Четверка вышла на дорогу и огляделась. Куда пошли те двое?

– Вот они! – сказал Ларри. – На углу.

– Но кто это с Фатти? – подозрительно спросил Пип. – Он ни разу не упомянул, что приедет с кем-то.

– Смотрите! – вскрикнула Дэйзи. – Они пожали друг другу руки. Конечно, старина Фатти заговорил с ним, чтобы еще больше нас запутать. Пошли! Тот, кто свернул вправо, конечно же, Фатти! И походка похожая.

– И идет в правильном направлении, – подхватил Пип. – Это Фатти!

Они кинулись за ним, но на углу остановились. Куда он девался?

– Да вон же, разговаривает с какой-то женщиной. Бегом! – скомандовал Ларри, и они побежали.

Человек в пальто с поднятым воротником и в очках с толстыми стеклами что-то втолковывал худенькой женщине с корзинкой в руке.

Четверка остановилась у него за спиной. Ах, Фатти! Ну, Фатти!

– Я ищу дом моя сестра. Вы мне скажете, прошу вас? Дом называется «Подсеню».

– В первый раз слышу, – ответила женщина, глядя на него подозрительно.

– Пардон? Где этот дом? – с тревогой спросил мужчина.

– Я сказала, что в первый раз слышу! – Она повысила голос. – Никакого «Подсеню» я не знаю. Как зовут вашу сестру?

– Ее зовут Франсуаза Эмилия Харрис, – ответил он, выговаривая имена на французский манер.

– Тоже в первый раз слышу, – сказала худенькая женщина еще более подозрительным тоном. – Почему вы не спросите на почте?

– Пардон? Что такое пошта? – начал он, но его собеседница нетерпеливо повернулась и ушла, оставив его стоять рядом с чемоданом.

Пип толкнул Ларри локтем и прошептал:

– Теперь наша очередь. Скажем старичку Фатти, что знаем, где живет его сестра и что мы его туда проводим… До его собственного дома, понимаете? Докажем, что мы его узнали. Начали!

– Но где его школьный сундучок? – Бетси остановила Пипа, который уже собирался окликнуть мужчину. – Ты уверен, что это Фатти?

– Сундучок он отправил вперед! – нетерпеливо объяснил Пип. – Пошли! Да посмотрите на его походку – Фатти, и никто другой!

Они зашагали следом. Дэйзи вдруг спохватилась: а где Бастер? Она посмотрела по сторонам. Песика нигде не было видно.

– Куда девался Бастер? – спросила она. – Не остался же он там? Непонятно, почему он не узнал Фатти и не начал на него прыгать.

– Будь он сейчас с нами, то узнал бы, – ответил Пип. – Но в толпе на станции он его пропустил и теперь, наверно, опять сидит под скамейкой и ждет.

– Бедненький Бастер! – сказала Бетси. – Смотрите, Фатти остановил еще одну женщину! Как у него это ловко получается!

У второй женщины терпение лопнуло сразу: она покачала головой и торопливо пошла дальше. Ларри сунул два пальца в рот и свистнул так, что все подскочили.

– Не надо! – вскрикнула Бетси. – Сколько раз тебе говорили, чтобы ты не свистел? От твоего свиста уши болят. И все сердятся.

– Зато старик Фатти остановился, – с довольной улыбкой сказал Ларри. – Видишь, он обернулся.

– И пошел дальше! – хихикнула Бетси. – Догоним его. Он теперь пошел не в ту сторону.

Они ускорили шаги.

– Делаем вид, что ни о чем не догадываемся, – предложил Пип. – Пусть Фатти думает, что провел нас. Мы здорово посмеемся, когда приведем его к нему домой вместо «дом его сестра».

Они нагнали человека в пальто, и он остановился, щурясь на них сквозь толстые стекла очков. Поднятый воротник заслонял нижнюю часть лица, и друзья разглядели только черные усики.

– А? Дети. Вы мне поможете, да? – сказал он. – Я ищу дом моя сестра.

– Vous cherchez la maison de votre soeur? – лихо отбарабанил Пип на французском языке. Незнакомец просиял.

– Oui, oui. Он называется «Подсеню».

– Подсеню? Конечно, конечно, мы его знаем, – заявил Ларри в полном несоответствии с истиной, старательно подыгрывая Фатти. – Вот в эту сторону, пожалуйста. «Подсеню» знают все. Очень хороший дом. И такой большой?

– Большой? Нет, дом моя сестра не есть большой. Он ошень-ошень маленький. Он называется «Подсеню».

– Да-да. «Подсеню». Ошень маленький, – подхватил Пип. – Э… вам холодно, месье? Вы так закутаны.

– У меня сильная простуда, – сказал француз, шмыгнул носом и хрипло кашлянул. – Я приехал к моя сестра немножко вздохнуть.

– Вы хотите сказать: «отдохнуть»? – спросила Дэйзи, и все четверо засмеялись. – У вас нехороший кашель. Ошень нехороший.

Француз снова кашлянул, и Бетси захихикала. Неужели Фатти не понимает, что они его разыгрывают? Сколько раз она слышала, как Фатти кашлял точно так же, представляя какого-нибудь бедного старичка?

Они шли рядом с французом. Он плотнее запахнул пальто, а когда на перекрестке им в лицо ударил ветер, закутал подбородок шарфом.

– Мы скоро в «Подсеню»? – спросил он обеспокоенно. – Ветер такой… такой…

– Ветреный? – услужливо подсказал Пип. – Ветры они всегда такие – ветреные.

Француз недоуменно посмотрел на него и промолчал. Ларри показал ему, что надо свернуть за угол, а потом перевел через дорогу к дому Фатти. Миссис Троттевилл нигде не было видно. Ларри подмигнул Пипу.

– Мы подведем его к двери и оставим там, – шепнул он, немного отстав. – И посмотрим, что тогда скажет старина Фатти!

Они решительно ввели его в калитку и проводили до крыльца.

– Ну вот. – сказал Пип. – «Подсеню»! Наверное, ваша сестра сама откроет дверь. Я позвоню.

Он позвонил, а заодно и постучал дверным молотком. Потом вместе с остальными отступил к калитке посмотреть, как поступит Фатти. Обернется, сдернет очки и ухмыльнется им во весь рот? Скажет: «Очко в вашу пользу, ребятки»?

Дверь открыла горничная. Четверка не расслышала, что там говорилось, но явно начался какой-то спор. Потом горничная повысила голос:

– Я сказала: такая тут не живет. И ни про какой «Подсеню» я в жизни не слышала!

Бетси услышала быстрые шаги, приближающиеся по тротуару, а затем знакомый лай. Она выскочила за калитку, ожидая увидеть Бастера.

– Бастер, Фатти! – вскрикнула она. – Это Фатти. Так значит, это все-таки не ты! Фатти!

Она кинулась к нему навстречу и повисла у него на шее. Вот же он! Такой же толстый, как всегда, глаза смеются, губы растянуты в улыбке.

– Фатти! Так, значит, это был не ты? Ой, что мы наделали!

– В чем дело? – спросил Фатти, подбрасывая Бетси и опуская ее на землю. – Знаешь, Бетси, ты что-то тяжеленькая становишься. Скоро я уже не смогу тебя поднять. А почему вы меня не встретили на станции? Там был только Бастер.

Остальные трое уже удивленно столпились вокруг него. Фатти? Но как они могли его проглядеть?

– Ослики вы мои! – сказал Фатти своим веселым голосом. – Вы же наверняка встретили поезд, который приходит на четыре минуты раньше моего, Бастер куда умнее! У него хватило смекалки подождать следующего. Едва он меня увидел, как начал лаять и бегать по всей платформе, будто бешеный. Я подождал, но вас так и не нашел.

– Ой, Фатти, конечно, мы встретили не тот поезд и… и такое натворили! – сказала Дэйзи с испугом. – Мы подумали, что ты переоделся, чтобы разыграть нас, и когда не увидели тебя на станции, то пошли за человеком, которого приняли за тебя! И… и, Фатти, он спросил, как пройти к какому-то дому, а мы привели его сюда!

– Ого! – воскликнул Фатти и разразился смехом. – Тупицы вы! Где этот бедняга? Надо ему помочь!

Француз как раз вышел из калитки, что-то бормоча и пылая яростью – с полным на то правом, разумеется. Он остановился и прочел название на дощечке у калитки.

– А! Вы привели меня не в «Подсеню». Это не «Подсеню»! Вы нехорошие дети! Вы заставили больного ходить напрасно! – Он раскашлялся.

Они перепугались, и им было очень стыдно. Но как объяснить свою ошибку? Он ведь не поймет, ни за что не поймет! А незнакомец, трубно сморкаясь, подошел к ним и повторил:

– Нехорошие дети! Ошень плохие. Нехорошие! – И начал кричать на них по-французски, размахивая руками.

Они слушали, и у них душа уходила в пятки, а что, если услышит миссис Троттевилл? Объяснить их глупый промах ей будет даже труднее, чем ему.

Громко продребезжал звонок, и возле них остановился велосипед. До ужаса знакомый голос грозно спросил:

– Ну-ка, ну-ка! Что здесь происходит?

– Мистер Гун, – простонал Ларри. – Сам старик Вали-Отсед! Уж конечно, без него тут обойтись не могло.

Бастер в диком восторге запрыгал вокруг мистера Гуна, заливисто тявкая. Мистер Гун настороженно на него косился, радуясь, что надел брюки из самой плотной ткани.

– Паршивая собачонка! – сказал он. – Отзовите ее, не то она от меня получит!

Фатти отозвал Бастёра. Пес послушался, но с большой неохотой. Ну почему, почему нельзя всласть тяпнуть этого орущего верзилу полицейского?! А Гун уже спрашивал растерявшегося француза:

– В чем дело? Эти дети вас допекали? Если так, я составлю протокол!

Француз разразился длинной гневной речью… но по-французски. Так что мистер Гун не понял ни слова. Он было подумал обратиться за помощью к Фатти, но, может, толстяк назло ему переведет все наоборот. Фатти посмотрел на полицейского искрящимися от смеха глазами.

– Не хотите ли узнать, что он говорит, мистер Гун? – вежливо осведомился он. – Некоторые слова я разбираю. Э… боюсь, вы, кажется, ему не понравились. Похоже, он обзывает вас по-всякому.

Мистер Гун не знал, что ему делать. Опять эти отпетые озорники, а в придачу иностранец, видимо буйно помешанный, и паршивая собачонка, которая так и норовит укусить его за ногу. Мистер Гун почувствовал, что достойнее всего будет сейчас же укатить отсюда. А потому, издав короткое «ха!», он оттолкнулся и двинулся дальше по улице под взрывы лая – Бастер был разочарован.

– Слава Богу! – от души сказала Дэйзи, и остальные с ней согласились.