В это утро, кроме Тайноискателей и мистера Гуна, еще кое-кто был в большом волнении. Когда Эрн услышал новость об исчезновении принца Бонгава, он не мог опомниться от удивления. А узнал он об этом очень необычным образом.

С тех пор как он встретил у Фатти принцессу Бонгави, он все высматривал, не появится ли маленький принц за живой изгородью их лагеря. Ему ужасно хотелось рассказать принцу, что он видел его сестру.

Но почему-то принц все не появлялся. Эрн, однако, не терял надежду и как раз в это утро пробрался через изгородь, чтобы поискать принца.

К великому своему удивлению, он тут же наткнулся на двух полицейских. Они сразу накинулись на него.

– Ты что здесь делаешь, в этом лагере? – спросил один, схватив Эрна за шиворот.

– Просто ищу здесь одного человека, – извиваясь, пролепетал Эрн. – Пустите меня! Мне больно!

– Тебе будет еще больнее, ежели ты будешь нам тут мешать, – зловеще сказал полицейский. – Ты, может статься, даже исчезнешь – как маленький принц!

Эрн тогда впервые услышал о каком-то исчезновении принца Бонгава, он не мог опомниться от удивления. А узнал он об этом очень необычным образом.

С тех пор как он встретил у Фатти принцессу Бонгави, он все высматривал, не появится ли маленький принц за живой изгородью их лагеря. Ему ужасно хотелось рассказать принцу, что он видел его сестру.

Но почему-то принц все не появлялся. Эрн, однако, не терял надежду и как раз в это утро пробрался через изгородь, чтобы поискать принца.

К великому своему удивлению, он тут же наткнулся на двух полицейских. Они сразу накинулись на него.

– Ты что здесь делаешь, в этом лагере? – спросил один, схватив Эрна за шиворот.

– Просто ищу здесь одного человека, – извиваясь, пролепетал Эрн. – Пустите меня! Мне больно!

– Тебе будет еще больнее, ежели ты будешь нам тут мешать, – зловеще сказал полицейский. – Ты, может статься, даже исчезнешь – как маленький принц!

Эрн тогда впервые услышал о каком-то исчезновении. Он вытаращил глаза на обоих полицейских.

– Разве он исчез? – с изумлением спросил Эрн. – Вот те на! Когда же он пропал?

– Этой ночью, – сказал полицейский, пристально разглядывая Эрна. – Ты что-нибудь слышал? Ведь ты, наверно, живешь вон в той палатке?

– Да. Только я совсем ничего не слышал, – поспешно сказал Эрн. – Вот чудеса, я же всего несколько дней назад видел его сестру!

– В самом деле? – насмешливо сказал один из полицейских. – А может, ты еще пил чай с его мамашей королевой и обедал с его дедушкой?

– Это нет. Но с его сестрой мы вместе ели мороженое, – возразил Эрн.

– В самом деле? – воскликнули оба полицейских вместе. Один из них так сильно тряхнул Эрна, что тот чуть не упал.

– А теперь – убирайся! – сказал он. – И запомни, всегда лучше не совать нос, куда не просят. Нечего нам сказки рассказывать! Высечь тебя надо хорошенько, вот чего тебе надо!

Эрн подумал, что этого ему надо меньше всего на свете. Очень обиженный, что его словам не поверили, он протиснулся обратно через дыру в изгороди и решил поскорей сообщить Фатти об исчезновении принца. Ему и в голову не пришло, что об этом уже напечатано во всех газетах.

Отправился Эрн один, без Сида или Перси. Перси в это утро был в плохом настроении, а у Сида, как обычно, рот был забит тянучкой заклей-рот, так что из него нельзя было извлечь ни слова. Эрну же, как никогда, хотелось иметь спутника поумнее. Ни Сида, ни Перси, конечно, нельзя было назвать интересными собеседниками.

Эрн надумал одолжить велосипед у кого-нибудь из обитателей кемпинга. Кстати поблизости стоял велосипед, прислоненный к автофургону. Эрн обошел вокруг домика, высматривая хозяина.

Наконец он его нашел, это был паренек чуть постарше его.

– Одолжишь велик? – спросил Эрн.

– Гони шесть пенсов, – отозвался жадный владелец велосипеда.

Эрн неохотно расстался с монетой и покатил через поле к воротам кемпинга по проселочной дороге – велосипед то и дело подпрыгивал на ухабах.

Тем временем мистер Гун с сердитым видом ехал домой. У поворота он вдруг увидел толстого мальчугана, который на велосипеде катил ему навстречу. Это был Эрн. Однако Эрн не жаждал встретиться с дядюшкой – он поспешно повернул назад и помчался в противоположном направлении.

Мистеру Гуну, Бог весть почему, почудилось издали, что толстячок на велосипеде – это Фатти в форме рассыльного, он знал, что у Фатти был такой костюм.

Полицейский принялся яростно крутить педали. Вот как! Этот гаденыш опять взялся за свои фокусы! Переоделся, чтобы скрыться от него, от Гуна, и от его вопросов! Ну что ж, Гун скоро разделается с ним окончательно! Будет гнаться за ним, пока не поймает.

Итак, мистер Гун изо всех сил нажимал на педали. Огибая угол, он дал оглушительный звонок, и вид у него был донельзя свирепый. Всякий, кто в эту минуту увидел бы мистера Гуна, подумал бы, что он и впрямь едет по очень важному делу.

Когда мистер Гун поворачивал из-за угла, Эрн услышал позади себя отчаянный трезвон и глянул через плечо назад. В ужасе он убедился, что дядя гонится за ним уже по дороге. Эрн быстрее заработал ногами.

– Эй, ты! – раздался громовой окрик. Сердце у Эрна чуть не разорвалось. Голос дяди звучал очень грозно. Но что такого Эрн натворил теперь? Неужто дядя гонится за ним из-за того, что он нес над принцессой Государственный зонт?

Эрн круто завернул за следующий угол. Мистер Гун сделал то же самое. Оба все больше горячились. Эрн едва дышал от страха, мистера Гуна охватил неукротимый гнев. Он был совершенно уверен, что это Фатти водит его за нос. «Ух, погоди ж ты, гаденыш! Стащу я с тебя твой парик и покажу тебе, что меня не проведешь!»

Еще один угол – Эрн опять повернул и вдруг понял, что едет по дорожке, ведущей прямо в какой-то сарай. Остановиться он уже не мог. Куры и утки разлетались в стороны от его велосипеда. Закончилась гонка для Эрна уже в темном сарае – чуть не плача, он рухнул на пол.

Мистер Гун мчался на большой скорости по той же дорожке. И он тоже подкатил к сараю, но не въехал в него. Он сумел остановить велосипед у входа, возле лежавшего на полу Эрна.

– А ну-ка, снимай свой парик! – устрашающим голосом рявкнул Гун. – Сейчас я скажу тебе, что я думаю о сорванцах, которые водят меня за нос, – а все потому, что мне требуются показания насчет принцессы Бонгави!

Эрн, пораженный, уставился на дядю. О чем он говорит? Неужто он думает, что Эрн в парике? В сарае было темно, и мистер Гун сперва не разглядел, что перед ним Эрн. Когда же он привык к темноте и увидел, что это его племянник, глаза у него полезли на лоб.

– ЭРН! Ты что здесь делаешь? – чуть ли не завизжал Гун.

– Ох, дядя, вы же сами загнали меня сюда, – весь дрожа, сказал Эрн. – Я так испугался. Разве вы не видели, что это я? Вы же ехали впритык за мной.

Мистер Гун с трудом овладел собою. Он смотрел сверху вниз на Эрна, который все еще не встал с пола.

– Почему же ты удирал от меня? – строго спросил он.

– Я же вам сказал – вы гнались за мной, – сказал Эрн.

– Я гнался потому, что ты удирал, – величественно промолвил мистер Гун.

– А я, дядя, удирал потому, что вы за мной гнались, – повторил бедняга Эрн.

– Ну и нахал же ты! – сказал мистер Гун зловещим тоном.

– Вовсе нет, дядя, – сказал Эрн, подумав, что пора бы и встать на ноги. Сидя на полу, он был слишком беззащитен перед мистером Гуном. Когда дядя так взбешен, от него всего можно ожидать. А чего он взбеленился, Эрн не мог понять. Вся вина Эрна была в том, что он пытался убежать от дяди.

– Ты нынче видел этого вашего толстяка? – спросил мистер Гун, искоса и настороженно наблюдая, как Эрн поднимается на ноги.

– Нет, не видел, дядя, – сказал Эрн.

– А принцессу ту встречал еще? – спросил полицейский.

– Нет, дядя, не встречал, – с тревогой ответил Эрн. – А вы что ж, не за нею ли гонитесь?

– Ты знаешь, где она живет? – спросил мистер Гун, подумав, не повезет ли ему что-нибудь выведать у Эрна, раз уж не удается найти этого неуловимого Фатти.

– Почему бы вам ни спросить у Фатти? – простодушно сказал Эрн. – Он с ней хорошо знаком. Я думаю, она встречается с ним каждый день. Да, правда, она же может что-то знать об исчезновении своего брата. А я и не подумал!

– Слушай меня, Эрн, – торжественно произнес мистер Гун. – Ты помнишь старшего инспектора Дженкса? Так вот, я, знаешь ли, сегодня говорил с ним по телефону, как раз об этом исчезновении. И он поручил мне это дело. Я пытался найти принцессу, чтобы допросить ее. И я, понимаешь, нигде не могу найти этого треклятого мальчишку, чтобы спросить его о ней. Нигде его нет! Я начинаю думать, что он тоже исчез – причем намеренно исчез!

Эрн, внимательно слушая дядю, поднял с полу велосипед. Очень правильно делает Фатти, подумал он, что избегает мистера Гуна. Эрн вполне его одобрял. Возможно, Фатти тоже занимается этим делом? Возможно – о радость! – возможно, тут возникла тайна, прямо рядом с ними. Должно быть, Фатти избегает мистера Гуна, чтобы не выдать ему то, что он знает о принцессе.

К большому удивлению полицейского, Эрн вдруг ухмыльнулся.

– Чего это ты улыбаешься? – с подозрением спросил Гун.

Эрн не ответил. Улыбка сошла с его лица.

– Теперь слушай меня, голубчик Эрн! – возгласил мистер Гун. – Если я еще поймаю тебя здесь в Питерсвуде, если будешь якшаться с этим сорванцом, я сделаю так, что тебя и Сида с Перси в два счета выгонят из кемпинга – ты слышишь меня? Запомни, ты об этом деле ничего не слышал и впредь ничего не услышишь. Я-то тебя знаю как облупленного – тебе лишь бы сказки рассказывать о том о сем, о пятом-десятом! Пока я тебе разрешаю сказать этому гаденышу только то, что дело это поручено мне, и, если он до пяти часов вечера не расскажет мне все, что он знает об этой принцессе, чтобы я мог доложить инспектору, его ждут Серьезные Неприятности. Очень Серьезные Неприятности.

После такой длинной речи мистер Гун едва отдышался. Эрн осторожно выбрался из сарая. Куры, копошившиеся у двери, вмиг разлетелись с кудахтаньем. Эрн сел на велосипед и покатил как мог быстрее.

– Ты скажи этому мальчишке, что мне надо с ним увидеться! – прокричал мистер Гун вместо напутствия. – Я не намерен колесить вдогонку за ним по всей округе!

Эрн помчался к дому Фатти, радуясь, что расстался с дядей, не получив пинка или тумака. Он молил Бога, чтобы Фатти оказался дома. Эрну повезло! Фатти был в своем сарае с друзьями, все были начеку, опасаясь, что Гун их обнаружит.

Выложив друзьям свои приключения, Эрн был разочарован, обнаружив, что об исчезновении принца они все уже знают из газет.

– А как там принцесса, Фатти? – спросил Эрн. – Знает она что-нибудь о брате?

– Эрн, это была не настоящая принцесса, – сказал Фатти, решив, что пришло время раскрыть Эрну их шутку. – Это наша маленькая Бетси нарядилась в одежду, которую я привез из Марокко. А ее кузиной была Дейзи, а двое других были Ларри и Пип.

– Ким-Ларриана-Тик к вашим услугам, – с поклоном сказал Ларри.

– Ким-Пиппи-Ток, – также с поклоном сказал Пип. Эрн, ошеломленный, уставился на своих друзей. Затем протер глаза и снова уставился на них.

– Разрази меня гром! – сказал он наконец. – Нет, не могу поверить! Значит, это была ты, малышка Бетси, переодетая! Но ты же выглядела как настоящая принцесса! Ух, дела! Не удивительно, что дядя так хочет видеть тебя, Фатти, и расспросить о принцессе, и не удивительно, что ты не хочешь его видеть! Ну и одурачили вы его! И меня – с этим Государственным зонтом!

– Ты был великолепен, Эрн, – рассмеявшись, сказала Бетси. – А мы – разве плохо мы говорили на иностранном языке? Онна-матта-тикли-поп!

– Удивляюсь, как это вы ловко разговариваете! – с восхищением сказал Эрн. – Но, знаете, еще неизвестно, что скажет инспектор обо всей этой истории. Дядя говорит, он нынче утром доложил инспектору все о принцессе и ему поручено заняться этим делом! Он говорит, Фатти, я должен тебе передать, чтобы ты Не Вмешивался! Ведь он видел принцессу, и он говорит, что ты должен ему сообщить, где она живет, чтобы он мог ее допросить.

– Так я и знал, – со вздохом сказал Фатти. – Надо же было мне затеять такую глупую забаву! А все потому, Эрн, что ты тогда подвернулся. Что ж, думаю, надо мне позвонить старшему инспектору и все ему рассказать. Одна надежда, что это его насмешит.

– Иди прямо сейчас и поговори с ним, – сказал Пип, нервничая. – Мы не хотим, чтобы старый Гун опять на нас ябедничал. Если ты склонишь инспектора на нашу сторону, нам всем ничего не будет.

– Ты прав, – сказал Фатти, поднимаясь. – Иду. До скорого. Если через пять минут не вернусь, знайте, что инспектор меня слопал живьем!

Он пошел по садовой дорожке к дому. Друзья тревожно переглядывались. Господи, что скажет инспектор, когда услышит, что никакой принцессы не было?

И хуже того – что скажет Гун? Он же, наверно, все о ней рассказал инспектору. Ох и рассвирепеет он, узнав, что все это было шуткой!