Еще до того, как пробило половину десятого. Пятеро Тайноискателей (и собака) собрались в сарае у Фатти. Бастер с радостью приветствовал всех. Он носился по сараю как бешеный и наконец забрался на колени к Бетси.

– Ну, Фатти, довольно уже нас томить – говори, что произошло, – решительно заявил Ларри. – Хватит тебе напускать на себя таинственный вид. Выкладывай все!

И Фатти им рассказал. Ребята слушали и удивлялись.

– Спрятался в детской коляске! – сказал Ларри. – Значит, принц хорошо знал ту женщину. И, наверно, она не случайно жила в домике совсем рядом.

– Не считаете ли вы, что она была няней принца и, возможно, знала, что ему в лагере не нравится, а потому решила выкрасть его? – сказала Бетси.

– Блестящая мысль, Бетси! – одобрительно сказал Фатти. – Я тоже об этом подумал. Но тут возникает трудность – эти близнецы. Мне представляется, что у принца вряд ли могла быть няня с двумя близнецами.

– А может, она его бывшая няня, а потом она вышла замуж и родила двойняшек, – сказала Бетси, продолжая фантазировать.

– Ну, знаете, строить теории и догадки об этом деле, пока мы не получим более убедительных данных, мало смысла, – сказал Фатти. – По-моему, надо выяснить, кто эта женщина: принадлежит ли домик на колесах ей; появилась ли она там, именно когда приехал принц; действительно ли близнецы – ее дети или взяты взаймы, чтобы она могла обзавестись большой двойной коляской для осуществления своего замысла, – о, тут еще надо выяснить уйму всяких деталей!

– И нам придется рыскать кругом и все это выяснять? – спросила Дейзи. – Мне такое занятие очень даже нравится.

– Да, разузнать надо многое, – сказал Фатти. – Все мы будем заняты. Кто-нибудь видел утренние газеты?

– Я только бегло взглянул, – сказал Ларри, – но очень торопился и не стал их читать. А почему ты спрашиваешь?

– Только потому, что там сказано еще кое-что о принце и его государстве в настоящее время, – сказал Фатти. Он расстелил газету на полу и указал на одну колонку.

Все прочитали ее.

– Ну вот, – сказал Фатти. – Как видите, Тетаруа не слишком большое государство, но для Великобритании оно очень важно: там есть хороший аэродром, которым мы хотели бы воспользоваться. Поэтому мы с ними поддерживаем дружеские отношения.

– И они послали своего юного принца сюда учиться, – сказал Ларри. – Но, если верить газете, между нынешним королем Тетаруа и его кузеном теперь возник спор: кузен заявляет, что это он должен быть королем.

– Да. И вполне возможно, что этот кузен прислал сюда кого-то, чтобы захватить принца Бонгава, – ведь если принц навсегда исчезнет, тогда он, кузен, будет королем, – сказал Фатти. – У принца как будто нет ни братьев, ни сестер.

– Старый, избитый сюжет, – сказал Ларри. – Ты думаешь, они будут требовать выкуп за принца?

– О нет, – сказал Фатти. – Вероятно, они намерены навсегда убрать его с дороги. Некоторые из этих восточных государств, знаете ли, совсем еще дикие по образу мыслей, хотя и любят присылать своих детей сюда получать образование.

Наступило молчание. Никому не хотелось думать о том, что юного принца «уберут навсегда с дороги». Бетси вздрогнула.

– И все же, – сказала Дейзи, задумчиво потирая лоб, – хотя в газетах сказано так, мы-то знаем другое. Мы знаем, что его не похитили, как они предполагают, не вытащили силком из палатки и не увезли куда-то в машине. Мы-то знаем, что он по собственной своей воде вышел в пижаме из палатки, пробрался через изгородь к домику на колесах и дал себя спрятать и увезти в детской коляске! Это же нельзя назвать похищением!

– Конечно, нельзя, – сказал Фатти. – В этом деде много странного. Сиду я верю. Ну хотя бы потому, что у него никогда не хватило бы воображения все это выдумать.

– Ты звонил старшему инспектору? – спросил Пип. – Что он сказал?

– Честно признаться, не звонил, – сказал Фатти. – Мне кажется, он в данный момент вряд ли будет со мной очень любезен – да, собственно говоря, и с любым из нас. Поэтому я послал к Гуну Эрна и Сида, чтобы они все рассказали ему. А он-то, конечно, сам позвонил старшему инспектору, чтобы получить от него новые распоряжения.

– Но разве инспектор не позвонил бы тебе, если б он что-то узнал от Гуна? – спросил Пип.

– Думаю, что позвонил бы, – сказал Фатти, немного обиженный тем, что от инспектора нет ровно никаких вестей. – Боюсь, он еще на меня сердится. Ну что ж, я не стану его беспокоить, пока не будет для него какой-нибудь первосортной новости. Пусть Гун действует согласно своим идеям по этому делу мы будем поступать согласно нашим! Во всяком случае, я передал ему информацию, полученную от Сида.

Наступила пауза.

– Да, в самом деле, это какая-то особенная, ни на что не похожая тайна, – сказала наконец Бетси. – Непонятно даже, с чего начинать. Что будем делать прежде всего?

– Как я понимаю, надо действовать на основе тех данных, которыми мы располагаем, – сказал Фатти. – Сперва разузнать про эту женщину – кто она. Узнать ее адрес. Побеседовать с ней. Постараться что-то выведать, хотя бы припугнув ее. Если она прячет принца, надо выяснить, где прячет. И почему.

– Да, – сказал Ларри. – Мы должны все это сделать. И не лучше ли нам начать прежде, чем примется за дело Гун? Он наверняка будет идти по тем же направлениям, что и мы.

– Согласен, – сказал Фатти, поднимаясь. – Эта часть расследования очевидна каждому – даже мистеру Гуну. Будем надеяться, что сегодня мы на него еще не наткнемся. Не то он осерчает.

– Гав! – радостно сказал Бастер.

– Бастер говорит, он надеется, что мы обязательно наткнемся на Гуна, – сказала Бетси, прижимая к себе маленького скотча. – Ты же любишь лодыжки мистера Гуна, Бастер? Самые вкусные лодыжки в мире, правда? Такие аппетитные, такие хватабельные и кусабельные.

Все расхохотались.

– Ну и глупышка ты, Бетси, – сказал Пип. – Мы поедем в кемпинг, Фатти? Надо выяснить, кто сдает внаем автофургоны, и попытаться узнать фамилию и адрес женщины, которая жила с малышами-близнецами.

– Верно. Это надо сделать прежде всего, – сказал Фатти. – Велосипеды есть у всех?

Да, велосипеды были у всех. Бастера сунули в корзину на багажнике Фатти, и все пустились в дорогу, отчаянно трезвоня на каждом повороте – а вдруг мистер Гун выедет из-за угла им навстречу!

Эрн, Сид и Перси ужасно обрадовались их приезду. Фатти посмотрел на Сида и увидев, что его челюсти, как всегда, ритмично двигаются, досадливо фыркнул.

– Ну, Сида спрашивать бесполезно, – сказал он. – Услышим все то же «эа». Слушай, Сид, если у тебя еще прибавится прыщей и пятен тебя же упекут в больницу, подумают, корь.

Сид явно встревожился.

– Иди и выплюнь ее, – сурово сказал Эрн. – Ты прямо позор для семьи Гунов.

– Эа, – сказал Сид, состроив трагическую гримасу.

– Он не может ее выплюнуть, – сказал Перси. – Это уж такие тянучки, с ними не сладишь! Вот попробуй, Эрн, сам увидишь.

– Нет уж, спасибо! – сказал Эрн. – Что ж, Фатти, считай Сида выбывшим из игры. Дело безнадежное.

– Да, но он нам очень нужен, – сказал Фатти. – Пусть хотя бы кивает или качает головой, когда я буду задавать вопросы. Иди сюда, Сид. Перестань жевать и слушай. Я задам тебе несколько вопросов. Если «да», кивни головой, если «нет», покачай вот так. Понял?

– Эа, – сказал Сид и так яростно закивал, что кусок тянучки попал не в то горло, и он подавился.

Эрн стал стучать кулаком по его спине, пока у Сида глаза чуть не вылезли на лоб. Наконец он пришел в себя и мог слушать.

– Сид, ты знаешь, как зовут ту женщину? – спросил Фатти.

– Эа, – сказал Сид и отрицательно покачал головой.

– Ты когда-нибудь видел, чтобы она разговаривала с принцем? – спросил Фатти.

– Эа, – сказал Сид и опять покачал головой.

– Да перестань ты все время говорить «эа», – с досадой сказал Фатти. – От тебя можно с ума сойти! Ты только кивай или качай головой. Ты видел, в какую сторону пошла женщина, когда увозила коляску?

Сид молча покачал головой.

– Знаешь ты хоть что-нибудь о той женщине, кроме того, что у нее двойняшки и что она жила в домике на колесах? – спросил Фатти, уже не надеясь вообще что-либо узнать от Сида. Сид добросовестно покачал годовой из стороны в сторону.

– Какой-то мужчина приехал на грузовике забрать вещи из домика, – неожиданно выскочил с ответом Перси.

– Какое имя было на грузовике? – поспешно спросил Фатти.

– Не было никакого, – сказал Перси.

– Да, хвалиться нечем! Большая помощь от тебя и от Сида! – раздраженно сказал Фатти. – Ничего вы не знаете – даже имени той женщины!

– Углбаи-углбаи, – со встревоженным видом сказал внезапно Сид. Все посмотрели на него.

– Ну, и что это означает? – удивился Фатти. – Произнеси-ка это опять, Сид, – если тебе удастся.

– Углбаи-углбаи-углбаи! – храбро высказался Сид, покраснев от натуги.

– По-иностранному он шпарит, что ли? – сказал Эрн, смеясь собственной шутке. – Давай, Сид, лучше напиши. А говорить не надо!

Сид взял у Эрна карандаш и с трудом нацарапал что-то на страничке его блокнота. Все окружили Сида, чтобы посмотреть, что он написал.

«МАРДЖ И БЕРТ», – написал Сид печатными буквами.

– Мардж и Берт? – удивился Ларри. – Что это значит?

Все посмотрели на Сида. Он помотал головой, потом изобразил, будто держит что-то на руках и качает.

– Что он теперь делает? – спросила Бетси. – Сид, ты с ума сошел? Ты укачиваешь ребенка?

– О, я поняла! – воскликнула Дейзи. – Он показывает, будто держит на руках двух малышей – верно, он написал имена двойняшек.

– Эа, – сказал Сид, с довольным видом кивнув головой. – Ууугли-уугли.

– Я вовсе не уверен, поможет ли это нам – знать имена двойняшек, – сказал Фатти, в его тоне звучало глубокое сомнение. – Но чем черт не шутит! Спасибо тебе за помощь, Сид, уж какая она ни на есть. Эрн, последи, чтобы он больше не лопал тянучек. Честное слово, это отвратительно.

– И что же мы будем теперь делать? – спросил Пип.

– Будем узнавать, кто сдает внаем автоприцепы с фургонами, и выясним, могут ли они сообщить нам фамилию и адрес женщины, которая жила вот в этом, – сказал Фатти, махнув рукой в сторону опустевшего соседского домика. – Поехали! Начнем прямо сейчас!

– Можно мне с вами? – взмолился Эрн.

Но Фатти сказал, что нет – у него ведь нет велосипеда! Ему не хотелось, чтобы Эрн, Сид и Перси все утро таскались вместе с ними. Получится целая орава – и это будет бросаться в глаза.

– Ладно уж, – мрачно сказал Эрн. – Забижаешь меня.

– Ох, Эрн, – смеясь, сказала Бетси. – Я и забыла, что ты привык так говорить вместо «обижаешь». Фатти, помнишь, как он ужасно коверкал слова, когда мы с ним только познакомились?

– Еще бы! – сказал Фатти, садясь на велосипед. – Вчерась! Я споймал! Агромадного! Ку-узнеца!