОЕННЫЙ СОВЕТ

Самочувствие у всех было отвратительное. Люси с несчастным видом уселась на пол. Рядом с ней опустилась Дина. Мальчики растерянно смотрели на разбитый мотор.

– Это как в кошмарном сне, – выдавила из себя Дина. – Просто не верится, что такое могло случиться! Еще вчера вечером все было в полном порядке, а сейчас…

– А сейчас катер выведен из строя, и мы не можем покинуть остров. Передатчик разбит, и мы не можем послать сообщение. И Билл исчез. – Филипп медленно покачал головой. – Все это не сон, а жуткая реальность.

Люси вытерла слезы.

– Пойдемте в каюту. Сядем там рядком и все обсудим. Нам нужно теперь держаться все время вместе.

– Да, брось, Люси, не пугайся ты так! – Филипп обнял девочку за дрожащие плечи. – Попадали мы в ситуации и похлеще.

– Нет, – возразила ему Дина. – В такой ужасной ситуации мы еще никогда не были.

Кики, чувствовавший подавленное настроение ребят, сидел, нахохлившись, на плече у Джека и тихонько покряхтывал. Воркун и Курлыка с серьезным видом восседали на поручнях и неподвижно пялились в пространство. Казалось, даже они чувствовали, что стряслось нечто ужасное.

Когда ребята, тесно прижавшись друг к другу, расселись в каюте, им стало спокойнее. Джек порылся в стенном шкафчике и извлек из него немного шоколада. Ребята еще не завтракали, и хотя обрушившееся несчастье подпортило им аппетит, они с благодарностью приняли лакомство из рук Джека и задумчиво задвигали челюстями.

Джек поделился своей порцией с Кики.

– А теперь давайте-ка спокойно обсудим, что здесь могло произойти, – обратился он к товарищам.

– Ну, мы знаем, что Билл был чем-то обеспокоен, – начал Филипп. – По-видимому, это было связано с самолетами. Он подозревал, что в этих местах происходит что-то противозаконное. Поэтому позавчера он в одиночку отправился на разведку. Видимо, тогда-то его и засекли.

– Да, – вмешалась Дина. – И враги его определили, что он живет на этом острове. Видимо, когда он возвращался из своего одиночного плаванья, они проследили за ним в бинокль. Они приперлись сюда, чтобы отыскать его…

– И застали его врасплох, – продолжил Джек. – И надо же было ему вчера отправиться на катер!

– Ну иначе они обыскали бы весь остров и обнаружили не только его, но и нас, – сказала Дина. – А так, по крайней мере, они о нас ничего не знают.

– Да какое все это имеет значение, – всхлипнула Люси. – Даже если бы они и знали о нашем существовании, вряд ли бы это их смутило. Мы ведь на этом острове в настоящей западне и ничего не можем предпринять.

– По-видимому, они приплыли сюда тоже на каком-то катере, – погрузился в размышления Джек. – Встали на якорь где-то в море на подходе к острову, а потом незаметно подгребли на лодке к берегу. Наверное, они заранее знали об этой маленькой бухте. Или, может быть, заметили свет, горевший в каюте. Ведь Билл наверняка работал при свете.

– А потом они неожиданно напали на него, оглушили и похитили. – Филипп мрачно уставился перед собой. – Кто знает, что они с ним сделают!

– Неужели… неужели они способны причинить ему боль? – бесцветным голосом спросила Люси. Не услышав ответа на свой вопрос, она снова заплакала.

– Не вешай нос! – попытался ободрить ее Филипп. – Ты же знаешь, нам приходилось и не такое испытывать, хоть Дина и считает иначе. Выход наверняка найдется.

– Да что мы можем? – всхлипнула Люси. – Не вижу я никакого выхода, да и ты тоже.

Филипп почесал в затылке и взглянул на Джека.

– Прежде всего нужно разработать план, – решительно сказал тот. – То есть необходимо продумать следующее: каким образом мы можем покинуть остров? И что мы будем делать до того момента, как удастся организовать побег?

– Может быть, друзья Билла, не получая от него вестей, начнут искать нас? – вдруг выпалила Дина.

– Конечно! – пренебрежительно отмахнулся Филипп. – Что они – идиоты, что ли? Здесь в округе сотни маленьких птичьих островков. Они могут искать нас годами.

– А что, если разложить на верхушке скалы костер? – не сдавалась Дина. – Конечно, надо будет поддерживать огонь день и ночь. Тогда днем будет виден дым, а ночью – столб пламени. Потерпевшие кораблекрушение всегда так делают.

Джек задумался.

– Да, это можно будет сделать. Правда, враги тоже могут увидеть наш сигнал и, не дай Бог, опередить друзей Билла.

На некоторое время в каюте воцарилось молчание. Ребята даже не знали, кто эти враги, и представляли себе их в виде какой-то таинственной потусторонней силы.

– Да, черт его знает! – заговорил наконец Филипп. – Наверное, Дина права и нам следует воспользоваться ее предложением, несмотря на опасность, что первыми наш сигнал увидят враги. Но если мы хотим, чтобы нас нашли, нам волей-неволей придется делать все, чтобы обнаружить свое присутствие. На всякий случай выставим наблюдателей. И если появятся враги, быстро спрячемся.

– Интересно, где здесь можно спрятаться? – насмешливо спросила Дина. – На этом острове нет никаких естественных укрытий.

– Это точно, – согласился с ней Джек. – Тут нет ни пещер, ни деревьев – только несколько чахлых березок. А скалы совершенно неприступны. В этом смысле положение у нас аховое.

– А мы не можем как-нибудь помочь Биллу? – печально спросила Люси. – Я просто не могу ни о чем другом думать.

– Я тоже, – сказал Джек. – Но как мы можем помочь ему, если самим себе помочь не в состоянии? Да, вот если бы нам удалось как-то смыться отсюда или, по крайней мере, передать по радио сигнал 8О8! А так нам остается только ждать и надеяться.

– Хорошо хоть еды у нас достаточно, – сказала Дина. – Тут полно всяких консервов. Галеты, мясо, молоко, сардины…

– Может быть, нам стоит перетащить съестные припасы с катера в какое-нибудь другое место? – предложил Джек. – Я вообще не понимаю, как это они не уволокли все с собой. А может, они еще вернутся за ними? Во всяком случае, нужно их опередить и спрятать все на берегу.

– Как вы относитесь к тому, чтобы перекусить? – спросил Филипп, которому сильно полегчало после того, как они подробно обсудили все вопросы. – Откроем пару баночек, поедим и выпьем лимонаду.

Поев, ребята немного воспрянули духом. Разбитую радиоаппаратуру они прикрыли какой-то тряпкой, так как не могли смотреть на нее без боли в сердце.

После завтрака все вышли на палубу. Снова вернулась ужасная духота, и даже ветер не приносил облегчения. Солнце посылало свои лучи сквозь тонкую облачную дымку и было окрашено в мрачные багровые тона.

– Похоже, надвигается шторм, – сказал Джек. – Нужно все сделать, пока не разразилась буря.

Дина с Филиппом собрались на поиски дров для сигнального костра.

– Мы вообще-то не знаем, кому принадлежат самолеты, которые шастали вокруг все эти дни. Совершенно не обязательно, что нашим врагам, – сказал Филипп. – Может быть, как раз, увидев наш сигнал, они пришлют нам помощь. Может, нам повезет и самолет пролетит над островом именно сегодня. Только костер, конечно, должен гореть не переставая. Навалим в него сухих водорослей. Дымище будет виден миль за сто.

Люси с Джеком принялись таскать вещи с катера на берег.

– Выгребай все подчистую! – сказал Джек. – Если бы эти гады догадались забрать припасы, мы бы тут вообще сдохли с голоду. А так у нас есть еда на несколько недель.

Ребята энергично принялись за работу. Джек и Люси мешками перетаскивали консервы в Ночную долину и складывали их возле палаток. Кики с любопытством наблюдал за происходящим, время от времени покусывая клювом приглянувшиеся ему консервные банки.

– Хорошо все-таки, что у Кики не открывалка вместо клюва, иначе остались бы от еды рожки да ножки, – пошутил Джек, стараясь развеселить Люси.

Филипп с Диной также работали не покладая рук. Вооружившись мешками, они бродили по пляжу и собирали в них плавник. Воркун и Курлыка, как всегда, полные достоинства и самоуважения, сопровождали их, время от времени сменяя пеший ход на воздушный способ передвижения. Приливом на берег вынесло массу плавника, так что ребятам не понадобилось много времени, чтобы доверху набить им мешки. Они втащили их на верхушку скалы и с облегчением высыпали дрова на каменную площадку. Филипп принялся лихорадочно складывать костер. Дина возвратилась на пляж и начала собирать в мешок водоросли. Их валялось повсюду огромное количество.

Спустя некоторое время Люси и Джек, находившиеся в Ночной долине, увидели, как к небу потянулся густой дымный столб.

– Смотри-ка, уже разожгли костер, – сказал Джек. – Это я называю ударным трудом.

Ветер уносил черный дым на восток. Его наверняка было видно издалека.

– Одному из нас придется остаться здесь, чтобы поддерживать огонь, – сказал Филипп, – и поднять тревогу в случае, если к острову приблизятся друзья или враги.

Дина бросила в костер кусок дерева.

– Как прикажешь отличить друзей от врагов?

– Гм, трудно сказать, – признался он. – Как бы то ни было, если кто-то покажется в виду острова, нам первым делом нужно будет спрятаться, если, конечно, найдем куда. А уж потом будем выяснять, кто нас посетил – друзья или враги. Это станет ясно из их разговоров. Только вот дров нам нужно натаскать еще целую кучу, Дина. Потому как они сгорают в мгновенье ока.

Закончив свою работу, Джек и Люси отправились друзьям на подмогу.

– Ну, катер мы очистили до последней крошки, – доложила Люси. – Там теперь днем с огнем ничего не найдешь. Во всяком случае, голодная смерть нам теперь не угрожает, а когда кончатся запасы лимонада, перейдем на водичку из нашего каменного резервуара. Не пора еще обедать?

– Пора! – с готовностью откликнулся Филипп. – Есть хочу зверски. Давайте пообедаем здесь, наверху, а? Или это слишком хлопотно? Кому-то одному все равно надо оставаться здесь, чтобы следить за огнем.

– Ну, так быстро он не прогорит, – решила Люси. – Наложите только сверху побольше водорослей. Эти консервы меня доконали. Я не могу их больше таскать. Поедим лучше в Ночной долине, где у нас все под рукой.

Они спустились в Ночную долину и уселись на землю возле палаток, полотнища которых громко хлопали на ветру. Люси открыла консервы и выложила их содержимое на тарелки.

– Вашему вниманию предлагаются лососина, галеты, масло, помидоры и груши, – объявила она.

И Воркун с Курлыкой подобрались поближе, чтобы тоже принять участие в пиршестве. Будь их воля, лососину они уничтожили бы без посторонней помощи. Кики больше волновала судьба груш, но, как он ни суетился, ему была выдана на пропитание одна-единственная.

Когда все насытились, Джек удовлетворенно откинулся назад.

– Какое счастье, что у нас целая груда вкуснейших консервов! На сытый желудок как-то легче сносить удары судьбы. Приключения без достаточного пищевого рациона были бы совершенно невыносимы. Кики, обжора несчастный, немедленно вынь клюв из банки! Ты самый прожорливый попугай, каких только земля рождала.

 

УЖАСНЫЙ ШТОРМ

К пяти часам ветер достиг небывалой силы. Его порывы, как удары плети, со свистом обрушились на морскую гладь, окружающую остров, и погнали табуны вздыбленных, яростно ревущих волн к берегу, с грохотом обрушивая их на крутые береговые утесы. Морские птицы, будто следуя чьим-то призывам, возбужденной вереницей выбирались из своих убежищ и с громкими криками грудью бросались со скал в ревущую стремнину. Секущий ветер стремительно подхватывал их тела и нес сквозь мириады брызг и возмущенные воздушные потоки. Они любили бурю, это была их стихия.

А вот Кики, наоборот, терпеть не мог ветра. Он не умел кружить и планировать в небе подобно чайкам и тупикам и вообще чувствовал себя неуютно, если посторонние силы диктовали ему, куда лететь. Поэтому он угрюмо устроился возле палаток, которые как живые существа трепетали и вздрагивали под ударами ветра, и то и дело раздраженно атаковал колышки, удерживавшие палатки на земле.

– Мы не сможем следить за огнем всю ночь, – сказал Филипп. – Придется накидать в костер побольше водорослей и надеяться, что он не потухнет, а все-таки будет как-то светиться в темноте. Вы только посмотрите, ветер рвет дым прямо-таки в клочья!

Солнце исчезло на западе за грозной стеной клубящихся багровых туч. Мальчики завороженно смотрели на небо.

– Это тот самый шторм, которого мы ждем с самого начала путешествия, – сказал Джек. – После всей этой удушливой жары неминуемо должна была разразиться буря. Только бы наши палатки не унесло!

Филипп повернул к нему очень серьезное лицо.

– Скоро шторм перерастет в настоящий ураган. Ты только посмотри на эти тучи! Жуткая картина!

Мальчики с растущей озабоченностью следили, как небо все больше затягивалась тучами. Быстро темнело. Филипп сунул руку в карман.

– Мои мышки точно знают, что надвигается шторм. Они сбились в кучу на самом дне кармана. Удивительно, как животные чувствуют приближение непогоды.

– Джек, пойди-ка сюда! – с легкой паникой в голосе позвала Люси. – Как ты думаешь, палатки выдержат? Ветер трясет их совершенно безумно.

Мальчики осмотрели палатки. Они были закреплены со всей возможной тщательностью и надежностью. Но устоят ли они под ударами бури?

– Придется подождать, – мрачно сказал Джек. – Филипп, у тебя фонарик с собой? Может, ночью придется вставать и дополнительно закреплять палатки.

Хорошо еще, что оба своевременно вставили в фонари свежие батарейки. Они предусмотрительно поместили их возле своей постели. В этот вечер ребята отправились спать раньше обычного. Усталые как собаки от тяжкой работы, выпавшей им в течение дня, они, дрожа от холода, завернулись в одеяла. Снаружи было темно почти как ночью. К тому же полил сильный дождь. Кики, как обычно, отправился ночевать к мальчикам. Воркун и Курлыка залезли в свои норы.

Мальчики с тревогой прислушивались к завыванию ветра, наваливавшегося на палатки.

– Как там дела у Билла? – сказал Джек. – Наверное, переживает за нас.

– Идиотизм какой-то! – вздохнул Филипп. – Каникулы так здорово начинались. А теперь и погода вконец испортилась. Что будем делать, если дождь зарядит всерьез? С ума сойти можно.

– Да нет, когда шторм пройдет, наверняка снова распогодится, – сказал Джек. – Ты только послушай, как ревет море вокруг острова! Представляешь, с какой дикой силой волны колотятся о скалы. Да, кайрам и бакланам сегодня будет шумновато спать.

– Буря разыгралась не на шутку. – Филипп перевернулся на другой бок. – Дьявол! Я устал как собака, но вокруг все так грохочет, что заснуть совершенно невозможно. Господи Иисусе, это еще что такое?

Джек выпрямился.

– Гром! Гроза все ближе. Давай-ка переберемся к девчонкам. Люси, если еще не заснула, до смерти перепугается. Да и вообще гроза на этом крохотном островке – не шутка.

Они переползли в палатку к девочкам, которые, конечно же, не спали и страшно обрадовались приходу мальчиков. Дина тут же забралась под одеяло к Люси, а мальчики устроились в ее теплой постели.

Джек зажег фонарь. Увидев, что у Люси глаза на мокром месте, он успокаивающе протянул:

– Ну чего ты испугалась, глупышка? Это всего-навсего гроза. А грозы ты вроде бы никогда не боялась.

– Да, не боялась. – Люси мужественно проглотила слезу. – Только вот здесь… эта ужасная буря так страшно воет и так злобно кидается на наши палатки, будто она живая.

Джек весело рассмеялся. Снова раздался удар грома, и ужасный грохот заглушил мощный рев прибоя. Кики прижался к Джеку.

– Пуфф, пуфф! – жалобно возопил он и сунул клюв под крыло.

– Не путай гром с паровозом, Кики, – попробовал пошутить Джек. Но никто не рассмеялся его шутке. Шторм свирепел с каждой минутой. Ребята пожалели, что не захватили с собой одеяла из дому, потому что сквозняк в палатке образовался сильнейший.

Молнии тоже не добавляли спокойствия. При каждой вспышке ребята подскакивали от страха чуть не до потолка. На мгновение призрачный свет озарял крутые скалы и беснующееся под ними море. Секундой позже свет угасал, и все снова погружалось в черную тьму. Вслед за молнией раздавался могучий раскат грома. И снова слепящая стрела молнии рассекала небо от края до края, и снова перед глазами ребят на мгновение вспыхивал мрачный морской пейзаж. Их все больше и больше охватывало ощущение ночного кошмара, который никогда не кончится.

– Все вокруг какое-то нереальное, – сказал Филипп. – О, черт, слышите, как дождь наяривает? Я уже весь промок. Не пойму, откуда это меня поливает.

– Ветер становится все сильнее, – испуганно пролепетала Люси. – Наши палатки унесет.

– Да что ты! – Джек успокаивающе сжал ее холодную руку. – Это невозможно. Палатки…

Договорить ему не удалось. Раздался страшный треск. Потом оглушительный хлопок, что-то ударило Джека по лицу, и… палатка исчезла.

В первый момент ребят словно оглушило. Буря обрушилась на них со страшной силой, через секунду все промокли до нитки. Они оказались беззащитными перед лицом разбушевавшейся стихии. Палатка исчезла без следа, пропала в ночной темноте.

Люси с громким криком уцепилась за Джека, который быстро зажег фонарь.

– Палатку сорвало! Ветром унесло. Давайте быстро в нашу палатку!

Но не успели ребята сделать и шагу, как ветром сорвало и другую палатку. Она пронеслась совсем рядом с Филиппом, помогавшим девочкам подняться. Когда он осветил фонарем место, на котором она стояла, там было совершенно пусто.

– Наша палатка тоже тю-тю! – заорал он изо всех сил, стараясь перекричать шум ветра. – Чего делать будем?

– Бежим на катер, – отозвался Джек. – Или, может, замотаемся в одеяла и дождемся, пока стихнет буря?

– Нет, здесь мы промокнем до костей. Давайте к катеру! – Филипп помог девочкам подняться на ноги. Каждый накинул на плечи по одеялу, чтобы хоть как-то защититься от холода и дождя.

– Держитесь за руки и ни в коем случае не отставайте! – крикнул Филипп. – За мной!

Они ухватились за руки и, спотыкаясь, двинулись вперед. Ветер хлестал им в лицо. Их путь проходил через колонию тупиков. Напрягаясь изо всех сил, борясь с мощными порывами ветра, полуослепшие от режущих струй дождя, они тяжело зашагали к берегу.

Вдруг Дина потеряла руку Филиппа. Раздался крик.

– Филипп! – вскрикнула она. – Что случилось?

Ответа не последовало. Джек и Люси подбежали к Дине.

– Что у вас стряслось? Где Филипп?

Джек посветил вокруг фонарем. Филипп как сквозь землю провалился. У ребят екнуло сердце, испуганные и недоумевающие, они беспомощно топтались на месте. Неужели Филиппа тоже унесло ветром?

– Филипп! Филипп! – позвал Джек. В ответ послышалось зловещее завывание ветра. Все трое завопили изо всех сил. Все напрасно!

Внезапно Джеку показалось, что из-под земли доносится приглушенный крик. Он опустил фонарь к земле и… едва удержался на ногах от изумления. В метущемся слабом свете фонарика он увидел голову Филиппа, одну только голову, торчащую из-под земли.

Дина испустила душераздирающий вопль. Не в силах вымолвить ни слова, Джек опустился на колени. Одна только голова Филиппа, только его голова…

И тут его осенило. Филипп наступил на место, подрытое тупиками, земля просела, и он провалился в какую-то пустоту. Джек едва не зарыдал от счастья.

– Ты цел, Филипп? – завопил он.

– Цел. Дай-ка мне свой фонарь! Мой куда-то делся. Я провалился в какую-то жуткую дыру. Кстати, есть подозрение, что в ней для всех места хватит.

Ветер завывал с такой силой, что Джек едва расслышал слова друга.

Джек сунул ему фонарь. Голова Филиппа скрылась под землей и через секунду показалась снова. Она смотрелась довольно оригинально в окружении кустов вереска и морской гвоздики.

– Дыра в самом деле огромная. Рекомендую всем присоединиться ко мне. Здесь мы будем недосягаемы для ветра и дождя. Немного попахивает, но в целом неплохо.

Первой в дыру скользнула Дина, за ней – Люси и в заключение – Джек. Он обнаружил фонарь Филиппа, и они в две руки принялись освещать все вокруг.

– Похоже, эта дыра – плод совместного труда кроликов и тупиков, – сказал Джек. – Видишь, вон тот лаз ведет наружу! А в нем в самом деле сидит тупик и смотрит на нас обалдевшими глазами. Привет, старичок! Извини за вторжение!

Джек почувствовал такое облегчение, обнаружив Филиппа в добром здравии, что просто светился радостью. И остальным заметно полегчало. Наконец-то они могут укрыться от ревущего шторма. Люси осушила слезы, и все дружно принялись осматривать свой временный приют.

– Видимо, здесь изначально была пещерка, – высказал предположение Филипп, – прикрытая сверху твердой земляной крышей, скрепленной всякими там корнями и стеблями. Благодаря неутомимой землеройной деятельности тупиков земля постепенно стала рыхлой. Тут появляюсь я, наступаю на нее и лечу в тартарары. Считаю, что в данный конкретный момент эта пещера для нас – предел мечтаний.

Дождь не мог проникнуть в пещеру. Шум бури, свирепствовавшей над их головами, приглушенно доносился до них сквозь толщу земли. Молний не было видно. А раскаты грома, казалось, грохотали где-то далеко-далеко.

Джек снял с плеча одеяло и расстелил его на земле.

– Не вижу причин, из-за которых нам возбранялось бы поспать. Земля сухая и мягкая. Воздух, очевидно, хороший, иначе не сидел бы здесь этот тупик со стеклянным глазом. Интересно, а куда Воркун с Курлыкой подевались?

Остальные тоже побросали свои одеяла на пол и улеглись на них рядком, тесно прижавшись друг к другу.

– Прими мою искреннюю благодарность, Филипп, за это чудесное вместилище, – засыпая, пробормотал Джек. – Ты оказался очень находчивым. Всем – спокойной ночи!

 

НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ

Ребята крепко уснули в своем подземном убежище и проснулись довольно поздно. Причиной позднего пробуждения явилась их страшная усталость накануне и полная темнота, царившая в пещере.

Джек проснулся оттого, что пошевелился спавший на нем Кики. В первый момент мальчик не мог понять, где находится. Сквозь входное отверстие в пещеру проникал слабый свет. Было очень тепло. Вдруг над ухом у него раздалось громкое курлыканье. Орр! Орр! Он испуганно выпрямился и включил фонарик. Перед ним стоял тупик, которого они вчера обнаружили в подземном лазе. По-видимому, он решил нанести им визит вежливости. Джек рассмеялся.

– Доброе утро! Если, конечно, уже утро. Извини, пожалуйста, что побеспокоили тебя! Когда объявятся Воркун и Курлыка, они тебе все объяснят.

Проснулся Филипп, потом в своих импровизированных постелях зашевелились девочки. Все удивленно озирались по сторонам. Но постепенно сон отлетал от них, и в память начали возвращаться события прошедшего дня.

– Как же мне было паршиво, когда вдруг сорвало и унесло наши палатки! – поежившись, призналась Дина.

– А этот кошмар, когда Филипп провалился под землю! – присоединилась к ней Люси. – Джек, сколько сейчас времени?

Джек взглянул на часы и присвистнул.

– Черт, уже десять! Ну мы и поспали! Интересно, шторм кончился?

Он встал и раздвинул заросли вереска, закрывавшие вход в пещеру. В сумрачное подземелье упал ослепительный луч света. Ребята зажмурились.

Джек высунул голову наружу.

– Шикарная погода! – радостно крикнул он. – Снова голубое небо, и солнце шпарит изо всех сил. Шторм кончился. Вылезайте на свет Божий!

Помогая друг другу, ребята выбрались из пещеры. Слегка примятые ими кусты вереска распрямились и встали на место, полностью скрыв за собой вход в пещеру.

– Роскошный тайник! – воскликнул Джек. Ребята переглянулись. Всем одновременно пришла в голову одна и та же мысль.

– Ну конечно! – восторженно крикнула Дина. – Если на острове появятся враги, у нас есть где спрятаться. Если они не ухитрятся, подобно Филиппу, провалиться в пещеру, они ее в жизни не найдут. Я, например, уже абсолютно не помню, где вход, хоть и вылезла из него только что.

– Черт! – воскликнул Джек. – Не хватало нам только забыть, где он находится.

Все принялись судорожно шарить вокруг в поисках входного отверстия. В конце концов, Джеку удалось обнаружить его точно таким же способом, каким это сделал днем раньше Филипп: он провалился в него. Снова выбравшись наружу, он тщательно пометил место, воткнув в землю палку.

– Наверное, теперь придется постоянно в ней ночевать, раз наши палатки улетели, – сказал он. – Между прочим, одеяла можно было бы оставить внизу. Ну ладно, пусть проветрятся на воздухе. Давайте распялим их на зарослях вереска.

– Слава Богу, этот ужасный шторм кончился, – сказала Дина. – Как будто его и не было. Похоже, сегодня снова будет жара. Пойдемте искупаемся.

Они немного поплавали. Маленькие волны, увенчанные кружевной пенной накидкой, тихо набегали на берег. Ничто не напоминало о вчерашнем яростном буйстве морской стихии. После купания ребята направились в Ночную долину, где плотно позавтракали. Как только они приблизились к лагерю, навстречу им из своих нор выскочили Воркун и Курлыка и приветствовали их радостными гортанными криками.

– Они хотели бы позавтракать вместе с нами, – перевела Дина с языка тупиков. – И почему это вы мышей не жрете? От вас была бы огромная польза.

Убедившись, что шторм утих, снова повылезали отовсюду Филипповы мыши, чем, естественно, отнюдь не обрадовали Дину. Зверюшки оживленно сновали взад-вперед. В поисках семечек в брючный карман к Джеку забежал Пискунчик. Через мгновение он вылез наружу, держа семечко в передних лапках, уселся к мальчику на колено и с видимым удовольствием принялся грызть семечко. Но не успел он насладиться завтраком, как на него внезапно обрушился Кики и, вырвав из лапок мышонка очищенное ядрышко, заставил зверька ретироваться под защиту Филиппа.

– Ах ты, подлый завистник! – набросился Джек на попугая. – Тебе ведь наплевать на эти семечки. Так что ж ты жадничаешь? Как не стыдно, Кики!

– Как не стыдно, как не стыдно! – нахально повторил Кики и трескуче расхохотался прямо в ухо Джеку.

Джек в ужасе скинул его со своего плеча.

– Так и оглохнуть можно. Люси, береги мясо! Воркун на него глаз положил.

– Милая компания! – воскликнула Люси. – Кики тащит фрукты из банок, Воркун и Курлыка наровят стянуть мясо, а Филипповы мыши того и гляди упрут все, что плохо лежит. Не удивлюсь, если в результате мы все кончим голодной смертью.

Но несмотря на отдельные неприятности, ребята были рады повозиться с птицами и мышами. В конце концов они стали как бы частью их жизни. В это утро Воркун и Курлыка были особенно забавны. Они окончательно освоились в ребячьей компании и приняли решение провести тщательное обследование всего, что их окружало. Воркуна, например, безумно заинтересовала Динина вилка. Он с любопытством взял ее в клюв.

– Смотри, не проглоти ее, балда несчастный! – крикнула Дина и попыталась отнять ее у тупика. Однако Воркун, вооруженный сильным клювом, вышел победителем в этом перетягивании «каната» и победоносно заковылял в сторонку, чтобы рассмотреть добычу во всех подробностях.

– Не бойся, не проглотит. – Филипп кинул Дине свою вилку. – Он немного поиграет с ней, а потом бросит.

Костер на скале, конечно, давно погас, и ребятам пришлось разжечь его снова. Это оказалось нелегким делом, потому что все дрова и водоросли оказались сильно подмоченными дождем. Но солнце шпарило с такой силой, что вскоре все запасы горючих материалов снова стали сухими, как порох.

Обед в этот день отпал сам собой, так как было уже двенадцать часов, когда ребята только закончили завтракать.

– Обедать будем часов в пять, – сказал Джек. – А до того нужно кучу всего сделать. Искать палатки, следить за костром, заготовить дров и сторожить катер.

Палатки исчезли «с концами». В земле осталась торчать лишь пара колышков.

– Наверное, их унесло к черту на рога на какой-нибудь соседний остров, – сказал Джек, – где после их прилета и до сих пор все птицы от страха валяются в обмороке. Что, будем сегодня снова ночевать в пещере?

– Не хотелось бы, – сморщила носик Люси. – Там дурно пахнет. Сегодня опять такая жара, что мы запросто сможем переночевать под открытым небом. По-моему, это будет гораздо приятнее.

Филипп посмотрел на небо. На нем не было ни облачка.

– Если погода до вечера не изменится, можно будет и вправду обойтись без крыши. Надо только подыскать местечко посимпатичней. Покидаем на землю одеяла и всякую там одежонку, а сверху натянем палаточные подстилки. Нам вообще повезло, что они застряли в березках, а не упорхнули в неведомые дали, как эти перелетные палатки!

После недолгих поисков они отыскали подходящее место для будущего ночлега. Оно сплошь заросло вереском и было в двух шагах от большого плоского камня, под которым Люси сложила съестные припасы и запасную одежду. От дождя одежда несколько отсырела. Ребята вытащили все наружу и разложили шерстяные вещи, плащи и одеяла на солнце. Вечером они собирались использовать их для создания дополнительного уюта на спальных местах, а днем прятать все это хозяйство под палаточными подстилками.

Завершив эту работу, они направились к сигнальному костру, весело горевшему на вершине утеса. В окружении бесчисленного количества оживленно галдящих птиц, они уселись возле огня и стали смотреть на гладкую поверхность моря, переливавшуюся голубым шелком.

– Что это? – вдруг крикнула Люси, указывая рукой на какой-то предмет, прыгающий на волнах.

– Похоже на какие-то доски, – сказал Филипп. – Вроде обломков кораблекрушения. Надеюсь, их вынесет к нам, дерево всегда пригодится.

Приливной волной обломки медленно тащило к берегу. Филипп поднес к глазам бинокль и тут же уронил его на грудь. На его лице проступил такой ужас, что и остальные ребята перепугались насмерть.

– Все это чертовски напоминает обломки «Счастливой звезды», – глухо произнес Филипп. – Там их целая куча плавает. Думаю, что и внизу, под скалами, мы обнаружим их немало.

Ребята молча уставились на обломки. Им и в голову не приходило, что с катером могло что-то произойти. Какой ужасный удар судьбы!

Джек с трудом перевел дыхание. Потом резко вскочил на ноги.

– Пошли! Спустимся к Потайной гавани и посмотрим, что там случилось. Во время шторма катер наверняка разнесло о скалы. Но мы все равно не смогли бы оттащить его в безопасное место. Господи, как же не повезло! Хоть они и раскурочили мотор, у нас все-таки оставалась какая-никакая лодка. Можно было поставить парус… или еще что-нибудь…

И он в отчаянии умолк. Не говоря ни слова, ребята спустились со скалы и двинулись к Потайной гавани.

Катер исчез. Размочаленные концы причальных канатов, оставшиеся висеть на скале, печально трепетали под дуновением легкого бриза.

Джек кивнул в направлении скал.

– Видите краску? А там, внизу, плавают мелкие обломки. По-видимому, огромные волны, ворвавшиеся в гавань, кидали его взад-вперед со страшной силой, пока не порвались канаты. Тогда волной его подняло вверх и швырнуло на скалы. Какой печальный конец нашей «Счастливой звезды»! Правильнее было бы назвать ее «Несчастливой звездой».

На глазах у девочек выступили слезы. Филипп отвернулся. От красивого стройного катера осталась только кучка жалких искореженных обломков, годных лишь на то, чтобы сгореть в огне их сигнального костра.

– Ну ладно, нашей вины здесь нет, – подвел Джек итог их переживаниям. – В такой шторм катер должен был неминуемо погибнуть. Конечно, если бы с нами был Билл и мотор был цел, можно было бы перегнать его в Лягушатник и вытащить на берег. Там бы волны его не достали. А так мы были бессильны спасти его.

Подавленные, покидали ребята маленькую гавань. Солнце спустилось к горизонту. Наступал славный тихий вечер. Легкий ветерок чуть шевелил волосы ребят.

Вдруг Люси остановилась, прислушиваясь.

– Самолет! – Ее чуткие уши уловили далекий гул моторов. В небе показалась едва заметная, крохотная точка. Мальчики схватили бинокли.

– Из самолета что-то выпало! – взволнованно крикнул Джек. – Что это, Филипп? Парашют?

– Да, в самом деле похоже на маленький парашют. А под ним что-то болтается. – Филипп, не отрываясь, смотрел в бинокль. – Может быть, это человек? Нет, вроде не похоже. Тогда что? И с какой стати с самолета сбрасывают какие-то вещи? Если бы это мог видеть Билл! В самом деле – очень странно! Скорее всего, это бандиты. Они наверняка увидели наш костер и скоро будут здесь, чтобы обыскать весь остров. С завтрашнего дня надо будет обязательно выставить на скале наблюдательный пост.

Озабоченные, ребята спустились в Ночную долину. Дина и Люси молча принялись готовить ужин. На них неудержимо накатывал девятый вал драматических приключений.

 

ЛОДКА!

– Какой вообще смысл жечь костер, если самолеты принадлежат бандитам? – прервала наконец молчание Люси.

– Если мы хотим, чтобы нас спасли, нам необходимо подавать сигналы, – ответил Джек.

– Мы сознательно идем на риск, зажигая сигнальные огни. Ведь те, кому Билл посылал радиограммы, должны, по идее, забеспокоиться, не получая от него сообщений, и послать катера на наши поиски. И костер укажет им направление.

– Поскорее бы они приплыли, – сказала Дина. – У меня нет ни малейшего желания торчать тут месяцы напролет. Зимой здесь, наверное, не слишком приятно.

– Зимой? – в ужасе возопила Люси. – Сейчас же еще только май.

– Дина, как всегда, большая оптимистка, – заметил Филипп.

– Нечего язвить! – вспыхнула Дина. – Я просто реально смотрю на вещи. А это не паника и не пессимизм.

– Не начинайте только снова цапаться, – взмолилась Люси. – Нам нужно держаться всем вместе. И тебе, Филипп, совершенно необязательно выпускать своих мышей на прогулку в непосредственной близости от Дины. В конце концов, это подло.

Филипп тихо щелкнул пальцами, и зверьки мгновенно исчезли у него в кармане.

Кики презрительно закряхтел.

– Три маленьких негритенка бежали по следу котенка. Прыг-скок, прыг-скок!

– Орр! – согласился с ним Воркун. Очень комично было наблюдать за беседами тупиков с Кики. Они никогда не говорили ничего, кроме «Орр!», но каждый раз произносили это с новой, совершенно замечательной интонацией, так что невозможно было отделаться от ощущения, что между ними ведется настоящий полноценный диалог.

Ребята улеглись спать под открытым небом. Стояла прекрасная тихая ночь, в небе мерцали звезды. Люси решила пока не спать, чтобы понаблюдать за падающими звездами, но, как назло, звезды, видимо, решили сегодня не падать.

Постели получились очень удобными. Ребята растянули палаточные подстилки по густым зарослям вереска, а из ненужной пока одежды соорудили прекрасные изголовья. Легкий ветерок чуть шевелил их волосы. Ребята наслаждались покоем и свежестью ночи. Над их головами мирно сияли звезды. Вдалеке шумело море.

«Оно шумит, как ветер в листве деревьев, – засыпая, подумала Люси. – А ветер шумит в листве деревьев, как море. Ах, что-то мысли у меня путаются… путаются… пут…»

Следующий день выдался великолепным. Погода стояла ясная и спокойная, дым от сигнального костра белым столбом взмывал в небо. Джек с Филиппом без устали фотографировали птиц. Джек нетерпеливо заглядывал за край отвесной скалы. Ему очень хотелось спуститься с нее на несколько метров, чтобы получить новый ракурс для своих фотоснимков.

– Билл нам это строго-настрого запретил, – сказал Филипп. – И давай не будем. Что станет с девчонками, если с нами, не дай Бог, что случится? Мы уже сделали столько прекрасных фотографий, что совершенно необязательно ломать себе шею только для того, чтобы щелкнуть пару птичек, восседающих на труднодоступных выступах скал.

– Какая жалость, что тупики еще не отложили яйца! – сказал Джек. – Во всяком случае, я пока не обнаружил ни одного. Видимо, срок еще не подошел. А какие потешные, наверное, у тупиков птенцы! Очень хотелось бы на них взглянуть.

– Не отчаивайся! Еще увидишь, – сказал Филипп, не то смеясь, не то печалясь. – Мы тут просидим еще энное количество времени.

Ребята распределили свои обязанности таким образом, чтобы кто-то постоянно находился на вершине скалы, следя за окрестностями. Отсюда открывался прекрасный вид на весь остров. Ни одна лодка, которая захотела бы приблизиться к острову незамеченной, не ускользнула бы от их внимания. И в случае чего у них оставалось достаточно времени, чтобы подать сигнал тревоги и успеть спрятаться.

– Может быть, стоит все консервы и одежду, которые мы пока поместили под каменным навесом, перетащить в пещеру? – высказала свою озабоченность Люси, когда ребята закончили обсуждение текущих планов. – Сейчас все вещи лежат совершенно открыто, и их запросто можно обнаружить.

– Лучше прикроем их вереском, – сказал Джек. – Потому как будет ужасно неудобно по сто раз на дню лазить в пещеру, только чтобы достать оттуда пару банок консервов.

Они очень умело и тщательно замаскировали отверстие под каменным навесом кустиками вереска. Образовавшиеся заросли выглядели так естественно, что никому и в голову не пришла бы мысль об их искусственном происхождении.

– Если вдруг в окрестностях кто-то появится, у нас будет достаточно времени, чтобы покидать вещи в пещеру и залезть в нее самим, – сказал Джек. – Я первым заступаю на вахту. Между прочим, скуки в этом никакой нет. Там, наверху, столько птиц, а Кики так изгаляется над ними, что прямо в цирк ходить не надо.

Прошло два дня, в течение которых не произошло ничего особенного. Один раз они снова слышали гул пролетавшего самолета, но самого его так и не увидели. На берег вынесло еще множество обломков разбившейся «Счастливой звезды». Ребята купались, ели и спали. Они по очереди стояли на вахте, но не заметили за все время ничего тревожного.

Кики заступал на вахту вместе с Джеком. Воркун и Курлыка стояли в карауле под началом Филиппа. Как-то раз к Филиппу приблизился незнакомый тупик, что вызвало явное неудовольствие Курлыки. Зарычав, как сторожевая собака, она ринулась с низко опущенной головой на непрошеного гостя, и турнирные бойцы яростно скрестили в поединке свои мощные клювы. Филипп катался от смеха, наблюдая за комичной дуэлью.

Сменившись с вахты, он в подробностях описал ребятам «битву клювов», как он ее обозвал.

– Повсюду только и разговоров, что об оленях, которые дерутся между собой, пуская в ход рога. Но должен вам сказать, что поединок двух тупиков, которые бросаются друг на друга со своими мощными клювами наперевес, зрелище не менее впечатляющее.

– Ну и кто победил? – поинтересовалась Люси, слушавшая Филиппа с большим интересом. – Надеюсь, наша Курлыка.

– Естественно. Она не только одержала победу на поле боя, но еще и преследовала того тупика до самого порога его жилища. Готов спорить, что в результате трагического поражения бедняга лишился большей части своего оперения.

Во второй половине третьего дня на наблюдательном посту находился Джек. Стоя на вершине скалы, он обозревал расстилавшиеся перед ним морские просторы. В этот день дул довольно свежий ветер, и все море было покрыто «барашками».

Джек думал о Билле. Где он, что с ним приключилось? Удалось ли ему совершить побег? Может быть, он уже спешит на помощь ребятам? Как там тетя Элли? Знает ли она, что от Билла вот уже несколько дней нет никаких известий? Наверное, она ужасно беспокоится.

Погруженный в эти мысли, Джек машинально прислушивался к крикам птиц и рассеянно следил за их грациозным полетом над морской поверхностью. Вдруг он насторожился и сделал «стойку», как охотничья собака, почуявшая дичь. Далеко в море, у самого горизонта, он различил маленькую движущуюся точку. Он быстро схватил бинокль и увидел в него небольшую моторную лодку.

«Враги!» – пронеслось у него в голове. Он едва не вскочил на ноги, но тут ему подумалось, что у людей в лодке тоже может быть бинокль и, значит, они могут заметить его на вершине скалы. Он лег на живот, подполз к краю каменной площадки и, лишь очутившись вне поля зрения экипажа лодки, вскочил на ноги. Быстрее ветра он кинулся бежать в Ночную долину, где мирно загорали его друзья.

– Тревога! Тревога! – закричал он издалека. – Лодка на горизонте!

Ребята вскочили. Зеленые глаза Люси расширились от волнения до неправдоподобных размеров.

– Где? Далеко отсюда?

– Довольно далеко. Они доберутся сюда не раньше чем через десять минут. Быстро тащите вещи в пещеру.

– А костер? – Дина схватила в охапку шерстяные вещи и плащи.

– Пусть себе горит. Они все равно уже заметили дым. Быстрее! Люси, давай в темпе!

Вскоре все вещи уже валялись в беспорядке на полу пещеры. Джек вытащил из земли палку, служившую им ориентиром для входа в тайник.

– Думаю, они без нее обойдутся, – попытался пошутить он, чтобы приободрить Люси. Девочка слабо улыбнулась в ответ.

– Все в порядке? – Филипп еще раз тщательно оглядел все вокруг. Он подергал примятые кустики вереска. Упругие растения выпрямились, как по мановению волшебной палочки. Потом он нагнулся, подобрал с земли валявшуюся ложку и сунул ее в карман Теперь ничто не указывало на то, что всего лишь несколько минут назад на этом месте беззаботно загорала на солнце веселая ватага друзей.

– Да иди же ты, наконец, Хохолок! Что ты там возишься? – Джек чувствовал себя как на раскаленных углях. Девочки уже скрылись в пещере. Джек тоже скользнул в потайное отверстие, а вслед за ним под землей исчезла и встрепанная голова Филиппа.

Джек тщательно расправил вереск, закрывавший вход в пещеру.

– Так! Теперь нам не о чем беспокоиться, если только, конечно, кто-нибудь из них не ухитрится наступить на дыру, как Филипп тогда ночью. Вряд ли кому-то придет в голову, что здесь может быть пещера.

– Я чувствую себя прямо как тупик, – сказал Филипп. – Так и тянет начать что-нибудь рыть. Не желаете отрыть себе по маленькому окопчику и залечь в него?

– Брось свои шуточки, пожалуйста! – взмолилась Люси. – У меня совершенно не подходящее настроение. Я едва дышу, и сердце колотится безумно. Вы что – разве не слышите?

Нет, никто этого не слышал. И неудивительно, потому что их собственные сердца бились так быстро и так громко, что заглушали все посторонние звуки.

– Можно говорить шепотом? – глухо спросила Дина.

– Думаю, можно, – сказал Джек. – Только не громко. А когда над нами кто-то появится, нужно будет очень внимательно слушать, чтобы разобраться, с кем мы имеем дело: с друзьями или с врагами. Вдруг это друзья, а мы не поймем, что нас пришли спасать. Они уйдут, а мы останемся тут сидеть, как… тупики.

Только не это! Такая перспектива была еще хуже, чем быть обнаруженными врагами. Словно окаменев, ребята замерли и напряженно прислушались, ловя каждый звук, каждый шорох. «Друг или враг, друг или враг?» – безостановочно мелькало в голове у Люси. Она была не в состоянии думать ни о чем другом, в голове стучали одни и те же слова: «Друг или враг, друг или враг…»

– Тсс! – вдруг прервал молчание Джек. – Кто-то идет.

Но это были всего лишь Воркун с Курлыкой. Они торопливо распихали вереск по сторонам и, хлопая крыльями, ввалились в пещеру. Растения распрямились и встали на место, а тупики завертели головами в поисках Филиппа.

Они перепугали ребят до смерти.

– Ах вы, паршивцы! – тихо выругался Филипп. – Вы же могли выдать наше убежище! Теперь – ни слова!

– Орр! – громко сказал Воркун.

Филипп резко отпихнул его в сторону. Тупик удивленно попятился. Любимый хозяин впервые обошелся с ним столь неласково. Он оскорбленно повернулся и шмыгнул в один из лазов, ведущих из пещеры на поверхность земли. За ним молча последовала Курлыка. Ребята с облегчением перевели дух, увидев, что птицы покинули пещеру.

– Тсс! – снова прошептал Джек. – Теперь точно они.

 

КИКИ И БАНДИТЫ

Ребята почувствовали, как от чьих-то шагов затряслась земля над их головами. Потом послышался голос:

– Все тщательно обыскать. Кто-то должен был поддерживать огонь.

– На этом паршивом островишке нет никаких укрытий, – возразил другой голос. – По таким отвесным скалам не поползаешь, стало быть, там искать нечего. А здесь, в долине, нет никого, кроме этих дурацких птиц.

Потом ребята услышали, как кто-то чиркнул спичкой. Видимо, один из «гостей» закурил сигарету. Брошенная спичка медленно скользнула сквозь ветки вереска и приземлилась точно на Динино колено. Она чуть не вскрикнула от неожиданности. Враги были совсем рядом, в угрожающей близости!

– Глянь-ка! – снова послышался мужской голос. – Что это? Кусок серебряной фольги. Тайник должен быть где-то поблизости.

Ребята окаменели от ужаса. Филиппа бросило в жар, когда он вспомнил, как ветром отнесло в сторону кусочек фольги от его шоколада, а он поленился побежать за ним. И вот теперь враги его обнаружили. Кретин несчастный!

Кики спрыгнул с плеча Джека. Мальчик беспокойно пошарил в темноте. Куда подевался попугай? Только бы он не начал своих выступлений, сидя прямо под ногами «гостей».

Кики последовал за Воркуном и Курлыкой. Тупики стояли у входа в лаз и внимательно разглядывали незнакомцев своими обведенными красными кругами глазами.

– Эй, глянь-ка на этих комиков с багровыми носами! – сказал один. – Что это за образины?

– Это? Это тупики, или морские попугаи, или что-то в этом роде, – ответил другой.

– Воркун и Курлыка, – вежливо представил их Кики. Его не было видно снаружи, поскольку он устроился в лазе позади тупиков и не решался двигаться дальше, побаиваясь их острых клювов.

– Ты слышал? – спросил первый.

– Да, мне показалось, что я что-то слышал. Но тут стоит такой гомон от всех этих птиц, что собственного голоса не слышно.

– Тише мыши, кот на крыше, – заключил Кики и нагло загоготал.

Мужчины испуганно уставились на тупиков, горделиво поглядывающих на них.

– Что?.. Эти птицы умеют говорить? – потрясенно выдавил из себя один. Кики продолжал гоготать, а потом хрипло закашлялся.

– Странное дело! – Первый незнакомец поскреб подбородок и задумчиво посмотрел на Воркуна и Кур-лыку. Никто, кроме этих тупиков, не мог хохотать и кашлять. Кики был вне пределов видимости.

Воркун распахнул свой тяжелый клюв.

– Орр! – громко и отчетливо сказал он.

– Вот! – крикнул один их мужчин. – Сейчас я точно видел, как он раскрыл клюв. Птицы умеют говорить. Наверное, это морские попугаи, а попугаи-то – говорящие птицы.

– Да, если их научить разговаривать, – возразил ему другой. – А значит, здесь кто-то есть.

– Ладно, кончай! Нечего терять время с этими дурацкими пичугами. – Первый незнакомец собрался уходить. – Надо прочесать берег. Жаль, что катер во время шторма разбился. Можно было бы прихватить с него часть припасов.

В этот момент Кики вздумалось продемонстрировать треск проезжающего вдали мотоцикла. Незнакомцы снова остолбенели от изумления.

– Ну и ну! Как будто мотоцикл проехал, – сказал один, неуверенно смеясь. – Пошли отсюда, нас окружают приведения! Ничего, мы еще отловим эту банду, шляющуюся по острову!

Голоса мужчин смолкли вдали. Ребята вздохнули с облегчением. Кики вернулся в пещеру.

– Как жаль, как жаль! – острожно просипел он.

– Болван! – свирепо прошипел Джек. – Ты нас чуть не выдал. Теперь умолкни и марш на место! Если скажешь еще хоть слово, я тебе клюв носовым платком замотаю.

– Орр! – пробурчал Кики и сунул голову под крыло. Он обиделся.

У ребят было ощущение, что прошло уже много часов. Они продолжали тихо, не двигаясь, сидеть в пещере. Голоса наверху умолкли. Земля над их головами больше не осыпалось под тяжестью шагов бандитов.

Первой, как всегда, потеряла терпение Дина.

– Я уже вся одеревенела. Долго нам еще тут сидеть? – спросила она шепотом.

– Подождем еще немного, – тоже шепотом ответил Джек. – Рановато еще выбираться наружу.

– Я есть хочу, – пожаловалась Люси. – Мы захватили с собой какую-нибудь еду? И пить хочется.

Джек на минуту задумался. Может быть, попробовать высунуться из норы? Только он собрался встать, как вдалеке послышался перестук мотора.

– Катер! – с облегчением воскликнул Джек. – Паразиты закончили охоту и убираются восвояси. Подождем еще минутку. А потом я полезу на разведку.

Они напряженно прислушивались. Звук мотора ослабевал, а потом и вовсе смолк вдали.

Джек острожно высунул голову из пещеры. Перед глазами не было никого, кроме тупиков. Воркун и Кур-лыка расположились рядом с входом. Увидев Джека, они вежливо приподнялись и приветствовали его короткой гортанной фразой.

Джек выбрался на поверхность. Улегшись на землю, он приложил бинокль с глазам и внимательно принялся обшаривать море. Наконец он обнаружил катер, который с высокой скоростью удалялся от острова и стремительно уменьшался в размерах.

– Все в порядке, – крикнул мальчик друзьям. – Он уже почти исчез за горизонтом. Можете вылезать.

Скоро они снова расположились со всеми удобствами в Ночной долине, и девочки стали собирать на стол. Есть всем хотелось страшно. Лимонада больше не было.

Пришлось пить воду из каменного резервуара, которой после дождя заметно прибавилось. Вода чуть нагрелась на солнце и имела чудесный свежий привкус. Филипп, урча от удовольствия, навалился на мясо.

– Нам снова зверски повезло, – невнятно проговорил он с набитым ртом. – Они нас чуть не накрыли.

– Ну и перепугалась же я, когда спичка свалилась мне на колено! – призналась Дина. – Я чуть не заорала.

– А потом нас Кики чуть не заложил. – Джек накрыл галету толстым куском мяса. – Кики, что это тебе вздумалось во всю глотку орать «тише мыши, кот на крыше»? Мне было очень стыдно за тебя.

– Он дуется, – рассмеялась Дина. – Смотри, он повернулся к тебе спиной и делает вид, будто тебя нет на свете. Конечно, он обиделся, что ты на него наорал.

Джек усмехнулся. Потом крикнул тупикам, как обычно, восседавшим рядом с Филиппом:

– Эй, Воркун и Курлыка, давайте ко мне! У меня есть для вас что-то вкусненькое!

Тюленьей походкой, переваливаясь, тупики приблизились к нему и с серьезной миной приняли от него кусочки печенья.

Это переполнило чашу терпения Кики. Он рывком повернулся к Джеку и завопил:

– Гадкий мальчишка, гадкий мальчишка! Бедный попка, бедный попка! У попки насморк. Поставь котел на огонь! Гадкий мальчишка, гадкий мальчишка! – Потом бурей налетел на ошалевших тупиков и принялся осыпать их ударами клюва.

Воркуну это не понравилось, и он врезал Кики в ответ. Получив отпор, Кики чуть попятился и испустил свой знаменитый «гудок скорого поезда». Услышав его, тупики в панике бросились под защиту Филиппа и спрятались за его спиной, в страхе таращась на Кики и готовые дать деру в соседнюю пещеру.

Ребята визжали от хохота. Кики, осторожно поглядывая по сторонам, двинулся к Джеку.

– Бедный Кики, бедный Кики! Противный мальчишка!

Джек протянул ему лакомство. Кики немедленно взлетел к нему на плечо и, победно сверкая глазами, зыркнул в сторону тупиков.

– Орр! – вызывающе крикнул он. – Орр!

– Кики, кончай орать мне в ухо, – сказал Джек. – А потом, позволь дать тебе добрый совет: держись некоторое время от Воркуна подальше. Он тебе так быстро эту потасовку не забудет.

– Где будем спать этой ночью – снова под открытым небом? – перебила его Дина, убирая со «стола». – Честно говоря, не испытываю ни малейшего желания снова лезть в дыру.

– Думаю, можно будет спокойно переспать наверху, – ответил Джек. – Вряд ли эти типы вернутся на остров ночью. Жаль только, что нам не удалось их разглядеть!

– Голоса у них ужасно злые и грубые, – поежилась Люси.

– А нам повезло, что штормом унесло палатки, – неожиданно сказала Дина. – Если бы не это, мы не провалились бы в пещеру и не знали бы, где спрятаться.

– Правда, – согласился Филипп. – Они еще вернутся? На всякий случай нам нужно и дальше стоять в карауле и жечь костер. Это для нас единственная надежда на спасение – да и для Билла тоже. Потому как если нас отсюда не заберут, то некому будет освободить и Билла.

– Бедный Билл, – сказала Люси. – Он хотел исчезнуть из дома, а в результате исчез и отсюда.

– Эти типы наверняка раскидали костер. – Джек неожиданно заметил отсутствие дыма над скалой. – Гады ползучие! Видимо, решили понаблюдать, разведем ли мы его снова. Если здесь опять появится дым, это будет для них доказательством того, что на острове кто-то прячется.

– И все-таки мы его разожжем снова, – немедленно ответил Филипп. – Пусть себе смотрят! Будет гореть, сколько нам нужно. Думаю, им не очень-то хочется, чтобы костер заметил еще кто-то: вдруг кто-нибудь помешает их темным делишкам.

Ребята быстро взобрались на скалу и принялись снова раскладывать костер. Бандиты основательно поработали над его уничтожением. Пепел и полусгоревшие куски дерева были разбросаны по земле. Ребята быстро и искусно соорудили новый костер и разожгли его. Пламя взметнулось в небо. Когда огонь хорошенько разгорелся, они навалили сверху кучу водорослей. Из костра повалил густой черный дым.

– Эй, друзья! Видите наш сигнал? – повернувшись к морю, вызывающе крикнул Джек. – Что – съели? Вы у нас еще попляшете!

 

НОВЫЙ ВИЗИТЕР

Майское солнце основательно подкоптило ребят.

– Если бы мама могла нас сейчас увидеть, ей и в голову не пришло бы снова величать нас «чахлыми созданиями», – сказал Филипп. – К Джеку и Люси вернулись все их временно утраченные веснушки, да еще, пожалуй, с приличной добавкой.

– О-хо-хо! – Люси потерла свою загорелую мордашку, усеянную веснушками. – Как жаль! А я так обрадовалась, что за время болезни они у меня как бы выцвели.

– Я начисто перепутал все дни недели, – сказал Джек. – Хоть бейте, не знаю, какой сегодня день, вторник или среда.

– Сегодня – пятница, – заявил Филипп. – Я сегодня утром как раз все подсчитал. Мы торчим здесь уже довольно долго.

– Неужели прошла всего лишь неделя, как мы уехали из дому? – удивилась Дина. – Мне кажется – прошло целых полгода. Как-то там мама?

– Наверное, дергается из-за нас, – сказал Филипп. – А может быть, и нет, ведь она думает, что мы по-прежнему вместе с Биллом.

– А мы-то как раз и не вместе, – вздохнула Люси. – Если бы только знать, где он и что с ним! Или если бы у нас, по крайней мере, была лодка! Мы бы поплыли его искать. Его увезли куда-то в западном направлении. Там же все время и самолеты летают.

– Откуда нам взять лодку? – Филипп вскочил на ноги. – Надо подбросить дровишек. А то дым что-то ослабел. Воркун и Курлыка, вы со мной?

– Орр! – с готовностью прокартавили в ответ тупики и заковыляли к утесу. В последнее время Воркун взял себе за правило регулярно снабжать Филиппа рыбой. Эта его снабженческая деятельность ужасно развлекала ребят. Когда тупик в первый раз притащился к ним с подарком в клюве, они сначала просто не разобрали, что он им приволок. И лишь когда «рыболов» подошел к ним вплотную, они поняли и оценили благородство его порыва и разразились гомерическим смехом.

Джек прямо валялся от хохота.

– Филипп! У него в клюве шесть или семь рыбешек. Ты только посмотри, как он их уложил! Валетом: хвост к голове, голова к хвосту. Воркун, как это ты ухитрился все так устроить?

– Большое спасибо, старичок, – сказал Филипп, – когда Воркун выложил перед ним свой улов. – Ты очень щедр.

С тех пор Воркун приносил им рыбу не реже раз на дню. Филипп знал, как ее готовить. Ребята варили ее на костре и уплетали потом, заедая галетами с маслом. Воркун тоже не отказывался от своей порции, и, похоже, вареная рыба нравилась ему не меньше сырой. А вот Курлыка даже не касалась ее.

– Пока Воркун снабжает нас рыбой, у нас вообще не будет никаких проблем с едой, – довольно заметил Джек. – Кики, не будь таким вредным! Не порти Воркуну настроение, не мешай ему делать нам подарки.

Каждый раз, когда Кики видел Воркуна с рыбой в клюве, он пытался его прогнать. Сам он не умел ловить рыбу и ужасно сердился, видя, что Воркун постоянно что-то приносит ребятам в подарок.

– Гадкий мальчишка, гадкий мальчишка! – злобно скрипел он, но Воркун не обращал на него никакого внимания.

Ребята сидели у костра, время от времени подкидывая в огонь кусочки дерева, и вяло ковыряли в нем палками. Ветер относил дым на север. Джек взял в руки бинокль и стал смотреть на море.

– Эй! Там снова какая-то лодка! – вдруг крикнул он. – Филипп, посмотри-ка в свой бинокль.

Мальчики напряженно всматривались в море. Девочки ждали, едва сдерживая нетерпение. Невооруженным глазом вообще ничего не было видно.

– Интересно, это та же лодка? – волнуясь, спросил Филипп. – Она приближается. Скоро будет ясно – она это или не она.

– Это другая лодка, – сказал Джек, – поменьше. И плывет с другой стороны. Впрочем, они могли это специально придумать, чтобы обмануть нашу бдительность.

– А как мы узнаем, кто это – друзья или враги? – спросила Люси. – Снова будем прятаться?

Джек протянул ей бинокль и, сверкая глазами, повернулся к Филиппу.

– Филипп, в лодке всего один человек. Когда он сойдет на берег, лодка останется без присмотра. Предлагаю захватить ее.

– Нужно попробовать! – Филипп прямо-таки горел от возбуждения. – Это моторная лодка, правда, совсем маленькая, но для нас четверых сгодится.

– Захватить лодку! Как это вы себе представляете? – Дина не сводила глаз с приближающейся точки. – Если он нас заметит, то не мы лодку, а он нас захватит.

– Дай мне бинокль! – Филипп нетерпеливо вырвал бинокль у нее из рук. – Что ты к нему присосалась?! Джек едва сдерживал волнение.

– Давайте-ка все обсудим. Этот парень явно приплыл сюда не для того, чтобы освободить нас. Иначе он прибыл бы не один и не в такой маленькой посудине. Если бы Билл успел подать сигнал тревоги, сюда прислали бы судно побольше и в сопровождении нескольких человек. Потому что нельзя исключить возможность столкновения с теми самыми неизвестными врагами. Поэтому не думаю, что лодка прибыла сюда во имя нашего спасения.

– Значит, не исключено, что это какой-то маневр врага, – подхватил Филипп. – Знают они, что на острове нет взрослых? Это, конечно, зависит от того, что им рассказал Билл. Значит, мы должны быть готовыми к тому, что они специально заслали сюда человека, который будет выдавать себя за «друга детей», чтобы облапошить нас. Под предлогом нашей безопасности он постарается заманить нас в лодку. А потом нас посадят под замок, как Билла.

Люси слушала Филиппа с расширенными от волнения глазами.

– Ни за что не полезу в лодку! – воскликнула она. – Джек, что ты предлагаешь?

– Вот послушайте! – сказал Джек, и у меня есть план. Только придется поработать всем, и вам, барышни, тоже.

– Да говори же наконец, что ты придумал, – нетерпеливо крикнула Дина.

– Первым делом нужно проследить, где он причалит, – сказал Джек. – Либо в маленькой бухточке, где раньше стояла «Счастливая звезда», либо просто вытащит лодку на берег. Скоро мы это увидим.

– Ну и что дальше? – Люси пылала от волнения.

– Потом мы с Диной спрячемся где-нибудь недалеко от лодки. Человек сойдет на берег, чтобы поискать нас, и тогда навстречу ему отправитесь вы с Филиппом.

– Я не могу! – испуганно вскричала Люси.

– Ну тогда ты где-нибудь спрячешься, а к нему выйдет один Филипп. Он должен будет заманить «друга детей» в подземную пещеру, где мы его и замуруем. Снабдим его консервами, потом завалим вход, возьмем лодку и отвалим отсюда.

Ребята замолчали, осмысливая дерзкий план.

– А как это я заманю его в пещеру? – поинтересовался наконец Филипп. – Это должно быть что-то вроде приглашения мухе от паука пожаловать в гости. Боюсь только, что муха не примет приглашения.

– Ну ты мог бы, например, провести его через колонию тупиков, а в нужном месте подставить ему ножку. – Джек нетерпеливо пожал плечами. – Я бы это сделал одной левой.

– Вот и давай! – сказал Филипп. – А я вместо тебя спрячусь возле лодки и возьму ее на абордаж. Но что будет, если тебе не удастся завалить его в пещеру? Что я буду делать с захваченной лодкой?

– Дурацкий вопрос! Если ты увидишь, что мне не удалось захомутать мужика, поднимешься на борт и выйдешь в море. Там дождешься, пока стемнеет, потом тихонько отгребешь назад и заберешь нас. Но можешь не беспокоиться, он у меня, как миленький, отправится в подземное путешествие! Я брошусь на него, как нас учили в школе на тренировках по регби.

Люси с восхищением посмотрела на Джека. Какой же он храбрый!

– Я с тобой, – с готовностью заявила она. – Мы пойдем на него вместе.

– Мы должны делать вид, будто верим всему, что он говорит, – поучительно заметил ей Джек. – Это будет поединок интеллектов. Он будет плести небылицы, пытаясь облапошить нас, а мы будем стараться обдурить его.

– Надеюсь, он на нас не рассердится! – У Люси немного побледнело лицо от страха.

– Скорее всего, он будет стараться выглядеть как можно безобиднее, – сказал Джек. – Наверное, будет выдавать себя за ученого-натуралиста или что-нибудь в этом роде и набиваться к нам в друзья. Ну ничего, я с ним сыграю веселенький спектакль.

– Лодка все ближе! – крикнул Филипп. – В ней действительно всего один человек. В солнечных очках.

– В солнечных очках? Небось прячет за ними свои злобные глазки, – дрожа, сказала Люси. – Джек, нам не пора еще вылезать?

Джек задумался.

– Встанем рядом с костром и будем со страшной силой размахивать руками. И не забудь, что я тебе сказал: ни в чем мне не противоречь. Филипп и Дина, а вам пора в путь-дорогу!

– Интересно, где он причалит? – подумала вслух Дина. – Ага, он прямиком направляется в Потайную гавань. Значит, он бывал здесь и раньше.

– Вот видите! – победно крикнул Джек. – Если бы он приплыл сюда впервые, ему ни за что не удалось бы так с ходу обнаружить эту гавань. Значит, он приплывал сюда на большом катере.

Когда лодка приблизилась к скалам, Джек и Люси выпрямились во весь рост и замахали руками. Человек в лодке помахал им в ответ.

– Дина, Филипп, спрячьтесь где-нибудь за скалами недалеко от Потайной гавани! – сказал Джек. – Не вылезайте, пока он не сойдет на берег и не встретится с нами. После этого смело спускайтесь к воде, залезайте в лодку и будьте в полной боевой готовности. Если мой план сработает, мы – спасены. У нас будет заложник и лодка, чтобы свалить отсюда.

– Ура! – заразившись энтузиазмом Джека, заорал Филипп.

– Гип-гип-ура! – присоединился к нему Кики и мягко приземлился на плечо к Джеку. Он по собственной инициативе слетал на разведку и только что возвратился.

«Наверняка снова летал ругаться с чайками», – решил Джек.

– Кики, ты тоже можешь поучаствовать в представлении, – сказал он. – Но только избегай, пожалуйста, неуместных выражений!

– Вызови доктора! – серьезно ответил Кики. – Доктор убыл.

Филипп вскочил на ноги.

– Лодка входит в гавань. Дина, пошли прятаться! На ходу они обернулись и помахали Джеку и Люси руками:

– Удачи вам!

 

ТЕОБАЛЬД СТИЛЛ

Мужчина умело провел лодку в узкую каменную бухту, где совсем недавно стояла «Счастливая звезда». Увидев обрывок причального каната, висевший на скале, он изумленно покачал головой.

Дина с Филиппом спрятались чуть поодаль, наверху, за огромным обломком скалы. Они не решались высунуться из-за него, чтобы взглянуть, что делает непрошеный гость.

Джек и Люси в ожидании стояли на вершине утеса. Люси нервничала.

– У меня колени совершенно ватные, – пожаловалась она.

Джек усмехнулся.

– Только не трусь. Все будет в порядке. Вот он идет! Кстати, если тебе не хочется говорить, то и не говори.

По высоким ступеням импровизированной каменной лестницы поднимался тощий как скелет мужчина. Он был одет в свитер и шорты, из которых торчали длинные, сухие, как спички, ноги. Его глаза были скрыты под темными стеклами очков, над которыми нависал высокий лоб. Его физиономию, красную и шелушащуюся от загара, украшали маленькие тоненькие усики. Джек не обнаружил в его внешности ничего угрожающего.

– Привет, привет! – подойдя к ребятам, крикнул он. – Я был очень удивлен, узнав, что на этом острове есть люди.

– А кто вам рассказал об этом? – быстро спросил Джек.

– Да никто. Я просто увидел ваш костер. Что вы здесь делаете? У вас на острове лагерь?

– Что-то в этом роде, – туманно ответил Джек. – А чем вы здесь занимаетесь?

– Я орнитолог, – важно ответил мужчина. – Тебе известно, что это такое?

Джек усмехнулся про себя. Задать такой вопрос именно ему, который считает себя знающим орнитологом!.. Впрочем, пусть себе думает, что напал на совершеннейшего профана.

– Орни… орни… орниболог? – запинаясь, повторил он, как будто впервые услышал это слово. – А что это такое?

– Это ученый, изучающий жизнь птиц, – ответил мужчина. – Любитель птиц, собирающий информацию об особенностях различных видов пернатых.

– Значит, вы приехали сюда наблюдать за птичками? – спросила Люси, чтобы тоже принять участие в разговоре. Она уже немного успокоилась. В этом человеке не было ничего страшного.

– Да. Я и раньше здесь бывал, очень много лет назад, когда еще был совсем маленьким. – Он улыбнулся. – И вот захотелось снова повидать эти места. Но каково же было мое удивление, когда на подходе к острову я заметил столб дыма. Как это понимать? Вы решили поиграть в потерпевших кораблекрушение? Я знаю, дети любят такие игры.

Вообще говоря, на большого знатока детских душ он походил мало. Кроме того, и Джеку, и Люси показалось, что он считает их моложе, чем они были на самом деле. «Сейчас он запоет нам детскую песенку», – усмехаясь про себя, подумал Джек.

– Вы хорошо знаете птиц? – громко спросил он, не отвечая на вопрос орнитолога.

– О морских птицах мне известно не слишком много, – признался тот. – Собственно, именно поэтому я и приехал на эти острова. В других видах птиц я разбираюсь лучше.

«Ага! – подумал Джек. – Конечно, он говорит это только для того, чтобы мы не задавали ему неудобных вопросов».

– А у нас есть два ручных тупика, – неожиданно ляпнула Люси. – Хотите их посмотреть?

– О, с большим удовольствием, дитя мое. – Орнитолог приветливо улыбнулся девочке. – Да, кстати, меня зовут Стилл, Теобальд Стилл.

– Стилт? – хихикнула Люси. Фамилия стопроцентно подходила этому худосочному типу, смешно вышагивающему на своих тощих ногах. Джек закусил губу, чтобы не расхохотаться.

– Нет – Стилл, – с улыбкой поправил девочку Теобальд. – А как тебя зовут?

– Люси. А это мой брат Джек. Хотите посмотреть на тупиков? Тогда пойдемте с нами.

– Ас кем вы сюда приехали? – поинтересовался мистер Стилл. – Я был бы рад приветствовать ваших взрослых попутчиков. И где ваша лодка?

– Она разбилась во время шторма, – серьезно ответил Джек.

– Какой ужас! Как же вы доберетесь до дому? – Стилл сочувственно посмотрел на ребят.

– Осторожно! – Джек схватил его за рукав, потому что орнитолог едва не угодил в одну из тупиковых нор. – Смотрите, пожалуйста, под ноги. Здесь вся земля изрыта тупиками.

– Господи, сколько же здесь птиц! – Теобальд с изумлением остановился. Он был так увлечен беседой с ребятами, что только сейчас обратил внимание на гигантскую колонию тупиков. В глазах Джека, эта рассеянность говорила не в пользу Стилла. Настоящий орнитолог не мог безучастно вести себя посреди такого скопления тупиков. По мнению Джека, при первом же взгляде на это великолепие он должен был просто захлебнуться от восторга.

– Изумительно, просто потрясающе! – заголосил наконец Теобальд. – Ни разу в жизни не видел еще в одном месте такого количества птиц. А у вас в самом деле есть два ручных тупика? Совершенно невероятно.

– Они принадлежат Филиппу, – сказала Люси… и чуть не прикусила себе язык.

– Мне казалось, твоего брата зовут Джек? – Теобальд вопросительно взглянул на девочку.

– Она перепутала, – промямлил Джек, не придумав ничего более умного. Они находились уже буквально в двух шагах от подземной пещеры. Еще немного, мистер Стилл!

Люси начала нервничать. Что, если этот Стилл не попадет в дыру, когда Джек поставит ему ножку? Что, если вместо это он набросится на Джека? А вдруг… вдруг у него есть револьвер? Правда, вид у него не слишком воинственный, но как знать. Люси исподтишка бросила взгляд на карманы его коротких штанов: не высовывается ли из них оружие?

Однако карманы его шортов были так набиты всякой всячиной, что ничего нельзя было разобрать. Джек слегка толкнул сестру.

– Отойди в сторону! – прошептал он. Сердце у Люси заколотилось, она стала незаметно отставать.

Между тем Джек и Стилл подошли к самому входу в пещеру. Чтобы его было легче найти, ребята, как всегда, воткнули поблизости палку.

Разглядывая окрестности сквозь темные очки, Теобальд продолжал вышагивать на своих тощих ногах. Вдруг Джек сделал ему подножку и одновременно сильно толкнул в плечо. Ошеломленный Стилл потерял равновесие и рухнул на землю возле самого входа в пещеру. Не давая ему опомниться, Джек наклонился и сильно пихнул его в спину. Бум… И Теобальд исчез в пещере.

В руке Джека чуть-чуть подрагивала увесистая дубинка. Он раздвинул вереск и наклонился над дырой. В слабом свете подземелья он разглядел Теобальда Стилла, который со стоном уселся на полу.

– Дрянной мальчишка! – увидев лицо Джека, зло крикнул он. – Ты что это вытворяешь? – Падая, он потерял очки. Джек удивился, увидев выражение его глаз. Оно не было каким-то особенно злым или яростным, взгляд был скорее растерянным, а глаза немного слезились. Стилл поднял голову, его лицо перекосилось от боли.

– Извините, – с сожалением сказал Джек. – Но я не мог иначе. Вы прекрасно знаете, о чем идет речь. Так что можете больше не морочить нам голову. Нам отлично известно о вашей банде.

– Что ты несешь? – Стилл встал на ноги и высунул голову из пещеры.

Джек тут же поднял дубинку.

– Назад! – угрожающе крикнул он. – Вы арестованы. Это ведь вы схватили Билла, не так ли? Долг платежом красен. Если только вы осмелитесь сделать малейшую попытку вылезти из пещеры, я вот этой дубинкой проломлю вам череп.

Теобальд торопливо спрятал голову под землей. Люси побледнела.

– Джек, ему, наверное, больно. Неужели ты его в самом деле ударишь?

– Конечно! Люси, вспомни о Билле! И о нашей «Счастливой звезде»! В конце концов, этот тип – один из тех, кто виноват в том, что мы застряли на этом острове. Если только мы позволим ему вернуться на лодку, он приведет с собой своих сообщников, и они будут гоняться за нами, пока не схватят. Нам нельзя теперь отступать.

– Да, конечно, но все-таки я не хочу, чтобы ты его бил. Дине, может быть, было бы и наплевать на это, но я не такая.

– Послушайте-ка! – крикнул Теобальд из-под земли. – Может быть, все-таки объясните, что все это значит? Это просто неслыханно! Я приплываю на этот птичий остров с совершенно мирными намерениями – надеюсь, это не преступление? – вы заманиваете меня сюда, ставите мне подножку и запихиваете в эту дыру. Я весь расшибся при падении. А теперь вы еще собираетесь избить меня дубинкой, если я только попытаюсь выбраться наружу. Вы – пара опасных маленьких негодяев!

– Мне очень неприятно, – повторил Джек. – Но вы должны согласиться, у нас нет другого выхода. Наш катер погиб, Билл пропал, мы просто обязаны добыть лодку. Не оставаться же нам всю жизнь на этом острове.

Теобальд был так изумлен и возмущен словами Джека, что, позабыв обо всем на свете, снова попытался высунуться из пещеры, но, увидев дубинку, быстро уселся на место.

– Ты хочешь сказать, что вы собираетесь отобрать у меня лодку? Какая беспредельная наглость! Подождите, ваши родители обо всем узнают! И, будьте уверены, выпорют вас как Сидоровых коз!

 

ТЕОБАЛЬДУ ОСТРОВ НЕ НРАВИТСЯ

– Ты видишь ребят? – спросил Джек сестру. – Филипп должен быть в лодке, чтобы в случае необходимости немедленно выйти в море. А Дина наверняка стоит где-нибудь на берегу и поджидает нашего сигнала.

Люси посмотрела в сторону берега. Дина стояла у подножия скалы, тревожно озираясь по сторонам. Филиппа видно не было.

Люси помахала Дине руками.

– Все в порядке! – крикнула она. – Он заперт в пещере.

Дина помахала ей в ответ и исчезла, чтобы известить Филиппа. Вскоре оба показались на берегу и поспешили к птичьей колонии, чтобы услышать обо всем из первых рук.

– Он попался! – гордо крикнул Джек. – Все было совершенно элементарно. Бум – и голубчик в капкане.

– Кто это там? – раздался из-под земли жалобный голос Теобальда. – Есть тут еще кто-нибудь, кроме этих ужасных детей? И скажите мне наконец, что здесь происходит! Я блуждаю в потемках.

– Это точно, – усмехнулся Джек. – Филипп, позволь тебе представить мистера Стилта.

– Его действительно так зовут? – удивленно спросил Филипп.

– Меня зовут Стилл! – рассерженно крикнул Теобальд. – Запомни это! Какие отвратительные дети! Дайте мне только выбраться отсюда, я буду на вас жаловаться. Вы еще получите по заслугам. Никогда еще мне не приходилось сталкиваться с таким безобразным отношением.

– Он совсем не страшный, – сообщил Джек друзьям. – Он говорит, что... как вы себя назвали, мистер Стилт?

– Ор-ни-то-лог, болван ты этакий! – завопил Стилл.

– А что это такое? – притворно удивился Филипп. Остальные радостно заржали.

– Выпустите меня отсюда! – снова завопил мистер Стилл, осторожно приближая голову к входному отверстию, готовый в случае опасности немедленно ее отдернуть.

Такая опасность была налицо.

– Уберите свою голову! – угрожающе крикнул Джек. – А то получите по ней дубинкой раньше чем успеете пикнуть. Можете быть в этом совершенно уверены. Правда, это не доставит мне никакого удовольствия. Но думаю, когда вы напали на Билла, то не слишком с ним церемонились. Долг платежом красен.

– Что за чушь ты там постоянно несешь? – раздраженно сказал Теобальд. – У тебя просто не все дома. Вы что, хотите мне доказать, будто на этом острове нет никого, кроме вас? Не верю ни единому вашему слову. Немедленно приведите сюда кого-нибудь, с кем я мог бы поговорить нормально! Я отказываюсь оставаться в этом подземелье. Никогда в жизни мне еще не приходилось сталкиваться с такими мерзопакостными детьми. По-моему, вы здесь заигрались в казаки-разбойники! Ух!

Тут настала очередь Кики. Поблескивая глазами, он внимательно прислушивался к оживленному разговору и теперь решил вмешаться.

– Ух! Ох! Ух!

Он подлетел к входу в пещеру и, кося глазом, заглянул в темноту.

– Ух! – повторил он и зычно расхохотался.

Теобальд не поверил своим глазам. Неужели это попугай уселся у входа в пещеру и нахально орет «ух» и «ох»?

– Это что… это один из ваших ручных тупиков? – запинаясь, спросил он.

– Вы, кажется, орнитолог, – презрительно напомнил Джек. – То, что Кики попугай, по-моему, должно быть понятно любому профану!

– Но откуда здесь попугаи? – изумленно спросил Теобальд. – Они ведь в этих местах не водятся. Мне кажется, я вижу сны, но какие-то дурацкие.

В этот момент сквозь боковой лаз в пещеру протиснулся тупик.

– Орр! – раздался в темноте его гортанный голос. Мистер Стилл вздрогнул. Все, что он мог различить в темноте, были два злобно сверкающих глаза и пестрый клюв.

– Поди прочь! – Мистер Стилл попытался прогнать птицу.

– Поди прочь! – заорал Кики сверху. – Ух! Ох! Орр!

– Кажется, здесь собрались одни сумасшедшие, и я в их числе, – сказал Теобальд, который уже не знал, что и думать.

– Орр, – снова подал голос тупик и вразвалочку направился к выходу из пещеры. Судя по его взволнованному словоизлиянию, тупик подробно докладывал супруге о своей странной встрече с невиданным ранее человекообразным тупиком, поселившимся в пещере.

– Что будем делать дальше? – тихо спросил Филипп. – Думаете, он в самом деле из банды? На меня он производит какое-то странноватое впечатление.

– На это они и рассчитывают, – сказал Джек. – Никакой он не орнитолог. Он просто прикидывается этаким чудаком не от мира сего. Помнишь, мы уже встречали таких чудаковатых любителей птиц. Но этот явно переигрывает. Невооруженным глазом видно, что в нем все не настоящее. Слава Богу, что у него нет пистолета! Я этого больше всего боялся.

– Я тоже, – признался Филипп. – Может быть, он спрятал его в лодке? Неплохо было бы. Ну ладно, чего дальше делать будем?

– Ему не слышно, о чем мы говорим? – с опаской спросила Люси.

– Нет, если будем говорить тихо, – сказал Филипп. – Знаешь, Джек, лодка у него классная! По размерам ее, конечно, не сравнить со «Счастливой звездой», но на ней есть даже маленькая каютка. В ней хватит места для всех, да еще влезут и все наши вещи.

– Весла на месте? – спросил Джек.

– Да. Если нужно, можно выключить мотор и незаметно подгрести к какому-нибудь острову. Кстати, Джек, какие у тебя конкретные предложения? Я уж тут пытался и так думать и эдак – ничего путного в голову не лезет. Конечно, нужно садиться в лодку и дуть отсюда – но в каком направлении? Смываться надо – но куда? Кто знает, не угодим ли мы, так сказать, из огня да в полымя. Во всяком случае, сматываться нужно как можно скорее. Ведь если наш новый «друг» своевременно не возвратится в банду, они отправятся его искать.

– Да, я тоже думал об этом, – сказал Джек. – Я только не решил, куда нам лучше плыть: то ли к островам, расположенным по периметру архипелага, которые посещаются рыбаками, чтобы поскорее позвать на помощь, то ли дуть прямиком на Большую землю? Или все-таки отправиться на розыски Билла?

На минуту все замолчали, погрузившись в задумчивость.

– Нужно искать Билла, – сказала наконец Люси. – Вот если не найдем, тогда и отправимся за помощью. Но сначала нужно попытаться самим найти его.

– Браво, Люси! – крикнул Джек. – Ты будто прочитала мои мысли. А теперь давайте все детально обсудим.

В этот момент снова послышался голос Теобальда Стилла.

– Кончайте наконец свою болтовню! – яростно завопил он. – Я есть хочу, и пить тоже. Если вы решили уморить меня голодом, так и скажите.

– Пожалуйста, не орите! – ответил Джек. – Никто вас морить голодом не собирается. Люси, открой пару банок консервов и дай ему галет. Дина, а ты принеси воды из резервуара.

– Слушаюсь, шеф, – усмехнулась Дина и отправилась к скале. Люси пошла за едой. Теобальду спустили котелок с водой, пару открытых банок консервов и галеты. Он с таким аппетитом набросился на еду, что ребятам тоже захотелось есть.

– Давайте-ка и мы чего-нибудь перекусим, – предложил Филипп. – Джек, сменить тебя на посту перед пещерой?

– Не возражаю. Но не спускай с него глаз и держи наготове дубинку! – Эти слова Джек произнес специально громким голосом, чтобы его услышал Теобальд. Но тот ничего не ответил. Он, по-видимому, решил не торопить развитие событий.

Ребята с аппетитом набросились на еду. Они энергично поглощали холодную курятину с фасолью и фруктовый салат со сливками. Все это запивалось водой из каменного резервуара.

– Здорово! – Джек довольно вздохнул. – Теперь мне намного лучше. Даже странно, как хорошая еда влияет на самочувствие.

– Мне бы поплохело, если бы я съела столько, сколько ты, – сказала Дина. – Обжора, ты слопал в два раза больше, чем мы.

– Значит, я был в два раза голоднее вас, – ответил Джек. – Ну а теперь давайте-ка посекретничаем! Пора обсудить планы на будущее.

– Отчалим этим вечером? – шепотом спросил Филипп.

– Нет, – возразил Джек. – Ночью, даже при свете луны, мы легко заплутаемся. Лучше отплыть завтра на рассвете. Надеюсь, что наш милый Стилт будет еще почивать!

– Когда мы отправимся к лодке, нам придется оставить пещеру без присмотра, – заметила Люси.

– Я уже об этом подумал, – сказал Джек. – Предлагаю следующее: вы втроем отправитесь к лодке заранее и перетащите на нее все наши припасы, одеяла и одежду. Когда у вас все будет готово, подадите мне знак, и я примчусь быстрее ветра. Пусть мне Дина помашет чем-нибудь с верхушки скалы.

– А когда Теобальд обнаружит, что пещера больше не охраняется, мы уже будем далеко в море, – воскликнула Дина. – Бедняга Теобальд! Мне его даже жалко.

– А мне нет, – сурово возразил Джек. – Враги Билла – мои враги. Этот Ходуля не заслуживает снисхождения. В конце концов ему не на что жаловаться. Да, мы заткнули его в пещеру, но когда мы уедем с острова, он сможет выйти из своей тюрьмы. С голоду он тоже не помрет. Не успеет. Дружки вскорости вытащат его отсюда.

– Вообще-то искать Билла на этих бесчисленных островках – безумная затея, – сказал Филипп. – Но мы просто обязаны попытаться найти его.

Джек кивнул.

– Да, обязаны. В прошлом он не раз приходил нам на помощь. Теперь наша очередь помочь ему. Только бы найти его! Бандиты наверняка отвезли его на один из островков в свою штаб-квартиру.

– Может быть, лучше все подготовить сегодня вечером? – вдруг предложила Дина. – На то, чтобы перетащить в лодку все продукты, одеяла и одежду, понадобится немало времени. А если мы все сделаем сегодня, то завтра утром можно будет стартовать без промедления.

– Правильно, – сказал Джек. – Филипп, я остаюсь сторожить Ходулю, а вы с девчонками можете начать перетаскивать вещи на лодку. Здорово, что нам удалось ее захватить! Это мы классно проделали.

– Ух! – заявил Кики. – Ох! Ух!

– Ты, кажется, со мной не согласен? – спросил Джек. – И все-таки я настаиваю, что мы провернули это дельце очень классно.

– Нужно будет Ходуле оставить немного продуктов, – сказала Дина. – Конечно, дружки скоро заберут его отсюда, но до тех пор ему надо чего-то есть и пить.

– Согласен. Отложи ему несколько банок и открывалку, – сказал Джек. – Филипп, ты не заметил, есть в лодке одеяла?

– Да. Я захвачу их на обратном пути, а потом заброшу ему в пещеру. По-моему, мы ведем себя по отношению к пленнику чрезвычайно гуманно.

Однако Теобальд так не считал. Спустя некоторое время он снова разволновался и принялся осыпать ребят жалобно-негодующими воплями:

– Все, с меня довольно! Немедленно выпустите меня отсюда, маленькие негодяи! Подождите, я еще до вас доберусь! Скажет мне кто-нибудь наконец, что все это значит?

– Уважаемый мистер Ходуля, перестаньте изображать невинное дитя! – сказал Джек. – Мы с вами – враги, и вам это известно не хуже нашего. Вот если бы вы сообщили мне местонахождение Билла, ваше положение могло бы существенно улучшиться.

– Да кто такой, наконец, этот Билл, о котором вы мне постоянно талдычите? – накинулся на него Теобальд. – Может быть, хватит уже играть в пиратов или – во что там еще? – индейцев? Чтобы вот такие сопляки заперли меня в какой-то гнусной пещере! Нет, это уму непостижимо!

– Вот тут вы правы: поверить этому сможет лишь тот, кто увидит все собственными глазами. А теперь, дорогой Теобальд, если вы не имеете сообщить мне ничего ценного, прошу вас умолкнуть.

– Ух! – яростно выдохнул Теобальд. Он просто не находил слов.

– Ух! – немедленно повторил за ним Кики и, перекосившись, заглянул в пещеру. – Ух! Дрянной мальчишка! Горностай убыл. Сколько тебе можно повторять, закрывай дверь! Боже, храни короля! Ух!

Оцепенев от ужаса и изумления, внимал мистер Стилл этому взрыву красноречия. Неужели какой-то попугай осмеливается разговаривать с ним подобным наглым образом? Или он просто свихнулся?

– Я сверну шею этой птице! – заорал он и вскочил на ноги.

– Шалтай-болтай, – отозвался на его крик Кики и громко захохотал. Потом сунул голову в пещеру и выдал великолепный «гудок скорого поезда».

Оглушенный диким воплем, Теобальд рухнул на землю.

– Безумие, безумие, все обезумели, – пробормотал он и закрыл лицо руками.

 

ВРАГИ

В сопровождении неразлучных Воркуна и Курлыки ребята курсировали между Ночной долиной и Потайной гаванью, перетаскивая на лодку съестные припасы и прочее имущество. Покончив с этим, они притащили из лодки Теобальдовы одеяла и скинули их в пещеру. Одеяла угодили несчастному пленнику прямо на голову. Стащив их с себя непослушными руками, он, к своей радости, убедился, что получил в подарок от мучителей мягкую подстилку.

Он расстелил одеяла на земле. О, насколько приятнее стало сидеть! Расположившись со всеми мыслимыми удобствами, он погрузился в приятные размышления о том, какие кары он обрушит на головы этих ужасных детей, когда выберется наконец на свободу.

Через пару часов весь багаж был доставлен на лодку. Утром можно было без промедления выходить в плавание. Начинало смеркаться. Филипп, Люси и Дина уселись рядом с Джеком.

– Одному придется постоянно оставаться в карауле, – прошептал Филипп. Джек кивнул.

– Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Теобальд смылся. Филипп, смени меня на посту. Думаю, в этом деле мы обойдемся без девчонок. Если Ходуле вздумается высунуться из пещеры, они как пить дать растеряются.

– Только не я! – вспыхнула Дина. – Вот Люси – да. Если он высунется, она его не ударит ни за что на свете. Она будет мирно гладить его по головке и жалеть.

Люси промолчала. Она знала, что ничто и никогда не заставит ее ударить человека. Итак, было решено, что дежурить на посту по очереди, сменяя друг друга, будут мальчики.

Солнце скрылось за горизонтом. На небе засверкали первые звезды. Ребята растянулись на вереске и принялись тихо беседовать. Из пещеры Теобальда не доносилось ни звука. Возможно, он уже спал.

Мышата Филиппа, заметно повзрослевшие за последнее время, выбрались наружу подышать свежим воздухом. Дина тотчас отползла в сторонку. Воркун и Кур-лыка внимательно наблюдали за перемещениями белых зверьков. Кики широко зевнул, потом громко чихнул и гулко закашлялся.

– Закрой клюв! – сказал Джек. – Если тебе невтерпеж, ступай демонстрировать свои таланты чайкам и кайрам.

– Орр! – веско заявил Воркун.

– Воркун со мной согласен, – констатировал Джек.

– Ух! – воскликнул Кики.

– Да умолкни ты наконец! – прикрикнул на него Джек. – Не порти нам прекрасный вечер.

Неожиданно с моря донесся какой-то звук. Вначале звук был едва различим за рокотом прибоя, но мгновением позже отпали всякие сомнения.

Джек вскочил с земли.

– Катер! Что, черт побери…

– Наверное, они плывут за Теобальдом, – взволнованным шепотом перебил его Филипп. – Дьявол! Все наши планы летят кувырком.

В темноте, окутывающей море, не было видно ни зги. Однако треск мотора становился все громче.

Филипп схватил Джека за руку и тихо прошептал:

– Выход только один. Немедленно выйти в море. Они ни в коем случае не должны обнаружить лодку в бухте. Иначе ее уведут, и тогда мы пропали. Давай в темпе!

Ребята бесшумно вскочили на ноги. Кики неслышно вспорхнул на плечо к Джеку. Воркун и Курлыка, успевшие забраться в свою нору, вылезли обратно и полетели вслед за ребятами. Все это время они молчали, ни разу ни сказав «Орр!».

Наугад, спотыкаясь о бесчисленные норы, ребята понеслись через колонию тупиков. Потом они взобрались на скалы, нависающие над берегом, и по крутым каменным ступеням принялись спускаться к гавани. Осторожно! Осторожно! И вот наконец, тяжело дыша, оглушенные бешеным биением своих сердец, они опустились на дно пляшущей на волнах лодки.

Джек запустил мотор. Филипп отвязал швартовы и бросил их в лодку. Минутой позже они начали медленно выруливать из бухты. Вскоре она осталась позади, и ребята двинулись на восток. Их окружала почти полная темнота.

– Давайте-ка выключим мотор и дождемся, когда их катер войдет в бухту, – сказал Филипп. – Мне совершенно не улыбается столкнуться с ним. Не исключено, что бандиты могут нас услышать.

Они выключили мотор, и лодка тихо закачалась на волнах. Вскоре послышался громкий треск мотора вражеского катера. Филипп пожалел, что они не отплыли подальше от входа в бухту. Не хватало только, чтобы их накрыли в таком совершенно беспомощном состоянии. Однако их никто не заметил. Катер шумно промчался мимо и направился ко входу в Потайную гавань. Ребята, боязливо сжавшиеся на дне лодки, увидели лишь темную тень, скользнувшую мимо.

Вдруг треск оборвался. Вокруг снова воцарились мир и покой. Несколько птиц, разбуженных шумом моторов, крикнули пару раз и возвратились затем на скалы в свои спальные покои.

– Теобальд обрадуется, что за ним так быстро приехали, – прервала молчание Дина.

– Он уже, наверное, давно выбрался из пещеры, – сказал Джек. – Сразу, поди, заметил, что его никто не охраняет. Жаль, не придется услышать, какой крик поднимут эти типы, обнаружив, как нам удалось захомутать Теобальда. А когда они поймут, что мы еще и лодку его увели…

– Орр! – раздался с поручней гортанный голос. Ребята вздрогнули.

– Наверное, это Воркун с Курлыкой, – быстро сообразил Филипп. – Молодцы, что не отстали от нас!

– Лапочки! – Люси протянула руку, чтобы погладить птиц. Они сидели на поручнях, тесно прижавшись друг к другу. Вскоре к ним присоединился Кики.

– Ну что будем делать дальше? – спросила Дина. – По-моему, не стоит в темноте отправляться в плавание: слишком рискованно. Можем налететь на камни и разбить лодку.

– Ты права, – сказал Филипп. – Поплывем, когда рассветет. Будем надеяться, что бандиты не услышат, как работает наш мотор, и не кинутся за нами в погоню!

– Даже в этом случае у нас будет некоторый запас времени, – сказал Джек. – Предлагаю соснуть, раз уж мы все равно вынуждены ждать рассвета. Где якорь? Я думаю, нужно спустить его в воду, чтобы нас не снесло к берегу.

Пока мальчики возились с якорем, девочки расстелили на палубе одеяла, плащи и все имеющиеся шерстяные вещи. Ночь была безветренной и теплой.

– Как хотите, но мне больше нравится спать под звездами, чем в комнате или палатке. – Люси уютно свернулась калачиком. – Вообще я почему-то сегодня совсем не устала – похоже, постепенно начинаю втягиваться в это наше очередное приключение. И очень рада, что нам в конце концов не пришлось угостить Теобальда дубинкой. Иначе меня всю жизнь преследовали бы по ночам кошмары.

Ребята еще немного поговорили. Спать никому не хотелось. За компанию с ними бодрствовали и Воркун с Курлыкой. Время от времени они обменивались короткими гортанными фразами. Кики, примостившись у ног Джека, бормотал себе под нос отрывки из детских стихотворений и песенок.

– Спи, моя радость, усни! Деточка моя, бим-бам-тарарам.

– Умолкни! – сказал Джек. – Нам спать пора.

– Хорошо бы Воркун с Курлыкой остались у нас, – сказала Люси. – Мы бы взяли их с собой домой.

– Умолкни! – прохрипел Кики.

– Попугаям не следует так выражаться. – Джек выпрямился, чтобы слегка вмазать Кики по клюву. Но тот торопливо спрятал голову под крыло.

– Шустрый какой! – Джек улегся на место.

– Ух! – глухо донеслось из-под крыла Кики.

Только Люси собралась наконец заснуть, как ребята, словно по команде, подскочили на месте. С Люси мгновенно слетел сон.

– Что случилось?

В следующее мгновение она поняла причину волнения друзей. До нее донесся треск мотора катера врагов. Ребята напряженно вслушивались в темноту.

– По-видимому, они обнаружили Теобальда и возвращаются, взяв его на борт, – сказал Джек. – Очевидно, они решили не ночевать на острове. Ага, вот они. Да у них на борту прямо иллюминация.

– Джек, Джек! Они возвращаются к себе в штаб-квартиру! – Филипп пылал от возбуждения. – Плывем за ними. Быстрее вытаскивай якорь! Они нас не услышат, потому что их собственный мотор ревет по-страшному. Мы узнаем, куда они увезли Билла.

Катер врагов вырулил из маленькой бухты и направился в открытое море. Ребята последовали за ними в кильватере. Они не слышали ничего, кроме звука мотора своей лодки. Прекрасно! Бандиты были точно в таком же положении. Они не заметят преследования.

Воркун и Курлыка продолжали восседать на поручнях. Очевидно, они приняли решение сопровождать ребят повсюду. У Люси потеплело на душе. Как хорошо иметь таких надежных и верных друзей, пусть это всего лишь тупики! Кики снова занял свое привычное место на плече у Джека и повернул клюв по ветру.

– Все наверх! – орал он без передышки. – Все наверх! Ух!

Вражеский катер набрал приличную скорость. Поскольку он был ярко освещен габаритными огнями, ребятам ничего не стоило держать его в поле зрения.

Они молча стояли плечом к плечу на палубе, прищуренными от ветра глазами всматриваясь в ночную тьму. Приближались решающие минуты драматического приключения.

 

ТАИНСТВЕННАЯ ЛАГУНА

Час проходил за часом, а лодки одна за другой продолжали свой стремительный бег по спокойной поверхности моря, ставшего ареной нового волнующего приключения. Ребята чувствовали, что находятся на пороге захватывающих событий. Все их мысли были о Билле. Только бы найти его! Они верили: как только Билл присоединится к ним, все неприятности закончатся.

– Девчонки, вам нужно немного поспать, – сказал Джек. – Представляю, как вы устали. Мы с Филиппом подежурим пока, будем по очереди вести лодку.

Девочки с готовностью приняли предложение, завернулись в одеяла и быстро заснули. Им снились раскачивающиеся колыбельки и уютные гамаки – сны, очевидно, навеянные тряской и качкой лодки, бежавшей по волнам.

Спустя некоторое время Джек крикнул:

– Хохолок, заметил впереди вспышку света? Похоже на какой-то сигнал. Вражеский катер направляется прямо туда. Надеюсь, скоро мы доберемся до места. Вот-вот взойдет луна, и нас могут заметить.

– Да, это наверняка световой сигнал, который подают катеру или, может быть, самолету, – сказал Филипп. – Черт, луна выходит из-за туч! Хорошо хоть, что нынче не полнолуние!

Вскоре в призрачном свете луны перед ними открылся остров. В нескольких километрах слева от него темнел силуэт еще одного.

– Слышь-ка, Джек, как ты думаешь, есть ли смысл прямиком двигать во вражеское логово? – с сомнением в голосе спросил Филипп. – Если мы и дальше будем плыть за катером до самого острова, к которому он направляется, мы неминуемо угодим к ним. Думаю, нам нужно было бы податься пока на соседний островок. Сейчас уже достаточно светло, чтобы найти какую-нибудь бухту для стоянки. Объединенными усилиями мы смогли бы там вытащить лодку на берег.

– Согласен. – Джек повернул руль.

Вскоре вражеский катер пропал из глаз. По-видимому, он вошел в какую-то гавань. Глаза мальчиков постепенно привыкли к тусклому лунному свету, и они стали различать детали островного пейзажа.

– Берег не скалистый. – Джек осторожно направлял лодку к острову. – Точно, здесь только песок и мелкая галька. Я буду держать прямо на берег, а ты смотри в оба и прыгай за борт, как только лодка коснется дна.

Девочки проснулись и выползли из-под одеял. Лодка с разбегу ткнулась в песок, Филипп спрыгнул в воду и изо всех сил вцепился в нос лодки, пытаясь затащить ее подальше на берег.

– Так ничего не выйдет, – задыхаясь, прохрипел он. – Лучше попробовать поставить ее на якорь. Сейчас у нас отлив. Так что мы можем спокойно перебраться по воде на берег, бросим якорь, и, пока море спокойное, никуда она от нас не денется.

Поставив лодку на якорь, мальчики без сил повалились на песок. Они были так измучены, что едва не заснули на месте. Но тут вмешалась Дина.

– Не спите, ребята! Давайте возьмем одеяла и поищем укромное местечко.

– До рассвета ничего не произойдет. – Джек вместе с остальными устало потащился по пляжу. – Никто не знает, что мы здесь. Похоже, мы угодили на очередной птичий остров.

Впереди показалась приземистая скала, у подножия которой Люси обнаружила пещеру.

– Зажги-ка фонарик! – крикнула она Филиппу. – Может, удастся тут переночевать.

Свет фонаря осветил маленькую сухую пещеру, выстланную мягким песком. Внутри немного попахивало водорослями, но ребят это абсолютно не волновало. Закинув одеяла в пещеру, они, постанывая от усталости, растянулись на них. Воркун и Курлыка уселись перед входом, как будто решили охранять их сон.

Не успели мальчики принять горизонтальное положение, как тут же провалились в бездонный колодец сновидений. Девочки незамедлительно последовали их примеру. Тишину, воцарившуюся в пещере, нарушало лишь тихое сопение спавшего на спине Джека. Кики внимательно посмотрел в лицо своему любимому хозяину. Что за странные звуки он издает? Но, по-видимому, ничего особенного эти звуки не означали. Кики со вздохом взгромоздился к Джеку на живот и тоже уснул.

На следующее утро Воркун с Курлыкой приковыляли к Филиппу и всей тяжестью рухнули к нему на живот.

– Орр! – испустили они свой гортанный призыв, который можно было перевести как «пора вставать!». Филипп проснулся.

– Пошли вон! – сонно пробормотал он. – Нечего перенимать у Кики плохие манеры. О, большое спасибо за рыбу! Но что, вам обязательно складывать ее у меня на пузе?

Воркун уже успел наловить рыбы и заботливо сложить на животе у Филиппа. Он несколько раз открыл и закрыл клюв, как будто собрался произнести речь. Наконец с видимым удовлетворением сказал:

– Орр!

Ребята очень веселились, когда Филипп рассказал им об утреннем подарке Воркуна. Сонно зевая и потирая глаза, они решили немедленно отправиться на море – совершить утреннее омовение. Они чувствовали себя какими-то несвежими.

– А потом позавтракаем, – сказал Джек. – И отчего это все время так страшно есть хочется! Какой милый островок, а? Вражеский остров тоже прекрасно видно. Интересно, Билл там?

– После завтрака взберемся на самую высокую гору и проведем рекогносцировку, – предложил Филипп, – А теперь пошли к лодке!

Лодка раскачивалась на приливной волне, и ребятам пришлось добираться до нее вплавь. Они достали продукты. Отыскивая банку с лососем, Люси сделала сенсационное открытие.

– Радио. Это приемник или передатчик? Может быть, по нему можно отправить сообщение?

– Понятия не имею. – Джек осмотрел аппарат со всех сторон. – Он совсем не такой, как был у Билла. Если он и годится для передачи радиограмм, я представления не имею, как это делается. Скорее всего, это портативный радиоприемник. Ладно, давайте лучше завтракать!

В торжественной трапезе приняли активное участие Воркун с Курлыкой, Кики и три мышонка.

– Ну, что дальше? – спросил Джек по окончании завтрака. – Предлагаю залезть повыше и хорошенько осмотреться.

Возражений не последовало. Оставив лодку качаться у берега, ребята перелезли через невысокую скалу и ступили на землю, поросшую травой. Здесь не было таких зарослей вереска, как на острове Тупиков, и гораздо меньше птиц.

– Странно! Я думал, что на этом маленьком симпатичном островке гнездится гораздо больше птиц, – сказал Джек. – Видите гору с той стороны острова? Вот на нее-то нам и нужно будет взобраться.

Вскарабкавшись на вершину горы, они остолбенели от изумления. Прямо под ними раскинулась неподвижная зеркальная поверхность голубой лагуны. Она располагалась между двумя островками, соединенными между собой сплошной каменной грядой, которая окружала водоем со всех сторон, так что трудно было сказать с уверенностью, на каком из них он, собственно, находится.

– Какая красота! – восхищенно воскликнул Джек. – Мне еще не приходилось видеть такого чуда. Прямо как на картинке!

Но картина оказалась совершенно настоящей. Лагуна простиралась примерно на два километра, закованная в скалистые берега. Место, в котором она располагалось, было так надежно закрыто со всех сторон, что даже маленькая волна не пробегала по ее неподвижной голубой глади.

Внезапно произошло нечто неожиданное. Ребята услышали низкий гул авиационных двигателей и тут же увидели приближающийся самолет. Они перепугались. Джек подтолкнул друзей, и все как подкошенные рухнули на землю. Им ни в коем случае нельзя было себя обнаружить. Самолет медленно сделал круг над лагуной. Вдруг от него отделился какой-то предмет. Над ним раскрылся небольшой белый парашют и, медленно раскачиваясь, стал спускаться к земле. Что висело | под ним, разглядеть было невозможно.

Онемев от изумления, ребята следили за происходящим. В головах у них проносились беспорядочные мысли. Что это могло быть? Научный эксперимент? Бомба? Ящик?

Парашютик, тихо качаясь в воздухе, все ниже и ниже опускался над лагуной. Предмет, болтавшийся под ним, был обернут какой-то блестящей тканью, обладавшей, по-видимому, водоотталкивающими свойствами, как решил для себя Джек. Наконец предмет коснулся воды и пропал из виду. Парашют распустился по спокойной водной поверхности, потом медленно растворился в ней и исчез, как и доставленный им предмет, не оставив на воде ни малейшего следа.

Самолет продолжал кружить над лагуной. Собирался он еще что-то сбросить? Ребята следили за ним с неослабевающим интересом. Так и есть – в воздухе закачался второй парашют! Все повторилось в точности, как и в первый раз. Этот парашют также распластался по поверхности воды и исчез спустя каких-то несколько минут. Сбросив третий парашют, самолет, оглашая окрестности воем моторов, взял курс в открытое море и скоро пропал вдали.

– Что это им вздумалось сбрасывать здесь непонятно что на парашютах? – теряясь в догадках, спросил Джек. – Чудеса в решете! И что там в тюках, подвешенных к парашютам?

– И почему они сбрасывают их в воду? – подхватила Дина – Может быть, они, так сказать, прячут концы в воду? Довольно-таки дорогостоящий способ.

– Нужно взять лодку и исследовать озеро, – предложила Люси. – Может быть, удастся что-то рассмотреть в воде?

– Как ты собираешься протащить лодку в лагуну, умница ты моя? – поинтересовался Джек. – Она ведь со всех сторон окружена скалами.

– Да… верно… я как-то об этом не подумала. Здорово было бы заглянуть в воду и разгадать скрытые в ней тайны!

– Орр! – одновременно подали голос Воркун и Курлыка, расправили крылья и плавно спланировали в лагуну, как будто желая сказать: «Вам нужно к воде? Нет ничего проще!»

Ребята не отрывали от них глаз Вскоре птицы превратились в две маленькие точки на поверхности воды, через секунду обе привычно нырнули за рыбой.

– А почему бы и нам не спуститься к воде? – заметил наконец Джек. – Отплывем немного от берега и нырнем. Может, что и выудим.

– Правильно, полный вперед! – с энтузиазмом воскликнула Дина. – Мы просто обязаны решить эту загадку!

Ребята быстро полезли с горы. Ее склоны, спускавшиеся к лагуне, были усеяны острыми уступами, густо заросшими морской гвоздикой, что несколько облегчало спуск. Наконец они очутились на берегу тихого голубого озера. Ребята сбросили с себя одежду и прыгнули в воду. Она была на ощупь как теплый гладкий шелк.

Отплыв немного от берега, Джек нырнул Он, как утка, сунул голову под воду и исчез в глубине. Какая тайна скрывалась на дне голубой лагуны?

 

УДИВИТЕЛЬНАЯ НАХОДКА

Лагуна была очень глубокой. Прежде чем Джек смог достичь дна, у него кончился воздух. Тяжело дыша, он всплыл на поверхность.

– Я только успел разглядеть на дне лагуны нагромождение каких-то блестящих серебристых предметов, – еле переводя дух, доложил он. – Я не смог добраться до них, воздуха не хватило.

– Стало быть, ничего нового узнать не удалось, – констатировала Дина. – Чтобы выяснить содержимое тюков, необходимо продырявить их водонепроницаемую оболочку.

– Это не так-то просто сделать, – сказал Филипп. – Они наверняка крепко прошиты или же запечатаны каким-то хитрым способом. Теперь моя очередь нырять. Попытаюсь их, по крайней мере, пощупать.

– Только будь острожен! – озабоченно воскликнула Люси. – Бог его знает, что так внутри!

– Оно наверняка не кусается, – усмехнулся Джек. – Кики, а почему, собственно, ты не научишься нырять, как Воркун и Курлыка? Между прочим, мог бы нам существенно помочь в изысканиях.

Кики без одобрения отнесся к активной деятельности мальчиков в воде и под водой. Он без конца суматошно носился над их головами, время от времени пытаясь приземлиться на их голые плечи. А вот Воркун с Курлыкой чувствовали себя великолепно: не отставая ни на шаг, они плавали и ныряли вместе с мальчиками, горланя от восторга.

Пришла очередь Филиппа нырять на дно лагуны. Глядя перед собой широко открытыми глазами, он погружался в глубину и внезапно увидел под собой на самом дне лагуны скопление какой-то серебристой массы. Он дернулся к ней, вытянув вперед руку. Под оболочкой чувствовалось что-то твердое. Но в этот момент у него кончился воздух. Он должен был немедленно возвращаться на поверхность.

Всплыв, он жадно глотнул воздуху.

– В тюках что-то твердое, – отдышавшись, смог наконец произнести он, – только непонятно что. Досада какая! Быть в двух шагах от разгадки какого-то важного секрета и не иметь возможности ничего сделать!

– Ничего не поделаешь, придется отказаться от этой идеи, – сказал Джек. – Я во всяком случае не смогу продержаться под водой столько времени, сколько понадобится для исследования тюков.

– Терпеть не могу, когда приходится от чего-то отказываться! – с досадой воскликнула Дина.

– Ну тогда ныряй туда сама и самолично раскрывай все тайны, – возмутился Филипп.

– Ты прекрасно знаешь, что я могу находиться под водой не дольше тебя, – сказала Дина. – Стало быть, нечего и пытаться.

– Я возвращаюсь, – заявила Люси. – Поплыву вон к той скале, покрытой водорослями. Буду принимать солнечные ванны.

Она медленно поплыла к берегу. Прямо перед ней совершили очередной нырок в глубину Воркун и Кур-лыка. Люси посмотрела им вслед. Ей было любопытно узнать, как птицы передвигаются под водой. И она просто мечтала подглядеть, как они ловят рыбу.

Люси нырнула вслед за ними. Ага! Она увидела, как Воркун, разгребая воду крыльями, помчался за крупной рыбиной. Быстрее, Воркун, а то она ускользнет от тебя!

В тот момент, когда Люси уже собралась всплыть на поверхность, она заметила, что на дне прямо под ней что-то лежит. Лагуна была в этом месте не такой глубокой, как в середине, потому что здесь со дна поднималась подводная скала. Но в то же время здесь было и не так мелко, чтобы можно было коснуться дна ногами.

Девочка быстро взглянула под ноги. В этот момент у нее кончился запас воздуха в груди. Тяжело дыша и отплевываясь, она всплыла на поверхность. Немного отдышавшись, снова нырнула. На этот раз ей удалось разглядеть больше. Недалеко от берега лежал один из тюков, сброшенных с парашютом. Оболочка зацепилась за край скалы и надорвалась, содержимое пакета вывалилось наружу и усеяло дно лагуны.

Однако Люси не могла понять назначение рассеянных по дну многочисленных, разнообразных по форме предметов. Она снова вынырнула на поверхность и позвала брата:

– Эй, Джек! Здесь на каменном рифе лежит один из этих таинственных тюков. Но я не могу разобрать, что там такое.

Дина и мальчики устремились к ней. Подплыв поближе, они нырнули и стали погружаться в глубину. Под водой их взору открылась серебристая разорванная оболочка, плавно колебавшаяся из стороны в сторону. Вокруг валялись непонятные предметы.

Мальчики торопливо обследовали их и вынырнули на поверхность, жадно хватая ртом воздух. Они быстро переглянулись и в один голос заорали:

– Винтовки, винтовки! Куча винтовок!

Ребята подплыли к освещенным солнцем скалам и торопливо залезли на них.

– Винтовки! – снова крикнул Джек. – На кой дьявол они кидают в лагуну винтовки? Просто чтобы избавиться от них?

– Тогда они не стали бы их так тщательно упаковывать в водонепроницаемую ткань, – сказал Филипп. – Скорее, похоже на то, что они стараются их здесь припрятать.

– Припрятать? А почему именно здесь? – спросила Дина. – На кой черт они им именно здесь? И еще один вопрос – что это за публика занимается таким странным промыслом?

– Может быть, нелегальные торговцы оружием? – предположил Джек. – Они доставляют сюда сотни стволов и прячут их в воду, пока они им не понадобятся. Может быть, для какой-нибудь революции – где-нибудь в Южной Америке.

Филипп кивнул.

– Да, видимо, что-то в этом роде. На земле постоянно то тут, то там вспыхивают военные конфликты, и тогда возникает спрос на оружие для ведения военных действий. Люди, занимающиеся продажей оружия, зарабатывают огромные деньги. Торговля оружием. Похоже, Джек попал в точку.

– Господи, снова мы угодили в ужасную заваруху! – воскликнула Люси. – Думаю, Билл о чем-то подозревал. Когда он тут объезжал окрестности, они его заметили и схватили, чтобы он их не выдал.

– Интересно, как они собираются каждый раз доставать оружие из воды? – задумчиво протянул Джек. – На лодке сюда не пройдешь, потому что лагуна полностью отрезана скалами от внешнего мира. А им все равно рано или поздно, придется достать его, чтобы переправить туда, где в нем есть нужда. Все это совершенно непонятно.

– Ну что ж, теперь нам, по крайней мере, известно, где самолеты сбрасывают свой груз, – сказал Филипп. – Похоже, лагуна битком набита оружием. У них тут первоклассный тайник! Ни одной живой душе не известно, что тут происходит, оружия никто не видел…

– Кроме нас, – перебила его Люси. – И я первой обнаружила разорванный тюк.

Удобно расположившись на солнце, они погрузились в рассуждения относительно судьбы удивительной находки. Внезапно Кики испустил резкий крик. Ребята испуганно подскочили на месте.

– Господи! Лодка! – в ужасе крикнул Джек. – Направляется прямо к нам.

– Что нам делать? – испуганно спросила Люси. – Здесь даже негде спрятаться. А если попытаться удрать, они нас заметят.

Ребята в отчаянии озирались по сторонам. Как поступить? Вдруг Филипп набрал полную ладонь водорослей и швырнул их в ошарашенную Люси.

– Надо замаскироваться водорослями, – сказал он. – Здесь их огромное количество. Пластаемся по скале и сверху наваливаем на себя водоросли! Это единственный выход.

С колотящимися сердцами ребята принялись судорожно забрасывать друг друга водорослями. Джек внимательно осмотрел друзей из-под своего «покрывала».

– Дина, у тебя нога торчит из-под кучи. Быстро спрячь ее!

Воркун и Курлыка были немало озадачены игрищами, внезапно устроенными ребятами с водорослями. Она отыскали, под какой кучей покоится Филипп, и с достоинством уселись сверху. Заметив это, Филипп едва не расхохотался во все горло. Вот уж действительно, никому и в голову не придет, что он может валяться под водорослями, на которых восседают тупики. Он очень надеялся, что и остальные ребята замаскировались не хуже.

Лодка пристала к берегу неподалеку от них. Послышались голоса нескольких мужчин, которые явно приближались к скале. Ребята затаили дыхание. «Только не наступите на нас, только не наступите на нас!» – как заклинание повторяла про себя Люси. Она чувствовала себя ужасно. Перед самым носом у нее лежала здоровенная пахучая водоросль.

Слава Богу, никто на ребят не наступил. Мужчины собрались в тесную группку и закурили.

– Сегодня доставили последнюю партию, – произнес один из них глухим низким голосом. – Теперь лагуна заполнена, можно сказать, доверху.

– Да. Пора начинать отправку, – послышался другой голос, прозвучавший резко и повелительно. – Мы не знаем, что он успел сообщить в Лондон. Он все время молчит. Нужно попросить шефа, чтобы распорядился отправить отсюда как можно больше товара. А то, не дай Бог, здесь появится еще какая-нибудь полицейская ищейка.

– Второй парень тоже запирается, – снова заговорил первый бандит. – Что будем с ними делать?

– Здесь их дольше оставлять нельзя, – произнес резкий голос второго бандита. – Сегодня же вечером переведите их на катер! А потом доставьте куда-нибудь, где они замолчат навсегда. У меня нет ни малейшего желания тратить время на этого мерзкого типа. Как там его зовут? Ах да, Каннингэм. Весь последний год он постоянно путался у нас под ногами. Пора наконец от него избавиться.

Ребята задрожали под влажным покрывалом из водорослей. Они прекрасно поняли, что означали последние слова бандита. Эти типы – смертельные враги Билла. Он постоянно боролся с их преступными замыслами, и вот теперь он у них в руках. Они собираются избавиться от него, потому что он слишком много знает. Хотя, по всей вероятности, Биллу было известно далеко не так много, как ребятам.

Эти негодяи собирались увезти отсюда оружие, а потом избавиться от Билла, заставить его замолчать навсегда, как выразился этот бандит. Наверное, утопят его в море. Ребята в отчаянии искали выход из создавшегося положения. Надо спасать Билла, и как можно скорее. Интересно, кто этот второй пленник, о котором они упомянули? Неужели Теобальд Стилл? Но ведь он же член их банды!

Бандиты удалились от скалы. По-видимому, они специально приплыли сюда, чтобы еще раз осмотреть свой тайник, хотя в общем-то смотреть здесь было не на что. Ребята не шевелились. От долгого неподвижного лежания они совершенно одеревенели и начали мерзнуть.

Вдруг послышался звук мотора отъезжающей лодки. Наконец-то! Они выждали еще немного. Потом Джек осторожно выполз наружу и огляделся по сторонам. Вокруг не было ни души. Лодка уже находилась в море.

Джек начал счищать с себя водоросли.

– Ух! Это было не очень приятно. Еще два шага, и они наступили бы мне на ногу.

 

НОВЫЙ СЮРПРИЗ.

Ребята выползли из своего убежища. Филипп отпихнул в сторону Воркуна и Курлыку, все это время просидевших на нем. Кики к своему негодованию был вынужден скрываться под водорослями вместе с Джеком, который крепко держал его, чтобы тот случайно не выдал их врагам. Теперь Кики дал выход своему возмущению:

– Бедный, бедный попка! Вызови доктора! Как жаль, как жаль! Бим-бам-тарарам, попка прячется в фонтан.

Очистившись от водорослей, ребята обменялись испуганными и озабоченными взглядами. Сомнений не было – жизнь Билла в опасности!

– Что же нам делать? – плачущим голосом жалобно простонала Люси. Ей никто не ответил. Опасность угрожала им со всех сторон.

– Ладно, – сказал наконец Джек, – у нас есть собственная лодка, это уже что-то. Сегодня, когда стемнеет, отправимся на вражеский остров и наведаемся на катер. Как нам известно, Билл будет там.

– Мы спасем его! – с радостной решимостью воскликнула Дина. – Но как нам добраться до острова незамеченными?

– Я уже сказал, поплывем, когда стемнеет, – сказал Джек. – Как приблизимся к берегу, заглушим мотор и пойдем на веслах. Так что никто нас не услышит.

– Правильно! Я совсем забыла, что в лодке есть весла. Здорово!

– Может быть, вернемся наконец на старое место? – предложила Люси. – Мне здесь как-то разонравилось. Да и за лодкой надо бы присмотреть.

– И чего-нибудь поесть, – живо присоединился к ней Филипп и вскочил на ноги. – Пошли! Я весь окоченел от холода. На ходу согреемся.

Они побежали к месту, где валялась их одежда. Там они быстро сбросили купальные принадлежности и, приплясывая, облачились в сухую одежду. Филипповы мышки, скучавшие в складках его рубашки, страшно обрадовались его возвращению и с писком принялись носиться по нему взад-вперед.

Воркун с Курлыкой не отставали от ребят ни на шаг. Все почувствовали огромное облегчение, увидев лежащую на берегу лодку. Подбежав к ней, они первым делом достали из запасов несколько банок консервов.

– Хочется чего-нибудь сочненького, – сказал Джек. – На этом острове, похоже, нет питьевой воды, а пить ужасно хочется. Ага, ананас! В нем всегда много сока.

– Открой сразу две банки, – посоветовала Дина. – Ты же знаешь, как их обожает Кики.

Ребята старались держаться, как обычно, бодро и непринужденно. Но все-таки настроение у всех было подавленное. Их мысли постоянно возвращались к оружию, спрятанному на дне лагуны. И к Биллу, находившемуся в смертельной опасности. Вскоре они один за другим замолчали и перестали замечать вкус поглощаемой ими пищи.

Молчание продолжалось довольно долго. Слышался только скрежет клюва Кики о консервную банку. Наконец Дина прервала молчание:

– Значит, отчалим, как только стемнеет. Господи, только бы все получилось!

– Теперь послушайте меня, – сказал Джек. – Я все точно продумал. Будет лучше, если освобождать Билла отправимся только мы с Филиппом. Это опасная затея, и мы не знаем в точности, что нас ожидает. Поэтому мне не хотелось бы, девчонки, втравливать вас в это дело.

– Как же мы здесь без вас останемся? – Люси ни за что не желала расставаться с Джеком. – Подумай, каково нам будет, если с вами что-то случится – тогда мы с Диной останемся на этом острове в полном одиночестве, и ни одна живая душа не будет знать, где нас искать. Как хотите, но я еду с вами.

– Ну ладно, – сдался Джек. – Может быть, нам и в самом деле лучше не разлучаться. Как вы думаете: тот второй пленник, о котором говорили бандиты, это случайно не Теобальд Стилл? Наверное, зря мы его подозревали?

– Он сам вел себя довольно глупо, – сказала Дина. – А уж видок у него был! Теперь-то я уверена, что он в самом деле орнитолог.

– Наверное, мы показались ему настоящими дикарями, – криво усмехнулся Джек. – Да и лодку мы у него увели, и по нашей вине он попал в руки бандитов.

– Они, очевидно, приняли его за друга Билла, – добавил Филипп. – Ему, наверное, крепко досталось, когда на все их вопросы он упорно отвечал, что понятия не имеет ни о каком Билле.

Ребятам стало жалко несчастного Теобальда.

– Хорошо хоть, что череп мы ему не проломили, – сказал наконец Джек. – Бедный Ходуля!

– Придется и его спасать, – сказала Люси. – В качестве маленькой компенсации за украденную лодку. Ой, представляю, как же он сердит на нас за то, что мы ему устроили.

В этот момент появился Воркун с традиционным приношением. Из клюва у него в безукоризненном порядке торчали сложенные «валетом» полдюжины рыбешек. Все это богатство он сложил к ногам Филиппа.

Тот отвесил Воркуну церемонный поклон.

– Благодарю, старичок! Может быть, лучше сам их съешь? Нам тут все равно нельзя разводить огонь.

– Орр! – ответил Воркун и принялся исследовать пустые консервные банки. Курлыка воспользовалась моментом, чтобы молниеносно проглотить оставшуюся без присмотра рыбу. Кики посмотрел на нее с отвращением. Есть сырую рыбу!

– Ух! – воскликнул он голосом Теобальда. Ребята расхохотались.

– Этой ночью веди себя, пожалуйста, потише. – Джек погладил Кики по голове. – Никаких «ухов» и «охов»! А то выдашь нас за милую душу!

Когда солнце начало клониться к закату, ребята забрались в лодку и вышли в море. Пока не стемнело, они хотели окончательно определить курс, чтобы потом, в темноте, не наскочить на скалы. Вдали, у самого горизонта темнел вражеский остров. Там находился Билл и, видимо, Теобальд.

– Надеюсь, бандиты оставят этой ночью гореть свет, чтобы нам, не дай Бог, не сбиться с курса, – сказал Джек. – Мы ведь не можем без конца пилить вокруг острова. Мотор услышат тут же. А чтобы грести столько времени, у нас просто сил не хватит.

– Может быть, и сегодня будет гореть огонь, на который бандиты ориентировались накануне, – сказал Филипп. – Ладно, плывем назад. Тут нет никаких подводных камней, дно чистое. Отчалим, когда стемнеет.

Только лодка коснулась носом песчаного берега, как в небе послышался гул самолета.

– Неужели они собираются еще подсыпать оружия? – удивился Джек. – Давайте-ка на всякий случай спрячемся! Нельзя, чтобы нас обнаружили. Вот здесь, за скалами, кажется, безопасно!

Ребята уселись на песок позади огромной скалы. Гул самолета приближался.

– Это – гидросамолет! – вдруг крикнул Джек. – Видите, у него поплавки внизу.

Огромная машина медленно снижалась над островом. Неужели она будет садиться прямо здесь? Самолет дважды медленно облетел вокруг острова, спускаясь все ниже, пока его тяжелые поплавки едва не коснулись скал, окружающих лагуну. Потом моторы смолкли, самолет исчез, и воцарилась тишина.

– Он сел на воду, – сказал Джек. – Сейчас он наверняка плавает по лагуне.

– Давайте сбегаем туда и посмотрим, что и как, – предложила Дина. – Наверное, самолет прилетел забрать оружие, спрятанное в воде.

Джек пожал плечами.

– Интересно, как они собираются это провернуть?

– Подумаешь! Не так уж это и сложно, – сказал Филипп. – Самолет обладает достаточной грузоподъемностью, чтобы доставить сюда аппарат, с помощью которого можно было бы достать утопленное оружие. Похоже, бандиты почувствовали опасность. Может быть, они боятся, что власти, получив сообщение Билла, пришлют сюда полицейский патруль, который перевернет здесь все вверх дном. Поэтому они и решили по-быстрому убрать отсюда оружие. Может быть, они отправят его в Америку или еще куда-нибудь за океан, потому-то они и послали сюда гидроплан.

Мысли ребят постоянно возвращались к таинственному самолету. Неужели он в самом деле приводнился в лагуне? Когда начало смеркаться, они не могли больше бороться с искушением и отправились взглянуть на все собственными глазами. Они решили, что даже и в сумерках сумеют все отлично рассмотреть.

Они пересекли остров и взобрались на гору, с которой открывался прекрасный вид на лагуну. Точно! Там внизу, на поверхности воды, в темноте четко выделялся силуэт огромной летательной машины. Вдруг вспыхнули огни, и все вокруг наполнилось страшным грохотом. Похоже, источник оглушительного металлического скрежета, визга и лязга находился рядом с самолетом.

– Они поднимают из воды тюки с оружием, – возбужденно прошептал Джек. – Правда, ничего не видно. Но там явно работает какой-то подъемный кран, звук очень характерный.

Силой воображения ребята отчетливо представили себе происходящее в лагуне. Массивные стальные канаты, снабженные мощными крюками, опускаются на дно лагуны и поднимают на поверхность тяжелые тюки с винтовками. Оружие переносят на борт, и, когда грузовой отсек заполняется оружием, амфибия поднимается в воздух, унося с острова свой смертоносный груз. На ее место прилетает следующий гидросамолет, а потом еще и еще. Или, может быть, это один и тот же самолет, совершающий челночные рейсы с острова и на остров?

Свет, горящий в лагуне, позволял отчетливо разглядеть огромные габариты летательного аппарата, который, подобно мощному хищному зверю, распластавшись, лежал в центре лагуны. У Люси похолодело под сердцем. Их враги – сильны и могущественны. В их распоряжении катера, самолеты и оружие. А у ребят только маленькая моторная лодочка Теобальда да еще, пожалуй, неплохо соображающие мозги.

Ребята тихо возвращались к лодке, погруженные в глубокие раздумья. Лодка мирно покачивалась на приливной волне. Взявшись за причальный конец, они подтянули ее к берегу и медленно, один за другим, взошли на борт.

– Мы приступаем к самому большому приключению в своей жизни, – торжественно заговорил Джек. – Спрятаться от врага – это приключение, совершить побег – это, несомненно, тоже приключение. Но вырвать друга из лап врага – это приключение из приключений.

– Особенно, конечно, если мы сами не угодим в их лапы! – боязливо сказала Люси.

Мотор завелся с полуоборота. Маленькая лодка отплыла от острова с голубой лагуной и вышла в открытое море. Воркун с Курлыкой, как обычно, восседали на поручнях. Кики, естественно, занимал свою привычную позицию на плече у Джека. Мышки Филиппа, испуганные треском мотора, сбились у него на спине в маленькую дрожащую группку.

– Эй, ребята, не щекотитесь, – взмолился он. Но мыши не обратили на его просьбу никакого внимания.

– Ну что ж, удачи нам! – сказала Дина. – Дай нам Бог спасти Билла, и Теобальда тоже, разгромить врага и живыми и невредимыми возвратиться домой!

– Боже, храни короля! – прочувственно присовокупил Кики, в точности повторив торжественную интонацию Дины. Ребята расхохотались. Кики прекрасно умел находить подходящие слова.

 

ВРАЖЕСКИЙ ОСТРОВ

Маленькая лодка мчалась в ночи. Филипп стоял за штурвалом. Он выбрал на небосводе яркую звезду и держал курс прямо на нее.

Спустя некоторое время Джек тронул его за руку.

– Видишь там свет? Это, правда, не тот яркий сигнальный огонь, который мы видели вчера, но он явно горит на острове.

– Держу курс на него, – сказал Филипп. – Смотри только, чтобы Кики вдруг не заорал что-нибудь неподходящее! Любой громкий звук будет отчетливо слышен на острове. Шум разносится по воде очень далеко. Кстати, пора, пожалуй, глушить мотор.

– Насчет Кики не беспокойся, он будет молчать как рыба, – пообещал Джек.

– Тсс! – громким шепотом призвал всех Кики к молчанию.

Джек погладил его.

– Правильно, тсс! Умная птичка.

Филипп заглушил мотор. Лодка постепенно замедлила ход, пробежала по инерции еще несколько метров и остановилась, раскачиваясь на крутой короткой волне.

Джек поднес к глазам бинокль.

– Свет неподвижен, – сказал он. – Наверное, это фонарь, установленный для подсветки вражеской гавани. Не исключено, что у бандитов тут целая флотилия катеров, чтобы держать под контролем все острова. Им наверняка приходится постоянно быть начеку, чтобы их не накрыли в самый разгар «ударного» труда.

Филипп руками нащупал весла.

– Ну а теперь начнем нашу маленькую гребную регату. Джек, который сейчас час? Сможешь разглядеть время на своих часах? Они ведь у тебя со светящимся циферблатом, правда?

– Уже почти одиннадцать, – сказал Джек. – Самое подходящее время. Около двенадцати будем на острове. Надеюсь, к этому времени все заснут.

Мальчики взялись за весла и начали тихо грести. Лодка медленно заскользила вперед. В тишине слышался легкий плеск воды.

– Если устанете, мы вас сменим, – сказала Дина. – Филипп, где твои мыши? Меня что-то тронуло за ногу. Учти, если твои зверюги будут носиться по лодке, я заору.

– Они у меня в кармане, – ответил Филипп. – Ты снова страдаешь галлюцинациями. Если ты только посмеешь заорать, я тебя выкину за борт.

– Перестань, все будет в порядке, – примирительно сказала Люси. – Дина, это просто тупики бродят по палубе. Один из них как раз уселся мне на колено.

– Орр! – раздался гортанный голос со стороны поручней.

– Тсс! – зашипел Кики.

– Воркун и Курлыка могут голосить, сколько им вздумается, – сказал Джек. – Это природные шумы, на которые никто не обратит ни малейшего внимания.

– Тсс! – снова зашипел Кики.

Огонь на берегу продолжал светить тихо и мирно.

– Это, очевидно, фонарь, поставленный для ориентировки катеров, выходящих из бухты и возвращающихся в нее, – сдавленным голосом сказал Джек, напряженно работая веслами. – Филипп, давай слегка передохнем. А то я скоро совсем выбьюсь из сил.

Филипп не возражал. Девочки предложили мальчикам сменить их на веслах. Но Джек не согласился.

– Вы не сумеете грести так тихо, как мы с Филиппом. А передых нам не повредит: чем позже мы окажемся на месте, тем лучше.

Спустя несколько минут мальчики снова взялись за весла. Лодка снова тихо и размеренно заскользила навстречу береговому огню.

– Больше ни одного громкого слова! – тихо скомандовал Джек после нескольких гребков. – С этой минуты разговариваем только шепотом.

Люси почувствовала слабость в коленях. И в животе тоже. Дина тяжело дышала, хотя и не сидела на веслах. Мальчиков прямо-таки трясло от волнения. Удастся ли им отыскать катер? А Билл, которого хотели заставить замолчать навсегда, как выразился один из бандитов, он уже доставлен на катер? И как его охраняют?

– Что это за странные звуки? – вдруг спросила Дина. Лодка приближалась к берегу. Мальчики вытащили весла из воды и прислушались.

– Вроде бы музыка, – отозвался Джек. – Точно, это – радио.

– Прекрасно, – сказал Филипп. – Бандиты нас не услышат. Смотри-ка, Джек, там, возле фонаря, – маленькая пристань. Нужно тихо выбраться на нее. Ой, что это там? По-моему, катер.

Он нашарил рукой бинокль и поднес его к глазам.

– Точно – катер! Довольно здоровый. Могу поспорить, это тот самый, на котором бандиты плавали к нам на остров Тупиков. Наверняка как раз на нем они и держат под замком Билла.

По-прежнему в тишине звучала тихая музыка.

– Похоже, радио находится на катере, – сказал Джек. – Интересно, охранники сидят на палубе? Света там не видно.

– Наверное, сшиваются где-нибудь наверху и сопят под музыку, – тихо ответил Филипп. – Видишь маленькую светящуюся точку? Это как пить дать сигарета.

Джек кивнул.

– Да, точно.

– Ближе подплывать не стоит, – сказал Филипп. – Ни в коем случае нельзя, чтобы они нас заметили. Если охранники поднимут тревогу, нам конец. Интересно, сколько человек охраняют Билла? Я вижу один-единственный огонек сигареты.

– Что вы собираетесь делать? – дрожа от волнения, спросила Люси. – Делайте же наконец что-нибудь! Я не выдержу этого напряжения.

Филипп успокаивающе взял ее за руку.

– Не волнуйся! Сейчас начнем. Момент, похоже, подходящий. Вот если бы еще караульные заснули! Джек обратился к Филиппу:

– Знаешь, что мы сделаем? Спустимся в воду, вплавь доберемся до пристани и переберемся через нее на катер. Нападем на стражу и скинем ее в воду. И прежде чем они успеют забить тревогу, откроем люк и выпустим Билла. Может быть, даже удастся смыться на этом же катере. Тогда у нас будет целых две посудины.

– Звучит неплохо, – сказал Филипп. – Но мы пока не знаем, действительно ли Билл на катере. Да и покидать в воду охранников будет не так просто, ведь мы даже не знаем, сколько их там. Поэтому первым делом нужно все разведать. Вот идея отправиться туда вплавь – это просто блеск. На пристань заберемся в самом темном месте.

– Господи, неужели вы в самом деле собираетесь лезть в воду в такую ужасную темень? – Люси, поеживаясь, посмотрела за борт лодки. – Прямо какая-то чернильная чернота! Джек, будь, пожалуйста, поосторожнее.

– Ничего со мной не случится, – успокоил ее Джек. – Давай, Филипп, раздеваемся! Поплывем в одних трусах.

Через мгновение мальчики бесшумно скользнули за борт. Вода была холодной. В первый моменту них даже дух захватило, но вскоре они согрелись. Чем ближе ребята подплывали к пристани, тем громче звучала музыка. Прекрасно! За этим шумом их наверняка никто не услышит.

Мальчики обогнули световую дорожку и подплыли к той части пристани, которая тонула в густой тени. Они не без труда вылезли из воды на деревянный настил. Тут они с облегчением и радостью убедились, что катер причален в некотором отдалении от фонаря.

Вдруг они испуганно замерли. На палубе катера ктото громко и протяжно зевнул. Потом замолчало радио. Повсюду воцарилась мертвая тишина.

– Может быть, он пошел спать? – прошептал Джек. – Подождем еще минутку.

И они замерли, напряженно вслушиваясь в темноту. В воду полетел тлеющий окурок сигареты. Потом до них донеслось довольное покряхтывание, как будто кто-то устраивался в постели. Снова послышался громкий зевок.

Мальчики по-прежнему стояли, не двигаясь, на темной пристани, внимательно прислушиваясь к доносящимся до них звукам. Они начали мерзнуть и прижались друг к другу, чтобы хоть немного согреться. Наконец послышался звук, которого ребята ждали с таким нетерпением. Кто-то захрапел.

Джек радостно схватил Филиппа за руку.

– Дрыхнет! Значит, сторожит всего один человек, если бы было больше, мы услышали бы, как они разговаривают между собой. Пошли, момент самый что ни на есть благоприятный! Но только тихо-тихо, чтобы, не дай Бог, его не разбудить!

Дрожа от волнения и холода, мальчики на цыпочках побежали по пристани, направляясь к катеру. Они неслышно взобрались на борт и медленно шагнули на палубу. Вскоре они заметили спящего человека: видимо, это был в самом деле охранник.

Вдруг мальчики услышали какие-то звуки прямо у себя под ногами. Они остановились и прислушались. Из каюты донесся мужской голос. Неужели это Билл? С кем он разговаривает? Наверное, с Теобальдом. А может быть, это вовсе не Билл, просто бандиты, играющие в карты. А этот спящий человек – вовсе никакой не охранник? Не очень умно было бы кинуть его за борт, чтобы потом нарваться в каюте на целую роту бандитов.

– Давай разберемся, действительно ли это Билл! – прошептал Джек. Узкая полоска света, падавшая на палубу, подсказала мальчикам, где находится вход в каюту. Они подползли к нему поближе и скрючились возле запертой крышки люка. Придвинувшись к створкам люка, они пытались разобрать голоса разговаривающих в каюте людей.

Они не могли расслышать, о чем говорили люди, находившиеся в каюте. Но, когда один из собеседников прежде, чем заговорить, неожиданно откашлялся, они поняли, что там был Билл. Именно у Билла была такая характерная привычка. Значит, в каюте сидел Билл и с кем-то беседовал. У ребят словно камень с сердца свалился. Как бы теперь до него добраться? А там уж Билл все возьмет в свои надежные руки!

Джек схватил Филиппа за руку и прошептал:

– Если мы скинем этого типа за борт, он тут же поднимет шум. Тогда у нас не останется времени, чтобы вытащить Билла из каюты и все ему объяснить. Бандюга спит как убитый. Поэтому давай-ка лучше попытаемся открыть дверь и вызволить Билла. А уж он потом сам решит, что делать дальше. Филипп кивнул.

– Открывай крышку, а я посторожу гада. Если он вдруг очнется, скину его в воду к чертовой матери. Давай, в темпе!

Дрожащими пальцами Джек нащупал задвижку. Он никак не мог решиться потянуть за нее. Вдруг она заскрипит? Но, слава Богу, задвижка отошла легко и бесшумно. Мальчик осторожно приподнял крышку люка. На палубу упал луч света.

Мужчины, сидевшие в маленьком тесном помещении, подняли головы. Это были Билл и Теобальд. Увидев неожиданно вынырнувшее из темноты лицо Джека, Билл изумленно вскочил с места. Джек быстро приложил палец к губам. И Билл подавил готовый вырваться возглас удивления.

– Быстрее вылезай на палубу! – прошептал Джек. – Нужно срочно нейтрализовать охранника.

Но все испортил Теобальд. Он узнал негодного мальчишку, засадившего его в гнусную пещеру на острове Тупиков. Он разъяренно вскочил на ноги.

– Ах ты, дрянной мальчишка! Наконец-то я до тебя добрался!

 

БЕГСТВО

– Тсс! – яростно зашипел Джек, указывая через плечо на спящего охранника. Но было уже поздно. Крики Теобальда вырвали того из мира сновидений. Испуганно озираясь, он резко подскочил на месте. В глаза ему бросился распахнутый люк каюты, из которого на палубу лился яркий электрический свет. Он вскочил на ноги.

Билл быстро, но без паники выключил свет и выбрался на палубу. Ослепленный внезапно наступившей темнотой, охранник принялся вопить:

– Что это? Ты что тут делаешь? Кто там?

Филипп кинулся на него и попытался спихнуть в воду. Но охранник оказался не слабаком, и между ними завязалась отчаянная борьба, в результате которой не охранник, а Филипп, перелетев через борт, плюхнулся в воду. В этот самый момент к месту схватки подоспел Билл и нанес мощный удар правой сопящему от ярости и напряжения бандиту. Следующим движением Билл сбил его с ног и прижал спиной к палубе. Подбежал Джек.

– Кто это свалился в воду? – тяжело дыша, спросил Билл.

– Филипп, – ответил Джек, крепко сжимая ногу противника. – Не беспокойся, наша лодка тут совсем рядом.

– Оттащи его в каюту, – скомандовал Билл. – Где этот Стилл? Болван изгадил все дело.

Теобальд отбежал в безопасное место и, прислушиваясь, ожидал, чем все кончится. До него доносились сдавленные крики, стоны и звуки отчаянной борьбы. Его прямо-таки трясло от страха. Послышался крик охранника. Он с диким грохотом скатился по трапу в каюту. Бум! С громким стуком захлопнулась крышка люка; задвижка, лязгнув, плотно прижала ее к деревянной раме.

– Первое время посидит там, – мрачно сказал Билл. – Теперь нужно быстро завести катер! Необходимо смыться, пока тут все не всполошились.

Это предложение полностью совпадало с планами Джека. Он весь дрожал от возбуждения. Его самые смелые ожидания начинали претворяться в жизнь.

– Быстрее врубай двигатель! – задыхаясь, крикнул он. – В этой чертовой темноте ничего не видно. Жаль, я не смог захватить с собой фонарик.

Охранник устроил в каюте ужасный бедлам. Он вопил как ненормальный и изо всех сил барабанил по крышке люка. Билл ринулся к штурвалу.

И тут началось. Вспыхнули огни, отовсюду стали доноситься громкие голоса. Раздался топот бегущих людей, возбужденные крики.

– У нас нет времени поднять якорь и запустить двигатель, – простонал Билл. – Джек, ты, кажется, сказал, что у вас тут поблизости лодка? Где она? И где Филипп? Да говори же быстрее!

– Лодка тут неподалеку… в ней девчонки… и Филипп, наверное, тоже. – Джек был так возбужден, что просто захлебывался словами. – Плывем туда.

– Тогда давай быстрее в воду! – крикнул Билл. – Стилл, куда вы делись? Давайте с нами!

– Я не… не… не умею плавать, – дрожа от страха, пролепетал Теобальд.

– Прыгайте за борт! – скомандовал Билл. – Я помогу вам выплыть.

Теобальд отшатнулся. Посреди ночи, в окружении врагов прыгать в холодную, черную воду? Нет, нет! Он в ужасе забился в угол, отказываясь вылезать из него наружу.

– Ну, тогда оставайтесь здесь! – с презрением крикнул Билл. – Я не могу больше тратить на вас время, мне нужно позаботиться о детях.

Плюх! Билл и Джек сиганули за борт. Теобальд похолодел. Ни за что на свете он не решился бы последовать за ними. Дрожа мелкой дрожью, он продолжал стоять в своем углу, ожидая прихода бандитов, мчавшихся по пристани к катеру.

И вот они уже на палубе. Ярко вспыхнули фонари. Возбужденные голоса выкрикивали что-то, перебивая друг друга. Никто не мог понять, что произошло. Толпа возбужденных бандитов носилась по палубе из угла в угол. Обнаружив в конце концов Теобальда, они вытащили его на середину палубы. Охранник продолжал барабанить в крышку люка и вопить хриплым голосом. Тем временем, окружив со всех сторон несчастного Теобальда, бандиты засыпали его вопросами и угрозами.

Билл и Джек, которые быстро плыли в темной воде, слышали доносившиеся с палубы громкие голоса. Только бы Теобальд продержался немного и не сразу выдал их! Охранник расскажет все, как только его освободят. Как бы то ни было, у них появилось небольшое преимущество во времени перед бандитами. И это было как раз то, в чем они так нуждались.

Филипп уже находился на борту лодки и пытался успокоить разволновавшихся девочек. Когда он услышал, что Билл и Джек прыгнули в воду, он приказал девочкам замолчать и стал напряженно вглядываться в темноту. Внезапно до него донесся плеск воды. Он торопливо нагнулся над бортом лодки, опустил фонарик к самой воде и несколько раз мигнул им.

Джек уже стал опасаться, что из-за всех этих треволнений они не найдут лодку. Увидев сигнал, поданный Филиппом, он облегченно вздохнул и спокойно поплыл рядом с Биллом навстречу свету. Добравшись до лодки, они ловко вскарабкались на борт. Люси и Дина тут же повисли на руках у Билла, с волнением ощущая их спокойную силу.

Билл нежно похлопал их по спине.

– Нам нужно немедленно отваливать. Ну и шум они там подняли. Они, наверное, уже освободили охранника. Давайте ходу, пока нас не заметили!

– Они услышат шум мотора, – сказал Джек. – Может быть, сначала пойдем на веслах?

– Нет. Нужно исчезнуть отсюда как можно быстрее. Бандиты отправятся за нами в погоню. Поэтому нам просто необходима хотя бы небольшая фора. Люси, Дина, быстро на дно лодки! Парни, а вы немедленно прикройте их. Эти джентльмены не откажут себе в удовольствии послать нам вслед пару пуль.

Билл нажал на стартер. Девочки распластались на дне лодки, мальчики взгромоздились сверху. Все это было довольно-таки неудобно. Но страх у ребят прошел. Осталось только лихорадочное возбуждение. Люси чувствовала огромное желание пуститься в пляс, громко вопя от радости. Она с трудом заставляла себя лежать смирно, кряхтя и сдавленно дыша под тяжестью навалившегося сверху Джека.

Когда взревел мотор, на вражеском катере поначалу все пораженно замолчали. Охранник, по-видимому, не заметил, что поблизости была еще одна лодка, и ничего никому не сказал. Бандиты по-прежнему не знали, что, собственно, произошло. Они полагали, что и Билл, и его освободители спасаются вплавь.

Теперь же, услышав, как взревел мотор лодки Билла (или, точнее, Теобальда), они наконец поняли, что происходит. Они должны были во что бы то ни стало догнать лодку, не дать ей уйти.

Пэнг! Раздался револьверный выстрел. Пэнг! Пэнг! Пэнг! Вокруг лодки засвистели пули. Билл пригнулся, не выпуская из рук штурвал.

– Оставайтесь на месте! – крикнул он ребятам. – Скоро мы выйдем из-под обстрела.

Пэнг! Очередная пуля чиркнула по воде совсем рядом с ними. Билл шепотом выругался. И что эта чертова лодка плетется как черепаха! Мотор работал как часы. И вскоре они уже мчались в открытом море.

Пэнг! Пэнг! Кики, оглушенный непривычным шумом и грохотом, сидя верхом на Джеке, вдруг принялся безумно орать.

Неужели его подстрелили? Джек озабоченно приподнялся и посмотрел на своего любимца. Не говоря ни слова, Кики продолжал орать, как будто его поджаривали на медленном огне. У Джека упало сердце.

– Пригнись, идиот несчастный! – крикнул Билл, заметив, что мальчик поднял голову. – Не слышишь, что я тебе говорю?

– Но Кики…

Билл не дал ему договорить.

– Пригнись, я сказал! – яростно крикнул он. – Если бы Кики был ранен, он не орал бы, как зарезанный. Сейчас же ложись на место!

Джек повиновался. Прижавшись к дрожащей Люси, он со страхом прислушивался к воплям Кики. Все-таки, наверное, его ранили.

Люси задавала себе вопрос, куда подевались Воркун с Курлыкой. Неужели и их подстрелили? Господи, когда же наконец они выберутся из-под обстрела?

Неожиданно стрельба прекратилась. И до Билла донесся треск мотора.

– Они начали погоню! – крикнул он. – На катере! Хорошо хоть сейчас еще ночь! Будем плыть, положась на Господа, пока хватит горючего.

На вражеском катере зажгли мощный прожектор и принялись обшаривать им поверхность моря.

– Прожектор до нас не достанет, – с облегчением констатировал Билл. – Эта лодочка бежит довольно шустро. Кики, прекрати наконец вопить! Ты в полном порядке.

– Билл, – вдруг обратился к нему Джек, – может быть, у нас хватит горючего, чтобы доплыть вон до того островка на востоке. Мы отправились в спасательную экспедицию именно с него. Бандиты наверняка решат, что мы будем улепетывать от них все время по прямой. Если мы в самом деле так сделаем, они в конце концов нас догонят. Их катер быстрее нашей моторки, и стоит нам попасть под луч их прожектора, нам тут же конец. Давай-ка поэтому поворачивай влево.

– Что это за остров такой? – поинтересовался Билл. – Как вы туда попали и чем вы вообще занимались с тех пор, как меня, идиота, угораздило загреметь в ловушку к этим бандюгам? Я чуть с ума не сошел от беспокойства за вас.

– А как мы о тебе беспокоились! – сказал Джек. – Давай влево, Билл! Плывем на наш таинственный остров. Бандиты наверняка не додумаются, что мы подались туда.

Билл взял курс на остров, покинутый ребятами всего лишь несколько часов назад. Далеко позади они по-прежнему видели яркий луч прожектора, обшаривающий водную гладь. Однако вражеский катер двигался теперь в противоположном от них направлении. Еще несколько минут – и они будут в полной безопасности.

– Орр! – неожиданно гаркнул кто-то за спиной у Билла. Он испуганно обернулся и тут же разразился смехом.

– Воркун и Курлыка все еще с вами? Кики, только не начинай снова орать! Я совершенно уверен, что ты целехонек.

– Можно мне теперь встать и осмотреть Кики? – озабоченно спросил Джек. – Стрельба давно прекратилась.

Но прежде чем Билл успел ему ответить, мотор зачихал, закашлял и, испустив протяжный жалобный вздох, остановился.

– Горючее кончилось, – огорченно сказал Билл. – Только этого нам не хватало! Дальше придется идти на веслах. Тут-то нас бандиты и прихватят.

 

НОЧНОЙ РАЗГОВОР

Ребята выпрямились и с облегчением потянулись.

– Филипп, ты тяжелый, как бревно! – пробурчала Дина. – Черт, Билл, надо же было горючему кончиться именно сейчас! Мы уже где-то совсем рядом с островом.

Джек снял Кики с плеча и озабоченно принялся ощупывать его со всех сторон – тельце, лапы, клюв. Куда его могло ранить? Кики тесно прижался к хозяину, растерянно бормоча ему на ухо бессмысленные жалкие слова.

– Да ты целехонек, дурашка, – сказал Джек. – И чего это ты так раскричался? Мне просто стыдно за тебя.

– Бедный Кики, бедный Кики! Вызови доктора! – пролепетал попугай и сунул голову под крыло.

– Вроде ничего, – обратился Джек к ребятам. – Наверное, просто переволновался. Может быть, пуля просвистела рядом с ним или…

– Ладно, кончай возиться со своим Кики! – нетерпеливо перебила его Дина. – Нам теперь пора о себе подумать. Билл, что будем делать?

Билл задумался. Как поступить? Он отчетливо понимал, какая опасность грозит им всем в результате преследования бандитов, и больше, чем когда-либо, чувствовал свою ответственность за безопасность доверенных ему детей. Что правильнее – плыть к острову, как предлагал Джек? Или, не отвлекаясь, уходить дальше в открытое море в надежде добраться до «большой» земли?

– Гребем к острову, – дал он наконец ответ на вопрос Дины.

– До него должно быть уже недалеко. – Джек напряженно вглядывался в темноту. – Я думаю, он где-то там, совсем близко. Филипп, ты видишь что-нибудь?

– Да. Билл, взгляни-ка вон туда! Видишь это темное пятно?

– Ничего я не вижу, – сказал Билл. – Но раз вы говорите, наверное, так и есть. У вас, парни, зоркие глаза. Ну где тут у нас весла?

Они достали весла, закрепили их в уключинах и принялись энергично грести. Девочки, зябко поеживаясь, прижались друг к другу.

– Ага, теперь и я вижу землю, – через некоторое время сказал Билл. – Скоро будем на месте. Надеюсь, тут нет подводных камней.

– Нет, – успокоил его Джек. – На этом острове дно пологое, во всяком случае, с той стороны, где мы собираемся пристать.

Едва он произнес эти слова, как раздался отвратительный скребущий звук, ударивший всех по нервам. Лодка вздрогнула на ходу и вдруг застыла в полной неподвижности. Ребята перепугались. Это еще что за напасть?

– Напоролись на камень, – мрачно констатировал Билл. – Не думаю, что нам легко удастся снять с него лодку. Похоже, она решила заночевать именно в этом месте.

Билл оказался прав. Лодка сидела на мели, как вкопанная. Джек зажег фонарик и попытался определить размеры бедствия.

– Черт, тут сплошные камни, – удивленно сказал он. – Похоже, нас занесло на другую сторону острова.

– Нужно проверить, нет ли пробоины. – Билл взял фонарик из рук Джека и тщательно обследовал лодку. – Слава Богу, нет, – сказал он со вздохом облегчения. – По-видимому, мы налетели на плоский камень. Ну ладно, ничего не поделаешь. Придется дождаться рассвета. Если бы нам сейчас даже и удалось снять лодку с мели, мы, как пить дать, налетели бы еще на одну.

– Давайте завернемся в одеяла, немного перекусим и поговорим, – предложила Люси. – Во всяком случае, спать в таких условиях мне не хочется.

– Никому не хочется, – присоединился к ней Джек. – Чувствую себя бодрым и выспавшимся. Вот только надо что-нибудь на себя накинуть. Пока как-то руки до этого не доходили. Вот теперь хорошо, в этом одеяльце очень уютненько.

– Я тоже весь мокрый, – сказал Билл. – А для меня у вас найдется лишнее одеяло?

– В шкафу у тебя за спиной валяются какие-то шмотки Теобальда, – сказала Дина. – Я думала, что мы ему все отдали. Но вчера случайно обнаружила, что там еще что-то завалялось. Одежда, правда, не твоего размера, но, по крайней мере, сухая.

– Да, прекрасно. – Билл открыл шкаф. – Придется одеваться на ощупь. А вы, барышни, займитесь пока приготовлением пищи. Жаль, что у нас нет горячего питья.

Вскоре Билл и ребята переоделись в сухое. Чтобы было теплее, все уселись поближе друг к другу и принялись жадно уничтожать запасы печенья и шоколада.

– Ну а теперь давайте обменяемся информацией о том, что произошло с тех пор, как мне не по своей воле скоропалительно пришлось покинуть остров Тупиков, – сказал Билл.

– Начинай ты. – Люси тесно прижалась к Биллу. – Как я рада, что ты опять с нами! Как же я перепугалась, когда мы обнаружили, что ты исчез! А потом еще сломанный мотор у катера и разбитое радио.

– Да, эти гады рассказали мне о своих достижениях, – сказал Билл. – А вот о вашем присутствии на острове они, очевидно, даже не подозревали. Ну, короче говоря, той ночью, когда я возился с передатчиком, тщетно пытаясь отправить радиограмму…

– Тебе не удалось отправить радиограмму? – воскликнула Люси. – Значит, нам неоткуда ждать помощи?

– Все не так плохо. В штаб-квартире уже известно, что я взялся за расследование некоего малопонятного и таинственного дела, правда, без подробностей. – Билл сделал маленькую паузу, а потом продолжил: – Так вот, вожусь я с передатчиком, вдруг – удар по голове, я валюсь на пол и вырубаюсь. В себя я пришел спустя довольно продолжительное время, уже на другом острове, в какой-то хибаре в роли пленника.

– Эти типы тебя не мучили? – дрожащим голосом спросила Люси.

Не отвечая на ее вопрос, Билл продолжил свое повествование:

– Конечно, они меня допросили, но не смогли выудить ничего существенного. И тут начинается самое интересное. Выяснилось, что мы нарвались на ту самую банду, от которой я должен был скрываться, потому что она устроила на меня настоящую охоту. Оказалось, что здесь, на этих островах, она как раз и занимается своей преступной деятельностью. А я все время ошибочно полагал, что она обретается в Уэльсе, потому что им удалось навести меня на ложный след.

– Вот это да! – воскликнул Джек. – Надо же было такому случиться, что мы собрались проводить свои каникулы именно на тех самых Богом забытых островах, на которых бандиты как раз и устроили свой притон. Они, конечно, решили, что тебе удалось выйти на их базу и ты специально прибыл сюда, чтобы навести тут шороху.

– Естественно, – сказал Билл. – Они подумали, что их выдал один из своих людей, и всячески пытались выяснить у меня его имя. Потому-то они и возились со мной столько времени вместо того, чтобы избавиться от меня раз и навсегда.

– Избавиться! Избавиться! – попытался вмешаться в беседу Кики. Но никто не обратил на него внимания. Слишком захватывающей была история, которую рассказывал им Билл.

– Бандиты прежде всего хотели выяснить, что я знаю и от кого получаю информацию, – продолжал Билл. – Но поскольку мне, в принципе, было мало что известно и никто мне ничего не рассказывал, бандиты продолжали оставаться в неведении. Ну и, конечно, страшно бесились по этому поводу.

– Ты и в самом деле ничего не знал? – удивленно спросил Филипп.

– Ну как тебе сказать. Вообще говоря, я понимал, что банда занимается чем-то противозаконным и получает откуда-то кучу денег. Кроме того, я предполагал, что все это может быть связано с торговлей оружием. После того как мне пару раз удалось подложить им свинью, они вычислили, что я веду за ними слежку. В ходе расследования мне удалось разоблачить несколько их махинаций, хотя главным виновникам преступлений каждый раз удавалось скрыться. Вот тогда-то они меня и невзлюбили.

– И они решили тебя изловить и нейтрализовать, – вмешался Джек. – Ты получил приказ лечь на дно… и приплыл сюда…

– Чтобы угодить прямо к ним в руки, – закончил за него Билл. – Ну и конечно, вся эта история не могла обойтись без вас. Это просто уму непостижимо. Стоит мне только сойтись с вами, как тут же начинается разная чертовщина, которую нам приходится расхлебывать объединенными усилиями.

– Да, это в самом деле удивительно, – задумчиво протянул Джек. – Рассказывай дальше, Билл! Что случилось потом?

– А потом ко мне в хижину неожиданно приволокли Теобальда Стилла, – продолжил Билл. – Они, очевидно, решили, что он мой сотрудник, посланный, как и я, шпионить за ними. Он был в полубезумном состоянии и никак не мог понять, что на него свалилось. Признаться, я и сам не сразу смог разобраться с его историей. Только когда мы остались вдвоем, он поведал мне о ваших подвигах. И тогда мне удалось кое-что связать воедино. Судя по всему, вы повели себя с ним не очень почтительно.

– Это точно. – Джек почувствовал угрызения совести, вспоминая, как они обошлись к ничего не подозревавшим Теобальдом. – Но понимаешь, мы же решили, что он член банды и только прикидывается эдаким придурковатым орнитологом, чтобы усыпить нашу бдительность, а потом повязать нас и…

– И потому решили опередить его и запихнули беднягу в пещеру, – вмешалась Дина.

– И каждый раз, когда он осмеливался высунуть голову наружу, вы лупили его по голове дубинкой, так, что ли? – поинтересовался Билл. – Такого я от вас не ожидал. Он сказал, что даже девочки принимали участие в его избиении.

– Чего он врет! С ума сошел, что ли? Мы его ни разу не тронули! – закричали ребята, перебивая друг друга. Билл покачал головой.

– Я так и думал. Я бы еще поверил, что парни врезали ему пару раз, решив, что его заслали бандиты, чтобы захватить вас. Но то, что в этом могли принимать участие наши нежные барышни, этого я просто не мог себе представить. Он заявил, что самой отвратительной из всех была Люси.

– Я? – возмущенно крикнула Люси. – Да я никогда в жизни не смогла бы его ударить.

– Ну, ладно, как бы то ни было, вы ему устроили райскую жизнь, – сказал Билл. – А потом вы еще захватили его лодку и уплыли на ней с острова. Должен признаться, я внутренне хохотал, когда Стилл рассказывал мне о ваших подвигах. Ну а потом бандиты приволокли его на свой катер. Они не поверили ни единому его слову о том, что какие-то дети ввергли его в пещеру и не выпускали оттуда. Они были убеждены, что мы с ним – одна компания. И я им, естественно, все время поддакивал, утверждая их в мысли, что вся эта история с детьми на острове – чистейшей воды вранье. А то неровен час бандиты смотались бы на остров и захватили и вас в плен. Но про себя я не переставал думать о том, куда вы могли податься на лодке Теобальда. Он поведал мне, что, когда бандиты приволокли его на берег, лодки там уже не было.

– Терпеть не могу этого Теобальда, – сказала Люси. – Пусть ему хорошенько достанется от этих бандитов! Он трус и дурак, да еще и лгун впридачу.

– А если бы он сегодня ночью не поднял такой крик, когда я открыл каюту, мы бы спокойненько увели у бандитов шикарный большой катер и наверняка были бы уже в полной безопасности, – заметил Джек. – Какой идиот – так вопить!

– Да, это было не умно, – согласился Билл. – Ну, рассказывайте – теперь ваша очередь!

Ребята, перебивая друг друга, принялись возбужденно рассказывать о том, что им довелось пережить за последнее время. Билл внимательно их слушал. Когда они дошли до рассказа о лагуне и ее тайне, он изумленно воскликнул:

– Так вот где, значит, они прячут оружие! Спускают его на парашютах в потайную лагуну, чтобы потом, когда придет время, выудить его оттуда и переправить на гидросамолетах по назначению. Контрабанда оружия с большим размахом и выдумкой!

– Мы просто обалдели, когда обнаружили все это, – сказал Джек.

– Могу себе представить, – ответил Билл. – Совершенно невероятная история! А вы, детки, как всегда, – в самом эпицентре событий. Если бы я только мог отправить сообщение в штаб-квартиру! Тогда мы захватили бы банду с поличным.

– Обалденная история! – сказал Филипп. – Можешь мне поверить, страху мы натерпелись – будь здоров.

– Вы вели себя молодцами, – сказал Билл. – Вот только одного не могу понять. Почему вы, захватив лодку Теобальда, не сделали отсюда ноги? За каким чертом вы пустились болтаться на ней между этими гнусными островами?

– Ну, видишь ли, – сказал Джек, – у нас, конечно, был выбор: сделать ноги, как ты выразился, или же попытаться найти тебя. Мы подумали и решили поискать тебя. Кстати, Люси первой проголосовала за это предложение.

Молчание. Потом Билл обнял своими сильными руками сбившихся в кучку ребят и сжал их с такой силой, что они едва не задохнулись.

– Ну что тут скажешь? – Билл откашлялся. – Хоть вы еще только дети, но уже успели стать лучшими товарищами на свете. Вы понимаете, что такое верность, и не оставляете товарища в беде, даже когда вам самим угрожает опасность. Я горжусь вами.

– О, Билл! – Сердце Люси чуть не разрывалось от радости оттого, что человек, которого она любила и уважала, так говорил с ними. – Это ты наш самый-самый лучший друг и останешься им навсегда.

– Навсегда, – торжественно подтвердила Дина.

Мальчики промолчали, но щеки их пылали. Дружба – верность – стойкость в минуту опасности – это были вещи, ради которых стоило жить! Они знали, что и Билл думает так же, и чувствовали в этот момент полное единение с ним.

– Светает! – сказала Люси и посмотрела на восток. – Скоро солнце взойдет. Ах, Билл, что ждет нас сегодня?

 

НАХОДКА БИЛЛА

У восточного края горизонта, там, где небо сливается с морем, засияла прозрачная серебристая полоска. Потом небо вспыхнуло багряным шелком, и золотое сияние разлилось по беспредельной, подернутой молочной дымкой глади просыпающегося моря.

Почти одновременно с первыми лучами солнца воздух наполнился звонким многоголосьем птичьего хора. Кайры, олуши, бакланы, тупики и чайки взвились в утреннее небо, чтобы приветствовать наступающий день. Вскоре вся водная поверхность вокруг лодки покрылась сотнями птиц, дружно устремившихся в погоню за рыбой. Где-то среди них затерялись и Воркун с Курлыкой.

Джек огляделся по сторонам.

– Но это не тот остров! – удивленно воскликнул он. – Там не было на берегу никаких утесов. Видимо, мы слегка заблудились.

– Точно, – сказал Филипп. – Здесь мы вообще никогда не были. Интересно, куда это нас занесло?

– Может быть, это Крылатый остров, который мы тогда, вначале, нашли на карте? – предположила Люси. – Какое безумное количество птиц! Столько птиц сразу мы еще никогда не видели.

Действительно, это было удивительное зрелище. Тысячи птиц качались на волнах, ныряли под воду и снова выскакивали на поверхность с трепещущими рыбешками в клювах. В некоторых местах они так густо покрывали водную гладь, что могли передвигаться, только расталкивая друг друга. И в воздухе тоже царило необычайное оживление, а от птичьего крика и гама просто закладывало уши. Птицы проносились над водой, зорко высматривая свободное местечко, чтобы, приводнившись, выудить из моря законный и столь вожделенный завтрак. Вскоре из птичьей толпы вынырнул Воркун с привычным уже набором аккуратно уложенных в клюве серебристых рыбешек.

Филипп поискал глазами Кики.

– Кики, да что с тобой? Ты такой смирный. Пойди сюда, хорошая птичка, и покажи нам свой красивый гребешок!

– Вызови доктора! – печально откликнулся Кики. Джек внимательно посмотрел на него и вдруг вскрикнул в ужасе:

– У него почти исчез гребень! Осталось всего лишь несколько перышек. Наверное, пуля чиркнула ему по голове и срезала гребень почти под корень.

– Бедный попка, бедный попка! Как жаль, как жаль! – Кики обрадовался, что снова оказался в центре всеобщего внимания.

– Да, мой бедный Кики! – Джек нежно погладил своего любимца. – Как же ты, наверное, испугался! Теперь понятно, почему ты кричал, будто тебя резали. Ну, ничего, пройдет. Перья отрастут снова. Вид у тебя, правда, пока что довольно потрепанный, но все равно ты лучше всех.

Тем временем Билл тщательно облазил всю лодку. Она наскочила на плоский подводный камень и засела на нем так прочно, что не было никакой возможности снять ее оттуда. Они находились в самом центре скалистых утесов, разбросанных в воде на подступах к острову. Грозные скалы были сплошь покрыты водорослями и гнездами бесчисленных птиц. Птицы не обращали на лодку и ее обитателей ни малейшего внимания. А вот, увидев сидящих в ней Воркуна и Курлыку, они к вящему удовольствию Джека толпой притащились к ним в гости.

– Похоже, лодка совершенно цела, – сказал Билл. – Скоро начнется прилив, и мы снимемся с мели. Вопрос только в том, куда нам тогда податься.

– Все равно куда, только в надежное место, – ни секунды не колеблясь, сказала Люси.

– Легко сказать, – возразил Джек. – Здесь нам помощи не дождаться! На этих необитаемых островах человека можно встретить только случайно. А до Большой земли нам на веслах не дойти, правда, Билл?

– Да, вряд ли, – сказал Билл. – Хорошо еще, что у нас на борту полно продуктов! Вот только с питьевой водой – проблема.

– Будем пить ананасовый сок, – предложила Дина. – А когда пойдет дождь, соберем дождевую воду.

– Ну ладно, с чего начнем? – Билл озабоченно наморщил лоб. – Они, конечно, будут вовсю стараться найти нас. Им известно, что мы не могли уйти далеко. Стало быть, они вышлют на поиски катера, а может быть, и самолет.

Ребята сразу поняли, кого он имел в виду под «ними». Дина посмотрела по сторонам.

– Если бандиты поплывут вокруг острова, они нас тут же обнаружат.

– Ну, сначала нужно все равно дождаться, когда нас снимет с мели, – сказал Билл. – А пока предлагаю всем поспать. Люси – бледненькая как полотно.

– Я действительно валюсь с ног, – зевая, призналась Люси. – А потом я вся какая-то грязная и липкая.

– Тогда быстро искупнемся и спать, – подытожил Джек. – А караулить будем по очереди.

– Да не хочу я купаться, – сказала Дина. – У меня совершенно глаза слипаются. Купайтесь, если хотите, а я пока разберу постели.

– Я тебе помогу, – сказала Люси. – Я тоже слишком устала, чтобы лезть в воду.

Билл и мальчики прыгнули в воду. Девочки посмотрели им вслед.

– За всеми этими птицами их почти не видно, – через минуту сказала Люси. – Ну вот, теперь я их напрочь потеряла из виду.

Люси была права. На поверхности воды болталось такое количество птиц, что мокрые головы Билла и мальчиков терялись среди них почти полностью.

Вдруг Дине пришла в голову мысль.

– Если вдруг нагрянут бандиты, мы спрячемся от них в воде. За птицами им нас не разглядеть.

– Отличная идея, Дина! – восторженно крикнула Люси.

Когда освеженные купанием мужчины возвратились на лодку, девочки рассказали им, что придумали во время их отсутствия. Билл одобрительно кивнул головой.

– Да, это хорошая мысль. Если появятся бандиты, мы тут же прыгнем в воду. И наши головы затеряются на фоне плавающих птиц.

– А лодка? – спросил Джек.

– Сделаем так же, как тогда в лагуне, – сказал Филипп. – Закидаем лодку водорослями, так что она будет выглядеть как такая мохнатая скала.

– Из вас прямо-таки брызжут гениальные идеи, – воскликнул Билл. – Ну ладно, пока вы будете спать, я займусь маскировкой. Бандиты не будут терять времени даром и наверняка скоро примутся за поиски. Как только я услышу или увижу, что они на подходе, я вас разбужу. Тогда вам придется мгновенно прыгать в воду. Лучше заранее снимите одежду, чтобы не вымокнуть.

– Надеюсь, они появятся не очень скоро, – зевая, сказала Люси. – Я так устала, что не уверена, сможете ли вы до меня докричаться.

Билл заботливо укрыл ребят, и они тут же заснули. Тогда он принялся за обустройство лодки. С близлежащих скал он срывал длинные плети водорослей и вешал их гирляндами вдоль бортов, в результате чего маленькое суденышко скоро стало выглядеть как самая натуральная прибрежная скала.

Закончив работу, Билл залез в каюту. Устраиваясь поудобнее, он рассеянно потянул за край одеяла, висевшего на каком-то ящике, стоявшем на полу. Что это такое? Билл не верил своим глазам.

Радиоаппарат! Может быть, его можно использовать и в качестве передатчика? Конечно же, Теобальд был не так глуп, чтобы отправляться в такую глушь, не имея возможности в случае необходимости позвать на помощь. С трудом уняв дрожь в пальцах, Билл ощупал аппаратуру.

При виде драгоценной находки Билл не удержался от крика радости, который разбудил Джека. Мальчик испуганно подскочил на месте.

– Что? Бандиты?

– Нет. Послушай, Джек, почему, черт побери, вы не сказали мне, что на лодке есть радиоаппаратура? Ведь если повезет, мы сможем послать радиограмму.

– У, дьявол, совершенно вылетело из головы! – воскликнул Джек. – Это передатчик?

– Да. Аппарат, правда, паршивенький. Но все-таки, может быть, удастся достучаться до штаб-квартиры, послать им весточку. Там наверняка ночей не спят в ожидании, когда я наконец выйду на связь. Ведь я молчу уже несколько дней.

Вдруг Билл нервно заметался по каюте.

– Чего ищешь-то? – сонно поинтересовался Джек.

– Антенну для передатчика. Куда она могла подеваться?

– По-моему, я видел там, у стенки, такую длинную штуковину, – зевнул Джек. – Может, это была антенна?

Билл посмотрел.

– Да, это она. Сейчас я ее установлю.

Джек понаблюдал за Биллом несколько минут. Потом глаза у него закрылись, и он, как подкошенный, рухнул обратно на свою постель. Конечно, это очень увлекательно – наблюдать, как Билл устанавливает антенну и налаживает передатчик. Но даже это волнующее зрелище было не в состоянии заставить его бодрствовать.

Билл трудился как одержимый, время от времени постанывая и чертыхаясь, когда его очередная попытка оканчивалась ничем. В аппарате что-то шипело и посвистывало. Внутри мелькали маленькие огоньки. Но что-то было явно не в порядке. И Билл никак не мог обнаружить дефект. Только бы удалось запустить передатчик хотя бы на пару минут!

Наконец вроде бы что-то наладилось. Теперь быстро послать позывные и дождаться ответа. Но он не услышал ответа. Снова и снова он слал в эфир свои позывные и не получал никакого ответа. Аппарат не работал на прием. Биллу не оставалось ничего другого, как наудачу послать радиограмму. Получат ли ее там, в Лондоне, он не знал.

Билл стремительно передал зашифрованную радиограмму с просьбой о срочной помощи. Он снова и снова повторял ее через короткие промежутки времени, указывая в качестве ориентира лагунный остров. Они ведь были где-то рядом с этим островом, наверняка указанным на карте.

Билл так углубился в работу, с таким напряжением вслушивался в писк аппарата, что чуть было не пропустил того момента, когда вдалеке послышался гул мощного мотора. Когда он наконец очнулся, его охватила легкая паника.

– Подъем! – крикнул он ребятам. – Быстрее прыгайте в воду! Бандиты!

Ребята с ошалевшим видом вскочили на ноги. Бандиты! Плюх! Все пятеро почти одновременно плюхнулись в воду, причем девочки толком даже не успели проснуться. А к ним уже несся на всех парах вражеский катер.

 

ЭЙ, НА ЛОДКЕ!

Солнечный блик сверкнул, отразившись от выпуклых стекол бинокля. Этот бинокль был направлен на остров, перед которым застряла лодка с Биллом и ребятами на борту. Он медленно перекочевал с острова на скалы, громоздившиеся в воде, застыл ненадолго на лодке, полностью скрытой под покрывалом из водорослей, и принялся тщательно обшаривать раскинувшуюся вокруг водную поверхность.

Распознать на ней пять мокрых голов, застывших среди многочисленных птиц, качавшихся на волнах, было невозможно. Ребята старались держаться поближе к пернатым обитателям острова. Воркун и Курлыка восседали рядышком на голове у Филиппа и полностью скрывали его от посторонних глаз. Люси присоседилась к крупному баклану, который искоса поглядывал на девочку, но, слава Богу, не помышлял о бегстве. Дине и Джеку удалось внедриться в стаю беспрестанно сновавших взад-вперед тупиков, то и дело погружавшихся под воду в погоне за добычей. Билл, который опасался, что его может выдать крупная лысая голова, старался, по возможности, держать ее подольше под водой.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем катер наконец развернулся и тронулся в обратный путь. Треск мотора постепенно затих вдали. Однако только когда вокруг воцарился полный покой, нарушаемый лишь птичьим гомоном, Билл и ребята осмелились выбраться из воды. Они были мокры, их одолевал голод, но они больше не чувствовали усталости.

– Лодка стала от этих водорослей скользкой как каток! – сказал Джек. – Дина, твоя идея выдержала испытание на «отлично». Могу представить себе, какие рожи были бы у бандитов, если бы они знали, что не смогли рассмотреть в свой распрекрасный бинокль пять человек и целую лодку!

– Да, идея была замечательная, – поддержал Билл Джека. – А как вы отнесетесь к идее устроить праздничный завтрак? Я умираю с голоду.

Все уселись на палубе и дружно принялись открывать консервные банки. Кики застонал от радости, заметив свои любимые ломтики ананаса. Он вздыбил свой гребень, вернее, те несколько перьев, что остались у него на голове после перестрелки, но обычного в таких случаях величественного вида принять, по понятной причине, не сумел.

Вдруг Джек что-то вспомнил.

– Послушай, Билл, ты в самом деле возился утром с радиоаппаратом Теобальда или мне это приснилось?

– Нет, тебе это не приснилось. Я наткнулся на него совершенно случайно. Это – радиоприемный и радио-передающий аппарат.

– Билл! Значит, ты сможешь теперь послать радиограмму? Ты уже вызвал помощь? Теперь нас скоро спасут! – радовалась Люси.

– К сожалению, аппарат не совсем исправен, – вынужден был признаться Билл. – Я не смог выбить из него ни единого звука, так что остается большой загадкой, прошла моя радиограмма или нет.

– Значит, он оказался совершенно бесполезным? – разочарованно протянула Дина.

– Во всяком случае, слишком много надежд я бы на него возлагать не стал, – сказал Билл. – Секунду… Никто не обратил внимания? Мне показалось, что лодка как будто шелохнулась. По-моему, она сошла с мели.

Билл был прав. Приливной волной лодку смыло с подводной скалы. Билл тотчас уселся на весла.

Когда до острова оставалось всего несколько десятков метров, он вдруг обернулся к ребятам.

– Вот что мне пришло в голову. По идее, на борту должен быть запас горючего. Не мог же Теобальд отправиться в такое далекое путешествие, не имея в загашнике достаточно солярки. Вы вообще-то хорошо осмотрели лодку?

– Да не очень, – признался Джек. – Как-то не было особой причины, да и времени тоже.

– Понятно. Но где-то на борту должно все-таки храниться горючее. Разгребите-ка получше канаты и прочий хлам. Может быть, обнаружите что-нибудь под ними.

Мальчики бросились выполнять указание Билла. Они растащили по углам всевозможные вещи, приподняли с палубы три не закрепленные доски и обнаружили под ними выстроенные в ряд канистры, в которых Теобальд хранил запас горючего.

– Ура! – крикнул Джек. – Живем. Теперь мы мгновенно доберемся до Большой земли.

Мальчики передали Биллу две канистры. Он с облегчением опорожнил их в бак. Теперь они смогут передвигаться значительно быстрее.

Вскоре мотор довольно и весело запел свою монотонную песенку. Лодка резво побежала по волнам. Да, мотор – это тебе не гребля с высунутым языком! Билл взял курс на зюйд-вест.

– Самолет! – вдруг крикнула Люси. – Я слышу самолет.

Они во все глаза уставились в небо. Вскоре все заметили самолет, приближавшийся к ним с северо-востока. Он летел довольно низко.

– Похоже, он ищет нас, – с беспокойством заметил Билл.

– Значит, его послали бандиты, – взволнованно крикнул Джек. Они напряженно следили за приближением самолета. Вдруг им показалось, что их заметили. Самолет переменил курс и полетел прямо на них, опускаясь все ниже, потом описал вокруг них широкую петлю и исчез в том же направлении, откуда появился несколькими минутами раньше.

– Черт побери! – воскликнул Билл. – Теперь мы попались. Они пошлют за нами большой катер, а, может быть, даже гидроплан. И тогда – всем большой привет!

– У нас же целая тонна горючего, – сказал Джек. – Давай врубай мотор на всю мощь!

Лодка полетела, рассекая носом водную гладь. Билл выжимал из нее все, на что она была способна. Спустя некоторое время он крикнул Джеку:

– Тащи сюда остальные канистры! Нужно заполнить бак, не дожидаясь, пока горючее снова кончится.

Но тут их подстерегал пренеприятнейший сюрприз! Остальные канистры оказались пусты.

Билл в отчаянии уставился в палубу.

– Теобальда, видимо, просто обманули. Он наверняка приказал наполнить все канистры. А потом подлецы взяли у него денежки, поставив только половину заказанного. Какая подлость!

– Такое могло случиться только с Теобальдом, – пожимая плечами, сказал Филипп. – Черт побери, вот уж действительно – беда не приходит в одиночку! До ближайшего острова несколько миль. И что мы будем делать, если горючее кончится раньше, чем мы куда-нибудь доберемся?

Билл смахнул пот со лба.

– Да, в самом деле, – что? Бак скоро опустеет. Не исключено, что во время стрельбы в него угодила пуля и он подтекает. На веслах далеко не уйдешь. И мы станем легкой добычей любой моторки, любого катера, который появится здесь, чтобы взять нас на буксир.

Ребята молчали. Обидно было сознавать, что все рухнуло, когда до спасения было, можно сказать, рукой подать.

Прошло несколько минут. Мотор начал чихать и кашлять, а потом и вовсе заглох.

– Все! – подавленно сказал Джек.

– Вызови доктора! – крикнул Кики. Филипп рассмеялся.

– Придумай чего-нибудь получше!

– Орр! – подал голос Воркун, как всегда, восседавший на поручнях. Тупики по-прежнему находились на лодке. Люси заранее радовалась, что сможет привезти их домой. Вот было бы шуму!

– Прекратить гонку в двух шагах от финиша! – вздохнул Билл. – Какая досада!

И снова воцарилось молчание. Слышалось только, как волны с легким плеском бьются о борт лодки. Мышата Филиппа, пораженные внезапно наступившей тишиной, вылезли из своих укрытий и, подняв к небу остренькие мордочки, принялись нюхать воздух. Билл, за время своего плена забывший об их существовании, удивленно уставился на зверьков.

– Черт! Как они подросли! Кто знает, может быть, нам еще придется пустить их на колбасу.

Он сказал это просто так, в шутку, но девочки тут же подняли ужасный крик.

– Что ты говоришь, Билл! Какая гадость! Я лучше умру. – Дину всю передернуло.

– Может быть, немного погребем, чем сидеть без дела? – сказал Джек. – Или поедим? Или займемся еще чем-нибудь?

– Или поедим, – немедленно откликнулся Филипп. Но тут же задумался. – Скажи-ка, Билл, может, нам стоит поберечь припасы В смысле – как ты думаешь, нам тут еще долго придется болтаться?

Билл покачал головой. «Не пройдет и дня, как мы окажемся в руках бандитов, которые снова запрут нас на своем острове!» – подумал он.

– Нет, – сказал он вслух, – об этом можно пока не беспокоиться. Если бы я знал, что горючее кончится так быстро, я ни за что не полез бы в открытое море, а держался бы вблизи островов.

Это был долгий день, наполненный тревожным ожиданием. Несмотря на усталость, по-прежнему владевшую ребятами, спать никому не хотелось. Никаких катеров видно не было. Солнце начало медленно клониться к горизонту, и все очевидно шло к тому, что эту ночь нашим искателям приключений придется провести в открытом море.

– Хорошо, что стоит теплая погода, – сказала Дина. – Сегодня даже ветер теплый. Как далеко мы забрались от дома! И от школы и всего остального.

Люси неподвижно смотрела на море, зеленое вблизи и темно-синее – в отдалении.

– Да, – сказала она, погруженная в невеселые мысли, – мы далеко от всех и вся, затеряны в пустынном море приключений.

Солнце опускалось все ниже. И вдруг вечернюю тишину нарушил знакомый звук – низкий гул моторов. Ребята и Билл замерли. Катер? Самолет? Гидроплан? Что это?

– Самолет! – вдруг взволнованно закричал Джек. – Гидросамолет. Господи, ну и громадина!

– Это, наверное, тот же самолет, который мы видели в лагуне, – сказала Дина. – Они послали его за нами. Что же нам делать, Билл?

– Ложитесь на дно! – немедленно откликнулся Билл. – Бандиты не знают, что я тут с детьми. Они, наверное, думают, что, помимо меня, в лодке еще пара взрослых мужчин, и, не исключено, откроют стрельбу. Поэтому лежите и не шевелитесь! И не вздумайте высовывать головы!

У Люси задрожали колени. В следующее мгновение она рухнула на дно лодки и замерла. Хорошо еще, что Биллу не пришло в голову снова уложить мальчишек на них с Диной.

Билл положил руку на плечо дрожащей девочки.

– Не бойся, Люси! Ничего тебе не будет, они не станут стрелять в детей.

Но Люси равным образом не хотелось, чтобы бандиты стреляли и в Билла, и она ужасно беспокоилась за него. Она прижалась бледным личиком к одеялу и замерла.

Гул моторов становился все слышнее. Гидросамолет описывал круги прямо над их головами. Спустя некоторое время он приводнился совсем близко от них. Неожиданно наступила полная тишина. Лодка раскачивалась на волнах, поднятых гидропланом. Ребята не отваживались выглянуть из-за борта. Билл тоже опасался, что бандиты могут открыть стрельбу, как только заметят кого-нибудь на лодке.

И тут над водой разнесся ужасный, угрожающий голос:

– Эй, на лодке! Вылезайте!

Казалось, голос вырывался из груди какого-то сказочного великана, с такой невероятной силой и мощью прозвучал он в вечерней тишине.

– Оставайтесь лежать! – прикрикнул Билл на ребят. – Люси, не пугайся. Они говорят в мегафон, поэтому голос звучит так громко.

И снова загрохотал над водой чудовищный голос:

– Эй, вы, там – без глупостей! Вы находитесь под прицелом наших пулеметов. Вылезай по одному!

 

ПРОЩАЙ, МОРЕ ПРИКЛЮЧЕНИЙ!

– Все это совершенно бессмысленно, – сказал наконец Билл. – Мне нужно им показаться, а то они, чего доброго, начнут палить прямо по лодке.

Он встал с колен и поднял руки над головой в знак того, что сдается. В ту же секунду из-за самолета выскочила моторка и стремительно понеслась к ним. В лодке находились три человека, один из которых держал в руке револьвер.

Прижавшись ко дну лодки, ребята с внутренним содроганием ожидали, что в Билла вот-вот начнут стрелять. Они не отваживались поднять головы над бортом, но очень живо представляли себе все происходящее.

Моторка с сидящими в ней тремя мужчинами подходила все ближе. И тут они вдруг они услышали, как незнакомый мужской голос удивленно воскликнул:

– Билл! Черт меня побери со всеми моими потрохами, это – Билл! Ты почему не подал нам никакого знака. Мы уж решили, что в лодке бандиты.

– Господи, это же Джоб! – В голосе Билла прозвучали такая радость и облегчение, что ребята тут же вскочили со дна лодки.

– Ребята, это мой товарищ Джоб. Эй, Джоб, до тебя дошла моя радиограмма?

С легким стуком лодки столкнулись бортами. Джоб, радостно улыбаясь, спрятал свой револьвер..

– Да, дошла. А вот ты, по-видимому, нас не слышал. Каких только вопросов мы тебе не задавали, но ты, как заведенный, повторял все время одно и то же. Ну, значит, нас и отрядили с гидросамолетом на поиски. Мы как раз разыскивали лагуну, которую ты обозначил в радиограмме, как вдруг заметили лодку и спустились, чтобы рассмотреть ее поближе.

– Слава Богу! – с облегчением вздохнул Билл. – У нас кончилось горючее. Мы сидели тут в ожидании того, что вот-вот появится катер или самолет бандитов.

– Ну, поехали на нашу амфибию! – сказал Джоб, весело прищурив светло-голубые глаза. – Или, может быть, ребята боятся летать?

– Нет, нет! Это для нас дело привычное. – Джек помог девочкам перебраться в лодку Джоба.

– Неужели мы в самом деле спасены? – недоверчиво спросила Люси. После всего пережитого она никак не могла поверить в реальность происходящего.

– Ну, конечно же, вы спасены! – улыбнулся ей Джоб. – Мы специально послали сюда самый большой наш гидросамолет, чтобы доставить вас домой в полном здравии. Мы просто обязаны были сделать это для Билла. Он у нас шишка.

– Шишка? – удивленно переспросила Люси.

– Ну, значит, важная персона, – объяснил Джоб. – Ты что, не знаешь этого?

– Конечно же, знаю, – сияя, ответила Люси.

– Мы позабыли Воркуна и Курлыку, – вдруг жалобно напомнила Дина.

– Вот так-так! Неужели на борту был кто-то еще, а я и не заметил? – удивился Джоб. – По-моему, кроме вас, там никого не было.

– Да это тупики, – пояснил Джек. – Но они совершенно потрясающие и абсолютно ручные. Смотрите, они летят вслед за нами!

– Можно мы их возьмем с собой? – взмолилась Люси.

Но Билл покачал головой.

– Нет, Люси. Если их увезти с островов, они погибнут от тоски по дому. Скоро у них начнется гнездование. А когда они снесут яйца, они о нас и думать забудут.

– А я их не забуду никогда в жизни, – сказала Люси. – Все это время они были нам верными друзьями и помощниками.

Наконец они подплыли к огромному гидросамолету. Им помогли взобраться на борт, самолет тут же пошел на разгон и скоро незаметно для своих пассажиров оторвался от воды и стал набирать высоту. Подобно огромной чайке с гигантскими крыльями кружил он в воздухе. Далеко внизу одиноко качалась на волнах покинутая лодка Теобальда. Полицейские катера отведут ее позже в ближайший порт.

– Где находится эта ваша лагуна? – спросил Джоб. – Мне хотелось бы нанести ее на карту. Смогут ребята узнать ее сверху?

– Конечно, – воскликнул Джек. – Ее невозможно ни в чем спутать. Вода в ней удивительно прозрачная и такая голубая – темнее, чем в море. Может быть, даже удастся разглядеть тюки с оружием, если спустимся пониже.

Гидросамолет мчался вперед, с ревом рассекая воздух. Ребята ликовали. Далеко внизу бескрайним шелковым покрывалом расстилалось синее море. Вскоре на нем запестрели бесчисленные крохотные точки. Это были острова.

Спустя несколько минут Джек вдруг взволнованно завопил:

– Вон там лагуна, там, между двумя островами, окруженная со всех сторон скалами! Видно замечательно.

Описывая широкие круги, самолет все ниже спускался к голубой водной поверхности. Ребята не сводили с нее глаз. Они все надеялись разглядеть под водой оружие. И им повезло: сквозь прозрачную толщу воды просвечивали серебристо-серые оболочки тюков с оружием.

– Оружие лежит вон там, – показал Филипп. – Видишь, Билл, все упаковано в водонепроницаемую ткань? Они уже начали постепенно вытаскивать тюки из воды. Мы видели, как их грузили на гидросамолет.

Билл и Джоб обменялись взглядами.

– Ну что ж, имеем несколько свидетелей, – заметил Джоб. – Хорошая у вас компашка, Билл! Это что, те самые ребята, с которыми ты уже попадал в разные переделки?

Билл кивнул.

– Они постоянно попадают в необычные истории. А потом и меня втягивают в свои безобразные авантюры.

Оставив позади лагуну с ее мрачными тайнами, они подлетели к острову, на котором держали в плену Билла.

– Вон та самая маленькая пристань! – крикнул Джек. – Сейчас у причала стоят целых два катера. Скажи, Билл, что теперь будет с Теобальдом?

– Освободим его, когда покончим с этим бандитским гнездом, – сказал Билл. – Эти негодяи зарабатывают огромные деньги, поставляя оружие воюющим странам или конфликтующим сторонам во время гражданских войн. Они снабжают оружием всех участников военных столкновений. Не раз уже делались попытки путем заключения международных договоров запретить этот грязный бизнес. Но эти дельцы не признают законов и действуют, только исходя из собственной выгоды. Ну вот я и пытаюсь помешать их преступной деятельности.

– И как ты это будешь делать? – спросил Джек. – Собираешься напасть на остров и повязать всех бандитов? А потом уничтожить захваченное оружие? А они не сбегут на одном из своих катеров?

– Не беспокойся, никто не уйдет! – широко улыбнулся Джоб. – Мы уже послали нашим сообщение. Через пару часов здесь будет целая эскадрилья гидросамолетов. Со стороны моря все подходы будут охраняться военными катерами. Сквозь эту сеть и мышь не проскочит.

Кроме маленькой пристани, на острове не было ничего особенного. Да и пристань им удалось разглядеть только потому, что Билл и ребята знали, где она расположена.

– Хорошая маскировка, – с уважением заметил Билл. – Очень профессиональные ребята. Я гоняюсь за ними уже черт знает сколько времени, но им постоянно удавалось запутывать следы, так что я уже начал отчаиваться, что мне когда-нибудь удастся обнаружить их логово. И вот наконец мы у цели.

– Как они, наверное, удивились, Билл, обнаружив тебя в этих краях, – сказала Люси, когда самолет оставил позади вражеский остров.

– Гляди-ка, остров Тупиков! – крикнула Дина. – Вон – птичья скала, а там горел наш сигнальный костер. А если хорошенько присмотреться, можно разглядеть даже Потайную гавань.

– А вон там, возле тех маленьких деревьев, стояли наши палатки, пока их не унесло штормом, – перебил ее Джек. – А это колония тупиков!

Самолет летел совсем низко над островом. Из иллюминатора было отчетливо видно мельтешение бесчисленных птиц, напуганных ревом моторов.

– Вижу Воркуна с Курлыкой, – крикнула Люси. Остальные встретили ее открытие громким смехом.

– Ну ты даешь! – сказала Дина. Люси рассмеялась в ответ.

– Ну, конечно, я не вижу их на самом деле, просто мне хотелось бы верить, что они вернулись на остров и будут жить здесь и дальше. Чтобы тут всегда была их норка, их гнездо, а в нем – снесенное Курлыкой яйцо. И чтобы они родили симпатичного тупичонка, который будет таким же ручным, как и они. Будьте счастливы, Воркун и Курлыка! Вы были отличными товарищами.

– Орр! – проворковал Кики голосом тупика, как будто понял все, что сказала Люси.

– Кики прощается с ними на их языке. Орр, Воркун, орр, Курлыка! Прощайте, друзья!

С острова донесся мощный хор гортанных голосов тупиков. Вспугнутые самолетом птицы снова опустились на землю. Другие, спрятавшиеся от неведомой опасности в свои норы, выползли наружу и присоединили свои голоса к общему органному многоголосию птичьего хора.

– Сколько нам предстоит всего рассказать маме, – сказал Филипп. – Как там у нее дела? Джоб посмотрел на него с улыбкой.

– Она чувствует себя хорошо. Но ее самочувствие станет просто замечательным, когда она получит нашу телеграмму.

– Вы уже послали ей телеграмму? – изумленно спросила Дина. – Отлично! Теперь она знает, что мы живы и здоровы. Господи, совершенно не представляю себе, как после всего пережитого мы снова пойдем в школу!

Школа… Сидеть за партой, зубрить французскую грамматику, получать замечания за брошенную где попало теннисную ракетку, устраивать дурацкие розыгрыши, ходить на уроки пения, вовремя ложиться спать – как они от всего этого успели отвыкнуть!

Одна только Люси радовалась возвращению к привычной жизни.

– Как приятно будет, проснувшись утром, думать об уроках и занятиях теннисом! – сказала она, обращаясь к Биллу. – Гораздо приятнее, чем ожидать появления бандитов или подглядывать, как с самолетов сбрасывают в лагуну парашюты с оружием, носиться по морю на моторке…

– Или лупить бедного Теобальда, – ухмыляясь, закончил за нее Билл.

– Но мы в самом деле ничего такого не делали, – заверила Люси. – Если мне когда-нибудь доведется встретиться с ним вновь, я скажу ему, что сожалею о допущенной ошибке. Однако он вполне заслужил добрую… добрую…

– Взбучку, – хихикнул Филипп.

– Ладно, не возражаю, – взбучку, – сказала Люси. – Добрую взбучку за то, что наговорил о нас всякого вранья.

Гидросамолет взял курс на юг. Россыпь маленьких островков с гомонящими на них морскими птицами осталась позади. Солнце клонилось к горизонту, и на водную гладь пали густые синие тени. Пройдет немного времени, и на небе засверкают первые звезды.

– Скоро будем на месте, – сказал Билл. – Слава Богу, что все закончилось благополучно! Когда самолет сел на воду рядом с нашей лодкой, я подумал, что все кончено. Итак, мы пережили очередное приключение, о котором будем часто вспоминать в будущем. Сколько всего нам пришлось уже пережить вместе!

– Это приключение было самым интересным, – задумчиво произнес Джек, нежно поглаживая поредевший гребешок Кики. – Бесчисленные острова и пустынное море, окрашенное в синие, зеленые и серые тона!

– Морские приключения. Нет, море приключений. – Люси мечтательно смотрела в темную даль, встречавшую их сверкающей россыпью маленьких золотых огней. – Прощай, море приключений! Это было прекрасное, хотя и беспокойное время.

Ссылки

[1] Род птиц семейства чистиковых. Гнездятся колониями по северным побережьям Атлантического и Тихого океанов (Примеч. ред.)

[2] Stilt – ходуля (англ.).

Содержание