Фатти посмотрел на кнопку и сравнил ее с первой. Действительно, точно такая же. Затем он повнимательнее присмотрелся к бушующему пламени. Подобрав сухую ветку, мальчик поворошил в костре, чтобы увидеть, что же горит.

– Смотрите! – воскликнул он. – Вот он, ящик! Горит в костре! Его разбили в мелкие щепки, бросили сюда и подожгли, чтобы и следа от него не осталось!

Ребята во все глаза уставились на щепочки, на которые указывал Фатти, – явно останки дешевого деревянного ящика.

– А вот и обрывок этикетки. – Ларри выхватил из костра обгорелый кусочек плотной бумаги и задул на нем огонь. На бумаге можно было различить только три буквы.

– «Н-х-е», – прочел Ларри. – Боюсь, ничего больше не осталось.

– Этого достаточно, – сразу отозвался Фатти. – Теперь понятно, откуда прибыл ящик – точнее, куда он был отправлен для Лоренцо! «Н», «х» и «е» – это шестая, седьмая и восьмая буквы слова «Майденхед»! Можете убедиться сами!

– Верно! – воскликнул Пип. – Фатти, ты чертовски наблюдателен… Что ж, как я понимаю, картина погибла – сожжена вместе с ящиком, и никто ее теперь не найдет.

– Не говори глупостей, – покачал головой Фатти. – Картину просто распаковали и спрятали, а ящик сожгли, чтобы никаких следов не осталось. Одно полотно без ящика и рамы гораздо легче. Я думаю, рама сгорела вместе с ящиком. Видите, в костре что-то поблескивает? Наверняка это кусочки позолоты – единственное, что осталось от прекрасной рамы!

Огонь продолжал полыхать: ящик был довольно велик. Ребята отошли от костра – они уже узнали здесь все, что могли.

– Мы почти у цели, – подытожил Фатти, когда они удалялись. – Мы знаем теперь, что картина, которую нам нужно найти, уже не в ящике и даже не в раме! Вероятно, теперь это всего лишь свернутый в рулон холст.

– Да. И спрятать его намного легче! – кивнула Дейзи. – Вероятно, он в доме у Ларкинов.

– Не думаю, – возразил Фатти. – Лоренцо ни за что не передали бы картину на сохранение таким грязным и неряшливым старикам. Те могут запросто ее погубить. Нет, она спрятана в очень надежном месте – но не в домике Ларкинов.

Вернувшись через заднюю калитку к своим велосипедам, они уже собирались вывести их на дорогу, когда Фатти внезапно потянул друзей назад.

– Смотрите! Гун! – прошептал он. И правда: чуть впереди них маячила, прячась в тени деревьев, до боли знакомая фигура мистера Гуна!

– Что он здесь делает? – шептал Фатти. – Следит за кем-то, что ли?

– Похоже, что да, – видишь, впереди него какой-то человек с сумкой, – ответил Ларри. – Интересно, кто это?

– Не знаю. Но скоро мы выясним, – живо откликнулся Фатти. – Как только выйдем на дорогу, сразу вскакиваем на велосипеды и мчимся прямо на Гуна, что есть мочи звеня в звонки – просто известить его, что это мы; а затем жмем изо всех сил, чтобы увидеть, кого он преследует! Понятия не имею, кто это может быть, – но нам необходимо выяснить, что за подозреваемый появился у Гуна!

Так они и сделали – вскочили на велосипеды и помчались к мистеру Гуну, продолжавшему держаться в тени. Уже смеркалось, и ребята включили фонарики, ярко осветившие дорогу. Когда ребята настигли мистера Гуна, тот, пригнувшись, прижался к забору, чтобы его не заметили.

«Динг-донг-дин-дзинь-дзинь!» – прозвенели звонки шести велосипедов.

– Добрый вечер, мистер Гун! – крикнул Фатти. – Приятной вам прогулки!

– Добрый вечер! Добрый вечер, мистер Гун! – заорали все остальные, и даже Эрн отважно крикнул: – Добрый вечер, дядя! – на полной скорости проносясь мимо и чуть не оглушив Гуна своим звонком.

– Тьфу! – с отвращением плюнул мистер Гун. Ну вот, они спугнули этого типа, за которым он, Гун, следил. Конечно – вон он шмыгнул в ближнюю рощицу. Теперь Гун его ни за что не догонит! Одно слово – тьфу!

А шестеро велосипедистов прекрасно разглядели преследуемого. Это был мистер Ларкин, с хозяйственной сумкой в руках, плетущийся по дороге, сутулясь еще больше, чем обычно. Как всегда, его старая шляпа была надвинута до самого носа. Ларкин свернул в маленькую рощицу и исчез.

– Должно быть, по магазинам пошел, – предположила Бетси. – Но почему Гун за ним следит? Думает, наверно, что соберет таким образом какие-то улики!

– Вероятно, – согласился Фатти. – Что ж, нелегко будет теперь Гуну снова сесть на хвост старому Ларкину. Эх, заставил бы я Гуна поплясать, если б он преследовал МЕНЯ!

– Да, уж ты бы задал ему жару! – согласился Пип. – Вот бы тебе переодеться в старого Ларкина и посмеяться над Гуном!

– У меня у самого руки чешутся это сделать! – засмеялся Фатти. – Честное слово, чешутся! Гун получил бы по заслугам за то, что наплел про меня инспектору – что, мол, это я запер его и Джонса в котельной. Да они, наверное, и не слышали, как их запирали. Пари держу, они в это время сладко храпели!

– Ой, Фатти, ты и вправду переоденешься Ларкином? – обрадовалась Бетси. – А когда? Пожалуйста, пожалуйста, покажись нам в этом виде!

– Ладно. – Идея отомстить Гуну за то, что он оклеветал его перед инспектором, привлекала Фатти все больше и больше. – Вот выпью чаю и займусь этим. Надеюсь только, Гун не ляжет сегодня спать пораньше: он ведь недоспал в предыдущую ночь! Ох, с каким удовольствием я потаскаю его по всему городу!

– Не забудь сначала показаться нам! – крикнула Бетси, когда на перекрестке они разъехались в разные стороны. Фатти ухмыльнулся сам себе, крутя педали. До чего ж будет здорово немного посмеяться над Гуном!

Чаю Фатти попил на славу: мать его ушла, так что Фатти чаевничал в одиночестве, и их повариха, отчаянно его баловавшая, подала ему целый поднос его любимых лакомств. К тому времени, когда Фатти покончил с трапезой, у него не осталось ни сил, ни желания разыгрывать кого бы то ни было. Но слово есть слово!

«Что ж, во всяком случае, я достаточно упитан, чтобы изобразить толстяка Ларкина! – подумал он, глядя на себя в высокое зеркало в своем сарайчике. – А ну-ка, отберем подходящую для Ларкина одежду!»

Фатти быстро перебрал свою огромную коллекцию, выдвигая ящик за ящиком огромного комода.

«Ага, мешковатые брюки, достаточно грязные. Хорошо. Старые ботинки. Засаленное старое пальто – самое худшее, какое есть».

Он вытащил пальто, давным-давно с презрением выброшенное предыдущим садовником Троттевиллов. В самый раз!

«Шарф – грязно-серый, заношенный. Этот подойдет», – Фатти на миг закрыл глаза и ясно увидел перед своим мысленным взором Боба Ларкина. Фатти Обладал исключительной наблюдательностью и видел старика так, как будто тот стоял перед ним.

«Гадкая запущенная бороденка… торчащие во все стороны усы… кустистые брови… очки с толстыми стеклами… и кошмарная шляпа с козырьком, нахлобученная набекрень. Да – все это у меня есть!»

Фатти работал быстро и с увлечением. Прежде всего он загримировался и полностью изменил лицо. Появились морщины, очки с толстыми стеклами почти полностью закрыли косматые брови. Растрепанные усы, спереди зуба не хватает (Фатти зачернил один из зубов), и бородка совсем как у мистера Ларкина – жиденькая и неопрятная. Приклеив ее к подбородку, он оглядел себя в зеркале.

– Ах ты, отвратный старикан! – сказал Фатти своему отражению. – Ах ты, мерзкое создание! Фу! Ты мне совсем не нравишься! Надевай-ка шарф и шляпу!

Шарф занял свое место, а затем и шляпа была надета точь-в-точь под нужным углом. Фатти ухмыльнулся зеркалу. От настоящего Ларкина не отличить!

– Только бы мама не вошла, а то представляю, какой будет вопль. – Пробормотал Фатти и повернулся к Бастеру; – Ну, Бастер, должен с сожалением тебе сообщить, что не могу сегодня взять тебя с собой. Да, кстати, ни один уважающий себя пес ни за что и не пожелал бы, чтобы его видели в компании такого старого мошенника, как я.

Бастер с ним не согласился. Ему наплевать было, как Фатти выглядит – все равно он оставался его обожаемым хозяином!

Фатти запер Бастера и осторожно выбрался на улицу. Было уже темно, на дороге – ни единого человека. Фатти взял велосипед и поехал к Пипу и Бетси. Там он просвистел условным сигналом, и Пип сразу выскочил в сад.

– Это ты, Фатти? До смерти хочется тебя увидеть. Ларри и Дейзи здесь, и Эрн тоже подъехал. Здесь мне тебя не видно, слишком темно, но ты можешь спокойно подняться я нашу комнату, мама играет в бридж. Только не шуми, вот и все.

Фатти поднялся в детскую. Пип распахнул дверь – и Фатти вошел в комнату, сутулясь, прихрамывая и шаркая, в точности как старый Ларкин.

Бетси тихонько вскрикнула:

– Ой, нет – это не Фатти! Это сам мистер Ларкин! Фатти подослал его, чтобы нас разыграть!

– Ничего себе! – воскликнул потрясенный Эрн.

– Чудесно, Фатти, чудесно! – вскричал Ларри и хлопнул Фатти по спине.

Фатти глухо закашлялся, совсем так, как это делал Ларкин, и заговорил скрипучим старческим голосом:

– Эй!.. Да что ж вы из меня дух выбиваете, молодой человек?.. Я ж на вас полицию кликну, вот прямо сейчас. Да, позвоню я дружку моему, мистеру Гуну!

Ребята покатились со смеху.

– Фатти, это лучшее из всех твоих произведений, честное слово! Неужели нам нельзя пойти с тобой?

– Нет. Да и незачем. – Фатти выпрямился и заговорил своим собственным голосом. – Вряд ли мне удастся сегодня выманить Гуна из дому. Он небось посапывает уже в своем кресле, с трубкой в зубах.

– А ты иди поскорее, – подтолкнул его Пип. – Кстати, я слышу мамины шаги: кажется, она поднимается наверх. Ступай, Фатти, – и удачи тебе! Вид у тебя просто ужасающий!

Фатти осторожно спустился вниз и прокрался к ведущей в сад двери как раз в тот момент, когда к лестнице на второй этаж подошла миссис Хилтон. За дверью сидела большая черная кошка – ждала, когда кто-нибудь впустит ее в дом, – но вид Фатти так ее напугал, что она взвыла и один прыжком унеслась во тьму.

Фатти сел на велосипед и направился к дому мистера Гуна. В одном из окон горел свет; Фатти заглянул внутрь. Да, Гун был там, просматривал какие-то бумаги. Фатти решил попугать его.

Подойдя к окну, он прижал к стеклу лицо и глухо кашлянул. Мистер Гун поднял глаза – и у него просто челюсть отвисла, когда он увидел в окне лицо Ларкина!

– Эй, ты! – закричал мистер Гун. – Мне надо с тобой поговорить! Эй! – Схватив свой шлем, Гун ринулся на улицу.

Фатти заспешил прочь. Он шел, подражая походке старого Ларкина – хромал и шаркал вовсю. Гун, увидев его уже в отдалении, на секунду помедлил. Значит, старик Ларкин следил за ним через окно? Что ж, Гун еще раз попробует сесть ему на хвост. Куда это старик направляется в такой поздний нас? Мистер Ларкин вызывал у Гуна очень сильные подозрения!

«Надо же, шпионил за мной! Очень странно! Кажется, он знает больше, чем говорит», – сказал себе Гун и пустился в погоню за мнимым мистером Ларкином, предусмотрительно держась в тени деревьев.

«Вперед, мистер Гун, – хихикнул Фатти. – Я вам устрою вечерний моцион! Вам только на пользу – немного в весе сбавите. За мной!»