Остальные трое ничего не кричали и не бежали навстречу. Женщина показалась им слишком высокой – хотя Фатти теперь изрядно вырос. Когда Бетси, радостно крича, с разбегу налетела на цыганку, та немного попятилась.

– Постой, постой! Это кого ж ты называешь Пончиком? – спросила она хриплым голосом. – Кого тебе надо?

Бетси остановилась как вкопанная. Она смотрела на женщину, а та, полуприкрыв глаза, нагло разглядывала девочку. Затем цыганка сунула ей чуть не в лицо пучок пожухлого вереска.

– Это счастливый белый вереск, – жалобно сказала она. – Купите немного, маленькая мисс. Верите, со вчерашнего дня я и стебелька не продала.

Бетси отпрянула в сторону, оглянулась на друзей. Те по-прежнему сидели на траве, только теперь они улыбались, забавляясь ее внезапным испугом. Бетси, покраснев, побрела обратно.

Цыганка последовала за ней, почти угрожающе размахивая пучком вереска.

– Если не хочешь покупать мой вереск, дай ручку погадать, слышишь? – сказала она. – Ты же знаешь, цыганкам перечить опасно!

– Чепуха! – сказал Ларри. – Уходите, пожалуйста!

– С чего это она обозвала меня Пончиком? – сердито спросила цыганка, указывая пальцем на бедняжку Бетси. Я не потерплю оскорблений от таких козявок.

На дорожке вдруг появилась кухарка, она несла детям лимонад и сразу заметила цыганку.

– А ну-ка, убирайтесь отсюда! – крикнула она. – Отбоя нет от вас, цыганок, все норовите с черного хода пролезть.

– Купите стебелек вереска, – плаксиво протянула цыганка и сунула пучок в разгневанное лицо кухарки.

– Бетси, беги скажи отцу, что тут опять цыганка, – сказала кухарка. Бетси помчалась со всех ног – цыганка тоже! Она вмиг исчезла за кустарником, окаймлявшим подъездную аллею – лишь замелькала, покачиваясь над ним, большая шляпа с перьями.

Дети расхохотались.

– Черт побери! – сказал Пип. – Только наша малышка Бетси может так по-глупому обознаться. Неужели кто-нибудь мог бы себе представить, что эта жуткая старуха – наш Фатти! Хотя, конечно, голос у нее слишком басовитый для женщины. Вот на чем попалась Бетси.

– И я тоже чуть не попалась, – сказала Дейзи.

– Эге, вот и еще кто-то!

– Это подручный мясника, – сказал Пип. По подъездной аллее ехал на велосипеде паренек и свистел, в корзине на переднем багажнике у него лежал большой кусок мяса.

– А вдруг это Фатти? – сказала Бетси с расстроенным лицом. – Давайте хорошенько рассмотрим его. Я знаю, у Фатти есть отличный костюм подручного мясника.

Все дружно поднялись на ноги и уставились на паренька, который подъехал к черному ходу. Мальчик громко свистнул.

– Ну, Том Лейн, я бы в любом случае узнала, что это ты, – отозвалась кухарка из кухни. – От твоего свиста голова прямо раскалывается. Положи, пожалуйста, мясо на стол.

Четверо ребят между тем изучали паренька со спины. Да, конечно, это мог быть Фатти в парике с вьющимися каштановыми волосами. Бетси вытянула шею, чтобы лучше рассмотреть, настоящие это волосы или парик. Пип глядел на ноги парня – такого ли они размера, как у Фатти.

Чувствуя устремленные на него взгляды, паренек обернулся и, нахально скривившись, спросил:

– Вы что, никогда не видели ребят вроде меня? – И стал поворачиваться перед ними, словно позирующая модель. – Смотрите, смотрите получше. Не правда ли, отличный экземпляр подручного мясника? Ну что, налюбовались?

Ребята приуныли. Да, это мог быть Фатти – фигура более или менее похожа. Однако передние зубы что-то слишком напоминают кроличьи резцы. Настоящие они или накладные?

Пытаясь удостовериться, Пип сделал шаг вперед. Паренек попятился и даже как будто испугался серьезного выражения ребячьих глаз… Эй, чего это вы? У меня что-нибудь не в порядке? – спросил он, оглядывая себя.

– А волосы у тебя настоящие? – вдруг спросила Бетси, уверенная что это парик, – а если так, значит, этот парень и есть Фатти.

Подручный мясника не ответил. Вид у него был растерянный, он поднял руку и пощупал свою шевелюру. Затем, вконец встревоженный озабоченными лицами четверых друзей, вскочил на велосипед и быстро покатил по аллее, даже забывая свистеть.

Ребята глядели ему вслед.

– Ну, если это и не Фатти, все равно ужасно похож, – сказал наконец Ларри. – Право, я сам не уверен.

– Давайте посмотрим мясо, которое он оставил на столе, – сказал Пип. – Ручаюсь, что Фатти, вздумай он рядиться в подручного мясника, не стал бы разъезжать на велосипеде с кусками мяса. Куда дешевле купить колбасу.

Они пошли на кухню и стали рассматривать лежащее на столе мясо. Кухарка, войдя, удивилась – чего это они наклонились над куском?

– Только не вздумайте уверять меня, что вы так невероятно голодны, – сказала она, отгоняя их от стола. – Надеюсь, мастер Пип, вы не собираетесь рвать зубами сырое мясо?

С первого взгляда и впрямь можно было подумать, что Пип собирается откусить кусок мяса – так низко он нагнулся, чтобы убедиться, что мясо настоящее, а не один из тех многих бутафорских предметов, которыми Фатти пользовался в своих переодеваниях. Нет, мясо было натуральное.

Все четверо покинули кухню и, выйдя в сад, услышали, что кто-то стучится в дверь парадного хода.

– Это Фатти! – завопила Бетси и ринулась но аллее к парадному. Там стоял разносчик телеграмм.

– Фатти! – опять взвизгнула Бетси. Фатти часто наряжался разносчиком телеграмм, и это не раз очень ему пригодилось. Бетси обвила руками его массивную фигуру.

О Боже! Когда парень обернулся, стало ясно, что это не Фатти. У него было небольшое, сморщенное лицо и маленькие глазки. Как ни искусен был Фатти в переодеваниях, таким он себя не мог бы сделать! Бетси покраснела, как мак.

– Извините, – сказала она, попятившись. – Я… я думала, что это мой друг.

Мать Бетси в это время открыла дверь и, стоя на пороге, смотрела с изумлением. С чего это Бетси вдруг обнимает разносчика телеграмм? Паренек и сам был не менее смущен, чем Бетси. Не говоря ни слова, он протянул телеграмму.

– Веди себя прилично, Бетси! – строго сказала миссис Хилтон. – Я тебе удивляюсь. Пожалуйста, прекрати эти глупые игры.

Пристыженная Бетси тихо поплелась к друзьям. Паренек, недоумевая, смотрел ей вслед. Ларри, Пип и Дейзи хохотали до упаду.

– Да, вам-то хорошо смеяться! – удрученно сказала Бетси. – А мне теперь мама устроит жуткую головомойку! Но, честное слово, все это было так похоже на одно из переодеваний Фатти.

– Ну, конечно, если тебе в каждом разносчике телеграмм будет мерещиться Фатти только потому, что Фатти обзавелся фирменным костюмом, забав нам хватит надолго! – сказал Пип. – Ух, черт, хоть бы Фатти поскорее явился! Сколько времени уже прошло с его звонка! Следующим визитером обязательно будет Фатти!

И верно! Вот он на велосипеде катит по аллее, все такой же толстый, с широкой улыбкой на добродушной физиономии, и рядом вприпрыжку мчится Бастер!

– Фатти! ФАТТИ! – раздались дружные возгласы, и, прежде чем он успел закинуть велосипед в кусты, все четверо повисли на нем. Бастер носился вокруг, ошалев от восторга, и безостановочно лаял. Каждый из друзей от души хлопнул Фатти по плечу, Бетси его обняла, и все вместе направились в сад.

– Ох, Фатти, ты же ехал к нам целый год! – сказала Бетси. – Мы-то думали, что ты явишься переряженным, все глаза проглядели!

– И Бетси так позорно попадала впросак! – сказал Пип. – Она тут сгоряча обняла разносчика телеграмм! Представляешь, как он удивился!

– Мы с ним встретились, когда он выезжал из ваших ворот, – с улыбкой глядя на Бетси, сказал Фатти. – Вид у него был еще встревоженный, он озирался, будто думал, что Бетси гонится за ним, чтобы заключить в свои объятия.

– Как славно, Фатти, что ты опять с нами, – вся сияя, сказала Бетси. – Сама не пойму, как это я могла принять тех людей утром за тебя: эту жуткую цыганку, и подручного мясника, и разносчика телеграмм.

– Нет, честно, мы думали, что ты явиться переодетый, – сказал Ларри. – Ух, какой же ты загорелый! Я никогда не думал, что ты можешь быть таким черным!

– Как видите, я – это я, – скромно сказал Фатти. – Никакой тональной пудры, никаких красок, накладных ресниц, ничего такого. Должен признаться, что все вы тоже прекрасно загорели.

– Гав! – сказал Бастер, пытаясь забраться на колени к Бетси.

– Он говорит что он тоже загорел на солнце, – сказала Бетси, которая всегда могла объяснить, что хочет сообщить Бастер своим лаем. – Только на нем это не видно. Миленький Бастер! Как мы по тебе скучали!

Вся компания уселась пить принесенный кухаркой лимонад со льдом. Фатти, улыбаясь, поглядывал на друзей. Потом вдруг ошарашил их неожиданным упреком.

– Я вижу, славные Тайноискатели, вы вовсе не так проницательны, как я полагал! Вы потеряли чутье. Не узнали меня утром, когда я приходил переряженный!

Все, оставив стаканы, вытаращили глаза. Переряженный? Что он имеет в виду?

– Переряженный? Ты же в своем обычном виде, – сказал Ларри. – Что за шутки!

– Никакие это не шутки, – сказал Фатти, потягивая лимонад. – Сегодня утром я приходил переодетый, чтобы испытать мой преданный отряд сыщиков, а вы и не узнали своего Главного. Стыд и позор! Хотя, сознаюсь, Бетси меня немного смутила.

Пип и Бетси стали перебирать людей, приходивших этим утром после завтрака.

– Миссис Лейси? Нет, Фатти, ею ты не был. Почтальон? Нет, невозможно. Кровельщик, который чинил крышу? И думать нечего, у него во рту ни единого зуба нет. Та старая цыганка? Да нет, она была слишком высокая и, когда услышала, что я позову папу, помчалась быстрее зайца.

– Подручный мясника? Тоже нет, – сказал Ларри.

– И не разносчик телеграмм, это уж точно, – сказала Дейзи. – У него было такое морщинистое лицо! Ты нас обманываешь, Фатти. Ты этим утром не приходил. Ну же, признавайся!

– Вовсе я вас не обманываю, – сказал Фатти, делая еще глоток. – Лимонад потрясающий! Да, я был здесь этим утром – и повторяю, Бетси единственная, кого я испугался – а вдруг она меня разоблачит.

Все недоверчиво уставились на него.

– Так кем же ты был? – сказал наконец Ларри.

– Цыганкой, – ухмыляясь, сказал Фатти. – Здорово я вас надул, верно?

– Неправда! – с сомнением сказала Дейзи. – Ты просто водишь нас за нос. Если бы ты ее видел, ты бы понял, что не мог бы ее изобразить. Такое страшилище!

Фатти, сунув руку в карман, достал длинные позолоченные серьги и прикрепил их на уши. Затем вынул из другого кармана парик с сальными черными кудрями и нахлобучил его на голову. После чего вытащил пожухлый пучок вереска и ткнул его в лицо Дейзи.

– Купите немножко белого вереска! – сказал он хриплым голосом, и лицо его мгновенно стало лицом той смуглой цыганки. Даже без шляпы с перьями, без шали, корзины и длинной черной юбки Фатти был в точности той цыганкой!

– Да ты колдун! – сказала Дейзи, отталкивая вереск. – Я просто боюсь тебя! То ты – Фатти, и тут же ты – вылитая цыганка. Сними этот мерзкий парик!

– Теперь-то вы мне верите? – спросил Фатти, усмехаясь и снимая парик, – Черт возьми, я чуть ногу себе не подвернул, когда пустился наутек по аллее. Я и правда подумал, что Бетси сейчас побежит за своим отцом. Туфли-то были у меня на высоких каблуках, я едва мог бежать.

– Вот почему ты казался таким высоким, – сказал Пип. – Понятно, длинная юбка скрывала твои ноги. Да, лихо ты нас одурачил! Молодец наш Фатти! Давайте, Тайноискатели, выпьем за его здоровье!

Когда они торжественно допивали за здоровье Фатти остатки лимонада, появилась миссис Хилтон. Она слышала, как Фатти приехал, и пришла поздравить его с возвращением. Фатти учтиво встал. Он всегда отличался изысканными манерами.

Миссис Хилтон, протягивая ему руку, посмотрела на него с удивлением.

– Послушай, Фредерик, – сказала она. – Я никак не могу одобрить твои драгоценные украшения!

– Фатти! – смеясь, воскликнула Бетси. – Ты же не снял серьги!

Бедный Фатти! Он вмиг сдернул серьги, одновременно стараясь произнести какие-то вежливые слова и пожать руку миссис Хилтон. Бетси, наблюдая за ним, наслаждалась. Славный дружище Фатти – как приятно, что он вернулся! Когда Фатти здесь, всегда случается что-нибудь интересное!